Содержание

Характеристика международных отношений после окончания холодной войны

Сурова Екатерина Александровна,Студентка НГУ  им. П.Ф. Лесгафта, Санкт-Петербург, E-mail: [email protected]Россия, Санкт-Петербург

Аннотация

В данной статье рассмотрено влияние «Холодной войны» на характеристику международных отношений. Проведен анализ и выведена специфика, причины, а также данного события, что позволило сделать более точные выводы по данной теме.  Описано влияние данного события на геополитическую карту мира. Выявлена и обоснована необходимость поисков компромиссов между странами во избежание нарастания конфронтации.

 Ключевые слова:  война, «холодная война», конфронтация, характеристика международных отношений

Характеристика международных отношений после окончания холодной войны

Введение

История человечества – это во многом история войн.

Войны были «спутниками» человечества на протяжении тысячелетий с древнейших времен до современности. Были войны за обладание новыми территориями, за рынки сбыта и сферы влияний, за мировое господство и во имя достижений других целей.

Окончание любой войны меняет как политическую картину мира, так и характеристику международных отношений.

В любом военном конфликте есть победители, есть проигравшие. Главы государств стоят перед решением больших проблем, исход которых неизбежно предопределит картину международных отношений на долгие годы. Однако проигравшим странам не предоставляется возможность выбирать политический курс послевоенного времени, и их мнение не учитывается. Решающее влияние оказывают страны-победители, и «холодная война» не стала исключением.  Каким же образом решения сверхдержав могут повлиять на развитие международных отношений?

«Холодная война»: своеобразие, причины, итоги.

«Холодная война» — это глобальная политическая, экономическая, военная, и информационная конфронтация между СССР и его союзниками с одной стороны, и США и его союзниками с другой, длившаяся с 1946 по 1992 годы. Специфика данного противостояния заключается в том, что между странами не существовало открытых столкновений с применением оружия. Также необходимо отметить еще один важный аспект уникальности этой войны, который выражается в том, что победителем стало только одно государство. Это довольно опасно, так как США стали единственным мировым лидером, и им  не приходится учитывать мнения других стран.     

Можно утверждать, что в «холодной войне» нет победителей, потому что, если одна страна берет на себя право вершить судьбы других государств, это приводит к негативным последствиям: возникнет  риск развязывания нового конфликта. Необходимо понимать и учитывать национальную специфику, исторический опыт стран, которые могут быть не готовы к переменам или смене режима.

Данная проблема  актуальна, так как многие ученые и политики в последнее время говорят о возрождении «холодной войны», и с этим нельзя не согласиться. Расширение НАТО на Восток, размещение ПРОв Восточной Европе, санкции Евросоюза против России.   Эти факты  говорят о нарастании конфронтации в мире.

Как ранее было сказано, «холодная война» — это период времени, когда между двух сверхдержав было противостояние и оба государства не вели оружейной войны. Казалось бы между странами поддерживались дипломатические отношения, и иногда пики конфронтации спадали, но между тем постоянно велась тихая борьба  во всех сферах и направлениях.

Политика данного противостояния охватывала не только территории государств, между которыми были противоречия, но также и те страны, чьей поддержкой пытались заручиться лидеры держав. США поддерживали все страны Западной Европы, когда СССР поддерживали страны Восточной Европы и  большинство стран  Азии, Африки и Латинской Америки. По сути, в период «холодной войны» мир разделился на два конфронтационных лагеря.

Во избежание  открытых столкновений «холодная война» проходила на чужой территории. При накале обстановки обе страны устанавливали ракеты дальнего действия в странах, соседствующих с врагом. Для США это была Турция и страны Западной Европы, когда для СССР это были страны Латинской Америки. Причем военные действия проходили тогда, когда решат государства-победители, а не страны, на чьих территориях будут проходить столкновения. Существует точка зрения профессора политических наук Дэвида Лэйка: «Сверхдержавы обладают глобальной военной мощью. Они способны распространять свое влияние во всем мире, и, как результат, могут вторгаться в любое региональное образование, когда это будет в их интересах» [1, с. 61-62]

Наибольшее обострение обстановки вызвали конфликты «холодной войны», в частности Карибский кризис. Именно он стал катализатором ухудшения ситуации.  Мир  реально находился на грани ядерной войны, которую к огромному счастью удалось предотвратить и разрядить обстановку благодаря способности Н.С. Хрущева и Д. Кеннеди прийти к компромиссу, осознавая всю опасность и ужас надвигающейся угрозы. Эта разрядка повлекла за собой возникновение множества антивоенных движений, которые призывали к ограничению гонки вооружений и усилению роли общества в принятии политических решений.

Постоянная гонка  была  частью «холодной войны».  Во-первых, была гонка вооружений. Обе страны разрабатывали различные виды оружия: новую военную технику, оружие  (в большей части массового поражения), ракеты, шпионскую технику, используя все это при проведении военных действий на территориях других государств, тем самым демонстрируя свое превосходство в той или иной области инженерной мысли. Во-вторых, шла пропагандистская борьба по телевидению и в других СМИ, беспрерывно велась ожесточённая пропаганда против противника. Гонка была и не только в военной сфере, но и в науке, культуре и спорте. Каждая страна стремилась обогнать другую.

Влияние «холодной войны» на изменение политической картины мира.

В чем причины победы Запада? Политологи считают, что дело не только в крахе Организации Варшавского договора и СССР. Задолго до этого, в 80-е гг. ХХ века Запад ощутил новый подъем – экономический, идейный, моральный. СССР начал явно отставать, привлекательность его общественной модели ослабела.

Збигнев  Бжезинский  выделяет четыре фактора, которые обеспечили победу США и ее союзников в «холодной войне» и нынешнее ее доминирование в мире. Это: военная мощь, экономическое могущество, научно-технологическое лидерство и привлекательность массовой культуры Запада (особенно среди молодежи). [2, c. 200]

Система биполярного мира была разрушена окончанием «холодной войны», в 1992 году. Западом  были обретены исключительно благоприятные результаты – прежний противник сдал свои позиции в его пользу, давая ему возможность политической и экономической гегемонии в современном мире.

Главным  итогом «холодной войны» стало формирование мировой системы, в которой Запад и, прежде всего США, претендуют на глобальное господство в политической, экономической и культурной сфере. Гегемония Запада насаждается при помощи широкого набора инструментов, среди которых: экономическое и военное давление, подкуп элит других государств, информационно-психологическая война.

Россия, как и многие другие страны, которые еще претендуют на самостоятельную роль в глобальной политике и экономике, и на свое особое место в мировой истории, сталкиваются со все большей угрозой потери собственного суверенитета, а также права на свою культуру и свой образ жизни.

Фактически, в этой конфронтации не было победителей, так как отсутствовало открытое  противостояние, однако США взяли на себя право объявить себя страной-победителем, тем самым определяя ход мировой политики.

Итоги этого события противоречивы. С одной стороны, после развала СССР Россия занимает его место во всех международных организациях, но   происходит развал социалистического лагеря. Согласно этому, Россия – проигравшая страна, так как СССР прекратил свое существование, в то время, как США сохранили свою целостность.

С другой стороны, если мы будем говорить об итогах для обоих государств, то ни США, ни СССР данное противостояние не принесло никакой пользы. Несмотря на большой потенциал этих держав, они так и не смогли направить его в мирное русло, что было бы более плодотворно как для внутреннего развития государств, так и для укрепления связей во всем мировом сообществе.

Условия мирных договоров, которые закрепляли господство в послевоенном мире Западных демократий (Англии и США), не могли не вызвать глубокого кризиса и роста реваншистских настроений в побеждённых странах. Это способствовало приходу к власти в Германии радикально настроенных политических сил. Территориальные изменения в Европе (особенно для Германии) провоцировали территориальные споры и стремлению пересмотра границ, что во многом и спровоцировало начало новой крупной войны в Европе, охватившей весь мир.

Необходимо учитывать и тот факт, что война приносит огромные доходы. Так, например, проводя политику ленд-лиза, в Первую мировую войну Америка превратилась из должника Европы в ее кредитора и нажила на крови народов 35 млрд долларов. За шесть лет Второй мировой войны прибыли американских корпораций достигли 116,8 млрд долларов. Не считаясь ни с чем, они усиленно рвутся к этой «прибыльной вещи» и теперь, тем более, что им еще не довелось по-настоящему испытать на себе разрушительные последствия современной войны.

БританскийпрофессорГэриШеффилдговорил: «Перваямироваявойна – ключевоесобытиеXXстолетия, из которого все последовало». Это действительно так, потому что политику реваншизма проводили многие страны, которые однажды проиграли в войне, и Германия не была исключением. Постепенно восстановив территории, расширив военно-промышленный комплекс, разработав новые виды и модели оружия, Германия втянула весь мир во Вторую мировую войну.

Профессормеждународнойполитикиистратегическихисследований, КолинГрейговорил: « Итоги войны изменили общества и принудили их к смене режимов, нанося и стирая государства с геополитической карты, и запуская долгий глобальный процесс деколонизации» [4, c. 124]

Нельзя не согласиться с мнением Колина Грея, так как после Второй мировой войны мир был подвергнут очередному переделу стран-победителей по правилам новой системы международных отношений — Ялтинско-Потсдамской. Германия была поделена на зоны влияния и не существовала как самостоятельная единица. Шла активная пропаганда политических режимов. Страны, заинтересованные в союзниках делали все, чтобы расширить свою сферу влияния. Образовавшийся биполярный мир и нарастающее противостояние СССР и США, повлеки за собой ряд вопросов по созданию международных организации, например ООН (1945г). 

Кроме того, как указывал английский военный теоретик Лиддел Гарт, «нередко после окончания войны, когда устранена противостоящая сила, исчезают препятствия и для противоречий во взглядах и интересах бывших союзников. Очень часто разногласия становятся настолько острыми, что дружба, которая была необходима во время общей опасности, превращается во вражду после устранения этой опасности так, что союзники в одной войне легко становятся врагами в другой». [6, c. 270]. Данную точку зрения доказывает тот факт, что после окончания Второй мировой войны, подавления агрессора, СССР и США не нуждались больше в союзничестве, тем самым начав соперничество за мировое господство.

Как нам известно, США объявили себя победителями в «холодной войне», решая самостоятельно, что им делать, и какой политический курс выбирать, включая интервенции в другие страны под предлогом распространения демократии и ее защиты.

Рассмотрим теперь эту проблему через сирийско-ливийский вопрос. Правительство Америки под предлогом распространения демократических режимов вместо, как они считали, диктатуры, развязали гражданскую войну в Сирии и Ливии. Логичным исходом военных действий становится увеличение числа беженцев, которые вынуждены покинуть свои жилища, иммигрируя в Европу. Евросоюз вынужден решать проблемы граждан третьего мира, закрывая глаза на то, что военные действия начались из-за американского вмешательства.

Джордж ФорестКеннан отмечал: «Пути, которыми народы достигают достойного и просвещенного государственного строя, представляют собою глубочайшие и интимнейшие процессы национальной жизни. Иностранцам эти пути часто непонятны, и иностранное вмешательство в эти процессы не может принести ничего, кроме вреда». [3]

Однако, установление власти исламистов в Сирии не соответствует ни интересам Евросоюза во главе с США, ни интересам России. Анализируя развитие событий в Ливии и учитывая усиление разногласий в вопросах ПРО, Россия заявила, что ни под каким видом не допустит повторения ливийского беспредела, когда Североатлантический альянс инициировал бомбежку страны в течение нескольких месяцев.

Я считаю, что данный вооруженный конфликт исключен по ряду причин. Во-первых, это взбудоражит общественность не только воюющих государств, но и стран, которые не принимают участия в столкновении. Это усугубит ситуацию, порождая новые противоречия и коалиции. Также, данная региональная конфронтация перерастет в военные действия глобального масштаба, что повлечет за собой невосполнимые потери.

Подводя черту, я хочу сказать, что США не стремятся рассмотреть Россию как своего стратегического партнёра. Исходя из объективного положения как США, так и России в мировой экономике и политике,  можно сказать, что Россия не претендует на занятие позиций США на международной арене, но сохраняя свой «вес» в мировом сообществе, имея и свои глобальные интересы. РФ в какой-то мере препятствует реализации американской внешней политики, выступает неким противовесом, в котором так нуждается современное мировое сообщество.

XX век породил новый тип войн — мировые, в которых участвовали десятки стран и десятки миллионов людей.  За последние 50 лет на нашей планете вспыхнуло более 200 войн и вооруженных конфликтов.  XXвек с его двумя разрушительными и кровопролитными войнами привел человечество к мысли о принципиальной невозможности ведения войны в современную эпоху.

В таком исходе противостояния виноваты все страны, так как политические лидеры не сумели найти должных компромиссов между собой.  ГэриШеффилдсказал: «Неостаетсяникакихсомнений, чтоВтораямироваявойнасделалаXXвекопределеннополитизированнымивоенизированным, иответственностьзато, чтопроисходилопоследующие 80 летсправедливобывзыскать именно с этой войны». [5, c. 221]

Действительно, за 80 лет прошли еще две войны: Вторая мировая война и «холодная война», и ученые вновь говорят о возрождении конфронтации двух сверхдержав, так как в наше время ведется активная санкционная политика против России, тем самым США пытаются ослабить наш потенциал,если не с военной точки зрения, то с экономической.

Таким образом, в современном мире могут выжить лишь те нации, которые ведут войну, а не готовятся к ней, так как война уже идет, война смыслов, война идеологий. И в этой войне основным средством спасения является борьба нации за сохранение своих ценностей и святынь.

Хочется верить, что, после стольких кровопролитных и масштабных войн, человечество одумается, прежде чем ставить под угрозу весь мир, ведь государства обладают огромным комплексом оружия, применение которого может привести к необратимым последствиям.

Библиографический список

1. [1] David A. Lake, Patrick M. Morgan «Regional Orders: Building a security in a new World»,-p.61-62

2. З.Бзежинский, Великая шахматная доска. М.: Международные отношения, 2010.-256 с.

3.Джордж Ф. Кеннан: Америка и русское будущее [Электронный ресурс].-Режим доступа: http://www.istpravda.ru/digest/3016/ (дата обращения: 16.04.2013)

4. Colin S. Gray War, Peace and International Relations.  2007.- p. 124

5.Dr. Gary Sheffield , Forgotten Victory: The First World War: Myths and Realities. Review, 2002. -p. 221

6.Liddell Hart, The strategy Of Indirect Approach, Meridian/Plume, 1991.- 448

 

Дипломат заявил о «холодной войне 2.0» в отношениях России и Запада

https://ria.ru/20211228/polyanskiy-1765920418.html

Дипломат заявил о «холодной войне 2.0» в отношениях России и Запада

Дипломат заявил о «холодной войне 2.0» в отношениях России и Запада — РИА Новости, 28. 12.2021

Дипломат заявил о «холодной войне 2.0» в отношениях России и Запада

В отношениях Запада и Москвы сегодня по сути наблюдается «холодная война 2.0», заявил на брифинге первый зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский. РИА Новости, 28.12.2021

2021-12-28T23:44

2021-12-28T23:44

2021-12-28T23:44

в мире

сша

оон

москва

нато

дмитрий полянский

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155303/91/1553039196_0:0:2799:1574_1920x0_80_0_0_7c7b020b4bfa02607473ed899e596898.jpg

ООН, 28 дек – РИА Новости. В отношениях Запада и Москвы сегодня по сути наблюдается «холодная война 2.0», заявил на брифинге первый зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский.Дипломата попросили вспомнить о событиях тридцатилетней давности и о распаде Советского Союза.»В то время все были, я бы сказал, очарованы Западом, все думали, что люди на Западе наши друзья, что они протягивают нам руку, что мы будем жить в лучшем мире, и никто больше никогда не будет вспоминать о «холодной войне», о Востоке и Западе. Но очень скоро мы увидели, что намерения наших коллег не такие невинные, как представлялось сначала», — сказал Полянский.»Мы видели, как множество американцев, европейцев эксплуатировали нашу страну, пытались разделить Россию и дальше, сокрушить ее, пытались продвигать сепаратизм в России, способствовать разногласиям между Россией и появившимися новыми государствами. Это уже не секрет», — добавил он.Он также напомнил о звучавших тогда обещаниях о том, что НАТО не будет двигаться на восток. Сегодня, по его словам, на Западе либо говорят, что не заявляли такого, либо прямо утверждают, что обманули Москву, «что также не добавляет доверия в отношениях между Востоком и Западом».»Первые 10 лет независимой России были очень сложными, проблемными, и мы действительно были на грани коллапса, экономическая ситуация была очень тяжелой. Но затем вначале 2000-х мы постепенно стали на колено, затем на ноги. И в момент, когда мы своего рода восстановили нашу национальную гордость, возможность жить в качестве независимого государства, Запад, США начали воспринимать нас в качестве угрозы. Сейчас мы имеем своего рода ремейк «холодной войны», «холодную войну 2.0», — подчеркнул первый зампостпреда.Он отметил, что Россия «весьма озадачена», потому что причин для конфронтации между Востоком и Западом больше нет, «нет коммунистической идеологии».»Но конфронтация есть, и попытки представить Россию врагом также наблюдаются. Это наводит на определенные умозаключения, что вопрос был не в идеологии, а в геополитической борьбе, которая, к сожалению, возвращается», — заключил он.

https://ria.ru/20211227/voyna-1765732504.html

https://ria.ru/20211228/soglashenie-1765768709.html

сша

москва

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria. ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155303/91/1553039196_45:0:2774:2047_1920x0_80_0_0_2b8465fe7ecdd889bd24ae68ed770529.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, сша, оон, москва, нато, дмитрий полянский, россия

Дипломат заявил о «холодной войне 2.0» в отношениях России и Запада

ООН, 28 дек – РИА Новости. В отношениях Запада и Москвы сегодня по сути наблюдается «холодная война 2.0», заявил на брифинге первый зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский.

Дипломата попросили вспомнить о событиях тридцатилетней давности и о распаде Советского Союза.

27 декабря 2021, 21:32

В США заговорили о войне с Россией из-за одной детали

«В то время все были, я бы сказал, очарованы Западом, все думали, что люди на Западе наши друзья, что они протягивают нам руку, что мы будем жить в лучшем мире, и никто больше никогда не будет вспоминать о «холодной войне», о Востоке и Западе. Но очень скоро мы увидели, что намерения наших коллег не такие невинные, как представлялось сначала», — сказал Полянский.

«Мы видели, как множество американцев, европейцев эксплуатировали нашу страну, пытались разделить Россию и дальше, сокрушить ее, пытались продвигать сепаратизм в России, способствовать разногласиям между Россией и появившимися новыми государствами. Это уже не секрет», — добавил он.Он также напомнил о звучавших тогда обещаниях о том, что НАТО не будет двигаться на восток. Сегодня, по его словам, на Западе либо говорят, что не заявляли такого, либо прямо утверждают, что обманули Москву, «что также не добавляет доверия в отношениях между Востоком и Западом». «Первые 10 лет независимой России были очень сложными, проблемными, и мы действительно были на грани коллапса, экономическая ситуация была очень тяжелой. Но затем вначале 2000-х мы постепенно стали на колено, затем на ноги. И в момент, когда мы своего рода восстановили нашу национальную гордость, возможность жить в качестве независимого государства, Запад, США начали воспринимать нас в качестве угрозы. Сейчас мы имеем своего рода ремейк «холодной войны», «холодную войну 2.0», — подчеркнул первый зампостпреда.

28 декабря 2021, 10:03

Кулеба оценил вероятность большого соглашения между Россией и США

Он отметил, что Россия «весьма озадачена», потому что причин для конфронтации между Востоком и Западом больше нет, «нет коммунистической идеологии».

«Но конфронтация есть, и попытки представить Россию врагом также наблюдаются. Это наводит на определенные умозаключения, что вопрос был не в идеологии, а в геополитической борьбе, которая, к сожалению, возвращается», — заключил он.

Китай и Россия создали новый тип отношений между крупными державами — Российская газета

Историческая траектория развития китайско-российских отношений после окончания холодной войны, особенно после установления стратегического партнерства в 1996 году и подписания китайско-российского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве в 2001 году, показывает, что во времена международной нестабильности для обеих сторон особое значение имеет углубление отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху, развитие сотрудничества в сфере реформирования и совершенствования системы глобального управления, а также поддержание глобальной стратегической стабильности и баланса.

Китай и Россия как две соседние крупные державы, а также как постоянные члены Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) сталкиваются со сложными внешними вызовами на пути развития глобального и регионального сотрудничества, которое имеет существенное значение в построении международных отношений нового типа. Китайско-российские отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающие в новую эпоху, предполагают не только углубление двустороннего прагматического сотрудничества, но и повышение его качества и уровня.

Совместная инициатива создания международных отношений нового типа

В 2020 году отмечалась 75-я годовщина победы во Второй мировой войне. Народы Китая и России участвовали в кровопролитных сражениях и вместе внесли огромный вклад в правое дело человечества. Вторая мировая война стала беспрецедентной катастрофой, зверства фашизма привели к массовой гибели людей и экономическому кризису.

Она была результатом особой исторической обстановки, напрямую связанной с экономической депрессией 1929 года. Три державы «оси» — Германия, Италия и Япония — вступили на путь решения внутренних конфликтов посредством внешней экспансии, который, в конечном счете, привел к началу шестилетней войны, коренным образом изменившей структуру и тенденции мировой экономики, политики и безопасности. Сегодня человечество также сталкивается с серьезным испытанием: стремительное распространение новой коронавирусной инфекции привело к глобальной экономической стагнации и колоссальным человеческим и материальным потерям. Эта своеобразная «война», вызванная кризисом общественной безопасности, также глубоко изменит структуру международных отношений и мироустройство в будущем и нанесет серьезный удар по процессам глобализации и регионализации, начавшимся после окончания холодной войны.

Китай и Россия — новые незападные силы

После Второй мировой войны произошел стремительный подъем новых развивающихся сил. Несмотря на то что биполярная система не способствовала нормальным международным отношениям, научно-технический прогресс позволил государствам развивать обмены и предоставил развивающимся странам возможность участия в мировой экономике. После окончания холодной войны эта тенденция усилилась: экономическая глобализация, политический мультилатерализм и демократизация международных отношений предоставили миру новые возможности для развития. Международные организации, базирующиеся на принципах многосторонности, стали важными факторами, играющими незаменимую роль в глобальной и региональной стабиль ности и развитии. Китай и Россия, представители этой новой возрастающей силы, выдвинули новые принципы и новые концепции развития международных отношений. Следуя за течением времени, лидер КНР предложил сформировать международные отношения нового типа, базирующиеся на взаимном уважении, беспристрастности, справедливости и взаимовыгодном сотрудничестве. Это позволит привнести новое содержание в пять принципов мирного сосуществования в новый исторический период. Руководство России также выступает за многополярность, придерживается независимой и самостоятельной внешней политики, поддерживает свои статус и влияние крупной державы, развивает тесное сотрудничество с Китаем на международной арене.

Председатель КНР Си Цзиньпин во время выступления на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2020 года подчеркнул о необходимости отстаивать многосторонний подход и международную систему, лидирующую роль в которой играет ООН. Фото: REUTERS

Китай и Россия подчеркивают важность уважения авторитета ООН и норм международного права

В китайско-российском Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, подписанном в Москве в июле 2001 году, подчеркивалось, что стороны предпринимают усилия по укреплению центральной роли ООН как наиболее авторитетной и универсальной международной организации, образованной суверенными государствами, в решении международных дел, особенно в области мира и развития.

Для совершенствования глобального управления важно придерживаться принципов «совместных консультаций, совместного строительства и совместного использования», содействовать равенству всех стран в правах и возможностях, а также равенству перед общими правилами. Сама система глобального управления должна отвечать изменившейся международной политической и экономической ситуации, реагировать на глобальные вызовы, формироваться в русле исторической тенденции мира, развития, сотрудничества и взаимного выигрыша.

На ежегодной пресс-конференции, состоявшейся в Москве 19 декабря 2019 года, президент России Владимир Путин отметил, что китайско-российское сотрудничество имеет большое значение и является важным фактором в формировании многополярного мира. В. Путин подчеркнул, что китайско-российское сотрудничество остается важной силой для обеспечения международной стабильности и утверждения международного права.

Неконфронтационные партнерские отношения нового типа

Китай и Россия рассматривают национальное возрождение и превращение в одного из ключевых игроков на международной арене в качестве целей развития. Две страны создали новый тип отношений между крупными державами, основанный на принципе «партнерства без образования союза». Стратегическое сотрудничество КНР и РФ не направлено против третьих стран.

Китай и Россия подчеркивают свое желание установить равноправные партнерские отношения с другими крупными государствами. Руководство КНР выдвинуло концепцию «китайской мечты», предполагающей достижение целей, приуроченных к «двум столетним юбилеям», и заявило о желании создать благоприятную международную обстановку. В марте 2013 года Си Цзиньпин выступил в МГИМО МИД России, впервые предложив концепцию нового типа международных отношений, основанных на взаимовыгодном сотрудничестве. На XIX Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая (КПК) идея создания международных отношений нового типа, основанных на взаимном уважении, равенстве и справедливости, сотрудничестве и всеобщем выигрыше, была также выдвинута в качестве внешнеполитического курса страны. Базовой концепцией этих отношений является взаимовыгодное сотрудничество. Руководство КНР многократно продвигало инициативы создания сети партнерских отношений по всему миру.

Сунь Чжуанчжи: Попытки отдельных лиц дискредитировать Китай как источник распространения коронавируса недопустимы. Российская сторона намерена укреплять сотрудничество с Китаем в сфере борьбы с пандемией и тесно взаимодействовать в рамках ООН. Фото: REUTERS

В ежегодном Послании к Федеральному Собранию в декабре 2016 года президент РФ В. Путин подчеркнул важность внутренней стабильности и устойчивого развития, а также отметил перспективы развития России для изменения ее статуса в качестве великой державы.

Совместное реагирование на серьезные глобальные кризисы

После начала пандемии COVID-19 в 2020 году ряд американских политиков многократно пытались политизировать пандемию, переложить вину на Китай. Президент РФ В. Путин и министр иностранных дел РФ С. Лавров ясно выразили неодобрение попыток отдельных стран таким образом опорочить Пекин. Пресс-секретарь президента России Д. Песков, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в КНР А. Денисов и другие официальные лица, а также эксперты и ученые считают, что реальное положение необходимо выяснить путем честных научных исследований, и пандемия не должна использоваться в качестве политического оружия. Российские политики и ученые отметили абсурдность доклада альянса «Пять глаз», обвиняющего Китай в сокрытии информации о COVID-19.

19 марта, 16 апреля и 8 мая 2020 года, менее чем за два месяца, лидеры КНР и РФ трижды провели телефонные переговоры, в ходе которых обсуждалось укрепление сотрудничества по борьбе с коронавирусом. Лидеры двух стран выразили общую позицию по вопросу противодействия политизации пандемии и навешиванию ярлыков. Главы государств обменялись мнениями по вопросам профилактики и контроля над эпидемией: как отметил председатель КНР Си Цзиньпин, это еще раз свидетельствует о высоком уровне китайско-российских отношений. Китай и Россия должны изучить новые гибкие методы сотрудничества в области стандартизированной профилактики и контроля над распространением заболевания, непрерывно способствовать развитию двустороннего сотрудничества. Председатель КНР Си Цзиньпин подчеркнул свою уверенность в том, что это испытание укрепило стратегическое сотрудничество Китая и России и дружбу народов двух стран. В. Путин заявил, что с начала эпидемии Китай и Россия слаженно работали и оказывали друг другу помощь, что отражает высокий уровень и стратегический характер двусторонних отношений.

Совместное продвижение международного мира и безопасности

После окончания противостояния между Китаем и СССР в период холодной войны и нормализации двусторонних отношений страны посредством переговоров быстро укрепили взаимное доверие и произвели взаимное сокращение вооружения в приграничных районах. КНР и РФ совместно запустили механизм «шанхайской пятерки» и Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), начали сотрудничать со странами Центральной Азии для борьбы с «тремя силами зла» и трансграничной преступностью, а также предложили новую концепцию безопасности через сотрудничество. В начале XXI века путем переговоров, основанных на принципах взаимопонимания и взаимных уступок, был полностью урегулирован пограничный вопрос, и более 4300 км сухопутной границы между двумя странами превратились в территорию мира и дружбы.

Необходимо изучить опыт конкуренции и сотрудничества между крупными державами

Ретроспективный взгляд на историю показывает, что главной причиной начала Второй мировой войны была неспособность выстроить систему международной безопасности. Великие державы заключали союзы, чтобы сдерживать друг друга, участвовали в безостановочной гонке вооружений.

После создания в 1945 году Организация стала важной платформой, позволяющей странам защищать свои права. Восстановление позиции КНР в ООН и активное развитие сотрудничества Юг-Юг позволили повысить роль и авторитет ООН в деле защиты мира во всем мире. Руководство РФ в последнее время многократно предлагало провести саммит с участием пяти постоянных членов СБ ООН, полагая, что встреча лидеров стран — участниц СБ ООН окажет положительное влияние на сохранение сплоченности всех стран мира и восстановление духа союзничества времен Второй мировой войны. Предложение России о проведении саммита с участием пяти постоянных членов СБ ООН направлено на поиск пути решения сложнейших проблем современности. И хотя в связи с пандемией COVID-19 данное предложение сложно осуществимо, Россия надеется, что после окончания пандемии «пятерка» сможет провести саммит, полагая, что полноценное общение между крупными странами будет способствовать защите мира во всем мире.

Необходимо поддерживать глобальный стратегический баланс и стабильность

В ноябре 2016 года в ходе совещания в Сочи В. Путин заявил, что стратегический баланс сил, сложившийся в 1940-х и 1950-х гг. , позволил миру избежать крупных вооруженных конфликтов. Попытки изменить или сломать этот баланс сил крайне опасны. Россия продолжит прилагать все необходимые усилия для обеспечения стратегического баланса сил и эффективной нейтрализации любых военных угроз безопасности, в том числе связанных с созданием стратегической системы противоракетной обороны, реализацией концепции глобального удара, ведением информационных войн.

Необходимо совместно препятствовать унилатеризму отдельных крупных государств

В последние несколько лет США, исходя из собственных геополитических и торговых интересов и руководствуясь собственными потребностями, вышли из ряда международных договоров, нарушили или изменили действующую систему контроля над вооружениями и предотвращения распространения оружия массового уничтожения. Подобное поведение оказало негативное влияние на глобальную и региональную безопасность.

После выхода из Парижского соглашения в 2017 году и ядерного соглашения с Ираном в 2018 году США объявили о своем выходе из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) и Договора о торговле оружием в 2019 году. Они также заблокировали рассмотрение протокола к Конвенции о биологическом оружии, идя все дальше и дальше по пути унилатерализма.

Китай и Россия в полной мере осознают ответственность, возложенную на них как на крупные державы, на многосторонних площадках они неоднократно подчеркивали, что надеются на заключение нового договора о контроле над вооружениями, чтобы предотвратить новую гонку вооружений.

Совместная защита мультилатерализма и системы многостороннего сотрудничества

За последние 20 лет в мире произошли серьезные изменения, возникло множество новых тенденций, включая развитие мультилатерализма и основанной на нем многосторонней системы. Прогресс, достигнутый в экономике и технике, позволил сделать обмены между странами более удобными и привел к непрерывному возрастанию взаимозависимости.

Сунь Чжуанчжи: В Белой книге «Военная стратегия КНР» 2015 года подчеркивалось, что Китай не участвует в гонке ядерных вооружений, его ядерная мощь всегда поддерживалась на уровне, необходимом для обеспечения национальной безопасности. Фото: REUTERS

Взаимопроникновение заметно не только в экономике и торговле, но и в культуре, науке, технике и других сферах; оно проявляется и в решении многих общих проблем развития и безопасности.

