Сербская добровольческая гвардия — Википедия

Сербская добровольческая гвардия
Српска добровољачка гарда

Флаг Сербской добровольческой гвардии
Годы существования 11 октября 1990 года — апрель 1996 года
Страны СФРЮ,
Республика Сербская Краина,
Республика Сербская
Подчинение формально — в подчинении у президента РСК
Тип паравоенное формирование
Включает в себя Спецназ «Супер тигры»
Функции широкомасштабное ведение боевых действий, антитеррористическая деятельность, охрана правопорядка
Численность более 10 000 бойцов
Дислокация Эрдут, Республика Сербская Краина
Прозвища «Тигры Аркана», «Тигры»
Цвета чёрная форма
Талисманы 2 тигрёнка, взятые Арканом в белградском зоопарке, жившие в тренировочном центре в Эрдуте
Участие в Битва за Вуковар,

ru.wikipedia.org

Сербская добровольческая гвардия — WiKi

Се́рбская доброво́льческая гва́рдия (серб. Српска добровољачка гарда) — добровольное паравоенное формирование, созданное и возглавляемое Желько Ражнатовичем (Арканом), существовавшее во время Югославских войн.

Сербская добровольческая гвардия
Српска добровољачка гарда

Флаг Сербской добровольческой гвардии
Годы существования 11 октября 1990 года — апрель 1996 года
Страны СФРЮ,
Республика Сербская Краина,
Республика Сербская
Подчинение формально — в подчинении у президента РСК
Тип паравоенное формирование
Включает в себя Спецназ «Супер тигры»
Функции широкомасштабное ведение боевых действий, антитеррористическая деятельность, охрана правопорядка
Численность более 10 000 бойцов
Дислокация Эрдут, Республика Сербская Краина
Прозвища «Тигры Аркана», «Тигры»
Цвета чёрная форма
Талисманы 2 тигрёнка, взятые Арканом в белградском зоопарке, жившие в тренировочном центре в Эрдуте
Участие в Битва за Вуковар, оборона РСК, освобождение от войск армии БиГ городов Биелина и Зворник в Республике Сербской, операция «Паук»
Командиры
Известные командиры Желько Ражнатович (Аркан)
Милорад Улемек (Легия)
Эмблема Сербской добровольческой гвардии

СДГ — или, как её ещё называли, «Ти́гры А́ркана» (серб. «Арканови тигрови») — воевала в Хорватии (1991—1992 гг.) и Боснии и Герцеговине (1992—1995 гг.).

История

Сербская добровольческая гвардия была создана 11 октября 1990 года 20 добровольцами из числа фанатов белградского футбольного клуба «Црвена Звезда» у монастыря Покайница в селе Радовань, где 13 июля 1817 года был убит Карагеоргий. Возглавил СДГ лидер фанатской группировки «Делие» Желько Ражнатович по прозвищу Аркан

[1].

После битвы за Вуковар в конце ноября 1991 года правительство тогдашней Республики Сербская Краина передало СДГ брошенные ЮНА казармы в Эрдуте (Западная Славония), где разместились штаб-квартира и тренировочный центр Гвардии. В Сербской Краине «Тигры» отвечали за оборону республики от хорватских войск, стремившихся ликвидировать Краину, дабы восстановить территориальную целостность Хорватии (им это удалось в результате операции «Буря» в сентябре 1995 года). Также СДГ занималось поддержанием правопорядка, выполняя функции милиции.

У «Тигров» с самого начала была установлена строжайшая дисциплина: например, за употребление спиртного полагались телесные наказания. Сам Аркан говорил по этому поводу: «В Гвардии нет пьяного героизма»[1].

Весной 1992 года в Гвардию пришёл Милорад Улемек по прозвищу Легия, только что вернувшийся со службы во Французском иностранном легионе. У Улемека было то, чего не было у остальных членов СДГ, в том числе у их командира — профессиональная военная подготовка: Легия воевал в Персидском заливе.

Сначала Улемек выполнял функции помощника командира и инструктора: его основной задачей являлась подготовка вновь прибывающих добровольцев. Занятия проводились по той же системе, что и во Французском легионе, с одной только разницей, что для поступления в Легион необходимо пройти строгий отбор, а в СДГ принимались все желающие. Однако подготовка, проводимая Улемеком, оказалась такой, что за всё время участия в двух войнах невосполнимые потери Гвардии составили лишь около 50 человек.

Позднее, в 1994 году, из самых способных бойцов «Легией» был создан спецназ «Супер тигры» (серб. «Супер тигрови»), подчиняющийся СДГ.

Кроме боёв за РСК Гвардия принимала активное участие в таких событиях, как освобождение от войск армии БиГ городов Биелина и Зворник, восстановление автономии «Республика Западная Босния» (операция «Паук»).

Распущена после окончания Боснийской войны в апреле 1996 года.

Женщины в СДГ

В отличие от многих других воинских соединений и формирований во время Югославских войн, в СДГ принимались и женщины. Кроме службы на кухне или в санитарном батальоне многие из них брали оружие и воевали на первой линии фронта наравне с мужчинами, за что пользовались огромным уважением среди последних

[2].

Политическая ориентация

Взгляды, которые Желько Ражнатович излагал в различных интервью, позволяют многим исследователям относить «Тигров» вместе с их командиром к неочетникам.

Задар, Шибеник, Дубровник, Сплит — это сербские города, в которые силой вселились католики. Наконец пришло время их оттуда выгнать. Мы боремся за полное возвращение границ бывшей Югославии, так как это сербские границы. Словения снова будет Сербская Словения, Хорватия — Сербская Хорватия, Босния — Сербская Босния, Македония — Сербская Македония. Словения должна стать сербской, потому что я там родился, и потому что словенцы объединились с нашими врагами — усташами, поэтому мы должны нанести им военное поражение, а победитель имеет право по своему желанию проводить границы и давать завоёванным территориям имена, какие хочет.[3]

Следует добавить, что Аркан никогда не признавал сотрудничества СДГ в той или иной форме с официальными властями в Белграде. Отрицал он и факт знакомства со Слободаном Милошевичем, несмотря на знаменитую фотографию, сделанную на похоронах генерала МВД Сербии Радована «Баджи» Стоичича, на которой он выглядывает из-за левого плеча Милошевича. Аркан утверждал, что в тот момент стоял за десять метров от Милошевича, и снимок — результат профессиональных уловок фотографа

[4].

За защиту границ Республики Сербской командир СДГ получил высшую награду республики — Звезду Карагеоргия, которую вручил ему тогдашний президент РС Радован Караджич. А вот с генералом Ратко Младичем, бывшим в то время начальником Генштаба Войска Республики Сербской, отношения у «Тигров» складывались плохо. Позже Ражнатович в своих интервью жёстко критиковал Младича, говоря, что тот никогда не стрелял, разве что на свадьбе и в воздух, никогда не был на первой линии фронта, и в негативном свете выставил сербов перед всем миром, отдав приказ на осаду Сараева. «Для чего-то другого, — по-простому объяснял Ражнатович, — требуется иметь яйца»[5].

Обвинения в военных преступлениях

23 сентября 1997 года прокурором Международного трибунала по бывшей Югославии Луизой Арбур против Желько Ражнатовича (Аркана) были выдвинуты обвинения, касающиеся событий сентября 1995 года в населённых пунктах Сански-Мост, Трново (Босния и Герцеговина) и их окрестностях. Ражнатович обвинялся как тогдашний командир СДГ (т. н. «командная ответственность»). Обвинительное заключение, сначала державшееся в секрете, как это предусмотрено политикой МТБЮ, 31 марта 1999 года всё-таки было обнародовано, поскольку возникли предположения, что Аркан может участвовать в Косовской войне

[6].

В 1992 году получили распространение фото, сделанные американским фотографом Роном Хавивом в Биелине, на которых запечатлены тела трех человек, по утверждению Хавива убитых бойцами СДГ[7].

