Содержание

Войны Средних Веков | Армии древности — ХLegio 2.0

ХLegio 2.0 / Армии древности / Войны Средних Веков / Новости


И.И. Басов Военные турниры XIV века

В ходе Столетней войны появилась особая форма рыцарских турниров, когда заключалось перемирие или накал военных действий ослабевал, с обеих сторон поодиночке и группами устремлялись навстречу друг другу рыцари.

И.И. Басов Один эпизод из истории Жакерии (9 июня 1358 г.)

«Бой в Мо – прекрасная демонстрация превосходства опытных воинов, пусть и немногочисленных, над скопищами необученных, плохо вооруженных и лишенных удобных оборонительных позиций ополченцев». © М.Нечитайлов

В. Вортман Битва на Перепетовом поле (5 мая 1151 г.)

Одно из сражений времен княжеских усобиц на Киевской Руси.

По тексту летописи. Новая редакция, с иллюстрациями.

В. Вортман, Д. Вортман Взятие Киева монголами

5 сентября — 6 декабря (19 ноября) 1240 г. Переломное событие в жизни Киева, крупнейшего средневекового города Восточной Европы. К 770-летию трагической страницы истории Руси.

А.В. Зорин Липицкая битва (21 апреля 1216 г.)

Одна из крупнейших русских междоусобиц накануне татарского нашествия.

М. Нечитайлов Битва при Куртрэ (11 июля 1302 г.)

Хрестоматийное сражение во Фландрии.

М. Нечитайлов Битва при Лас Навас де Толоса (16 июля 1212 г.)

Крупнейшее сражение Реконкисты.

М. Нечитайлов Битва при Лаудон-Хилле (1307 г.)

Небольшой по масштабам, но поучительный бой в ходе англо-шотландских войн.

М. Нечитайлов Заллака, 1086 год: Триумф Ислама

Фундаментальнейший труд с детальным анализом общей обстановки в Испании XI в. Описание кампании 1086 г. и битвы при Заллаке. Аннотированная библиография плюс обширные извлечения из источников. Общий объем публикации – 330 тыс. зн. (примерно 170 книжных страниц)

М. Нечитайлов Малоизвестные битвы Столетней войны (1351-1359 гг.)

Описание нескольких сражений.

М. Нечитайлов Сражение при Вернейле («Второй Азенкур», 17 августа 1424 г.)

Сумерки Столетней войны. В статью также включено описание боя у Жербиньи (1430 г.).

М. Нечитайлов Сражение при Линкольне («Битва в снегу», 2 февраля 1141 г.)

Одно малоизвестное сражение во время английских усобиц.

В. В. Пенской О численности войска Дмитрия Ивановича на Куликовом поле

Численность русского войска — один из наиболее спорных вопросов отечественной историографии Куликовской битвы.

Д. Уваров Битва при Воррингене (5 июня 1288 г.)

Очень подробное описание одного малоизвестного сражения между сюзеренами Фландрии, Кельна и других областей Нижнего Рейна.

Д. Уваров Битва при Касселе (23 августа 1328 г.)

Очередное сражение между восставшими фламандцами и французами. Много любопытных подробностей.

Д. Уваров Битва при Креси (1346 г.) и военное дело начала Столетней войны

Грандиозная работа (под 50 страниц). Подробное описание вторжения Эдуарда III во Францию, маневренных боевых действий лета 1346 г. и битвы при Креси. Вторая часть работы посвящена обстоятельному анализу причин поражения французов, тактики сторон и т. д.

Д. Уваров Битва при Мон-ан-Певель (18 августа 1304 г.)

Что же произошло между воинственными фламандцами и французами после знаменитейшего дела близ Куртре?

Р. Храпачевский Великий западный поход чингизидов на Булгар, Русь и Центральную Европу

Профессиональный обзор событий. Анализ первоисточников. С иллюстрациями.

Д.В. Чернышевский Приидоша бесчислены, яко прузи

Вопрос о масштабах монгольского нашествия на Русь привлекал и продолжает привлекать внимание исследователей. Статья об одном из наиболее дискуссионных вопросов русской военной истории.

Д. Шкрабо Битва при Вильянди (21 сентября 1217 г.)

Сражение между эстами и немцами (Орден меченосцев и др.), определившее судьбу Центральной и Южной Эстонии.

Д. Шкрабо Битва при Карусене (12 февраля 1270 г.)

Поражение, нанесенное литовцами-язычниками Ливонскому ордену.

Д. Шкрабо Битва при Клонтарфе 1014 г.

Обстоятельно о самом крупном сражении на территории раннесредневековой Ирландии.

Д. Шкрабо Битва при Липице 1216 года

Еще одна статья о знаменитой битве.

Д. Шкрабо Русско-ливонская война 1240-1242 годов

Очень серьезное исследование. О четырех частях и многих иллюстрациях. Для тех, кто не в курсе: та самая война, в ходе которой произошло знаменитейшее Ледовое побоище.

Филипп Контамин — Война в Средние века читать онлайн

Филипп Контамин

Война в Средние века

ФИЛИПП КОНТАМИН И ЕГО ТВОРЧЕСТВО

Филипп Контамин, родившийся в 1932 г. , принадлежит к старшему поколению французских историков, продолжающих традиции того направления во французской историографии, которое иногда называют «новой исторической наукой». Основоположниками этого направления были хорошо известные ученые Марк Блок и Люсьен Февр, но здесь нелишне напомнить, что их вдохновителем являлся Анри Берр, основатель школы исторического синтеза и автор философско-исторического и методологического труда «Синтез в истории», изданного в 1911 г. Исходя из принципа плюрализма, то есть множественности факторов исторического развития, в отличие от характерного для марксизма монистического взгляда на историю с выделением одного определяющего фактора – экономического, он полагал, что историческое исследование должно было охватывать самые разные стороны жизни общества. Правда, его мечта о некоем всеобъемлющем историческом синтезе оказалась нереализуемой на практике, но важно то, что стремление к такому синтезу, пусть даже и в ограниченных масштабах, стало характерной особенностью историков нового направления.

Предлагаемая читателю в русском переводе книга Ф. Контамина «Война в Средние века» – это не просто история военного дела, а история войны как важнейшего фактора жизни средневекового западноевропейского общества в самых разных ее проявлениях и последствиях. Многие исследователи обращались к событиям военной истории Средневековья, но никто не пытался дать комплексный анализ войны как феномена социально-политической и духовно-религиозной жизни. Именно поэтому труд французского ученого уникален, его книгу переводят на разные языки, а теперь с ней сможет познакомиться и русскоязычный читатель.

Использовав огромное количество самых разнообразных источников, Ф. Контамин осуществил исторический синтез по двум основным направлениям. Он представил богатый материал по истории войн в европейских странах и проанализировал многие связанные с этим проблемы. В книге дается и классический материал по истории оружия, и оригинальный анализ средневековой тактики и стратегии, которыми прежде историки военного дела всегда пренебрегали, считая, что, по сравнению с античностью, их практически не было в Средние века.

Ф. Контамин обращается и к таким редким, но важным темам, как «история мужества», считавшегося главной добродетелью воина, как проявления войны в церковной и религиозной жизни. Иначе говоря, его труд охватывает и сугубо военные, и социальные, и политические, и духовно-религиозные аспекты войны в Средние века.

Интерес к феномену войны в широком историческом плане возник у Ф. Контамина неслучайно. Будучи прежде всего исследователем позднего Средневековья, т. е. XIV-XV вв., он долгое время занимался изучением Столетней войны между Францией и Англией. Круг проблем, которые рассматривались в его работах, посвященных этой эпохе, очень широк. Как говорил сам Контамин, в его книгах предстает «отнюдь не Франция крестьян и деревень, не Франция клириков и монахов, купцов и ярмарок, ремесленников и цехов, но Франция, также очень реальная, войны и дипломатии, государства и его слуг, знати и власть имущих». Ученого особенно интересовала история дворянства, остававшегося «ферментом свободы» и «главной или, по крайней мере, центральной фигурой на социально-политической шахматной доске».

В связи с этим он обращается и к эволюции рыцарства в позднее Средневековье, полагая, что говорить о его неизбежном закате в XIV-XV вв. во Франции, как обычно делают историки, преждевременно.

Привилегированное место среди тем, которыми ранее занимался Ф. Контамин, принадлежит истории повседневной жизни во Франции и Англии в эпоху Столетней войны, преимущественно в XIV в. После всестороннего анализа условий и средств существования в обеих странах Контамин пришел к выводу, что по образу жизни, мировосприятию, социальной организации и другим «параметрам» эти народы были очень близки. И их родство, по мысли исследователя, отчасти объясняет, хотя и не оправдывает, завоевательные амбиции королей. Занимаясь историей XIV-XV вв., которые, в отличие от классического Средневековья, не пользовались вниманием историков-медиевистов, Ф. Контамин поставил вопрос, можно ли отнести эти столетия к «настоящему» Средневековью, или следует внести коррективы в периодизацию. Характерно, что веские аргументы в пользу своих выводов о том, что речь должна идти о продолжении Средневековья, он находит благодаря внимательному анализу идейных основ войны и мира.

Впрочем, Ф. Контамина всегда больше интересовала война как важнейший фактор человеческого существования в Средние века. Итогом его многолетних научных изысканий и стала написанная в 1980 г. книга «Война в Средние века».

Ю. П. Малинин

За последние годы появились великолепные обобщающие исследования на французском языке о войне как явлении, армиях как античности[1], так и Европы в Новое время[2]. О Средневековье подобных работ не существует, и первейшей задачей этой книги стали заполнение лакуны и, в соответствии с правилами серии «Новая Клио», предоставление в распоряжение читателей достаточно богатой библиографии, раскрытие общих черт военной истории Средневековья, наконец раскрытие некоторых тем более конкретно, поскольку они либо стали предметом современных исследований, либо, по нашему мнению, достойны более пристального внимания.

Конечно, тяжкий труд – пытаться охватить сразу, в одном томе, период свыше десяти веков, на протяжении которых война заставляла почувствовать свое присутствие. Мы охотно приняли бы на свой счет замечание одного исследователя: «Ни один ученый не может надеяться на то, что он освоит все источники о столь пространном предмете на протяжении тысячелетия»[3]. Тем более, что средневековая война представляла собой целый мир, в котором сочетались как каноническое право, так и заступнические надписи на мечах, как техника конного боя, так и искусство лечить раны[4], как использование отравленных стрел[5], так и питание, рекомендуемое бойцам[6]. Одним словом, предмет требует рассмотрения с разных сторон, если мы хотим осмыслить его в полном объеме: воинское искусство, вооружение, набор в армию, состав и жизнь армий, моральные и религиозные проблемы войны, связи между феноменом войны и социальной, политической и экономической средой. И при этом необходимо соблюдать хронологию (понимаемую скорее как различие «до» и «после», чем как последовательную цепь событий), которая, как нам кажется, значит для истории столько же, сколько перспектива в классической живописи.

Читать дальше

Изнанка войны. Средневековые (и не только) ранения / Хабр

Автор: Azirsan

Мы обычно смотрим на древние сражения сверху – правый фланг атакует левый, в центре король возглавляет строй… Красивые прямоугольники на картинке, где стрелочками показано, кто и где на кого напал. Но что творилось непосредственно в месте столкновения солдат? В рамках этой популярной статьи хочу рассказать про ранения и те способы, которыми они наносились. Тема эта мало популярная в отечественной историографии, как, в общем-то, и другие вопросы, рассматривающие «лицо войны».

С другой стороны, на Западе накоплен неплохой объем работ, в которых анализируются костные останки древних воинов. Современные методы криминалистической экспертизы позволяют понять по зарубкам на костях, как был нанесен удар, с какой стороны, можно восстановить даже очередность атак, поняв картину боя.

Меня иногда просят привести перечень литературы по вопросу, поэтому в этой статье в конце есть перечень источников информации, я достаточно свободно подошел к их оформлению, это все-таки научпоп, но проблем с поиском не должно быть. Впрочем, если не хотите глубоко зарываться в вопрос, можете просто игнорировать все ссылки в квадратных скобках. Выводы в конце.

Битва при Висбю

Наиболее известной битвой в этом смысле является сражение при Висбю (1361) между готландским ополчением и датскими войсками. Примечательной она является из-за найденного массового захоронения воинов, которое смогли соотнести с самим сражением. Это собственно наиболее крупное захоронение на сегодня, включающее в себя около 1185 трупов (есть еще одна не раскопанная братская могила, предположительно на 400 плюс-минус человек). Вместе с тем, это захоронение не является единственным, и рассматривать изнанку войны нужно с учетом и других битв – это сражение при Таутоне (1461), стычка в Страстную пятницу (1520), битва при Алджубарроте (1381), кроме того могилы отдельных воинов, погибших в бою, также дают хороший материал для анализа.Начнем с Висбю, я не буду подробно останавливаться собственно на предыстории сражения, нас в большей степени интересуют полученные в ней ранения.

Да и в общем-то предыстория у него, как и у множества сражений предельно проста – бабло, и кто его будет получать. Битва при Висбю наглядно демонстрирует столкновение военной организации, основанной на всеобщем призыве (готландские крестьяне) и собственно профессиональными солдатами (датские войска). Результат печальный для готландцев – их просто вырезали и побросали в братскую могилу. Причем, местами прямо в доспехах, а для средневековья это картина, прямо скажем, нетипичная (обычно с поле боя выносили все железное). Доспехи нас пока не интересуют, а вот на ранения посмотрим, вот, собственно, статистика травм по всем найденным скелетам:

Иллюстрации скелетов с процентами приводятся по диссертации Мацке [5]

Как можно видеть, основная цель воина – ноги, хотя я хотел бы подчеркнуть, что это картина боя характерна именно для Висбю, другие захоронения показывают несколько иное распределение ударов. Итак, большинство ударов пришлось в левую ногу, и чтобы понять, как это выглядело вживую, нужно посмотреть на боевую стойку солдата вооруженного мечом и щитом:

Стр. 126 Medieval Swordsmanship: Illustrated Methods and Techniques By John Clements

Его левая нога несколько вынесена вперед под щитом, вот так:

Стр. 120 Medieval Swordsmanship: Illustrated Methods and Techniques By John Clements

Как отмечает Джон Клементс, защита ноги, представляет собой крайне сложную задачу: противник может сделать ложный выпад в голову, что заставит поднять щит, прикрывая лицо, после чего перейдет в атаку по ногам. Готландская армия состояла из ополченцев, среди костных останков найдены даже инвалиды – им явно недоставало умения. На втором месте, как ни странно, находится правая нога – Ингельмарк связывает это с тем, что противник мог продолжить удар рубанув по левой голени. Кроме того, часть травм приходится на внешнюю сторону, что позволяет говорить о том, что некоторые воины были на коне — всадник старается наоборот подъехать справа, чтобы рубануть мечом и в это время открыт для контратаки. Следующая часть тела, которая в наибольшей степени пострадала – это собственно голова, причем как можно видеть наибольшее количество ударов приходится с правой стороны. Как отмечает Бойлстон [2] это обусловлено тем, что большинство воинов были правшами, соответственно удар наносился справа налево. В наименьшей степени затронуты руки, а торс и вовсе невредим – это мы еще обсудим в выводах, когда посмотрим на другие сражения.

Итак, получается наглядная картина боя – первый удар воины направляли в голень левой ноги противника (возможно, предварительно совершив ложный выпад в голову), если он был удачен, то несчастный получал тяжелую травму и не мог продолжать поединок. Далее следовало добивание ударом в голову. Клим Жуков предполагает, что это мог делать воин из второй линии, дабы первый не отвлекался. Продемонстрируем это на примере реконструкции судьбы воина из могилы под Цистерианским Аббатством Cara Insula на Ютланде. Поздоровайтесь с ним:

Точно датировать время смерти воина сложно, авторы исследования [10] дают диапазон 1250-1350 годы. Ему было от 25 до 30 лет, рост составлял 162,7 см (+/- 4,31 см) – парень был несколько ниже, чем готландские ополченцы, средний рост которых колебался около 168 см. Вот собственно места повреждений конечностей нашего героя:

Наиболее серьезные удары пришлись по ногам, плюс есть порезы на левом предплечье. После того, как он получил серьезные травмы ног, его добили несколькими сильными ударами в голову:

А вот так это выглядит «вживую»:

А вот реконструкция боя:

Вернемся к Висбю – помимо собственно травм, нанесенных в ближнем бою, есть также ранения полученные выстрелами из арбалетов. Причем, как отмечает Ингельмарк, нередко били в упор, от чего стрела могла пробить череп насквозь. Возможно, отряды стрелков были перемешаны с тяжелой пехотой или находились рядом, выцеливая зазевавшихся. Готландским ополченцам, которые состояли в том числе из стариков и несовершеннолетних юношей, устроили настоящую бойню. Сейчас мы видим просто раскроенные черепа и отрезанные кости, но что творилось тогда под стенами Висбю можно представить.

Фруассар описывает любопытный случай, который произошел под стенами Норвича в 1381 году. Проповедник Джон Бол в какой-то момент времени заметил, что положение крестьян в стране очень похоже на рабство и вообще несправедливо, в то время как все люди равны. Джон пришел к выводу, что неплохо было бы богатства справедливо распределить между всеми жителями Англии. Как Вы понимаете в эпоху развитого феодализма идеи коммунизма знатью были приняты без восторга и проповедника от греха подальше закрыли в темнице. Отсидев срок, тот не образумился и понес в массы идеи всеобщего равенства и братства. Вот собственно со знаменем коммунизма и еще сорока тысячами сподвижниками из числа крестьян они и отправились в Лондон. Возле Норвича новоявленные большевики повстречали рыцаря Роберта Сэйла, коему сделали предложение возглавить пожар революции. Доблестный рыцарь дал ответ, в котором приличными были лишь предлоги (досточтимый сэр стал рыцарем не по праву рождения, а в силу ратных подвигов, поэтому в совершенстве владел лексиконом простого народа). Народ посыла не оценил и полез в драку, да и лошадь как назло сбежала. Тут-то рыцарь и продемонстрировал, что умел – Фруассар красочно описывает, как Роберт меткими ударами порубил плебсу руки и ноги (а некоторым и голову). Нет, чуда не случилось, в конечном счете, рыцаря свалили и разорвали на части. И, да, вся эта история была нужна, чтобы упомянуть схожесть техники Роберта и ранений при Висбю. Но какая статья без хорошей истории?

