Содержание

Чеченская война началась 25 лет назад

11 декабря 1994 года, в России началась Чеченская война. В этот день Президент России Борис Ельцин подписал указ «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики».

Предпосылки к войне на Северном Кавказе возникли в годы, предшествовавшие распаду Советского Союза. Тогда на территориях республик, входивших в его состав, активизировались политические силы, выступавшие за выход из состава СССР и провозглашение независимости. В 1990 году в Чечено-Ингушской АССР в Грозном был проведён Чеченский национальный съезд, на котором был избран Исполком, возглавленный генерал-майором Джохаром Дудаевым. Эти силы встали во главе сепаратистов.

Августовские события 1991 года в Москве ускорили обострение обстановки в Чечне. Дудаев заявил о полном выходе Чечни из состава СССР. В октябре под контролем сепаратистов в Чечне проходят выборы Президента Республики и Парламента. Президентом Чечни становится Джохар Дудаев. После этого, 7 ноября 1991 года, Борис Ельцин ввёл на территории Чечено-Ингушской Республики чрезвычайное положение. Но этот шаг российских властей был сорван организованными действиями сторонников режима Дудаева, которые блокировали территории воинских частей, структур МВД и КГБ, а также все автомобильные, железнодорожные и авиационные транспортные узлы на территории Чечни. Через несколько дней Верховный Совет РСФСР принял решение об отмене чрезвычайного положения и выводе из Республики российских войск и подразделений МВД. Этот процесс завершился к лету 1992 года, а результатом его стала полная потеря контроля над Чечнёй.

В итоге с 1991 по 1994 годы Чечня фактически была предоставлена самой себе и жила по своим законам. Республика объявила себя отдельным государством, но не была признана в мире. В июне 1993 года там произошёл государственный переворот, вызванный конфликтом между Дудаевым и Парламентом. Парламент распустили, вся власть сосредоточилась в руках Дудаева. Против него сформировалась вооружённая оппозиция, и летом 1994 года в Чечне началась гражданская война.

В декабре Россия приняла решение ввести войска в Чечню, и это стало началом первой Чеченской войны, продолжавшейся до 31 августа 1996 года. Боевые действия в Чеченской Республике сопровождались многочисленными потерями среди российских военнослужащих и сотрудников МВД, мирного населения. Данные о числе погибших и пропавших без вести в разных источниках отличаются: от 5732 до 14000 человек. Дудаевцы потеряли от 3000 до 17000 человек. Многие города и населённые пункты Чечни, в том числе и город Грозный, превратились в руины. Характерной особенностью войны стало совершение террористических актов и захват заложников, в том числе на территории России с целью оказать влияние на ход боевых действий в Чечне, а также вызвать страх в российском обществе.

В апреле 1996 года был убит лидер чеченских сепаратистов Джохар Дудаев в результате авиационного удара по его кортежу. А 31 августа 1996 года представители России и Чеченской Республики Ичкерия подписали соглашения о перемирии, вошедшие в историю под названием Хасавюртовских соглашений.  

Штурм Грозного в 1999-2000 годах. Предпосылки и хронология спецоперации - Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 20 лет назад, 6 февраля 2000 года, в ходе второй чеченской войны завершился штурм Грозного российскими войсками. Столица Чеченской Республики была освобождена от незаконных вооруженных отрядов чеченских сепаратистов и исламистов. О предпосылках и ходе этой боевой операции - в материале ТАСС.

Предшествующие события

Штурм Грозного стал частью контртеррористической операции (КТО) 1999-2009 годов, также известной как вторая чеченская война. Режим КТО был введен 23 сентября 1999 года президентом РФ Борисом Ельциным. Это решение стало ответом на нападение базировавшихся на территории Чечни незаконных вооруженных формирований (НВФ) на Дагестан в августе 1999 года, а также на серию крупных терактов 4-16 сентября, когда были взорваны жилые дома в Буйнакске, Москве и Волгодонске.

Во второй половине сентября 1999 года войска Объединенной группировки (военнослужащие Минобороны РФ, сотрудники МВД РФ) под общим командованием генерал-полковника Виктора Казанцева блокировали Чечню со стороны Ставропольского края, Северной Осетии, Ингушетии и Дагестана. 30 сентября началась наземная операция. К декабрю федеральные силы контролировали всю равнинную (северную) часть Чечни. Боевики сосредоточились в Грозном и в ряде горных районов.

Войска федеральных сил недалеко от Грозного, ноябрь 1999 года

© Алексей Панов/ТАСС

4 декабря Грозный был окружен тремя войсковыми группировками федеральных сил (группировкой "Запад" командовал генерал-майор Владимир Шаманов, "Север" - генерал-лейтенант Владимир Булгаков, "Восток" - генерал-лейтенант Геннадий Трошев). Вокруг Грозного были организованы контрольно-пропускные пункты, через которые зону боевых действий смогли покинуть мирные жители.

24 декабря решением командующего ОГВ Виктора Казанцева для проведения спецоперации в Грозном на базе группировки "Север" была создана группировка "особого района г. Грозный". Она, в свою очередь, подразделялась на три группы по направлениям будущего наступления - "Запад", "Север" и "Юг". Оперативный штаб возглавил Владимир Булгаков.

План спецоперации, соотношение сил

Специальная операция по поиску и уничтожению незаконных вооруженных формирований в Грозном была поручена оперативным частям внутренних войск МВД России (ВВ; в 2016 году на основе войск образована Росгвардия). Подразделения Минобороны должны были держать город в кольце и не допускать выхода из него боевиков. Руководство действиями группировки ВВ на северном направлении было возложено на полковника Игоря Грудного, должность командира группировки "Юг" занял полковник Евгений Кукарин, "Запад" - генерал-майор Михаил Малофеев. На первом этапе операции войска западной группировки должны были овладеть Старопромысловским районом Грозного, группировка "Север" должна была наступать со стороны совхоза "Родина", "Юг" - через расположенное в пригороде село Старая Сунжа.

К операции привлекались до 5,5 тыс. человек: более 3 тыс. военнослужащих ВВ при 150 единицах бронетехники, около 1,5 тыс. человек от органов внутренних дел и Главного управления исполнения наказаний Минюста РФ, а также свыше 500 бойцов пророссийского чеченского ополчения Бислана Гантамирова.

Российские военнослужащие на позициях к северу от Грозного, январь 2000 года

© AP Photo/ Alexander Gomonov

В Грозном этим силам противостояли, по разным оценкам, от 7 до 9 тыс. боевиков, имевших на вооружении до трех танков, более 10 БТР и БМП, около 15 минометов, а также зенитные установки и противотанковые гранатометы. В разрушенном еще в первую чеченскую кампанию городе боевики создали хорошо подготовленные укрепленные районы обороны с огневыми засадами на всех направлениях. Удержание Грозного было одной из основных стратегических задач командования бандформирований. В числе главарей боевиков, оборонявших город, были Шамиль Басаев, Арби Бараев, Ризван Ахмадов, Руслан Гелаев, Хункарпаша Исрапилов, Асламбек Исмаилов и другие полевые командиры.

Ход операции

26 декабря 1999 года войска МВД вошли в северо-западную часть Грозного. Первыми в бои на территории Старопромысловского района города вступили разведчики и саперы 21-й отдельной бригады оперативного назначения (софринская бригада; командир - полковник Геннадий Фоменко), 330-го отдельного батальона оперативного назначения и 674-го полка оперативного назначения внутренних войск. 28 декабря софринская бригада рассекла Старопромысловский район на две части. Однако на следующий день на рубеже по улице 9-я линия ее части встретили серьезное сопротивление боевиков, потеряв более 30 человек убитыми и пропавшими без вести. В тот же день сепаратисты попытались провести химическую атаку, подорвав емкости с хлором или аммиаком, однако ветер отнес облако химикатов на район, занятый самими боевиками.

Близ восточных окраин Грозного, в районе села Старая Сунжа с 26 декабря батальоны 33-й и 101-й бригад ВВ под командованием Евгения Кукарина вели позиционные бои. 31 декабря военнослужащие инсценировали в радиоэфире подготовку к "новогоднему" штурму, но вместо атаки провели массированный артиллерийский обстрел позиций противника. В целом на этом направлении федеральные силы несли меньшие потери, чем на северо-западе. Северная группировка ВВ также вела тяжелые позиционные бои в грозненских промзонах, превращенных незаконными вооруженными формированиями в узлы обороны. Скорость продвижения войск по кварталам столицы республики была значительно меньшей, чем планировалось в начале операции. Одновременно боевики стали менять тактику - их лидеры планировали перевести боевые действия в партизанскую войну на всей территории Чечни.

Пулеметчик в Старопромысловском районе Грозного, январь 2000 года

© Валерий Матыцин/ТАСС

Вылазки боевиков 

3 января 2000 года резко обострилась обстановка в селе Алхан-Кала в 20 км к юго-западу от Грозного. Туда из города просочились участники банды Арби Бараева, получившие задание отвлечь на себя часть группировки МВД и Минобороны. В районе Алхан-Калы и расположенного рядом с ним поселка Краснопартизанского боевики расстреляли автоколонны внутренних войск. Уже к вечеру 3 января 21-я бригада ВВ отошла из Старопромысловского района Грозного и блокировала Алхан-Калу, однако в ночь на 7 января члены НВФ покинули село, выйдя по реке Сунже через брешь в окружении.

9-10 января 2000 года около 300 бандитов под руководством исламского террориста Хаттаба (настоящее имя - Самер Салех ас-Сувейлем) снова попытались отвлечь часть федеральных сил от столицы республики. Отряды боевиков атаковали тыловые автоколонны внутренних войск, городские комендатуры и временные отделы внутренних дел в городах Аргун, Шали, селах Мескер-Юрт и Герменчук. Ситуацию там удалось стабилизировать в течение двух-трех суток. Федеральные силы понесли ощутимые потери, но значительного влияния эта вылазка боевиков на общий ход грозненской операции не оказала.

Дальнейший ход штурма

17 января 2000 года начался второй этап операции по освобождению Грозного. Помимо военнослужащих МВД, в город вошли подразделения Минобороны. После перегруппировки, отдыха и пополнения боеприпасами внутренние войска, отряды ОМОН и СОБР возобновили активные боевые действия, наступая с западного, северного и восточного направлений к центру города. Штурмовые подразделения поддерживались огнем из танков и самоходных орудий, когда это позволяла погода (Грозный периодически затягивали сильные туманы).

Тогда же, 17 января, в бою на территории Заводского района погиб командующий западной группировкой особого района Грозного генерал-майор Михаил Малофеев, который лично возглавлял одну из штурмовых групп.

Бои под Грозным, январь 2000 года

© AP Photo/Maxim Marmur

Атакующие город подразделения постепенно преодолевали сопротивление боевиков. 19-20 января бандиты были выбиты из консервного и молочного заводов на севере Грозного. 25-26 января подразделения группировки "Восток" продвинулись дальше других отрядов, практически выйдя к расположенной рядом с центром города площади Минутка, важнейшему стратегическому узлу обороны противника. 31 января ожесточенные бои за площадь завершились победой российских войск, главные силы сепаратистов и их резервы были разгромлены.

В течение января командование ОГВ получало информацию о том, что главари боевиков готовят массовый отход из города. Для предотвращения прорыва чеченцев на наиболее опасных участках саперы выставляли минные поля, с опорных пунктов велось постоянное наблюдение.

В ночь на 1 февраля около 1,5 тыс. боевиков, двинувшихся из Грозного в сторону Алхан-Калы, были оттеснены на минные поля и накрыты перекрестным огнем федеральных войск. Потери покидающих город бандитов составили несколько сотен человек, погибли и были ранены многие полевые командиры (в частности, тяжелое ранение получил Шамиль Басаев). Сепаратисты понесли крупнейшие потери за всю историю существования "свободной Ичкерии". Сумевшие вырваться из Грозного участники НВФ попытались укрыться в ближайших селах (Алхан-Кала, Катыр-Юрт и других), вскоре блокированных федеральными войсками. Часть сепаратистов смогла уйти в горы, часть сдалась, остальные были ликвидированы в ходе боев 2-5 февраля.

2 февраля сопротивление НВФ в Грозном резко ослабло. 5 февраля в освобожденных от боевиков Ленинском, Центральном и Октябрьском районах города органы МВД при содействии военных комендатур приступили к созданию временных отделов внутренних дел. Город полностью перешел под контроль федеральных сил 6 февраля 2000 года, когда были ликвидированы последние очаги сопротивления в Заводском районе. В тот же день о водружении военнослужащими российского флага над одним из административных зданий Грозного рассказал журналистам и.о. президента РФ Владимир Путин.

Бойцы федеральных сил в Старопромысловском районе Грозного, январь 2000 года

© Валерий Матыцин/ТАСС

Итоги операции

Освобождение Грозного стало самым масштабным событием войсковой фазы контртеррористической операции в Чечне. Оборонявшиеся в городе участники незаконных вооруженных формирований не смогли нанести катастрофический урон войскам, как это произошло при штурме Грозного в первую чеченскую кампанию. По оценке участвовавшего в операции Геннадия Трошева, в 2000 году город удалось освободить "с минимальными потерями личного состава". Успешный штурм стал переломным моментом в ходе восстановления на территории Чечни законной власти и сильнейшим ударом по режиму чеченских сепаратистов.

За мужество и героизм, проявленные в ходе штурма Грозного, ряд военнослужащих был удостоен звания Героя России. В их числе были полковники Евгений Кукарин, Игорь Груднов и Сергей Стволов, рядовой Раис Мустафин; посмертно этого почетного звания удостоены генерал-майор Михаил Малофеев, майор Владимир Нургалиев, майор Никита Кульков, старший лейтенант Сергей Багаев, старший сержант Михаил Дангириев, сержант Александр Белодедов.

Потери сторон

18 февраля 2000 года первый заместитель начальника Генштаба Вооруженных сил РФ генерал Валерий Манилов сообщил журналистам, что за все время проведения боевой операции по освобождению Грозного погибли 368 военнослужащих федеральных войск, в том числе 211 военнослужащих Минобороны, 148 военнослужащих ВВ МВД РФ и девять сотрудников МВД; 1 479 бойцов были ранены. В изданной в 2012 году книге полковника запаса Валерия Журавеля (заместитель командующего группировкой ВВ МВД России на территории Северо-Кавказского региона в 1999-2000 годах) и подполковника Александра Лебедева "Грозный. Особый район" приводится поименный список 269 военнослужащих ВВ МВД России, погибших в период с 26 декабря 1999 года по 7 февраля 2000 год в Грозном и в боях, которые разворачивались вокруг него, - в Алхан-Кале, Аргуне, Шали, Катыр-Юрте, Гехи-Чу и других населенных пунктах.

На пощади Минутка в Грозном, февраль 2000 года

© AP Photo/Dmitry Belyakov

При штурме Грозного в 1994-1995 годах российские войска потеряли убитыми и пропавшими без вести почти 2 тыс. человек.

В период штурма Грозного в 1999-2000 годах огнем боевиков была уничтожена 21 единица техники федеральных сил - три танка, 14 БМП, два БТР, две БРДМ.

В феврале 2000 года внутренние войска отчитались об уничтожении в результате боевых действий в Грозном около 800 боевиков, 367 огневых точек, шести минометов с расчетами, 12 взрывоопасных предметов, двух складов с боеприпасами и горюче-смазочными материалами, а также о задержании 68 бандитов.

Ужас боев чеченской войны глазами русского солдата. Он до сих пор боится за свою жизнь: Общество: Россия: Lenta.ru

29 лет назад, 6 сентября 1991 года, вооруженные сторонники Джохара Дудаева ворвались в здание Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР и разогнали депутатов. Многие были ранены, председателя совета Виталия Куценко убили — выкинули из окна третьего этажа. Так сепаратисты, объявившие о независимости Чечни, избавились от советской власти в республике, что привело к затяжному политическому конфликту, а затем к главной трагедии России — чеченской войне. «Лента.ру» продолжает публиковать воспоминания людей, которые оказались в этой мясорубке и чудом уцелели. Один из них — Дмитрий, служивший в разведывательно-штурмовом батальоне 101-й бригады под командованием майора Олега Визняка, посмертно награжденного званием Героя России. Дмитрий до сих пор опасается за свою жизнь, поэтому просил не раскрывать его фамилию и даже город, в котором живет. В этом интервью — его воспоминания о предательстве служивших с ним офицеров, о зверствах боевиков и их безнаказанности.

Этот текст попал в подборку лучших текстов «Ленты.ру» за 2020 год. Остальные тексты из нее читайте ТУТ

Внимание! «Лента.ру» осуждает любые национальные конфликты во всех их проявлениях, выступает против межнациональной розни и любого насилия

«Лента.ру»: Когда вы впервые четко осознали, что происходит в Чечне?

Дмитрий: В тот период в моей жизни случились некоторые перипетии. Моя семья спешно покидала родину — республику Узбекистан. Происходил распад Советского Союза, в острую фазу вошли межнациональные конфликты, когда узбеки пытались гнать оттуда все другие национальности — в том числе, если знаете, в Фергане случилась резня из-за десантной дивизии, которая там стояла. Случился конфликт, убили нескольких десантников, а им дать отпор не разрешили.

Все это докатилось и до Ташкента, где мы тогда жили. В 1994 году я, в возрасте 17 лет, был вынужден уехать в Россию. Мой брат уже отслужил в армии Узбекистана — охранял афганско-узбекскую границу в районе города Термеза, и ему дали возможность въезда как вынужденному переселенцу.

Приехали мы, два молодых человека, и наш отец. Отношения с местным населением тоже не сложились — ведь мы были чужими для них. Миграционная служба России выдала брату субсидию на приобретение дома. Купили дом, и отец был вынужден уехать.

Дальше началось самое интересное. На тот момент нам было не до происходящего в России. Вы понимаете, что такое вынужденные переселенцы? Это максимум сумка, ни телевизора, ничего, все новости понаслышке... Я в первый раз услышал о том, что в Чечне происходит, от парня, который приехал оттуда, он служил в подразделении специального назначения. Говорить без слез об этом он не мог. Потом у нас появился простенький телевизор, но то, что по нему говорили, не совпадало с тем, что там действительно происходило.

О чем говорили по телевизору?

О восстановлении конституционного порядка. И показывали съемки, насколько я понимаю, даже не того периода, а более раннего, когда люди выходили на митинг, против чего-то протестовали, требовали... Я так понимаю, это был примерно период выборов Джохара Дудаева. Они показывали, как я понимаю, только то, что было выгодно российской пропаганде — а именно оппозицию, что она чем-то недовольна...

Краем глаза я видел кадры, на которых танк проехал, гремя гусеницами, и все. На этом все мои познания о том, что происходит в Чеченской Республике, кончались. Никто ничего не знал.

Более-менее полную информацию мы получили от людей, которые нам продавали дом. Они были из Дагестана.

Когда это было?

Лето-осень 1994 года.

Ближе к ноябрю они заговорили о том, что их братьев, мусульман, обижают и притесняют в Чеченской Республике, что нужно ехать к ним и оказывать им всяческую помощь

В чем она выражалась, на тот момент мне не было понятно. Я тогда был далек от армии, от понимания того, что я знаю сейчас.

У нас была договоренность: мы покупаем этот дом, но пока мы ждем государственных переводов с одного счета на другой, мы живем в этом доме вместе с ними, а потом они получают деньги и съезжают. Получилась эдакая гостиница, где проживала наша семья и их семья. В той семье было два брата. Они говорили, что надо ехать в Чечню помогать братьям-мусульманам добиться свободы.

Когда официально ввели войска в Чечню, где вы были?

Я как раз должен был туда призваться, но у меня не было ни гражданства, ни регистрации — она появилась лет десять спустя. В итоге я был все же призван — без гражданства, без регистрации — для восстановления этого самого конституционного строя в Чеченской Республике.

Какой месяц, год?

В мае 1995 года. На новогодний штурм Грозного я не попал, хотя по возрасту должен был быть там. Но наши военкоматы, наверное, побоялись только что приехавшего человека захомутать и отправить. Они сделали это позже, спустя четыре месяца.

Я отслужил полгода, а потом нас отобрали в отделение специального назначения — в разведывательно-штурмовую роту разведывательно-штурмового батальона 101-й бригады. Нас направили на подготовку в Северную Осетию, в Комгарон — там военный лагерь был. Потом отправили сразу на боевой технике в Грозный.

С каким чувством туда ехали, зная о том, что происходит?

А никто ничего и не знал

Но в газетах же писали о восстановлении конституционного строя...

Я не знаю, как сейчас, но в то время информирование практически полностью отсутствовало. Вы представляете бойца, находящегося в армии, за войсковым забором — какие газеты, какой телевизор? Телевизор покупало себе подразделение. Когда я был в учебной части, мы только прибыли, к нам пришел командир и сказал: «Вы хотите телевизор смотреть — вечером, в личное время? — Да, хотим! — Так его надо купить! Поэтому пока вы не накопите на телевизор всем отделением, телевизора у вас не будет». Как выяснилось, ровно за день до нашего прибытия телевизор, который стоял в части и был куплен предыдущим призывом, этот командир увез к себе домой.

Когда вы приехали в Чечню?

В феврале 1996 года. Если бы не подготовка, которой нас «подвергли» в Комгароне и частично по местам службы (я за этот период сменил три воинских части), то, возможно, я бы с вами сейчас не разговаривал.

Где вы дислоцировались?

Грозный, 15-й военный городок.

Я недавно освежал в памяти то время, смотрел хронику. Помимо разрушенных зданий и сгоревших бэтээров там было очень много трупов на улицах, которые никто не убирал.

Да, было такое. Как мы потом восстановили хронологию событий, начавшийся штурм плавно перемещался от Грозного к горным районам. Боевиков выдавили в сторону Самашек-Бамута. За перевалом Комгарона, где нас готовили, были слышны залпы орудий — брали штурмом Бамут и Самашки. Наш командир, который бывал там не раз в командировке, говорил нам: «Слышите эти залпы? Не будете делать то, что я вам говорю, вы все останетесь там!»

Какая обстановка была в городе на момент вашего прибытия?

Напряженная.

Местные жители буквально ненавидели российские войска. Рассказы о том, что они хотели мира, мягко скажем, абсолютная неправда

Все?

Все, поголовно. Они всячески пытались, как только могли, навредить федеральным войскам. У нас было несколько прецедентов, когда убивали наших бойцов, которые выезжали в город не для участия в боевых действиях.

Мы прибыли в разгар партизанской войны. Задачей нашего подразделения были ежедневные выезды на обнаружение и уничтожение бандформирований, складов с оружием, припасами, розыск полевых командиров, которые скрывались в горах, в населенных пунктах, да и в самом Грозном. Они ведь далеко не уходили, они всегда были там, просто было трудно выявить, где они находятся, чтобы их ликвидировать. Каждый день мы делали это и несли сопутствующие потери.

Первая потеря — это наш водитель, даже не из нашего подразделения, а из соседнего, из батальонов нашей бригады. Он с двумя офицерами поехал на рынок Грозного, где все они были убиты выстрелами в затылок. Прямо на рынке, средь бела дня, при всем народе.

То есть там торговля шла в этот момент?

Да. Там чей-то день рождения намечался, и им нужно было купить продовольствия. Огурцы, помидоры — как понимаете, в военном обеспечении такого нет. В общем, выехали они в город, получив соответствующее разрешение, а потом нам привезли три трупа оттуда.

Мы потом восстановили хронологию событий. Произошло это так: они останавливаются возле центрального рынка. Соответственно, машина стоит на дороге. Офицеры выходят вдвоем... Они тоже нарушили инструкцию, совершили глупость: никогда нельзя поворачиваться спиной, всегда нужно стоять как минимум спина к спине. Вдвоем подошли к торговым рядам.

Из толпы выходят два человека, подходят к ним сзади, приставляют к затылкам пистолеты и делают два выстрела одновременно

Не спеша, прямо там, снимают с них разгрузки, оружие, обыскивают, забирают документы — короче, все, что у них было. Торговля идет, никто не останавливается...

Водитель пытается завести машину и уехать, и в тот момент дверца открывается, к нему садятся еще два товарища, приставляют к затылку пистолет и говорят: «Поехали!» Доехала эта машина до площади Минутка, там был блокпост под мостом, где подорвали генерала Романова. Не доезжая этого блокпоста, прямо на кольце, машина глохнет. Техника была далеко не в лучшем состоянии.

Он пытался завести эту машину, но она не заводилась. В итоге они поняли, что наступает напряг, так как прямо под мостом сидят десантники. И они знали, что могут быть обнаружены, — автомобиль стоит на месте, то заводится, то глохнет... Боевики делают выстрел и уходят. Внимания на это никто не обратил. И только когда автомобиль несколько часов там простоял, решили подойти и проверить. Обнаружили нашего водителя, убитого выстрелом в голову. В итоге нам привезли три этих трупа, и с тех пор мы поняли, что утверждение о том, что чеченский народ не хочет этой войны, — неправда.

Недавно я разговаривал с Русланом Мартаговым, пресс-секретарем чеченской антидудаевской коалиции, и он мне говорил, что практически никто в Чечне не поддерживал Дудаева. Может, это началось уже после начала активных боевых действий?

Не могу рассказать вам, что происходило до прихода Дудаева к власти, но то, что в Чечне активно убивали европеоидное население, ни для кого не секрет.

Там реально лилась кровь рекой. Вырезали, насиловали, грабили, убивали — делали что хотели с русскими

Еще до начала войны?

Еще до начала. Ведь войну-то спровоцировало даже не то, что Дудаев что-то не поделил с нашим руководством. Были жалобы русскоязычного населения, которые писали Ельцину, чтобы он спас их — тех, кому некуда было уезжать, ведь им не давали этого сделать.

Мы потом были во многих населенных пунктах, беседовали непосредственно с жителями русских станиц — Асиновской, Заводской, других... И они рассказывали, как это было. Мы слышали от очевидцев то, о чем в газетах не напишут и по телевизору не покажут. Это рассказывали нам те люди, которых сейчас в фантастике называют выжившими. Они рассказывали, как девочек 12-13 лет еще до войны насиловали чеченцы, увозили никто не знает куда, и больше их никто не видел.

Прямо ночью, а то и днем заходили в дома и убивали русских. Забирали все, что им нравится... Если вы были в Ставропольском крае, Краснодарском, Чечне той же — там люди зажиточно живут, там привыкли работать. Соответственно, у людей было что брать, и они брали, при этом не забывая их убить. И убивали ужасно — резали на куски в прямом смысле, обезглавливали, на забор втыкали эти головы. Там была очень жестокая расправа над населением, которое не хотело к ним иметь никакого отношения.

Потом это трансформировалось в террористический захват автобусов, самолетов, требования к Российской Федерации. Я думаю, что все это и стало причиной войны.

Мартагов сказал: «Никому эта война была на хрен не нужна». Это неправда?

Нет, это неправда, я думаю, что они ее и спровоцировали.