Участие в Косовской войне

Несмотря на распространённое заблуждение, участия в Косовской войне СДГ не принимала. Это не мешало бывшим бойцам и командирам Гвардии поступать на службу в армию или милицию Сербии и в их составе отправляться в Косово. Более того, Желько Ражнатович «Аркан» летом 1998 года публично призвал их это делать.

Милорад Улемек «Легия», сразу после роспуска СДГ перешедший с подчинявшимся ему спецназом «Супер тигры» в спецназ Департамента Государственной Безопасности Сербии «Красные Береты» (серб. «Црвене Беретке»), в 1999 году отправился на косовский фронт уже в звании полковника СГБ Сербии, являясь командиром всех «Красных беретов».

Сам же Ражнатович заявлял, что вновь соберёт Гвардию только в случае наземной операции НАТО в Косове.[6][8][9] В то время периодически появлялись утверждения, что «Аркан» всё-таки осуществляет командование некоторыми соединениями сербской армии: так, например, после бомбардировки авиацией НАТО посольства КНР в Белграде некоторые СМИ поспешили сообщить, что целью была примыкающая к зданию посольства гостиница «Югославия», в которой якобы находился командный штаб «Тигров». Позднее эта информация подтверждена не была[10].

Командиры СДГ после её роспуска

Вернувшись в 1996 году в Белград, Желько Ражнатович (Аркан) купил футбольный клуб «Обилич», находящийся в то время во втором дивизионе, и окончил Высшую тренерскую школу в Белграде, защитив диплом на тему «Мотивация игрока перед матчем». В сезоне 1997—1998 гг. «Обилич» стал чемпионом Югославии, однако к выступлениям в Лиге чемпионов УЕФА сперва допущен не был: сказалось неоднозначное прошлое владельца, после чего Ражнатович был вынужден переоформить клуб на свою жену. Кроме «Обилича» он владел транспортными фирмами, частью гостиницы «Югославия» в Белграде, сетью казино, кондитерских, пекарен и модных магазинов.

15 января 2000 года Желько Ражнатович (Аркан) вместе с двумя знакомыми был застрелен в холле белградской гостиницы «Интерконтиненталь». Позднее за это убийство к 30 годам заключения были приговорены Добросав Гаврич, Милан Дюришич и Драган Николич. Имена заказчиков убийства остались невыясненными[11].

Милорад Улемек (Легия) после возвращения из Косова продолжил командовать спецназом СГБ Сербии «Красные береты». Параллельно с этим написал несколько книг, в том числе о своей службе во Французском иностранном легионе. Во время событий 5 октября 2000 года вместе с другими командирами армии и милиции перешёл на сторону Воислава Коштуницы и Зорана Джинджича.

Вскоре после убийства весной 2003 года премьер-министра Сербии Зорана Джинджича был арестован, а «Красные береты» были расформированы. Сам Легия, сменивший фамилию на Лукович, за организацию убийств Джинджича и Ивана Стамболича, а также за организацию покушения на Вука Драшковича был приговорён к 40 годам заключения[12][13].

После провозглашения независимости Косова Легия обратился к властям Сербии с просьбой отправить его на фронт. Просьба осталась без внимания.

Примечания

Ссылки

ru-wiki.org

Тигры Аркана « FANS EDGE

Сербская добровольческая гвардия была создана 11 октября 1990 года 20 добровольцами из числа фанатов белградского футбольного клуба «Црвена Звезда»у монастыря Покайница в селе Радовань, где 13 июля 1817 года был убит Карагеоргий. Возглавил СДГ лидер фанатской группировки «Делие» Желько Ражнатович «Аркан».
После битвы за Вуковар в конце ноября 1991 года правительство тогдашней Республики Сербская Краина передало СДГ брошенные ЮНА казармы в Эрдуте (Западная Славония), где разместились штаб-квартира и тренировочный центр Гвардии. В Сербской Краине «Тигры» отвечали за оборону республики от хорватских войск, стремившихся ликвидировать Краину, дабы восстановить территориальную целостность Хорватии (им это удалось в результате операции «Буря» в сентябре 1995 года). Также СДГ занималось поддержанием правопорядка, выполняя функции милиции.

У «Тигров» с самого начала была установлена строжайшая дисциплина: например, за употребление спиртного полагались телесные наказания. Сам «Аркан» говорил по этому поводу: «В Гвардии нет пьяного героизма».
Весной 1992 года в Гвардию приходит Милорад Улемек «Легия», только что вернувшийся со службы во Французском иностранном легионе. У Улемека есть то, чего нет у остальных членов СДГ, в том числе у их командира — профессиональная военная подготовка: «Легия» воевал в Персидском заливе.
Сначала Улемек выполняет функции помощника командира и инструктора: его основной задачей является подготовка вновь прибывающих добровольцев. Занятия проводятся по той же системе, что и во Французском легионе, с одной только разницей, что для поступления в Легион необходимо пройти строгий отбор, а в СДГ принимаются все желающие. Однако подготовка, проводимая Улемеком, оказалась такой, что за всё время участия в двух войнах невосполнимые потери Гвардии составили лишь около 50 человек.
Позднее, в 1994 году, из самых способных бойцов «Легией» создаётся спецназ «Супер тигры» (серб. «Супер тигрови»), подчиняющийся СДГ.
Кроме боёв за РСК Гвардия принимала активное участие в таких событиях, как освобождение от войск армии БиГ городов Биелина и Зворник, восстановление автономии «Республика Западная Босния» (операция «Паук»).
Распущена после окончания Боснийской войны в апреле 1996 года.



fans-edge.info

След Тигра | Warspot.ru

Желько Ражнатович сегодня считается фигурой одиозной и, мягко говоря, неоднозначной. Для многих сербов он народный герой и защитник страны, но для всего остального мира, особенно для хорватов, это настоящий преступник и изувер, обвинённый по многим статьям международного трибунала.

Чтобы лучше понять, кем был предводитель самого боеспособного и организованного вооружённого формирования югославских войн, стоит рассмотреть его жизнь от начала и до конца.

Желько Ражнатович – один из самых неоднозначных персонажей конца XX века (http://www.srpska.ru)

Из грязи в князи

Детство у Желько было не из лучших. Он родился 17 апреля 1952 года в сербской семье в городе Брежице в Словении. Его отец был полковником ВВС ЮНА. Вскоре после появления ребёнка семья переехала в Белград. На новом месте дела у Ражнатовича-старшего не заладились: его уволили из армии, он начал пить и вымещать всю свою агрессию на жене и сыне. Желько ненавидел своего отца и старался во всём ему перечить. Велько Ражнатович чуть ли не спал с сигаретой в зубах – Желько раздражал даже слабый запах сигаретного дыма. Из-за того, что отец был страстным болельщиком белградского футбольного клуба «Партизан», сын стал болеть за их прямых соперников «Црвену Звезду». Такое поведение лишь усугубляло вражду.

В 9 лет, после очередной ссоры с родителем, Желько впервые убежал из дома. Бродяжничая, он попробовал себя в карманных кражах. Этот навык впоследствии он оттачивал с каждым новым побегом из дома. Учился он быстро, и к 1968 году уже считался профессиональным «щипачом». Однако в 17 лет он решил примериться к более крупному делу – ограблению ювелирного магазина. Здесь всё пошло не по плану, и Желько взяли на месте преступления. Его приговорили к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии для несовершеннолетних. За этот непродолжительный период Ражнатович стал для юных арестантов непререкаемым авторитетом. Едва выйдя на свободу, он вновь ввязался в авантюру и оказался под следствием. Не желая вновь попадать в тюрьму, тем более, что в этот раз «малолеткой» уже было не отделаться, Желько сбежал в Европу.