Важность многосторонней системы

В XXI в. мир столкнется с невиданными за последнее столетие изменениями, возможности и вызовы будут сопутствовать друг другу. Человечество стоит на распутье. Лидер КНР выдвинул идею построения сообщества единой судьбы человечества, которая была официально внесена в документы ООН. Она направлена на продвижение региональной интеграции и предлагает «китайскую мудрость» и «китайский вариант».

Россия также активно выступает за многостороннюю дипломатию, привержена идее интеграции постсоветского пространства, реструктурирует систему сотрудничества в сфере экономики и безопасности. Вслед за созданием Содружества Независимых Государств (СНГ), Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в 2016 году президент России В. Путин выдвинул инициативу создания Большого Евразийского партнерства (БЕП), в основе которого будет находиться Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и которое будет развивать сотрудничество с многосторонними организациями в Европе и Азии.

Необходимо тесно сотрудничать в рамках многосторонних организаций и механизмов

ШОС была создана в июне 2001 года, ее предшественницей была «Шанхайская пятерка». В состав ШОС входят восемь государств-членов, в том числе Китай, Россия, Индия и другие крупные страны. Межгосударственное объединение БРИКС создано по инициативе России: в 2006 году была проведена первая встреча министров иностранных дел, а в 2009 году в Екатеринбурге состоялся первый саммит стран-участниц, который прошел отдельно от саммита ШОС. Это демонстрирует тесное сотрудничество Китая и России в создании новых многосторонних форматов.

КНР и РФ также участвуют в диалоговых механизмах, среди которых АТЭС и Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), которые играют позитивную роль в продвижении регионального диалога по вопросам экономики и безопасности.

В связи с тем, что региональные интересы Китая и России различаются, страны участвуют в одних и тех же многосторонних механизмах, а их планы международного взаимодействия часто пересекаются, чтобы избежать конкуренции, стороны предложили сотрудничество по сопряжению важнейших инициатив и стратегий развития двух стран.

Необходимо совместно способствовать совершенствованию глобальной и региональной систем управления

Китай и Россия твердо придерживаются принципа открытого сотрудничества, активно выдвигают предложения по совершенствованию системы глобального управления на различных международных мероприятиях, сотрудничают с другими странами и международными организациями, а также поощряют неправительственные обмены, призывают международное сообщество работать сообща для решения актуальных транснациональных проблем, урегулировать разногласия и противоречия посредством равноправных межгосударственных консультаций и переговоров.

Сунь Чжуанчжи: Китай и Россия защищают и претворяют в жизнь мультилатерализм, сотрудничают в рамках ряда многосторонних механизмов, включая ШОС, «Группу двадцати» и БРИКС. Фото: Сергей Куксин

Необходимо совместно способствовать развитию ШОС

Китай и Россия как два крупных государства с международным влиянием всегда подчеркивали необходимость поддержания устойчивости многосторонних институтов, тесно сотрудничали в рамках международных организаций и выступали против односторонних действий и так называемой «национальной приоритетности». Китай и Россия считают, что эффективные многосторонние механизмы являются важными средствами обеспечения равенства интересов развития всех стран и поддержания регионального и международного мира. Возникновение ШОС стало логичным продолжением расширения и развития отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия КНР и РФ на региональном уровне, ее международное влияние непрерывно растет.

Заключение

Китай и Россия сотрудничают в сфере совершенствования системы глобального управления. Во-первых, такое сотрудничество направлено на развитие диалога и взаимодействия между различными участниками международных отношений и предотвращение открытых конфликтов.

Во-вторых, КНР, РФ и другие государства осознают, что перед лицом серьезных кризисов и вызовов все страны должны стремиться к реализации общих интересов. В-третьих, международная ситуация не должна определяться несколькими странами, а конфликты должны разрешаться с помощью диалога и политических методов. Глобальное управление включает множество субъектов и уровней, в разных сферах существуют различные способы сотрудничества, это динамичный и сложный процесс, затрагивающий широкий спектр сфер. Китай и Россия должны на основе взаимодоверия и взаимной выгоды согласовать совместные цели. Необходимо сочетать двусторонний и многосторонний подходы.

* Полная версия статьи — сборник «20-летие Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР»

Введение — Холодная война между США и СССР (1945–1991). Очерки истории

  1. Главная
  2. Введение

Феномен холодной войны возник как следствие многообразных перемен, произошедших в мире в результате Второй мировой войны. Именно в эти годы, когда США и Советский Союз возглавили борьбу объединенных наций против сил фашизма и милитаризма, характер взаимоотношений между двумя странами стал определять ход международного развития в целом. Боевой союз СССР и США позволил не только сорвать планы завоевания мирового господства странами «оси», но и заложить политико-правовые основы послевоенного мироустройства.

После окончания войны, когда бывшие военные союзники стали лидерами биполярного мира и тем самым непримиримыми антагонистами, советско-американские отношения по-прежнему определяли развитие международных отношений. Ведь от диалога между двумя ядерными «супердержавами» зависело физическое выживание всего человечества. Кроме того, конфликт между двумя гигантами напрямую определял судьбы многих государств и народов в различных регионах планеты — от Центральной и Восточной Европы до Дальнего Востока, от Африканского Рога до Центральной Америки.

Само появление биполярного мира, как представляется, не было случайным. Важнейшим итогом Второй мировой войны стало не просто поражение очередных, которых уже по счету претендентов на мировое господство. Сокрушительное поражение потерпела идеология фашизма, насилия, агрессии и расового превосходства. В сознании международного сообщества прочно укрепилась мысль о нетерпимости подобных идеологических проявлений, и после войны такого рода формы тоталитарного сознания оказались далеко на периферии международной жизни.

Резко понизился «порог терпимости» международного сообщества к агрессии, территориальным захватам и аннексиям. Великодержавная политика территориальных захватов, которая считалась проявлением государственной мудрости и военной доблести до Первой мировой войны и полагалась вполне извинительным (хотя и предосудительным) образом действий великих держав между войнами, стала совершенно нетерпимой после 1945 года.

Неудивительно, что после окончания Второй мировой войны не было ни одной войны между великими державами. Вооруженный конфликт в международных отношениях переместился с высокоразвитого Севера на слаборазвитый Юг. Одной из причин такого положения вещей стали процессы деколонизации, охватившие прежнюю мировую «периферию». Окончательно утвердились в числе великих держав, определяющих судьбы мира, такие бывшие колониальные и полуколониальные страны, как Китай и Индия. Действительно, не могла до бесконечности сохраняться ситуация, при которой большей части человечества была уготована судьба поставщика пушечного мяса и стратегических материалов для великих держав. Вовлекая миллионы «туземцев» в свои военные усилия (а значит, и в большую политику), хотя бы и в качестве пушечного мяса, великие державы тем самым создавали условия для неизбежного краха колониальной системы, для выхода на мировую арену новых государств.

Вторая мировая война начиналась с лихих кавалерийских рейдов, а закончилась атомными ударами по японским городам. Атомная энергия, радиоэлектроника, электронные вычислительные устройства, ракеты, реактивная авиация, инфракрасные приборы — все это и многое другое, появившись в годы войны, на долгие десятилетия определило характер военно-технического прогресса. Ядерная гонка, начавшаяся на завершающем этапе войны, стала важнейшим структурным компонентом будущей холодной войны.

Наконец, важнейшим итогом Второй мировой войны стало создание жизнеспособной международной организации безопасности — ООН. При всех своих известных недостатках Организация Объединенных Наций превратилась в важнейший форум, в рамках которого представители первого, второго и третьего «миров» поддерживали между собой диалог по проблемам международной безопасности.

Вторая мировая война полностью разрушила многополярную модель мира. После ее окончания в Европе и Азии образовался беспрецедентный, по крайней мере в Новое и Новейшее время, вакуум власти. Державы, которые на протяжении межвоенного периода играли ведущую роль в версальско-вашингтонской системе, — Великобритания, Германия, Италия, Франция, Япония — были либо разгромлены и оккупированы, либо серьезно ослаблены. На смену версальско-вашингтонской системе пришла новая — биполярная — система международных отношений, лидерами которой были две «сверхдержавы» — США и СССР [1].

Давая оценку тем переменам, которые произошли на мировой арене после 1945 г., выдающийся американский теоретик международных отношений Г. Моргентау указал на «тройную революцию в политической структуре мира. Во-первых, предшествующая многогосударственная система, чей центр был в Европе, была заменена глобальной биполярной системой, центры которой лежат за пределами Европы. Более того, моральное единство политического мира, которое отличало западную цивилизацию на протяжении большей части ее истории, сменилось расколом на две несовместимые системы мышления и действия, конкурирующие повсюду за умы и сердца людей. Наконец, современная технология сделала возможной тотальную всеуничтожающую войну» [2].

Действительно, в послевоенном мире остались только две великие державы, способные соревноваться за мировую гегемонию, — США и СССР; остальные страны могли претендовать в лучшем случае на звание региональных лидеров.

Великие европейские державы, которые на протяжении нескольких столетий были столпами системы международных отношений, на время утратили возможность проводить самостоятельную внешнюю политику и наряду с Японией из субъектов международных отношений превратились в их объекты. Только СССР и США вышли из пламени Второй мировой войны как мощные и самостоятельные мировые державы, став, таким образом, столпами биполярного мира. Вместо деидеологизированного соревнования великих держав, характерного для «европейского концерта», между Советским Союзом и Соединенными Штатами развернулось противоборство под непримиримыми идеологическими лозунгами, причем на ход этого противоборства накладывало неизгладимый отпечаток наличие ядерного оружия.

Огромные изменения претерпела и дипломатия, утратив былую свободу рук. Вот что писал о дипломатии периода холодной войны Г. Киссинджер: «У биполярного мира не может быть каких-то оттенков; выигрыш для одной стороны представляется как абсолютная потеря для другой. Каждая проблема сводится к вопросу выживания. Дипломатия становится жесткой; международные отношения — неизменно осторожными» [3].

В самом деле, дипломатия не может не быть жесткой в условиях немыслимой в период «европейского концерта» прочности коалиций и союзов, объединяющих основных участников международных отношений (не так давно был торжественно отмечен шестидесятилетний юбилей НАТО, да и ОВД просуществовала 35 лет; ни один военный союз времен «европейского концерта» или в межвоенный период не мог похвастаться таким долголетием).

В новых условиях не мог измениться и характер взаимоотношений между великими державами. На протяжении всей мировой истории конфликт, то есть столкновение интересов, был неотъемлемой составной частью взаимоотношений между суверенными государствами на международной арене.

Но никогда еще, по крайней мере в новый период мировой истории, межгосударственный конфликт не был в такой степени идеологически обусловленным. Практически все исследователи, изучающие холодную войну, указывают на тесную и нерасторжимую связь между военно-политическими и идеологическими соображениями ее участников. Во все времена великие державы стремились к расширению своих «сфер влияния», но, пожалуй, впервые в истории международных отношений тенденция к территориальной экспансии была столь идеологически мотивированной. В отличие от великих держав — участниц «европейского концерта» лидеры биполярного мира нуждались в идеологическом обосновании для установления контроля над новыми территориями, а с другой стороны, расширение советской или американской сферы влияния рассматривалось как подтверждение торжества марксизма-ленинизма (или либерального интервенционизма) в глобальной битве за умы и сердца людей.

В этих условиях конфликт между великими державами не мог не приобретать характер затяжной КОНФРОНТАЦИИ, из которой невозможно было найти выход с помощью традиционных методов классической дипломатии, таких как разграничение сфер влияния, кондоминиумы, заключение новых союзных договоров и т. п. Именно наличие существенных идеологических противоречий (а в сфере идеологии компромиссов нет и быть не может) предопределило конфронтационный, непримиримый характер конфликта в период холодной войны.

Как отметил выдающийся российский американист В. А. Кременюк, «холодная война, как она случилась в 1940-х-1980-х гг. между СССР и США, представляет собой весьма специфическую форму международного конфликта, в котором взаимодействовали факторы идеологической борьбы, политического и дипломатического соперничества, поддержанного угрозой применения силы, но при этом так и не перешедшего грань, отделяющую соперничество от военного столкновения, споры от насилия»4.

Но была и еще одна причина, которая предопределила сохранение военно-политического пата на всем протяжении холодной войны, и эта причина — наличие ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ в арсеналах «супердержав». Ядерное оружие сделало известную формулу Клаузевица: «Война — продолжение политики иными средствами» устаревшей, а конфликт между «супердержавами», лишенными возможности развязать новую мировую войну, затяжным.

Этот затяжной конфликт закончился тогда, когда так называемый «социалистический лагерь» во главе с СССР потерпел полное идеологическое поражение. Глубочайший кризис доминировавшего в нем марксизма-ленинизма неуклонно углублялся после смерти Сталина. Попытки ряда советских руководителей — от Н. С. Хрущёва до М. С. Горбачёва — модифицировать марксизм-ленинизм, привести его в соответствие с переменами в мире закончились провалом.

Горбачевское «новое политическое мышление» не стало адекватной заменой марксизму-ленинизму в качестве идеологической скрепы для СССР и всего остального «социалистического лагеря». А без этого развал восточного блока был неминуем. В условиях распада «лагеря мира и социализма» неуклонно сужалось поле для внешнеполитического маневрирования М. С. Горбачёва и его ближайшего окружения. Поэтому на завершающей стадии холодной войны политическая инициатива принадлежала США и их ближайшим союзникам, и это относилось не только к разоруженческим, но и к региональным проблемам.

Окончание холодной войны привело к колоссальным сдвигам в соотношении сил на мировой арене. При этом распад биполярной системы имел свои особенности и отличался от краха предшествующих систем международных отношений:

Так называемый «лагерь мира и социализма» не был разгромлен в ходе мировой войны, он САМ прекратил свое существование во имя присоединения к противоположному, западному лагерю.

Крах биполярной системы и образование новой системы международных отношений не были кодифицированы в ходе какоголибо представительного международного форума (наподобие Венского конгресса 1814—1815 гг. или Потсдамской конференции 1945 г.).

Впрочем, на рубеже 1980–1990-х гг., когда биполярная система вместе с холодной войной шла к своему логическому концу, никому и в голову не приходила мысль о необходимости договорно-правового оформления новых, постбиполярных реалий. Всем тогда казалось самоочевидным, что важнейшей характерной чертой новой системы международных отношений будет безоговорочное доминирование Соединенных Штатов и их ближайших союзников, то есть так называемого Запада.

Большую часть XX века, начиная с Октябрьской революции в России, в основе международных конфликтов лежало столкновение идеологий. Соперничество происходило между либерально-капиталистической идеологией и атакующей ее слева идеологией коммунистической, а справа — фашистской. К концу века либерально-демократическая идеология Запада вышла победительницей, сокрушив к 1945 г. совместно с коммунизмом фашизм в Европе и Азии и превзойдя к 1991 г. коммунистическую идеологию в Восточной Европе и Советском Союзе. Идеологический конфликт России с Западом, начатый в 1917 г., завершился в августе 1991 г. победой демократических, прозападных сил в России. С завершением холодной войны окончилось существование и биполярной системы международных отношений, определявшей ситуацию на международной арене после Второй мировой войны.

Автор, разумеется, не может претендовать на исчерпывающий анализ советско-американских отношений в годы холодной войны. Ее история, в том числе и история противостояния двух «сверхдержав», остается все еще малоизученной. Однако автор постарался уделить внимание ключевым аспектам советско-американских отношений в 1945—1991 гг., обратив особое внимание на гонку ядерных вооружений и противостояние США и СССР в региональных конфликтах. Своего исследователя ждут такие аспекты советско-американского противоборства в годы холодной войны, как противостояние в сфере науки, культуры и экономики. Хотелось бы надеяться, что этот скромный труд вызовет интерес к истории советско-американских отношений и у экспертного сообщества, и у широкой общественности.

Примечания

  1. Батюк В. И. История международных отношений. Учебник для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2016. С. 321–322.
  2. Morgenthau H. Politics Among Nations. The Struggle for Power and Peace. Third Edition. New York: Alfred Knopf, 1961. P. 22–23.
  3. Kissinger H. White House Years. Boston and Toronto: Little, Brown and Company, 1979. P. 67.
  4. Кременюк В. А. Уроки холодной войны. М.: Аспект Пресс, 2015. С. 22.

«США и Россия открывают новую эру» 30 лет назад Ельцин и Буш закончили холодную войну. Почему настоящий мир не настал?: Политика: Россия: Lenta.ru

Ровно 30 лет назад, 1 февраля 1992 года, президенты России и США Борис Ельцин и Джордж Буш подписали декларацию о завершении холодной войны. Они поставили свои подписи под словами о том, что две страны больше не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников, хотят дружить и сотрудничать. Почему документ так и не привел к настоящему миру и за что соглашение президентов критиковали в США и России — в материале «Ленты.ру».

«Из-под тени бывшего СССР»

31 января 1992 года в Нью-Йорке открылось заседание Совета Безопасности ООН. Был ажиотаж — все ждали первого на таком уровне выступления президента России Бориса Ельцина. «Он выводит Россию из-под тени бывшего СССР в сферу большой политики», — писали западные СМИ.

Ельцина еще не слишком хорошо знали в мире, ведь он стоял во главе независимой России лишь месяц, поэтому зарубежные эксперты и политологи буквально глотали каждое его слово. На заседании российский президент предложил преобразовать американскую Стратегическую оборонную инициативу в международный проект с учетом технологических разработок оборонного комплекса России.

Кортеж президента России в США

Фото: Mark Reinstein / Getty Images

Одной из первых инициатив Ельцина во внешней политике стало заявление о том, что российские ядерные ракеты отныне не направлены на американские города.

На следующий день, 1 февраля, высокий гость посетил загородную резиденцию президентов США в Кэмп-Дэвиде. Визит совпал с 61-летием Ельцина. Администрация Буша не оставила это без внимания. Президент США преподнес Ельцину торт c одной свечой, ковбойские сапоги с флажками двух стран и вышитыми инициалами «Б.Е.» и куртку-«аляску». Дарить ответный подарок Ельцин не стал: «Нам сейчас не до подарков», — сказал он.

Говорили, что поначалу российский лидер отнесся к обновкам с недоверием и надел их уже после официальной части, по дороге в аэропорт.

Те посиделки под Вашингтоном навсегда вошли в мировую историю: именно в Кэмп-Дэвиде президенты России и США официально объявили об окончании холодной войны.

Россия и Соединенные Штаты не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников, — гласил первый пункт декларации. — Отныне отличительной чертой их отношений будут дружба и партнерство, основанные на взаимном доверии, уважении и общей приверженности демократии и экономической свободе

Поджигатели

Началом холодной войны принято считать речь отставного британского премьера Уинстона Черчилля, который 5 марта 1946 года призвал страны Запада к объединению перед растущей советской угрозой.

От Штеттина (ныне Щецин — прим. «Ленты.ру») на Балтике и до Триеста на Адриатике через весь континент опустился железный занавес, — сказал ветеран мировой политики студентам Вестминстерского колледжа (Фултон, США). — Никогда не было в истории войны, которую было бы легче предотвратить своевременным действием, чем та, которая только что опустошила огромную территорию на планете. Такой ошибки повторить нельзя

Черчилль призвал к объединению военных усилий англоговорящих народов, сославшись на личный опыт общения с русскими, которые, на его взгляд, больше всего восхищаются силой и военной мощью. В объединении он видел «единственный инструмент, способный в данный исторический момент предотвратить войну и оказать сопротивление тирании».

Черчилль, в то время лидер оппозиции, находился в США с частным визитом по приглашению президента Гарри Трумэна и не выражал официальную позицию правительства Великобритании. Более того, около 100 лейбористов в парламенте предложили резолюцию, осуждающую его выступление, с критикой выступили и английские коммунисты. Тем не менее действующий премьер Клемент Эттли уклонился от того, чтобы публично отмежеваться от идей своего предшественника (и преемника).

Выступление Черчилля произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы. 13 марта 1946 года в газете «Правда» вышло интервью Сталина, который сравнил Черчилля с Гитлером и пришел к выводу, что его бывший партнер по антигитлеровской коалиции «стоит теперь на позиции поджигателей войны». Фултон стал водоразделом в политике Запада и Востока. Отыграть ситуацию назад было уже нельзя. В следующие 40 лет США, СССР и их союзники потратили уйму сил и средств на организацию системы безопасности. Лидеры стран думали больше не об экономическом развитии, а о том, как защититься от потенциальной атаки противоположного лагеря.

Термин «холодная война» в 1945 году ввел в оборот британский писатель Джордж Оруэлл, употребив его в своей статье «Ты и атомная бомба». Американский журналист Уолтер Липпман употребил термин в газете New York Herald Tribune в сентябре 1947-го. В том же году Бернард Барух, советник Трумэна, впервые использовал выражение «холодная война» в официальной речи.

Победители и побежденные

Президент Джордж Буш объявил об официальном признании России независимым государством и правопреемником СССР 25 декабря 1991 года, а затем в ежегодном послании к нации заявил, что США выиграли холодную войну.

Два дня спустя в Лондоне Ельцин возразил ему:

Не США, а мы все выиграли холодную войну. Однако нельзя не видеть, что равноправное партнерство будет затруднено, если одна из сторон считает себя победителем, а другую — побежденной

Тем не менее администрация Ельцина, как и предшествовавшая ей горбачевская, на первых порах уделяла первостепенное внимание развитию и укреплению отношений с США. Кардинальную смену вектора подчеркнул тогдашний глава МИД Андрей Козырев: «Демократическая Россия должна быть и будет таким же естественным союзником демократических стран Запада, как тоталитарный Советский Союз был естественным противником Запада».

Неудивительно, что первую поездку в качестве руководителя независимой России Ельцин совершил в США, — это был именно тот вояж в загородную резиденцию американских президентов в Кэмп-Дэвиде, что в 40 километрах от Вашингтона. Лидеры встретились в формате «без галстуков»: считалось, что неформальная обстановка способствует теплому общению и лучшему взаимопониманию. Обе стороны всячески подчеркивали, что встретились не как противники, а как добрые друзья.

Борис Ельцин и Джордж Буш общаются в неформальной обстановке

Фото: Дмитрий Соколов / ТАСС

Подписанты пообещали сообща добиваться устранения всех остатков враждебности периода холодной войны, имея в виду и взаимное сокращение стратегических арсеналов, а также содействовать благополучию своих народов и максимальному расширению связей. Отличительным признаком отношений между правительствами США и России, по мнению авторов текста, должны были стать открытость и терпимость.

«Мы будем активно содействовать свободной торговле, инвестициям и экономическому сотрудничеству между нашими двумя странами. Мы будем предпринимать все необходимые усилия для распространения наших общих ценностей и идеалов демократии, верховенства закона, соблюдения прав человека, включая права национальных меньшинств, уважение государственных границ и мирные изменения на земном шаре», — отмечалось в пятом и шестом пунктах декларации.

Далее авторы текста признавали, что конфликт между СССР и США «способствовал разделению мира в течение жизни целого поколения». Венчали декларацию невероятные слова:

Сегодня США и Россия открывают новую эру в своих отношениях

Ракеты и «ножки Буша»

Стороны, пусть и устно, одобрили дальнейшее разоружение и планы развивать торгово-экономическое сотрудничество. Подписание декларации открыло России двери в такие надгосударственные структуры, как ГАТТ (с 1995 года — ВТО), «Большая семерка», Совет Европы и так далее.

Политики обсудили сложную экономическую обстановку в России и ситуацию с вооруженными силами.

«Я приехал сюда не с протянутой рукой, чтобы просить помощи», — заверил Ельцин. Тем не менее уже 19 февраля в Читинском аэропорту совершил посадку американский военно-транспортный самолет с гуманитарными грузами. Поток «ножек Буша» в Россию пошел с удвоенной силой.

Российского гостя интересовали и такие проблемы, как торговля оружием и «утечка мозгов». Обе державы согласились разработать совместные программы по обеспечению занятости физиков-ядерщиков, чтобы предотвратить их выезд за границу.

Пусковая установка после старта ракеты «Тополь»

Фото: Неменов Александр / ТАСС

Прошли переговоры о сокращении стратегических и тактических арсеналов до минимального объема — 2500 боеголовок для каждой стороны. По этому вопросу не все шло гладко. Ельцин хотел конвертировать стремления в официальный договор, однако Буш не спешил переходить в юридическую плоскость и реагировал в духе: «Время покажет». Он также выразил готовность детально обсудить с Ельциным идею участия России в создании глобальной системы обороны.

Буш был твердо уверен, что Россия сама уничтожит свой ядерный потенциал, а американцам для этого совершенно необязательно сокращать свой, — резюмировал в разговоре с «Лентой.ру» доктор военных наук Константин Сивков. — Кэмп-Дэвидскую декларацию я и тогда, и сейчас рассматриваю как акт о капитуляции России перед США. Американцы считали себя победителями и не собирались соблюдать положения декларации. При этом требовали их соблюдения от России

Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2) президенты подписали лишь через 11 месяцев, 3 января 1993-го. Он предусматривал сокращение числа ядерных боеголовок у России и США до 3500 единиц (а не 2500, как предлагал Ельцин), но так и не вступил в силу и позже был заменен более мягким вариантом.

Холодный мир

В США Кэмп-Дэвидскую декларацию одним из первых подверг критике историк-советолог Стивен Коэн, считавший, что никакой новой эры в американо-российских отношениях нет и быть не может. Полагая, что «все сферы российской политики характеризуются путаницей, противоречиями и неопределенностью», он прогнозировал, что миф о партнерстве будет очень скоро развенчан и этот процесс окажется болезненным для обеих сторон. Коэн ввел в оборот понятие «холодный мир», который, на его взгляд, должен был прийти на смену временному сближению России и США.

Но, несмотря на скепсис различных сил по обе стороны океана, партнерская линия между странами продолжалась. Во время следующего визита Ельцина в США в июне 1992 года была подписана Хартия американо-российского партнерства и дружбы. В ней отмечалось, что при выстраивании внутриполитического курса правительство России должно опираться на такие принципы, как демократия, свобода, защита прав человека, уважение прав меньшинств (появление этого документа вызвало недоумение у многих:
оппозиция задавалась вопросом, почему внутренние дела России затрагиваются в документе, подписанном с иностранным государством).

Кроме того, были заключены экономические соглашения. Стороны согласились снять ограничения на число сотрудников дипмиссий, аккредитованных в обеих странах. Буш пообещал Ельцину поддержать в МВФ просьбу России о смягчении требований для получения кредитов, а Россия открыла для международных рейсов воздушное пространство над Восточной Сибирью.

Борис Ельцин и Джордж Буш на встрече в июне 1992 года

Фото: Mark Reinstein / Getty Images

В апреле 1993-го Ельцин и уже новый президент США Билл Клинтон заключили Ванкуверскую декларацию президентов. Закреплялась формула «помощь — за реформы», которая, по мнению ряда экспертов, предполагала влияние США на внутреннюю политику России.

Что же до Кэмп-Дэвидской декларации, то, по словам Константина Сивкова, российское общество отреагировало на нее по-разному. Ориентированные на Запад и презиравшие Советский Союз всячески приветствовали документ, поскольку Россия, по их мнению, становилась полным сателлитом США, а они получали полную свободу выражения своих идей, им открывалась дорога на высокие посты и в Америку, где они могли устраивать своих детей и родственников, обзаводиться недвижимостью и активами. И их надежды, уверен Сивков, полностью оправдались.

«В другую группу входили умеренные западники, не имевшие перспектив, — продолжает эксперт. — Это были западники-романтики, они составляли значительную долю населения России. Они искренне верили в то, что холодная война вызвана идеологией СССР, считали, что теперь наступит всеобщий мир, и поэтому нужно разоружаться. Эти романтики, среди которых было много представителей интеллигенции, очень скоро оказались в глубокой нищете. Многим из них пришлось переквалифицироваться. Основная часть населения заняла по отношению к декларации и вообще сближению с США нейтральную позицию.

Как правило, этих людей отличал невысокий уровень образования. Они говорили, что политика их не касается. Рассматривали декларацию как очень далекое событие, не имеющее лично к ним никакого отношения. Логика у них такая: «Подписали — и хрен с ним!»

Еще одна категория людей отнеслась к Кэмп-Дэвиду с настороженностью, отметил Сивков. Их отличало хорошее знание истории и понимание законов развития общества.

«Они видели действия США в Ираке и Югославии, которую американцы с НАТО уже начинали рвать на части, — добавил военный эксперт. — Но эта группа считала, что так далеко дело у нас не зайдет. Идеологическое противостояние ушло в прошлое, Россия стала капиталистической, и есть надежда на позитивное сотрудничество, полагали они».

Наконец, в самой малочисленной группе находилась приличная часть офицерского корпуса. Это были настоящие патриоты СССР и России, уверен Сивков. В то время они считали, что Советский Союз развалила не столько российская элита, сколько США, и что Штаты будут добивать страну и дальше.

Они понимали, что никакого разоружения не будет, а Кэмп-Дэвидская декларация — лишь прикрытие, чтобы обеспечить окончательный разгром вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса России, — заключил собеседник «Ленты.ру». — На взгляд остальных, эта группа застряла в прошлом и не отошла от штампов холодной войны. Все это я испытал на себе. В тогдашнем обществе мы оказались на положении изгоев. В среде жесткой оппозиции в ходу был лозунг, объединявший всех: «Банду Ельцина — под суд!»

Президент России Борис Ельцин в ковбойской шляпе принимает в подарок от сената США поясной ремень

Фото: В. Чистяков / РИА Новости

***

30 лет назад Часы Судного дня, символизирующие накал международной обстановки, находились в самом далеком от полуночи положении за всю историю — они показывали 23 часа 43 минуты. Стрелки показали это время еще в июле 1991 года, когда Михаил Горбачев и Буш-старший подписали Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), и остались на этом значении в день конца холодной войны.

С 2012 года стрелки Часов идут только вперед. В последний раз Часы Судного дня приходили в движение в 2020 году, когда на фоне прекращения действия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), усиления напряженности между США и Ираном, нерешенного вопроса о разоружении КНДР и других факторов они приблизили мир к ядерной катастрофе еще на 20 секунд по сравнению с 2018 годом. Сейчас стрелки отделяет от полуночи лишь 100 секунд — меньше всего за всю их историю.

Новая «холодная война»? Злоупотребление историей и отказ понять Россию

Война на Украине означает начало новой эры соперничества между Западом и Россией. Она выявила фундаментальные расхождения в понимании европейской безопасности и углубление конфликта ценностей. Вместе взятые, эти две проблемы отражают интенсификацию «столкновения Европ», подразумевающее относительно либеральное видение региона Западом и более консервативное понимание Европы Россией.

Все чаще говорят о новой «холодной войне», предполагая, что это соперничество станет продолжением противостояния второй половины XX века. Многие западные политики и наблюдатели утверждают, что российский президент Владимир Путин пытается повернуть время вспять и даже воссоздать СССР – и что поэтому сегодня можно извлечь уроки из опыта «холодной войны».

Такие разговоры, сколь бы притягательными они ни были, являются заблуждением. Слишком часто они загоняют дискуссию в рамки повторяющихся упрощений, которые препятствуют пониманию России и ее отношений с Западом.

Это усложняет для Запада формулирование реалистичной политики в отношении как украинского кризиса, так и в отношении России в целом.

Использование других ярких исторических аналогий – как, например, сравнение поведения современной России с действиями нацистской Германии в 1930-х гг. – еще больше отдаляет нас от понимания сложности международного кризиса. Это – злоупотребление историей, при котором политические мифы и абстракции уводят нас от взвешенных аргументов касательно России и стирают грань между предполагаемым и известным наверняка.

