Содержание

Ядерные силы Индии

Индия в настоящее время – это государство с мощной экономикой, огромными людскими резервами, к тому же ещё и ядерная держава.

В Индии созданы развитая атомная энергетика и атомная промышленность, включающая все звенья ядерного топливного цикла, вооруженные силы республики оснащены ядерным оружием, начато строительство подводного атомного флота. Система ядерного вооружения как средства сдерживания и противодействия, главным образом, в отношении Пакистана и Китая, разделена в армии Республики между тремя родами ВС. Эта триада ядерного оружия представляет собой средства доставки в виде баллистических ракет для наземных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Индия произвела первое испытание ядерного заряда мощностью 20 килотонн 18 мая 1974 года на полигоне Покхаран в штате Раджастхан. Официально ядерной державой Индия официально стала в 1998 году, совершив серию из 5-ти подземных ядерных испытаний «Шакти-98». В настоящее время Индия может производить две боеголовки в год.

Мирный атом

Попытка мирового сообщества ограничить развитие ядерной программы Индии, когда Дели отказалась присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия, не увенчалась успехом. Индия продолжила развитие как военной программы, так и мирной, достигнув хороших результатов. Индия вошла в число мировых лидеров в сфере разработки «быстрых» ядерных реакторов – на быстрых нейтронах.

В настоящее время АЭС Индии производят примерно 3% электроэнергии в стране, к 2035 году планируют увеличить до 10%, а к 2050 году — до 25%.

В Индии создана трехступенчатая программа, базирующаяся на идее замыкания ядерного топливного цикла:

— 1-я ступень программы замкнутого ядерного цикла предполагает сжигание на энергоблоках с тяжеловодными реакторами PHWR природного урана-238 с последующим получением из облученного ядерного топлива плутония-239. Тяжеловодные реакторы предпочтительнее легководных с точки зрения наработки плутония из природного урана.

— 2-я ступень – выделенный плутоний должен использоваться в качестве ядерного топлива на энергоблоках с «быстрыми» реакторами. Сначала планируют применять на энергоблоках с «быстрыми» реакторами оксидное урановое топливо, после чего последует его замещение металлическим топливом – уранплутониевым, а затем с загрузкой еще и тория. Торий хотят начать применять (его в Индии довольно хорошие запасы – по разным оценкам от 225 до 360 тысяч тонн) с 2050 года.

— Внедрение тория позволит приступить к 3-й ступени программы — начать наработку урана-233. Для отработки перспективных ядерных энергетических технологий индийские атомщики создали проект тяжеловодного реактора AHWR, рассчитанного на использование тория.

Прототипом будущей атомной энергетики на быстрых нейтронах является индийский демонстрационный энергоблок PFBR-500 (с установленной электрической мощностью 500 мегаватт), который строится в Калпаккаме. Теплоноситель реактора – жидкий натрий.

Ядерный меч и щит

В структуре индийских вооружённых сил для управления ядерными силами создана специальная структура – NCA (Nuclear Command Authority), Администрация ядерного командования. Это не только военный, но и военно-политический орган управления. Ядерное командование занимается ядерным планированием в интересах обороны, отвечает за принятие и реализацию решения об использовании ядерного оружия для отражения внешней агрессии, во главе него стоит премьер-министр.

Органом оперативно-технического военного управления, подчиненным непосредственно NCA и председателю комитета начальников штабов вооруженных сил Индии, является сформированное в 2003 году Командование стратегических сил (Strategic Forces Command – SFC). Оно осуществляет координацию действий ядерных компонентов сухопутных войск и ВВС, представленных частями СВ, оснащенными баллистическими ракетами наземного базирования и авиационными эскадрильями самолетов-носителей ядерных бомб. В обозримом будущем в сферу ответственности SFC также войдут ныне создаваемые морские стратегические ядерные силы.

Авиационная компонента

В ВВС Индии носителями ядерного оружия могут быть французские тактические истребители «Мираж-2000Н» и русские Су-30МКИ. Из других типов самолетов, которые Индия потенциально может приспособить под носители ЯО, это истребители-бомбардировщики МиГ-27 и «Ягуар».

Ракетные силы

Командование стратегических сил имеет в своём распоряжении, в составе сухопутных войск, две группы тактических баллистических ракет SS-150 «Притхви-1» (ракета поступила на вооружение в 1994 году и имеет дальность стрельбы 150 километров), по одной группе баллистических ракет де-факто оперативно-тактического назначения «Агни-1» (впервые испытана в 1989 году, дальность стрельбы – 700–800 километров) и средней дальности «Агни-2» (на вооружении с 2002 года, 2000–3500 километров). Всего Индия располагает 80–100 ракетами «Агни-1», 20–25 «Агни-2» и не менее чем 60 «Притхви-1». Все они развернуты на самоходных пусковых установках с чешскими тягачами «Татра».

Возможно, что в Индии идёт работа по созданию железнодорожных пусковых установок для ракет «Агни-2».

Успешно испытана баллистическая ракета средней дальности (5500 километров) «Агни-3», способная поразить, например, Пекин и Шанхай. В стадии разработки находится и межконтинентальная баллистическая ракета «Агни-5». После их принятия на вооружение, Дели будет в состоянии поразить любой объект в Китае. Новая оперативно-тактическая ракета SS-250 «Притхви-2» (250–350 километров) cоздана для наземных ракетных частей ВВС, но, возможно, поступит также и в сухопутные войска. Существует и флотский вариант «Притхви-3» (дальность – 350 километров) класса «надводный корабль-земля».

Морская компонента

Морскую компоненту своих ядерных сил Индия начала создавать ещё с помощью СССР. В 1988 году в аренду индийским ВМС была передана АПЛ К-43 проекта 670. В Индии её назвали «Чакра», за три года её аренды индийские моряки получили уникальный опыт её использования.

В РФ продолжили эту добрую традицию, для ВМС Индии предназначена построенная в Комсомольске-на-Амуре многоцелевая АПЛ К-152 («Нерпа») проекта 971И. Срок аренды будет до 10 лет, индийцы её также назвали «Чакра».

Кроме того, индийцы и сами строят АПЛ, причём стратегические, вооруженные ядерными баллистическими ракетами. По программе ATV (Advanced Technology Vessel – «Судно передовой технологии») строятся три АПЛ, проект был создан ещё в конце 80-х годов. Головная АПЛ «Арихант» (на санскрите означает «Истребитель врагов») будет введена в строй в этом или 2012 году. Её ударную мощь составляют 12 баллистических ракет средней дальности К-15 «Сагарика». Эту ракету разработал Хайдарабадский центр ракетостроения многопрофильного государственного оборонного предприятия DRDO – тот же самый, что создал ракеты «Агни» и «Притхви». Первый подводный пуск «Сагарики» с погруженного испытательного понтона состоялся в 2008 году. Следующие индийские АПЛ могут получить на вооружение более дальнобойные баллистические ракеты K-X, являющиеся морским вариантом сухопутной ракеты «Агни-3». Индия планирует заложить ещё две АПЛ с ядерными ракетами.



Как Индия обзавелась ядерной бомбой

Алексей Куприянов

Профиль

И почему не сразу в этом призналась

«Если они думают, что мы будем ждать, когда они сбросят бомбу, и спокойно смотреть на причиненные ей разрушения, то они ошибаются».

Эта фраза премьер-министра Индии Атала Бихари Ваджпаи, сказанная в 2000 году во время очередного обострения отношений Нью-Дели и Исламабада, облетела все СМИ. Двумя годами ранее Индия демонстративно испытала ядерную бомбу, подав тем самым заявку на вступление в официальный ядерный клуб. Эта заявка, как и пакистанская, и северокорейская, не одобрена до сих пор. Тем не менее в Нью-Дели уверены: тогда, в 1998-м, все было сделано правильно, потому что страна без ядерного оружия не может считаться великой державой.

Между тем к моменту взрывов в 1998-м Индия уже 24 года обладала ядерной бомбой: первые испытания она провела еще 18 мая 1974 года. Но индийские чиновники и политики категорически отрицали на международных площадках то, о чем давно судачили на рынках Дели. Почему – разбирался «Профиль».

Индия,  наверное, единственная страна в мире, начавшая ядерную программу, еще даже не будучи независимой. Произошло это благодаря Хоми Джехангиру Бхабхе (иногда в отечественной литературе его фамилию передают как Баба) – выдающемуся индийскому физику, выпускнику Кембриджа.

Изначально Бхабха занимался физикой космических лучей, потом переключился на ядерные исследования. В 1940-х он работал в Индийском научном институте в Бангалоре. В 1944 году, когда уже было понятно, что независимость Индии не за горами, Бхабха написал письмо одному из самых богатых людей Британской Индии – Джехангиру Ратанджи Дадабхою Тате, представителю династии торговцев и промышленников Тата.

«В Индии сейчас нет крупной исследовательской физической школы; талантливые профессионалы разбросаны по всей стране, – писал Бхабха. – Будучи собранными в одном месте, они могли бы работать куда эффективнее. Индии нужны исследования в области фундаментальной физики, которые бы двигали работы в других областях и результаты которых нашли бы практическое применение в промышленности. Большая часть прикладных исследований у нас низкого качества; причина – отсутствие достаточного числа ученых-теоретиков, которые могли бы задавать стандарты исследований и работать в качестве консультантов в советах директоров крупных фирм.

Через пару десятилетий ядерную энергию начнут широко применять для производства электричества, и к этому моменту в Индии должно быть достаточно экспертов, чтобы не пришлось их искать за границей».

Крупный индийский бизнес к тому моменту уже давно и последовательно поддерживал умеренные круги в освободительном движении, поэтому письмо Бхабхи нашло живой отклик. Уже в следующем, 1945 году был создан Институт фундаментальных исследований Тата в Бомбее под руководством Бхабхи, и тогда же начались теоретические работы в области ядерной энергии. Через два года Индия стала независимой.

Процесс пошел

По мере того как вслед за США ядерной бомбой обзавелись СССР, Великобритания и Франция, в Индии разгоралась оживленная дискуссия. Политическая элита разбилась на два лагеря. Представители одного утверждали, что, если Индия хочет, чтобы с ней считались, ей тоже необходимо ядерное оружие. Их оппоненты возражали, указывая, что Нью-Дели позиционирует себя на международной арене как поборник мира и разоружения и что этот образ неминуемо будет подорван, если Индия создаст ядерное оружие; что ее вооруженные силы и так достаточно сильны, чтобы дать отпор любому агрессору; наконец, что у страны не так много денег, чтобы тратить их на бомбу, которую, скорее всего, даже не получится применить.

Конец спорам положила индийско-китайская пограничная война 1962 года. Индия потерпела обидное поражение от ограниченного контингента войск КНР, потеряла кусок территории, и после этого возражать против разработки ядерного оружия было уже сложно. В 1964-м премьер Лал Бахадур Шастри отдал распоряжение о подготовке проекта по проведению подземного ядерного взрыва.

Знали ли об этих индийских работах за границей, трудно сказать. Но во всяком случае догадывались. Тем более что сам Бхабха, выступая в 1965-м по местному радио, неосторожно заявил, что Индия при необходимости может создать ядерную бомбу за полтора года. 24 января 1966-го «Боинг-707», совершавший рейс Бомбей – Лондон, врезался в склон горы Монблан.

Из 117 человек, находившихся на борту, не выжил никто. В списках пассажиров значился и Бхабха. Почти сразу появилась версия, что его устранила какая-то из иностранных спецслужб, пытающихся сорвать работы над индийским ядерным проектом. Для Индии, как и для других стран, такие разговоры в порядке вещей: до сих пор многие индийцы искренне верят, что смерть в том же 1966 году уже упомянутого премьера Шастри в Ташкенте не была случайной и что его отравили на банкете, а результаты вскрытия, свидетельствующие, что у Шастри был инфаркт, – подделка.

Возможно, слухи о том, что Бхабха был убит, тоже так и остались бы уделом конспирологов, если бы не вышедшая в 2013 году книга Грегори Дугласа «Беседы с Вороной» (Conversations with the Crow). Под Вороной подразумевался бывший оперативник ЦРУ Роберт Кроули, который в одном из разговоров сообщил, что «Боинг-707» был уничтожен в результате спецоперации американской разведки: бомбу якобы подложили в грузовой отсек. Целью операции был именно Бхабха – отец и вдохновитель индийской ядерной программы, работы над которой ЦРУ пыталось замедлить. Откровения своего бывшего оперативника спецслужба никак не прокомментировала, и официальной версией причин трагедии до сих пор остается ошибка пилота.

Улыбка Будды

Как бы то ни было, замедлить работы не удалось. Они шли своим чередом, и когда в 1968-м для подписания был открыт Договор о нераспространении ядерного оружия (ЯО), Индия присоединяться к нему отказалась. Формально – до тех пор, пока государства, обладающие ядерным оружием, не представят всеобъемлющий и заслуживающий доверия план ядерного разоружения. На самом же деле индийские ядерщики заканчивали работы над бомбой.

Испытания под названием «Улыбающийся Будда» состоялись 18 мая 1974-го в обстановке строжайшей секретности: плутониевое устройство было взорвано на глубине 107 метров, мощность взрыва составила, по разным оценкам, от 8 до 13 килотонн. Приказ об испытаниях отдала лично Индира Ганди, и о том, почему она это сделала, споры продолжаются до сих пор: ведь за три года до того Индия одержала блестящую победу над Пакистаном в Третьей Индо-пакистанской войне, по результатам которой Восточный Пакистан стал независимой республикой Бангладеш. Никакой срочной необходимости обзаводиться ядерной дубинкой на тот момент не было, индийские вооруженные силы превосходили всех соперников в регионе.

Версий существует две. Одна гласит, что на Нью-Дели сильное впечатление произвела отправка США в Индийский океан ударной группы во главе с авианосцем «Энтерпрайз», призванная продемонстрировать солидарность Вашингтона с пакистанскими друзьями. Чтобы парировать возможную угрозу и поддержать Индию, советское руководство отправило к ее берегам ядерные субмарины. Эта двойная демонстрация силы настолько впечатлила индийское руководство, что оно решило форсировать работы по созданию ЯО. Вторая версия объясняет произошедшее внутренними причинами: к 1974 году победоносная война с Пакистаном уже подзабылась, зато череда засушливых лет нанесла серьезный урон сельскому хозяйству. В газетах вовсю обсуждали коррупцию в ближнем круге премьера, оппозиция подняла голову; 8 мая глава Всеиндийской федерации железнодорожников Джордж Фернандес объявил о начале колоссальной стачки, которая почти парализовала сообщение в стране. На этом фоне Индире остро требовалось показать населению, что дела в стране вовсе не так плохи, как может показаться. «Улыбающийся Будда» пришелся как нельзя кстати. Популярность Ганди резко взлетела, и народные массы относительно спокойно восприняли и жесткое подавление акций протеста, и ряд других непопулярных мер. Гордость за достижения нации перекрыла всё – по крайней мере, на время.

Разумеется, о том, что Будда улыбнулся, быстро узнали за границей. Индийцы, впрочем, тут же ушли в глухую оборону, заявляя, что взрыв был исключительно мирный. Вряд ли в это кто-то поверил, и меньше всего – Пакистан, уже не первый год разрабатывавший собственную бомбу. Еще в 1965-м премьер Зульфикар Али Бхутто, «Сокол Пакистана», провозгласил: «Если Индия создает бомбу, то мы будем есть траву и листья хоть тысячи лет, даже ходить голодными, но мы ее тоже получим. Если у христиан есть бомба, у иудеев есть бомба, а теперь и у индусов будет, почему мусульмане не могут завести себе собственную?» Теперь, после испытаний 1974 года, работы были активизированы. Уже в 1983-м были проведены первые холодные испытания, а в 1986 году, во время индийских учений в Раджастхане, которые чрезвычайно напоминали подготовку к вторжению, пакистанский МИД сообщил индийским дипломатам, что в случае необходимости Исламабад нанесет ядерный удар. Данные, добытые индийской разведкой, подтверждали: пакистанцы не блефуют.

Обмануть спутник

11 мая 1998 года пески ядерного полигона Покхран в индийском штате Раджастхан – места, где проходили испытания 1974 года, – вновь содрогнулись от взрывов. Два дня спустя премьер-министр Атал Бихари Ваджпаи на специально созванной пресс-конференции заявил: отныне Нью-Дели официально обладает ядерным оружием. Испытания прошли успешно, и страну надлежит считать членом ядерного клуба.

На самом деле программу испытаний одобрило еще правительство Нарасимхи Рао в 1995 году, однако секретность тогда сохранить не удалось, про будущие взрывы прознали американцы и надавили на Нью-Дели. Не желая ссориться с единственной оставшейся сверхдержавой, индийцы испытания отложили. Но в 1998-м к власти пришла оппозиционная Бхаратия Джаната парти (БДП), которая была настроена куда жестче, не собиралась заискивать перед США, и Ваджпаи дал добро на испытания.

Подготовка к ним велась в обстановке строжайшей секретности, обеспечивал которую 58-й инженерный полк индийской армии. Чтобы усложнить работу иностранным разведкам, все гражданские посещали полигон только в форме и в составе подразделений; чтобы обмануть американские спутники, все кабели прокладывали по ночам, к утру возвращая на место временно выкопанную растительность и художественно формируя из песка дюны, якобы сформировавшиеся естественным путем под действием ветра. По иронии судьбы, курировал эти работы министр обороны Джордж Фернандес – тот самый профсоюзный вожак 1974-го, с тех пор сделавший неплохую карьеру в политике.