Фото из архива полиции Милана. Аркану здесь 20 с небольшим лет (http://www.srpska.ru)

Его имя вновь всплывает в Милане, где полиция идентифицирует его по отпечаткам пальцев как соучастника ограбления банка, но преступник скрывается от правосудия в Югославии. Спустя год он вновь вернулся, но уже как житель Валенсии Марио Валентино. К тому моменту у Ражнатовича уже сложились хорошие отношения с итальянскими мафиози. С одним из них, Карло Фабиано, он совершил гастрольный тур по банкам Швеции.

В тот же период проявляется любовь Ражнатовича к демонстративным и наглым выходкам. Так, например, в Милане он застрелил владельца ресторана, который отказывался платить мафии ренту, а спустя час вернулся туда же, чтобы отобедать. Но самым дерзким его преступлением в Италии стало вооружённое нападение на зал суда, где судили его друга Карло Фабиано. Вломившись в помещение, он направил пистолет на судью и приказал конвоирам освободить подсудимого, затем передал второй пистолет Фабиано, и вместе они покинули здание, выпрыгнув в окно.

В 1974 году в Бельгии Желько Ражнатовича арестовали и приговорили к десяти годам тюрьмы. Не отсидев и пары месяцев, он совершил побег. Его ловили ещё дважды в разных странах, но всякий раз ему удавалось бежать. Он числился в списке десяти самых разыскиваемых Интерполом преступников. Полиция и спецслужбы 12 европейских стран рыли носом землю в его поисках, а Желько продолжал заниматься своим любимым делом и строил личную жизнь. В конце 80-х в Западной Европе для Ражнатовича стало слишком жарко, и он вместе со всем награбленным вернулся в Югославию. На родине беглец встал во главе местного движения фанатов «Црвены Звезды» и участвовал в нескольких столкновениях с хорватскими фанатами. После одной из таких потасовок в Загребе его задержали и при обыске машины нашли несколько единиц оружия. Ему светил хороший срок, но по какой-то причине через двести дней его отпустили.

Во время своего заключения Желько узнал о распаде Югославии и планах нового правительства Хорватии относительно сербского населения. Оказавшись на свободе, он твёрдо решил идти на фронт, но перед этим провернул свою последнюю «шутку» – среди белого дня угнал личный BMW президента Хорватии Франьо Туджмана прямо с заднего двора его резиденции. На этом закончилась история преступника Желько Ражнатовича и началась история команданте Аркана.

Здесь водятся тигры

Аркан, несмотря на своё лихое прошлое, всегда оставался патриотом. Он считал, что пришло время вернуть сербам Словению, Хорватию, Боснию и Македонию. Характер Аркана не позволял ему отсиживаться в штабе и делать грязную работу чужими руками. Набрав добровольцев из числа фанатов «Црвены Звезды», он создал на их основе Сербскую Добровольческую Гвардию (СДГ, самоназвание «Тигры Аркана»).

Аркан с тигрёнком. Ражнатович забрал двух тигрят из зоопарка как талисман своей гвардии (http://www.srpska.ru)

В августе 1991 года эта гвардия состояла всего из 24 бойцов, которых Аркан экипировал на свои личные средства. Вместе с ними он принял боевое крещение в Славонии рядом с городком Тень, куда хорваты направили свой карательный отряд для усмирения непокорных сербов. После этого местные власти выдали СДГ оружие и боеприпасы. Захваченные у хорватов танки Аркан сдал ЮНА в обмен на снаряжение и продовольствие. К сентябрю «аркановцев» уже было шесть сотен.

Власти Восточной Славонии безвозмездно передали «тиграм» оставленные частями ЮНА казармы в Эрдуте. В них Аркан разместил своих бойцов и открыл учебный центр СДГ. Этот лагерь стал настоящим символом сербского сопротивления. Через него в период с 1991 по 1994 гг., по разным сведениям, прошло от 10 до 12 тысяч бойцов. О качестве подготовки «тигров» говорит хотя бы тот факт, что с момента первого боя до весны 1992 года их потери составили всего 9 человек, и это при том, что бои шли почти каждый день.

Своей выучкой и мастерством СДГ удивляла как врагов, так и союзников. По словам самого команданте, рецепт успеха его подразделения крылся в трёх простых правилах: «Дисциплина, дисциплина и ещё раз дисциплина». Аркан осознавал, что под его командованием находятся люди из криминального или околокриминального мира, поэтому их нужно держать в строгости. Телесные наказания за нарушение распорядка были обычной практикой и распространялись на всех, невзирая на положение в гвардии. Кроме этого, в рядах «аркановцев» не было политических противоречий. На все вопросы, связанные с этим, Аркан всегда отвечал одинаково: «В гвардии нет места политике и партиям. Мы все воюем за сербский народ». Набор в СДГ проходил без какого-либо гендерного размежевания: женщины сражались бок о бок с мужчинами и наравне с ними.

Ещё одной отличительной особенностью добровольческой гвардии было её самообеспечение. Ражнатович скопил достаточно, чтобы не зависеть от штабов и политиков. Все расходы на содержание личной армии (в марте 1993 года в СДГ было уже 7000 бойцов) покрывались за счёт продажи спиртного, торговлю которым в Славонии Аркан практически монополизировал. Он также не гнушался продавать нефть, оружие и продовольствие. В случае же необходимости всегда можно было «растрясти» нескольких местных предпринимателей. Конечно, это выставляет Аркана не в самом лучшем свете, но оправданием ему служит тот факт, что ни одна копейка не пошла в его или чей-либо другой карман – всё шло исключительно на нужды СДГ и сербского народа. К тому же, такая самодостаточность гвардии позволила её командиру запретить бойцам мародёрствовать и грабить местное население.

Любительская съемка подготовки СДГ, а также боевые действия с их участием, интервью с Арканом и видео с похорон нескольких «тигров»

Сам Аркан не обладал навыками командира, поэтому брал на службу профессионалов военного дела, таких, например, как Милорад Улемак-Лукович по прозвищу Легия, который до этого служил во французском иностранном легионе и воевал в Персидском заливе. Он не понаслышке знал, что такое дисциплина и профессиональная военная подготовка. Уважение к Аркану со стороны рядовых бойцов и грамотное командование таких людей, как Легия, позволили «тиграм» успешно вести боевые действия там, куда не забиралась югославская армия. Порой, только заслышав о скором приближении «тигров», противник старался как можно быстрее убраться вон. СДГ боялись и уважали все, кто сражался в Югославии.

Конечно же, «Тигры Аркана» не были ангелами и убивали мирное хорватское и боснийское население. Аркан говорил об этом так: «Да, я уничтожал людей сам и давал приказы на это, но лишь потому, что так было надо». В Югославской войне не было фронтов и законов, не было мирного населения и солдат, были лишь свои и чужие. Усташи и босняки не моргнув глазом вырезали сербов целыми семьями, и если бы Аркан запретил своим обозлённым «тиграм» мстить, то он подорвал бы их боеспособность и потерял над ними контроль.

Международный трибунал по бывшей Югославии был снисходителен к преступлениям хорватов и боснийских мусульман, в то время как подобные действия со стороны «Тигров Аркана» называли зверством и преступлением против человечества. Но Желько Ражнатович знал, на что шёл, когда отказывался от своего имени и становился Арканом. Вплоть до самой смерти он был изгоем на родине, власти Югославии клеймили его гангстером и официально отреклись от всех связей с ним, но… лишь официально. Все прекрасно понимали, что если хочешь выжить на этой войне, действовать согласно международным правилам и конвенциям нельзя.

В 1996 году СДГ была распущена. Легия, который ещё во время существования гвардии собрал самых лучших бойцов в отряд спецназа «Супертигры», перешёл вместе с ними в спецназ Департамента Государственной Безопасности Сербии. Вместе со своими «краповыми беретами» он в 1999 году в звании полковника отправился на косовский фронт. Сам же Аркан, хотя и призывал всех бывших «тигров» добровольно вступать в армию или милицию Сербии, возродить СДГ планировал, только если НАТО отважится на наземную операцию в Косово. Между тем, в прессе активно писали о том, что Ражнатович командует несколькими подразделениями сербской армии. Однако достоверных подтверждений этим фактам нет.

