Содержание

Доклад Яшина: Армия Чечни является самой боеспособной группировкой в РФ | Новости из Германии о России | DW

Интернет-издание New Times в понедельник, 22 февраля, опубликовало главу из экспертного доклада "Угроза национальной безопасности", подготовленного к годовщине убийства российского оппозиционера Бориса Немцова его другом и соратником Ильей Яшиным. Обнародованная в преддверии официальной презентации доклада глава называется "Частная армия". Она раследует положение дел в силовых структурах Чечни.

По данным Яшина, созданная в Чечне региональная армия является, возможно, наиболее боеспособной военной группировкой в современной России. Численность вооруженных "кадыровцев", по оценкам экспертов, приближается к 30 тысячам. Значительная их часть формально является сотрудниками МВД РФ и служащими Внутренних войск РФ. "Фактически же действующие на территории Чечни вооруженные формирования не зависят от федеральных органов власти и лояльны лишь президенту Чечни, - пишет оппозиционер. - Только в Чечне Кремль разрешил создание местных подразделений, подконтрольных де-факто лишь главе республики".

Батальоны главы Чечни Рамзана Кадырова - единственные в России воинские формирования, укомплектованные по национальному признаку, вразрез с законодательством РФ. "Ядро силовых структур Чечни - это бывшие сепаратисты, которые были амнистированы по решению главы республики. Он же предоставил им возможность снова взять в руки оружие, но уже под своим контролем. Таким образом, воевавшие с российской армией боевики обязаны Кадырову не только своими местом и зарплатой, но также свободой и жизнью", - сказано в докладе Яшина.

Чеченские отряды на стороне пророссийских сепаратистов Донбасса

В ходе вооруженного конфликта на территории Донбасса против украинских военных действовали целые отряды боевиков из Чечни, указывает Яшин. В ноябре 2014 года появились документальные свидетельства создания на территории Донбасса отдельного чеченского батальона "Смерть", сформированного из ветеранов силовых структур Кадырова. Его бойцы, в частности, принимали участие в боях за донецкий аэропорт и Иловайск.

В последние годы боевики Кадырова активизировались и в Москве, отмечается в документе. "Но если в Чечне их главной задачей является защита режима своего босса, то остальную Россию они начинают воспринимать как потенциальную добычу", - убежден Яшин. Помимо охраны дружественных Кадырову бизнесменов и политиков так называемый "чеченский отдел" ФСБ в Москве оказывал силовую поддержку и криминальным "авторитетам". В российских регионах действуют преступные группировки, сформированные чеченскими бандитами, а некоторые из "авторитетов" пользуются публичным покровительством Кадырова.

Презентация экспертного доклада Ильи Яшина "Угроза национальной безопасности" состоится в Москве 23 февраля.

Смотрите также:

армия России опять отказалась от ингушей и чеченцев?

Письмо военкома Москвы Виктора Щепилова, в котором всем подчиненным комиссарам даются указания о максимальном снижении числа призывников из Ингушетии и Чечни, было с негодованием воспринято в этих республиках. Документ обосновывает отказ от призыва ингушей и чеченцев желанием не допустить "оказания представителями вышеуказанных народов неблагополучного влияния на процесс комплектования и укрепления боевой готовности" Вооруженных сил Российской Федерации.

В письме также говорится о намерении свести "к минимуму количество выходцев из Северного Кавказа, призванных за период весеннего призыва 2021 года в ВС РФ". "Желательно полное отсутствие представителей вышеуказанных народов", – указано в документе. Неясно при этом, имел ли автор письма в виду только ингушей и чеченцев или все народы Северного Кавказа.

И без этого письма ограничения на призыв из Чечни и Ингушетии общеизвестны

Уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиев заявил, что предписания Щепилова противоречат национальной политике российского государства, и предположил, что "такие люди не должны работать в государственных органах власти, тем более в Министерстве обороны".

По словам чиновника, его аппарат готовит официальное обращение к Генеральному прокурору и главе Минобороны России. Омбудсмен Чечни уточнил, что узнал о существовании внутриведомственной инструкции от Анны Термер – председателя Ярославского регионального отделения Общероссийской общественной организации "Комитет солдатских матерей России".

Юнус-Бек Евкуров, бывший глава Ингушетии и действующий заместитель министра обороны России

В свою очередь, ингушские СМИ со ссылкой на источник в правительстве республики сообщили, что Виктор Щепилов опроверг подлинность своей подписи под письмом. Об этом генерал-майор, предположительно, заявил в беседе с представителем военкомата Ингушетии. Согласно сообщениям некоторых российских СМИ, Генпрокуратура занялась поиском создателей фейка.

Тем не менее сам военком Москвы воздержался от прямого заявления для прессы. Кроме того, подпись Виктора Щепилова под другим документом – "Соглашением о взаимодействии между Военным комиссариатом города Москвы и Уполномоченным по правам человека в городе Москве Татьяной Потяевой" от 14 июня 2019 года – очень схожа с подписью под письмом об ограничении призыва с Северного Кавказа.

Трудно себе представить мотивы людей, которые хотели бы сочинить такую подделку. Учитывая, что и без этого письма ограничения на призыв из Чечни и Ингушетии общеизвестны.

В условиях стабильно высокой безработицы многим военная служба дает хоть какие-то шансы на приемлемое будущее

Независимо от того, является ли письмо Щепилова подлинным или поддельным, опыт показывает неоднозначное отношение российского армейского начальства и, возможно, политического руководства страны к призыву северокавказцев. По приказу или без него, но число призываемых ежегодно чеченцев и ингушей заметно ниже, чем призывной потенциал в этих республиках.

В Чечне практикуется только осенний призыв, во время которого в республике набирают всего 500 человек для прохождения срочной воинской службы. Количество призывников в республике при этом оценивается в более чем 80 тысяч человек. В Ингушетии во время весенней призывной кампании прошлого года в армию пошли только 200 человек, в то время как в республике насчитывается около 12 тысяч лиц призывного возраста, не прошедших воинскую службу.

Призывники отправляются на прохождение срочной службы

Несколько лучше ситуация с призывом обстоит в других республиках Северного Кавказа. Например, из Кабардино-Балкарии и Северной Осетии ежегодно служить уходят по 1000–1500 человек.

Военные объясняют снижение количества призываемых молодых людей переходом российской армии на контрактную основу. Согласно прошлогодним данным, которые огласил министр обороны России Сергей Шойгу, количество призывников в ВС РФ снизилось до 225 тысяч, а численность контрактников выросла до 405 тысяч человек.

Однако частичный переход российской армии на контрактную основу не объясняет в полной мере малое количество призывников из Ингушетии и Чечни. Например, соседний с регионами Ставропольский край ежегодно отправляет служить около шести тысяч человек, то есть в 12 раз больше, чем отправляет Чечня.

На этом фоне любопытен пример Дагестана. Во время весеннего призыва 2020 года республика получила задание призвать в Вооруженные силы России 4200 человек. Это на 1200 больше, чем годом ранее. Такие объемы тем более удивительны, что всего 10 лет назад призыв на военную службу в республике иногда

срывался и счет новобранцев шел на сотни, а не на тысячи, как сейчас.

Несмотря на патриотическую риторику, российские власти все еще не доверяют народам региона

Частично рост числа призывников в Дагестане можно объяснить значительным сокращением уровня насилия, связанного с деятельностью вооруженного подполья. Если в 2010 году в Дагестане насчитывалось почти 700 жертв конфликта (включая раненных и убитых со всех сторон), то в 2019 году таковых насчитывалось девять, а в 2020 году – 10 человек.

Чеченские военнослужащие в Грозном

Впрочем, схожие показатели снижения насилия демонстрируют Чечня и Ингушетия. Там число погибших от рук боевиков тоже значительно снизилось за последние годы. Тем не менее воинский призыв в обеих республиках почти заморожен. Несмотря на то, что молодые люди, как правило, стремятся к прохождению срочной военной службы, поскольку в условиях стабильно высокой безработицы многим она дает хоть какие-то шансы на приемлемое будущее.

Вероятно, главным препятствием для увеличения количества призываемой молодежи из Ингушетии и Чечни является позиция Вооруженных сил или политического руководства России. По всей видимости, несмотря на патриотическую риторику и выражение уверенности в окончательном решении конфликта на Северном Кавказе, российские власти все еще не доверяют народам региона.

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Закаев согласился на перемирие с властями Чечни

Глава правительства Ичкерии Ахмед Закаев 26 июля заявил, что с 1 августа «силы сопротивления» прекращают вооруженные действия на территории Чечни против чеченской милиции. Такое решение было принято по итогам двухдневных переговоров в Осло между Закаевым и председателем парламента Чечни Дуквахой Абдурахмановым 24 июля. «Я очень доволен этой встречей, прежде всего потому, что наконец-то начался процесс, который, я надеюсь, приведет к долгожданной политической стабильности в Чечне», — заявил Ахмед Закаев. Как сообщает ИА «REGNUM» со ссылкой на «Коммерсант», следующая встреча представителей чеченских властей и Ичкерии должна состояться в ближайшие десять дней в Лондоне. Планируется, что она пройдет в расширенном составе — с обеих сторон примут участие по несколько официальных лиц. Накануне в интервью Русской службе Би-би-си Закаев заявил, что признает легитимность нынешних властей Чечни и готов сотрудничать с ними, передает «Lenta.Ru». В беседе с «Коммерсантом» он добавил, что доволен встречей «прежде всего потому, что наконец-то начался процесс, который, я надеюсь, приведет к долгожданной политической стабильности в Чечне».Закаев также вновь подчеркнул, что вопрос о его возвращении в Чечню на переговорах не обсуждался. Кадыров ранее заявлял, что хотел бы, чтобы Закаев вернулся в Чечню, и даже предлагал ему пост министра культуры республики, но Закаев ответил отказом. В России Ахмед Закаев заочно обвинен в вооруженном мятеже, организации незаконных вооруженных формирований и посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов.

Российские власти неоднократно пытались добиться выдачи Закаева, в 2003 году получившего политическое убежище в Великобритании. Власти Чечни, уже несколько лет предпринимающие усилия по возвращению в республику сепаратистов, со своей стороны «защищают» Закаева. В январе 2009 года, когда ФСБ России заявило о попытке Закаева с помощью подосланного боевика восстановить «вооруженные силы Ичкерии», в Чечне отвергли эти обвинения. Тогда представитель аппарата Кадырова заявил, что Закаев «отвергает террористические методы сопротивления» и является «одним из немногих и наиболее адекватных представителей так называемого правительства Ичкерии».

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!

Кавказский Узел | Российские правозащитники нашли общие черты войн в Сирии и Чечне

Вооруженные силы России на территории Сирии используют методы, применявшиеся ранее в Чечне, в том числе неизбирательные бомбардировки и зачистки, указала директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская. Выезд в Сирию заметного числа жителей Северного Кавказа был спровоцирован местными властями, которые преследовали всех потенциально сочувствующих вооруженному подполью, напомнил представитель "Мемориала"* Олег Орлов. 

Российские правозащитники выпустили аналитический доклад о проблемах соблюдения прав человека и нарушениях гуманитарных норм в Сирии за последние 10 лет конфликта. "Кавказский узел" опубликовал справку об этом докладе. 

Первый доклад российских правозащитников о гуманитарных проблемах, возникших в результате длительного вооруженного конфликта на Ближнем Востоке, получил название "Десять страшных лет. Нарушения прав человека и гуманитарного права во время войны в Сирии". Презентация доклада состоялась сегодня в формате онлайн-конференции.

Соавтор доклада, директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская считает оправданным сравнение сирийского конфликта с военными кампаниями в Чечне, усматривая ряд параллелей в этих событиях.

"Чечня – это, конечно, внутренний конфликт на территории РФ. Изначально был конфликт федеральной власти с сепаратистским движением, позднее появились другие вооруженные группировки, которые стали акторами событий, в том числе Имарат Кавказ**. В Сирии конфликт более сложный, более многоуровневый, - но оба конфликта весьма продолжительны. О чеченском конфликте нельзя сказать, что он закончен полностью: хотя в Чечне практически нет вооруженной активности, но конфликт не разрешен примирением", - сказала она.

