Содержание

Что на самом деле случилось в Дюнкерке?

  • Уилл Далгрин
  • BBC News

Автор фото, Warner Bros

Подпись к фото,

В фильме «Дюнкерк» рассказывается история эвакуации британских и французских военных в 1940 году

21 июля состоялась мировая премьера фильма Кристофера Нолана «Дюнкерк», в котором рассказывается об эвакуации войск союзников с побережья Франции в 1940 году. Би-би-си рассказывает, как несколько сотен тысяч военных оказались в ловушке на французском пляже.

Фильм Нолана уже получил восторженные отзывы критиков. На сайте рецензий metacritic.com «Дюнкерк» благодаря высоким оценкам оказался в первой пятерке фильмов, номинированных на премию «Оскар» за 21 год, и в десятке лучших фильмов о войне за всю историю.

Неожиданным успехом стал и актерский дебют Гарри Стайлза, участника поп-группы One Direction.

Что случилось в Дюнкерке?

Уинстон Черчилль в знаменитой речи «Мы будем сражаться на пляжах» 1940 года назвал события в Дюнкерке «чудесным избавлением». Похвалы Черчилля предназначались спасательной операции, в рамках которой 338 226 французских и британских солдат были эвакуированы с пляжа и гавани города Дюнкерк во Франции.

Изначально предполагалось, что оккупировавшие Францию немецкие войска достигнут побережья, где находились военные, в течение двух дней.

В этом случае удалось бы обеспечить безопасность лишь 43 тысяч бойцов. Тем не менее, благодаря замешательству немцев и отважным действиям членов Коалиции, британских и военных солдат удалось спасти.

Почему военные оказались на пляже?

В ответ на вторжение Германии в Польшу в 1939 году Британия отправила войска для защиты Франции. После того, как немцы продвинулись в Бельгию и Нидерланды в мае 1940 года, союзники допустили почти смертельную ошибку.

  • спасены:

  • 198 229 британских военных

  • 139 997 французских военных

  • 636 кораблей союзников

  • захвачены:

  • 262 вражеских самолета

Getty

Французско-немецкая граница почти целиком была укреплена так называемой «линией Мажино», однако ее северный участок защищал лишь Арденский лес. Союзники предполагали, что он был слишком густым и не требовал серьезной защиты, однако войскам Германии удалось проложить дорогу через чащу.

В итоге немцы фактически оказались в тылу у союзников, вынудив их сдвинуться в Бельгию, где они столкнулись с еще большим количеством солдат противника. Единственным вариантом осталось оступление к прибрежному городу Дюнкерк, откуда военных можно было эвакуировать в Англию.

Спасательная операция

Момент, когда большинство военных объединенной армии Британии и Франции оказались окружены немцами, мог стать поворотной точкой всей войны. Тем не менее, по до сих пор неясным причинам, Адольф Гитлер приказал своим войскам остановиться.

Союзники получили дополнительное время. Для эвакуации военных привлекли морские корабли, пассажирские паромы, рыболовные суда, частные яхты и катера. К спасательной операции добровольно присоединилась горстка мирных жителей, которые отправились на помощь в разделяющий Британию и Францию пролив Ла-Манш.

В итоге за девять дней образовавшийся флот, который с воздуха прикрывали британские самолеты, смог вывезти большую часть военных.

Военная катастрофа

Фильм Кристофера Нолана стал большим успехом, однако в действительности события в Дюнкерке, по признанию Черчилля, привели к «колоссальной военной катастрофе».

«В результате эвакуаций войны не выигрываются», — сказал Черчилль.

Возможно, это действительно так, однако трудно не признать операцию в Дюнкерке одним из ключевых моментов войны.

«Чудо Дюнкерка». Подлинная история событий | История | Общество

Вторая мировая война оставила после себя много тайн и загадок, ответы на которые не получены до сих пор. Одним из спорных вопросов остаётся так называемое «чудо Дюнкерка», о котором историки спорят более семи десятилетий.

После нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года Великобритания и  Франция, в соответствии с взятыми на себя союзническими обязательствами, объявили войну Третьему рейху.

Однако активные действия прекратились практически сразу. Начался период, вошедший в историю как «странная война»: стороны конфликта, по сути, бездействовали.

Период бездействия завершился 10 мая 1940 года, когда Германия запустила план «Гельб»: план молниеносной войны против Бельгии, Нидерландов и Люкссембурга. «Гельб», в свою очередь, открывал дорогу для плана «Рот»: молниеносного вторжения во Францию в обход мощных укреплений линии Мажино.

«Мы полностью разбиты!»

Немецкое наступление развивалось стремительно. К 14 мая капитулировала Голландия. Бельгия держалась дольше, но её положение быстро стало безнадёжным.

Натиск гитлеровцев привёл к тому, что уже через несколько дней угроза блокады и полного разгрома нависла над французскими войсками и Британскими экспедиционными силами в районе порта Дюнкерк на берегу Ла-Манша.

20 мая 1940 года немецкие танковые соединения прорвались к Абвилю, и войска так называемой Первой группы армий союзников (в общей сложности 10 английских, 18 французских и 12 бельгийских дивизий) оказались отрезаны и прижаты к морю в районе Гравлина, Арраса, Брюгге.

Ещё за два дня до этого командующий британскими войсками в континентальной Европе лорд Горт обратился к премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю с призывом начать эвакуацию.

Черчилль колебался, но через два дня приказ об эвакуации был отдан. Ситуация была поистине катастрофическая. В эти дни премьер-министр Франции Рейно звонил своему коллеге Черчиллю в Лондон и в отчаянии кричал в трубку: «Мы разбиты! Мы полностью разбиты!»

Под ударами немцев были потеряны порты Булонь и Кале. Дюнкерк оставался последней надеждой. Вокруг него скопилась группировка союзных войск численностью свыше 300 тысяч человек.

Операция по эвакуации войск получила название «Динамо».  Командование ей было поручено британскому

контр-адмиралу Бертраму Рамсею.

Для эвакуации собрали всё, что было можно, включая маленькие частные яхты и небольшие рыболовецкие суда. Всего удалось собрать 693 английских и около 250 французских кораблей.

Для того чтобы эвакуация стала возможной, войскам необходимо было во что бы то ни стало удержать фронт против немцев.

Отчаянные контрудары французских войск досаждали немцам, но не могли в корне переменить ситуацию.  Порт Кале был занят немцами 23 мая 1940 года. До Дюнкерка оставалось всего 16 километров.

Британские войска выходят на пляж в Дюнкерке, чтобы дождаться эвакуации. Фото: Commons.wikimedia.org

Танкам приказано остановиться

Французы и англичане предпринимали всё новые контратаки, но немецкие «клещи» продолжали сжиматься.

Британское командование, оценивая ситуацию, прогнозировало, что при благоприятном стечении обстоятельств может быть спасено не более 45 тысяч солдат и офицеров.

Немецкие танковые части готовились к последнему броску на Дюнкерк, когда 24 мая ими был получен приказ Гитлера: дивизиям, наступавшим вдоль побережья Ла-Манша, остановить наступление на рубеже канала Аа и отвести назад части, продвинувшиеся на Азбрук. Гитлер приказал «не приближаться к Дюнкерку ближе чем на 10 км» и не использовать против блокированной группировки танки.

Это был очень нелогичный приказ, который привёл в недоумение немецкий генералитет. А ещё более странным оказалось то, что приказ войскам остановиться, не доходя до Дюнкерка, был передан незашифрованным, благодаря чему стал известен англичанам.

Спасательные шлюпки с британскими войсками. Фото: Commons.wikimedia.org

«Многие тысячи солдат противника у нас под носом бегут в Англию»

26 мая 1940 года эвакуация англо-французских сил началась. Людей принимали на борт не только в самом порту Дюнкерка, но и на прилегающих пляжах, где для малых судов создали причалы из загнанных в воду грузовиков.

Немцы атаковали  суда и войска на берегу при помощи артиллерии и авиации, но сорвать эвакуацию таким образом не получалось. Британские истребители с противником справлялись довольно успешно.

Немецкий генерал Франц Гальдер 30 мая 1940 года в своём дневнике писал: «Мы потеряли время, поэтому кольцо вокруг французов и англичан было замкнуто медленнее, чем это было возможно. Главное состоит в том, что вследствие остановки механизированных соединений кольцо не замкнулось на побережье, и теперь приходится лишь созерцать, как многие тысячи солдат противника у нас под носом бегут в Англию».

Рубежи обороны вокруг Дюнкерка французы и англичане защищали упорно. Немцы же — по инициативе Гитлера — были лишены возможности воспользоваться своим главным оружием: танковыми соединениями.

В результате гитлеровцам оставалось только наблюдать, как всё новые и новые корабли увозят окружённых.

Французский эсминец Bourrasque, загруженный войсками. Фото: Commons.wikimedia.org

337 тысяч спасённых

«Морской мост» действовал с 26 мая по 4 июня 1940 года. За это время из Дюнкерка были эвакуированы свыше 338 тысяч человек, из которых более 337 тысяч добрались до английского берега.

Был спасён почти весь экспедиционный корпус Великобритании, более 90 тысяч французских военнослужащих, а также бельгийцы и солдаты других стран союзной коалиции.

Потери пришлись прежде всего на технику, которую пришлось бросить практически всю. Было оставлено 2472 артиллерийских орудия, почти 65 тысяч автомашин, 20 тысяч мотоциклов, 68 тысяч тонн боеприпасов, 147 тысяч тонн топлива, 377 тысяч тонн снаряжения и военного имущества, 8 тысяч пулемётов и около 90 тысяч винтовок, в том числе всё тяжёлое вооружение и транспорт 9 английских дивизий.

Но всё это не шло ни в какое сравнение со спасением людей. «Чудо Дюнкерка» стало своеобразной компенсацией за военную катастрофу во Франции. Англичанам удалось сохранить боеспособную армию, что делало возможным продолжение войны. Операция по эвакуации подняла боевой дух в Великобритании, что имело большое значение для дальнейших событий.

Британские корабли спасают войска союзников под немецким огнём. Фото: Commons.wikimedia.org

Широкий жест Гитлера

Не умаляя мастерство и мужество тех, кто проводил операцию по эвакуации, и стойкость защитников Дюнкерка (15 тысяч французов, прикрывавших порт и не успевших эвакуироваться, были взяты в плен), надо признать, что без приказа Гитлера об остановке немецких танков «чудо» могло и не состояться.

Но почему Гитлер отдал такой приказ?

Версий существует несколько: переоценка возможностей люфтваффе, опасение насчёт контрудара из района Парижа, нежелание понести большие потери. Но чрезмерная осторожность нехарактерна для Гитлера, которому были присущи авантюрные черты. К тому же в этот момент дела у гитлеровцев шли как нельзя лучше, и вероятность того, что немецкие танки сбросят французов и англичан в море, представлялась значительно выше, чем возможность серьёзной военной неудачи.

Решение Гитлера вполне могло быть политическим шагом. Останавливая наступление и передавая приказ так, чтобы о нём гарантированно узнали англичане, лидер нацистов  показывал, что истребления британцев не желает и дорога домой для них открыта.

Высадка в Дувре войск, эвакуированных из Дюнкерка. Фото: Commons.wikimedia.org

«Почётный мир» Британия не приняла

К чему такой широкий жест? К тому времени было очевидно, что Франция разбита и её капитуляция — вопрос ближайшего времени. По сути, Великобритания, загнанная к себе на острова, оставалась в войне против Германии одна.

Но, несмотря на планировавшуюся немецкими стратегами высадку в Англии, Гитлер вторгаться на Туманный Альбион не хотел.

«Жизненное пространство», завоевание которого составляло важнейшую часть идей Гитлера, лежало не на Западе, а на Востоке. Война с Советским Союзом была неизбежна, и для подготовки к ней Гитлер хотел бы избавиться от угрозы «войны на два фронта». С поражением Франции она серьёзно уменьшалась, но не исчезала полностью.

Давая возможность англичанам уйти из Дюнкерка, Гитлер пытался создать условия для «почётного мира», которым хотел завершить войну на Западе. В своих речах летом 1940 года Гитлер открыто говорил, что причин для продолжения войны между Германией и Великобританией нет, и призывал сесть за стол переговоров.

Вождь нацистов прекрасно знал, что в Англии немало его поклонников, а также тех, кто с удовольствием прекратил бы войну.

Но премьер-министр Уинстон Черчилль к таким не принадлежал. Великобритания отказалась от предложений фюрера, решив продолжить борьбу.

А войска, спасённые в Дюнкерке, ей в в этом очень помогли.

Памятник в Дувре. Фото: Commons.wikimedia.org

События в Дюнкерке — Вторая Мировая война

Вы забываете два очень важных нюанса:

1). Гитлер дал британцам неплохую возможность для эвакуации, остановив внезапно наступление, чего, само собой, он не делал для советских войск, бывших в окружении на м. Херсонес.

2). Во время третьего наступления на Севастополь, особенно к концу июня 1942 г., у немецких войск было подавляющее превосходство в авиации (вспоминаем количество самолётов, атаковавших «Харьков», к примеру), не говоря уже про остальное и про блокаду города с моря. Авиация бы попросту утопила все транспорты (которых и так оставалось к тому времени немного), скажем, во время погрузки, даже если бы они смогли дойти каким-то чудом.