Первое поражение

Аркан понимал, что одним лишь оружием мира не построишь, поэтому ещё в 1992 году он стал делегатом Скупщины сербского народа в Боснии и Герцеговине. Там он представлял интересы населения Косово и Метохии. Он начал свою агитацию всего за шесть дней до выборов в парламент. Его программа была проста: закрыть границу с Албанией, уничтожить все очаги албанского сепаратизма, провести всеобщую перепись населения, всех неграждан Югославии депортировать. Этническим албанцам из Косова, согласившимся платить налоги и коммунальные расходы (отопление, электричество и т.д.) наравне с сербами, будет гарантирована защита и безопасность. Такая нехитрая программа обеспечила сторонникам Ражнатовича пять мест в парламенте.

За время депутатства Аркана в столице Косово была построена пекарня, где по самой низкой цене можно было купить свежую выпечку. Также на собранные им деньги было выкуплено и отремонтировано около 30 квартир, которые безвозмездно передали инвалидам войны в Хорватии и Боснии. На деньги всех тех, кто работал с Арканом в парламенте, в Приштине был воздвигнут храм Христа Спасителя.

Осенью 1993 года Желько Ражнатович регистрирует свою собственную партию – Партию Сербского Единства, или CCJ (Странка Српского Jединства). Через десять дней регистрации в Минюсте на всей территории Сербии, от Косово до Воеводины, уже числилось 58 её филиалов. Аркан и его заместитель Борис Пелевич заявляли, что единственная цель, которую преследует CCJ, – это объединение сербского народа. Однако их противники думали иначе и считали Ражнатовича марионеткой Милошевича. Также считалось, что единственная цель Партии Сербского Единства – оттянуть голоса у радикалов Воислава Шешеля, единственных конкурентов Социалистической Партии Сербии.

Примерно в это же время начинают хождение слухи о том, что всё криминальное прошлое Аркана – лишь ширма, дескать, на самом деле до ухода на фронт он выполнял грязную работу для СДБ СФРЮ (аналог КГБ в СССР), а из белградской тюрьмы его выкупил сам Милошевич, который заплатил за это Туджману миллион немецких марок. Помимо того, что все эти слухи так и не нашли подтверждения, довольно сомнительно, что профессиональный банкир Милошевич стал бы платить такую сумму за преступника Ражнатовича.

Аркан был народным героем. Раздача автографов (http://www.srpska.ru)

Аркан был уверен, что его партия выиграет выборы. Он тратил на это исключительно личные средства, не взяв из казны и копейки. На агитацию в одном лишь Белграде было потрачено по меньшей мере 300 тысяч немецких марок, и это при том, что в Сербии средняя заработная плата была около 10 марок в месяц. В его партию вступали самые видные деятели культуры и спорта. Эстрадные звезды гастролировали по стране с бесплатными концертами в поддержку Ражнатовича. Народу это очень нравилось, однако на выборах его партия набрала 41% голосов, уступив социалистам Милошевича. Сам Аркан объяснял это тем, что сербы, привыкшие жить под коммунистами, просто не могли выбрать кого-то кроме левых.

Возвращение Ражнатовича в парламент произошло лишь в 1996 году. Получив на выборах 8 мест, он с головой ушёл в восстановление косовских городов и сёл, вкладывал деньги в улучшение условий жизни ветеранов балканских войн, а также стабилизацию демографического положения в стране.

Смерть Тигра

Такие люди, как Желько Ражнатович, редко уходят из жизни по естественным причинам. 15 января 2000 года в 17:15 в холле белградского отеля «Интерконтиненталь» Аркан встретился со своим другом Добросавом Гавричем. Они обнялись как братья и по старой славянской традиции обменялись поцелуями. После этого Гаврич выхватил пистолет и выстрелил Ражнатовичу в левый глаз, в рот и в висок, а затем в упор расстрелял его телохранителя. В течение года подобная участь постигла нескольких друзей и соратников Ражнатовича.

На сегодняшний день известны лишь имена исполнителей и их соучастников, все они осуждены Белградским окружным судом. Однако имена заказчиков так и не удалось установить. Существует множество версий причин гибели Аркана – от криминальных разборок до политических интриг, но нет смысла спорить, что Желько Ражнатович со своей идеологией мешал очень многим. Он много знал и многое видел.

Своей смертью Желько Ражнатович сделал то, что не успел сделать при жизни: он объединил многих сербов. 20 января нескончаемая толпа, в которой видные деятели политики и культуры смешались с обычным народом, скорбно тянулась за гробом. В этот день сербы хоронили бывшего преступника, который стал отважным воином и верным сыном своего отечества.

Желько Ражнатович – преступник для одних и герой для других (http://www.srpska.ru)

Источники:

  1. Попов А. Аркан и Српска Добровольачка Гарда. Журнал «Русский образ», выпуск № 2, 2003
  2. Харитонов М. Югославская трагедия http://www.specnaz.ru/article/?894
  3. Языкова А. Формирование спецназа Сербии в 1990-е годы. Часть I: Тигры Аркана http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-42144/
  4. Война в Югославии http://www.xx-centure.com.ua/archives/6638
  5. Тукмаков Д. Последняя битва Аркана http://zavtra.ru/content/view/2000–02–0863/