Российские правозащитники, которые работали в Чечне в годы военных действий, видят много параллелей с сирийскими событиями, - прежде всего в нарушениях методов ведения войны и обращении с мирным населением, отметила Сокирянская.

"Это неизбирательные бомбардировки, я не была в Алеппо, но мне легко представить, что с ним стало, так как я видела разрушенный Грозный, где не осталось ни одного целого здания. Это без вести пропавшие, исчезновение людей - в Чечне за годы войн без вести пропало более 5 тысяч человек, это большое число для республики с миллионным населением на сегодняшний день. Пытки, причем пытки без видимой рациональной причины, ради издевательства. Зачистки, когда вооруженные силы заходили в населенные пункты и убивали без суда и следствия жителей, это то, с чем сталкивались российские правозащитники на Северном Кавказе, в Чечне. Это те явления, которые до сих пор остались нерасследованными, та рана, которая немного зарубцевалась, но внутри еще болит", - объяснила она.

Правозащитница указала на ещё один фактор, который роднит конфликты в Сирии и Чечне. "Это отсутствие интереса российского общества к этим темам. Особая стена непонимания была в начале второй войны в Чечне, хотя сейчас отчасти эту стену удалось пробить. Все больше людей понимают то, что происходило там, и оценивают адекватно", - сказала Сокирянская.

По ее мнению, российское общество непропорционально мало осведомлено о конфликте в Сирии и реальном положении дел в зоне боевых действий. Именно для распространения информации об этом создан доклад российских правозащитников, отметила она.

"Пять лет назад Россия официально вступила в сирийский конфликт и стала основным внешним игроком, который имеет огромное влияние на ситуацию. Отчитываясь об итогах пятилетнего присутствия российских войск в Сирии, министр обороны России Сергей Шойгу в сентябре прошлого года заявил, что «в Сирии реальный боевой опыт получили 98% личного состава подразделений военной полиции, 90% летчиков, 78% военнослужащих инженерных войск, больше половины российских специалистов ПВО, больше 60% военнослужащих ВМФ России». А в 2019 году Минобороны говорило, что 70 тысяч военнослужащих получили военный опыт в Сирии. При такой степени вовлеченности ВС страны [в конфликт], независимой информации о происходящем немного, а если говорить о сфере защиты прав человека, гуманитарной ситуации, то ее практически нет", - подчеркнула Сокирянская.

Она указала, что боевые действия в Сирии - первый конфликт в истории постсоветской России, в который российская армия вовлечена настолько глубоко, но при этом регулярный мониторинг ситуации с правами человека российские правозащитники и СМИ не ведут, а общество получает информацию в основном из государственных медиа, которые описывают эту войну исключительно терминологией борьбы с международным терроризмом.

"А вот о страданиях миллионов простых сирийцев среднестатистический россиянин знает мало или недостаточно. Ведь эта война - это сотни тысяч убитых, незаконно задержанных, прошедших через жесточайшие пытки, это десятки тысяч без вести пропавших, это сотни разбомбленных больниц, рынков, школ, мечетей, 5,5 млн жителей, бежавших из страны, 6 млн перемещенных внутри страны, причем многократно", - отметила Сокирянская.

В ходе полевой работы мониторинговая группа правозащитных организаций ставила перед собой задачу опросить мирных жителей Сирии, которые пострадали от этой войны. "К сожалению, у нас не было доступа в Сирию, поэтому мы провели интервьюирование людей, которые бежали от войны и сейчас живут в Ливане, Иордании, Турции, Германии, Бельгии и Нидерландах. Кроме того, мы проводили исследование среди сирийцев, проживающих в России: в Подмосковье, на Северном Кавказе, куда приехали сирийцы черкесского происхождения. Кроме беженцев, мы опросили сирийских экспертов, врачей, журналистов, фотографов, активистов из разных регионов страны, в общей сложности провели более 150 интервью. Все наши собеседники представляли очень подробные свидетельства, многие делились фотографиями из личных архивов. Мы обрабатывали эти данные, перепроверяли их", - сообщила Екатерина Сокирянская.

В представленном исследовании нет чёткой квалификации действий тех или иных сторон конфликта с точки зрения международного уголовного права, отметил соавтор доклада, член Совета правозащитного центра "Мемориал"*, руководитель программы "Горячие точки" Олег Орлов.

"Те или иные политики или должностные лица не обвиняются в военных преступлениях. Цель доклада – представить факты и оценить ситуацию с точки зрения соблюдения прав человека и международного гуманитарного права", - пояснил он.

По мнению Орлова, юридическая оценка произошедшим событиям будет дана в будущем. "Пока что по всему миру к ответственности привлекается только одна сторона этого конфликта – члены организаций, признанных террористическими. Но остальные участники конфликта, которые тоже виноваты в преступлениях, не привлекаются ни к какой ответственности", - указал член совета "Мемориала"*.

Вступление российских военных в сирийский конфликт принесло дополнительные страдания мирному населению, полагает Орлов. Он также сравнивает действия российской армии в Сирии с тем, что происходило во время военных действий в Чечне.

"Вспомним, что происходило в ходе чеченских войн - эти события задокументированы российскими и международными правозащитниками, а также отражены в решениях ЕСПЧ. В частности, около 15 лет назад было вынесено решение Европейского суда о признании вины российского государства в связи с нанесением удара по колонне беженцев в районе села Шаами-Юрт. Помимо этого, было решение о неизбирательных ударах по чеченскому селу Катыр-Юрт. В этих решениях были даны прямые рекомендации о необходимости изменений в уставах Вооруженных сил РФ и в подготовке офицерского состава с целью недопущения в будущем неизбирательного огня и нанесения ударов по гражданским объектам. Но ничего из этого в российской армии сделано не было. Нет ничего удивительного в том, что, вступив в новую войну, ВС РФ ровно так же использовали эти же методы", - пояснил Орлов.

Расследование бомбардировки селения Катыр-Юрт в 2000 году искусственно затягивается, доступ к информации ограничен, есть случаи фальсификации показаний, указали участники вечера памяти, посвященного 20-летию событий в Катыр-Юрте.

Удар с воздуха по колонне беженцев близ села Шаами-Юрт был нанесен 29 октября 1999 года - российские СМИ анонсировали, что в этот день будет открыт "гуманитарный коридор" для выезда из Чечни в Ингушетию, однако КПП так и не был открыт, в результате чего машины с беженцами начали разворачиваться и возвращаться по трассе в сторону Грозного. У села Шаами-Юрт колонна была внезапно атакована с воздуха, десятки людей были убиты и ранены.

Участники конференции напомнили о проблеме черкесских репатриантов

Председатель комитета "Гражданское содействие"* Светлана Ганнушкина сообщила, что на сегодняшний день официально на миграционном учёте в России состоят около 13 тысяч граждан Сирии, но лишь 300 с небольшим человек имеют право на временное убежище. Она предположила, что значительное число сирийцев может пребывать в России без официального учета.

Участник конференции, глава Правозащитного центра Кабардино-Балкарии Валерий Хатажуков высказал мнение, что большинство искателей убежища из Сирии в РФ составляют черкесы. Ганнушкина не согласилась с этой оценкой, по поддержала довод Хатажукова о том, что сирийским черкесам необоснованно отказывают в выдаче вида на жительство и гражданства по программе для соотечественников.

"На самом деле из Сирии бежали все, и не имеет значения: большинство беженцев составляют сирийские черкесы или не большинство. Их историческая родина - нынешняя Россия, и Россия должны была их принять, но Россия этого не делает. Черкесы – это наши соотечественники, потому что они говорят на языке одного из народов России. Наверно, не было установки принимать черкесов как соотечественников", - посетовала правозащитница.

В то же время Ганнушкина отметила, что сирийские черкесы, несмотря на проблемы, смогли получить на Северном Кавказе ту или иную форму легализации. "Всё-таки там кого-то и как-то принимают, а в других регионах беженцев из Сирии не принимают совсем", - сказала она.

Еще один соавтор доклада, юрист организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Александр Горбачев, заметил во время работы над исследованием проявления солидарности жителей Северного Кавказа с беженцами-черкесами из Сирии.

"Люди на Северном Кавказе очень сплотились в связи с этой бедой. Помощь беженцам оказывалась, в первую очередь, самими людьми, хотя и местные власти смотрели на беженцев более лояльно, чем в других регионах", - отметил он.

По словам Горбачева, сирийские черкесы воспринимают Северный Кавказ и Россию в целом как свою родину. "Многие из них хотели бы стать гражданами России, надеясь найти в ней защиту и новую «старую родину». Но, к сожалению, существуют серьезные препоны на общегосударственном уровне", - добавил Горбачев.

Орлов напомнил о "выдавливании" потенциальных членов подполья в Сирию

Война в Сирии, как ни странно, способствовала умиротворению ситуации на Северном Кавказе, отметил Олег Орлов, говоря о взаимосвязи этих вооруженных конфликтов.

"Война в Сирии, объективно, сыграла умиротворяющую роль в ситуации на Северном Кавказе. За полтора-два года до вступления России в войну в Сирии, когда там уже активно шла война и начали укрепляться структуры террористической организации ИГ**, начался отток туда с нашего Северного Кавказа. Хотя не совсем верно говорить про отток, - это скорее было выдавливание. По сути дела, мы очень хорошо это видели, например в Дагестане: чиновники и силовики выдавливали целые семьи людей, которые исповедуют такой фундаменталистский ислам, семьи, где были убитые или в то время прятавшиеся в горах участники незаконных вооруженных формирований. [Выдавливали]  всех тех, кого наша власть могла считать людьми, сочувствующими вооруженному подполью или теми, кто может как-то им оказать помощь. Вот это очень широкая практика была, когда людям фактически говорили: «Вам тут не место, мы тут создадим для вас ад, уезжайте». Это выдавливание шло активно, но часть выдавленных людей не уехала в Сирию, а осела в Турции, и в Турции именно в эти годы возникла большая диаспора выходцев с Северного Кавказа, дополнительно к той, которая уже была", - рассказал он.

Часть "выдавленных" таким образом из России жителей Северного Кавказа действительно уехала в Сирию, пояснил правозащитник.

"И приняла участие в войне, часто на стороне ИГ**, многие погибли. Это все способствовало тому, что активность вооруженного подполья на Северном Кавказе уменьшилась, - и возвращение [участников боевых действий в Сирии на Северный Кавказ], на мой взгляд, не оказывает заметного влияния. Хотя среди тех, кого убили недавно в группировке под командованием известного полевого командира Бютукаева, по официальным данным, есть люди, вернувшиеся с Ближнего Востока, но это частный отдельный случай. Возвращающиеся оттуда, по крайней мере пока, не играют заметной роли в вооруженном противостоянии на Северном Кавказе", - добавил Орлов.

Рамзан Кадыров 20 января заявил об убийстве в Катар-Юрте группы боевиков во главе с Асланом Бютукаевым. Национальный антитеррористический комитет сообщил, что всего в спецоперации убиты пять боевиков, тогда как глава Чечни заявил о шести. Спецоперацию провели бойцы полка полиции специального назначения имени Ахмата-хаджи Кадырова. По данным чеченских властей, в перестрелке получили легкие ранения пять сотрудников правоохранительных органов. Чеченские силовики нашли тайное укрытие Аслана Бютукаева, наблюдая за его родовым селом Катар-Юрт, сообщается 21 января в публикации "Коммерсанта". Источники в силовых структурах рассказали, что боевики пытались вырваться из окружения.

Правозащитники оценили роль военной полиции с Северного Кавказа

Из России в Сирию в качестве военной полиции направлялись подразделения из Чечни и Ингушетии, и это, по мнению Орлова, играло скорее положительную роль.

"Нам не известны факты какого-то отрицательного их взаимодействия с мирным населением. Наоборот, когда преимущественно мусульмане занимались поддержанием порядка в районах, населенных тоже мусульманами, это было скорее правильно и хорошо", - считает правозащитник.

Ряд респондентов, чьи интервью легли в основу доклада, рассказывали о взаимодействии с представителями военной полиции, прибывшими из России, в частности о чеченцах в составе военной полиции, отметила Екатерина Сокирянская.

