Содержание

От дружественного союза Китая и СССР до китайско-российского партнерства стратегического взаимодействия

В этом году отмечается 60-летие со дня установления дипломатических отношений между Китаем и Россией. Совсем недавно началось проведение годов национальных языков Китая и России. На днях корреспондент Веб-сайта www.china.com.cn взял эксклюзивное интервью у ректора инситута по исследованию евроазиатского социального развития при Центре по исследованию вопросов развития при Госсовете, бывшего посла Китая в России, г-на Ли Фэнлиня.

От Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между КНР и СССР до Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве КНР и РФ

Вопрос: В этом году отмечается 60-летняя годовщина по случаю установления дипломатических отношений между Китаем и Россией. Две страны прошли очень длинный путь. Когда речь идет об отношениях Китая и России (СССР), мы вспоминаем о Договоре о дружбе, союзе и взаимной помощи между КНР и СССР и Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве КНР и РФ. Насколько отличаются данные договора?

Ответ: Этот год – 60-ый со времени установления дипломатических отношений между Китаем и СССР. В течение 60 лет международная обстановка испытала большие перемены. В Китае и России также произошли грандиозные перемены. Бывший СССР прекратил свое существование, Китай прошел извилистый путь во время «Культурной революции» и вступил на путь реформ и открытости. Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между КНР и СССР и Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве имеют символическое значение. Иными словами, они обозначают коренные изменения двусторонних отношений в течение 60 лет.

14 февраля 1950 года Китай и СССР заключили Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между КНР и СССР. Настоящий договор посвящен образованию союза Китая и СССР. В то время дипломатия Китая склонялась в одну сторону – в сторону СССР. Насчет этого председатель Мао Цзэдун в своей работе «О народной демократической диктатуре» дал подробную интерпретацию. Хочу заглянуть в прошлое. Я считаю, что то, что в тогдашней международной обстановке Китай склонялся в сторону СССР было неизбежным историческим выбором. С другой стороны, склонность к СССР в отношении дипломатии распространилась на полное заимствование у СССР и копирование модели СССР. За это мы горько поплатились.

Вспоминая историю, нам необходимо осознавать, что в то время заключение Китаем и СССР Договора о военно-политическом союзе, с одной стороны, сыграло ключевую роль в сфере безопасности и государственного строительства Нового Китая, с другой стороны, из-за слепого копирования модели развития СССР позже мы пережили немало трудностей в ходе государственного строительства. В 1950 году из-за большой разницы в государственной мощи СССР относился к Китаю как к младшему брату. В этой связи я считаю, что по сути Договор о дружественном союзе и взаимной помощи между КНР и СССР является неравноправным договором.

Вышеупомянутое мнение было изложено мной в моей статье, что сразу вызвало сомнения известных китаеведов России. Они единогласно упрекали меня, в том числе и всем известный китаевед Тихвинский, и бывший посол России в Китае И. Рогачев. Тихвинский специально написал статью, в которой отметил, что «с 50-х гг. прошлого века СССР оказывал помощь Китаю, даже Вы, г-н Ли в то время обучались в СССР. Разве ваше сегодняшнее мнение не говорит о том, что Вы в какой-то степени неблагодарный?» У нас состоялась откровенная беседа, в которой я затронул проблемы Люйшуня и Даляня, Китайской чанчуньской железной дороги, специальных прав СССР в Синьцзяне. Разве эти факты говорят о равноправных отношениях между двумя странами? Они не смогли опровергнуть мое мнение.

Могу еще рассказать такую историю. В 1989 году Горбачев посетил Китай с визитом. В ходе переговоров с Дэн Сяопином стороны заявили о нормализации отношений Китая и СССР. В ходе встречи Дэн Сяопин сказал, что «по сути отношения Китая и СССР неравноправные, китайцы испытали оскорбление. В то время СССР поставил Китай на неверное место». В середине 90-х гг. , когда я был посолом Китая в России, Горбачев издал мемуары, в которых процитировал слова Дэн Сяопина, но при цитировании допустил ошибку. Товарищ Дэн Сяопин сказал, что СССР поставил Китай на неверное место, а его цитата звучит так: «СССР поставил Китай на неверное место в мире», а это большая разница. Однажды во время встречи с Горбачевым я ему напомнил об этом. Он очень удивился. Я ему все подробно объяснил, на что он ответил: «Да, я понял».

По-моему, данный эпизод уже вошел в историю. Может быть, ученые Китая и России с разными подходами относятся к нему. Думаю, что это не должно сказываться на отношениях двух стран. По мере распада СССР и завершения Холодной войны китайско-российские отношения вошли в новую стадию развития. На самом деле, китайско-российские отношения в результате многолетних испытаний и взаимной адаптации постепенно совершенствовались на основе общепринятых международных правил. С 1992 года Китай и Россия стали дружественными государствами, с 1994 года они установили конструктивное партнерство, в 1996 году стороны установили равноправное и доверительное партнерство стратегического взаимодействия, ориентированного на XXI век, в 2001 году стороны заключили Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Договор от 2001 года, с моей точки зрения, является новым знаком, так как данный договор определил отношения нового типа между двумя странами. В этой связи двусторонние отношения продвигаются вперед в стабильном и постоянно совершенствующемся русле.

Можно сказать, что текущие отношения Китая и России считаются наилучшими в примерно 400-летней истории отношений Китая и России. Данные отношения носят следующие особенности: это по-настоящему равноправные и доверительные отношения партнерства, отношения без создания союза, без оказания противодействия друг другу и не направленные на третью сторону, отношения, характеризуемые дружбой из поколения в поколение, отсутствием враждебности, добрым соседством и партнерством. Теперь двусторонние отношения имеют более реальную основу. Стороны, исходя из собственных интересов, самостоятельно прорабатывают международные дела. Одновременно, стороны учитывают взаимные озабоченности и оказывают друг другу поддержку по вопросам, затрагивающим ключевые интересы другой стороны, кстати, в ходе сотрудничества не исключена открытая конкуренция. Такие отношения соответствуют общему течению развития международной обстановки и обладают самой активной жизненной силой.

Обширное сотрудничество между Китаем и Россией в военной сфере воплощает в себе особенность отношений Китая и России

Вопрос: Сотрудничество в военной отрасли между двумя странами в течение 60 лет вызывает большое внимание. Как Вы думаете, какая ситуация сложится в сфере военного сотрудничества между Китаем и Россией?

Ответ: Сотрудничество в военной отрасли между Китаем и Россией многостороннее и содержательное, в том числе, сотрудничество в сфере военной техники, торговли вооружениями, обмена информацией и т. п. Хочу подчеркнуть, что сотрудничество Китая и России имеет самую яркую специфику в сфере отношений между державами. Китай не установил аналогичных отношений с другими странами, в связи с чем китайско-российские отношения являются уникальными. Китай и Россия тесно сотрудничают в военной отрасли. Это также отражает особенность отношений партнерства стратегического взаимодействия Китая и России. Россия предоставила нам истребители «Су-27», зенитно-ракетные комплексы S300, эсминцы проекта 956 и т.п. Насколько мне известно, сотрудничество в сфере военной техники Китая и России вызывает споры. Некоторые китайцы говорят, что Россия не продает нам самую передовую военную технику. По-моему, данная версия не совсем верна. Хотя военное сотрудничество и торговля вооружением по сути является действием рыночной экономики, но она является торговлей особой формы, так как в ней содержатся политические факторы.

Нам необходимо признать то, что мы закупили у российских друзей нужные для нас вещи. Приобретенное нами вооружение укрепляет нашу оборонную способность. Нам надо с благодарностью относиться к российским друзьям, так как любая страна, в часности Россия, не может продавать другим странам свое самое последнее и лучшее вооружение. Не стоит проводить аналогию с Индией. В СМИ Китая есть такая версия, что Россия продает Индии более передовое вооружение, чем она продает Китаю. Я думаю, что не стоит делать такое сравнение, кстати, данная версия, вряд ли, полностью соответствует реальности.