warspot.ru

Тигры Аркана - W.A.R


Желько Ражнатович родился 17 апреля 1952 года в словенском городке Брезичи, где служил его отец Велько Ражнатович - полковник ВВС ЮНА. Вскоре семья переехала в Белград, но жизнь у них не заладилась: Ражнатовича-старшего уволили из армии и он срывал злость на своей семье. Каковы были отношения между отцом и сыном, хорошо иллюстрирует такой факт: Велько Ражнатович не выпускал изо рта сигарету и страстно болел за "Партизан", а у Жельки табачный дым вызывал отвращение, а его "футбольной" любовью была белградская "Црвена Звезда". А в 9 лет Желько впервые убегает из дома, в 14 лет становится карманником, а в 17 получает свой первый срок - 3 года тюрьмы. Еще две судимости, и в 1972 году он покидает родину - его ждала непуганая Европа. Годы, проведенные там, научили его многому. Он понял главное - доверять можно только себе, а еще - людям, которым ты веришь, как себе. Ему повезло - в те годы еще было на кого положиться. За Ражнатовичем охотились Интерпол и полиции 12 европейских стран, но он, едва попав в тюрьму, немедленно совершал побег. Одних только подлинных паспортов на разные имена он имел 7 штук, а в полицейских досье имелось около полусотни его лже-имен.Есть предположения, что такая "везучесть" - результат контактов Ражнатовича с СДБ СФРЮ (Служба Државне Безбедности, аналог КГБ СССР). По этой версии, Аркан выполнял для СДБ "грязную работу" - организовывал убийства людей, угрожавших, по мнению юго-чекистов, интересам СФРЮ. Так, например, именно Аркану приписывают ликвидацию братьев Гервали и их приятеля Зеки Кадри, лидеров албанской террористической организации "Красный Фронт", боровшихся за отделение края Косово и Метохия. Все трое были убиты осенью 1982 года на территории ФРГ, найти исполнителей так и не удалось. Сам Желько Ражнатович свою связь с СДБ полностью отрицал: "Я никогда не работал на ГосБезопасность. Я повторяю - никогда! Я никогда не убивал людей для Тито, ни для кого-либо еще. Я всегда слушал только себя и быть "чьим-то" человеком просто не умею. Если бы вы знали мою жизнь так, как ее знаю я, вы ни минуты не сомневались бы в том, что я говорю правду". Как бы там ни было, в конце 1982 года Ражнатович твердо решает вернуться домой, в Югославию. Один из десяти самых опасных людей Европы, приговоренный судами пяти стран к 26 годам тюрьмы, он женился на Наталье Мартинович, выпускнице Филологического факультета Белградского университета, после чего молодые отбыли в свадебное путешествие на курорт Акапулько. Вернувшись, Аркан занялся вполне безобидными делами - открыл в сербской столице кондитерскую, несколько бильярдных залов, дискотеку и детективное агентство. Связи с криминальным миром он не утратил - слово Ражнатовича оставалось весомым аргументом в спорах между "сурчинским", "земунским" и прочими кланами, контролировавшими в те годы жизнь на белградском асфальте. К тому же за годы "активной" жизни Аркан приобрел массу знакомых среди элиты албанского криминалитета, набиравшего силу не по дням, а по часам. Развал некогда единой Югославии Желько Ражнатович встретил в хорватской тюрьме, с обвинением в подготовке вооруженного восстания. А началось все с футбола: Аркан, тогдашний вождь фанатов "Звезды", вместе с друзьями поехал в Загреб (Хорватия) на матч своей команды и местного "Динамо". Игра закончилась массовой дракой и беспорядками на национальной почве - на дворе стоял 1990 год, и воздух был пропитан взаимной сербо-хорватской ненавистью. Избежав неприятностей в Загребе, белградцы направилась в Книн, главный город сербской Хорватии. А на обратном пути, в местечке Двор-на-Уни, их остановил милицейский патруль хорватского МВД. Несмотря на то, что этническим хорватом был лишь один из сотрудников, Желько Ражнатович и его люди не воспользовались возможностью бежать, а подчинились требованиям милиционеров и спокойно отправились в тюрьму. Вместе с Арканом были арестованы Душан Бандич, Зоран Стеванович, Любан Драгосавльевич, Душан Царич и Милош Кнежевич. Найденные в джипе Аркана оружие, патроны и взрывчатка стали доказательствами подготовки "белградской шестеркой" вооруженного мятежа в сербских районах Хорватии. Арестованные это обвинение отрицали - по словам Ражнатовича, они лишь хотели пообщаться с книнскими фанатами "Црвены Звезды", а Душан Бандич присоединился к ним, желая посетить могилы родителей в Книне. Оружие, утверждали задержанные, было необходимо им для самообороны. И только после 196 дней заключения всех шестерых удалось освободить. Перед воротами загребской тюрьмы Аркана и остальных встретили два десятка вооруженных мужчин, проводивших бывших арестантов на аэродром, где их уже ждал самолет на Белград. И сегодня так до конца не ясно, каким образом Аркан и его люди оказались на свободе. Кто-то говорит, что Аркан угрожал рассказать на суде о том, как в СДБ СФРЮ работал на Здравко Мустача, ставшего к 1990 году советником по безопасности президента Хорватии Франьо Туджмана, и хорватам пришлось его выпустить. По другой версии, друзья арестованных похитили Невенку Кошутич, дочку Туджмана, жившую тогда в Белграде. Якобы именно из-за этого Туджман был вынужден отпустить "четническую шестерку" восвояси. Но самая правдоподобная версия, озвучил которую Йосип Больковац, бывший глава МВД Хорватии, выглядит много банальнее: группу Аркана выкупил Белград, точнее - Слободан Милошевич. Операция "купли-продажи" в соответствии с договоренностями Милошевича и Туджмана, обошлась белградской казне в 1.000.000. немецких марок.
Значит, голова Аркана стоила ровно столько - профессиональный банкир, Милошевич знал цену деньгам и просто так их не тратил. А вскоре Аркан отомстил Туджману - однажды роскошный "БМВ" хорватского президента исчез прямо из внутреннего двора резиденции в Загребе. Это была последняя "шутка" Аркана - в августе 1991 года он отправился на фронт, а там уже никаких шуток не было.
Под славонским городком Тень, сражаясь с хорватскими частями, присланными "усмирить сербский бунт", Аркан и 24 бойца организованной им СДГ прошли боевое крещение. И только после этого они получили от местных властей автоматы, а захваченные в боях семь хорватских танков были сданы частям ЮНА в обмен на снаряжение и продовольствие. А к сентябрю 1991 года в рядах СДГ было уже 600 человек. Администрация Восточной Славонии предложила Аркану и его бойцам использовать по своему усмотрению оставшиеся от частей ЮНА казармы в городе Эрдуте. Предложение было принято, и вскоре там начал работать Учебный Центр СДГ, ставший символом сопротивления сербов Славонии, Бараньи и Срема режиму "новых усташей". В лагере, через который с 1991 по 1994 годы прошли более 10 тыс. курсантов, была установлена жесткая дисциплина. Телесные наказания за нарушения правил распорядка были нормой, а правила были едины для всех, даже для Команданта. Жесткая дисциплина и отличная выучка позволили частям СДГ избегать серьезных потерь среди личного состава - с августа 1991 по март 1992 года "аркановцы" потеряли убитыми всего 9 человек, хотя бои шли почти ежедневно. Кстати, именно в этих боях Аркан был ранен - пуля хорватского снайпера повредила ему левую руку. Единственным "черным" пятном в боевой истории СДГ стал октябрь 1993 года - тогда за месяц тяжелейших боев с частями регулярной Армии Республики Хорватия части СДГ потеряли 21 человека убитыми и еще 66 "аркановцев" были ранены. Но к концу 1993 года Арканова СДГ, насчитывавшая уже 7000 отлично обученных и экипированных бойцов, стала одним из самых боеспособных подразделений, находившихся в распоряжении Генералштаба Войска Республики Сербской (Босния и Герцеговина) и Штаба Территориальной Обороны Республики Сербская Краина (Хорватия). На счету "гардистов" было множество успешных операций - освобождение городов Биелина, Зворник и Брчко, успешные бои в северной Далмации, антитеррористические операции в Славонии и т.д. За защиту границ Республики Сербской Командант СДГ Желько Ражнатович Аркан получил высшую награду РС - Звезду Карагеоргия, которую вручил ему президент РС Радован Караджич. Выучка и профессионализм бойцов СДГ удивляла и друзей и врагов. Никто не мог понять, как ему удалось превратить вчерашних футбольных болельщиков и без пяти минут бандитов в дисциплинированных и прекрасно обученных солдат? Аркан не скрывал своего рецепта: "Первое - дисциплина. Второе - дисциплина. Третье - еще раз дисциплина. Кроме того, в СДГ нет политических раздоров - в гвардии нет партий. Мы воюем за Сербию, Сербство и Православие. СДГ сама себя снабжает - ни от каких штабов мы не зависим. И еще - я не учился на офицера, но вместе со мной служат настоящие профессионалы военного дела! Без них сегодняшней СДГ не было бы". (Одним из таких "военспецов" в СДГ был Милорад Улемек-Лукович Легия, в конце 90-х ставший командиром спецназа СДБ Сербии "Красные береты", а ныне превратившийся в главного обвиняемого в убийстве премьера Сербии Зорана Джинджича.) Слова о "самообеспечении" СДГ дали повод обвинить бойцов Аркана в мародерстве и грабежах - мол, как еще прокормить тысячи бойцов? Но Аркан имел достаточно материальных и финансовых возможностей, чтобы запретить своим бойцам брать имущество, брошенное ушедшими хорватами или мусульманами. Дело в том, что командант СДГ монополизировал всю виноторговлю в Восточной Славонии (единственный винзавод был недалеко от базы СДГ в Эрдуте), и за счет продажи спиртного покрывал часть расходов на содержание своей армии. Параллельно с этим Желько Ражнатович не гнушался торговать нефтью, оружием и продовольствием - заработать на этих товарах можно на любой войне. По его словам, у СДГ имелись богатые спонсоры, выделявшие на нужды гвардии десятки тысяч долларов ежемесячно. Скорее всего, это был банальный рэкет - Аркан знал, у кого можно взять деньги и никогда не стеснялся использовать подобного рода возможности. Возражать ему никто не рисковал: Ражнатович пользовался благосклонностью самого Милошевича, в его распоряжении была настоящая армия, так что коммерсантам оставалось только подчиниться.
Единственное, что оправдывает Аркана, так это то, что деньги, полученные таким путем, действительно шли на нужды СДГ, а не в карман командиров. Активные боевые действия части СДГ вели до самого конца 1995 года как в Хорватии, так и в Боснии. Подразделения СДГ участвовали во взятии мусульманского анклава Сребреница летом 1995 года, а в критические дни осени 1995 года "аркановцы" и спецназ МВД Сербии вместе предотвратили катастрофу на западе РС. Части ВРС, бросив свои позиции, в панике отступили, открыв мусульманам дорогу во внутренние районы РС, где почти не было войск. Только вмешательство СДГ и отряда спецназа сербского МВД спасло жизни тысяч мирных жителей и сохранило под контролем сербов два крупнейших города РС - столицу республики Баня-Луку и промышленный центр Приедор. С августа 1991 года по ноябрь 1995 года части СДГ потеряли убитыми - 51 человека, ранеными - 393 человека. Категории "пропавшие без вести" в СДГ не существовало: каждый "гардиста" знал, что оставлять на поле боя раненых и убитых нельзя. В конце 1995 года Желько Ражнатович распустил добровольцев по домам, предупредив, что в случае, если сербскому народу опять будут угрожать война, СДГ будет отмобилизована. Но когда в 1998 году в АК Косово начались бои между частями армии и МВД с одной стороны и албанскими повстанцами с другой, мобилизация СДГ не состоялась. К тому моменту Аркан уже не хотел воевать - он уже стал, как ему казалось, респектабельным политиком.