В результате испытания оказались для всех полным сюрпризом. Спокойный расчет Ваджпаи оправдался: хотя Соединенные Штаты, Япония и ряд других стран, осудив Индию, ввели против нее санкции, вскоре их пришлось снять. Единый антииндийский фронт создать не получилось: Россия, Франция и Великобритания отказались в нем участвовать. Правительство БДП критиковали и изнутри, но не за сами испытания, а за то, что время для них выбрали неудачно; по мнению оппозиции, нужно было дождаться более выгодной международной обстановки.

Как бы то ни было, после испытаний «Покхран-II» наличие у Индии ядерного оружия стало общепризнанной реальностью, а организаторы взрывов – героями. Душа проекта  физик Абдул Калам был в 2002 году избран президентом страны. Сейчас Индия обладает всей полноценной ядерной триадой, созданной при активной поддержке России, и отказываться от нее явно не собирается.

На фото: подготовка к торжественным мероприятиям, посвященным годовщине испытания, ставшего официальной заявкой Нью-Дели на вступление в ядерный клуб ©Sebastian D’Souza / AFP / East News

Материалы по теме

Метки: Индия, Пакистан, ядерное оружие

ПИР-Центр

1945

19 декабря — Индийское руководство создает Исследовательский Комитет по Атомной энергетике во главе с доктором Х. Баба для организации обучения в области ядерной физики в индийских колледжах и университетах.

 

1948

6 апреля — Премьер-министр Неру представляет перед Индийским Конституционным Собранием Акт Атомной Энергетики, предусматривающий создание Комиссии по Атомной Энергетике, а также соответствующее правовое оформление.

 

1949

23 марта – Премьер-министр Неру, отвечая на вопросы о ядерном оружии, циркулировавшие в индийском парламенте, заявил, что Индия «не помышляет о создании ядерной бомбы, но ставит целью производство определенных веществ, необходимых для исследований в области ядерной энергетике».

 

1954

2 апреля 1954 – обращение премьер-министра Индии Д. Неру, призывающее ввести мораторий на ядерные испытания.

 

1955

Июль – октябрь Великобритания поставила в Индию шесть килограммов обогащенного урана, а также необходимое оборудование для строительства первого ядерного реактора в Индии. Комиссия по Атомной Энергетике США дала свое согласие на поставку в Индию 10 тонн тяжелой воды для стимулирования индийских усилий по развитию мирной атомной энергетики.

 

1956

4 августа – Индия проводит пробный пуск первого опытного реактора в Абсаре.

 

1958

30 января – Опубликовано заявления премьер-министра Неру о том, что Индия обладает возможностями для создания ядерной бомбы в трехлетний срок, однако никогда не будет прилагать собственные усилия для этого.

Июль – Премьер-министр Неру подписал ряд документов, предусматривающих строительство в рамках проекта Феникс перерабатывающего завода в Тромбее, способного перерабатывать до 20 тонн ядерного топлива ежегодно.

 

1959

10 марта – в ходе ежегодных дебатов в Департаменте по Ядерной Энергетике несколько ученых представили точку зрения о необходимости использования индийского потенциала в ядерной энергетике для нужд национальной обороны. В качестве обоснования подобной необходимости указывалось на усилия КНР в соответствующем направлении.

 

1961

9 января – Премьер-министр Неру в своем докладе Совету по Национальному Развитию указал, что Индия достигла необходимого уровня развития ядерной отрасли для создания ядерного оружия.

27 марта – В рамках проекта Феникс началось строительство АЭС в Тромбее на основе технологий, предоставленных США.

6 октября – Индия подписывает соглашение о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии с СССР.

 

1962

Декабрь – В ответ на поражение Индии в Индокитайской войне – октября – ноября 1961 года оппозиционная партия Джаната Сангх потребовала в парламенте начать подготовку Индии к разработке и производству ядерного оружия в оборонительных целях. В месте Джудугуда, штат Бихар начата разработка урановых рудников.

 

1964

16 октября КНР проводит собственные ядерные испытания, негативно расцененные в Индии.

 

1966

9 мая КНР провела новые ядерные испытания, осуществив взрыв термоядерного устройства.

10 мая – Жаркие споры в индийском парламенте с требованием к руководству страны о постройке ядерного оружия45.

 

1967

6 октября – Министр обороны Индии Сваран Сингх в своем выступлении на генеральной ассамблее ООН заявил, что Индия не подпишет ДНЯО, т.к. она выступает против распространения ядерного оружия, но за распространение мирных ядерных технологий.

 

1968

Начата разработка ядерного устройства, которое будет взорвано в ходе первых индийских ядерных испытаний в Похране в 1974 году.

12 июня Индийский парламент наложил вето на подписание Индией ДНЯО.

 

1970

28 августа – Премьер-министр Индира Ганди делает заявление о том, что Индия не заинтересована в обладании ядерным оружием, но не исключает возможность проведения мирных ядерных испытаний.

 

1971

7 сентября — Премьер-министр Индира Ганди дала разрешение на проведение эксперимента с взрывом мирного ядерного устройства и постройку самого ядерного устройства.

 

1973

Март – Индия осуществляет опытный взрыв будущего ядерного устройства

при помощи неядерного наполнения.

 

1974

18 мая Индия проводит испытания на полигоне в Похране (пустыня Раджастан). Индийское руководство декларировало его в качестве «мирного ядерного взрыва» и сделало заявление о том, что Индия не имеет намерения производить ядерное оружие.

19 мая Премьер-министр Пакистана Зульфикар Али Бхутто сделал заявление, что теперь для Пакистана осуществление собственных ядерных испытаний является «судьбоносным» событием, и Пакистан никогда не поддастся на «ядерный шантаж» Индии.

21 ноября – Генеральная Ассамблея ООН одобрила предложение Пакистана по созданию Зоны Свободной от Ядерного Оружия в Южной Азии. Предложение было принято при 82 голосах за и 2 против: против проголосовали Индия и Бутан.

 

1976

18 мая – Министр иностранных дел Канада Алан Макичен представил решение руководство Канады о полном прекращении сотрудничества с Индией в ядерной энергетике. Аналогичные действия предприняли США.

 

1979

4 мая Индия начала пересмотр собственной политики по отношению к ядерному вооружению в связи с получением сообщений о начале ядерных разработок в Пакистане, отмечая, что прежние обещания будут продолжать оставаться в силе.

27 мая – Администрация Д. Картера предложила создание в Южной Азии Зоны, свободной от Ядерного Оружия, в качестве средства предотвращения ядерной гонки между Индией и Пакистаном.

 

1980

4 августа – Индия ответила отказом на предложение Пакистана о создании Зоны, свободной от Ядерного оружия в Южной Азии, впервые выдвинутое еще в 1974 году.

 

1981

20 июля – Индия заключает соглашение с СССР о сотрудничестве в постройке индийских атомных подводных лодок.

 

1983

20 февраля В газете Нью-Йорк Тайма появилось сообщение со ссылкой на источнике в разведке, утверждающие, что Индия начала производство оружейного плутония на заводе, построенном в Тарапуре.

 

1984

27 января – Начато коммерческое использование первой очереди АЭС в Калпаккаме.

30 марта – Министр иностранных дел Нарасимха Рао в выступлении перед парламентом сообщил об опасениях индийского руководства в отношении успехов военной ядерной программы Пакистана.

 

1988

6 января – Началась аренда Индией у СССР атомной подводной лодки «для подготовки индийских военных и инженеров.

 

1990

20 декабря – Достижение консенсуса в диалоге между Индией и Пакистаном по поводу соглашения, запрещающего нападение на ядерные объекты в случае вооруженного конфликта.

 

1991

27 января Вступление в силу соглашения между Индией и Пакистаном, запрещающего нападения на ядерные объекты в случае конфликта.

16 декабря – Индия заявила, что не подпишет ДНЯО, даже если Китай в него вступит, т.к. считает этот договор дискриминирующим.

 

1992

1 января – Индия и Пакистан впервые обменялись списками ядерных сооружений, не подлежащих нападению в случае эскалации вооруженного конфликта.

 

1994

18 мая – Индия проводит испытания атомной бомбы без включенного ядерного заряда. Сброс устройства был осуществлен с приобретенного у Франции самолета Мираж-2000.

3 июня – Индия проводит испытания ракеты «Притхви» среднего радиуса действия. Индия получает собственное средство доставки ядерных боезарядов.

 

1996

20 июня – На международной конференции в Женеве, посвященной переговорам по ДВЗЯИ, Индия отказалась подписать и ратифицировать данный договор «пока не будут заданные временные рамки полного уничтожения глобальных ядерных арсеналов.

10 сентября – принятие в ходе голосования на 50й Сессии Генеральной Ассамблеи ООН Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), открытого для подписания 24 сентября. Пакистан и Индия к Договору не присоединились.

 

1998

6 апреля — Пакистан производит испытания ракеты Гхаури с дальностью 937 миль, способной поражать объекты на территории Индии.

11 мая – Индия проводит подземные взрывы трех ядерных устройств на полигоне в Похране.

13 мая – Индия берет на себя обязательства об отказе от дальнейших испытаний ядерного оружия.

28, 30 мая – Ядерные испытания Пакистана, ознаменовавшие начало нового этапа ядерной гонки в Южной Азии.

 

1999

20 февраля – Подписание Индией и Пакистаном Лахорской декларации, предусматривающей ослабление напряженности между двумя странами и создание системы оповещения о ракетных пусках для того, чтобы понизить возможность несанкционированных или случайных ракетных стартов.

 

2001

21-23 сентября – После терактов 11 сентября США отменяют в полной мере санкции против Индии и Пакистана с целью привлечь их для действенного участия в американской антитеррористической кампании.

 

2002

5 ноября – Индия выразила поддержку Бангкокскому договору о создании Зоны, Свободной от Ядерного Оружия в Юго-Восточной Азии.

20 декабря – Индия односторонне наложила мораторий на новые ядерные испытания.

 

2003

5 января – Индия опубликовала ядерную доктрину состоящую из 8 пунктов: неприменение первым ядерного оружия; авторизация ответных ударов только гражданским руководителем страны через Департамент Ядерного Командования; создание и поддержание ядерного оружие на минимальном необходимом количественном уровне; неприменение ядерного оружия против неядерных государств; право использовать ядерное оружие в ответ на химическую или биологическую атаки; строгий экспортный контроль; участие в анонсированном соглашении по прекращению распространения расщепляющихся материалов; соблюдение обязательств по отказу от ядерных испытаний; содействие достижению целей создания мира свободного от ядерного оружия через глобальное, достоверное и недискриминационное разоружение.

 

2004

20 июня – Пакистан и Индия договорились о создании специальной линии связи между министерствами иностранных дел, в качестве одного из средств по укреплению доверия.

 

2005

18 февраля – Индия и Пакистан опубликовывают план соглашения по организации системы предупреждения о ядерных испытаниях в ходе первого с 1989 года визита министра иностранных дел Индии (Натвара Сингха) в Пакистан.

 

2006

26 июля – Палата Представителей парламента США принимает «Акт Генри Дж. Хайда о сотрудничестве между США и Индией в Атомной Энергетике», что означало, что Вашингтон будет сотрудничасть с Нью-Дели по ядерным вопросам, а также перестанет требовать от Индии присоединения к ДНЯО.

15 ноября – Индия и Пакистан договорились о мерах борьбы с терроризмом и предотвращения возможного ядерного конфликта в Южной Азии.

 

2007

3 августа – Индией и США опубликован текст «Соглашения между правительством США и правительством Индии по вопросам мирного использования ядерной энергии (Соглашение 123).

 

2008

9 июля – США удалось добиться внесения изменений в установленные Группой ядерных поставщиков международные правила экспорта, которые теперь позволяют осуществлять ядерный экспорт в Индию. 7 сентября все ограничения были сняты.

27 сентября, 1 октября – после ряда доработок и поправок парламент США ратифицировал «Соглашение между правительством США и правительством Индии по вопросам мирного использования ядерной энергии (Соглашение123)

11 октября – Индия и США подписали окончательный вариант двустороннего соглашения по вопросам сотрудничества в ядерной сфере.

 

2009

26 июля – Индия спустила на воду первую собственную атомную подводную лодку.

 

2010

12 сентября – Командование Индийскими стратегическими силами сообщило о расширении контингента на две новых эскадрильи самолетов-носителей ядерного оружия.

 

2011

16 марта  — Правительство Индии подтвердило, что ядерная доктрина страны, основанная на неприменении ядерного оружия первыми, не будет пересмотрена.   

26 сентября – Индия успешно испытала баллистическую ракету Притхви — II с максимальной дальностью в 350 км., ракета способна нести ядерные боеголовки.

 

2012

23 января – Россия передает Индии АПЛ Нерпа на условиях десятилетней аренды.

19 апреля – Индия успешно тестирует Агни V – межконтинентальную баллистическую ракету с дальностью полета превышающую 5000 км. В мае индийские власти заявляют о планах модернизировать ракету, добавив разделяющуюся головную часть.

25 июля – Ханс Кристенсен и Роберт Норис в статье в Bulletin of the Atomic Scientists оценивают индийский арсенал в 80-100 ядерных боеголовок.

2 августа – Индия разрабатывает первую БРПЛ собственного производства

2013

12 марта — Первый пуск индийской дозвуковой крылатой ракеты Nirbhay большой дальности с полигона в штате Орисса закончился неудачей. Разработка Nirbhay началась в 2007 году. Как сообщалось, ракету планировали приспособить в том числе под ядерные боеголовки.

полная версия хронологии в формате pdf

Первое испытание атомной бомбы в Индии (1974)

https://ria.ru/20190518/1553536451.html

Первое испытание атомной бомбы в Индии (1974)

Первое испытание атомной бомбы в Индии (1974) — РИА Новости, 18.05.2019

Первое испытание атомной бомбы в Индии (1974)

18 мая 1974 года Индия провела свое первое ядерное испытание. РИА Новости, 18.05.2019

2019-05-18T06:50

2019-05-18T06:50

2019-05-18T06:50

справки

индия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/1553536451.jpg?1558151401

18 мая 1974 года Индия провела свое первое ядерное испытание. Индийские научные исследования в области ядерной науки и технологии были начаты еще в годы Второй мировой войны. В августе 1947 года Индия получила независимость от Великобритании, а в апреле 1948 года правительство страны, приняло Акт по атомной энергии. В соответствии с ним была образована Комиссия по атомной энергии Индии, которую возглавил Хоми Баба, ставший основателем ядерной программы страны. Вначале индийское правительство не помышляло о создании атомной бомбы. Главной целью исследований было использование атомных технологий для помощи индийскому народу, для ускорения развития страны. Для активизации усилий в этом направлении в январе 1954 года был учрежден Институт атомной энергии в Тромбеи (штат Махараштра). Его руководителем стал доктор Хоми Баба, после гибели которого в авиакатастрофе в 1966 году, центр получил его нынешнее название – Научно-исследовательский центр по атомной энергии им. Хоми Бабы. В 1957 году был сдан в эксплуатацию в Научно-исследовательском центре по атомной энергии в Тромбее первый исследовательский ядерный реактор Индии «Апсара» (Apsara) мощностью один мегаватт. При его строительстве содействие оказала Великобритания, которая также поставила для него уран. В Индии имеются относительно небольшие запасы урана, но он очень плохого качества, его тяжело использовать в реакторах. Поэтому стране приходится закупать сырье на международном рынке. В 1960 году в Индии был введен в эксплуатацию реактор «Цирус» (Cirus), построенный в сотрудничестве с Канадой. США поставили для него тяжелую воду. На реакторе «Цирус» можно было производить достаточно плутония для одной-двух бомб в год.Военный аспект индийской атомной программы появился в 1964 году, когда Китай, с которым у Индии произошел короткий, но кровопролитный пограничный вооруженный конфликт, произвел первый ядерный взрыв. Вначале Индия попыталась получить гарантии безопасности от других ядерных держав – Великобритании и США в виде «ядерного зонтика», но никто их ей не предоставил.Именно после этого было принято решение продемонстрировать возможности Индии в ядерной сфере. Индийская военная ядерная программа была сориентирована на создание ядерных зарядов на основе плутония. В 1968 году в стране началась разработка ядерного устройства. В 1971 году премьер-министр Индии Индира Ганди дала разрешение на постройку ядерного устройства и проведение эксперимента с его подрывом. Подготовка к испытанию созданного целиком индийскими учеными устройства осуществлялась в обстановке полной секретности. Для создания ядерного заряда был применен плутоний, наработанный в реакторе «Цирус». В марте 1973 года при помощи неядерного наполнения был выполнен опытный взрыв будущего ядерного устройства.18 мая 1974 года неожиданно для всего мира Индия произвела первое испытание ядерного устройства под кодовым названием «Улыбающийся Будда» (Smiling Buddha). Во время него устройство мощностью 12 килотонн, созданное на основе оружейного плутония, было взорвано на глубине 107 метров. Взрыв был произведен в пустынной местности возле заброшенной деревни Малка в 25 километрах северо-западнее города Покхран (штат Раджастхан) и в непосредственной близости от границы с Пакистаном.Индийское руководство декларировало это испытание в качестве «мирного ядерного взрыва» и сделало заявление о том, что страна не имеет намерения производить ядерное оружие. Взрыв был произведен Комиссией по атомной энергии. Военные официально лишь оказывали содействие. Тем не менее, испытание показало всему миру, что Индия может сделать ядерное оружие. После 1974 года Индия не стала изготавливать ядерные боеголовки. Однако в начале мая 1979 года страна начала пересмотр политики в области ядерного вооружения в связи с получением из различных источников сообщений о взятом Пакистаном на фоне укрепления китайско-пакистанского военного сотрудничества курсе на создание ядерного оружия, что привело Исламабад к обладанию им в 1987 году. Это дало толчок к активизации технологических разработок по производству ядерного оружия в Индии, хотя правительство не принимало решения о его испытании, дав только указание о создании соответствующего боеприпаса.11 и 13 мая 1998 года Индия осуществила два новых подземных испытания ядерного оружия под кодовым названием «Шакти-98» (Могущество), в своем подземном испытательном полигоне Покхран. Во время них были взорваны пять ядерных зарядов. Один из взрывов был термоядерный. По мнению независимых ученых, испытание Индией термоядерного оружия прошло не вполне успешно, и мощность взрыва оказалась значительно ниже проектной. Индия, в отличие от своего первого ядерного испытания в 1974 году, в этот раз не утверждала, что эти испытания являются мирными. Напротив, государственные чиновники сразу же подчеркнули военную природу данных взрывов. После ядерных испытаний в мае 1998 года Индия объявила мораторий на их дальнейшее проведение, но продолжает создавать ядерное оружие и средства его доставки. Одним из важнейших аспектов ядерной истории и ядерного настоящего Индии является то, что эта страна не подписала Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) (подписан в 1968 году, вступил в силу в 1970 году). Договор устанавливает, что государством, обладающим ядерным оружием, считается то, которое произвело и взорвало такое оружие или устройство до 1 января 1967 года (то есть СССР, США, Великобритания, Франция и Китай). ДНЯО таким образом не признает Индию ядерной державой. А если бы Индия подписала договор, то она должна была бы полностью ликвидировать свою ядерную программу, так как первое испытание проведено ей только в 1974 году.Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