1. Наступление было остановлено  на несколько дней и только для танковых войск (наступление пехотных частей продолжалось) и это было до начала эвакуации.
Процитирую просто предисловие немецкой редакции к дневнику Гальдера.
«Во-первых, инициатива остановки наступления танковых соединений под Дюнкерком принадлежала командующему группой армий «А» Рундштедту. По его приказу танки прекратили продвижение на Дюнкерк еще 23 мая. Гитлер, прибывший на следующий день в штаб Рундштедта, санкционировал [19] это решение. В журнале боевых действий группы армий «А» имеется следующая запись от 24 мая о посещении Гитлером штаба Рундштедта: «В 11.30 прибывает фюрер. Командующий группой армий знакомит его с обстановкой. Он (Гитлер. — В. Д.) целиком и полностью соглашается с мнением, что восточнее Арраса должна наступать пехота, в то время как подвижные войска могут быть задержаны на достигнутом рубеже Лан, Бетюн, Эр, Сент-Омер, Гравлин, чтобы «перехватить» противника, теснимого группой армий «Б». Он придает этому мнению особенный вес в связи с тем, что вообще необходимо сохранить танковые войска для последующих операций и что дальнейшее сужение района окружения повлечет за собой крайне нежелательное ограничение действий авиации»{17}. Эти соображения и легли в основу известного «стоп-приказа» Гитлера от 24 мая{18}.

Во-вторых, приказ Гитлера предусматривал уничтожить окруженную под Дюнкерком группировку войск противника, причем силами не только одной авиации. Основную роль в этом должны были сыграть наступавшие с востока на Дюнкерк пехотные соединения группы армий «Б», а с юга — 2-й и 8-й армейские корпуса группы армий «А». И об этом четко сказано в дневнике Гальдера (запись от 25 мая): «День снова начинается неприятными дебатами между Браухичем и фюрером относительно дальнейшего ведения битвы на окружение… Получается все наоборот. Я хотел группу армий «А» сделать молотом, а группу армий «Б» — наковальней. Теперь делают группу армий «Б» молотом, а группу армий «А» — наковальней».

На настойчивые призывы Браухича и Гальдера продолжить наступление танковыми дивизиями Гитлер, по свидетельству дневника Йодля, отвечал, что он предоставил право принять решение об этом Рундштедту, но последний отрицательно относится к этой идее, так как намерен сохранить и привести в порядок танки для предстоящего наступления в южном направлении на втором этапе военной кампании против Франции{19}. Тогда Гальдер решил действовать в обход верховной ставки. В расчете на то, что ему удастся склонить на свою сторону Рундштедта и побудить его снова бросить в бой танки Клейста и Гота, Гальдер послал 25 мая следующую дипломатично составленную телеграмму командованию группы армий «А»: «В дополнение к распоряжениям, содержащимся в приказе ОКХ от 24.5 1940 года разрешается продолжение наступления до рубежа Дюнкерк, [20] Кассель, Эстуар, Армантьер, Ипр, Остенде. Соответственно сужается полоса боевых действий авиации…»{20}. Формально это указание ничем не нарушало «стоп-приказа» Гитлера. Все зависело от дальнейшего решения Рундштедта. Последний, получив эту телеграмму ОКХ, оставил ее без внимания. Когда же начальник штаба доложил Рундштедту об этой телеграмме, он заявил, как свидетельствует журнал боевых действий группы армий «А», что танковые войска сначала «крайне необходимо» подтянуть и развернуть, «если вообще потребуется их дальнейшее продвижение вперед»{21}. Рундштедт считал, что задача, поставленная перед его войсками в плане операции «Гельб», в основном выполнена, а ликвидацию окруженной группировки могут осуществить пехотные дивизии группы армий «Б». «Битва в Северной Франции, — гласила запись в журнале боевых действий группы армий «А» от 25 мая, — приближается к своему концу. Кризисов больше не может возникнуть, не считая осложнений чисто местного характера. Задача группы армий «А» может рассматриваться как в основном выполненная».

Лишь на следующий день, когда выяснилось, что войскам группы армий «Б» не удалось сломить сопротивление противника и бои под Дюнкерком могут принять затяжной характер, Рундштедт принял решение ввести в сражение танковые дивизии, чтобы воспрепятствовать эвакуации англичан и разгромить противника. Но они уже не смогли выполнить этой задачи, так как натолкнулись на сильную оборону.»

2. Какими силами немцы осуществляли с моря блокаду Севастополя,что Черноморский флот не мог ее прорвать? Насколько я знаю,корабли  в Севастополь доставили в течении июня 11,5 тыс тонн грузов и 23,5 тыс солдат. На Крите у немцев было абсолютное превосходство в авиации, что не остановило королевский флот от эвакуации своих войск. При Дюнкерке союзники тоже заплатили дорогую цену за эвакуацию ( 8 из 56 эсминцев было потоплено,а 19 повреждено, из 45 транспортов- 9 потоплено и 8- серьезно повреждено, это не считая всяких траулеров,тральщиков, баркасов и яхт) когда немцы использовали две воздушные армии.
 


«Дюнкерк» — Троицкий вариант — Наука

Ревекка Фрумкина

Фильм «Дюнкерк» рассказывает об одном эпизоде Второй мировой войны: это вынужденная экстренная эвакуация войск английской армии (а также разрозненных частей союзных армий) с французского побережья в районе городка Дюнкерк на побережье Великобритании (1940).

Эвакуация без малого полумиллиона вооруженных солдат коалиции, которые, когда сопротивление противнику стало объективно безнадежным, оказались под угрозой быть сброшенными в море наступавшими гитлеровскими войсками, была тем самым операцией по спасению.

С этой точки зрения эпизод Второй мировой войны, который остался в исторической памяти как Дюнкерк, более многозначен, нежели просто хроника героического сопротивления гитлеровскому нашествию. Дюнкерк — это прежде всего акт общенационального сплочения и образец не только военного, но и гражданского мужества, тем самым образец самоотверженного преодоления на все времена.

…Летом 1940 года мне было восемь лет, и Вторая мировая война — в отличие от так и не отошедших в прошлое событий гражданской вой­ны в Испании — меня еще не коснулась.

Да и в дальнейшем я «обходилась» минимальным набором сведений о Дюнкерке, как они представлены в трудах по истории Второй мировой.

«Дюнкерк» Кристофера Нолана посвящен феномену Дюнкерка, и потому он не сводим к тем сведениям, которые мы можем извлечь из исторических трудов.

Феномен Дюнкерка — это мобилизация сил нации для эвакуации примерно 350 тыс. солдат, притиснутых немецким наступлением к морю в районе Дюнкерка. Командование понимало, что оно не располагает регулярными плавсредствами для эвакуации из этого района, и обратилось к гражданам. В результате были задействованы все гражданские суда и любые суденышки, которые могли бы забирать солдат прямо с пляжа и затем уже пересаживать их на более крупные суда.

Известно примерно о 850 небольших гражданских судах, задействованных с 26 мая по 4 июня 1940 года для эвакуации английских и французских войск.

Собственно, «Дюнкерк» снят именно про это.

Это фильм о надежде и отчаянии, о страхах, почти лишающих рассудка, о потере надежды и готовности к смерти… Полуслучайная гибель юноши, совсем еще мальчика; холодное море и равнодушное небо. Сокрушительная сила духа…

Самолет, явно едва держащийся на крыле; тонущие крупные корабли и чудом еще уцелевшие рыбачьи суденышки-скорлупки… И снято всё это как будни, так что оценка остается задачей зрителя.

Я посмотрела фильм второй раз, но мне так и не раскрылся секрет режиссерского мастерства, благодаря которому зритель ощущает себя рядом с героями и потому — пусть подсознательно — запрещает себе предаваться чувству безнадежности. Потому что угроза смерти в фильме растворена в воздухе, которым — сам того не замечая — зритель дышит вместе с героями вплоть до последних кадров.

Секрет фильма — именно в этом вместе.

Ревекка Фрумкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Позор Дюнкерка: как Европа с готовностью преклонилась перед Гитлером

Германии для захвата территории СССР необходимо было иметь промышленный потенциал и людские ресурсы, превосходящие  СССР.

Для получения значительного превосходства над СССР Гитлер начал войну с европейскими странами, чтобы их объединить и заставить служить интересам Германии. Легкость, с которой гитлеровская Германия одолевала одну европейскую страну за другой, скорее говорит об их готовности служить Гитлеру, чем неспособности противостоять агрессору.

Франция и Англия многие годы вкладывали огромные деньги в развитие ВПК и укрепление своих вооруженных сил. Французская «линия Мажи¬но» проходила от Монмеда до Бельфора и представляла собой сплошную зону желе¬зобетонных укреплений и крепостей. В сумме даже население метрополий Франции и Англии превосходило население Германии, и с учетом состояния их вооруженных сил они вполне могли противостоять мощи вермахта. К тому же они имели огромные колонии, с помощью которых могли обеспечивать себя всем необходимым для ведения длительной войны: Англия имела колонии с населением более 500 млн. чел., а Франция – около 70 млн. чел. Но Франция позорно быстро проиграла войну, а Англия поспешила укрыться на своем острове.

Германия начала захват Франции 10 мая 1940 года через Бельгию и Голландию. Наступление велось и через «линию Мажино», которая в нескольких местах была прорвана немецкими войсками. 14 июня немецкие войска вступили в Париж. 16 июня Франция обратилась к Германии с просьбой о перемирии. Но Германия продолжала наступать и только 22 июня в Компьене подписала перемирие. Две трети территории Франции были оккупированы, на одной трети было создано прогерманское правительство во главе с Петеном. В ноябре 1942 года немцы и итальянцы ввели свои войска и в одну треть оставшейся не оккупированной территории Франции.

У нас и за рубежом критикуют советскую власть, проклинают И. В. Сталина, унижают русский народ за военные поражения от германской армии летом 1941 года и молчат о том, что французская армия с английскими экспедици¬онными войсками были разгромлены наголову за один месяц. И не было у Франции никакой надежды освободиться от Германского ига, а у Англии — никакой уверенности, что ее не постигнет участь Франции.

Позор Франции, за месяц сдавшей врагу страну, а нам, в 1941 году не потерявшим армию и от¬стоявшим Москву, не подобает стыдиться поражений от сильного, коварного и ум¬ного врага. Мы выстояли и победили.

В довоенных взаимоотношениях СССР и Германии явно прослеживается стремление определить силу сторон. Такой проверкой являлась война с Финляндией.  Советский Союз с целью обеспечения своей безопасности просил Финляндию отодвинуть границу от Ленинграда вглубь Карельского перешейка и предлагал взамен вдвое большую территорию. Финляндия ответила военной провокацией при явной поддержке со стороны Германии и поджигателей войны.

В своих воспоминаниях К. А. Мерецков писал: «26 ноября я получил экстрен¬ное сообщение, в котором сообщалось, что возле селения Майнила финны открыли артиллерийский огонь по советским пограничникам. Было убито четыре человека, ранено девять. Приказав взять под контроль границу на всем ее протяжении си¬лами военного округа, я немедленно переправил донесение в Москву. Оттуда приш¬ло указание готовиться к контрудару. На подготовку отводилась неделя, но на практике пришлось сократить срок до четырех дней, так как финские отряды в ряде мест стали переходить границу, вклиниваясь на нашу территорию и засылая в советский тыл группы диверсантов».

В связи с указанными событиями 28 ноября 1939 года правительство СССР денонсировало советско-финляндский договор о ненападении и отозвало своих дипломатических представителей из Финляндии. 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа перешли в наступление на Карельском перешейке.

Фальсификации, порожденные врагами России и их союзниками внутри страны беспредельны. Уже всему обществу внушили мнение, что СССР потерпел поражение в войне с Финляндией.

В действительности 30 ноября 1939 года перешли в наступление на Карельском перешейке только войска Ленинградского военного округа. В том, что у них не хватило сил для прорыва линии Маннергейма, нет ничего позорного для Красной Армии и СССР.

У СССР не было времени собрать больше сил, так как финские воинские подразделения начали переходить границу СССР и убивать наших солдат, а безопасность Ленинграда и всей северо-западной части СССР надо было обеспечить, во что бы то ни стало.

Численность финских войск на Карельском перешейке составляла 130 тысяч человек, советских — 169 тысяч. Соотношение 1:1,3. Против 80 финских батальонов, опирающихся на долговременные сооружения, было 84 стрелковых батальона РКК. Одним словом, силы сторон на Карельском перешейке были практически равными, разница была в том, что финны сидели в бетонных коробках, а у РККА была масса танков с противопульным бронированием.

На второстепенном по отношению к Карельскому перешейку направлении, в промежутке между Ладожским и Онежским озерами количество советских войск также не обеспечивало успешного наступления.Такое же соотношение было и между вооруженными силами Финляндии и выделенными для проведения операции советскими войсками в целом. А. В. Исаев указывает, что у финнов было 170 расчётных батальона. Противостояли им соответственно 185 расчетных батальона РККА.

После того как стало ясно, что ни окон, ни дверей в «линии Маннергейма» нет, перед Красной Армией прочные долговременные укрепления и финны поставили под ружье всех, кого только можно было поставить, было решено прекратить наступление.

Соотношение сил по сравнению с декабрем 1939 года 12 февраля 1940 года стало больше соответствовать классическому соотношению 1:3. Численность личного состава советских войск составила теперь 460 тысяч человек против 150 тысяч человек противостоящих им финских войск. После этого Линия «Маннергейма» была взломана с хорошим темпом.

Кстати, финны 29 октября 1941 года штурмовали советский Карельский УР, понесли огромные потери, но прорваться к Ленинграду с севера не смогли. Карельский УР стоял на пути финнов неприступной крепостью всю войну.

Война с Финляндией длилась 3 месяца и 12 дней. Потери с советской стороны составили 131 476 человек, потери финской армии — 48 243 человека. Наши потери превышают финские почти в 3 раза, но надо учитывать, что мы штурмовали бетонные крепости и наступали среди скал, лесов и болот в самой неблагоприятной для наступления местности.

Прорвав «линию Маннергейма», советские войска имели возможность за короткий промежуток времени оккупировать всю Финляндию, так как финская армия была полностью разгромлена, но мы не стали этого делать, а как только Финляндия попросила, подписали с ней мирный договор. 12 марта 1940 года договор был подписан. К СССР перешел Карельский перешеек, северо-восточный берег Ладожского озера в районе Куолоярви, часть полуостровов Рыбачий и Средний. Также финны согласились сдать в аренду остров Ханко с прилегающими островами.