Так дальше не могло продолжаться. Это нарыв — он нарывает, нарывает, а потом вскрывается

Я не оправдываю наших военачальников, они тоже допустили много ошибок и глупостей — нельзя было входить туда так, как это произошло тогда.

Как вы входили в Грозный?

Как только мы пересекли административную границу с Чечней, командир сказал: «Все, шутки закончились, расслабление тоже. Патрон в патроннике, на любой шорох стреляем». Он был не первый раз в командировке и потерял семь товарищей-офицеров, сам чудом остался жив. Сожгли бэтээр, в котором ехал офицерский разведдозор. «Здесь идет война», — закончил он. А мы войну знали до этого только по рассказам из телевизора про Великую Отечественную, даже фильмов про Афганистан тогда еще не было.

Мы видели все эти таблички на въезде в Грозный: «Добро пожаловать в ад», «Мы вас встретим», «Вы должны знать, что вас ожидает» — и все такое прочее. Когда проезжали мимо местных жителей, они плевали в нас — колонна идет, а они делают это показательно в нашу сторону и кричат какие-то угрозы на своем языке.

Мы наблюдали следы боевых действий — сгоревшая броня, гусеницы вдоль дорог... Было как-то невероятно. Понимали, что это части механизма от одной единицы техники, когда башня или гусеница лежала в ста метрах от остова танка. Это уму непостижимо, как на такое расстояние могут разлетаться части механизма. Попадание из гранатомета с кумулятивным зарядом в учебную технику мы видели на полигоне. Попадание РПО «Шмель» в здание — тоже. Но в реальности мы не наблюдали последствий. И теперь увидели.

Везде валялись гильзы, все здания, все столбы — все, что можно было, реально как решето дырявое — указатели, где они были... Кстати, одна из фишек противника состояла в том, чтобы сбивать названия всех улиц, все указатели на дорогах, чтобы была неразбериха. И действительно, у нас тогда ведь даже не было нормальных карт, чтобы ориентироваться в городе Грозном.

Мы изучали его, полагаясь на визуальную память: вот здесь проехали, вот тут поворот, а нам нужно вот сюда... Запоминали таким образом. Вся карта была в голове. Особенно это касалось водителей бэтээров, которым необходимо было привезти группу людей туда, куда нужно. Тоже бывали моменты — выехал, пропустил поворот, не в тот зашел...

А каким был ваш первый боевой опыт?

Приехали мы на броне, и в первый день нас направили в 22-й городок, перевести дух, переговорить. Офицерам надо было поговорить с другими офицерами, нам, соответственно, с бойцами — так скажем, чтобы ввели в курс дела. В этом городке дислоцировался милицейский полк внутренних войск. Нам выделили один из этажей казармы. Стемнело, наступило время ужина, и тут же начался обстрел.

Нам-то невдомек, мы постоянно стреляли на полигонах, с линии огня. Выходишь на огневой рубеж и стреляешь, в том числе трассирующими пулями. И в тот день обстрел начался тоже трассирующими пулями. Интересно смотреть, когда они летят от тебя на полигоне. А когда в тебя летят — еще интереснее.

Все повысовывались в окна. Типа: «О! По нам стреляют!» Не понимали, что любая из этих пуль может убить

Окна были заложены наполовину, и в них оставлены небольшие отверстия-бойницы. Пули попадали в кирпичную кладку, где-то кирпичи рассыпались. Обстрел велся из разрушенной пятиэтажки, которая находилась напротив, не более чем в 150 метрах — то есть обстреливали фактически в упор.

Командир стал «успокаивать» нас прикладом автомата, нанося удары в затылок, в шею, под лопатки, в спину. Когда все поняли, что он не шутит, как начал орать: «Всем лечь! Вы что, идиоты, не понимаете, что вас сейчас убьют?!»

Как это вообще — высунуться, когда по вам буквально с двух шагов огонь ведут? Как у вас сознание в этот момент работало?

Оно отключилось. Глупость несусветная, но мы поняли это уже потом. Интересно, понимаете? Мы приехали в составе уже подготовленного подразделения, полностью вооруженного, снабженного...

Опять же — вас учили, инструктировали...

Поймите, это первый настоящий бой. С 22-го городка открыли ответный огонь, нам командир тоже дал команду ответным огнем подавить огневые точки противника. И тут началось веселье! Все, что было, полетело в ту сторону. Первый бой, когда потерь еще нет — это весело, смешно!

А потом, когда мы уже поехали по улицам Грозного, увидели трупы людей... Останавливаться было запрещено. Предположим, лежит гражданский — явно не чеченец, но мы не можем остановиться, чтобы его забрать или оттащить хотя бы с дороги. Иногда трупы специально клали на дорогу, чтобы колонна остановилась.

Причем колонна — это три-пять боевых машин, которые идут группой, не те колонны в понимании обывателя, которые идут, растянувшись на пару километров, хотя и такие мы сопровождали. Мы чаще обеспечивали безопасность, проводя разведку еще до появления колонны, а иногда шли в отрыве от нее, сзади, и наша задача была при нападении на колонну вступить в бой, отрезать боевиков от поражения ее огневыми средствами. Задачи, которые ставили командиры, были разными.

И когда мы поехали по этим улицам Грозного, посмотрели на эти дома, на людей, которые глядели на нас полными ненависти глазами... Нельзя было сказать, что они хотели окончания войны и пылали любовью к российским военнослужащим

Может, и не пылали любовью к военнослужащим...

Тогда пылали к обратной стороне.

Многие говорят, что сровненный с землей Грозный и стал причиной этой «любви»...

А чего они ожидали, когда в каждом доме были боевики? Как нужно было освобождать этот город? Более того, сколько погибло офицеров и бойцов при его штурме? И при последующих штурмах — он ведь не один был. В марте они осуществили попытку захвата Грозного, которая сорвалась. А 6 августа 1996 года они совершили то, чего никто не ожидал. Это было подобием первого штурма Грозного, только тот был зимой, а этот — летом. Им было легче — они могли нести больше вооружения, выходить на дальние расстояния.

Давайте не будем забегать вперед. Вы помните первую потерю в вашем подразделении?

Вот тогда, на рынке, это была потеря, но не боевая. Вторая — они были не убиты, ранены. Шла ночью колонна по Ленинскому проспекту Грозного, и ее стали обстреливать.

Первым был ранен боец из группы специального назначения (так как батальон был один, находились мы в одном помещении, в бывшем спортзале школы — там разместили и нашу разведывательно-штурмовую роту, и группу специального назначения). Пуля, пробив радиостанцию Р-159, застряла у него в позвоночнике. А за моим другом, не для прессы будет сказано, закрепилось прозвище «в жопу раненный сержант» — он только успел поднять ноги, когда по броне бэтээра прошла пулеметная очередь. Слава Богу, все сердечники куда-то ушли, а вот медная оплетка застряла у него от задницы до пяток. Это считается осколочным ранением. Хирурги его ковыряли-ковыряли, но все так и не вытащили.

Вы сами убивали?

Интересный вопрос для тех, кто был на войне.

Я имею в виду — видели результат своих действий? Выстрелил — убил.

Выстрелил — убил? Это убийство, а не бой. В бою вы не видите результата, его можно увидеть только после.

Как можно осознать? Там же непонятно! Особенно много к тому же было столкновений в ночное время. Когда стреляет группа людей с разных точек и позиций, и ты подходишь утром, начинаешь осматривать территорию — тебе никто не скажет, чей это конкретно выстрел был.

Поставим вопрос по-другому: вы осознавали, что убиваете людей? Или это были не люди для вас?

С человеческой точки зрения я понимал, что это люди. А с точки зрения происходящего там и того, что я видел своими глазами, я понимал, что это нелюди. Я видел обезглавленные трупы наших бойцов и офицеров. Я видел трупы бойцов, с которых живьем снимали кожу. Я видел трупы, у которых были отрублены конечности. Я видел, как на подносах, накрытых тканью, приносили прямо на КПП головы бойцов, вышедших в соседний сад нарвать яблок. Все бойцы — не думайте, что это личное мнение, там все осознавали это, — понимали, что в плен попадать нельзя ни при каком раскладе. Пощады не будет. Более того, сделают все, чтобы труп не был опознан. И так в семью приходит горе, а когда труп не опознан — непонятно, своего ли сына они хоронят.

Говорят, это смотря к кому попасть. Могло быть и так, а могли и содержать в более-менее сносных условиях и обменять потом.

У всех возвратившихся из плена, кого я знал, никаких иллюзий не оставалось. Я не знаю, к кому и как попадали, но если вы посмотрите кадры из Чернокозово, где они устроили свое «министерство госбезопасности», то увидите, как они пытали и убивали там людей.

Убивали священников, захваченных в Грозном. У меня где-то в телефоне есть фотография священника, служившего в единственной церкви Грозного, которого они забрали туда и там же убили, после того как он отказался отречься от своей веры. То есть ни за что.

Много других случаев есть и фактов, которые прошли через нас. Наша группа после 6 августа тоже кратковременно побывала в плену, когда мы забирали убитых бойцов, попавших в засаду, за что нашему командиру и присвоили звание Героя посмертно. Когда мы направили грузовик с трупами в направлении части, они сказали: «Все, мы обменялись». Хотя договоренность состояла в том, что мы их забираем и уезжаем оттуда. «Вы что думали — так просто отсюда уедете? — говорят. — Теперь вы будете этими трупами». И вот 16 человек — команда, которая должна была опознать и забрать своих, — оказалась в плену у вооруженных боевиков.

А нам запретили брать из части какое-либо оружие вообще. Понимаете расклад сил и средств? Хотя мы с товарищами были подготовленными людьми и понимали, как и куда мы едем. У меня был схрон. Я был достаточно известной личностью в части, поэтому ко мне стекались боеприпасы и оружие. Кроме того, меня им обеспечивали как старшего одного из снайперских постов. Эти посты являлись первой точкой от забора, которая должна была остановить боевиков в случае прорыва в воинскую часть. Поэтому боеприпасы и оружие были любые в неограниченном количестве.

На тот момент у меня были гранаты различных модификаций, которые мы взяли с собой, так как оружие брать было запрещено. Нас проверяли на выезде, чтобы его не было, но мы все равно вывезли шестьдесят-восемьдесят гранат. Мы обложили ими все машины, которые шли туда (есть у нас свои места потайные, не буду рассказывать). Таким образом, у нас все-таки было оружие, которое не позволяло при его применении остаться в живых никому — ни нам, ни им, и мы относительно спокойно чувствовали себя, несмотря на то, что они поставили нас всех на колени, достали свои кинжалы и сказали: «Мы вам сейчас всем будем головы резать по очереди».

Что вы испытывали, когда они это сказали? О чем думали — о Боге, о семье, о том, зачем вообще сюда приехали?

Сложно сказать. Тогда у меня была одна мысль: если я сейчас ухожу, то ухожу не один, а вместе с ними. Мыслей о родных не было, да и обстановка не позволяла. Поймите, когда над вами занесли нож... Не знаю, наверное, так думают только те, кто уже собрался умереть. А тот, кто еще находится в состоянии боя, он не смиряется с тем, что его сейчас будут убивать.

У меня был скотч, я был просто обмотан этими гранатами. Я просто выдернул чеки сразу с двух рук. Гранаты были Ф-1 — 200 метров радиус разлета осколков. Ну и смотрю на них — мол, давайте посмотрим, чем это все кончится. Слава Богу, не довелось до конца разжать руки, когда решили нас оттуда выпустить.

Они разбежались, что ли?

Они сначала нашего старшего отвели куда-то. Его долго не было — наверное, час-полтора, пока они над нами издевались...

Как именно издевались?

Оскорбляли, пришли местные жители, плевали в нас, пытались плюнуть в лицо... Нам скомандовали: «Руки за голову, сидим на коленях», разожгли костер, посадили нас в линию в метрах 15, притащили гитару, уселись кругом и стали петь свои песни, но на русском языке с оскорбительными высказываниями в отношении России.

Кричали нам: «Слушайте, русские свиньи, пока живы еще, что мы о вас думаем!»

Потом пришел какой-то «благодетель», принес какие-то карамельки (не знаю, где они были) и кинул нам под ноги. Но вы понимаете, что у таких людей брать ничего нельзя — она может быть отравленная, а может, он просто для утверждения своей власти это сделал. Он говорит: «Бери, жри, русская свинья». Я привстал, откинул ногой эту конфету и говорю: «Хочешь жрать — жри ее сам».

А у него был пулемет Калашникова с коробкой на 200 патронов. Он передергивает затворную раму, приставляет пулемет мне к затылку (он у него на поясе висел). Пулемет стреляет только очередями, напротив — эти 15-20 человек вокруг костра. Я ему: «Стреляй!», а он: «Ты что, умереть хочешь?» То есть я-то оценил обстановку, что сейчас произойдет, а он даже не осознавал, что хоть одна очередь вылетит — и я уже не один отправлюсь на тот свет.

«Стреляй! У тебя же духу не хватит выстрелить! — кричу ему (нецензурно, разумеется). — Ты же трус. Ты же только в затылок можешь выстрелить. Я ж для тебя враг. Я бы тебя, например, зубами загрыз. А у тебя духу не хватит»

Я его провоцировал, чтобы он эту очередь дал. Они сидят, один из них поворачивает голову в нашу сторону, видит все это, кричит ему, а я в этот момент как раз вытаскиваю гранаты и чеки из них.

Смотрю — все они около костра встают, а тот, который первым обернулся, подбегает к этому, с пулеметом, и, крича что-то на чеченском, раздает ему со всего маху в физиономию. Он падает, ничего не понимает... Насколько я думаю, те, у костра, поняли, что он был готов стрелять, и поняли, чем это для всего их сборища закончится.

Почему они у вас гранаты-то не отобрали?

Они не знали. Мы приехали — они сразу: «Ну что, готовы копать?» — «Готовы».

А с теми гранатами, которые вы в руках держали, что случилось?

Я их так и держал. А другого выхода не было. Руки, когда я их уже выкидывал, у меня тряслись от напряжения — рычаги ведь подпружиненные, и их нужно достаточно плотно прижимать к корпусу гранаты. Каждый из нас метал неоднократно и понимал, что если хотя бы чуть-чуть ее ослабишь, то вылетит фиксатор, и через две-четыре секунды произойдет взрыв. Соответственно, держал, а потом вставляли туда эти шпильки, чтобы зафиксировать.

Сколько, по ощущениям, держали?

Много.

Больше часа?

Больше.

Когда командир вернулся, что было?

Он был безучастный, с потухшими глазами. Живой, но как будто неживой. Я не знаю, что они с ним делали, чем напоили, укололи. Но пришел абсолютно безвольный человек, который возглавлять группу не мог. Он просто пришел и сел, они на него даже внимания не обращали. Глаза открыты, а в них какой-то туман. Поэтому все командование распределилось коллегиально на всех, кто там присутствовал.

А один боец (ныне покойный, его звали Женя) был в раскраске «камыш» — мы еще говорили ему, чтобы он ее не надевал. В то время она была только у подразделения специального назначения. А он такой: да все равно, какая разница, пусть знают! Гордыня какая-то непонятная. Еще он усы отращивал и выглядел старше своего возраста.

Так вот, подходит к нему товарищ из этих и спрашивает:

— Ты контрактник?

— Нет, — отвечает.

— Да мы видим, что ты контрактник! Откуда у тебя эта шмотка? — хватает его за рукав. — Смотри, во что другие бойцы одеты, по ним видно, что это срочники. Ты кому тут рассказываешь? В каком ты звании?

— Я рядовой.

— Врать-то не надо! Мы тебе первому голову отрежем. Деньги сюда приехал зарабатывать на крови, а? Мы что, не понимаем, что ли? Из какого подразделения?

— Из 101-й бригады, мы повара, хозяйственный взвод, вот нас и отправили как похоронную команду — забрать погибших.

— Да мы по твоей форме видим, кто ты!

Плюс берцы у нас были облегченные, «резинки» так называемые, тоже редкость тогда, обычно все в кирзовых сапогах ходили. На самом деле если бы у кого-то из них был наметанный взгляд, даже из того факта, что на всех надеты облегченные берцы, можно было бы сделать вывод. Если бы у одного были берцы, а у других кирзовые сапоги, тогда бы еще можно было предположить, что он купил их или обменял на что-то. А когда у всех — все понятно.

В общем, кидают ему под ноги маленький ножик и говорят: «Ну, давай ножевой... Ты же знаком с ножевым боем?» И вытаскивает большой тесак. Мы хотя и были знакомы с ножевым боем, показываем ему знаками: не надо, это провокация. Тут даже боя бы не было, просто расстреляли бы всех.

Если бы он только дотронулся до ножа, было бы основание сказать, что мы напали на них, пытались их убить — соответственно, они нас и порешили. Он нашим рекомендациям внял, не стал дергаться, хотя в первый момент порывался взять нож и зарезать того.

Пока они напрямую нас не убивали, провоцировали всячески этими конфетами, дергали перед носом своим оружием, угрожали выстрелить в голову...

У нас там был один мусульманин: «Э! Да ты братьев-мусульман сюда приехал убивать? Мы тебе сейчас... (если говорить культурно — отрежем твои гениталии), затолкаем в рот, а потом голову отпилим!»

Понимаете, после таких угроз не осталось сомнений, что отпускать нас они не намерены. Мы в таком состоянии находились несколько часов. Одни уходили, другие приходили, их все больше становилось. Это происходило на том месте, где группа нашего подразделения попала в засаду 6 августа, когда начался штурм Грозного, и там было очень много наших погибших. Некоторые смогли вырваться из этого капкана, а некоторые не смогли.

Чем вот эта конкретная ситуация закончилась?

Уехали мы в результате интересно. Приезжает, по-моему, белая шестерка, оттуда выходит пожилой человек, лет 50-60, почему-то в кожаной куртке летом, на плечах у него реально здоровые золотые звезды. Он подходит, начинается разговор, все начинают бегать, потом его куда-то зовут, показывают пальцами. Он жестикулирует, объясняет что-то на своем...

Потом они возвращаются и говорят: «Вам повезло. Нам не дали вас сейчас тут убить, сказали, чтобы вас вернули». Дело в том, что наши командиры перед тем, как нас отправить, при зачистках набрали несколько важных боевиков и сказали, что если мы не вернемся, то они устроят физическую расправу над этими товарищами. Как я понял, все это время, что мы там находились, шли переговоры. Они хотели вытянуть своих, наши — нас. Как это произошло — мне неизвестно.

Потом прошла информация, что одно из должностных лиц из нашей воинской части сказало, что оттуда никто вернуться не должен, все должны быть убиты.

Вас послали туда умирать?

Да.

Оттуда должны были вернуться две группы трупов: те, которых выкопали, и те, кто поехал их выкапывать

Что думали рядовые о командном составе?

Сначала мы подумали, что это неправда. Но по прошествии двадцати лет выяснилось, что это правда, что нас сдали — они нам это в открытую сказали. И первую группу, которая погибла в засаде, и мы приехали туда на убой. Боевикам фактически дали разрешение расправиться с нами.

Это для того, чтобы вы понимали, что за обстановка была в то время. Все жили так, как они хотели жить. Кто-то выполнял приказ, кто-то жил для себя.

А в целом как солдаты относились к офицерам? Как простые солдаты относились к разведке?

Было кастовое деление. Вы должны понимать, что подразделения специального назначения всегда считают себя элитой, они не участвуют ни в разговорах, ни в переговорах, ни даже в обсуждениях чего-либо с другими подразделениями, так как знают намного больше, чем все остальные, чем даже офицеры части. Когда операция носит гриф «секретно» или «совершенно секретно», это говорит о том, что информация не должна уйти никуда. Например, как вы своими глазами видели, как ликвидируют боевиков, которых три раза доставляли в Ханкалу в особый отдел и три раза брали, обвешанных вооружением, практически в том же районе, где и до этого.

Когда нашего командира это уже достало, он сказал: «Вы мне надоели». Он понял, что они так и будут ходить и убивать наших. Это была банда, которую мы привозили в особый отдел, а их потом в полном составе отпускали. Потом снова привозили — и снова отпускали.

Почему? Кто?

Мы не знали. Наша задача состояла в том, чтобы их задержать и доставить в особый отдел. Особый отдел — это отдел военной контрразведки ФСБ России. Он должен был доставлять этих людей прямиком в места лишения свободы. Вместо этого они через несколько дней, практически в том же районе, обвешанные оружием, идут на свою операцию.

Мы их берем, а они улыбаются: «Командир, может, прямо у нас возьмешь? Мы же все равно выйдем». Командир сказал: «На этот раз не выйдете». Они: «Да кому ты угрожаешь?». Хи-хи, ха-ха. Думали, что шутки с ними шутят. Шутки закончились прямо там же.

Чем занималась разведка?

Разведподразделения использовались не по назначению, не так, как это прописано в уставе и в учебниках по военной науке. Она использовалась как наиболее подготовленное подразделение для затыкания всех дыр — любых.

Надо сопроводить — разведка. Надо вытащить кого-то — разведка. Надо произвести штурм — разведка. Надо устроить засаду — разведка

Задачи иногда ставились несвойственные для разведки. Соответственно, вполне возможно, что та засада, которая закончилась плачевно (речь идет о засаде 6 августа 1996 года, при штурме Грозного, убитых в которой забирало подразделение Дмитрия — прим. «Ленты.ру»), стала следствием нецелевого использования разведподразделений.

В тот день послали разблокировать 13-й блокпост — «крепость на Сунже». На тот момент мы не имели возможности встретиться с бойцами, которые находились там, из-за осады этого блокпоста. Несмотря на то что боевики прессовали его, он так и не сдался. Часть нашей группы вырвалась, прибыла на этот 13-й блокпост и держалась там до заключения «мирных», так скажем, договоренностей Лебедя.

Там не было ни еды, ни воды, ни медикаментов. Одному бойцу ампутировали руку саперной лопаткой. Заматывать было нечем, поэтому мы порвали свои майки, тельняшки и замотали ему культю. У него было ранение, началась гангрена. Решение об ампутации было принято без участия самого пострадавшего. Так как инструментов и хирургов не было, это сделала группа бойцов с помощью наточенной саперной лопатки. Просто отрубили руку.

Штурм Грозного боевиками в августе 1996 года был неожиданностью или прогнозируемым событием? Как это выглядело с вашей точки зрения?

Знаете, с начала августа в городе нарастала какая-то напряженность. Резко уменьшилось количество местных жителей на улицах — это было заметно. Улицы просто опустели. Если раньше днем и вечером работали рынки, даже какие-то магазинчики на площади Минутка, люди хоть и с осторожностью, но передвигались по улицам, то в начале августа рынки были практически закрыты — стояли один-два торговца. Прохожие исчезли.

Нас, как людей подготовленных, это уже наводило на мысли, что что-то произойдет. У нас были средства связи, и мы научились настраиваться на переговоры боевиков. Ночами делать было нечего — служба идет, спать нельзя. И мы переключали частоты, слушали своих и чужих. И к началу августа у нас сложилось понимание, что готовится какая-то заваруха. Что конкретно — мы не могли предсказать, ведь с их стороны это тоже было совершенно секретно.

Все началось рано утром 6 августа: мы проснулись под канонаду. Они атаковали все точки федеральных войск — посты, здание правительства, МВД, вокзал, в котором находилась комендатура, блокпосты на мостах через Сунжу, Ханкалу, наш городок, 22-й городок, аэропорт Северный. Короче, по всему городу начались бои

Мы уже были готовы, командир говорил нам, что назревает что-то нездоровое. Шли сообщения по средствам связи с блокпостов, на которые напали: «Находимся в осаде», «Приняли бой» — уже открытым текстом, не шифром, «У нас есть погибшие и раненые», «Мы ждем помощи»... Все это стекалось со всего города от групп батальона.

Разрывы, стрельба. Я на своем посту взял бинокль, просматривал часть улицы Ленина и несколько улиц Октябрьского района. Я видел, что из домов, которые похожи на наши пятиэтажки, которые реновации подлежат, из разбитых окон вылетали огненные шары — выстрелы из гранатометов. Работали пулеметы, автоматы. Очень было заметно, когда вылетали эти огненные шары, — их летело множество, словно это был метеоритный дождь.

Боевики спустились с гор или уже в городе были?

Они зашли в эту ночь. Если разведывательная информация была верна, они зашли между пятью и шестью часами утра одновременно из близлежащих населенных пунктов, к которым они стекались в течение нескольких дней. Некоторые прошли тайными тропами в обход блокпостов — ведь их невозможно установить на каждой тропе.

Другие одновременно напали на блокпосты, чтобы отвлечь их от продвижения сил и средств боевиков. Впрочем, думаю, что и в городе к тому времени боевиков было уже много.

Это противостояние могло закончиться победой федеральных войск?

Да. Так оно и было. Но неожиданно появился Лебедь, который заключил с ними «мир». Ему все солдаты, офицеры говорили: мы понесли такие потери — за что? Чтобы вот так сейчас с ними договориться о чем-то? Тогда ведь генерал Пуликовский дал боевикам два часа на вывод всех мирных жителей из Грозного, после чего обещал сровнять город с землей, несмотря на то, что он и так был в руинах.

Я поднялся на высокое здание — пять или шесть этажей, на нем было написано Hollywood. Там был внутри пост, и когда начался минометный обстрел, крупнокалиберные мины реально пробивали шифер и пролетали насквозь. Огонь велся с Ханкалы, откуда до нашего 15-го военного городка было километров пять-семь. Снаряды разрывались и рядом с нами, и улетали дальше.

В нашем заборе была дыра, и оттуда выходили и возвращались штурмовые группы — только успевали заносить убитых и раненых. Снайперы вели постоянный обстрел

Я заметил группу боевиков в черных кожаных куртках, передвигающихся поперек улицы Ленина, метрах в 250-300 от нас перебегали дорогу. У кого-то были военные штаны, у кого-то гражданские, при них были пулеметы, автоматы. Я сразу понял, что это явно не российские военнослужащие.

Я перебежал к зданию, у которого была разрушена крыша. Мой блокпост находился в нем, и, чтобы сместиться от заложенных окон, мне пришлось подняться к срезу стены, на который уже накладывается крыша (не знаю, как это правильно назвать). Крыши не было, а была кладка по контуру здания сантиметров 80 в высоту. Все пролеты обрушены, только швеллеры и четыре стены — остов здания без окон, без дверей, без полов, без потолков. До шестого этажа пустота, мы по веревкам туда забирались и спускались.

Переместившись по краю стены туда, где обзор был лучше, я открыл огонь. Ко мне прибежал мой товарищ, сержант по имени Сергей, забрался по веревке и говорит: «Что ты тут делаешь?» Я отвечаю: «Вон, смотри, бегают. Так давай сейчас мы с ними разберемся!»

Как я понял, они через улицу Гудермесскую из квартала пятиэтажек, отработав, перебегали в частный сектор. Наша бригада в этом квартале много людей потеряла погибшими — они выходили, чтобы зачистить прилегающие к части дома, а оттуда только успевали выносить трупы. Боевики были везде.