Стоит подчеркнуть другой момент, что сотрудничество в сфере военной техники с Россией по сути приносит выгоду обеим сторонам. Особенно в начале 90-х гг. военные заводы России переживали большие трудности, и им даже угрожало банкротство. Китай, Индия и другие страны за иностранную валюту приобрели у России военное оснащение, это, на самом деле, спасло данные военные заводы от банкротства. Данное сотрудничество рассматривается особенностью китайско-российских отношений.

Кроме того, сотрудничество в сфере военной техники с Китаем имеет широкие перспективы. В настоящее время стороны реализуют сотрудничество в области совместного освоения крупных самолетов и тяжелых транспортных вертолетов, ныне стороны обсуждают форму сотрудничества. По-моему, в этом отношении можно рассчитывать на новый прогресс.

Вопрос: В последние годы Китай продвигается вперед по пути самостоятельной инновации в военной промышленности. Нас интересует, как Россия относится к нашей самостоятельной инновации? По сообщениям некоторых СМИ, Россия якобы испытывает ревность. Как Вы можете это прокомментировать?

Ответ: Любая страна при разработке какого-либо нового вооружения не может начинать с нуля или с чистого листа. В этой связи взаимное заимствование, на имеющейся основе непрерывное обновление и совершенствование – это общий закон, а не специальный феномен, этому не стоит удивляться.

Вместе с тем, во время предоставления российскими друзьями нам некоторых вооружений они уделяют большое внимание защите прав интеллектуальной собственности. Это рационально. Нам надо с уважением относиться к этому. На самом деле, ныне Китай и Россия ведут активное обсуждение на эту тему, в частности, разработка некоторых положений, фиксирующих методы по защите интеллектуальной собственности. По-моему, данный вопрос должен вызывать обоюдную озабоченность, Китай и Россия должны уважать друг друга, учитывая беспокойство другой стороны. Вопрос о защите прав интеллектуальной собственности полностью может быть налажен в соответствии с общепринятыми международными правилами.

В отношениях между крупными державами необходимо отбросить концепцию «холодной войны», которая сводится к использованию противоречий и выступлению против третьей стороны

Вопрос: Несомненно, Китай и Россия занимают очень важные места в мире. В 2008 году отношения России и США, Китая и ЕС переживали колебания. Как Вы считаете, данные изменения скажутся на китайско-российских отношениях?

Ответ: Несомненно, китайско-российские отношения – одни из самых важных двусторонних отношений в мире. Их значение выходит за рамки двусторонних отношений. Дальнейшее укрепление и развитие таких отношений имеет очень важное стратегическое значение для сохранения мира и стабильности на нашей планете и создания нового международного политического и экономического порядка. Мировая обстановка находится в стадии грандиозного регулирования и изменений. Международная обстановка уже вошла в переходную стадию с качественным изменением. В свою очередь, отношения между крупными державами тоже переживают крупное регулирование.

У меня сложилось такое представление, что самое важное для отношений между крупными державами – отказ от использования противоречий и противодействия третьей стороне. Необходимо на основе сотрудничества и взаимовыгоды отвечать на глобальные угрозы и вызовы. Между крупными странами любые двусторонние отношения характеризуются особыми спецификами, которые отражают общие интересы и противоречия. Необходимо сохранять общее, удаляя разногласия, и достигать совместного развития. В этом смысле Китай и впредь выступает за развитие благоприятных отношений с Россией и США, он также надеется на непрерывное улучшение отношений России и ЕС. Уверен, что это неизбежно, так как это отвечает коренным интересам разных сторон.

Повышение статуса развивающихся стран в международной финансовой системе – общее требование стран БРИК

Вопрос: Китай и Россия – члены БРИК и «Большой двадцатки». На саммите в Лондоне самым важным моментом является обсуждение мер в ответ на глобальный финансовый кризис. Как по-Вашему, каким должно быть сотрудничество между Китаем и Россией на фоне финансового кризиса?

Ответ: Суть международной политической обстановки – сопоставление сил. После холодной войны подъем развивающихся стран, включая страны БРИК, вывел вопрос об изменении международного политического и экономического порядка на повестку дня. Ипотечный кризис, который разразился в США, привел к глобальному финансовому кризису, что полностью выявило внутренние недостатки международной монетарной системы и систематические риски. По этому вопросу основные позиции Китая и России в основном совпадают. Все мы призываем к изменению действующей валютной системы, повышению статуса развивающихся стран в международной финансовой системе и их права голоса. Это общее требование стран БРИК.

В этом отношении неколько лет тому назад Китай и Россия уже выдвинули вопрос о создании нового международного политического и экономического порядка, что и есть важная часть партнерства стратегического взаимодействия Китая и России. На этот раз после саммита стран «Большой двадцатки» в Лондоне в июне ожидается проведение саммита глав стран БРИК в ходе проведения саммита ШОС в Екатеринбурге. Это означает, что новоподнимающиеся страны, в частности, страны БРИК, нуждаются и рассчитывают на повышение права голоса в международных делах с целью защиты собственных прав.

Региональная экономическая интеграция – общая тенденция

Вопрос: Все считают, что существует взаимодоплняемость между стратегией России по освоению Дальнего Востока и планом Китая по подъему северо-востока страны. Как Вы прокомментируете сотрудничество в этом направлении между Китаем и Россией?

Ответ: Действительно существует взаимодополняемость планов по освоению Дальнего Востока России и подъема Северо-востока Китая, так как эти регионы соседствуют друг с другом. В последние годы стороны работают в этом направлении и разработали некоторые проекты, хотя прогресс незначительный. Лично я считаю, что главная причина находится в России. Дело в том, что, во-первых, для освоения региона необходимо отработать четыре сферы: ресурсы, финансы, техника и люди. В настоящее время, кроме ресурсов, Россия переживает дефицит в остальных трех сферах. Необходимо пригласить другую страну на участие и наладить международное сотрудничество. В настоящее время психологически не готова Россия.

Во-вторых, Россия все время колеблется в отношении направления региональной интеграции Дальнего Востока, на запад или на восток. Кстати, общая стратегия освоения Дальнего Востока не определена до сих пор. В позапрошлом году в Хабаровске я принимал участие во Втором экономическом форуме Дальнего Востока. Я подготовил конспект выступления. Затем, заслушав речи, я представил мой проект выступления в секретариат, на их рассмотрение. Я на месте выступил с речью согласно тогдашней ситуации, так как ученые Дальнего Востока изложили такое мнение, что ныне Восточная Азия быстро развивается, как Китай, Южная Корея и Япония. Зато Россия стала забытой и лишней.

Затем я высказал следующие точки зрения. Во-первых, освоение Дальнего Востока очень важно. На данном совещании главной темой стало освоение Дальнего Востока и Сибири, достижение модернизации страны. Освоение Дальнего Востока – очень важная миссия, которую надо проектировать. В истории, когда Столыпин был премьером России, был выдвинут план об освоении Дальнего Востока. Затем в советсткие времена тоже было выдвинуто немало планов, которые не были выполнены. Почему? Я предложил российским друзьям поразмышлять над этим. В свое время бывший президент РФ В.Путин выдвинул комплексный план. Я считаю, что надо приступить к составлению некоего комплексного плана. Это моя первая точка зрения.

В-вторых, Россия представляет собой научно-техническую державу. Я привел в пример авиастроительный завод в Комсомольске-на-Амуре, где производят самолеты марки СУ, за что получил громкие аплодисменты.