Политическая карьера Аркана развивалась параллельно с военной. Бывая в Белграде в перерыве между боями, в 1992 году он стал делегатом Народной Скупщины Сербии, представляя там население автономного края Косово и Метохия. Его предвыборная агитация была лаконична и всем понятна: закрыть границу с Албанией, силой подавить очаги албанского сепаратизма в крае, провести всеобщую перепись населения, после чего всех тех, кто не сумеет доказать свое югославское гражданство, депортировать в Албанию. Косовским албанцам предлагалось вспомнить о налогах, и оплачивать наравне с сербами коммунальные расходы - отопление, газ, свет и проч. Лояльным албанцам, выполняющим все эти требования, Аркан гарантировал защиту и безопасность. Агитация, длившаяся всего 6 дней, дала Группе граждан Желько Ражнатовича 5 мест в парламенте.

За время его депутатства в г. Приштине была построена пекарня, где по самой низкой в городе цене можно было купить вкусный хлеб. На деньги, собранные группой Ражнатовича, были выкуплены 24 квартиры для инвалидов войн в Хорватии и Боснии. Все сотрудники, работавшие в парламенте с Арканом и его "одногруппниками", отказались от выплат - все деньги перечислялись на счет строительства Храма Христа Спасителя в Приштине. А к октябрю 1993 года Желько Ражнатович решил, что ему нужна своя партия. Так появилась на свет Странка Српского Jединства (Партия Сербского Единства), сокращенно - CCJ. 21 октября она была зарегистрирована в Минюстиции, а через десять дней CCJ уже имела 58 филиалов по всей Сербии - от края Косово до Воеводины. Лидеры партии, Желько Ражнатович и его зам и кум Борислав Пелевич, называли CCJ "беспартийной партией", единственной целью которой было объединение сербского народа. Противники Аркана утверждали иное - по их словам, Ражнатович создал свою CCJ только для того, чтобы оттянуть голоса у радикала Шешеля, единственного конкурента Милошевича и его Социалистической Партии Сербии. Правда, такая полумифическая "ангажированность" не мешала г-ну Ражнатовичу дружить с видными оппозиционерами: например, с лидером "Сербского Движения Обновления" писателем Вуком Драшковичем или главой сербских демократов философом Зораном Джинджичем. Отношения не ладились лишь с главным "радикалом" Сербии, доктором Воиславом Шешелем - их с Арканом взаимная неприязнь длилась еще с 1991 года. Желько Ражнатович был уверен, что выборы в декабре 1993 года он выиграет, и не жалел денег на агитацию. Его портретами со слоганом "Мы держим слово!" был залеплен весь Белград, эстрадные звезды и спортсмены толпами вступали в CCJ, и без конца разъезжали по стране с концертами, попутно агитируя зрителей голосовать за партию Аркана. На все это требовались огромные суммы, для страны, живущей и воюющей в условиях экономической блокады, и вовсе невероятные. На наглядную агитацию в одном только Белграде Ражнатович потратил 300 тысяч дойчмарок, тогда как средняя зарплата в Сербии едва превышала 10 марок в месяц. Источники финансирования лидеры партии раскрыть отказались, сообщив лишь, что из казны они денег не берут, а спонсоры CCJ не желают раскрывать свои имена. Но денег, которых было много, все же оказалось недостаточно для победы. Катастрофу предсказала тогдашняя жена Аркана, та самая филолог Наталья, заметившая однажды, что людям интересен не Аркан-политик, а певицы, дающие в его честь бесплатные концерты. Она не ошиблась - выборы в декабре-93 стали первой в жизни серьезной неудачей Желько Ражнатовича. Получив мизерные 41.299 голосов, CCJ не прошла в парламент, а победа досталась социалистам Милошевича, еще недавно называвшими себя коммунистами. Аркан быстро объяснил причину своей неудачи: "Этот народ слишком долго жил под коммунистами. Так что ничего странного в победе левых нет, все логично!" Вернуться в парламент Аркан смог только в 1996 году, получив для своей партии на очередных выборах 8 мандатов. Его политическая работа заключалась в благотворительных проектах для косовских городов и сел, улучшении условий жизни ветеранов последних балканских войн и заботе о положительном демографическом балансе - под крылом его партии был создан фонд "Третий ребенок", поощряющий многодетные сербские семьи. Политика, как и война, превратившись в работу, перестала интересовать Желько Ражнатовича. Единственное, что он любил всю свою жизнь, так это своих женщин, своих детей и своих спортсменов.

За всю жизнь Желько Ражнатович был женат восемь раз, но лишь трижды - официально. У него было девять детей - сыновья Михаил, Воин, Никола и Велько и дочери Маша, Анастасия, Маша, Милена, София и Анджела. Старший сын Михаил, до 1991 года живший с матерью в Швеции, стал членом СДГ и воевал вместе с отцом до последнего дня существования СДГ. Самым громким был его последний брак с певицей Светланой Цецой Величкович. Поддержка "авторитетного" супруга помогла Цеце стать эстрадной суперзвездой Балкан - ее диски расходились немыслимыми тиражами, на концерты приходили тысячи людей, а частная жизнь семьи Ражнатович не интересовала, быть может, только слепых и глухих. Их семейное счастье длилось 5 лет - Цеца, родившая мужу сына и дочь, с триумфом вернулась на сцену, но мечтала о том, что в их семье будет пятеро детей. Увы, жизнь распорядилась иначе - ее муж погиб 15 января 2000 года от рук наемных убийц в холле белградского отеля "Интерконтиненталь". А потом начался настоящий отстрел друзей семьи Ражнатович - в течение 2001 года в Белграде были убиты глава югославского спортивного Союза "Бои без Правил", известный боксер Миодраг Стоянович Гидра, кум Аркана, известный бизнесмен с темной репутацией Милан Джорджевич Бомбона, бывший сотрудник госбезопасности Момир Гаврилович, и бывшие "тигры Аркана" Славко Муйович и Ненад Пумпалович Пумпа, обладавшие серьезным весом в криминальной среде Сербии. Ни одно из этих убийств до сих пор не раскрыто.
Сегодня известны лишь имена тех, кто устроил бойню 15 января. Белградский окружной суд уже вынес им приговор - Добросав Гаврич, застреливший, по версии следствия, Ражнатовича и его друзей, получил 20 лет тюрьмы, его друзья-соучастники Милан Джурчич и Драган Николич, обеспечивавшие "акцию" в отеле "Интерконтиненталь" - по 15 лет каждый. Еще пять человек, обвиненные в помощи убийцам, проведут в заключении от 8 месяцев до 3,5 лет. Несмотря на то, что исполнителям убийства не удалось уйти от ответственности, имена заказчиков расстрела в "Интерконтинентале" до сих пор официально так и не названы. Существует несколько версий ликвидации Аркана и "его команды": от "мести сербских неприятелей" и заказа Гаагского трибунала до банальной криминальной разборки...