Отсечённая стопа из могилы Висбю

Битва при Таутоне

Знаменитое кровопролитное сражение войны Алой и Белой розы 1461 г. — по разным оценкам в битве погибло от 13000 до 38000 человек с обеих сторон. Есть и небольшое захоронение на поле битвы, которое позволяет понять, что же происходило непосредственно с самими солдатами в бою [3].

Хотя по общим тенденциям, распределение ран и похоже на Висбю, есть и различия. Все также страдает голова и руки/ноги, в то время как торс вообще не затронут. Из общего количества травм 72 % приходится на голову и 28 % распределены по конечностям. Из 28 найденных черепов (вообще 29, но один был слишком сильно поврежден) 96 % (!) имеют травмы. Знаете, сколько ударов пришлось на эти 27 черепов? Сто тринадцать, примерно по 4 удара на каждого погибшего, причем треть приходится на левую сторону черепа, треть на лицо и только треть на затылок. Это весьма показательно и свидетельствует о том, что бой был ожесточенным и шел лицом к лицу. Кроме того, треть черепов имеют следы прошлых и заживших боевых травм. По всей видимости, мы имеем дело преимущественно с профессиональными воинами, которые вели ожесточенный бой. Это в принципе подтверждается нашими сведениями о сражении при Таутоне, которые позволяют говорить, что он шел почти весь день (не думаю, что они рубились 10-12 часов, скорее сражение перемежалось паузами).

Чем били

Преимущественно рубящее оружие (мечи, возможно, топоры) – 65 %, еще 25 % нанесены тупым оружием (булавы, молоты и пр.), 10 % приходится на колющее оружие (здесь не только стрелы, но и например шипы на боевых молотах).
Распределение травм черепа по типам оружия:

Если говорить про повреждения остальной части тела, то они приходятся традиционно преимущественно на руки и ноги, но есть определенная разница с битве при Висбю. Есть много травм затрагивающих запястье и предплечье правой руки.

Это говорит о том, что воинов ловили на контратаке, нанося удар по его правой руке, в которой был зажат меч.

Стр. 47 Medieval Swordsmanship: Illustrated Methods and Techniques By John ClementsСтр. 47 Medieval Swordsmanship: Illustrated Methods and Techniques By John Clements

Повышенное внимание Шеннон Новак [3] уделила скелету за номером 25 – это мужчина в возрасте 26-35 лет, который уже ранее был травмирован в бою, на черепе есть след зажившей раны. Скорее всего, он был опытным воином, о чем свидетельствует как старая рана, так и реакция врагов на него. Он получил 5 (!) ударов в голову, которые не были смертельными, причем возможно, что те (или тот), кто нанес три из них, смерть своего обидчика могли и не увидеть. Прикрыть спину, этому воину, видимо, уже некому было, и он получил смертельный удар в затылок, что привело к летальному повреждению мозга. Шеннон отмечает, что после этого воина, скорее всего, перевернули на спину (от удара он должен был упасть вперед лицом), причем переворачивали с помощью меча, от чего осталась еще одна зарубка. И наконец, последний удар раскроил голову воину практически пополам – от левого глаза, до правого резца, чтобы восстановить всю картину боя исследователям пришлось собирать череп буквально по частям.

Сражение в Страстную Пятницу и захоронение возле города Упсала

Это захоронение близ замка Упсала исследователи [4] соотносят с битвой в Страстную пятницу 6 апреля 1520 года. Сражение состоялось между шведским войсками, состоящими преимущественно из крестьянского ополчения и датскими наемниками, явно более опытными в части военного искусства. Как это часто бывает, ополчение ничего не смогло противопоставить профессионалам и шведские крестьяне были перебиты. Всего в братской могиле было обнаружено не менее 60 человек, в возрасте от 24 до 35 лет, кстати, довольно высоких – средний рост составляет 174,5 см. Абсолютное большинство (89 %) травм приходится приходится на голову, причем распределение их довольно любопытно.

Сражение при Упсале как раз демонстрирует то, что оказывает сильнейшее влияние на ход битвы. То, что мы не видим в фильмах, о чем редко пишут.

Страх.

Далеко не всегда битва представляла собой лихую рубку лицом к лицу, нередко целые отряды обращались в бегство просто увидев врага. Большая часть ранений в битве при Упсале была нанесена сзади по голове, возможно во время преследования. Но что интересно, тело воина все также оставалось невредимым – основной целью как и в других битвах, была голова. Вообще тема психологии войны одна из самых сложных, летописи скудны на описания эмоций воинов, но даже отрывочные данные могут пролить свет на этот вопрос, например, часть ударов при Висбю были нанесены дрожавшей рукой.

Распределение ран, полученных в битве в Страстную Пятницу

Ну что? Коротенькая история про травмы головы, чтобы отдохнуть от черепков? Датский летописец живший в конце 12 начале 13 веков Саксон Грамматик изложил несколько саг, упоминающих любопытные подробности поединков. Так на свадьбе некоего Агнера, друзья жениха забавлялись кидая кости и на беду попали в Бьярку, который свернул шею мазиле. Агнер весьма опечалился и вызвал Бьярко на бой, вот как его описывает Саксон:

Дело в том, что в древние времена при проведении состязаний воины стремились не к тому, чтобы как можно чаще обмениваться ударами, а к тому, чтобы бить через определённые промежутки времени и в определённой последовательности; при этом само состязание заключалось в нанесении пусть редких, но [при этом совершенно] ужасных по своей силе ударов, где победа доставалась скорее тому, чей удар был мощнее, чем тому, кто нанёс большее их число. Предпочтение из‑за знатности рода было отдано Агнеру. Как говорят, нанесённый им удар был столь силён, что разрубил шишак шлема Бьярко и рассёк ему кожу на темени; при этом Агнер лишился своего меча, который застрял в прорезях маски шлема его соперника. После этого пришёл черёд Бьярко наносить свой удар; дабы можно было удобнее размахнуться своим оружием, он упёрся ногой в пень и одним ударом своего острого меча разрубил тело Агнера напополам.

(Деяния Данов, 2. 6.10)

Потом Бьярко порубил нескольких недовольных, а через некоторое время и вовсе взял в жены суженую Агнера. «Не, ну а что такого?»

Отдохнули? Берем лопаты и едем в Португалию.

Битва при Алджубарроте

Это сражение произошло в 1385 году между кастильскими и португальскими войсками. Найденное массовое захоронение [7,8], которое отнесено к этой битве. Всего найдено не менее 400 трупов, средний рост который составлял около 166 см, чуть меньше, чем при Висбю, Таутоне и Упсале, но в целом это средний рост для средневековья.

В принципе, по характеру повреждений эта битва ближе всего к Висбю – больше 60 % пришлось на ноги и около 18 % являются травмами черепа. Есть впрочем, и различия при Алджубарроте били преимущественно в бедра, причем тупым оружием – в ход шли молоты, чеканы и палицы. Вероятно, в этом бою противники старались сломать врагу бедро, а потом добить ударом в голову. Распределение ударов по костям приводится ниже:

Подводя итоги

Есть любопытная тенденция для всех захоронений – абсолютное большинство травм приходится на голову, исключение составляет разве что скелеты с кладбища Fishergate, которые имеют большой процент травм на ребрах и грудной клетке [2, 5]. Исследователи объясняют это меньшей распространенностью защитного вооружения среди погребённых там. Но есть еще один неразрешенный вопрос, возможно, уже обратили на него внимание – если ран на теле нет, потому что оно было надежно защищено доспехами, то почему столько пробитых черепов, неужели они не использовали шлемы? На самом деле, хорошего ответа здесь нет – исследователи выдвигали разные гипотезы, но все они уязвимы для критики:

Низкое качество шлемов [3]. В чем преимущество этой теории – она объясняет одинаковые ранения в совершенно различных битвах, разнесенных в пространстве и времени. Недостаток тоже очевиден в доспехи 14-15 веков были уже относительно высокого качества, дошедшие до нас образцы демонстрируют крайне низкий процент включений шлака. Ну и в целом, для того, чтобы пробить шлем требуется недюжинная сила.

Шлем был потерян в бою или сознательно снят. Преимущества теории в том, что она объясняет достаточно тяжелые травмы черепа. Недостатки теории тоже видны – во-первых картина боя идентична для множества захоронений в разные периоды времени и такая версия скорее объясняла бы единичные примеры. Кроме того, у множества солдат уже встречались зажившие травмы черепа, поэтому как важна защита головы они должны были понимать как никто другой.

Мне сложно сказать, что ближе к истине – сам я больше склоняюсь к первой версии, поскольку все же есть примеры пробития самых дорогих и мощных шлемов, например, Карлу Смелому при Нанси (1477) прорубили голову до нижней челюсти алебардой. Кроме того, есть следующий момент: в массовых захоронениях, хотя и были профессионалы, но все же не самая богатая часть (павших вельмож увозили с собой), а значит и денег у них было не так много, поэтому качество шлемов действительно могло быть посредственным.

Отсутствие травм непосредственно на скелете объясняется, видимо, использованием щитов, которые в сочетании с доспехами (или даже без них) делали корпус невыгодной целью.

Иллюстрация защиты торса щитом по Джону Клементсу

Захоронения XVII века, например, могила воинов погибших при Лютцене (1632) уже демонстрируют [6] многочисленные травмы на корпусе, что можно связать с постепенным отказом от доспехов в силу развития огнестрела. Но захоронения Тридцатилетней войны уже не так интересны – по ним уже видно, что первую скрипку играет огнестрельное оружие, чуть ли не половина скелетов прострелена.

Кроме того, отчасти мы имеем дело с ошибкой выжившего (в нашем случае умершего) – травмы в мягких тканях мы не увидим, – только те, что оставили следы на костях, поэтому возможно часть воинов имели раны живота. Но опять-таки даже те захоронения, которые мы явно не можем сопоставить с какой-либо битвой [9, 11] имеют все тот же перевес в сторону ударов в голову и, видимо, нанесенных преимущественно в пешем бою.

Выводы

Основной целью в средневековых битвах было отнюдь не сердце, а голова, второе по травматичности – это левая нога. Рукопашные схватки были мало похожи на красивые бои в фильмах, это были короткие поединки, которые могли закончиться одним-двумя ударами. В них мало что было от современных реконструкций, да и приемов дуэлянтов из фехтбуков XIV-XVI веков мы там не видим. Только практичные схватки направленные на максимально быстрое убийство противника – подрубили ноги, добили ударом в голову. Исследователи также отмечают, что травмы головы очень схожи, что говорит о хорошо поставленном ударе и примерно одной военной школе, которую прошли солдаты. В 1477 году в битве при Нанси погиб герцог Бургундский Карл Смелый – он был знатным человеком, но опознать его смогли только по цвету уцелевших одежд, настолько было обезображено его тело ударами. Теперь мы знаем, что это был отнюдь не исключительный случай – война не щадила ни королей, ни простых крестьян. Такими были средневековые бои – кровавыми и скоротечными.

Источники
  1. Ingelmark, B. (1939) The Skeletons. Глава IV в книге B. Thordeman, ed. (1939) Armour from the Battle of Wisby 1361. Chivalry Bookshelf. Highland Village, TX.

  2. Boylston A (2000) Evidence for weapon-related trauma in British archaeological samples. Глава 22 в книге Cox M, Mays S (eds) Human osteology in archaeology and forensic science. Cambridge University Press, Cambridge, pp 357–380

  3. Shannon Novak Battle Related Trauma. In Blood Red Roses: The Archaeology of a Mass Grave from the Battle of Towton AD 1461, second revised edition, edited by Veronica Fiorato, Anthea Boylston and Christopher Knüsel, pp. 90-102. Oxbow Press, Oxford.

  4. A Sixteenth-Century Warrior Grave from Uppsala, Sweden: the Battle of Good Friday. A. KJELLSTRO M Osteoarchaeological Research Laboratory, Department of Archaeology, Stockholm University, Royal Palace Ulriksdal, SE-170 79 Solna, Sweden

  5. Диссертация Nicholas J. Matzke, Johann Keller Wheelock Armed and Educated: Determining the Identity of the Medieval Combatant

  6. Nicklisch N, Ramsthaler F, Meller H, Friederich S, Alt KW (2017) The face of war: Trauma analysis of a mass grave from the Battle of Lützen (1632). PLoS ONE 12(5): e0178252. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178252

  7. Ángela Pérez Fernández, Inmaculada Alemán, Miguel C. Botella, Eugenia Cunha. Perimortem fractures in the osteological collection of Aljubarrota (Portugal).

  8. War Lesions from the Famous Portuguese Medieval Battle of Aljubarrota. E.CUNHA exh ANA MARIA SILVA. International Journal of Osteoarchaeology, Vol. 7: 595-599 (1997)

  9. Weapon-related Cranial Lesions from Medieval and Renaissance Turin, Italy V. GIUFFRA, L. PEJRANI BARICCO, M. SUBBRIZIO AND G. FORNACIARI. International Journal of Osteoarchaeology Int. J. Osteoarchaeol. 25: 690—700 (2015)

  10. Eva Forsom, Lene Warner Thorup Boel, Bo Jaque, Lene Molleru. The death of a medieval Danish warrior. A case of bone trauma interpretation. Scandinavian journal of FORENSIC SCIENCE Nordisk rettsmedisin. VOLUME 23 — No 1 — 2017 — Page 13-20

  11. Bennike P., Rebellion, combat and massacre: a medieval mass grave at Sandbjerg near Næstved in Denmark, In: Otto T., Thrane H., Vandkilde H. (Eds.), Warfare and Society, Aarhus University Press, Aarhus, 2006, 305-318

Автор: Azirsan

Оригинал

Войны Средневековья и Возрождения.

. Структура и хронология военных конфликтов минувших эпох

Войны Средневековья и Возрождения.

К средневековью мы будем относить почти тысячелетний период варварства, наступивший вслед за крушением великой средиземноморской цивилизации. Войны этого периода весьма хаотичны. Имеет смысл говорить о пяти типах средневековых войн.

1. Файда, типичный междоменный конфликт, всегда бессодержательный, как правило бесперспективный и обычно безрезультатный.

Доменная структура в Западной Европе образовалась прежде всего вследствие взрывного распада pax romania и разрушения системы общеимперской и мировой торговли. В новых условиях был неизбежен переход от товарного производства к натуральному хозяйству, замыкающему экономическую жизнь в тесные рамки малых (порядка деревни) самообеспечивающихся общин.

С другой стороны, в последние столетия римской цивилизации значительно возросла сопротивляемость оборонительных сооружений. В результате небольшой рыцарский замок становится неприступной крепостью. Последнее обстоятельство обеспечило устойчивость феода по отношению к центростремительным процессам и на столетия законсервировало доменную социальную структуру.

Вследствие крайнего упадка экономической жизни, орудия ведения войны концентрировались в немногих руках, что привело к созданию такой примитивной военной структуры, как рыцарское войско. Рыцари очень немногочисленны (характерная численность войска — десятки, лишь во втором тысячелетии — сотни человек) и принципиально не могут быть подчинены дисциплине. Результатом была бедность тактических построений29 и принципиальная невозможность как-то управлять боем.

29. Рыцари (кроме военно-религиозных орденов) строились частоколом в одну линию, поскольку находится во время боя за чьей-либо спиной считалось недостойным. Сражения проходили в форме медленного сближения линий и последовательных единоборств. Характерным было очень малое количество погибших (единицы).

Огромная разница в вооружении (и, что не менее важно, в уровне боевой подготовки) конного рыцаря и пехотинца-ополченца привела к практически полному вытеснению пехоты с поля боя.

Особенностью файды было практически полное отсутствие потерь. (Принято говорить, что подобные конфликты разоряли крестьян-производителей. В целом это утверждение неверно. Производящая высокоорганизованная экономика погибла еще при крушении Рима. Натуральное же хозяйство феодов очень устойчиво, и разорить его силами рыцарского «копья» едва ли возможно.)

Неверным является и другое распространенное мнение, согласно которому файды способствовали укрупнению доменов и в конце концов привели к образованию централизованных государств. Анализ убеждает, что объединительные процессы в Средневековье питались не столько кровью, сколько золотом (и родственными связями).

Мы вправе считать междоменные конфликты чисто энтропийными процессами, поддерживающими Европу в состоянии варварства, бессмысленно сжигая накопленный пассионарный потенциал.

2. «Пиратские войны» — набеги небольших, но хорошо вооруженных и обученных отрядов на побережье с целью вульгарного грабежа. Справедливо, ассоциируются с норманнами.

Тип войн, более кровавых, но и более осмысленных, нежели файда. Прежде всего, походы викингов привели к медленной (индукционной) феодализации Северной Европы. Далее, эти походы наглядно демонстрировали военную слабость домена. Создание королевств «конугов-викингов» способствовало централизации европейских государств.

(К этому типу войн относится, в частности, норманнское завоевание Англии. В 1066 г. Вильгельм Завоеватель разгромил при Гастингсе англо-саксонского короля Гарольда. Насколько можно судить, война была решена самим фактом высадки: имеющий более сильный флот Гарольд не смог помешать десантированию и был вынужден дать бой, имея 7.000 пехоты против 7.000 пехоты и 4.000 конницы. Несмотря на убежденность Лиддел-Гарта в обратном, я склонен считать действия Вильгельма в этом сражении прямыми.)

3. Межнациональные войны. Отличались от файд только размерами, да и то незначительно. Могут служить примерами европейского средневекового военного «искусства».

битве при Бувине, произошедшей 27 июля 1214 г., то есть — на границе Средних веков и Возрождения, сражались несколько тысяч рыцарей. Филипп II Август разгромил армию германского императора Оттона IV. Сражение имело форму взаимной лобовой атаки линии на линию. Победитель организовал (или по крайней мере попытался организовать) некоторое взаимодействие между рыцарской конницей и муниципальной пехотой. Проигравший понес невиданные потери — 70 человек убитыми и 200 пленными.)