В-третьих, интеграция региональной экономики – общая тенденция. О том, хочет ли Россия участвовать в интеграции, как в ней участвовать, с какими предложениями выступать, какую цель преследовать, решает сама Россия. В моем представлении, в некотором смысле интеграция, а также все участики интеграции характеризуется взаимодополнением преимуществ. Ежегодно туристы из Хабаровска приезжают в Китай на отдых, например, в Бэйдайхэ или в Хайнань. Я им сказал: «Спросите у простых россиян, которые отправляются в Китай, что важнее: солнце, пляж, качественные услуги или нефть». Меня вновь наградили большими аплодисментами.

После того, как я выступил с речью, несколько россиян высказались с трибуны. Один губернатор отметил, что «на деньги, полученные благодаря экспорту нефти и газа, мы развиваем региональную экономику».

Думаю, что за этими словами скрывается волнение российских друзей, которые надеются на ускорение процесса интеграции и развития Дальнего Востока. Это, скорее всего, потребует времени. На самом деле, Китай и Россия уже приступили к подготовке. Уже окончательно разрешен пограничный вопрос Китая и России. Раньше существование пограничного вопроса для россиян было психологической нагрузкой. Они все время думали, что китайцы рано или поздно попытаются вернуть данную землю площадью в 1,5 млн. кв. км. На самом деле, данный вопрос еще в 1964 году был разрешен, иначе говря, на первых переговорах о пограничных вопросах, в которых лично я принимал участие, мы четко заявили, что не намерены возвращать себе данную землю. То, что данные земли были получены Россией в соответствии с неравноправными соглашениями, всего лишь история.

В то время Советский Союз не хотел признавать этот исторический факт, признанный во всем мире, в связи с чем пограничные переговоры были отложены на 40 лет. С моей точки зрения, он должен был быть разрешен еще в 1964 году, так как окончательный план в общем соответствует плану от 1964 года.

Исходя из этого, я сказал россиянам, что теперь окончательно разрешен пограничный вопрос. Теперь можно успокоиться. Граница уже определена, соглашение уже подписано. Это должно снять психологическое препятствие россиян относительно вопроса Дальнего Востока. Зато, я думаю, что, скорее всего, нужно еще время.

Ныне некоторые мудрые россияне уже начали думать над тем, как выдвинуть вопрос об освоении Дальнего Востока, в том числе, как разработать рациональную и контролируемую мирграционную политику. Конечно, здесь речь идет не о китайских мигрантах, а о мигрантах из стран СНГ. Такая большая территория и лишь 7 млн.человек – россияне не в состоянии самостоятельно освоить такую обширную территорию.

В этой связи я бы сказал, что для этого нужно время. Теперь Китай и Россия способны к проведению сотрудничества по некоторым проектам, можно постепенно расширять сотрудничество. Что касается перспектив, думаю, что это, естественно, станет направлением дальнейшего сотрудничества с большим потенциалом.

Версия о том, что торгово-экономические отношения Китая и России намного отстают от политических отношений двух стран, не рациональна

Вопрос: Какова обстановка и главные проблемы в торгово-экономических отношениях Китая и России?

Ответ: Прежде всего, в отношении торгово-экономического сотрудничества Китая и России надо почеркнуть то, что оно не должно ограничиваться энергетическим сотрудничеством, так как данное сотрудничество является лишь составной частью. За последние годы торгово-экономическое сотрудничество Китая и России достигло большого прогресса. В 2008 году общий объем товарооборота Китая и России составил 55 млрд. долларов США, кстати, сохраняется благоприятная тенденция развития. Однако выявлено два вопроса. Один из них — вопрос о балансе торговли. До 2007 года объем экспорта России в Китай был больше объема импорта из Китая, ведь раньше в течение многих лет мы покупали больше, чем продавали. Однако с позапрошлого года ситуация изменилась, мы экспортировали в Россию больше, чем импортировали. Главная причина заключается в том, что товары машиностроения, автомобили и техника Китая вышли на российский рынок. Многие россияне отреагировали на это и назвали данный вопрос серьезным. По-моему, это зависит от того, с какой точки зрения вы смотрите на это, так как ныне лишь считанное количество стран добивается равного баланса в торговле.

Второй вопрос – Россию особенно беспокоит сокращение доли технического оборудования от общего объема экспорта в Китай, которая раньше сохранялась на уровне 5%, а теперь снизилась до менее 1%. Это вызывает большую озабоченность у России. Китай обратил достойное внимание на озабоченность России и старается разрешить данный вопрос. Однако в условиях рыночной экономики все налажено по рыночным законам, продавец должен предоставлять нужную продукцию покупателю. Об этом я поговорил с российским послом, с которым дружу уже десятки лет. Я у них попросил список того, что хочет Россия поставлять Китаю? Мне ответили, что сразу такой список невозможно предоставить. Я предложил провести обмены: вы выставляете вашу продукцию на выставку в Китае, а мы отправляем делегацию закупщиков. На самом деле, мы отправили в Россию делегацию по закупке оборудования. Я уверен, что после более конструктивных обменов сторон, этот вопрос будет постепенно разрешен. Зато нельзя уклоняться от законов рыночной экономики.

Есть другой вопрос. Распространяется такая версия в кругу российских ученых, что торгово-экономические отношения Китая и России намного отстают от их политических отношений. У нас в Китае тоже есть сторонники данной версии. В 2008 году объем товарооборота Китая и России достиг 55 млрд. долларов США. А каков масштаб товарооборота у Китая и США? Последний почти в семь раз больше, чем объем товарооборота Китая и России. В этой связи я лично считаю, что версия о том, что торгово-экономические отношения Китая и России намного отстают от их политических отношений, неверна, ведь это не соответствует рыночным законам. Разве можно сказать, что объем товарооборота с США больше, чем с Россией, поэтому политические отношения с США выше, чем с Россией? По-моему, как раз наоборот. Исходя из этого я считаю, что данная версия нерациональная и не соответствует законам рыночной экономики.

Действительно, в торговле Китая и Росии реальность еще не соответствует нашим существующим потенциалам. Это одна сторона. С другой стороны, я считаю, что нынешний уровень в общем соответствует практическому положению экономического развития двух стран. Поэтому нужно его постепенно продвигать. Направление уже известно обеим сторонам – надо расширять наши торгово-экономические отношения, не ограничиваясь только торговлей товарами, а обращать внимание на другие сферы, как наука и техника, инвестиции. Ныне масштаб взаимных инвестиций между нами невелик. Мы можем совместно инвестировать и открывать предприятия, в частности, осваивать рынок в третьей стране, вводить новаторство, создавать новые формы сотрудничества. Думаю, что это есть направление с хорошими перспективами, куда мы должны долгосрочно продвигаться.

Проведение «языковых годов» — значительное событие в двусторонних отношениях Китая и России

Вопрос: В последние годы часто проводятся крупномасштабные мероприятия на государственном уровне. Обычные люди лично почувствовали результат данных мероприятий. В этом году началось проведение Годов национальных языков Китая и России, мы проводим Год русского языка в Китае. Вы русовед. Каково положение в сфере количества и качества языковых кадров в двух странах? Соответствует ли такое положение ситуации сотрудничества и языковедению в разных отраслях жизни двух стран? Не могли бы Вы ознакомить молодежь с опытом в сфере изучения русского языка?

Ответ: Я могу ознакомить вас с призывом лидеров двух стран к проведению языковых годов. Это — большое дело. В предыдущие годы были проведены в Китае и в России годы России и Китая. В этом году проводится Год русского языка в Китае, в следующем году – Год китайского языка в России. Это значительное событие в двусторонних отношениях Китая и России. По-моему, по мере непрерывного углубления двусторонних отношений и уплотнения контактов тема по укреплению доверия выводится на повестку дня. Откуда взять такое доверие? Оно основывается на взаимопонимании, долговременных связях с целью достижения более глубокого взаимопонимания.