Во время Великой Отечественной войны защитники полуострова Рыбачий заслуженно стали легендарными героями Заполярья, про которых писали стихи и слагали песни. Они мужественно защищали нашу землю, проливы, союзные конвои. Неизвестно, смогли бы мы удержать Заполярье, Мурманск без названных полуостровов. Это еще раз подтверждает, что в войне с Финляндией наше правительство стремилось только к обеспечению безопасности народов СССР.

Кстати, Запад не только провоцировал войну Финляндии с СССР, но и поставлял ей вооружение. Великобритания, Франция, Швеция направили в Финляндию только самолетов более 500 штук. Вооружение в Финляндию поступало также из США, Норвегии, Италии и других стран Запада.

Война с Финляндией была пробой Западом сил СССР. После окружения и разгрома финнами нашей 44-й стрелковой дивизии У.Черчилль в выступлении по радио 20 января 1940 года заявил, что Финляндия «открыла всему миру слабость Красной Армии». Данное заявление произносилось с целью ускорения нападения Германии на СССР. Вся политика Запада была направлена на достижение одной цели — добиться нападения Германии на СССР.

Английский историк Ф. Ротштейн писал о том, что «начиная с пакта четырёх (1934 год), твердым продолжением линии Лондона была ориентировка на войну Гит¬лера с СССР, на занятие Великобританией позиции «третьей радующейся стороны». И далее продолжал, написав следующее: «Пожалуй, во всей истории диплома-тии (включая политическую подготовку народа внутренней пропагандой) не было такого примера длительного подталкивания агрессора (с 1935 по 1939 год) к на¬падению на государство (СССР — Л. М.), которое уже давно было избрано правящим классом Великобритании в качестве мишени».

Гитлера продолжали убеждать в не¬обходимости нападения на СССР и тогда, когда он развязал войну в Европе. В частности, появилась официальная брошюра, написанная губернатором Египта с предисловием лорда Галифакса, в которой Гитлера упрекали в том, что он стал «клятвопреступником», не напав на СССР — «врага западной цивилизации».

Но об этом, как правило, ни в России, ни на Западе не пишут, а все клеймят позором фактически грамотные, не агрессивные, направленные на обеспечение безопасности своей страны действия правительства СССР и его вооружённых сил в 1939-1940-х годах. Захватнические войны гитлеровской Германии в Европе тоже забыли, а СССР продолжают попрекать тем, что он не положил добровольно голову на плаху, а продолжал заботиться о своем государстве, своем народе.

Мнение, выраженное в публикации Леонида Масловского, является его личной позицией и может не совпадать с мнением редакции сайта телеканала «Звезда».

как Французская кампания гитлеровской Германии повлияла на ход Второй мировой войны — РТ на русском

10 мая 1940 года нацистские войска развернули масштабное наступление на территории Западной Европы. Несмотря на преимущество союзников в соотношении сил, гитлеровской армии потребовалось около шести недель, чтобы оккупировать Францию и страны Бенилюкса. Части британского экспедиционного корпуса и отдельные соединения французской и бельгийской армий, блокированные у Дюнкерка, были эвакуированы. 60% территории Франции было передано под контроль Германии по условиям капитуляции, на остальной части страны действовало коллаборационистское правительство. Успешная для нацистов кампания, в ходе которой они понесли гораздо меньшие, чем союзники, потери, подтолкнула руководство рейха к дальнейшим действиям против СССР.

10 мая 1940 года страны гитлеровской коалиции начали операцию, позднее названную Французской кампанией, или Шестинедельной войной. После восьми месяцев позиционного противостояния в начале Второй мировой немецкие и итальянские войска атаковали англо-французские силы. Уже 22 июня Франция, бывшая основным соперником Германии в континентальной части Западной Европы, подписала перемирие, а ещё два дня спустя боевые действия полностью завершились. Успешные для нацистов итоги кампании в Западной Европе подтолкнули руководство рейха к дальнейшим действиям против Советского Союза.

«Странная война»

«Унизительные для Германии условия завершения Первой мировой войны, выразившиеся в территориальных потерях, контрибуциях и демилитаризации, разбудили в немецком обществе дух реваншизма, который позволил нацистам захватить власть в стране», — заявил в беседе с RT член Академии военных наук Андрей Кошкин.

По его словам, элиты западных государств не сумели вовремя рассмотреть угрозу. Вместо того чтобы вовремя остановить нацистский режим, лидеры Англии и Франции стали пытаться заигрывать с Адольфом Гитлером, проигнорировав аннексию Австрии и одобрив раздел Чехословакии.

Также по теме

«Чехословацкое оружие позволило нацистам нарастить мышцы»: как Мюнхенский сговор привёл к началу Второй мировой

80 лет назад в Мюнхене представители Великобритании, Франции, Германии и Италии подписали соглашение, позволившее Адольфу Гитлеру. ..

Ощущение безнаказанности и огромные трофеи, по мнению Кошкина, сделали дальнейшую агрессию рейха практически неминуемой. Но западные державы рассчитывали, что она будет направлена против СССР, и не предпринимали серьёзных шагов.

1 сентября 1939 года гитлеровская Германия напала на Польшу. Два дня спустя Лондон и Париж объявили Берлину войну. 7 сентября французские войска атаковали Германию с запада, однако им удалось продвинуться всего на 32 км. Менее чем через неделю наступление захлебнулось. А 16—17 сентября Германия вернула себе ранее занятые Францией территории. В то же время польское правительство бежало из страны.

Война в районе франко-германской границы приняла позиционный характер. С октября 1939 года началась переброска во Францию английских войск, однако им пришлось сразу перейти к обороне. Французское же руководство сосредоточилось на усилении укреплений линии Мажино. Эти события получили среди историков название «Странная война».

«Линия Мажино со своими подземными фортами, электростанциями, совершенными системами вентиляции и лифтами представляла собой шедевр военно-инженерного искусства. Однако с учётом эпохальных изменений в военном искусстве она была очень сильно переоценена», — рассказал RT военный историк Юрий Кнутов.

  • Сбитый британский самолёт
  • © Deutsches Bundesarchiv

В конце 1939 года нацисты занялись активным планированием дальнейших боевых действий в Европе. 9 апреля 1940 года германские войска вторглись в Данию и Норвегию. Официальный Копенгаген капитулировал в тот же день. В Норвегии нацистов некоторое время сдерживал высадившийся там англо-французский корпус, однако уже 24 апреля силы союзников под напором гитлеровских войск начали отступать.

«Военными успехами в северной части Европы нацисты прикрыли себе фланг», — отметил Андрей Кошкин.

Шестинедельная война

«Существуют разные оценки сил Германии и западных союзников в мае 1940 года, однако в целом нельзя сказать, чтобы они были в пользу Берлина. Около 2,5—3 млн человек Германия сконцентрировала на границах с Францией, Нидерландами и Бельгией. Примерно 3—3,5 млн составляли совокупные силы противников Берлина. Кроме того, французские танки превосходили по своим тактико-техническим характеристикам немецкие», — пояснил Юрий Кнутов.

10 мая 1940 года германские войска перешли в массированное наступление. Изначально немецкое командование разработало план, предполагающий разгром союзной группировки севернее Соммы ударом на северном фланге и выход к Ла-Маншу. Однако генерал Эрих фон Манштейн предложил нанести неожиданный для англо-французских сил удар в Арденнах.

Также по теме

«Странная война»: почему Франция и Великобритания не встали на защиту Польши от нацистской Германии

3 сентября 1939 года Франция и Великобритания стали первыми государствами, которые объявили войну нацистской Германии. На тот момент…

Гитлеровские войска были поделены на группы армий A, B и C. Наиболее мощной из них — группе армий A (45 дивизий, включая семь танковых) — было доверено прорваться через Арденны в обход линии Мажино, прижать силы союзников к морю, а затем уничтожить их совместно с группой армий B, которая предварительно должна была захватить Нидерланды и сковать противника в Бельгии. Группа армий C действовала в районе линии Мажино, лишая французов свободы манёвра.

«В Нидерландах и Бельгии имели место одни из первых примеров массового применения нацистами специальных диверсионных и десантных подразделений. Они успешно захватывали ключевые мосты и крепости, давая возможность основным силам вермахта спокойно преодолевать наиболее сложные места в обороне противника», — рассказал Юрий Кнутов.

Так, несколько десятков немецких десантников захватили стратегически важный форт Эбен-Эмаэль, прикрывавший переправы через реку Маас и канал Альберт. Высадившись с воздуха и подорвав кумулятивные заряды, они заблокировали бронебашни форта и заперли его гарнизон, составлявший около 1,2 тыс. человек.

11 мая 1940 года нацистами был полностью оккупирован Люксембург, 14 мая капитулировали Нидерланды, а 26 мая — Бельгия. Во Франции нацисты также успешно реализовывали свои планы. Оборона 2-й и 9-й армий Франции была прорвана. Арденнское наступление увенчалось успехом — союзники были прижаты к морю.

Единственным ситуационным успехом Франции стали удары, нанесённые по южному флангу нацистов 17—19 мая 4-й танковой дивизией под командованием бригадного генерала Шарля де Голля. Однако они уже ничего решить не могли.

  • Дюнкеркская операция
  • AFP

В конце мая избежавшие окружения британские, французские и бельгийские войска отступили к порту Дюнкерк.

«На этом этапе произошло одно из загадочных событий Второй мировой войны, которое историки до сих пор не могут объяснить. 23—24 мая Адольф Гитлер приказал приостановить наступление в этом районе. Существуют различные версии такого его решения: например, что немцы опасались удара на юге, однако я лично полагаю, что это было подготовкой к переговорам с британцами о заключении сепаратного мира», — рассказал Юрий Кнутов.

Пауза в боях позволила британцам организовать эвакуацию. В Великобританию было вывезено свыше 330 тыс. военнослужащих союзников. При этом военную технику, снаряжение и боеприпасы они бросили под Дюнкерком.

Гитлеровцы тем временем наступали вглубь Франции. 9 июня они вышли к Сене и, развернувшись к морю, окружили ещё одну англо-французскую группировку, сдавшуюся три дня спустя. 14 июня пал Париж. Одновременно в наступление перешла гитлеровская группа армий C. 17 июня нацисты уже форсировали Луару.

Италия вступила в войну на стороне Германии 10 июня 1940 года. Её примерно 300-тысячная группировка атаковала Францию с юга, однако далеко продвинуться не смогла из-за ожесточённого сопротивления французских войск.

Однако 22 июня 1940 года Франция официально капитулировала. Чтобы унизить французов, германское командование заставило их подписать соответствующий акт в Компьенском лесу — в том самом вагоне, в котором в 1918 году Германия подписала документы о капитуляции перед Антантой. 24 июня Франция подписала перемирие с Италией.

  • Капитуляция Франции
  • © Deutsches Bundesarchiv

Последствия поражения

«К поражению 1940 года союзников привёл целый комплекс причин», — заявил в беседе с RT вице-президент Ассоциации историков Второй мировой войны Константин Залесский.

Однако главной из них эксперт считает нежелание французов сражаться в полную силу из-за боязни потерь. По его словам, Франция очень тяжело переживала гибель значительного количества своих граждан в годы Первой мировой войны.

Также по теме

«Гитлер понял, что не готов к высадке в Британии»: как Датско-норвежская операция повлияла на ход Второй мировой войны

80 лет назад началась операция гитлеровских войск по захвату Дании и Норвегии. В ходе неё немцы с минимальными потерями смогли…

«Не готовая к потерям страна заведомо проигрывает», — отметил историк.

Юрий Кнутов подчеркнул, что потери западных союзников тем не менее оказались весьма весомыми. По его словам, они потеряли убитыми и ранеными около 300 тыс. человек, почти 2 млн сдались в плен немцам.

«Потери были несопоставимы. Германия потеряла 27 тыс. убитыми и чуть более 100 тыс. ранеными», — пояснил эксперт.

60% территории Франции было, по условиям капитуляции, передано Германии. На остальной части страны действовало коллаборационистское правительство. Кроме того, 832 кв. км французских земель передавалось союзнице Германии — Италии.

«Судя по всему, захватывая Европу, нацисты изначально не имели какого-то единого плана управления этими территориями. Поэтому в разных странах возникали принципиально отличающиеся друг от друга оккупационные режимы: рейхскомиссариаты, военные администрации, марионеточные государства или генерал-губернаторство, как в Польше», — рассказал Константин Залесский.

При этом деятельность движения Сопротивления в Западной Европе в первые годы войны, по его словам, сильно мифологизирована.

«Официальная историография соответствующих государств утверждает, что активное сопротивление нацистам начиналось практически сразу после оккупации и во Франции, и в Норвегии, и в Дании. Однако движение Сопротивления в Западной Европе на самом деле было слабее, чем об этом принято говорить. Более того, в западноевропейских странах существовали сильные коллаборационистские движения», — утверждает Залесский.

  • Обвиняемые в коллаборационизме женщины на улицах Парижа
  • © Bettmann/Getty Images

Активная партизанская борьба, по его словам, велась в Италии, Греции, Югославии и Советском Союзе.

«На то есть очень много причин. Состоятельные жители Западной Европы беспокоились за своё имущество, считая, что им есть что терять. Партизаны же были активны там, где нацистский режим был более жесток, существовал удобный рельеф, а население было пусть менее состоятельным, но более патриотично и государственнически настроенным», — предположил историк.

В свою очередь, Юрий Кнутов утверждает, что вплоть до 1941 года нацисты были относительно лояльны по отношению к населению Западной Европы, однако после провала наступления под Москвой и отсутствия прогресса в войне с Великобританией гитлеровцы стали чаще «срываться» на нём.

«В конечном итоге нацистская оккупация для европейцев, пытавшихся избежать потерь и сложностей, вылилась в репрессии, холокост, грабежи, захваты заложников. Однако чем ближе были войска антигитлеровской коалиции, тем активнее становилось движение Сопротивления», — резюмировал Кнутов.