"Свидетели говорили о том, что вступали с ними диалог. Я помню, один мужчина, который выезжал из Гуты вместе с участником вооруженной оппозиции и остававшимися мирными жителями, рассказывал, что по дороге, когда они выезжали, их несколько раз проверяли, выводя из автобусов - это были чеченцы, некоторые из них даже говорили по-арабски. У них состоялся довольно длительный разговор. Чеченцы стали им говорить: «Зачем вы выступаете против своего правительства? Разве вы не видите во что превратилась ваша страна, она в руинах! Вот у нас тоже была такая ситуация, а сейчас мы живем хорошо». Респондент говорит, что они довольно долго с ним общались, и в конце концов даже пришли к какому-то единому мнению. Понятно, что цель отправки именно мусульман-суннитов с Северного Кавказа в том, чтобы у России в Сирии было в том числе «мусульманское лицо». Несколько свидетелей нам также рассказывали, что в то время, когда российская военная полиция присутствовала в населенных пунктах или входила вместе с сирийскими вооруженными силами, было гораздо меньше фактов, например, разграбления домов и какого-то насилия, беспредела было меньше. То есть они этот фактор тоже отмечали как положительный", - пояснила она.

Вопрос о деятельности в Сирии ЧВК Вагнера не исследовался в докладе, а историей со зверским убийством сирийца занимаются российские правозащитники в интересах брата погибшего, пояснил "Кавказскому узлу" Олег Орлов.

В ноябре 2018 года "Русская служба BBC" сообщила, что наемники частной военной компании Вагнера проходят подготовку для отправки в Сирию на полигоне Молькино в Краснодарском крае, а вылетают в зону боевых действий из ростовского аэропорта Платов. В своем расследовании видеозаписи с казнью жителя Сирии наемниками из ЧВК Вагнер "Новая газета" выяснила, что одним из убийц является уроженец Ставропольского края. Жестокое убийство жителя Сирии, снятое на видео, должно расследоваться на территории этой страны, но у российских правоохранительных органов есть возможность вмешаться в дело, так как подобные преступления вредят репутации страны, считают опрошенные "Кавказским узлом" юристы.

"Этим событием и борьбой за возбуждение уголовного дела сейчас непосредственно занимается правозащитный центр «Мемориал»* и Международная федерация прав человека. Интересы потерпевшего, брата убитого, представляет адвокат Илья Новиков. Собственно говоря, заявление брата убитого было подано с помощью этих организаций, совместно нами было получено это заявление, и именно мы передали его в Следственный комитет. Но исходя из нашей многолетней практики работы по аналогичным трагическим событиям в Чеченской Республике, эта работа займет много времени. Это будет очень нудная, очень длительная, требующая очень скрупулезного отношения к изложению фактов работа. Понятно, что Следственный комитет будет отказывать в проверке, потом будет отказывать в возбуждении уголовного дела, и мы будем обжаловать эти отказы в судах. Это, пожалуй, займет не один год, но это очень важная работа", - заключил он.

* организация внесена Минюстом России в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента

**  организация признана террористической и запрещена в России судом

Автор: Рустам Джалилов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Аспекты вооруженной борьбы с этносепаратизмом в Чеченской республике

Руслан КИРЕЕВ

АСПЕКТЫ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ С ЭТНО-СЕПАРАТИЗМОМ В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Чеченская республика была «головной болью» российского центра с момента обретения Россией независимости в 1991 году. Сепаратизм чеченского руководства стал причиной почти десятилетия военных действий, которые к настоящему моменту завершились.

До сих пор российская общественность не знает всей правды о самом кровопролитном конфликте на территории бывшего СССР, а ученые и политики не могут прийти к единому мнению о причинах и следствиях этой ужасной трагедии.

То, что произошло в Чечне, в официальных документах и речах политиков долгое время не называлось своим именем (в официальных документах использовались сначала термины «разоружение незаконных формирований», «восстановление конституционного порядка», позднее — «контртеррористическая операция») и только последнее время все чаще и чаще звучит реальное определение — война. Какими бы серьезными аргументами ни были оправданы масштабные военные действия на территории своей страны, они должны быть исключены из арсенала внутренней политики. История неоднократно доказывала, что применение жестких силовых мер против части территории государства, политика которой входит в противоречия с центром, ведет только к эскалации конфликта. И даже если подавляющей силой удается справиться с сопротивлением, все равно страна на долгие десятилетия, если не столетия, получает горячую точку на своей территории. Эти соображения особенно обоснованы применительно к Северному Кавказу, принимая во внимание историю его вхождения в состав государства, взаимоотношений его народов с Россией, а также специфику горского менталитета. Вспомним, как многократно из разных уст раздавались предостережения против применения силы на Кавказе. И все же который раз политики не обращают внимания на доводы разума и прошлый опыт и принимают жесткие решения.

По хронологии начало последней политической конфронтации между Россией и Чечней относится к 1990 году, времени печально знаменитого «парада суверенитетов». Официальные властные органы Чечено-Ингушской АССР возглавлял в то время Д. Завгаев, избранный в июне 1989 года первым секретарем Чечено-Ингушского обкома КПСС, а с марта 1990 по сентябрь 1991 года занимавший одновременно пост председателя Верховного Совета ЧИАССР.

Весной 1990 года была создана Вайнахская демократическая партия, провозгласившая своей целью борьбу за демократические преобразования и восстановление попранных национальных прав. Исполком Общенационального конгресса чеченского народа принимает решение об образовании независимого чеченского госу-КИРЕЕВ дарства — Нохчиче. Сразу же после августовского путча в Москве

Руслан сторонники создания независимого чеченского государства вос-

Саидоеич - пользовались моментом, чтобы прийти к власти. 3 сентября 1991

помощник года председатель исполкома Второго Общенационального конг-

Государственного ресса чеченского народа Д. Дудаев и член руководства Вайнахской

секретаря демократической партии Ю. Сосланбеков объявили о низложении

Союзного Верховного совета Чечено-Ингушской республики. В тот же день

государства формирования конгресса захватывают здание телецентра, Дом

Россия - Беларусь радио и Дом политпросвещения. 8 сентября захвачены аэропорт,

основные коммуникации города и блокирован центр. Джохар Дудаев, избранный президентом Чеченской республики, объявил о принятии всей полноты власти.

Реакция Кремля была незамедлительной, выборы президента в Чечне объявлялись незаконными, а действия противоправными. В свою очередь Д. Дудаев обвинил Россию в проведении колониальной политики по отношению к Чечне и 1 ноября 1991 года выпустил указ об образовании суверенного государства, который Верховный совет РСФСР признал незаконным. 7 ноября Б. Ельцин объявляет введение чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской республике. В ночь с 8 на 9 ноября на военный аэродром Ханкалы прибывает спецназ, однако аэродром блокируется отрядом Дудаева и вынуждает его улететь. 11 ноября Верховный совет России признает недействительным указ о введении чрезвычайного положения.

Дудаев делает заявления, предупреждая, что возможное вооруженное противостояние выльется в полномасштабную войну. В интервью газете «Красная звезда» Дудаев заявил: «Смею вас заверить: любое вооруженное вмешательство России в дела Чечни будет означать новую кавказскую войну. Причем войну жестокую. За последние триста лет нас научили выживать. И выживать не индивидуально, а в качестве единой нации... Да, это будет война без правил. И будьте уверены: на своей территории мы воевать не собираемся. Мы перенесем эту войну туда, откуда она будет исходить»1. Это заявление придало конфликту этнополи-тический характер.

В таких условиях Кремль хаотично стал искать выхода из сложившейся ситуации. Были предприняты попытки решетить проблему с помощью сил оппозиции, которые оказались весьма неудачными, особенно штурм Грозного 26 ноября. Президент Российской Федерации 29 ноября 1994 года обратился с ультиматумом, потребовав в течение 48 часов прекратить огонь и распустить все вооруженные формирования.

Дудаев как боевой генерал понимал, что для Чечни это не сулит ничего хорошего. На следующий день, 30 ноября Борис Ельцин подписал секретный указ № 2137с «О мероприятиях по восстановлению

1 Трошев Г. Н. Чеченский рецидив: Записки командующего. М., «Вагриус», 2003, стр. 65

конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской республики», предусматривавший «разоружение и ликвидацию вооруженных формирований на территории Чеченской республики» с введением чрезвычайного положения в Чечне. Однако 11 декабря этот указ был отменен и был издан указ № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской республики», в котором действия по ликвидации вооруженных формирований уже не предполагали введения режима чрезвычайного положения. В тот же день в Чечню вводятся подразделения Вооруженных сил Министерства обороны Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации. Начинается война. По оценке Э. А. Скакунова, «введение войск перевело чеченский конфликт в состояние гражданской войны»2.

В мае 1995 года Дудаев объявил о «переносе войны в российские города». 14 июня отряд боевиков под командованием Ш. Басаева захватывает заложников в Буденновске, а в январе 1996 года боевики Радуева захватывает около 2 тысяч заложников в Кизляре. Активизировались поиски мирного окончания войны. В апреле 1996 года погибает генерал Дудаев. 22 августа 1996 года в Хасавюрте подписывается мирное соглашение. В октябре 1996 года премьер-министром коалиционного переходного правительства стал А. Масхадов.

По официальным данным, войска Министерства обороны и Министерства внутренних дел в ходе первой чеченской войны потеряли убитыми около 4 тысяч человек. Общие людские и материальные потери по своим масштабам были огромны: погибли 35 тысяч человек. Более трети населения покинули Чечню (450 тысяч человек, включая выехавших до начала военных действий), разрушены Грозный и ряд других населенных пунктов.

Хотя Москва не признала независимость Чеченской республики, после выборов президента Масхадова на территории Чечни власть Российской Федерации фактически не действовала. Уже в середине 1997 года сформировалась сильная оппозиция Масхадову, в которую входили Басаев, Яндарбиев,

2 Скакунов Э. А. Чеченский конфликт. «Международные исследования», 1996, № 10, стр. 13

#

Бараев и другие влиятельные чеченские полевые командиры и политики. Раскол внутри чеченского руководства постепенно ввергнул республику в хаос. Дестабилизация привела к новому циклу масштабного насилия. Помимо борьбы за власть между различными группировками, усилилось также противостояние на конфессиональной почве: так, в Гудермесе десятки человек были убиты и ранены в столкновениях между так называемыми ваххабитами. Летом 1998 года Чечня оказывается на грани гражданской войны. Масхадову не удалось взять ситуацию под контроль и покончить с религиозными радикалами, поскольку больше всего он опасался гражданской войны в Чечне. Почувствовав безнаказанность, дальше они действовали без оглядки.

В августе 1999 года под лозунгами распространения истинного ислама и джихада против неверных произошло вторжение чеченских вооруженных отрядов во главе с Шамилем Басаевым на территорию Дагестана с целью создания халифата на чеченских и дагестанских территориях, населенных мусульманами. Возникла прямая угроза территориальной целостности и безопасности Российской Федерации. Федеральный центр и республиканские власти Дагестана приняли немедленно надлежащие меры по пресечению агрессии. Дагестанская милиция, ополченцы и федеральные вооруженные силы ценой немалых усилий и потерь сумели выбить отряды Басаева из Дагестана. То, что эта авантюра была направлена на провоцирование нового вооруженного конфликта с федеральной властью, позднее цинично признал сам Басаев: «Чечне угрожала гражданская война, а мы ее избежали, начав войну с Россией»1.

Угроза безопасности России и в целом обстановка на Северном Кавказе требовали от властей срочных и решительных мер по обеспечению безопасности и правопорядка в регионе. На парламентских слушаниях осенью 2000 года председатель думской Комиссии по Чеченской республике А. Ткачев подчеркнул: «За время правления Масхадова власть продемонстрировала полную неспособность выполнять свои функции на вверенной ей территории, следствием чего стали массовые нарушения прав и свобод чело-

1 Черкасов А. Танго над пропастью: как начиналась вторая чеченская. «Сообщение», 2003, № 3

века. Вторжение вооруженных формирований с территории Чечни в Дагестан в августе 1999 года окончательно дезавуировало формальный юридический статус масхадовских органов власти, основанных на духе хасавюртовских соглашений и букве договора о мире. С этого момента формирование органов государственной власти в Чечне стало не только конституционной, но и международно-правовой обязанностью Российской Федерации»2.