4. Волны «переселения народов» — неустранимый конфликт между оседлой и кочевой формой человеческого существования, что чаще всего подразумевало борьбу цивилизации с варварством, pax imperia и первобытного хаоса.

Причины варварских нашествий и их ритмы до сих пор не ясны. Из глубины веков прослеживаются следующие волны завоеваний:

— ахейское завоевание Греции — около 1.500 г. до н.э. (ранняя Древность)

— дорийское завоевание Греции — около 1. 100 г. до н.э. (ранняя Древность)

— натиск кимвров и тевтонов — отбит римлянами на рубеже II и 1 веков до н.э. (Классическая древность)

— готское нашествие — IV век н.э. (Закат Древнего мира)

— собственно «великое переселение народов» — IV — V века (Раннее Средневековье), в чересполосице политических событий этого «смутного времени» выделяется создание варварской гуннской империи; наступлению гуннов был положен предел в битве на Каталаунских полях (451 г.)

— венгерское завоевание — X век (Позднее Средневековье)

— татаро-монгольское завоевание — XIII век (Возрождение)

Заметим, что из семи прослеженных нами волн варварской экспансии лишь одна была полностью отражена. Во всех остальных случаях удары кочевников приводили к краху если не весь европейский миропорядок в целом, то во всяком случае многие цветущие страны. Разумеется, каждый раз военная победа оборачивалась для кочевых распадом привычного им образа жизни: на завоеванных территориях под новым названием возрождалось старое земледельческое государство. Таким образом, варварские нашествия не столько уничтожали цивилизацию, сколько отбрасывали ее на несколько столетий назад.

5. Межцивилизационный конфликт — в эпоху средневековья проявился как противостояние христианского Запада и мусульманского Востока. Прослеживается в ходе всей истории средневековья. Завоевав в VII столетии христианские государства Африки, арабы в 711 — 714 гг. захватывают Пиренейский полуостров. Дальнейшее их продвижение к северу сорвано Карлом Мертеллом в знаменитой первой битве при Пуатье (732 г.). Сражение носило классический характер: европейская тяжелая пехота и рыцарская конница против азиатской легкой кавалерии. Со стороны европейцев битва при Пуатье была стратегической и тактической обороной. Разобраться в соотношении сил не представляется возможным, поскольку данные хроник — 30.000 франков против 400.000 арабов не вяжутся даже с размерами поля боя.

В дальнейшем конфликт выливается в вялую борьбу за Пиренейский полуостров (реконкисту). Подобно всем длительным войнам реконкиста закончилась обоюдным поражением: была уничтожена великая культура мусульманского ренессанса и создан ряд христианских королевств, отличающихся необычной даже для тех времен нетерпимостью.

Взрывной распад арабской державы провоцировал новую волну центробежных процессов. Средиземное море полностью контролируется пиратами-берберами и утрачивает роль транспортной магистрали между Востоком и Западом. В возникшей обстановке католическая церковь организовывает первое общеевропейское мероприятие — освобождение Гроба Господня. Став очередной вехой межцивилизационного конфликта, Первый Крестовый Поход (1096 — 1099 г.г.) инициировал ряд политико-экономических процессов, приведших к выходу Западной Европы из средневековой страты30.

30. Значение имели не столько результаты похода (достаточно скромные), даже не искусственно сконструированное «единство Европы», но исключительно необходимость финансового и транспортного обеспечения операции. Первый крестовый поход привел, по сути, к возрождению Средиземноморской морской торговли. Тем самым центростремительные процессы в европейских странах получили столь необходимую им финансовую и организационную базу.

С начала XIII века в Европе начинают преобладать центростремительные процессы. Доменная структура производства теряет устойчивость, и постепенно феоды поглощаются централизованными национальными государствами с открытой, то есть, ориентированной на торговлю, товарной экономикой. Меняется и характер войны. Для эпохи Возрождения характерно возрождение пехоты, которая вновь становится опорой боевого порядка.

Крах доменной феодальной структуры и вытеснение с полей сражения рыцарской конницы часто объясняют изобретением огнестрельного оружия, что неверно. По пробивной силе и точности огня длинный лук и арбалет превосходили ручное огнестрельное оружие не только в эпоху Возрождения, но и много позднее — практически, до перехода к нарезным стволам (середина XIX века). Превосходство пушки над катапультой также проявилось не сразу. Далее, новое оружие было дорогим и достаточно ненадежным. Наконец, его было мало. (В XV веке артиллерия считалась сильной, если на тысячу воинов имелось одно орудие, которое выпускало за день от одного до трех ядер.)

Конечно, артиллерия сама по себе, фактом существования, снижала обороноспособность феода. Стены классических средневековых цитаделей могли быть разрушены пушками, поэтому замки, не имеющие достаточного гарнизона и полагающиеся только на искусство фортификации, были обречены. Но, заметим, при правильных действиях наступающего они были обречены всегда.

На самом деле следует искать не столько причины возврата к традиционным формам ведения войны в эпоху Возрождения сколько причины отказа от этих форм в раннее Средневековье. И вновь нам приходится рассматривать этот период, как эпоху социальной катастрофы, вызванной падением Римской Империи и разрушением ее экономики, носящей товарный характер31.

31. Заметим, что в государствах, генетически не связанных с Римом, рыцарское войско было обычной тяжелой кавалерией, обученной взаимодействовать с пехотой.

Рыцарская конница могла решать исход сражения потому и только потому, что при натуральном хозяйстве отсутствует экономическая база для создания сильной и устойчивой на поле боя пехоты. Когда началась реанимация торговли, такая база появилась (прежде всего — в городах). Уже в битве при Бувине успеху французского рыцарства способствовали действия возрожденной пехоты — муниципального ополчения. В «битве золотых шпор» (1302 г., Куртнэ) фламандская муниципальная пехота разбивает в оборонительном бою рыцарское войско графа Артуа и убивает около 4.000 рыцарей. (В этом бою фламандцы имели небольшое численное превосходство — 15.000 против 13.000, но все фламандское войско было пешим, в то время как французы имели около 7.000 рыцарей.)

Расцвет эпохи Возрождения отмечено двумя крупными войнами — на западе и на востоке Европы.

Можно согласиться с Лиддел Гартом, когда он говорит о стратегической бездарности действий сторон в более чем вековой (1337 — 1453 гг.) англо-французской «разборке», начавшейся как типичный феодальный конфликт32 и закончившийся первой в истории Европы межнациональной войной.

32. Поводом к Столетней войне послужили неясности в толковании юридического статуса английских феодальных владений во Франции и соответственно — формы вассальной присяги.

В историю вошли три сражения этой войны. Что характерно — все они закончились громкими победами англичан, в то время, как война в целом была выиграна французами.

В битве при Креси 26 августа 1346 г. армия Эдуарда III состояла из 14.000 человек, из которых только 2.300 были рыцарями. Французы имели более 20.000 человек (видимо, около 6.000 рыцарей). Французы потерпели страшное поражение, потеряв лишь убитыми 1291 рыцаря. Причиной победы англичан было обеспечение взаимодействия в оборонительном бою спешенных рыцарей и йоменской пехоты, вооруженной длинными луками.

Еще более заметным было преимущество французов 19 сентября 1356 г. при Пуатье (3.000 рыцарей и 10.000 пехоты против 1.800 рыцарей и 2.000 лучников). Победителем вновь применяется та же оперативная схема: оборонительный бой в тесном взаимодействии рыцарей и лучников. На этот раз действия были тоньше, включали в себя преднамеренный отход, определение кульминационного пункта наступления французов и контратака в конном строю против спешенных по приказу короля французских рыцарей33. Результатом было ошеломляющее поражение французского войска, сам король Иоанн попал в плен.

33. Этот приказ — спешить рыцарей — явился следствием нетворческого подхода к анализу поражения при Креси. В очередной раз было продемонстрировано, что механическое копирование удачного приема вовсе не означает уяснения его смысла. «Всякий знает форму, посредством которой я победил, но мало кто понимает, посредством какой формы я организовал победу», — говорит Сунь-Цзы.

При Азинкуре34 (25 октября 1415 г. ) 1.000 английских рыцарей и около 3.000 лучников встретились с 10.000 французских рыцарей и арбалетчиков. На этот раз французы дали оборонительный бой, однако, и в нем не смогли наладить взаимодействие своих сил. 4.000 их рыцарей было убито.

34. Интересно, что название этого города в русскоязычной «военно-сухопутной» и «военно-морской» традиции не совпадает: в «сухопутной» версии есть победа англичан при Азенкуре, а в «морской» — корабль, названный в честь этой победы, известен как «Эджинкоорт».

В своем коротком рассказе о Столетней войне Лиддел-Гарт даже не упоминает Жанну Д`Арк. Конечно, найти в ее действиях элементы непрямой стратегии (да и вообще стратегии) не представляется возможным. Тем не менее, историческая традиция связывает с ее именем перелом в войне, и это требует по крайней мере объяснения. Возможно, ближе всего к истине патриотическая легенда, согласно которой Жанна воплощала в себе саму Францию. В катастрофах Креси, Пуатье, Азенкура был рожден национальный эгрегор — информационный объект, который управлял действиями Жанны и привел ее к героической смерти во имя государства. До Жанны Д`Арк с англичанами воевала совокупность феодов. После — централизованное национальное государство35.

35. В этом — значение Столетней войны для истории Европы. Франция сложилась, как государство современного типа, под воздействием частных поражений в этой войне. Англия — в результате гражданских войн, последовавших за изгнанием английской армии с континента. Точно так же — как попытка преодолеть катастрофу монгольского завоевания родилось централизованное русское государство. Возможно, в некой иной исторической реальности Европа могла миновать стадию национальных государств: центростремительные процессы привели бы тогда к быстрому объединению континента в единое экономическое и политическое пространство. Во всяком случае не следует забывать, что все национальные «исторически сложившиеся» государства Европы выкованы военными поражениями.

События в Азии и Восточной Европе разворачивались быстрее и острее, нежели на Западе. Темучин, которого в России называют Чингиз-ханом, сумел не только создать из монгольских кочевников сильную армию, но и найти для нее выдающихся полководцев. Провозглашенный в 1206 г. тринадцатью тысячами воинов вождем монголов Темучин поставил перед собой задачу создать мировую империю и последовательно провел этот план в жизнь.

Основным вкладом монголов в военное искусство было создание массовых подвижных армий, состоящих из легкой и тяжелой конницы и подвижного же обоза с осадной техникой. Как правило, монголы действовали несколькими «группами армий» по 30 — 40 тысяч человек. Боевой порядок группы расчленялся по фронту и в глубину, до трети сил выделялось в резерв. Особое внимание уделялось разведке.

Тактика вся была построена на внезапности. Армейские группы осуществляли маневр во фланг и тыл противника, имея задачу полностью уничтожить его полевые войска в коротком сражении. Очень широко использовалось притворное отступление — как в тактическом масштабе (на поле боя), так и в рамках всей операции.

«Группами армий» управляли опытные и умелые полководцы — Субудай, Джебе, Джельме, Хубилай. Организацию стратегического взаимодействия сил Чингизхан брал на себя. (В серьезных войнах использовалась схема «соединения-приманки», когда одна из «армейских групп» приковывала к себе внимание и силы противника, в то время как другая опустошала оставшиеся без прикрытия богатые области, подрывая самую способность противника к продолжению сопротивления. В завершающем сражении «приманка» наносила первый удар, а внезапно подошедшие «тысячи» армии резерва превращали поражение в разгром.)

Эти армии не знали поражений. В 1207 — 1209 гг. были покорены уйгуры, буряты, киргизы. В 1211 г. Темучин вторгся в государство Цзинь и к 1217 г. он уже владел землями к северу от Хуанхе. Цзинское государство начинает разваливаться. Одновременно (там же, на Дальнем Востоке) ведется борьба на уничтожение с государством Джурдженей, и Субудай демонстрирует противнику полную бесполезность линии крепостей перед высокомобильной армией (урок, который через семь с лишним столетий полководцы Третьего Рейха преподнесут французам).

В 1221 — 1223 гг. Субудай предпринимает глубокую разведку силами одной «группы армий» (около 30. 000 человек). Он уничтожает двухсоттысячное войско султана Мухамеда Хорезмшаха, огибает с юга Каспийское море и вторгается в Грузию и Азербайджан. На зиму разведывательная «группа армий» отходит зимовать в Иран, в то время как основные силы Чингиза завоевывают Индию. Связавшись с вождем, Субудай просит разрешения продолжить операцию на север и получает его. В 1223 гг., организовав стратегическую засаду (близкую по схеме к бою у Транзименского озера), Субудай и Чжебе довершают разгром Грузии.

Субудай получает приказ вернуться, но прежде, чем уйти в степь, его отряду предстоит выиграть еще одна сражение — памятную для русского народа битву на Калке.

В этом сражении впервые столкнулись военные организации Чингиза и классического европейского государства. Средневековая тактика русских князей привела к полной и быстрой катастрофе, тем более страшной, что для Субудая Калка была не более, чем арьергардным боем, проводимым прежде всего в разведывательных целях.

Чингиз вновь перебрасывает основные силы на Дальний Восток. В 1226 г. начинается новое вторжение. Решающие сражения — при Юньшане и Иньчжоу — происходит в 1231 г., но стадия «добивания» растягивается еще на три года (отдельные крепости Чжурдженей, давно изолированные и утратившие боевое значение, сопротивляются до 1235 г.).

В 1237 — 1239 гг. наступает очередь Руси. «Неисчислимые орды»36 монголов численностью около 30.000 человек уничтожают «страну городов». Двумя годами позднее начинается поход на Западную Европу. Субудай вновь добивается полной победы, но по какой-то не вполне ясной причине экспансия монголов на Запад неожиданно прекращается. Во второй половине столетия боевые действия развертываются в Корее и на Среднем Востоке.

36. О численности монгольских войск долгое время распространялись совершенно фантастические сведения. Говорили о ста, двухстах и даже пятистах тысяч человек. Не знаю, как авторы представляли себе конную армию в пятьсот тысяч всадников и миллион коней, пытающуюся найти пропитание зимой в Северо-Восточной Руси.

Надо отдать монголам должное: после всех войн и завоеваний они попытались как-то наладить хозяйственную жизнь в своей гигантской Империи. И немедленно оказались в условиях применимости Транспортной Теоремы. С этого момента распад и гибель монгольского государства был лишь вопросом времени.

Разрушение Руси изменило сложившееся равновесие в Восточной Европе. Перешло в активную фазу наступление немецких рыцарей-крестоносцев и других искателей приключений на Северо-Восточную Русь. В 1240 — 1242 гг. Александр Невский разбил в двух последовательных битвах шведский экспедиционный корпус и орденскую армию37.

37. Сведений о Невской битве 15 июля 1240 г. мало. Насколько можно судить, речь идет о типичной противодесантной операции, проведенной Александром в типично монгольском стиле: очень быстро, очень малыми силами, внезапно и с решающим результатом. В битве на Чудском озере (о которой в России сложено немало легенд) было продемонстрировано, что хорошо подготовленная пехота способна противостоять очень сильному рыцарскому войску. Решающий удар по орденскому клину, однако, был нанесен все-таки тяжелой кавалерией под личным командованием Александра. Сражение полностью, вплоть до мелочей, повторяло схему «Канн» и закончилось тем же результатом. Западноевропейские историки отказываются признать цифры потерь, приводимые в русских источниках (500 рыцарей убитыми), но дальнейший ход войны и переход Ордена к стратегической обороне после нее, пожалуй, подтверждают данные новгородских летописей.

Военная мощь Ордена была окончательно уничтожена в Грюнвальдской битве 1410 г., когда объединенные силы Польши и Литвы при участии нескольких русских хоругвей разгромили рыцарское войско магистра Ульриха. В русской и советской историографии принято оценивать это событие как сугубо прогрессивное, на деле же Грюнвальд лишь способствовал разобщению Западной и Восточной Европы и консервации на несколько столетий странного политического «новообразования», известного, как Речь Посполитая. Существование этой государственной структуры препятствовало объединению Германии, мешало оно и нормальному экономико-политическому развитию Руси и Чехии. Что же касается собственно литовского и польского народов, то победа при Грюнвальде принесла им только одно — возращение на триста лет в раннефеодальную страту.

Тевтонский Орден, едва ли не последняя на континенте негосударственная, то есть — общеевропейская военно-политическая структура, прекратил свое существование в 1466 г.

Победы Александра и прежде всего успешное заключение им пусть неравноправного, но все-таки договора с монголами позволили сохранить русский народ, как этнос. Теперь речь могла идти о восстановлении русской государственности. Это восстановление происходит в XIV столетии, причем, как и во Франции, складывается централизованное национальное государство.

Поскольку не только формально, но и реально Русь находилась под властью Золотой Орды, «процесс собирания русских земель» требовал тонкой политической игры, причем о соблюдении каких-то «правил» и «обычаев» не могло быть и речи. Справедливо сказать, что на Руси формировалось государство совершенно нового типа, исключительно централизованное и жестокое, с зачатками того общественного строя, который много позднее назовут тоталитаризмом.

Решающая для судьбы нового государства битва произошла в сентябре 1380 г. В историю она вошло как первое и чуть ли не единственное крупное сражение, проигранное ордынской конницей.

Организацию Куликовской битвы Дмитрием можно назвать образцовой. Прежде всего, союзник Мамая Ольг Рязанский был, по всей видимости, человеком московского князя. Далее, оказавшись в стратегическом окружении (Орда, Литва и, по крайне мере «официально» Рязань), Дмитрий с блеском применил стратегию непрямых действий, точными маршами и контрмаршами разобщив войска противников. Наконец, в самом сражении Дмитрием был применен сложный расчлененный боевой порядок, идеально организованный для использования против монголов характерного монгольского же приема — очень сильного флангового удара резервным соединением38.

38. Боевой порядок русского войска в Куликовской битве имеет очевидное сходство с классическим китайским военным каноном. Неясно, следует ли здесь говорить о влиянии (вполне вероятном через общее пространство монгольской империи), или просто одинаковые условия боя привели к выработке похожих организационных структур.