Ныне между Китаем и Россией проводится сотрудничество в разных отраслях и на разных уровнях. Для проведения сотрудничества нужен языковой мост. Язык – мост обменов и носитель культуры. В этой связи для развития и укрепления дружественных отношений двух стран необходимо повышать уровень взаимопонимания. На этом фоне язык поставлен на очень важное место. Без знаний и владения языком невозможно говорить о сотрудничестве. В настоящее время у нас в стране русский язык изучают и знают намного меньше, чем в 50-е годы. Это не удивительно, так как теперь широко распространен английский язык. При владении английским языком молодые люди и студенты легче устраиваются на работу. Это понятно и не вызывает удивления.

Зато нам надо изучать другие иностранные языки, кстати, русский язык тоже очень важен. По-моему, руководители наших стран надеются, что проведение Года русского языка в Китае поднимет активность к изучению русского языка, увеличит количество русоведов и воспитает больше талантливых кадров. Ныне в Китае уровень изучения русского языка в общем снизился, уровень перевода тоже снизился. Это негативно влияет на взаимопонимание между нами.

Россия – великая страна и наш сосед, с которым мы всегда имели общие дела. По крайней мере, нам надо воспитать массу талантов, которые знакомы с данной страной и с ее языком. В этой связи необходимо повысить уровень изучения русского языка в нашей стране и увеличить численность русоведов.

Ныне существует некоторые проблемы в переводе. Некоторые китайские пословицы и выражения плохо переведены на русский язык. Например, что такое «Тао гуан ян хуэй»? Некий русовед Китая дал нам такой перевод на русский язык – «скрыть меч в ножнах и ждать возможности, чтобы его достать». На самом деле, такой перевод не точный. Данное выражение означает, что необходимо со спокойным подходом относиться к делам, надо соблюдать скромность и осторожность – это выражение имеет широкий смысл. Непосредственный перевод упростил содержательность данного выражения. Поэтому такой перевод вряд ли подходящий, он вызывает недоразумения и путаницу. Отсюда проявляется важность перевода.

Нынешняя ситуация такова, что мы плохо знакомы с Россией, а Россия – с нами. Одна из важных причин – препятствие в языке. Например, наше понимание о России ограничено пониманием в 50-е гг. У нас широко популярна русская песня «Подмосковные вечера», однако в России ее давно не поют. Однажды посол России в Китае со мной пошутил, что песня «Подмосковные вечера» уже стала замечательной народной песней Китая.

Ныне в России уровень китаеведов, в том числе, уровень переводчиков не ниже, чем у нас. Надо осознавать это. Ныне в России функционируют средние школы по изучению китайского языка, в вузах больше и больше изучают китайский язык. Так как владение китайским языком помогает в трудоустройстве, то это стало перспективной тенденцией. Стороны осознали важность изучения языков. Надо поощрять нашу молоеджь, по крайней мере, часть молодых людей. Я бы не призывал всех к изучению русского языка, но, по крайней мере, часть молодых людей необходимо поощрять на внимательное изучение русского языка. Сейчас студенты факультетов русского языка недостаточно внимания уделяют изучению самого русского языка, а акцентируют внимание на английском. Необходимо сначала овладеть русским языком, а потом и английским. Это реально.

Поэтому я думаю, что Год русского языка в Китае является возможностью и толчком, что позволяет молодым людям Китая осознать важность русского языка, и в будущем больше молодых людей будут увлекаться изучением русского языка.

Китайско-российское партнерство стратегического взаимодействия не только соответствует долгосрочным стратегическим интересам двух стран, но и полезно для мира и стабильности на нашей планете

Вопрос: Посол Ли, не могли бы Вы в заключении интервью, оглянувшись на пройденный двумя странами путь в течение 60 лет и заглянув в будущее, сделать свой вывод?

Ответ: 60-летние должди и ветра, подъемы и спуски, печали и радости продвинули китайско-российские отношения и ввели их в зрелую стадию благоприятного развития. Между нами не существует политических проблем, которые мешают нашим отношениям. Даже при выявлении разногласий мы можем в духе равноправия, согласования, взаимопонимания и взаимных уступок надлежащим образом разрешить любые проблемы. Развитие международной обстановки и собственное развитие двух стран требуют от нас дальнейшего укрепления партнерства стратегического характера. Думаю, что это четко понимается и Китаем, и Россией.

В этой связи я уверен, что как бы не изменялась международная обстановка, Китай и Россия, прошедшие извилистый путь, на основе опытов и уроков сохранят созданные отношения партнерства стратегического взаимодействия, так как это не только отвечает долгосрочным стратегическим интерсам двух стран, но и полезно для мира и стабильности на нашей планете. Я с 1950 года приступил к изучению русского языка, можно сказать, всю жизнь имел дело с СССР и Россией. Как пожилой человек, который 60 лет имел дело с соседней страной, я от души надеюсь и уверен в том, что двусторонние отношения между нашими двумя странами будут успешно развиваться. -о-

Советско-китайский раскол — это… Что такое Советско-китайский раскол?

Китайский антисоветский плакат 1967 года, гласящий «Долой советский ревизионизм!». Подпись снизу — «Разобьём собачью голову Брежнева! Разобьём собачью голову Косыгина!»

Сове́тско-кита́йский раско́л — дипломатический конфликт между КНР и СССР, начавшийся в конце 1950-х годов. Пик конфликта пришёлся на 1969 год. Окончанием конфликта считается конец 1980-х. Конфликт сопроводился расколом международного коммунистического движения.

Критика И. В. Сталина в докладе Хрущёва в конце XX съезда КПСС, новый советский курс на экономическое развитие при политике «мирного сосуществования» с капиталистическими странами вызвали недовольство Мао Цзэдуна, как противоречащие идее «ленинского меча» и всей коммунистической идеологии. Политика Н. С. Хрущёва была названа ревизионистской, а её сторонники в КПК — (Лю Шаоци и др.) — подверглись репрессиям в годы «культурной революции».

«Великая война идей между Китаем и СССР» (как это называлось в КНР) была начата Мао Цзэдуном с тем, чтобы укрепить свою власть в КНР; постепенно заставить людей в СССР признать, что они должны почитать Китай в качестве учителя, прежде всего в идеологии; убедить США и их союзников в том, что он и его Китай идейно ведут войну против СССР; показать человечеству, что в Китае есть новые идеи, к которым надо прислушаться, причем это не тот марксизм, что в СССР. Выделяют четыре главных компонента этого курса: требование передать Китаю Монголию, требование атомной бомбы, «утраченных территорий» со стороны СССР и устранение «неравноправия».[1]

Со стороны СССР знаком недовольства маоистской политикой стал внезапный отзыв всего корпуса советских специалистов, работавших в КНР по программе международного сотрудничества. «Вина за отъезд наших специалистов из КНР лежит полностью на Мао Цзэдуне».[2].

Кульминацией конфликта стали пограничные столкновения вокруг острова Даманский 1969 г.

на реке Уссури[3].

«За исключением незначительных объемов двусторонней торговли, контакты между двумя странами были свернуты; несмотря на наличие железной дороги, по ней практически никто не ездил», — вспоминал работавший в 1970-х годах в посольстве КНР в Москве Чжан Дэгуан[4].

Лишь в 1984 году между СССР и КНР началась разрядка, а с распадом СССР в отношениях между Россией и КНР наметились улучшения.

Примечания

  1. Галенович Ю. М. Россия в «китайском зеркале». Трактовка в КНР в начале XXI века истории России и русско-китайских отношений. Москва: Восточная книга, 2011, (с.165-167, 175)
  2. Галенович Ю. М. Россия в «китайском зеркале». Трактовка в КНР в начале XXI века истории России и русско-китайских отношений. Москва: Восточная книга, 2011, с. с.201
  3. в 1964 г. Мао Цзэдун в беседе с японскими социалистами заявил о территориальных претензиях к Советскому Союзу
  4. Чжан Дэгуан: Взгляд на дипломатию под углом традиционных китайских ценностей | ЦентрАзия

Ссылки

См.