Осенью 1999 года российское правительство, которое возглавил вновь назначенный премьер-министр В. Путин, приняло решение: в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации ввести в Чечню федеральные Вооруженные силы. Вторая чеченская война получила официальное название «Антитеррористическая операция».

Следующий виток противостояния принес тысячи жертв и новый поток беженцев. Число потерь среди военнослужащих к середине 2001 года составляло около 3 тысячи убитых и около 8 тысяч раненых. Потери среди мирного населения были несколько меньше по сравнению с первой военной кампанией: 5—6 тысяч убитых и 1—2 тысячи раненых. Около 200 тысяч человек покинули территорию республики. Примерно 13—14 тысяч человек составили потери чеченских боевиков3. В литературе приводятся и другие цифры. Остатки отрядов вместе с Масхадовым и Басаевым ушли в горы.

В республике началась работа по восстановлению всех форм федеральной власти, возвращению населения к мирной жизни. В июне 2000 года президент Российской Федерации В. Путин назначил главой администрации Чеченской республики ее муфтия Ахмад-хаджи Кадырова (вскоре отказавшегося от духовного звания). Неоднократные заявления руководства страны об окончании военных действий, к сожалению, были принятием желаемого за действительное. Война заканчивалась, а мира не наступа-

2 О состоянии организации работы по восстановлению экономики, социальной сферы, соблюдению прав человека и гражданина в Чеченской республике. Материалы парламентских слушаний. 21 сентября 2000 года. М., Издание Государственной думы, 2000, стр. 8

3 Рязанцев С. В., Маньшин Р. В. Социальнодемографические последствия военных действий в Чеченской республике в 1990—2001 годах. http:// www.demoscope.ru/weekly/2002/analit01.php

ло. Начиная с конца 2000 года сторонники сепаратизма избрали формы и методы партизанской тактики, не вступая в открытые боестолкновения с федеральными войсками. Особая активность была направлена на уничтожение членов администрации, руководимой Кадыровым. И тем не менее правительство республики делало многое, чтобы поставить республику на мирные рельсы и обозначить себя как полноценный субъект РФ.

На референдуме 23 февраля 2003 года была принята Конституция Чеченской республики. 27 марта 2003 года на встрече В. Путина с А. Кадыровым намечены главные задачи, которые следует решить в ходе политического урегулирования взаимоотношений Российской Федерации с Чеченской республикой: подготовить договор о разграничении полномочий между федеральным центром и Чеченской республикой, который предоставит республике автономию в самом широком смысле слова. В январе 2004 года Ахмад-хаджи Кадыров избирается президентом Чеченской республики, а 9 мая этого года он погибает в результате террористического акта. Последующие события показали стремление сепаратистов втянуть в противостояние и соседние республики. Наметившаяся стабилизация после принятия Конституции Чеченской республики и выборов ее президента вновь ставится под сомнение.

В сентябре 2004 года Россия и весь мир были повергнуты в шок бесчеловечным террористическим актом в Беслане. Он продемонстрировал, что для противостояния урегулированию конфликта сепаратисты используют все средства, преступая незыблемые нравственные законы. Тем самым они побуждают российское государство к ужесточению силового воздействия, а значит, к бесконечной пролонгации вооруженного противостояния. Мы знаем из истории, что подобные конфликты (например в Палестине или в Северной Ирландии) длятся десятилетиями и им не видно конца. Так, Э. Паин подчеркивал принципиальную схожесть достижений российских войск на первом этапе «операции по восстановлению конституционного порядка» и «контртеррористической операции»: «Как и в прошлый раз, считаю маловероятным осуществление поставленных перед Российской армией задач полного уничтожения вооруженно-

го сопротивления и удержания Чечни в составе России. Полагаю также, что при любом развитии событий в Чечне могут возникнуть новые угрозы как для этой республики, так и для всей Российской Федерации»1. К сожалению, события 2004 года подтвердили неутешительные прогнозы аналитиков.

Проведя международно-правовой анализ чеченского кризиса сразу же после начала вооруженной борьбы, Э. А. Скакунов утверждал: «Ход развития чеченского конфликта показывает, что объем и масштабы вооруженных санкций, использованных федеральной властью, явно неадекватны реальной необходимости, а самое главное — эти санкции применены, когда еще не были исчерпаны все возможности для мирного урегулирования конфликта»2. Как отечественные, так и зарубежные специалисты убедительно доказывают, что самые острые сепаратистские движения можно ограничить, переводя противостояние в зал суда или парламента и только оставшееся меньшинство непримиримых экстремистов предоставив компетенции силовых ведомств.

Представляется, что ставка на Вооруженные силы при разрешении таких региональных конфликтов можно рассматривать как рецидив прежней политики. Как подчеркивают В. И. Лутовинов и Ю. Н. Мотин, «человечество подошло к пониманию всей опасности переоценки возможностей военной силы как средства политики. Преодолению увлеченности военным элементом безопасности в XX веке способствовал постепенный отказ от сверхидеологизации военной политики, догматизации традиционных принципов военного строительства и применения силы»3. С появлением в конце прошлого века новой серьезной угрозы — международного терроризма — возникла серьезная опасность регресса в политике, возвращения, казалось бы, к преодоленному «увлечению». Идеология первой фазы

1 Паин Э. Вторая чеченская война и ее последствия. http://www.carnegie.ru/ru/36562.htm

2 Скакунов Э. Международно-правовой анализ чеченского кризиса, «Этнополис», 1995, № 2, стр. 19. Черкасов А. Зыбкая почва: как начиналась первая чеченская. http://www.polit.ru/analitics/2004/12/16/ chech.htm

3 Лутовинов В. И., Мотин Ю. Н. Военно-политические процессы в мире и в России. М., РАГС, 2004, стр. 19

#

конфликта в Чечне может быть оценена в качестве такого регресса. Действия террористов в этом контексте являются провокациями, направленными на развязывание войны.

С приходом к власти Рамзана Кадырова ситуация в республике начала меняться, военное сопротивление боевиков свели почти на нет, были уничтожены Масхадов, Басаев и другие одиозные фигуры. Многие из тех, кто был в горах, по амнистии вернулись в свои семьи, к мирной жизни. Из руин и пепла начался бурный рост восстановительных процессов во всех областях экономики и жизнедеятельности: в городе строятся дома и дороги, появляются новые рабочие места. После избрания Кадырова президентом прошло немного времени, но изменения в Чечне уже ощущаются. В республике завершено формирование Конституционного суда, выделены деньги для оборудования спутниковой связью высокогорных районов, где до сих пор отсутствовала какая-либо связь, возобновлено авиасообщение.

Анализ причин чеченского конфликта стал предметом множества исследований, отраженных в большом числе публикаций.

В принимавшихся политиками судьбоносных решениях в годы чеченского конфликта было тем не менее много продиктованного личными амбициями и сиюминутными политическим целями. В отношении таких проблем это граничит с преступлением. Конечно, государство имеет право и даже обязано защищать свою целостность, противостоять сецессионным попыткам, что соответствует нормам международного права. И в качестве крайней меры оно может использовать силовые методы. Однако при этом обязанность демократического государства — обеспечить легитимность своих действий. Большинство экспертов сходятся во мнении, что в 1994 году федеральная власть осуществила крупномасштабные военные действия против вооруженных сепаратистов без должной правовой основы и без надлежащей подготовки. Можно привести множество аргументов, объясняющих и оправдывающих эти действия актуальной полити-

ческой ситуацией. Из вышеприведенного анализа можно видеть, что в происходящих событиях действовал комплекс факторов и многое мы можем по-настоящему осмыслить только спустя годы. И все же глава государства и правительство должны сделать все, чтобы исключить силовые методы из внутренней политики, особенно из национальной политики.

Необходимым представляется тщательно просчитывать и учитывать в политике прошлый опыт взаимоотношений этносов, вставших на путь сепаратизма, с центральной властью, обиды и несправедливости, допущенные предшествующими правителями по отношению к народу. В. А. Тишков подчеркивает в своей монографии, посвященной чеченскому конфликту: «В программах либерализации и социальных преобразований не нашлось места хотя бы для символических действий по терапии этой глубокой социальной травмы. Лидеры государства, включая президента, не смогли найти компромиссного и неамбициозного подхода к манифестным формам поведения и уязвленной эмоциональности мятежных политиков пери-ферии»1. Нынешней власти необходимо вынести урок из произошедшей трагедии и осуществить эти символические акты покаяния. Это необходимо и для преодоления складывающегося в общественном сознании «чеченского синдрома», одним из сторон которого оказываются снижение в общественном сознании ценности человеческой жизни, рост равнодушия к страданиям людей2.

Война в Чечне наглядно продемонстрировала несовершенство правовой основы национальной политики и отсутствие взвешенных решений в действиях наших видных политиков. За прошедшие годы было много сделано для совершенствования политико-правовой основы управления этнополитическими процессами — условия эффективного предотвращения подобных трагедий. Будем надеяться, что чеченская трагедия возымела урок для всех народов России и не повторится больше никогда.

1 Тишков В. А. Указ изд., стр. 241

2 Малашенко А. , Тренин Д. Указ. изд., стр. 44

Россия в Чечне, Чечня в России — Россия в глобальной политике

Вызовы с Юга будут представлять в ближайшие десятилетия наиболее серьезную опасность для России. Проблемным является весь регион Северного Кавказа, возможны конфликты и в других мусульманских анклавах России, опасность представляют и предполагаемые этнические столкновения в Казахстане, и неустойчивость политических режимов в новых центральноазиатских государствах, которые испытывают давление со стороны исламских фундаменталистов. Поэтому, утверждают в своем исследовании ведущие сотрудники Московского центра Карнеги Алексей Малашенко и Дмитрий Тренин, проблемы, связанные с конфликтом в Чечне, и его последствия необходимо рассматривать именно в этом широком контексте.

Авторов книги о чеченском противостоянии прежде всего интересует его влияние на российское общество, на внутреннюю и внешнюю политику страны. Особо выделяется аспект использования чеченской войны в качестве инструмента внутренней российской политики, что наиболее отчетливо проявилось с началом второй чеченской кампании (с 1999 года), сыгравшей немаловажную роль в формировании образа Владимира Путина как общероссийского лидера. Однако сегодня, по мнению авторов, война не входит в число факторов, от которых зависит рейтинг президента.

Говоря о росте в общественном сознании исламофобии и неприязни к представителям кавказских народов, Малашенко и Тренин обращают внимание и на обратный процесс: под воздействием ситуации в Чечне, в частности в результате поражения российских войск в первой чеченской войне, увеличилось число приверженцев радикального ислама. Вместе с тем полная дезорганизация социально-экономической жизни в республике, последовавшая вскоре после вступления в Грозный отрядов под зелеными знаменами, остудила пыл многих энтузиастов и способствовала дискредитации идеи исламского государства, официально провозглашенного в масхадовской Чечне. Что касается Центральной Азии, то там роль «антифундаменталистской прививки» сыграла кровавая гражданская война в Таджикистане, разгоревшаяся в 1992-м после прихода к власти в Душанбе исламистов.

Отмечая рост активности иностранных мусульманских организаций, авторы не прослеживают прямой зависимости между ним и действиями чеченских сепаратистов. Более того, мусульманские структуры, заинтересованные в сохранении их присутствия на Северном Кавказе, не стремятся выступать с открытой поддержкой чеченских боевиков. По приводимым в книге сведениям, число «ваххабитов», как принято в России называть сторонников радикального политического ислама, на Северном Кавказе крайне невелико. Но потенциально они могут представлять определенную опасность, особенно учитывая рост популярности их идей среди молодежи.

Сдержанно оцениваются и масштабы финансовой поддержки, оказываемой чеченскому сопротивлению извне, и степень участия иностранных моджахедов в боевых действиях в Чечне. Авторы считают безосновательными утверждения о том, что чеченские боевики координируют свои действия с радикальными исламскими движениями Центральной Азии (в частности, с Исламским движением Узбекистана), хотя и не отрицают контактов между ними и участия выходцев из Центральной Азии в боевых действиях в Чечне. Возможность существования какого-либо «исламского интернационала», координирующего действия фундаменталистов из разных регионов, кажется им маловероятной.