Куликовская битва нанесла смертельный удар Орде, хотя монгольское иго на Руси продержалось еще столетие. В 1480 г. Иван III решил стратегическую задачу русского государства быть может самой красивой в истории военной кампании, в которой с триумфом применил непрямые действия.

Стратегическая блокада, которой и было по сути известное «стояние» на реке Угре подорвала силы монгольской армии (мощь которой всегда заключалась в подвижности). Неожиданное отступление русских войск от переправ было недвусмысленным «приглашенем» Орде вступить в бой на самых невыгодных для нее условиях. Отказ от этого боя привел к взрывному распаду Орды и смерти последнего монгольского полководца. Иван III выиграл величайшую в русской истории войну без единого боевого столкновения.

В Западной Европе XIV — XVI века ознаменованы новым витком «войн за гегемонию». Франция ведет длительную и практически безуспешную борьбу за Италию со Священной Римской Империей. Создается независимое Швейцарское государство. Немецкие рыцари организуют ряд малоудачных походов против Чешской Реформации. Мушкет (изобретен в 1521 г.) и пушка вытесняют с поля сражения лук и осадную технику эпохи Древности — баллисты и катапульты.

Эпоха Возрождения завершилась переходом ведущих европейских стран к колониальной экспансии. В XVI столетии складываются Испанская и Португальская колониальные империи (конкиста), русское государство присоединяет Сибирь.

Русь и немецкие земли в позднем средневековье — UniverScience

Взаимоотношения русских и немцев в Прибалтике в эпоху позднего средневековья (XIII-XV вв.)  нельзя назвать лёгкими. Это и привлекло молодого исследователя из БГУ Филиппа Подберёзкина к изучению данной темы.

Филипп Подберёзкин, автор исследования

Ранее в историографии эти отношения рассматривались исключительно в традициях известного «дранк на хостен» — войны за выживание между Русью и Тевтонским орденом, а также как отношения двух политических субъектов: Новгорода (русского государства) и Ливонии (территории современной Латвии и Эстонии).

Ливонский орден сражается против русских

Русские и немцы не только воевали друг с другом в средневековье, но и сотрудничали — вместе охотились, вместе шли походами на язычников, дружили аристократическими семьями. Ливония в средние века представляла собой конфедерациею мелких государств, каждое из которых часто проводило свою внешнюю политику по отношению к Новгороду или другим русским княжествам.

Коллективный портрет всех герцогов Клевских из дома Марков

Таким образом, в XIV-XV вв. отношения между Русью и Германским миром в Прибалтике не исчерпывались только «дранк на хостен», а находилось в рамках традиции феодальной Европы. Это было место, где две культуры (Восточноевропейская и Германская) взаимовлияли друг на друга и обогащались, при этом важно рассматривать отношения этих культур не только в рамках политики, но ив рамках персональных человеческих контактов.

Филипп Подберёзкин, автор исследования:

«Изучение персональных контактов русских и немцев в XIII-XV вв. оживляет для нас средневековье, делает его человечным и открывает новые, доселе малоизвестные страницы человеческой истории».

Граф Энгельберт фон Клеве

На данный момент мы обладаем информацией о таких людях, как граф Энгельберт фон Марк из графства Марк, что в Западной Германии, который поехал на Русь из Палестины, чтобы искупить свои грехи; граф Герхард фон Клеве, который поссорился с русскими, убившими его переводчика, немец Мархольд, служивший  у князя Даниила Галицкого; писатель из Гамбурга Альберт Кранц, который путешествовал в Ливонию и Новгород и собирал информацию о неведомой Руси для европейцев.

Альберт Кранц

нон-фикшн Средневековье новые книги — Афиша Daily

«Афиша Daily» собрала новые и недавно переизданные книги обо всем, что связано с историей и культурой Средних веков.

«Polystoria: Цари, святые, мифотворцы в средневековой Европе» под редакцией Михаила Бойцова и Олега Воскобойникова

Сборник научных работ, созданных сотрудниками Лаборатории медиевистических исследований при Высшей школе экономики, открывается пространной статьей об истории Абхазского царства, в VIII веке объявившего о своей независимости — как раз во время очередного династического кризиса в Византии. Поддержку абхазам-абзагам, судя по летописи, оказала Хазария, а их основными противниками стали грузины-багратиды, в свою очередь вассалы халифата — в общем, полноценная средневековая прокси-война. Хазария, по всей видимости, собиралась установить альтернативную политическую ось, где промежуточным звеном должны были стать аланы, в крещении которых приняли участие абхазские правители. Византия дважды посылала войска, но оба раза неудачно, на третий же раз абхазы перессорились сами — и Константинополь смог посадить лояльного претендента на трон: ойкумена была восстановлена.

Анна Литвина и Федор Успенский опубликовали исследование довольно сложной модели наименования княжеских детей на Руси. В отличие от более поздней западной традиции варяги избегали давать наследникам свои имена, однако бытовал обычай иметь тезку-племянника. Таким образом разветвленная семья Рюриковичей скрепляла отношения между братьями, а также обеспечивала хоть какой-то уход за малолетними детьми в случае смерти князя — дядя всегда мог подставить плечо тезке. Интересный момент: с помощью имен роднились и с половцами, но в этом случае варяги предлагали детям своих партнеров не родовые, а свои православные имена (самый известный пример — сына хана Кончака звали Юрги-Юрий в память о союзе с плененным им князем Игорем Святославовичем, в крещении Георгием).

Руководитель проекта Олег Воскобойников обращается к наследию Шартрской школы богословия и рассказывает о медленном и избирательном проникновении античного знания в схоластику. Заканчивается сборник анализом двух примечательных средневековых мифов — об иудейском происхождении новгородской «ереси жидовствующих» и «Великом даре Александра Македонского русским царям»: «пусть владеют они землями от Варяжского моря до Хвалынского».

Издательство Издательский дом Высшей школы экономики, 2016, Москва

«Монахи войны. История военно-монашеских орденов от возникновения до XVIII века» Десмонда Сьюарда

Британский историк и популяризатор Средневековья Десмонд Сьюард написал довольно подробную книгу о хронологии развития военно-монашеских орденов в Европе. Тут и храмовники, и госпитальеры, и Drang nach Osten тевтонцев, и вечная феодальная грызня иберийских орденов. Очевидно, автор борется с распространенным негативным имиджем движения — забавно, что в пример он приводит пропагандистский шедевр Эйзенштейна. В действительности нищенствующие рыцари были не хуже и не лучше своего времени, однако заметно выделялись своими строгими правилами быта. Большинство старых орденов унаследовало довольно жесткий бернардинский уклад монашества. Братьям не разрешалось не только вступать в брак и иметь сексуальные связи, но и обладать любым имуществом, кроме одежды и оружия (тамплиеры изначально вообще должны были носить только то, что получали в качестве подаяния). Их рациону полагалось быть скудным, спать надлежало одетыми и в общих дормиториях, а волосы на голове — сбривать (серьезная жертва для средневекового феодала). Многие соблюдали обет молчания, носили вериги, занимались флагелляцией. Сирийские бани — основное искушение для европейца тех времен — были запрещены.

На протяжении всего периода существования христианских королевств Леванта этих людей воспринимали как самую квалифицированную и фанатичную часть войск. Арабы традиционно не брали за них выкуп и казнили на месте. С социальной точки зрения это была отличная возможность для европейских князей отделаться от своих младших безземельных отпрысков — при этом последним не приходилось жертвовать кастовой эстетикой, как при поступлении в обычный монастырь. На место куртуазных повестей о короле Артуре вставала Книга Иисуса Навина, которую братья знали наизусть. К тому же монахам не были чужды культура и наука — многие из них занимались литературой: испанским рыцарям Калатравы и вовсе принадлежит первый перевод Данте на кастильский.

Однако основное культурное достижение военно-монашеских орденов заключалось в создании разветвленной кредитной системы. Их имидж вызывал доверие как у королей, так и у неверных, они научились хитроумно обходить библейский запрет на ростовщичество и стали самым надежным гарантом банковских транзакций на Ближнем Востоке. Эта практика продолжилась и после потери Святой земли, когда госпитальеры успешно переквалифицировались в морских пиратов. В книге подробно и даже беллетристически описаны их битвы и невзгоды, а также знаменитый процесс над тамплиерами, когда палачи Филиппа Красивого заставили их признаться в разных бесчинствах, в том числе в содомии с дьяволицами и поклонении котам.

Издательство «Центрполиграф», 2016, Москва, пер. Т.Шуликовой

«Тысячелетнее царство» Олега Воскобойникова

Звезда портала «Постнаука», ординарный профессор ВШЭ Олег Воскобойников сочинил объемную монографию о культуре Европы с IV по XIV век — и проиллюстрировал ее множеством фотографий из личного архива. Как и полагается последователю школы «Анналов», в своей работе он стремится собрать средневековую мозаику с большим включением элементов быта и узуса повседневной жизни того времени. Например, новый для Средневековья обычай писать слова раздельно (в противоположность scriptura continua античности) не только впервые позволил читать «про себя», но и заложил основу для появления субъекта в литературе. Да, люди разучились изображать трехмерное пространство, да, от астрономии остались только пересказы Макробия, но все это было лишь отражением смены жизненных установок, начало которой приходится еще на времена Римской империи. Средневековье, наконец, предложило цельную картину мира — то, к чему стремилась античность, — и в ней властвовали символы и метафоры. Праздному любопытству философов был противопоставлен экстаз; люди не так уж интересовались медициной, потому что жили в мире христианской благодати. Их больше занимали модели поведения (свобода воли) и «настройка тела» — аскетика. Самым почитаемым древним мыслителем был вопреки распространенному мнению не Аристотель, а Псевдо-Дионисий: недаром главный собор Парижа назван его именем.

В России эта точка зрения традиционно пользуется популярностью — для читателей она не нова. Однако книга изобилует множеством интересных примеров, небольших деталей, цитат, анекдотов — и конечно же, это замечательное чтение. Скажем, подробно разбирается литературная байка о том, как гетера Филлида оседлала Аристотеля, — в качестве примера самоиронии книжников, — или легенда о том, что Сенека был казнен, а не покончил с собой, дававшая иллюзорную возможность признать его святым. А когда дело доходит до разбора наследия Бернарда Клервоского, Олегу Воскобойникову просто нет равных.

Издательство «Новое литературное обозрение», 2015, Москва

«История тела в Средние века» Жака Ле Гоффа и Николя Трюона

Виднейший медиевист Жак Ле Гофф часто издавался в России — в частности, эта небольшая книжка выходила в «Тексте» еще в 2008 году. Работа Ле Гоффа и Трюона — сборник коротких размышлений обо всем, что касается человеческого тела и его выделений, разумеется, в средневековой перспективе. Принято считать, что эта эпоха относилась к телу сугубо негативно, однако не все так просто. В то время как Григорий Великий говорит о нем как об «отвратительном вместилище души», святой Франциск обращается к нему «брат тело». Тело скорее воспринимали как инструмент, который необходимо определенным образом настраивать. Пост и дисциплину пропагандировали еще в античности: христианство лишь изменило религиозные коннотации.

К примеру, Средневековье «изобрело» улыбку. «Гомерический» хохот повсеместно осуждался как нечто «вакхическое», «исходящее из желудка» — на смену ему приходит концепция божественной тихой радости, которую испытывают святые во время экстаза и ангелы в раю. Подтверждение можно найти и в Писании: Сара засмеялась, когда узнала, что родит сына в 90 лет, и мальчика даже назвали Исаак — «смех».

А вот рыдания — участь грешников в аду. Тем не менее монахи как на Западе, так и на Востоке молятся о даровании «тихих слез» божественной благодати и раскаяния в собственных грехах. Кровь и болезнь табуированы в Средние века (цирюльник считается представителем «нечистой профессии» — как и проститутка), но стигматы становятся самым очевидным признаком святости.

Средневековье очень телесно, и наилучшей иллюстрацией этого могут служить невиданные создания, населяющие готические храмы и поля манускриптов: каждое их щупальце или нога что-то символизирует. И это не говоря о народной культуре и бахтинском карнавале, где люди объедаются на Масленицу и мечтают о стране Кокани, окруженной заборами из колбас.

Перевод «Текст», 2016, Москва, пер. Е.Лебедевой

«История частной жизни. Том 2. Европа от феодализма до Ренессанса» под общей редакцией Филиппа Арьеса и Жоржа Дюби

Монументальный проект издательства «НЛО» — перевод ключевого пятикнижия школы «Анналов». Это историческая антропология в чистом виде — еда, окна, кровати, заборы. Основной массив книги составляют два исследования Жоржа Дюби: о быте северофранцузских феодалов IX–XI веков и тосканской знати XIV столетия. Что у этих людей было общего, а что — различного?

Общим, безусловно, было специфическое восприятие границ частной жизни — не такое, как у нас. Для фландрийского или нормандского барона она определялась рамками семьи — но эта семья понималась более чем широко. Дюби отмечает, что феодальная раздробленность поставила семейные отношения на место институциональных. В семью входили вассалы, «братья крови», все родственники, гости и даже челядь. Все эти люди проходили ритуалы вхождения в семью, они собирались в зале, где проводилась семейная трапеза с «отцом» во главе; они должны были оказывать почести «матери» (вплоть до инцестуальных моментов, как свидетельствуют куртуазные романы).

Слово «приватный» имело отношение и к отхожему месту, и к наследству — очень странная на современный взгляд частная жизнь. Рядом с брачным ложем супругов все время кто-то спал, пищу со стола постоянно кто-то доедал — даже в момент смерти человек был окружен толпой. Интересное исключение составляли женщины: с самого рождения они никогда не были одни, но их старались изолировать — то ли от того, чтобы им не нанесли вреда, то ли для того, чтобы его не причинили они сами. При этом стоит отметить, что именно в рамках франкской традиции у невесты стали спрашивать формального согласия на брак — примечательное исключение из правил.

Во Флоренции же мы впервые видим «друзей» как часть семьи. Amici часто идут в завещаниях вслед за близкими родственниками, в доме для них даже есть специальная комната. На удивление, итальянские семьи были тогда небольшими: согласно документам, лишь 12% горожан предпочитают жить кланами в одном доме. В отличие от франкского замка здесь селятся кварталами; молодежь организует банды — такие как «Ла Берта» и «Ла Магроне», — которые дерутся между собой и даже участвуют в политической жизни города. Флорентийцы поздно женятся (девушки даже вплоть до 19 лет — немыслимый возраст в других регионах), у них есть свои спальни, свои сундуки (вспомним Боккаччо) и свои кровати. Наконец, окна — настоящие врата во внешний мир улицы. Строгие матери запрещают дочерям подходить к ним, однако когда те превращаются в невест, наоборот, заставляют просиживать там часами.

Мыло, свеча, передник, ставни — для исследователя все это «улики», позволяющие понять глубинные процессы в обществе того времени. «Слишком человеческого» для серьезной науки не бывает. «Настоящий историк похож на сказочного людоеда. Где пахнет человечиной, там, он знает, его ждет добыча», — говорил Марк Блок, основатель школы «Анналов».

Читать «Новое литературное обозрение», 2015, Москва, пер. Е.Решетниковой и П.Каштанова

Церковь, религия и общество в Средние века — ФГН

Клемешов Алексей Станиславович, старший преподаватель, доцент, кандидат исторических наук

Духовная жизнь и менталитет феодального общества Западной Европы отличались глубокой религиозностью. Католическая церковь являлась могущественным феодальным институтом. Христианство и деятели католической церкви сыграли важную роль в передаче традиций античной цивилизации, в развитии обществознания, науки. Христианская мораль и этика внедряла в общественное сознание нравственные ценности, служившие основой общечеловеческой культуры и европейской цивилизации. При изучении истории Средних веков чрезвычайно важно подчеркнуть позитивную роль христианства и католической церкви, просветительскую деятельность духовенства, социальную функцию защиты обездоленных, политических институтов, в оформлении семейно-брачных отношений и преодолении пережитков обычного права, кровной мести и произвола. История католицизма столь же противоречива, как и вся эпоха средневековья. Христианство в Западной Европе утверждалось путем жесточайшего насилия над личностью. Беспощадная борьба с языческим культом и ересями сопровождалась истреблением десятков  и сотен тысяч людей, видевших иное толкование Священного Писания. Христианский фанатизм достиг своего апогея в эпоху инквизиции. Гуманистическая идеология, соборное движение, а затем и Реформация привели к существенным изменениям в религиозной идеологии и организации религиозных общин. В курсе рассматриваются все этапы эволюции Римской церкви  на протяжении целого тысячелетия (с VI по XVI вв.). Её история представлена в тесной связи с историей феодального общества и особенностями идеологии средневековой Европы.

В плане изучения учебного материала по тематике лекций планируется проведение семинарских занятий и контрольной работы.

 

Тема: Христианизация народов Европы и Римская церковь в VI VIII вв.

Основные формы христианства в Западной Европе: католичество, несторианство, арианство. Народные языческие верования в эпоху раннего средневековья. Распространение христианства в варварских королевствах. Религиозная политика королевской власти. Влияние католической церкви на нравственное и эмоциональное поведение. Пути достижения высокой святости: исцеление прокаженных и слепых знамением и молитвой, благочестие, милосердие, целомудрие, забота о постройке церквей. Скромность и смирение как нормы христианской этики. Христианская церковь в Ирландии как центр миссионерской деятельности.

Тема: Христианский идеал самоотречения и первые монашеские братства в Западной Европе V VIII вв.