Все, что мы можем рассказать о новом военном блокбастере «Дюнкерк»

Мы не можем до выхода фильма в России раскрыть все его тайны, но мы многое можем рассказать о ленте, в которой британские войска под немецким огнем уплывают на родину, чтобы не оставить ее без защиты. Так быстро англичане не бежали из Франции со времен Столетней войны!

«Чудо Дюнкерка»

Когда Первая мировая война подошла к концу, у Великобритании были мощнейший на планете военный флот и сухопутная армия, которая была куда сильнее, чем это было необходимо в мирное время. Но как долго продлится мир? Власти страны решили, что как минимум десятилетие. Хотя прозорливым политикам ясно было, что послевоенное мироустройство ненадежно и что рано или поздно Германия попытается взять реванш, трудно было представить, что шок от мясорубки Первой мировой войны быстро пройдет и что солдаты не поднимут на штыки тех, кто позовет их назад в окопы – под пули, танковые гусеницы и газовые атаки.

Поэтому в Британии было введено так называемое «Десятилетнее правило», предписывающее значительно сократить военные расходы и в дальнейшем планировать их так, как будто стране еще десять лет не будет грозить крупный конфликт. Инициатором этой доктрины был сэр Уинстон Черчилль, который в то время был военным министром. В 1928 году, когда срок действия правила истек, он был продлен. «Десятилетнее правило» отменили лишь в 1932 году. К тому времени британские военные расходы в сравнении с 1919 годом упали почти в семь раз.

Это было благом для мирных отраслей экономики, но военные били тревогу. Британский флот настолько ослабел и сократился, что в случае войны не смог бы защитить торговые суда, на рейсах которых держалась империя. Какое-то время от адмиралов отмахивались, но когда в 1933 году Гитлер пришел к власти и Германия взяла курс на военный реванш, стало ясно, что вояки правы. Британские военные силы надо было срочно увеличивать и перевооружать. Поскольку, например, в национальной военной авиации все еще доминировали бипланы времен Первой мировой войны, которые к тому времени были откровенно устаревшими машинами.

Важно понимать, что Британия боялась не только Германии. Ее огромным колониям угрожали и другие страны – прежде всего Япония и Италия. Поэтому, запуская программу перевооружения и увеличения военных расходов, империя сосредоточилась на развитии сил, способных быстро перемещаться и защищать владения короны по всему миру. Так что упор был сделан на флот и авиацию, а сухопутная армия финансировалась по остаточному принципу. Предполагалось, что в случае нового европейского конфликта по образцу Первой мировой войны Британия поможет воевать французским войскам, а не примет основной удар на себя. Тем более что собственных владений на материке у Британии все равно не было, и размещать войска в континентальной Европе империя могла лишь с разрешения местных правительств.

 

В сентябре 1939 года этот план пришлось приводить в исполнение. Прежде британские политики не любили поляков (в том числе за то, как те обращались с украинцами) и поддерживали с ними отношения лишь потому, что Польша была буфером между Европой и Советским Союзом. Но в 1939 году, чтобы сдержать гитлеровскую экспансию, Британия подписала с Польшей договор о военном союзе. У Франции с Польшей такой договор уже был, и предполагалось, что Германия не решится нападать на Польшу в страхе перед войной на два фронта. При этом ни Франция, ни Британия не были в полной мере готовы к большой войне, и их власти отчасти блефовали. Понятно, они не сообщали об этом Польше, которая ради союза с Францией и Англией пренебрегла союзом с СССР. Тот в связи с этим подписал с Германией пакт Молотова-Риббентропа.

Гитлер, однако, был бесноватым, а не пугливым. Блицриг против Польши в связи с подписанием англо-польского соглашения был перенесен всего на несколько дней. Он начался 1 сентября 1939 года, и Франции и Англии пришлось два дня спустя объявить Германии войну. Однако устраивать свой блицкриг они не могли, да и не рвались. 7 сентября французы начали боевые действия на границе, но они были ограниченными и никакого успеха не возымели. В свою очередь, британские бомбардировщики сбрасывали на Германию не бомбы, а листовки. При этом полякам по официальным каналам рассказывали, что война кипит и что Гитлер уже отводит дивизии с Восточного фронта, чтобы сдержать могучую поступь союзников. Это было откровенное, беспардонное вранье, и поляки быстро поняли, что их предали.

Если бы Польша продержалась несколько месяцев, то возможно, что союзники бы все-таки раскочегарились и нанесли тот удар, на который поляки рассчитывали. Но Польша фактически перестала существовать как государство уже к середине сентября. После того как ее правительство сбежало из страны, а вступивший в войну СССР забрал себе Западную Украину и Западную Белоруссию, война на Западном фронте свелась к бессмысленной «Странной войне». Перемирие не заключалось, но боевые действия на суше фактически не велись, и Франция отчаянно сигнализировала, что не хочет повторения Первой мировой войны с ее океанами крови при нулевом движении «траншейного фронта».

Гитлер тоже этого не хотел. Он хотел победу за счет блицкрига, и «Странная война» позволила ему подготовить полномасштабное наступление. 10 мая 1940 года германские войска вошли в Бельгию, Нидерланды и Люксембург, дабы через территории этих стран напасть на Францию с той стороны, где у нее не было мощных укреплений. «Странная война» сменилась настоящей, и Франция быстро начала проигрывать.

В предшествующие месяцы Британия воевала с Германией в воздухе и на море. Однако были и британские экспедиционные силы по образцу тех, которые участвовали в Первой мировой войне. К концу сентября 1939 году британцы перевезли во Францию 150 тысяч солдат и 21 тысячу единиц военной техники, а к марту 1940 года экспедиционные силы составили почти 400 тысяч бойцов. Это была значимая армия, но она многократно уступала по численности 2-миллионой французской армии.

Вооружены британцы были, прямо скажем, не по высшему разряду. Сказывались вышеупомянутые перекосы в финансировании. У офицеров порой не было пистолетов, армейские бинокли были в дефиците… И так далее, и тому подобное. При таких проблемах со снаряжением Британия не могла прислать большую армию, даже если бы объявила паническую мобилизацию. Кроме того, кто бы руководил новобранцами? Опытные офицеры тоже были на вес золота, и их нельзя было произвести, выделив дополнительные средства военным заводам. Британский экспедиционный корпус был максимально возможным по численности, и его посылка капитально ослабила дислоцировавшиеся в Британии части, предназначенные для защиты островов.

Когда немцы начали наступление, то британцы держались лучше французов (все-таки это были отборные части), но никакого результата это не дало. Оборона стремительно разваливалась, и британцы не могли победить – только геройски погибнуть без всякого смысла. Поэтому было решено отступать на север, во французский порт Дюнкерк, откуда войска можно было вывезти в Британию.

Там-то и прошло то, что позднее назвали «чудом Дюнкерка». Лондонские власти боялись, что успеют вывезти лишь несколько десятков тысяч человек, а все остальные – напомним, цвет имперской сухопутной армии – станут военнопленными. Это был бы столь сильный удар по британской обороне и по духу нации, что немецкому вторжению после этого было бы очень трудно сопротивляться. Настроения высших чиновников были самыми паническими.

Однако с 25 мая по 3 июня малые и большие суда, отчасти военные, отчасти гражданские, переправили в Британию 224 тысячи британцев, 139 тысяч французов и несколько подразделений бельгийцев. Немцы обстреливали и бомбили Дюнкерк и прибрежные воды, но вовремя взять его то ли не смогли, то ли не захотели – есть и такая версия. Правда, британцы бросили во Франции технику и тяжелое оружие и снаряжение, но произвести новые боевые машины было проще, чем заместить опытных, уже обстрелянных солдат и офицеров.

Схема боевых действий 21 мая — 4 июня 1940 года

Это, конечно, не была победа. Британцы не наступали и даже не отступали, а спешно бежали. Но Дюнкерк мог стать катастрофой, которая бы приговорила Британию к судьбе Франции и сделала бы невозможным открытие «второго фронта» в 1943 (Италия) и 1944 годах (Франция). А так в Британии после Дюнкерка случился патриотический подъем, и свеженазначенный премьер-министр Уинстон Черчилль довел страну до победы во Второй мировой войне. Хотя тогда, летом 1940 года, он боялся, что следующим премьером станет нацистский наместник.

Дюнкерк для Британии стал не только чудесным спасением армии, с которой уже почти простились. Это еще и был символ народного единства перед лицом общей беды. Богачи и бедняки, моряки и «сухопутные крысы», военные и гражданские – все трудились сообща, чтобы переправить солдат домой, на защиту родных берегов. Правда, роль невоенных судов была значительно преувеличена в пропагандистских целях, но это была простительная, «белая» ложь. Нужно было любой ценой пригасить противоречия между общественными классами, чтобы немцы не вогнали между ними клин и чтобы страна не развалились еще до вторжения.

В дальнейшем, однако, Дюнкерк занял неоднозначное место в британской истории. С одной стороны, эпическое достижение, а с другой стороны, позорное бегство. Далеко не такая приятная история, как реальные и вымышленные британские свершения второй половины войны. Поэтому после того, как в 1958 году картину под названием «Дюнкерк» выпустил ветеран войны и второстепенный британский режиссер Лесли Норман, национальное кино к этой теме почти не обращалось. Кстати, в фильме 1958 года играли будущий М из «бондианы» Бернард Ли, будущий выдающийся режиссер Ричард Аттенборо (постановщик «Ганди») и будущий лауреат актерского «Оскара» Джон Миллз.

Отметим, что в 1964 году французский режиссер Анри Вернёй снял военную драму «Уик-энд в Дюнкерке», где показал события с французской точки зрения. Главного героя ленты сыграл знаменитый Жан-Поль Бельмондо. Фильм был основан на книге романиста Робера Мерля, который в Дюнкерке был французским переводчиком британских войск. Мерль тогда не уплыл с англичанами, попал в немецкий плен и провел много месяцев в концлагере.

Работа над фильмом

У режиссера «Помни…», «Престижа», «Темного Рыцаря», «Начала», «Интерстеллар» Кристофера Нолана двойное гражданство – американское по матери и британское по отцу. Он вырос в обеих странах и с детства знал военную историю обоих государств. «Чудо Дюнкерка» всегда его искренне восхищало, и идея снять о тех событиях фильм пришла к Нолану еще в середине 1990-х – до того, как в 1998 году вышла его первая картина «Преследование».

Дело было так. Хороший знакомый пригласил Нолана и его будущую жену и продюсера Эмму Томас в морское путешествие через Ла-Манш. Плыть предстояло на небольшом частном судне, и предполагалось, что это будет легкая прогулка. Но погода испортилась, море взволновалось, и плавание заняло 19 часов, причем горе-путешественники едва не погибли. Когда Нолан прибыл в Дюнкерк, он вспомнил историю и представил, каково это – переправлять солдат на маленькой, битком набитой посудине и делать это в бурном море и под огнем немцев. Тогда он решил, что обязательно когда-нибудь воспоет на экране подвиг гражданских моряков и других участников переправы.

Кристофер Нолан на съемочной площадке фильма «Дюнкерк»

Понятно, в то время это была несбыточная мечта. Военное кино снимать вообще очень дорого, а военное кино на воде стоит столько, что его почти не снимают. Вспомним, какие бюджеты у «Пиратов Карибского моря», даже если на экране всего несколько судов, а не целый флот! Молодой режиссер не мог получить такие средства на собственный проект ни тогда, ни даже позднее, когда Нолан прославился как мастер триллеров и постановщик комиксных блокбастеров.

Тем не менее в свободное время Нолан думал о том, каким будет его фильм о Дюнкерке. Его захватывал не только реальный драматизм «чуда Дюнкерка», но и то, что лента не вписывается в обычную голливудскую парадигму военного кино, где герои в финале одерживают победу, пусть и давшуюся большой ценой.

Постепенно Нолан решил, что в его картине не будет лондонских политиков и немецких военных. Он не хотел разжигать национальную вражду и рассказывать про большую политику. Его интересовали только «маленькие герои» – британские солдаты, моряки, летчики, которые эвакуировались или обеспечивали эвакуацию. В фильме не должно было быть никого выше рангом, чем полковник.

Чтобы картина была не только содержательной, но и увлекательной, Нолан счел, что ее нужно выстроить как триллер. Он хотел как можно быстрее перейти к экшену, чтобы публика с замиранием сердца следила за тем, кто из героев выживет, а кто погибнет в тех передрягах, которые им предстоят. По этой же причине диалоги в картине были сведены к минимуму – по крайней мере, по меркам лент Нолана, которые обычно весьма словоохотливы.

С годами режиссер стал столь уважаемым творцом, что студия Warner стала позволять ему тратить огромные деньги на нестандартные оригинальные проекты вроде «Начала» и «Интерстеллар». И Нолан не подвел инвесторов. Обе ленты стали большими хитами, и это открыло путь к главной мечте режиссера – многомиллионному блокбастеру о Дюнкерке. Причем Нолан не умолял студию вложиться в его затею, а наоборот – едва ли не навязал Warner свой проект и выбил себе огромный гонорар в 20 миллионов долларов сразу и еще 20% от сборов картины. Прежде на таких «царских» условиях работал лишь Питер Джексон, когда после «Властелина Колец» снимал «Кинг Конга». Но то «Кинг Конг», а здесь – военная драма, причем с относительным хеппи-эндом. Вот что значит голливудский авторитет!

Как обычно, Нолан сам написал сценарий. Его консультантом был британец Джошуа Ливайн, сочиняющий популярные исторические книги на основе интервью с еще живыми свидетелями описываемых событий. Почему именно Ливайн? Потому что Нолану было важно не зарыться в документы, а узнать из первых рук, каково было плыть через Ла-Манш в 1940 году или сражаться в воздухе с немецкими бомбардировщиками. Так что режиссер с помощью своего консультанта встречался с ветеранами, расспрашивал их и использовал услышанное в сценарии. Правда, реальных людей он решил в текст не вписывать, чтобы свободно комбинировать самые драматичные подлинные события, а не рабски следовать тому, кто и что в реальности пережил. Так что прототипов у героев ленты много, но никто из персонажей не стал портретом с натуры.