Особое внимание Малашенко и Тренин уделяют влиянию чеченского конфликта на армию и оборонное строительство. Непрекращающееся противостояние на Северном Кавказе, а также необходимость поддерживать стабильность в Таджикистане должны были бы способствовать пересмотру задач, стоящих перед российскими Вооруженными силами, и переоценке характера угроз. Тем не менее, как показывают авторы, консервативное военное сообщество долго не хотело отказываться от концепции угрозы с Запада и рассматривало конфликты на южном направлении лишь как часть глобального противостояния. Такой подход стал особенно очевиден в ходе югославского кризиса в 1999 году, когда мусульманских экстремистов из Армии освобождения Косово рассматривали как агентов Запада. Со временем военным пришлось реагировать на новые вызовы, и они начали «разворачиваться» в южном направлении. Но и сегодня, учитывая ход конфликта в Чечне и состояние военной реформы, не приходится говорить, что Россия сумела структурно и оперативно переориентировать свои Вооруженные силы на борьбу с новыми угрозами.

Важным следствием чеченского конфликта стало повышение статуса силовиков в государственной иерархии, их активное продвижение в большую политику (одним из проявлений этой тенденции, собственно, и был приход к власти Путина). Политика государства по отношению к СМИ и политический режим в целом после отставки Ельцина ужесточились.

Процесс формирования «южной» политики России был непростым, отмечают авторы. В начале 90-х Москва придерживалась линии на уход из проблемного региона, позднее был взят курс на широкомасштабное вмешательство в центральноазиатские и закавказские конфликты с целью стабилизации обстановки в этих регионах и поддержания там своего влияния исходя из геополитических схем. Россия вообще была склонна действовать на постсоветском пространстве, опираясь на положения классической геополитики XIX века, подчеркивают авторы, тогда как предполагаемые противники России действовали весьма прагматично.

Тем не менее вовлеченность в конфликты на Юге подводила Россию к осознанию характера противостоящих ей сил и соответственно к определению возможных союзников. Так, фактическим партнером Москвы стала Турция, которую изначально рассматривали (не без определенных оснований) как принципиального соперника России на Кавказе, в Закавказье и Центральной Азии. Общие интересы, а именно стабилизация обстановки в Закавказье и Центральной Азии, связали Россию и с Ираном. Это государство, несмотря на серьезные противоречия по вопросу о разделе Каспия, сегодня также является важным региональным партнером нашей страны.

Вторая чеченская кампания, более успешная, чем первая, и проходящая под лозунгом борьбы с терроризмом, способствовала укреплению российско-азербайджанских и российско-армянских отношений. Угроза распространения исламского фундаментализма сблизила Россию с режимами Центральной Азии и открыла новое направление для сотрудничества с Китаем.

Именно признание терроризма в качестве главной угрозы привело российское руководство к осознанию того, что оно находится в одном «окопе» с США и Израилем. Фактор Чечни и угроз с Юга, отягощавших политику России все последнее десятилетие, в конечном итоге предопределил позицию, занятую Москвой после 11 сентября 2001 года. Благодаря этому страна занимает сегодня важное место в мировой политике, нацеленной прежде всего на борьбу с международным терроризмом.

Для характеристики книги в целом уместно привести признание самих авторов, содержащееся в одном из разделов: «Исследователь, который пытается объективно определить реальный уровень влияния радикального ислама на Северном Кавказе, сталкивается с огромным количеством трудностей и вынужден полагаться скорее на косвенные, чем на прямые свидетельстваѕ, а порой – на собственную интуицию» (с. 82). Вероятно, время строго документированных исследований о Чечне еще не пришло.

Станислав Кувалдин

Память воинов, погибших в Чечне, почтили в Архангельске · Новости Архангельска и Архангельской области.

Сетевое издание DVINANEWS

11 декабря, в День памяти погибших в Чечне, в столице Поморья на мемориале «Площадь памяти» состоялось мероприятие, посвященное воинам, павшим при защите Отечества в горячих точках.

На воинском мемориале собрались представители власти, депутатского корпуса, родственники погибших бойцов, сотрудники центра «Патриот», представители ветеранских организаций, военнослужащие отряда специального назначения «Ратник» Северо-Западного округа войск национальной гвардии РФ, неоднократно участвовавшие в боевых действиях на Северном Кавказе.

Церемония, посвященная дню памяти воинов, началась с исполнения гимна Российской Федерации.

К собравшимся обратился заместитель руководителя администрации губернатора и правительства Архангельской области – директор департамента контроля и совершенствования государственного управления Олег Русинов.

— От имени губернатора Архангельской области Александра Цыбульского и от себя лично хочу обратиться к родным и близким тех, кто не вернулся с этой войны, тех, кто пал на полях сражений, – сказал Олег Русинов.  – Это тяжелая утрата, и чем старше становишься, тем больше понимаешь, насколько она велика. Память о настоящих героях современности должна оставаться в сердцах. Хранить ее – наш долг и ответственность перед теми, кто не вернулся.

Участие в боевых действиях на Северном Кавказе приняли более семи тысяч наших земляков, 124 погибли.

Руководитель Архангельского областного отделения Всероссийской организации «Боевое братство», ветеран боевых действий на Северном Кавказе Александр Браславец сообщил, что совместно с органами власти прилагается максимум усилий, чтобы обеспечить достойный уровень жизни ветеранов боевых действий, членов семей погибших.

— В скорбный, памятный день мы собрались здесь, чтобы в очередной раз почтить память наших земляков, боевых товарищей. Сейчас наш долг – сохранить память о них и рассказать об их подвигах подрастающему поколению, – сказал Александр Браславец.

Память о тех, кто погиб, почтили минутой молчания. Почетное право возложить к мемориалам гирлянду и произвести салют тремя залпами холостых патронов предоставили военнослужащим отряда Росгвардии «Ратник», совершившим по несколько служебных командировок, ликвидировавшим и задержавшим десятки боевиков.

Напомним, что в этот день ровно 26 лет назад началась первая контртеррористическая операция. В те годы с целью восстановления конституционного порядка в Чечню были введены Вооруженные Силы Российской Федерации. Сопротивление чеченских вооруженных формирований привело к военным действиям, растянувшимся на 15 лет.

ГАУ Архангельской области «Патриот»

Россия готовится к наземной войне против Чечни

Россия готова к наземной войне против Чечни
Чеченские вооруженные силы укрепляют свои позиции на границе своего региона с Дагестаном на юге России (Рейтер)
Руслан Мусаев
Ассошиэйтед Пресс
Понедельник, 27 сентября 1999 г . ; 8:32 с.м. летнее североамериканское восточное время

ГРОЗНЫЙ, Россия, 26 сентября. Сегодня российские военные предупредили, что могут начать наземные операции против исламских боевиков в Чечне, в то время как военные самолеты бомбили чеченскую столицу четвертый день, нанося удары по промышленным объектам и объектам связи.

Как сообщает агентство "Интерфакс", сегодня утром четыре российских самолета неоднократно пролетали над южным Октябрьским районом города, стреляя ракетами и сбрасывая бомбы. В этом районе находится разрушенный во время бомбардировки телеканал, а также нефтяные скважины.

Министр обороны России Игорь Сергеев заявил, что не может исключить возможность начала наземных операций в отколовшемся южном регионе. До сих пор военные выступали за воздушную войну, которая свела бы к минимуму потери россиян.

Масхадов призывает к срочной встрече с Ельциным Обновлено 27 сентября, 5:45 EDT
Рейтер МОСКВА, 27 сентября. (Рейтер) - Чеченский лидер Аслан Масхадов в понедельник вызвал на срочную встречу с президентом Борисом Ельциным, чтобы остановить воздушные удары России и предотвратить наземное нападение на его сепаратистский регион.

Но премьер-министр России Владимир Путин сказал, что встреча состоится только тогда, когда Россия решит, что она будет полезной.

«Мне нужно спасти свой народ, и я сделаю все, чтобы не допустить новой войны», - заявил Масхадов газете «Московский комсомолец». Россия вела безуспешную войну с Чечней в 1994-96 годах, в которой погибли десятки тысяч человек.

«Только встреча президентов, без посредников, лицом к лицу, может помочь нам найти выход», - сказал Масхадов в интервью.

По его словам, за последние четыре дня российских бомбардировок в столице Чечни Грозном было убито не менее 300 мирных жителей.

Copyright 1999
Reuters

«Есть несколько вариантов плана наземных операций, которые будут реализовываться в зависимости от складывающейся ситуации», - цитирует Сергеева Интерфакс. Он выступал в московском военном госпитале, когда навещал солдат, раненых в соседнем Дагестане.

«Основная цель всех планов - ликвидировать бандитов» и «создать достаточно глубокую зону безопасности вокруг Чечни», - сказал он.

Боевики - сепаратисты, которые хотят создать независимую исламскую нацию на юге России. Российские военные заявили, что воздушные налеты нацелены на предотвращение вторжений боевиков из Чечни в Дагестан, где они сражались с российскими войсками в этом и прошлом месяце.

Однако все чаще российские лидеры клянутся полностью искоренить боевиков.Свидетели рассказали, что за последние четыре дня в результате налетов российской авиации было уничтожено более 100 нефтяных насосов, резервуаров и небольших нефтеперерабатывающих заводов в Грозном и его окрестностях, которые, как считается, контролируются полевыми командирами чеченских повстанцев. Нефть была основой прибыльного бизнеса по поставке низкосортного бензина в другие регионы России.

Российские самолеты также нанесли удары по предполагаемым лагерям повстанцев недалеко от границы Чечни с Дагестаном в субботу, сообщило российское информационное агентство ТАСС со ссылкой на временный федеральный пресс-центр в Дагестане.

Генерал-полковник Анатолий Корнуков, командующий ВВС России, заявил сегодня в телеинтервью, что воздушная кампания против Чечни может продлиться еще месяц.

Российское военное командование, похоже, рассматривало возможность крупного рейда в Чечню, чтобы заставить боевиков перейти к обороне и остановить их вторжения на прилегающую территорию России. Хотя Россия сосредоточила свои бронетанковые силы на границах Чечни, военные аналитики говорят, что эти силы слишком малы для полномасштабного вторжения в Чечню.

Тем временем чеченцы отчаянно пытались спастись от бомбежек в своем регионе. Примерно 40 000 человек прибыли в соседний регион Ингушетии, что побудило власти закрыть сегодня границу.

На чеченской стороне границы власти установили палатки для нескольких десятков тысяч попавших в ловушку мирных жителей и завезли груды дров.

Чечня вела свои дела с момента обретения фактической независимости в 1996 году. Москва по-прежнему утверждает, что она является частью России, и изо всех сил пытается не допустить распространения насилия вовне.

© 1999 Ассошиэйтед Пресс

Вернуться к началу

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ РОССИИ КАК ФАКТОР РЕГИОНАЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ

В других статьях обсудили нынешнее состояние вооруженных сил России и перспективы реформы или краха. В этой статье затронуты лишь некоторые из самых тревожные черты российской армии сегодня, но это, безусловно, очевидно что здоровье российских военных имеет последствия за пределами России сам.

Во-первых, ситуация с армией повлияет на политическую стабильность внутри самой России.1997 год ознаменовался становлением новой политической партии, Движение генерала Рохлина в поддержку Вооруженные силы, оборонная промышленность и военная наука ". Пока рано оценить его влияние на российскую политику, но его существование отражает растущее недовольство в вооруженных силах существующими политическими партиями. По мнению авторов, маловероятно, что вооруженные силы как институт фактически разовьет единый политический голос и станет значительным игрок в российской политике. Они уже слишком разделены между собой. Внутри страны есть сильные коммунистические и националистические элементы старой гвардии. военные, особенно среди старших и отставных офицеров. Есть также свидетельства сильной демократической группировки среди младших офицеров. Физическое лицо у политиков есть последователи среди военных, но даже генерал Лебедь не могут достоверно утверждать, что представляют большинство из них. Это разумно уверены, что большинство из них либо апатично, либо разочарованы в политике и политики.