Это был трагический момент в жизни многих сербов!

Но в нашей памяти он всегда останется таким!

x-war-x.livejournal.com

Тигры Аркана: hrodgar

15 ЯНВАРЯ 2000 года В БЕЛГРАДЕ тремя выстрелами в голову из пистолета был смертельно ранен человек, который для миллионов непокоренных сербов все восемь лет балканской бойни оставался примером воина и героя, а в либеральной отбомбившейся Европе был объявлен убийцей и военным преступником.
Аркан, командир военизированного формирования "Сербская добровольческая гвардия" и лидер партии "Сербское единство", безмятежно сидел в окружении телохранителей и друзей в холле престижной гостиницы "Интерконтиненталь", что красуется посреди отстроенной югославской столицы, и казалось, ждал встречи с друзьями. К нему подошли два человека; вперед выступил более молодой, 23-летний Добросав Гаврич. Аркан обнял его как друга, они обменялись приветственными поцелуями в щеку, а в следующую секунду Гаврич выхватил пистолет и сначала открыл огонь по Аркану, затем в упор расстрелял его телохранителей и тут же бросился бежать, сообщник — следом за ним. Последнее, что увидел истекавший кровью Аркан, как единственный уцелевший охранник стал стрелять по убегавшим и смог ранить убийцу. Нападавшим все же удалось выбраться на улицу, где их подхватила машина. Аркан умер, не приходя в сознание, по дороге в больницу: каждое из трех ранений — в рот, глаз и висок — было смертельным. Вместе с ним погибли двое его верных телохранителей. На месте происшествия нашли тридцать восемь гильз — это было целое сражение. Аркан жил как солдат и погиб на поле боя.

СВОЕ НАСТОЯЩЕЕ ИМЯ, Желько Ражнатович, Аркан потерял в девяносто первом, когда началась война и он ушел на фронт — странный, несуществующий фронт полупартизанской, полугражданской войны в центре Балкан, на обломках распавшегося государства, в круговерти перемешанных народов, что говорили на одном языке и с одинаковой силой ненавидели друг друга. Вновь он обрел свое имя лишь после смерти — оно было начертано серебром на черном кресте, что нес во главе многотысячной похоронной процессии старший из его девяти детей.
Сербы, хорваты, боснийцы — они воевали каждый с каждым, разрозненными отрядами полевых командиров на территории друг друга, не беря пленных, дотла сжигая чужие села, вырезая их жителей поголовно, и ни для кого на той войне не было различий между мирным и военным: ты чужой — значит, ты враг. В боснийской Сербии не было фронтов и законов, но были свои и чужие, и чтобы выжить на ней и победить, нужно было самому становиться вне закона. Отрекшись от имени и отрешившись от прошлого, Аркан превратился в формального изгоя и для своей Родины. Никогда за эти девять лет, вплоть до самой смерти, югославские власти официально не поддерживали его, но называли гангстером и бандитом. По-другому было нельзя, и Аркан знал, на что шел.
Первый свой бой элитное подразделение его армии, "Тигры", приняло в девяносто первом в Восточной Славонии. Потом были хорватский Вуковар, боснийские Биелина, Зворник, Брчко, Братунац. И уже совсем недавно — косовские Титова-Митровица, Печ, Призрен, Джяковица. "Тигры" воевали там, куда не добиралась югославская армия, страх перед их черной униформой был таким, что одно известие об их скором прибытии заставляло албанцев убираться вон. Три года в Боснии, июльские — уже после всех перемирий! — бои в Косово: Аркан не признавал чужих границ и постановлений.
Его обвиняли в преступлениях против человечества, в нарушении Женевских конвенций, в геноциде хорватов, боснийцев, косоваров и албанцев. В 1997 г. Гаагский военный трибунал выписал секретный ордер на арест Аркана по наиболее громкому его обвинению: в убийстве в 1991 году двухсот пятидесяти хорватов — пациентов больницы Вуковара. Что ж, убивал? Да, убивал. Тогда, в Вуковаре, он пришел и вырезал раненых хорватских военных, мстя за своих. Месть была ужасна, достойная той ужасной войны. "Я защищал наших сербов от врагов", — отвечал Аркан много позже, и это истинная правда.

ПОЧЕМУ ЕГО УБИЛИ? Редактор сербской газеты "Глас явности" Славолюб Качаревич выразил, наверное, общее мнение всех сербов: "Вопрос был не в том: убьют его или нет, а в том, когда это произойдет". Уже в первые часы после убийства в прессе появилось такое количество версий о мотивах убийства Аркана, что растерялась даже полиция.
Самой распространенной версией была политическая. "Человек, который так много знал и так много видел, не мог долго оставаться в живых," — заявил лидер партии "Альянс за перемены" Горан Свиланович. Его поддержал Вук Драшкович, назвавший убийство Аркана "проявлением государственного терроризма". "Оно способствует нагнетанию страха среди оппозиции и усилению власти Милошевича. На это указывает и тот профессионализм, с каким было совершено убийство," — заявил Драшкович. Профессионализм? Что-то не похоже.
По другой версии, Аркана убили за то, что он, сам будучи черногорских кровей, якобы открыто поддерживал главного политического соперника Милошевича — черногорского президента Мило Джукановича, проводящего сегодня явную прозападную политику на выход из Югославии.
В миг распространенной стала и такая теория. Аркан, признанный в Европе военным преступником, якобы действительно собирался предстать перед судом в Гааге и рассказать там о преступлениях Милошевича и его тайных делах. За это его государство, мол, и убило — только оно могло справиться с национальным героем. Аркан — предатель Родины? Бред. Но многие верят, что будто бы адвокат Аркана еще в июле обращался к официальным представителям Бельгии с просьбой о политическом убежище, но получил гневный отказ…

ЕЩЕ БЫ ОНИ НЕ ПОЛУЧИЛИ ОТКАЗА (если, конечно, этот адвокат обращался и если он вообще существует)! Ведь предыдущая, "мирная" жизнь Желько Ражнатовича, хоть и овеяна слухами и небылицами, для многих является еще более интересной и героической, чем его военные походы.
В югославской прессе прошло не одно сообщение о том, что на протяжении 80-х годов Ражнатович был одним из наиболее удачных агентов югославской госбезопасности и занимался тем, что, разъезжая по Европе, убивал эмигрировавших югославских диссидентов и врагов отечества. Попутно — и это уже совершенно точно — он грабил европейские банки и ювелирные магазины, а также, говорят, занимался продажей оружия и наркотиков по всей Европе, зарабатывая деньги на свои акции. Именно за банки его долгие 80-х годы разыскивала полиция Бельгии, Голландии и Германии; в Швеции и Италии пылились ордера на его арест.
Существуют даже воспоминания некоего Горана Вуковича, человека из подлунного мира: "Среди нас всех Аркан ограбил больше всего банков. Он просто входил в них и брал, что хотел, словно в магазинах самообслуживания. Его специальностью были банки и еще — побеги из тюрьмы." Ражнатовичу действительно удалось выбраться из тюрем все той же злосчастной Бельгии и Голландии, причем далеко не позволительным образом. Вряд ли здесь дело обходилось без помощи югославских спецслужб — честь им и хвала. Утверждают, что даже свое боевое имя "Аркан" Желько взял из очередного фальшивого паспорта, которым его снабдили органы.
Он был Робин Гудом, настоящим солдатом удачи, он всегда сражался за своих и всегда — в тылу противника, собственными силами, в сколоченных им боевых отрядах. И это достойно, потому что не существует истины, одной на всех, и лучше быть героем для своего народа и "бичом Божьим" для остального мира, чем получать награды из рук тех, кто истребляет твою Родину.