Дебаты о новой «холодной войне» препятствуют развитию западной мысли в отношении России. Они отражают – и поощряют – развитие опасной тенденции в рядах политиков и военных стратегов, которая состоит в подготовке к войнам прошлого. Они также подразумевают определенную предсказуемость и уверенность в том, как поведет себя Россия, не принимая при этом в расчет ни отличную от прошлого сегодняшнюю международную ситуацию, ни приспосабливаемость России к геополитическим изменениям.

Введение

Кажется, история хоронит отношения России с Западом. В то время,  когда в прошлом году Европа праздновала 25-ую годовщину падения Берлинской стены, а в этом году отмечается 70-ая годовщина окончания Второй мировой войны, – официальные лица, эксперты и СМИ ведут дискуссию о том, что нынешнее ухудшение отношений России и Запада означает «новую холодную войну», «холодную войну-2» или «возвращение к холодной войне». Обсуждения усиливают отголоски прошлого и возобновление старой, хорошо знакомой напряженности. Они также отмечают потребность в извлечении уроков из опыта «холодной войны» для того, чтобы справиться с сегодняшней ситуацией[1].

Мышление в таких категориях, хотя и соблазнительно, уводит нас в неверном направлении. Мы не утверждаем, что отношения Запада с Россией хорошие. Это не так. Как и не говорим, что есть благоприятные перспективы их улучшения в кратко- или среднесрочной перспективе. Война на Украине в очередной раз продемонстрировала системный характер проблем, которые есть в отношениях между Западом и Россией. Она переросла в экономическую войну, и обе стороны ввели санкции друг против друга. В то же время финансовые вливания, оказание политической поддержки и поставки оружия превратили украинский конфликт в опосредованную войну между Россией и Западом.

Однако рассуждать о России в понятиях «новой холодной войны» контрпродуктивно, так как это ведет к неправильному формулированию проблемы. Несмотря на то, что понятие «новой холодной войны» соответствует утверждению о том, что президент Владимир Путин пытается вернуть Россию во времена Советского Союза (или возродить некую его форму)[2], оно потеряло смысл и означает не более, чем то, что «между Западом и Россией напряженные отношения». Оно привязывает западное общественное мнение о России к упрощенному и зачастую неточному, даже мифическому, пониманию прошлого. Вся дискуссия держится на благозвучных и звучащих знакомо отсылках к поборникам западного стратегического и политического мышления XX века, таким как Уинстон Черчилль, Джордж Кеннан и Джордж Оруэлл, хотя зачастую эти отсылки не точны и только вводят в заблуждение.

Пора начать думать о России и ее отношениях с Западом в новых категориях – категориях XXI века.

Это необходимо, если Запад хочет понять проблемы, вызовы и возможности, которые могут исходить из России, и научиться правильно на них реагировать. Эта работа рассматривает три взаимосвязанные проблемы. Во-первых, она изучает дискурс о России на Западе и влияние, которое он оказывает. Эта полемика в основном зациклена на использовании закостенелых, негибких и неточных клише. Такой подход упускает из внимания новые реалии «столкновения Европ», которое характеризуется конфликтом ценностей и фундаментальными расхождениями по вопросу об архитектуре Евро-Атлантической безопасности. Затем мы рассматриваем вторую проблему – злоупотребление историей, в частности ограниченный ряд нарочито сенсационных аналогий, которые сводят историю к политизированному мифотворчеству. В конце мы приходим к заключению о присутствующем ощущении дежавю в дискуссиях и политике – и в этом заключается третья проблема. Интерпретируя текущие события сквозь призму «холодной войны» и других периодов с целью использовать старые решения для новых проблем, политики и военные стратеги убаюканы чувством дежавю и готовы вести войны прошлого, хотя современные реалии представляют собой совершено другой международный контекст. Слишком остро сегодня ощущается дух XX века в отношении Запада к России.

Цель этого исследования – прояснить некоторые ключевые моменты и выявить проблемы в современном анализе ситуации на Западе, чтобы стимулировать их обсуждение. Повторюсь, мы не оспариваем тот факт, что в нынешних отношениях Запада и России присутствуют трудности, и не призываем к тому, чтобы «вести дела в привычном формате» или сохранить «статус-кво на Украине». Опыт «холодной войны» важен и необходим для понимания современной России. Однако разговоры о «новой холодной войне» автоматически приводят нас к выводам, которые мешают нам правильно понимать историю.

Период «холодной войны» следует понимать исключительно как фон, на котором разворачиваются сегодняшние события, а не как источник информации – по сути, представляющей уже устаревшие и абстрактные стереотипы – для понимания России, которое стало частью общественно-политических дискуссий.

Подробное исследование «холодной войны» не является задачей данной работы, многие положения, включая историю самой «холодной войны», глубоко не рассматриваются. Мы также не ставим цели критически оценить необходимость и точность определенных исторических аналогий[3] и не рассматриваем российскую сторону этих дискуссий[4], различные положения исторического фокуса российской аналитики или все более очевидно проявляющиеся расхождения в понимании истории XX века[5].

Запад, Россия и петля времени в разговорах о «новой холодной войне»

Несмотря на то, что наибольшее внимание эти дискуссии привлекли в 2014, они ведутся уже не первый год. Они стали неотъемлемой частью мейнстрима западной мысли 10 лет назад. Действительно, они звучат до боли знакомо: дискуссии в связи с нынешней ситуацией на Украине практически полностью повторяют разговоры 2006 года на фоне разворачивавшегося энергетического кризиса между Россией, Украиной и Европой, которые вновь повторились в 2008 году после российско-грузинской войны[6].

Как заметил один западный наблюдатель, начало второго президентского срока Путина (в 2004 году) сопровождалось более настойчивыми выводами о том, что началась «новая холодная война». Все больше прослеживалась связь между дискуссиями вокруг тенденций во внешней политике России и полемикой о природе режима Путина, как и о том, что Россия идет в «неправильном направлении» (отдаляясь от демократии и партнерства с Западом)[7]. В 2005 году эта логика дискуссий приобрела новый толчок, когда в ходе своего ежегодного обращения к Федеральному собранию Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой XX века». Впоследствии эта его цитата постоянно присутствовала в дискуссиях о России, при этом комментаторы обычно отмечали, что она предполагала намерение Путина воссоздать СССР и что тогда она стала первым симптомом того, что должно было произойти в 2014 году[8].

Аналогичным образом речь Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года воспринималась многими как объявление «новой холодной войны». Ситуацию усугубили усиливавшиеся разногласия между Россией и Евро-атлантическими организациями (НАТО и ЕС), вызванные выходом России из ДОВСЕ и возобновлением полетов ее стратегических бомбардировщиков в 2007 году. Каждый новый шаг Москвы воспринимался на Западе как симптом «возвращения к старым методам» обеспечения безопасности в Европе[9]. В этом смысле разговоры о «новой холодной войне» стали частью полемики западных наблюдателей[10]: они практически каждый год возобновлялись, при этом каждый раз все забывали, что начало «новой холодной войны» предвещалось уже ранее.

Разговоры на эту тему неконструктивны и только уводят нас в сторону от понимания ситуации. Появление аргумента о «новой холодной войне», особенно с 2007 года, произвело на свет целый ряд довольно убедительных изначально опровержений: критики говорили, что новые условия отличались от того, что было в «холодную войну». Сегодня не существует ни фундаментального конфликта интересов, ни разделяющего Запад и Россию конфликта идеологий, что наблюдалось во второй половине XX века. Каждый раз, когда возобновлялась полемика о новой «холодной войне», включая нынешний конфликт, — появлялись все те же опровержения этой теории[11]. Дебаты на эту тему, которые обычно представлены как спор между «ветеранами холодной войны» и поборниками Путина, все более ожесточались, особенно начиная с 2014 года. Иногда именно они – а не сама Россия – перетягивают на себя основной фокус внимания.

Именно поэтому идея о «новой холодной войне» должна отойти на второй план: западные политики и комментаторы всегда очень удивлены поведением России – это происходит из-за того, что они больше увлечены спорами между собой, игнорируя процессы, которые происходят внутри страны.

Еще большую озабоченность представляет тот факт, что эти аргументы настолько часто повторяются последние десять лет, что они уже доведены до автоматизма и применяются бездумно. Ни та, ни другая сторона этих дискуссий не приближает политиков к осознанию остроты современного конфликта между Западом и Россией. С одной стороны, эта полемика, спровоцированная в очередной раз войной на Украине, рисует «новую холодную войну» как нечто само собой разумеющееся. Она, как правило, звучит в одной из формулировок идеи о том, что «Путин пытается возродить СССР» — иногда со ссылкой на речь Путина 2005 года, в которой он рассуждает о распаде Советского Союза, — или что Россия встала на путь возвращения к имперскому экспансионизму. Этот аргумент в логике реализма игнорирует развитие и ухудшение отношений России с Западом за последние 10 лет, как и большинство других важных в современных условиях политических вопросов[12]. С другой стороны, контраргументы также больше не точны, так как они так же упускают из виду динамику отношений между двумя сторонами.

К «столкновению Европ»

Война на Украине выявила фундаментальные расхождения в том, как Евро-Атлантическая безопасность понимается Западом и Россией, в частности архитектура Евро-Атлантической безопасности после окончания «холодной войны». Москва утверждает, что европейская безопасность поделена между институтами, которые предполагают и политические, и правовые гарантии безопасности, такие как НАТО и ЕС, с одной стороны, и институтами, предоставляющими только политические гарантии, такие как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) – с другой, и что защита, которую предоставляют последние, не является надежной. Кроме того, Москва и Запад не согласны по вопросу представительства России в европейской безопасности – Россия настаивает на том, что должна иметь больший вес в этих вопросах. Эти кажущиеся глубокими расхождения в понимании европейской безопасности – и роли России и НАТО в ней – лежат в основе большинства проблем в отношениях России с Западом — существующих и будущих.

Расхождения в интересах между Россией и Западом выражается не только в жестких заявлениях НАТО и Москвы по вопросам безопасности, но и в непрекращающихся попытках последней запустить диалог о европейской безопасности – вплоть до выдвижения инициативы о новом договоре в этой сфере. Эта инициатива имеет продолжительную историю, но приобрела особую значимость с того момента, как в 2007-2009 гг. Москва инициировала проект по безопасности в Европе (в результате чего был запущен процесс Корфу в рамках ОБСЕ). С этого времени российское руководство постоянно выражает свое недовольство нынешней архитектурой безопасности в регионе Евро-Атлантике, и имеются свидетельства того, что Москва может вновь начать разговоры об этой теме в преддверии 40-ой годовщины подписания Хельсинкского Заключительного акта в 2015 году[13]. Запад и Россия видят европейскую безопасность после окончания «холодной войны» в разных понятиях, и это может развернуть их позиции так, что они станут взаимонеприемлемыми. При этом это будет способствовать углублению фундаментальных противоречий и даже привести к конфликту интересов.

Даже те интересы, что представляются общими для обеих сторон, вызывают разногласия. Несмотря на то, что и Россия, и Запад обеспокоены, например, проблемой борьбы с международным терроризмом или распространения ОМУ, эти интересы не «разделяются» в полном смысле этого слова. Каждая сторона по-разному определяет для себя причины, характер и степень опасности этих проблем, и каждая по-своему представляет способы борьбы с ними.

В действительности, позиции России и Запада во многом противоречат друг другу, так как каждая из сторон обвиняет другую в том, что она является причиной проблемы, или считает, что предлагаемые противоположной стороной решения только ее усугубят.

Одним из таких примеров является необходимость борьбы с угрозой джихадистского движения ИГИЛ. Несмотря на то, что противостояние ИГИЛ представляется общим интересом[14], из этого вовсе не следует, что обе стороны одинаково понимают причины и возможные пути решения этой проблемы.

Более того, хотя никакого возвращения к идеологической конфронтации в глобальном масштабе нет, явно заметны противоречия по поводу ценностей. Идея о создании стратегического партнерства на основе общих ценностей потерпела неудачу еще 10 лет назад, а расхождения в понимании природы демократии (в особенности, прав человека и роли государства в обществе) проявляются все отчетливее.

Эти расхождения обычно называются «ценностным разрывом», однако этот термин больше не отражает в полной мере усиливающиеся противоречия между западными более либеральными ценностями и российским более консервативным подходом. Выступая на международном дискуссионном Валдайском форуме в сентябре 2013 года, в частности, Путин отметил, что для российской идентичности существуют серьезные вызовы и что страны Евро-Атлантики отрицают свои корни, включая христианские ценности, лежащие в основе западной цивилизации. По его словам, «они отрицают все моральные ценности и традиционные институты и реализуют политику, которая приравнивает большие семьи с однополыми отношениями, веру в Бога – с верой в сатану». Кроме того, «люди агрессивно пытаются распространять эту модель по всему миру, привлекая страны на путь деградации и примитивизма, что приводит к глубокому демографическому и моральному кризису». Путин сказал, что без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без стандартов морали, сформировавшихся за тысячелетия, люди неизбежно потеряют свое человеческое достоинство. Затем он подчеркнул, что считает «защиту таких ценностей правильным и естественным»[15]. И хотя это так и не переросло в полномасштабную идеологическую конфронтацию, это представляет собой нарастающие противоречия по линиям идеологического, или точнее – европейского цивилизационного раскола.

Все это свидетельствует о «столкновении Европ», которое возникло в последние 10 лет между западной моделью Европы – ЕС – и довольно отличного от этого российского видения. Этот раскол, как представляется, продлится как минимум в кратко- и среднесрочной перспективе, проявляясь в соперничающих подходах к определению архитектуры Евро-Атлантической безопасности и столкновении ценностей, пониманий и траекторий европейского наследия и христианской цивилизации. Это составляет ядро нарастающего стратегического соперничества по мере того, как Москва стремится адаптировать и бросить вызов европейской политической системе и архитектуры безопасности посредством военных, дипломатических и политических методов (последний подразумевает предоставление финансовой помощи и политической платформы для второстепенных партий в Европе).

Точнее говоря, это только часть большей картины. Термин «столкновение Европ» не предполагает игнорирования активной роли России в Евразии или исключения из уравнения США, которые представляются главным компонентом архитектуры безопасности в Евро-Атлантике. Не следует также забывать о возрастающей роли Китая и российско-китайских отношениях. Тем не менее, этот термин хорошо передает суть соперничества между более либеральной, ориентированной на Запад части Европы, включенной в НАТО и ЕС, и формирующейся в пику ей другой – «российской» — Европы.

Ослепляющий набор бессмысленных аналогий

По мере того, как нарастает вызов архитектуре европейской безопасности XXI века – вызов, который требует объективной оценки современных реалий – дискуссии о России движутся в противоположном направлении, отвлекая внимание на события и вызовы XX века. Это приводит ко второй проблеме полемики о «новой холодной войне». И хотя эта полемика притягивает взоры к выдающемуся периоду европейской и мировой истории, пытаясь показать примеры из прошлого для сегодняшней ситуации, она только вносит еще больше неясности и не дает материала, из которого можно «извлечь уроки».

Это вызвано отсутствием понятия о том, что действительно означает «холодная война», помимо того, что это дает некое смутное представление о периоде натянутых отношений между Россией и Западом. Это создает пространство для большого количества интерпретаций, сводя идею о новой «холодной войне» к поверхностной аналогии. Это не использование истории – это злоупотребление ей.

Как заметил Гордон Баррасс, бывший член британского Объединенного разведывательного комитета и глава Управления оценок, «многие тайны «холодной войны» так и остались нераскрытыми, а вместо целостной картины мы имеем лишь фрагментарное представление о ней»: период «холодной войны» окружает множество мифов, поэтому очень сложно определить, какие уроки мы должны из него извлечь[16]. Нет единого мнения даже по основным параметрам. Одни считают, что «холодная война» началась в середине-конце 1940-х гг., другие – что начало ей положила патовая ситуация по результатам Корейской войны, а третьи – что ее исходной точкой послужила борьба между Вудро Вильсоном и Владимиром Лениным в 1917-1918 гг. Не существует также и единого мнения о том, когда она закончилась – в 1989 или 1991 году, и почему она закончилась именно таким образом[17].

В действительности, как утверждает Лоуренс Фридман, с 1990-х гг. термин «холодная война» стал всего лишь «удобным названием» более 40 лет истории. Он представляет собой условное обозначение «недифференцированного периода» истории, который представляется как «увлекательный каскад саммитов и переговоров, альянсов и сателлитов, шпионов и пограничных пунктов, идеологических догм и подпольных движений сопротивления, как комбинация тайных теорий о сдерживании и неприятных реальных войн». Однако, хотя это название удобно, оно не дает ясного понимания картины, если используется для описания широкого спектра человеческих отношений, а также многих аспектов и переменной напряженности различных периодов в рамках этих 40 лет, которые подпадают под единый «пространный термин» «холодной войны»[18].

В результате аналогии с «холодной войной» становятся настолько неясными в своей многочисленности и разнообразии, что теряют всякий смысл. Эта неясность затуманивает стереотипами и упрощенными карикатурными установками любые аргументы. Не только понимание Западом «холодной войны» трансформировалось с 1989 года[19], но и расширение ЕС и НАТО по-новому расставило акценты в разных версиях истории. К «старым» членам НАТО, которые в целом одинаково переживали «холодную войну», добавились новые – бывшие участники ОВД и/или СССР. В этих странах воспоминания о «холодной войне» — как и ее интерпретации – совсем другие. Так, если для некоторых старых членов «холодная война» ассоциируется со страхом тотальной войны между двумя ядерными блоками и «долгим миром в Европе», хотя и иногда прерывавшимся острыми кризисами, для другой части Европы «холодная война» связана с воспоминаниями об оккупации и репрессиях. Если для одних память о «холодной войне» начинает постепенно слабеть, то для других – «раны еще свежи»[20]. С учетом такой нечеткой картины прошлого сложно напрямую сравнивать два разных периода истории и понять, какие уроки мы можем извлечь из этого опыта.

Пониманию еще больше препятствует все более частое обращение к небольшому (и повторяющемуся) набору других ярких исторических аналогий. И пока некоторые чиновники и наблюдатели говорят о том, что Россия действует «в манере XIX века», наиболее частые сравнения сводятся к кризисам 1914 года, вторжению СССР в Чехословакию 1968 года и в Афганистан в 1979 году, а самые популярные аналогии проводятся с политикой нацистской Германии в 1930-х гг. Последний пример, наиболее заметный с 2006 года, и особенно – с 2014 года, дальше подразделяется на целый ряд более частных аналогий, сравнивающих действия России на Украине и в Крыму с аншлюсом Австрии в 1938 году и аннексией нацистами Судет, а также дипломатию России и Запада с пактом Риббентропа-Молотова и Мюнхенскими соглашениями[21]. По сути, если говорить о том, как идеи становятся все более распространенными по мере их постоянного повторения, аналогии с нацистской Германией имеют резонанс для определения системы отсчета не только отношений Запада с Россией[22], но и международной ситуации в целом: они присутствуют почти во всех обсуждениях конфликтов и международных кризисов на Западе, начиная с Корейской войны 1950 года[23].

Поэтому любые дискуссии касательно сегодняшней России переполнены обильными и постоянно повторяющимися упрощенными, доведенными до абсурда образами, в которых действия России сравниваются, и только изредка сопоставляются, с политикой Советского Союза и/или нацистской Германии, а Владимир Путин представляется как реинкарнация Иосифа Сталина, Адольфа Гитлера или чего-то среднего между ними[24]. В итоге действия России сравниваются с большим числом неясных событий, как правило тех, что первые приходят на ум, отобранных из истории последних двух столетий вне зависимости от контекста, роли отдельных личностей, вовлеченных в них, а также от течения времени. Игнорируется факт разнообразия ситуаций и их сложности, а неизвестное представляется как известное.

Такой избирательный подход к истории не подходит для того, чтобы извлечь уроки из прошлого. Например, какое сравнение более «полезно» для понимания действий России в Крыму: аннексия Германией Судет по результатам Мюнхенских соглашений или советское вторжение в Чехословакию? Это были два совершенно разных события.

Проблема усугубляется тем, что историю всегда исключают из дискуссий, так как редко случается, чтобы исторические детали в таких аналогиях были точны, причем игнорируются даже текущие исторические дебаты об этих событиях. В результате мы имеем все более абстрактное представление о России.

Таким образом, история превращается в миф, в сказку, в которую все свято верят, в основе которой лежат обиды и предубеждения и которая активно используется в политической пропаганде[25]. Эти мифы больше представляют собой выявление того или иного исторического события, чем поиск сходства с настоящим. Их главная задача заключается в том, чтобы вызвать в сознании определенные ассоциации с целью убедить (хотя и в отрыве от фактов). В результате получается аргумент, замкнутый в короткой цепи ассоциативного, где различия между предполагаемым и точно известным стираются. Смысл в том, чтобы усилить полемику и препятствовать любым несогласным мнениям, навязывая вину посредством предлагаемых ассоциаций: например, попытки оспорить существующую точку зрения подвергаются критике по аналогии с попытками поддерживать СССР или нацистскую Германию.

Вместо того, чтобы извлекать из истории уроки, ее используют для подкрепления накатанных схем полемики. Такой подход не только искажает столь хрупкие исторические аналогии, но и ложно представляет их как модели будущего. Он подразумевает наличие определенной модели исторического развития, из которой мы можем извлечь опыт – в обратном случае, последствия будут катастрофическими. Этот подход отрицает уникальность каждого события и упускает из вида случай, возможные изменения и свободу действий[26]. Помимо того, что это создает плодородную почву для эмоциональной политической пропаганды и мобилизации общественного мнения, это – плохой источник для извлечения практических или полезных уроков. Вместо тщательного размышления о происходящем в том виде, как оно есть и каким оно может стать, наблюдатели предпочитают поверхностно рассматривать упрощенные и повторяющиеся модели поведения. Как отмечают Ричард Нойштадт и Эрнест Мэй в своем исследовании об использовании и злоупотреблении историей в политике, это называется «использовать аналогию для приведения неразумных доводов»: аналогия строится на основе аналогии создания ложных свидетельств – посредством подгона под нужный шаблон или удобные рамки, — которые искажают и затуманивают понимание истории и нынешнего контекста, так как представление о событии все больше отрывается от его исторических обстоятельств[27].

Эти ложные свидетельства создают две отдельные проблемы. Во-первых, они вносят ненужную путаницу. Например, в ходе вторжения России в Крым и его последующей аннексии в 2014 году дискуссии на Западе в основном сводились к упрощенным аналогиям с действиями нацистской Германии (в частности, в отношении Судет). Мало кто действительно изучал ход российской военной операции или возросшие способности российской армии (особенно связанных с новыми силами специального назначения) и видение собственной безопасности. В результате дебаты о «новой холодной войне» отвлекли внимание от деталей происходящей трагедии на Украине.

Во-вторых, такой дискурс формирует рамки для различных возможностей политического курса, сводя их к выбору между «умиротворением» России – термин, который остается отталкивающим для многих политиков, — и противостояния ей посредством сдерживания или устрашения. Однако даже это не представляется правильными альтернативами, поскольку «урок» из Мюнхенских соглашений 1938 года, например, очень поучителен: агрессии должно противостоять (и когда это было сделано, Европа была втянута в войну)[28].

Отказ от любой дипломатии и переговоров из-за страха скатиться к «умиротворению агрессора» означает отказ от использования множества политических инструментов, имеющихся в распоряжении Европы.

Более того, чтобы сдерживание и устрашение имели успех, необходимо действительно понимать ту сторону, на которую эта политика направлена: нужно понимать причины ее действий и природу ее процесса принятия решений. Представляя современную Россию как карикатуру на Советский Союз, нацистскую Германию или любого другого врага прошлого, понять этого невозможно.

Готовясь к прошедшей войне

Это приводит нас к последнему аргументу о том, почему идея о «новой холодной войне» ведет к большим проблемам: она привязывает современное мышление к XX веку, мешая более сложному пониманию того, как развивается Россия в веке XXI. Это особенно заметно и важно в отношении военного видения и планирования, так как повышает риск того, что политики и генералы будут совершать известную ошибку – готовиться вести войны прошлого. Эта проблема знакома нам в контексте России. Как замечал Джордж Кеннан в период «холодной войны», было очень тяжело разубедить Пентагон представлять Сталина как очередного Гитлера, или использовать тактику последней войны снова — в подготовке к следующей. Стратеги оборонной политики США не могли отделаться от образа Гитлера[29].

Это ставит два важных вопроса. Первый – хотя разговоры о «новой холодной войне» являются частью стремления некоторых уделять первостепенное внимание угрозе со стороны России, более широкая перспектива с точки зрения безопасности и вызовов, перед которыми стоит Запад сегодня, существенно отличается от того, что было в «холодную войну». Россия явно нуждается в том, чтобы быть включенной в повестку дня западной политики и безопасности, совсем не потому, что Москва последовательно подчеркивает свое недовольство сегодняшней архитектурой европейской безопасности. Это лишь часть комплексной картины международной ситуации. Требуется достичь баланса, который труднореализуем, и сегодняшним лидерам потребуется приложить гораздо больше усилий по сравнению с тем, что было сделано в период «холодной войны».

Контекст западной безопасности претерпел кардинальные перемены, однако это никак не отражено в дискуссиях о «новой холодной войне». В отличие от того времени сегодня ни одна угроза не является явно превалирующей. Как заметил бывший генеральный секретарь Андерс Фог Расмуссен, Альянс стоит перед «дугой кризисов»[30]. Целый ряд других важных проблем безопасности являются сегодня актуальными для НАТО и его членов, среди них: вопросы миграция через Средиземное море в Европу, продолжающиеся кризисы гражданской войны в Ливии и Сирии, не стихающая напряженность между Израилем и Палестиной и набирающий мощь Китай. Более того, многие крупные западные государства определили среди наиболее острых угроз своей безопасности возникновение ИГИЛ и нанесли военные удары по позициям боевиков[31]. К списку региональных и транснациональных вызовов можно добавить болезни (такие, как вирус Эбола) и изменения климата. На фоне многочисленных вызовов, которые стоят перед НАТО, очень сложно прийти к консенсусу о том, в чем заключаются эти вызовы, как с ними справляться и какие ресурсы должны быть использованы в каждом конкретном случае.

В современных условиях то, что считается Евро-Атлантической сплоченностью, сильно отличается от того единства, которое наблюдалось в период «холодной войны».

Например, в то время, как некоторые (хотя и не все) государства Восточной Европы, входящие в НАТО, в первую очередь концентрируются на России, южно-европейские страны Альянса совершенно справедливо больше озабочены угрозами, исходящими из Ливии и от ИГИЛ.

Второй важный вопрос – в этих меняющихся и сложных условиях, разговоры о «новой холодной войне» играют на приятном чувстве знакомого. В отношении России не происходит никаких перемен — в противовес тому, как воспринимаются изменения и сложность ситуации на других направлениях[32]. Это отражает и подтверждает склонность многих политиков и наблюдателей с тоской вспоминать о «холодной войне», которая видится им как время успеха Запада и обеспечения рациональности и предсказуемости со стороны советского врага – в отличие от неподдающимся пониманию и прогнозированию террористических атак сегодня[33].

Это чувство знакомого создает атмосферу вседозволенности в интеллектуальной среде, что позволяет принимать решения относительно России при минимальном уровне анализа фактов. Это отрезает необходимость адаптироваться к сегодняшним обстоятельствам и вместо этого предлагает простые и готовые решения, с которых просто смахивают пыль 20 лет их ненужности. Примером такого подхода явилось заявление армейского генерала, главы Объединенного комитета начальников штабов США Мартина Демпси о том, что в результате действий России ВС США должны «оценить наши собственные модели боеготовности в отношении того, о чем нам не приходилось задумываться 20 лет […] – наших баз, линий коммуникаций и морских путей»[34].

Однако эти модели боеготовности были сформулированы для предпоследней войны – для другого противника и для другого времени. Более того, такой подход предполагает, что подготовительная работа, проводившаяся 20 лет назад, была верной и отвечала потребностям времени. В этом никак нельзя быть уверенным с учетом того, что она не была опробована в действиях и что характер военной угрозы, исходящей из Советского Союза, никогда в полной степени не понимался. Один из ведущих экспертов по СССР отметил, что в конце 1980-х гг. очень мало кто на Западе, был способен проанализировать развитие советского военного мышления – за исключением служб разведки. В результате, существовала серьезна опасность того, что политика и действия Советского Союза, особенно в военной сфере, будут неверно интерпретированы[35]. В этой связи другой эксперт подчеркивал, что Запад неправильно понимал действия СССР, так как использовал неверные рамки интерпретаций: «Запад должен оценивать способность России реализовывать свою угрозу с учетом тех реальных трудностей, которые сегодня стоят перед россиянами, а не на основе своих знаний о собственных проблемах, как это происходит сегодня»[36]. Оба утверждения так же актуальны и сегодня.

Тем не менее, с момента окончания «холодной войны» западное понимание безопасности претерпело изменения в двух направлениях: они получили мир и сократили свои военные бюджеты, но потеряли все институциональные наработки и знания о Советском Союзе и России; события 11 сентября сместили фокус внимания на борьбу с терроризмом и повстанческими движениями. За последние 15 лет войны в Ираке и Афганистане полностью поглотили все внимание и ресурсы, включая те, что должны были быть направлены в отношении России. Снизились также возможности по предоставлению детального и нюансированного понимания советской угрозы и того, насколько важной эта информация может быть сегодня. Другими словами, практическая способность правильно извлекать уроки из прошлого была резко ограничена.

Фактически, за исключением небольшой группы узкоспециальных экспертов, на Западе практически не уделялось внимания развитию российского видения безопасности и боеспособности армии России в период после «холодной войны», как игнорировалась и необходимость осознания растущей мощи России и ее слабостей.

Понимание западными политическими деятелями движущих мотивов действий российского руководства и процесса принятия решений, особенно в отношении военных вопросов, было значительно снижено. Вместе с этим – и в результате этого – снизилась и способность Запада проводить эффективную политику устрашения, так как неясно, что в действительности может устрашить российское руководство[37].

Более того, разговоры о «новой холодной войне» никак не принимают в расчет способность России адаптироваться. В то время, как западные лидеры, особенно в военной сфере, были сосредоточены больше на других регионах, представление России о войне, как и ее военные способности, претерпели изменения. По мере того, как Россия ставит вопрос об архитектуре европейской безопасности и предпринимает действия по реализации своих интересов, существует вероятность того, что Москва найдет способ сбалансировать силы Запада посредством представления НАТО явно ненужным институтом (превращение Альянса в аналог Западноевропейского союза)[38], либо путем развития методов, которые сократят его военную эффективность и превосходство[39]. Примечательно, что действия России в Крыму (и война на Украине) содержит элементы тактики борьбы с повстанческими движениями, неопределенности принадлежности и афилиаций участников, а также неясности структуры командования. Все эти факторы представляют проблемы для Запада. Руководства западных государств и их вооруженные силы склонны не вмешиваться в такие ситуации, опираясь на свой опыт участия в кампаниях в Ираке и Афганистане, а формирование и сохранение политической и общественной поддержки в пользу интервенции в таких сложных сценариях трудноосуществимо[40].

Из этого следует, что ни более широкий международный контекст, ни ряд потенциальных проблем, исходящих из России, не сопоставимы с условиями «холодной войны». Нельзя беспорядочно применять военные «уроки» «холодной войны» в отличных условиях. Некоторые это признают. Филип Бридлав, начальник Верховного главнокомандования ВС НАТО в Европе, очень точно охарактеризовал российские действия в Крыму как «нападение XXI века», которое во многом руководствуется советскими и российскими традициями, но которое включает также новое мышление и использование инструментов XXI века[41]. Те, кто занимается российским направлением и озабочен проблемами европейской безопасности, должны взять себе на вооружение эту терминологию.

Нет сомнений в том, что нам больше ничего не остается, кроме как выработать новый план в отношении России и заново переосмыслить ее внешнюю политику и политику безопасности. Поверхностных сравнений с СССР следует избегать.