индия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

справки, индия

18 мая 1974 года Индия провела свое первое ядерное испытание. Индийские научные исследования в области ядерной науки и технологии были начаты еще в годы Второй мировой войны. В августе 1947 года Индия получила независимость от Великобритании, а в апреле 1948 года правительство страны, приняло Акт по атомной энергии. В соответствии с ним была образована Комиссия по атомной энергии Индии, которую возглавил Хоми Баба, ставший основателем ядерной программы страны. Вначале индийское правительство не помышляло о создании атомной бомбы. Главной целью исследований было использование атомных технологий для помощи индийскому народу, для ускорения развития страны. Для активизации усилий в этом направлении в январе 1954 года был учрежден Институт атомной энергии в Тромбеи (штат Махараштра). Его руководителем стал доктор Хоми Баба, после гибели которого в авиакатастрофе в 1966 году, центр получил его нынешнее название – Научно-исследовательский центр по атомной энергии им. Хоми Бабы. В 1957 году был сдан в эксплуатацию в Научно-исследовательском центре по атомной энергии в Тромбее первый исследовательский ядерный реактор Индии «Апсара» (Apsara) мощностью один мегаватт. При его строительстве содействие оказала Великобритания, которая также поставила для него уран. В Индии имеются относительно небольшие запасы урана, но он очень плохого качества, его тяжело использовать в реакторах. Поэтому стране приходится закупать сырье на международном рынке. В 1960 году в Индии был введен в эксплуатацию реактор «Цирус» (Cirus), построенный в сотрудничестве с Канадой. США поставили для него тяжелую воду. На реакторе «Цирус» можно было производить достаточно плутония для одной-двух бомб в год.

Военный аспект индийской атомной программы появился в 1964 году, когда Китай, с которым у Индии произошел короткий, но кровопролитный пограничный вооруженный конфликт, произвел первый ядерный взрыв. Вначале Индия попыталась получить гарантии безопасности от других ядерных держав – Великобритании и США в виде «ядерного зонтика», но никто их ей не предоставил.

Именно после этого было принято решение продемонстрировать возможности Индии в ядерной сфере. Индийская военная ядерная программа была сориентирована на создание ядерных зарядов на основе плутония. В 1968 году в стране началась разработка ядерного устройства. В 1971 году премьер-министр Индии Индира Ганди дала разрешение на постройку ядерного устройства и проведение эксперимента с его подрывом. Подготовка к испытанию созданного целиком индийскими учеными устройства осуществлялась в обстановке полной секретности. Для создания ядерного заряда был применен плутоний, наработанный в реакторе «Цирус». В марте 1973 года при помощи неядерного наполнения был выполнен опытный взрыв будущего ядерного устройства.

18 мая 1974 года неожиданно для всего мира Индия произвела первое испытание ядерного устройства под кодовым названием «Улыбающийся Будда» (Smiling Buddha). Во время него устройство мощностью 12 килотонн, созданное на основе оружейного плутония, было взорвано на глубине 107 метров. Взрыв был произведен в пустынной местности возле заброшенной деревни Малка в 25 километрах северо-западнее города Покхран (штат Раджастхан) и в непосредственной близости от границы с Пакистаном.

Индийское руководство декларировало это испытание в качестве «мирного ядерного взрыва» и сделало заявление о том, что страна не имеет намерения производить ядерное оружие. Взрыв был произведен Комиссией по атомной энергии. Военные официально лишь оказывали содействие. Тем не менее, испытание показало всему миру, что Индия может сделать ядерное оружие.

После 1974 года Индия не стала изготавливать ядерные боеголовки. Однако в начале мая 1979 года страна начала пересмотр политики в области ядерного вооружения в связи с получением из различных источников сообщений о взятом Пакистаном на фоне укрепления китайско-пакистанского военного сотрудничества курсе на создание ядерного оружия, что привело Исламабад к обладанию им в 1987 году. Это дало толчок к активизации технологических разработок по производству ядерного оружия в Индии, хотя правительство не принимало решения о его испытании, дав только указание о создании соответствующего боеприпаса.

11 и 13 мая 1998 года Индия осуществила два новых подземных испытания ядерного оружия под кодовым названием «Шакти-98» (Могущество), в своем подземном испытательном полигоне Покхран. Во время них были взорваны пять ядерных зарядов. Один из взрывов был термоядерный. По мнению независимых ученых, испытание Индией термоядерного оружия прошло не вполне успешно, и мощность взрыва оказалась значительно ниже проектной.

Индия, в отличие от своего первого ядерного испытания в 1974 году, в этот раз не утверждала, что эти испытания являются мирными. Напротив, государственные чиновники сразу же подчеркнули военную природу данных взрывов.

После ядерных испытаний в мае 1998 года Индия объявила мораторий на их дальнейшее проведение, но продолжает создавать ядерное оружие и средства его доставки.

Одним из важнейших аспектов ядерной истории и ядерного настоящего Индии является то, что эта страна не подписала Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) (подписан в 1968 году, вступил в силу в 1970 году). Договор устанавливает, что государством, обладающим ядерным оружием, считается то, которое произвело и взорвало такое оружие или устройство до 1 января 1967 года (то есть СССР, США, Великобритания, Франция и Китай). ДНЯО таким образом не признает Индию ядерной державой. А если бы Индия подписала договор, то она должна была бы полностью ликвидировать свою ядерную программу, так как первое испытание проведено ей только в 1974 году.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Что грозит миру после удара ВВС Индии по территории Пакистана

ВВС Индии утром 26 февраля атаковали территорию Пакистана. Противоречия между Нью-Дели и Исламабадом обострились после того, как 14 февраля в индийском Кашмире произошел теракт, в результате которого погибли 40 военнослужащих. Официальный Нью-Дели обвинил Пакистан в поддержке террористов. Ситуация осложняется тем, что оба государства обладают ядерным оружием и в случае резкого обострения могут его применить. Приведет ли кризис к ядерному конфликту, разбиралась «Газета.Ru».

Согласно заявлениям индийских официальных лиц, во вторник утром ВВС Индии нанесли удар по лагерям террористов и полностью их уничтожили. Исламабад подтвердил факт удара ВВС Индии. На перехват индийских самолетов были подняты дежурные звенья пакистанских военно-воздушных сил, но к тому времени индийские пилоты уже покинули воздушное пространство Пакистана.

После ударов ВВС Индии по объектам на территории Пакистана вполне возможна дальнейшая эскалация вооруженного противоборства — причем весьма масштабная — между этими государствами, отношения которых продолжают оставаться весьма напряженными. Несомненно, Исламабад не оставит без ответа действия ВВС Индии и дальнейшие события в этом регионе мира могут начать развертываться по самому непредсказуемому варианту.

Дело в том, что Индия и Пакистан обладают существенными запасами тактического, оперативного и оперативно-стратегического ядерного оружия. И в ходе вооруженного противоборства и та, и другая сторона могут обменяться ракетно-ядерными ударами.

А это чревато самыми катастрофическими последствиями не только для обоих государств, но всех стран Центрально-Азиатского региона.

Точное количество специальных боеприпасов, имеющееся в распоряжении обеих сторон неизвестно. Однако, согласно данным ежегодника СИПРИ за 2017 год, Индия располагает арсеналом в 120-130 ядерных боеприпасов, и страна постепенно наращивает свои запасы ядерного оружия. Пакистан по состоянию на 2017 год обладал 140 ядерными боеприпасами и, оценкам специалистов, Исламабад интенсивно увеличивает производство всей номенклатуры ЯБП.

Оба государства имеют самые разнообразные средства доставки ЯБП — от тактических самолетов, баллистических ракет средней дальности и до баллистических ракет подводных лодок (Индия).

Ядерное оружие Индии

Индия для доставки ядерных бомб свободного падения располагает самолетами Mirage 2000H (32 единицы) и Jaguar IS (16 единиц). Каждый самолет может взять на борт одну ядерную бомбу (мощность точно не установлена, но, по всей видимости, в пределах 10 кт). Кроме того, среди носителей ЯО в ВВС Индии называют и российский Су-30МКИ.

Нью-Дели располагает значительным числом баллистических ракет наземного базирования. Количество развернутых пусковых установок, по данным на январь 2017 года, составляет 68 единиц.

Дальность стрельбы индийских БРСД составляет от 2500 до 3500 км, и они оснащены моноблочными боевыми частями с ориентировочной мощностью головной части в 12 кт. По другим оценкам, она может быть существенно выше.

В августе 2016 года в Индии была официально введена в строй первая атомная подводная лодка INS Arihant, которая оснащена 12 баллистическими ракетами подводного базирования. Идет строительство и второй атомной подводной лодки класса Arihant — INS Aridman. Более того, по некоторым данным, началось строительство третьего ракетного подводного крейсера стратегического назначения. Пока индийские лодки имеют на вооружении ракету типа К-15 с дальностью стрельбы 700 км. Но уже для субмарин ВМС Индии концерном DRDO разрабатывается ракета типа К-4 с дальностью стрельбы 3500 км и уже 7 марта 2016 года состоялся ее первый успешный запуск с погруженной платформы в Бенгальском заливе.

Наконец, Индия с 2004 года ведет разработку дозвуковой крылатой ракеты со специальной боевой частью. Ракета имеет имя Nirbhay, дальность стрельбы этого изделия может достигать 700-1000 км. По оценкам экспертов, она существует в вариантах наземного, морского и воздушного базирования.

Ядерное оружие Пакистана

Скорее всего, в тактической авиации Пакистана носителями ядерного оружия являются боевые самолеты Mirage III/IV (12 единиц). В этих же целях могут использоваться 24 самолета F-16 A/B ВВС Пакистана. По некоторым оценкам, оба типа этих самолетов обладают 24 ядерными боеприпасами.

Пакистан располагает весьма значительным типажом баллистических ракет малой и средней дальности (92 развернутых пусковые установок). К ним относятся ракеты Abdali (дальность стрельбы — 180 км), Ghaznavi (дальность стрельбы — 290 км), Shaheen I, IA, II, III (дальность стрельбы от 750 до 2750 км), Ghauri (1250 км), Nasr (60 км), Ababeel (2200 км).

Практически все пакистанские ракеты оснащены моноблочной боевой частью с ориентировочной мощность в 12 кт и лишь ракета Ababeel обладает разделяющейся головной частью с боевыми блоками индивидуального наведения.

Также Исламабад имеет в своем арсенале крылатые ракеты наземного базирования Babur и Babur-2 (с дальностью стрельбы от 350 до 700 км), крылатые ракеты морского базирования Babur-3 (дальность стрельбы 450 км) и крылатую ракету воздушного базирования Hatf-8 (с дальностью стрельбы в 350 км). Мощность боевой части всех КР оценивается в 12 кт (вполне возможно, что она выше, просто точными данными никто не располагает).

Варианты развития обстановки

Дальнейшее развитие военно-политической обстановки с учетом кашмирского инцидента в этом регионе мира будет осуществляться, скорее всего, по следующим направлениям.

ВВС Пакистана нанесут удар по военным объектам на территории Индии примерно тем же нарядом сил и средств, который был задействован со стороны Нью-Дели в налете 26 февраля.

То есть произойдет равноценный обмен ударами с последующими переговорами по нейтрализации возникших противоречий. Это наиболее вероятный вариант развития событий.

Однако вполне возможно (при анализе обстановки и оперативно-стратегических расчетах этого исключать никак нельзя), что начнется расширение этого по сути приграничного конфликта до уровня локальной, а затем и крупномасштабной войны с применением только обычных средств поражения. Если стороны при этом удержатся от применения ядерного оружия, то это будет первый случай в истории открытого вооруженного столкновения между ядерными державами, которые воздержались от ударов с использованием ядерных боеприпасов. Нечто аналогичное по содержанию было в годы Второй мировой войны, когда государства-участники конфликта не применяли друг против друга химического оружия.

Что касается применения ядерного оружия, то можно не сомневаться, что у обеих стран — Индии и Пакистана — имеется план операции стратегических ядерных сил (или план стратегической операции ядерных сил, название этого документа в принципе может быть любым).

План операции стратегических ядерных сил (СЯС) представляет собой совокупность согласованных и взаимоувязанных по цели, задачам и времени боевых действий соединений и частей ВВС, ВМС и Сухопутных войск (как Индии, так и Пакистана), обладающих ядерным оружием, объединенных единым замыслом и проводимых под руководством Верховного главного командования обеих стран. Задачи и объекты поражения между компонентами ядерных сил при этом распределяются с учетом их боевых возможностей и максимальной эффективности действий.

Иными словами, Индия и Пакистан возможные удары своими ядерными силами давно спланировали, объекты поражения распределили, полетные задания для носителей не только разработали, но и ввели в соответствующие системы, и главная беда может состоять в том, что они введут свой план СЯС в действие в полном объеме.

В частности, объектами поражения сторон могут стать крупные города. К примеру, тот же индийский город Мумбаи с населением более 20 млн человек относится к числу самых густонаселенных мегаполисов мира. Счет жертв в случае ядерного удара по нему пойдет на десятки миллионов людей. Аналогичные объекты есть на территории и Пакистана. Кроме того, в результате наземных ядерных взрывов в воздух будут подняты тысячи и тысячи тонн радиоактивных продуктов ядерного распада, которые ветрами будут разнесены по всему Центрально-Азиатскому региону.

В этом случае благом может показаться (как бы это кощунственно не звучало), если стороны конфликта в целях достижения своих военно-политических целей ограничатся только демонстрационными ядерными ударами по пустынным районам обоих государств. К примеру, Индия нанесет удар по юго-восточной части обширной пустыни Тар, а Пакистан по ее юго-восточной части. Затем стороны, убедившись в наличии самых решительных намерений друг у друга, перейдут к переговорам.

Однако события в регионе теоретически могут развиваться столь стремительно, что любые прогнозы (даже самые смелые) будут намного отставать от непредсказуемого хода событий.

Ревущие двадцатые: Во втором эшелоне

За суетой вокруг СНВ-3 и прочими препирательствами классической «ядерной пятерки» ушла в тень тематика «ядерного клуба де-факто», в который входят Израиль, Индия, Пакистан и КНДР. Не уделить должное внимание этой группе стран было бы очень опрометчиво хотя бы потому, что там идут интересные процессы адаптации ядерного потенциала к изменчивой военно-политической, военно-технологической и военно-технической реальности. А значит, так или иначе, но в этих странах будут предприниматься соответствующие действия. И действия эти явно будут влиять на многие расклады — и региональные, и общемировые.

И все-таки они вместе

«Ядерный клуб де-факто» — это крайне малочисленная и при этом фантастически разношерстная группа стран. Однако есть у этой группы ряд общих принципиально важных черт.

Во-первых, эти страны не сдают никакой отчетности в рамках каких-либо международных соглашений и официально не сообщают о численности своих ядерных арсеналов.

Во-вторых, первичная инфраструктура ядерного-топливного цикла всех этих стран успела появиться еще до распада СССР. Потому к 2020 г. у каждой военно-прикладной ядерной программы уже довольно длительная история. Это позволяет всем этим странам не быть привязанными к ограниченному 1–2 наименованиями схемы заряд-носитель арсеналу, как это было на первой фазе развития их арсеналов.

В-третьих, на развитии ядерных арсеналов (в первую очередь средств доставки) всех указанных стран отражаются текущие тенденции в области военной технологии и техники. Это значит, что носители ядерных зарядов должны выживать и использоваться в условиях нынешней и будущей войны, то есть соответствовать современным требованиям относительно боеготовности, скрытности, точности, способности к преодолению средств обороны, гибкости и т.д.

Давид становится Голиафом?