Поэтому сомнительно что правительство Ельцина может рассчитывать на вооруженные силы как на послушную политический инструмент. В частности, если президент Ельцин столкнется с новым раунд конфликта с парламентом трудно представить, что армия согласны на повторение октябрьской операции в Белом доме 1993 года. Некоторые единицы, или части частей, могут быть готовы действовать против Думы, но это одинаково вероятно, что другие будут готовы защищать его, увеличивая риски конфликта. Также сложно понять, как отреагирует армия. если бы президент пытался использовать только войска МВД. Между двумя организациями определенно нет любви, будь то на уровне министерства или солдата. Войскам МВД, как правило, лучше платят и оснащены, потому что правительство России больше заботится о внутренних безопасность, чем внешние угрозы. Тем не менее в Чечне сухопутные войска взвалили на себя основную тяжесть боевых действий, а избалованное МВД не впечатлять как боевая сила.

Правительство России должен сомневаться в надежности армии в любом испытании силы между центром и регионами. Многие подразделения зависят от своей местной политической боссов, чтобы снабдить их всем необходимым. Вряд ли они предпочли бы центральное правительство, которое оставило им задолженность по зарплате или их семьи, лишенные жилья против местных спонсоров. Настоящая организационная тенденции, которые сделают военные округа более автономными. и административные органы, вероятно, укрепят эту местную лояльность и ослабить авторитет центров. Суровый вывод таков: любая попытка со стороны правительства России для использования военной силы изнутри, вероятно, привести к гражданской войне.

Чечня и Север Кавказ в целом, конечно, спорная территория, но это, безусловно, один регион России, где у правительства может возникнуть соблазн использовать военное сила. У армии есть счет с Чечней, но она была рада. вылезут в 1996 году. Вряд ли российская армия окажется в состоянии улучшить свои показатели в Чечне в ближайшие несколько лет, хотя вполне вероятно, что правительство России пытается создать силу группировка в районе, который позволит вести переговоры от силы, когда Хасавюртовское соглашение истекает в 2001 году.Значение этой статьи состоит в том, что в течение следующих двух лет формирования могут быть повторно развернуты в Северо-Кавказский военный округ, чтобы создать впечатление жизнеспособного силы вмешательства, но на земле большинство подразделений все равно пострадают от низкого морального духа, неадекватной тактической доктрины и плохой подготовки. Это вполне возможно, что попытка возобновления боевых действий в Чечне с российская сторона будет встречена крупномасштабными боевыми отказами и дезертирством, ослабление позиций России на Северном Кавказе даже больше, чем позволяет Эффективная независимость Чечни.

Сразу после распада Советского Союза в новые независимые республики. Роль России, и особенно роль воинских частей, базирующихся в этих регионах, в этих конфликтах было несколько двусмысленный. Поток поставок оружия и другой военной помощи, конечно повлияли на конфликты в Приднестровье, Абхазии и других местах. В ситуация в этих областях сейчас достаточно стабильна, отчасти благодаря развертывание российских войск в качестве «миротворцев» (см. карту), но еще и потому, что Россия изменила свою скрытую поддержку своих клиентов среди враждующих сторон. стороны.Хотя Россия считает эти миротворческие операции успешными. они, несомненно, усугубили напряженность, в которой вооруженные силы работал. Размер миротворческих сил значительно увеличился. снижается не только из-за более спокойной обстановки, но и из-за общего нехватка кадров в российской армии. Маршал Сергеев недавно предупредил что «еще больше увеличить контингент будет просто сложно. для нас экономически, особенно в условиях экономических реформ ».

Нынешний кризис в Таким образом, российские вооруженные силы напрямую влияют на стабильность. всего СНГ. Если какая-либо из существующих «горячих точек» станет активной конфликт снова или, если вспыхнет новый конфликт, российская армия обнаружит трудно поддерживать свою роль «пожарной команды». Таким образом, риск будь то конфликт будет распространяться, если другие силы поддержки мира не смогут быть найденным. Вполне вероятно, что будут звонки из региона на такие сила, которую нужно найти, возможно, ОБСЕ или даже НАТО.В равной степени, если предсказания распада или распада российских вооруженных сил должны были доказать оправдано, и российские контингенты, вернувшиеся домой, в равной степени быть вызовы для замены из-за пределов СНГ * .

Трансформация российской военной доктрины: уроки, извлеченные из опыта Косово и Чечни

1 Некоторые предварительные соображения и выводы этой статьи были представлены в лекции автора на конференции «Новый мировой порядок: Россия между Востоком и Запад », Тель-Авивский университет, 3–5 апреля 2000 г.

2 «Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора» был согласован 14 мая 1997 года и одобрен Североатлантическим советом 16 мая 1997 года. заявил, что:

... Россия и НАТО не считают друг друга противниками. Они разделяют цель преодоления пережитков прежней конфронтации и соперничества и укрепления взаимного доверия и сотрудничества.Настоящий Акт подтверждает решимость России и НАТО конкретизировать их общую приверженность построению стабильной, мирной и неразделенной Европы, единой и свободной на благо всех ее народов. Принятие этого обязательства на самом высоком политическом уровне знаменует начало принципиально новых отношений между Россией и НАТО. Они намерены развивать на основе общих интересов, взаимности и прозрачности прочное, стабильное и прочное партнерство ...

Для достижения целей настоящего Акта Россия и НАТО будут строить свои отношения на общей приверженности следующим принципам:

  • воздержание от угрозы силой или ее применения друг против друга, а также против любого другого государства, его суверенитета, территориальной целостности или политической независимости любым способом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций и Декларацией принципов, регулирующих отношения между государствами-участниками, содержащимися в Хельсинкском Заключительном акте;
  • уважение суверенитета, независимости и территориальной целостности всех государств и их неотъемлемое право выбирать средства для обеспечения своей собственной безопасности, нерушимости границ и права народов на самоопределение, закрепленное в Хельсинкском Заключительном акте и других документах ОБСЕ.

3 24 января 1994 года президенты Клинтон и Ельцин подписали соглашение о нивелировании стратегических ядерных сил обеих стран к 30 мая того же года. Согласно более поздним официальным заявлениям, эта цель была достигнута в срок. Великобритания присоединилась к этому соглашению 15 февраля 1994 года. 2 сентября 1994 года Россия и Китай подписали соглашение о ненацеливании. Эти соглашения носят в первую очередь символический характер из-за их непроверяемого характера. Ельцин еще больше подорвал их в апреле 1999 года, когда обратился к вопросу о перенаправлении стратегических ракет на государства, участвовавшие в бомбардировках Югославии.Хотя, вероятно, это всего лишь еще одна печально известная импровизация Ельцина по стратегическим вопросам (не было последующего официального подтверждения), он поставил под сомнение действительность этих соглашений о перенацеливании.

4 Строгая мусульманская секта.

5 «Концепция национальной безопасности Российской Федерации», Независимое военное обозрение, , № 1, 14–20 января 2000 г., стр. 1–6. (См. Приложение B)

6 «Военная доктрина Российской Федерации», Независимая газета, , 22 апреля 2000 г. (См. Приложение A)

7 По коммерческому обменному курсу.

8 Будет ли стратегическое ядерное превосходство Запада 30%, 2: 1 или 3: 1, зависит от результатов будущих договоров о контроле над вооружениями и уровня финансирования российских стратегических сил.

9 Ознобищев С. Сотрудничество России и НАТО: сомнения и перспективы, ПРИЗМА , Т. 3, № 10, июнь 1997 г., стр. 5–11.

10 1 октября 1996 года министр обороны Игорь Родионов заявил на пресс-конференции в Москве, что 98.7 триллионов рублей (18 миллиардов долларов), выделенных вооруженным силам в проекте бюджета на 1997 год, покроют лишь треть потребностей вооруженных сил. Красная Звезда , 2 октября 1996 г.

11 В другом месте я подчеркивал «широкий консенсус в России о том, что Балканы остаются единственным регионом за пределами постсоветского пространства, где Москва сохраняет серьезные экономические, политические интересы и интересы безопасности. По крайней мере, у России есть гораздо больше причин придерживаться этой точки зрения, чем у США.И это не имеет ничего общего с «славянским православным братством», которое является предметом спекуляций националистов в России и Югославии, а также легкого и пустого объяснения поведения русских на Западе. Балканы непосредственно примыкают к черноморско-каспийской зоне жизненно важных интересов России. Балканы являются возможным маршрутом для российских нефте- и газопроводов (с терминалами на российском берегу Черного моря и судоходством через Черное море) в обход турецких Черноморских проливов, которые периодически закрываются для российских нефтяных танкеров.События на Балканах влияют на отношения России с Украиной, Молдовой, Румынией, Болгарией, Турцией и нестабильными субрегионами Закавказья и Северного Кавказа. Российское политическое и военное присутствие в Черном море и Восточном Средиземноморье сильно зависит от российских позиций на Балканах. Кроме того, Москва высоко ценит позицию Сербии против расширения НАТО, которую полностью разделяют Россия и очень немногие другие европейские страны. Если это одна из причин, по которой Запад не любит Милошевича, любое военное давление на Югославию было бы столь же неприятным для России, как военное давление России на страны-кандидаты в НАТО было бы неприемлемо для Запада.Алексей Г. Арбатов, «Кризис в Косово: конец эпохи после холодной войны», . Периодическая газета , Атлантический совет США, Вашингтон, округ Колумбия: март 2000 г., с. 11.

12 ИТАР – ТАСС , 11–13 июня 1999 г.

13 2 июня 2000 года она проинформировала Совет Безопасности ООН об отсутствии оснований для официального расследования того, совершала ли НАТО военные преступления во время бомбардировки Югославии в 1999 году. Барбара Кроссетт, «У.N. Прокурор по военным преступлениям отказывается расследовать дела НАТО », Нью-Йорк Times , 3 июня 2000 г., с. 3. Однако 6 июня Amnesty International обвинила НАТО в незаконном убийстве мирных жителей во время конфликта в Косово и назвала одно нападение, в результате которого погибли 16 человек, военным преступлением. Полин Елинек, «Отчет называет рейд НАТО в Белграде военным преступлением», Washington Post , 7 июня 2000 г., с. 26.

14 «Концепция национальной безопасности». (См. Приложение B)

15 «Военная доктрина.”(См. Приложение A)

16 Вадим Соловьев и Владимир Мухин: «НАТО заявляет о своей готовности к операциям в мировом масштабе. Министерство обороны Российской Федерации формулирует геополитический противовес ». Независимое военное обозрение , 30 апреля - 6 мая 1999 г., стр. 1-2.

17 Игорь Сергеев, «Основы военно-технической политики России в начале XXI века», Красная Звезда, , 9 декабря 1999 г.

18 Главным моментом импичмента 1999 года, почти принятого Думой против Ельцина, была первая чеченская война.

19 Посол России в ООН Сергей В. Лавров указал на ряд проблем в реализации этой резолюции. «Различные взгляды, выраженные в ходе заслушивания Советом Безопасности отчета миссии в Косово», пресс-релиз ООН SC / 6856, 11 мая 2000 г. , стр. 4–5.

20 Впервые после операции НАТО в Косово Россия участвовала на уровне послов в Совместном постоянном совете Россия-НАТО в Брюсселе, а затем на уровне министров во Флоренции 24 мая 2000 года. ИТАР – ТАСС , 25 мая 2000 г.

Чеченский спецназ направлен в Сирию для «защиты мира и общественного порядка» | The Independent

На прошлой неделе президент полуавтономной Чеченской Республики в России сделал одно из самых недооцененных заявлений о безжалостном военном вмешательстве России в войну в Сирии. Президент Рамзан Кадыров, прославившийся своим почти десятилетним тираническим правлением над Чечней, подтвердил своим 2,3 миллионам сторонников то, что многие уже подозревали: опасные батальоны чеченского спецназа были развернуты на севере Сирии в целях защиты «мира и общественного порядка». .

Объявление было сделано после того, как заместитель спикера чеченского парламента Адам Делимханов отправился в Сирию вместе с муфтием Салах-Хаджи Межиевым, где они встретились с Махером Асадом, братом президента Сирии Башара аль-Асада, и посетили батальон российской военной полиции. , «Где служат молодые чеченцы».