также

 

Главные деятели

 

Искусство и культура

 

Международное положение

 

Итоги Культурной революции

 

Исследователи Культурной революции

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ЯВЛЯЕТСЯ БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЙ КАТАСТРОФОЙ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ЯВЛЯЕТСЯ БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЙ КАТАСТРОФОЙ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

     

— Господин Посол, расскажите, пожалуйста, какие беды принесла японская оккупация народу Китая?

— Несмотря на то, что прошло уже 75 лет с момента окончания войны Китая против японских захватчиков, память о страданиях китайского народа, вызванных этой несправедливой и антигуманной войной, сохранилась до сих пор. Тем более, что до сих пор в Японии существуют те, кто игнорирует исторические факты, пренебрегает кровавыми уроками войны, неоднократно приукрашивает историю вторжения. Все миролюбивые люди, включая китайский народ, не могут мириться с этим.

Железной пятой японские милитаристы неспровоцированно ступили на китайскую землю, до 35 миллионов граждан Китая были хладнокровно убиты, ресурсы и богатства были разграблены, процесс модернизации Китая был вынужденно прерван. Жестокая политика японского контроля над оккупированными территориями, подобно гнетущим кандалам, нанесла огромный вред китайскому народу. Варварское разграбление и уничтожение Японией культурных ресурсов Китая невозможно оценить и совершенно никак нельзя компенсировать. Многие важные памятники были разрушены, в Японию было отправлено большое количество ценных артефактов и редких древних книг. Нашествие японских захватчиков стало катастрофой, с которой столкнулась китайская цивилизация.

— Что явилось главным фактором победы, почему китайский народ смог победить японцев?

— Во время смертельной опасности для нации, при активной инициативе Коммунистической партии Китая было ускорено создание единого антияпонского национального фронта, что в максимальной степени сплотило и мобилизовало армию и народ всего Китая для ведения общей войны против агрессора, а также сыграло роль надежной опоры в этом деле.

Национальное пробуждение китайского народа, небывалое сплочение, героическое сопротивление объединило все силы для борьбы за победу. Миролюбивые народы всего мира, в том числе и Советский Союз, оказали всевозможную поддержку и бескорыстную помощь китайскому народу в войне против Японии, что способствовало окончательной победе в этой праведной войне. Победа китайского народа в Войне сопротивления японским захватчикам – это победа руководства Коммунистической партии Китая, победа пробужденного национального самосознания китайской нации, победа сплочения китайского народа для ведения ожесточенной войны, победа народов всего мира в защиту справедливости.

— Каковы были политические результаты Победы?

— Победа в войне против японских захватчиков в пух и прах разбила амбиции японских захватчиков по уничтожению Китая; эта победа обеспечила государственный суверенитет и территориальную целостность Китая; смыла позор Опиумной войны, в результате которой Китай подвергся империалистскому порабощению и угнетению; значительно продвинула исторический процесс китайской революции и заложила прочную основу для окончательной победы новой демократической революции в Китае. Победа в Войне против японских захватчиков способствовала пробуждению и сплочению китайского народа, развила патриотический дух китайской нации. Рост патриотизма стал самым главным результатом и фактором победы над агрессором. Национальный дух с преобладанием государственных и национальных интересов над личными, с неуклонным стремлением вперед, влился в кровь китайской нации.

Война Китая против японских захватчиков являлась важным составным элементом мировой войны против фашизма, наша страна стала первым и главным восточным фронтом мировой антифашистской войны. Мы начали войну против фашизма задолго до Европы, поэтому история противостояния Китая японскому фашизму стала самой продолжительной по времени, самой объемной по потерям японской армии. За победу китайского народа была заплачена самая большая цена, она сыграла незаменимую и огромную роль. Победа Китая в войне вдохновила народы стран третьего мира на борьбу за национальную независимость и освобождение. После войны Китай принял участие в создании Организации Объединенных Наций и стал постоянным членом Совета Безопасности ООН, который сыграл важную роль в поддержании развития мира во всем мире и по защите мирового порядка и справедливости.

— Мы хорошо знаем, что, в отличие от Европы. в КНР бережно сохраняют памятники советским солдатам, павшим за освобождение Китая. Как китайский народ оценивает вклад Советского Союза в разгром японских оккупантов?

— После начала Войны против японских захватчиков Правительство и народ СССР оказали значительную финансовую, кадровую и техническую помощь китайскому правительству и народу. Знаменитый отряд советских летчиков-добровольцев при поддержке китайских летчиков принял участие в воздушных боях по защите таких городов, как Нанкин, Ухань, Чунцин, Чэнду, Ланьчжоу. Они уничтожили более 1000 японских самолетов, нанесли серьезные потери ВВС Японии, эффективно подавили варварскую бомбардировку японскими воздушными силами глубокого тыла Китая. Более 200 советских летчиков отдали за это свою драгоценную жизнь. В конце войны против Японии Советский Союз отправил войска на северо-восток Китая, где вместе с китайским народом разгромил японскую Квантунскую армию, что сыграло важную роль в окончательной победе над японским фашизмом и вынудило Японию капитулировать.

Помощь СССР стала важным фактором победы Китая в войне против японских захватчиков, чего китайский народ никогда не забудет.

— Как Китай оценивает попытки тотальной ревизии результатов Второй мировой войны, наблюдаемые в Европе?

— Вторая мировая война является беспрецедентной катастрофой в истории человечества. Китай и Россия, как главные участники азиатского и европейского театров военных действий, ценой огромных жертв своих народов внесли решающий вклад в победу во Второй мировой войне и спасении человечества от гибели. Этот период истории стоит запомнить навсегда. Но сегодня действительно некоторые страны искажают историю Второй мировой войны, отрицая в ней исторический вклад Советского Союза. Подобное поведение, основанное на идеологических предрассудках, менталитете холодной войны и «реальной политике», недопустимо и непростительно. В 2015 году, по случаю 70-летия Победы во Второй мировой войне, Китай и Россия выступили с совместным заявлением, в котором говорится, что «постоянные попытки некоторых сил мира отрицать историю, фальсифицировать итоги победы во Второй мировой войне и искажать решения Нюрнберга и Токийского процесса должны получить упорное сопротивление».

Путь к миру был извилистым и трудным, и сохранение мира на Земле является нелегкой задачей. История есть история, факты есть факты, и никто не может изменить их. Китайский народ, который понес огромные жертвы, будет непоколебимо защищать историю, которая написана кровью и человеческими жизнями. Тот, кто не признает, искажает и даже приукрашивает историю агрессии ни в коем случае найдет отклик со стороны китайского, российского народов и народов всех стран мира. Небольшое количество политиков, исходя из своих собственных интересов, не обращают внимание на реальность истории, самовольно выдают черное за белое. Подобные невежественные и бесстыдные поступки должны быть осуждены миролюбивыми народами всех стран мира.

— Поддерживают ли в КНР предложение Президента Путина провести встречу глав стран – постоянных членов Совета безопасности ООН? Какие основные вопросы необходимо решить в ходе такой встречи, если она состоится?

— Совет безопасности ООН является центральным механизмом международной коллективной безопасности, пять постоянных членов Совбеза несут особую миссию по защите международного мира и безопасности. В настоящее время в международной обстановке усилились нестабильность и неопределенность, всплывают один за другим острые региональные вопросы, с серьезным вызовом сталкиваются идеология мультилатерализма и значение ООН. В этом году также отмечается 75-я годовщина победы в мировой войне против фашизма и создания Организации Объединенных Наций. Пять постоянных членов Совета безопасности ООН глубоко взаимодействуют, усиливают координацию и сотрудничество по важным международным вопросам, что имеет важное значение для защиты мультилатерализма и послевоенного международного порядка, защиты авторитета ООН и Совбеза и защиты международного и регионального мира и стабильности.