Общепризнанно, что Израиль обладает ядерным оружием (ЯО), одновременно страна поддерживает публичную «неопределенность», не отрицая и не подтверждая его наличие. Однако независимо от того, признает ли Израиль свой ядерный статус, на Ближний Восток в 2010-х гг. пришла военная революция. Если в 1990–2000-х гг. наслаждаться обладанием массовыми высокоточными средствами поражения могли только страны Запада и их союзники, то теперь это великолепие стало расползаться везде и всюду.

В этой новой ситуации Израиль катастрофически уязвим против массированной атаки высокоточными средствами поражения на всю глубину, поскольку, по большому счету, этой самой глубины у Израиля нет — территория может полностью простреливаться от границы к границе из РСЗО.

Раньше ситуация улучшалась: угроз от регулярных армий вдоль границ с годами становилось все меньше, а малочисленные негосударственные и квазигосударственные структуры с неуправляемым ракетным вооружением катастрофического ущерба нанести не могли. Эффективность их оружия и размер его арсеналов были заведомо малы, достаточно изучить многолетнюю «эффективность» ракетных обстрелов из Палестины.

Но в 2006 г. Хизбалла смогла показать, что такое большие запасы реактивных снарядов у границ Израиля, а в 2018–2020 гг. йеменские хуситы продемонстрировали на примере целей в Саудовской Аравии, что такое достигнутый современными иранскими комплектующими уровень надежности и точности систем наведения для ракет и дронов. Раньше Израилю подобные противники могли нанести лишь символический ущерб, израсходовав даже сотни ракет, а после появления и развертывания Израилем систем для перехвата реактивных снарядов даже этот ущерб был успехом.

Сегодня на вооружении Хизбаллы в Ливане и Сирии уже есть ракеты с дальностями 100–200 км и точностью «менее 10 метров». Это значит, что теперь ракеты будут падать не в круг радиусом 1–2 км, а в круг радиусом 10 метров, причем часть из них имеет БЧ в 100–200 кг. Это позволяет малым расходом ракет (до 10 штук) эффективно поражать здания машинных залов электростанций, избранные здания в городах, крупные нефтехимические объекты, ангары с боевой техникой, даже сами объекты ПВО и ПРО. Ирану также удалось создать ракеты малого калибра, имеющие способность к простым маневрам уклонения как раз для прорыва через системы перехвата реактивных снарядов, вроде тех, которыми оснащена армия Израиля.

Весьма логично ожидать появления ракет малого калибра в израильских окрестностях, ведь в последнее время Иран активно снабжает своих «прокси» на территории Ливана и Сирии как новыми ракетами, так и дешевыми комплектами модернизации старых (позволяющих радикально поднять точность старых неуправляемых ракет). Иран также помогает наладить серийное производство ракет высокой точности разных дальностей. Одновременно Тегеран активно наращивает и свой арсенал высокоточных баллистических ракет малой и средней дальности в неядерном снаряжении.

В ближайшее десятилетие при сохранении текущих тенденций следует ожидать, что Израиль будет без лишнего шума развивать морскую компоненту своего ядерного сдерживания.

Его противники наиболее слабы именно в контроле подводной обстановки, а значит, спрятать хотя бы часть ядерного потенциала на дежурной подводной лодке — самое логичное решение. Испытания крылатых ракет (КР) подводного базирования всегда можно списать на испытания противокорабельных ракет или неядерных средств поражения. Да и скрыть такие испытания от чужих средств наблюдения проще.

Кроме того, для решения этой задачи даже может не понадобиться производить дополнительные объемы расщепляющих материалов. Даже не факт, что придется конструировать новые заряды, а не просто установить один из старых вариантов в новый носитель.

Еще одним направлением развития ядерного потенциала (хотя и второстепенным к задачам повышения живучести) может стать повышение дальности и точности применения ядерного оружия авиацией. Например, оснащение ряда образцов высокоточного оружия ядерными зарядами или модернизация неуправляемых ядерных боеприпасов в управляемые (например, авиабомб).

По этой причине в обозримом будущем будут меняться качественные параметры и соотношение пропорций внутри ядерного арсенала, но количественно арсенал расти не будет.

Индо-Пакистанская гонка

С одной стороны, географически более крупная Индия, обладающая подавляющим неядерным превосходством как в военной, так и в невоенной области (если рассматривать совокупный демографический, технологический, экономический потенциалы). Поэтому задача ядерного арсенала страны — обеспечить неприменение ядерного оружия против Индии за счет подразумеваемого масштабного ядерного возмездия.

С другой стороны, Пакистан, не имеющий достаточной стратегической глубины и значительно уступающий Индии в неядерных возможностях. Его ядерный арсенал в сочетании со способностью и декларируемой готовностью к его применению первыми рассматривается как «великий уравнитель». Однако есть еще ряд факторов, делающих ситуацию более сложной.

Во-первых, существует фактор Китая. Тот факт, что эффективность китайского ракетно-ядерного арсенала растет в первую очередь из-за угроз с тихоокеанского направления не отменяет того, что его мощь столь же эффективна и против соседней Индии — достаточно просто внести другие координаты целей.

И нельзя забывать о том, что Китай и Пакистан — союзники. По этой причине индийская ракетно-ядерная активность все больше ведется с расчетом и против Китая, что накладывает определенные (и постоянно растущие) требования к количеству и качеству ядерного оружия у Индии. А эти действия зеркально подстегивают не только Китай, но и Пакистан.

Во-вторых, Индия претендует на статус сверхдержавы (или близкий к этому) в системе международных отношений. Это также стимулирует усиление как ракетно-ядерных возможностей, так и смежных элементов национальной мощи, таких как орбитальная группировка, заграничная военная инфраструктура, новые виды оружия и т.д. Они, в свою очередь, увеличивают и эффективность ядерных сил страны, а значит, снова стимулируют Исламабад и Пекин наращивать свои ядерные мощности.

В-третьих, появление у Индии и Пакистана широкого списка новых видов вооружения и техники создало новую ситуацию для ядерных сил сторон. У них появились самолеты ДРЛО, БЛА, комплексы ПРО, средства космической разведки, дальнобойное высокоточное оружие и т.д. Теперь недостаточно сочетания нескольких зарядов или даже десятков зарядов (авиабомб или головных частей для ракет) и чего-то, физически способного долететь до цели (боевого самолета или работоспособной баллистической ракеты). Этого было достаточно в 1980-х, 1990-х и даже в начале 2000-х гг. В 2020 г. этого слишком мало, чтобы спать спокойно. Слишком высок риск, что все это смогут либо выбить до старта, либо сбить на подлете к цели, поэтому Нью-Дели и Исламабад наращивают арсеналы количественно. Точных данных нет, но косвенные признаки указывают на то, что каждая из сторон гонки уже, скорее всего, пересекла границу в 100 зарядов. Инфраструктура по целенаправленному производству военных расщепляющихся материалов активно работает и расширяется у обеих сторон.

Исходя из сырьевых, технологических, технических, организационных и экономических возможностей сторон, и Индия, и Пакистан имеют все шансы достичь арсеналов по 200–300 зарядов к 2030 г. Это примерно сравнимо с нынешними Англией, Францией или Китаем.

Активно наращивается (и будет наращиваться) способность по преодолению вражеской ПВО и ПРО. Например, обе стороны развивают практически все форматы современных и перспективных крылатых ракет. У Пакистана на вооружении уже есть крылатые ракеты семейств «Раад» и «Бабур», которые могут применяться с боевых самолетов, подводных лодок и наземных мобильных пусковых установок. У Индии есть «Нирбхай», которая также может применяться как с наземных, так и с морских носителей.

Индийцы активно развивают программы крылатых ракет и в иных классах скоростей: уже вовсю идут испытания сверхзвуковых крылатых ракет воздушного базирования на базе технологий ракет «БраМос». Да и модная сейчас тема гиперзвуковых глайдеров, выводимых на траекторию баллистическими ракетами, Индию не обошла: HSTDV уже прошла первые относительно успешные испытания.

Баллистические ракеты (БР) наземного базирования тоже никуда не денутся, и появление новых ракет также практически гарантированно. Для Индии куда более интересно развитие ракет на большую и межконтинентальную дальность. Причина не только в том, что этого требует статус «глобальной державы», но и то, что ракеты с мощной энергетикой и большой полезной нагрузкой могут быть эффективно применены на относительно небольших дальностях против Китая по энергетически неоптимальным, но затруднительным для перехвата китайской ПРО траекториям.

Пакистан же наращивание дальности практически не интересует, в отличие от способности надежно преодолевать перспективную ПРО Индии. Такие возможности уже есть, и в обозримом будущем они появятся на развернутых в войсках ракетах. Одновременно идут работы и по проектированию новых ракет, исходно создаваемых под оснащение ядерными разделяющимися головными частями, в том числе с индивидуальным наведением. Например, ракета средней дальности «Абабиль».

Обе стороны активно наращивают, и явно продолжат развивать морскую компоненту. Но если Пакистан пока ограничивается развитием морской компоненты через крылатые ракеты (КР), базирующиеся на неатомных подводных лодках, то индийские программы имеют значительно больший размах и разнообразие. Индия не только параллельно развивает неатомный и атомный подводный флот, она и не ограничивается одними КР. Одновременно активно развивается способность наносить удары БР по Пакистану из Индийского океана, а вскоре появятся возможности наносить удары и по целям в Китае. Помимо программы строительства атомных подводных лодок активно ведется работа по созданию целой линейки БР для них: семейство К уже испытаны, и с 2018 г. считаются операционными ракеты К-15 (750 км с полезной нагрузкой в 1000 кг). Считается успешно испытанной К-4 с максимальной дальностью в 3500 км. На подходе программы K-5 и К-6 с проектными дальностями стрельбы 5000 и 6000 км соответственно.

Также будет повышаться и живучесть ядерных средств через неопределенность их принадлежности для противника. Неопределенность создается тем, что многие носители, применяющие ядерное оружие, либо те же, либо схожие с теми, что используются для неядерных задач. Например, КР, применяемые с самолетов, изготавливаются и в неядерном снаряжении и применяются с тех же самолетов, что решают и другие задачи. Это происходит как в ВВС Индии, так и в ВВС Пакистана.

Хороший пример дает и ядерное оружие поля боя, которым обладает Пакистан. В качестве «подручного» ядерного средства в стране была создана ядерная реактивная система залпового огня (РСЗО), способная выпустить до четырех ядерных ракет с направляющих одной пусковой установки на дальность до 70 км. Для пусковой установки используется тот же автомобиль повышенной проходимости, что и для обычной 300-мм РСЗО А-100E.

Пока не произведено уничтожение всех известных ПУ РСЗО на этой базе, остается вероятность того, что оставшаяся ПУ может оказаться ядерной. А чтобы гарантировать безопасность от них, надо уничтожить все машины РСЗО, схожие по габаритам и другим параметрам. Таким образом, машины РСЗО А-100Е и другие на схожей колесной базе постоянно служат в том числе в качестве ложных целей, отвлекающих на себя внимание от машин «Наср».

Ситуация в Южной Азии в настоящее время уже сравнима с классическими ядерными гонками больших военных блоков холодной войны.

Высокая самостоятельность процесса относительно мировой повестки, быстрый рост численности и разнообразия ядерных средств в сочетании с географическими условиями ставят под сомнение сохранность нынешних принципов ядерной политики всех участников. Численность арсеналов уже выходит на величины, гарантирующие катастрофический ущерб даже для очень больших по населению стран. А это, в свою очередь, приводит к нескольким важным следствиям.

Следствие первое. Ядерная война или конфликт с серьезным риском перерастания в нее — то, чего необходимо избегать.

Следствие второе. Если война уже началась и вышла из-под контроля и есть вероятность того, что противник может решиться на использование ядерного оружия, то рационально выглядит вариант упредить его своим упреждающим ударом.

Следствие третье. Вариант ответного ядерного удара в планировании Индии может быть дополнен или заменен ответно-встречным (по сигналу о массовом подлете средств доставки) или первым ударом (при обнаружении признаков по непосредственной подготовке к применению ядерного оружия противником).

Следствие четвертое. Это вызовет соответствующие изменения и в пакистанских, и китайских планах и алгоритмах действий.

Таким образом, риск большой войны будет продолжать падать, но если до нее дойдет, то риск ее перерастания в ядерную будет расти.

При этом местная гонка ядерных вооружений постепенно будет становиться фактором, все более влияющим на стабильность региона и мира. Ориентировочно к 2030 г. глобальные ядерные вопросы будет бессмысленно обсуждать без участия Индии и Пакистана — еще и потому что для ядерной политики Китая значимость индийского фактора будет расти.

Пятилетку в три года

Самый необычный представитель «второго ядерного клуба» — это КНДР. Условия, в которых эта страна выживает и в которых осуществила свои ракетно-ядерные успехи таковы, что на их фоне проблемы других стран из списка выглядят почти курортом. При этом ряд успехов в ракетно-ядерной области превосходит достижения всех остальных.

Например, только КНДР из всей четверки имеет достигнутый на испытаниях уровень мощности взрыва в сотни килотонн.

Это произошло, потому что ядерное оружие для КНДР играет большую роль, чем для остальных.

Во-первых, КНДР — единственная страна в мире, в числе прямых противников которой самая мощная в военном отношении страна мира — США. И даже не только США, но и их союзники на Тихом Океане (Япония, Южная Корея, Австралия) и, при необходимости, весь блок НАТО.

Во-вторых, действующее военно-политическое руководство рассматривает самостоятельность и независимость политики страны как самоцель. Следовательно, слишком высокая зависимость от мнения и вмешательства любых союзников неприемлема. ЯО позволяет радикально сократить потребность во внешних гарантиях.

В-третьих, одновременно, ЯО рассматривается как гарант того, что, если внутри КНДР произойдут какие-либо кризисные события, это позволит предотвратить интервенцию со стороны Китая или Южной Кореи.

В-четвертых, создание ЯО позволило значительно снизить военную нагрузку на экономику и сократить вооруженные силы.

В-пятых, для Пхеньяна его растущий ракетно-ядерный потенциал также играет роль инструмента эмансипации в системе международных отношений. Легко заметить, что по мере достижения ядерной программой новых рубежей с КНДР стали не то что говорить все более уважительно, а вообще начали хотя бы воспринимать ее как субъект международных отношений.

В текущей военно-политической обстановке и с учетом долгосрочных тенденций в военном деле Пхеньян однозначно продолжит количественное и качественное наращивание своих ядерных возможностей.

Относительно количества зарядов в арсеналах КНДР можно быть уверенными, что планка в 50 зарядов преодолена. Высока вероятность, что и планка в 100 зарядов либо взята, либо будет взята в скором времени.

Основным средством доставки и сейчас, и в перспективе во всем диапазоне дальностей останутся разнообразные ракеты наземного базирования. Комплексное увеличение их возможностей по всем параметрам будет главным направлением в обозримом будущем при одновременном росте числа и ПУ, и ракет на них. Наибольшее глобальное значение имеют проекты межконтинентальных ракет.

На межконтинентальные дальности явно планируется иметь не только уже известные МБР «Хвасон-14» и «Хвасон-15». На последнем параде была продемонстрирована новая тяжелая жидкостная МБР, хорошо подходящая для первого удара в кризисной ситуации. Одновременно показанная на параде «Пуккыксон-4», исходя из ее диаметра и длины, уже говорит о принципиальной способности к созданию в скором будущем легкой твердотопливной МБР, имеющей достаточно приличные шансы пережить первый удар.

Именно комбинация этих двух типов МБР, скорее всего, и составит основу прямого сдерживания США КНДР в 2020-х гг. Большие и уязвимые жидкостные ракеты способны нести большую полезную нагрузку, а значит — нести и множество боеголовок и/или ложных целей или нести сверхмощные моноблоки с «убийцами городов». Такие ракеты на позициях могут давить на оппонента потенциальной ценой силовых демонстраций.

Потенциально более живучие и боеготовые легкие гибридные или твердотопливные МБР «второго удара» хотя и не могут гарантированно доставить много боеголовок или много мегатонн на голову противника, но зато могут обеспечить очень высокую вероятность того, что при первом ударе (ядерном или неядерном) по КНДР кому-то все равно железно светит судьба Хиросимы. А прилет в большой город не мегатонн, а даже 30–50 килотонн — это неприемлемый для политических расчетов мирного времени уровень.

Именно дополняя друг друга на межконтинентальных дистанциях эти два типа МБР могут создать тот самый «коридор предопределения» для Вашингтона и тем самым сделать для него стратегию конфронтации заведомо неприемлемой. Для внешнеполитических целей Вашингтона ценность победы над КНДР недостаточна, чтобы идти на такие риски, поэтому в ближайшие годы у нас все шансы увидеть испытания северокорейских МБР. А их испытания активно повлияют на американские программы ПРО и в целом ответную активность США — и уже на нее придется реагировать Китаю и России.

Американо-северокорейское противостояние в сочетании с качественным прорывом КНДР в ядерной области создает радикально новую ситуацию в глобальных ядерных балансах. КНДР не будет жертвовать своей безопасностью, просто чтобы другие большие державы могли снять те или иные предлоги в своих переговорах. С другой стороны, КНДР, успешно сдерживающая США своим ЯО — это КНДР, активно стимулирующая Вашингтон наращивать усилия в области ПРО уже хотя бы по внутриполитическими причинам.

Что нас ждет?

Cовременная система контроля над вооружениями в значительной степени создана еще в годы холодной войны — в иной международной, в том числе и ядерной, реальности, однако карта мира в 2020 г. радикально отличается не только от 1980 г. или 1990 г., но и от 2000 г. и даже 2010 г.