Религиозно-философский идеал монашества. Восточное отшельничество как форма самоотречения и аскезы. Социальные и евангелические мотивы отказа от мирской жизни. Виды полного самоотречения:  чрезмерное воздержание от источников реальной жизни (от пищи, сна, одежды), телесное самоистязание, затворничество. Особенности монастырских общин в Ирландии. Деятельность св. Мартина (316–397 гг.) в Галлии. Разрушение языческих святилищ, строительство церквей и основание монастырей в Пуатье и Мормутье. Первые уставы для монастырей: в Марселе (св. Кассиан – V в.), в Монте-Кассино (св. Бенедикт – VI в.). Женские монастыри в Галлии («Церковная история» Григория Турского – IX, 33, 43; X, 12, 15, 16). Первые монастыри в Италии: Боббио, Нонантула, Монте-Кассино, Виварий Флавия Кассиодора (490-585 гг.). Основные аспекты деятельности монахов, обращение в христианскую веру язычников, участие во внутренней колонизации, интеллектуальные занятия. Монастыри как центры образования, книжной культуры и христианской учености. Формирование монашеского братства на основе принципов строгой дисциплины, общей собственности, совместного труда. Правила монастырской жизни, распорядок дня. Избрание аббата и его функции. Конструктивная роль монашества в эпоху раннего средневековья.

Тема: Христианизация Европы в IX XI вв.

Расширение сферы влияния католической церкви. Политические последствия христианизации народов Европы. Укрепление авторитета Римской церкви. Церковная политика Карла Великого. Создание системы христианского воспитания и образования. Теологи IX в. (Алкуин, Агобард Лионский, Валафрид Страбон, Рабан Мавр) и их роль в формировании средневековой схоластики. Церковь и феодальные войны. Политические предпосылки движения за «мир». Католическая доктрина «справедливой», позже «Священной» войны. Значение католических канонов о войне в формировании рыцарской идеологии. Религиозная нравственность и феодальный быт. Влияние церковной идеологии на воспитание, образование, мораль, нравы и обычаи эпохи.

Тема: Кризис Римской церкви и предпосылки ее реформирования ( X XI вв.). Клюнийское движение

Духовный кризис и обмирщение церкви. Продажа церковных должностей. Феодализация католической церкви. Рост церковно-монастырского землевладения. Подъём монастырской интеллектуальной культуры в X–XI вв. и усиление идеологического влияния монастырей. Рост престижа монастырей в общественно-политической жизни. Научная и просветительская деятельность монахов, ученых теологов и педагогов. Идеи нравственного очищения церкви и обновления церковной жизни. Деятельность Бенедикта Анианского (IX в.) по усилению дисциплины монастырской жизни и укреплению власти аббата. Введение в монастырях устава св. Бенедикта. Роль бенедиктинцев и цистерцианцев в реформаторском движении X–XI вв. Задачи реформирования. Монастырская реформа в Англии (966 г.), её идейная и политическая направленность. Орден Клюни – «душа средневековья» (Д. Ботти). Основание монастыря (910 г.). Клюнийская конгрегация монастырей. Постановления  соборов о введении целибата и запрете симонии. Итоги Клюнийской реформы. Укрепление организационных основ  Римской церкви. Поднятие авторитета папской власти. Упорядочение церковного культа. Утверждение догматов католической церкви. Развитие католической церкви  в могущественный феодальный институт. Признание права церкви на взимание «десятины» и платы за совершение обрядов. Политическая зависимость европейских государств от Римского престола. Развитие реформы в XII в.

Тема: Духовно-рыцарские ордена в XII XV вв.

Роль папства в организации военной защиты интересов католической церкви. Предпосылки возникновения монашеских братств рыцарей-воинов. Принятие четырех монашеских обедов: безбрачие, бедность, послушание, военная функция защиты католической веры. Иерусалимский орден – «Орден защитников Гроба Господня» (1114 г.). Символика ордена, посвященная  Иисусу Христу и пилигриму. Объединение  с орденом Госпитальеров (конец XV – папа Иннокентий VIII). Орден Храма («Тайное рыцарство Христово») – 1118 г. Феодальная элита Франции в составе братства. Св. Бернард о секретной миссии Ордена Храма. «Великая Хартия» Ордена Храма (1139 г.): покровительство и опека папы, освобождение от десятины. Папская булла 1162 г. о привилегиях тамплиеров, освобождение от юрисдикции местных епископов, право отпущения грехов и получения десятины как милостыни. Устав Ордена Храма. Структура и управление. Военно-политическая, дипломатическая и финансовая деятельность Ордена Храма. Причины конфликта ордена с французским королем Филиппом IV. Инквизиционный процесс 1307–1312 гг. Роспуск ордена папой (1312 г.). Казнь Великого Магистра. Первый госпиталь для паломников в Иерусалиме (1071 г.) и «Религиозное братство» для оказания помощи больным и бедным (1099 г.). «Орден всадников госпиталя Св. Иоанна Иерусалимского» (1113 г.). Объединение рыцарей-госпитальеров в монашескую общину (1128 г.). Благотворительная деятельность ордена: забота о пилигримах, помощь больным и увечным крестоносцам, защита их от сарацин. Военно-политическая функция рыцарей-госпитальеров в период крестовых войн. Структура Ордена Госпитальеров. Преобразование Ордена Госпитальеров  в Орден рыцарей Родоса (1310 г.) и в Мальтийский орден Св. Иоанна Иерусалимского (нач. XVI в.) с функцией защиты христиан от воинов Турецкого султана.  Духовно-рыцарские ордена и Реконкиста в Испании. Основание Тевтонского ордена (1198 г.) и перенесение военной деятельности «Братьев Немецкого Дома» в Прибалтику (1206 г.). «Ледяные крестовые походы» с целью христианизации пруссов, народов Ливонии, подчинения русских католической церкви. Тевтонские рыцари как носители идеи национального превосходства. Значение деятельности Тевтонского ордена. Упадок и крах Тевтонского ордена (с нач. XV в.). Принятие Великим магистром Альбертом Брандербургским протестантства  (1525 г.).

Тема: Монашеское и евангелическое движение ( XII XV вв.)

Монашеский аскетизм как часть религиозного мировоззрения. Христианская идея спасения через освобождение души от плоти и земных страстей. Внедрение аскетизма в сознание народа учеными-теологами и проповедниками (служителями церкви, монахами). Идеологи аскезы. Цель аскезы: стремление к спасению. Формы аскезы: молитвы, посты, ношение вериг и власяниц, строгий монастырский устав (полный уход от мира), добровольное заточение в замурованных  кельях, самобичевание, ночные бдения, отказ от пищи и одежды. Содержание: подражание Христу до повторения его страданий, возвращение к Богу через умерщвление плоти. Понятие «смертный грех» в средневековой теологии. Семь основных пороков в формулировке Григория I Великого. С XIII в. «saligia» – порядок главных грехов: гордыня (с тщеславием) – superbia, жадность – avaritia, сладострастие – luxuria, гнев – ira, чревоугодие – gula, зависть – invidia, печаль – acedia. Виды церковного наказания: анафема, интердикт. Почитание подвижников в народе, канонизация церковью. Образование монашеских орденов и конгрегаций в XII–XIV вв. Отшельничество и паломничество как пути к достижению спасения, способы очищения от греховной плоти. Цистерцианский орден. Деятельность цистерцианцев: занятия физическим трудом, сельским хозяйством. Участие во внутренней колонизации в Европе. Занятия наукой и священными искусствами. Цистерцианские монахи, аббаты – видные представители теологии: Бернард Клевросский (XII в.), Иоахим Флорский (XIII в.). Орден кармелитов (1156 г.). Орден Св. Франциска. Францисканское движение. Биография Франциска из Ассизи (1207–1290 г.). Проповедь абсолютной бедности и смирения ради верности «нищему Христу». Устав ордена Св. Франциска. Иерархия Францисканского ордена. Деятельность францисканцев: проповеди официального учения католической церкви, совершение таинств на дорогах паломничества. Орден Св. Доминика. Основание ордена в 1215 г. испанским монахом Домиником де Гузман. Устав 1216 г., утвержденный папой. Функции ордена: подготовка теологов для борьбы с ересями, инквизиция (1232 г.). Монастыри – интеллектуальные центры Западной Европы. Евангелическое движение в XII–XIV вв.. Социальные предпосылки обращения к евангелическим принципам раннего христианства. Главные события евангелического движения. Популярность христианской концепции строгой евангелической жизни. Популярное богословие и народная культура. Проблема религиозного и социального поведения паствы. Народная религиозность. Особенности религиозной психологии. Народные религиозные течения в христианстве. Ереси. Социальная и антиклерикальная направленность средневековых ересей XI–XV вв..

Тема: Церковь, власть и общество в XII – нач. XIV вв.

Идеологическое, политическое и экономическое могущество католической церкви. Духовенство в сословной структуре феодального общества. Идеологическое влияние церкви на воспитание, образование, культуру и общественную мораль. Защита и обоснование справедливости феодального общественного порядка. Роль католической церкви в сохранении античного культурного наследия (философия, право, литература). Церковь в центре общественных противоречий. Ослабление политического влияния папства в XIV в. Особенности положения национальной католической церкви в странах  Западной Европы. Развитие независимых централизованных государств. Борьба европейских монархов за расширение своего суверенитета. Нарастание социальной напряженности  в феодальном обществе. Предпосылки Великой схизмы XV в. Усиление церкви, как феодального института.

Тема: Демонология, ведовство и роль инквизиции в «охоте на ведьм

Теологическое толкование образа Антихриста и дьявола. Богословская сущность демонологии. Христианские писатели о злодеяниях дьявола и демонской рати. Учение об инкубах и суккубах. Бытовое двоеверие. Колдовство, знахарство, гадания, предсказания, толкование снов. Богословская трактовка магической практики – «служение дьяволу». Демонологические легенды Средневековья. Церковь в борьбе с магией, колдовством и ведовством. Постановления соборов о наказании колдунов. Теологические трактаты и сочинения инквизиторов XII–XIV вв. Руководства по ведению ведовских процессов. Деятельность инквизиции по сыску и наказанию еретиков и «служителей дьявола». Особенности инквизиционного процесса и работы инквизиционного трибунала. Роль доминиканцев в защите святой веры. Ведовские процессы в XV–XVI вв. Итоги деятельности инквизиции и ее устранение в XVI  в. Сохранение методов инквизиционного судопроизводства в светских судах по делам ведовства.

Тема: Реформация и Контрреформация в Европе в XVI в.

Особенности исторического развития стран Западной Европы в XVI веке. Образование крупных национальных государств. Развитие абсолютизма. Генезис капитализма и его влияние на феодальные институты. Социально-политические предпосылки Реформации. Возвышение буржуазии. Усиление социальных контрастов. Экспроприация крестьянства и пауперизация населения. Экономическая, политическая и культурная роль буржуазии. Идеологическая подготовка Реформации. Развитие наук и общественной мысли. Значение книгопечатания (с середины XV в.) для развития светского образования и установления международных контактов в сфере интеллектуальной культуры. Критика гуманистами папской теократической доктрины и нравственного состояния духовенства. Идейные истоки Реформации. Антикатолическая, антифеодальная направленность общественного движения в XVI веке. Реформация как форма утверждения буржуазной идеологии в религиозной сфере. Обострение классовых конфликтов и народное крестьянско-плебейское понимание Реформации. Объединение усилий европейских монархов для защиты католицизма. Рим – организаторский центр борьбы с протестантизмом. Римская церковь в борьбе за сохранение своего влияния и упрочение позиций католицизма. Поддержка католических кругов феодальной знати. Утверждение абсолютистских режимов, опиравшихся на централизаторскую силу католической церкви. Созыв XIX вселенского собора в Триденте (1545 г.), усиление репрессивных мер и инквизиционной деятельности в Риме. Роль собора в укреплении позиций католицизма. Организация ордена иезуитов для защиты католической церкви. Устав ордена «воинов Христовых» – «Духовные упражнения». Принципы организации. Управление орденом. Деятельность ордена иезуитов. Значение деятельности иезуитов в укреплении идеологического влияния католической церкви. Заключение. Раскол западного христианства. Усиление значения национальных  церквей. Ослабление влияния папства на международной арене. Секуляризация общественного сознания.

 

Источники

1.      Абеляр. История моих бедствий. – М., 1959.

2.      Августин Аврелий. Творения. – СПб., Киев, 1998.

3.      Антипапское движение в Риме в XII–XIII веках. Документы. Вопросы истории религии и атеизма. 1962. Вып. 10.

4.      Бубнов Н. М. Сборник писем Герберта. Тт. 1–3. 1890.

5.      Гельмольд. Славянская хроника. – М., 1963.

6.      Григорий Турский. История франков. – М., 1987.

7.      Данте Алигьери. Новая жизнь. Божественная комедия. – Б.В.Л., 1967.

8.      Документы о взаимоотношениях папской курии с Великим киевским князем Изяславом Всеволодовичем и польским князем Болеславом II Смелым // Вестник Московского университета. История. 1975, № 5.

9.      Идеи эстетического воспитания. Т. 1. М., 1973 (Фома Аквинский. Должно ли включать напевы в богослужение?).

10.  Иннокентий III. О презрении к миру. // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Ч. II. – Изд. Саратовского университета, 1988.

11.  Историки эпохи Каролингов.– М., 1999.

12.  Итальянские гуманисты XV в. о церкви и религии. – М., 1963.

13.  Итальянский гуманизм эпохи возрождения. Ч. II. – Изд. Саратовского университета. 1988.

14.  Каноны или книга правил святых апостолов, святых соборов вселенских  и поместных  и святых отцов. – М., 2000.

15.  Легенда о докторе Фаусте. – М., 1978.

16.  Лоренцо Валла. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. – М., 1989.

17.  Лютер М. Избранные произведения. – СПб., 1994.

18.  Мюнцер Т. Пражское воззвание. Письма Т. Мюнцера. СВ. № 52. – М., 1989.

19.  Памятники средневековой латинской литературы IV–IX вв. – М., 1970.

20.  Памятники средневековой латинской литературы X–XI вв. – М., 1972.

21.  Папские тексты отпущения грехов // Вопросы истории религии и атеизма. 1954. Вып. 4.

22.  Подвижники: избранные жизнеописания и труды. – Самара. 1998.

23.  Послания магистра Иоанна Гуса. – М., 1903.

24.  Рихер Реймсский. История. – М., 1998.

25.  Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV век). – МГУ, 1985.

26.  Сугер из Сен-Дени. Книжечка об освящении церкви Св. Дионисия. // Идеи эстетического воспитания. Т. I. – М., 1973.

27.  Ульрих Страсбургский. Сумма о благе. История Эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. Т. I. –  М, 1962, стр. 291–301.

28.  Ульрих фон Гуттен. Диалоги. Публицистика. Письма. – М., АН СССР, 1959.

29.  Фома Кемпийский. О подражании Христу // Богословие в культуре Средневековья. – Киев, 1992.

30.  «Цветочки» Св. Франциска Ассизского. – М., 1990; М., 2000.

31.  Шпренгер Я., Инсисторис Г. «Молот ведьм». – М., 1990.

32.  Эразм Роттердамский. Разговоры запросто. – М., 1969.

33.  Эразм Роттердамский. Философские произведения. – М., 1987.

 

Литература

1.      Аверинцев С.С. Судьбы европейской  культурной традиции в эпоху перехода  от античности к средневековью // Из истории культуры Средних веков и Возрождения. – М., 1976.

2.      Бедуелл Г. История церкви / Пер. с франц. К.Н. Корсакова. – М., 1996.

3.      Бецольд Ф. История Реформации в Германии. Тт. 1–2. – СПб., 1900.

4.      Бицилли П.М. Элементы средневековой культуры. – Одесса, 1919.

5.      Бицилли П.М. Очерки итальянской жизни XIII в. – Одесса, 1916.

6.      Богословие в культуре Средневековья. – Киев, 1992.

7.      Боргош Ю. Фома Аквинский. – М., 1966.

8.      Безескул В.П. Папство и Арнольд Брешианский. – Харьков, 1884.

9.      Безескул В.П. К истории папства в XI столетии. – СПб, 1911.

10.  Веселовский А.Н. Где сложилась легенда о Святом Граале? – СПб., 1900.

11.  Вильфиус А.Г. Вальденское движение и развитие религиозного индивидуализма. – М., 1916.

12.  Вильфиус А.Г Характер и состав ранних вальденских общин. – М., 1914.

13.  Виппер Р.Ю. Церковь и государство в Женеве XVI века в эпоху кальвинизма. – М., 1984.

14.  Вязигин А.С. Очерки из истории папства в XI столетии. – СПб., 1911.

15.  Вязигин А.С. Григорий VII. Его жизнь и общественная деятельность. – СПб., 1891.

16.  Гейсер. История Реформации. – М., 1892.

17.  Генкинг М. Дьявол. – М., 1930.

18.  Гергей Е. История папства (XII–XX вв.). – М., 1996.

19.  Герье В.И. Западное монашество и папство. – М., 1913.

20.  Герье В.И. Расцвет западной теократии. – М., 1916.

21.  Голенищев-Кутузов И.Н. Средневековая латинская литература Италии. – М., 1972.

22.  Гревс И.М. Новый труд по религиозной истории средневековой Италии в русской научной литературе. – СПб., 1913.

23.  Грегоровиус Ф. История города Рима в Средние века. Тт. 1–5. – СПб., 1903–1907.

24.  Григулевич Р.И. Инквизиция. – М., 1985.

25.  Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. – М., 1990.

26.  Данэм Б. Герои и еретики. Политическая история западной мысли. – М., 1967.

27.  Дашкевич Н.П. Сказание о святом Граале // Из истории средневекового романтизма. – К., 1877.

28.  Демонология эпохи Возрождения. – М., 1995.

29.  Добиаш-Рождественская О.А. Западные паломничества в Средние века. – Пг. 1924.

30.  Добиаш-Ррождественская О.А. Культура западноевропейского средневековья.  – М., 1987.

31.  Добиаш-Рождественская О.А. Культ Св. Михаила в латинском средневековье. V–XIII вв. – Пг., 1917.

32.  Добиаш-Рождественская О.А. Крестом и мечом. Приключения Ричарда I Львиное Сердце. – М., 1991.

33.  Заборов М.А. История крестовых походов в документах  и материалах. – М., 1977.

34.  Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. – М., 1980.

35.  Заборов М.А. Крестовые походы. – М., 1956.

36.  Заборов М.А. Папство и крестовые походы. – М., 1960.

37.  Кантарович. Средневековые процессы против ведьм. 1899.

38.  Карсавин Л.П. Основы средневековой религиозности в XII–XIII вв., преимущественно в Италии. – Пг., 1915.

39.  Карсавин Л.П. Очерки религиозной жизни в Италии XII–XIII вв. – СПб., 1912.

40.  Карсавин Л.П. Святые отцы и учители церкви. – М., 1994.

41.  Карсавин Л.П. Монашество в Средние века. – М., 1992.

42.  Карташев А.В. Вселенские соборы. – М., 1994.

43.  Клячин В.П. Политические собрания и политическая организация  кальвинистов во Франции XVI в. – Киев, 1888.

44.  Керов В.Л. Идеи Апокалипсиса в Средние века. – М., 1992.

45.  Ковальский Ян Веруш. Папы и папство. – М., 1991.

46.  Колдуньи и ведьмы. – М., 1996.

47.  Корелин М.С. Важнейшие моменты в истории средневекового папства. – СПб., 1901.

48.  Котляревский  С.А. Францисканский орден и римская курия в XIII–XIV вв. – М., 1901.

49.  Кузнецов Е.В. Движение лоллардов в Англии (к. XIV–XV вв.). – Горький, 1968.

50.  Культура эпохи Возрождения и Реформации. – М., 1981.

51.   Куртц И.Г. Очерк церковной истории. – СПб., 1868.

52.  Ланфрэ П. Политическая история папства. – СПб., 1870.

53.  Лебедев А.П. Из истории нравственного состояния духовенства  от II до VIII в. 1903.

54.  Лекки Г. История возникновения и влияния рационализма в Европе. Т.1. 1871.

55.  Леман. Иллюстрированная история суеверий и волшебств. 1901.

56.  Ли Г.Ч. История инквизиции в Средние века. Тт. 1–2. – СПб., 1911–1912.

57.  Лозинский С.Г. История папства. – М., 1986.

58.  Лортц Йозеф. История церкви. Т. 1. Древность и Средние века. – М., 1999; Т. 2. – М., 2000.

59.  Лучицкий И.В. Гугенотская аристократия и буржуазия на юге после Варфоломеевской ночи. – СПб., 1870.

60.  Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. – Киев, 1871.

61.  Лучицкий И.В. Католическая лига и кальвинисты во Франции. 1877.

62.  Малицкий. Борьба галльской церкви против пап за независимость.

63.  Маркин С. Знакомство с Эразмом. – М., 1971.

64.  Мельвиль Марион. История ордена тамплиеров. – СПб., 2000.

65.  Мень А. История христианства. Т. 2. – М., 1992.

66.  Мирошкин Н. Древняя британская церковь. ЖМН Пр. № 163, 1872.

67.  Мишле Ж. Ведьма. – М., 1997.

68.  Осиновский И.Н. Томас Мор. – М., 1985.

69.  Осиновский И.Н. Томас Мор – утопический коммунизм, гуманизм, Реформация. – М., 1978.

70.  Осокин Н.А. История альбигойцев до смерти папы Иннокентия III. – Казань, 1872.

71.  Осокин Н.А. История альбигойцев и их времени. – Казань, 1869–1872.

72.  Осокин Н.А. Первая инквизиция и завоевание Лангедока французами. – Козлов, 1872.

73.  Парнов Е. Трон Люцифера. – М., 1991.

74.  Перну Р., Клэн М-В. Жанна д`Арк. 1992.

75.  Перцев В.Н. Католическая церковь и новая культура  XIII–XV вв. – Минск, 1938.

76.  Плешкова С.Л. Французская монархия и церковь (XV – сер. XVI  вв.). – М., 1992.

77.  Поснов М.Э. История христианской церкви. – Брюссель, 1964.

78.  Потехин А. Очерки из истории борьбы англиканства с пуританством  при Тюдорах (1550–1603). – Казань, 1894.

79.  Рамм Б.Я. Папство и Русь в X–XV вв. – М.-Л., 1959.

80.  Ревуненкова Н.В. Ренессансное свободомыслие и идеология Реформации. – М., 1988.

81.  Рожков В. Очерки по истории Римско-католической церкви. – М., 1998.

82.  Савин А.Н. Английская секуляризация. – М., 1906.

83.  Савин А.Н. Религиоозная история Европы эпохи Реформации. – М. , 1914.

84.  Самаркин В.В. Восстание Дольчино. – М., 1971.

85.  Сидорова Н.А. Очерки по истории ранней городской культуры во Франции. – М., 1953.

86.  Сказкин С.Д. Исторические условия восстания Дольчино. – М., 1955.

87.  Сказкин С.Д. Избранные труды по истории. – М., 1973.

88.  Сказкин С.Д. Из истории социально-политической и духовной жизни Западной Европы в Средние века. – М., 1981.

89.  Смирин М.М. Народная реформация Томаса Мюнцера. – М., 1955.

90.  Сперанский Н. Ведьмы и ведовство. – М, 1906.

91.  Сумцов Н. Очерк истории колдовства. 1878.

92.  Тальберг Н. История христианской церкви. – М., 2000.

93.  Тардже Дж. Мир паломничества. – М., 1998.

94.  Трахтенберг О.В. Очерки по истории западноевропейской средневековой философии. – М., 1957.

95.   Тухолка С. Процессы о колдовстве в Западной Европе в XV–XVI вв. – СПб, 1909.

96.  Уколова В.И. Античное наследие и культура раннего Средневековья. – М., 1989.

97.  Усков Н.Ф. Христианство и монашество  в Западной Европе раннего средневековья. – Алетейя, 2001.

98.  Фергюсон Д. Христианский символизм. – М., 1998.

99.  Флори  Жан. Идеология меча. – СПб., 1999.

100. Хейзинга  Йохан. Осень Средневековья. – М., 1995.

101. Херманн Х. Савонаролла: еретик из Сан-Марко.– М., 1982.

102. Хьюз Р. Небеса и ад. – М., 1998.

103. Шевкина Г.В. Сигер Брабантский и парижские аверроисты XIII в. – М., 1972.

104. Штекли А. Томас Мюнцер. – М., 1961.

105. Эразм Роттердамский и его время. – М., 1989.

 

Примерная тематика рефератов к курсу:

1.       Бенедикт и его устав.

2.      Немецкий проповедник Бертольд Регенсбургский.

3.      Поэма Вернера Садовника «Майер Гельмбрехт» – как отражение корпоративного сознания средневекового человека.

4.      Традиции и верования древних германцев.

5.      Тамплиеры. Суть конфликта с королевской властью.

6.      Восприятие средневековым человеком жизни земной и загробной.

7.      Св. Колумбан и его устав.

8.      Основные пути христианизации германских народов в IV–IX вв.

9.      Монашество в Западной Европе X–XI вв.

10.  Церковь и образование в раннее средневековье.

11.  Иоанн Кассиан и монашеское воспитание на Востоке и Западе.

12.  Рыцарское воспитание.

13.  Городские школы, схоластика и университет в средние века.

14.  Выступление М. Лютера против римской курии. «95 тезисов против индульгенций».

15.  Учение и деятельность Жана Кальвина.

16.  Орден иезуитов и его устав.

17.  Елизавета Тюдор и англиканская реформация.

18.  Государство и церковь глазами пуритан.

19.  Эразм Роттердамский о схоластике, монашестве и церкви («Похвала глупости»).

20.  Критика духовенства и папства Ульрихом фон Гуттеном.

21.  Ульрих фон Гуттен о плане борьбы с засильем церкви.

22.  Критика общественного строя  Англии в «Утопии» Томаса Мора.

23.  Общество будущего по «Городу Солнца» Томазо Кампанеллы.

24.  Формирование духовно-интеллектуальной элиты в средние века: монастырь, королевский двор, университет.

25.  Этический идеал Гассенди и его отношение к религии.

26.  Варфоломеевская ночь в мемуарах  XVI в.

27.  Мария Стюарт  в политической борьбе эпохи Реформации.

28.  Демонология и деятельность инквизиции в XV–XVI вв.

 

Контрольные вопросы по курсу:

1.       Боги и верования германской языческой эпохи.

2.      Основные пути проникновения христианства к германским народам.

3.      Принятие христианства англосаксами и северными германцами – скандинавами.

4.      Христианское миссионерство  в VII–VIII вв.

5.      Христианизация как одно из орудий внешней экспансии при Каролингах.

6.      Принятие христианства франками в эпоху Меровингов.

7.      Язычество и «народное христианство».

8.      Государство и церковь раннего средневековья.

9.      Возникновение аскетического движения.

10.  Учение Оригена об истинном христианине.

11.  Павел Фивский – «основатель и царь монашеской жизни».

12.  Основные формы отшельничества.

13.  Антоний Египетский.

14.  Пахомий, его жизнь и деятельность.

15.  Монастыри Василия Великого.

16.  Распространение аскетического движения в Западной Европе.

17.  Деятельность св. Мартина.

18.  Первые попытки кодификации монастырских уставов (Устав Кассиена).

19.  Процесс изменения первоначального монашества, его суть, институт новициата.

20.  Попытки реформы монашества (мероприятия Карла Великого, монастырский капитулярий 817 года).

21.  Понятие «церковь». Организационное строение католической церкви. Основные функции церкви в странах Западной Европы.

22.  Церковь в системе феодальных отношений.

23.  Место духовенства в сословной структуре общества.

24.  Усиление могущества церкви в XI–XIII вв.

25.  Католическая церковь и процесс политической централизации в странах Западной Европы.

26.  Роль церкви в эпоху средневековья.

27.  Процесс политической централизации и укрепление королевской власти в странах  Западной Европы.

28.  Городские школы: содержание образования и организация учебного процесса.

29.  Содержание и формы обучения в средневековых высших школах.

30.  Францисканцы и доминиканцы.

31.  Универсальный характер средневековой проповеди.

32.  Основополагающие акты Святой Инквизиции.

33.  Инквизиционное судопроизводство.

34.  Восприятие средневековым человеком жизни земной и загробной.

35.  Клюнийское движение.

36.  Что способствовало устойчивости народной магии.

37.  Система сакраментов и сакраменталий.

38.  Сакрально-магические ритуалы христианской церкви, их назначение и связь с язычеством.

39.  Основные черты лютеровской церковно-реформационной  программы. Возникновение лютеранской церкви.

40.  Т. Мюнцер и его реформационная деятельность.

41.  Складывание кальвинистской церкви.

42.  Деятельность инквизиции в XVI веке.

43.  Тридентский собор и его значение в укреплении католической церкви.

44.  Религиозная и церковная политики испанского абсолютизма в конце XV– нач. XVII вв.

45.  Складывание доктрины англиканства.

46.  Реформация  во Франции и причины религиозных войн.

47.  «Молот ведьм».

48.  Некоторые особенности социальной психологии населения Западной Европы в XVI в.

 

 

 

Война в средние века

Рэйчел Фултон

Исторический факультет

Чикагский университет

 

Осень 2005

 

В современной популярной культуре Средний Века часто образно ассоциируются с войной: рыцари в сияющих доспехах, Викинги на своих длинных кораблях, Робин Гуд со своим длинный лук и веселые мужчины. Этот курс лекций/дискуссий стремится усложнить этот образ, исследуя войну как центральный факт европейской цивилизованной жизни.Проблемы, требующие решения, включают технологию и экономику ведения войны, социологию ведения войны, основные этапы развития Европейская война от Каролингов до Столетней войны и литературное, юридическое, религиозное и психологическое значение войны для развития европейской цивилизации.

 

Джон Франция, 90 025 Западная война в эпоху Крестовые походы 1000-1300 (Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 1999) [D160 .F73 1999]

Эдвард Питерс, Первый крестовый поход: Хроники Фулчера Шартр и другие исходные материалы , 2-й изд. (Филадельфия: University of Pennsylvania Press, 1998) [D161.1F57 1998]

Роберт Клари, Завоевание Константинополя , пер. Эдгар Холмс Макнил (Торонто: University of Toronto Press, 1996) [D164.A3R62]

Жуанвиль и Виллардуэн, Хроники крестовых походов , пер.М.Р.Б. Шоу (Хармондсворт: Пингвин, 1963) [D151.S53]

Фруассар, Хроники , пер. и изд. Джеффри Бреретон (Хармондсворт: Пингвин, 1968). [Д113.Ф8996]

Кристина де Пизан, Книга боевых и рыцарских подвигов , пер. Самнер Уиллард, изд. Благотворительность Кэннон Уиллард (Университетский парк: издательство Пенсильванского государственного университета, 1999) [U101 .C47413 1999]

Никкол Макиавелли, Искусство войны , пер. Эллис Фарнсворт, предисловие Нила Вуд (Индианаполис: Bobbs-Merrill, 1965; переиздание Da Capo Press) [U101.M1613 1990]

      Это Курс будет зависеть как от лекций, так и от дискуссий. Обсуждения будут сосредоточены на основных источников, как указано в программе. В некоторые дни мы больше сосредоточимся на обсуждениях, в другие – на лекциях. Тексты, подлежащие подробному обсуждению, отмечены со звездочкой. Чтобы подготовиться к обсуждений, вы должны будете публиковать вопросы и комментарии, которые у вас есть о чтениях первоисточника (*) на досках обсуждения Chalk. Вы должны опубликовать не менее трех таких комментариев (около 500 слов каждый) в течение квартал, хотя вы можете опубликовать больше.Дополнительный кредит будет предоставлен за ваше участие в публикации ответы на обсуждения и комментарии друг друга посредством темы на доске обсуждений. Вы можете опубликовать эти дополнительные ответы и комментарии в любое время до или после нашего занятия обсуждения, но для того, чтобы ваши комментарии засчитывались к требуемым трем, они должно быть отправлено до 12:00 в день мы должны обсудить тексты в классе. Нет исключения!

Кроме того, будет два больших письменных задания:

 

      А промежуточный экзамен на дом (5-7 страниц), которые будут розданы в классе в четверг, 27 октября, и должны быть в классе следующий вторник, 1 ноября.Этот экзамен будет составлять 35% от вашей итоговой оценки.

      заключительное эссе (8-10 страниц), которое нужно перевернуть не позднее четверга, 8 декабря. Это эссе будет упражнением в построении воображаемого, но должным образом исследованное и задокументированное повествование, основанное на одном из встречи или темы, которые мы будем обсуждать в течение квартала. Это эссе составит 45% вашего окончательного оценка.

 

Задания для чтения и обсуждения

 

29 сентября Каролингская война

Эйнхард, Жизнь Карла , гл.4–17, 22–29 (перевод Льюиса Торпа, Две жизни Карла Великого [Хармондсворт: Penguin, 1969], стр. 59-72, 76-82) [DC73.32.T51]. Также транс. Сэмюэл Тернер, http://www.fordham.edu/halsall/basis/einhard.html#Reforms.

Капитуларий относящийся к армии (перевод Пола Эдварда Даттона, Каролингская цивилизация: читатель [Питерборо: Broadview, 1993], стр. 69-74) [DC70.C37 1993]

Энгельберт в битве при Фонтене (пер. Даттон, Каролингская цивилизация , стр.363-65) [DC70.C37 1993]

Нитхард, Истории (пер. Бернхард Вальтер Шольц, Каролинг Хроники [Анн-Арбор: University of Michigan Press, 1970], bk. III, гл. 6, стр. 163-64) [DC70.A2S36].

Хинкмар из Реймса, письмо Карлу Лысому (пер. Элизабет Магну-Нортье и Эми Ременснайдер, Томас Хед и Ричард Ландес, ред., The Мир Божий: Социальное насилие и религиозная реакция в Франции около 1000 года [Итака: Корнелл, 1992], с.343-46) [BT736.4.P44850 1992]

 

Анналы Сен-Вааста за годы с 882 по 886 (пер. Даттон, Каролингская цивилизация , стр. 477-81) [DC70.C37 1993]

Anglo-Saxon Chronicle , н.э. 835-924 (пер. и изд. MJ Swanton [Лондон: JM Dent, 1996], стр. 62-104) [DA150.A756 1996] Также пер. Джеймс Ingram (сборка из разных версий) http://sunsite.berkeley.edu/OMACL/Anglo/

Битва при Малдоне (изд.Дональд Скрэгг, Битва при Малдоне, 991 г. н.э. [Оксфорд: Блэквелл, 1991], стр. 18–31) [DA154.7.B380 1991]

 

Хью де Лузиньян, соглашение с Вильгельмом Аквитским (в Патрике Гири, Чтения по средневековой истории , 2-е изд. [Питерборо: Broadview, 1997], стр. 367-72) [D113.R422 1998] Также пер. Пол Халсолл http://www.fordham.edu/halsall/source/agreement.html

Уильям Пуатье, Вильгельм Жюмиж, Anglo-Saxon Chronicle , Флоренция Вустер, гобелен из Байе и Кармен де Гастинге Проэлио о битве при Гастингсе (изд.Стивен Морилло, 90 025 Битва при Гастингсе: источники и Интерпретации [Woodbridge: Boydell, 1996], с. 3-53) [DA196.B320 1996]

 

11 октября Справедливая война I

Августин, Город Бог , Книга я, гл. 21; Книга XIX, гл. 7, 12-16 (перевод Генри Беттенсона [Хармондсворт: Пингвин, 1972, 1984], стр. 32, 861-62, 866-76) [BR65.A9D31B56 1984]

Мир Бог и божье перемирие, избранные документы (под ред.Хед и Ландес, Мир Божий , стр. 327-42) [BT736.4.P44850 1992]

Григорий VII до Генриха IV (1074 г.) (у Юлиуса Киршнера и Карла Моррисон, Чтения в Western Civilization 4: Medieval Европа [Чикаго: University of Chicago Press, 1986], стр. 140-42) [CB245.U640 1986 vol. 4]

Урбан II на Клермонском соборе, ноябрь 27, 1095 (изд. Петерс, Первый крестовый поход , стр. 25-37, 49-53)

 

* Фулхер Шартрский, Chronicle , bk.1 (изд. Питерс, Первый крестовый поход , стр. 47-101)

* Осада и взятие Иерусалима, Июнь-июль 1099 г. (изд. Петерс, г. г. г. Первый крестовый поход г. , стр. 238-82)

*Годфри Буйонского, Раймона де Сен-Жиля и Даймбера Папа Пасхалий II (изд. Петерс, , , , Первый крестовый поход, , стр. 292-96)

 

*Аббат Сугерий, Деяния Людовика Толстого (пер. Жан Данбабин, http://www.fordham.edu/halsall/basis/suger-louisthefat.html), парни. 1-2, 5, 9, 11-16, 19, 21, 26, 28-29, 33-34

 

Бернард Клерво, В честь нового рыцарства (перевод Конрада Гринии, в Treatises III , Цистерцианские отцы, серия 19 [Каламазу: Цистерцианские публикации, 1977], стр. 127-67) [BX890.B50 1970 том. 3]

Первобытное правило (перевод JM Upton-Ward, The Rule of the Templars: The French Text of the Rule of the Order of the Рыцари-тамплиеры [Вудбридж: Бойделл, 1992], стр.19-38) [CR4737.T46130 1992]

Имад ад-Дин аль-Исфахани, аль-Фатх аль-Кусси фи л-фатх аль-кудси [Цицероновское красноречие о завоевании Святого города], пер. Франческо Габриэли, араб Историки крестовых походов , пер. Э.Дж. Костелло (Беркли и Лос-Анджелес: University of California Press, 1969), стр. 125–39 [D151.G1603]

.