На съемочной площадке фильма «Дюнкерк»

Чтобы охватить все грани случившегося, Нолан выстроил картину из трех сюжетных линий, которые на экране развиваются параллельно, как будто одновременно, но в реальности по времени входят одна в другую, как матрешки. Это неделя жизни на берегу (собственно, весь период эвакуации), день морской переправы и час воздушного боя. У каждой линии свои главные герои, и это нарочито субъективные, частные повествования. Так сказать, отдельные цветы, запах которых передает запах всего сада. Тем не менее визуально картина была задумана максимально размашистой, и для съемок использовались камеры сверхвысокого разрешения IMAX, которые Нолан задействует в своих фильмах со времен «Темного Рыцаря».

Слушая рассказы ветеранов, Нолан был поражен тем, как много среди них было вчерашних мальчишек, еще совсем неопытных солдат и младших офицеров. Поэтому он решил, что ключевые роли сыграют начинающие актеры со «свежими» лицами, которые будут примерно того же возраста, что их персонажи. И никаких американцев! Конечно, голливудцы – это плюс для раскрутки фильма по всему миру. Но раз американцев не было в Дюнкерке, то их не должно было быть на экране.

Если главную роль можно отдать неизвестному исполнителю, то это значит, что счастливчик будет «идеальным кандидатом», выбранным после долгого и придирчивого кастинга. Так, роль юного солдата Томми, главного героя «береговой» линии, досталась 20-летнему лондонцу Фенну (Фиону) Уайтхеду, который ранее снялся лишь в британском фантастическом мини-сериале «Он». Прежде он работал в кафе, но теперь его карьера должна пойти вверх. Почти как в «Ла-Ла Ленде»!

Напротив, роль рядового Алекса, нового друга Томми, получил знаменитый певец – участник бойз-бенда One Direction Гарри Стайлз. Правда, Нолан музыку для девочек не слушает, и он понятия не имел, кто такой Стайлз, когда его прослушивал. Для режиссера было важно лишь, что это харизматичный молодой человек, который прежде не снимался в кино.

Третьего из «береговых» рядовых изобразил уэльский актер Анайрин Барнард, бывший Ричард III из исторического сериала «Белая королева» и князь Борис Друбецкой из сериала «Война и мир». Барнард не только опытнее своих экранных друзей, но и старше их. Ему уже тридцать лет.

Анайрин Барнард, Гарри Стайлз и Фьён Уайтхед

Чтобы у зрителей все же была общая, а не только частная картина происходящего, Нолан ввел в сюжет двух высокопоставленных офицеров – пехотного полковника Уиннарта и морского командора Болтона. Они вместе отвечают за эвакуацию и потому лучше всех знают, что творится в Дюнкерке. Из их диалогов многое можно почерпнуть. Уиннарта сыграл Джеймс Д’Арси (дворецкий Джарвис из сериала «Агент Картер»), а Болтона – знаменитый актер и режиссер Кеннет Брана.

Кристофер Нолан и Кеннет Брана

Когда военные просят гражданских о помощи, среди прочих из Англии в Дюнкерк отправляется маленькая деревянная яхта мистера Доусона. Эту роль сыграл Марк Райлэнс, лауреат «Оскара» за изображение Рудольфа Абеля в фильме Стивена Спилберга «Шпионский мост». Вместе с мистером Доусоном плывут его юный сын Питер и друг Питера по имени Джордж. Их сыграли дебютант Том Глинн-Карни и ирландец Барри Кеоган из «Аферы по-английски». По пути троица спасает безымянного контуженого солдата, которого изобразил ирландский красавчик и выдающийся актер Киллиан Мерфи – Пугало из цикла Нолана о Бэтмене.

Наконец, в центре «воздушной» сюжетной линии находятся два военных пилота – начинающий Коллинз и матерый Фаррьер. Их сыграли шотландец Джек Лоуден (Николай Ростов из «Войны и мира») и Том Харди (Бэйн из «Темного Рыцаря: Возрождение легенды» и Безумный Макс из «Безумного Макса: Дорога ярости»).

Вначале Нолан не был уверен, что снимать Дюнкерк нужно в Дюнкерке, но он быстро убедился, что нигде больше не сможет реалистично воссоздать реальные события. Ему нужны были определенное море, определенный берег, определенный выход к воде, и альтернативы Дюнкерку не нашлось. Так что «береговая» часть фильма снималась на севере Франции.

Понятно, перед съемками строителям пришлось вновь сделать порт таким, каким он был в 1940 году. В частности, была восстановлена восточная дамба, к которой швартовались большие корабли (они не могли подойти ближе к берегу, потому что там для них было слишком мелко). Эту узкую дамбу хорошо помнят все участники событий, так как на ней толпились солдаты, пытавшиеся забраться на корабли. Понятно, она была еще и отличной мишенью для немцев.

Дамбе из фильма тоже грозила опасность, но не рукотворная, а природная. Чтобы ее не смыли волны, ее пришлось построить достаточно капитально, и это потребовало совместных усилий киношников и портовых строителей и инженеров. К счастью, власти Дюнкерка с удовольствием поддержали проект. Тем не менее каждый шторм был серьезным испытанием. Как для дамбы, так и для судов, которые к ней во время съемок швартовались.

На съемочной площадке фильма «Дюнкерк»

Прежде чем снимать пиротехнические сцены, пляж Дюнкерка пришлось прочесать в поисках неразорвавшихся снарядов военной эпохи. Никто не хотел, чтобы реальная взрывчатка сдетонировала от пиротехники. Закладывать пиротехнику пришлось в специально расчищенные от камней углубления, чтобы от киношных взрывов разлетался песок, а не камешки, которые могли кого-нибудь ранить или разбить дорогостоящую камеру.

Иногда для военных съемок арендуют реальные, исторические мундиры, но в «Дюнкерке» было слишком много экшена, чтобы сохранить раритеты в товарном виде. Так что мундиры и костюмы были пошиты специально для фильма на основе сохранившихся фотографий, выкроек и реальных нарядов. Нолан контролировал весь процесс и проверял каждую деталь. Он даже показывал актерам, как шнуровались ботинки в 1940 году, и требовал, что у звезд было все так, как у солдат Дюнкерка.

Съемки на воде отчасти проходили в проливе Ла-Манш, но в основном группа работала на искусственном озере Эйсселмер в Нидерландах. Оно площадью 1100 квадратных километров, и это самый большой пресный водоем в Западной Европе. Озеро Эйсселмер возникло, когда морской залив Зёйдерзее отгородили многокилометровой дамбой. На этом озере есть морские волны, но оно куда спокойнее, чем «открытая вода», и потому снимать там проще и безопаснее. Нолану подсказал это место голландский оператор-постановщик Хойте ван Хойтема, который работает с режиссером со времен «Интерстеллар». Также он снимал «бондовский» блокбастер «007: Спектр».

Роль яхты мистера Доусона Moonstone сыграла настоящая яхта, построенная в 1939 году. Группа купила ее, а не арендовала, чтобы делать с ней все, что киношникам заблагорассудится. К съемкам массовых водных сцен были привлечены десятки сохранившихся военных и гражданских судов военных лет, которые были наняты в девяти разных странах. Среди прочих в фильме сыграл французский эсминец Maillé-Brézé, который с 1991 года используется как плавучий музей. Судно уже давно не на ходу, так что его притащили на буксире. Некоторые из задействованных кораблей в самом деле возили британцев в 1940 году через Ла-Манш. Некоммерческие организации сохраняют их как памятник английской истории.

Для съемок воздушных боев использовалось три реальных, музейных британских самолета Spitfire, а также испанский HA-1112 Buchón, который изображал немецкие «Мессершмитты». Для съемок пилотов в кабине лучше подошел поздний советский Як-52 – спортивно-тренировочный самолет, внутренне схожий со «Спитфайером». Дело в том, что к самолету надо было прикрутить тяжелую камеру, что, конечно, с раритетами делать ни в коем случае нельзя. Самолеты в самом деле летали и выполняли фигуры пилотажа, а снимали их со специального самолета с встроенной камерой. Задействовался и более привычный для голливудцев съемочной вертолет, но он не может летать со скоростью боевых истребителей. А самолет-камера может! Кстати, для съемок на воде применялась камера, смонтированная на катамаране.

Нолан мог бы здорово упростить себе и своим подчиненным жизнь, если бы активно использовал компьютерные эффекты. Но он всегда по возможности использует «реальные» съемки и оптические, а не компьютерные трюки. Так, например, движущаяся декорация с закрепленным самолетом для съемок актеров в кабине была сооружена на высокой скале, чтобы запечатлеть якобы летящий самолет на фоне неба и облаков. И никакого «зеленого экрана»!

Персонажи «Дюнкерка»

Томми, Гибсон и Алекс

Томми, Гибсон и Алекс – главные герои «береговой» сюжетной линии фильма. Это молодые британские солдаты, которые находятся в Дюнкерке и боятся, что не смогут эвакуироваться. Поэтому они пытаются самовольно пробраться на один из кораблей, которые вывозят людей в Британию. Солдат сыграли Фенн Уайтхед, Анайрин Барнард и Гарри Стайлз.

Мистер Доусон

Питер

Джордж

Мистер Доусон, Питер и Джордж – главные герои «морской» сюжетной линии фильма. Это гражданские британцы, которые плывут в Дюнкерк на маленькой яхте, чтобы помочь военным с эвакуацией солдат. Питер – сын мистера Доусона. Джордж – приятель Питера. Моряков сыграли Марк Райлэнс, Том Глинн-Карни и Барри Кеоган.

Коллинз

Фаррьер

Коллинз и Фаррьер – главные герои «воздушной» сюжетной линии фильма. Это британские военные летчики, которые на истребителях защищают соратников на земле и на воде от немецких самолетов. Пилотов сыграли Джек Лоуден и Том Харди.

Полковник Уиннарт и командор Болтон

Полковник Уиннарт и командор Болтон – старшие офицеры, которые организуют эвакуацию из Дюнкерка. Уиннарт командует на суше, а Болтон – на море. Офицеров сыграли Джеймс Д’Арси и Кенннет Брана.

Ожидания

Военным лентам не всегда легко побеждать в мейнстримном прокате, но репутация Нолана и продолжительная раскрутка «Дюнкерка» должны помочь картине окупиться. Хотя вряд ли она добьет до сборов, которые сделало «Начало». Все-таки это не развлекательная и преимущественно британская история. Хотя события в Дюнкерке повлияли на весь будущий ход войны.

Западные критики, со своей стороны, «Дюнкерк» активно поддерживают. Фильм громогласно хвалят и называют в одном ряду с такими современными военными полотнами, как «Спасти рядового Райана». Кстати, неслучайное совпадение – обе ленты рассказывают о спасении людей, а не о победе над врагом. Что ж, гуманизм – дело хорошее. Но надо всегда помнить слова Черчилля, сказанные по поводу Дюнкерка: «Войны эвакуациями не выигрываются». Даже чудесными эвакуациями.

Самый мрачный день Дюнкерка: когда эвакуация была близка к катастрофе | Вторая мировая война

«Чудесное» спасение британской армии с пристани и пляжей Дюнкерка на севере Франции вошло в народное сознание как один из героических эпизодов Второй мировой войны – необыкновенный побег из пасти потенциально катастрофическое поражение. В период с 26 мая по 4 июня 1940 года в ходе так называемой операции «Динамо» более 300 000 британских и французских солдат были эвакуированы армадой, состоящей из эсминцев и военных кораблей Королевского флота, прогулочных пароходов и сотен этих знаменитых маленьких кораблей с экипажем. гражданскими моряками.

Эвакуация была необходима, потому что, когда 10 мая гитлеровская армия вторглась в Бельгию и Францию, немецкие танковые дивизии прорвали французские войска, которые выстроились вместе с британским экспедиционным корпусом в Бельгии, оставив британскую армию в одном шаге от уничтожения. окруженный.

Но кинозрители, выстроившиеся в очередь, чтобы посмотреть « Дюнкерк », последний блокбастер Кристофера Нолана, премьера которого состоится 21 июля, особенно те, кто слишком молод, чтобы иметь родителей, переживших войну, вполне могут не оценить, насколько близко исход был к тому, чтобы закончиться позорно. катастрофа.

Для многих солдат, ожидающих спасения с пляжей Дюнкерка, первым признаком того, что их эвакуация не была предрешена, стало то, что они увидели, что корабли, посланные, чтобы увести их, были атакованы немецкими самолетами.

Тревога, вызванная 29 мая, худший день эвакуации с точки зрения британских кораблей, потопленных люфтваффе, была зарегистрирована артиллеристом лейтенантом Эллиманом, который достиг пляжа Мало-ле-Бен, к северо-востоку от главного причала Дюнкерка. , известный как «крот», в тот день: «Эсминцы выпустили снаряды в воздух и исчезли за 80-футовыми стенами брызг, выбрасываемых близкими попаданиями.Пока шли эти атаки, «Штуки» пикировали, летали, визжали и кружили над нашими головами, как стая огромных адских чаек.

«Первая атака сильно нервировала. Вы чувствовали себя совершенно незащищенным на пляже. Некоторое время некоторые из нас ютились под корпусом разбитого парохода, но так как какое-то время ничего не происходило, я созвал всех своих людей и снова выстроил их в очередь, опасаясь, что мы потеряем свое место».

Это было достаточно плохо. Но в конце концов самолеты переключили свое внимание на пляжи.«Я слышал, как «Штука» спускалась в вертикальном пике прямо на меня, — сообщил Эллиман. «Меня уже притупили многочасовые взрывы, так что близость смерти не вызывала сильного чувства страха. Либо бомба упадет на меня, либо нет. Я думал о Маргарет в эти несколько секунд неизвестности, и она принесла мне своего рода душевный покой. Следующий момент: Крушение! Тьма! А потом передо мной видение падающего песка. Я понял, что меня пропустили, и я мог слышать, как самолет набирает высоту над Дюнкерком.Атака закончилась».