Стремительное развитие ядерных арсеналов Индии, Пакистана и КНДР в сочетании с нерешенностью причин, стимулирующих их к этому наращиванию, создало новую ситуацию: теперь рост ядерного потенциала Индии и КНДР становится самостоятельным фактором, влияющим на развитие ядерных сил членов классического ядерного клуба — Китая и США. И реакция на эти факторы ухудшает положение с контролем над вооружениями в «старом клубе».

Конечно, ключевые причины, приведшие к кризису старого формата контроля над ядерными вооружениями — это разнообразные процессы, идущие не один десяток лет и в основном вне «ядерного клуба де-факто». Но теперь в списке значимых факторов появился еще один. И его влияние будет все значительнее с каждым годом.

К чему может привести эскалация конфликта между Дели и Исламабадом | События в мире — оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

В последние дни отношения между Индией и Пакистаном резко обострились.  Происходящее в регионе вызывает серьезные опасения, ведь оба южноазиатских государства обладают ядерным оружием и средствами его доставки. Любая эскалация военного конфликта между Дели и Исламабадом несет в себе опасность ядерной конфронтации, и нынешнее противостояние не является исключением.

Акт агрессии или самооборона?

В ночь на вторник, 26 февраля, ВВС Индии нанесли авиаудар по тренировочному лагерю исламистской организации «Джаиш-э-Мохаммад» («Воинство Мухаммеда») в пакистанской части Кашмира. Регион, населенный преимущественно мусульманами, уже на протяжении 60 лет является очагом напряженности между Индией и Пакистаном. Обе страны осуществляют административное управление отдельными районами Кашмира. Группировка «Джаиш-э-Мохаммад» выступает за присоединение его индийской части к Пакистану.

Пакистанцы ликуют, услышав о сбитых индийских самолетах, 27 февраля

Ранее исламисты «Джаиш-э-Мохаммад» взяли на себя ответственность за теракт 14 февраля в Кашмире, в результате которого погибли свыше 40 индийских силовиков. На этом фоне власти в Дели утверждают, что воздушные удары имели превентивный характер. Они заявили, что в лагере террористов, по которому был нанесен удар, проводилась подготовка смертников с целью совершения ими теракта на территории Индии.

В то же время Пакистан представил свою версию произошедшего, отметив, что в указанной местности не было лагеря террористов. В Исламабаде утверждают, что индийские ВВС были вынуждены отступить, не обнаружив террористов или их объектов. Глава пакистанского МИД Шах Мехмуд Куреши назвал авиаудар актом «неоправданной агрессии, на который Пакистан ответит в свое время и в своем месте».

Демонстранты в Калькутте требуют немедленного освобождения Пакистаном индийских пилотов

Спустя сутки после авианалета индийских ВВС в Исламабаде сообщили, что ВВС Пакистана сбили два индийских военных самолета и что оба они упали на территории Кашмира, но в районах, управляемыми каждой из стран по отдельности. По словам представителя пакистанской армии, два пилота ВВС Индии задержаны.

В свою очередь индийская сторона после определенной паузы признала, что потеряла один МиГ-21, пилот которого, по ее данным, пропал без вести. При этом официальный представитель МИД Индии Равиш Кумар сообщил, что в ходе воздушного боя был сбит сверхзвуковой истребитель ВВС Пакистана.

Индия и Пакистан — ядерные державы

В данный момент наибольшее беспокойство у международного сообщества вызывает то, что конфликт между Дели и Исламабадом может привести к их ядерной конфронтации. Хотя обе стороны утверждают, что такого рода риск является минимальным, мировые игроки не теряют бдительности.

Премьер-министр Пакистана Имран Хан призвал индийскую сторону к переговорам для разрешения ситуации. «История говорит нам, что войны полны неверных оценок. Мой вопрос таков: можем ли мы, обладая тем оружием, которое у нас есть, позволить себе просчеты?», — заявил Хан во время телеобращения к гражданам страны 27 февраля.

Испытание баллистической ракеты в Пакистане, апрель 2008 года

Как Индия, так и Пакистан имеют на вооружении баллистические ракеты, которые могут быть оснащены ядерными боеголовками. По данным вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), Индия обладает боевыми ракетами девяти типов, в том числе «Агни-3» с радиусом действия до 5000 км. В свою очередь пакистанские ракеты, созданные при поддержке Китая, также способны поразить любую цель на территории соседней Индии, утверждают в CSIS.

В арсенале обеих стран также имеются менее крупные ядерные боеголовки, которыми можно оснастить ракеты малой дальности (50-100 км). По оценкам Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), Пакистан в данный момент располагает 140-150, а Индия — 130-140 ядерными боеголовками.

Пакистан: ставка на ядерное оружие

Аналитики сходятся во мнении, что пакистанская ядерная программа, в первую очередь, нацелена на предотвращении угрозы, которая, по мнению Исламабада, исходит от Дели. Индия — страна с населением в 1,3 млрд человек — входит в первую десятку крупнейших экономик мира и выделяет значительные средства для наращивания своего военного потенциала. В плане оснащения обычным современным оружием Индия значительно превосходит Пакистан. Поэтому в Исламабаде считают, что Пакистан должен делать основную ставку на разработку ядерного вооружения, поясняет директор программы по ядерной политике фонда Карнеги Тоби Далтон.

Эксперты считают, что неравный военный потенциал Индии и Пакистана создает серьезную угрозу безопасности в регионе. «Ответные действия Пакистана (на авиаудары индийских ВВС. — Ред.) могут спровоцировать деструктивную реакцию индийской стороны. Если это произойдет, нам нужно начать беспокоиться о ядерном сценарии», — предупреждает эксперт по Юго-Восточной Азии из вашингтонского центра имени Вудро Вильсона Майкл Кугельман.

Вашингтон в качестве посредника

В то же время бывший пакистанский генерал, ныне военный аналитик Талат Масуд не думает, что нынешний конфликт вокруг Кашмира перерастет в ядерную войну. По его словам, Вашингтон должен выступить в качестве посредника между Исламабадом и Дели и попробовать разрядить обстановку. В прошлом США это уже удавалось, подчеркивает Масуд.

Тем временем госсекретарь США Майкл Помпео уже призвал власти Индии и Пакистана отказаться от дальнейших военных операций. Глава Госдепартамента заявил, что обсудил ситуацию со своими коллегами в обеих странах. Эскалации необходимо избежать, резюмировал Помпео.

____________

Подписывайтесь на новости DW в | Twitter | Youtube | или установите приложение DW для | iOS | Android

Смотрите также:

  • 10 стен, разделяющих мир

    «Великая американская стена»

    Устанавливать заграждения на границе с Мексикой американские власти начали еще в период правления Билла Клинтона. После терактов 11 сентября 2001 года его преемник Джордж Буш-младший ускорил темпы строительства. На данный момент длина сооружения составляет около 1100 км: это около трети общей протяженности границы.

  • 10 стен, разделяющих мир

    Разделительный барьер

    С 2002 года Израиль возводит бетонное заграждение вдоль Западного берега реки Иордан. Проект, официальной целью которого является защита израильтян от атак террористов, в мире оценивают крайне неоднозначно. Международный суд ООН уже в 2004 году признал строительство стены нарушением прав человека. Однако Израиль продолжает возводить барьер: в конечном счете его длина должна составить 759 км.

  • 10 стен, разделяющих мир

    Линия контроля

    С 1971 года армии Индии и Пакистана разделяет демаркационная линия, проведенная по бывшему княжеству Джамму и Кашмир: сегодня так называемая линия контроля является фактической границей между двумя конфликтующими сторонами. Многие ее участки заминированы, а заграждения состоят из концентрических рядов колючей проволоки высотой до трех метров, к которой подведен электрический ток.

  • 10 стен, разделяющих мир

    Граница между классами

    В некоторых странах барьеры возводятся для того, чтобы оградить от беднейших слоев населения остальное общество. К примеру, в столице Перу Лиме трехметровая стена отделяет трущобы от более престижной части города. Так называемые «закрытые районы» есть во многих латиноамериканских городах. Жители Лимы называют заграждение «стеной позора».

  • 10 стен, разделяющих мир

    Садр-сити

    В 2007 году армия США построила бетонную стену в пригороде Багдада Мадинат-эс-Садр (Садр-сити), где проживает около 2 млн шиитов. Высота заграждения составляет около четырех метров, а длина — пяти километров. В других частях города также возведены бетонные заграждения, отделяющие суннитские районы от шиитских.

  • 10 стен, разделяющих мир

    «Стены мира»

    После массовых беспорядков 1969 года британские власти возвели в Северной Ирландии так называемые «стены мира», призванные минимизировать контакт между католиками и протестантами. В стенах есть ворота, которые закрываются ночью, а также в случае возникновения столкновений между двумя группами. Многие говорят, что барьеры еще больше усилили ощущение раскола в местном обществе.

  • 10 стен, разделяющих мир

    Граница Южной Кореи с КНДР

    С момента окончания в июле 1953 года Корейской войны коммунистический Север и капиталистический Юг разделяет демилитаризованная зона. Полоса земли шириной в четыре и длиной в 241 км считается одной из самых укрепленных границ в мире. На некоторых участках демаркационной линии вдобавок возведена стена.

  • 10 стен, разделяющих мир

    Крепость Европа

    Европейские страны также стали отгораживаться от остального мира стеной. С осени 2015 года Венгрия укрепляет свои границы, пытаясь защититься от потока беженцев. Если поначалу в заборе еще можно было найти лазейку, то сейчас попасть на другую сторону не удается практически никому. В данный момент Венгрия возводит второй забор на границе с Сербией: его построят вдоль уже существующего заграждения.

  • 10 стен, разделяющих мир

    Сеута и Мелилья

    Для защиты от беженцев высокие стены возведены и в Сеуте и Мелилье — испанских городах-анклавах в Марокко. Чтобы перебраться на другую сторону, нужно преодолеть три ряда заграждений с колючей проволокой. Кроме того, забор оснащен датчиками, фиксирующими движения, и инфракрасными камерами. При попытке перелезть через забор, беженцы часто получают ранения, однако это их не останавливает.

  • 10 стен, разделяющих мир

    Сирийско-турецкая граница

    Тем временем Турция строит на границе с Сирией трехметровую бетонную стену с колючей проволокой и дозорными вышками. Общая длина заграждения должна составить 511 км: по сообщениям Анкары, половина стены уже построена. Германия и ЕС неоднократно критиковали турецкие власти за недостаточно защищенную границу.

    Автор: Николас Мартин, Александра Елкина


Ядерный арсенал Индии делает большой шаг вперед – Федерация американских ученых

18 декабря 2021 года Индия испытала свою новую баллистическую ракету средней дальности Agni-P со своего интегрированного испытательного полигона на острове Абдул-Калам. Это было второе испытание ракеты, первое испытание было проведено в июне 2021 года.

Нашим друзьям из Planet Labs PBC удалось сделать снимок ракеты-носителя Агни-П, стоящей на стартовой площадке за день до начала испытаний.

После обоих запусков Agni-P правительство Индии назвало эту ракету баллистической ракетой «нового поколения», способной нести ядерный заряд.Еще в 2016 году, когда Организация оборонных исследований и разработок (DRDO) впервые объявила о разработке Agni-P (которая в то время называлась Agni-1P), высокопоставленный чиновник DRDO объяснил, почему эта ракета такая особенная:

«По мере увеличения радиуса действия наших баллистических ракет росла и сложность наших технологий. Теперь ранние ракеты малой дальности, использующие более старые технологии, будут заменены ракетами с более передовыми технологиями. Назовите это обратной интеграцией технологий.

Agni-P — первая индийская ракета меньшей дальности, в которой реализованы технологии, используемые в более новых баллистических ракетах Agni-IV и -V, в том числе более совершенные ракетные двигатели, топливо, авионика и навигационные системы.

В частности, Agni-P также включает в себя новую функцию, которую можно увидеть в новых индийских баллистических ракетах средней дальности Agni-V, которая может повлиять на стратегическую стабильность: канистрирование. И пусковая установка, использовавшаяся при запуске «Агни-П», по-видимому, имеет повышенную мобильность.Также ходят неподтвержденные слухи о том, что Agni-P и Agni-V могут иметь возможность запуска нескольких боеголовок.

Канистеризация

«Канистеризация» относится к хранению ракет в герметичной трубе с климат-контролем для защиты их от внешних элементов во время транспортировки. В этой конфигурации боеголовка может быть постоянно сопряжена с ракетой вместо того, чтобы устанавливать ее перед запуском, что значительно сократит время, необходимое для запуска ядерного оружия в кризисной ситуации.Это новая черта повышенного внимания Командования стратегических сил Индии к боеготовности. Сообщается, что в последние годы бывшие высокопоставленные гражданские и военные чиновники в интервью предположили, что «некоторая часть ядерных сил Индии, особенно те виды оружия и средств, которые предназначены для использования против Пакистана, в настоящее время находятся в состоянии высокой готовности, могут быть введены в действие и высвобождается в течение нескольких секунд или минут в кризисной ситуации, а не часов, как предполагалось».

Если индийские боеголовки будут все больше сопрягаться с их системами доставки, то противнику будет труднее обнаружить, когда кризис вот-вот поднимется до ядерного порога.С разделенными боеголовками и системами доставки сигналы, связанные с их сопряжением, будут более заметны в кризисной ситуации, а сам процесс займет больше времени. Но повсеместная консервация полностью вооруженными ракетами сократит время предупреждения. Это, вероятно, заставит Пакистан также повысить готовность своих ракет и сократить процедуры запуска — шаги, которые могут усилить кризисную нестабильность и потенциально повысить вероятность применения ядерного оружия в региональном кризисе. Как отметили Випин Наранг и Кристофер Клэри в статье 2019 года для International Security , такое развитие событий «позволяет Индии, возможно, нанести полноценный контрсиловой удар с небольшим количеством указаний Пакистану на то, что он будет готов (необходимая предпосылка для успеха).Если бы Пакистан считал, что у Индии есть стратегия «всеобъемлющего первого удара» и не было никаких указаний на то, когда будет нанесен удар, кризисная нестабильность значительно усилилась бы».

В течение многих лет было очевидно, что новая индийская ракета средней дальности Agni-V (по данным министерства обороны Индии, Agni-V имеет дальность до 5000 километров; американские военные говорят, что дальность превышает 5000 километров, но не ) будет канистры; однако внедрение кассетных ракет Agni-P меньшей дальности предполагает, что Индия в конечном итоге намерена внедрить технологию контейнеров в свой набор наземных ядерных систем доставки, включая ракеты как меньшей, так и большей дальности.В то время как Agni-V является новым дополнением к индийскому арсеналу, Arni-P может быть предназначен — после того, как он будет введен в эксплуатацию — для замены старых индийских систем Agni-I и Agni-II.

Технология РГЧ

Похоже, что Индия также разрабатывает технологию потенциального развертывания нескольких боеголовок на каждой ракете. До сих пор остается неопределенность в отношении того, насколько продвинута эта технология и позволит ли она независимо наводиться на каждую боеголовку (с использованием нескольких головных частей с независимым наведением или РГЧ) или просто несколько полезных нагрузок против одной и той же цели.

Ходили слухи, что в испытании Agni-P в июне 2021 года использовались две маневренные ложные цели для имитации полезной нагрузки с РГЧ, при этом неназванные источники в индийской обороне предполагают, что на разработку и летные испытания функциональных возможностей РГЧ потребуется еще два года. В пресс-релизе Министерства обороны Индии не упоминается полезная нагрузка. Неясно, использовались ли приманки в декабре 2021 года аналогичным образом.

В 2013 году генеральный директор ДРДО отметил в интервью, что «Наша проектная деятельность по разработке и производству РГЧ находится сегодня на продвинутой стадии.Мы проектируем РГЧ, мы интегрируем [их] с ракетами Agni IV и Agni V». В октябре 2021 года Командование стратегических сил Индии провело первые пользовательские испытания Agni-V в полной боевой конфигурации, в ходе которых, по слухам, была проверена технология MIRV. В пресс-релизе Министерства обороны США не упоминаются РГЧ.

Если Индии удастся разработать оперативную РГЧ ИН для своих баллистических ракет, она сможет поражать больше целей меньшим количеством ракет, что может усугубить кризисную нестабильность в отношениях с Пакистаном. Если бы какая-либо из стран считала, что Индия потенциально может нанести обезглавливающий или значительный первый удар по Пакистану, серьезный кризис потенциально мог бы стать ядерным с небольшим заблаговременным предупреждением. Индийские ракеты с РГЧ станут более важными целями, которые противник должен уничтожить до того, как их можно будет запустить, чтобы уменьшить ущерб, который может нанести Индия. Кроме того, индийские РГЧ могут побудить индийских лиц, принимающих решения, попытаться упреждающе разоружить Пакистан в случае кризиса.

Другой ядерный противник Индии, Китай, уже разработал возможности РГЧ для некоторых своих ракет большой дальности и значительно увеличивает свой ядерный арсенал, что может быть фактором в стремлении Индии к разработке технологии РГЧ.Гонка РГЧ между двумя странами будет иметь серьезные последствия для уровней ядерных сил и региональной стабильности. Для Индии возможность РГЧ ИН позволила бы ей быстрее увеличить свой ядерный арсенал в будущем, если она так решит, особенно если ее возможности по производству плутония могут использовать не поставленные под гарантии реакторы-размножители, которые в настоящее время строятся.