Ну и мы из двух автоматов открыли по боевикам огонь. Я заметил, что они начали кувыркаться по дороге, кто-то остался лежать. Потом смотрю, минут через пять они опять выбегают из частного сектора, пытаются утащить лежащих. Я опять открываю огонь, опять кто-то из них кувыркается.

(Там просто непонятно — ранен, убит... Вообще, когда в человека попадают, он еще продолжает двигаться, когда он может быть уже убит или ранен, по инерции. Бежит, начинает спотыкаться, потом падает — не так, как в кино: попали и сразу — бух на землю.)

Большую часть их группы я оставил на дороге.

Мы перезаряжаем оружие, снаряжаем... Магазинов-то у меня было много снаряженных, но чем их больше, тем лучше. Соответственно, я достал патроны и начал набивать ими пустые. Опять канонада...

Потом они открыли огонь из этих пятиэтажек — может, по связи передали, а может, меня заметили — я вел стрельбу сначала с колена, а потом, не прикрытый ничем, в полный рост.

Мы залегли. В стене были оборудованы огневые точки, защитные точки, выложенные из кирпичной кладки. Я смотрю — начали разлетаться кирпичи. «Надо выяснить точку, откуда бьют», — решил я. Ору снайперу на посту, мол, быстро осмотри здание, скорректируй огонь. Снайпер начал рассматривать — а там дым, все горит... Пока он искал, мы с Сергеем лежим, и я говорю ему: «Давай на раз-два-три приподнимаемся». Потому что бойница в полкирпича, а туда еще и автомат надо засунуть, и для обзора места практически не остается — узкая щель. Пока будешь наводиться...

(Максимализм, который у нас был в первые дни, исчез. Я знал, что пуля пробивает кирпич на раз, кладка в два кирпича разбивается после первой же очереди из обычного автомата, не говоря уже про пулемет. Поэтому я понимал, что на произведение очереди будет всего несколько секунд, и надо либо смещаться ниже, либо вообще отсюда валить.)

У нас было две огневых точки. И если боевик уже взял на прицел это место, ему приходится решать, куда стрелять — в первого или второго. Происходит некоторое замешательство — какую из целей поражать? Этого замешательства нам должно было хватить, чтобы поразить точку противника, откуда велся огонь.

Раз-два-три!.. И тут я понимаю, что мое лицо что-то обожгло. Пронеслась мысль, что пробило кирпичную кладку.

Мы еще лежим, даже не приподнялись. Мне посекло лицо осколками кирпича, у Сергея из виска идет кровь. Он смотрит на меня ошарашенными глазами, я на него. Я поначалу подумал, что его убило, что это такая предсмертная реакция — таращится, мол, что произошло-то? Поворачиваю голову в сторону кладки и вижу отверстие. Причем пуля вошла с внутренней стороны, не с внешней. Выбиваю шомпол из автомата, вставляю в отверстие, выковыриваю ее. Это снайперская пуля от винтовки СВД 7,62 миллиметра. В руке она прямо горячая, обжигает ее. Подкинул, поймал и говорю: «Ну что, Серега, это твоя, на — на память».

Выстрел произошел со спины. Мы лежали по направлению к пятиэтажкам — то ли с больницы, которая в метрах 600 была, выстрелил снайпер, то ли из частного сектора, который под углом располагался. Если с больницы — то выстрел произвел очень умелый снайпер, а если из частного сектора, то очень неумелый. Потому что пуля вошла как раз между двух наших голов, прямо по центру.

Мы с ним переглянулись, кровь у него продолжает течь. Взял его за голову, а у него оттуда торчит оплетка медная. Я ее рванул прямо с куском кожи и мяса. «Ты живой еще, не ссы», — говорю. У меня на приклад автомата был прикручен ИПП (индивидуальный перевязочный пакет), я рву его и прикладываю Сереге к виску.

И тут понимаю, что сейчас будет следующий выстрел. Это происходит мгновенно: сначала ты думаешь о том, что произошло, а потом понимаешь, что будет дальше. Я хватаю Сергея за шкирку: «Валим отсюда!» Тот кричит: «Подожди! Вон они!» (а боевики снова побежали по улице). — «Нет, валим!»

Как в замедленной съемке — только поднялся на ноги и начинаю смещаться в сторону, в кирпичную кладку с внутренней стороны начинают бить пули. Что такое стрессовая ситуация и шесть этажей сталинского дома, где потолки не 2,2 метра, понимаете? Шесть этажей без пола, только швеллеры!

Я бегу по этой кладке что есть мочи, таща за собой Серегу, свой автомат, его автомат, разгрузки... И по нам стреляют, где в стенку, где между ног попадают пули. У нас всегда знали, что если ты слышишь пулю, то она не твоя. Вж-ж-ж! Вж-ж-ж! — несется, пока мы бежим

В общем, там кто-то открыл огонь, уже даже не целясь. Им просто нужно было нас поразить. Это даже не очереди были. Если бы работал автомат или пулемет, по звуку очереди было бы понятно. А это были единичные пули. По ходу, снайпер уже упускал цель, не мог прицелиться и стрелял от безысходности.

Я преодолеваю расстояние до угла дома — а только угловые комнаты в этом здании имели пол — и сталкиваю Серегу с этой высоты вниз, запрыгиваю сам. Летим, приземляемся на кафельный пол, где были туалет и ванная. «Ну что, руки-ноги целы? Попало?» — говорю ему. «Нет», — отвечает. «Ну все, считай, второй раз родились сегодня», — смеюсь. Осматриваем себя (иногда бывает, что попадет, а ты из-за адреналина не чувствуешь), и я замечаю, что обрызган кровью, но кровь, судя по всему, Серегина, когда в него оплетка попала. Говорю: «Давай-ка ты в госпиталь, я без тебя тут справлюсь, тебе уже все — четвертого раза не будет». У него были ранены ноги, рука, голова. «Тебе Господь говорит, что это был последний раз, когда он тебе сохранил жизнь. Вали и больше не возвращайся из госпиталя». Он ушел, и до самого увольнения я его так и не видел, пока не приехал на Большую землю.

Как вы узнали, что Лебедь ведет переговоры? Что испытывали, когда сказали, что нужно отходить?

А мы никуда не отходили. Просто пришел приказ прекратить огонь, потому что достигнуты какие-то мирные соглашения.

Пока они не были достигнуты, вы о них ничего не знали?

Нет. Просто по всем каналам связи, по радиостанциям поступил приказ прекратить огонь, несмотря на то, что боевики стреляли. В случае отказа прекратить огонь командиров обещали отдать под трибунал и бойцов тоже. Было непонятно — сказали, что боевые действия прекращены, у нас очередное перемирие.

У боевиков после каждого боестолкновения, — как только они понимали, что попали под пресс, — сразу начинались перемирие и переговоры

Наша сторона понесла большие потери, так как это было неожиданно (как это мы потом узнали — хотя было много информации и у разведки, и у ФСБ, которую никто не попытался реализовать). А когда приходила наша очередь рассчитаться, то нас сразу останавливали. Просто «прекратить огонь!» — и все.

Офицеры были вынуждены это делать. Я понимаю, служебная карьера, 90-е годы — чем кормить семью, если уволят? Да еще и посадят ко всему прочему за неисполнение какого-то приказа, пусть преступного, пусть глупого. И офицеры были вынуждены подчиняться. Когда в стране неразбериха, никто же не будет заниматься конкретным делом. Сейчас-то не могут с беспределом разобраться, который с Голуновым творят, еще с кем-то... А про то время вообще говорить не приходится: посадили — и поминай как звали.

Чтобы посадить, практически как в 1937 году, собиралась чрезвычайная тройка. Пришли три сотрудника особого отдела, в который мы сдавали боевиков, выслушали, показания записали, офицера забрали. И все, никто его больше не увидит. Потом только родственники получат письмо, что он в местах лишения свободы находится, мол, приговорили его судом военного трибунала к чему-то и отправили.

Поэтому огонь прекратили. Хотя и не все — понимаете, когда в вас стреляют, и вы подчиняетесь приказу о прекращении огня, получается, что вы сдаетесь на милость победителя, который продолжает вас расстреливать и не собирается останавливаться. То есть это приказ для вас, а не для них — так это можно расценить. Игра в одни ворота.

И тогда боевики усиливают натиск, чтобы взять штурмом все здания.

Бойцам, кстати, терять было нечего. Им либо погибнуть, либо... Как будет дальше — никто не знал. Поэтому и открывали ответный огонь.

Вы же понимаете, что было бы с пленными, если бы боевики взяли какую-нибудь точку, тем более когда они разъярены — у них же тоже потери. Никакой пощады не будет, на куски порвут, кожу будут с живых сдирать

И потом Пуликовский объявил, что если они не выведут мирных жителей из Грозного, все, кто там находятся, вне зависимости от пола, расы, вероисповедания и прочего, будут по законам военного времени подвергнуты физической ликвидации. Штурмовые группы ликвидируют всех подряд.

Вы же понимаете — город заполнен боевиками. Среди них есть местные жители, но они пособники. У них было время, чтобы уйти, они обо всем знали заранее. Но некоторые там оказывали боевикам медицинскую помощь. (Кстати, столкнулся потом на гражданке с одной приятной женщиной, не чеченкой, которая в Грозном находилась в бандформировании и оказывала им медицинскую помощь. А потом мы очень мило работали с ней в одной юридической организации.)

На ваш взгляд, кто виноват в том, что произошло с мирным населением Грозного? Боевики, федералы?

Каждый получает то, чего он заслуживает. Когда боевики убивали русских, им это было в радость. Им приваливало новое имущество, машины, деньги. Всех это устраивало, даже местное население, которое, по-видимому, считало, что все так и должно быть. Но когда это обернулось против них — вы же знаете, что любая проблема, как палка, имеет два конца.

У них случилось горе: их имущество разрушалось, горело, подвергалось мародерству. Я не скрываю этого — была, например, акция возмездия за трех наших погибших товарищей на рынке. Мы этот рынок просто пустили под колеса бэтээров — раскатали как карточный домик. Нам плевать было, что это чье-то имущество. Рынок был закрыт, мы приехали рано утром, когда никого не было. Но мы понимали, что в ларьках там какая-то еда, чей-то товар.

Мы просто раскатали этот рынок. Металлические ларьки лежали вот так вот — как газета. Все они стали плоскими, как лист бумаги.

На тот момент ничего не имело значения. Наших товарищей убили, и убили хладнокровно, подло.

Вы для себя поняли, что это была за война и зачем она была?

Мы не договорили про генерала Лебедя. На тот момент со стороны нашего правительства и Лебедя непосредственно, так как он был полномочным представителем президента, это было предательство в отношении федеральных войск. Когда мы потеряли очень много убитыми и ранеными, причем на пустом месте... Если бы развединформацию реализовали, мы бы могли этого избежать, перекрыв дополнительно какие-то дороги, предприняв меры профилактики. Не откатились бы назад и не получили бы то, что получили в итоге.

Что это было — этот нарыв, как и любой межнациональный конфликт (а он начинался именно так, как это было в Карабахе, как это было в Средней Азии, в Молдавии), требовал разрешения. И таким разрешением всегда являлось применение военной силы. Рано или поздно война бы там случилась, если не в 1994 году — так в 1995-м или в 1996-м.

То, что они потом творили в Буденновске, в Первомайском, не могло остаться без возмездия, не могло длиться бесконечно. Рано или поздно любой президент ввел бы туда войска, учитывая то, что это территория Российской Федерации, хоть и мятежная.

Они объявили о независимости еще в советские времена.

Несмотря ни на что, ни на какие их попытки, к началу этой войны они являлись частью Российской Федерации. И на этой территории должен был быть установлен порядок соответственно законам России, что и произошло.

Что касается командования — да, я считаю, что наше командование не было готово к войне. У нас отсутствовала боевая подготовка в войсках. Именно из-за этого случилось 31 декабря — 10-15 января 1994-1995 годов. Из-за отсутствия карт, развединформации, необходимой при любых военных действиях. Сначала проводится разведка, и уж потом вводятся войска. Произошло все наоборот: сначала ввели войска, а потом запустили разведку — вытащите нас!

Внимание! «Лента.ру» осуждает любые национальные конфликты во всех их проявлениях, выступает против межнациональной розни и любого насилия

Вторая чеченская война: историческая правда России от РВИО

«Вторая чеченская война» – так называют контртеррористическую операцию на Северном Кавказе. По сути, она стала продолжением Первой чеченской войны 1994–1996 годов.

Причины войны

Первая чеченская война, завершившаяся Хасавюртовскими соглашениями, не принесла заметных улучшений на территорию Чечни. Период 1996–1999 годов в непризнанной республике вообще характеризуется глубокой криминализацией всей жизни. Федеральное правительство неоднократно обращалось к президенту Чечни А. Масхадову с предложением оказать помощь в борьбе с организованной преступностью, но понимания не находило.

Еще одним фактором, влияющим на обстановку в регионе, стало популярное религиозно-политическое течение – ваххабизм. Сторонники ваххабизма стали устанавливать власть ислама в аулах – со стычками и стрельбой. По сути, в 1998 году велась вялотекущая гражданская война, в которой участвовали сотни бойцов. Это течение в республике не поддерживалось администрацией, но и особого противодействия со стороны властей не испытывало. С каждым днем обстановка все больше обострялась.

В 1999 году боевики Басаева и Хаттаба попытались провести военную операцию в Дагестане, что и послужило основным поводом для начала новой войны. В то же самое время были проведены теракты в Буйнакске, Москве и Волгодонске.

Ход боевых действий

1999 год

7 августа

Вторжение боевиков в Дагестан

4–16 августа

Теракты в Буйнакске, Москве, Волгодонске

18 августа

Блокирование границ с Чечней

23 сентября

Указ Б. Ельцина «О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации»

 

30 сентября

Федеральные войска вошли на территорию Чечни

26 декабря

Начало штурма Грозного

 

2000 год

6 февраля

Завершение операции по освобождению Грозного

 

2009 год

15 апреля

Отмена режима контртеррористической операции в Чечне

 

Планируя вторжение на территорию Дагестана, боевики надеялись на поддержку местного населения, но оно оказало им отчаянное сопротивление. Федеральные власти предложили чеченскому руководству провести совместную операцию против исламистов в Дагестане. Также было предложено ликвидировать базы незаконных формирований.

За август 1999 года чеченские бандформирования были выбиты с территории Дагестана, началось их преследование федеральными войсками уже на территории Чечни. На некоторое время установилось относительное затишье.

Правительство Масхадова на словах осудило бандитов, но на деле никаких мер не принимало. Учитывая это, президент России Борис Ельцин подписал указ «О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации». Этот указ был направлен на уничтожение бандформирований и баз террористов в республике. 23 сентября федеральная авиация начала бомбардировку Грозного, а уже 30 сентября войска вошли на территорию Чечни.

Следует отметить, что за годы после Первой чеченской войны подготовка федеральной армии заметно выросла, и уже в ноябре войска подошли к Грозному.

Федеральное правительство также внесло коррективы в свои действия. На сторону федеральных сил перешел муфтий Ичкерии Ахмад Кадыров, который осудил ваххабизм и выступил против Масхадова.

26 декабря 1999 года началась операция по ликвидации бандформирований в Грозном. Бои продолжались весь январь 2000 года, и только 6 февраля было объявлено о полном освобождении города.

Части боевиков удалось вырваться из Грозного, и началась партизанская война. Активность боевых действий постепенно снижалась, и многие считали, что чеченский конфликт затих. Но в 2002–2005 годах боевики провели ряд жестоких и дерзких мер (захват заложников в Театральном центре на Дубровке, школы в Беслане, рейд в Кабардино-Балкарию). В дальнейшем ситуация практически стабилизировалась.

Итоги Второй чеченской войны

Главным итогом Второй чеченской войны можно считать достигнутое относительное спокойствие в Чеченской Республике. Был положен конец криминальному разгулу, терроризировавшему население в течение десяти лет. Была ликвидирована наркоторговля и работорговля. И очень важно, что на Кавказе не удалось реализовать планы исламистов по созданию мировых центров террористических организаций.

Сегодня, в годы правления Рамзана Кадырова, практически восстановилась экономическая структура республики. Было много сделано для устранения последствий военных действий. Город Грозный стал символом возрождения республики.

Ъ-Спецпроекты - Первая война

С чего начинался чеченский сепаратизм,
как конфликт центральной власти c самопровозглашенной республикой перешел в открытую фазу и дошел до войны,
воспоминания и мнения очевидцев 20 лет спустя — в хронике «Ъ»

В конце 1980-х в Чечне проживает более 1 млн человек.
У древнего башенного аула в Джейрахском ущелье. Чечено-Ингушская АССР, 1981 год

В те годы регион считается относительно благополучным.
Проспект Победы (бывшая Граничная улица) в столице республики Грозном, 1980-ые годы

Молодая учительница из села Ачхоймартан. Чечено-Ингушская АССР, 1985 год

Семейная прогулка по улицам Грозного, 1982 год

В 1980-х здесь быстрыми темпами развивается легкая промышленность.
В цехе трикотажной фабрики. Чечено-Ингушская АССР, 1981 год

На территории Чечни насчитывается несколько десятков нефтяных и газовых месторождений.
Нефтеперерабатывающий завод. Окрестности Грозного, 1989 год

23 мая 1988 года в Грозном на центральной площади проходит многотысячный митинг активистов зеленого движения. Митингующие выступают против строительства в городе Гудермес (40 км от Грозного) биохимического завода, которое началось еще в 1985 году.
Недовольство вокруг этой стройки разгорелось после публикаций в центральных СМИ о вреде биохимических производств. Органами охраны правопорядка предпринимаются несколько попыток остановить людей. Тем не менее около ста человек добираются до центральной площади Грозного. К 11 часам вечера там уже находится примерно 3-5 тыс. человек. Руководит митингом один из первых чеченских «зеленых» Хож-Ахмед Бисултанов. Глава мусульман
Чечено-Ингушетии Шахид-Хаджи Газабаев уговаривает собравшихся разойтись.
Спустя какое-то время экологические требования «зеленых» сменяются на политические, а само движение берет название «Народный фронт».

23 ноября 1990 года

Будущий президент Ичкерии генерал Джохар Дудаев

Советский партийный функционер Доку Завгаев

В Грозном проходит общенациональный конгресс чеченского народа (ОКЧН), в работе которого принимают участие около 1 тыс. избранных в селениях и городах республики делегатов, а также представители чеченской диаспоры за рубежом.

Архивные съемки, 1992 год

Один из организаторов съезда народный депутат автономной республики Леча Умхаев говорит в интервью журналистам: «Одинаково уставшим от житейских тягот людям всех национальностей нужен мир и согласие. Их взаимные отношения могут и должны строиться только на доверии и уважении друг друга. Так было испокон веков, и так должно быть впредь».
Съезд провозглашает Чечено–Ингушетию союзной республикой в составе СССР и принимает декларацию о государственном суверенитете. Инициатором этих решений становится тогда первый секретарь республиканского комитета КПСС Доку Завгаев. А будущий президент независимой Ичкерии генерал Джохар Дудаев присутствует на съезде в качестве почетного гостя.

Развал СССР спровоцировал тектонические процессы на постсоветском и российском пространстве. И Чечня была не первой. Вообще, надо вспомнить о 400-летнем противостоянии народов Чечни и российской империи. В царские времена не очень жаловали чеченцев, тогда также подписывались документы, очень похожие на современные. Чеченцы обещали не воровать, не убивать, а царские генералы обещали их не уничтожать. Да и в советские годы до Великой Отечественной войны раз в 2-3 года применялись вооруженные акты по подавлению чеченских восстаний и мятежей. В годы войны было и массовое дезертирство. Тем не менее среди защитников Брестской крепости были сотни бойцов из Чечни и Ингушетии. Потом была депортация 1944 года, и это незаживающая рана до сих пор в сердце народов Кавказа. Хрущев потом несколько районов Ставрополья отдал Чечне в знак примирения, но с развалом СССР самосознание чеченцев вновь воспламенилось.

Иван Рыбкин, председатель Государственной думы первого созыва (1994—1996 гг.)

6 сентября 1991 года

Джохар Дудаев в окружении своей охраны

Джохар Дудаев в 1986—1987 гг. принимал участие в войне в Афганистане. В 1987—1991 гг. он был один из командиров стратегической 326-й Тарнопольской тяжелой бомбардировочной дивизии в г. Тарту, Эстонская ССР

1-2 сентября третья сессия ОКЧН объявляет Верховный совет Чечено-Ингушской Республики низложенным и передает всю власть на территории Чечни исполкому ОКЧН во главе с генералом Джохаром Дудаевым. 4 сентября чеченские гвардейцы занимают здание телецентра и Дом радио. Джохар Дудаев зачитывает обращение, в котором называет руководство республики «преступниками, взяточниками, казнокрадами» и объявляет, что с «5 сентября до проведения демократических выборов власть в республике переходит в руки исполкома и других общедемократических организаций».

Новости от 5 сентября 1991 года

5 сентября отряд национальной гвардии захватывает здание КГБ республики, убив одного сотрудника. Хранившееся здесь оружие — две тысячи автоматов и два миллиона патронов — попадает в руки отряда Джохара Дудаева. Тогда же исполком ОКЧН объявляет, что законы СССР не действуют на территории Чечено-Ингушской Республики.
6 сентября сторонники независимости Чечни разгоняют Верховный совет Чечено–Ингушетии – около 40 депутатов. В качестве временного правительства учреждается Временный комитет по контролю за работой народнохозяйственного комплекса (позже — Комитет по оперативному управлению народным хозяйством) во главе с Яраги Мамодаевым.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«В стеклянный фасад Дома политпросвещения летят булыжники. Сыплется стекло. В здание с улицы врывается толпа, выкрикивая воинственные лозунги. Разбиваясь на мелкие ручейки, толпа в считанные секунды заполняет весь вестибюль, а затем, сметая оказавшихся на пути сотрудников аппарата Верховного совета и журналистов, устремляется в главный зал, к депутатам. Что могло произойти в зале, если бы эти люди добралась до членов Совета? – одному Аллаху известно! Толпа жаждала крови. Депутатской! Дело в том, что депутаты уже неделю безвылазно сидели в Доме политпроса, отказываясь выполнить требования митингующих сложить полномочия, и толпа решила от уговоров перейти к действиям.

На пороге зала появляется один из авторитетов чеченской революции Юсуп Сосламбеков. «Аллаху Акбар», – выкрикивает он. Обезумевшая толпа отвечает многоголосым «Аллаху Акбар» и замирает. Сосламбеков поворачивается к депутатам и говорит: «Выходите!». Митингующие расступаются, образовав живой коридор. Депутаты один за другим идут к выходу, сбрасывая «корочки». А если кто-то из них забывает сделать это, то из толпы напоминают пинком.

Без крови не обходится. Услышав крики ворвавшихся в здание, депутат и глава Грозного Куценко выбирается на улицу через потайной ход, но под натиском преследователей срывается с окна второго этажа и разбивается насмерть. Или же его столкнули. Как было на самом деле, никто выяснять не стал».

27 октября 1991 года

Избиратели голосуют на выборах в г. Грозный

Новоизбранный президент Дудаев делает первые после выборов заявления

Жители Грозного празднуют на центральной площади победу Дудаева на выборах

27 октября проходят выборы президента и парламента Чечни. За день до этого в грозненской прессе публикуется постановление Верховного совета СССР, согласно которому выборы в высшие органы Чеченской республики считаются незаконными, а их результаты — не имеющими силы. В преддверии намеченных выборов кандидатами в президенты Чеченской республики выдвинуты пять человек, а на 41 место членов парламента — 187 претендентов. По данным Центризбиркома Чечено-Ингушетии, в выборах принимают участие 72% избирателей, за генерала Дудаева голосуют 412,6 тыс. человек (90,1%).
Поздно ночью 27 октября, после объявления предварительных результатов, генерал Дудаев устраивает пресс-конференцию, на которой заявляет, что избрание президента и парламента — «качественно новый этап в жизни чеченского народа, логическое завершение тяжелейшего исторического пути к своей самостоятельности».
Первым же декретом Джохар Дудаев объявляет Чечню независимым государством и обращается к руководству России с предложением подписать договор о мире и сотрудничестве. Он также говорит, что Чеченская республика готова строить с Россией отношения на принципах равенства, взаимовыгодности и учета интересов обеих сторон.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«В конце октября 1991 года в редакцию газеты «Грозненский рабочий» приходит генеральный прокурор независимой Ичкерии Эльза Шерипова и кладет мне (я тогда заместитель главного редактора) на стол текст основного закона: «Публикуй!» Машинописный текст изобилует опечатками. В некоторых абзацах вместо «Чечня» фигурирует «Судан» и названия прибалтийских республик: документ был наспех скомпилирован из конституций этих стран. «Это пустяки, – говорит генеральный прокурор, исправляя ошибки. – Нам нужно как можно скорее зафиксировать суверенитет. Народ устал, он не может ждать».

Текст был большой – на два газетных разворота. И я тогда подумал: почему бы редакции на этом не заработать? Отдав текст в набор, я отправляюсь к президенту. Джохар меня принимает сразу: в начале президентства он был еще доступен. Он выходит из-за рабочего стола, садится напротив и, выставив, как он любил делать, вперед кулаки, говорит: «Докладывай!»

Я начинаю издалека: «Понимаешь, Джохар, наступили рыночные отношения, газету никто не финансирует, деньги сами зарабатываем, а некоторые чиновники этого не понимают...»

Генерал слушает меня, не перебивая, полчаса. В приемной народ начинает уже галдеть, секретарша еле сдерживает пытавшихся ворваться. В те дни дудаевская резиденция напоминает Смольный в 1917-м году: в предбаннике народ стоит с утра до полуночи – с любым вопросом все идут к президенту. И он поначалу никому не отказывает во встрече.

— Так, чем я могу быть полезен вашей газете?
— Редакция вправе ожидать оплату за размещение текста конституции и других официальных документов. Нужно, чтобы вы распорядились...

Президент минуту молчит. Затем встает и, не прощаясь, направляется в сторону комнаты отдыха. Наш разговор на этом заканчивается. Заработать на конституции редакции так и не удается: все, что потом приносят из дудаевской резиденции или парламента, приходится публиковать бесплатно. Иначе легко можно попасть в список оппозиционеров».


8 ноября 1991 года

Президент России Борис Ельцин

Президент Ичкерии Джохар Дудаев

Москва предпринимает попытку усмирить мятежного генерала Дудаева и направляет в Грозный на военно-транспортном самолете спецназ ВДВ. Это необходимо для обеспечения режима чрезвычайного положения (ЧП) , объявленного указом президента Бориса Ельцина. Сторонники генерала Дудаева блокируют еще не успевших выйти из самолета бойцов ВДВ, предложив им «по-хорошему» вернуться обратно.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«На аэродром, куда приземлился борт с вдвшниками, чеченские ополченцы загоняют тяжелые грузовики, в том числе несколько бензовозов, чтобы перегородить взлетную полосу.