 

Ланселот Озеро , пер. Корин Корли (Оксфорд: Oxford University Press, 1989), стр.47-60, 103-20 [PQ1489.L158 1989]

История Вильгельма Маршалла, транс. Л. Альгази, в Средневековье Англия , 1000-1500: Читатель , изд. Эмили Амт (Питерборо, Онтарио: Бродвью, 2001), стр. 190-98 [DA170.M43 2001]

Епископский благословение новому рыцарю (ок. 1295 г.), пер. Дж. Шиннерс, в Средневековая народная религия, 1000-1500 , изд. Джон Шиннерс (Питерборо, Онтарио: Бродвью, 1997), стр. 262-64 [BR252.M42 1997]

Жоффруа де Шарни, Книга рыцарства , гл.35-36, транс. Ричард В. Каупер и Элспет Кеннеди (Филадельфия: University of Pennsylvania Press, 1996), стр. 155–71 [CR4513 .K34 1996]

.

 

*Villehardouin, Завоевание Константинополя (пер. Шоу), стр. 29-97

*Роберт Клари, Завоевание Константинополя (пер. Маклин), стр. 30-128

 

* Жоинвиль, Жизнь св.Louis (перевод Шоу), стр. 191-276, 289-94, 306-16, 345-50

 

3 ноября Just War II

Джованни да Леньяно, Трактат де Белло, de represaliis et de duello (изд. Томас Эрскин Холланд, перевод Джеймса Лесли Брайерли [Напечатано для Вашингтонского института Карнеги в Оксфордском университете. Press, 1917], стр. 209-11, 216-31, 238-41, 245-46, 247-54, 264-67, 269-73, 278-80, 284-86) [JX 2060.L5T7]

 

*Фруассар, Хроники (пер.Бреретон, стр. 37-38, 46-112, 120-45, 193-98, 211-30, 280-94, 309-15, 373-81).

 

ноября 10 Рыцарство IV

*Кристина де Пизан, Book of Arms and of Chivalry (перевод Уилларда, стр. 11-79, 104-44, 150-55, 163-64, 180-81, 197-99, 215-19)

 

15 ноября Жанна д’Арк

*Пробная версия стенограмма (перевод WP Barrett, The Суд над Жанной Дарк [Нью-Йорк: Gotham House, 1932], стр.19-22, 45-6, 49-82, 93-7, 113-27, 138-70, 279-80, 310-20) [DC105.6.A3 1932] Альтернативная версия: http://www.fordham.edu/halsall/basis/joanofarc-trial.html, стр. 1-5, 31-32, 34-75, 88-92, 111-27, 145-79, 302-3, 340-50

*Кристина de Pisan, Diti de Jehanne dArc (изд. и пер. Ангус Дж. Кеннеди и Кеннет Варти [Оксфорд: Общество по изучению средневековых языков и литературы, 1977], стр. 41-50. [PQ1575.D6 1977]

 

* Франческо Гвиччардини, История Италии (пер.и изд. Сидни Александр [Нью-Йорк: Macmillan, 1969], стр. 3-4, 43-52, 61-72, 95-105, 108-9, 176-82, 189-90, 203-7, 212-15, 244-52, 298-302, 319-23, 334-35, 340-43, 376-86) [ДГ 539.G9303]

 

*Макиавелли, Art of War (пер. Фарнсворт, стр. 3-5, 14-33, 44-64, 76-81, 87-99, 125-37, 150-9, 168-80, 183-88, 202-12)

 

*Daz, Завоевание Нового Испания (перевод Коэна, стр.14-16, 44-51, 57-87, 140-65, 175-84, 203-4, 210-19, 234-48, 250, 268-311, 353-413)

 

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ДОКУМЕНТЫ, подлежащие оплате до 12:00 8 декабря (без продления!) в HM-E 686

 

Вернуться на главную

средневековых сражений — средневековые войны

В средние века были буквально сотни сражений.В этих статьях мы будем перечислять все известные и важные средневековые сражения, а не охватывать их все. Средневековые сражения были частью повседневной жизни в средние века, и сражения происходили не только по всей Англии и Европе, но и в большинстве частей мира.

По мере развития средневекового периода тактика и оружие, используемые в средневековом бою, резко менялись, и битвы и войны обычно выигрывались армиями, имевшими самое передовое средневековое оружие, доспехи и умными, закаленными в боях и опытными генералами и солдатами.

Одним из самых известных средневековых сражений была битва при Гастингсе, в которой Вильгельм Завоеватель Франции победил короля Англии Гарольда, это привело к поражению норманнами англичан и нормандскому правлению.

В период Реконкисты битва при Туре была самой важной битвой, а затем было много крестовых походов из Европы в Святые земли. Был еще пустяк 100-летней войны между Англией и Францией, которая на самом деле длилась 116 лет! и Войны роз.


Самые эпические сражения средневековья

Список и статьи самых известных и важных сражений средневековья

  • Битва при Азенкуре
  • Битва при Баннокберне
  • Битва при Босворте
  • Битва при Бувине
  • Битва при Куртре
  • Битва при Креси
  • Битва за Фолкерк
  • Битва при Гастингсе
  • Битва при Халидон-Хилл
  • Битва при Лигнице
  • Битва при Никополе
  • Битва при Норталлертоне
  • Битва при Пуатье
  • Битва при Шрусбери
  • Битва при Туре

Битва при Азенкуре

30-тысячная армия короля Генриха двинулась из Англии во Францию ​​в портовый город Харфлуэр. Она состояла из 5000 вооруженных рыцарей и лучников против французской армии численностью от 30 000 до 100 000 человек.

Битва при Азенкуре была короткой битвой, длившейся несколько часов, хотя и важной победой англичан, это была всего лишь битва в рамках 100-летней войны между Англией и Францией, которая длилась 116 лет!

Битва при Баннокберне

Битва при Баннокберне произошла в 1314 – годах, это была еще одна битва между Англией и Шотландией, в которой шотландцы боролись за свою независимость.

Король Роберт Брюс, легенда шотландского фольклора, привел шотландскую армию к редкой победе над англичанами.Английская армия, находившаяся под командованием короля Эдуарда II, была изгнана из Шотландии.


Битва при Босворте

Битва при Босворте также широко известна как битва при Босворте. Это была важная битва средневековья и часть гораздо более крупной «Войны роз».

Это должно было стать последней битвой «Войн Алой и Белой розы», которая была Гражданской войной и последней битвой между враждующими фракциями Домов Йорков и Ланкастеров (династия Тюдоров) во время этой Войны.

Поле битвы при Босворте Факты:

  • Битва произошла 22 августа 1485 года
  • Место битвы — Рядом с холмом Амбион, к югу от Маркет-Босворта, Лестершир, Англия.
  • Результат – Тюдоровская победа и начало династии Тюдоров
  • Конец дома Йорков

Битва при Бувине

Битва при Бувине была знаменитой битвой Средневековья. Король Филипп Август повел 7000 французских войск в битву в районе Фландрии против многочисленной армии императора Священной Римской империи Оттона IV.

Битва при Бувине была важным сражением в рамках более крупной войны под названием «Англо-французская война» 1213–1214 годов — это была последняя и решающая битва этих двух врагов.


Битва при Куртре (Битва Золотых шпор)

Битва при Куртре — известная средневековая битва, также известная как «Битва Золотых шпор». Эта битва была частью более крупного конфликта, называемого франко-фламандской войной 1297–1305 годов.
Битва названа в честь города, в котором она произошла, в Кортрейке (старое название) или Куртре (современное название).

Несмотря ни на что, фламандская армия победила!


Битва при Креси

Столетняя война, которая длилась более 100 лет! Это была битва, которая была интригующей, потому что это была битва двух сил с разной силой, у французов было больше солдат, но у англичан были лучшие доспехи и оружие.

Англичане победили французов в битве при Креси, что доказало, что небольшая армия с лучшим снаряжением может победить гораздо большую армию.

Узнайте о битве при Креси в Википедии


Битва при Фолкерке

Битва при Фолкерке произошла в 1298 году нашей эры между королем Англии Эдуардом I и Уильямом Уоллесом из Шотландии, знаменитым шотландским воином, изображенным во многих голливудских фильмах. .

Это была лишь одна война из многих войн между англичанами и шотландцами, которые боролись за свою независимость от англичан. Битва при Фолкерке , выигранная англичанами, стала великой победой Эдуарда I, у которого была гораздо большая армия, чем у шотландцев.


Битва при Гастингсе

Неудивительно, что Британия стала закаленной в боях нацией, поскольку Британские острова на протяжении всего средневекового периода постоянно подвергались вторжению датчан, саксов, викингов и т. д.

Однако в 1066 году настала очередь французов вторгнуться, когда Вильгельм, герцог Нормандский, высадился в Певенси в Сассексе, взяв с собой огромную армию численностью около 8000 человек, флот кораблей и сотни готовых к бою лошадей.

Король Вильгельм (Вильгельм Завоеватель) и его армия нуждались в еде и воде, когда они прибыли, и они быстро отправились за закусками и припасами, быстро направляясь в Гастингс в Суссексе.

Битва при Гастингсе началась рано утром 14 октября 1066 года, король Вильгельм двинул свои войска на некоторое расстояние к северу от Гастингса, чтобы вступить в бой с английской армией короля Гарольда, армия короля Гарольда была развернута на холме Сенлак, который также известный интересно как город битвы.

Начало битвы при Гастингсе

Битва при Гастингсе была жестокой и жестокой, и история говорит нам, что она была очень близкой. Вильгельм первым атаковал со своей кавалерией и пехотой, Вильгельм думал, что его войска одержат верх, нападая первыми, но армия Гарольда решила занять оборонительную позицию, что было обычным делом для английских армий, которые обычно никогда не атаковали первыми.

Войска короля Гарольда все сражались в пешем строю за защищенной стеной, это оказалось очень эффективным против норманнов, и им было очень трудно сломать эту английскую оборонительную цитадель. В конце концов, однако, Уильям прорвал оборонительную стену, которую построила английская армия, и атаковал волнами своей кавалерии.

Битва при Гастингсе была тяжелой битвой, которая длилась долгое время, и было несколько поворотов судьбы, обе стороны имели возможность выиграть битву.В конце концов французам удалось убить короля Гарольда, после чего английская армия начала разваливаться и стала недееспособной, это дало французской армии короля Вильгельма возможность, которую они искали, шанс победить англичан.

Смерть короля Гарольда в битве при Гастингсе стала поворотным моментом битвы, и когда его армии пришли в замешательство, кавалерия Вильгельма яростно атаковала волнами, убив множество английских солдат. Английская армия начала бежать и попыталась остановить французскую армию короля Вильгельма, когда они бежали на север, в сторону лесов, но этого не произошло.

Вильгельм Завоеватель Поражение английской армии в битве при Гастингсе было одной из его величайших побед и Англии, и это привело к тому, что Англия оказалась под контролем французов и деспотичной иностранной аристократии.


Битва при Халидон-Хилл

Вторая война за независимость Шотландии велась в 1333 году нашей эры в битве при , однако в этой битве шотландцы потерпели поражение от англичан во главе с королем Эдуардом III, который отомстил за предыдущую поражение.


Битва при Лигнице, Легнице или Вальштате

Генрих Благочестивый из Силезии смог собрать коалицию сил из нескольких европейских стран в 1241 году для участия в битве при Лигнице против вторгшихся сил Монгольской империи во главе с Байдаром, Орда-хан и Кадан.

Хотя армия Генриха была намного больше по численности и, по оценкам, примерно вдвое превышала размер монгольских армий , армия Генриха все еще была разбита, и это было намного меньше, чем у европейской армии.


Битва при Никополе

Битва при Никополе, также широко известная как «Крестовый поход на Никополь», была последней крупной осадой за многовековые крестовые походы. Битва произошла 25 сентября 1396 года между союзной армией крестоносцев, которую поддерживал венецианский флот.

Войска крестоносцев потерпели поражение от крупных османских сил.


Битва при Норталлертоне

Битва при Норталлертоне произошла в 1138 году, это была битва между англичанами и шотландцами под предводительством короля Давида I. Матильда и Стефан.

Битва при Норталлертоне, также известная как Битва за штандарт, была жестоким и кровавым событием. Шотландская армия во главе с королем Давидом предприняла раннюю внезапную атаку в условиях тумана, однако англичане подготовились к атаке, и это фактически забрало шотландцев. врасплох.

Шотландцы, которые начали бежать всего через несколько часов после начала Битвы, несмотря на свою большую армию, когда мощное вооружение английской армии уничтожило шотландских солдат, оставив множество мертвых на поле боя.

Однако англичане-завоеватели не смогли взяться за тотальную расправу над разбитыми силами противника. Если бы они смогли довести дело до конца и уничтожить бегущие армии, это могло бы уничтожить шотландскую армию.


Битва при Пуатье

Битва при Пуатье снова была битвой в рамках гораздо более крупного конфликта «Столетняя война».

Битва началась в сентябре 1356 года недалеко от города Пуатье на западе Франции.

Битва при Пуатье была крупной английской победой в эдвардианской фазе Столетней войны.Битва произошла 19 сентября 1356 года в Нуайе, недалеко от города Пуатье в Аквитании, на западе Франции.

Битва закончилась победоносными английскими, валлийскими, бретонскими и гасконскими солдатами во главе с «Эдвардом Черным принцем», преодолевшими большую французскую армию, которую возглавлял король Франции Иоанн II.


Битва при Шрусбери

Битва при Шрусбери произошла в 1403 году недалеко от центра Шрусбери у церкви на поле боя. Король Генрих V вступил в бой против армии мятежников во главе с Генри Перси. Это была битва восстания, в которой Генри Перси был побежден и убит, и все это произошло недалеко от центра Шрусбери в Англии.

Узнайте больше о битве при Шрусбери в Википедии. Это была еще одна важная битва, которая произошла недалеко от города Пуатье на юге Франции, хотя точное место не может быть определено историческими свидетельствами.

Битва при Туре была одним из самых известных сражений средневекового периода, поскольку она представляла собой важную победу бургундских и франкских войск против могущественных сил Омейядского халифата под предводительством Абдула Рахмана аль-Гафики.

Франки во главе с Чарльзом Мантелом одержали важную победу, которая была еще более впечатляющей, поскольку она была достигнута без какой-либо кавалерии, что привело к эпохе господства Каролингской империи и власти франков, которая длилась в течение следующего столетия!


Эпические войны средневековья

Список и статьи самых известных и важных войн средневековья

  • Войны роз
  • Столетняя война

Войны роз

Войны роз — серия сражений между Домом Ланкастеров (Красная Роза) и Домом Йорков (Белая Роза).Война началась после Столетней войны и была вызвана финансовыми и социальными проблемами, вызванными столетней войной, и ослаблением правления «Генриха VI», а также претензией на престол его соперника «Ричарда Йоркского».

Действительно, Война Алой и Белой розы была внутренним конфликтом двух конкурирующих ветвей Дома Плантагенетов.

Войны Алой и Белой розы начались примерно в 1455 году и продолжались до 1487 года, однако до и после этих дат велись боевые действия, война была разрушительной для обеих родословных, так как мужские линии обеих вовлеченных семей были убиты.

Столетняя война

Франция была самым большим королевством в Западной Европе в то время, а «Дом Плантагенетов» был правителем Англии, однако они также были французами, выходцами из норманнского/анжуйского региона Франции – это было очень обычным в этот период средневековья было то, что правители Англии также контролировали Францию.

Однако французский Дом Валуа контролировал Францию ​​в это время, и «Дом Плантагенетов» был полон решимости отобрать у них контроль над Францией – за этим последовала крупная война, которая длилась на протяжении многих поколений королей между двумя враждующими фракции.Столетняя война началась с 1337 по 1453 год, то есть в общей сложности 116 лет!


Эпические средневековые битвы:

Большинство войн с 1989 года велись не между государствами. Разделение, связанное с классическими типами ведения войны — между солдатами и гражданскими лицами, солдатами и преступниками, войной и миром, — уже не так ясно. Например, нынешняя ситуация в Афганистане.


В последние годы среди политологов и антропологов развернулась крупная международная дискуссия о том, как понимать новые типы войн, возникшие после холодной войны.

Классическое понимание термина «гражданская война» часто бывает неточным, когда войны ведутся за пределами национальных границ. Вместо этого термин «новые войны» стал более распространенным среди многих экспертов и исследователей.

Новые, старые войны

Но так ли уж новы новые войны? В Университете Осло есть два историка, которые видят сходство со старыми войнами в средневековых скандинавских регионах.

«Споры о новых войнах вдохновили нас на понимание средневековых гражданских войн», — говорит профессор истории Йон Видар Сигурдссон.

Вместе со своим коллегой, профессором истории Гансом Якобом Орнингом, он возглавляет исследовательский проект: Северные «гражданские войны» Средневековья в междисциплинарной и сравнительной перспективе.