Значение для ядерной политики Индии

Индия уже давно придерживается политики неприменения ядерного оружия первой (NFU), и в 2020 году Индия официально заявила, что в ее политике NFU не произошло никаких изменений.Более того, испытательный запуск Agni-V в октябре 2021 года сопровождался подтверждением «надежного минимального сдерживания», которое лежит в основе обязательства «не применять первым».

В то же время, однако, обещание NFU было оговорено, разбавлено и поставлено под сомнение заявлениями правительства и недавними исследованиями. Повышение готовности и стремление к созданию РГЧ ИН для стратегических сил Индии может еще больше усложнить соблюдение Индией своей политики NFU и потенциально может заставить ядерных противников Индии вообще усомниться в ее политике NFU.

Учитывая, что индийские силы безопасности неоднократно вступали в столкновения как с пакистанскими, так и с китайскими войсками во время недавних пограничных споров, потенциально дестабилизирующие изменения в индийском ядерном арсенале должны беспокоить всех, кто хочет удержать региональную напряженность ниже точки кипения.

Справочная информация:

Эта статья стала возможной благодаря щедрой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, Фонда Новой Земли, Фонда Проспект-Хилл и Фонда Ploughshares.Сделанные заявления и высказанные мнения являются исключительной ответственностью авторов.

У Индии меньше ядерного оружия, чем у Пакистана и Китая: новый анализ возможностей, India News News

Индия уверена в своих возможностях стратегического сдерживания, которые будут подкреплены продолжающимся вводом в строй ракет Agni-V и вводом в эксплуатацию атомных подводных лодок, несмотря на то, что они отстают от Китая и Пакистана в плане ядерного оружия.

Согласно недавнему анализу, опубликованному в базирующемся в США Бюллетене ученых-атомщиков, Пакистан продолжает развивать свой ядерный арсенал, добавляя боеголовки, системы доставки и расширяя бизнес по производству расщепляющихся материалов.

Китай, Индия и Пакистан работают над новыми баллистическими ракетами, крылатыми ракетами и системами доставки ядерного оружия, которые можно запускать с моря.

Чтобы противостоять предполагаемым обычным военным угрозам со стороны Индии, Пакистан снизил барьер для применения ядерного оружия, развивая возможности тактического ядерного оружия.

Правительство Пакистана никогда официально не заявляло о размерах своего ядерного арсенала, а новостные сообщения о ядерном оружии регулярно приукрашиваются средствами массовой информации.

Приблизительно 13 080 ядерных боеголовок находятся на вооружении ядерных держав мира, причем почти 90% из них приходится на Россию и США. Около 9 600 боеголовок находятся на вооружении, остальные ожидают разоружения.
×

Но, по данным Ассоциации по контролю над вооружениями, нейтральной группы, расположенной в Соединенных Штатах, Пакистан на сегодняшний день имеет ядерный арсенал примерно из 165 боеголовок.

И эти цифры должны настораживать Индию.

Потому что Пакистан ищет «систему сдерживания полного спектра», которая включает в себя как ракеты большой дальности, так и самолеты для выполнения стратегических задач, а также ряд систем малой дальности, способных нести ядерное оружие, для противодействия военным угрозам ниже стратегического уровня.

Китай также имеет ограниченное количество нестратегических (также известных как тактические) ядерных вооружений, на которые не распространяются договорные ограничения.

Страна Ядерное оружие
Китай 350
Пакистан 165
Индия 156

(Источник данных: Armscontrol.орг)

Сейчас в арсенале Китая около 350 ядерных боеголовок.

Тем не менее, согласно отчету Пентагона, страна быстро создает свое ядерное оружие, сокращая разрыв с Соединенными Штатами.

Согласно этому докладу, к 2027 году у Китая может быть 700 ядерных боеголовок, а к 2030 году — 1000 — ядерный арсенал в два с половиной раза больше, чем предполагалось Пентагоном всего год назад.

Индия, с другой стороны, обладает 156 ядерными боеголовками.

Часы | Ядерное оружие Пакистана под угрозой кражи, саботажа

Известно, что Индия и Пакистан обладают ядерным оружием и никогда не подписывали Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

В 1974 году Индия провела первое ядерное испытание. В результате испытаний Пакистан ускорил работу над тайной разработкой ядерного оружия.

В мае 1998 года Индия и Пакистан открыто продемонстрировали свои ядерные возможности, проведя серию ядерных испытаний «око за око».

Что известно — и что неизвестно — о бюджете Индии на ядерное оружие

Премьер-министр Индии Моди обращается к экипажу INS Arihant. Доступ через Викисклад. Фото: канцелярия премьер-министра. Работа, защищенная авторским правом правительства Индии, лицензирована в соответствии с Государственной лицензией на открытые данные Индии (GODL).

В 2016 году Индия приняла на вооружение свою первую атомную подводную лодку с баллистическими ракетами INS «Арихант» в составе своего военно-морского флота, расширив ядерный военный потенциал с суши и воздуха на море. «Арихант» переводится как «разрушитель врагов», имя выбрано из-за его «тонкости и уместности». Сообщается, что через год после введения в должность Ариханта автомобиль получил повреждения, что побудило члена парламента спросить о стоимости ремонта. Министр обороны ответил: «Информация не может быть разглашена в интересах национальной безопасности».

В Индии сохраняется острая нищета на фоне неотложных приоритетов развития, требующих финансовых ресурсов. Между тем, отсутствие прозрачности в Индии в отношении расходов на ядерное оружие, включая правительственные учреждения, ответственные за утверждение, расходы и аудит этих расходов, сохраняется.Индийские налогоплательщики заслуживают знать, сколько их правительство тратит на ядерное оружие, особенно по сравнению с расходами на образование и здравоохранение. Кроме того, прозрачность расходов на ядерное оружие будет сигналом миру о том, что декларируемая Индией приверженность разоружению не является пустой болтовней.

Тайна индийского правительства в отношении затрат на системы ядерной защиты не нова. В 2001 году, например, правительство отказалось сообщить, сколько оно заплатило за многоцелевой истребитель, сославшись на положение о конфиденциальности в контракте.Совсем недавно правительство Индии отказалось раскрыть расходы, понесенные на разработку и испытания баллистической ракеты-перехватчика, аренду подводных лодок у России или разработку баллистической ракеты наземного базирования, известной как Prithvi-II.

«В настоящее время сложилась культура не задавать вопросов по вопросам, которые правительство относит к категории национальной безопасности», — сказал Венкатеш Наяк, активист, который подал несколько запросов о праве на информацию правительству Индии. Индийский аналог Закона США о свободе информации, Закон о праве на информацию, был отличным источником информации о многих государственных и частных программах в Индии, за исключением тех, которые осуществляются ядерными агентствами.

Правительственные учреждения, занимающиеся ядерным оружием, часто опускают слово «ядерный» на своих веб-сайтах и ​​в отчетах. Вместо этого они говорят, что ядерное оружие является «стратегическим». Такие термины, как «стратегические силы», «стратегические цели» и «стратегическое оружие», затуманивают смысл. Командование стратегических сил Индии, отвечающее за закупку, хранение и техническое обслуживание ядерного оружия страны, недавно было добавлено в список организаций разведки и безопасности, на которые не распространяется действие Закона о праве на информацию.

Скудная информация о расходах Индии на ядерное оружие. Когда правительство Индии разглашает информацию о затратах на атомную энергетику, оно делает это скупо. В 2010 году, например, правительство заявило, что стоимость испытательного запуска баллистической ракеты с ядерным зарядом «Дхануш» составила 110 миллионов индийских рупий (1,46 миллиона долларов). В 2013 году парламент Индии был проинформирован о том, что стоимость модернизации истребителя Mirage-2000 составила 1,67 миллиарда индийских рупий (22,27 миллиона долларов) за самолет. Стоимость INS Arihant составляла 2,9 миллиарда долларов, по крайней мере, согласно одному сообщению СМИ, но источник этой цифры и разбивка затрат были неясны.

Экономист К. Рамманохар Редди предпринял всестороннюю попытку понять затраты на программу создания ядерного оружия в Индии в 2003 году. Индия потратит примерно 0,5 процента или более своего валового внутреннего продукта на ядерное оружие в течение следующего десятилетия.Эта смета расходов включала расходы на расщепляющиеся материалы для бомб, системы доставки и инфраструктуру управления и контроля. Чтобы оценить полную стоимость, Редди отметил, что ему также необходимо будет учесть прошлые затраты, связанные с ядерными исследовательскими реакторами, которые производят плутоний для ядерного оружия, производство оружейного плутония, ранее построенные разработки самолетов и баллистические ракеты наземного и морского базирования. . После предсказания Редди ведущие эксперты отметили трудности с предоставлением более свежих оценок.

«…[E]даже правительственные бюрократии, такие как Генеральный контролер и аудитор (CAG) и Министерство статистики и реализации программ, в функции которых входит контроль за расходами и критика перерасхода средств, по-видимому, не имеют доступа к расходам, связанным с оружейными объектами. », — написал М. В. Рамана, физик, занимающийся вопросами международной безопасности и ядерной энергетики из Университета Британской Колумбии. В той мере, в какой они пытались контролировать расходы, Генеральный контролер и генеральный аудитор Индии критиковал некоторые агентства, занимающиеся оборонными исследованиями, за перерасход средств по проектам и недостатки в составлении бюджета и отчетности.

Еще больше усложняет ситуацию тот факт, что гражданские и военные ядерные объекты часто пересекаются, что означает, что расходы на ядерное оружие могут быть представлены как часть гражданской энергетической программы.

Некоторая информация может быть получена из разрозненных статей представителей оборонного сообщества или из цитат неназванных источников. Например, в статье 2014 года информация о разбивке стоимости INS Arihant приписывается неназванному источнику. По оценкам Международной кампании за отмену ядерного оружия, Индия потратила 2 доллара.48 миллиардов на ядерное оружие в 2020 году. Хотя это лучше, чем ничего, в эти цифры нельзя особо верить. Достоверных оценок расходов Индии на ядерное оружие не существует.

Тем не менее, кажется, что эти расходы увеличиваются, по крайней мере, если посмотреть на общие бюджеты зонтичных агентств, отвечающих за надзор за ядерной деятельностью. Бюджет Министерства атомной энергии, отвечающего как за ядерную энергию, так и за вооружение, увеличился со 121,15 млрд рупий в 2010-11 финансовом году до 182 млрд рупий.21 миллиард рупий в 2019-2020 годах — обе с поправкой на инфляцию до 2020 года (от 1,62 до 2,43 миллиарда долларов в долларах США 2020 года с поправкой на инфляцию). Другими словами, бюджет департамента за десятилетие вырос более чем на 50 процентов, даже с поправкой на инфляцию. Но в бюджетных документах не приводится разбивка расходов по программам, что делает невозможным определение того, сколько средств выделяется на ядерное оружие.

Индийская организация оборонных исследований и разработок производит системы вооружений и оборонные технологии для армии, флота и авиации внутри страны.Это агентство отвечает за разработку ракет и других средств доставки ядерного оружия. С 2013-14 финансового года по 2019-2020 его бюджет увеличился со 139,30 млрд до 185,40 млрд индийских рупий 2020 года с поправкой на инфляцию (с 1,86 млрд долларов США до 2,47 млрд долларов США в долларах США 2020 года с поправкой на инфляцию, увеличение на 33 процента). Поскольку Организация оборонных исследований и разработок также освобождена от вопросов в соответствии с Законом о праве на информацию, процентная доля расходов на разработку ядерного оружия неизвестна.

А как насчет отсутствия прозрачности в ядерном бюджете Пакистана? По словам пакистанского журналиста Бакира Саджада Сайеда, расходы Пакистана на ядерное оружие, как и Индии, трудно оценить, поскольку средства на его программу выделены под секретный раздел бюджета.

«Стоимость пакистанской [так в оригинале] ядерной программы невозможно оценить с какой-либо достоверностью, — пишет Зия Миан, физик и эксперт по ядерной политике из Принстонского университета. В 2011 году Миан отметил, что Пакистан может ежегодно тратить от 800 до 2 миллиардов долларов на ядерное оружие, включая затраты на здравоохранение и охрану окружающей среды.

Из военного бюджета Пакистана на 2019–2020 годы в размере 10 миллиардов долларов, Миан предполагает, что расходы на ядерное оружие составили примерно 10 процентов. Военные расходы Пакистана также включают существенную помощь, которую он получает от США и Китая.

Тем не менее, правительство Индии не должно оправдывать секретность своих расходов на программу создания ядерного оружия сравнением себя с Пакистаном — страной, которую оно обвиняет в спонсировании террористических атак и в том, что оно является несостоятельным государством. Индия давно стремится к признанию в качестве мирового лидера.Финансовая прозрачность расходов на ядерное оружие дает Индии возможность продемонстрировать лидерство на мировой арене.

Дело Индии о раскрытии расходов на ядерное оружие. «Мощные лоббисты, в том числе военно-промышленный комплекс, ложатся тяжелым бременем на парламенты и правительства и навязывают приоритеты, не имеющие демократической легитимности», — говорится в заявлении Управления Верховного комиссара ООН по правам человека. В заявлении содержится призыв к государствам активно информировать своих граждан о прошлых, настоящих и будущих военных расходах.

Национальный бюджет здравоохранения в Индии за последние два года составлял менее четверти оборонного бюджета, даже когда страна боролась с пандемией COVID-19 и разрушительным кризисом в области общественного здравоохранения. По данным Стокгольмского института мира и исследований, оборонный бюджет Индии ставит страну в пятерку крупнейших в мире военных расходов.

Между тем, государственные расходы Индии на здравоохранение являются одними из самых низких в мире, что отражается в плохой инфраструктуре здравоохранения и непомерных частных медицинских услугах. Индия также входит в число стран с наибольшим количеством детей, страдающих от недоедания и задержки роста, и имеет растущий уровень неинфекционных заболеваний.

По словам экономиста Джаяти Гоша, Индира Ганди, бывший премьер-министр Индии, при котором Индия провела свои первые ядерные испытания, однажды отметила, что стоимость межконтинентальной баллистической ракеты составляет 340 000 начальных школ или 65 000 медицинских центров.

Индия должна предпринять шаги по раскрытию информации о расходах на ядерное оружие.Прозрачность позволит провести важный анализ баланса расходов на ядерную энергетику с расходами на образование и здравоохранение, укрепит ее заявления как ответственной ядерной державы, приверженной разоружению, и подаст «тонкий и подходящий» пример для подражания другим странам.

Индия и Китай наращивают свой ядерный арсенал, несмотря на то, что глобальное число уменьшается — Ядерная девятка

Индия и Китай наращивают свой ядерный арсенал, даже когда глобальное число уменьшается — Ядерная девятка | The Economic Times

Девять ядерных держав — США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан, Израиль и Северная Корея — вместе обладали примерно 13 400 единиц ядерного оружия на начало 2020 года.Это меньше по сравнению с 13 865 ядерными боеголовками, которые, по оценкам SIPRI, имелись в этих государствах в начале 2019 года. Около 3720 единиц ядерного оружия в настоящее время развернуты в составе оперативных сил, и почти 1800 из них находятся в состоянии повышенной боевой готовности.

Getty Images

Согласно отчету ET за июнь 2020 года, Индия и Китай увеличили свой ядерный арсенал за последний год, по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI).Шведский аналитический центр, занимающийся исследованиями конфликтов, вооружений и контроля над вооружениями, также указал, что Китай значительно модернизирует свой ядерный арсенал.

Getty Images

3/5

Китай и Пакистан превзошли Индию

Китай и Пакистан имеют больше ядерных боеголовок по сравнению с Индией, согласно Ежегоднику SIPRI за 2020 год. Индия имеет 150 ядерных боеголовок, а Китай и Пакистан — 320 и 160. Цифры до января. В прошлом году у Индии было 130–140 боеголовок, у Китая — 290, а у Пакистана — 150–160.

Getty Images

Согласно отчету, в последние годы темпы роста ядерных вооружений Китая увеличились с появлением новых систем вооружений. Около 240 боеголовок закреплены за действующими в Китае баллистическими ракетами наземного и морского базирования и самолетами с ядерной конфигурацией. Остальные назначены недействующим силам, таким как новые системы в разработке. (Репрезентативное изображение)

Getty Images

5/5

Индийский ядерный потенциал

Самолеты являются наиболее совершенным компонентом ядерных ударных сил Индии.По оценкам SIPRI, для самолетов закреплено около 48 ядерных бомб. Для создания возможности второго удара Индия также развивает военно-морской компонент своей ядерной триады. Около 12 ядерных боеголовок были доставлены для возможного развертывания атомной подводной лодкой INS Arihant. (Репрезентативное изображение)

Getty Images

Чтобы просмотреть сохраненные истории, нажмите на ссылку, выделенную жирным шрифтом

Индия и Договор о запрещении ядерного оружия

Статус

Индия еще не подписала и не ратифицировала Договор о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО).

 

Национальная позиция

С 2018 года Индия последовательно голосовала против ежегодной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, которая приветствует принятие ДЗЯО и призывает все государства подписать, ратифицировать или присоединиться к нему «в кратчайшие возможные сроки».

Сообщение, проецируемое на штаб-квартиру Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке в 2022 году, призывает Индию присоединиться к TPNW. Фото: ICAN

 

Программа создания ядерного оружия

Индия обладает примерно 160 единицами ядерного оружия, которые она может запускать с ракет и, скорее всего, с самолетов. Также может быть возможность запускать их с подводных лодок. Индия провела в общей сложности три ядерных испытания в 1974 и 1998 годах.