Солдаты ведут себя мирно, ополченцы – тоже. Такое мирное стояние продолжается много часов. У военных кончается провизия, тогда чеченцы подкатывают хлебовозку и кормят их. Тем временем, на улицы Грозного высыпают сотни, тысячи его жителей, многие из которых вооружены: кто автоматом, кто пистолетом, а кто двустволкой. Все очень воодушевлены. Среди митингующих много и тех, кто впоследствии уйдут в глухую оппозицию Джохару Дудаеву. Но в тот день все в едином порыве устремляются на защиту свободы.

Спустя сутки командиры спецназа из Москвы договариваются с генералом Дудаевым и улетают из Грозного. Чечня ликует, одержав первую победу в противостоянии с Москвой».

"Дуки". Интервью с Джохаром Дудаевым (Россия, Игорь Беляев), 1992 год

Тогда же более тысячи сторонников исполкома общенационального конгресса чеченского народа приходят к зданию МВД Чечено-Ингушетии. Митингующие требуют от личного состава министерства официально выразить свою лояльность новоизбранным парламенту и президенту. Сотрудники республиканского КГБ делают официальное заявление (по поводу принятого парламентом Чеченской республики постановления об упразднении комитета) о том, что они проводили политику по стабилизации обстановки и что по-прежнему являются сотрудниками КГБ Чечено-Ингушской республики. На следующий день в Грозном проходит церемония принятия генералом Дудаевым президентской присяги.

Позже, 28 декабря, Джохар Дудаев своим указом отзовет из Москвы депутатов СССР и РСФСР, избранных от Чечни.

31 марта 1992 года
Председатель парламентского комитета Чечни Зелимхан Яндарбиев

12 марта вступает в силу конституция Чеченской республики, в которой она признается «суверенным и независимым демократическим правовым государством, созданным в результате самоопределения чеченского народа». Высшим органом законодательной власти объявляется постоянно действующий парламент, а исполнительную власть (кабинет министров) возглавляет президент. Государственной религией провозглашается ислам. В честь принятия конституции 12 марта объявлено национальным праздником.

Оппозиционные президенту Дудаеву силы утром 31 марта захватывают в Грозном телестудию и Дом Радио. Президент Джохар Дудаев обращается к гражданам Чеченской республики с призывом подняться на защиту священного права народа на свободу, независимость и национальное достоинство. «Пути назад в крепостническое стойло России для нас нет», – заявляет президент Дудаев в обращении, опубликованном в СМИ.

Чеченский парламент принимает постановление об установлении юрисдикции над дислоцированными в республике российскими воинскими частями, а также о введении чрезвычайного положения на всей территории республики до нормализации обстановки. Власти Чеченской республики отказываются подписать Федеративный договор с РФ.

К 7 часам вечера национальная гвардия Чечни штурмом берет телестудию и Дом радио в Грозном, около десятка погибших с обеих сторон. По радио выступает председатель парламентского комитета Чечни Зелимхан Яндарбиев и говорит, что «народ республики в тяжелый момент вновь доказал, что он готов и в силах защитить свою независимость». Яндарбиев также обвиняет в трагедии «поддерживаемые Россией деструктивные силы, называющие себя оппозицией».


Здесь все – и ельцинское «берите суверенитета, сколько проглотите», и неготовность власти к разрешению любых конфликтов. Ельцин был завязан на борьбу с Горбачевым, с коммунистическим режимом, а власть упала в ноги. Ему надо бы подобрать команду, которая помогла бы ему построить правильную внутреннюю политику, но такой команды не оказалось. Вот и все. Этим воспользовались сепаратисты – Дудаев и Яндарбиев. Именно Яндарбиев является идеологом сепаратизма в Чечне, это была его идея. Когда у них не получилось, то они приняли на вооружение методы терроризма. Таким образом, они из сепаратистов стали террористами.

Анатолий Куликов , министр внутренних дел (1995—1998 гг.), генерал российской армии

Глава российского Минобороны Павел Грачев

8 июня завершается вывод российских частей с территории Чечни. Глава российского Минобороны Павел Грачев и президент Чечни Джохар Дудаев подписывают документ о разделе находящегося в Чечне российского вооружения. По словам Грачева, это вынужденный шаг: боеприпасы все равно фактически находятся в распоряжении боевиков, к тому же вывезти их не представляется возможным из-за отсутствия эшелонов и военнослужащих. Согласно этому документу, половина арсенала достается Чечне. Фактически же российские военные покидают республику, забрав с собой только табельное оружие. По мнению наблюдателей, создан прецедент: впервые Россия под напором местных властей выводит свое вооруженное формирование со своей — де-юре — территории.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«После ухода военных чеченцы разбирают оружие по домам. К складам с оружием устремляются жители со всех концов республики. Особенно активно ведут себя те, кто спустился с гор. Они приезжают на грузовиках, легковушках – кто на чем может, и ломятся в склады, срывая с ворот замки. Среди них много подростков. Несут все, что попадается в руки: пистолеты, автоматы, пулеметы и гранатометы... Грабеж идет сутки напролет .

На следующий день генерал Дудаев выступает по телевизору и просит народ остановиться, «не наглеть». Но его не слышат, рейды на военные части продолжаются. Дудаевские военные минируют подходы к складам, объявляя об этом по телевизору. Люди не верят и продолжают ломиться в склады. После нескольких подрывов вакханалия прекращается.

Через некоторое время на грозненских рынках появляются продавцы оружия. Ассортимент: от дореволюционных револьверов до новых гранатометов».

Полевой командир Шамиль Басаев

Лидер антидудаевской оппозиции Бислан Гантамиров

Столкнувшись с реальной перспективой проведения референдума о целесообразности президентства в Чечне и опасаясь поражения на нем, чеченский президент Джохар Дудаев идет ва-банк: верные ему силы атакуют находящиеся под контролем оппозиции здания Городского собрания и УВД Грозного. 4 июня происходит первое серьезное столкновение противников независимости и сторонников генерала Дудаева. Полевой командир Шамиль Басаев штурмом берет штаб антидудаевской оппозиции, возглавляемый Бисланом Гантамировым. Разгром оппозиции заканчивается жертвами с обеих сторон.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«В тот день к зданию облсовпрофа, где располагался штаб антидудаевской оппозиции, подъезжает самоходная артиллерийская установка «Гвоздика». Снаряд – болванка пробивает старый особняк, образовав на входе дыру в полтора метра диаметром. Из здания вырываются несколько человек в милицейской форме, по ним стреляют автоматчики Шамиля Басаева. Милиционеры падают, истекая кровью. Их добивают.

Из здания по «басаевцам» открывают ответный огонь верные оппозиции сотрудники. Бой продолжается несколько часов. «Басаевцы» подавляют оппозицию . В этот день чеченцы пролили первую большую кровь, конфликтуя на почве политических разногласий».

Материал российского телевидения об оппозиции, начало 1990-х

Оппозиционный митинг, проходивший в городе с середины апреля, разогнан.А назначенный парламентом референдум, который, по мнению оппозиции, мог бы привести к мирному разрешению кризиса власти в Чечне, так и не состоится. Лидеры оппозиции покидают Грозный и скрываются в сельских районах Чечни. Джохар Дудаев заявляет о намерении назначить на июль референдум по проекту новой конституции, значительно расширяющей полномочия президента, и уже на ее основе провести в октябре парламентские выборы.

Незадолго до этих событий, 28 мая, Дудаев выпускает указ о лишении гражданства депутатов Верховного Совета России, избранных от Чечни, которые, не признавая независимость республики, продолжают работать в российском законодательном собрании. Среди них и председатель российского Верховного Совета Руслан Хасбулатов.

26 ноября 1994 года
Передача российских военнослужащих, принимавших участие в штурме Грозного

Москва предпринимает неудачную попытку свергнуть режим Джохара Дудаева и отправляет на штурм Грозного вооруженную оппозицию, со стороны которой в операции принимают участие 1,2 тыс. человек и около 120 единиц бронетехники. Силы оппозиции, выдвигавшиеся со стороны Толстой-Юрта, добираются до Театральной площади, однако, не доходя до площади Шейха Мансура, попадают в окружение.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«26 ноября в Грозном на улице Рабочей пустынно. Несколько пацанов с любопытством рассматривают башню с танка. Башня валяется в одном месте, а танк – в другом, на расстоянии, может, метров пятьдесят.

— Солдат тоже разорвало, – говорит один из подростков. – Я видел: голова валялась отдельно от тела. И еще один был. Он полностью сгорел.
— А, что танк делал здесь, на Рабочей улице, с кем он тут воевать собирался? – спрашиваю я.
— Он (танк – «Ъ») заблудился, его подбили, потом он взорвался.

Я иду дальше по городу, дохожу до президентского дворца, где вижу еще один подбитый танк. Возле него лежит труп. Бушлат на нем еще дымится.

Вечером по грозненскому телевидению выступает генерал Дудаев. Он рассказывает о том, что российские власти послали в Грозный свои танки и что за ними пошла оппозиция в надежде «свалить законную власть».

Впервые в плену у сторонников независимости оказываются около 70 российских офицеров и солдат, которые помогали чеченским оппозиционерам. Грозный выступает с заявлением, что пленные российские военнослужащие будут расстреляны, если Россия не признает факт их участия в войне против Чечни. В свою очередь, президент Борис Ельцин требует от обеих сторон конфликта в течение двух суток сложить оружие, распустить вооруженные формирования и освободить всех захваченных. В противном случае он обещает ввести чрезвычайное положение в Чечне и использовать «все имеющиеся в распоряжении государства силы и средства для восстановления конституционной законности, правопорядка и мира».

Между тем сама возможность мирных шагов Москвы в сложившейся ситуации вызывает серьезные сомнения. По сути, мирное разрешение конфликта возможно лишь в двух случаях: если российское руководство смирится с уходом Чечни и переведет свои отношения с ней на межгосударственную основу, либо если Джохар Дудаев откажется от независимости и согласится с условиями ультиматума Бориса Ельцина. Вероятность обоих этих событий ничтожно мала.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«В тот же вечер по чеченскому телевидению показывают пленных. Генерал Дудаев предлагает руководству российского Министерства обороны забрать своих солдат. На что представители Минобороны заявляют примерно следующее: «Российских военных в Чечне нет». Тогда в Грозный приезжают матери солдат и забирают их домой».

Спровоцировала, естественно, российская федеральная сторона. Ельцин с Грачевым с благословления остальных товарищей. Кто в ноябре 94-ого устроил танковый штурм? Кто пытался насадить какое-то липовое правительство завгаевское? Кто? Естественно, федеральные власти.

Валентина Мельникова, член Общественного совета при Минобороны РФ, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России

11 декабря 1994 года

Жители Грозного на одной из улиц города в декабре 1994 года

Встреча президента Ичкерии Джохара Дудаева и главы Минобороны России Павла Грачева

Чеченские сепаратисты готовят позиции в 20 км от Грозного, 10 декабря

Женская оборонительная бригада на марше в центре Грозного, 10 декабря

Российские солдаты ожидают команды на позиции, в 20 км от западной границы с Чечней, 11 декабря

Колонна российских военных в 40 км от Толстой-Юрт, 11 декабря

Чеченцы держат позиции при въезде в Грозный, 11 декабря

Подбитая военная техника российской армии на чечено-ингушской дороге, в 20 км от границы с Чечней, 11 декабря

Вооруженные люди в центре Грозного готовятся ответить на ввод российских войск в Чечню, 11 декабря

Мирные жители Чечни получают хлеб и другие продукты питания, 11 декабря

Колонна из 250 российских военных при въезде в Грозный, 12 декабря

Группа чеченских боевиков в центре столицы республики, 12 декабря

Позиции боевиков у президентского дворца в Грозном, 12 декабря

Местные казаки прибывают в Грозный поддержать сепаратистов, 12 декабря

Российские военные продолжают въезжать на танках в Грозный, 12 декабря

Чеченец и российский солдат спорят на дороге, ведущей в столицу республики, 12 декабря

Российская военная машина, атакованная на дороге в Ингушетии, 12 декабря

Чеченские боевики отправляются защищать западную часть Грозного, 13 декабря

Чеченские боевики танцуют на одной из центральных улиц Грозного, 13 декабря

Старейшины хоронят чеченцев, погибших во время боев под Грозным , 14 декабря

Зона дислокации российских военных на чечено-дагестанской границе , 14 декабря

Митинг вооруженных людей в центре Грозного, 14 декабря

Российский военный вертолет за минуту до того, как его подбили около села Ачхой-Мартан, 14 декабря

Российские солдаты в селе Слепцовск на границе с Чечней, 14 декабря

Российские солдаты в селе Слепцовск на границе с Чечней, 15 декабря

Антивоенный митинг в центре Москвы, декабрь

6 декабря в ингушской станице Орджоникидзевская встречаются министр обороны РФ Павел Грачев и президент Чечни Джохар Дудаев. Господин Грачев пытается дать генералу Дудаеву «последний шанс для предотвращения войны», предлагая подчиниться Москве. Но он получает отказ. 10 декабря правительство России предписывает МВД и Минобороны закрыть воздушные и наземные границы Чечни.

11 декабря на территорию республики одновременно в трех направлениях, с запада (из Северной Осетии через Ингушетию), севера (из Моздокского района Северной Осетии) и востока (с территории Дагестана) входят российские войска. В Ингушетии и Дагестане при попытке остановить колонны военных убиты пять ингушей, поврежден газопровод и разрушена линия электропередачи Назрань—Гази-Юрт, захвачены 47 российских военнослужащих. Везде распространяется обращение Бориса Ельцина, в котором ввод войск назван гарантом проведения переговоров. Начинаются полномасштабные военные действия.

События декабря 1994 года в Чечне


Жизнь в Грозном будто разделяется на две неравные части: мирную и военную. Первая — бойкая торговля на центральном рынке, киоски с аудио- и видеокассетами, частично работающий городской транспорт. Во второй, гораздо большей, — забитые фанерой или заколоченные крест-накрест окна, разгромленные во время ноябрьского штурма магазины, бэтээры и зенитные установки, стоящие невдалеке от президентского дворца. Еще одна примета войны — обилие вооруженных людей в центре города и огромное количество журналистов со всего света, заполнивших все городские гостиницы. Горожане к такой жизни, судя по всему, привыкают, как и к ежедневным полетам российских самолетов — их чеченцы неизменно встречают ураганным огнем из зениток и пулеметов. На улицах и на рынках чаще всего говорят о войне: передают слухи, интересуются, как вести себя при бомбежке. Но вставать как один под ружье люди, похоже, все-таки не собираются — их больше волнует не то, кто придет к власти, а будет ли завтра хлеб и деньги, чтобы его купить.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«События первой и второй чеченских войн путаются в памяти. Но отличия были. Первый раз бомбили живой Грозный: и дома были целы, и люди в них жили. Второй раз бомбили то, что осталось после первой войны. В годы перемирия ничего восстановить не успели, да и восстанавливать было некому и не на что. Поэтому бомбы во вторую войну часто попадали в развалины.

В первую войну жители Грозного оставались в своих домах и квартирах, хотя над городом пролетали бомбардировщики, освобождаясь от смертоносного груза. После ночных налетов люди не бежали из города, а шли смотреть, где бомбили. Почему-то не было страха, может быть, потому что не верилось в происходящее. Вернее, не хотелось верить в то, что тебя в собственной стране свои же будут бомбить: не все же, в конце концов, в Грозном были дудаевскими сторонниками.

21 декабря я остаюсь ночевать в своей квартире в доме на улице Мира. В эту ночь по центру Грозного и первому микрорайону наносят первые бомбовые удары. Через две улицы от меня в частном доме живут мои родственники. Утром я отправляюсь к ним узнать, как они пережили ночь. Может, это меня и спасло. Несколько приезжих журналистов, в том числе американская журналистка Синтия Эльбаум, ночевавшие в гостинице в центре Грозного, выяснили, где бомбили ночью, и отправляются посмотреть на разрушения. Панельная пятиэтажка в первом микрорайоне сложилась как карточный домик. Примерно в 11 часов утра, когда журналисты и примкнувшие к ним местные жители рассматривают развалины, прилетает штурмовик и наносит по месту ночной бомбежки новый удар. Несколько человек погибают, в том числе и американская журналистка».

К концу декабря обстановка в Чечне и вокруг нее остается неизменной: в Грозном рвутся бомбы и ракеты, в Москве политики обсуждают реальность возвращения к мирному урегулированию, а в район конфликта прибывают все новые воинские формирования для еще более решительного оздоровления ситуации. И хотя число политиков, ратующих за мирное решение «чеченского вопроса», растет с каждым днем, реально повлиять на ситуацию могут лишь военные. А они в это время готовятся к решающему штурму чеченской столицы.

Однозначно войну начал Ельцин, подписавший известный указ 2169 о наведении порядка в Чечне. На тот момент в республике была создана миротворческая группа, во всю набирал процесс возвращения региона в правовое русло. Дудаев готовился уходить, и речь шла только об условиях его отрешения от власти – он не хотел унижений. Пока этот механизм отрабатывался, президент России издал указ и в Чечню вошли войска. Чего мы только не делали, чтобы остановить военные действия, но в Кремле очень боялись, что я вернусь к власти – это был один из сильнейших мотивов. Хотя я давал все гарантии, в том числе в письменной форме, что в Грозный не войду и даже никуда не двинусь из Толстой-Юрта, где находился. Дайте только осуществить выборы, и власть в Чеченской Республике станет лояльной центру, говорили мы. Вместо этого начались боевые действия. Мне прямо говорили люди из Москвы, что им нужна война. Это было какое-то безумие.

Руслан Хасбулатов, последний председатель Верховного Совета РФ

Безупречной я бы назвал следующую формулировку: так как в период с 1991 года по 1994 год деятельность властей Чеченской Республики была направлена на незаконное отторжение этой территории от Российской Федерации, создавая тем самым очевидную угрозу целостности государства, применение Российской Федерацией силы для разоружения незаконных вооруженных формирований и восстановления конституционной законности в Чечне являлось мерой совершенно оправданной, законной, справедливой, адекватной угрозе и даже обязательной для президента России, являющегося гарантом территориальной целостности страны, неотъемлемых прав и свобод ее граждан.

Анатолий Куликов, министр внутренних дел (1995—1998 гг.), генерал российской армии

Войну начала Россия, а точнее ее президент Борис Ельцин. Именно он издал указ о вводе на территорию Чечни войск в декабре 1994 года. Выполняя приказ своего главнокомандующего, российские войска начали бомбить чеченские города и села, а на оккупированных территориях насаждать марионеточные администрации. Конечно, у меня найдутся оппоненты, которые будут утверждать, что чеченцы якобы сами спровоцировали ввод войск. Но правда заключается в том, что не мы тогда напали на территорию России, а российские войска перешли границы независимой Чечни и начали боевые действия.

Ахмед Закаев, бывший чеченский полевой командир и спецпредставитель президента Ичкерии Аслана Масхадова за рубежом

Войну начали Джохар Дудаев и заинтересованные в этой бойне высокопоставленные чиновники в Москве. Могу назвать их персонально – Егор Гайдар, Владимир Шумейко, Геннадий Бурбулис и другие. Именно они убедили Бориса Ельцина в необходимости начать широкомасштабные военные действии. Цель – списать вооружение, сворованное и проданное при выводе войск из Восточной Германии.

Руслан Мартагов, в 1995 году министр информации в пророссийском правительстве Чечни, которое возглавлял Доку Завгаев

1 января 1995 года

Жители Грозного покидают дома после ночной бомбардировки, 1 января 1995 года

Установки «Град» близ села Аргун, в 10 км от Грозного, конец декабря 1994 года

Чеченские боевики на улицах Грозного, 1 января

Тело погибшего российского солдата-танкиста на улице чеченской столицы, 1 января 1995 года

Мужчины несут тело погибшего ребенка, завернув в одеяло; их сопровождает его мать, 1 января

В результате боевых действий в городе разрушено много домов, нет воды, электричества. Многие оставшиеся живут в подвалах домов, 1 января

Женщина плачет после ночной бомбежки ее родного села под Грозным, 1 января

Уличные бои в центре Грозного, 2 января

Российский танк, подбитый в центре Грозного, 2 января

Чеченские боевики ищут снайпера на одной из улиц Грозного, 2 января

Вооруженная чеченка в ожидании наступления российских солдат на президентский дворец в столице, 3 января

Чеченские боевики отстреливаются от снайпера российской армии в центре Грозного, 3 января

Чеченские боевики и старейшины на улицах Грозного, 3 января

Мирные граждане бегут из места ожесточенных боев в столице республики, 4 января

Перестрелка между федералами и боевиками на одной из улиц Грозного, 5 января

Чеченские боевики на линии огня в центре Грозного, 12 января

Участник чеченских вооруженных формирований во время боев в Грозном, 13 января

Российский военнослужащий в пригороде Грозного во время боев, 13 января

Мирные жители греются у костра в одном из населенных пунктов недалеко от столицы республики, конец января

Министр обороны Павел Грачев отдает приказ о штурме Грозного. В столицу республики входят 250 единиц бронетехники. Наступление идет с трех направлений. Западная группировка российских войск остановлена, восточная — отступает. Северная группировка доходит до железнодорожного вокзала и президентского дворца, где ее окружают и почти полностью уничтожают (только Майкопская бригада теряет 85 человек убитыми и 72 пропавшими без вести). Грозный открыт с южного направления, откуда постоянно прибывают подкрепления боевиков.

Новогодний штурм Грозного глазами мирных жителей

Сороковой день военной операции (19 января) в Чечне приносит российским генералам долгожданную победу: после непрерывного двадцатидневного штурма войска захватывают пустой президентский дворец в Грозном. Узнав о победе, Борис Ельцин заявляет об «эффективном завершении военного этапа чеченской операции».

6 февраля сопротивление боевиков перемещается из центра Грозного на окраины. А еще через месяц, 6 марта, российские войска полностью берут его под свой контроль. Общие потери федеральной группировки в ходе новогоднего штурма составляют более 1,5 тыс. погибших и пропавших без вести, ранено около 4,6 тыс. военнослужащих. По российским данным, в ходе штурма погибает более 7 тыс. боевиков, уничтожены несколько десятков единиц бронетехники.

Оружия там было море, на целое стратегическое направление бывшей СССР, и оно до сих пор гуляет по Кавказу. Перед началом штурма Грозного Совет безопасности собирался несколько раз, Борис Николаевич Ельцин был категорически против любых военных действий. Но когда в плен сепаратистам попадают российские офицеры, над которыми просто глумились, а Минобороны лишь от них открестилось, то Павлу Грачеву ничего не оставалось делать, как ехать к Дудаеву на переговоры. Переговоры ничем не закончились, и 1995 год начался со штурма Грозного.

Иван Рыбкин, председатель Государственной думы первого созыва (1994—1996 гг.)

14 июня 1995 года

Захват чеченскими террористами Шамиля Басаева больницы, 14 июня

Полевой командир Шамиль Басаев отвечает на вопросы журналистов во время пресс-конференции в захваченной больнице, 14 июня

Закрывшие свои лица чеченские боевики Шамиля Басаева показывают журналистам женщин и детей, взятых ими в заложники при захвате больницы, 14 июня

Пожилая женщина, освобожденная из захваченной больницы, 14 июня

Российские военные во время штурма захваченной больницы, 14 июня

Российские солдаты готовятся к штурму захваченной больницы, 14 июня

Женщины вывешивают из окон больницы белые ткани, подавая сигнал военным, что за этими стенами заложники, 14 июня

Бойцы российской группы специального назначения «Альфа» штурмуют подступы к захваченной чеченскими боевиками больнице

Заложники, освобожденные из захваченной «басаевцами» больницы, 17 июня

Освобожденные заложники покидают в сопровождении военных больницу, 14 июня

В заложниках удерживались в основном женщины и дети, 14 июня

Российский танкист успокаивает женщину с ребенком, 14 июня

Похороны погибших во время захвата чеченскими террористами больницы, 17 июня

Боевики под руководством полевого командира Шамиля Басаева совершают рейд в Ставропольский край и берут в заложники около 2 тыс. жителей Буденновска. Горожан сгоняют в местную больницу, а тех, кто отказывается идти, расстреливают на месте. Сотрудники местной милиции пытаются оказать сопротивление террористам, но почти все погибают. Всего по пути в больницу «басаевцы» убивают более ста человек. Боевики требуют начать переговоры о прекращении войны в Чечне. В течение суток в город стягиваются спецподразделения спецслужб и военные подразделения на бронетранспортерах и БМП.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«14 июня 1995 года я с коллегой Лемой Турпаловым находимся в Минеральных Водах. Мы приехали туда из Чечни, чтобы в местной типографии напечатать тираж газеты «Грозненский рабочий». Где-то после полудня, в магазин, в который мы заходим за какой-то мелочью, забегает крупный мужчина и кричит, обращаясь к одной из продавщиц: «Наташа, закрывай магазин и быстро домой». Не дожидаясь вопроса, что случилось, мужик говорит: «Чеченцы захватили Буденновск и идут на Минеральные Воды».

— Как захватили? Кто захватил? Не говорите глупости, – вздрагиваем мы.
— Никакие не глупости, мне из милиции позвонили, в Буденновск стягиваются войска, там война.

Мы с коллегой переглядываемся и молча выходим из магазина. В типографии вахтер нас останавливает и вопреки обыкновению начинает дотошно проверять наши документы и сумки, хотя давно нас знает и еще утром, когда мы входили в здание, был с нами дружелюбен.

Забрав тираж газеты, мы спешно еще засветло уезжаем из Минеральных Вод. К вечеру все дороги, ведущие из города, будут уже блокированы вооруженными милицейскими нарядами и военными. Наткнуться на них, особенно чеченцам, чревато непредсказуемыми последствиями.

В тот день на блокпосту убивают журналистку Наталью Алякину, когда она вместе со своим мужем, немецким журналистом Гисбертом Мрозек, и фотокорреспондентом Олегом Никишиным направляется в захваченный боевиками город. Машину журналистов обстреливают недалеко от блокпоста. По официальной версии, солдат случайно нажал на гашетку станкового пулемета».

Репортаж российского ТВ о теракте в Буденовске

Штурм больницы начинается утром 16 июня. Силовикам удается захватить первый этаж здания и прилегающие к нему дома. Операция прекращается, когда в Москве решают начать с боевиками переговоры, которые впоследствии будет вести премьер Виктор Черномырдин. В итоге террористам предоставляют семь автобусов, на которых они с частью заложников доезжают до чеченского города Зандак . Там «басаевцы» отпускают их и скрываются. С российской стороны за время операции погибает 143 человека, из них 36 представителей силовых структур, 415 получают ранения. Потери Басаева составляют 19 человек убитыми, 20 ранеными.


Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«После Буденновска Шамиль Басаев стал кумиром многих молодых чеченцев. О нем даже слагали песни, его именем называли новорожденных. В Чечне принято восхищаться смелостью, готовностью пожертвовать собой во имя родины. Именно так расценивали поход на Буденновск: Басаев со своими людьми отправился туда и, рискуя жизнью, заставил российские власти пойти на переговоры. А на вопрос, а как же безвинные жертвы буденновского теракта, восхищавшиеся Басаевым отвечали: «А федералы наших детей и женщин жалели?!»