Вместо этого, анализ должен принимать во внимание изменения в российском понимании стратегии, конфликта, принуждения и войны. Так как Москва, о чем мы говорили выше, будет продолжать бросать вызов архитектуре безопасности Евро-Атлантики: сначала, посредством дипломатических инициатив, например, через новые попытки запустить дискуссии о европейской безопасности; затем – если эти попытки будут отклонены – посредством расшатывания основ существующей архитектуры. Параллельно с этим, российские власти продолжат приспосабливать свою систему, развивая и улучшая ее. Таким образом, российские возможности будут наращиваться, руководствуясь опытом 2014-2015 гг. и уроками прошлого[42]. Россия продолжит перевооружать и реструктуризировать свои вооруженные силы, что в результате в течение 5 лет приблизит их или поставит на один уровень с европейскими силами безопасности. Российское руководство в дополнение к своему ядерному арсеналу огласило планы по обновлению и реформированию армии, в том числе модернизации 70% вооружений и увеличение количества солдат контрактной службы на 500 тыс. человек до 2020 года. Эти задачи, вероятно, выглядят слишком оптимистично. Существует небольшая вероятность того, что Россия по уровню приблизится к США за такой срок. Однако даже если ей удастся осуществить эти планы по количеству контрактников и по современным вооружениям хотя бы на половину, она будет представлять уже более серьезный вызов для НАТО в Европе, особенно с учетом того, что многие из европейских государств-членов Альянса гораздо меньше по размеру и вряд ли значительно увеличат свои военные расходы в обозримом будущем. Само по себе военное развитие России будет ставить серьезные вопросы для западных политиков, и на них нельзя будет просто ответить упрощенными шаблонами, взятыми из прошлого века.

В ловушке абстракции

Ирония главной идеи данной статьи заключается в том, что история должна помочь нам понять Россию и ее отношения с Западом. Она дает нам инструменты для понимания нового контекста геополитической реальности. Французский историк Марк Блок подчеркивал, что подготовка к войнам прошлого редко приводит к успеху и говорил, что историю следует понимать как науку о переменах. По его убеждению, уроки из нее следует извлекать не исходя из того, что произошедшее вчера непременно произойдет и завтра, или что прошлое будет вновь и вновь повторяться. Наоборот, изучение истории требует подробного исследования того, как и почему произошедшее вчера отличалось от того, что было позавчера, для того, чтобы понимать, как будущее может отличаться от прошлого. Неспособность в этом разобраться – ввиду отсутствия воображения или склонности вдаваться в абстракцию – может привести к склерозу мысли, который затруднит процесс принятия решений перед лицом непредвиденных событий[43].

Анализ должен выявить и проследить преемственность российской политики, происходящей из ее советского наследия. Он также должен включать подробное изучение произошедших на Западе и в России перемен и в отношениях между ними. Возможности западных государств значительно изменились в результате фрагментации исследований о России и сокращения ресурсов для реализации политики в ее отношении с момента окончания «холодной войны» — когда они были переориентированы на другие страны и регионы. Это уменьшило возможности Запада проанализировать и извлечь уроки из своей политики в ходе «холодной войны» (например, о том, какие подходы способствовали лучшему пониманию СССР, а какие – нет), или выявить, что стало известным об СССР и россиянах, о том, как развивалось российское видение в военной сфере и в области безопасности. Вместо этого, смесь полемики, бездумных аналогий и чувство знакомого сформировали рамки дискуссии о «новой холодной войне», держащиеся на привлекательном, с первого взгляда, но упрощенном языке «сдерживания» и «устрашения».

Дискуссии о «новой холодной войне» заводят мышление в ловушку абстрактного представления о России и ее роли в европейской безопасности.

Такое сочетание содержит в себе всевозможные потенциальные угрозы укоренения клише и стереотипов, опасность извлечь неверные уроки из истории и принимать неинформированные решения. Такая полемика и аналогии такого рода не способствуют плодотворной дискуссии, а только ей препятствуют. Каждое новое обвинение звучит громче предыдущего, выводя историю за рамки обсуждения и сопоставления. Чувство знакомого еще больше усугубляет эту проблему, игнорируя историю. В результате, идея о «новой холодной войне» не дает руководства к действию, но только ограничивает мышление, загоняя его в рамки. Она усложняет для Запада задачу развития осведомленных и реалистических стратегий касательно ситуации на Украине или в отношении России, повышает риск принятия неверных политических решений.

Поверхностные исторические аналогии представляются популярным и модным способом создания определенных рамок для существующих проблем. Однако с учетом серьезности вызовов европейской безопасности требуется освободиться от мышления категориями XX века и избитой идеи о «новой холодной войне». Нам нужно перестать вводить себя в заблуждение различными соблазнительными, но поверхностными сравнениями из прошлого. Джордж Оруэлл, один из мыслителей, который был одним из первых, кто сформулировал идею о «холодной войне» в середине 1940-х гг., также предостерегал писателей избегать банальных образов и шаблонных метафор. Его известное сочинение 1946 года «Политика и английский язык» и уроки, которые из него можно извлечь, применимы и сегодня в дискуссиях о России и отношениях Запада с ней.

«Холодная война» была важным историческим периодом, но обращение к ней в обсуждении текущего конфликта на Украине и геополитики России в целом – лишено смысла. Люди используют аналогии, либо чтобы избавить себя от необходимости тщательно изучить ситуацию, либо с целью намеренно избегать ясности ради политической пропаганды. Как писал Оруэлл, «так же, как мысль может искажать язык, так и язык может искажать мысль»[44]. Таким образом, метафора «новой «холодной войны»» препятствует нашему пониманию современной России. Поэтому пришло время от нее отделаться, также как и от постоянных и неточных ссылок на заявление Путина десятилетней давности о том, что распад СССР был величайшей геополитической катастрофой XX века – и дать Черчиллю и Кеннану покоиться с миром. Весь мир, включая Россию, переживает период перемен и конкуренции, в которой западным правилам и нормам, как и архитектуре Евро-Атлантики в ее современном виде, будет брошен вызов. Настало время адаптироваться. А для этого необходимы новые концепции. Начинается период «столкновения Европ».

 

Эндрю Монаган – старший научный сотрудник Программы России и Евразии в Чэтэм Хаус (Лондон, Великобритания).

 

Впервые опубликовано на сайте «Чэтэм Хауса» 22 мая 2015 года.

 

Примечания


[1] Вот лишь некоторые примеры таких рассуждений: McFaul M. Confronting Putin’s Russia // New York Times. 23 March 2014; Legvold R. Managing the New Cold War. What Moscow and Washington can Learn from the Last One // Foreign Affairs. July–August 2014; Saunders P. Seven Ways a New Cold War with Russia will be Different // The National Interest. 11 May 2014; The New Cold War: Are We Going Back to the Bad Old Days? // the Guardian. 19 November 2014; Charap S., Shapiro J. Consequences of a New Cold War // Survival. Vol. 57. No. 2. April–May 2015; Rojansky M., Salzman R. Debunked: Why There Won’t be Another Cold War // The National Interest. 20 March 2015. Сравнения Путина со Сталиным присутствуют в таких работах, как: Putin Could be as Bad as Stalin, Says Former Defence Secretary // The Guardian. 15 September 2014; US Military Chief Compares Putin’s Ukraine Move to Stalin’s Invasion of Poland // The Daily Beast. 24 July 2014.

[2] Строуб Талботт, известный американский специалист по России, бывший Послом по особым поручениям, курировавший направление бывшего СССР в 1990-х гг., отмечал, что «главной чертой» президентства Путина было «возвращение назад во времени», отказ от курса на трансформацию, практиковавшегося его непосредственными предшественниками и утверждение «ключевых параметров советской системы» в России. См.: Talbott S. The Making of Vladimir Putin // Politico. 19 August 2014.

[3] Это уже было проделано историками. См., например, Brown M. Ukraine Crisis is Nothing Like the Invasions of Czechoslovakia // The Conversation. 4 April 2014.

[4] Kashin V. A New, Senseless Cold War is Now Inevitable // The Moscow Times. 2 September 2014; Karaganov S. Time to End the Cold War in Europe // Russia in Global Affairs. 28 April 2014; Novaya ‘kholodnaya voina? // Krasnaya Zvezda. 28 July 2014. URL: www.redstar.ru/index.php/component/k2/item/17540-novaya-kholodnaya-voina; Trenin D. Welcome to Cold War II // Foreign Policy. 4 March 2014. URL: http://www.foreignpolicy.com/articles/2014/03/04/welcome_to_cold_war_ii.

[5] Это было продемонстрировано Путиным в конце 2014 года, когда он заявил, что история показывает неверность – и даже предательство – Восточно-Европейских союзников, например, Польши, во Второй мировой войне; что западные историки «умалчивают Мюнхенские соглашения» и что, концентрируясь на Пакте Риббентропа-Молотова и разделе Польши, они забывают о том, как Польша вторглась и оккупировала часть Чехословакии после того, как Германия аннексировала Судеты в 1938 году. См.: Meeting with young academics and history teachers. 5 November 2014. URL: http://eng.kremlin.ru/transcripts/23185. Интересная дискуссия об использовании истории в России см. также: Persson G. Russian History – a Matter of National Security // RUFS Briefing paper No. 19. August 2013.

[6] Основными темами этих комментариев были безопасность европейского импорта энергоресурсов из России, с одной стороны, и перспективы вторжения России в страны Прибалтики – и таким образом, сила коллективных обязательств НАТО по обеспечению безопасности, — с другой.

[7] Sakwa R. “New Cold War” or “Twenty Years” Crisis: Russia in International Politics // International Affairs. 84:2. 2008. P. 241.

[8] Эта цитата часто приводится в упрощенном виде в мейнстримных СМИ как подтверждение того, что Путин считает распад СССР и поражение коммунизма более серьезной катастрофой, чем мировая война или геноцид. Среди специалистов не существует единого мнения касательно перевода. На официальном сайте Кремля перевод дан как «крупнейшая геополитическая катастрофа». См.: Annual address to the Federal Assembly. 25 April 2005. URL: http://archive.kremlin.ru/eng/speeches/2005/04/25/2031_type70029type82912_87086.shtml.

[9] Putin’s speech: Back to cold war? // BBC. 10 February 2007. URL: http://news.bbc.co.uk/2/hi/europe/6350847.stm; Russia restarts Cold War patrols // BBC. 17 August 2007. URL: http://news.bbc.co.uk/1/hi/world/europe/6950986.stm.

[10] См. аргументы: Kotkin S. The Myth of the New Cold War // Prospect. April, 2008; Aron L. Putin’s Cold War // Wall Street Journal. 26 December 2007. Вероятно, наиболее яркой работой об этом является: Lucas E. The New Cold War. How the Kremlin Menaces Both Russia and the West (London: Bloomsbury, 2007). В его книге отражены на нынешние и будущие вызовы, Лукас однозначно заметил, что «»холодная война» не повторится, а аналогии с ней – анахроничны и не актуальны. Но не более актуальны и те радужные эмоции, которые пришли ей на смену». P. 7.

[11] См., например: Collective Defence, Common Security: Twin Pillars of the Atlantic Alliance / Group of Policy Experts Report to the NATO Secretary General // Chatham House Working Group Paper. 10 June 2014.

[12] Все эти вопросы представляются в логике периода после «холодной войны». Они включают проблемы архитектуры европейской безопасности, расширения НАТО (и возможность включения в него Грузии и Украины), кибербезопасности, ПРО, неразрешенных конфликтов, ограничения вооружений, ДОВСЕ и пр.

[13] См.: Putin’s remarks at the Conference of Ambassadors and Permanent Representatives. 1 July 2014ю URL: http://eng.kremlin.ru/news/22586. Дальнейшие дискуссии по вопросу неделимости европейской безопасности и процессу Корфу см.: Monaghan A. (ed.). The Indivisibility of Security: Russia and Euro-Atlantic Security (Rome: NATO Defense College, 2010).

[14] См., например: Ashdown P. We Must Embrace Putin to Beat Islamic State // The Times. 30 September 2014.

[15] Transcript of Putin’s speech at Meeting of Valdai International Discussion Club. 19 September 2013. URL: http://eng.kremlin.ru/news/6007.

[16] Barrass G. The Great Cold War. A Journey through the Hall of Mirrors (Stanford: Stanford University Press, 2009). P. 379.

[17] См.: Panel discussion // LSE IDEAS, 27 October 2014. URL: http://www.lse.ac.uk/IDEAS/events/events/2014/14-10-27-Cold-War-in-Retrospect.aspx; а также специальный выпуск Cold War History. Vol. 14. No. 4. November 2014.

[18] Freedman L. Frostbitten // Foreign Affairs. March/April 2010.

[19] Gaddis J.L. We Now Know. Rethinking Cold War History (London: Clarendon Press, 1998).

[20] Peel Q. Chilling Lessons // The Financial Times. 14 March 2009.

[21] Такие сравнения делают целый ряд публичных фигур международного значения, в том числе Дэвид Кэмерон, Хилари Клинтон, Вольфганг Шойбле и Стефан Харпер. См.: Crimea Seen as “Hitler-Style” Land Grab // BBC. 7 March 2014. URL: http://www.bbc.co.uk/news/world-europe-26488652; David Cameron Steps up Rhetoric Against Russia // The Financial Times. 30 July 2014; David Cameron warns of “appeasing Putin as we did Hitler” // The Guardian. 2 September 2014; и Cameron Warns Putin as Russian President Lashes Sanctions // The Guardian. 15 November 2014.  Среди выдающихся западных наблюдателей, которые проводят такие аналогии:

Lo B. Crimea’s Sudenten Crisis // Project Syndicate. 18 March 2014. URL: http://www.project-syndicate.org/commentary/bobo-lo-argues-that-vladimir-putin-s-strategy-bears-strikingsimilarities-to-hitler-s-in-1938#wYpCtvLcMtO76czV.01; и Eyal J. Russian military move on Ukraine would echo HITLER annexing the Sudetenland, expert warns // Daily Express. 25 February 2014. Последний утверждает, что действия Путина по аналогии с аннексией Судет может привести к новой «холодной войне» с Западом. Аналогии с аншлюсов Австрии проводят, например: Sikorsky R. Polish FM: “Anschluss” in Crimea needs EU response // Radio Poland. 17 March 2014. URL: http://www.thenews.pl/1/10/Artykul/165408,Polish-FM-Anschluss-in-Crimea-needs-EU-response; Bershidsky N. In Ukraine, Echoes of the Anschluss // Bloomberg View. 2 March 2014. URL: http://www.bloombergview.com/articles/2014-03-02/in-ukraine-echoes-of-the-anschluss. Аналогии с Мюнхенскими соглашениями проводятся в: Goble P. Vytautas Landsbergis: Minsk Worse Than Munich // The Interpreter Magazine. 13 February 2015. Дэвид Кэмерон постоянно обращается к такого рода риторике, хотя и не выступает за военное решение.

[22] Зимние Олимпийские Игры в Сочи сравнивались с «Олимпийскими Играми Гитлера» 1936 года. Еще одним частым элементом дискуссий о России является Пакт Риббентропа-Молотова. См.: The Molotov–Ribbentrop Pact and the Slippery Slope of Big Power Politics // RFE/RL. 26 September 2014. URL: http://www.rferl.org/content/The_MolotovRibbentrop_Pact_And_The_Slippery_Slope_Of_Big_Power_Politics/1805658.html. Соглашение между Россией и Германией о строительстве «Северного потока» в таких терминах критиковалось в 2006 году Sikorski R. Indirect Hitler Comparison: Polish Cabinet Official Attacks Schroder and Merkel // Der Spiegel. 1 May 2006. URL: http://www.spiegel.de/international/indirect-hitler-comparison-polish-minister-attacks-schroeder-and-merkel-a-413969. html (впоследствии это появилось как: Cold War Part Two // The Guardian. 6 November 2006. URL: http://www.theguardian.com/world/2006/nov/13/russia.eu).

[23] Record J. The Use and Abuse of History: Munich, Vietnam and Iraq // Survival. Vol. 49. No. 1. 2007; Chuter D. Munich, or the Blood of Others // Haunted by History. Myths in International Relations / Cyril Buffet and Beatrice Heuser (ред.). (Oxford: Berghahn Books, 1998).

[24] После Второй мировой войны западные политики часто представляли Иосифа Сталина как нового Адольфа Гитлера. См.: Heuser B. Stalin as Hitler’s Successor: Western Interpretations of the Soviet Threat // Securing Peace in Europe, 1945–62. Thoughts for the Post Cold War Era / Beatrice Heuser and Robert O’Neill (ред.). (London: MacMillan, 1992). Среди остальных советских и российских лидеров Путина также часто сравнивают с Леонидом Брежневым.

[25] Buffet C., Heuser B. Introduction: of Myths and Men’ and ‘Conclusions: Historical Myths and the Denial of Change // Haunted by History / Buffet and Heuser (ред. ).

[26] Buffet, Heuser. Haunted by History.

[27] Neustadt R., May E. Thinking in Time. The Uses of History for Decision-Makers (London: Free Press, 1988). См. также: May E. Lessons from the Past. The Use and Misuse of History in American Foreign Policy (London: Oxford University Press, 1973).

[28] Следует понимать, как в Москве будут восприняты аналогии с «умиротворением агрессора» и с Гитлером. Такие аналогии, если доводить их до конца, приводят нас к выводу о том, что Европа безвариантно должна начать войну против России, в которой должна нанести ей поражение и заставить ее сдаться без каких-либо предусловий, а также провести полную смену режима.

[29] Цит. Кеннана по Heuser. Stalin as Hitler’s Successor. P. 26.

[30] NATO after ISAF – staying successful together. 8 April 2014, http://www.nato.int/cps/en/natolive/opinions_94321.htm.

[31] Эта идея только укрепилась в 2015 году после терактов в Париже.

[32] См.: Dempsey M. The Bend of Power // Foreign Policy. 25 July 2014.

[33] Freedman. Frostbitten; Burrows M. The Future, Declassified. Megatrends that Will Undo the World Unless We Take Action (London: Palgrave Macmillan, 2014). Такие представления игнорируют тот факт, что опыт прогнозирования действия СССР был не всегда успешным. Запад, например, не ожидал вторжений СССР в Чехословакии и Афганистане, а также введения военного положения в Польше в 1981 году. Также мало кто предсказывал распад Советского Союза.

[34] Dempsey: Russian Attacks Change European Security Landscape // US Department of Defense. 25 July 2014. URL: http://www.defense.gov/news/newsarticle.aspx?id=122751.

[35] Donnelly C. Preface // Soviet Military Operational Art. In Pursuit of Deep Battle. Под ред. David Glantz (London: Frank Cass, 1991). P. xix. См. также Dick C. Catching NATO Unawares. Soviet Army Surprise and Deception Techniques // International Defence Review. 1986. Pp. 21–26. Примечательно, что в работах ведущих исследователей по СССР и в частности военных специалистов, ссылки на которые могли бы обогатить дискуссии, практически не упоминаются дебаты о «новой «холодной войне»».

[36] Vigor P. Doubts and Difficulties Facing a Would-be Soviet Attacker // RUSI Journal. 125. June 1980. P. 32.

[37] Автор выражает благодарность Гордону Баррассу за обсуждения в частности по этому вопросу.

[38] Западноевропейский союз (ЗЕС) был международной организацией и военным альянсом, созданным в 1954 году. После завершения «холодной войны» зона ответственности ЗЕС была перераспределена, что со временем сделало организацию ненужной. В 2010 году государства начали из нее выходить, официально она закончила существовать в 2011 году.

[39] Проблема изменения взглядов России на меняющиеся правила ведения войны рассматривается, например, в: Gerasimov V. Tsennost’ nauki v predvidenii // Voenno-promyshlenni kurier. 27 February 2013. Начальник Генштаба России Герасимов указывает на пример «арабской весны» и задает вопрос: может ли это считаться типичной войной XXI века, и какой опыт из нее можно извлечь. На фоне событий 2014 года следует ожидать, что мышление в этом направлении развивается на основе недавно полученного опыта. Проблема изменений российской боевой мощи рассматривается в: Howard C., Pukhov R. (eds.). Brothers Armed. Military Aspects of the Crisis in Ukraine (Minneapolis: East View Publishing, 2014).

[40] Автор выражает свою благодарность Чарльзу Дику за эту мысль и за обсуждение по этой теме осенью 2014 года.

[41] Breedlove P. The Meaning of Russia’s Military Campaign Against Ukraine // Wall Street Journal. 16 July 2014.

[42] Это не значит, что уроки, которые извлечет Россия будут такими же, как те, которые может извлечь Запад. Это также не значит, что те уроки, которые извлечет Россия, будут верными, и даже то, что она сможет извлечь из них что-то хорошее.

[43] Bloch M. The Strange Defeat (London: Important Books, 2013). Pp. 38–39, 85, 92.

[44] Orwell G. Politics and the English Language // All Art is Propaganda. Critical Essays / George Packer (ed.), George Orwell (New York: Mariner Books, 2009).

Концепция внешней политики Российской Федерации • Президент России

I. Общие положения

Концепция внешней политики Российской Федерации (далее — Концепция) — система взглядов на содержание, принципы и основные направления внешнеполитической деятельности России.

Настоящая Концепция дополняет и развивает положения Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации 28 июня 2000 г.

Основу настоящей Концепции составляют Конституция Российской Федерации, федеральные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие деятельность федеральных органов государственной власти в сфере внешней политики, а также Концепция национальной безопасности Российской Федерации, Военная доктрина Российской Федерации и другие аналогичные документы.

Эволюция международных отношений в начале XXI века и укрепление России потребовали по‑новому взглянуть на общую ситуацию вокруг нее, переосмыслить приоритеты российской внешней политики с учетом возросшей роли страны в международных делах, повышения ее ответственности за происходящее в мире и открывшихся в связи с этим возможностей участвовать не только в реализации международной повестки дня, но и в ее формировании. В международной обстановке, наряду с позитивной тенденцией — укреплением позиций Российской Федерации на международной арене, проявились и негативные тенденции, которые необходимо учитывать при проведении внешнеполитического курса России на конкретных направлениях.

В соответствии с высшим приоритетом национальной безопасности — защитой интересов личности, общества и государства — главные внешнеполитические усилия должны быть сосредоточены на достижении следующих основных целей:

обеспечение безопасности страны, сохранение и укрепление ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе, в наибольшей мере отвечающих интересам Российской Федерации как одного из влиятельных центров современного мира и необходимых для роста ее политического, экономического, интеллектуального и духовного потенциала;

создание благоприятных внешних условий для модернизации России, перевода ее экономики на инновационный путь развития, повышения уровня жизни населения, консолидации общества, укрепления основ конституционного строя, правового государства и демократических институтов, реализации прав и свобод человека и, как следствие, обеспечение конкурентоспособности страны в глобализирующемся мире;

воздействие на общемировые процессы в целях установления справедливого и демократического миропорядка, основанного на коллективных началах в решении международных проблем и на верховенстве международного права, прежде всего на положениях Устава ООН, а также на равноправных и партнерских отношениях между государствами при центральной и координирующей роли ООН как основной организации, регулирующей международные отношения и обладающей уникальной легитимностью;

формирование отношений добрососедства с сопредельными государствами, содействие устранению имеющихся и предотвращению возникновения новых очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к Российской Федерации регионах и других районах мира;

поиск согласия и совпадающих интересов с другими государствами и межгосударственными объединениями в процессе решения задач, определяемых национальными приоритетами России, создание на этой основе системы двусторонних и многосторонних партнерских отношений, призванной обеспечить устойчивость международного положения страны к колебаниям внешнеполитической конъюнктуры;

всесторонняя защита прав и законных интересов российских граждан и соотечественников, проживающих за рубежом;

содействие объективному восприятию Российской Федерации в мире как демократического государства с социально ориентированной рыночной экономикой и независимой внешней политикой;

поддержка и популяризация в иностранных государствах русского языка и культуры народов России, вносящих уникальный вклад в культурно-цивилизационное многообразие современного мира и в развитие партнерства цивилизаций.

II. Современный мир и внешняя политика Российской Федерации

Современный мир переживает фундаментальные и динамичные изменения, глубоко затрагивающие интересы Российской Федерации и ее граждан. Новая Россия, встав на твердую почву национальных интересов, обрела полноценную роль в глобальных делах.

Стираются различия между внутренними и внешними средствами обеспечения национальных интересов и безопасности.

В этих условиях внешняя политика становится одним из важнейших инструментов поступательного развития страны, обеспечения ее конкурентоспособности в глобализирующемся мире.

Являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, участницей «Группы восьми» и целого ряда других влиятельных международных и региональных организаций, механизмов межгосударственного диалога и сотрудничества, обладая значительным потенциалом и ресурсами во всех областях жизнедеятельности, интенсивно развивая отношения с ведущими государствами и объединениями всех регионов мира, последовательно интегрируясь в мировую экономику и политику, Россия оказывает существенное влияние на формирование новой архитектуры международных отношений.

Кардинальная трансформация международных отношений, прекращение идеологической конфронтации и последовательное преодоление наследия «холодной войны» и связанных с ней

предрассудков и стереотипов, укрепление России и ее международных позиций — все это существенно расширило возможности сотрудничества на мировой арене. Снижена опасность развязывания крупномасштабной войны, в том числе ядерной.

На современном этапе традиционные громоздкие военно-политические союзы уже не могут обеспечить противодействия всему спектру современных вызовов и угроз, являющихся трансграничными по своему характеру. На смену блоковым подходам к решению международных проблем приходит сетевая дипломатия, опирающаяся на гибкие формы участия в многосторонних структурах в целях коллективного поиска решений общих задач.

На передний план в качестве главных факторов влияния государств на международную политику, наряду с военной мощью, выдвигаются экономические, научно-технические, экологические, демографические и информационные. Все большее значение приобретают: уровень защищенности интересов личности, общества и государства; духовное и интеллектуальное развитие населения; рост его благосостояния; сбалансированность образовательных, научных и производственных ресурсов; в целом уровень инвестиций в человека; эффективное использование механизмов регулирования мировых рынков товаров и услуг, диверсификации экономических связей; сравнительные преимущества государств в интеграционных процессах. Экономическая взаимозависимость государств становится одним из ключевых факторов поддержания международной стабильности. Создаются предпосылки для становления более кризисоустойчивой международной системы.

Новые вызовы и угрозы (прежде всего международный терроризм, наркотрафик, организованная преступность, опасность распространения оружия массового уничтожения и средств его доставки, региональные конфликты, демографические проблемы, глобальная бедность, в том числе энергетическая, а также нелегальная миграция, изменение климата) носят глобальный характер и требуют адекватного ответа со стороны всего международного сообщества и солидарных усилий для их преодоления. Существенно возрастает роль экологического фактора, все более актуальной становится проблема профилактики и борьбы с инфекционными заболеваниями. Сложность стоящих перед международным сообществом задач требует выработки сбалансированной стратегии их решения, исходящей из взаимосвязанности проблем безопасности, социально-экономического развития и защиты прав человека.

Противоречивость тенденций, определяющих современное состояние международных отношений, обусловливается переходным периодом их развития. Эти тенденции также отражают различия в понимании реального значения и последствий окончания «холодной войны». Глобальная конкуренция впервые в новейшей истории приобретает цивилизационное измерение, что предполагает конкуренцию между различными ценностными ориентирами и моделями развития в рамках универсальных принципов демократии и рыночной экономики.

По мере преодоления сдерживающего воздействия биполярной конфронтации все более громко заявляет о себе культурно-цивилизационное многообразие современного мира. Возрастает значение религиозного фактора в формировании системы современных международных отношений, в частности их нравственного основания. Эту задачу невозможно решить без обращения к общему нравственному знаменателю, всегда существовавшему у основных мировых религий.

Реакция на перспективу утраты историческим Западом своей монополии на глобализационные процессы находит свое выражение, в частности, в инерции политико-психологической установки на «сдерживание» России, включая попытки использовать в этих целях избирательный подход к истории, прежде всего к истории Второй мировой войны и послевоенного периода.

Как никогда актуальной становится задача выработки международным сообществом общего видения современной исторической эпохи, что возможно только при условии открытых и честных дискуссий, в ходе которых будут обсуждаться по существу стоящие перед человечеством проблемы. Необходимо обеспечить условия ученым для профессиональной работы по установлению исторической правды, не допускать превращения исторической темы в инструмент практической политики.

Стратегия односторонних действий дестабилизирует международную обстановку, провоцирует напряженность и гонку вооружений, усугубляет межгосударственные противоречия, разжигает национальную и религиозную рознь, создает угрозу безопасности других государств, ведет к росту напряженности в межцивилизационных отношениях. Применение принудительных мер с использованием вооруженной силы в обход Устава ООН и ее Совета Безопасности не способно устранить глубокие социально-экономические, межэтнические и другие противоречия, лежащие в основе конфликтов, подрывает основы международного права и ведет к расширению конфликтного пространства, в том числе в непосредственном геополитическом окружении России.

ООН призвана сыграть фундаментальную роль в налаживании полноценного межцивилизационного диалога, направленного на достижение согласия между представителями различных религий, конфессий и культур.

Россия будет продолжать добиваться укрепления многосторонних начал в мировых делах, формирования такой архитектуры международных отношений, которая основывалась бы на признании международным сообществом принципов неделимости безопасности в современном мире и отражала бы его многоликость.

Интересы России непосредственно связаны и с другими мировыми тенденциями, среди которых:

глобализация мировой экономики. Наряду с дополнительными возможностями социально-экономического прогресса, расширения человеческих контактов, такая тенденция порождает и новые опасности, особенно для экономически слабых государств. Усиливается вероятность крупномасштабных финансово-экономических кризисов, создается угроза углубления диспропорций в развитии различных регионов мира из‑за неравенства стартовых позиций и внутренних потенциалов для ответа на вызовы модернизации. Глобализации противостоит растущее стремление отдельных стран защитить свой экономический суверенитет, причем нередко такой протекционизм приобретает форму экономического национализма, когда прагматические интересы подменяются политическими соображениями. Натиск глобализации испытывает на себе культурная самобытность подавляющего большинства стран и народов;

объективное повышение роли многосторонней дипломатии, международных институтов и механизмов в мировой политике и экономике, вызванное усилением взаимозависимости государств, необходимостью повышения управляемости мирового развития;

наращивание экономического потенциала новых центров глобального роста, связанное в том числе с более равномерным распределением ресурсов развития вследствие либерализации мировых рынков. Экономический подъем в таких странах и регионах конвертируется в их политическое влияние, при этом дальнейшее развитие получает тенденция к полицентричному миропорядку;

развитие региональной и субрегиональной интеграции на пространстве Содружества Независимых Государств (СНГ), в Евро-Атлантическом и Азиатско-Тихоокеанском регионах, Африке и Латинской Америке. Интеграционные объединения приобретают все большее значение в мировой экономике, становятся существенным фактором региональной и субрегиональной безопасности, включая миротворчество;

военно-политическое соперничество региональных держав, рост сепаратизма, этнонационального и религиозного экстремизма. Интеграционные процессы, в частности в Евро-Атлантическом регионе, имеют зачастую избирательно-ограничительный характер. Попытки принизить роль суверенного государства как основополагающего элемента международных отношений, ввести в практику разделение государств на категории с различным объемом прав и обязанностей несут в себе угрозу подрыва международного правопорядка, а также чреваты произвольным вмешательством во внутренние дела суверенных государств;

игнорирование отдельными государствами и группами государств основных принципов международного права. Россия выступает за то, чтобы общепризнанные нормы международного права были подлинно универсальными с точки зрения их понимания и применения.

Укрепление международных позиций России, а также решение задач, связанных с установлением равноправных, взаимовыгодных, партнерских отношений со всеми странами, успешное продвижение ее внешнеэкономических интересов, обеспечение политического, экономического, информационного и культурного влияния за рубежом требуют задействования всех имеющихся в распоряжении государства финансово-экономических рычагов и адекватного ресурсного обеспечения внешней политики Российской Федерации.

Российская Федерация располагает реальным потенциалом для того, чтобы занять достойное место в мире. Определяющее значение при этом имеют укрепление российской государственности, устойчивый экономической рост, дальнейшие политические и экономические преобразования, решение социальных проблем, преодоление ресурсно-сырьевой ориентации экономики и ее перевод на инновационный путь развития, улучшение демографической ситуации. Важными факторами являются также укрепление институтов гражданского общества и государственная поддержка национальных неправительственных организаций, заинтересованных в обеспечении российских внешнеполитических интересов.

Россия проводит открытую, предсказуемую и прагматичную внешнюю политику, продиктованную ее национальными интересами. Свое международное сотрудничество Россия строит на основах равноправия, взаимного уважения интересов и взаимной выгоды.

Отличительная черта российской внешней политики — ее сбалансированность и многовекторность. Это обусловлено геополитическим положением России как крупнейшей евразийской державы, ее статусом одного из ведущих государств мира и постоянного члена Совета Безопасности ООН. Интересы страны в современных условиях диктуют настоятельную необходимость активного продвижения позитивной повестки дня по всему спектру международных проблем.

Россия всецело осознает свою ответственность за поддержание безопасности в мире как на глобальном, так и на региональном уровне и готова к совместным действиям со всеми другими заинтересованными государствами в целях решения общих задач. Если партнеры не будут готовы к совместным действиям, Россия для защиты своих национальных интересов будет вынуждена действовать самостоятельно, но всегда на основе международного права.

Россия не даст вовлечь себя в затратную конфронтацию, в том числе в новую гонку вооружений, разрушительную для экономики и пагубную для внутреннего развития страны.

III. Приоритеты Российской Федерации в решении глобальных проблем

Многообразие и сложность международных проблем и кризисных ситуаций предполагают своевременную оценку приоритетности каждой из них во внешнеполитической деятельности Российской Федерации. Использование политико-дипломатических, правовых, военных, экономических, финансовых и иных инструментов при решении внешнеполитических задач должно быть соразмерно их реальному значению для обеспечения внешнеполитических интересов России и осуществляться при должной скоординированности действий всех ветвей власти и соответствующих ведомств.

1. Формирование нового мироустройства

Россия заинтересована в стабильной системе международных отношений, основанной на принципах равноправия, взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества государств и опирающейся на международное право. Такая система призвана обеспечить надежную и равную безопасность каждого члена мирового сообщества в политической, военной, экономической, информационной, гуманитарной и иных областях. Ее главный инструмент — многосторонняя дипломатия.

Центром регулирования международных отношений и координации мировой политики в XXI веке должна оставаться ООН, которая доказала свою безальтернативность и наделена уникальной легитимностью. Россия поддерживает усилия по укреплению ее центральной и координирующей роли. Это предполагает:

неуклонное соблюдение целей и принципов, зафиксированных в Уставе ООН;

рациональное реформирование ООН в целях ее планомерной адаптации к меняющимся политическим и экономическим реалиям в мире;

дальнейшее повышение эффективности деятельности Совета Безопасности ООН, несущего главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, придание этому органу в процессе реформирования большей представительности при обеспечении должной оперативности в его работе. Любые решения по созданию дополнительных мест в Совете Безопасности ООН должны приниматься на основе самого широкого согласия государств — членов ООН. Статус пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН должен быть сохранен.

Россия придает большое значение повышению управляемости мирового развития, созданию саморегулируемой международной системы, что требует коллективного лидерства ведущих государств мира, которое должно быть представительным в географическом и цивилизационном отношении и осуществляться при полном уважении центральной и координирующей роли ООН. В этих целях Россия будет наращивать взаимодействие в таких форматах, как «Группа восьми» и ее диалог с традиционными партнерами, «тройка» (Россия, Индия и Китай), «четверка» БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), а также с использованием других неформальных структур и диалоговых площадок.

2. Верховенство права в международных отношениях

Россия последовательно выступает за укрепление правовых основ в международных отношениях, добросовестно соблюдает международно-правовые обязательства. Поддержание и укрепление международной законности — одно из приоритетных направлений ее деятельности на международной арене. Верховенство права призвано обеспечить мирное и плодотворное сотрудничество государств при соблюдении баланса их зачастую не совпадающих интересов, а также при обеспечении интересов мирового сообщества в целом. Соблюдение международного права важно для обеспечения интересов нашей страны, ее граждан и юридических лиц. Россия намерена:

добиваться соблюдения участниками международных отношений международных обязательств как перед Россией, так и перед международным сообществом в целом; бороться с нарушениями международного права со стороны государств, международных организаций, негосударственных образований и отдельных лиц. В условиях глобализации вызовов и угроз безопасности и устойчивому развитию еще более важной становится роль Совета Безопасности ООН как универсального механизма обеспечения международной законности;

противодействовать попыткам отдельных государств или групп государств подвергнуть ревизии общепризнанные нормы международного права, отраженные в универсальных документах — Уставе ООН, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года, а также в Заключительном акте СБСЕ 1975 года. Для международного мира и правопорядка особенно опасны осуществляемое в угоду политической конъюнктуре и интересам отдельных государств произвольное толкование таких важнейших международно-правовых норм и принципов, как неприменение силы и угрозы силой, мирное разрешение международных споров, уважение суверенитета государств и их территориальной целостности, право народов на самоопределение, а также попытки выдать нарушения международного права за его «творческое» применение. Такие действия размывают содержание международного права и наносят его авторитету непоправимый урон;

содействовать кодификации и прогрессивному развитию международного права, прежде всего осуществляемому под эгидой ООН, достижению универсального участия в международных договорах ООН, их единообразному толкованию и применению, в целом — бережному отношению к этим уникальным правовым инструментам и созданным ими режимам;

работать в направлении укрепления международно-правовых основ сотрудничества в рамках СНГ, в других региональных и субрегиональных форматах, постановки на твердую и современную правовую основу наших стратегических отношений с Европейским союзом, построения подлинно общеевропейского правового пространства под эгидой Совета Европы;

вести дело к завершению международно-правового оформления государственной границы Российской Федерации, а также границ морских пространств, в отношении которых она осуществляет суверенные права и юрисдикцию.

3. Укрепление международной безопасности

Россия последовательно выступает за снижение роли фактора силы в международных отношениях при одновременном укреплении стратегической и региональной стабильности. В этих целях Российская Федерация:

неукоснительно соблюдает свои международные обязательства по международным договорам в сфере нераспространения оружия массового уничтожения, контроля над вооружениями и разоружения, а также принимает меры по укреплению доверия в военной сфере; участвует в разработке и заключении новых договоренностей в этих областях, отвечающих ее национальным интересам, на основе принципов равноправия и неделимости безопасности;

подтверждает неизменность своего курса на развитие многосторонних основ нераспространения ядерного оружия, других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки; выступает за соблюдение Договора о нераспространении ядерного оружия, Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, а также Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении; активно участвует в международных усилиях в сфере контроля за оборотом материалов и технологий двойного назначения; содействует скорейшему вступлению в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний; выступает за создание глобального режима ракетного нераспространения на основе юридически обязывающей договоренности;

готова вести переговоры со всеми ядерными державами в целях сокращения стратегических наступательных вооружений (межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты на подводных лодках и тяжелые бомбардировщики, а также размещенные на них боезаряды) до минимального уровня, достаточного для поддержания стратегической стабильности;

выступает за недопущение вывода оружия в космос, за создание системы коллективного реагирования на возможные ракетные угрозы на равноправной основе и против односторонних действий в области стратегической противоракетной обороны, дестабилизирующих международную обстановку;

считает, что фундаментальные тенденции современного развития, включая нарождающуюся многополярность, и диверсификация рисков и угроз подводят к выводу о том, что решение проблем стратегической стабильности не может более оставаться только сферой взаимоотношений между Российской Федерацией и США. Объективно приходит время открыть эти рамки для ведущих государств, прежде всего ядерных, заинтересованных в совместных действиях, направленных на обеспечение общей безопасности. В этом — смысл стратегической открытости, лежащей в основе российских инициатив, в частности по коллективному противодействию возможным ракетным угрозам Европе и по приданию глобального характера режиму Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 года;

последовательно выступает за недопущение гонки вооружений, противодействует попыткам создания и развертывания дестабилизирующих, в том числе новых видов, вооружений: ядерных зарядов малой мощности, межконтинентальных баллистических ракет с неядерными боеголовками, систем стратегической противоракетной обороны;

уделяет особое внимание обеспечению международной информационной безопасности в качестве важного элемента укрепления стратегической стабильности;

поддерживает международные усилия по противодействию незаконному обороту легкого и стрелкового оружия;

намерена и далее содействовать укреплению региональной стабильности в Европе путем участия в процессах ограничения и сокращения обычных вооруженных сил, а также применения мер укрепления доверия в военной области на основе соблюдения принципа равной безопасности всех сторон;

считает международное миротворчество действенным инструментом урегулирования вооруженных конфликтов и решения задач государственного строительства на посткризисной стадии и намерена наращивать свое участие в международной миротворческой деятельности под эгидой ООН и в рамках взаимодействия с региональными и международными организациями; будет вносить активный вклад в совершенствование превентивного антикризисного потенциала ООН;

твердо исходит из того, что санкционировать применение силы в целях принуждения к миру правомочен только Совет Безопасности ООН;

рассматривает статью 51 Устава ООН как адекватную и не подлежащую ревизии правовую основу для применения силы в порядке самообороны, в том числе в условиях существования таких угроз миру и безопасности, как международный терроризм и распространение оружия массового уничтожения;

рассматривает как важнейшую национальную и внешнеполитическую задачу борьбу с международным терроризмом, исходя из необходимости системного и комплексного использования политико-правовых, информационно-пропагандистских, социально-экономических и специальных мер с упором на превентивную составляющую такого противодействия; выступает за разработку дальнейших мер по сплочению глобальной антитеррористической коалиции под эгидой ООН с участием региональных организаций, без двойных стандартов и на основе универсальных антитеррористических конвенций и решений Совета Безопасности ООН; будет добиваться обеспечения права каждого человека вне зависимости от его национальности, расы, пола, религиозной принадлежности на защиту от терроризма и террористических актов. В соответствии с международным правом и своим законодательством Россия будет применять все необходимые меры по отражению и предотвращению террористических нападений на нее и ее граждан, по их защите от террористических актов, по недопущению на своей территории деятельности, имеющей целью организацию подобных актов против граждан и интересов других стран, по непредоставлению убежища и трибуны террористам и подстрекателям к террору;

будет добиваться политико-дипломатического урегулирования региональных конфликтов на основе коллективных действий международного сообщества, исходя из того, что современные конфликты не имеют силовых решений, их решение следует искать через вовлечение всех сторон в диалог и переговоры, а не через изоляцию какой‑то из них;

целенаправленно противодействует незаконному обороту наркотиков и организованной преступности, сотрудничая с другими государствами в многостороннем формате, прежде всего в рамках специализированных международных органов, и на двусторонней основе;

поддерживает создание под эгидой ООН и других международных и региональных организаций эффективных структур взаимодействия по реагированию на стихийные бедствия и крупные техногенные катастрофы, другие чрезвычайные ситуации, включая наращивание возможностей по преодолению их последствий и укрепление систем раннего предупреждения и прогнозирования;

участвует в международном сотрудничестве по регулированию процессов миграции, обеспечению прав трудящихся-мигрантов;

как многонациональное и многоконфессиональное государство, способствует диалогу и партнерству между культурами, религиями и цивилизациями, последовательно проводит эту линию в рамках ООН, ЮНЕСКО, ОБСЕ, Совета Европы и других международных и региональных организаций, в контексте сотрудничества с Организацией Исламская конференция; поддерживает соответствующие инициативы гражданского общества, активно взаимодействует с Русской православной церковью и другими основными конфессиями страны.

4. Международное экономическое и экологическое сотрудничество

Своими устойчиво высокими темпами экономического роста, во многом основанного на расширяющемся внутреннем спросе, природными и накопленными финансовыми ресурсами Россия вносит значительный вклад в обеспечение стабильности глобальной экономики и финансов. Соответственно, Россия намерена активно содействовать, в том числе посредством своего присоединения к Всемирной торговой организации и Организации экономического сотрудничества и развития, формированию справедливой и демократической глобальной торгово-экономической и валютно-финансовой архитектуры в целях полноправного и эффективного участия в ней.

Главным приоритетом политики Российской Федерации в сфере международных экономических отношений является содействие развитию национальной экономики в условиях глобализации посредством обеспечения равноправных позиций страны и российского бизнеса в системе мирохозяйственных связей. Для достижения этой цели Российская Федерация:

добивается максимальных выгод и сведения к минимуму рисков при дальнейшей интеграции России в мировую экономику с учетом необходимости обеспечения экономической, энергетической и продовольственной безопасности страны;

создает благоприятные политические условия для диверсификации российского присутствия на мировых рынках за счет расширения номенклатуры экспорта и географии внешнеэкономических и инвестиционных связей России;

принимает меры торговой политики для защиты интересов Российской Федерации в соответствии с международными правилами и противодействует торгово-политическим мерам иностранных государств, ущемляющим права Российской Федерации и российских предприятий;

оказывает государственное содействие российским предприятиям и компаниям в освоении новых и развитии традиционных рынков, противодействует дискриминации отечественных инвесторов и экспортеров, особенно на рынках наукоемкой продукции и товаров с высокой степенью обработки;

содействует привлечению иностранных инвестиций в наукоемкие и другие приоритетные сферы российской экономики;

продолжает наращивание потенциала и модернизацию топливно-энергетического комплекса, подтверждая репутацию ответственного партнера на рынках энергоресурсов, обеспечивая устойчивое развитие своей экономики и способствуя сбалансированности мировых энергорынков;

укрепляет стратегическое партнерство с ведущими производителями энергетических ресурсов, активно развивает диалог со странами-потребителями и странами транзита, основываясь на принципах обеспечения энергобезопасности, зафиксированных в итоговых документах Санкт-Петербургского саммита «восьмерки» 2006 года, и исходя из того, что меры, гарантирующие надежность поставок энергоресурсов, должны последовательно подкрепляться встречными мероприятиями по обеспечению стабильности спроса и надежности транзита;

активно использует возможности региональных экономических и финансовых организаций для отстаивания интересов Российской Федерации в соответствующих регионах, уделяя особое внимание деятельности организаций и структур, способствующих укреплению интеграционных процессов на пространстве СНГ;

в соответствии с нормами международного права использует все имеющиеся в ее распоряжении экономические рычаги и ресурсы, а также конкурентные преимущества для защиты своих национальных интересов.

Российская Федерация выступает за расширение международного сотрудничества в целях обеспечения экологической безопасности и противодействия изменению климата на планете, в том числе с привлечением новейших энерго- и ресурсосберегающих технологий, в интересах всего мирового сообщества. Среди приоритетов в данной сфере — дальнейшие разработки научно обоснованных подходов к сохранению благоприятной природной среды и наращивание взаимодействия со всеми государствами мира по вопросам охраны окружающей природной среды для обеспечения устойчивого развития нынешнего и будущих поколений. Российская Федерация:

рассматривает устойчивое социально-экономическое развитие всех стран как необходимый элемент современной системы коллективной безопасности и исходит из того, что содействие международному развитию должно быть нацелено на поиск эффективных путей поддержки усилий по ликвидации дисбалансов в развитии различных регионов. В этих целях Россия, используя свой донорский потенциал, проводит активную и целенаправленную политику в сфере содействия международному развитию как на многостороннем, так и на двустороннем уровне;

поддерживает международное сотрудничество в области охраны здоровья при ведущей роли Всемирной организации здравоохранения в качестве одного из приоритетов глобальной повестки дня, неотъемлемого компонента обеспечения устойчивого развития.

В условиях возрастающего как с экономической точки зрения, так и в плане укрепления безопасности значения морских пространств актуальной задачей становится их эффективное использование. В этих целях Российская Федерация будет добиваться обеспечения отвечающих национальным интересам режимов безопасного судоходства, ответственного рыболовства и научно-исследовательской деятельности в Мировом океане в сочетании с мерами по защите морской среды, борьбе с терроризмом и распространением оружия массового уничтожения. Россия намерена установить в соответствии с международным правом внешние границы своего континентального шельфа, расширяя тем самым возможности для разведки и разработки его минеральных ресурсов.

5. Международное гуманитарное сотрудничество и права человека

Россия, приверженная универсальным демократическим ценностям, включая обеспечение прав и свобод человека, видит свои задачи в том, чтобы:

добиваться уважения прав и свобод человека во всем мире путем конструктивного международного диалога на основе Всеобщей декларации прав человека, использования других возможностей, в том числе на региональном уровне, в сфере прав человека, а также недопущения двойных стандартов, уважения национальных и исторических особенностей каждого государства в процессе демократических преобразований без навязывания кому‑либо заимствованных систем ценностей;

защищать права и законные интересы российских граждан и соотечественников, проживающих за рубежом, на основе международного права и действующих двусторонних соглашений, рассматривая многомиллионную русскую диаспору — Русский мир — в качестве партнера, в том числе в деле расширения и укрепления пространства русского языка и культуры;

способствовать консолидации организаций соотечественников в целях более эффективного обеспечения ими своих прав в странах проживания, сохранению этнокультурной самобытности русской диаспоры и ее связей с исторической Родиной, последовательно создавать условия для содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию тех соотечественников, кто сделает такой выбор;

способствовать изучению и распространению русского языка как неотъемлемой части мировой культуры и инструмента межнационального общения;

твердо противодействовать проявлениям неофашизма, любых форм расовой дискриминации, агрессивного национализма, антисемитизма и ксенофобии, попыткам переписать историю и использовать ее в целях нагнетания конфронтации и реваншизма в мировой политике, подвергнуть ревизии итоги Второй мировой войны;

развивать, в том числе используя ресурсы, потенциал и инициативы институтов гражданского общества в сфере общественной дипломатии, международное культурное и гуманитарное сотрудничество как средство налаживания межцивилизационного диалога, достижения согласия и обеспечения взаимопонимания между народами, уделяя особое внимание межрелигиозному диалогу;

наращивать взаимодействие с международными и неправительственными правозащитными организациями в целях укрепления универсальных, без двойных стандартов норм защиты прав человека, их сопряжения с ответственностью личности за свои действия, прежде всего в плане недопущения оскорбления чувств верующих и укоренения толерантности, укрепления в диалоге по правам человека нравственных начал;

расширять на основе изложенного участие в международных конвенциях и соглашениях в области прав человека, приводя в соответствие с ними законодательство Российской Федерации.

6. Информационное сопровождение внешнеполитической деятельности

Важным направлением внешнеполитической деятельности Российской Федерации является доведение до широких кругов мировой общественности полной и точной информации о ее позициях по основным международным проблемам, о внешнеполитических инициативах и действиях Российской Федерации, о процессах и планах ее внутреннего социально-экономического развития, о достижениях российской культуры и науки.

В рамках публичной дипломатии Россия будет добиваться своего объективного восприятия в мире, развивать собственные эффективные средства информационного влияния на общественное мнение за рубежом, обеспечивать усиление позиций российских средств массовой информации в мировом информационном пространстве, предоставляя им необходимую государственную поддержку, активно участвовать в международном сотрудничестве в информационной сфере, принимать необходимые меры по отражению информационных угроз ее суверенитету и безопасности.

IV. Региональные приоритеты

Приоритетным направлением внешней политики России является развитие двустороннего и многостороннего сотрудничества с государствами — участниками СНГ.

Россия выстраивает дружественные отношения с каждым из государств — участников СНГ на основе равноправия, взаимной выгоды, уважения и учета интересов друг друга. С государствами, которые проявляют готовность к этому, развиваются отношения стратегического партнерства и союзничества.

Россия подходит к торгово-экономическим связям с государствами — участниками СНГ с учетом достигнутого уровня сотрудничества, последовательно придерживаясь рыночных принципов в качестве важного условия развития подлинно равноправных взаимоотношений и укрепления объективных предпосылок для продвижения современных форм интеграции.

Россия активно способствует развитию взаимодействия государств — участников СНГ в гуманитарной сфере на базе сохранения и приумножения общего культурно-цивилизационного наследия, которое в условиях глобализации является важным ресурсом СНГ в целом и каждого государства-участника в отдельности. Особое внимание уделяется поддержке соотечественников, проживающих в государствах — участниках СНГ, согласованию на основе взаимности договоренностей о защите их образовательных, языковых, социальных, трудовых, гуманитарных и иных прав и свобод.

Россия будет наращивать сотрудничество с государствами — участниками СНГ в сфере обеспечения взаимной безопасности, включая совместное противодействие общим вызовам и угрозам, прежде всего международному терроризму, экстремизму, наркотрафику, транснациональной преступности, незаконной миграции. Первостепенными задачами являются нейтрализация террористической угрозы и наркоугрозы, исходящих с территории Афганистана, недопущение дестабилизации обстановки в Центральной Азии и Закавказье.

В этих целях Россия будет:

работать над дальнейшей реализацией потенциала СНГ как региональной организации, форума для многостороннего политического диалога и механизма многопланового сотрудничества с приоритетами в сферах экономики, гуманитарного взаимодействия, борьбы с традиционными и новыми вызовами и угрозами;

продолжать согласованную линию на создание условий для эффективного строительства Союзного государства через поэтапный перевод отношений между Россией и Белоруссией на рыночные принципы в процессе формирования единого экономического пространства;

активно работать в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) с Белоруссией и Казахстаном над созданием Таможенного союза и единого экономического пространства, содействовать подключению к этой работе других государств — членов ЕврАзЭС;

принимать меры по дальнейшему укреплению ЕврАзЭС как ядра экономической интеграции, механизма содействия реализации крупных водноэнергетических, инфраструктурных, промышленных и иных совместных проектов;

всемерно развивать Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в качестве ключевого инструмента поддержания стабильности и обеспечения безопасности на пространстве СНГ, делая акцент на адаптации ОДКБ как многофункциональной интеграционной структуры к меняющейся обстановке, на надежном обеспечении способности государств — членов ОДКБ к своевременным и эффективным совместным действиям, на превращении ОДКБ в стержневой институт обеспечения безопасности в зоне ее ответственности.

Россия продолжит активно содействовать мирному разрешению конфликтов на пространстве СНГ на основе международного права, уважения достигнутых ранее договоренностей и поиска согласия между вовлеченными в них сторонами, ответственно реализуя свою посредническую миссию в переговорном процессе и миротворчестве.

Отношение России к субрегиональным образованиям и иным структурам без российского участия на пространстве СНГ определяется исходя из оценки их реального вклада в обеспечение добрососедства и стабильности, их готовности на деле учитывать законные российские интересы и уважать уже существующие механизмы сотрудничества, такие как СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, а также Шанхайская организация сотрудничества (ШОС).

В этом русле будут выстраиваться подходы России к развитию всестороннего практического взаимодействия в Черноморском и Каспийском регионах на основе сохранения индивидуальности Организации Черноморского экономического сотрудничества и укрепления механизма сотрудничества Прикаспийских государств.

Главной целью российской внешней политики на европейском направлении является создание по‑настоящему открытой, демократической системы общерегиональной коллективной безопасности и сотрудничества, обеспечивающей единство Евро-Атлантического региона — от Ванкувера до Владивостока, не допуская его новой фрагментации и воспроизводства прежних блоковых подходов, инерция которых сохраняется в нынешней европейской архитектуре, сложившейся в эпоху «холодной войны». Именно на это направлена инициатива заключения Договора о европейской безопасности, старт разработке которого можно было бы дать на общеевропейском саммите.

Россия выступает за достижение подлинного единства Европы, без разделительных линий, путем обеспечения равноправного взаимодействия России, Европейского союза и США. Это способствовало бы укреплению позиций государств Евро-Атлантического региона в глобальной конкуренции. Россия, как крупнейшее европейское государство с многонациональным и многоконфессиональным обществом и многовековой историей, готова сыграть конструктивную роль в обеспечении цивилизационной совместимости Европы, гармоничной интеграции религиозных меньшинств, в том числе с учетом тенденций в сфере миграции.

Россия выступает за укрепление роли Совета Европы в качестве самостоятельной универсальной общеевропейской организации, определяющей уровень правовых стандартов во всех государствах — членах Совета Европы без дискриминации и привилегий для кого бы то ни было, важного инструмента устранения разделительных линий на континенте.

Россия заинтересована в том, чтобы ОБСЕ добросовестно выполняла возложенную на нее функцию — форума для равноправного диалога государств — участников ОБСЕ и коллективной выработки консенсусных решений на основе всеобъемлющего и основывающегося на балансе интересов подхода к безопасности в ее военно-политическом, экономическом и гуманитарном аспектах. Полноценная реализация этой функции возможна через перевод всей работы ОБСЕ на прочную нормативную базу, обеспечивающую верховенство прерогатив коллективных межправительственных органов.

В военно-политической сфере Россия будет добиваться исправления дисбалансов, сложившихся в области ограничения обычных вооружений и вооруженных сил в Европе, и принятия новых мер доверия.

Российская Федерация будет развивать отношения с Европейским союзом как с одним из основных торгово-экономических и внешнеполитических партнеров, выступать за всемерное укрепление механизмов взаимодействия, включая последовательное формирование общих пространств в сферах экономики, внешней и внутренней безопасности, образования, науки, культуры. Долговременным интересам России отвечает согласование с Европейским союзом Договора о стратегическом партнерстве, устанавливающего особые, максимально продвинутые формы равноправного и взаимовыгодного сотрудничества с Европейским союзом во всех областях с перспективой выхода на безвизовой режим.

Российская Федерация заинтересована в укреплении Европейского союза, развитии его способности выступать с согласованных позиций в торгово-экономических, гуманитарных, внешнеполитических областях и в сфере безопасности.

Развитие взаимовыгодных двусторонних связей с Германией, Францией, Италией, Испанией, Финляндией, Грецией, Нидерландами, Норвегией и некоторыми другими государствами Западной Европы является важным ресурсом продвижения национальных интересов России в европейских и мировых делах, содействия переводу российской экономики на инновационный путь развития. Россия хотела бы, чтобы в этом же русле использовался потенциал взаимодействия с Великобританией.

Россия развивает поступательное практическое взаимодействие со странами Северной Европы, включая реализацию в рамках многосторонних структур совместных проектов по сотрудничеству в Баренцевом/Евроарктическом регионе и Арктике в целом, учитывая при этом интересы коренных народов.

Россия открыта для дальнейшего расширения прагматичного, взаимоуважительного сотрудничества с государствами Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы с учетом реальной готовности к этому каждого из них.

Российская Федерация настроена на взаимодействие с Латвией, Литвой и Эстонией в духе добрососедства, на основе обоюдного учета интересов. Принципиальное значение для России сохраняют вопросы соблюдения прав русскоязычного населения в соответствии с принципами и нормами общеевропейского и международного права, а также вопросы жизнеобеспечения Калининградской области.

Реально оценивая роль НАТО, Россия исходит из важности поступательного развития взаимодействия в формате Совета Россия — НАТО в интересах обеспечения предсказуемости и стабильности в Евро-Атлантическом регионе, максимального использования потенциала политического диалога и практического сотрудничества при решении вопросов, касающихся реагирования на общие угрозы, — терроризм, распространение оружия массового уничтожения, региональные кризисы, наркотрафик, природные и техногенные катастрофы.

Россия будет выстраивать отношения с НАТО с учетом степени готовности альянса к равноправному партнерству, неукоснительному соблюдению принципов и норм международного права, выполнению всеми его членами взятого на себя в рамках Совета Россия — НАТО обязательства не обеспечивать свою безопасность за счет безопасности Российской Федерации, а также обязательств по военной сдержанности. Россия сохраняет отрицательное отношение к расширению НАТО, в частности к планам приема в члены альянса Украины и Грузии, а также к приближению военной инфраструктуры НАТО к российским границам в целом, что нарушает принцип равной безопасности, ведет к появлению новых разъединительных линий в Европе и противоречит задачам повышения эффективности совместной работы по поиску ответов на реальные вызовы современности.

Россия выстраивает отношения с США с учетом не только их огромного потенциала для взаимовыгодного двустороннего торгово-экономического, научно-технического и иного сотрудничества, но и их ключевого влияния на состояние глобальной стратегической стабильности и международной обстановки в целом. Россия заинтересована в эффективном использовании существующей разветвленной инфраструктуры взаимодействия, включая постоянный диалог по проблемам внешней политики, безопасности и стратегической стабильности, который позволяет находить взаимоприемлемые решения на основе совпадающих интересов.

Для этого необходимо перевести российско-американские отношения в состояние стратегического партнерства, перешагнуть барьеры стратегических принципов прошлого и сосредоточиться на реальных угрозах, а там, где между Россией и США сохраняются разногласия, работать над их урегулированием в духе взаимоуважения.

Россия последовательно выступает за достижение новых договоренностей с Соединенными Штатами в сфере разоружения и контроля над вооружениями в интересах сохранения преемственности этого процесса, укрепления мер доверия и транспарентности в области космической деятельности и противоракетной обороны, а также по вопросам нераспространения оружия массового уничтожения, безопасного развития мирной ядерной энергетики, наращивания сотрудничества в сфере противодействия терроризму и другим вызовам и угрозам, урегулирования региональных конфликтов.

Россия заинтересована в том, чтобы действия США на мировой арене строились в соответствии с принципами и нормами международного права, прежде всего Устава ООН.

Долгосрочные приоритеты российской политики на американском направлении — подведение под отношения с США солидного экономического фундамента, обеспечение совместной выработки культуры управления разногласиями на основе прагматизма и соблюдения баланса интересов, что позволит обеспечить большую стабильность и предсказуемость российско-американских отношений.

Важным элементом сбалансированной политики России на североамериканском направлении являются отношения с Канадой, которые традиционно носят стабильный характер и мало подвержены воздействию политической конъюнктуры. Россия заинтересована в дальнейшем наращивании динамики двусторонних торгово-экономических связей и инвестиционного сотрудничества, во взаимодействии в Арктике.

В контексте многовекторной внешней политики Российской Федерации важное и всевозрастающее значение имеет Азиатско-Тихоокеанский регион, что обусловлено принадлежностью России к этому динамично развивающемуся району мира, заинтересованностью в использовании его возможностей при реализации программ экономического подъема Сибири и Дальнего Востока, необходимостью укрепления регионального сотрудничества в сфере противодействия терроризму, обеспечения безопасности и налаживания диалога между цивилизациями. Продолжится активное участие России в основных интеграционных структурах Азиатско-Тихоокеанского региона – форуме «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество», механизмах партнерства с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), включая региональный форум АСЕАН.

Особое место отводится дальнейшему укреплению ШОС, продвижению ее инициативы по созданию сети партнерских связей между всеми интеграционными объединениями в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Важнейшим направлением российской внешней политики в Азии является развитие дружественных отношений с Китаем и Индией. Россия будет наращивать российско-китайское стратегическое партнерство во всех областях на основе совпадения принципиальных подходов к ключевым вопросам мировой политики в качестве одной из базовых составляющих региональной и глобальной стабильности. Главной задачей в области двусторонних связей является приведение объема и качества экономического взаимодействия в соответствие с высоким уровнем политических отношений.

Углубляя стратегическое партнерство с Индией, Россия проводит принципиальную линию на упрочение взаимодействия по актуальным международным проблемам и всемерное укрепление взаимовыгодных двусторонних связей по всем направлениям, особенно на обеспечение существенного подъема в торгово-экономической сфере.

Россия разделяет заинтересованность Китая и Индии в налаживании эффективного внешнеполитического и экономического взаимодействия в трехстороннем формате Россия — Индия — Китай.

Российская Федерация выступает за отношения добрососедства и созидательного партнерства с Японией в интересах народов обеих стран. Унаследованные от прошлого проблемы, над общеприемлемым решением которых работа будет продолжена, не должны становиться препятствием на этом пути.

Россия настроена и далее развивать отношения с Турцией, Египтом, Алжиром, Ираном, Саудовской Аравией, Сирией, Ливией, Пакистаном и другими ведущими региональными государствами в двустороннем и многостороннем форматах.

Российская внешняя политика направлена на наращивание позитивной динамики отношений с государствами Юго-Восточной Азии, прежде всего на развитие стратегического партнерства с Вьетнамом, а также многопланового сотрудничества с Индонезией, Малайзией, Таиландом, Филиппинами, Сингапуром и другими странами региона.

Принципиальное значение для России имеет общее оздоровление ситуации в Азии, где сохраняются источники напряженности и конфликтов, увеличивается опасность распространения оружия массового уничтожения. Усилия будут сосредоточиваться на деятельном участии России в поисках политического решения ядерной проблемы Корейского полуострова, на поддержании конструктивных отношений с КНДР и Республикой Корея, на поощрении диалога между Пхеньяном и Сеулом, на укреплении безопасности в Северо-Восточной Азии.

Россия будет всемерно способствовать политико-дипломатическому урегулированию ситуации вокруг ядерной программы Ирана на основе признания права всех государств — членов Договора о нераспространении ядерного оружия на использование ядерной энергии в мирных целях и обеспечения неукоснительного соблюдения требований режима нераспространения ядерного оружия.

Углубляющийся кризис в Афганистане создает угрозу безопасности южных рубежей СНГ. Россия во взаимодействии с другими заинтересованными странами, ООН, ОДКБ, ШОС и иными многосторонними институтами будет прилагать последовательные усилия в целях недопущения экспорта терроризма и наркотиков из Афганистана, достижения прочного и справедливого политического урегулирования проблем этой страны при уважении прав и интересов всех населяющих ее этнических групп, постконфликтного восстановления Афганистана в качестве суверенного миролюбивого государства.

Россия будет вносить весомый вклад в стабилизацию обстановки на Ближнем Востоке, используя свой статус постоянного члена Совета Безопасности ООН и участника квартета международных посредников. Главная цель состоит в мобилизации коллективных усилий для достижения на международно-признанной основе всеобъемлющего и долгосрочного урегулирования арабо-израильского конфликта во всех его аспектах, включая создание независимого палестинского государства, сосуществующего в мире и безопасности с Израилем. Такое урегулирование должно быть достигнуто с участием и при учете законных интересов всех государств и народов, от которых зависит стабильность в регионе. Российская Федерация выступает за наращивание коллективных усилий на основе взаимного уважения, направленных на содействие прекращению насилия и на достижение политического урегулирования в Ираке путем национального примирения и восстановления полноценной государственности и экономики этой страны.

В целях дальнейшего расширения взаимодействия с государствами мусульманского мира Россия будет использовать возможности своего участия в качестве наблюдателя в Организации Исламская конференция и Лиге арабских государств, проводить активную линию в рамках реализации Инициативы партнерства «Группы восьми» с регионом Ближнего Востока и Северной Африки. Приоритетное внимание будет уделено развитию взаимовыгодного экономического сотрудничества, в том числе в энергетике, с государствами этого стратегически важного для российских национальных интересов района мира.

Россия будет расширять разноплановое взаимодействие с африканскими государствами на двусторонней и многосторонней основе, включая диалог и сотрудничество в рамках «Группы восьми», содействовать скорейшему урегулированию региональных конфликтов и кризисных ситуаций в Африке. Будет развиваться политический диалог с Африканским союзом и субрегиональными организациями, будут использоваться их возможности для подключения России к экономическим проектам на континенте.

Россия будет стремиться к налаживанию стратегического партнерства с Бразилией, наращивать политическое и экономическое сотрудничество с Аргентиной, Мексикой, Кубой, Венесуэлой и другими странами Латинской Америки и Карибского бассейна и их объединениями, опираясь на серьезный прогресс, достигнутый в отношениях с государствами этого региона за последние годы, расширять взаимодействие с этими государствами в международных организациях, поощрять экспорт в латиноамериканские страны российской наукоемкой промышленной продукции, осуществлять совместные проекты в сфере энергетики, инфраструктуры, высоких технологий, в том числе в рамках планов, разрабатываемых в региональных интеграционных объединениях.

V. Формирование и реализация внешней политики Российской Федерации

Президент Российской Федерации в соответствии со своими конституционными полномочиями осуществляет руководство внешней политикой страны и как глава государства представляет Российскую Федерацию в международных отношениях.

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации в рамках своих конституционных полномочий ведут работу по законодательному обеспечению внешнеполитического курса страны и выполнению ее международных обязательств, а также способствуют повышению эффективности парламентской дипломатии.

Правительство Российской Федерации осуществляет меры по реализации внешней политики страны.

Совет Безопасности Российской Федерации ведет работу по оценке вызовов и угроз национальным интересам и безопасности России в международной сфере, осуществляет подготовку предложений Президенту Российской Федерации для принятия главой государства решений по вопросам внешней политики Российской Федерации в области обеспечения национальной безопасности, а также по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в процессе реализации принятых решений в области обеспечения национальной безопасности, дает оценку эффективности этих решений.

Министерство иностранных дел Российской Федерации разрабатывает общую стратегию внешней политики Российской Федерации, представляет соответствующие предложения Президенту Российской Федерации и ведет работу по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации в соответствии с настоящей Концепцией, а также осуществляет координацию внешнеполитической деятельности федеральных органов исполнительной власти.

Субъекты Российской Федерации развивают свои международные связи в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 4 января 1999 г. № 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» и другими законодательными актами. Министерство иностранных дел Российской Федерации и другие федеральные органы исполнительной власти оказывают содействие субъектам Российской Федерации в осуществлении ими международного и внешнеэкономического сотрудничества при строгом соблюдении суверенитета и территориальной целостности России, используя в этих целях возможности действующих при Министерстве иностранных дел Российской Федерации Совета глав субъектов Российской Федерации и Консультативного совета субъектов Российской Федерации по международным и внешнеэкономическим связям. Развитие регионального и приграничного сотрудничества является важным резервом двусторонних связей с соответствующими странами и регионами в торгово-экономической, гуманитарной и иных областях.

При подготовке внешнеполитических решений федеральные органы исполнительной власти на постоянной основе взаимодействуют с палатами Федерального Собрания Российской Федерации, политическими партиями, неправительственными организациями, академическим сообществом и объединениями деловых кругов России, содействуя их участию в международном сотрудничестве. Широкое вовлечение гражданского общества во внешнеполитический процесс соответствует тенденциям внутреннего развития России, отвечает задаче поддержания в стране согласия по вопросам внешней политики и способствует ее эффективной реализации.

При финансировании внешнеполитических мероприятий должны шире использоваться возможности федерального бюджета, а также привлекаться внебюджетные средства в рамках государственно-частного партнерства на добровольной основе.

Последовательное осуществление государственной внешней политики призвано создавать благоприятные условия для реализации исторического выбора народов Российской Федерации в пользу правового государства, демократического общества, социально ориентированной рыночной экономики.

Как холодная война сформировала глобальный порядок, что она может рассказать нам о потенциальной холодной войне 2.0

После окончания Второй мировой войны непростой союз между Россией и остальными союзными державами начал рушиться. К 1948 году США запустили план Маршалла по оказанию экономической поддержки странам, борющимся с влиянием коммунизма, таким образом разделив мир на две сферы влияния, одну из которых поддерживает коммунистическая Россия, а другую — капиталистическая Америка.

Холодная война началась как соревнование между двумя сверхдержавами и закончилась победой одной из них.Его начало, совпавшее с закатом Европы, ознаменовало переход к биполярному миру, а его конец — начало однополярного. Однако с недавним подъемом Китая и неконтролируемыми амбициями Путина кажется, что эпоха идеологического господства США вот-вот уступит место многополярности, системе, которая имеет печальную репутацию проводника многих из самых смертоносных войн человечества. .

Чтобы понять, как и почему мы можем вступить во вторую фазу холодной войны, важно изучить траектории ключевых стран и, соответственно, их роль на мировой арене до и после распада Советского Союза.

США

В 1947 году американский дипломат Чарльз Болен написал определяющую записку госсекретарю США Джорджу Маршаллу, заложив основу для того, что позже будет названо планом Маршалла. В нем он писал: «Соединенные Штаты в интересах своего собственного благополучия и безопасности и интересов свободного несоветского мира должны… сблизиться (несоветский мир) политически, экономически, финансово и, в конце концов, анализа, в военном отношении, чтобы иметь возможность эффективно бороться с консолидированной советской территорией.

Эта убежденность в сдерживании стала основой внешней стратегии Америки и сформировала веру в то, что сферы влияния заменят колониальные завоевания в определении идеологического лидера мира. На протяжении холодной войны США и Советский Союз участвовали в соперничестве великих держав, ведя опосредованные войны в Восточной Европе, Азии, Латинской Америке и на Ближнем Востоке.

Хотя две страны никогда напрямую не воевали друг с другом, они вели многочисленные конфликты, в том числе в Корее, Вьетнаме и Афганистане, чтобы установить или защитить правительства, которые симпатизировали либо коммунизму, либо капитализму.Идея заключалась в том, чтобы сдерживать государства в сферах влияния, вмешиваясь в конфликты или поддерживая благоприятные торговые условия, чтобы эти государства могли позже выступать в качестве линии обороны или просто предоставлять цифры, свидетельствующие о том, что идеология работает.

На протяжении всего этого времени лидеры обеих стран были непреклонны против прямой войны, в основном из-за ядерной угрозы, которую обе страны представляли друг для друга. Ядерное сдерживание было определяющей чертой войны, поскольку в случае ядерного нападения США и Советский Союз были бы вовлечены в гарантированное взаимное уничтожение.Однажды в совместном заявлении с советским лидером Михаилом Горбачевым президент США Рональд Рейган принял эту неудобную истину, заявив, что «ядерную войну нельзя выиграть и никогда нельзя вести».

После окончания холодной войны и распада Советского Союза США и Россия изначально поддерживали относительно хорошие отношения. На самом деле, они даже обсуждали вопрос о том, чтобы полностью избавиться от своих ядерных арсеналов, а лидеры в 1990-х годах начали серию дискуссий с этой целью.Однако, как только Путин пришел к власти, это хрупкое партнерство начало давать трещины. В первые два десятилетия 21-го века США и Россия были на противоположных сторонах вопросов, начиная от расширения НАТО, вмешательства на Ближнем Востоке и предполагаемой кибервойны России против Вашингтона.

Есть ряд причин такого ухудшения, но с реалистичной точки зрения ответ прост. Россия и Америка снова расходятся во мнениях, потому что впервые после распада Советского Союза Россия представляет огромную угрозу безопасности для интересов США.Когда холодная война закончилась, США остались доминирующими в экономическом, военном и геополитическом отношении. В оперативном плане это означало, как выразился министр обороны Джеймс Мэттис, что Соединенные Штаты «пользовались неоспоримым или доминирующим превосходством во всех областях деятельности. Как правило, мы могли развертывать наши силы, когда хотели, собирать их там, где хотели, и действовать так, как хотели».

По мере роста могущества России и Китая это безудержное господство постепенно ослабевало. США и их союзники, похоже, осознают опасность этого меняющегося мирового порядка, поскольку либерализм и капитализм уступают место авторитаризму и экономическому принуждению.Признавая это, во время своей первой пресс-конференции в качестве президента Джо Байден назвал соперничество США и Китая частью более широкого конфликта между демократией и автократией. Это была не просто риторика. Байден знал тогда, как многие из нас понимают сейчас, что могущественные страны, которые не соблюдают либеральные стандарты, угрожают самим столпам демократии и глобализма, столпам, которые были построены на основе гегемонии США, которые день за днем ​​медленно исчезали.

Индия и Китай

Многие считают, что успех Путина на Украине зависит от реакции двух других мировых держав, а именно Индии и Китая.Поддержка Индии придала бы Путину легитимность, а поддержка Китая помогла бы смягчить разрушительное воздействие санкций США.

Во время холодной войны Индия якобы оставалась неприсоединившейся. Однако на самом деле Нью-Дели был гораздо ближе к Москве, чем к Вашингтону. Когда Советы вторглись в Венгрию, Индия отказалась голосовать за инициированную США резолюцию, осуждающую вторжение, а позже молча стояла в стороне, когда Советы вторглись в Чехословакию. Советы отплатили за эту услугу, поддержав Индию во время ее конфликтов с Пакистаном и, что более важно, продав Индии военную технику, поставив от 70 до 80 процентов ее во время холодной войны и до 70 процентов сегодня.

Тем не менее, публично поддерживая позицию неприсоединения, Индия могла поддерживать отношения как с США, так и с СССР, позволяя ей произносить формальные банальности в пользу дипломатии, уклоняясь от активного участия в конфликте. Хотя Нью-Дели пытался диверсифицировать союзы с Индией после окончания холодной войны, особенно за счет сближения с Америкой, он по-прежнему сильно зависит от России в плане военных поставок. Она настолько близка к Москве, что в декабрьской статье для Foreign Affairs министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба призвал Индию выступить с заявлением против Путина.Он написал, что если Индия скажет Кремлю, что действия России «неприемлемы», это будет «очень сильным сигналом поддержки (Украине) и окажет влияние». До сих пор Индия воздерживалась от того, чтобы мутить воду, призывая лишь к дипломатическому урегулированию конфликта.

Влияние Индии на этот конфликт не ограничивается только ее внушительным демографическим, экономическим и культурным положением. Если бы Индия стала критиковать Россию, она фактически уничтожила бы сферу влияния России, продемонстрировав, что кризис беспокоит страны за пределами Запада.Россия отказалась от надежды найти союзников среди демократических тяжеловесов, таких как США и Западная Европа, но она по-прежнему рассчитывает на поддержку или, по крайней мере, на отсутствие критики со стороны таких стран, как Индия. Китай также занимает важное место в расчетах Путина, и хотя у них было трудное начало, отношения между Пекином и Москвой за последние два десятилетия резко улучшились.

Несмотря на то, что Китай и СССР были коммунистическими тяжеловесами с, казалось бы, общими идеологиями на протяжении большей части холодной войны, между ними были серьезные разногласия.Эти двое в значительной степени расходились в своих интерпретациях коммунизма, и напряженность достигла апогея во время Большого скачка вперед китайского председателя Мао Цзэдуна в 1958 году. Когда в 1953 году умер советский премьер Иосиф Сталин, Мао считал себя главой международного коммунизма и оказывал давление на Советы, чтобы они помогли Китаю. разработать ядерное оружие для достижения этой цели. Советский Союз категорически отказался и был настолько запуган этой перспективой, что был готов нанести превентивный удар по первому китайскому ядерному полигону.

Удивительно, но именно США отговорили его от этого. Власти в Вашингтоне осознавали опасность советско-китайской войны, особенно если речь идет о ядерном оружии, и призывали обе стороны к сдержанности. В очередной раз сдерживание превзошло конфронтацию, отражая многие из тех подходов, которые мы наблюдаем сегодня. После распада Советского Союза Китай и Россия возобновили дипломатические отношения. За последние два десятилетия обе страны установили прочные связи, возникшие в результате, как описывает ученый Хэл Брэндс, взаимной заинтересованности в узурпации нынешнего мирового порядка.

Он пишет, что «когда Китай и Россия используют дезинформацию и стратегическую коррупцию, чтобы вмешиваться в либеральные общества или работать над тем, чтобы сделать международные организации более дружественными к нелиберальному правлению, они способствуют глобальному возрождению авторитаризма, что идет на пользу обоим государствам». По сути, Брэндс утверждает, что как две страны, которые выиграют от резкого сдвига в глобальной динамике сил в сторону от Запада, Китай и Россия могут многое выиграть (но также и много опасаться) от господства друг друга. Недавние санкции в отношении России сделали Москву еще более зависимой от Пекина, и без поддержки последнего Западу было бы трудно экономически нанести вред Путину в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Можно утверждать, что вторжение России в Украину направило мир по другой траектории. Мало того, что реакция Китая и Индии станет огромным фактором, определяющим исход войны, само их значение коренным образом изменило глобальный мировой порядок, введя его в период многополярности.

Холодная война 2.0

Четверть века после холодной войны была самым мирным периодом в современной истории. Однако по мере того, как влияние Америки снижается, вероятность того, что развивающиеся страны будут воевать друг с другом, быстро возрастает.По словам Майкла Бекли, профессора Университета Тафтса, после холодной войны Америка пыталась укрепить свое влияние во всем мире. В то время как ведущие американские политики провозгласили эпоху без соперничества великих держав, они не смогли признать, что сферы влияния не были устранены, а вместо этого сильно сместились в пользу США. Бекли пишет, что после холодной войны «вместо того, чтобы построить новый порядок, они удвоили существующий». Сегодня перед лицом беспрецедентных глобальных вызовов «многие столпы порядка прогибаются под давлением.

За последние несколько десятилетий Индия стала одной из самых сильных экономик в мире, и демографические тенденции явно благоприятствуют ей. Китай построил острова-крепости в международных водах, заявил права на большие участки земли за пределами своей территории и запустил крупномасштабные инфраструктурные проекты для экономической организации Евразии в пользу Пекина. Россия, со своей стороны, с 2008 года вторглась в две суверенные страны и предприняла несколько попыток подорвать западную демократию.Что еще хуже, Иран, похоже, также находится на подъеме, расширяя свое влияние на большую часть Ирака, Ливана, Сирии и Йемена. Кроме того, за исключением Ирана, чья новая ядерная программа вызывает серьезную озабоченность Запада, все остальные страны являются проверенными ядерными державами, что экспоненциально повышает ставки любого потенциального конфликта. На данный момент такое разделение власти и амбиций символизирует многополярность нашего нынешнего мирового порядка.

Что же говорит история о стабильности многополярного мира? К сожалению, ответ вызывает мрачное чтение.По словам Бакли, «эпохи изменчивой многополярности обычно заканчиваются катастрофой, независимо от блестящих идей или передовых технологий, циркулирующих в то время». Указывая на массовые конфликты, возникшие после эпохи Просвещения в Европе и индустриальной эры начала 20-го века, он пишет, что «печальная и парадоксальная реальность состоит в том, что международные порядки жизненно важны для предотвращения хаоса, но обычно они возникают только в периоды великих потрясений». соперничество за власть». Бакли продолжает утверждать, что, хотя конкуренция с такими странами, как Китай и Россия, может быть «чревата риском… это может быть единственный способ избежать еще больших опасностей».

По существу, Бакли придерживается мнения, что существуют два новых мировых порядка: один, поддерживаемый США и их союзниками, основанный на концепции демократии, делающей мир более мирным, и другой, поддерживаемый Китаем, Россией и Индия, которая утверждает, что сбои в системе являются частью естественного порядка. Великие державы, демократические или иные, всегда боролись за господство. Так было во время холодной войны, и это верно и сегодня. Из-за своих недавних действий Китай и Россия являются главными соперниками западных порядков, но нельзя игнорировать влияние таких государств, как Индия и Иран.Поскольку страны образуют различные блоки и союзы, ставки в игре постоянно растут.

В статье под названием Неизбежное соперничество известный ученый Джон Миршеймер не только утверждает, что идет новая холодная война, но и описывает, почему она может быть значительно более опасной, чем ее предшественница. Он заявляет, что «вторая холодная война уже началась, и если сравнить две холодные войны, становится очевидным, что соперничество между США и Китаем с большей вероятностью приведет к перестрелке, чем соперничество между США и Советским Союзом.

Первое отличие связано с возможностями. Китай ближе к США как военная и экономическая держава, чем когда-либо был Советский Союз, даже в период своего расцвета. Кроме того, на протяжении всей холодной войны СССР сохранял сильное военное присутствие в Западной Европе, и ему постоянно приходилось бороться с восстаниями в странах, находящихся в сфере его влияния. Сегодня Россия, Китай и Индия усилили свой военный потенциал, расширив свое влияние по всему миру, не заключая никаких железных соглашений об обороне с союзниками.Таким образом, в то время как Советскому Союзу приходилось распределять свои силы по обширной территории, путинская Россия может сосредоточить свои усилия в одном конкретном регионе, что позволяет ей гораздо эффективнее захватить этот регион и контролировать его. Китай, в частности, свидетельствует о потенциальном успехе такой стратегии, создав свои вооруженные силы в Восточно-Китайском море. Хотя США по-прежнему превосходят Китай в военном отношении, их силы рассредоточены по всему миру, и им будет трудно мобилизоваться в случае конфликта в Азии.

Миршаймер также утверждает, что во время холодной войны «железный занавес» проводил четкие линии фронта в Восточной и Западной Европе, «с небольшим шансом войны сверхдержав в Европе, потому что политики с обеих сторон понимали ужасающие риски ядерной эскалации». Напротив, в Азии нет четкой разделительной линии, но вместо этого «есть несколько потенциальных конфликтов, которые будут ограничены и будут включать обычные вооружения, что делает войну мыслимой». По сути, хотя ядерная энергия когда-то была сдерживающим фактором против обычных вооружений, последняя, ​​похоже, щелкнула выключателем.Сегодня ядерный арсенал Китая и России — это то, что оправдывает их использование обычных вооружений, а лидеры в Пекине и Москве, похоже, признают, что их ядерная угроза достаточна, чтобы удержать другие страны от вмешательства, когда они нарушают нормы либерального мирового порядка.

По словам Бекли, у новой холодной войны может быть несколько разных итераций. Наиболее вероятным исходом является формирование рыхлого блока, состоящего из Китая, России и Ирана, борющегося против гегемонии США. Если за российским вторжением в Украину последует китайское вторжение на Тайвань или наращивание иранской ядерной программы, эти три страны могут подорвать позиции Запада, не объединившись официально в своем стремлении сделать это. Кроме того, если Индия будет уклоняться от неприсоединения на практике, если не в теории, она может определить направление, в котором качается маятник. Этот результат никоим образом не является определенным, но вполне вероятно, что он разрушит традиционные методы мышления и приведет к новой эре соперничества великих держав.

 

Действительно ли закончилась холодная война?

Мир сильно изменился во всех трех сферах в результате распада СССР. Во-первых, больше не было блоков, особенно системы восточноевропейских союзов. Сейчас у Российской Федерации нет близких союзников или клиентов. Точно так же при отсутствии серьезной внешней угрозы США получают лишь ограниченную поддержку от своих собственных друзей. Между тем марксизм-ленинизм перестал быть мощной идеологией. Российская Федерация время от времени выдвигает антилиберальную идеологию или говорит о «евразийстве», но ни то, ни другое не создает основу для международного движения.Ядерное оружие все еще существует; США и РФ имеют гораздо больше, чем другие государства. Но они играют незначительную роль в их отношениях, а Российская Федерация, население которой составляет половину населения США, может развернуть только слабые обычные силы. Крупные государства не согласятся и будут конкурировать. Но холодная война была продуктом русской революции 1917 года и Второй мировой войны. Он закончился, и он не вернется.

Эван Модсли был профессором международной истории в Университете Глазго.Среди его книг Вторая мировая война: новая история (CUP, 2009).


Кэтлин Бёрк: «Примечательно, что в 20-м веке сверхдержавы воздерживались от драки»

Холодная война — это термин, обозначающий период между 1945 годом, когда правительства США и Великобритании СССР для «запада» был основополагающим фактором в международных делах, и 1991 год, когда конец СССР означал победу США и их союзников.

В течение этого периода правительство США часто видело руку Советов в любых беспорядках в любой стране на планете, хотя другие были иногда менее убеждены, и, по-видимому, СССР предполагал то же самое в отношении США.Ответом обеих сторон было создание союзов по всему миру для «сдерживания» врага, за исключением стран, которые предпочли не вступать ни в один из них, ссылаясь на принцип «чума на оба ваших дома».

Что стабилизировало этот период, так это атомное противостояние и окончательное признание лидерами обеих сторон того, что ни одна из них не может выиграть ядерную войну, потому что единственный возможный исход для любого «победителя» — это меньшее повреждение, чем у другого. Общественное мнение поддержало этот вывод, и не было поддержки использованию этого оружия.

Но чем эта холодная война отличалась от классического баланса сил, который наблюдался на протяжении всей долгой истории человечества? Были коалиции Пелопоннесской войны пятого века до нашей эры; войны практически всех европейских войн, наиболее известные из которых — войны за и против Франции Людовика XIV и Наполеона; системы союзов конца 19 века; и те, кто за и против Германии в 20 веке. Что было примечательно во второй половине 20-го века, так это то, что две сверхдержавы не хотели вступать в драку.Те страны, которые пережили опосредованные войны, по-видимому, имели меньшее значение.

Вопрос в том, был ли конфликт между возглавляемой США коалицией и Советским Союзом/Россией с 1991 года просто приостановлен. Мой собственный ответ заключается в том, что холодная война никогда не заканчивалась, потому что она была частью континуума с самого начала истории. Относительная сила может различаться, но не дипломатическая кадриль, поскольку великие и менее великие державы пытаются обеспечить безопасность и преимущество в международных джунглях. Только имя просрочено.

Кэтлин Берк — почетный профессор современной и новейшей истории Университетского колледжа Лондона, специализирующаяся на англо-американских отношениях и истории 20-го века.


Пирс Ладлоу: «Это было соревнование между двумя универсалистскими моделями: каждая претендовала на то, чтобы представлять будущее»

Холодная война всегда была чем-то большим, чем просто военное противостояние или вооруженное противостояние между западным и восточным блоками. Вместо этого в основе лежало соперничество между двумя принципиально разными взглядами на современность — на то, как мир должен и будет организован в будущем.Именно этому последнему соперничеству пришел решающий конец в период между 1989 и 1991 годами, когда распался советский блок.

Это, конечно, не означает, что все, что последовало за этим, было посвящено миру и доброй воле. В современном мире по-прежнему много конфликтов, много разногласий. Это также не отрицание того, что такое государство, как путинская Россия, представляет реальную угрозу безопасности для Европы, особенно для соседних стран, таких как страны Балтии или Украина. Оно делает. И даже не в том, чтобы отрицать продолжающееся соперничество между западной либеральной демократией и альтернативными мировоззрениями, будь то взгляды исламских экстремистов или авторитарной и все еще номинально коммунистической страны, такой как Китай.Они представляют очень разные способы организации политики, общества и экономики. История не закончилась в 1989 году, как предполагали некоторые.

Президент России Владимир Путин отдает приказ о проведении военных учений в марте 2014 года, вскоре после того, как парламент одобрил использование российских войск в Украине. (Getty Images)

Но холодная война, насколько я понимаю, была очень специфическим соревнованием между двумя универсалистскими моделями, каждая из которых претендовала на то, чтобы представлять будущее всего человечества. Напротив, я вовсе не уверен, что такой универсализм лежит в основе мысли Путина или Китая.И Советский Союз, и США считали, что мир должен и будет решительно двигаться в направлении своей экономической системы, своего общества и своей политической системы. И каждый вкладывал огромные силы в задачу обеспечения этого результата, используя все известные тактики, от пропаганды и подкупа до прямого применения военной силы.

Именно это привело к холодной войне и превратило ее из традиционного соперничества великих держав в определяющую черту периода между 1947 и 1991 годами.И именно это соревнование закончилось решительно победой западной модели. Итак, холодная война закончилась, каким бы разделенным, небезопасным и непредсказуемым ни оставался наш нынешний мир.

Пирс Ладлоу — доцент Лондонской школы экономики и соредактор журнала Visions of the End of the Cold War in Europe, 1945–1990 (Berghahn, 2012).


Владислав Зубок: «По иронии судьбы, популисты на западе сейчас склонны рассматривать Россию как потенциального союзника против других вызовов»

Всегда были те, кто считал, что холодная война на самом деле не закончилась в 1991 году.Этих людей можно было встретить в трех ключевых областях: постсоветские элиты в Москве, в небольших странах вдоль границ Российской Федерации и в Вашингтоне, округ Колумбия. В Москве эти люди изначально были маргиналами: военные, бывшие сотрудники КГБ и идеологи русского национализма. Они были вдохновлены антиамериканизмом и верой в то, что США не потерпят сильной, независимой России.

В странах, граничащих с Российской Федерацией, националисты, пришедшие к власти после 1991 года, считали, что Россия никогда не станет стабильной либеральной демократией. Лидеры этих стран выбрали превентивную стратегию: вступить в НАТО и тем самым предотвратить возможность геополитического реванша России.

Французские войска во время учений НАТО в Германии в 1961 году. Силы НАТО были сочтены необходимыми для сдерживания предполагаемой коммунистической угрозы. (Topfoto)

Наконец, в Вашингтоне режим Ельцина 1990-х годов был воспринят несгибаемыми «воинами холодной войны» как мимолетное отклонение от «вечной России»: авторитарный и стремящийся к доминированию в Евразии.Они утверждали, что как только он восстановит свои силы, он снова станет противником США. Эти люди считали либералов, выступавших за расширение НАТО «зоной мира и демократии», полезными дураками, служившими правильному делу.

Не было предопределено, что эти точки зрения сольются и станут самосбывающимся пророчеством. После аннексии Крыма Россией в 2014 году комментаторы утверждали, что «Русский медведь» вернулся. Вновь используя законсервированные лозунги времен холодной войны, они представили ее как угрозу «свободному миру», а Украина — первая падающая костяшка домино, прокладывающая путь российскому господству в Евразии.

Однако было бы пародией на историю, если бы путинская Россия — региональная, авторитарная и коррумпированная держава — вела те же сражения, что и Советский Союз. В новой ситуации, когда глобальный либерализм в США и Европе сдерживается внутренними противоречиями, может произойти крупная перестройка. Попытки либерально-центристских СМИ изобразить Россию главным врагом международного сообщества не привели к разжиганию новой холодной войны, потому что они слишком преувеличивают реальность. По иронии судьбы правые популисты на Западе сейчас склонны рассматривать Россию как потенциального союзника против других вызовов, от радикального исламизма до могущественного Китая.Это совершенно новая игра. В конце концов, холодная война закончилась в 1989–1991 годах. Мы живем в новом грязном мире.

Владислав Зубок — профессор международной истории Лондонской школы экономики. Он пишет книгу о распаде Советского Союза и «вечной холодной войне».


Хаким Ади: «Биполярного разделения мира больше не существует, но борьба между великими державами продолжается»

Можно сказать, что холодная война началась с речи Черчилля о железном занавесе в 1946 году, в которой говорилось о послевоенных геополитических событиях в Европа. Однако англо-американское нападение на Советский Союз и коммунизм, а также последовавшее за этим биполярное разделение мира оказали глубокое и продолжительное глобальное влияние.

Холодная война оказала серьезное влияние на Африку и африканскую диаспору, от преследования афроамериканского активиста У.Э.Б. Дюбуа до депортации из США коммунистки Клаудии Джонс. В Африке он использовался как оправдание существования апартеида и запрета АНК и других либеральных организаций, а также поддержки НАТО продолжения колониального правления Португалии.Холодная война создала не только условия для продолжающейся интервенции крупных держав в Африке, но и основания для такой интервенции. С 1940-х годов основные колониальные державы требовали, чтобы формальная политическая независимость могла быть предоставлена ​​только «ответственным» лидерам — тем, кто будет нести ответственность перед крупными державами и выступать против Советского Союза и коммунизма или расширения прав и возможностей африканского народа. Лидеры, не соответствующие этим требованиям, были удалены: такова была судьба премьер-министра нынешней Демократической Республики Конго Лумумбы, замененного более подходящим – Мобуту Сесе Секо.

Биполярного разделения мира больше нет, но борьба между великими державами продолжается в новых формах. В Африке новая борьба за геополитическое и экономическое преимущество означает, что интервенция так же распространена, как и прежде, с новыми оправданиями. Независимость Ливии была подорвана бомбардировками НАТО, оправдываемыми сомнительными основаниями «права на защиту». Статус-кво поддерживается диктатом МВФ/Всемирного банка и НЕПАД Африканского союза (Новое партнерство в интересах развития Африки), но ему бросают вызов страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), а также многострадальные народы Африки.Возможно, самое разрушительное воздействие было идеологическим, попытка отрицать существование какой-либо альтернативы. К счастью, история и опыт показывают обратное: перемены неизбежны, а народ сам себе освободитель.

Хаким Ади — профессор истории Чичестерского университета и автор книги Панафриканизм и коммунизм: Коммунистический интернационал, Африка и диаспора, 1919–1939 (Africa World Press, 2013).


Роберт Сервис: «США и России еще далеко до того, чтобы сойтись в борьбе за мировое господство»

Холодная война, длившаяся с конца 1940-х до конца 1980-х годов, закончилась.В некоторые моменты, такие как кубинский ракетный кризис 1962 года, один-единственный непродуманный шаг, предпринятый одной или другой стороной, мог привести к ядерному армагеддону. В течение четырех десятилетий, пока Третьей мировой войны удалось избежать, Америка и Советский Союз соревновались в том, чтобы предложить модель того, как должно быть организовано «хорошее общество». Капитализм и индивидуальные гражданские права противопоставлялись коммунизму и коллективному благосостоянию. Каждая сверхдержава стремилась связать в союз с собой страны «третьего мира».

Когда в 1991 году распался СССР, президент России Борис Ельцин стремился к тому, чтобы его страна стала общепризнанной страной, разделяющей ценности демократии, экономического либерализма и социального плюрализма. Он больше не предлагал себя в качестве образца для подражания. На протяжении большей части 1990-х годов Ельцин боролся с проблемами тяжелой экономической депрессии и резкого падения уровня жизни большинства граждан России.

Ситуация изменилась, когда Владимир Путин стал президентом в 2000 году.Он объявил о начале кампании за сильное государство и упорядоченное общество. Сначала он выбрал дружбу с президентом США Джорджем Бушем-младшим и помог организовать вторжение Америки в Афганистан, но когда ему не удалось заручиться поддержкой своей военной жестокости в Чечне, он стал резко враждебным по отношению к Западу. Рост цен на нефть и газ на мировом рынке дал Путину необходимые ему доходы. Он выступал против политики США на Ближнем Востоке, аннексировал Крым и осуществлял военное вмешательство в другие районы Украины.Он модернизировал российское вооружение и ткнул носом в нос американским президентам.

На данный момент есть опасения по поводу возможного возобновления холодной войны. Хотя Россия привязана к капиталистической системе, она утверждает, что лучше Америки представляет себе, как организовать демократию. Тем не менее, Россия и Америка далеки от всеобъемлющей борьбы за мировое господство, а недавнее падение цен на нефть и газ делает Россию менее чем впечатляющим соперником. Значит, это еще не холодная война, а ситуация острой опасности.Скрестим пальцы…

Роберт Сервис — автор нескольких крупных книг по истории России, в том числе «Последний из царей» (Macmillan, 2017).


Кэтрин Мерридейл: «От военных полетов до захвата Крыма, Россия в очередной раз демонстрирует полное неуважение к мировым правилам»

Холодная война наконец закончилась в декабре 1991 года. Когда советский флаг был спущен навсегда, Михаил Горбачев закрыл дверь своего кремлевского кабинета, уступив власть Борису Ельцину.То, что Рональд Рейган однажды назвал «империей зла», умерло.

Россия, лишенная своих верных сателлитов, должна была столкнуться с десятилетием политической и экономической борьбы, временами полагаясь на добрую волю МВФ. Жизнь большинства граждан была невероятно трудной, но лидеры и богатые преуспели. Появился новый класс глобальных русских, приобретших вкус к роскоши и появившихся на Кипре, в Париже, Кенсингтоне и Бруклине. Они держались вместе, но все их разговоры были о дизайне интерьеров и частных школах; шпионы были для художественной литературы и кино.Даже Берлинской стене вскоре суждено было исчезнуть. Этот мастер шпионского заговора времен холодной войны, Джон ле Карре, начал свои романы в Кении и Панаме.

Спустя более двух десятилетий атмосфера снова явно изменилась. От кибератак до отравления полонием, от военных полетов до захвата Крыма — Россия в очередной раз демонстрирует полное неуважение к глобальным правилам. Эхо прошлого становится все громче.

Владимир Путин был продуктом КГБ времен холодной войны, главного агентства безопасности Советского Союза с 1954 года до его распада в 1991 году.Он остается сторонником его преемника, в сферу деятельности которого входит ряд секретных зарубежных операций (откровенные тоже подойдут). Между тем, подобно старой советской армии, путинские генералы перемещают войска в огромных количествах, строят базы на Ближнем Востоке и вооружают старую прусскую крепость в Калининграде.

Трудно избежать терминологии холодной войны, ведь здесь очередное противостояние, включающее в себя прямой вызов демократии. Но история полна примеров обреченных генералов, которые могли вести только кампании своих предыдущих войн.Мы должны увидеть, что это не повторение какого-то конфликта из недавнего прошлого. Политика не так проста и предсказуема. Вместо этого нам нужно точно осознавать, что происходит в наше время. Это единственная наша надежда понять, что делать дальше.

Кэтрин Мерридейл — историк, специализирующийся на России, занимала ряд должностей в британских университетах. Среди ее книг Ленин в поезде (Аллен Лейн, 2016)

сверхдержава

Россия нарушила суверенитет Украины и международное право.Реакция США была экономической: санкции против России являются самыми масштабными за всю историю, но в то же время вряд ли изменят форму агрессии президента России Владимира Путина.

Итак, что мы должны думать о США как о сверхдержаве в 2022 году?

Пока рано делать общие выводы о том, что означает война в Восточной Европе для будущего Америки в мире. Но есть достаточно подсказок, чтобы предположить, что у власти Америки есть пределы, и они всегда были. С распадом Советского Союза Соединенные Штаты на короткое время достигли глобального господства.Затем президент Джордж Буш растратил его на разрушительные (и дорогостоящие) ошибочные войны за смену режима. Последующие президенты подвергали американскую общественность газу в связи с прогрессом на Ближнем Востоке в двух конфликтах, в результате которых погибли сотни тысяч человек. Несмотря на все эти невынужденные ошибки, Соединенные Штаты остаются сверхдержавой, хотя пределы невоенной мощи были выявлены.

Томас Пикеринг, который был послом в России с 1993 по 1996 год, говорит, что «карикатура» на Америку как на сверхдержаву затмила представление большинства американцев о том, как устроен мир.

Будучи профессиональным дипломатом на протяжении четырех десятилетий, Пикеринг стал свидетелем изменения положения Америки в мире после холодной войны, распада Советского Союза и пика господства США на рубеже тысячелетий. «Если вы исходите из того, что сверхдержава может делать что угодно, где угодно и когда угодно, не страдая от последствий риска и неопределенности, то вы неправильно поняли текущую ситуацию в мире», — сказал он мне.

Сверхдержава не безошибочна и не всемогуща. Соединенные Штаты не будут вводить войска, но отправили Украине оружие на сотни миллионов долларов, возглавили международную коалицию для введения широкомасштабных экономических санкций и призвали технологические компании и глобальные организации, такие как ФИФА и Олимпийские игры, продолжать культурную изоляцию. России.И все же Соединенным Штатам, даже обладающим крупнейшей в мире военной мощью и самой сильной экономикой, не удалось склонить Россию на другой путь. Итак, Путин продолжает развертывание своей армии в направлении Киева. И остановить это вторжение, похоже, Америка не в силах что-то изменить, не рискуя ядерной войной.

Сверхдержавы должны выбирать свои сражения и делать такой же трудный выбор, как и любая другая страна, особенно когда они сталкиваются с противником, обладающим ядерным потенциалом, таким как Россия.И вместо того, чтобы понять сложность мировых дел, многие американцы усвоили стереотипы о том, что США никогда не проигрывали войны и что США никогда не идут на компромиссы с врагами, особенно во время конфликта. Ни то, ни другое не верно.

Оба фактора показывают, что Соединенные Штаты как страна не смогли осознать свои собственные ограничения, некоторые из которых давно существуют и просто усугубляются российской агрессией.

Как закончился однополярный момент

Когда в 90-х годах закончилась холодная война, Соединенные Штаты обладали непревзойденной экономической и военной мощью.Ученый Фрэнсис Фукуяма заявил, что наступил «конец истории», а бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт утверждала, что в ее чеканке центральное место занимает американская исключительность, «незаменимая нация».

Некоторые утверждают, что этот однополярный момент был преувеличен. «Посмотрите, американцы страдали от высокомерия после распада Советского Союза», — сказал Джозеф Най, профессор Гарварда, много писавший об американской мощи. «Однополярный момент, я думаю, всегда был иллюзорным».

В конце холодной войны США продолжали выступать в качестве гаранта безопасности.«Соединенные Штаты возложили на себя ответственность за мир, безопасность и демократию в Европе, — сказал мне Стивен Вертхейм, историк внешней политики США из Фонда Карнеги за международный мир. В ответ на этническую чистку в Боснии США через НАТО предприняли военные действия против Сербии. Интервенция была относительно ограниченной, и ее результатом стала успешная демонстрация мощи США.

Но этот односторонний момент, реальный или воображаемый, был недолгим.

Террористические атаки 11 сентября 2001 г. не были тем, что бросило вызов этому мировому господству, утверждает Вертхайм. Скорее, это были 20 катастрофических лет перегибов в реакции Америки. Вторжения в Ирак и Афганистан обнажили пределы могущества США.

Можно сказать, что Усама бен Ладен понимал в американцах что-то, чего они не понимали в себе, а именно то, что в ответ на гнусные террористические атаки Америка будет слишком остро реагировать. С вторжением и оккупацией двух стран США столкнулись с двумя десятилетиями ответной реакции, которая разорвала швы страны, подорвала демократические ценности посредством войны с терроризмом внутри страны и за рубежом.«По сути, во время вторжения в Ирак мы откусываем больше, чем можем проглотить, и получаем возмездие», — сказал Най.

Соединенные Штаты, погрязшие в делах Ближнего Востока и Афганистана, продолжали расширять свою роль глобального полицейского за счет сети американских баз и военных обязательств, которые, как это ни парадоксально, умаляли мощь США. Именно в это время Китай начал подниматься как уравновешивающая сила, а Россия возродилась как держава в Европе.

«Поскольку войны в Ираке и Афганистане имеют очевидные проблемы, мы начинаем постепенно вступать в период упадка веры в то, что Соединенные Штаты могут изменить другие общества», — пояснил Вертхейм. «Одна проблема в том, что это заставило нас взять на себя обязательства перед Украиной. Это означает, что мы теряем престиж, когда не выполняем эти обязательства».

Президент Джо Байден говорит об окончании войны в Афганистане из Белого дома 31 августа 2021 года. Эван Вуччи/AP

Теперь, когда США столкнулись с потенциальным столкновением с ядерной сверхдержавой, становится ясно, что, возможно, самой большой неудачей последних лет стало снижение акцента на контроле над вооружениями и сокращение ядерных вооружений во всем мире.Президент Барак Обама, который в молодости был стойким антиядерным активистом, в 2011 году провел переговоры по новому договору о СНВ, который ограничивает и контролирует ядерные боеголовки США и России. Срок продлен до 2026 года, но нужно больше. На протяжении десятилетий Вашингтон и Москва допустили упадок режима контроля над вооружениями, кульминацией которого стал уход президента Дональда Трампа из важных ядерных сил средней и меньшей дальности в 1987 году.

«Медленно структуры, которые делали американо-российскую военную конкуренцию видимой и предсказуемой, исчезли, — сказала Хизер Херлберт из аналитического центра New America.«В то же время Пекин» — сам ядерная держава — «наращивает свой арсенал и ясно дает понять, что его не интересует американо-советская модель контроля над вооружениями».

И другие глобальные кризисы, такие как пандемия, продемонстрировали неспособность США стать незаменимой нацией.

Менее обсуждаемая динамика, подорвавшая могущество США

Сейчас США и Европа ведут экономическую войну против России. Под этим можно увидеть неспособность Америки представить постнефтяную экономику или глобальный срочный набор мер по преодолению климатического кризиса.Несмотря на то, что санкции сковывают Россию, международный рынок зависит от российских энергетических ресурсов — с неизбежными эффектами домино, которые наносят ущерб всем остальным.

Риторика американских лидеров о правах человека также ввела в заблуждение американцев. Большинство президентов США, за исключением Трампа, обращали внимание на злоупотребления во всем мире. Но они не остановили американский способ ведения крупного бизнеса с известными нарушителями, такими как Россия и Китай. Европа также смирилась с этим уравнением, как пишет Максимилиан Попп в Spiegel International.Это противоречие наделяло властью таких авторитаристов, как Путин.

В то время как США не смогли решительно действовать в отношении глобальных кризисов, которых они не могут избежать — климат и пандемия, если назвать только два, — дипломатический корпус также был опустошен. Трампа можно обвинить в некоторой части этого распада, но не во всем.

Европа задалась вопросом, была ли проблема не только в Трампе, но, по сути, в Америке. Это особенно актуально после хаотического вывода войск из Афганистана прошлым летом.«Дело в Афганистане стало причиной более глубокого беспокойства по поводу американской мощи», — сказал Джереми Шапиро из Европейского совета по международным отношениям. Хотя сейчас европейские лидеры могут молчать по этому поводу, он сказал мне, что есть опасения по поводу американской компетентности из-за поляризации в Вашингтоне, «потому что республиканцы и демократы играют во внутреннюю политику со всем».

Демократия США и способность Америки продвигать права человека во всем мире взаимосвязаны, говорит Сюзанна Носсель, генеральный директор PEN America.«Теперь стало ясно на гораздо более глубоком уровне, что эти две вещи переплетены и что наша демократия рассматривается как шатающаяся и рушащаяся по краям, что мы не можем быть эффективной силой для демократии во всем мире», — сказала она мне.

Страна, которая зависела от своего положения в качестве экономической силы и демократической власти во всем мире, находится в самом слабом и самом неблагополучном состоянии за последние полвека или более. Херлберт называет это «упадком, вызванным самим собой». Совокупный результат состоит в том, что США фактически не появляются.

Хорошо, что Байден исключил ввод американских войск в новую войну России в Европе, потенциально бесконечный конфликт для страны, которой потребовалось два десятилетия, чтобы уйти из Афганистана. Это решение обнажает реальность, которую американские внешнеполитические круги слишком часто игнорировали. Как выразился Херлберт, «гравитация применима к нам точно так же, как ко всем остальным».

Является ли вторжение Путина в Украину концом мирового порядка?

Российское вторжение в Украину является всемирно-историческим событием, и его последствия, вероятно, будут ощущаться еще долгие годы.

С 1945 года мир проделал замечательную работу по предотвращению войн между великими державами и чрезвычайно высокой цене неспровоцированной агрессии. За считанные дни Россия перевернула эту систему. Большая война если и не вероятна, то, по крайней мере, вероятна — и это значительный сдвиг.

Страны по всему миру — особенно в Европе — уже переосмысливают всю свою внешнюю политику, и это только начало. Каждое правительство будет внимательно следить за тем, что происходит в Украине и сможет ли глобальный ответ России сдержать еще большую эскалацию.

Стоит помнить, что война началась всего неделю, и все меняется день ото дня. И это, пожалуй, самое страшное в этом конфликте: никто на самом деле не знает, чем он закончится.

Это конец мирового порядка? Вступаем ли мы в новую эру конфликта великих держав? Мы уже смотрим на Третью мировую войну?

Чтобы получить ответы, я связался с Уильямом Вулфортом, профессором международной политики в Дартмуте. Вулфорт изучает мир после окончания холодной войны и внимательно следит за российской внешней политикой.Я хотел знать, что, по его мнению, действительно поставлено на карту в этом конфликте, и пришел ли конец одному из величайших достижений человечества — системе, основанной на правилах, которая почти упразднила идею о том, что нации могут использовать грубую силу, чтобы забрать все, что они хотят. .

Далее следует слегка отредактированная стенограмма нашего разговора.

Шон Иллинг

Когда люди говорят, что вторжение Путина в Украину — это конец мирового порядка, что это значит?

Уильям Вулфорт

Когда распался Советский Союз, мы увидели возрожденный и расширенный порядок, основанный во многих отношениях на довольно либеральных принципах. И это было основано на беспрецедентном положении Америки в международной системе. Владимиру Путину никогда не нравился этот порядок, и лучшая интерпретация того, что сегодня происходит в Украине и Европе, — это борьба за этот порядок.

Ненавижу это говорить, но судьба мирового порядка висит на волоске. Это то, что оспаривается в Украине, потому что порядок после холодной войны был построен на архитектуре безопасности в Европе, основанной на НАТО. И основывался он на принципе, что к нему может присоединиться любое соседнее с НАТО государство, кроме России.

России это никогда не нравилось, и особенно ей не нравилась идея распространить этот приказ на Украину. Чтобы было ясно, я не оправдываю поведение России, я просто его объясняю. Если им удастся хотя бы остановить этот порядок, это будет в какой-то степени изменением того, что существовало после окончания холодной войны.

Шон Иллинг

Смогут ли они добиться успеха?

Уильям Вулфорт

Непонятно. Мы наблюдаем судьбоносное противостояние разных видов власти с разными акторами, сосредоточенными на этой борьбе.Очевидно, что украинцы воюют намного лучше, чем мы думали, а русские воюют хуже, чем мы думали. Но есть также это гигантское столкновение экономического государственного управления, происходящее между Соединенными Штатами и огромным количеством союзников.

Как все это устроено, все еще в воздухе. Какими в конечном счете будут условия урегулирования этой войны, пока неясно. Но в основе всего этого лежит вопрос о том, в силах ли Россия покончить с европейским порядком, с которым она столкнулась по существу с 1991 года.

Шон Иллинг

Есть ли у России такая сила?

Уильям Вулфорт

Думаю, нет. Я не думаю, что они смогут достичь тех грандиозных целей, которые они поставили перед этим вторжением. Их максимальные цели — не просто «Нет Украине в НАТО», а «Нет НАТО в Украине», что означает отсутствие военного сотрудничества с Украиной. И что НАТО, по сути, вернет свою военную позицию к той, которая существовала в 1997 году до первого раунда ее сессии.

По сути, то, что они просили, это полностью пересмотренный европейский порядок безопасности.Они этого не получат. Думали ли они когда-нибудь, что получат это? Я сомневаюсь в этом, но я думаю, что это всегда было больше, чем Украина.

«Мир жил 30 лет в исторически мирный период, и это абсолютно на кону»
Шон Иллинг

Что, по вашему мнению, действительно поставлено на карту в этом конфликте? Я спрашиваю обывателя, наблюдающего со стороны, который мало думает о «мировом порядке», который, вероятно, в ужасе от увиденного, но просто не уверен, насколько он важен и почему он важен за пределами Украины. .

Уильям Вулфорт

Очевидно, на карту поставлена ​​судьба Украины. На карту поставлено право украинского народа определять свою культурную и геополитическую ориентацию — это фундаментальная вещь, за которую борются на улицах и в небе Украины.

Но для остального мира на карту поставлено противостояние двух стран, США и России, которые вместе владеют 90 процентами мирового ядерного оружия. Несмотря на то, что Россия кажется незначительной в экономическом отношении, продолжающееся обостряющееся соперничество между этими двумя странами может создать риск серьезной эскалации и представлять угрозу для людей повсюду.

Это совсем другой конфликт, чем мы привыкли. Будут серьезные экономические последствия, такие как инфляция, рост цен на энергоносители и тому подобное. Но существует также потенциальная небезопасность, если это перерастет в крупную киберконкуренцию между двумя сторонами. Свобода путешествовать, ощущение открытости миру, наше представление о наших коллективных экономических перспективах — все это изменится.

Мир прожил 30 лет в исторически мирном периоде, и здесь на карту поставлено именно это.У нас были разрушительные войны. Они были у нас на Глобальном Юге. Они были у нас даже на Балканах в начале 1990-х. Но у нас не было серьезного конфликта между сверхдержавами, на фоне которых вырисовывались огромные арсеналы ядерного оружия. Даже ужасные теракты Аль-Каиды в Соединенных Штатах не могли привести к экзистенциальному кризису того уровня, о котором мы здесь говорим.

Мы говорим о тени чрезвычайно опасной и непредсказуемой войны великих держав, нависшей над миром, если эта вещь не найдет какое-то урегулирование, которое не оставит две стороны полностью и полностью отчужденными и держащими мечи над головами друг друга.

Шон Иллинг

Одно из великих достижений современности — может быть, самое большое — это международный порядок, который почти отменил идею о том, что «сильный делает правильным», что сильная страна может взять все, что захочет, у более слабой страны только потому, что она обладает властью. сделать это. Это закончилось?

Уильям Вулфорт

Опять же, я ненавижу отвечать таким образом, но лучшее, что я могу сказать, это то, что это висит на волоске. Если Россия добьется успеха в Украине, если они достигнут своих максимальных целей, то это станет серьезной вмятиной в этом порядке.

Долгое время, если государство собиралось сделать что-то подобное со страной, оно должно было придумать причины, которые находят отклик у остального международного сообщества. По этому поводу есть действительно хорошие исследования политологов и историков, показывающие, как даже в предыдущую политическую эпоху большинство стран, вступая в войну, пытались найти причину, которая как-то легитимировала бы ее в глазах других собеседников. Иногда они даже откладывали боевые действия и ждали момента, когда будет видно, что они действительно защищаются.

Россия только что полностью сдула это. Они пытаются заставить мир поверить, что Украина, просидев там восемь лет, наблюдая за этими отколовшимися республиками, вдруг решила вторгнуться в них и совершить геноцид против этнических русских, и что они ждали этого, пока не появились 170 000 российских солдат. вокруг своей страны. Нужно быть полным идиотом, чтобы в это поверить.

Итак, если они преуспеют здесь, если это применение силы без какого-либо оправдания останется в силе, тогда да, глобальный порядок, в котором мы жили в течение 30 лет, подвергнется массивному удару.

Шон Иллинг

Удивлены ли вы единодушием реакции остального мира?

Уильям Вулфорт

Я не удивлен, учитывая провал первоначального российского видения операции. Если бы операция прошла так, как они думали, если бы Украина пала быстро, вы бы увидели другую реальность. Люди сказали бы: «Ну, что мы будем делать? Нам еще предстоит иметь дело с Россией, это очень важно». Но украинцы, к их вечной исторической чести, разрушили этот план России, и в результате вы видите, как развивается эта огромная коалиция.

Добавлю, что некоторые страны все еще делают большие ставки, в том числе крупные игроки, такие как Китай и Индия. Они все еще пытаются сохранить свои отношения с Россией и каким-то образом пытаются связать иглу между их действительной приверженностью принципу суверенитета, с одной стороны, и их стратегическими отношениями с Россией, с другой.

Шон Иллинг

Что вы думаете о решении Германии увеличить свои военные расходы в ответ на действия России?

Уильям Вулфорт

Это историческое увеличение.В Германии и других странах всегда велись споры о том, насколько в действительности антагонистическими были предпочтения России, насколько глубока была ее неприязнь к европейскому порядку, насколько она была готова пойти на серьезный риск. Что ж, на эти вопросы были даны ответы. Таким образом, Германия совершает этот великий поворот, потому что они только что многое узнали о России и обновляют свою внешнюю политику и весь свой подход к обороне и безопасности.

Перед войной Германия и Франция игнорировали американскую разведку, говоря, что это вторжение неизбежно.И я думаю, что в немецких кругах было широко распространено убеждение, что Россией можно управлять. Война на Украине опровергла этот аргумент.

«У нас есть огромный национальный интерес в том, чтобы попытаться не допустить, чтобы эта штука вышла из-под контроля»
Шон Иллинг

А теперь такие страны, как Финляндия и Швеция, открыто говорят о вступлении в НАТО, а Швеция даже направляет военную помощь Украине — это кажется большим делом.

Уильям Вулфорт

Это большое дело.Эти дебаты велись в Швеции и Финляндии вечно, но по-настоящему они усилились в 2014 году. Власти этих стран всегда думали, что это карта, которую они могут разыграть, если придется. Всегда был вопрос, зачем его развертывать? И мысль была такой: «Давайте подождем, пока все станет серьезно». Теперь все серьезно.

Так что да, это очень важные события. Швеция поставляет военную технику, и это страна, которая сохраняла нейтральную позицию на протяжении всей холодной войны, хотя всегда была довольно проамериканской.Несмотря на эту связь с Западом, они всегда держались подальше от подобных вещей.

А еще есть решение Швейцарии заморозить российские активы. Это действительно беспрецедентно, и это чертовски удивило людей, внимательно следящих за финансовыми вопросами. Это разрушает образ Швейцарии как абсолютно нейтрального актера. Так что все это имеет огромное значение и говорит о том, насколько плохим стратегическим ходом был Путин.

Шон Иллинг

Насколько вас беспокоит то, что ученые-международники часто называют «дилеммой безопасности», когда европейские державы наращивают свои оборонительные возможности, чтобы защитить себя, но вместо того, чтобы сделать всех более безопасными, это вызывает цепочку реакций, которые в конечном итоге приводят к конфликт более вероятен?

Уильям Вулфорт

Очень переживаю за спираль.Опять же, каждое заявление, которое я делаю, в глубине души я вижу эти кадры из Украины и вспоминаю, что это то, что происходит на местах, и любой, кто не сочувствует тому, через что проходит эта страна, получает бессердечный. Но я также помню, что мы должны постоянно думать о том, как избежать резкого усиления спирали Россия-Запад.

У нас есть огромный национальный интерес в том, чтобы попытаться не допустить, чтобы эта штука вышла из-под контроля. Нам нужно иметь достаточно хороших отношений с Россией, чтобы мы могли начать устанавливать красные линии и барьеры для этой конкуренции, отражая некоторые из тех, которые сложились в ходе холодной войны.Многих из них не существует, и их трудно создать, потому что существует новая стратегическая реальность, создаваемая такими вещами, как кибервойна.

Если мы не будем поддерживать какие-то отношения с Россией, мы не сможем удержать соперничество в рамках, которые не обостряются. Думаю, это в наших силах, но страсти и эмоции трудно контролировать. Все эти вещи противоречат нашим усилиям установить брандмауэры.

Шон Иллинг

Если международное сообщество продолжит удерживать линию и наказывать Россию, возможно ли, что эта война может фактически утвердить систему, основанную на правилах, и в этом смысле укрепить ее?

Уильям Вулфорт

Некоторые аналитики утверждают, что если результат будет таким, как вы описали, недвусмысленным подтверждением того, насколько плохо было сделать это, тогда это может быть так.Но если Россия выйдет победителем — на самом деле, я даже не хочу идти по этому пути, потому что это катастрофа.

Продолжая ваш вопрос, если все это произойдет в результате этого сильного единодушия, это может привести к укреплению того самого порядка, которому Россия бросает вызов. Проблема в том, что это время. Никогда не было таких санкций против такой важной для мировой экономики страны, как Россия, а это значит, что мы понятия не имеем, что произойдет. Но большинство экспертов скажут вам, что потребуется некоторое время, чтобы санкции действительно вступили в силу.

Военная сторона этого процесса развивается с другой скоростью, чем экономическая. Россия надеется добиться какого-то решения на местах в Украине до того, как эти санкции смогут полностью подорвать российскую экономику, если они действительно способны на это. Так что мы действительно еще не знаем исхода этого дела.

Шон Иллинг

Мы ближе к Третьей мировой войне, чем за 80 лет?

Уильям Вулфорт

Я так не думаю, но это очень сложно измерить.Я думаю, что мы были очень близки во время холодной войны. Я по-прежнему считаю, что ядерная эскалация в этом конкретном кризисе маловероятна, несмотря на решение Путина повысить уровень боевой готовности своих ядерных сил. Мы все еще анализируем, что именно происходит на местах. Я думаю, он просто хочет напомнить людям, что его страна — ядерная держава, практически равная США по количеству вооружений. Но мы должны быть очень осторожны, когда дело доходит до пересечения определенных красных линий.

Шон Иллинг

Что за красные линии?

Уильям Вулфорт

Это ключевой вопрос. Я по-прежнему думаю, что в основном речь идет о прямом применении силы на украинском театре военных действий против России. Я не считаю реальной ядерную угрозу в ответ на экономические санкции, даже если эти санкции бьют довольно глубоко. Так что прямо сейчас я не думаю, что угроза Третьей мировой войны так же высока, как это было во времена холодной войны на таких решающих этапах, как Карибский кризис.

«Таких санкций против такой важной для мировой экономики страны, как Россия, еще не было… Мы понятия не имеем, что произойдет»
Шон Иллинг

Больше всего меня беспокоит отсутствие съездов для Путина. Его нельзя считать полностью проигравшим эту войну, и у него есть возможность сжечь все дотла, если он захочет, так что же это нам дает?

Уильям Вулфорт

Я очень волнуюсь. Среди наблюдателей за Россией ведутся споры о том, тот ли это Путин, с которым мы имели дело все эти годы, или изоляция или что-то еще изменили его.Неужели он действительно думает, что олицетворяет и олицетворяет российское государство до такой степени, что готов уничтожить Украину, а не позволить ей слиться с Западом? Или он поймет, что, возможно, план А не сработал, а затем вернется к плану Б и пойдет на более скромные уступки?

Откровенно говоря, я думаю, что обязательство о нейтралитете, пожалуй, самая легкая уступка из тех, которых сейчас требует Россия. Они хотят автономии для этих республик. Из всех требований, выдвинутых Россией, украинцам будет легче проглотить это.Но если Путин не обновит свои ожидания относительно того, что он собирается получить от этого кризиса, то мы потенциально столкнемся с действительно ужасной ситуацией.

Шон Иллинг

Я не могу не думать о фразе Сунь-Цзы о «построении противником золотого моста для отступления» и учитывая ставки и асимметрию здесь, это кажется важной мудростью.

Уильям Вулфорт

Да, и никто сейчас не видит этот мост, отчасти потому, что мы все реагируем в режиме реального времени.Санкции были введены без каких-либо заявлений о том, что потребуется для их прекращения. Лично, если бы я руководил внешней политикой, я бы очень четко обозначил условия. Я сигнализировал Путину: «Если вы выведете свои войска из Украины, всему этому немедленно придет конец». Я еще не слышал этого утверждения.

Люди правы, опасаясь, что Россию слишком сильно загонят в угол. Вот почему эта дипломатия должна сочетать боль с потенциальной наградой, если они примут предложение. Должен быть какой-то стимул к вступлению в переговоры.Это единственный путь вперед. Мы должны положить вещи на стол, чтобы избежать действительно безнадежной ситуации.

Послехолодная война — обзор

19.6 Милитаризация Арктики

Стратегическая ценность Арктики была признана еще в 1930-х годах, когда генерал армии США Билли Митчелл заявил Конгрессу, что «в будущем тот, кто будет удерживать Аляску будет удерживать мир… (Арктика) — самое стратегическое место в мире». Кроме того, во время Второй мировой войны немецкая оккупация Норвегии, Шпицбергена и Гренландии и создание там станций наблюдения за погодой, а также японская оккупация Алеутских островов стали свидетельством стратегической важности региона.Арктика была, пожалуй, стратегически самым важным регионом в период холодной войны. Арктика стала линией фронта в период холодной войны, поскольку расстояние между самыми северными точками Евразии и Северной Америки составляет всего 2000 км (Beixi, 2016: стр. 164). Таким образом, регион стал свидетелем регулярных патрульных миссий стратегических подводных и бомбардировочных флотов сверхдержав. Однако Арктика из театра военного и стратегического соперничества превратилась в политическое, экономическое и экологическое сотрудничество с речью Михаила Горбачева в октябре 1987 года в Мурманске (Пурвер, 1988: с.153–156). Следовательно, с окончанием холодной войны военное значение Арктики значительно снизилось, и страны начали работать над демилитаризацией региона. Одним из важных примеров сотрудничества в демилитаризации региона стала программа Арктического военно-экологического сотрудничества (AMEC). Он был официально оформлен в 1996 году между Соединенными Штатами, Норвегией и Россией для смягчения экологических последствий стратегического развертывания времен холодной войны в Арктике путем вывода таких объектов из эксплуатации.Однако эта тенденция продлилась едва ли десятилетие, после чего геополитическая напряженность вновь начала расти. Страны начали выдвигать свои национальные стратегические интересы и видение Арктики, уделяя особое внимание развертыванию военного присутствия. По совпадению, одной из жертв этой ремилитаризации стал AMEC, деятельность которого была ликвидирована в результате высылки норвежских чиновников из России за предполагаемую шпионскую деятельность (Jokela, 2015: pp. 59–60).

В 21 веке усиление геополитических позиций России и Китая вызвало обеспокоенность по поводу их геостратегического подхода 14 к Арктике.Кибератаки России на Эстонию в 2007 году, российская интервенция в Грузии в 2008 году и аннексия Крыма Россией в 2014 году показали остальным арктическим странам все более сильную траекторию российской мощи в регионе. Россия разместила свой флаг на дне арктических морей, соответствующем Северному полюсу, во время научной экспедиции 2007 года. Это вызвало широкое беспокойство по всему региону по поводу геополитических намерений России, хотя с юридической точки зрения это нельзя рассматривать как территориальную претензию.Впоследствии, в 2008 г., арктические прибрежные государства подтвердили свою приверженность ЮНКЛОС для формализации своих морских территориальных претензий (van Efferink, 2011). С 2008 года Россия принимает ряд стратегических документов, призывающих к более активному развертыванию своего военного потенциала в Арктике. Россия проводит реконструкцию ряда избыточных советских военных объектов и модернизирует свой военно-морской флот, уделяя особое внимание развертыванию в Арктике. Базирующийся в Арктике Северный флот России является крупнейшим и имеет наибольшее количество ледоколов и стратегических подводных лодок, а также большую часть своих ядерных сил.В России более 40 ледоколов, многие из них атомные. Страна стремится строить новые ледоколы большой грузоподъемности, учитывая тот факт, что большая часть ее существующих ледоколов относится к советской эпохе, особенно атомные (Исследовательская служба Конгресса, 2019: стр. 42–83).

Помимо модернизации военно-морского флота, Россия также модернизирует свои системы стратегической и противовоздушной/ракетной обороны. В период с 2004 по 2006 год Россия возобновила регулярное патрулирование подводных лодок и ракетные испытания в Арктике (Conley and Rohloff, 2015: p.20). Россия устанавливает ряд радиолокационных систем в арктическом регионе для усиления своих систем противовоздушной и противоракетной обороны. С 2007 года стратегические бомбардировщики возобновили воздушное патрулирование арктического региона, и участились случаи вторжения российских истребителей в воздушное пространство Скандинавии, США и Канады в Арктике (Lasserre and Tetu, 2016: p. 306). . В 2014 году он также создал новое Арктическое объединенное стратегическое командование в Мурманской области. С 2015 года страна начала размещать в этом регионе арктические бригады (Левис, 2015: стр.17–19). Использование Россией своего энергетического потенциала сыграло важную роль в том, что страна нашла достаточно финансовых ресурсов, чтобы потратить их на наращивание военной мощи в Арктике. Открытие Арктики лишило Россию возможности вырваться из своей континентальной географии и вновь превратиться в значительную морскую державу, подобную Советскому Союзу в 1960–70-х годах.

Между тем, Китай также увеличил свои набеги на Арктику. В 2013 году Китай совершил первый в истории рейс контейнеровоза по Севморпути, продемонстрировав намерение стратегического присутствия в регионе.Из 27 судов, прошедших через Арктику в 2017 году, 11 отправились или прибыли в Китай. Сотрудничество страны с Россией становится все более заметным в Арктике. Например, в 2017 году Китай заключил соглашение с Россией о создании так называемого «Ледяного Шелкового пути» (Ин, 2017). Китай очень активно ухаживал за Гренландией и Исландией. Он использовал разочарование первой в ее суверенной власти, Дании, и экономический кризис второй после глобального финансового кризиса для создания объектов с возможными целями двойного назначения (Auerswald, 2019).Например, создание Китаем обсерватории в Исландии, предположительно для изучения северного сияния, вызвало опасения, что это возможный проект наблюдения (Schreiber, 2018). В последнее время арктические прибрежные государства, похоже, провели свои собственные красные линии в отношении влияния Китая. Например, Исландия прекратила продажу китайскому инвестору большого участка земли в 2011 году. Точно так же Дания отказала китайской компании в продаже избыточной военно-морской базы в Гренландии, а Норвегия отменила создание китайского курорта на Шпицбергене. , оба в 2016 году (Pezard, 2018: стр.6–7). Следовательно, когда бывший президент США Дональд Трамп выразил заинтересованность в покупке Гренландии у Дании, предложение, которое датское правительство быстро отвергло, этот шаг необходимо понимать в контексте растущего стратегического плацдарма России и Китая в Арктике (Лау и Элмер, 2019). Было замечено, что динамика безопасности Арктики со времен холодной войны эволюционировала «от милитаризации к демилитаризации и к ремилитаризации» (Beixi, 2016: p. 166).

Военная стратегия США в Арктике во многом определяется глобальными стратегическими потребностями, а не региональными аспектами.Например, в 2003 году Соединенные Штаты установили противоракетные ракеты наземного базирования для своей национальной программы противоракетной обороны в форте Грили на Аляске. Это событие сыграло важную роль в возвращении стратегического соперничества в Арктику, независимо от изменений окружающей среды, область, край. В этом контексте Соединенные Штаты также модернизировали свои радарные системы в Туле, Гренландия (Jokela, 2015: стр. 61). В условиях растущего вызова со стороны России и Китая администрация Трампа предприняла определенные шаги для сохранения своих стратегических интересов в регионе.Соединенные Штаты восстановили свой второй флот в 2018 году после его закрытия в 2011 году. Флот, созданный в 1950 году, сыграл важную роль для ВМС США в противодействии действиям советского флота в Северной Атлантике. Соединенные Штаты также рассматривают возможность проведения операций по свободе судоходства в Арктике, чтобы укрепить свои законные права судоходства в регионе (Schreiber, 2019). Для воздушных угроз Соединенные Штаты активировали зенитные системы в Арктике, нацеленные на патрулирование российских дальних бомбардировщиков в этом регионе (Конышев и Сергунин, 2012: с.39). Министерство обороны США разработало свою Арктическую стратегию на 2019 год вслед за вариантами 2013 и 2016 годов, чтобы усилить свое военное присутствие в регионе для противодействия действиям России и Китая в регионе как самостоятельно, так и в сотрудничестве со своими союзниками (Управление заместитель министра обороны по политике, 2019 г.). Следовательно, соперничество эпохи холодной войны, кажется, разогревается с таянием Арктики.

Пять из восьми арктических государств (США, Канада, Дания, Исландия и Норвегия) являются членами Организации Североатлантического договора (НАТО).Арктика имела стратегическое значение для НАТО во время холодной войны как самый северный фронт ее геополитического соперничества с Варшавским договором. Арктика важна для НАТО, так как это ворота в Северную Атлантику. Окончание холодной войны привело к уменьшению роли Арктики в стратегической матрице НАТО. Однако с возобновлением соперничества великих держав в современном сценарии и растущим авторитетом Арктики роль региона снова стала значимой для НАТО (Paul, 2019).Таким образом, геополитическое соперничество между Россией и НАТО усиливается. НАТО имеет стратегический интерес в ГИУК-промежутке, морской зоне между Гренландией, Исландией и Великобританией, через которую должны пройти российские военные корабли, чтобы войти в северную часть Атлантического океана. Следовательно, НАТО пытается восстановить свое Атлантическое командование, которое было закрыто в 2002 г. (Regehr, 2017: стр. 1). Однако перспективам НАТО в регионе препятствуют разногласия между его государствами-членами, такими как США, Канада, Дания и Норвегия (Конышев, Сергунин, 2012: с.42). Тем не менее, растущая напористость России и Китая наверняка только усилит актуальность НАТО в регионе. Например, Канада, которая сопротивлялась роли НАТО в Арктике, с 2014 г. резко изменила ситуацию в связи с растущим военным потенциалом России в регионе и за его пределами (Jokela, 2015: p. 64). Норвегия в этом отношении представляет собой прифронтовое государство для НАТО. Фактически, НАТО провело крупнейшие военные учения в эпоху после окончания холодной войны под названием Trident Juncture 2018, которые проводились в водах недалеко от Норвегии.В ходе учений США впервые после окончания холодной войны отправили свой авианосец в арктические воды (Rogoway, 2018).

Норвегия приняла политику «Крайний Север, низкая напряженность» в отношениях с другими арктическими государствами (Bentzen and Hall, 2017: p. 5). Тем не менее, это не мешает стране предпринимать шаги по обеспечению своей обороны. Норвегия и Россия, хотя и урегулировали свой спор в Баренцевом море, оказались втянутыми в непрекращающийся вопрос о рыболовстве в регионе.Более того, Норвегия постоянно возражает против рыболовства России вокруг Шпицбергена. Это привело к тому, что Северный флот России начал проводить регулярное патрулирование в этом районе, что вызвало возражения со стороны Норвегии (Closson, 2018). В связи с растущими угрозами милитаризации России Норвегия в 2010 г. перенесла свой военный штаб в Бодо, расположенный к северу от полярного круга (Barents Observer, 2009). Тем не менее, Норвегия должна найти тонкий баланс между поддержанием прочных связей с НАТО и в то же время не допустить, чтобы ее отношения с Россией испортились.Норвегия увеличила количество американских солдат, которых она будет размещать на ротационной основе. Это поможет ей укрепить свою оборону, но в то же время сохранить договоренность с Россией о том, чтобы не размещать иностранные войска на ее территории в мирное время (Pezard, 2018: p. 5). Швеция и Финляндия должны найти тонкий баланс между партнерством с НАТО и участием в Общей политике безопасности и обороны ЕС, а не противодействием России. Сценарий безопасности в европейской Арктике осложняется тем, что не существует всеобъемлющей организационной архитектуры региональной безопасности.Следствием этого стал порочный круг милитаризации, который неизбежно будет разрастаться по мере усиления морской торговли в регионе в ближайшие десятилетия.

Истоки холодной войны

Истоки холодной войны

Холодная война уходит своими корнями во Вторую мировую войну, когда неоднократные задержки с открытием второго фронта в Европе заставили русских с подозрением относиться к мотивам западных союзников. Эти опасения усилились, когда Соединенные Штаты прекратили помощь Советскому Союзу по ленд-лизу вскоре после окончания войны.Обязательство Сталина в Ялте разрешить свободные выборы в Восточной Европе было быстро нарушено. Чтобы обеспечить «дружественные государства» на своих западных границах, СССР весной и летом 1945 года поддержал и помог установить в Польше, Болгарии и Румынии (Румынии) правительства, в которых доминируют коммунисты. В течение года, как сказал Уинстон Черчилль американской аудитории, на Европу опустился «железный занавес», отделивший «свободные» демократические нации Запада от «порабощенных» коммунистических наций Востока.

Политика сдерживания и доктрина Трумэна. Джордж Кеннан, сотрудник Государственного департамента, находившийся в Москве, разработал стратегию взаимодействия с Советским Союзом в послевоенные годы. В длинной телеграмме в Вашингтон в феврале 1946 года он изложил то, что стало известно как политика сдерживания . Кеннан утверждал, что, хотя СССР был полон решимости расширить свое влияние по всему миру, его лидеры были осторожны и не рисковали. Столкнувшись с решительной оппозицией (например, со стороны Соединенных Штатов), Кеннан постулировал, что Советский Союз отступит.Эта политика была связана с будущей советской экспансией и фактически признавала контроль России над Восточной Европой.

Первая проверка мер сдерживания прошла в Греции и Турции. В 1946 году в Греции разразилась гражданская война, в которой коммунистические группы столкнулись с поддерживаемым Великобританией правительством. В то же время Советский Союз оказывал давление на Турцию, чтобы та разрешила ей построить военно-морские базы на ее северо-западном побережье, тем самым предоставив Советскому Черноморскому флоту легкий доступ к Средиземному морю. Когда Великобритания объявила, что у нее больше нет ресурсов, чтобы помочь двум странам противостоять угрозам их независимости, вмешались Соединенные Штаты.Трумэн попросил у Конгресса 400 миллионов долларов военной и экономической помощи для Греции и Турции в марте 1947 года, сославшись на обязательство Соединенных Штатов поддерживать свободные народы, сопротивляющиеся контролю со стороны вооруженного меньшинства или давлению извне. Эта политика, известная как Доктрина Трумэна , , похоже, сработала: коммунисты потерпели поражение в гражданской войне в Греции в октябре 1949 года, а иностранная помощь помогла укрепить турецкую экономику.

План Маршалла и берлинский воздушный мост. Через два года после окончания Второй мировой войны большая часть Европы все еще лежала в руинах; Европейские страны изо всех сил пытались восстановить свою разрушенную инфраструктуру, а продолжающиеся трудности, с которыми сталкивались люди, способствовали росту электоральной силы коммунистических партий во Франции и Италии.Соединенные Штаты признали, что поддержка экономики европейских государств не только подорвет влияние коммунистов, но и создаст рынки для американских товаров. В связи с этим в июне 1947 года госсекретарь Джордж К. Маршалл объявил о масштабных обязательствах по оказанию финансовой помощи Европе. В период с 1948 по 1951 год более 13 миллиардов долларов было направлено в 16 стран в рамках плана Маршалла , внесшего значительный вклад в восстановление Западной Европы. Европа. США также были готовы оказать помощь СССР и странам Восточной Европы, но Советский Союз наотрез отказался участвовать в программе помощи.

Первое прямое противостояние России и Запада произошло из-за Германии. В 1948 году Великобритания, Франция и США начали объединять свои зоны оккупации в единое государство. Советский Союз ответил, заблокировав все доступы к Берлину в июне 1948 года. С помощью блокады Сталин надеялся вынудить западные державы либо передать Берлин коммунистам, либо положить конец плану объединения Западной Германии. Трумэн избежал прямой конфронтации с СССР, заказав массовую переброску грузов по воздуху для двух миллионов жителей Западного Берлина.Почти год британские и американские самолеты круглосуточно приземлялись в аэропорту Темпельхоф и выгружали продовольствие, одежду и уголь. Президент также отправил бомбардировщики B-29, единственные самолеты, которые могли нести атомные бомбы, на базы в Британии в качестве ясного предупреждения Советскому Союзу о том, как далеко Соединенные Штаты готовы зайти. Увидев, что переброска через Берлин может продолжаться бесконечно, русские сняли блокаду в мае 1949 года.

Еще одним фактором прекращения Берлинского кризиса стало подписание Североатлантического договора в апреле 1949 года.По его условиям США, Канада, Великобритания, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Португалия, Дания, Норвегия и Исландия согласились, что нападение на одну страну будет рассматриваться как нападение на все. Организация Североатлантического договора ( NATO ) была создана в следующем году для интеграции вооруженных сил государств-членов в Европе. НАТО было расширено в 1952 году за счет включения Греции и Турции, а принятие Западной Германии в 1955 году заставило Советский Союз создать аналог альянса через Варшавский договор .

Холодная война в Азии. В октябре 1949 года к власти в Китае пришла Коммунистическая партия во главе с Мао Цзэдуном. Коммунисты боролись с китайскими националистами с 1920-х годов, и хотя гражданская война закончилась в 1937 году из-за войны против Японии, боевые действия между коммунистами и националистами возобновились в 1946 году. Коррупция в администрации лидера националистов Цзян Цзеши (Чан Кай- шек) стоил националистам значительной народной поддержки, которую не могли укрепить даже два миллиарда долларов американской помощи.Когда в 1949 году националистическое правительство рухнуло и коммунисты создали Китайскую Народную Республику, Цзян и националисты отступили на остров Формоза (Тайвань). Соединенные Штаты продолжали признавать партию Цзяна в качестве законного китайского правительства до 1972 года. Хотя победа коммунистов вызвала споры о том, «кто потерял Китай», большинство историков согласны с тем, что Соединенные Штаты мало что могли сделать, кроме оказания прямой военной помощи. к националистам.Менее чем через год после коммунистического переворота в Китае Соединенные Штаты направили американские войска для борьбы с коммунизмом в Азии, когда Северная Корея вторглась в Южную Корею.

В 1948 году Корейский полуостров, оккупированный русскими и американцами после окончания Второй мировой войны, был разделен демократами на две отдельные страны — Корейскую Народно-Демократическую Республику, управляемую коммунистами, к северу от 38-й параллели, и поддерживаемая США Республика Корея на юге. В июне 1950 года северокорейская армия вторглась в Южную Корею.Трумэн довел дело до Совета Безопасности ООН, который призвал государства-члены оказать Южной Корее всю возможную помощь для отражения агрессии. Совет Безопасности смог принять меры, потому что представитель России не присутствовал, чтобы применить право вето Советского Союза. (Русские бойкотировали Совет из-за отказа Организации Объединенных Наций принять Китайскую Народную Республику.) Хотя 16 стран направили войска, корейская война была в основном операцией Соединенных Штатов, во многом под командованием У.Н. покровительство. Войска ООН находились под американским командованием — сначала генералом Дугласом Макартуром, а затем генералом Мэтью Риджуэем — и около 90 процентов этих войск были американцами. Всего в Корее служило более 1,5 миллиона американских мужчин и женщин.

Северокорейцы добились успеха в первые месяцы войны. Однако осенью 1950 года войска Макартура высадились в Инчхоне в тылу Северной Кореи, захватили Сеул и двинулись к северу от 38-й параллели. При продвижении к китайской границе на реке Ялу китайские «добровольцы» вмешались (октябрь — ноябрь 1950 г.) и заставили их отступить на юг.К марту 1951 года боевые действия стабилизировались, и Трумэн был готов вести переговоры об урегулировании, чтобы восстановить границу до вторжения. Желая полной победы, Макартур выступил против урегулирования. Он подорвал позиции президента и пригрозил атаковать Китай напрямую, в результате чего Трумэн освободил его от командования в апреле 1951 года. Переговоры между Северной и Южной Кореей наконец начались в июле, но затянулись на целых два года. К моменту подписания перемирия в июле 1953 года более 30 000 американцев были убиты, а линия перемирия была отодвинута немного севернее 38-й параллели.

американо-российских отношений со времен холодной войны

Российский лидер Владимир Путин во многом является порождением холодной войны

Между Соединенными Штатами и Россией, двумя главными действующими лицами холодной войны, с 1991 года были бурные отношения. Несмотря на окончание холодной войны, отношения между двумя сверхдержавами оставались напряженными. и проблематично в первые два десятилетия 21 века. Вторжение России в Украину в феврале 2022 года снизило американо-российские отношения до самого худшего уровня с середины 1980-х годов и возродило страхи времен холодной войны перед российским экспансионизмом и ядерной войной.

США сегодня

Несмотря на подъем Китая, США остаются крупнейшей сверхдержавой в мире как в экономическом, так и в военном отношении. Несмотря на мировой финансовый кризис 2008 года, пандемию коронавируса 2020 года и другие проблемы, американская экономика является крупнейшей и самой богатой в мире.

Правительство США остается преобладающей военной силой в мире, имея около 1,2 миллиона штатных военнослужащих и 800 000 резервистов. Вашингтон тратит на оборону более 600 миллиардов долларов в год, что почти в три раза больше, чем у Китая, в девять раз больше, чем у России, и больше, чем у следующих восьми стран вместе взятых.

США остаются самым влиятельным членом Организации Североатлантического договора (НАТО), которая с 1991 года продолжает действовать и расширяться, несмотря на окончание холодной войны. Россия, напротив, была значительно ослаблена распадом Советского Союза. Он остается важной региональной державой с ядерным арсеналом и мощными вооруженными силами, но уступил свой статус глобальной сверхдержавы США и Китаю.

Из СССР в СНГ

Холодная война закончилась распадом Советского Союза в Рождество 1991 года.На смену СССР пришло новое образование под названием Содружество Независимых Государств (СНГ). Он был создан для сотрудничества и координации политики по таким вопросам, как свободная торговля, финансы, безопасность, иммиграция и предотвращение преступности.

В отличие от Советского Союза, СНГ представляет собой свободную конфедерацию, не имеющую формальной власти над входящими в ее состав странами. У СНГ было 11 стран-учредителей, все из которых были бывшими советскими республиками (Россия, Армения, Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Таджикистан, Туркменистан, Украина и Узбекистан).Грузия присоединилась к СНГ в 1993 году, но с тех пор вышла из него вместе с Арменией и Украиной.

Россия остается самым могущественным участником СНГ и во многих отношениях его де-факто лидером. Несмотря на отсутствие у этой организации силы принуждения, Москву часто обвиняют в том, что она в одностороннем порядке определяет политику СНГ или оказывает неправомерное давление на другие страны-участницы СНГ.

Сепаратистские движения

Чеченские боевики-сепаратисты в 1990-е годы

Распад Советского Союза в 1991 году в сочетании с жесткой политикой России в 1990-х годах породил несколько националистических движений за независимость в бывшем СССР.

Самая агрессивная из этих сепаратистских группировок была сформирована в Чечне, небольшом регионе на Северном Кавказе, в 1991 году. Чеченские сепаратисты провели следующее десятилетие, сражаясь с Москвой за независимость. Их борьба включала в себя две полномасштабные войны (1994-96 и 1999-2000 гг.), которые унесли более 100 тысяч жизней, в том числе около 10 тысяч российских солдат.

Насилие чеченских сепаратистов продолжалось и в 21 веке и включало террористические акты, такие как захват школы в Беслане (сентябрь 2004 г.), унесший жизни 186 детей.Российские силы в конечном итоге установили контроль над Чечней, уничтожили сепаратистские и террористические группы и установили промосковский режим.

От медового месяца к напряженности

Борис Ельцин и Билл Клинтон после дружеской встречи в 1995 году

В 1990-е годы дипломатические отношения между США и Россией улучшились. Обе страны подписали договор о контроле над вооружениями в январе 1993 года, расширились торговые связи, и президент России Борис Ельцин установил теплые отношения со своим американским коллегой Биллом Клинтоном.

Отношения США и России начали ухудшаться в конце 1990-х по нескольким причинам. В 1997 году НАТО предложила членство Венгрии, Польше и Чехии. Эта экспансия НАТО в восточную Европу многими рассматривалась как провокационная по отношению к России и ее интересам.

В 1999 году силы НАТО вмешались в войну в Косово, разбомбив Югославию, против чего выступила Россия и предприняли без поддержки Организации Объединенных Наций (ООН).

Буш и Ельцин

Избрание Владимира Путина (1999) и Джорджа Буша-младшего.Буша (2000 г.), а затем теракты 11 сентября (2001 г.) вызвали кардинальные сдвиги в российской и американской внешней политике.

В декабре 2001 года Вашингтон возмутил Москву, объявив о своем намерении выйти из Договора по противоракетной обороне 1972 года, одного из самых значительных соглашений о сокращении вооружений времен холодной войны. Еще одна провокация возникла в 2007 году, когда США начали строить системы ПРО в Польше.

Напряженность несколько снизилась в период с 2009 по 2012 год, когда президентами были Барак Обама и Дмитрий Медведев.В апреле 2010 года эти два лидера провели переговоры и подписали новый договор о сокращении стратегических ядерных вооружений.

Последние годы

Отношения между США и Россией при Путине и Трампе были неоднозначными

. С тех пор Москва и Вашингтон разошлись из-за разногласий по ряду вопросов и политики. К ним относятся продолжающиеся споры по поводу американских ракетных и оборонных систем в Польше; конфликт из-за западного и российского влияния или вмешательства в дела Украины и Грузии; антидемократические реформы и нарушения прав человека в России; и, совсем недавно, вмешательство России в продолжающуюся гражданскую войну в Сирии.

В 2016 году российское правительство обвинили в активном вмешательстве в президентские выборы в США посредством кампании взлома Интернета, пропаганды и дезинформации в социальных сетях. Некоторые считают, что вмешательство России в выборы способствовало победе Дональда Трампа над Хиллари Клинтон, возможно, в качестве «расплаты» за замечание Клинтон в 2011 году о том, что собственные выборы в России не были «ни свободными, ни справедливыми».

Решение Дональда Трампа нанести два ракетных удара по сирийскому лидеру Башару Асаду, союзнику Путина, еще больше обострило двусторонние отношения между Москвой и Вашингтоном.Собственные критики Трампа утверждают, что он слишком симпатизирует Путину или тесно связан с ним.

Новая «холодная война»?

Западная карикатура, критикующая внешнюю политику Путина

Этот разрыв отношений между США и Россией побудил некоторых комментаторов заявить, что две страны вступили в новую холодную войну.

Многие историки и политологи считают этот термин неуместным в современном контексте. Фраза «холодная война» предполагает сходство или аналогию с геополитикой и условиями, существовавшими между 1945 и 1991 годами.Нынешняя ситуация намного сложнее и, по мнению некоторых экспертов, значительно опаснее.

Владимир Путин — националист, политика которого направлена ​​на восстановление российского влияния в Восточной Европе и Центральной Азии. Он рассматривает Соединенные Штаты как агрессивную империалистическую державу, которая угрожает России в военном отношении, размещая ракеты в Польше и расширяя НАТО. Вашингтон также проник в традиционную сферу влияния России, поддерживая прозападные идеи и политику на Украине и в Грузии.

Многие в США, напротив, видят в Путине антидемократического и авторитарного правителя, который подражает Иосифу Сталину. Они рассматривают Путина как вероломного автократа, который все еще использует закулисные методы времен холодной войны, такие как вооружение сепаратистских движений, развертывание массовых кампаний дезинформации и «фейковых новостей», а также заказ убийства политических оппонентов, журналистов и разоблачителей.

Меняющийся мир

При оценке текущей ситуации следует также выходить за рамки отдельных лидеров и взглядов на правительство.Независимо от их лидерства, и Соединенные Штаты, и Россия претерпели значительные экономические и структурные изменения в прошлом поколении.

В США произошла значительная деиндустриализация, сокращение или сокращение трудоемких отраслей, таких как автомобилестроение, судостроение и добыча угля. Сегодня США больше сосредоточены на розничной торговле, технологиях, коммуникациях, здравоохранении, легкой промышленности и сфере услуг. Американская экономика остается крупнейшей в мире с валовым внутренним продуктом, превышающим 18 триллионов долларов США, хотя ее государственный долг превышает 21 триллион долларов США.

Россия также значительно деиндустриализировалась со времен холодной войны. Москва теперь полагается на свои огромные природные запасы нефти и газа, чтобы управлять российской экономикой.

И США, и Россия сталкиваются со значительными проблемами в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Среди этих проблем — изменение численности населения, старение инфраструктуры, истощение ресурсов, растущая зависимость от импорта и растущее неравенство в богатстве и доходах. Обе страны также будут бороться с внешними условиями, такими как рост Китая и последствия изменения климата.

Вторжение России в Украину

В этом пропагандистском видео украинские солдаты предупреждают вторгшихся российских солдат об их судьбе

В последние два десятилетия у России при Владимире Путине были сложные отношения с Украиной. После окончания холодной войны украинцы разделились во мнениях относительно того, следует ли сохранять политические, экономические и культурные связи с Москвой или налаживать новые связи с Западом, такие как членство в Европейском союзе (ЕС) или даже в НАТО.

К 2013 году большинство населения Украины, казалось, отдавало предпочтение Европе, а не России.Когда промосковский президент Украины Виктор Янукович отказался формализовать партнерские отношения и торговые соглашения с ЕС, это спровоцировало серию крупных демонстраций, известных как Евромайдан или Майдан. Это привело к импичменту Януковича, который бежал из страны и был отправлен в отставку единогласным голосованием украинского парламента. Россия объявила это незаконным переворотом и отказалась признать новых лидеров Украины.

В 2014 году российские войска аннексировали Крымский полуостров, автономную область Украины, и установили там пророссийское правительство.Междоусобные бои также вспыхнули в Донбассе на востоке Украины, где три четверти населения говорят по-русски, а Москва поставляет оружие и тактическое руководство донбасским сепаратистам. В июле 2014 года международное сообщество вызвало возмущение, когда управляемая Россией ракетная группа на востоке Украины сбила гражданский авиалайнер Malaysia Airlines Flight 17, в результате чего погибли 298 человек.

В феврале 2022 года, сославшись на нелегитимность украинского правительства и заявления о геноциде на востоке Украины, Владимир Путин приказал провести крупномасштабную военную операцию в Украине, начав атаки на крупные города, включая Киев и Харьков.Атаки Путина вызвали всеобщее возмущение во всем мире и повлекли за собой самый суровый пакет экономических санкций, когда-либо применявшихся против одной страны со времен Второй мировой войны. В ответ Путин привел свои группы по ядерному оружию в состояние повышенной готовности, возродив худшие страхи времен холодной войны.

Взгляд политика:
«Наши отношения с Россией должны быть одними из самых близких. Мы оба привержены сокращению оружия массового уничтожения. У нас обоих есть непосредственные интересы в борьбе с терроризмом.Россия стоит на границе пяти крупных исламских республик и разделяет с нами опасения по поводу стабильности на Балканах и в Черноморском регионе. Россия обладает огромными природными ресурсами, снабжает многих наших союзников в Европе и предлагает альтернативный источник сомнительных поставок из Персидского залива. В России есть ученые мирового уровня, физики и математики. Мы используем российские ракетные двигательные установки для запуска космических миссий и сотрудничаем в пилотируемых космических полетах. Россия предлагает обширный рынок для американских и западных товаров и услуг, возможность, которую больше ценят европейские предприятия, чем американские.Кроме того, Россия может оказать существенную помощь нам и нашим союзникам в таких несопоставимых местах, как Иран, Северная Корея и Ближний Восток. В каждом из этих случаев они потеряют не меньше, если не больше, чем мы, от войны в этих регионах. Мы должны относиться к русским как к партнерам, а не как к подчиненным».
Гэри Харт, бывший сенатор США

1. Спустя почти 30 лет после окончания холодной войны Соединенные Штаты остаются крупнейшей мировой сверхдержавой. Россия, напротив, представляет собой значительную региональную державу, хотя уже и не глобальную сверхдержаву.

2. Распад Советского Союза в 1991 году породил сепаратистские движения или движения за независимость, террористические группы и гражданские войны в таких местах, как Чечня, Грузия и Украина.

3. Отношения между США и Россией пережили период медового месяца в 1990-е годы, когда Билл Клинтон и Борис Ельцин вели сердечные переговоры и подписывали соглашения о торговле и сокращении вооружений.

4. Затем отношения ухудшились, поскольку обе страны приняли одностороннюю внешнюю политику. Расширение НАТО является одним из факторов ухудшения двусторонних отношений между США и Россией.

5. Аннексия Крыма Владимиром Путиным в 2014 г. и вторжение в Украину в 2022 г. возродили многие страхи и напряженность времен холодной войны, особенно опасности российского экспансионизма и ядерной войны.

Информация для цитирования
Название: «Отношения США и России после холодной войны»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: 900/alphacomstory coldwar/us-russia-relationship-since-cold-war/
Дата публикации: 19 сентября 2020 г.
Дата пересмотра: 1 марта 2022 г.
Дата обращения: 23 марта 2022 г.
Copyright: The содержимое этой страницы не может быть переиздано без нашего явного разрешения.