В то время, когда по всему миру бушует эпидемия COVID-19, Китай полагает, что одержать победу можно только при усилении международной сплоченности и сотрудничества. Поэтому китайская сторона поддерживает инициативу России о проведении саммита пяти постоянных членов Совбеза и готова поддерживать связь и координацию с российской стороной и другими постоянными членами Совета безопасности. Китайская сторона позитивно относится ко всем инициативам, способствующим международному сотрудничеству в борьбе с эпидемией.

Что касается вопроса саммита пяти постоянных членов Совбеза, то, по мнению китайской стороны, можно обсуждать такие глобальные общественные дела, как развитие совместных усилий, содействие многостороннему развитию, поддержание международной беспристрастности и справедливости, сдерживание и предотвращение эпидемий. Китай готов открыто и активно обсуждать и действовать, не изменяя ранее принятому курсу об ответственной роли великой державы.

Советско-китайское сотрудничество в борьбе с японским милитаризмом (1937-1945 гг.)

Информация о материале
Опубликовано: 03 сентября 2015
Просмотров: 6705

21 августа 1937 года правительства СССР и Китая подписали Договор о ненападении, согласно которому стороны взаимно обязались не оказывать ни прямой, ни косвенной поддержки державе или державам, совершившим нападение на одну из них.

Договор не возлагал на СССР прямого обязательства помогать Китаю в войне с японским агрессором, но и не запрещал предоставления такой помощи. Гоминьдановское правительство стремилось заключить с СССР открытый военный союз, либо, как минимум, Пакт о взаимопомощи; Чан Кайши обращался к советскому руководству с просьбами о посылке регулярных войск в Китай «для спасения опасного положения в Восточной Азии», как говорилось в его личной телеграмме И.В. Сталину от 26 ноября 1937 г.1Советско-китайские отношения. 1937-1945. Документы и материалы. T. IV. Кн. 1. М., 2000. С. 163.Однако в обстановке нараставшей напряженности в Европе и на Дальнем Востоке Кремль посчитал нецелесообразным заключать подобный военный союз, опасаясь тем самым быть вовлеченным в масштабный вооруженный конфликт с Японией. На просьбы китайского лидера Москва отвечала, что СССР готов вступить в войну с Японией лишь в случае, если:

  1. Япония сама нападет на СССР;
  2. войну ей одновременно объявят США и Великобритания или
  3. таковы будут рекомендации Лиги наций2Мясников В. С. Квадратура китайского круга. Избранные статьи. Кн. 2. М., 2006. С. 329..

В то же время, уже с конца 1937 г. в Китай начали конспиративно прибывать советские военные советники и специалисты (одних летчиков, авиаинженеров и техников было направлено свыше трех с половиной тысяч), а также крупные партии вооружений, боеприпасов и военной техники. С 1939 г. в окрестностях Урумчи работал советский авиазавод, который за три года существования произвел и поставил китайской армии свыше 100 истребителей И-16. Всего за 1937-1941 гг. СССР на льготных финансовых условиях (в счет кредита в 250 млн долларов) передал Китаю более 900 боевых самолетов, около сотни танков, десятки тысяч единиц артиллерийского и стрелкового оружия, которые позволили оснастить и вооружить до 20 китайских дивизий. Немало советских воинов погибло в боях с японским агрессором, в том числе свыше 200 летчиков3Проблемы Дальнего Востока. 1995. № 4. С. 87.. Позднее Чан Кайши в послании Сталину констатировал, что «с самого начала оборонительной войны Китая Советский Союз первым оказал нам величайшую моральную и материальную помощь, за которую наш народ преисполнен признательности». Таким образом, в состоянии латентной войны с милитаристской Японией Советский Союз фактически находился уже с конца 1930-х годов. Кстати, и сам Китай до декабря 1941 г. вел вооруженную борьбу с японским агрессором без формального объявления войны.

Между тем, события на китайско-японском фронте, общей протяженностью свыше 5 тыс. км, развивались драматически. В боевых действиях с обеих сторон участвовало до 8 млн солдат. Несмотря на то, что советское руководство приняло обязательство ориентироваться исключительно на правительство Гоминьдана, СССР способствовал созданию вооруженных сил китайских коммунистов. В 5-миллионную национально-революционную армию Гоминьдана входили 8-я и «новая 4-я» армии КПК, которые к 1940 г. насчитывали около 500 тыс. штыков. Взаимоотношения руководства Гоминьдана и КПК все это время оставались напряженными. Режим Чан Кайши неоднократно проводил карательные операции в районах, подконтрольных китайским коммунистам.

Война с Японией складывалась для Китая тяжело. К концу 1930-х годов агрессор оккупировал ряд его важнейших сырьевых и промышленных центров, в общей сложности – треть территории с населением в 170 млн человек. Основная группировка Японии в Китае включала восемь армий, пять ее армий были дислоцированы в Маньчжурии; рука об руку с ними действовали вооруженные силы марионеточного нанкинского режима. Вдоль границ с СССР и Монголией японцы возвели 17 мощных укрепленных районов общей протяженностью около 800 км. Численность своей наиболее боеспособной в Китае Квантунской группировки Генштаб Японии определял в 787 тыс. солдат, на вооружении которых находились 5 тыс. орудий, тысяча танков и примерно столько же самолетов. Армия марионеточного Маньчжоу-Го насчитывала около 200 тыс. солдат.

Разгромив в 1944 г. несколько десятков дивизий Гоминьдана в Южном Китае, летом 1945 г. японская армия продолжила наступление и захватила более 40 городов, включая Пекин, Шанхай, Ханькоу, Тяньцзинь; в ее руках оказалось почти 90% железнодорожной сети Китая. Опираясь на эти успехи, верховное японское командование приняло решение еще более увеличить свою мощь в Маньчжурии, перебросив туда войска с других китайских территорий. Этот план имел в виду и то, что в случае ожидавшейся высадки и продвижения англо-американского десанта вглубь японских островов, микадо и японское правительство будут эвакуированы и продолжат действовать на материке – в китайском Чаньчуне.

По оценкам наших китайских коллег, в годы войны Китай в общей сложности сумел сковать до 80% вооруженных сил Японии, и в этом заключался его главный вклад в дело разгрома японского милитаризма. Война принесла неисчислимые бедствия народу Китая. Председатель Ху Цзиньтао, выступая в мае 2010 года в Москве по случаю 65-ой годовщины победы в Великой Отечественной войне, указал, что общие потери его страны в войне с Японией составили 35 млн человек.

Как известно, дальневосточные проблемы союзники по антигитлеровской коалиции рассматривали на излете Второй мировой войны, на двух конференциях – Ялтинской в феврале и Потсдамской в июле-августе 1945 г. Секретная договоренность, заключенная в Ялте, предусматривала вступление Советского Союза в войну с Японией в Маньчжурии через два-три месяца после капитуляции Германии. Относительно послевоенного устройства Китая ялтинские соглашения предусматривали интернационализацию торгового порта Далянь с обеспечением в нем преимущественных интересов Советского Союза, восстановление российской аренды Порт-Артура (Люйшуня) с превращением его в военно-морскую базу СССР и совместную эксплуатацию СССР и Китаем КВЖД и ЮМЖД. Специальным пунктом Советский Союз брал на себя обязательство заключить «с национальным китайским правительством Пакт о дружбе и союзе для оказания ему помощи своими вооруженными силами в целях освобождения Китая от японского ига»4Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 3. С. 111-112.. 14 августа 1945 г. советско-китайский Договор о дружбе и союзе на условиях, согласованных на Ялтинской конференции, несмотря на попытки пересмотра некоторых его статей китайской стороной, был подписан. Взяв курс на укрепление дружбы и сотрудничества, стороны договорились считать своей главной целью прекращение японской агрессии и предотвращение таковой в будущем.