ГРАБИТЕЛЬ ЕВРОПЕЙСКИХ БАНКОВ и полевой командир в прошлом, Аркан стал влиятельным политиком и крупным бизнесменом в межвоенные годы с 1996 по 1999, и вряд ли он был чист перед законами своей страны. Ему приписывали многочисленные делишки на черном рынке, вроде нелегальной торговли бензином и игорного бизнеса, и слухи о его связях с мафией не раз сотрясали воздух сербских городов. Официально он владел несколькими фабриками, отелями и сетью кондитерских магазинов в Белграде, а также футбольным клубом "Обилич" — так что даже после последней войны Аркан оставался очень небедным человеком в Сербии. И все равно его любили, потому что он был героем и храбрым воякой и рисковал своей жизнью больше, чем многие другие, и брал в бой своего сына, на что вообще способны единицы. А еще его любили за широкий бесшабашный характер, и за "Обилич", и за то, что женился на популярнейшей певице Светлане "Чеце" — свадьбу играли в том же "Интерконтинентале", и Желько тогда был одет в мундир генерала времен Первой мировой.
И все же именно с его бизнесом, а еще точнее, с его нелегальными связями, связывалась большая часть слухов и версий относительно его убийства. Говорили, например, о том, что Аркан не поделил что-то с сыном Милошевича Марко, печально известным своими махинациями, или что в убийстве повинна албанская мафия, контролирующая поток наркотиков через Турцию и Сербию в Западную Европу.
Именно на криминальном следе настаивали с первых часов после смерти Аркана и официальные власти Югославии. Белградская полиция с самого начала утверждала то, что убийство носит все следы бандитской разборки, а югославский министр информации Горан Матич, член Социалистической партии Милошевича, без обиняков заявил: "Аркан был преступником и был убит черногорской мафией, которая желала прибрать к рукам бизнес в Белграде".
Всего спустя неделю после убийства белградская полиция арестовала трех подозреваемых в этом преступлении, главный из которых, Добросав Гавич, был срочно помещен в больницу, поскольку был тяжело ранен. Он, а также один из его сообщников, были в прошлом белградскими полицейскими, которых не так давно выгнали из органов. Полковник полиции Миленко Эрчич уже успел заявить, что этот арест опровергает слухи о вовлеченности в убийство Аркана правительства и что это убийство — "дело между экс-полицейскими и криминалитетом".
Удивительно, но практически никто в Сербии не допускает мысли о том, что это могла быть месть со стороны… да всего мира: хорватов, боснийцев, албанцев, американцев, бельгийцев… Им Аркана было не достать — с этим соглашается каждый серб. "Его не смогли убить враги, но, по видимости, это удалось друзьям", — сокрушается Ольга Николич, пять лет пробывшая медсестрой в войске Аркана.



КЕМ БЫ НИ БЫЛ АРКАН и кто бы его ни убил, его похороны объединили, пожалуй, всех сербов. Они хоронили своего воина, своего защитника, своего героя. Один из его сыновей нес крест, другой — его фотографию, а подчиненный из аркановского отряда нес награды своего командира. Подростки вдоль процессии стояли со свечами, а в руках маленьких детей были игрушечные тигрята. Его жена держалась стойко, его капитан произнес речь. В ней говорилось о мужестве, о подвиге и о любимой свободной Сербии.
http://zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/00/323/63.html

Ешё интересный материал об этом неординарном человеке - http://www.cprf.ru/news/articles/world/40592.html
http://svart-ulfr.livejournal.com/19784.html

Как признают даже его ненавистники -
"Как это ни покажется странным, но незаконопослушность и искренний патриотизм Аркана каким-то образом сочетались друг с другом. Во всяком случае, ни в том, ни в другом сомневаться не приходилось" http://www.specnaz.ru/article/?894( тут же история создания подразделения)

hrodgar.livejournal.com

Текст песни Тигры аркана - Тигры Аркана перевод, слова песни, видео, клип

Svi za jednog, jedan za sve to su prave Delije
Gde je jedan tu su svi, Arkanovi Tigrovi
SRBIJA ... SRBIJA !!!

Srpsku Slavu cuvaju, Srpske Zemlje brane
Arkanovi Tigrovi delije bez mane (x2)

Arkanove Delije to su hrabri momci
Velike i Tigrovi, Srpski Dobrovoljci (x2)

To su prave Delije, Dusmani to znaju
Ne zale za Srbiju i zivota daju (x2)

Arkanove Delije to su hrabri momci
Velike i Tigrovi, Srpski Dobrovoljci
Arkanove Delije to su hrabri momci
Velike i Delije, Srpski Dobrovoljci

Ne brani se Srbija u kafani sine
Nazdravi za Deliju dok za tebe gine (x2)

Arkanove Delije to su hrabri momci
Velike i Tigrovi, Srpske Dobrovoljci (x2)

Svi za jednog, jedan za sve to su prave Delije
Gde je jedan tu su svi, Arkanovi Tigrovi
SRBIJA ... SRBIJA !!!

Сви за jедног, jедан за све,
То су праве делиjе,
Где jе jедан, ту су сви,
Арканови тигрови.

Србиjа!

Српску славу чуваjу,
Српске зем е бране,
Арканови тигрови,
Делиjе без мане.

припев:

Арканове делиjе,
То су храбри момци,
Хеj, хеj, тигрови,
Српски добровоjци.

Ко су праве делиjе,
Душмани то знаjу,
Не жале за Србиjу,
И живот да даjу.

припев

Не брани се Србиjа,
У кафани сине,
Наздрави за делиjу,
Док за тебе гине.

припев

Сви за jедног, jедан за све,
То су праве делиjе,
Где jе jедан, ту су сви,
Арканови тигрови.

Србиjа!
Все за одного, один за всех право Делие
Где одно, что каждый, Тигры Аркана
СЕРБИЯ ... Сербии!

Сербская Славы гвардии, сербский земляных плотин
Тигры Аркана Делие безупречна (x2)

Аркан Делие на храбрых мужчин
Большие и тигры сербских добровольцев (x2)

Они реальны Делие, и враги знают
Нет места для Сербии и дать жизнь (x2)

Аркан Делие на храбрых мужчин
Большие и тигры сербских добровольцев
Аркан Делие на храбрых мужчин
Большие и Делие, сербские добровольцы

Не защитить себя в пабе сына Сербии
Делия тост в то время как вы умираете (x2)

Аркан Делие на храбрых мужчин
Большие и тигры сербских добровольцев (x2)

Все за одного, один за всех право Делие
Где одно, что каждый, Тигры Аркана
СЕРБИЯ ... Сербии!

Все за одного, один за всех,
Они реальны Делие
Где одно, что каждый,
Тигры Аркана.

Сербии!

Сербская почетный караул,
Плотина сербская земля,
Тигры Аркана,
Делие безупречна.

припев:

Аркан Делие
Эти храбрые мужчины,
Эй, эй, тигры,
Сербская dobrovojci.

Кто является реальным Делие
Наши враги знают это,
Не жалуйтесь в Сербию
Я живу, чтобы дать.

хор

Я не защищаю сербский,
Паб, сын,
Вот к Делии,
В то время как ты умрешь.

хор

Все за одного, один за всех,
Они реальны Делие
Где одно, что каждый,
Тигры Аркана.

Сербии!

songspro.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *