Содержание

Дмитрий Медведев выступил с заявлением в связи с признанием независимости Южной Осетии и Абхазии

Глава Российского государства заявил:

«Уважаемые граждане России!

Вы, безусловно, знаете о трагедии Южной Осетии: ночной расстрел Цхинвала грузинскими войсками привел к гибели сотен наших мирных граждан, погибли российские миротворцы, до конца выполнившие свой долг по защите женщин, детей и стариков.

Грузинское руководство в нарушение Устава ООН, своих обязательств по международным соглашениям, вопреки здравому смыслу развязало вооружённый конфликт, жертвами которого стали мирные люди. Эта же участь ждала Абхазию. Очевидно, в Тбилиси рассчитывали на блицкриг, который поставил бы мировое сообщество перед свершившимся фактом. Был выбран самый бесчеловечный способ добиться своей цели – присоединить Южную Осетию ценой уничтожения целого народа.

Это была не первая попытка. В 1991 году президент Грузии Гамсахурдия с призывом «Грузия – для грузин» – только вдумайтесь в эти слова – приказал штурмовать Сухум и Цхинвал. Тысячи погибших, десятки тысяч беженцев, разорённые сёла – вот к чему тогда это привело. Именно Россия в тот момент остановила истребление абхазского и осетинского народов. Наша страна стала посредником и миротворцем, добиваясь политического урегулирования. При этом мы неизменно исходили из признания территориальной целостности Грузии.

Грузинское руководство выбрало другой путь: срыв переговорного процесса, игнорирование достигнутых договорённостей, политические и военные провокации, нападения на миротворцев – всё это грубо нарушало режим в зонах конфликта, установленный при поддержке ООН и ОБСЕ.

Россия проявляла выдержку и терпение. Мы неоднократно призывали вернуться за стол переговоров и не отошли от своей позиции даже после одностороннего провозглашения независимости Косово. Но наши настойчивые предложения к грузинской стороне заключить с Абхазией и Южной Осетией договорённости о неприменении силы остались без ответа. К сожалению, их проигнорировали и в НАТО, и даже в ООН.

Сейчас понятно: мирное разрешение конфликта в планы Тбилиси не входило – грузинское руководство методично готовилось к войне, а политическая и материальная поддержка внешних покровителей только укрепляла ощущение собственной безнаказанности.

В ночь на 8 августа 2008 года в Тбилиси сделали свой выбор: Саакашвили избрал геноцид для решения своих политических задач. Этим он собственноручно перечеркнул все надежды на мирное существование осетин, абхазов и грузин в одном государстве. Народы Южной Осетии и Абхазии неоднократно высказывались на референдумах в поддержку независимости своих республик. Мы понимаем, что после того, что произошло в Цхинвале и планировалось в Абхазии, они имеют право решить свою судьбу сами.

Президенты Южной Осетии и Абхазии, основываясь на результатах референдумов и решениях республиканских парламентов, обратились к России с просьбой о признании государственного суверенитета Южной Осетии и Абхазии. Совет Федерации и Государственная Дума проголосовали в поддержку этих обращений.

Исходя из сложившейся ситуации необходимо принять решение. Учитывая свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов, руководствуясь положениями Устава ООН, декларацией 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, Хельсинкским Заключительным актом СБСЕ 1975 года, другими основополагающими международными документами – я подписал указы о признании Российской Федерацией независимости Южной Осетии и независимости Абхазии.

Россия призывает другие государства последовать её примеру. Это нелёгкий выбор, но это единственная возможность сохранить жизни людей».

Президент также подписал указы о признании независимости Южной Осетии и Абхазии и установлении дипломатических отношений с этими республиками.

Смотрите также

Создатель армии Южной Осетии рассказал, кто выбил грузин из Цхинвала

— Олег Джериханович, как для вас началась «августовская война»?

— 7 августа где-то в половине двенадцатого ночи позвонила мне из Цхинвала Мадина Плиева (участница боевых действий в Южной Осетии начала 90-х.М.П.). Говорит: «Джериханович, по-моему, нам хана». Я отвечаю: «Да ладно, нам хана давно уже». — «Нет, такого еще не было. Вот послушай». И я в телефонную трубку услышал грохот артобстрела. Говорю ей: «Все понятно. Выезжаю». По дороге подхватил двоих наших ребят в полевой форме. Они тоже хотели попасть в Цхинвал, чтобы помочь защитить его от агрессоров… У одного из них не оказалось при себе паспорта, и его не пропустили через границу. Дальше мы поехали вдвоем.

— Что вы увидели на юго-осетинской территории?

— Проехали Джаву, там еще тихо-спокойно. Начали подниматься от Гуфтинского моста на Зарскую дорогу. В районе водораздела мы увидели три установки «Град». Они принадлежали Южной Осетии. Один из них прямо при нас произвел пристрелочный залп. У них там где-то в районе Хетагурово корректировщик сидел. И буквально через 10 минут связь с корректировщиком пропала. После этого они уже ничего не могли делать: не знали, куда стрелять, чтобы не попасть по своим.

Мимо нас в сторону Джавы проскочила колонна дорогих джипов. Позже мы узнали, что в ней находился президент Эдуард Кокойты со своим окружением.

— Это во сколько было?

— Наверно, около двух часов. Но точно сказать не могу. В памяти многое осталось, но на часы не смотрел.

Фото: Марина Перевозкина

— Бывший командующий 58-й армией генерал Анатолий Хрулев в одном из интервью утверждал, что перед ним стояла задача «захватить Гуфтинский мост», отбросить от него грузин. Но ведь мост не был занят грузинами?

— Не был. Грузин в районе моста не было. Но вскоре мы услышали шум от вращающихся вертолетных лопастей. Наших вертолетов там не должно было быть. Мы поняли, что это грузинские вертолеты. В это время нам навстречу со стороны Зара выехала машина. Водитель сообщил, что дорога на Цхинвал перекрыта. И лучше нам и не пытаться туда прорываться окольными путями, потому что так мы можем попасть под огонь своих. Мы повернули назад, к мосту. И уже за последним поворотом увидели в тумане (а туман был очень густой в ту ночь, он полностью окутывал вершины гор) поднимающиеся армейские бээмпэшки. Я спрашиваю у ребят: «Спутник?» Они отвечают: «Да». Спутник — это поселок во Владикавказе, где располагается воинская часть. Говорю: «Молодцы, успели! ПЗРК у вас есть?» Нет, отвечают, ПЗРК нет. «Тогда осторожней: в воздухе грузинские вертолеты». Миновали мост. Навстречу движутся российские армейские «Грады». Там на Транскаме есть место, где продают пироги, воду, пиво. Вот вся эта площадка была занята «Градами», которые, правда, при нас не произвели ни одного залпа. Увидев это, я успокоился. Если русские вошли, думаю, они не дадут грузинам нас уничтожить.

— А это во сколько было?

— Около 4 утра, уже светало.

— Так вы и не попали в ту ночь в Цхинвал?

— Я созвонился с нашими во Владикавказе. Они говорят: приезжай, надо что-то делать, формировать ополчение! А осетинские добровольцы и так уже ехали в Цхинвал. Мы их тоже по дороге встретили. Хотя я не считаю их добровольцами. И себя добровольцем не считаю. Это обязанность каждого осетина — защищать свою землю.

— Но как-то вы все же в событиях поучаствовали?

— Мы помогали чем могли, используя свои возможности в Южной Осетии. Например, с корректировкой огня. Есть у меня один знакомый, который до сих пор работает там в «органах». Он мне звонил и говорил: «У нас есть информация, что в таком-то месте сосредоточена грузинская техника, но мы не знаем, кому передать». Я передавал эту информацию военным. А проблема была в том, что российской военной разведке до начала войны было запрещено работать в Южной Осетии. Это звучит как какой-то бред, но это было так. То есть никакой грамотной подготовки к войне не было. Если бы к войне готовились заранее, то там на каждом участке уже сидел бы корректировщик, который давал бы координаты для артиллерии. Но у россиян не было таких корректировщиков. А вот этот кагэбэшник давал четко координаты, вплоть до целеуказания «по улитке».

Фото: Соцсети

— Но ведь по тому, как разворачивались события, можно было догадаться, что скоро начнется война?

— Да, к нам поступила информация, что война однозначно начнется. Поэтому было принято решение вывезти детей, стариков, больных… К чести руководителей Северной Осетии, они выделили для этого большое количество микроавтобусов, которые сделали несколько сотен рейсов.

— Почему грузинам не удалось занять Цхинвал? Что сыграло решающую роль?

— Я настаиваю, что грузин из Цхинвала выбили местные пацаны, по большей части молодые ребята. Осетинские ополченцы. Они сделали самое главное: не дали грузинской армии закрепиться в городе. Если противник уже закрепился, то его можно выбить только ценой больших потерь. А местные хорошо знают город. Они действовали маленькими группами. И как только грузины куда-то входили, тут же их выбивали. Российская армия входила в уже очищенный от противника город.

Оружия у населения было много. Только не было гранатометов. Накануне войны Кокойты распорядился отобрать все гранатометы, у кого найдутся.

— А юго-осетинские вооруженные силы чем занимались, пока пацаны воевали?

— Конечно, и многие подразделения армии Южной Осетии свои позиции не оставили. Например, 6-й батальон под командованием Теймураза Цховребова. У них 10 августа лица были коричневые. Потому что все это время они не спали. Нельзя не вспомнить опять и о героическом поведении главы Совбеза Анатолия Баранкевича, который лично из гранатомета подбил грузинский танк. Танк взорвался, башня улетела, воткнулась в крыльцо здания Дома профсоюзов. Она и сейчас там — ее решили оставить как памятник. Но фактически Баранкевич подбил два танка. Второй, который шел за тем, который подбил Баранкевич, сдетонировал от первого. Потом он собрал вокруг себя небольшую группу, и они пошли выбивать танки из города. Надо отдать должное грузинам, они не вступали в перестрелки, сразу отходили.

9–10-го числа я сам видел в городе брошенные берцы и грузинскую полевую форму. То есть они переодевались в гражданскую одежду и уходили. Им, конечно, помогали мирные жители — грузины, давали им одежду. У нас к местным грузинам ожесточения не было. Ехали как-то через Тамарашени с ребятами, видим, горит грузинский дом. Хозяин его поливает, а он все горит и горит. У него вода закончилась, он сел и плачет. А тут техника мимо идет, камни летят из-под колес. Ребята подошли и говорят: «Отойди скорей куда-нибудь, спрячься».

Оторванная башня танка, который подбил секретарь Совбеза РЮО Анатолий Баранкевич. Фото: Марина Перевозкина

— Почему помощь со стороны России пришла так поздно?

— Думаю, задержка с вводом войск была связана с общей неразберихой, отсутствием оперативной связи, адекватной оценки обстановки. Начались события. Из Цхинвала звонят в Москву. Там не отвечают.

Звонят в Ростов. Оттуда тоже звонят в Москву. И из Владикавказа звонят в Москву. А Москва молчит. Причем грузины выбрали момент, когда оперативный отдел Минобороны переезжал из одного здания в другое. И командующий 58-й армией генерал Хрулев взял на себя ответственность за решение о вводе войск. Я точно знаю, что он действовал на свой страх и риск. Государственная машина зашевелилась только 8-го числа, ближе к вечеру.

— Почему военной разведке запрещали работать в Южной Осетии?

— Не знаю. Зато я очень хорошо знаю ситуацию 1991–1993 годов. В этот период мы сумели выстоять не благодаря, а вопреки желанию многих в Москве…

— Вы же не из Южной Осетии. Как вы вообще попали в эту историю?

— В 1991 году ко мне обратились кударцы (южные осетины), живущие в Пригородном районе Северной Осетии еще со времен первого геноцида 1920 года. Они сказали, что у них намечается война с соседями: «Мы знаем о твоих возможностях, достань технику».

Я пригнал в Алагир 20 БТР из Семипалатинска. Во время разгрузки к платформе, куда выгружалась техника, подъехало несколько машин. Выходит целая делегация южных осетин во главе со Знауром Гассиевым — он потом был председателем парламента Южной Осетии. Они говорят: «У них еще ничего не началось, а нас уже убивают. Нам эта техника нужнее». А я не знал тогда, что происходит в Южной Осетии. Говорю: «Ребята, давайте отдадим половину им. В качестве подарка кударцам юга от кударцев севера». Северяне согласились. Но ночью южане все ЗИПы (запчасти) перетащили из северных машин в свои. Так чуть ли не пошли они стенка на стенку, пришлось по броне стрелять, чтобы их утихомирить.

— И после этого вы направились в Цхинвал?

— Не сразу. Я уехал за рубеж, через три месяца вернулся во Владикавказ. И буквально на следующую ночь звонок в дверь: заходят пять человек, южане. «Нам надо создавать свою армию. Тебя приглашаем на должность командующего». — «Оружие у вас есть?» — спрашиваю. «Нет». — «А что у вас есть?» — «Ничего». Наутро я уже был в Цхинвале. Там собрали заседание Верховного Совета Южной Осетии и назначили меня командующим вооруженными силами.

Фото: Марина Перевозкина

— Какая там была в то время обстановка?

— В каждом районе имелась своя вооруженная группа, «отряд самообороны», во главе с полевым командиром. И часто они между собой не ладили. Криминал тоже присутствовал. Я начал с того, что всех собрал и сказал, что хочу сформировать ОМОН. Предложил всем вступить, пообещал оружие. Тут один вскакивает с места и заявляет: «Я в менты не пойду».

— Да, по законам блатного мира это «западло». Как взаимодействовали с криминалом?

— С ним мы боролись. Был случай, когда я сказал командиру ОМОНа Вадиму Газзаеву: «Надо арестовать пять человек. Это бандиты. Сделай вид, что везешь их во Владикавказ, а по дороге расстреляй». Он не согласился. И в итоге после войны сам погиб от их рук. К сожалению, для некоторых в Южной Осетии бандиты и сегодня являются идеалом. Вы, конечно, видели в Цхинвале улицу Алана Джиоева?

— Да.

— Джиоев, он же Парпат, был одним из натуральных бандитов. Но его именем названа улица, а не именем Газзаева, например. И это Парпат был тем человеком, который при нашей первой встрече заявил, что в менты не пойдет.

— А где вы доставали оружие?

— У ингушей. А тем продавали его чеченцы. Ведь Ельцин оставил чеченцам вооружение Советской армии, которое находилось на территории Чечено-Ингушской АССР. Правда, он договорился с ними поделить его 50 на 50%. Но фактически все осталось у них. Надо сказать, что перед отъездом на юг я был очень богатым человеком. А уехал я из Южной Осетии очень бедным человеком. Но я ни о чем не жалею. Территория теперь все-таки наша. Хотя эту территорию и сдавали грузинам Ельцин и компания. 23 марта 1991 года на совещании в Казбеги ведь было принято решение о разоружении «незаконных юго-осетинских формирований». Там был Ельцин, Гамсахурдиа (президент Грузии) и Галазов (глава Северной Осетии).

— Но потом в Сочи 24 июня 1992 года были подписаны Дагомысские соглашения, которые положили конец войне и по которым в зону конфликта вошли миротворцы.

— Дагомысские соглашения мы принудили подписать путем шантажа.

— В чем состоял шантаж?

— «9-й километр». Это воинская часть под Владикавказом, из которой мы забрали 14 «КамАЗов» с прицепами боеприпасов и 12 САУ (самоходных артиллерийских установок). Как могут 17 человек (именно столько нас и было) штурмовать воинскую часть, где находится 300 человек, и забрать оружие? Конечно, часть офицеров была посвящена в нашу ситуацию. И мы были готовы на все, а они умирать не были готовы. То, что мы там взяли, принципиально ничего не решало. Потому что в это время Грузии были переданы Ахалцихский и Ахалкалакский укрепрайоны. А там — танки, «Грады», САУ, самолеты и вертолеты! Любое вооружение в огромных количествах. Это было начало 1992 года, когда к власти в Грузии пришел Шеварднадзе, которого Москва считала «своим». И нам ничего не оставалось делать, кроме как, действуя методом шантажа, принудить Ельцина и Шеварднадзе к сочинским встречам. И через несколько дней после этого Ельцин и Шеварднадзе в Сочи при участии глав Северной и Южной Осетии подписали мирное соглашение. Ельцин подошел ко мне: «Ну, ты доволен?» Он уже был нетрезв. Потом говорит Руцкому: «Сядь с ним и зафиксируй, что нужно Южной Осетии». Короче, написали мы список. Танки, автоматы, боеприпасы, берцы и камуфляж. Ржавого гвоздя не получили из этого списка.

— Почему вы покинули Южную Осетию?

— Там было много нюансов. После подписания Дагомысского соглашения туда начали поступать деньги. При мне 20 миллионов должны были прийти. Но до нас они не дошли. Потом я в конце 1993-го оказался в «Матросской Тишине», где пробыл 6 месяцев.

— За что?

— За «9-й километр». В мае 1994-го дело было прекращено. В связи с тем, что мое преступление предотвращало преступление гораздо более серьезное. Я уже говорил, что ни о чем не жалею. Могу сказать, что в моей жизни было два самых счастливых дня. Первый — это день подписания Сочинских соглашений, которые остановили войну. И второй — это когда я увидел многокилометровую колонну российских танков, идущую по Транскаму на помощь Южной Осетии.

Читайте материал: «Эксперт рассказал, как Россия помешает Грузии вступить в НАТО»

Война России с Грузией: хронология 2008 года

В этом году Грузия отмечает шестую годовщину краткосрочной войны с Россией в совершенно новом глобальном контексте. Некоторые проведут параллели с поспешным развертыванием российскх войск за пределами ее границы и объединения политических требований, что до этого произошло в случае с Южной Осетией и Абхазией в 2008 году, а в 2014 году в Крыму. В более широком смысле, выборочная поддержка Москвой самопровозглашенных республик для наказания и ослабления недружественных государств происходила в Грузии и Молдове, а сейчас разыгрывается в Украине.

Южная Осетия и Абхазия получили автономию, находясь в составе Советского Союза, но после распада СССР возникли сепаратистские движения. Напряженность привела к открытому конфликту, который завершился тем , что обе республики заявили об особом статусе, а власть была переда местной администрации. Мирные переговоры при посредничестве международного сообщества не приносили значительного результата, поскольку практически не было единства в том, должны ли две этих республики стать де-юре суверенными государственными государствами или вернуться под контроль Грузии. Россия сыграла неоднозначную роль, развернув миротворческие войска и позиционируя себя как беспристрастного посредника, сначала поддерживая, а потом признав притязания абхазов и осетин на независимость.

В 2004 году президент Грузии Михаил Саакашвили ясно дал понять, что он намерен вернуть Абхазию и Южную Осетию под управление Грузии.
Ниже представлена хронология ключевых событий, происходящих за месяц, во время и после конфликта августа 2008 года.

Апрель 2008


Россия начинает полноценное сотрудничество с правительствами Абхазии и Южной Осетии, вызывая недовольство грузинской стороны. Министр по вопросам реинтеграции Грузии Темур Якобашвили заявляет: «Мы видим вопиющую попытку России осуществить некую форму аннексии — в данном случае в большей степени в Абхазии, чем в Цхинвальском регионе [Южная Осетия]».

Позднее в апреле русские увеличивают число своих миротворцев в Абхазии. Грузия заявляет, что Российская сторона сбила их беспилотник, но та, в свою очередь, опровергает эту информации.

Июль 2008


Происходят перестрелки между грузинскими и южно-осетинскими военными. Грузинские военнослужащие участвуют в учениях США возле Тбилиси, а российские войска начинают учения недалеко от границы с Грузией. Зона становится крайне милитаризированной и обе стороны стараются не потерять лицо.

8 июля четыре российских военных самолета нарушают воздушное пространство Грузии около Южной Осетии, в то время как в Грузии находится делегация ОБСЕ, прибывшая в страну за день до визита госсекретаря США Кондолизы Райс. Москва заявляет, что нарушение воздушного пространства было направлено на предотвращение возможного нападения со стороны Грузии, а министерство иностранных дел Грузии назвало этот акт «открытой агрессией».

В Абхазии также учащаются насильственные инциденты. В результате столкновения абхазских и грузинских военнослужащих, произошедшего 9 июля в нижней части Кодорского ущелья, с обеих сторон было ранено несколько человек. Напряжение нарастает после того как Грузия обвиняет Абхазию в минометном обстреле контролируемой ей верхней части Кодорского ущелья.

С 1-го июля абхазские власти закрывают мост через Ингури — основной пропускной пункт, используемый местными грузинами, живущими по ту сторону линии прекращения огня.

Август 2008


От взрыва фугасной мины недалеко от Южной Осетии 1 августа были ранены пять грузинских полицейских, а спорадические, но интенсивные перестрелки продолжаются до 4-го августа.

Цель прошедшей 7 августа встречи российских и грузинских чиновниками, состоявшая в заложении основы для мирных переговоров высокого уровня, не была достигнута, но было заключено соглашение о прекращении огня, длившееся до десяти вечера, когда перестрелки возобновились. Через несколько часов президент Саакашвили дает приказ грузинским войскам начать в Южной Осетии военную операцию.

Грузинская артиллерия открывает огонь по целям, расположенным в регионе и рано утром 8-го августа войска входят в Южную Осетию. Наступление начинается через несколько часов после того, как Саакашвили пообещал Южной Осетии «неограниченную автономию» и объявил о прекращении огня на этой территории.

Россия ответила воздушными атаками по грузинским войскам. Позднее они перешли и на цели расположенные за пределами Южной Осетии. Грузия заявляет, что российские вооруженные силы вошли в Южную Осетию до них, Москва опровергает это заявление.

10 августа Грузия объявляет о прекращении огня и начинает выводить войска из Южной Осетии. Российские войска переходят в наступление за границы ЮО, по направлению к Гори — городу в центральной Грузии. На западе страны, они также продвигаются на юг от абхазско-грузинской границы, а российские ВМФ на Черном море устанавливают морской кордон, блокирующий доступ к побережью Грузии, в том числе и к Поти.

12 августа президент России Дмитрий Медведев приказывает своим войскам закончить военную операцию. Грузины были вытеснены из Южной Осетии и Кодорского ущелья — единственной части Абхазии, которую они до этого контролировали. Москва подвергается критике со стороны правительств США и Великобритании.

14 августа парламент Грузии голосует за выход из Содружества независимых государств.

16 августа Россия и Грузия подписывают мирное соглашение, переговоры по которому в качестве президента Европейского Союза вел президент Франции Николя Саркози. Согласно договору, Грузия и Россия должны вернуть свои войска на позиции, занимаемые до войны. Часть российских войск остается в Южной Осетии или Грузии. В начале сентября репортер IWPR Нана Курашвили сообщает о том, что российские войска до сих пор находятся в грузинском порту Поти.

В последовавшем отчете ЕС предполагается, что в ходе конфликта было убито 850 человек, в том числе 385 жителей Южной Осетии, 170 грузинских военных и 65 русских солдат, а более 100 000 человек были вынуждены покинуть свои дома.

Во время конфликта было убито трое и ранено 12 журналистов. 8 августа погибли репортеры Гига Чихладзе и Александр Климчук, которые были контрибьюторами IWPR. 12 августа, во время российской бомбардировки Гори, погиб голландский журналист и оператор Стан Сториманс

Авторы отчета ЕС о войне, опубликованного в сентябре 2009 года, пришли к заключению, что «все стороны конфликта — грузинские войска, российские войска и южно-осетинские войска нарушали международное гуманитарное право и законы о правах человека». В отчете говорится о невозможности доказать то, что подразделения российских вооруженных сил вошли в Южную Осетию до того, как 7 августа туда были направлены грузинские войска.

26 августа Россия официально признает Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами.

Сентябрь 2008


Вице-президент США Дик Чейни 4 сентября прибывает с официальным визитом в Тбилиси. ББС сообщает, что Чейни объявил о предоставлении Грузии пакета помощи, объемом в один миллиард долларов США, для содействия «работе по преодолению последствий вторжения на вашу суверенную территорию». Он также заявляет, что поведение Москвы «подвергает серьезному сомнению намерения России и ее надежность в качестве международного партнера».

В конце сентября, Россия подписывает договоры с Абхазией и Южной Осетией, позволяющие ей иметь там военные базы. Она намерена оставить в обоих регионах 3 800 военнослужащих.

Октябрь 2008


Следуя состоящему из шести пунктов плану о прекращении огня, который был согласован президентами Николя Саркози и Дмитрием Медведевым, был учрежден процесс Женевских переговоров для предоставления платформы для посредничества по Южной Осетии и Абхазии. На июнь 2013 года было проведено 24 раунда переговоров, на которых был достигнут лишь незначительный прогресс. По этой причине, Мониторинговая миссия ЕС начала инициативу под названием Механизм превенции и реагирования (действует только в Южной Осетии).

Ноябрь 2008


Саакашвили и президент Польши Лех Качински обвиняют российские войска в обстреле их эскорта, во время поездки недалеко от Южной Осетии. Российские миротворческие войска опровергают любые обвинения. Саакашвили заявляет, что это подтверждает нарушение Россией режима о прекращении огня, установленного ЕС.

Грузино-югоосетинский конфликт 2008 года: хроника событий | Видео | Известия

Противостояние Грузии и Южной Осетии длилось не одно десятилетие. Грузия считала Южную Осетию своей, осетины мечтали о независимости. В 1993 году после кровопролитной войны гарантом мира выступила Россия.

К лету 2008-го ситуация на границе с Южной Осетией накаляется. 8 августа глубокой ночью по спящему Цхинвалу начинают стрелять «Грады». Обстрел начался под предлогом нарушения перемирия со стороны Осетии.

Через три часа после залпов к Цхинвалу выдвигается танковая колонна. На подступах к городу уничтожен пост миротворцев — сожжены три БТР, убиты пять российских военнослужащих. План грузинских войск был прост: с запада город обходила 4-я пехотная бригада, с востока — 3-я пехотная бригада, затем «клещи» сжимались. Формирования встречались в районе стратегического моста у села Гуфта и могли двигаться дальше на север, чтобы отрезать Южную Осетию от России.

Цхинвал оказывался окруженным, а грузинские силы планировали заблокировать Рокский тоннель — единственный путь, по которому Россия может помочь.

К 10 часам утра грузины заняли Хетагурово, Присские высоты и село Дменис. Войскам удалось сомкнуть «клещи» вокруг Цхинвала, но взять город они не смогли — быстро ответила российская сторона.

Два батальона 58-й армии Северо-Кавказского военного округа взяли под охрану Рокский тоннель. Через переход начали продвигаться остальные части армии. Передовые части достигли Цхинвала. Параллельно контрудар нанесли российские ВВС. На рассвете бомбардировщики атаковали военную базу в Гори, аэродромы Вазиани и Марнеули.

К концу дня кольцо грузинских войск вокруг Цхинвала было разорвано. 10 августа российские войска полностью освободили Цхинвал. Грузины отходили, оставляя раненых и убитых.

11 августа российские военные с двух сторон — из Абхазии и Южной Осетии — перешли границу с Грузией. Противник и не думал сопротивляться. Без боя заняты Джвари, Зугдиди, Хурча, Сенаки, и по суше войска подошли к Поти. Со стороны Южной Осетии также без боев взят город Гори и окрестности.

12 августа президент России заявляет об успешном завершении операции. 14 августа Михаил Саакашвили подписал соглашение об урегулировании конфликта. В тот же день ВС РФ вышли из грузинских городов, передав контроль полиции. 26 августа Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

В Южной Осетии вспоминают жертв «пятидневной войны», которую 10 лет назад развязала Грузия

Траурные мероприятия начнутся вечером — в этом году акция проходит под названием «Память нужна живым». Грузинские войска пошли на штурм Цхинвала в ночь на 8 августа. Москва была вынуждена провести операцию по принуждению Грузии к миру.

Артобстрел Цхинвала, столицы Южной Осетии, грузинские войска начали в полночь 10 лет назад, 8 августа 2008 года. Эта дата так и вошла в историю, как 08.08.08. Три восьмерки. В результате этого нападения, а после многочасового обстрела реактивными установкам «Град» Грузия начала штурм Цхвинвала, погибли несколько российских миротворцев. Они были расквартированы в Южной Осетии с 1992 года, когда после развала СССР некогда братские народы, жившие в одной стране, втянулись в затяжной военный конфликт.

Именно после решения тогдашнего грузинского президента Михаила Саакашвили о нападении на Цхвинвал, по словам Дмитрия Медведева, и было принято решение, вошедшее в историю, как операция по принуждению Грузии к миру.

«Цель была в том, чтобы выбить грузинские войска из Цхинвала, навести порядок. И предотвратить возможность дальнейшей эскалации насилия, то есть военных действий. Цель не состояла в том, чтобы разгромить Грузию или казнить Саакашвили. Я считаю, что я правильно поступил, когда принял решение о том, чтобы проявить сдержанность и не форсировать дальнейшие действия, — сказал Дмитрий Медведев. — В конечном счете это дало нам возможность успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами. Была констатация того, что военный удар был нанесен грузинской стороной и они начали агрессию. И этого уже из истории не вычеркнуть».

Россия была вынуждена встать на защиту и жителей Южной Осетии, среди которых были и граждане нашей страны, и своих военных. Жертвами грузинской агрессии стали сотни мирных граждан. Более 60 российских военнослужащих погибли.

«Мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было. Это не было неизбежно», — заявил Дмитрий Медведев.

10 лет назад России силой удалось погасить разгоревшийся открытый военный конфликт. Кадры, испуганного Саакашвили, прячущегося лишь от звука самолета, тогда облетели весь мир. Как и кадры президента Грузии, ошеломленно жующего свой галстук.

Решительность России предотвратила и многочисленные жертвы среди мирных граждан и Грузии, и Южной Осетии, и Абхазии, чьи добровольцы встали на защиту соседей. Тогда удалось остановить и затяжные военные действия.

Тем не менее угроза обострения обстановки все еще есть. Объявление главы НАТО о возможности приема Грузии в этот альянс, по словам Дмитрия Медведева, снова, как и перед событиями 2008 года, обостряет ситуацию.

«Это может привести к потенциальному конфликту, вне всякого сомнения, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия – это самостоятельные государства, с которыми у нас дружественные отношения, и государства, в которых находятся наши военные базы. И мы понимаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжелым последствиям. Поэтому я надеюсь, что у руководства НАТО достанет все-таки сообразительности ничего не предпринимать в этом направлении», — сказал Дмитрий Медведев.

В 2008-м операция по принуждению Грузии к миру заняла всего пять дней. После чего, 26 августа 2008-го, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии.

«Россия получила главное – мир. Мы смогли защитить своих граждан – их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придется вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе все понятно. И это самое главное», — сказал Дмитрий Медведев.

Сегодня в МИД России в специальном заявлении, в преддверии десятой годовщины этого вооруженного конфликта, призвали его стороны — Грузию, Южную Осетию и Абхазию — к подписанию соглашений о взаимном неприменении силы.

Главный урок трагических событий 2008 года — очередное напоминание о том, что обращение к силовым методам разрешения международных споров и конфликтов бессмысленно и контрпродуктивно.

Годовщина Пятидневной войны и «Танки августа»

В тринадцатую годовщину начала Пятидневной войны 2008 года в Южной Осетии наш блог напоминает, что выпущенная Центром анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) в 2009 году книга «Танки августа» и по сей день остается лучшей открытой работой о данном конфликте. Сборник был также переведен и опубликован на английском, французском и немецком языках.

С книгой «Танки августа» можно ознакомиться в открытом доступе на сайте ЦАСТ.

Танки августа / М. С. Барабанов, А. В. Лавров, В. А. Целуйко; под ред. М. С. Барабанова. — М., 2009. — 144 с.

Сборник статей подготовлен к первой годовщине вооруженного конфликта между Россией и Грузией, произошедшего с 8 по 12 августа 2008 года.

Первая статья посвящена опыту военного строительства в Грузии при президенте Саакашвили и содержит комплексное описание основных направлений подготовки Грузии к войне.

Вторым, а по сути центральным, материалом является подробная хронология военных действий. При ее подготовке использованы разнообразные источники — от официальных хроник и заявлений высших должностных лиц, до воспоминаний и свидетельств участников конфликта с обеих сторон и интернет-материалов. Хроника дает подробный обзор всех значимых боевых действий и эпизодов.

Военному строительству в Грузии в период после августа 2008 года, военной обстановке и балансу сил, сложившемуся в Закавказье к настоящему времени, посвящена третья статья сборника.

В трех других статьях рассмотрены некоторые частные аспекты Пятидневной войны — потери грузинских вооруженных сил в ходе боевых действий; потери российской авиации в войне; обустройство российских военных баз на территории Абхазии и Южной Осетии, признанных Россией независимыми государствами.

В приложении к сборнику даются краткие сводные данные о закупках Грузией основных видов тяжелого вооружения и военной техники в период 2000—2008 годов.

Вы можете скачать книгу (pdf, ~ 5,3 Mb) и карту боевых действий.

Download the book

Télécharger le livre

Das Buch downloaden

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Начало 888


Боевые действия продолжались до 12 августа включительно. С 14 по 16 августа президентами Абхазии, Южной Осетии, Грузии и России был подписан план мирного урегулирования конфликта. Пятидневная война имела значительные геополитические, экономические и иные последствия.

Из истории применения РЭБ  —
В четверг, 7 августа 2008 г. , М. Саа­кашвили в телеобращении предложил руководству Южноосетинской респу­блики мирные переговоры, а 8 августа в 00.10 грузинские войска начали ар­тиллерийский обстрел г. Цхинвали.
Парламент Грузии 9 августа едино­гласно утвердил указ М. Саакашвили об объявлении военного положения и полной мобилизации на 15 дней. Их мотивацией была необходимость пре­дотвращения дестабилизации в реги­оне, вооруженных нападений на мир­ное население и фактов насилия с це­лью защиты прав и свобод человека. При этом политическое руководство Грузии заявило, что действия ее ар­мии были «вынужденным» ответом на нарушения режима прекращения огня со стороны Ю. Осетии.
В ночь с 7 на 8 августа 2008 г. во­оруженные силы Грузии в наруше­ние договоренности по поддержанию мира на границах с непризнанными государственными образованиями (республика Абхазия и республика Ю. Осетия) вторглись на территорию Ю. Осетии. Были нанесены авиацион­ные и ракетно-артиллерийские удары по городу Цхинвали и ряду других на­селенных пунктов. Под 12-часовым огнем реактивной артиллерии «Град» погибли сотни мирных жителей. По жилым кварталам, больницам, шко­лам вели огонь 26 реактивных устано­вок. Были совершены заблаговремен­но спланированные нападения на под­разделения миротворческих сил Рос­сии (незадолго до ударов грузинские миротворцы покинули свои места).
В целях пресечения варварской агрессии Грузии, защиты мирного на­селения и предотвращения гуманитар­ной катастрофы Россия 9 августа вве­ла на территорию Ю. Осетии свои ча­сти и подразделения, тем самым начав операцию «по принуждению агрессо­ра к миру».
В конфликте применялись со сто­роны Ю. Осетии – до 3000 в/сл.; Рос­сии – до 15000 в/сл.; Абхазии – до 5000 в/сл.; Грузии – до 29000 в/сл.

FACTBOX: Факты о войне 2008 года в Грузии

(Рейтер) — Прошел год с тех пор, как Грузия и Россия вели пятидневную войну из-за Южной Осетии, когда Россия подавила грузинское наступление на отколовшейся промосковской территории.

Россия признала Южную Осетию и Черноморский регион Абхазии независимыми государствами после окончания войны.

Ниже приведены основные факты конфликта, подорвавшего доверие к нефтегазовым маршрутам, пролегающим на запад через Грузию.

ПРЕДПОСЫЛКИ:

Пророссийски настроенные Южная Осетия и Абхазия сбросили власть Грузии в ходе войн в начале 1990-х годов с распадом Советского Союза. Грузия продолжала контролировать населенные грузинами села, разбросанные вокруг столицы Южной Осетии Цхинвали и Ахалгорского района, а также Кодорское ущелье в Абхазии.

Конфликты оставались замороженными во времена правления бывшего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, но начали накаляться при его преемнике Михаиле Саакашвили, пришедшем к власти после «революции роз» 2003 года и обещавшем принять Грузию в НАТО и восстановить контроль над Южной Осетией и Абхазии.

Отношения между Москвой и Тбилиси обострились. Грузия обвинила Россию в усилении своих позиций в обоих регионах. Россия выдала паспорта большинству абхазов и южных осетин. Грузия усилила поддержку грузинских сел в Южной Осетии и увеличила расходы на оборону.

Признание Западом декларации независимости Косово от Сербии в феврале 2008 года, несмотря на возражения России, усилило напряженность, и в апреле НАТО пообещало будущее вступление Грузии и Украины, разозлив Москву.

В апреле прошлого года Россия установила полуофициальные связи с сепаратистскими режимами и сбила грузинские беспилотники. Он направил дополнительные войска в Абхазию и обвинил Грузию в планировании нападения. В июле российские самолеты ненадолго вошли в воздушное пространство Грузии над Южной Осетией.

БОЕВЫЕ РАБОТЫ:

В августе произошли стычки между грузинскими и югоосетинскими войсками, при этом российские силы сосредоточились у границы на Северном Кавказе после ежегодных учений. Южная Осетия начала эвакуацию женщин и детей.

7 августа, после ожесточенных столкновений, Саакашвили объявил о прекращении огня. Через несколько часов Грузия начала воздушную и наземную атаку на Цхинвали, чтобы «нейтрализовать позиции сепаратистов», которые, по ее словам, продолжали обстреливать грузинские деревни.

Российские войска углубились в Южную Осетию и быстро оттеснили грузинских военных. Поддерживаемые Россией абхазские силы вытеснили грузинскую полицию из Кодорского ущелья Абхазии. Российские войска вошли в Грузию из Южной Осетии и Абхазии и продвинулись в пределах 40 км (25 миль) от Тбилиси.

ЕС выступил посредником в плане прекращения огня 12 августа. Миссия ЕС по наблюдению из 240 человек развернута в октябре, но ей отказано в доступе ни к одному из повстанческих регионов. Кремль признал оба региона независимыми государствами 26 августа.

Россия и Грузия договорились отвести войска на довоенные позиции. Но Россия говорит, что у нее на территориях 7600 солдат, вдвое больше, чем до войны, и она строит базы. Он также взял под свой контроль их де-факто границы.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ СТОИМОСТИ:

Грузия сообщает о гибели 228 грузинских мирных жителей и 184 грузинских военнослужащих, погибших или пропавших без вести.Россия заявила, что погибли 64 ее военнослужащих и 162 мирных жителя Южной Осетии.

Правозащитные группы осудили использование кассетных бомб обеими сторонами. Они заявили, что обстрел Цхинвала со стороны Грузии был неизбирательным, и что Россия несет ответственность за этническую чистку грузин югоосетинскими и северокавказскими ополченцами, которые следовали за российским наступлением.

В разгар конфликта десятки тысяч мирных жителей с обеих сторон были перемещены. Тысячи мирных жителей Южной Осетии остаются без крова.Около 25 000 грузин не смогли вернуться в Южную Осетию.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОТВЕТ:

Запад осудил ответ России как «непропорциональный», а ЕС и НАТО заморозили диалог с Россией. Через год возобновился их диалог с Россией — ключевым поставщиком энергоресурсов в большую часть Западной Европы.

США направили военные корабли к Черноморскому побережью Грузии для доставки гуманитарной помощи.

Западные доноры предложили Грузии всего 4 доллара.5 миллиардов долларов прямой помощи и кредитов. В 2009 году Россия пообещала выделить 8,5 миллиардов рублей (272,1 миллиона долларов) на восстановительные работы в Южной Осетии. — Советская республика Украина перед лицом яростного сопротивления России.

Расследование причин войны, проведенное по заказу ЕС, должно представить результаты в сентябре.

Российско-американские отношения после вторжения в Грузию

8 августа, когда мировые лидеры собрались в Пекине, чтобы посмотреть церемонию открытия Олимпийских игр, российские танки пересекли границу с Грузией. Накануне ночью грузинские силы отреагировали на нападения сепаратистов в Южной Осетии, этническом анклаве на севере Грузии, обстреляв жилые кварталы в столице региона Цхинвале и попытавшись силой вернуть себе территорию. Москва, которая более десяти лет поддерживала сепаратистское правительство провинции, ответила полномасштабным вторжением, направив авиацию и бронетехнику в Южную Осетию и нанеся удары по ключевым военным и транспортным центрам на территории самой Грузии.Россия также усилила свое военное присутствие в Абхазии, еще одной сепаратистской провинции, на северо-западе страны. Российские войска присутствовали в обоих анклавах в качестве миротворцев, развернутых с согласия Грузии 15 лет назад. Когда в результате нападения Грузии на Южную Осетию погибли российские солдаты и возникла угроза хрупкому статус-кво, Москва молниеносно вмешалась. На первый взгляд, российско-грузинская война августа 2008 года казалась не более чем фантазией из приключенческой книги: возродившаяся империя идет на битву против старого вице-королевства за горное княжество, не имеющее стратегической ценности для обеих сторон.Но это имело важные последствия.

Пятидневная война унесла сотни жизней, оставила тысячи беженцев во временных убежищах и довела отношения между Россией и США до самой низкой точки со времен темных дней холодной войны. Для некоторых соседей России, таких как Польша и страны Балтии, война символизировала возвращение старого НАТО — традиционного альянса, предоставляющего гарантии безопасности для сдерживания внешней агрессии, а не постмодернистского клуба, продвигающего демократию и эффективное управление. Для Грузии российские танки, изуродовавшие пышную сельскую местность, были вызовом всему, что было достигнуто после «революции роз» 2003 года, включая создание достаточно демократических институтов и осуществление непоколебимой проамериканской политики. внешняя политика. Для России война стала решительным ответом безрассудному грузинскому руководству и шансом противостоять влиянию США на заднем дворе Москвы.

Западные журналисты поспешили сравнить конфликт с подавлением Леонидом Брежневым Пражской весны или вторжением Гитлера в Судетскую область.Но если проводить историческую аналогию, то это не 1968 год, и уж тем более не 1938 год. Здесь действует более старый и типично русский образец. Россия провела начало девятнадцатого века, сотрудничая с Австрией, Великобританией и другими союзниками против Наполеона. Однако со временем русские цари стали считать великие державы эгоистичными и манипулятивными, занятыми либо разрушением прочных стран, либо поддержкой дряхлых по своей прихоти. Со временем Россия променяла свое партнерство с Европой на осторожный цинизм, интровертный национализм и веру в грубую силу как отличительный признак международной политики.

В конечном счете именно конфликт в другом забытом уголке Евразии — на Крымском полуострове — ознаменовал сползание России от Европы в собственное капризное уединение. Во время Крымской войны 1853–1856 годов Россия предприняла стремительное наступление на Османскую империю, претендуя на роль защитника православных христиан на османских землях. Франция и Великобритания поспешили на помощь османскому султану и вынудили русского царя принять унизительный мир. За последние два столетия эта модель обнадеживающего сотрудничества, за которым следует разочарованный отход, неизменно повторялась после каждой крупной конфронтации между Россией и Западом, включая холодную войну.

Сегодня разница в том, что есть много других стран, от Китая и Венесуэлы до Ирана и Сирии, которые разделяют взгляды России на мировой порядок. И есть другие, такие как Индия и Турция, которые хотя бы это понимают. Россия не единственная, кто ставит под сомнение последовательность реакции Соединенных Штатов на территориальные конфликты по всему миру или беспристрастность, с которой Запад раздает такие ярлыки, как «демократический», «террористический» или «государство-изгой». Для историков будущего югоосетинский кризис станет временем, когда Россия перестала считаться с существующими международными институтами и начала, пусть и неуверенно, создавать свои собственные.

СОСЕТИАНЦЫ

Южная Осетия размером с Род-Айленд с населением менее 70 000 человек. В советское время он имел автономный статус в составе Грузинской республики. Когда Грузия дистанцировалась от Москвы и восстановила свою независимость в 1991 году, лидеры Южной Осетии стремились добиться независимости своего региона от Тбилиси.

В 1991 г. и в начале 1992 г. грузинские военные предприняли наступление с целью подавить югоосетинское сепаратистское движение. Разношерстная грузинская армия была отброшена комбинацией местных боевиков, нерегулярных войск из Российской Федерации и бывших советских солдат, оказавшихся в эпицентре чужой гражданской войны и решивших сражаться на стороне сепаратистов. В 1993 году Грузия снова начала войну, чтобы сохранить свою территориальную целостность, на этот раз пытаясь помешать абхазам на северо-западе последовать примеру осетин. Тот конфликт также закончился поражением Тбилиси. В результате обе провинции оставались функционально отделенными от Грузии в течение примерно последних 15 лет, со своими парламентами, экономикой, системами образования и армиями, а также мощным нарративом о доблестной борьбе против грузинской тирании.(В 2004 году местные боевики в очередной раз дали отпор грузинской попытке отвоевать Южную Осетию.)

Почти все конфликты, бушевавшие на постсоветском пространстве в 1990-е годы, напоминали конфликты в Грузии: столкновения из-за границ и идентичностей внутри вновь созданных государств. Территориальная борьба за анклавы Нагорного Карабаха (в Азербайджане), Приднестровья (в Молдове) и Чечни, наряду с гражданской войной между региональными группировками в Таджикистане, сосредоточилась на основных вопросах, где провести границы новых государств и какие группы — этнические, территориальные или политические — должны доминировать в них.

Но каждая война имела и международное измерение. В 1992 и 1993 годах бывшие советские воинские части перешли под командование России, и местные военачальники взяли дело в свои руки, приказав войскам покинуть казармы в Грузии и Молдове и поддержать сепаратистов. Когда боевые действия прекратились, российские войска остались на месте в качестве миротворцев на условиях перемирия, достигнутых воюющими сторонами. С тех пор Россия помогла закрепить де-факто независимость таких мест, как Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье.Российские спецслужбы свободно действуют в этих анклавах, и Москва предоставила российское гражданство многим их обитателям. Более десяти лет международные переговорщики пытались выработать соглашения о реинтеграции, но интерес к этим так называемым замороженным конфликтам оставался минимальным. Территориальные проблемы постсоветской Евразии не вызвали удивления, за исключением небольшой группы специалистов по политике среднего звена в правительстве и академических кругах. Непризнанные республики региона были местами, которые мир мог спокойно игнорировать, пока никого не убивали, чтобы победить или защитить их.

Августовская война все изменила. Лидеры США и Европы немедленно осудили Москву за нарушение установленных границ. Уставшие метафоры времен холодной войны — об сдерживании медведя до того, как выпадет следующая костяшка домино, — вновь появились с поразительной быстротой. Западная пресса изображала президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина лидерами мошеннического правительства, планирующего свернуть демократию и монополизировать нефтяные и газовые сети по всей Евразии. Но вмешательство России на самом деле было выражением ее долгосрочной приверженности сохранению влияния, которое Москва обеспечила на Кавказе в начале 1990-х годов, и защите непризнанных режимов региона. Предыдущее вмешательство России в ее постсоветское соседство было делом широких масс; местные военачальники встали между воюющими сторонами и быстро прекратили боевые действия. Однако на этот раз военное вмешательство России превратилось в нечто совершенно иное: попытку обойти установленные каналы разрешения конфликта и в одностороннем порядке изменить границы другого государства-члена ООН.

Россия четко обозначила эту цель, официально признав два самопровозглашенных региона Абхазию и Южную Осетию 26 августа.Но теперь он играет в опасную игру. Попытки Москвы заручиться недвусмысленной поддержкой своего грузинского гамбита, особенно на саммите Шанхайской организации сотрудничества в конце августа, не принесли особых результатов. Независимые Абхазия и Южная Осетия останутся смехотворным предложением, если Москва, Манагуа и Минск будут единственными иностранными столицами, которые признают их существование, как сейчас. И в долгосрочной перспективе поспешное признание Россией Абхазии и Южной Осетии может иметь неприятные последствия. Если две провинции обретут хотя бы капельку подлинной независимости от Москвы, само их существование создаст мощный прецедент для регионов внутри самой России. Если Южная Осетия может быть независимой, то почему бы не родной России Северной Осетии, жители которой связаны этническими и историческими узами с большинством населения Южной Осетии? Если горцы Абхазии имеют право на собственную страну, то почему не их этнические родственники, черкесы, населяющие плодородные равнины чуть севернее? Откусив от Грузии значительный кусок, Россия может обнаружить, что преподнесла подарок группам, настроенным на независимость, на своем склоне Кавказского хребта.Своими войнами в Чечне Россия дважды продемонстрировала свою нулевую терпимость к отделению к северу от гор, но теперь она подпитывала, а не мешала территориальным изменениям на юге.

ПЯТЬ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР

После того, как в августе 2008 года замолчали орудия, стало ясно, что Абхазия и Южная Осетия никогда не вернутся под полный контроль Грузии. Два анклава по-прежнему охраняются российскими солдатами, которые продемонстрировали свою способность и готовность отправить США.С.-тренировал грузинскую армию бегом. У жителей анклавов нет никакого желания воссоединяться со страной, от которой они отделились более десяти лет назад и которую они давно считают агрессором, которого могут сдержать только российские гарантии безопасности. Учитывая, что Грузия трижды пыталась вернуть себе Южную Осетию силой — в 1991–1992 годах, 2004 и 2008 годах, — такая позиция не является необоснованной. Креативные решения, которые когда-то могли быть возможны, такие как установление общего суверенитета между Грузией и Россией (по аналогии с Андоррой, где главами государства считаются президент Франции и испанский епископ), установление международного протектората над Абхазией и Южную Осетию или предоставление ей статуса «свободного государства» теперь добиться будет сложно.Абхазы и южные осетины добились того, чего всегда хотели, — международного признания, — и отказываться от этого статуса им не хочется. Приказав своей плохо подготовленной армии начать плохо спланированную реконкисту, Саакашвили гарантировал, что грузинский флаг никогда больше не будет развеваться над почти пятой частью территории, которую его страна до сих пор считает своей.

В конечном счете, не расчленение Грузии должно больше всего беспокоить западных лидеров. В конце концов, международная система сумела поглотить множество новых государств из старых коммунистических стран, от хорошо управляемых и стремящихся к Европе до управляемых мафией и едва функционирующих.Абхазия и Южная Осетия, в которых проживает менее 200 000 человек, могут довести политику микрогосударства до абсурдной крайности. Но какой-то особый статус для этих анклавов — не шутка, особенно после обретения Косово независимости. Действительно, ханжеская риторика Запада о нерушимости границ выглядит пустой, если учесть, что Косово даже не было признано всеми странами ЕС или НАТО.

Истинное значение последнего кризиса на Кавказе состоит в том, что Россия вступила в новую эру силового вмешательства, проявляя мало доверия к многосторонним институтам, таким как Совет Безопасности ООН или Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, в которых она оказывает значительное влияние. Это недоверие раскрывает кое-что важное во взглядах российских лидеров на мировую политику в целом: российские лидеры считают, что существующие многосторонние институты являются неприкрытым прикрытием для продвижения неприкрытых интересов Соединенных Штатов и их основных европейских союзников. Обнаглевшая и недоверчивая Россия сделала будущее НАТО неопределенным и разделила США и их союзников по поводу роли Москвы в мире. Во всяком случае, августовская война обнажила неспособность Соединенных Штатов удержать друзей от глупого поведения и выявила склонность России рассматривать жесткую силу как подлинную валюту международных отношений.

ПРОПАГАНДСКИЕ ВОЙНЫ

Не утруждая себя поиском международной поддержки, а затем не принося извинений за свое одностороннее нападение на Грузию, Москва отличала эту войну от предыдущих случаев, когда внешние силы вмешивались в прежнюю сферу влияния Советского Союза. Вмешательство НАТО в Косово в 1999 году было гораздо более жестоким, чем набег России на Грузию. Семьдесят восемь дней воздушных бомбардировок разрушили все крупные мосты на сербском участке реки Дунай, вывели из строя национальную электрическую сеть и выпотрошили здания в центре Белграда (включая, по ошибке, посольство Китая).Однако какой бы разрушительной она ни была, косовская операция была предпринята коалицией западных правительств. Этому предшествовали недели интенсивных переговоров, направленных на предотвращение насилия. За этим последовала миротворческая миссия ООН — с участием России — и широкомасштабные усилия по созданию на местах эффективного и демократического правительства. Косово удалось получить признание почти 50 государств-членов ООН в течение шести месяцев после провозглашения независимости в феврале прошлого года.

Авантюра Москвы на Кавказе была совсем другой.Россия приказала провести военную операцию против соседнего государства, не заручившись предварительно международной поддержкой и даже не разработав стратегии по связям с общественностью. В последовавшей войне Грузия доминировала на фронте ПР. Через несколько часов после вмешательства России грузинское правительство начало ежечасно рассылать по электронной почте обновленную информацию иностранным журналистам. Говорящий по-английски, получивший образование в Колумбийском университете президент Грузии Михаил Саакашвили выступил в прямом эфире на CNN. В последующих интервью и выступлениях он затрагивал все важные темы для обсуждения, имеющие значение для западной аудитории, включая заявления об этнических чистках и геноциде, а также странные утверждения о том, что Россия замышляет разжечь лесные пожары.Тем временем его правительство организовало митинги с участием флагов ЕС и призвало Европу спасти попавшую в опалу демократию.

В отличие от этого усилия России по связям с общественностью были слабыми. Изображения незадачливых осетинских беженцев заполонили российские телеэкраны, но Москва предприняла мало попыток (помимо неуклюжих брифингов для прессы с участием генерала в форме и благотворительного концерта в разбомбленных руинах Цхинвала) донести свою версию событий до международных СМИ. Однако вскоре реальная история пятидневной войны стала казаться более сложной, чем утверждалось в более ранних западных сообщениях.Россия выполнила соглашение о прекращении огня при посредничестве президента Франции Николя Саркози, и в течение месяца после интервенции большая часть российских войск была отведена на позиции в Абхазии и Южной Осетии. Некоторые утверждения Грузии, особенно заявление о том, что российское нападение предшествовало обстрелу Грузией гражданских лиц в Южной Осетии, оказались весьма сомнительными. А европейские страны, которые первоначально присоединились к Соединенным Штатам в обещании санкций против России, приветствовали готовность Москвы разрядить ситуацию, которая может нанести ущерб отношениям между ЕС и Россией.

Несмотря на то, что многие американцы и европейцы по-прежнему скептически относились к русским рассказам о войне, интервенция в Грузии была чрезвычайно популярна в России. Согласно опросу общественного мнения, проведенному уважаемым московским Левада-центром, почти 80 процентов российских респондентов одобрили его. Более половины обвинили Грузию в развязывании конфликта и указали на стремление Соединенных Штатов к влиянию на Кавказе и в регионе Большого Черного моря в качестве основной причины. Естественно, абхазы и южные осетины приветствовали российских солдат как щит от грузинской агрессии.На Северном Кавказе — российском регионе, который видел свою долю сепаратистов и радикальных политических движений, прежде всего в Чечне, — война рассматривалась как попытка спасти местных кавказских братьев от грузинского господства. Интернет-форумы, организованные северокавказскими диаспорами, в том числе чеченцами за границей, приветствовали создание независимой абхазской родины. По иронии судьбы, чеченские боевики даже присоединились к российским войскам, чтобы отразить наступление грузин на родственную Чечне горную республику Южную Осетию; для чеченцев ненависть к Грузии преобладала над ненавистью к России.А в Украине, президент которой Виктор Ющенко проявил себя ярым сторонником Грузии, общественность разделилась. Согласно опросу, проведенному государственным Национальным институтом стратегических исследований в Киеве, половина респондентов заявили, что Украина должна оставаться нейтральной, а остальные поровну разделились между поддержкой Грузии и поддержкой России. Короче говоря, военная операция, которую Запад осудил как акт агрессии, была воспринята в России и за ее пределами как похвальная, соразмерная и гуманная.

Эти взгляды — не просто продукт кремлевских пропагандистских усилий. Они отражают глубоко укоренившиеся представления о роли Соединенных Штатов в Черноморском регионе и о таких основных понятиях, как самоопределение и демократия. Взгляды россиян, украинцев и других на глобальные дела отражают реалии, которые они видят на местах. Когда Соединенные Штаты безоговорочно поддерживают грузинское правительство, стремящееся бомбить своих собственных граждан, чтобы заставить их подчиниться, людям легко стать циничными по отношению к У.S. мотивации и осознать, насколько податливой может быть концепция демократии.

Декларации, оплакивающие торжество самодержавного империализма, поэтому неуместны. Мир видел подобные вторжения и раньше, и последствия не всегда были ужасными. В конце концов, когда Турция вторглась на Кипр в 1974 году по причинам, аналогичным тем, которые Россия привела в отношении Грузии, мало кто опасался возвращения османской гегемонии в Средиземноморье. Турция вмешалась на острове, чтобы защитить этническое турецкое меньшинство, которому угрожали репрессии со стороны греческих националистов, и предотвратить поглощение острова Грецией.Первоначальные действия России в Грузии следовали той же логике защиты меньшинств и сохранения выгодного положения, которое Россия завоевала на Кавказе за последние 15 лет. Сегодня тот факт, что Турция имеет официальные дипломатические отношения с непризнанной Турецкой республикой Северного Кипра, не мешает киприотам-туркам сотрудничать со своими греческими коллегами — совсем недавно они начали исторические переговоры о создании единого правительства на острове. Российские лидеры, безусловно, вели себя упрямо и грубо, но они также действовали прагматично и предсказуемо.

МАРШ ПУТИНА К МОРЮ?

Задача, стоящая перед следующим президентом США, будет заключаться не просто в разрешении малоизвестных территориальных споров в далеком уголке Кавказа; он также должен управлять растущей ролью России как мощной и заманчивой альтернативы Западу. Российские лидеры научились говорить на языке стабильности, гуманизма и процветания, даже когда российские журналисты умирают в полицейских участках, а коррумпированные чиновники выкачивают значительные богатства страны.Если разрыв между Россией и Западом будет увеличиваться, это не приведет к повторению холодной войны — полувека, в течение которых Москва находилась в эпицентре насильственной и перегруженной империи. Вместо этого возникнет новое и более деликатное соперничество за способность каждой политической системы объяснить собственные несоответствия своим гражданам и всему миру. Поддерживать или отрицать самоопределение, хвалить или осуждать военное вторжение, создавать или разрушать страны — выбор, стоящий перед всеми великими державами, и в результате решения редко принимаются в соответствии с принципами. В будущем настоящее соперничество будет заключаться в том, какие державы лучше всего смогут заявить о своих недостатках и убедительно говорить с все более и более сообразительными гражданами мира, которые так же скептически относятся к мессианской демократизации Соединенных Штатов, как и к националистическим позам России.

К сожалению, западное мышление о России слишком часто подменяет анализ аналогией. Утверждается, что если сегодняшняя Россия похожа на гитлеровскую Германию, то Западу следует избегать умиротворения и предотвращать любую потенциальную будущую агрессию России против Украины или любого другого соседа России.Но чего Запад не понял, так это того, что многие жители региона рассматривают августовскую войну 2008 года как оправданную интервенцию, а не как дерзкую попытку возродить злонамеренную империю. В течение нескольких недель после российско-грузинского конфликта заинтересованные официальные лица США и Европы провели экстренные встречи для рассмотрения множества политических мер, от приостановки отношений России с ЕС до бойкота зимних Олимпийских игр 2014 года в российском черноморском курорте Сочи, на расстоянии вытянутой руки. кинуть из абхазии.«Мы убеждены, что в интересах самой России не изолировать себя от Европы», — говорится в итоговом коммюнике саммита лидеров ЕС, состоявшегося в сентябре. Безусловно, действия России отдалили страну от западных институтов. Но более глубокое беспокойство вызывает то, что Кремль и рядовые россияне теперь могут представить себе мир, в котором им все равно.

Загрузка…
Пожалуйста, включите JavaScript для корректной работы сайта.

Война России с Грузией: Хронология 2008 г.

В этом году грузины отмечают шестую годовщину короткой войны своей страны с Россией в совершенно новом глобальном контексте.Кто-то проведет параллели с быстрым развертыванием российских войск для захвата территории и закрепления политических притязаний — ранее существовавших в случае с Южной Осетией и Абхазией в 2008 году; новые в Крыму в 2014 году. В более широком смысле, выборочная поддержка Москвой отколовшихся регионов с целью наказать и ослабить отказывающееся от сотрудничества государство имеет историю в Грузии и Молдове, а теперь разыгрывается на востоке Украины.

Южная Осетия и Абхазия пользовались местной автономией в составе Советской Грузии, но с распадом СССР возникли сепаратистские движения.Напряженность привела к открытому конфликту, который закончился тем, что обе территории претендовали на отдельный статус, а местные администрации взяли под свой контроль. Мирные переговоры при посредничестве международного сообщества так и не достигли существенного прогресса, поскольку не было единого мнения о том, должны ли эти два образования стать де-юре суверенными государствами или вернуться под контроль Грузии. Россия сыграла неоднозначную роль, развернув миротворческие войска и позиционируя себя как беспристрастного посредника, поддерживая и в конечном итоге признавая абхазские и осетинские стремления к независимости.

В 2004 году президент Грузии Михаил Саакашвили ясно дал понять, что планирует вернуть Абхазию и Южную Осетию под власть Тбилиси.

Ниже приводится хронология ключевых событий за несколько месяцев до, во время и после августовского конфликта 2008 года.

Апрель 2008 г.

Россия начинает полноценно сотрудничать с правительствами Абхазии и Южной Осетии, что приводит в ярость грузин. Министр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили говорит: «Мы видим вопиющую попытку России осуществить какую-то форму аннексии — в данном случае больше в Абхазии, чем в Цхинвальском регионе [Южной Осетии].»

В конце апреля русские увеличивают численность своих миротворческих сил в Абхазии. Грузины утверждают, что русские сбили один из их беспилотников, но грузины это отрицают.

июль 2008 г.

Между грузинскими и югоосетинскими силами происходят перестрелки. Грузинские войска принимают участие в военных учениях под руководством США недалеко от Тбилиси, а российские войска начинают учения недалеко от границы с Грузией. Район становится все более милитаризованным, и обе стороны заинтересованы в том, чтобы не потерять лицо.

8 июля четыре российских военных самолета вошли в воздушное пространство Грузии в районе Южной Осетии во время визита в Грузию делегации ОБСЕ и за день до прибытия госсекретаря США Кондолизы Райс. Москва заявляет, что этот облет был направлен на сдерживание возможного грузинского наступления, а министерство иностранных дел Грузии осуждает этот акт «открытой агрессии».

В Абхазии также наблюдается всплеск насильственных инцидентов. 9 июля в результате столкновения между абхазскими и грузинскими силами в низовьях Кодорского ущелья несколько человек получили ранения с обеих сторон.Напряженность еще более обострилась после того, как Грузия обвинила абхазов в обстреле из минометов верхней части Кодорского ущелья, контролируемой Грузией.

С 1 июля власти Абхазии закрывают мост через Ингури – основной пункт пропуска, которым пользуются местные грузины, проживающие по обе стороны от линии прекращения огня.

август 2008 г.

Продолжаются стычки: 1 августа возле Южной Осетии взорвалась придорожная бомба, ранив пятерых грузинских полицейских, и спорадические, но интенсивные перестрелки, которые продолжаются до 4 августа.

Переговоры между российскими и грузинскими официальными лицами 7 августа не достигают заявленной цели заложить основу для мирных переговоров на высоком уровне, но достигают прекращения огня, которое продлится только до 10 часов вечера, когда вокруг Южной Осетии возобновляется стрельба. Через несколько часов президент Саакашвили отдает приказ грузинским силам начать военную операцию в Южной Осетии.

Грузинская артиллерия открывает огонь по целям в регионе, и войска входят в Южную Осетию ранним утром 8 августа.Атака произошла через несколько часов после того, как Саакашвили пообещал Южной Осетии «неограниченную автономию» и объявил о прекращении огня в этом районе.

Россия ответила авиаударами по грузинским силам. Позже они были распространены на цели за пределами Южной Осетии. Грузины утверждают, что российские войска вошли в Южную Осетию до того, как они вошли 7 августа, но Москва это утверждение отрицает.

10 августа грузины объявляют о прекращении огня и начинают вывод войск из Южной Осетии. Российские войска переходят в наступление в Южной Осетии и продвигаются за ее пределы к городу Гори в центральной Грузии.Они также направляются к югу от абхазско-грузинской границы на западе, в то время как российское Черное море образует морской кордон, блокирующий доступ к грузинскому побережью, включая побережье Поти.

12 августа президент России Дмитрий Медведев приказывает своим войскам прекратить боевые действия. Грузины были вытеснены как из Южной Осетии, так и из Кодорского ущелья, единственной части Абхазии, которую они ранее удерживали. Москва подвергается критике со стороны американского и британского правительств.

14 августа парламент Грузии проголосовал за выход из Содружества Независимых Государств.

16 августа русские и грузины подписывают мирное соглашение, заключенное президентом Франции Николя Саркози в качестве президента Европейского Союза. Соглашение предусматривает, что Грузия и Россия должны вывести свои войска на позиции, которые они занимали до войны. Не все российские войска полностью выводятся из Южной Осетии или Грузии. Нана Курашвили из IWPR сообщила в начале сентября, что российские войска все еще находятся в грузинском порту Поти.

Согласно последующему отчету ЕС, в ходе конфликта было убито 850 человек, в том числе 365 жителей Южной Осетии, 170 грузинских военнослужащих и 65 российских солдат, и что более 100 000 человек были вынуждены покинуть свои дома.

В ходе конфликта трое журналистов убиты, 12 ранены. 8 августа два репортера, сотрудничавшие с IWPR, Гия Чихладзе и Александр Климчук, погибли 8 августа, а голландский журналист и оператор Стэн Сториманс убит 12 августа в результате российской бомбардировки Гори.

Авторы доклада ЕС о войне, опубликованного в сентябре 2009 года, приходят к выводу, что «все стороны конфликта — грузинские силы, российские силы и югоосетинские силы — совершали нарушения международного гуманитарного права и права прав человека».В докладе говорится, что невозможно обосновать утверждения Тбилиси о том, что российские вооруженные силы вошли в Южную Осетию до ввода грузинских войск 7 августа.

26 августа Россия официально признает Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами.

сентябрь 2008 г.

Вице-президент США Дик Чейни посещает Тбилиси 4 сентября. Би-би-си сообщает, что Чейни объявил о выделении Грузии пакета помощи в размере одного миллиарда долларов США, чтобы помочь «преодолеть вторжение на вашу суверенную территорию». Он также говорит, что поведение Москвы «ставит под серьезное сомнение намерения России и ее надежность как международного партнера».

Позднее в сентябре Россия подписывает договоры с Абхазией и Южной Осетией, разрешающие ей содержать там военные базы. В обоих регионах планируется оставить 3800 военнослужащих.

октябрь 2008 г.

В соответствии с планом прекращения огня из шести пунктов, согласованным президентами Николя Саркози и Дмитрием Медведевым, процесс переговоров в Женеве запущен в работу, чтобы предложить форум для посредничества как в Южной Осетии, так и в Абхазии.По состоянию на июнь 2013 г. состоялось 24 раунда переговоров, в ходе которых не было достигнуто существенного прогресса. На местах Европейская мониторинговая миссия возглавляет инициативу (только в Южной Осетии) под названием «Механизм предотвращения и реагирования

».

ноябрь 2008 г.

Саакашвили и президент Польши Лех Качиньский обвиняют российские войска в том, что они открыли огонь по ним, когда они едут в колонне недалеко от Южной Осетии. Российские миротворцы это отрицают. Саакашвили говорит, что этот инцидент доказывает, что Россия нарушает соглашение о прекращении огня, заключенное при посредничестве ЕС.

Уведомление об авторских правах: © Institute for War & Peace Reporting

8. Война в Южной Осетии, август 2008 г.: четыре точки зрения

Компаньен, Франсуаза. «8. Война в Южной Осетии, август 2008 г.: четыре точки зрения». Изучение Кавказа в 21 веке: очерки культуры, истории и политики в динамическом контексте , под редакцией Франсуазы Компаньен, Ласло Марача и Лии Верстиг, Амстердам: Издательство Амстердамского университета, 2010, стр.181-194. https://doi.org/10.1515/9789048511624-011 Компаньен, Ф. (2010). 8. Война в Южной Осетии, август 2008 г.: четыре точки зрения. В F. Companjen, L. Marácz & L. Versteegh (Ed.), Изучение Кавказа в 21 веке: очерки культуры, истории и политики в динамическом контексте (стр. 181-194). Амстердам: Издательство Амстердамского университета. https://doi.org/10.1515/9789048511624-011 Companjen, F. 2010. 8. Война в Южной Осетии, август 2008 г.: четыре точки зрения.В: Companjen, F., Marácz, L. and Versteegh, L. ed. Изучение Кавказа в XXI веке: очерки культуры, истории и политики в динамическом контексте . Амстердам: Издательство Амстердамского университета, стр. 181–194. https://doi.org/10.1515/9789048511624-011 Компаньен, Франсуаза. «8. Война в Южной Осетии, август 2008 г.: четыре точки зрения» В Изучение Кавказа в 21 веке: очерки культуры, истории и политики в динамическом контексте под редакцией Франсуазы Компаньен, Ласло Мараца и Лии Верстиг, 181- 194.Амстердам: издательство Амстердамского университета, 2010 г. https://doi.org/10.1515/9789048511624-011. Компаньен Ф. 8. Война в Южной Осетии, август 2008 г.: четыре точки зрения. В: Companjen F, Marácz L, Versteegh L (ред. ) Изучение Кавказа в 21 веке: очерки культуры, истории и политики в динамическом контексте . Амстердам: Издательство Амстердамского университета; 2010. С.181-194. https://doi.org/10.1515/9789048511624-011

Грузия начала войну с Россией, но ее спровоцировали, заключает запрос | The Independent

Первое авторитетное исследование войны из-за Южной Осетии пришло к выводу, что Грузия начала конфликт с Россией с нападения, которое было нарушением международного права.

Но исчерпывающий анализ на 1000 страниц, опубликованный вчера ЕС, также пришел к выводу, что Россия несет ответственность за долгую историю провокаций в регионе и реагирует несоразмерно.

«Большая часть российских военных действий вышла далеко за разумные пределы обороны», — заключал отчет.

В нем также говорится, что есть доказательства широкомасштабной этнической чистки южноосетинскими силами грузинских сел в Южной Осетии, которую российская армия не смогла остановить. И оно опровергло утверждение России о том, что грузинское нападение было равносильно геноциду осетинского народа.

Конфликт унес около 850 жизней и оставил 35 000 человек, в основном этнических грузин, не имеющих возможности вернуться в свои дома.

«Операции начались с массированного артобстрела грузинской артиллерии», — говорится в сообщении. Он постановил, что «утверждение Грузии о крупномасштабном российском военном вторжении в Южную Осетию» до начала войны не может быть «достаточно обосновано».

Обе стороны ухватились за результаты отчета, подготовленного по заказу ЕС и подготовленного швейцарским дипломатом, как доказательство того, что их поведение было оправданным. Вопрос о том, кто начал конфликт, стал предметом пиар-битвы, подогреваемой резко различающимися интерпретациями событий августа прошлого года, предоставленными обеими сторонами. По мнению России, президент Грузии Михаил Саакашвили вынудил Москву принять меры своим безрассудным ракетным ударом по столице Южной Осетии Цхинвалу.

По версии грузин, у Москвы был давний план спровоцировать конфликт и провести незаконное вторжение в Грузию и аннексию грузинской территории.

«[Доклад] дает однозначный ответ на главный вопрос: «Кто начал войну»», — заявил постпред России в ЕС Владимир Чижов. Он добавил, что отчет должен побудить «тех лидеров, которые колеблются» обвинить Грузию в войне, переосмыслить свою позицию.

Министерство иностранных дел России заявило в своем заявлении, что «любой здравомыслящий человек» поймет, что виноват г-н Саакашвили, но оно оспорило разделы доклада, в которых утверждалось, что реакция России была несоразмерной.

Грузины попытались затушевать очень четкое утверждение о том, что войну начал Тбилиси, и вместо этого сосредоточились на критике России в докладе.

Эка Ткешелашвили, секретарь Совета национальной безопасности Грузии, заявила: «Доклад подтверждает, что все аргументы, которые Россия использовала для вторжения в Грузию, по сути являются откровенной ложью».

Несмотря на то, что обе страны были утешительны, скорее всего, грузинское правительство и, в частности, г-н Саакашвили оказались в худшем положении.

Вывод доклада о том, что до грузинского нападения не было крупного российского вторжения в Южную Осетию, подрывает доверие к г-ну Саакашвили. Его критиковали дома за то, как он вел войну, и он потерял большую часть доверия, которое он завоевал на международной арене.

Грузинское нападение на Цхинвали, столицу отколовшегося от нее региона Южная Осетия, было жестоко отражено российской армией, которая продолжала бомбить и оккупировать большие участки территории самой Грузии, прежде чем отступить.

Важно отметить, что в докладе говорится, что нападение Грузии в ночь на 7 августа было наступательным, а не оборонительным ответом на вторжение. Приходит однозначный вывод о том, что нападение нарушило международное право.

Россия и Грузия: пропагандистская битва

С тех пор, как во время прошлогодней пятидневной войны перестали стрелять орудия, пропагандистская битва между президентом Грузии Саакашвили и премьер-министром России Путиным не прекращается. Обе стороны наняли западные пиар-компании для освещения своей стороны событий, а недавно даже отколовшиеся государства Абхазия и Южная Осетия наняли американскую пиар-компанию.

В культурной сфере также предпринимались лихорадочные попытки представить односторонние взгляды на конфликт. Подконтрольное государству российское телевидение выпустило ряд сомнительных документальных фильмов, посвященных августовской годовщине начала войны. Российские зрители также увидели необычный художественный фильм о войне, в котором грузинские солдаты на поле боя командуют темнокожими американскими офицерами и стреляют в спину безоружным мирным жителям.

По ту сторону забора, в последние недели оппозиционный российский режиссер Андрей Некрасов выпустил свой документальный фильм « Уроки русского», который был показан в разных европейских столицах. Этот фильм придерживается диаметрально противоположной точки зрения, обвиняя Россию в давнем заговоре с целью уничтожить наивную и невинную Грузию, при этом преуменьшая значение нападения Грузии и жертв среди осетин.

Доклад ЕС является первой подробной и беспристрастной попыткой докопаться до сути событий августа прошлого года, и с его резкой критикой всех сторон, похоже, проник сквозь дымку пропаганды, созданной обеими сторонами, и достиг правда, которую все время подозревали многие беспристрастные наблюдатели за прошлогодней войной: Россия, Грузия и Южная Осетия заслуживают доли вины.

Шон Уокер

ЕС выпускает ободряющие сообщения в преддверии 10-й годовщины российско-грузинской войны – EURACTIV.com

Глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини заверила Грузию во вторник (12 июня), что десять лет спустя после российской оккупации Абхазии и Южной Осетии ЕС не отказался от поиска «настоящего решения» конфликта.

Абхазия и Южная Осетия провозгласили независимость от Грузии в августе 2008 года, после короткой войны между Грузией и Россией, получившей название первой европейской войны 21-го -го века.

Расследование ЕС, проведенное в 2009 году, показало, что тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили начал войну, отдав приказ о беспорядочном артиллерийском обстреле мятежного города Цхинвали.

Российские войска могли легко захватить столицу Тбилиси, если бы тогдашнему президенту Франции Николя Саркози не удалось убедить президента России Дмитрия Медведева согласиться на полный вывод войск из собственно Грузии – хотя Абхазия и Южная Осетия оставались за пределами объем соглашения.

Россия также признала роль ЕС как «гаранта мира» в стране.

Вскрытие первой европейской войны 21 века

По словам Майкла Эмерсона из Центра исследований европейской политики (CEPS), вспыхнувшая в прошлом месяце война между Россией и Грузией «разрушила все оставшиеся иллюзии относительно границ нормативной карты Европы».

По имеющимся данным, на обеих отколовшихся территориях у России находится от 9 до 10 тысяч солдат, что в Южной Осетии составляет одного солдата на каждые восемь жителей.

У ЕС есть невооруженная гражданская наблюдательная миссия, получившая название МНЕС, развернутая с сентября 2008 года после подписанного при посредничестве ЕС Соглашения из шести пунктов, положившего конец августовской войне. Штаб-квартира находится в Тбилиси, она состоит из 200 наблюдателей из стран-членов ЕС, которые патрулируют районы в соседних Абхазии и Южной Осетии, но не могут въезжать на эти территории.

Россия признала Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами. Никарагуа, Венесуэла, Науру и совсем недавно Сирия — единственные другие страны, признавшие Абхазию и Южную Осетию.

Выступая в Европейском парламенте, Могерини сказала, что ЕС должен играть особую роль из-за МНЕС, единственного международного наблюдателя на местах. Она также сказала, что ЕС немедленно осудил признание Абхазии и Южной Осетии Сирией.

«[Признание] является нарушением международного права, и это только затруднит достижение разрешения конфликта», — заявила она.

Могерини заявила, что ЕС осуждает «шаги, предпринятые Москвой для укрепления того, что она называет «новыми реалиями» на местах».Она добавила: «Среди прочего мы не приемлем наращивание Россией военной мощи в сепаратистских образованиях и возведение ею физических заграждений на разделительных линиях».

Могерини также заявила, что вместе с ОБСЕ и Организацией Объединенных Наций ЕС продолжает руководить женевскими международными дискуссиями по устранению последствий конфликта.

Так называемые Женевские международные дискуссии были начаты в октябре 2008 г. для рассмотрения последствий пятидневной войны.Они объединяют Грузию, Россию, представителей Абхазии и Южной Осетии, США.

Грузия раскритиковала Москву за «деструктивный подход» к недавним переговорам, обвинив Россию в том, что она загнала дискуссии «в тупик». В ответ Россия раскритиковала Грузию за то, что она превратила дипломатическую встречу в «пропаганду». Грузия также считает, что эти переговоры могли бы принести лучшие результаты, если бы они проводились на более высоком политическом уровне.

Специальный представитель ЕС на Южном Кавказе Тойво Клаар, эстонский дипломат, который до прошлого года был главой Центрально-азиатского отдела Европейской службы внешних связей (ЕСВД), сопредседательствует на этих переговорах, уделяя особое внимание обеспечению безопасности. и стабильность на местах, а также решение гуманитарных проблем.

Могерини признал, что прогресс в этих обсуждениях был ограниченным, но добавил, что, несмотря на это, обсуждения помогли сделать ситуацию с безопасностью на местах относительно управляемой.

Спецпредставитель ЕС сказал, что переговоры стали для нас возможностью напомнить участникам, начиная с российских властей, о неприемлемости ситуации.

«Это неприемлемо не только из-за нарушения международного права, но, прежде всего, из-за его воздействия на всех людей в двух образованиях, в других частях Грузии и во всем регионе», — заявила она.

Могерини также заявила, что ЕС пытается по возможности включить отколовшиеся регионы в свои программы, помогая инициативам гражданского общества с одобрения властей Грузии.

«Наша политика направлена ​​на непризнание, но также и на взаимодействие с Абхазией и Южной Осетией; точно в соответствии с подходом правительства Грузии», — добавила она.

Нажим НАТО

2018 год также является годом десятой годовщины саммита НАТО в марте 2008 года в Бухаресте, когда альянс пообещал возможное членство Грузии.

С каждым последующим саммитом НАТО подтверждала это обязательство. Он регулярно вводит меры по улучшению оперативной совместимости Грузии с Альянсом; в декабре 2016 года генеральный секретарь Йенс Столтенберг заявил, что у Грузии «есть все практические инструменты, чтобы стать членом НАТО».

11-12 июля в Брюсселе пройдет саммит НАТО, и Грузия надеется, что ей будет направлено приглашение вступить в альянс, хотя ее территории все еще оккупированы.

Теоретически оккупация препятствует такому шагу НАТО, поскольку статья 5 Североатлантического договора требует, чтобы НАТО объявило войну России за оккупацию союзной территории. Но друзья Грузии в НАТО заявили, что необходимо творческое решение, чтобы воспрепятствовать России создавать замороженные конфликты, направленные на то, чтобы держать страны подальше от западных структур.

У других бывших советских республик вокруг Грузии другие стратегические планы. Армения является союзником России, а Азербайджан, богатый ископаемым топливом, держится подальше от военных союзов.

Грузино-осетинский конфликт | ОБСЕ

Главным приоритетом Миссии было содействие мирному урегулированию грузино-осетинского конфликта. Применяя комплексный подход ОБСЕ, Миссия работала в военно-политической, экономической, экологической и гуманитарной сферах безопасности.

Миссия принимала активное участие в заседаниях Смешанной контрольной комиссии (СКК) — переговорного механизма под сопредседательством грузинской, югоосетинской, североосетинской и российской сторон.

Диалог и стабильность

Миссия призвала стороны предпринять практические шаги для улучшения ситуации с безопасностью. В частности, внесены предложения по продвижению демилитаризации зоны конфликта и развитию сотрудничества между полицейскими силами сторон.

Миссия активизировала консультации с участниками СКК, высшими должностными лицами Грузии, соответствующими структурами и международным сообществом с целью обеспечения диалога сторон и поиска решений для обеспечения стабильности.

Важной задачей Миссии был мониторинг Совместных сил по поддержанию мира (ССПМ) и военной обстановки в зоне конфликта, своевременное информирование государств-участников ОБСЕ.

Мониторинг ситуации на местах

Миссия отслеживала ситуацию с безопасностью на местах в рамках своей приверженности содействию мирному политическому урегулированию грузино-осетинского конфликта. Невооруженные военные наблюдатели осуществляли постоянный мониторинг в зоне конфликта, выявляя источники напряженности и докладывая об этом Председательству ОБСЕ и государствам-участникам в Вене.

Восемь наблюдателей осуществляли патрулирование самостоятельно и в сотрудничестве с трехсторонними ССПМ (в составе по одному батальону грузинских, североосетинских и российских миротворцев под российским командованием и под совместным контролем СКК). Путем установления контактов с военачальниками ССПМ в зоне конфликта они собирали информацию о военной обстановке. Они отслеживали предполагаемые и фактические нарушения Сочинского соглашения о прекращении огня, помогая привлечь внимание к возможным политическим последствиям конкретных военных действий.

Патрули перекрывали зону ответственности ССПМ. Кроме того, когда нужно было решить конкретные социальные, экономические, политические или военные вопросы, военные наблюдатели были готовы предложить свою поддержку в виде сопровождения, советов, справочной информации и опыта.

Объединив ресурсы с местными властями, правоохранительными и другими органами, военные наблюдатели попытались разрядить напряженность и укрепить безопасность и стабильность в зоне конфликта.Во многих случаях наблюдатели вместе с ССПМ выступали в качестве посредников, когда в зоне нарастала напряженность.

До 8 августа 2008 г. почти все военные наблюдатели базировались в Цхинвали, в Полевом офисе ОБСЕ. Два офицера базировались в Тбилиси и составляли штаб.

Укрепление доверия

В целях стабилизации ситуации в области безопасности и создания более благоприятного контекста для политического диалога Миссия выдвинула ряд инициатив по укреплению доверия между сторонами. К ним относятся программы на:

  • восстановление экономики и инфраструктуры 
  • развитие гражданского общества и прав человека через малые гранты для неправительственных организаций (НПО)
  • тренинг для журналистов, освещающих конфликты, для обеспечения беспристрастного освещения событий в СМИ 
  • содействие выпуску информационного бюллетеня JCC

Права человека и деятельность гражданского общества в зоне грузино-осетинского конфликта

Миссия поддержала проекты с участием осетинской и грузинской общин, направленные на продвижение прав человека и укрепление уверенности в способности гражданского общества содействовать урегулированию конфликтов.

Через НПО «Центр прав человека» в Цхинвали Миссия организовала тренинги для тюремного персонала, еженедельные занятия по правам человека и английскому языку для учителей, а также грузинских и осетинских детей. Он также участвовал в мероприятиях по укреплению гражданского общества и повышению осведомленности о правах человека в деревнях, находящихся под управлением разных сторон.