На встречах с западными союзниками Сталин неоднократно подчеркивал, что Советский Союз не намерен пересматривать китайский суверенитет ни над Маньчжурией, ни над другими районами Китая. Верховное союзное командование исходило из того, что разгром вооруженных сил Японии невозможен без участия советских войск5Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Conference of Berlin (the Potsdam Conference). 1945. Vol. 1. P. 905. — в противном случае ожидалось, что война с Японией затянется до 1947 г. На Потсдамской конференции президент Гарри Трумэн подтвердил Сталину, что «США ожидают помощи от Советского Союза в войне против Японии». Советский лидер заверил, что СССР сдержит слово и очень скоро начнет действовать.

Для такого оптимизма имелись основания. Готовиться к военной операции на Дальнем Востоке советское руководство начало еще в середине 1944 г. , расчеты передислокации советских войск на границу с Маньчжурией были сделаны Генеральном штабом осенью того же года. Постановлением ГКО от 3 июня 1945 г. был определен состав сил, предназначенных для переброски к границам Маньчжурии; 28 июня Ставка утвердила план войны с Японией. В соответствии с этими планами и расчетами, с мая по начало августа 1945 г. на советско-китайскую границу по железной дороге было перевезено более 400 тыс. военнослужащих, свыше 7 тысяч орудий и минометов, более 2-х тысяч танков и самоходных артиллерийских установок. К 9 августа советские войска на Дальнем Востоке насчитывали уже 1,7 млн человек, 5,2 тыс. танков, 5,1 тыс. самолетов. Советская группировка превосходила силы противника в людях 1,8 раза, в танках – в 4,8 раза, в авиации – почти вдвое. Летом 1945 года на Дальнем Востоке СССР развернул в общей сложности одиннадцать общевойсковых армий, одну танковую и три воздушных армии, которые были объединены в три фронта. Общее руководство операцией было возложено на главнокомандующего Маршала А. М. Василевского.

На рассвете 9 августа 1945 г. советские войска перешли в наступление в Маньчжурии и в Северной Корее, 11 августа началась Южно-Сахалинская операция, неделей позже советский десант высадился на Курильских островах. Их стремительный натиск заставил микадо уже 15 августа заявить о своем решении заключить мир на условиях союзников. На следующий день, 16 августа, японские войска получили приказ прекратить сопротивление. В послании к солдатам и офицерам, опубликованном 17-го числа, японский император признавал: «Теперь, когда в войну вступила Россия, дальнейшее продолжение войны с точки зрения внутренней и внешней обстановки в нашей стране повлекло бы за собой новые жертвы и страдания и могло бы привести к потере основ нашей империи».

Добиваясь безоговорочной капитуляции Японии, советские войска в Китае продолжали наступать. 18-23 августа были высажены десанты в Харбине, Гирине и в Люйшуне. Одновременно в районы расположения японских войск двинулись вооруженные силы КПК, дислоцированные в Северном и Центральном Китае. Потеряв в ходе боевых действий на Дальнем Востоке около 36,5 тысяч человек, советские войска уничтожили 84 тысячи японских солдат и офицеров; более 1,2 млн японских военнослужащих и все марионеточные войска капитулировали6Краткая история Великой отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1965.. Таким образом, вступление СССР в войну против Японии и быстрый разгром ее Квантунской армии явились решающими факторами в принятии Токио решения о безоговорочной капитуляции. Как известно, соответствующий акт был подписан на борту американского линкора «Миссури» 2 сентября 1945 г.

Ликвидация Квантунской армии и освобождение Маньчжурии от японской оккупации дали возможность КПК сконцентрировать здесь свои силы. Этому благоприятствовала и политика СССР. Хотя советская военная администрация старалась не вмешиваться во внутренние дела Китая, она всячески ограничивала попытки гоминьдановского руководства взять под свой контроль северо-восток страны. По мере вывода из Маньчжурии советских армий Чан Кайши начал было направлять туда свои войска. Однако вооруженные силы Гоминьдана смогли занять лишь Южную Маньчжурии и не решились двигаться далее на север. В конечном счете советское руководство взяло курс на фактический отказ от признания центрального правительства Китайской республики единственно легитимным в Китае. Сталин продолжал уверять Чан Кайши и его представителей в своей неизменной поддержке, однако на деле уже зимой 1945/1946 гг. начался процесс передачи Маньчжурии под управление администрации КПК. К концу 1946 года северо-восток Китая перешел под контроль китайских коммунистов и был превращен ими в базу, с которой вооруженные силы компартии развернули наступление по всей территории Китая. Войска Гоминьдана были разгромлены, клика Чан Кайши покинула страну и 1 октября 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика. Таким образом, советско-китайское военно-политическое сотрудничество помогло не только освободить Китай от японских оккупантов, но в конечном счете способствовало и приходу к власти китайских коммунистов.

Ю.А. Петров

директор ИРИ РАН


 

  1. Советско-китайские отношения. 1937-1945. Документы и материалы. T. IV. Кн. 1. М., 2000. С. 163.
  2. Мясников В.С. Квадратура китайского круга. Избранные статьи. Кн. 2. М., 2006. С. 329.
  3. Проблемы Дальнего Востока. 1995. № 4. С. 87.
  4. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 3. С. 111-112.
  5. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Conference of Berlin (the Potsdam Conference). 1945. Vol. 1. P. 905.
  6. Краткая история Великой отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1965.

Китай, в отличие от СССР, не способен выступить инноватором переустройства мира

Нынешнее американо-китайское противостояние нередко сравнивают с советско-американским противостоянием времен холодной войны. Но между этими двумя явлениями есть глубинное различие. В советско-американском противостоянии участвовали не просто две сверхдержавы, а две системы, мирное сосуществование которых представлялось и Москве, и Вашингтону чем-то вроде затишья перед «последним и решительным боем».

Но к настоящему времени и Вашингтон, и Москва, и Пекин пришли к пониманию, что военное столкновение между ними грозило бы всеобщим уничтожением, и боя в прежнем понимании не будет, сколько бы Трамп ни размахивал ракетно-ядерной дубинкой. Кроме того, Китай, в отличие от прежнего Советского Союза, в силу многих причин не способен выступить инноватором переустройства мира. Он возвысился в существующей системе. Присущая ей глобализация была важнейшим источником китайского экономического чуда. Поэтому он не заинтересован в том, чтобы ломать нынешнюю систему и взамен ее строить новую.

Пекин просто намерен в определенной степени переформатировать систему, выторговав или выбив в ней для себя более масштабную нишу. По сути, он готов оставаться на «экономическом подхвате» у США и Запада в целом, если это будет приносить ему достаточные дивиденды. А такое положение вполне устроило бы и США. Поэтому не стоит говорить о возможности становления некоей американо-китайской биполярности.

Китай, несомненно, заинтересован в добрых отношениях с Россией, особенно в условиях своих нынешних проблем с американцами. Но эти отношения Пекин стремится строить главным образом в двустороннем формате, когда сам он играл бы роль ведущего, а Москва — ведомого.

Для российской же государственности критически важно, чтобы международное равновесие было полицентричным. Для обеспечения такого равновесия России необходимо направить усилия не на посредничество в улаживании американо-китайских разборок или их подхлестывание, а на создание своего рода качественно нового движения неприсоединения. Его участниками могли бы быть Индия, государства АСЕАН и другие региональные державы, скажем, «старой» континентальной Европы, прежде всего, Германия.