Но не все в Чечне думали так. Как-то после первой войны, на пике своей славы, Шамиль решил навестить в Алхан-Кале деда по материнской линии Максуда. У нас в селе рассказывали, что старик сразу сказал внуку: «Уйди, уйди с моих глаз!» Басаев удивился: «Ты что, дед, меня даже чужие люди с радостью встречают, а ты гонишь». Старик ответил: «Никто тебе не рад, и ничего хорошего от тебя люди не ждут. Хорошо помню: когда твой дед Баса (от его имени и пошла фамилия Басаев. — «Ъ») появлялся на базаре, торговки собирали свои товары и расходились от греха подальше. И ты недалеко ушел от своего деда, от тебя жди только беды. Не хочу тебя знать!» Так и прогнал».

9 января 1996 года

Автобусы с заложниками, захваченными боевиками, направляются в Чечню, 10 января

Силовики рассматривают машину, в которой были застрелены боевики, 10 января

Министр внутренних дел Дагестана Магамет Абдуразаков слушает представителей группы чеченских боевиков, 11 января

Пожилой мужчина оплакивает внука, погибшего во время налета террористов, 11 января

Российский солдат, сбежавший из плена, 16 января

Похороны погибших во время теракта в Кизляре, 21 января

Салман Радуев и его боевики захватывают горбольницу Кизляра (Дагестан), блокируют войсковую часть и пытаются захватить аэродром. Однако террористам удается лишь уничтожить два вертолета. Потеряв убитыми около 30 человек, боевики отступают в больницу . Вскоре они сгоняют туда около трех тысяч местных жителей и объявляют их заложниками. Террористы требуют вывода федеральных войск из Чечни и всего Северного Кавказа. Начинаются переговоры между правительством Дагестана и боевиками.

Репортаж российского ТВ о событиях в Кизляре, заявление президента Ельцина

На следующий день отряд Радуева на нескольких автобусах со 160 заложниками переезжает в Первомайское, где берет в плен еще 36 омоновцев. Там они все оказываются заблокированы силовыми структурами. Переговоры никаких результатов не дают, и 13 января террористам предъявляют ультиматум. Спустя два дня, 15 января, чеченцы расстреливают двух пришедших к ним на переговоры дагестанских старейшин и шестерых милиционеров-заложников.

После этого начинается штурм Первомайского, в котором участвует авиация, бронетехника, а также антитеррористические спецподразделения «Альфа», «Вымпел» и спецназ внутренних войск МВД. Боевики предпринимают несколько попыток вырваться из окружения, но это им долго не удается. Со стороны Чечни на помощь террористам прибывает группировка из 300 боевиков, но ее отгоняют. В ходе штурма около 150 чеченцев убиты, однако остальные во главе с Радуевым прорывают оцепление и 18 января возвращаются на территорию Чечни.

21 апреля 1996 года

Похороны Джохара Дудаева в Грозном, 25 апреля

Лидер чеченских сепаратистов убит точечным ударом авиации, 21 апреля

От машины, у которой стоял Джохар Дудаев, остался искореженный металл: шансов выжить у него не было

После смерти Дудаева президентом Чечни становится Зелимхан Яндарбиев

Солдаты федеральных войск России во время патрулирования Грозного, апрель 1996 года

Собрание старейшин в Чечне, апрель 1996 года

Центр Грозного, апрель 1996 года

Дети играют на сломанной военной технике, июнь 1996 года

Точечным ракетно-бомбовым ударом федералы уничтожают лидера чеченских сепаратистов Джохара Дудаева. По общепринятой версии, сотрудники ФСБ запеленговали его разговор по спутниковому телефону с депутатом Константином Боровым у чеченского села Гехи-Чу (30 км от Грозного), и в ночь с 21 на 22 апреля бомбардировщик Су-24 выпустил по обнаруженной точке ракету.

"Намедни '96". О ликвидации Дудаева и встрече его преемника Яндарбиева с Ельциным

Вместе с Дудаевым гибнет несколько человек из числа его ближайшего окружения, в том числе его помощник Дуквах Ибрагимов, военный прокурор Магомед Жаниев, а также представитель непризнанной республики в Москве Хамад Курбанов. В дальнейшем в СМИ неоднократно появляются версии о том, что Дудаев не погиб, однако подтверждения они не находят. 22 апреля 1996 года в связи со смертью Джохара Дудаева главой Ичкерии объявляется вице-президент Зелимхан Яндарбиев.

В конце мая он приезжает на переговоры с российскими властями в Москву. Ровно сутки длится блицвизит чеченской делегации. Зелимхан Яндарбиев встречается с президентом Борисом Ельциным и подписывает с премьером Виктором Черномырдиным соглашение о прекращении с 1 июня боевых действий. Черномырдин называет подписанное соглашение "документом огромной значимости", подчеркивая, что в ходе переговоров в основном был принят блок российских предложений, хотя у дудаевцев были и свои предложения.

6 августа 1996 года

Боевые действия в городе Грозный, начало августа 1996 года

Представители чеченских вооруженных формирований эвакуируют мирных жителей из Грозного, 6 августа

Ликвидация последствий пожара в одном из домов Грозного, 20 августа

Бронетехника внутренних войск РФ у разрушенных домов в центре столицы, 22 августа

5 августа в Грозном появляется видеокассета с записью выступления командующего вооруженными силами чеченских сепаратистов Аслана Масхадова, в котором он обвиняет федеральную сторону в нарушении мирных договоренностей и предупреждает о возможных ответных действиях. 6 августа боевики нападают на Грозный. Боевые действия идут в районе Дома правительства Чечни, где оказываются блокированы военнослужащие и российские журналисты. Города Гудермес (40 км от Грозного) и Аргун (15 км от Грозного) полностью захвачены боевиками, часть местной милиции переходит на их сторону. Другое направление атак боевиков — пригород Грозного Ханкала, где расположена российская военная база и штаб объединенной группировки федеральных сил.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«Утром 6 августа меня будит автоматно-пулеметная стрельба под окнами. Я выхожу на балкон и вижу боевиков с зелеными повязками на голове. Они ведут огонь в сторону здания гостиницы, которое прикомандированными сотрудниками ФСБ России используется как общежитие. Фээсбешники отстреливаются, но не прицельно, поэтому их пули часто, попадая в стену нашего дома, рикошетом летят в сторону позиции боевиков. Надо сказать, что у оборонявшихся было немного шансов убить кого-то из боевиков. По зданию непрерывно ведется плотный огонь одновременно с нескольких позиций. Только с наступлением ночи спецслужбистам удается вырваться из осажденного здания и пробиться к своим. Правда, не без потерь, из 30 сотрудников 8 погибают.

Находиться в квартире становится все опаснее. Интенсивность боев возрастает, над городом постоянно кружат боевые вертолеты, регулярно нанося ракетно-бомбовые удары по позициям боевиком. Они располагаются в подвалах жилых домов, где в том числе, прячутся жильцы. Подвал своего дома мы делим с отрядом Шамиля Басаева. Когда боевики приходят к нам за водой, женщины спрашивают у них: «Что же нам делать?» «Готовьтесь умереть в газавате», – отвечают они».

Репортаж российского ТВ о штурме Грозного, критикующий российское военное командование

В ночь с 8 на 9 августа здания правительства Чечни и представительства РФ в Грозном сожжены. В следующую ночь после этого подошедшие колонны российской бронетехники пробираются к центру города и начинают обстрел позиций боевиков.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»

«На третий день вода у нас кончается, и мы, кто смелее, начинаем выходить оттуда в поисках воды. На четвертый день во дворе нашего дома появляются два трупа – мужчины 55-ти лет и совсем еще молодой женщины. Здесь они лежат до вечера, забирают их под покровом ночи. После 10 дней начала осады сидельцы нашего подвала задаются вопросом: оставаться или уходить? Какой из вариантов опаснее? – единого мнения нет. Да и знать этого никто не может. С одной стороны, на дом в любой момент может упасть бомба, и тогда наш подвал для его обитателей станет братской могилой, а с другой стороны, та же бомба или на худой конец шальная пуля может достать по пути к безопасному месту. Одним словом, шансы остаться в живых или умереть в одном и в другом случае равны. Я выбираю второй вариант».

К 22 августа чеченцы в результате ожесточенных боев отбивают город у федералов . По российским данным, погибших 494, раненых 1407, пропавших без вести 182 военнослужащих и сотрудников милиции. Потеряно 87 единиц бронетехники, 23 автомашины, 3 вертолёта. Численность боевиков, атаковавших город, составила от 850 до 2 тыс. человек.

30 августа 1996 года

Секретарь Совбеза России Александр Лебедь и командующий вооруженными силами Ичкерии Аслан Масхадов за столом переговоров

Представители конфликтующих сторон подписывают мирное соглашение

… и закрепляют его рукопожатием

В дагестанском городе Хасавюрт секретарь Совбеза России Александр Лебедь и командующий вооруженными силами Ичкерии Аслан Масхадов подписывают мирное соглашение. Стороны обязываются не прибегать к применению силы или угрозе силой, а также исходить из принципов Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах. Вопрос о статусе Чечни отложен до 31 декабря 2001 года.

Интервью с генералом Лебедем, лето 1996 года

Задача Лебедя (поставленная перед ним от имени президента) — вернуть Грозный в 5 августа 1996 года. То есть убрать боевиков из их столицы. Задача Масхадова — вернуть Чечню в 10 декабря 1994 года. То есть убрать войска из республики.

Решением оперативных проблем должна заняться объединенная комиссия из представителей органов госвласти России и Чечни. К задачам комиссии, в частности, относятся контроль за выполнением июньского указа Ельцина о выводе войск, подготовка предложений по восстановлению валютно-финансовых и бюджетных отношений Москвы и Грозного, а также программы восстановления экономики республики. После подписания этого соглашения власть в Чечне переходит к сторонникам независимости.

События в Чечне и приграничных ей сопредельных районах других субъектов охладили националистический пыл не только сепаратистов соседних северокавказских республик, но и всех других. Вооруженные силы, другие силовые ведомства страны получили урок, обязывающий всех действовать слаженно в интересах территориальной целостности страны, и они выполнили эту задачу, о чем свидетельствует результат второй Чеченской кампании. Успех (в военной операции – «Ъ») может быть достигнут только при пристальном внимании к подобной проблеме политического руководства страны, как это было проявлено президентом страны Путиным, в отличие от первого президента России, который подписывал телеграммы о прекращении применения авиации, даже не понимая, что это грозит уничтожением вклинившейся в горы группировки федеральных сил. Роль СМИ чрезвычайно важна для успеха, если они поддерживают, понимают принятое политическое решение. Нам в 1994-95 гг. приходилось действовать в противоборстве не только с международным давлением, но и внутрироссийским – от «солдатских матерей» до большинства неправительственных общественных организаций и кришнаитов. Многие журналисты просто злорадствовали по поводу федеральных сил, особенно в начальной стадии операции.

Анатолий Куликов , министр внутренних дел (1995—1998 гг.), генерал российской армии

Наверное, не все возможности мирного урегулирования конфликта были исчерпаны, но не надо сейчас заплевывать руководителей, которые принимали решения в то время. Делалось очень многое. Худо или бедно сейчас Чечня живет, развивается. Грозный преображается. Тот факт, каким путями Чечня выходит из этого политического, экономического, духовного кризиса, говорит о том, что какие-то резервы все-таки были. Была добрая воля со стороны Ельцина, потом – Путина. Ельцин вообще считал, что все побегут, насладятся суверенитетом и вернутся назад. Но все получилось совсем по-другому. Сейчас Украина – практически полностью православная, более однородная, чем Россия, и то не может найти общий язык. А что ж говорить о России и Кавказе? Здесь противостояние идет уже не одно столетие.

Иван Рыбкин, председатель Государственной думы первого созыва (1994—1996 гг.)

Согласно данным, опубликованным непосредственно после завершения войны в штабе Объединенной группировки федеральных сил, потери российских войск составляют 4,1 тыс. человек. Пленных, пропавших без вести, дезертиров — 1,2 тыс. человек, раненых — 19,8 тыс. Военные потери боевиков – 17,4 тыс. человек. По данным Госкомстата РФ, потери среди гражданского населения – 30-40 тыс. человек. По словам Аслана Масхадова, президента Ичкерии в 1997-2002 гг., в результате кампании 1994–1996 гг. погибают 2,8 тыс. боевиков. Город Грозный практически полностью разрушен.
Первая чеченская война окончилась так, что вторая была почти неизбежна. Боевые действия возобновились чуть больше чем через три года.

Подготовили Артем Галустян, Муса Мурадов, Анастасия Кулагина, Петр Мироненко, Юлия Бычкова, Информационный центр «Ъ»; группы "Прямая речь" «Ъ»; Фото: Reuters, AP, РИА «Новости», ИТАР-ТАСС, Эдди Опп, фотоархив «Ъ» и др.

как республику возвращали к мирной жизни :: Политика :: РБК

2002

С 23 по 26 октября, «Норд-Ост»

В группу боевиков для проведения нескольких терактов на территории столицы вошли около 40 человек, почти половина из которых – женщины. Оружие для проведения терактов – 18 автоматов Калашникова, 20 пистолетов Макарова и Стечкина, несколько сотен килограммов пластита для поясов смертников, более 100 гранат – были привезены в Москву под видом яблок.

19 октября террористы подорвали автомобиль «Таврия» у ресторана «Макдоналдс» на улице Покрышкина в Москве, из-за преждевременного подрыва взрывчатки погиб только один человек. Еще несколько терактов сорвались.

Вечером 23 октября группа боевиков во главе с племянником Арби Бараева Мовсаром Бараевым захватила 916 зрителей мюзикла «Норд-Ост» в здании Дома культуры ОАО «Московский подшипник» на улице Дубровка. После окружения здания театрального центра спецслужбами террористы выпустили несколько человек, преимущественно женщин, иностранцев и мусульман, еще несколько человек были отпущены в ходе переговоров 24–25 октября, в которых участвовали Ирина Хакамада, Иосиф Кобзон, Леонид Рошаль и др. Террористы также расстреляли несколько человек.

Утром 26 октября начался штурм здания, по словам замминистра внутренних дел Владимира Васильева, спецслужбы были вынуждены начать его, поскольку часть заложников пыталась бежать. При штурме для усыпления боевиков был распылен газ неизвестного состава, предположительно на основе фентанила.

В результате теракта погибло, по официальным данным, 130 человек. Отвечая на вопрос о том, не привело ли к гибели людей использование газа, Владимир Путин в 2003 году заявил, что газ был безвреден, а к гибели привели другие факторы: «Люди стали жертвами ряда обстоятельств: обезвоживания, хронических заболеваний, самого факта, что им пришлось оставаться в том здании». По его словам, спецслужбы не могли обойтись без использования газа, поскольку террористы заминировали здание.

На фото: родственники смотрят списки заложников, захваченных во время мюзикла «Норд-Ост»

Как Чечня стала особенной - Ведомости

Принято считать, что Чечня – это особый субъект Российской Федерации. Специфика региона объясняется тем, что республика пережила целых две (!) войны, а также тем, что после их окончания власть перешла к семье Кадыровых, а ее нынешний глава Рамзан Кадыров получил от Кремля карт-бланш на действия, не разрешенные ни одному другому региональному политику.

В России давно обратили внимание на непохожесть Чечни на остальные регионы и республики страны. Еще сражавшийся на Кавказе в XIX в. генерал Милентий Ольшевский писал о чеченцах как об особом, отличном от других кавказцев народе, что они «не хотели плясать по нашей дудке, звуки которой были для них слишком жестки и оглушительны». При советской власти чеченское национальное движение было самым долгим, вплоть до лета 1940 г., в 1944 г. была депортация, в 1957 г. – непростое возвращение в родные места. Сепаратизм не рождается на пустом месте. Он накапливается по ходу истории – и события XX в. закрепили в чеченцах смешанное чувство гордости и обиды, подозрительность к власти.

Можно ли было предотвратить первую чеченскую, начавшуюся 25 лет назад, в конце 1994 г.? Скорее всего – можно. На этом сходятся практически все эксперты. Но тогда Кремлю пришлось бы пойти на уступки, а всякая уступка – свидетельство слабости. Для такого человека, как Борис Ельцин, слабость была тождественна унижению, да и общая ситуация в стране была такой, что президент был обязан демонстрировать только силу. Четверть века назад, после начала войны я пошутил в том духе, что, мол, дали бы генерал-майору авиации Джохару Дудаеву генерал-лейтенанта, сделали бы его замминистра обороны России – тут и конец сепаратизму. Сегодня та шутка кажется наивной.

Я уверен, что чеченский сепаратизм состоялся бы и без Дудаева. В 1994 г. Чечня уже стала де-факто независимой. Американская исследовательница Эмма Джиллиган определяет Чечню 1994–1996 гг. как «несостоявшееся государство». Здесь ключевое слово – «государство». Тем временем в Москве упорно верили в непререкаемую военную силу федерального центра. И напрасно.

Первую чеченскую войну Россия проиграла, как Украина свою войну на Донбассе. Разница в том, что в отличие от донецких сепаратистов за чеченскими не стоял никто или почти никто – не считать же решающим обстоятельством их успеха помощь из мусульманского зарубежья. Просто они показали свою силу, а Москва – свою слабость. Это было обидно для российского общества, которое симпатизировало Ельцину: слаб наш президент, слаба армия. Россия испытание Чечней не выдержала.

Переговоры с Асланом Масхадовым и заключение в 1996 г. хасавюртовского соглашения были поражением Москвы, по которому вопрос о суверенитете Чечни был отложен до 2001 г. Федеральная власть воспринимала Хасавюрт не иначе как передышку. В Кремле были уверены, что вопрос будет решен в пользу Москвы и это только дело времени. Но время тогда работало против федерального центра.

Первая чеченская и последовавшие за ней события оказывали влияние на внутриполитическую обстановку в России. Так на авансцене появился генерал Александр Лебедь, чей авторитет стремительно рос, поскольку именно он выглядел ключевой фигурой в преодолении чеченского конфликта. Всякие касающиеся политики и истории сравнения часто выглядят надуманными. Но явление генерала Лебедя в некоторой степени напоминает ситуацию с Георгием Жуковым в эпоху Никиты Хрущева, когда маршал по своей популярности конкурировал с самим главой КПСС.

Чеченский сепаратизм обернулся джихадом, что грозило распространением войны на весь Северный Кавказ. В регионе стали появляться селения и целые территории, управлявшиеся по законам шариата. Крупнейшей из них стала так называемая «кадарская зона» в Дагестане. В 1999 г. в Дагестан ворвались отряды Шамиля Басаева, провозгласившего своей целью создание в регионе исламского эмирата.

Все это превращало Чечню в фактор международной политики, ухудшало отношения страны с мусульманским миром. Помимо этого в адрес России звучали обвинения в жестокости ее солдат, в массовых нарушениях прав человека. Надо, однако, признать, что крайне жестоко действовали обе воюющие стороны.

Схватка в Дагестане, в ходе которой Басаев потерпел поражение, переросла во вторую чеченскую войну. В отличие от первой финал второй войны можно было предугадать. Для пришедшего в 1999 г. к власти Владимира Путина победа в Чечне была делом чести, демонстрацией силы нового президента страны. И он сумел справиться с этой задачей, действуя при этом не только военными, но прежде всего политическими методами. В 2000 г. он назначил ранее воевавшего против России муфтия Ахмада-хаджи Кадырова главой местной администрации, в 2003 г. – президентом Чечни. Путинская тактика напоминает тактику большевиков в борьбе против басмачей: тогда, в конце 1920-х, советская власть пошла на сделку с повстанцами, предложив некоторым полевым командирам административные посты, что сильно ослабило повстанческое движение.

Вторая чеченская превратилась в локальную войну, уже не столь важную для остальной России.

В 2004 г. Ахмад-хаджи погиб в результате теракта на грозненском стадионе «Динамо» (о том, кто его устроил, в Чечне до сих пор ходят самые разные слухи) и началось восхождение к власти его сына Рамзана Кадырова, который стал в 2007 г. президентом республики. При нем завершилось начавшееся несколько ранее оформление особых отношений между Грозным и Москвой. Молодой Кадыров превращает свою Чечню в регион «персонального подчинения» лично себе и президенту Путину. Он добивается своего рода независимости, пусть и в пределах российского государства. Он получает право действовать в республике по своему усмотрению. Порой ему даже позволяется не соглашаться с внешней политикой страны, как это было в 2017 г., когда он выступил в поддержку мусульман Мьянмы, тогда как российский МИД согласился с действиями правительства этой страны.

Оборотная сторона неслыханной самостоятельности, можно сказать, вседозволенности Кадырова – его абсолютная лояльность Путину. Кадыров называет себя его солдатом и однажды заявил, что путинское президентство должно стать пожизненным. К тому же он выполняет свое главное обещание – в Чечне стабильность, пусть даже его противники называют ее кладбищенской.

Конечно, «отвязность», амбициозность чеченского лидера вызывает раздражение в некоторых властных структурах, особенно у силовиков, контролю которых Рамзан Кадыров и его приближенные недоступны. Но тут можно отдать должное Рамзану Кадырову: обладая своеобразным политическим инстинктом, он редко переступает красную линию. Все это вместе и позволяет говорить о феномене Кадырова, и благодаря этому Чечня сохраняет свой неформальный особый статус.

Этот феномен существует еще и по той причине, что Кадырову и Путину трудно, если вообще возможно, обойтись друг без друга – даже с учетом некоторого охлаждения отношений между ними. Общее мнение таково, что, пока есть Путин, будет и Кадыров. Кроме того, сложно предсказать, что может случиться в Чечне после Кадырова. Установив в республике авторитарное правление, Кадыров нарушил принципы основанной на согласии кланов чеченской политической культуры, избавился от своих конкурентов, и не исключено, что те, кого он обидел, потребуют компенсации. Словом, замену Кадырову в Чечне, как и Путину в России, подыскать более чем непросто.

И все же попробуем заглянуть в будущее. Предположим, что место Путина занято кем-то другим. Новому российскому лидеру неизбежно придется разбираться с феноменом Кадырова, а заодно и с чеченской эксклюзивностью, от которой федеральная власть слегка подустала. Главный вопрос: останется ли актуальной формулировка «Чечня и Россия», которая была в ходу с начала первой чеченской войны, или же Чечня станет самым обычным субъектом Федерации?

Автор — руководитель научных исследований Института «Диалог цивилизаций»

российских войск входят в Чечню - ИСТОРИЯ

В ходе крупнейшего российского военного наступления после вторжения в Афганистан в 1979 году тысячи солдат и сотни танков устремились в отколовшуюся российскую республику Чечню. Встречая лишь легкое сопротивление, российские войска к вечеру выдвинулись к окраине чеченской столицы Грозного, где несколько тысяч чеченских добровольцев поклялись вести ожесточенную борьбу с русскими.

После распада СССР в 1991 году Чечня, как и многие другие республики бывшего Советского Союза, провозгласила свою независимость.Однако, в отличие от Грузии, Украины, Узбекистана и других бывших советских республик, Чечня имела лишь минимальную автономию при советской власти и не считалась одной из 15 официальных советских республик. Вместо этого Чечня считается одной из многих республик в составе Российской Федерации. Президент России Борис Ельцин, допустивший распад Советского Союза, не потерпел бы отделения государства внутри территориальной России.

Примерно размером с Коннектикут и расположенная на юго-востоке России на берегу Каспийского моря, Чечня была завоевана русскими в 1850-х годах, когда Российская империя продвигалась на юг к Ближнему Востоку.Его жители в основном мусульмане и чрезвычайно независимы, и этот регион был постоянным раздражителем для российских и советских правителей.

В августе 1991 года Джозхар Дудаев, чеченский политик и бывший генерал советских ВВС, сверг местное коммунистическое правительство Чечни и создал антироссийское автократическое государство. Президент Ельцин опасался, что отделение Чечни вызовет эффект домино для движений за независимость на обширной территории Российской Федерации. Он также надеялся вернуть ценные нефтяные ресурсы Чечни.После безуспешных попыток финансирования чеченских оппозиционных групп 11 декабря 1994 г. началось российское вторжение.

После первых успехов российской армии чеченские повстанцы оказали ожесточенное сопротивление в Грозном, и тысячи российских военнослужащих погибли и многие другие чеченцы мирные жители были убиты в ходе почти двухлетних ожесточенных боев. В августе 1996 года Грозный был вновь взят чеченскими повстанцами после года российской оккупации, и было объявлено о прекращении огня. В 1997 году последние униженные российские войска покинули Чечню.Несмотря на мирное соглашение, в результате которого Чечня стала де-факто независимым государством, Чечня официально осталась частью России.

В 1999 году правительство Ельцина отдало приказ о втором вторжении в Чечню после того, как взрывы в Москве и других городах были связаны с чеченскими боевиками. Премьер-министр России Владимир Путин, подобранный преемник Ельцина на посту российского лидера, сказал о чеченских террористах: «Мы будем их стирать даже в туалете». В 2000 году президент Путин активизировал российское военное присутствие в Чечне после того, как террористические акты в российских городах продолжились.В этом втором раунде постсоветских боевых действий в Чечне российская армия была обвинена во многих злодеяниях в ее усилиях по подавлению чеченских боевиков. Мирное соглашение остается недостижимым.

Чечня, Россия и 20 лет конфликта | Новости Австрии

Москва, Россия - Двадцать лет назад в четверг Москва начала то, что, по ее мнению, будет «блицкригом» против светских сепаратистов в Чечне, крошечной, богатой нефтью провинции в российском регионе Северного Кавказа, которая провозгласила свою независимость. .

Но первой чеченской войной стал Вьетнам России; Вторая война была объявлена ​​победой только в 2009 году. Эти два конфликта изменили форму России, Чечни, их правителей - и тех, кто им противостоит.

В 1994 году, вскоре после вторжения Москвы в Чечню в попытке восстановить ее территориальную целостность, Ахмад Кадыров, бородатый, бочкообразный мусульманский ученый, ставший командиром партизан, объявил джихад всем россиянам и сказал, что каждый чеченец должен убить не менее 150 из них.

Это была пропорция населения по обе стороны конфликта: около 150 миллионов русских и менее миллиона чеченцев в небольшой, не имеющей выхода к морю провинции, которую сепаратисты хотели отделить от России.

Обе стороны совершили зверства в Чечне, и возможное отступление унизило некогда могущественную российскую армию [AP]

Западные СМИ и политики окрестили чеченцев «борцами за свободу» - армией Давидов, сражающихся с российским Голиафом.

Москва подверглась критике на международном уровне за непропорциональное применение силы и отказ от демократических свобод, которые бывший лидер Борис Ельцин так стремился ввести после распада Советского Союза в 1991 году.

Десятки тысяч человек погибли в результате зверств, совершенных обеими сторонами, и многие другие были перемещены до 1996 года, когда русские отступили, оставив Чечню практически независимой.

Отступление было унизительным для российской военной машины, которая менее десяти лет назад представляла, казалось бы, огромную угрозу всему западному миру.

чеченец против чеченца

Майдан у чеченцев не совсем получился. Сепаратистское правительство, базировавшееся в разрушенной столице Грозном, потеряло контроль над остальной частью Чечни.

Враждующие полевые командиры и иностранные джихадисты, такие как саудовец, известный как Эмир аль-Хаттаб, правили небольшими районами со своими небольшими армиями. Похищения людей с целью выкупа - наряду с примитивной добычей нефти - были их основными источниками дохода.

Многие иностранцы придерживались пуританской мусульманской идеологии, известной как ваххабизм, которая противоречила суфийским традициям Чечни.

Ахмад Кадыров, назначенный верховным муфтием Чечни, вступил в оппозицию с пуританами и их чеченскими сторонниками, поскольку видел в их экстремистских взглядах угрозу сепаратистскому движению.В 1998 году Кадыров открыто отрекся от ваххабитов - и едва пережил первое из множества покушений.

Кадыров вскоре перешёл в альянс, перейдя на сторону народа, которому он когда-то объявил войну, - русских.

Практически неизвестный бывший офицер КГБ, Владимир Путин стал новым премьер-министром России в августе 1999 года и в течение нескольких недель возглавил военную операцию против чеченских боевиков.


СВЯЗАННЫЙ: Хронология: атаки в России


Когда в результате серии взрывов в многоквартирных домах в Москве и двух российских городах погибло более 300 россиян, Москва обвинила чеченских повстанцев и начала грандиозную «антитеррористическую операцию», которая стала второй чеченской войной.

Рейтинги одобрения Путина резко выросли, открыв путь к его первому президентству. С помощью Кадырова и других чеченских кланов, присягнувших Кремлю, российские военные быстро вернули большую часть Чечни под контроль Москвы. В 2003 году Кадыров был избран президентом Чечни.

Около 200 детей погибли во время захвата заложников в Беслане [EPA]

Российские цели

Загнанные в угол в Чечне сепаратисты повели войну в Россию.

Атаки по всей стране стали мрачной реальностью новой войны и включали взрывы в городах и поселках, в самолетах и ​​общественном транспорте.

Не менее двух десятков нападений было совершено террористками-смертницами. Названные «черными вдовами», они стали зловещим образом, отпечатавшимся в коллективном сознании России.

В результате одного из таких нападений в мае 2004 года был убит Ахмад Кадыров. Его сын, 27-летний Рамзан Кадыров, был слишком молод, чтобы баллотироваться в президенты в то время, но как глава службы безопасности своего отца он быстро стал фактическим правителем Чечни.В 2007 году, вскоре после того, как ему исполнилось 30 лет, президентом был избран Кадыров-младший.

Через четыре месяца после убийства его отца чеченские сепаратисты захватили государственную школу в городе Беслане, взяв в заложники более 1000 человек, в основном детей. Почти 200 детей погибли при штурме школы российскими войсками. Инцидент изменил отношение мира к чеченскому делу: в западных СМИ «борцы за свободу» превратились в «исламских повстанцев».

Тем временем СМИ в России подверглись атаке.

«Говорили, что первую чеченскую войну выиграли журналисты, - говорит Татьяна Локшина, заместитель директора московского отделения Human Rights Watch, международной правозащитной организации.

Москва использовала неблагоприятное освещение войны в СМИ как предлог для ограничения свободы прессы. Кремль захватил все общенациональные телеканалы и большинство крупных газет.

Путин и Рамзан Кадыров [AP]

«В течение многих лет Владимир Путин считал умиротворение Чечни своим главным достижением, - говорит Станислав Белковский, политический аналитик из Москвы.«В этом отношении Путин имеет колоссальную психологическую зависимость от Чечни и Рамзана Кадырова, который обеспечил умиротворение».

Кризис Беслан также послужил поводом для закручивания политических гаек в России. Путин отменил региональные выборы губернаторов, усложнил участие оппозиционных партий в выборах и ограничил демократические свободы.

Общественность приветствовала Путина за установление стабильности и умиротворение Чечни. Победа возродила имперские амбиции Москвы - по крайней мере, на территории бывшего Советского Союза.

Формируя сегодняшнюю Россию

Москва выиграла короткую российско-грузинскую войну 2008 года за отколовшуюся грузинскую провинцию Южная Осетия . В марте 2014 года Россия захватила Крым у Украины и помогла развязать гражданскую войну между пророссийскими сепаратистами и центральным украинским правительством всего через месяц.

Обе чеченские войны стали системными факторами в формировании сегодняшней России. Вместо мирного развития внутри страны мы перешли к приоритету внешней экспансии

- Станислав Белковский, политолог


«Обе чеченские войны стали системными факторами в формировании современной России», - говорит Белковский.«Вместо мирного развития внутри страны мы перешли к приоритету внешней экспансии».

Путин объявил «контртеррористическую операцию» в Чечне в 2009 году - как раз тогда, когда на Северном Кавказе дела пошли хуже.

Дагестан и ряд других провинций региона стали новыми рассадниками радикального исламизма. Новое поколение врагов Москвы не желает светского разделения - вместо этого они борются за создание «Кавказского эмирата», в который войдут прилегающие российские регионы со значительным мусульманским населением.

По меньшей мере 529 человек были убиты и 457 ранены на Северном Кавказе в 2013 году, по данным российского портала «Кавказский узел», отслеживающего ситуацию в регионе. Конфронтация превратилась в «самый активный вооруженный конфликт в Европе », согласно Международной кризисной группе, организации по наблюдению за конфликтами.

Повстанческое движение стало самодостаточным из-за порочного круга, увековеченного коррупцией и жестокостью.

Федеральные силы и полиция инициируют насилие с внесудебными убийствами, арестами, похищениями и другими злоупотреблениями, согласно правозащитным группам и критикам.Они утверждают, что у молодых людей нет другого выбора, кроме как присоединиться к повстанцам, потому что коррумпированные чиновники занесли их семьи в черный список для вымогательства взяток.

Боевики, в свою очередь, шантажируют коррумпированных чиновников, хищающих из Москвы щедрые деньги. Практика включает «отправку флеш-карты» с видеообращением, в котором бородатые мужчины требуют «налог на джихад».

Снова штурм Грозного

Рамзан Кадыров был, пожалуй, наименее внимательным человеком в толпе из примерно 1100 официальных лиц в роскошном кремлевском зале 4 декабря во время ежегодного обращения Путина.Коренастый 38-летний чеченский лидер ерзал на стуле и постоянно проверял свой телефон.

За несколько часов до кремлевской церемонии десяток боевиков-исламистов атаковали Грозный, недавно отстроенную столицу Чечни. В результате перестрелок в издательстве, пустой школе и административном здании погибли 11 боевиков и 14 сотрудников правоохранительных органов.

Через день после нападения Кадыров сказал, что семьи нападавших должны быть изгнаны из Чечни, их дома должны быть разрушены. По словам Локшиной из Хьюман Райтс Вотч, как минимум шесть домов, принадлежавших родственникам грозненских нападавших, были сожжены людьми в масках.

Угрозы Кадырова не были новостью для чеченцев. Во время второй чеченской войны он возглавлял военизированные отряды, известные как кадыровцы , которые вскоре стали известны тем, что похищали, пытали и убивали сепаратистов и гражданских лиц, подозреваемых в пособничестве им, по словам правозащитных групп и выживших.

Чеченский лидер Кадыров возглавил военизированные отряды, известные как кадыровцы , которые вскоре приобрели известность похищениями, пытками и убийствами сепаратистов и мирных жителей [AFP]

Ряд его политических врагов и критиков, включая бывшего телохранителя, репортера-расследователя и правозащитника, были застрелены в Чечне, Москве, Австрии и Дубае.

Кадыров отрицает причастность к заказным убийствам.

С годами Кадыров развил склонность к роскоши - у него есть частный зоопарк, скаковые лошади и множество спортивных автомобилей. На концерты в день его рождения появляются звезды эстрады, голливудские актеры и спортсмены.

Его портреты можно увидеть на рекламных щитах, правительственных зданиях и значках на лацканах школьников; а улицы, школы, мечети и воинские части названы в честь его отца и матери.

Что бы он ни делал, это последние новости по чеченскому телевидению: его показывают угрожающим повстанцам и коррумпированным чиновникам, боксирует со своими министрами, приветствует иностранных сановников и раздает деньги, квартиры и машины обычным чеченцам.

Некоторые говорят, что из-за образа жизни и политических взглядов Кадырова он выглядит эксцентричным сувереном, а не чиновником из кремлевской ведомости.

«Сегодня Чечня - де-факто независимое государство», - говорит Белковский. «Хотя формально [Кадыров] демонстрирует лояльность Путину, а формально Чечня является частью России».

Первая чеченская война - Энциклопедия New World

Первая чеченская война , также известная как война в Чечне велась между Россией и Чечней с 1994 по 1996 год и привела к фактической независимости Чечни от России как Чеченская Республика Ичкерии.После первой кампании 1994–1995 годов, завершившейся разрушительной битвой за Грозный, российские федеральные силы попытались взять под контроль горный район Чечни, но были отброшены чеченскими партизанами и рейдами на равнины, несмотря на подавляющие силы России, вооружение и поддержка с воздуха. В результате повсеместная деморализация федеральных сил и почти всеобщее сопротивление российской общественности жестокому конфликту вынудили правительство Бориса Ельцина объявить о прекращении огня в 1996 году и подписать мирный договор годом позже.Война характеризовалась пренебрежением к человеческой жизни, в результате чего погибли тысячи мирных жителей. По разным данным, погибло от пятидесяти до ста тысяч мирных жителей, а ранено - более двухсот тысяч. Более пятисот тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома в результате конфликта, так как города и села по всей республике остались в руинах.

То, что начиналось как светская, антиколониальная борьба за независимость, все чаще рассматривалось как столкновение цивилизаций и религий.Некоторые чеченцы, большинство из которых мусульмане, начали охарактеризовать Россию как антиисламскую. Примерно в то же время некоторые россияне также представляли эту борьбу как возрождение древней христианско-мусульманской вражды и соперничества. К чеченцам присоединились добровольцы из других частей мусульманского мира. В 1999 г., недовольные компромиссом 1996 г., некоторые чеченцы возобновили враждебные действия, приведшие к повторной оккупации Чечни Россией и приостановлению автономии. Насилие разрослось, что привело к еще большему насилию.Россия теперь рассматривает чеченское сопротивление как терроризм, а их ответ - как борьбу с терроризмом, а не как борьбу с повстанцами. Это затемняет, что в основе конфликта лежит суверенитет и самоопределение. Чеченцы никогда не мирились с российским правлением и хотят управлять собой. Международное сообщество не вмешалось; Россия заявляет, что конфликт является внутренним делом, и может наложить вето на любую инициативу ООН. Эта трагическая и нерешенная ситуация подчеркивает необходимость дипломатического и ненасильственного разрешения внутренних и внешних конфликтов.Легкость, с которой безнаказанно нарушаются конвенции о ведении войны, предполагает, что попытки улучшить войну вместо ее отмены являются ошибочными.

Истоки войны в Чечне

Российский вертолет Ми-8, сбитый чеченскими повстанцами недалеко от Грозного, декабрь 1994 г.

Чеченцы Кавказских гор были клановым народом, в основном язычниками и христианами, пока суфийские учителя не начали обращать их в Ислам в пятнадцатом веке. Исторически этот регион был буферной зоной между Россией на севере и Турцией на юге.Отношения с Турцией улучшились после обращения большинства населения в ислам, но конфликт с Россией продолжался, особенно с казаками, которые поселились в этом районе.

Имперская Россия и Советский Союз

Казаки жили в низменной Чечне (Терек) с XVI века. Россия впервые вторглась в чеченское нагорье во время правления Екатерины Великой, в начале восемнадцатого века. После серии ожесточенных сражений Россия победила Чечню и аннексировала ее в 1870-х годах.Последующие попытки Чечни обрести независимость после падения Российской империи провалились. В 1922 году Чечня была включена в состав большевистской России, а затем в состав Советского Союза (СССР). Лев Толстой находился в Чечне, где он написал свой роман Хаджи Мурат о процессе «умиротворения», который он назвал аморальным, описывая зверства русских против чеченцев, заканчивая тем, что один персонаж спрашивал, неужели русские «расстались с миром». законы войны, если они на самом деле не более чем бандиты. [1] Население региона сократилось вдвое в результате походов девятнадцатого века.

В 1936 году советский лидер Иосиф Сталин создал Чечено-Ингушскую Автономную Советскую Социалистическую Республику. В 1944 году по приказу начальника НКВД Лаврентия Берии более 1 миллиона чеченцев, ингушей и других северокавказских народов были депортированы в Сибирь и Среднюю Азию, официально в качестве наказания за предполагаемое сотрудничество с вторгшейся нацистской Германией. Политика Сталина сделала государство Чечня неучтенным.В конце концов, первый секретарь Советского Союза Никита Хрущев разрешил чеченцам и ингушам вернуться на родину и восстановил республику в 1957 году.

Распад Советского Союза

Россия стала независимым государством после распада Советского Союза в декабре. 1991. Хотя Россия была широко признана государством-правопреемником СССР, она потеряла большую часть своей военной и экономической мощи. Хотя этнические русские составляли более 70 процентов населения Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, значительные этнические и религиозные различия создавали угрозу политической дезинтеграции в некоторых регионах.В советский период некоторым из примерно 100 национальностей России были предоставлены этнические анклавы с различными официальными федеральными правами. Отношения этих образований с федеральным правительством и требования автономии вылились в серьезную политическую проблему в начале 1990-х годов. В то время как такие бывшие республики-сателлиты, как Грузия, Украина, Азербайджан и Армения, среди прочих, стали суверенными, независимыми государствами, Россия не хотела, чтобы ее размер уменьшился еще больше. В случае с Чечней Россия не желала терять контроль, и тот факт, что Чечня не могла указать на прежнее существование в качестве сильного единого политического образования, позволил России отрицать свои националистические устремления.Это был регион, а не нация.

Президент Борис Ельцин включил требования об автономии Чечни в свою предвыборную кампанию 1990 года, заявив, что их решение является первоочередной задачей. Возникла острая необходимость в законе, который четко определял бы полномочия каждого субъекта Федерации. Такой закон был принят 31 марта 1992 года, когда Ельцин и Руслан Хасбулатов, тогдашний председатель Верховного Совета России и сам этнический чеченец, подписали Договор о федерации на двусторонней основе с 86 из 88 субъектов Федерации.Почти во всех случаях требования большей автономии или независимости удовлетворялись уступками региональной автономии и налоговыми льготами. В договоре определены три основных типа субъектов федерации и полномочия, закрепленные за местным и федеральным правительством.

Единственными субъектами федерации, не подписавшими договор, были Чечня и Татарстан. В конце концов, весной 1994 года президент Ельцин подписал особое политическое соглашение с Минтимером Шаймиевым, президентом Татарстана, удовлетворяя многие из его требований о большей автономии республики в составе России.Таким образом, Чечня осталась единственным субъектом федерации, не подписавшим договор. Ни Ельцин, ни чеченское правительство не предприняли никаких серьезных переговоров, и ситуация переросла бы в полномасштабный конфликт.

Декларация независимости Чечни

Чечня (красный цвет) и Российская Федерация

Между тем 6 сентября 1991 г. боевики партии Всенародный конгресс чеченского народа (НКЧП), созданной бывшим советским генералом Джохаром Дудаевым, штурмовали город. сессия Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР с целью утверждения независимости.Они убили главу Коммунистической партии Советского Союза в Грозном путем дефенестрации, жестоко избили нескольких членов партии и фактически распустили правительство Чечено-Ингушской Автономной Республики Советского Союза.

В следующем месяце Дудаев заручился поддержкой подавляющего большинства населения, чтобы свергнуть временную администрацию, поддерживаемую центральным правительством. Он стал президентом и объявил независимость от СССР. В ноябре 1991 года президент Ельцин направил войска в Грозный, но они были вынуждены отойти, когда силы Дудаева не позволили им покинуть аэропорт.После того, как Чечня провозгласила свой первоначальный суверенитет, Чечено-Ингушская Автономная Республика разделилась на две части в июне 1992 года в результате вооруженного конфликта Ингушетии с другой российской республикой - Северной Осетией. Затем Республика Ингушетия присоединилась к Российской Федерации, а Чечня провозгласила полную независимость в 1993 году как Чеченская Республика Ичкерия.

Внутренний конфликт в Чечне

С 1991 по 1994 десятки тысяч человек нечеченской национальности, в основном русские, покинули республику на фоне сообщений о насилии в отношении нечеченского населения.Промышленность Чечни начала разваливаться из-за того, что многие российские инженеры и рабочие уехали или были изгнаны из республики. Во время необъявленной гражданской войны в Чечне фракции, симпатизирующие и противостоящие Дудаеву, боролись за власть, иногда в решительных боях с применением тяжелого оружия.

Сторонники Дудаева молятся перед Президентским дворцом в Грозном, 1992 г.

В марте 1992 г. оппозиция предприняла попытку государственного переворота, но их попытка была подавлена ​​силой. Месяц спустя Дудаев ввел прямое президентское правление, а в июне 1993 года распустил парламент, чтобы избежать референдума о вотуме недоверия.Федеральным силам, направленным на осетино-ингушский конфликт, было приказано перейти к чеченской границе в конце октября 1992 года, и Дудаев, который воспринял это как «акт агрессии» против Чеченской Республики, объявил чрезвычайное положение и пригрозил всеобщей мобилизацией, если российские войска не отходили от чеченской границы. [2] После очередной попытки государственного переворота в декабре 1993 года оппозиция организовала Временный совет в качестве потенциального альтернативного правительства Чечни, призвав Москву о помощи.

В августе 1994 года, когда коалиция оппозиционных фракций, базирующаяся на севере Чечни, начала вооруженную кампанию по свержению правительства Дудаева, Москва тайно снабжала повстанцев финансовой поддержкой, военной техникой и наемниками. Россия приостановила все полеты гражданских лиц в Грозный, а авиация ПВО и пограничные войска установили военную блокаду республики. 30 октября 1994 года российские самолеты без опознавательных знаков начали бомбардировку столицы Грозного. Силы оппозиции, к которым присоединились российские войска, начали тайное, но плохо организованное нападение на Грозный в середине октября 1994 года.За этим последовала вторая, более крупная атака 26–27 ноября 1994 г. Силы Национальной гвардии Дудаева отразили атаку. Кремль был очень затруднен тем, что им также удалось захватить около 20 регулярных войск Российской армии и около 50 других граждан России, тайно нанятых российской организацией государственной безопасности ФСК. [3]

29 ноября президент Борис Ельцин предъявил ультиматум всем противоборствующим группировкам в Чечне, приказав им разоружиться и сдаться. Когда правительство в Грозном отказалось, президент Ельцин приказал атаковать, чтобы восстановить «конституционный порядок».«К 1 декабря российские войска вели интенсивные воздушные бомбардировки Чечни, нацелившись как на военные объекты, так и на столицу Грозный.

11 декабря 1994 года, через пять дней после того, как Дудаев и министр обороны России Павел Грачев договорились избегать При дальнейшем применении силы российские войска вошли в Чечню, чтобы «установить конституционный порядок в Чечне и сохранить территориальную целостность России». [4] Грачев хвастался, что он может сразить Дудаева за пару часов с помощью одного десантного полка. и провозгласил, что это будет «бескровный блицкриг, который продлится не дольше 20 декабря." [5]

Российская война в Чечне

Начальные этапы

11 декабря 1994 года российские войска нанесли тройной наземный удар в направлении Грозного. Главный удар был временно остановлен заместителем командующего Сухопутными войсками России. Генерал-полковник Эдуард Воробьев, который затем ушел в отставку в знак протеста, заявив, что вторжение было «преступным как по замыслу, так и по исполнению». [6] Многие в российских вооруженных силах и правительстве также выступали против войны.Советник Ельцина по делам национальностей Эмиль Пейн и заместитель министра обороны России генерал-полковник Борис Громов (уважаемый командующий советско-афганской войной) также подали в отставку в знак протеста против вторжения, заявив по телевидению, что он «будет сотрудничать с группами. активно защищает молодежь от призыва и отправки в Чечню ». [7] Более 800 профессиональных солдат и офицеров отказались участвовать в операции; из них 83 были осуждены военными судами, остальные освобождены.Позже генерал-лейтенант Лев Рохлин отказался от звания Героя России за участие в войне. [8]

Чеченские ВВС были уничтожены в первые часы войны, а около 500 человек воспользовались амнистией, объявленной Ельциным в середине декабря для членов вооруженных формирований Джохара Дудаева. Тем не менее надежды кабинета Бориса Ельцина на быстрый хирургический удар, за которым сразу же последовала капитуляция Чечни, были ужасно ошибочными, и вскоре Россия оказалась в трясине.Боевой дух войск с самого начала был низким, так как они были плохо подготовлены и не понимали, зачем их послали в бой. Некоторые российские части сопротивлялись приказу о наступлении, а в некоторых случаях войска саботировали собственное оборудование. В Ингушетии мирные протестующие остановили западную колонну и подожгли 30 боевых машин, а около 70 призывников покинули свои части. Наступление западной колонны было остановлено неожиданным сопротивлением чеченцев у Долинского. Группа из 50 российских десантников сдалась местным ополченцам после того, как была переброшена вертолетами в тыл врага, а затем оставлена.

Ельцин приказал бывшей Советской Армии проявить сдержанность, но она не была к этому подготовлена ​​и не обучена. Потери среди гражданского населения быстро росли, что оттолкнуло чеченское население и усилило враждебность к федеральным силам даже среди тех, кто изначально поддерживал попытки свергнуть Дудаева. Другие проблемы возникли из-за того, что Ельцин послал только что обученных призывников из соседних регионов, а не регулярных солдат. Высокомобильные отряды чеченских боевиков нанесли тяжелые потери плохо подготовленным, деморализованным войскам России.Затем федеральное военное командование прибегло к тактике ковровых бомбардировок и неизбирательных обстрелов ракетной артиллерией, что привело к огромным жертвам среди гражданского населения Чечни и России. К середине января 1995 года в результате российских бомбардировок и артиллерийских обстрелов были убиты или ранены тысячи мирных жителей. [9]

Когда русские приблизились к столице, чеченцы начали готовить бункеры и создавать боевые позиции в Грозном. 29 декабря - редкий случай полной победы России - российские воздушно-десантные войска захватили военный аэродром рядом с Грозным и отразили чеченскую бронетанковую контратаку в битве за Ханкалу.Следующей целью был сам город.

Битва за Грозный

Чеченский боец ​​возле сгоревших руин Президентского дворца в Грозном, январь 1995 года

Когда русские атаковали чеченскую столицу Грозный с декабря 1994 по январь 1995 года, тысячи мирных жителей погибли в результате недельной серии воздушных налетов и артиллерийских обстрелов закрытого города в ходе самой тяжелой бомбардировки в Европе со времен разрушения Дрездена. [10] После того, как бронетанковые атаки провалились, российские военные решили разрушить город, чтобы подчинить его.Российская авиация обстреляла Грозный, а бронетехника и артиллерия обстреляли город с земли. Российское нападение обрушилось в основном на мирных жителей Грозного, в основном этнических русских, поскольку силы сепаратистов действовали из зданий, заполненных российскими гражданскими лицами в качестве живых щитов.

Первая атака закончилась крупным разгромом атакующих сил и привела к тяжелым потерям русских и почти полному подрыву морального духа. По оценкам, от 1000 до 2000 федеральных солдат погибли в катастрофическом нападении в канун Нового года.Все отправленные в город подразделения 131-й мотострелковой бригады численностью более 1000 человек были уничтожены в ходе 60-часового боя в районе центрального железнодорожного вокзала Грозного, в живых осталось около 230 человек (1/3 их захватили). Несколько других русских танковых колонн потеряли по сотни человек в течение первых двух дней и ночей осады. [11]

Несмотря на раннее поражение Чечни в ходе новогоднего штурма и множество дальнейших жертв, Грозный в конце концов был захвачен российскими войсками в ходе ожесточенной городской войны.7 января 1995 года российский генерал-майор Виктор Воробьев был убит минометным огнем, став первым в длинном списке генералов, погибших в Чечне. 19 января, несмотря на тяжелые потери, российские войска захватили руины президентского дворца, против которого в течение более трех недель велись ожесточенные споры, когда чеченцы окончательно покинули свои позиции в разрушенном центре города. Бои за южную часть города продолжались до официального завершения 6 марта 1995 года.

По оценке Сергея Ковалева, за первые пять недель боев погибло около 27 тысяч мирных жителей.Дмитрий Волкогонов, покойный российский историк и генерал, сказал, что в результате бомбардировки Грозного российскими военными погибло около 35 000 мирных жителей, в том числе 5 000 детей, и что подавляющее большинство убитых были этническими русскими. Хотя военные потери неизвестны, российская сторона признала, что потеряла около 2000 человек убитыми или пропавшими без вести. [3] Международные наблюдатели из ОБСЕ описали эти сцены как не что иное, как «невообразимую катастрофу», в то время как бывший советский лидер Михаил Горбачев назвал войну «позорным, кровавым приключением», а канцлер Германии Гельмут Коль назвал события «чистым безумием»." [12]

Продолжение наступления русских

В южных горах 15 апреля 1995 года русские начали наступление по всему фронту, наступая колоннами по 200–300 машин. Чеченцы обороняли город Аргун. , переместив свой военный штаб сначала для полного окружения Шали, затем вскоре после этого в Сержен-Юрт, когда они были вынуждены уйти в горы, и, наконец, в опорный пункт Шамиля Басаева в Ведено. Второй по величине город Гудермес был сдан без боя, но село Шатой защищали люди Руслана Гелаева.В конце концов, чеченское командование отошло из района Ведено в поддерживаемое чеченской оппозицией село Дарго, а оттуда - в Беной. [13]

В период с января по июнь 1995 года, когда российские войска захватили большую часть республики в ходе обычной кампании, их потери в Чечне составили примерно 2800 убитых, 10000 раненых и более 500 пропавших без вести или взятых в плен, согласно оценке. цитируется в отчете армии США. [14] Доминирующей стратегией России было использование тяжелой артиллерии и ударов с воздуха на протяжении всей кампании, что привело к тому, что некоторые западные и чеченские источники назвали эти удары с воздуха преднамеренными бомбардировками со стороны России.

По иронии судьбы, из-за того, что этнические чеченцы в Грозном смогли найти убежище среди своих соответствующих тейпов в окрестных деревнях, большая часть первоначальных жертв среди гражданского населения была нанесена этническим русским, которые не смогли найти жизнеспособные пути к бегству. . Однако деревни также стали объектом нападений с самого начала; например, российские кассетные бомбы убили по меньшей мере 55 мирных жителей во время взрыва кассетной бомбы в Шали 3 января 1995 года.

Широко утверждалось, что российские военнослужащие, особенно входящие в состав МВД, совершали многочисленные и частично систематические акты пыток и казней без надлежащего судебного разбирательства в отношении сочувствующих повстанцам; они часто были связаны с рейдами зачисток, (зачисток), затронувших целые районы и села городов, в которых проживало боевиков, боевиков.В низменном приграничном селе Самашки с 7 по 8 апреля 1995 г. российские войска убили не менее 103 мирных жителей, еще несколько сотен были избиты или подвергнуты пыткам. [15] Гуманитарные группы и группы помощи зафиксировали постоянные случаи, когда российские солдаты убивали мирных жителей, насиловали и грабили мирных жителей наугад, часто без учета их национальности. Некоторые чеченцы проникли в уже умиротворенные места, скрываясь в толпах возвращающихся беглецов, одетых как гражданские лица, и атаковали изнутри, маскируясь под журналистов или сотрудников Красного Креста. [16]

Заложники освобождены во время кризиса в Бадденовске в июне 1995 года, который стал важным поворотным моментом в войне Боец-подросток в Чечне

По мере того, как война продолжалась, сепаратисты прибегали к массовым захватам заложников, пытаясь повлиять на российскую общественность и руководство России. В июне 1995 года повстанцы под предводительством Шамиля Басаева взяли в заложники более 1500 человек на юге России, что стало известно как кризис с заложниками в Буденновской больнице, где погибло около 120 мирных жителей. Рейд в Буденновск привел к временной остановке российских военных операций, что дало чеченцам время перегруппироваться во время самого серьезного кризиса и подготовиться к национальной партизанской кампании.

Полномасштабное наступление русских привело к тому, что многие противники Дудаева встали на сторону его войск, а тысячи добровольцев пополнили ряды мобильных партизанских отрядов. Многие другие сформировали местные отряды самообороны для защиты своих поселений в случае наступления федеральных сил, численность которых официально насчитывала 5000–6000 плохо экипированных солдат в конце 1995 года. В целом чеченцы выставили на вооружение около 10–12000 штатных и резервных бойцов. время, сообщает чеченское командование. Согласно отчету ООН, в составе чеченских сепаратистов было большое количество детей-солдат, некоторым из которых всего 11 лет (включая женщин). [17]

В дополнение к продолжающимся боевым действиям с применением обычных вооружений сепаратисты прибегли к партизанской тактике, такой как установка мин-ловушек и минирование дорог на территории противника. Они также эффективно использовали сочетание мин и засад. Особо следует отметить успешное использование самодельных взрывных устройств.

Правозащитные организации обвинили российские силы в неизбирательном и непропорциональном применении силы всякий раз, когда сталкиваются с сопротивлением, что привело к гибели большого числа мирных жителей.Например, во время рейда повстанцев на Гудермес в декабре 1995 года российские войска обстреляли часть города тяжелой артиллерией и ракетами, в результате чего погибло не менее 267 мирных жителей. Они также препятствовали эвакуации гражданских лиц из районов, представляющих непосредственную опасность, и не позволяли гуманитарным организациям оказывать помощь нуждающимся гражданским лицам. Боевики сепаратистов, в свою очередь, похищали или убивали чеченцев, которых считали коллаборационистами, и жестоко обращались с мирными пленными и военнопленными, особенно с пилотами. Как повстанческие, так и федеральные стороны конфликта похищали заложников с целью получения выкупа и использовали живые щиты в качестве прикрытия во время боевых действий и передвижения войск.В одном из инцидентов группа окруженных российских войск захватила около 500 гражданских заложников в 9-й городской больнице Грозного [18] . Российские силы совершали нарушения международного гуманитарного права и прав человека в гораздо большем масштабе, чем чеченские сепаратисты, хотя обе стороны конфликта применяли пытки и жестокое обращение с военнопленными. Чеченские боевики казнили военнослужащих и неоднократно захватывали мирных заложников. Нарушения со стороны военнослужащих обычно терпели и не наказывались даже при расследовании, как, например, история полковника Владимира Глебова.Обвиненный в военных преступлениях, он, тем не менее, был награжден; никаких действий предпринято не было, и ему разрешили уйти в отставку. [19]

На телевидении и в газетах широко освещались кадры кровавой бойни, не прошедшие цензуру, для российской общественности. В результате освещение событий в российских СМИ частично спровоцировало потерю общественного доверия к правительству и резкое падение популярности президента Ельцина. Чечня была одной из самых тяжелых обузданий президентской избирательной кампании Ельцина 1996 года.Кроме того, затяжная война в Чечне, особенно многочисленные сообщения о крайнем насилии в отношении гражданского населения, вызвали страх и презрение к России среди других этнических групп в федерации.

Осенью 1995 года российский командующий в Чечне генерал-лейтенант Анатолий Романов был тяжело ранен и парализован в результате взрыва бомбы в Грозном. Подозрение в ответственности за нападение упало на изгоев из российских военных, поскольку нападение разрушило надежды на постоянное прекращение огня, основанное на растущем доверии между Романовым и генералом Асланом Масхадовым, начальником штаба чеченских сил и бывшим советским полковником. [20] В августе эти двое лично отправились на юг Чечни, чтобы убедить местных командиров освободить российских пленных, в то время как российское командование распространило в СМИ информацию о том, что некоторые чеченские полевые командиры заявили, что они больше не будут подчиняться Масхадов. В феврале 1996 года российские войска в Грозном открыли огонь по массовому маршу за независимость, в котором участвовали десятки тысяч человек, в результате чего несколько демонстрантов были убиты. [21]

Распространение войны: исламизация и христианизация

Чеченский нерегулярный боец ​​с Борз

К 1995 году чеченский командир Шамиль Салманович Басаев использовал язык Джихад против России, что привлекло добровольцев со всех концов страны. Мусульманский мир.По некоторым оценкам, всего до 5000 нечеченцев служили иностранными волонтерами; в основном они были кавказцами и включали, возможно, 1500 дагестанцев, 1000 грузин и абхазов, 500 ингушей и 200 азербайджанцев, а также 300 турок, 400 славян из стран Балтии и Украины и более 100 арабов и иранцев. В число волонтеров вошли русские, в том числе москвичи. 6 марта 1996 г. кипрский пассажирский самолет, летевший в сторону Германии, был захвачен сторонниками чеченской войны с целью пропаганды чеченского дела; как и турецкое пассажирское судно, на борту которого находилось 200 российских пассажиров 9 января 1996 г. (эти инциденты, совершенные турецкими боевиками, были урегулированы без человеческих жертв).Хьюз утверждает, что то, что начиналось как сепаратистская, националистическая борьба с незначительными религиозными аспектами, если вообще имело какие-либо конкретные религиозные аспекты, все больше превращалось в исламистскую борьбу. Джеймс Хьюз. 2007. Чечня: от национализма к джихаду. (Филадельфия, Пенсильвания: University of Pennsylvania Press. ISBN 9780812240139), 98–100. Некоторые из добровольцев прошли обучение в лагере Усамы бен Ладена в Афганистане. Один из таких джихадистов, известный как ибн аль-Хаттаб, поддерживал близкие отношения с бен Ладеном.Он присоединился к Басаеву в 1995 году. Обладая военной "подготовкой и, вероятно, связями с исламским финансированием, он был назначен на важные военные командные и учебные посты". [22] В начале войны большинство чеченцев были «мусульманами в основном по названию». [23] Когда международное сообщество не поддержало чеченское дело, чеченцы обратились за помощью к своим собратьям-мусульманам. В то же время мусульмане повсюду, особенно в Боснии, чувствовали себя брошенными мировым порядком и находились под угрозой уничтожения.Учитывая то, что некоторые представляли как нападение на сам мусульманский мир, ислам можно было использовать для мобилизации поддержки войны. Хаттаб и другие также приступили к распространению «более радикальной версии ислама среди чеченских командиров». [23] Это заменило цель создания демократического независимого государства тем, что было описано как «обширный южно-евразийский халифат». [24] Нежелание международного сообщества вмешиваться на Балканах менее понятно, чем в отношении Чечни.Как постоянный член Совета Безопасности ООН, Россия могла не только утверждать, что проблема носит внутренний характер и, следовательно, выходить за рамки, но и наложить вето на любую резолюцию. Что привлекло меньше внимания, так это христианизация конфликта с российской точки зрения. Хантингтон прокомментировал, что «в начале 1990-х годов, когда православная религия и православная церковь снова стали центральными элементами российской национальной идентичности… русские сочли в своих интересах определить войну… с Чечней как« часть »более широкого столкновения, происходившего на протяжении столетий. между православной верой и исламом, с его местными противниками, теперь приверженными исламскому фундаментализму и джихаду… » [25] обе стороны виновны в демонизации друг друга и воскрешении« дьяволов прошлого »в настоящем; << Массовые убийства, пытки, изнасилования и жестокое изгнание гражданских лиц могут быть оправданы как акты межобщинной ненависти на общинной ненависти." [25]

Между тем война в Чечне породила новую форму сепаратистской деятельности в Российской Федерации. Сопротивление призыву мужчин из этнических меньшинств для участия в боевых действиях в Чечне было широко распространено среди других республик, многие из которых прошли законы и указы по этому вопросу. Например, правительство Чувашии издало указ, обеспечивающий правовую защиту солдат из республики, которые отказались участвовать в войне в Чечне, и ввел ограничения на использование российской армии в этнических или региональных конфликтах на территории России. .Некоторые региональные и местные законодательные органы призывали запретить использование призывников для подавления внутренних восстаний; другие требовали полного запрета на использование вооруженных сил для урегулирования внутренних конфликтов.

Ограниченные бои произошли в соседней Российской республике Ингушетия в 1995 году, в основном, когда российское командование отправляло войска через границу в погоне за чеченскими боевиками. Хотя все стороны в целом наблюдали различие между двумя народами, которые раньше делили автономную республику, до 200 000 беженцев из Чечни и соседней Северной Осетии обострили и без того слабую экономику Ингушетии.Несколько раз президент Ингушетии Руслан Аушев протестовал против вторжений российских солдат и даже угрожал подать в суд на Министерство обороны России за нанесенный ущерб. Сообщалось также, что недисциплинированные российские солдаты убивают, насилуют и грабят в Ингушетии. В широко освещаемом инциденте, частично засвидетельствованном при посещении российских депутатов Госдумы , по меньшей мере девять ингушских гражданских лиц и этнический башкирский солдат были убиты явно пьяными российскими солдатами. В предыдущих инцидентах пьяные российские солдаты убили еще одного российского солдата, министра здравоохранения Ингушетии и пятерых жителей ингушской деревни. [26]

Российские правительственные чиновники опасались, что действия, направленные на прекращение войны без победы, вызовут каскад попыток отделения других этнических меньшинств и станут новой мишенью для крайне националистических российских фракций. Донские казаки, изначально сочувствовавшие чеченскому делу, стали враждебными в результате чеченских террористических атак, а кубанские казаки начали организовываться против чеченцев, в том числе занимали блокпосты военизированных формирований против проникновения на их территории боевиков.В январе 1996 года российские войска в ответ на массовый захват чеченских заложников в Кизляре разрушили Первомайское, приграничное село в российской республике Дагестан. Эта акция вызвала резкую критику со стороны лояльного до сих пор Дагестана и обострила внутреннее недовольство.

Продолжение наступления русских

Группа чеченцев бойевиков (бойцов)

Плохо дисциплинированные, плохо снабженные и плохо руководимые призывники российской армии оказались неспособными подавить решительную чеченскую оппозицию как в чеченской столице, так и в других странах. сельская местность.Российским войскам потребовалось более 15 месяцев, чтобы захватить Бамут, небольшую деревню к юго-западу от столицы Грозный, которая упала 22 мая 1996 года. 6 марта 1996 года от 1500 до 2000 чеченских боевиков проникли в Грозный и начали трехдневный внезапный рейд. на город, захватив большую часть города и захватив тайники с оружием и боеприпасами. Также в марте чеченцы напали на Самашки, где сотни жителей были убиты беспорядочным российским огнем. Месяц спустя, 16 апреля, войска арабского полководца Ибн аль-Хаттаба в засаде возле Шатоя уничтожили крупную российскую бронетанковую колонну, в результате чего погибло не менее 53 солдат.В другом под Ведено погибли не менее 28 военнослужащих.

По мере того как военные поражения и растущие жертвы делали войну все более непопулярной в России, а по мере приближения президентских выборов 1996 года правительство Ельцина искало выход из конфликта. Хотя 21 апреля 1996 г. в результате ракетного удара России был убит президент Чечни Джохар Дудаев, повстанцы упорствовали. Ельцин официально объявил о «победе» в Грозном 28 мая 1996 года, после того как с исполняющим обязанности президента Чечни Зелимханом Яндарбиевым было подписано новое временное прекращение огня.Пока политические лидеры говорили о прекращении огня и мирных переговорах, вооруженные силы продолжали вести боевые действия. 6 августа 1996 года, за три дня до инаугурации Ельцина на его второй президентский срок, и когда большая часть войск Российской армии была перемещена на юг из-за того, что планировалось как их последнее наступление на оставшиеся горные оплоты повстанцев, чеченцы начали еще одно внезапное нападение на Грозный.

3-я битва за Грозный

Чеченский боец ​​укрывается за сгоревшей российской БМП-1 на улице Грозного

Несмотря на то, что у русских было около 12000 военнослужащих в Грозном и его окрестностях, более 1500 чеченских боевиков возглавляли Аслан Масхадов, Шамиль Басаев и Руслан Гелаев захватили ключевые районы за считанные часы.Затем нападавшие осадили российские посты и базы, а также правительственный комплекс в центре, в то время как ряд чеченцев, считавшихся коллаборационистами России, были окружены, задержаны и в некоторых случаях казнены. [27] В то же время русские войска в других городах Аргун и Гудермес были слишком окружены своими гарнизонами.

Несколько попыток бронетанковых колонн армии по спасению, в основном, частей МВД, которые были захвачены чеченцами, были отражены с тяжелыми потерями среди русских; 276-й моторизованный полк численностью 900 человек потерял 450 человек убитыми или ранеными в двухдневной попытке достичь центра города.Российские военные заявили, что более 200 солдат были убиты и почти 800 ранены за пять дней боев и что неизвестное число пропало без вести; По оценкам чеченцев, число погибших россиян приближается к 1000. Тысячи деморализованных, голодных и жаждущих солдат были либо взяты в плен, либо окружены и в значительной степени разоружены, их тяжелое оружие и боеприпасы конфискованы повстанцами.

19 августа, несмотря на присутствие в Грозном от 50 000 до 200 000 чеченских и российских мирных жителей, а также тысяч федеральных военнослужащих, российский командующий Константин Пуликовский поставил ультиматум чеченским боевикам: покинуть город в течение 48 часов, либо это будет уничтожен массированной бомбардировкой с воздуха и с земли.За этим последовал хаос сцен паники, когда мирные жители пытались бежать до того, как армия осуществила свою угрозу, при этом некоторые части города загорелись, а от снарядов разлетелись колонны беженцев. [28] Обстрел был остановлен прекращением огня, заключенным 22 августа советником Ельцина по национальной безопасности Александром Лебедем. Ультиматум, выдвинутый замененным генералом Пуликовским, был «плохой шуткой», сказал генерал Лебедь. [29] Однако позже Масхадов заявил, что ультиматум, вероятно, был инициативой Лебедя. [30]

Хасавюртовское соглашение

В ходе последующих восьми часов переговоров Лебедь и Масхадов подготовили и подписали Хасавюртовское соглашение 31 августа 1996 года. Оно включало: технические аспекты демилитаризации, вывод обоих сил сторон из Грозного, создание объединенного штаба по предотвращению мародерства в городе, вывод всех федеральных сил из Чечни к 31 декабря 1996 г., а также положение о том, что любое соглашение об отношениях между Чеченской Республикой Ичкерия и федеральными властями России Правительство не должно быть подписано до конца 2001 года.

Последствия

Потери

По данным Генерального штаба ВС РФ, 3826 военнослужащих были убиты, 17 892 ранены и 1906 пропали без вести. [31] Сили отмечает, что официальной статистике нельзя доверять, потому что никто с российской стороны «не проявил ни малейшего уважения к точности информации». [32]

Трупы на грузовике в Грозном

Чеченские потери оцениваются в 100 000 убитых и более, большинство из которых - мирные жители. [33] По разным оценкам, число погибших или пропавших без вести чеченцев составляет от 50 000 до 100 000 человек. Министр внутренних дел России Куликов заявил, что погибло менее 20 000 мирных жителей. Команда депутата Госдумы Сергея Ковалева может предложить свою консервативную, задокументированную оценку более 50 тысяч погибших мирных жителей. Александр Лебедь утверждал, что от 80 000 до 100 000 были убиты и 240 000 ранены. [34] По данным властей Ичкерии, было убито около 100 000 человек.

По оценкам чеченских сепаратистов, их боевые жертвы составили около 3000 человек, в том числе 800 за первые три месяца, в основном убитые из минометов. [35] , хотя это число почти наверняка слишком мало. Тони Вуд, журналист и писатель, много писавший о Чечне, оценил потери чеченских боевиков примерно в 4000 человек. [36] Однако невозможно точно знать, сколько чеченских повстанцев было убито, поскольку многие воевали независимо и не находились под контролем Дудаева (как таковые, их гибель не учитывалась в официальных чеченских потерях).Российская оценка намного выше; По оценкам командования Федеральных сил России, к концу войны было убито 15 000 чеченских боевиков. [37]

Заключенные

В Хасавюртовских соглашениях обе стороны конкретно договорились об обмене пленными «всех на всех», который должен быть произведен в конце войны. Несмотря на это обязательство, многие люди оставались под стражей в принудительном порядке.

По данным Хьюман Райтс Вотч, по состоянию на середину января 1997 года чеченцы по-прежнему держали от 700 до 1000 российских солдат и офицеров в качестве военнопленных. [38] По данным Amnesty International в том же месяце, 1058 российских солдат и офицеров все еще были задержаны чеченскими боевиками, которые были готовы освободить их в обмен на членов чеченских вооруженных формирований. [39]

Частичный анализ, проведенный «Жертвами войны», 264 из 1432 пропавших без вести, показал, что по состоянию на 30 октября 1996 года по крайней мере 139 все еще находились под стражей с российской стороны. Было совершенно неясно, сколько из этих людей осталось в живых. [38]

Московский мирный договор

Хасавюртовское соглашение открыло путь к подписанию еще двух соглашений между Россией и Чечней. В середине ноября 1996 года Ельцин и Масхадов подписали соглашение об экономических отношениях и возмещении ущерба чеченцам, "пострадавшим" от войны 1994–1996 годов.

В феврале 1997 года Россия также одобрила амнистию для российских солдат и чеченских повстанцев, которые совершили противоправные действия в связи с войной в Чечне с 9 декабря 1994 года по 1 сентября 1996 года.

Через шесть месяцев после Хасавюртского соглашения, 12 мая 1997 года, избранный чеченским президентом Аслан Масхадов отправился в Москву, где он и Ельцин подписали официальный договор «о мире и принципах российско-чеченских отношений», который, по прогнозам Масхадова, будет ликвидировать «любые основания для разжигания неприязни между Москвой и Грозным». [40]

Оптимизм Масхадова, однако, оказался неуместным. В течение следующих двух лет несколько бывших соратников Масхадова во главе с полевым командиром Шамилем Басаевым и Ибн аль-Хаттабом начали вторжение в Дагестан летом 1999 года, и вскоре Россия снова вторглась в Чечню, начав вторую чеченскую войну. .

Наследие

В черновике Хаджи Мурат, от 1902 года Леон Толстой писал:

Произошло то, что всегда происходит, когда государство, обладающее большой военной мощью, вступает в отношения с примитивными малочисленными народами, живущими своей независимой жизнью. Либо под предлогом самообороны, даже если любые атаки всегда провоцируются оскорблениями сильного соседа, либо под предлогом принесения цивилизации дикому народу, даже если этот дикий народ живет несравненно лучше и мирнее, чем его цивилизаторы. … Слуги крупных военных государств совершают всевозможные злодеяния против малых народов, настаивая на том, что с ними невозможно бороться никаким другим способом. [41]

Оптимизм Масхадова, к сожалению, оказался неуместным. В течение следующих двух лет несколько бывших соратников Масхадова во главе с полевым командиром Шамилем Басаевым и Ибн аль-Хаттабом начали вторжение в Дагестан летом 1999 года, и вскоре Россия снова вторглась в Чечню, начав вторую чеченскую войну. . Российская армия оккупировала Чечню, положив конец ее автономии. После 11 сентября Россия охарактеризовала их кампанию не столько как «борьбу с повстанцами», сколько как часть международной войны с терроризмом. [42] и чеченские группировки были определены правительством США как террористические организации. [43] . «Чечня, - говорит Хан, - теперь регулярно упоминается в заявлениях бен Ладена, аз-Завахири и других радикальных исламистов», и «минимальная цель создания северокавказского халифата все чаще сопровождается более амбициозной целью: освобождением. всех «мусульманских земель» на территории России и бывшего Советского Союза и создание евразийского исламистского халифата ». Это будет способствовать осуществлению плана бен Ладена «объединить прилегающие мусульманские земли» для восстановления халифата », утраченного с распадом Османской империи в 1921 году." [44] Джихадистская повестка начала распространяться на соседние регионы.

То, что начиналось как националистическое движение, превратилось в гораздо более сложную вооруженную кампанию, в результате которой люди продолжают гибнуть. Первая чеченская война характеризовался бесцеремонным отношением к ценности жизни, настолько, что точные статистические данные даже не регистрировались российской армией. Ни одна из сторон не соблюдала международные правила ведения войны. Возможно, обе стороны использовали формы террора, а не обычные стратегии.Представление конфликта как конфликта терроризма и борьбы с терроризмом затемняет реальность того, что речь идет о сопротивлении народа колониальному правлению. Вуд утверждает, что война в Чечне по-прежнему является антиимперской борьбой, морально сопоставимой с теми, что имели место в других местах, что чеченцы никогда не принимали российское господство и имеют право на свободу. Чеченцы ответили на «повсеместную жестокость» «единственным достоянием гордого, но доминирующего народа - сопротивлением». [45] Если бы Россия уважала право чеченцев на самоопределение, можно было бы избежать многого насилия.Перед лицом попытки России удержать Чечню силой чеченцы, в свою очередь, отвечают силой. Насилие привело к еще большему насилию. Слишком часто международное сообщество пыталось улучшить войну вместо того, чтобы сделать войну немыслимой. В этом конфликте игнорировались гуманитарные конвенции о ведении войны, которые фактически только ограничивают войну; даже существуя, они признают, что нации будут участвовать в войне. Если какой-то урок можно извлечь из чеченской войны, так это то, что если люди действительно не верят в дешевизну жизни, мирные ненасильственные средства разрешения споров являются единственными морально приемлемыми.

Примечания

  1. ↑ Майкл Д. Голдхабер, 2007. Народная история Европейского суда по правам человека. (Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Rutgers University Press. ISBN 9780813539836), 150.
  2. ↑ Алексей Георгиевич Арбатов. 1997. Управление конфликтом в бывшем Советском Союзе: российские и американские перспективы. (Исследования CSIA в области международной безопасности.) (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс, США: MIT Press. ISBN 9780262510936), 57.
  3. 3,0 3,1 Иб Форби, Битвы за Грозный.Королевский датский колледж обороны: Baltic Defense Review 2 (1999): 80. Получено 19 января 2009 г. Ошибка цитирования: недопустимый тег ; название «Балтика» определено несколько раз с разным содержанием
  4. ↑ Эммануэль Карагианнис. 2002. Энергия и безопасность на Кавказе. (Лондон, Великобритания: Routledge. ISBN 9780700714810), 61.
  5. ↑ John B. Dunlop. 1998. Россия противостоит Чечне: корни сепаратистского конфликта. (Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press.ISBN 9780521631846), 208.
  6. ↑ Карлотта Галл и Томас Де Ваал. 2000. Чечня: бедствие на Кавказе. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. ISBN 9780814731321), 177.
  7. ↑ Джон П. Моран. 2002. От государства-гарнизона к государству-нации: политическая власть и российские вооруженные силы при Горбачеве и Ельцине. (Вестпорт, Коннектикут: Praeger. ISBN 9780275972172), 45.
  8. ↑ Золтан Д. Барани. 2007. Демократический распад и упадок российской армии. (Princeton, NJ: Princeton University Press. ISBN 9780691128962), 98.
  9. ↑ Mennonite Central Committee, 2000, Использование кассетных боеприпасов силами Российской Федерации в Чечне Кластеры смерти Глава 3: Использование кассетных боеприпасов силами Российской Федерации в Чечне. Чечня. Проверено 19 января 2009 г.
  10. ↑ Брайан Глин Уильямс, 2001. «Русско-чеченская война: угроза стабильности на Ближнем Востоке и в Евразии?» Ближневосточная политика 8 (1): 128-148.
  11. ↑ Галл и Де Ваал.2000. стр. 19.
  12. ↑ Первая кровавая битва. BBC News . Проверено 19 января 2009 года.
  13. ↑ Руслан Алихаджиев, 1999, Интервью.] Small Wars Journal Проверено 19 января 2009 года.
  14. ↑ Уроки, извлеченные из современного городского боя. Армия США. Выдержка из FM-радио США 3-06.11 - Комбинированные вооружения в городской местности - 28 февраля 2002 г. Источник - 12 января 2009 г.
  15. Human Rights Watch . 1996. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ Развитие прав человека Всемирный доклад Хьюман Райтс Вотч .Проверено 19 января 2009 г.
  16. ↑ Тимоти Л. Томас и Чарльз П. О'Хара, Борьба со стрессом в Чечне: «Беспорядок равных возможностей». Журнал Медицинского департамента армии (январь-март 2000 г.) Проверено 19 января 2009 г.
  17. ↑ Положение с правами человека в Чеченской Республике Российской Федерации Доклад Генерального секретаря ЭКОСОС. Проверено 19 января 2009 г.
  18. ↑ Орлов О.П., Черкасов Александр. 1997. За их спиной: использование российскими войсками мирных жителей в качестве заложников и живых щитов во время войны в Чечне. (Москва, RU: ПЦ «Мемориал». ISBN 9785882550225), 27
  19. ↑ Владимир Глебов. Глобальный Архив Мудрости Единства . Проверено 19 января 2009 г.
  20. ↑ Оксана Яблокова, 2003 г., Чествование заставленного генерала The St. Petersburg Times Проверено 19 января 2009 г.
  21. ↑ Крис Хантер, 1996 г., Массовые протесты в Грозном заканчиваются кровопролитием. Chechnya PeaceWatch Project , 1. Проверено 19 января 2009 года.
  22. ↑ Hughes, 2007, 102.
  23. 23,0 23,1 Питер Л. Берген. 2001. Holy war, Inc .: внутри секретного мира Усамы бен Ладена. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Free Press. ISBN 9780743205023), 239.
  24. ↑ Гордон М. Хан. 2007. Исламская угроза в России. (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета. ISBN 9780300120776), 36.
  25. 25,0 25,1 Сэмюэл П. Хантингтон. 1996. Столкновение цивилизаций и изменение мирового порядка. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер.ISBN 9780684811642), 271.
  26. ↑ Армия деморализована Центр российских исследований , 17 декабря 1994 г. Дата обращения 19 января 2009 г.
  27. ↑ Орлов О.П., А.В. Черкасов, А. Соколов. Нарушение прав человека и норм гуманитарного права в ходе вооруженного конфликта в Чеченской Республике. Отчет Правозащитного центра «Мемориал» . Проверено 19 января 2009 года.
  28. ↑ Нанетт ван дер Лаан и Робин Гедье, 1996, Лебедь отменяет штурм Грозного Электронный телеграф , выпуск 457.Проверено 19 января 2009 г.
  29. ↑ Моран, 2002, 53.
  30. ↑ Аслан Масхадов, 1999, Интервью. Small Wars Journal , 6.
  31. ↑ Роджер Э. Канет. 2007. Россия: возрождение великой державы. (Бейзингсток, Великобритания: Palgrave Macmillan. ISBN 9780230543041), 72.
  32. ↑ Роберт Сили. 2000. Русско-чеченский конфликт, 1800–2000 гг. (Лондон, Великобритания: Routledge. ISBN 9780714649924), 260. Сили предлагает подробное обсуждение жертв войны.
  33. ↑ Пабель Фельгенгауэр, 2003, Российская армия в Чечне. Преступления войны проект . Проверено 19 января 2009 г.
  34. ↑ Open Media Research Institute. 1995. Transition. (Прага, Чехия: Институт исследования открытых СМИ), 89.
  35. ↑ Далхан Хожаев, 1999, Интервью. Small Wars Journal Проверено 19 января 2009 г.
  36. ↑ Тони Вуд. 2007. Чечня: аргументы в пользу независимости. (Лондон, Великобритания: Verso. ISBN 9781844671144), 75.
  37. ↑ Stasys Knezys and Romaras Sedlickas. 1999. Война в Чечне. (Колледж-Стейшн, Техас: издательство Техасского университета A&M. ISBN 97808567), 303-304.
  38. 38,0 38,1 Пропавшие без вести, насильственно задержанные и обмены. Хьюман Райтс Вотч. Проверено 19 января 2009 г.
  39. ↑ AI Report 1998: Российская Федерация Amnesty International. Проверено 19 января 2009 года.
  40. ↑ Ельстин, Масхадоб подписывают мирное соглашение. Друзья и партнеры. 1 (28): Часть I. Получено 19 января 2009 г.
  41. ↑ цитируется Wood, 2007, i.
  42. ↑ Hughes, 2007, 131.
  43. ↑ Hughes, 2007, 139.
  44. ↑ Hahn, 85.
  45. ↑ Wood, 2007, 5, 8.