пути спасения

Эллимана пощадили, но некоторым из его людей повезло меньше. Он описал, как его санитару оторвало правую щеку. Двое других мужчин были убиты. Его телефонистка была настолько потрясена увиденными им травмами, что, как выразился Эллиман, он «сошел с ума», и его пришлось уносить, неудержимо смеясь.

После того, как бомбежка закончилась, пришлось пережить иную пытку. Эллиман и его люди вместе с тысячами других британских солдат отказались от своего первоначального плана сесть на лодку с берега в Мало-ле-Бен и присоединились к очереди, ведущей к молу.

«Тысячи людей растянулись позади нас, — писал Эллиман, — но мы не смогли продвинуться вперед. В ту ночь удалось спасти только раненых. Шли часы, и настроение у всех, должно быть, падало. Мои точно были. Спать было невозможно. Это было просто ожидание, ожидание, ожидание».

Нехватка эсминцев у мола в ночь с 29 на 30 мая произошла по ошибке. В тот день немецкие бомбы попали во многие корабли у мола, и младший морской офицер был настолько потрясен увиденным там, что запаниковал и поехал в Ла-Панн, курорт к северо-востоку от Дюнкерка, чтобы позвонить через свое предупреждение. в Англию.По словам этого офицера, мол был непригоден для использования, и это эффективно не позволяло кораблям идти туда той ночью. Истинная ситуация была обнаружена только на следующее утро, после чего были отправлены новые корабли, и эвакуация возобновилась.

Ожесточенность атак на корабли у Дюнкерка объясняет, почему у некоторых морских офицеров нервы были на пределе. 29 мая можно охарактеризовать только как кошмар для Королевского и торгового флотов, поскольку корабль за кораблем тонул или выходил из строя. Первое из многих затоплений в тот день произошло ранним утром возле буя-свистка Квинте, к северо-востоку от Ла-Панн, который отмечал самую восточную точку на маршруте Y, самом длинном маршруте, ведущем из Дувра в Дюнкерк. Произошла катастрофа, результат почти невероятной цепочки событий.

Рано утром немецкий катер E-boat торпедировал HMS Wakeful, эсминец, нагруженный эвакуированными британскими солдатами, в результате чего корабль разлетелся на куски. В течение 15 секунд и нос, и корма погрузились в воду головой вперед, забрав с собой всех спасенных солдат, кроме одного, но оставив две средние части торчащими в воздухе с цепляющимися за них членами экипажа.Проходившие мимо британские корабли подошли, чтобы помочь им и тем, кто уже был в море, их головы болтались над водой, как пробки.

Однако, когда приближался другой эсминец HMS Grafton, за спасательной операцией угрожающе наблюдал оберлейтенант Ганс-Бернхард Михаловски, командир подводной лодки U-62. Вместо того, чтобы пожалеть матросов, потерпевших кораблекрушение, он приказал своим людям выпустить по ним две торпеды. Согласно боевому дневнику подводной лодки, одна попала в Графтон через две минуты и 10 секунд.

После попадания торпеды в цель наблюдавший за ней подводник с удовлетворением отметил, что в корме британского военного корабля произошел взрыв. Но они не стали расстреливать второй замеченный ими корабль. Опасаясь, что британский корабль, направляющийся к U-62, может быть эсминцем, готовящимся к атаке, Михаловски отдал приказ погрузиться, и, по словам военного дневника, подводная лодка «исчезла».

Торпеда U-62 не потопила Графтон. Именно то, что произошло потом, превратило трагедию в катастрофу.Одним из кружащих кораблей был британский дрифтер «Комфорт». Ее команда подобрала некоторых выживших с «Уэйкфула», в том числе шкипера Ральфа Фишера. Но взрыв от взрыва, оторвавшего корму «Графтона», поднял дрифтер из воды. Когда она упала обратно в море, она была временно затоплена, и Фишера унесло с ее палубы обратно в море. Затем он в ужасе наблюдал, как тральщик HMS Lydd, чья команда в темноте приняла «Комфорт» за немецкое судно, бросился к его бывшему спасителю.После этого он вспоминал, как выкрикивал: «Ради Бога, остановитесь. Мы все англичане!» Но это было бесполезно. Лидд врезался в «Комфорт», разрезав дрифт пополам и убив всех, кто был на борту, кроме Фишера и четырех других выживших.

Как будто этого было недостаточно, Люфтваффе выбрало 29 мая как день, когда предприняло первую решительную попытку сорвать эвакуацию. При этом были потоплены или выведены из строя 10 эсминцев и восемь кораблей личного состава, а также целый ряд небольших судов, во многом благодаря усилиям Люфтваффе.

Самая впечатляющая серия атак люфтваффе вывела из строя семь из 10 британских кораблей, пришвартованных в тот день к молу Дюнкерка. Одним из таких поврежденных кораблей стал эсминец HMS Jaguar. Она взяла на борт около 1000 солдат и уходила от гавани, когда около 16:00 бомба упала в море всего в паре ярдов и взорвалась. Раздался ужасающий рев, когда из сломанных паровых труб корабля вырвался пар. Затем двигатели корабля остановились, и наступило то, что один офицер назвал «смертельной тишиной», которую нарушали только крики раненых.

Еще один эсминец был готов отбуксировать «Ягуар» и взять его войска на борт, но не раньше, чем выжившие увидели нанесенные ужасные повреждения. Стокер Арнольд Сондерс видел одного солдата с оторванной ногой, и его единственной надеждой на выживание была помощь товарища, который пытался остановить кровотечение, наложив жгут. Еще одним изображением, которое запомнилось многим выжившим, был человек, которому оторвало половину головы. «У него буквально болтались мозги, — вспоминал Сондерс.

Но, похоже, больше всего пострадали сгоревшие люди на некоторых других разбомбленных кораблях. Одним из худших случаев был Боб Блум, 19-летний дежурный лазарета на HMS Grenade, который был привязан к молу вместе с Jaguar, когда последний корабль брал солдат на борт. Около 18:00 Граната сбила бомба, сброшенная самолетом, летевшим с третьей волной бомбардировщиков, и Блум описал, как он пострадал: «Я спускался по лестнице, ведущей из лазарета в столовую, когда взорвалась бомба. вниз по носовой трубе корабля и взорвался.Меня подбросило в воздух и я ударился о палубу. Затем я снова упал под взрыв бомбы. Когда он ударил меня, я закрыл лицо руками, чтобы защитить его. Было ощущение, будто меня шесть раз ударили кнутом по лицу. Мне было так больно, что я молила Бога, чтобы забрал меня. Но кто-то поднял меня и вытолкнул наружу, и я оказался на верхней палубе.

«Там я увидел одного из своих знакомых кочегаров, который просто сидел в своей матросской фуражке. Я что-то сказал ему, но потом заметил, что его ребра торчат из груди.Он умер. Я посмотрел на свои руки. Кожа с обоих свисала, как будто я пытался стянуть перчатки. Мое лицо горело как сумасшедшее. Мои губы все время опухали. Тогда я этого не осознавал, но мой нос почти исчез. Осталась только перегородка. Затем я услышал, как кто-то кричит: «Покинуть корабль!»

Гарри Стайлс, Анайрин Барнард и Фионн Уайтхед в сцене из «Дюнкерка» Кристофера Нолана. Фотография: AP

Блум каким-то образом прыгнул в воду через борт корабля и взобрался на крот.Оттуда он, шатаясь, добрался до «Хохлатого орла», колесного парохода, пришвартованного к другой стороне мола. Вскоре после этого, приняв на борт также раненых с «Фенеллы», еще одного корабля с персоналом рядом с кротом, который был подбит, «Хохлатая орлица» двинулась в путь, но была сбита четырьмя бомбами, сброшенными еще одной волной бомбардировщиков. Блум, лежавший на двухъярусной кровати в ресторанной части корабля, превращенного в лазарет, быстро понял, что снова попал в беду после того, как на корабле погасли огни.Прежде чем он смог снова обжечься пожарами, возникшими в результате бомбардировки, он прыгнул в море во второй раз за день.

Хохлатая орлица была выброшена на берег возле Брей-Дюн, пляжа к северо-востоку от Мало-ле-Бен, где она стала одним из ориентиров для небольших судов, стремящихся найти пляж, но тем временем тем, кто находился в воде, приходилось плавать за свою жизнь. «К этому времени мое лицо так распухло, что я едва мог видеть», — вспоминал Блум. «Но мою жизнь спасли два солдата, которые висели на чем-то похожем на дверь сарая с прикрепленным к ней кольцом.Они цеплялись за него и пинали ногами, а я сидел на нем, держа кольцо».

В конце концов Блум был спасен другим кораблем, который доставил его в Рамсгейт. Не то чтобы он много знал о путешествии. К счастью, пока он лежал в кают-компании, кто-то подсунул ему под язык капсулу с морфином, после чего он потерял сознание. Он уже был в Англии, когда очнулся. Его вместе с другими ранеными уложили в шатре. Там его успокоила медсестра, которая подняла его на носилки, чтобы доставить в больницу.«Скоро ты будешь в безопасности», — сказала она ему, когда он был тронут.

Последними словами Блума перед тем, как он снова потерял сознание, были: «Не могли бы вы сказать моим родителям, что я в порядке?»

Совершенно иная атмосфера царила среди экипажа U-62, когда их подводная лодка впоследствии пришвартовалась в Гельголанде на обратном пути в Вильгельмсхафен.

По словам члена экипажа Курта Вендлера, мужчины присутствовали на диком празднике в ресторане под названием «Тётя Анна». Даже Михаловский, который обычно не общался со своими людьми, был так доволен тем, что потопил военный корабль союзников, что присоединился к группе.Он поспорил с одним из младших офицеров, что сможет сделать стойку на руках в движении по восьмиметровому столу, за которым они ели, и выиграл пари.

Их шумное поведение продолжилось и после обеда. На обратном пути к своим заготовкам Михаловскому пришлось спасать своего парализованно пьяного инженера, который вломился в пекарню и обсыпался мукой. Однако, прежде чем покинуть ресторан, хозяйка напомнила им, что они не выиграют войну, просто потопив один корабль. «Если вы еще потопите корабли, возвращайтесь, — сказала она им, — и тогда все в доме.

Книга Хью Себаг-Монтефиоре «Дюнкерк: бой до последнего человека» в мягкой обложке и новая аудиокнига опубликованы издательством Penguin; аудиокнига доступна на Audible. Мягкая обложка его книги о битве на Сомме будет опубликована в ноябре.

Битва статистика

Количество британских солдат эвакуировано в процессе эксплуатации Dynamo: около

185 000

Количество французских солдат эвакуировано во время эксплуатации Dynamo: около

121 000

Дополнительные британские и французские раненые эвакуированы: около 7000

Количество эсминцев, выведенных из строя в ходе операции «Динамо»: 25

Всего кораблей, выведенных из строя в ходе операции «Динамо»: не менее 170

Всего солдат эвакуировано: не менее 2 315 000 Британские жертвы во время боевых действий во Франции и Бельгии: около 66 000

французских жертв: приближается 300 000

бельгийских жертв: около 23 000

голландских жертв: около 10 000

немецких жертв: около 155 000

Количество британских самолетов, потерянных в боях во Франции и Бельгии: около

930

в том числе около

475

истребителей.

Дюнкерк Эвакуация: история, сводка и факты

Эвакуация союзных войск из Дюнкерка.

Предыстория и контекст

Прежде чем копнуть глубже и узнать об этом «чуде» Второй мировой войны, давайте рассмотрим контекст. Вторая мировая война началась в 1939 году после того, как гитлеровская нацистская Германия вторглась в Польшу. В течение многих лет агрессия Германии по отношению к другим европейским странам, таким как Чехословакия, оставалась безнаказанной.Но теперь, после неспровоцированного вторжения (и последующей оккупации) Польши, Британии и Франции было достаточно. Они встали на защиту Польши, объявив войну Германии. Бум! Началась Вторая мировая война.

Какими бы благородными ни были их мотивы, французы не смогли противостоять гитлеровскому стилю ведения войны «блицкриг». Битва за Францию ​​ в 1940 году длилась всего шесть недель. Франция капитулировала, и только англичане могли помешать гитлеровскому завоеванию Европы. Когда нацисты прорвались через Францию ​​с востока, французские и бельгийские войска вместе с британским экспедиционным корпусом (BEF) оказались в ловушке на западном побережье Франции.Безопасность Англии была всего в 20 милях отсюда: до нее почти можно было доплыть. Но для солдат союзников, застрявших в Дюнкерке, спасение казалось таким близким и в то же время таким далеким.

Спасение

К маю премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю и другим высокопоставленным чиновникам стало очевидно, что BEF необходимо спасать, иначе Британия рискует полностью проиграть войну. BEF была огромной армией, и ее полная потеря означала бы гибель Великобритании. План эвакуации получил кодовое название , операция «Динамо ».Под руководством лорда Джона Горта , командующего BEF, было решено, что британские и французские войска, застрявшие в Западной Европе, будут отступать с боями к гавани и пляжам Дюнкерка. Это было сделано для того, чтобы задержать наступление немцев и выиграть время для эвакуации.

Лорд Горт, командующий BEF, показывает другому высокопоставленному офицеру карту.

Союзники получили небольшую помощь, когда Гитлер приказал остановить немецкое наступление.Вместо того, чтобы использовать сухопутные войска, Герман Геринг , глава люфтваффе (немецких военно-воздушных сил), убедил Гитлера, что войска союзников можно разбить с помощью массированных воздушных бомбардировок. Это была дорогостоящая ошибка со стороны Гитлера, поскольку она позволила союзным войскам обеспечить оборону и подготовить планы эвакуации.