В 2020 году Индия потратила около 2,4 миллиарда долларов США на создание и обслуживание своих ядерных сил.

 

Переговоры по ТПЯО

Индия не участвовала в переговорах по TPNW в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке в 2017 году и, следовательно, не голосовала за его принятие.

В 2016 г. Индия воздержалась при голосовании по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, устанавливающей формальный мандат для государств начать переговоры по «юридически обязывающему документу о запрещении ядерного оружия, ведущему к его полной ликвидации».

Активисты ICAN критикуют решение ядерных государств, включая Индию, бойкотировать переговоры по ДЗЯО в 2017 году. Фото: ICAN

Кумар Сундарам, активист ICAN из Индии, выступает на конференции о гуманитарном воздействии ядерного оружия в Мексике в 2014 г. Фото: ICAN

Ядерное государство

Обладает 160 единицами ядерного оружия
Еще не присоединился к TPNW

[ГЛАВНОЕ]

Статус

Индия еще не подписала и не ратифицировала Договор о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО).

 

Национальная позиция

С 2018 года Индия последовательно голосовала против ежегодной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, которая приветствует принятие ДЗЯО и призывает все государства подписать, ратифицировать или присоединиться к нему «в кратчайшие возможные сроки».

Сообщение, проецируемое на штаб-квартиру Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке в 2022 году, призывает Индию присоединиться к TPNW. Фото: ICAN

 

Программа создания ядерного оружия

Индия обладает примерно 160 единицами ядерного оружия, которые она может запускать с ракет и, скорее всего, с самолетов.Также может быть возможность запускать их с подводных лодок. Индия провела в общей сложности три ядерных испытания в 1974 и 1998 годах.

В 2020 году Индия потратила около 2,4 миллиарда долларов США на создание и обслуживание своих ядерных сил.

 

Переговоры по ТПЯО

Индия не участвовала в переговорах по TPNW в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке в 2017 году и, следовательно, не голосовала за его принятие.

В 2016 г. Индия воздержалась при голосовании по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, устанавливающей формальный мандат для государств начать переговоры по «юридически обязывающему документу о запрещении ядерного оружия, ведущему к его полной ликвидации».

Активисты ICAN критикуют решение ядерных государств, включая Индию, бойкотировать переговоры по ДЗЯО в 2017 году. Фото: ICAN

Кумар Сундарам, активист ICAN из Индии, выступает на конференции о гуманитарном воздействии ядерного оружия в Мексике в 2014 г. Фото: ICAN

[ПАРТНЕРЫ]

Индийские врачи за мир и развитие

сайт


Индийский институт мира, разоружения и защиты окружающей среды

сайт


Центр народного образования и деятельности

сайт


Демократический союз Южной Азии

ФОНД НАДАМ

сайт


Поовулагин Нанбаргал

сайт


Международная организация «Молодежь за мир»

сайт

[МЕСТНАЯ ПОДДЕРЖКА]

Ядерное столкновение

: почему Индия может готовиться к «ядерному столкновению» с Китаем, несмотря на их политику неприменения первыми?

Совпадение это или нет, но за 20 месяцев пограничного противостояния с Китаем в Ладакхе Индия провела испытания нескольких ракетных систем, от SRBM до MRBM, ASCM, SLBM, межконтинентальных баллистических ракет и гиперзвуковых крылатых ракет, некоторые из которые могли нести ядерные боеголовки.

Эти испытания не только сокращают разрыв с Китаем в ракетах, но и породили предположения о том, пересматривает ли Индия свою заявленную официальную политику «неприменения первым» (NFU) своего ядерного оружия.

Только за последние две недели Индия провела испытания двух важных систем. 22 декабря она провела испытания БРСД (баллистической ракеты малой дальности) «Пралай», маневренной на траектории и способной нести полезную нагрузку 500–1000 кг с дальностью полета 350–500 км.Он может изменить тактическую динамику поля боя.

Серия ракетных испытаний

18 декабря Индия во второй раз (первый раз в июне) испытала свою новую баллистическую ракету средней дальности «Агни-П». В Нью-Дели официально охарактеризовали ее как баллистическую ракету «нового поколения», способную нести ядерное оружие. «По мере того, как дальность наших баллистических ракет увеличивалась, наши технологии становились все более изощренными.

Теперь ранние ракеты малой дальности, использующие более старые технологии, будут заменены ракетами с более совершенными технологиями.Назовите это обратной интеграцией технологий», — говорится в сообщении.

Agni-P — первая индийская ракета меньшей дальности, в которой реализованы технологии, используемые в настоящее время в более новых баллистических ракетах Agni-IV и -V, включая более совершенные ракетные двигатели, топливо, авионику и навигационные системы. Он разрабатывается как преемник ракет «Агни-I» и «Агни-II», находящихся на оперативной службе Командования стратегических сил.

Также можно отметить, что в октябре прошлого года Индия испытала новые баллистические ракеты средней дальности Agni-V.Хотя межконтинентальные баллистические ракеты обычно определяются как имеющие дальность действия 5500 километров и более, по независимым оценкам полная дальность действия Agni-5 составляет 8000 километров с 1,5-тонной боеголовкой.

Изображение файла: Ракета «Агни-5» — Wiki

Это испытание, в отличие от пяти предыдущих испытаний «Агни-V», было запущено в полной боевой конфигурации Командованием стратегических сил, и это также первый раз, когда система запускалась ночью.

Однако наиболее примечательным во всех этих ракетных испытаниях является то, что Agni-P и Agni-V отмечены особенностью «контейнеризации», что, в свою очередь, вызвало предположения об изменении Индии своей ядерной позиции NFU.

Контейнеризация ракет

Контейнеризация подразумевает хранение ракет внутри герметичной тубы с климат-контролем для защиты их от внешних элементов во время транспортировки. В этой конфигурации боеголовка может быть постоянно сопряжена с ракетой вместо того, чтобы устанавливать ее перед запуском, что значительно сократит время, необходимое для запуска ядерного оружия в кризисной ситуации.

Канистеризация — новая особенность Стратегических сил Индии, которая ранее выступала против «предварительной стыковки» боеголовок с ракетами. Боеголовки хранились отдельно, что означает, что Индия не будет применять ядерное оружие в короткие сроки и что она будет рассматривать возможность его использования только в случае нападения с применением ядерного оружия со стороны любого противника.

через твиттер

Основной вывод, который делают некоторые эксперты-ядерщики, заключается в том, что если индийские боеголовки будут все больше сопрягаться с их системами доставки, то противнику будет труднее обнаружить, когда кризис вот-вот достигнет ядерного порога.

С раздельными боеголовками и системами доставки сигналы, связанные с стыковкой этих двух, будут более заметны в кризисной ситуации, а сам процесс займет больше времени.Но повсеместная контейнеризация с полностью вооруженными ракетами, которые, возможно, могут храниться на отдельных авиабазах, сократит время предупреждения.

Политика запрета первого использования

Министр обороны Индии Раджнат Сингх еще больше заинтересовал этих аналитиков, публично поставив под сомнение будущую приверженность Индии своей политике отказа от NFU в твите в августе 2019 года, в котором говорилось, что «Индия строго придерживается этой доктрины. Что произойдет в будущем, зависит от обстоятельств»  

Конечно, глобальные договоренности или режимы основаны на провозглашенной политике правительств государств-членов, а не на индивидуальных заявлениях министров и членов правящей партии.Хотя в своем манифесте к всеобщим выборам 2014 года правящая партия Бхаратия Джаната (БДП) пообещала пересмотреть ядерную доктрину Индии; пока что правительство Моди официально не объявило об изменении плана.

11 мая 1998 года Индия успешно провела три ядерных испытания в Покране под твердым руководством Ш Ваджпаи Джи.
В этот знаменательный день начался процесс признания Индии в качестве ответственной ядерной державы. #OperationShakti pic.twitter.comcom/cwdpxZgC7H

— Хардип Сингх Пури (@HardeepSPuri) 11 мая 2021 г.

Можно отметить, что в строгом смысле этого слова Индия не имеет надлежащей ядерной доктрины. Возможно, часть стратегической культуры Индии состоит в том, чтобы сохранять как можно более двусмысленные вещи и политику, оставляя их для множества различных интерпретаций.

На самом деле у Индии есть «проект ядерной доктрины», обнародованный 17 августа 1999 года тогдашним советником по национальной безопасности Браджешем Мишрой.Некоторые разъяснения по этому проекту были «доведены до сведения общественности» 4 января 2003 г. в пресс-релизе тогдашнего комитета Кабинета министров по безопасности.

Основные черты ядерной доктрины Индии Проект доктрины

Индии на данный момент имеет следующие ключевые особенности:

• Придерживаясь цели избавления мира от ядерного оружия посредством глобального, поддающегося проверке и недискриминационного ядерного разоружения, Индия до реализации этой цели будет обладать ядерным оружием.

• Индия создаст и будет поддерживать надежный минимальный сдерживающий фактор.

• Индия не будет применять ядерное оружие против государств, не обладающих ядерным оружием.

• Индия не будет первой применять ядерное оружие. Но если она будет атакована ядерным оружием на своей территории или по индийским силам где-либо, то ее ядерный ответ на первый удар будет массированным и рассчитанным на нанесение неприемлемого ущерба агрессору.

• В случае крупного нападения на Индию или индийские силы в любом месте с применением биологического или химического оружия Индия также сохранит возможность ответного применения ядерного оружия.

• Индия продолжит строгий контроль за экспортом ядерных и ракетных материалов и технологий, участие в переговорах по Договору о прекращении производства расщепляющихся материалов и дальнейшее соблюдение моратория на ядерные испытания.

• Управление ядерного командования Индии состоит из Политического совета и Исполнительного совета. Политический совет возглавляет премьер-министр. Это единственный орган, который может санкционировать применение ядерного оружия. Исполнительный совет возглавляет советник по национальной безопасности.Он предоставляет информацию для принятия решений Управлением ядерного командования и выполняет директивы, данные ему Политическим советом.

Индия «изменила» свою ядерную политику?

В разъяснениях, данных в 2003 г., в проект доктрины 1999 г. были внесены два важных изменения. В проекте доктрины говорилось: «Любое ядерное нападение на Индию и ее вооруженные силы приведет к карательным ответным мерам с применением ядерного оружия с целью нанесения ущерба, неприемлемого для агрессор.

Фото: Arms Control Association

В разъяснениях 2003 года говорилось: «Ядерный ответ на первый удар будет массированным и рассчитан на нанесение неприемлемого ущерба агрессору». Акцент здесь следует сделать на добавлении слова «массивный».

Вторым важным изменением в разъяснениях 2003 г. было добавление нового сценария, согласно которому Индия нанесет ответный удар ядерным оружием, и это была атака с применением биологического или химического оружия на Индию или на индийские силы в любом месте.

Из вышеизложенного следует, что ядерная позиция Индии после того, как страна официально стала ядерной в 1998 году, претерпела изменения во время самого режима Ваджпаи. Дело в том, что убеждения и принципы не являются неизменными.

Нации и их лидеры меняются с течением времени. И обстоятельства требуют, чтобы их национальные доктрины были пересмотрены, пересмотрены и изменены, если это будет сочтено необходимым.

Плюсы и минусы полиса NFU

Многие эксперты утверждают, что политика Индии в отношении NFU действительно нуждается в здоровом обсуждении.Соединенные Штаты или, если на то пошло, другие западные ядерные державы, такие как Великобритания и Франция, не имеют политики NFU. Россия, у которой изначально было обязательство по НФУ, давно его сняла. Китай, еще одна страна, исповедовавшая политику НФУ, теперь относится к ней неоднозначно.

В сентябре бывший посол Китая по вопросам разоружения в ООН в Женеве Ша Цзукан заявил, что Китай должен пересмотреть свою политику не применять первым ядерное оружие в конфликте.

Хотя Китай объявил о политике NFU еще в 1964 году, Ша предложил Пекину теперь «доработать» эту политику, чтобы противостоять военному присутствию США, которое усилилось в регионе с тех пор, как Америка начала рассматривать Китай как главного соперника, или даже противник.

Даже в противном случае Китай ранее утверждал, что его NFU не будет применяться против стран, владеющих китайской территорией. Это означает, что NFU Китая не распространяется на Индию, поскольку он заявляет претензии на индийские территории в Джамму и Кашмире, Ладакхе и Аруначал-Прадеше.

Nasr Missile: через пакистанские СМИ – The Nation

Остается Пакистан, еще один крупный противник Индии. Но Пакистан тоже не верит в NFU. Она разработала баллистические ракеты «Наср» с дальностью полета 60 км, способные нести ядерные боеголовки.

Они были специально построены для поражения не только индийских городов, но и индийских военных формирований на поле боя.

У концепции NFU есть и другие проблемы. Во-первых, представьте, что между Индией и Пакистаном (или, если уж на то пошло, Китаем) идет обычная война, и индийские силы атакуют военные объекты на вражеской территории.

Они не знают, какие из этих установок ядерные или неядерные, и в процессе своих операций они поражают вражескую цель, которая оказывается ядерной, и последующие результаты стратегически ужасны.Будет ли это означать, что Индия не выполнила свое обязательство по NFU?

Во-вторых, представьте себе ситуацию, когда индийские силы, участвующие в обычных войнах одновременно против Китая и Пакистана, сталкиваются с трудностями. И здесь, поскольку ситуация бросает вызов самой целостности страны, не следует ли использовать ядерный вариант?

Ведь Индия уже изменила свою ядерную позицию на случай химических и биологических атак. Зачем тогда ему связывать руки с НФУ, когда он сталкивается с многосторонними ударами по нашим территориям или силам?

В-третьих, также утверждается, что необходимо пересмотреть концепцию «массированного» ядерного возмездия Индии в случае нападения с применением ядерного оружия, особенно когда Пакистан открыто готовится использовать то, что он называет тактическим ядерным оружием (ТЯО) посредством ракет «Наср» против Превосходящие обычные силы Индии.

Теперь предположим, что одна из танковых колонн армии Индии атакована тактическим ядерным оружием Пакистана. Должна ли Индия пойти на массированный ответный удар, чтобы уничтожить весь Карачи или Лахор? Не будет ли это крайне непропорциональным и неэтичным? Если да, то не должна ли Индия пойти на соразмерный ответ своим собственным ТЯО?

А если Индия действительно пойдет на тактическое ядерное оружие, то возникнет новая проблема. По самой своей природе ТЯО и их возможное применение лучше определять на месте, то есть на самом поле боя, заинтересованными военачальниками. Как же тогда это будет сочетаться с жестким положением страны о том, что только премьер-министр будет решать, когда и где применить наше ядерное оружие?

Все это очень каверзные, но жизненно важные вопросы. Но ответы на них запоздали, считают аналитики.

  • Писатель и опытный журналист Пракаш Нанда является председателем редакционной коллегии EurAsian Times и почти три десятилетия комментирует политику, внешнюю политику и стратегические вопросы. Бывший национальный член Индийского совета по историческим исследованиям и обладатель стипендии Сеульской премии мира, он также является почетным научным сотрудником Института исследований мира и конфликтов.КОНТАКТЫ: [адрес электронной почты защищен]
  • Следите за EurAsian Times в новостях Google

Быстрорастущие ядерные арсеналы в Пакистане и Индии предвещают региональную и глобальную катастрофу до 300 боеголовок каждая (рис.

1). Хотя применение этого оружия любой из этих стран может привести к региональной, а, вероятно, и глобальной катастрофе, Индия и Пакистан вызывают особую тревогу из-за длительной истории военных столкновений, в том числе серьезных недавних, отсутствия прогресса в решении территориальных вопросов, густонаселенные городские районы и продолжающееся быстрое расширение их соответствующих ядерных арсеналов.Здесь мы исследуем возможные последствия ядерной войны между Индией и Пакистаном примерно в 2025 году, в которой города являются одним из классов целей, прямых или побочных. Эти последствия ранее не исследовались. Из-за краткосрочных региональных эффектов ядерного взрыва, теплового излучения и мгновенного ядерного излучения мы обнаруживаем, что, возможно, впервые в истории человечества количество погибших в региональной войне может удвоить годовой естественный уровень глобальной смертности. Более того, экологические стрессы, связанные с изменениями климата, вызванными дымом от горящих городов, могут привести к повсеместному голоду и нарушению экосистем далеко за пределами самой зоны боевых действий.