Исследование носит междисциплинарный характер, поскольку они сотрудничают с европейскими политологами и антропологами. Исследование также носит сравнительный характер, поскольку в нем проводится сравнение между средневековыми гражданскими войнами в скандинавских регионах и сегодняшними новыми войнами, в частности, в Гвинее-Бисау и Афганистане.

АФГАНИСТАН: Во многом война в Афганистане похожа на скандинавские войны Средневековья. Фото: Викисклад

1. Нечеткая грань между войной и миром

Период с 1130 по 1260 год считается самым кровавым периодом в скандинавской истории. В Норвегии, Швеции, Дании и Исландии было несколько гражданских войн.

«В некоторые периоды эти гражданские войны были очень интенсивными, тогда как в другие периоды они были намного тише», — говорит Ганс Якоб Орнинг.

«И здесь мы можем найти первое сходство между средневековыми войнами и сегодняшними новыми войнами: нечеткая граница между войной и миром», — говорит Сигурдссон.

Считается, что гражданские войны в Норвегии длились со дня смерти норвежского короля Сигурда Йорсалфареса в 1130 году до падения Скуле Бордссона в 1240 году. Но войны не всегда были такими кровопролитными и ожесточенными.

«Известно, что семьи иногда помещали братьев по разные стороны конфликта, чтобы подстраховаться, и это влияло на то, как велась борьба. Когда родственники стояли по разные стороны конфликта, часто вместо меча выбирали посредничество», — говорит Орнинг.

2. Многие группы участвуют

Еще одно сходство между новыми войнами и войнами скандинавского средневековья заключается в том, что в них участвовало много разных групп. В войнах участвовали не только две стороны, что делало концепцию врага очень неясной.

«Произошло несколько конфликтов одновременно, и они часто выходили за границы. То, что мы видим сегодня в таких местах, как Афганистан», — говорит Сигурдссон.

КОРОЛЬ СВЕРРЕ: «Поход короля Сверре через горы Воссе» Питера Николая Арбо (1862 г.).Сверре был королем Норвегии с 1184 по 1202 год. Фото: Wikimedia Commons

3. Спекулянты войны

Исследователи указывают на третье сходство между новыми войнами и нашими средневековыми войнами: спекулянты войной.

«Как и сегодня, 800 лет назад были участники, которые выиграли от продолжения конфликта», — говорит Орнинг.

В Средние века в Норвегии элитой считались те, у кого была крупная земельная собственность и хорошее семейное происхождение.Они обладали военным превосходством.

«В интересах элиты было иметь определенный уровень конфликта, чтобы они могли получить больше от своих крестьян. Неопределенность была хороша, потому что людям приходилось полагаться на элиту, чтобы получить защиту. Так они укрепили свою власть», — объясняет Сигурдссон.

Издание книг

Исследовательский проект Сигурдссона и Орнинга продолжается до 2020 года. Результатом проекта станет несколько книг. В следующем году Сигурдссон и Орнинг выпустят две книги; один о гражданских войнах в Скандинавии в средние века, а другой о средневековых войнах по сравнению с войнами в Гвинее-Бисау и Афганистане.

СОТРУДНИЧЕСТВО: Йон Видар Сигурдссон и Ханс Джейкоб Орнинг — профессора истории в Университете Осло. Фото: Филипп-Андре Баарой


 

Опубликовано 4 февраля 2019 г., 17:11 — Последнее изменение: 4 февраля 2019 г., 17:11.

Миротворчество в средние века

Центр перспективных исследований (CAS)

CAS — единственное передовое научно-исследовательское учреждение Норвегии: оно является междисциплинарным, международным и независимым.

Это распространенный образ в средствах массовой информации, вдохновленный средневековой историей: посреди кровавого столкновения между враждующими группировками два командира сойдутся в единоборстве. Кто выживет, а кто умрет, определяет исход конфликта.

Однако исторические записи и хроники средневековой Европы рассказывают более тонкую историю. Конфликты в то время не всегда разрешались одной стороной, побеждавшей другую. Вместо этого путь от войны к миру часто включал в себя тщательно срежиссированные, в высшей степени символические ритуалы подчинения и передачи денег, земли и людей.

Историки исследовали эти миротворческие процессы во время двухдневной конференции на прошлой неделе в Норвежской академии наук и литературы. Конференция, совместно организованная Центром перспективных исследований (CAS Oslo) и Департаментом археологии, консервации и истории Университета Осло (UiO), пролила свет на то, как разрешались средневековые конфликты и ограничивалось насилие.

Ритуалы подчинения

Примеры ритуалов подчинения можно увидеть по всей Европе в средние века, в том числе в Священной Римской империи.Из-за демографического и экономического роста города внутри империи иногда поднимались, чтобы бросить вызов правителям в погоне за большей автономией. В некоторых случаях правители поддерживали более широкую местную автономию, но в тех случаях, когда они выступали против этого, лидеры мятежных городов — однажды побежденные — иногда должны были буквально унижаться, чтобы вернуть благосклонность правителей, сказал Герман Камп. профессор истории Падерборнского университета в Германии.

Одним из таких примеров является восстание 1074 года против Анно II, архиепископа Кёльна.Восстание было недолгим — в некоторых исторических источниках говорится, что повстанцы были разбиты за считанные дни. Чтобы искупить свое неповиновение, повстанцы были вынуждены появляться на публике босиком и в рясах.

Но ритуалы подчинения не всегда были публичным зрелищем. В Шотландии, например, подчинение иногда рассматривалось в «очень личной, частной манере», — сказал Иэн Макиннес, старший преподаватель Университета Хайлендс и Островов в Шотландии.

Макиннес указал на событие, упомянутое в «Шотландских анналах» из английских хроникеров, с 500 по 1286 год нашей эры, когда Малькольму III, королю Шотландии, стало известно о заговоре, задуманном одним из его дворян с целью его убийства.Малкольм берет дворянина на охоту, и как только они отделяются от остальной стаи, поворачивается к своему потенциальному убийце и бросает вызов:

.

«Видишь, мы с тобой вдвоем, вооруженные одинаковым оружием, на одинаковых лошадях. Некого видеть, некого слышать, некому поддержать нас обоих; ты можешь, если осмелишься, если у тебя есть сердце, исполнить задуманное, воздать моим врагам то, что обещал.Если ты думаешь убить меня, то когда ты сможешь лучше, надежнее, более мужественным способом? Вы приготовили яд? Но это путь слабых женщин; кто не мог? Вы лежите в засаде у моей кровати? Это может также и прелюбодейки.Вы спрятали меч, чтобы нанести тайный удар? Это путь убийцы, а не рыцаря; никто не может сомневаться в этом. Поступай скорее как рыцарь, поступай как мужчина и сражайся как мужчина с мужчиной, чтобы по крайней мере в твоей измене не было низости, так как в ней не могло быть недостатка в неверности.»

Эти слова поражают дворянина, как «тяжелая молния», и он бросается к ногам Малькольма, умоляя о прощении. Малькольм сохраняет свою жизнь в обмен на клятву верности и заложников, которые «в подобающее время вернулись к своим друзьям, никому не рассказывая, что они сделали или сказали.»

В то время как история средневековой Шотландии была описана как «хроника резни», сказал Макиннес, «данные свидетельствуют о том, что большинство тех, кто восстал, смогли снова войти в шотландский политический мейнстрим».

Доверьтесь процессу

На примере Малькольма и дворянина король призвал предателя «действовать скорее как рыцарь». Такие общепризнанные моральные кодексы помогли разрядить конфликты и спасти жизни гражданских лиц по всей Европе в средние века, сказал Шон МакГлинн, преподаватель Плимутского университета в Колледже Строде в Соединенном Королевстве.

По его словам, презентация

МакГлинна была посвящена осадам, большинство из которых не заканчивались разграблением города, а разрешались путем переговоров.

Во время Альбигойского крестового похода (также известного как Крестовый поход катаров) на юге Франции в начале 13 века, например, жители города Каркассон были пощажены, когда согласились сдаться. Однако горожане не избежали насмешек, так как они были вынуждены покинуть Каркассон в нижнем белье, выйдя через узкие ворота, где крестоносцы могли помешать им вывезти что-либо из города контрабандой, сказал МакГлинн.

Трагическая судьба жителей Каркассона меркнет по сравнению с судьбой города Безье, который не внял призыву крестоносцев сдаться. Согласно одному отчету, крестоносцы захватили город, сожгли его и убили до 20 000 мужчин, женщин и детей.

Исландия была самым миролюбивым обществом в средневековой Европе

Уважение к юридическим процессам помогло Исландии стать тем, что Йон Видар Сигурдссон, профессор истории UiO, назвал «самым мирным обществом в Европе» в средние века.

Сигурдссон в этом году руководит проектом «Гражданские войны северных стран в Средневековье в сравнительной перспективе» вместе со своим коллегой из UiO Хансом Джейкобом Орнингом, профессором истории.

Сигурдссон указал на исландскую систему разрешения конфликтов как на одну из основных причин относительного мира в стране по сравнению с другими регионами средневековой Европы. Для разрешения своих конфликтов противоборствующие стороны будут передавать свои споры в арбитражный суд, который может налагать штрафы в каждом конкретном случае.

Вожди и епископы часто работали в арбитражных судах и — из-за изолированного расположения Исландии — часто знали вовлеченные стороны.

«На арбитров оказывалось давление — не потому, что они были друзьями или родственниками участников процесса, а потому, что было важно… вынести решение, которое обе стороны могли бы принять и которое не считалось бы оскорблением», — сказал Сигурдссон. «Арбитры знали, что если они будут вовлечены в будущие дела, в которых роли поменялись местами, они рискуют получить такое же наказание.»

Такой подход к разрешению конфликтов в большинстве случаев разрешал споры быстро и к удовлетворению сторон, сказал Сигурдссон.

На самом деле арбитражный процесс в Исландии был настолько эффективным, что даже вопрос о том, следует ли стране переходить в христианство, решался посредником. После дневного размышления посредник вынес свой вердикт: Исландия обратится в христианство, хотя язычники все еще могут исповедовать свою веру в частном порядке. Оба лагеря согласились поддержать это решение, предотвратив сползание к гражданской войне.

Глупые причины идти на войну в Средние века

Эта запись была опубликована 15 декабря 2016 автором Peter Konieczny.

«Наши величайшие конфликты имеют смехотворное происхождение и причины. Только подумайте, как наш последний герцог Бургундский разорился из-за ссоры из-за воза овечьих шкур. — Essais , by Michel de Montaigne

Изображение XIX века Карла Смелого, герцога Бургундского, обнаруженное после битвы при Нанси в 1477 году.

В последнем выпуске журнала Medieval Warfare рассказывается о Немецкой крестьянской войне , , которая опустошила большую часть Центральной Европы в 1524 и 1525 годах. вызвано этим необычным инцидентом:

Осенью 1524 года, когда ее крестьяне много часов работали на уборке зерна в Штюлингене, Хелена, графиня Лупфен, потребовала от них также собрать раковины улиток для использования в качестве катушек для ниток.Это, должно быть, казалось ей легкой задачей, но среди этих крестьян росло недовольство добавленной работой, и в течение нескольких дней в знак протеста собралось около 1200 человек.

Идея о том, что сбор раковин улиток может спровоцировать войну, в которой участвовали сотни тысяч человек, может показаться странной, но более пристальный взгляд на Средневековье обнаруживает несколько войн, начавшихся по глупым причинам. Цитата Монтеня о последнем герцоге Бургундском относится к тому, как Карл Смелый (1467–1477) оказался вовлеченным в войну со Швейцарской Конфедерацией.По словам летописца Филиппа де Коммина, драка началась, когда один из подчиненных Карла, граф Ромон, воспользовался спором со швейцарскими властями, чтобы отобрать у торговца телегу овечьих шкур. Затем последовали ответные меры, которые в конечном итоге привели к вторжению бургундского герцога в конфедерацию. Это закончится его собственным поражением и смертью в битве при Нанси .

Еще одним странным средневековым конфликтом была так называемая «Война ведра», которая произошла в 1325 году между итальянскими городами-государствами Болонья и Модена.До этого они были врагами в течение многих лет, и в период повышенного напряжения группа моденских солдат пробралась в Болонью и украла ведро из главного городского колодца. Болонцы потребовали вернуть ведро, но получили отказ, а затем собрали армию из 32 000 человек для атаки на Модену. Однако моденеццы встретили их в битве при Дзапполино. Две тысячи человек остались мертвыми на поле боя, а болонцы разбиты. Знаменитое ведро до сих пор можно увидеть на выставке в Модене.

Фото: Wikimedia Commons

Хотя этот конфликт был, по крайней мере, недолгим, Война Святого Сабаса растянулась на четырнадцать лет. Это началось из-за спора между венецианскими и генуэзскими жителями Акко, имевшими поселения у подножия холма в черте города. На вершине этого холма стоял дом, принадлежавший монастырю Святого Саввы, но обе итальянские группы утверждали, что это их собственность. В 1256 году, после многолетних судебных разбирательств, генуэзцы решили действовать более агрессивно.Они не только захватили дом, но и напали на жителей Венеции и их корабли, изгнав их из Акры. Их война вскоре распространится на государства крестоносцев, и каждая сторона найдет союзников среди различных дворянских семей. Даже два основных военных ордена — госпитальеры и тамплиеры — оказались в состоянии войны друг с другом.

Наконец, пожалуй, самая нелепая война произошла в 1428-1429 годах между городом Мец и герцогством Лотарингия. В своей книге «Война в средние века » Филипп Контамин описывает, как аббат монастыря в Меце собрал корзину яблок из сада, принадлежащего другой группе монахов.Он пишет:

Узнав об этом, эти монахи пошли жаловаться герцогу Лотарингии, который «несколько раз просил город» предоставить ему право судить дело. Естественно, город остался глух к ушам, опасаясь, что, если он согласится, это создаст опасный прецедент для его собственных франшиз. Затем герцог взял залог против города Мец в деревне на его территории. Мец, в свою очередь, потребовал компенсации, на что, разумеется, последовал герцогский отказ. Затем Мец отомстил, отправив оплаченную армию в земли герцога, причем все эти события произошли самым юридически правильным образом.Перед применением силы были приняты законные меры, и обе стороны могли с чистой совестью прибегнуть к оружию.

Ознакомьтесь с последними выпусками журнала Medieval Warfare .

Вот как сегодняшние войны напоминают средневековые войны в скандинавских регионах — HeritageDaily

Есть много способов понять современные войны. Один из способов — взглянуть на войны, имевшие место в средневековье.

Большинство войн с 1989 года велись не между государствами.Разделение, связанное с классическими типами ведения войны — между солдатами и гражданскими лицами, солдатами и преступниками, войной и миром, — уже не так ясно. Например, нынешняя ситуация в Афганистане.

В последние годы среди политологов и антропологов развернулась крупная международная дискуссия о том, как понимать новые типы войн, возникшие после холодной войны.

Классическое понимание термина «гражданская война» часто бывает неточным, когда войны ведутся за пределами национальных границ.Вместо этого термин «новые войны» стал более распространенным среди многих экспертов и исследователей.

Новые, старые войны

Но так ли уж новы новые войны? В Университете Осло есть два историка, которые видят сходство со старыми войнами в средневековых скандинавских регионах.

«Дискуссия о новых войнах вдохновила нас на понимание средневековых гражданских войн», — говорит профессор истории Йон Видар Сигурдссон.

Вместе со своим коллегой, профессором истории Гансом Якобом Орнингом, он возглавляет исследовательский проект: Северные «гражданские войны» Средневековья в междисциплинарной и сравнительной перспективе.

Исследование носит междисциплинарный характер, поскольку они сотрудничают с европейскими политологами и антропологами. Исследование также носит сравнительный характер, поскольку в нем проводится сравнение между средневековыми гражданскими войнами в скандинавских регионах и сегодняшними новыми войнами, в частности, в Гвинее-Бисау и Афганистане.

1. Нечеткая грань между войной и миром

Период с 1130 по 1260 год считается самым кровавым периодом в скандинавской истории. В Норвегии, Швеции, Дании и Исландии было несколько гражданских войн.

«В некоторые периоды эти гражданские войны были очень интенсивными, тогда как в другие периоды они были намного тише», — говорит Ганс Якоб Орнинг. «И здесь мы можем найти первое сходство между средневековыми войнами и сегодняшними новыми войнами: нечеткая граница между войной и миром», — говорит Сигурдссон.

Считается, что гражданские войны в Норвегии длились со дня смерти норвежского короля Сигурда Йорсалфареса в 1130 году до падения Скуле Бордссона в 1240 году. Но войны не всегда были такими кровопролитными и ожесточенными.

«Известно, что семьи иногда помещали братьев по разные стороны конфликта, чтобы подстраховаться, и это влияло на то, как велась борьба. Когда родственники стояли по разные стороны конфликта, часто вместо меча выбирали посредничество», — говорит Орнинг.

2. Участие многих групп

Еще одно сходство между новыми войнами и войнами скандинавского средневековья заключается в том, что в них участвовало много разных групп. В войнах участвовали не только две стороны, что делало концепцию врага очень неясной.

«Произошло несколько конфликтов одновременно, и они часто выходили за границы. То, что мы видим сегодня в таких местах, как Афганистан», — говорит Сигурдссон.

3. Спекулянты войны

Исследователи указывают на третье сходство между новыми войнами и нашими средневековыми войнами: спекулянты войной. «Как и сегодня, 800 лет назад были участники, которым было выгодно поддерживать конфликт», — говорит Орнинг.

В Средние века в Норвегии элитой считались те, у кого была крупная земельная собственность и хорошее семейное происхождение.

Они обладали военным превосходством.

«Элита была заинтересована в том, чтобы иметь определенный уровень конфликта, чтобы они могли получить больше от своих крестьян. Неопределенность была хороша, потому что людям приходилось полагаться на элиту, чтобы получить защиту. Так они укрепили свою власть», — объясняет Сигурдссон.

Университет Осло, факультет гуманитарных наук

Изображение заголовка — КОРОЛЬ СВЕРР: «Поход короля Сверре через горы Воссе» Питера Николая Арбо (1862 г.).Сверре был королем Норвегии с 1184 по 1202 год. Фото: Wikimedia Commons

. .