Осознавая безвыходное положение, в котором они оказались, и узкое окно для побега, Британское Адмиралтейство призвало британских гражданских лиц помочь в спасении.Сотни рыбацких лодок, яхт и других судов выдержали подводных мин и обстрелы , атаки низколетящих самолетов Люфтваффе, чтобы прийти на помощь своим товарищам. Хотя британские Королевские военно-воздушные силы (RAF) доблестно оборонялись, гавань в Дюнкерке подверглась сильным бомбардировкам, что сделало ее недостаточной для крупномасштабной эвакуации. Итак, лодки должны были подъехать прямо к берегу. Это могли делать и меньшие гражданские суда, которые использовались для переброски солдат в море, где их пересаживали на более крупные военные корабли.

Красные линии обозначают три маршрута, по которым лодки переправляли войска союзников из Западной Франции в Англию.

Несмотря на смертоносные атаки Люфтваффе над головой, операция «Динамо» увенчалась успехом. В конце концов, было эвакуировано почти 200 000 британских солдат, а также около 140 000 французских и бельгийских солдат. Эвакуация из Дюнкерка была важна, потому что она позволила британской армии избежать захвата и выжить, чтобы сражаться в другой день.Некоторые из них вернутся на пляжи Франции — на этот раз в Нормандию, где 6 июня 1944 года они переломили ситуацию против нацистов и заложили основу для наступления союзников в Германию.

Краткий обзор урока

  • Эвакуация из Дюнкерка , или просто Дюнкерк, включала в себя спасение в последнюю минуту более 300 000 солдат союзников, которые были пойманы нацистами в ловушку на пляжах Дюнкерка, Франция, летом 1940 года.
  • Битва за Францию ​​ в 1940 году длилась всего шесть недель, в результате чего Франция капитулировала.Эвакуация из Дюнкерка фактически положила конец битве за Францию.
  • Операция «Динамо» — так назывался план эвакуации. Под руководством лорда Джона Горта , командующего BEF, было решено, что британские и французские войска, застрявшие в Западной Европе, в основном будут отступать с боями к гавани и пляжам Дюнкерка.
  • Герман Геринг был главой Люфтваффе (ВВС Германии). Он убедил Гитлера, что союзников во Франции можно победить с помощью массированных бомбардировок.По его предложению Гитлер остановил немецкое наступление на Дюнкерк, что выиграло время для союзников.
  • Более 300 000 солдат союзников были спасены с пляжей, окружающих Дюнкерк. Многие из спасательных операций стали возможны благодаря усилиям британских гражданских лиц, которые использовали рыбацкие лодки и другие небольшие суда, чтобы подобрать застрявших солдат. Эта чудесная эвакуация позволила британскому экспедиционному корпусу избежать захвата и вернуться на войну.

Правдивая история Дюнкерка, рассказанная через героизм «королевы Медуэя» | История

Более 300 000 солдат союзников были спасены с пляжей Дюнкерка в 1940 году с помощью таких кораблей, как «Medway Queen».» Имперский военный музей

Экипаж Medway Queen брал с собой необычайно большой груз припасов для своей следующей миссии. Помощник повара заметил: «На борт положено достаточно еды, чтобы накормить рыжую армию», — пишет Уолтер Лорд в «Дюнкеркское чудо ». Как оказалось, именно в этом и заключалась идея. Экипаж мало что знал, но Medway Queen собирались отправить через Ла-Манш для одной из самых смелых спасательных операций Второй мировой войны: операции «Динамо», более известной как эвакуация из Дюнкерка.

В конце весны 1940 года европейские державы все еще были вовлечены в то, что было названо «Фальшивой войной». Несмотря на вторжение Германии в Польшу в сентябре прошлого года, Франция и Великобритания сделали немного больше, чем собрали войска на своей стороне линии обороны и сердито посмотрели на войска Адольфа Гитлера. Но 10 мая немцы предприняли молниеносную атаку на Нидерланды и Бельгию; к 15 мая они прорвали французскую оборону и повернули в сторону Ла-Манша. В течение недели около 400 000 солдат союзников, в том числе основная часть британского экспедиционного корпуса, трех французских армий и остатков бельгийских войск, были окружены на северном побережье Франции, сконцентрировавшись возле прибрежного города Дюнкерк.

Но вместо того, чтобы нанести удар, пока войска застряли на берегу, Гитлер отдал своим танковым войскам приказ остановиться. Возможно, он беспокоился о британской контратаке или думал, что немецкая авиация сможет сокрушить силы союзников в Дюнкерке без помощи наземной артиллерии; причина его колебаний так и не была полностью объяснена. Но это дало британским военным как раз достаточно времени, чтобы организовать эвакуацию.

Когда поздно вечером 26 мая началась операция «Динамо», британские офицеры, ответственные за организацию безумного побега, подсчитали, что можно спасти только 45 000 человек.Но в течение следующих восьми дней почти 1000 британских кораблей — как военных, так и гражданских — неоднократно пересекали Ла-Манш, чтобы спасти 338 226 человек, в то время как Королевские ВВС сражались с люфтваффе над . Еще 220 000 солдат союзников были спасены англичанами из французских портов Сен-Мало, Брест, Шербур и Сен-Назер.

Эвакуация из Дюнкерка вдохновила Уинстона Черчилля на одну из самых драматических речей 4 июня, когда он заявил в Палате общин: «Мы пойдем до конца… мы будем сражаться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей сила в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это ни стоило, мы будем сражаться на пляжах… мы будем сражаться в горах; мы никогда не сдадимся.

Показанный здесь «Medway Queen» до того, как его переоборудовали в тральщик для использования во время Второй мировой войны. Коллекция Ричарда Халтона

События конца мая 1940 года стали легендой — «кораблики», пилотируемые гражданскими лицами, то восхвалялись, то игнорировались (те, что затонули, затрудняли выход других кораблей на берег для спасения солдат, и многие из гражданские корабли фактически были укомплектованы персоналом ВМФ).

Одним из первых, кто прошел примерно 60 миль через Ла-Манш в Дюнкерк, и последним, кто вышел в последний день операции, был Medway Queen .Бывший прогулочный крейсер имел длину 180 футов, с гребными колесами по обеим сторонам корпуса. Построенный в 1924 году, корабль совершал короткие рейсы по Темзе и юго-восточному краю Великобритании.

Когда его призвали на фронт, катер был перекрашен и оснащен тральщиком для патрулирования Дуврского пролива в поисках немецких мин, а также зенитными пулеметами. Прежде чем оказать помощь в эвакуации в Дюнкерке, лодка уже выполнила несколько важных миссий для британских военных действий. Судно перевозило детей в более безопасные места по всей стране, а затем ему было поручено вести наблюдение за реками вокруг Лондона и Дуврским проливом в поисках мин. Но ничто в раннем военном опыте корабля не могло подготовить его экипаж к операции «Динамо».

На пляжах Дюнкерка царил хаос. Солдаты строились в шеренгу в воду или на восточный пирс (так называемый «мол») и стояли на своих местах до трех суток, без сна, еды и питья. Все это время немецкие самолеты сбрасывали бомбы на пляж и на корабли, пытаясь спасти людей.Один солдат по имени Брайан Бишоп, поднявшийся на борт Medway Queen 1 июня, описал ужасающий опыт ожидания, чтобы его забрали:

«Крот в нескольких местах разбомбили, а через щели поставили трапы. Было трудно таскать по ней носилки, а затем поднимать их на высоту плеч по сходням. Как только мы двинулись дальше, офицер осмотрел наш чемодан с носилками и сказал: «Он мертв, вытащите его и принесите другой».

Даже после того, как Бишоп добрался до корабля, солдаты не могли удержаться от паники, когда немецкие самолеты пролетели над головой, пикируя и обстреливая лодку во время ее перехода через Ла-Манш. «Когда нас атаковали первые несколько раз, все бросились то в одну, то в другую сторону, когда приближались самолеты», — вспоминал Бишоп. «Кто-то на мостике проорал в мегафон: «Садись и молчи». 

Толпа военнослужащих на палубе одного из эсминцев, участвовавших в операции «Динамо». Имперский военный музей

Для экипажа Medway Queen операция была такой же напряженной и ужасающей. Во время одной ночной поездки через Ла-Манш гребные колеса корабля взбивали светящуюся фосфоресценцию в воде, оставляя видимый след, который делал 180-футовый корабль легкой мишенью для немецких бомбардировщиков.Но команда корабля «была очень находчивой», сказал младший лейтенант Грейвс. «[Мы] разработали масляные мешки, которые опускались на нос… чтобы сломить силу тяжелых волн. Это было очень успешно, наши блестящие поминки исчезли», — сказал Грейвс в «Дюнкерк: от катастрофы к избавлению, свидетельства последних выживших» .

После того, как они решили вопрос с мерцающим следом, экипажу все еще приходилось бороться с корабельной воронкой, вздымающаяся сажа которой загорелась. Они вылили туда воду, чтобы потушить пламя, против чего яростно протестовал один человек в машинном отделении, сказав: «Я не собираюсь, черт возьми, утонуть на работе!» А повару и его помощнику было тяжело готовить еду для тысяч человек, которых они собрали на камбузе размером с небольшой шкаф.

Хотя поездка в одну сторону занимала всего несколько часов, процесс погрузки мог быть длительным и иногда требовал подбирать людей с других спасательных судов, сбитых немецкими самолетами.Лодки курсировали взад и вперед через Ла-Манш в любое время суток, стремясь как можно быстрее спасти как можно больше

Экипаж Medway «подвергался крайней опасности семь ночей из восьми», — пишет в электронном письме историк Ричард Халтон, член Общества сохранения Medway Queen и автор книги The Medway Queen . «Большую часть дня они чистили корабль, пополняли запасы, топливо и боеприпасы, а затем каждый вечер отплывали во Францию.Они делали это неоднократно, несмотря на очевидные серьезные потери на других судах».

Британские войска на эсминце в Дувре, успешно пересекшем Ла-Манш. Имперский военный музей

Судно Medway Queen завершило свой последний рейс 4 июня после того, как ранним утром было сбито соседним судном, которое было обстреляно немцами. Несмотря на повреждение гребного ящика правого борта, капитану удалось направить корабль обратно в Дувр, где его прибытие было возвещено звуками сирен с кораблей по всей Дуврской гавани.Замечательный успех и храбрость экипажа Medway Queen привели к тому, что капитан лейтенант А.Т. Кук и младший лейтенант Дж. Д. Грейвс получают Крест за выдающиеся заслуги, а несколько других членов экипажа также получают награды. Хотя Хэлтон отмечает, что статистика ненадежна, по оценкам, Medway Queen спас 7000 человек и сбил три вражеских самолета.

Medway Queen совершил больше рейсов, чем большинство других кораблей. Для небольшого корабля с легким вооружением она показала себя на удивление хорошо», — сказал Халтон.

В конце битвы Дюнкерк остался в руинах, было потеряно 235 кораблей и не менее 5000 солдат. Немцам удалось захватить 40 000 солдат союзников, которые до конца войны были вынуждены работать на каторжных работах. Но даже несмотря на то, что операция была отступлением с большими потерями, спасение почти полумиллиона солдат из Дюнкерка стало одной из самых важных побед в войне и вполне могло изменить ее исход. Как пишет историк Патрик Уилсон: «Люди редко… отдают должное Королевскому флоту и более крупным кораблям, которые были ответственны за спасение подавляющего большинства войск.Дюнкерк стал началом конца Третьего рейха».

Что касается Medway Queen , корабль вернулся к своей работе в качестве прогулочного катера в конце войны и даже появился в нескольких фильмах. Когда лодка была списана и собиралась стать металлоломом, группа любителей истории приобрела лодку и с 1980-х годов работала над различными проектами по реставрации и сохранению. Сегодня Medway Queen пришвартован в Джиллингеме, недалеко от Лондона, и находится под опекой Общества сохранения Medway Queen. «Сохраняя корабль, мы сохраняем память о прошлых веках и истории людей, которые были причастны к этому», — сказал Халтон.

Британская история Европейская история Военный Фильмы Вторая Мировая Война

Рекомендуемые видео

Кривая обучения Национального архива | Вторая мировая война | Западная Европа 1939-1945: Вторжение

Выписка из отчета об операции «Динамо» от 3 мая 1941 г. об эвакуации британских и французских войск из Дюнкерка в мае-июне 1940 г.

Каталожный номер: WO 106/1618


Что это за источник?

Великобритания и Франция объявили войну Германии в 1939 году. Война сначала шла для Германии хорошо. К маю 1940 г. немецкие войска завоевали Данию, Норвегию, Голландию и Бельгию. Они уже вторглись во Францию. Британские, французские и бельгийские войска оказали ожесточенное сопротивление, но к концу мая оказались в ловушке на северо-западе Франции. Британское правительство решило эвакуировать свои войска из порта Дюнкерк в период с 26 мая по 4 июня 1940 года. Это было известно как операция «Динамо».

Подробнее

Британские войска вернулись во Францию ​​южнее, но вскоре и эти войска были выведены.Франция капитулировала 21 июня 1940 года. Большое количество сил Свободной Франции под командованием генерала де Голля отказались принять это и оставались в Англии до дня вторжения в 1944 году.


Стоит знать, что…

Историкам всегда было трудно решить, был ли Дюнкерк триумфом или катастрофой. Он был великолепно организован Королевским флотом. Было эвакуировано около 300 000 британских и более 100 000 французских солдат. Королевские ВВС победили Люфтваффе на пляжах Дюнкерка.

Подробнее

С другой стороны, это было горькое поражение. Британские войска потеряли большую часть своего оборудования. Они также эффективно отказались от французов. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль назвал это «чудом избавления», но также отметил, что «войны не выигрываются эвакуацией».