Ядерные арсеналы Индии и Пакистана

На Соединенные Штаты и Россию приходится около 93% из примерно 13 900 единиц ядерного оружия в мире. Семь других ядерных держав не связаны договорами, которые требуют от них разглашения информации, такой как количество стратегических пусковых установок и количество боеголовок, развернутых на ракетах, что позволяет оценить количество ядерных боеголовок и мощность в их арсеналах, но между их, семь стран теперь могут иметь в общей сложности 1200 боеголовок.Как показано на рис. 1, ядерные силы Индии и Пакистана в 2019 г. могут иметь от 140 до 150 боеголовок каждая с возможным расширением до 200–250 боеголовок в каждой стране к 2025 г. ( 1 , 3 5 ). Великобритания (~215), Франция (~300), Китай (~270) и Израиль (~80) имеют одинаковое количество оружия, но поддерживают относительно постоянные арсеналы ( 2 ). Оценки количества боеголовок, которыми обладают Индия и Пакистан, основаны на мощности систем доставки, которые можно наблюдать с помощью дистанционного зондирования, а не на количестве обогащенного урана и плутониевого топлива, которое эти страны могли произвести. Пакистан имеет самолеты-носители ядерного оружия (F-16A/B и Mirage III/V) с дальностью до 2100 км, восемь типов баллистических ракет наземного базирования с возможной дальностью до 2750 км и два типа крылатых ракет с дальностью до до 350 км ( 4 , 6 ). Во всю Индию можно добраться с помощью самых дальних систем доставки. Поскольку в Индии насчитывается около 400 городов с населением более 100 000 человек ( 7 ), Пакистан потенциально может атаковать чуть более одной трети всех средних и крупных городов Индии с его нынешним арсеналом и более двух третей к 2025 году. .Кристенсен ( 8 ) предоставляет спутниковые снимки и местоположения 10 объектов в Пакистане, которые могут быть местами расположения ракетных гарнизонов или истребителей-бомбардировщиков, способных нести ядерное оружие. Пакистан разрабатывает возможности для ядерного оружия морского базирования. По словам пакистанских официальных лиц, пакистанское оружие разбирается, а детали хранятся в нескольких отдельных местах, чтобы уменьшить вероятность того, что террористы могут захватить пригодное для использования оружие ( 6 ). Используя спутниковые снимки, экспертные исследования и сообщения местных новостей, Кристенсен и Норрис ( 2 ) определили девять мест в Пакистане, где может храниться ядерное оружие.На основе размеров оружия, испытанного Пакистаном в 1998 году, предполагается, что нынешнее оружие имеет мощность от 5 до 12 кт ( 6 , 8 ). Однако теоретически возможны гораздо более высокие урожаи, что может значительно увеличить как количество жертв, так и глобальное воздействие на окружающую среду. Пакистанские ученые утверждают, что все оружие, которое они испытали в 1998 году, было ядерным оружием с форсированным двигателем на основе урана, которое может иметь мощность в сотни килотонн, без необходимости разработки более сложного двухступенчатого ядерного оружия.Испытания 1998 года не продемонстрировали такой высокой мощности, и неизвестно, смог ли Пакистан произвести и развернуть боеголовки такой большой мощности. Кристенсен и др. ( 4 ) обсуждают ограниченные доказательства наличия трития в Пакистане, который потребуется для производства усиленного оружия. Развитые государства заинтересованы в использовании ядерных и двухступенчатых ядерных вооружений, поскольку они меньше и легче по весу, чем ядерные ракеты той же мощности, что облегчает их доставку ракетами или самолетами.Усиленное оружие также требует меньше урана или плутония для заданной мощности. Пакистан произвел тактическое ядерное оружие для использования на полях сражений, чтобы противостоять преимуществу обычного оружия вторгшейся индийской армии. Их текущий арсенал, вероятно, включает 24 тактических орудия неизвестной мощности, но, возможно, в диапазоне от 5 до 12 кт ( 6 ). Тактическое и стратегическое оружие (которое используется для атаки целей, удаленных от поля боя) может совпадать по мощности. Мощность усовершенствованного оружия деления с форсированным двигателем может регулироваться в широком диапазоне от субкилотонн до более чем 100 кт.Тактическое оружие может быть менее безопасным, чем стратегическое, и может снизить порог для применения ядерного оружия ( 6 ). Считается, что арсенал Индии на 2018 год содержит от 130 до 140 ядерных боеголовок, а к 2025 году он может увеличиться до 200 ( 5 ). ). Кристенсен и Норрис ( 2 ) перечисляют пять мест в Индии, где может храниться ядерное оружие, но, по их оценке, есть и другие, физическое местонахождение которых не установлено. с дальностью до 1850 км.Он имеет четыре типа баллистических ракет наземного базирования с дальностью до 3200 км и два других типа, находящихся в стадии разработки, с дальностью до 5200 км. Дальность этих ракет позволяет Индии достичь всего Пакистана сейчас, а также всего Китая, когда будут развернуты его новые ракеты. Индия также разрабатывает одну развернутую баллистическую ракету корабельного базирования и две ракеты подводного базирования ( 9 ). Поскольку в Пакистане около 60 городов с населением более 100 000 человек, Индия потенциально может атаковать каждый средний или крупный город в Пакистане двумя ядерными боеголовками, используя свой текущий арсенал, и четырьмя боеголовками, если к 2025 году ее арсенал вырастет до 250 единиц. Исходя из размеров оружия, испытанного Индией в 1998 году, нынешнее оружие может иметь мощность от 12 до 40 кт. Однако возможны более высокие урожаи. Индия утверждает, что испытала двухступенчатое оружие в 1998 году, но зарегистрированная мощность не указывает на успешную конструкцию. Канвал ( 10 ), бригадный генерал в отставке, исследует идеи многих индийских военачальников и предлагает индийский ядерный арсенал в 2011–2020 гг. со 150 боеголовками, из которых 134 имеют мощность 200 кт, тогда как в 2021–2030 гг. может содержать 200 боеголовок мощностью 200 кт.Хотя Индии не нужно столько оружия для нападения на Пакистан, Индия также обеспокоена Китаем. В Китае около 360 городов с населением более 100 000 человек, поэтому не исключено, что Индия прикидывает свои ядерные силы на случай ядерного конфликта с Китаем.

Сценарий войны

Ни Пакистан, ни Индия вряд ли начнут ядерный конфликт без серьезной провокации. Индия объявила о политике неприменения ядерного оружия первой, кроме как в ответ на нападение с применением биологического или химического оружия ( 5 ). Пакистан заявил, что применит ядерное оружие только в том случае, если он не сможет остановить вторжение обычными средствами или если он подвергнется нападению с применением ядерного оружия. К сожалению, две страны пережили четыре войны с применением обычных вооружений (1947, 1965, 1971 и 1999 годы) и множество стычек со значительными человеческими жертвами после раздела Британской Индии в 1947 году. Поэтому возможность того, что обычная война станет ядерной, вызывает беспокойство. Лавой и Смит ( 11 ) обсуждают три возможных сценария ядерной войны между Индией и Пакистаном.Индия имеет обычное военное превосходство. Индия также географически намного больше, чем Пакистан. Один из возможных путей к ядерной войне включает обычный конфликт между Индией и Пакистаном. Если Пакистан поймет, что Индия собирается успешно вторгнуться в него, это заставит Пакистан запустить свое ядерное оружие до того, как они будут захвачены превосходящими обычными индийскими силами. Другая возможность начала ядерного конфликта заключается в том, что Индия или Пакистан могут потерять контроль над своими структурами управления из-за нападения на них другой стороны или, возможно, нападения террористов из Индии или Пакистана или из другой страны. При таком сценарии неясно, кто может управлять ядерными силами и какие шаги они могут предпринять. Третья возможность начала ядерного конфликта заключается в том, что Индия или Пакистан могут принять атаку обычными силами или даже военные учения за атаку ядерными силами.

Чтобы помочь оценить последствия ядерного конфликта между Индией и Пакистаном, в таблице S1 представлен конкретный сценарий войны, которая, как предполагается, произойдет в 2025 году. Хотя в этом сценарии Пакистан первым запускает ядерное оружие, мы не имеем в виду, что они больше шансов сделать это, чем Индия.Поскольку предполагается, что обе стороны используют большое количество оружия, мы ожидаем, что наши результаты будут одинаковыми независимо от того, как началась война. Более того, мы ожидаем, что спрогнозированные здесь глобальные результаты будут в равной степени применимы — с соответствующей перекалибровкой размеров оружия и целей и связанных с ними выбросов дыма — к любому ядерному конфликту между государствами, обладающими ядерным оружием, который включает в себя соответствующую общую мощность, взорванную в основном в городских районах.

Возможны многие сценарии индо-пакистанского конфликта в 2025 году: от отсутствия развернутого ядерного оружия до взрыва 500 единиц ядерного оружия, многие из которых мощностью более 100 кт.Мы выбрали сценарий, изложенный в таблице S1, как правдоподобный, следуя советам ряда военных и политических экспертов. Кроме того, информация, представленная в этом документе и дополнительных материалах, может использоваться в качестве основы для расчета результатов для других сценариев. Основными факторами, определяющими потери и воздействие на климат, являются количество использованного оружия, мощность оружия и цели для оружия, каждая из которых заранее неизвестна. Обсуждение в следующих параграфах иллюстрирует факторы сценария, которые широко рассматриваются в литературе, касающейся конфликтов между Индией и Пакистаном, которые могут варьироваться в альтернативных сценариях, включая роль количества потенциальных целей в выборе размеров арсеналов; характеристики, такие как частота отказов доступного оружия и средств доставки; события, которые могут привести к эскалации ядерного конфликта; решение кашмирской проблемы, способное снизить вероятность опасной конфронтации; важность городских целей в увеличении числа жертв и климатических последствий из-за высокой плотности населения и загрузки топливом; сложность предотвращения превращения конфликта в ядерный из-за дестабилизирующего воздействия тактического ядерного оружия на обе стороны; важность опасений Индии по поводу Китая, которые затрудняют сокращение ядерных арсеналов Пакистаном и Индией; и возможная роль непропорциональных размеров стран, вооруженных сил и населения Индии и Пакистана в мотивации первоначального применения ядерного оружия.

В сценарии, представленном в таблице S1, мы предполагали, что каждая страна будет иметь 250 единиц ядерного оружия в 2025 году ( 5 , 9 ). Мы также приняли очень упрощенный сценарий, в котором учитываются только городские цели, и они атакуются с помощью воздушных подрывов. Многие военные или стратегические цели в сельской местности, вероятно, также будут атакованы, но это будет связано с меньшей численностью населения и меньшей загрузкой топлива, что не приведет к значительному увеличению числа погибших или выбросов дыма в ближайшем будущем.Поэтому мы специально не отслеживаем их в нашем сценарии. Аналогичным образом, некоторые цели, такие как заглубленные военные объекты, могут стать объектом наземных взрывов, что вызовет значительное выпадение радиоактивных осадков и множество дополнительных жертв — эффекты, которые не рассматриваются в данной работе в явном виде. около 1,4 миллиона военнослужащих. Индия не размещала тактическое ядерное оружие. Индийская ядерная стратегия требует сдерживать значительное количество бомб большой мощности на случай, если Китай присоединится к войне на стороне Пакистана ( 10 ). Поскольку Пакистан — небольшая страна, в которой всего около 60 городов с населением более 100 000 человек, Индии не потребуется все ее 250 единиц оружия, чтобы уничтожить пакистанские города.

Мы предполагаем, что Индия будет держать в своем арсенале 100 единиц ядерного оружия, чтобы удержать Китай от вступления в войну. Участие Китая значительно усилит разрушение, о котором пойдет речь ниже. По мере того, как Китай расширяет свое присутствие в Пакистане в рамках китайско-пакистанского экономического коридора, который является элементом более широкой китайской инициативы «Один пояс, один путь», шансы распространения пакистано-индийской войны на Китай, похоже, возрастают.

Из 150 вооружений Индии, которые могут быть использованы против Пакистана, мы предполагаем, что около 15% выйдут из строя. В этом случае отказ в первую очередь связан с тем, что оружие не было доставлено или не взорвалось. Большинство городских целей в Пакистане настолько велики, что для их поражения не требуется точного наведения. Таким образом, наш сценарий предполагает, что на самом деле взорвется 125 единиц оружия. Мы также предполагаем, что в Пакистане есть 25 целей, которые представляют собой изолированные военные базы или промышленные объекты, расположенные в регионах с низким населением и небольшим количеством горючих материалов.Мы не учитываем их при подсчете смертельных случаев или экологического ущерба. Поэтому мы предполагаем, что у Индии есть 100 стратегических ядерных вооружений, которые можно использовать по городским противовесным целям или военным контрсиловым целям, расположенным в городских районах, таким как военные базы, промышленные объекты, нефтеперерабатывающие заводы, объекты ядерного оружия и аэропорты.

У Пакистана также есть одна из самых больших вооруженных сил в мире, численность личного состава которой составляет примерно вдвое меньше, чем у Индии. Мы предполагаем, что в 2025 году у Пакистана будет 50 тактических вооружений мощностью 5 кт, которые будут использоваться против вторгшейся индийской армии. Мы предполагаем, что 20% из них выйдут из строя или будут захвачены индийской армией. Многие из этих тактических видов оружия могут использоваться в малонаселенных районах с небольшим количеством легковоспламеняющихся материалов. Соответственно, мы учитываем только оставшиеся 200 единиц стратегического оружия при расчете потерь или дыма от пожаров. Мы предполагаем, что из этих 200 единиц стратегического оружия 15% не будут доставлены к цели, а остальные 170 будут взорваны над своими целями. Далее мы предполагаем, что 20 из этих взрывов произойдут над изолированными военными, ядерными или промышленными районами.Баланс, 150 единиц оружия, таким образом, будет использоваться против городских целей противодействия Индии и военных целей противодействия, расположенных в городских районах.

Мощность современного индийского и пакистанского оружия неизвестна, и ее нелегко ограничить. В 1998 году Индия взорвала бомбу мощностью ~ 40 кт, которая, как они утверждали, была двухступенчатой ​​бомбой. Kanwal ( 10 ) предполагает, что эта конструкция может дать выход 200 кт. Пакистан утверждал, что в его оружии, испытанном в 1998 году, использовалось ускоренное деление. Возможно, они также могли бы дать урожай в 200 тыс. тонн.Учитывая отсутствие достоверной информации о мощности, мы рассмотрим последствия применения стратегического оружия мощностью 15, 50 и 100 кт.

Наш сценарий, представленный в таблице S1, начинается с террористической атаки на правительство Индии, аналогичной той, которая произошла 13 декабря 2001 года, но с массовыми жертвами среди членов правительства Индии. Как и в январе 2002 г., мы предполагаем, что Индия и Пакистан мобилизуют свои войска в течение нескольких недель после теракта. Индийские войска, скорее всего, будут рассредоточены вдоль границы и в Кашмире.Вспыхивали стычки, в результате которых с обеих сторон погибали. Подобные стычки происходили в 2002 г. и теперь происходят регулярно, последний раз конфликт в Кашмире начался с террористического акта 14 февраля 2019 г. В конфронтации 2002 г. вмешались США, Россия и другие страны, в конечном итоге убедив Индию и Пакистану положить конец конфронтации, которая продолжалась до лета 2002 года, пока Пакистан не согласился контролировать террористические группировки в пределах своих границ.

Учения по моделированию кризиса в Шри-Ланке в 2013 г., организованные Военно-морской аспирантурой США и в которых приняли участие отставные военные и гражданские аналитики из Индии и Пакистана, показали, что «ограниченная война в Южной Азии быстро перерастет в полномасштабную войну с высоким потенциалом ядерный обмен» ( 12 ). В нашем сценарии, когда правительство Индии серьезно пострадало, индийская армия подводит к границе несколько танков и пересекает территорию Пакистана, а также пересекает линию контроля в Кашмире.В первый день ядерного конфликта Пакистан применил 10 тактических атомных бомб мощностью 5 кт внутри своих границ низкими воздушными очередями против индийских танков (таблица S1).

Конфликт продолжается на 2-й день, когда Пакистан использует на поле боя еще 15 тактических вооружений мощностью 5 кт, в то время как Индия наносит два воздушных удара по пакистанскому гарнизону в Бахавалпуре и развертывает 18 других вооружений для атаки пакистанских аэродромов и складов ядерного оружия, частично унижение пакистанских ответных возможностей. Тем не менее, на третий день Пакистан отвечает обстрелом ядерными баллистическими и крылатыми ракетами гарнизонов, складов оружия, военно-морских баз и аэродромов в 30 точках индийских городов (30 воздушных залпов мощностью от 15 до 100 кт каждый) плюс еще один 15 тактических очередей мощностью 5 кт. Индия также использует 10 стратегических вооружений против пакистанских военных баз на третий день. Из-за паники, гнева, недопонимания и протоколов эскалацию сейчас не остановить. С 4-го по 7-й день по городам в Индии наносится удар из 120 единиц стратегического оружия, а по городам в Пакистане — из 70 воздушных очередей мощностью от 15 до 100 кт.В общей сложности городские районы Пакистана поражены 100 ядерными боеголовками с использованием воздушных взрывов, а городские районы Индии поражены 150 ядерными боеприпасами с использованием воздушных взрывов. Кроме того, Пакистан успешно применил 40 единиц тактического ядерного оружия и 20 единиц стратегического оружия по целям за пределами городских районов, тогда как Индия успешно применила 25 единиц стратегического оружия по целям за пределами городских районов.

В предыдущих симуляциях ( 13 , 14 ) весь дым, образовавшийся во время обмена ядерными ударами (как описано ниже), первоначально был равномерно распределен по обширной территории Индии и Пакистана 1 января.Здесь дым впрыскивается над отдельными целевыми городскими районами (в масштабе сетки климатической модели) в день взрывов. Следовательно, впрыск дыма варьируется по месту и времени в соответствии с развитием конкретного сценария войны (например, как показано на рис. S1 для сценария с 50-кт оружием). Кроме того, в настоящем моделировании климата предполагается, что введение дыма начнется 15 мая и продолжится в течение всего периода обмена (например, 6 дней для случая на рис.С1). Мы не оценивали чувствительность результатов к времени начала войны. В ( 14 ) было обнаружено, что война, начатая 1 января или 15 мая, мало повлияла на конечные климатические последствия. С другой стороны, война, происходящая летом в Северном полушарии, может поначалу привести к усилению последствий, как это предполагалось в более ранних исследованиях ядерной зимы.