Источники

  • Арбатов, Алексей Георгиевич. 1997. Управление конфликтом в бывшем Советском Союзе: российские и американские перспективы. (CSIA изучает международную безопасность.) Кембридж, Массачусетс: MIT Press. ISBN 9780262510936.
  • Барани, Золтан Д. 2007. Демократический распад и упадок российской армии. Princeton, NJ: Princeton University Press. ISBN 9780691128962.
  • Берген, Питер Л. 2001. Holy war, Inc .: внутри секретного мира Усамы бен Ладена. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса. ISBN 9780743205023.
  • Данлоп, Джон Б. 1998. Россия противостоит Чечне: корни сепаратистского конфликта. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. ISBN 9780521631846.
  • Галл, Карлотта и Томас Де Ваал. 2000. Чечня: бедствие на Кавказе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.ISBN 9780814731321.
  • Голдхабер, Майкл Д. 2007. Народная история Европейского суда по правам человека. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса. ISBN 9780813539836.
  • Хан, Гордон М. 2007. Исламская угроза в России. Нью-Хейвен: издательство Йельского университета. ISBN 9780300120776.
  • Хьюз, Джеймс. 2007. Чечня: от национализма к джихаду. (Национальный и этнический конфликт в 21 веке) Филадельфия, Пенсильвания: University of Pennsylvania Press.ISBN 9780812240139.
  • Хантингтон, Сэмюэл П. 1996. Столкновение цивилизаций и изменение мирового порядка. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер. ISBN 9780684811642.
  • Канет, Роджер Э. 2007. Россия: возрождение великой державы. Исследования в Центральной и Восточной Европе. Бейзингсток, Великобритания: Palgrave Macmillan. ISBN 9780230543041.
  • Карагианнис, Эммануэль. 2002. Энергия и безопасность на Кавказе. Лондон, Великобритания: Рутледж. ISBN 9780700714810.
  • Кнежис, Стасис и Ромарас Седлицкас. 1999. Война в Чечне. Колледж-Стейшн, Техас: Издательство Техасского университета A&M. ISBN 97808567.
  • Моран, Джон П. 2002. От государства-гарнизона к государству-нации: политическая власть и российские вооруженные силы при Горбачеве и Ельцине. Вестпорт, Коннектикут: Прегер. ISBN 9780275972172.
  • Орлов О.П. и Александр Черкасов. 1997. За их спиной: использование российскими войсками мирных жителей в качестве заложников и живых щитов во время войны в Чечне. Москва, RU: Правозащитный центр "Мемориал". ISBN 9785882550225.
  • Политковская, Анна. 2003. Уголок ада: депеши из Чечни. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. ISBN 9780226674322.
  • Сили, Роберт. 2000. Русско-чеченский конфликт, 1800–2000 гг. Лондон, Великобритания: Рутледж. ISBN 9780714649924.
  • Смит, Себастьян. 1998. Горы Аллаха: политика и война на российском Кавказе. Лондон, Великобритания: I.B. Тавриды.ISBN 9781860642159.
  • Стоун, Дэвид Р. 2006. Военная история России: от Ивана Грозного до войны в Чечне. Вестпорт, Коннектикут: Praeger Security International. ISBN 9780275985028.
  • Толстой Лев. 2007. Хаджи-Мурат. Миннеаполис, Миннесота: Filiquarian Pub. ISBN 9781599866253.
  • Уильямс, Брайан Глин, 2001. "Русско-чеченская война: угроза стабильности на Ближнем Востоке и в Евразии?" Ближневосточная политика 8 (1): 128-148.
  • Вуд, Тони.2007. Чечня: аргументы в пользу независимости. Лондон, Великобритания: Verso. ISBN 9781844671144.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 10 апреля 2017 г.

Источники

Энциклопедия Нового Света Писатели и редакторы переписали и завершили статью Википедии в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства.Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов Энциклопедии Нового Света, и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в энциклопедию Нового Света :

Примечание. могут применяться ограничения на использование отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Война России в Чечне по JSTOR

Journal Information

International Security публикует ясные, хорошо задокументированные эссе. по всем аспектам контроля и применения силы, от всех политических точки зрения. Его статьи охватывают современные вопросы политики и исследуют стоящие за ними исторические и теоретические вопросы. Очерки международной безопасности определили дискуссии по Политика национальной безопасности США и программа стипендий. по вопросам международной безопасности.Читатели журнала International Security узнают о новых разработках в: причины и предотвращение войны этнический конфликт и миротворчество проблемы безопасности после холодной войны Европейская, азиатская и региональная безопасность ядерные силы и стратегия контроль над вооружениями и распространение оружия постсоветские проблемы безопасности дипломатическая и военная история

Информация об издателе

Одна из крупнейших университетских издательств в мире, MIT Press издает более 200 новых книг каждый год, а также 30 журналов по искусству и гуманитарным наукам, экономике, международным отношениям, истории, политологии, науке и технологиям, а также другим дисциплинам.Мы были одними из первых университетских издательств, которые предлагали названия в электронном виде, и мы продолжаем внедрять технологии, которые позволяют нам лучше поддерживать научную миссию и широко распространять наш контент. Энтузиазм прессы к инновациям находит отражение в том, что мы постоянно исследуем этот рубеж. С конца 1960-х годов мы экспериментировали с поколениями электронных издательских инструментов. Благодаря нашей приверженности новым продуктам - будь то электронные журналы или совершенно новые формы коммуникации - мы продолжаем искать наиболее эффективные и действенные средства обслуживания наших читателей.Наши читатели ожидают от наших продуктов превосходного качества и могут рассчитывать на то, что мы сохраним приверженность созданию строгих и инновационных информационных продуктов в любых формах, которые может принести будущее издательского дела.

Помощники Ельцина ведут войну в Чечне

Помощники Ельцина ведут войну в Чечне
Семья чеченских беженцев пересекает границу Чечни и Северной Осетии возле российской военной базы Моздок.(AFP)
Дэвид Хоффман
Вашингтон пост дипломатической службы
Четверг, 7 октября 1999 г .; Стр. A1

МОСКВА, 6 октября. Когда почти пять лет назад началась последняя война в Чечне, президент Борис Ельцин ускользнул из поля зрения общественности, поскольку российские генералы катастрофически погрузились в наземную войну в мятежном южном регионе.

На две недели Ельцин был госпитализирован для того, что помощники назвали обычной операцией на носу.Теперь, когда примерно 50 000 российских военнослужащих осторожно продвинулись в северную Чечню, Ельцин снова почти исчез.

Оставив этот вопрос полностью в руках своих генералов и премьер-министра Владимира Путина, Ельцин не явился на этой неделе на заседание Совета безопасности Кремля, которое он возглавляет и который одобрил пересмотренный документ о национальной безопасности, призывающий к увеличению расходов на оборону.

Его отсутствие - лишь одно из отголосков 1994 года, которое вызвало у нас вопросы о том, усвоила ли Россия горькие уроки последнего конфликта, в результате которого погибли десятки тысяч мирных жителей.Ельцин назвал своей самой серьезной ошибкой двухлетнюю чеченскую войну.

Ельцин был и вне поля зрения в течение многих лет, поскольку он боролся с плохим здоровьем и старался держаться подальше от болезненных и непопулярных событий здесь. Он был отстранен, часто на месяцы, из-за сердечного приступа, и источники говорят, что он все еще страдает от проблем с кровообращением, хотя недавно он утверждал, что чувствует себя хорошо.

Его сдержанность также может быть вызвана желанием избежать трудных ситуаций и позволить членам кабинета министров принять жару.За последние 18 месяцев он уволил пять премьер-министров, часто выжидая своего часа, а затем действуя резко. Есть также большие политические ставки - последствия очередного военного провала в Чечне могут отразиться на выборах в следующем году по выбору преемника Ельцина.

Здешние аналитики и политики говорят, что последнее наступление в Чечню - создать «зону безопасности» по всему региону и запретить чеченским партизанам способствовать восстанию на прилегающих российских территориях - несет в себе риск затяжного боя против закаленных чеченских сил обороны.И, по их словам, Москве будет труднее достичь урегулирования путем переговоров, чем в прошлую войну, потому что Чечня более раздроблена и слабее, чем была три года назад.

«У нас есть« Уловка-22 », - сказал Владимир Аверчев, член центристской фракции« Яблоко »в нижней палате парламента - Государственной Думе. «Хотя в принципе все согласны, что мы должны сделать все, чтобы найти политическое решение, неясно, как это сделать и с кем».

На бумаге Ельцин восседает на вершине того, что Лилия Шевцова, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир, назвала «суперпрезидентским режимом», в котором он осуществляет власть как практический арбитр между ключевыми группами интересов.Но Шевцова отметила в недавней книге о Ельцине, что политическая структура рушится из-за плохого здоровья Ельцина и из-за того, что другие больше не уважают его решения. Лидер верхней палаты парламента недавно заявил, что Ельцин ничего не контролирует в России за стенами Кремля.

Юрий Коргунюк, аналитик Центра прикладных политических исследований «Индем», исследовательской организации здесь, сказал, что Россия использует кнут и пряник в Чечне, то, что русские называют кнутом и имбирным пряником.«Более или менее понятно, что имеется в виду под кнутом», - сказал он об осторожном продвижении военных в Чечню. «Пока совершенно непонятно, что имеется в виду под пряниками. Здесь нет конкретного плана. Они не ставят вопрос -« Хорошо, мы захватим, оккупируем Чечню. А что дальше? » Как эта проблема будет решена в следующий раз? "

Последние боевые действия начались в августе после того, как чеченские боевики вторглись в соседний российский регион Дагестан, захватили несколько городов и заявили о своем намерении создать там исламское государство.Российские войска отбили партизан, но серия смертоносных бомбовых атак на российские многоквартирные дома, в которых Кремль обвинил чеченских боевиков, вынудила Москву нанести авиаудары по ключевым чеченским объектам и развернуть войска на границе. Тысячи мирных жителей бежали от боевых действий, и сейчас российские войска оккупируют северную треть Чечни.

В некотором смысле ошибки прошлой войны все еще отражаются здесь. Путин предложил установить в регионе пророссийское марионеточное правительство, и это напоминает о том, как Москва полагалась на непопулярных суррогатов в предыдущем конфликте.Военные лидеры также говорили о быстром «хирургическом» ударе и быстрой победе, хотя раньше они просчитывались.

Но в остальном этот чеченский конфликт отличается от предыдущего. Аверчев напомнил, что предыдущая война рассматривалась чеченцами как жестокая попытка Москвы навязать свою волю и подавить там чувство независимости. На этот раз, по его словам, Россия находится в обороне, раскачиваясь после терактов в Дагестане и взрывов жилых домов, в результате которых погибло около 300 человек.Он сказал, что российское общественное мнение «очень серьезно изменилось» отчасти из-за того, что произошло в Чечне после первой войны, когда регион погрузился в состояние беззакония, в котором процветали похищения людей и работорговля.

В полевой тактике российское наступление также отличалось от наступления 1994 года, когда армейские командиры бросали в бой плохо обученных призывников, которые не были готовы к местности, ненастной погоде и свирепости своих врагов. На этот раз армия продвинулась осторожно.

По словам Аверчева, военные теперь понимают, что общественная «поддержка этой операции обусловлена» сокращением потерь среди российских войск. Коргунюк сказал, что военные извлекли урок из общественного недовольства последней войной, «что необходимо как минимум для предотвращения роста антивоенных настроений внутри самой России и попытаться обойти проблему человеческих потерь среди солдат, в том числе новых. новобранцы ". Он сказал, что до сих пор армия добивалась этого путем «строгой военной цензуры и отключения других источников информации о военной операции»."

Политики и аналитики также обеспокоены тем, что у Москвы нет стратегии урегулирования конфликта путем переговоров. Президент Чечни Аслан Масхадов был серьезно ослаблен внутренней оппозицией, в то время как лидер дагестанского вторжения, командующий партизанами Шамиль Басаев, пообещал, что нападения на территорию России будут продолжаться.

Ельцин также политически слабее, чем когда-либо, и его исчезновение из поля зрения может сигнализировать о его неуверенности, сказал Коргунюк. «У Ельцина действительно есть этот трюк», - сказал он.«Когда он не знает, как решить проблему и колеблется между тем или иным вариантом, иногда невозможно вытащить его клешнями. Он долго молчит».

© 1999 The Washington Post Company

Вернуться к началу

Чечня и Россия: история конфликта | Новости и текущие события из Германии и всего мира | DW

Конфликт между чеченцами и русскими имеет многовековую историю. Когда южный сосед Чечни, христианская Грузия, согласился на союз с Москвой в 1783 году, мусульманский Северный Кавказ был окружен, и началась священная война.Спустя десятилетия Кавказская война растянулась на 47 лет и окончилась в 1864 году.

Иосиф Сталин, обвинивший чеченцев в помощи немцам во время Второй мировой войны, отправил всю страну в изгнание, убив около одной трети из них в пути. в Казахстан.

«Когда они вернулись, они никогда не переставали думать о сепаратизме, но это было невозможно в советские времена», - говорит Гасан Гусейнов, эксперт по этническим конфликтам в бывшем Советском Союзе, преподававший чеченскую историю и политику в Университете Генриха Гейне. в Дюссельдорфе.

Сепаратистское движение началось с распада Советского Союза и привело к кровопролитным сражениям в 1994 и 1995 годах. До начала боевых действий население составляло 1,1 миллиона человек: две трети - этнические чеченцы и четверть - русские. В столице Грозном, которая сейчас лежит в руинах, проживало около 400 тысяч человек.

Десятки тысяч мирных жителей погибли в ходе боевых действий, хотя точные данные о точном количестве погибших отсутствуют. Многие чеченцы сегодня живут в лагерях беженцев.

Антисепаратизм - основная причина

Ситуация несколько успокоилась после того, как похищение в январе 1996 года побудило режим Ельцина предпринять шаги в направлении создания отдельного государства. Однако этого так и не произошло, и когда Владимир Путин стал президентом, он сделал антисепаратизм своей главной причиной.

«Когда Путин пришел к власти в 1999 году, его основным посланием населению было:« На территории бывшего Советского Союза есть раненое место, и я вылечу это раненое место.Я остановлю сепаратистов раз и навсегда », - поясняет Гусейнов.

Хотя это послание было очень популярно среди россиян, его было труднее продать внешнему миру. До терактов 11 сентября 2001 года.

«Сразу после 11 сентября Путин решил, что может получить поддержку этой позиции, потому что она очень похожа (на терроризм) и очень похожа», - говорит Гусейнов. «И, несомненно, есть контакты между чеченцами и арабскими группировками, или Талибаном, или Аль-Каидой, потому что это теневой мир.И это мир с огромным количеством оружия ».

За два года, прошедшие после 11 сентября, сотни людей погибли как в Чечне, так и за ее пределами. Теракты смертников, связанные с сепаратистскими повстанцами, стали обычными заголовками в газетах, а международное сообщество осудило эти акты как терроризм. Критика политики России в Чечне была в лучшем случае осторожной.

Россия: чеченская война | Концовки массовых злодеяний

Введение | Зверства | Смертельные случаи | Окончание | Кодирование | Процитированные работы | Банкноты

Введение

Чечня была включена в состав России в середине 1800-х годов, но долгое время боролась против российского правления и сопротивлялась социальной и культурной ассимиляции.В 1944 году Сталин депортировал все чеченское население в Казахстан; они вернули в массовом порядке за годы после смерти Сталина. Когда в декабре 1991 года распался Советский Союз, Чечня была одной из нескольких республик, большинство из которых не являлось этническим русским, остававшимся в составе Российской Федерации. Чеченские лидеры стремились воспользоваться политическими потрясениями, чтобы отстоять долгожданную независимость от России. 1 ноября 1991 года чеченцы во главе с генералом Джохаром Дудаевым в одностороннем порядке провозгласили независимость Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ).Многие нечеченцы покинули этот район, и последовал неспокойный период де-факто независимости. 1 декабря 1994 года президент России Борис Ельцин приказал российской армии «восстановить конституционный порядок» в республике и начал вторжение.

Зверства

Война велась между российской армией, которая находилась на грани распада, и отправляла в Грозный, столицу, призывников, которые были неподготовленными, плохо экипированными, недокормленными и плохо оплачиваемыми под командованием плохого руководства.С другой стороны, были высокомотивированные, но плохо подготовленные и оснащенные чеченские силы, которые также нарушали права человека в отношении этнических русских и тех, кто с ними не соглашался.

Война началась 31 декабря 1994 года массовым штурмом столицы страны Грозного. При поддержке Министерства внутренних дел российская армия провела интенсивные воздушные и артиллерийские обстрелы города, превратив его в руины, что привело к многочисленным жертвам среди гражданского населения и перемещению населения.[i] Однако, когда русские предприняли попытку штурма, они вскоре увязли в городских боях с чеченскими войсками и также понесли большие потери. Некоторые источники предполагают, что большинство погибших среди гражданского населения в Грозном были русскими, поскольку огромное количество этнических чеченцев бежало в близлежащие села.

чеченских боевика отступили в отдаленные села и города, большинство из которых к весне 1995 года были захвачены российскими солдатами. Сообщения о нарушениях прав человека - пытках, суммарных казнях, похищениях, изнасилованиях и грабежах - сопровождали их оккупацию.Особенно заметным было насилие в городе Самашки, где в апреле было убито более сотни мирных жителей. В июне 1995 года чеченский солдат Шамиль Баясев захватил больницу за пределами Чечни в Буденновске, взял заложников и потребовал прекращения войны и прямых переговоров между российскими и чеченскими лидерами. Басеав убил несколько заложников, прежде чем российский лидер решил начать рейд, и многие другие были убиты в результате нападения, в конечном итоге около 130 мирных жителей погибли. Басеав отступил в Чечню.

Несмотря на подавляющее военное превосходство России, она не могла легко выиграть партизанскую войну, и боевые действия сказались не только с точки зрения убитых русских солдат, но и с точки зрения морального духа России, с несколькими отставками высокого уровня из-за конфликта, плохим боевым духом армии. , и низкая поддержка со стороны населения. На чеченской стороне, несмотря на большие потери, независимость оставалась сильной народной поддержкой. Российская тактика нанесения ударов по гражданским центрам, нарушения прав человека и чрезмерное применение силы поддерживала дело повстанцев.

Погибших

Оценки числа убитых мирных жителей колеблются от 20 000 до 100 000 [ii], причем на последнюю цифру обычно ссылаются чеченские источники. Большинство ученых и правозащитных организаций обычно оценивают число жертв среди гражданского населения в 40 000 [iii]; эта цифра приписывается исследованию и стипендии эксперта по Чечне Джона Данлопа, который оценивает общее число жертв среди гражданского населения не менее 35 000. [iv] Этот диапазон также согласуется с послевоенными публикациями российского статистического управления, оценивающими от 30 000 до 40 000 [v] мирных жителей убиты.Московская правозащитная организация «Мемориал», которая активно документировала нарушения прав человека на протяжении всей войны, оценивает число жертв среди гражданского населения, которое немного выше - 50 000 [vi]

.

Не существует общепринятой методики подсчета погибших среди гражданского населения во время Первой чеченской войны. Большинство попыток зарегистрировать погибшие были сосредоточены на гибели комбатантов. Ни одна из сторон конфликта не зафиксировала точного числа погибших среди гражданского населения, и никакие записи не позволили дезагрегировать жертвы по этническому признаку.Хотя российское статистическое управление опубликовало список с указанием примерно 40 000 жертв среди гражданского населения после войны, унизительное поражение в первой военной кампании России в Чечне и связанное с этим нежелание российских официальных лиц предоставлять точные отчеты о потерях среди гражданского населения или военного персонала осложнили попытки определить общие жертвы среди гражданского населения с обеих сторон. Чеченские официальные лица также опубликовали оценки общих потерь как в этом конфликте (1994–1996 гг.), Так и во втором конфликте (1999–2000 гг.), Оценивая потери в 160 000 человек, но эти цифры не дезагрегированы.[vii] Попытки проверить статистику еще больше осложнились отсутствием независимых наблюдателей и журналистов на местах в Чечне во время войн.

Тем не менее, по оценкам источников, большой процент жертв среди гражданского населения произошел во время вторжения в Грозный в период с декабря 1994 года по март 1995 года. С начала вторжения до середины февраля оценки погибших варьируются от 25 000 [viii] до 30 000 [ix]. гибель мирных жителей. Этот диапазон указывает на то, что большинство жертв среди гражданского населения за всю войну произошло всего за четыре месяца.Из приблизительно 25 000 [x] убитых во время вторжения в Грозный, по оценкам, 18 000 [xi] были убиты к середине января. По словам генерала Дудаева, первого президента Чеченской Республики, 85 процентов мирных жителей, погибших во время вторжения (примерно 25 500 человек) [xii], были этническими русскими из-за того, что чеченцы первыми эвакуировали столицу; эта оценка близка к цифре, выдвинутой российским правозащитником Сергеем Ковалевым, который оценил число погибших этнических русских в 24 000 человек.[xiii]

Окончания

Война зашла в тупик, и ни одна из сторон не была полностью способна победить другую. 22 августа 1996 года российский генерал Лебедь и президент Чечни Аслан Масхадов, сменивший Дудаева после его убийства российскими войсками в апреле 1996 года, подписали Хасавюртовское соглашение, в котором говорилось, что российские военные должны уйти с территории Чечни. Однако условия независимости Чечни не обсуждались. За этим последовал период де-факто независимости, последовавший с 1996 по 1999 год, когда снова началась война с Россией.

Кодирование

Мы закодировали это дело как завершение как стратегический сдвиг, поскольку конфликт зашел в тупик, и внутренние сдерживающие силы (как чеченские, так и российские) выбрали опосредованное соглашение. Мы также отмечаем, что было несколько групп жертв, как российских, так и чеченских мирных жителей.

Библиография

Этнокавказ. (Этно-демография Кавказа) http://www.ethno-kavkaz.narod.ru/rnchechenia.html

Данлоп, Джон Б. 2000. «Сколько солдат и мирных жителей погибло во время русско-чеченской войны 1994–1996 годов?» Обзор Центральной Азии 19: 3-4, 328 - 338.

Фуллер Лиз. 2006. « Чечня: Хасавюртовские договоренности не предотвратили вторую войну », Радио Свободная Европа 30 августа. Доступно по адресу: http://www.globalsecurity.org/m military/library/news/2006/08/ mil-060830-rferl02.htm

Галл, Карлотта и де Ваал Томас. 1998. Чечня: Бедствие на Кавказе .Нью-Йорк: Нью-Йорк UP.

Хьюман Райтс Вотч. 1996. «Всемирный доклад за 1996 год: Российская Федерация». Нью-Йорк: Хьюман Райтс Вотч. Доступно по адресу: http://www.hrw.org/reports/1996/WR96/Helsinki-16.htm

Кнежис, Стасис и Романас Седлицкас. 1999. Война в Чечне . Колледж-Стейшн, Техас: Техас A&M UP.

Ливен, Анатолий. 1998. Чечня: могила российской мощи . Нью-Хейвен: Йель UP.

Врачи за права человека. 2001. Бесконечная жестокость: военные преступления в Чечне .Бостон, штат Массачусетс,

Нью-Йорк Таймс . 2005. «Чеченский чиновник оценивает число погибших в двух войнах до 160 000» 16 августа. Доступно по адресу .

Саква, Ричард. 2005. Чечня: из прошлого в будущее . Лондон: Гимн.

Сили, Роберт. 2001. Русско-чеченский конфликт, 1800–2000 годы: смертельные объятия . Портленд, Орегон: Фрэнк Касс.

Тишков В. А. 2004. Чечня: жизнь в раздираемом войной обществе.Беркли: Калифорнийский университет.

Цурхер, Кристоф. 2007. Постсоветские войны: восстание, этнические войны и государственность на Кавказе, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Банкноты

[i] Seely 2001, 219-240.

[ii] Zurcher 2007, 99.

[iii] Там же, с. 100.

[iv] Dunlop 2000, 338.

[v] New York Times 2005.

[vi] Zurcher 2007, 100.

[vii] См. New York Times и Radio Free Europe

[viii] Zurcher 2007, p.100.

[ix] Seely 2001, 261.

[x] Zurcher 2007, 100.

[xi] Сили 2001, стр. 261.

[xii] Там же.

[xiii] Там же.