Какой уровень боевой готовности должен быть в Великобритании?
  1. Согласно отчету, французы и британцы эффективно сотрудничали?
  2. Британская армия, флот и авиация работали вместе?
  3. С какими опасностями столкнулись союзники?
  4. Как вы думаете, согласно этому источнику, эвакуация была хорошо организована?
  5. Почему историкам было трудно решить, был ли Дюнкерк успешным или неудачным?
  6. Какой уровень боевой готовности вы бы поставили в Великобритании в результате изучения этих доказательств?

Запишите свой ответ в таблицу уровней угроз. Вы всегда можете передумать, изучая другие источники.

Вторая мировая война: как Гитлер все испортил в Дюнкерке (и проиграл войну?)

Вот что вам нужно знать : Германия колебалась, и британцы ушли.

Фильмы о войне, как правило, изображают сражения, которые нация выигрывает, а не те, которые она проигрывает.

Таким образом, с голливудским блокбастером о Дюнкерке, попавшим на киноэкраны в июле этого года, можно было бы подумать, что Дюнкерк стал британской победой.

На самом деле Дюнкерк стал кульминационным моментом одной из величайших военных катастроф в истории.С 26 мая по 4 июня 1940 года армия из более чем трехсот тысяч британских солдат была изгнана с материковой части Европы, превратившись в измученную толпу, цепляющуюся за флотилию спасательных лодок, оставив почти все свое оружие и снаряжение.

Британская армия несколько месяцев была парализована. Если бы Королевский флот и Королевские военно-воздушные силы потерпели неудачу, а немцам удалось провести собственное вторжение в Британию в день «Д», результат был бы предрешен.

Так почему же англичане празднуют Дюнкерк как победу? Почему оно называется Дюнкеркским чудом, если другое подобное чудо дало бы Гитлеру ключи от Лондона?

Рассмотрим ситуацию.Весной 1940 года всего за шесть недель Великобритания и Франция были разгромлены. Когда Гитлер вторгся во Францию ​​и страны Бенилюкса 10 мая 1940 года, союзники были полностью выбиты из колеи. Цвет франко-британских армий, в том числе большая часть Британского экспедиционного корпуса (BEF) численностью в десять дивизий, был размещен на севере Франции. План состоял в том, чтобы они продвинулись в северную Бельгию, чтобы остановить наступление немцев, потому что это был маршрут, по которому немцы пошли в 1914 году. К сожалению, передовые немецкие танковые дивизии нанесли удар в центре Франции через слабо защищенный бельгийский и люксембургский Арденнский лес. .Быстро проникнув через лесистые холмы, их танковые колонны повернули на север, чтобы отрезать союзные войска в Бельгии с тыла, в то время как другие немецкие силы при поддержке десантников захватили Голландию и потеснили союзников с другого направления.

Измученные дезорганизацией и вялостью руководства, союзники попытались отступить из Бельгии обратно во Францию. Но было слишком поздно. 19 мая напористые танковые дивизии достигли Абвиля на Ла-Манше. Основная часть союзных армий оказалась в ловушке вдоль французского и бельгийского побережья, с немцами с трех сторон и Ла-Маншем позади.Тем временем другая немецкая колонна мчалась к Парижу и дальше, превращая любую крупную французскую контратаку не более чем в фантазию на карте.

Британцы сделали то же, что и всегда, когда их армии за границей попадают в беду: начали искать ближайший порт для выхода. С типичным (и в данном случае оправданным) недоверием к своим союзникам они начали планировать эвакуацию БЭФ из портов Ла-Манша. Хотя французы частично обвинили в своем поражении британское предательство, британцы были правы.Когда французские армии перехитрили и развалились, Франция была обречена.

Но таким же был и БЭФ — по крайней мере, так он выглядел. Когда измученные войска брели к побережью по дорогам, забитым беженцами и обстреливаемым люфтваффе, вопрос заключался в том, смогут ли они добраться до пляжей и в безопасное место раньше, чем это сделают танки? Нужно было эвакуировать четыреста тысяч британских и французских солдат через небольшой порт, доки которого разрушались бомбами и снарядами. Даже в самых лучших условиях потребовалось бы больше времени, чем союзники могли справедливо ожидать, чтобы эти войска были подняты с пляжей.

Несмотря на общий крах союзников, британские и французские войска, защищавшие периметр Дюнкерка, упорно сражались под постоянными воздушными атаками. Тем не менее, если бы гитлеровские танковые генералы, такие как Хайнц Гудериан, добились своего, крутые танки, как скальпели, рванули бы прямо к Дюнкерку. Пляжи превратились бы в гигантскую клетку для военнопленных.

Затем, 24 мая, Гитлер и его высшее командование нажали кнопку «Стоп». Танковые колонны остановились на месте; Теперь план заключался в том, чтобы Люфтваффе уничтожали защитников до тех пор, пока более медленные немецкие пехотные дивизии не догонят и не закончат работу.

Почему Гитлер издал приказ об остановке? Никто не знает наверняка. Гитлер воевал в этой части Франции во время Первой мировой войны и беспокоился, что местность слишком грязная для танков.

Командующий люфтваффе Герман Геринг заверил его, что его бомбардировщики и истребители справятся с этой задачей. Были опасения по поводу логистики или потенциальной контратаки французов. А может быть, дело было в том, что Гитлер, этот заядлый игрок, был настолько ослеплен собственным неожиданным успехом за игрой в кости на войне, что потерял самообладание.

Какой бы ни была причина, пока немцы колебались, британцы двигались со скоростью, которую Британия редко могла продемонстрировать до конца войны. Был мобилизован не только Королевский флот. Из британских портов отплыли яхты, рыбацкие лодки, спасательные шлюпки и гребные лодки. Подобно «разношерстному флоту» в Battlestar Galactica , все, что могло плавать, было задействовано.

Францию ​​​​так часто высмеивали за ее действия в 1940 году, что мы забыли, как упорство и храбрость французских арьергардов по периметру Дюнкерка позволили эвакуации увенчаться успехом.Под огнем авиации и артиллерии разношерстный флот эвакуировал 338 226 солдат. Что касается предательства Британией своих союзников, то 139 997 из них были французскими солдатами, а также бельгийцами и поляками.

Забравшись в лодки под градом бомб, солдаты проклинали Королевские ВВС за то, что они бросили их в беде. Они не могли видеть сквозь суматоху над облаками, где «Харрикейны» и «Спитфайры» британских ВВС бросались на люфтваффе. Ослабленные потерями во время французской кампании, Королевские ВВС не смогли остановить немецкую воздушную атаку.Но они хотя бы могли этому помешать.

Эвакуация не завершена. Около сорока тысяч солдат попало в плен к немцам. Шотландцы 51-й горной дивизии, застрявшие в глубине Франции, были окружены и захвачены 7-й танковой дивизией под командованием Эрвина Роммеля. BEF спас большую часть своих людей, но почти все их оборудование — от танков и грузовиков до винтовок — осталось позади.

Так почему же англичане восприняли Дюнкерк как победу? Частично это было по необходимости.Британская общественность нуждалась в хороших новостях теперь, когда их мир рухнул. Тем не менее, несмотря на воодушевляющую риторику Черчилля о битве, он знал, что псевдопобеды никогда не одержат победу над Гитлером. «Войны не выигрываются эвакуацией», — заявил он Палате общин.

Лучший ответ заключается в том, что успешная эвакуация сливок британской армии дала Британии спасательный круг для продолжения войны. В июне 1940 года ни Америка, ни Советы не находились в состоянии войны с Осью. После ухода Франции Великобритания и ее партнеры по Содружеству, такие как Австралия и Канада, остались в одиночестве.Если бы Великобритания капитулировала перед Гитлером или подписала компромиссный мир, в результате которого нацисты получили контроль над Европой, многие американцы были бы встревожены, но не удивлены.

Британский писатель , чей отец сражался в Дюнкерке, писал, что британская общественность не питает иллюзий. «Если и был дух Дюнкерка, то потому, что люди прекрасно понимали всю значимость поражения, но, по-британски, не видели смысла на нем останавливаться. Теперь мы были одни. Мы выкарабкались в конце концов.Но это может быть долгое и мрачное ожидание…»

Их терпение и выносливость были вознаграждены 8 мая 1945 года, когда нацистская Германия капитулировала.

Майкл Пек — автор статей для National Interest. Его можно найти на Twitter и Facebook .

Эта статья впервые появилась в 2017 году.

Изображение: Wikimedia Commons

Аудиокнига недоступна | Звуковой.ком

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Вторая мировая война: Эвакуация союзных войск из Дюнкерка заканчивается, когда немецкие войска захватывают прибрежный порт

3 июня 1940 г.

4 июня 1940 года эвакуация союзных войск из Дюнкерка закончилась, когда немецкие войска захватили прибрежный порт.Девятидневная эвакуация, крупнейшая в своем роде в истории и приведшая к неожиданному успеху, спасла 338 000 солдат союзников от захвата нацистами. За месяц до эвакуации из Дюнкерка немцы начали наступление на Запад, ворвавшись в Бельгию, Голландию, Люксембург, а затем и во Францию. Столкнувшись с гораздо превосходящей авиацией, более единым командованием и высокомобильными вооруженными силами, защитники союзников были плохим противником немецкого вермахта. В молниеносной атаке немцы промчались по Западной Европе.К концу мая немецкая армия была готова взять Дюнкерк, последний порт, доступный для вывода массы союзных солдат из Европы. К счастью для союзников, внезапно вмешался нацистский лидер Адольф Гитлер, остановив немецкое наступление. Это дало союзникам возможность начать операцию «Динамо» (эвакуация союзных войск из Дюнкерка). Поскольку кораблей для перевозки огромных масс людей, застрявших в Дюнкерке, не хватало, британское адмиралтейство призвало всех британских граждан, владеющих мореходными судами, предоставить свои корабли для этих целей. Рыбацкие лодки, прогулочные яхты, спасательные шлюпки и другие гражданские суда мчались к Дюнкерку, невзирая на мины, бомбы и торпеды. Во время эвакуации Королевские ВВС (RAF) успешно противостояли люфтваффе, спасая операцию от провала. Тем не менее, немецкие истребители обстреляли берег, уничтожили множество судов и преследовали другие корабли в нескольких милях от английского побережья. Гавань в Дюнкерке подверглась бомбардировке, и небольшим гражданским судам пришлось переправлять солдат с пляжей на военные корабли, ожидавшие в море.Но в течение девяти дней эвакуация продолжалась, что было чудом для командиров союзников, ожидавших катастрофы. К 4 июня, когда немцы приблизились и операция подошла к концу, было спасено 198 000 британских и 140 000 французских солдат. Эти опытные солдаты сыграют решающую роль в будущем сопротивлении нацистской Германии. Когда Западную Европу бросили ее главные защитники, немецкая армия пронеслась через остальную часть Франции, и 14 июня пал Париж. Восемь дней спустя Анри Петэн подписал перемирие с нацистами в Компьене. Германия аннексировала половину страны, оставив другую половину в руках своих марионеточных французских правителей. Но 6 июня 1944 года освобождение Западной Европы, наконец, началось с успешной высадки союзников в Нормандии. На этом этапе войны Южная Африка приняла решение поддержать британские военные действия против Германии, Италии, а затем и Японии. Силы обороны Южноафриканского союза были значительно больше, чем во время Первой мировой войны, и включали Сухопутные войска, ВВС Южной Африки и Силы обороны со стороны моря (переименованные в Военно-морские силы Южной Африки в 1942 году).В войне участвовало более 330 000 мужчин и женщин всех рас. Вкратце хронология усилий Южной Африки во время Второй мировой войны: 1939-1945 — Эскадрильи ВВС и корабли ВМС патрулировали территориальные воды ЮАР (в которых активно действовали немецкие корабли) на протяжении всей войны. Они также обеспечивали воздушное прикрытие и сопровождение морских конвоев в Индийском океане. 1940-1941 — Южноафриканская пехотная дивизия и «бригада» ВВС (позже переименованная в «крыло») участвовали в британской кампании против итальянских войск в Сомалиленде, Эфиопии и Эритрее (Восточноафриканская кампания). 1941-1943 — Южная Африка выделила две пехотные дивизии и два авиакрыла для участия в кампании союзников против итальянских и немецких войск в Египте, Ливии и Тунисе с середины 1941 по май 1943 года.Одна из пехотных дивизий была захвачена в Тобруке в июне 1942 года. ВМФ предоставил группу противолодочных кораблей для действий в открытом море (Североафриканская кампания). 1942 г. — военно-морские, сухопутные и воздушные силы Британского Содружества оккупировали Мадагаскар на несколько месяцев в 1942 г., чтобы предотвратить возможное японское вторжение на остров, управляемый Францией. Южная Африка предоставила пехотную бригаду и эскадрилью ВВС. 1941-1945 — Три крыла ВВС и более дюжины кораблей ВМФ сражались в Средиземном море для поддержки наземных операций в Северной Африке, Сицилии и Италии, а также в Юго-Восточной Европе.1943-1945 — Два крыла ВВС участвовали в операциях против немецких и итальянских войск в Югославии, Греции и Эгейском море. Морские суда обслуживали оффшор. 1943-1945 — Два крыла ВВС участвовали в кампании союзников на Сицилии в июле и августе 1943 года. Четыре крыла вместе с эскадрильями, приданными Королевским ВВС и Балканским ВВС, с сентября участвовали в кампании против немецких войск в Италии. С 1943 г. по май 1945 г. Бронетанковая дивизия служила под британским (а затем и американским) командованием в Италии с апреля 1944 г. по май 1945 г.Несколько военно-морских кораблей участвовали в морских операциях в поддержку кампаний на Сицилии и в Италии. 1944 г. — Крыло ВВС помогало доставлять по воздуху грузы в осажденную Варшаву (Польша) в августе и сентябре 1944 г. 1944 — Хотя южноафриканские подразделения не принимали участия во вторжении в день «Д» в июне 1944 года, две эскадрильи ВВС участвовали в боевых действиях после дня «Д», а военно-морской флот предоставил спасательное судно, чтобы помочь очистить французские гавани.

.