«Солдаты с гордостью заявили, что им выпала честь служить защищать мир и общественный порядок в Алеппо, защищать гражданское население от террористических атак», - написал Кадыров вместе с видео, которое было просмотрено почти 100 000 раз.Вмешательство России в войну в Сирии на стороне президента Асада началось в сентябре 2015 года. Кремль пообещал «стабилизировать законную власть в Сирии и создать условия для политического компромисса». Вместо этого Москву обвиняют в бомбардировках гражданской инфраструктуры и конвоев ООН с гуманитарной помощью.

Президент России Владимир Путин встретился с лидером Чечни Рамзаном Кадыровым в Кремле в марте 2016 года.

(Getty)

«Вмешательство России в Сирию сформировало конфликт от надвигающегося поражения сил Асада до того, что фактически является победой, уничтожающей или радикализация была бы альтернативой и возвращением ключевых областей », - говорит Майкл Кофман, аналитик по безопасности Центра военно-морского анализа и научный сотрудник Центра Вильсона.

«Россия обеспечила не только свои интересы, но, что более важно, продемонстрировала, что она является посредником в этом неразрешимом конфликте, который может привести к другим политическим устремлениям к влиятельной роли на Ближнем Востоке», - сказал Кофман The Independent .

Хотя подробности развертывания все еще остаются в секрете, неподтвержденные сообщения о том, что чеченские батальоны готовились к переброске в Сирию, начали появляться в декабре 2016 года. Их миссия, как сообщается, заключалась в охране российской авиабазы ​​Хмеймим недалеко от прибрежного города Латакия.Российские СМИ сообщили, что буклеты, содержащие основные фразы на арабском языке и знаки различия вооруженных группировок в Алеппо, распространялись среди военнослужащих на базе недалеко от столицы Чечни Грозного. Эти первоначальные сообщения были сначала опровергнуты Кадыровым.

Президент обратился к своему печально известному аккаунту в Instagram, чтобы объявить, что якобы развертываемых батальонов даже не существует. Однако чеченский авторитет утверждал, что вооруженные силы его республики были готовы бороться с «нечистотами» в Сирии, если бы Кремль дал им зеленый свет.

Рекомендуется

Вскоре после заявления президента Чечни в Instagram прокремлевские СМИ начали публиковать кадры, на которых внушающие страх чеченские батальоны патрулируют покрытые боевыми шрамами улицы Алеппо и раздают еду улыбающимся мирным жителям. В другом отчете говорится, что один из русских, входящий в состав войск, обратился в ислам на помпезной церемонии, проведенной муфтием Чечни. Затем фонд, учрежденный в память об отце Кадырова, которым управляет его мать, объявил, что профинансирует строительство охраняемой ЮНЕСКО мечети Омейядов, разрушенной в результате боевых действий между группировками повстанцев и силами режима в 2013 году.Появились дополнительные сообщения о том, что правительство Кадырова профинансирует строительство детского дома в Алеппо.

По словам Кати Сокирянской, аналитика по России из Международной кризисной группы, в Москве мало политического аппетита к отправке регулярных рядовых российских войск в Сирию. Помимо политических, человеческих и военных затрат на крупное развертывание, Сокирянская говорит, что это нежелание является пережитком оккупации Афганистана Советским Союзом, когда СССР понес огромные потери от рук боевиков Талибана.Воспоминания о войне 1979 года все еще свежи среди россиян, которые опасаются повторения затяжной войны с большими человеческими жертвами.

Чеченский спецназ из подразделения армии Восток у грузинского села Земо Никози в 2008 году

(Рейтер)

«Для Кремля отправка чеченцев - очень хорошее стратегическое решение, потому что развертывание не вызовет резонанса в российском обществе. это так много », - сказала Сокирянская The Independent . Направление чеченских сил, находящихся под контролем Кремля, закаленных в боях и подготовленных для борьбы с повстанцами, «максимизирует эффективность российского присутствия в Сирии и минимизирует издержки этого присутствия».

Максим Сучков, аналитик Российского совета по международным делам, объяснил, что Москва использовала чеченский спецназ в качестве военной полиции, отчасти для того, чтобы получить влияние на местах в Алеппо и держать под контролем конкурирующие вооруженные силы. «Теперь, когда сирийские правительственные силы контролируют Алеппо, Москва стремилась контролировать его часть, чтобы создать свои собственные рычаги воздействия на землю», - сказал Сучков The Independen t.

Развертывание также должно уравновесить влияние поддерживаемых Ираном ополченцев в Сирии, добавил он.«С момента захвата Алеппо стали поступать сообщения о том, что некоторые поддерживаемые Ираном шиитские ополчения беспокоят местное суннитское население. Отправка суннитских чеченских сил - это способ для россиян оградить население от этих действий и заработать репутацию среди местных жителей », - добавил Сучков.

Вопреки посту президента Кадырова в Instagram, в котором утверждалось, что «молодые чеченские мужчины» служат в Сирии, на кадрах солдат, патрулирующих Алеппо, видны закаленные в боях пешие солдаты. По данным находящегося в Вашингтоне Jamestown Foundation, батальоны спецназа «Восток» и «Запад», развернутые в Сирии, в меньшей степени представляют собой полицейские силы, состоящие из молодых чеченцев, поскольку они представляют собой «два печально известных специальных батальона, сформированных в 2003 году и укомплектованных бывшими чеченскими сепаратистами, перешли на сторону, чтобы сражаться под российским флагом.Батальон «Восток» в августе 2008 года возглавил российское военное вторжение в Грузию ».

Печально известные батальоны, которые обычно формируются, а затем распускаются Кадыровым, чтобы скрыть свое существование, специализируются на боевых действиях в горах и городах и имеют репутацию зверств и нарушений прав человека, по данным компании, занимающейся геополитическим анализом Strategic Forecasting . Эти сторонники Кадырова, имеющие опыт партизанской войны и контртеррористических операций против повстанцев у себя дома, имеют все возможности для того, чтобы установить контроль над вновь взятым Алеппо.

К середине 2015 года 4700 джихадистов из России и Средней Азии отправились в Ирак и Сирию, чтобы присоединиться к ИГИЛ. Группа Суфана (TSG) подсчитала, что поток боевиков из России и бывшего Советского Союза увеличился на 300 процентов с июня 2014 года. Большинство из них, по оценке TGS, прибыли из Чечни и с Северного Кавказа. Максим Сучков сказал The Independent , что отчасти импульс к развертыванию преимущественно чеченских батальонов в Алеппо был попыткой восстановить репутацию чеченцев, которые иначе считались эффективными боевиками ИГИЛ.

Советские солдаты стоят перед своими танками, в последний раз взглянув на местные пейзажи Афганистана в 1986 году.

(Рейтер)

«Наделение батальонов полицейскими функциями по охране населения - это попытка изменить имидж чеченцев. - говорит Сучков. Другой видный аналитик, разговаривая с The Independent на условиях анонимности из-за его работы в Сирии, говорит, что батальоны, развернутые в Сирии, на самом деле были проинструктированы режимом Кадырова выслеживать антироссийских повстанцев, которые приехали в Сирию, чтобы присоединиться к ним. ряды оппозиционных групп.Катя Сокирянская говорит, что в преимущественно суннитской Чеченской республике, которая отправила сотни боевиков присоединиться к оппозиционным группам в борьбе против Башара Асада, размещение чеченских войск непопулярно.

Наряду с сообщениями о первоначальном развертывании, появившимися в декабре прошлого года, дюжина чеченских солдат из федеральной армии была уволена после отказа отправляться в Сирию. «Воевать на стороне Асада - это то, что чеченцы в целом не хотят делать», - говорит Сокирянская.Но в Чечне Кадырова мало стимулов для протеста против этого шага. Перед прошлогодними выборами в России, на которых Кадыров сохранил свой титул, набрав 97 процентов голосов, Хьюман Райтс Вотч описывала Чечню как место, где «даже самые мягкие выражения несогласия с ситуацией в Чечне или комментарии, противоречащие официальной политике или парадигмам,» выражается ли открыто или в закрытых группах в социальных сетях, или в виде комментариев журналисту или в общественном месте, может вызвать безжалостные репрессалии ».

«Если бы не такой репрессивный режим в Чечне, были бы серьезные протесты против этого развертывания», - говорит Сокирянская. «Чеченцы - мусульмане-сунниты, и они не хотят воевать против других мусульман, особенно рядом с шиитским режимом Асада».

Чечня: два федеральных вмешательства

% PDF-1.3 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > поток Acrobat Distiller 4.05 для WindowsЧечня; Дагестан; Геополитика; Вторжение; Исламский фундаментализм; Военные возможности; Военные операции; Национальные границы и границы; Северный Кавказ; Политические конфликты и кризисы; Региональный конфликт; Региональная безопасность; Россия; Регионы России; Регион сепаратистских конфликтов и беспорядков 2001-06-21T10: 15: 51 + 01: 00 Microsoft Word 8.02008-08-07T15: 34: 58 + 02: 002008-08-07T15: 34: 58 + 02: 00uuid: aad6e317-0eb2-46c4-a8a3-29641f5e7b62uuid: 4c40409a-e458-4510-90b6-bf6a48b02f23application: Два федеральных вмешательства

  • Чарльз Бланди
  • Чечня
  • Дагестан
  • Геополитика
  • Вторжение
  • Исламский фундаментализм
  • Военный потенциал
  • Военные операции
  • Национальные границы и границы
  • Северный Кавказ
  • Политические конфликты и кризисы
  • Региональный конфликт
  • Региональная безопасность
  • Россия
  • Регионы России
  • Регион сепаратистского конфликта и беспорядков
  • конечный поток эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект 4808 эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект / Dest [34 0 R / FitB] / Первые 35 0 Р / Последние 35 0 руб. / Счет 1 / Родитель 2 0 R / Назад 36 0 R / След. 7 0 R >> эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > поток HWr} W [0) ɴknYL \

    Опасности борьбы с повстанцами: война России в Чечне

    Международная безопасность 29.3 (2004) 5-62 Более пяти лет российские войска втянуты в противоповстанческую войну в Чечне, вторую войну, которую они вели в этой маленькой кавказской республике с середины 1990-х годов. Первая война, с декабря 1994 года по август 1996 года, закончилась, когда российские и чеченские официальные лица подписали мирное соглашение в Хасавюрте в соседней республике Дагестан. В Хасавюртовском соглашении, которое привело к выводу российских войск с территории Чечни и трехлетней квазисезависимости республики, предусматривалось, что обе стороны определят окончательный статус Чечни к концу 2001 года.Однако до того, как можно было провести какие-либо переговоры по этому поводу, серия событий, начавшаяся со смертоносного вторжения исламских экстремистов из Чечни в Дагестан в августе 1999 года, завершилась широкомасштабным возобновлением боевых действий между российскими федеральными силами и чеченскими партизанами - боев, которые привели к продолжается с тех пор. В этой статье дается оценка противоповстанческих операций России во время последней войны в Чечне. Статья начинается с краткого обзора географического и военного контекста войны, событий, которые ускорили возобновление боевых действий, и первых результатов конфликта.Затем в нем исследуется тактика, использованная чеченскими партизанами, и ответы российских солдат и сил безопасности. В статье рассматривается, почему российские войска и полиция, численность которых превышает численность повстанцев более чем в 50 раз, не смогли ликвидировать вооруженное сопротивление на таком маленьком участке, как Чечня. Это также подчеркивает растущее внимание чеченцев к террористическим атакам как на Северном Кавказе, так и за его пределами. В последнем разделе дается чистая оценка усилий России. Чечня - это не имеющий выхода к морю регион на юге России, граничащий с Дагестаном на востоке и севере, Ставропольским краем и Северной Осетией на северо-западе, Ингушетией на западе и Республикой Грузия на юге.Столица и крупнейший город Чечни Грозный находится в центре. Общая площадь Чечни составляет 19 300 квадратных километров, что примерно равно площади Нью-Джерси (и одной двадцать пятой площади Ирака). Население до начала последней войны составляло приблизительно 1,05 миллиона человек, но оно сократилось примерно до 700 000 (одна тридцать пятая от размера Ирака), потому что 40 000-45 000 мирных жителей были убиты, десятки тысяч живут как беженцы (50 000 внутри страны). , остальные - извне), и многие другие навсегда переехали в другие места.Рельеф Чечни очень разнообразен: от равнин на севере до лесистых холмов возле Грозного и коварных гор на юге вдоль границ с Грузией и Ингушетией. Российским войскам было очень трудно установить контроль над самой южной частью Чечни, где местность была ключевым преимуществом для партизан, позволяя им устраивать засады на российские войска, скрывать боеприпасы и оружие и почти беспрепятственно перемещаться между Чечней и убежищами через граница с Грузией, Дагестаном и Ингушетией.Огромные территории Чечни были разрушены во время войны 1994-96 годов, и обещания Москвы о крупномасштабной помощи по восстановлению так и не были реализованы. Хотя федеральное правительство предоставило ограниченный объем помощи (в основном энергоснабжение и зерно), восстановление экономики и восстановление разрушенных объектов так и не продвинулись. Дальнейшие разрушения произошли в 1999-2000 годах, в результате чего многие города, в том числе Грозный, стали практически непригодными для проживания. Инфраструктура Чечни разрушена, а основные услуги (например,ж., водопровод, электричество, тепло и природный газ) отсутствуют или почти отсутствуют во многих областях, включая Грозный. Даже если война закончится и восстановление начнется на серьезной основе, большая часть Чечни останется разрушенной на долгие годы. Общественный порядок в Чечне был практически полностью нарушен во время войны 1994-96 годов и не был восстановлен каким-либо значимым образом. Три года квази-независимости в Чечне с сентября 1996 г. по сентябрь 1999 г. были омрачены полевыми командирами, безудержной преступностью, захватами заложников, хаотическим насилием, ужасными нападениями на иностранных гуманитарных работников и общим беззаконием.Аслан Масхадов был избран президентом Чечни с большим отрывом в январе 1997 года, но вскоре он столкнулся с вызовом со стороны более радикальных элементов, особенно тех ...

    Растущие отношения безопасности между Чечней и Персидским заливом - The Defense Post

    В последние годы большое внимание уделялось возрождению России на Ближнем Востоке. После крупномасштабного военного вмешательства в Сирию в 2015 году Москва становится все более привлекательным местом для ближневосточных лидеров, с регулярными поездками таких людей, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и ведущий ливийский полевой командир генерал Халифа Хафтар. , что свидетельствует о растущем влиянии России в регионе.

    Параллельно развивалось и другое направление взаимодействия с регионом: Чечня.

    Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров встречается с президентом России Владимиром Путиным в Москве, 15 июня 2018 г. image: kremlin.ru

    Чеченский лидер Рамзан Кадыров был, пожалуй, самым заметным российским чиновником на Ближнем Востоке, у него сложились личные дружеские отношения со многими людьми. Арабские правители. В последние годы Кадыров был тесно связан с Сирией, возглавив репатриацию русскоязычных заключенных Исламского государства и направив своих солдат в качестве военной полиции.Его роль в Ливии недавно также возросла, поскольку его близкий союзник Лев Деньгов недавно был назначен главой нового сектора российских интересов в этой стране.

    Но участие Чечни на Ближнем Востоке, похоже, существенно возрастет в одном секторе, в частности в наступающем году: спецназ и подготовка по борьбе с терроризмом. По мере того как российские частные военные подрядчики расширяют свое присутствие в Африке и на Ближнем Востоке, чеченский спецназ вскоре может последовать за ними.

    Наиболее частые и публичные контакты Кадырова связаны с арабскими государствами - членами Совета сотрудничества стран Персидского залива, куда он часто приезжает.Для чеченского лидера страны Персидского залива - естественная точка соприкосновения: это авторитарные исламские государства, наводненные доходами рантье (хотя и получаемыми из другого источника - нефть вместо российских федеральных субсидий) и управляемые кликой ориентированных на безопасность лидеры, которым нравится имидж сильного человека.

    Кадыров сознательно смоделировал свое собственное правление почти таким же образом, построив столицу, изобилующую престижными проектами, по-видимому, предназначенными для подражания щедрости Персидского залива: запланированная 102-этажная башня Ахмат, которая должна быть самой высокой в ​​Европе, явно вдохновлена ​​Дубайским Бурджем. Халифа.

    Лидер Чечни одинаково хорошо ладит со своими коллегами из Персидского залива. Только за последние четыре месяца он совершил две поездки по региону. В августе он совершил паломничество в хадж в Мекку, по пути остановившись в Джидде, где он встретился с наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммадом бин Салманом и королем Салманом бин Абдул-Азизом. Поездка в ноябре привела его в Бахрейн, где он встретился с принцем Насером бин Хамадом Аль Халифой, командующим Королевской гвардией Бахрейна, и посетил военную базу для наблюдения за учениями.

    Затем он остановился в Дубае на Гран-при Формулы-1, где снова встретился с MBS, а также с турецким шеф-поваром Нусретом Гекче, более известным как «Солт Бэ», который накормил Кадырова мясом из вертела в своем ресторане. Он также провел переговоры с Мохаммедом бен Заидом, наследным принцем Абу-Даби и фактическим правителем Объединенных Арабских Эмиратов.

    Учения с оружием в Российском университете спецназа (Силы специальных операций) в Чеченской Республике. Изображение: Университет спецназа

    Грозненский Российский университет спецназа

    Эти переговоры, вероятно, включали обсуждение нового ключевого актива Чечни: Российского университета спецназа.Массивный комплекс предназначен для многогранной подготовки спецназа, от нападений в городе до спасения заложников, с целью стать «крупнейшим и самым современным военным центром в мире» в своем роде.

    Инфраструктура

    простирается от полигонов для тренировок десантников и вертолетов до полигонов для высадки на корабли, а также до полномасштабного тактического города для городских сценариев. Он будет служить основной тренировочной и демонстрационной площадкой для штурмовой машины Чаборз, боевого багги, разработанного чеченскими военными инженерами с целью экспорта для ведения войны в лесах и пустынях.Инструкторы будут набраны из числа элитных штурмовых подразделений «Альфа» и «Вымпел» российской военной разведки (ГРУ), которые являются одними из самых элитных в стране.

    В обширном интервью российскому военному еженедельнику «Звезда» в июле командир объекта и начальник службы безопасности Чечни Даниил Мартынов дал дополнительные подсказки относительно намерений университета.

    Мартынов объявил, что объект, как ожидается, будет полностью введен в эксплуатацию к лету 2019 года, а его оперативники уже участвуют в специализированных учениях по всей России.В качестве примера того, что они смогут предложить другим клиентам, он привел отличные результаты чеченского спецназа на международном соревновании в Иордании в 2015 году. В октябрьском интервью Мартынов подтвердил, что с 2019 года центр приступит к обучению иностранных воинских частей.

    Эти первые клиенты почти наверняка будут арабами. Помимо недавних встреч и в целом близких отношений, ряд стран уже выразили открытый интерес к такому сотрудничеству с Чечней.

    В январе ОАЭ заявили о желании начать обучение своих подразделений в центре. Кадыров объявил в августе во время своей поездки в Саудовскую Аравию, что МБС выразил намерение обучать там контртеррористические силы. Во время визита в Чечню в сентябре иорданский принц Мохд Аббас бин Али бин Найеф посетил центр и присутствовал на демонстрации багги Chaborz. Иордания особенно актуальна в чеченском контексте, поскольку в стране проживает самая большая диаспора чеченцев на Ближнем Востоке (начиная с османских времен), многие из которых служили на высоких должностях в вооруженных силах страны.

    Ничего из этого не должно вызывать особого удивления. Не только Кадыров может что-то выиграть в этих отношениях: принцы Персидского залива тоже видят в нем что-то полезное. Чеченский лидер имеет обширный опыт подавления исламистского повстанческого движения внутри страны, чего лидеры Персидского залива опасаются почти патологически.

    Ему также удалось установить жесткую вертикаль власти над религиозным толкованием в своей республике, принуждав население к единственной одобренной государством разновидности ислама, которой разрешено существовать.На фоне обсуждения того, как арабские лидеры теперь стремятся ограничить свои консервативные авторитарные режимы против любого возможного повторения «арабской весны», сотрудничество Кадырова, вероятно, будет тепло приветствоваться.

    Это все происходит в то время, когда чеченские военнослужащие получают свой первый настоящий зарубежный опыт в Сирии. Еще в 2006 году отряд чеченских солдат был переброшен за границу, служив в Ливане, чтобы охранять там российских военных инженеров.

    За последние два года они накопили гораздо больше опыта, когда чеченские батальоны служат в Сирии в качестве военной полиции.Это прозвище несколько вводит в заблуждение: чеченские официальные лица признали, что почти все военнослужащие в этих батальонах имеют значительную боевую опасность, борясь с давним повстанческим движением Чечни, и хотя боевые действия на передовой не были их целью в Сирии, они были оснащены полной боевой Комплект.

    Этот опыт и оборудование пригодились, по крайней мере, однажды, когда подразделение военной полиции было окружено и почти захвачено во время перестрелки в сентябре 2017 года с джихадистами во главе с Хайят Тахрир аш-Шамом, в результате которой как минимум один чеченский солдат был убит и множество других были ранены.

    Бахрейнский принц Насер бин Хамад Аль Халифа (в центре) с Даниилом Мартыновым, главным тренером чеченского спецназа (на переднем плане) и Зиадом Сабсаби, главой посланника Чечни на Ближнем Востоке (справа на втором плане) во время визита чеченской делегации на полигон Королевской гвардии в Бахрейн в ноябре 2018 года.

    Роли чеченских военизированных формирований

    чеченских батальонов численностью в среднем 400 человек несли службу в Сирии во время многочисленных ротаций, последняя из которых прибыла домой 7 декабря. Поскольку в этом конфликте участвовало несколько тысяч чеченских специалистов, силы Кадырова имеют хорошие возможности для дальнейшей экспедиционной роли.

    И другие роли, которые они могут иметь. В последние несколько месяцев наблюдается всплеск активности со стороны российских частных военных подрядчиков, возглавляемых печально известным частным военным подрядчиком Вагнером.

    российских наемников сейчас присутствуют или готовятся к развертыванию в более чем десятке стран на африканском континенте, от Центральноафриканской Республики до Мозамбика. Ходят упорные слухи о дополнительных развертываниях в Ливии и Йемене, причем первые, в частности, в последнее время привлекают повышенное внимание России.

    Кадыров недавно увеличил свое дипломатическое присутствие в Ливии. Визит лояльных ополченцев Халифы Хафтара в новый университет спецназа Чечни или нескольких чеченцев, совершающих поездку на их территорию, не за горами.

    Но, несмотря на схожий профиль, Вагнер и чеченские силы существуют как параллельные структуры, а не как взаимодополняющие. Подавляющее большинство бойцов Вагнера происходят из ветеранов российских кампаний в Чечне, сражающихся с теми же людьми, которые сейчас возглавляют республику Северного Кавказа.

    Вагнер категорически запрещает членство этнических чеченцев, которые считаются ненадежными - один командир описал их как ищущих «возможности предать [своих союзников]». Эти двое служили в совершенно разных секторах в Сирии, без каких-либо известных совпадений или взаимодействий. Это разделение отражает давнее недоверие к Кадырову и его силам со стороны российских силовиков или руководителей служб безопасности, которое иногда перерастает в открытую неприязнь.

    Эта ситуация также отражает более крупный раскол между Москвой и Грозным, причем последний действует автономно, что в целом выгодно для первых, но не всегда жестко контролируется.В последние несколько месяцев дома Кадыров стал гораздо более напористым, демонстрируя свое господство над соседями Чечни на Северном Кавказе.

    Взаимодействие Кадырова с арабским миром также происходит в манере, гораздо более подходящей для суверенного государства, чем для одной провинции, со ссылками на Россию и Москву, которые иногда появляются как бы второстепенно.

    Во многом наибольшее сходство между лично лояльными Кадырову чеченскими вооруженными силами и частными наемниками Вагнера заключается в их отношении к российскому государству - внешне лояльному и предположительно находящемуся под контролем, но оба имеют зловещие признаки автономии.Более тесные отношения безопасности с арабским миром положительно влияют на Москву. Существование не одной, а двух быстрорастущих параллельных структур безопасности - это гораздо менее определенная величина.