Нынешнее американо-китайское противостояние нередко сравнивают с советско-американским противостоянием времен холодной войны. Но между этими двумя явлениями есть глубинное различие. В советско-американском противостоянии участвовали не просто две сверхдержавы, а две системы, мирное сосуществование которых представлялось и Москве, и Вашингтону чем-то вроде затишья перед «последним и решительным боем».

Но к настоящему времени и Вашингтон, и Москва, и Пекин пришли к пониманию, что военное столкновение между ними грозило бы всеобщим уничтожением, и боя в прежнем понимании не будет, сколько бы Трамп ни размахивал ракетно-ядерной дубинкой. Кроме того, Китай, в отличие от прежнего Советского Союза, в силу многих причин не способен выступить инноватором переустройства мира. Он возвысился в существующей системе. Присущая ей глобализация была важнейшим источником китайского экономического чуда. Поэтому он не заинтересован в том, чтобы ломать нынешнюю систему и взамен ее строить новую.

Пекин просто намерен в определенной степени переформатировать систему, выторговав или выбив в ней для себя более масштабную нишу. По сути, он готов оставаться на «экономическом подхвате» у США и Запада в целом, если это будет приносить ему достаточные дивиденды. А такое положение вполне устроило бы и США. Поэтому не стоит говорить о возможности становления некоей американо-китайской биполярности.

Китай, несомненно, заинтересован в добрых отношениях с Россией, особенно в условиях своих нынешних проблем с американцами. Но эти отношения Пекин стремится строить главным образом в двустороннем формате, когда сам он играл бы роль ведущего, а Москва — ведомого.

Для российской же государственности критически важно, чтобы международное равновесие было полицентричным. Для обеспечения такого равновесия России необходимо направить усилия не на посредничество в улаживании американо-китайских разборок или их подхлестывание, а на создание своего рода качественно нового движения неприсоединения. Его участниками могли бы быть Индия, государства АСЕАН и другие региональные державы, скажем, «старой» континентальной Европы, прежде всего, Германия.

На Индию как поднимающегося гиганта Азии нужно обратить особое внимание. Отношения Москвы и Нью-Дели — традиционно дружественные, однако, на протяжении всего постсоветского периода они находятся в состоянии определенного застоя. Притом, что локомотивами российско-индийского партнерства за пределами политики служат такие стратегические для любого государства области, как энергетика, в т.ч. атомная, военно-техническое сотрудничество и мирное освоение космоса, экономическая основа этого партнерства в целом очень узкая.

Необходимо активизировать механизм трехстороннего российско-индийско-китайского партнерства в рамках группы РИК. Для России стратегически важно поднять отношения с Индией до уровня отношений с Китаем и обеспечить продвижение инициативы Большого евразийского партнерства.

Следует также развивать диалог с Токио, сместив в нем упор с проблем двусторонних отношений на вопросы региональной безопасности. Главный интерес Японии не столько в том, чтобы вернуть острова, сколько в выстраивании устойчивых отношений с Россией как самостоятельной по отношению к Китаю державой в Евразии.

Первостепенная задача России, однако, в том, чтобы поднять собственную независимую эффективную инновационную экономику. Только на этой основе Россия сможет сохранить себя в качестве независимого центра силы и точки принятия решений и играть весомую роль в отношениях как с Западом, так и с Китаем.


ВОЙНА СССР С КИТАЕМ ЗА ОСТРОВ ДАМАНСКИЙ. ДАМАНСКИЙ – СИМВОЛ МУЖЕСТВА И ВЕРНОСТИ ВОИНСКОМУ ДОЛГУ




На полотне художника Н. Н. Семёнова из Центрального пограничного музея ФСБ РФ отображён момент боя 2-го марта 1969 года за остров Даманский, когда к полуокружённой группе Бабанского пришла помощь из соседней заставы.


Остров Даманский крохотный клочок земли на реке Уссури длиной около 1700 метров и шириной чуть больше 500 метров.

По одной из версий, своё название он получил в 1888 году во время изысканий для прокладки Транссибирской железнодорожной магистрали.

Инженер-путеец Станислав Даманский погиб в этих местах во время бури, переправляясь на лодке через Уссури. В конце 1960-х годов остров относился к Пожарскому району Приморского края, граничившему с китайской провинцией Хэйлунцзян.

Эти события родились не в один день и даже не в один год.

У них давние корни, накапливавшиеся столетиями. На государственной границе, как в зеркале, отражались напряженные отношения между соседними государствами. Начиная с 1963 года, пограничники, охранявшие границу с Китаем, чувствовали, наблюдали и на себе испытывали рост негативных изменений на этом участке. Лишь в памяти остались события недавних лет, когда китайские рыбаки при встрече на реке Уссури традиционно приветственно улыбались, махали дружественно руками и произносили неизменные слова приветствия – дружба, шанго. А теперь при встрече виновато отворачивались, прятали лица, тревожно и напряженно молчали, а в 1966 году уже нахально лезли в наши территориальные воды, плевали смачно в нашу сторону. Напряжение на границе нарастало.


Историческая справка:

«Прохождение российско-китайской границы устанавливалось многими правовыми актами: Нерчинским договором 1689 года, Буринским и Кяхтинским трактатами 1,727 года, Айгунским договором 1858 года, Пекинским трактатом 1860 года, Договорным актом 1911 года.

В соответствии с общепринятой практикой границы на реках проводятся по главному фарватеру. Однако пользуясь слабостью дореволюционного Китая, царское правительство России сумело провести границу на реке Уссури по урезу воды вдоль китайского берега. Таким образом, вся река и находившиеся на ней острова оказались российскими.

Эта очевидная несправедливость сохранялась после Октябрьской революции 1917 года и образования Китайской Народной Республики в 1949 году, однако никак не влияла на советско-китайские отношения. И лишь в конце 50-х годов, когда между руководством КПСС и КПК возникли разногласия, обстановка на границе стала постоянно обостряться.

Советское руководство с пониманием относилось к желанию китайцев провести новую границу по рекам и, даже, было готово к передаче КНР ряда земель. Однако эта готовность исчезла, как только разгорелся идеологический, а затем и межгосударственный конфликт. Дальнейшее ухудшение отношений между двумя странами привело, в конце концов, к открытому вооружённому противостоянию на острове Даманском.

… Событиям 2 и 15 марта 1969 года на острове Даманский предшествовали многочисленные провокации китайцев по самовольному захвату советских островов на реке Уссури (начиная с 1965 года). При этом советские пограничники всегда чётко придерживались установленной линии поведения: провокаторы выдворялись с советской территории, оружие пограничниками не применялось.»


Предыстория конфликта

С 1954 года в китайских газетах появились статьи о том, что пограничные отношения с СССР не до конца урегулированы. В 1954 году государственное издательство выпустило книгу «Краткая история современного Китая», где на карте были обозначены «китайские территории, захваченные империалистами в период с 1840 до 1919 г.» В состав Китая, согласно этой карте, входили Южная и Юго-Восточная Азия целиком, Андаманские острова, архипелаг Сулу, МНР, часть Киргизской и Казахской ССР, Корейский полуостров полностью, Приамурье и Уссурийский край. В 1960 г. начинаются первые провокации на границе с СССР, а в 1964 году Мао произносит свою знаменитую речь, где звучат такие слова:

«Примерно сто лет назад район к востоку от Байкала стал территорией России, и с тех пор Владивосток, Хабаровск, Камчатка и другие пункты являются территорией Советского Союза. Мы еще не предъявляли счета по этому реестру».












Вплотную придвинули ситуацию к боевым действиям на границе политические и идеологические разногласия между КПК и КПСС, перешедшие вскоре в межгосударственные. Территориальные притязания Китая послужили поводом для провокаций и вооруженных столкновений 2 и 15 марта 1969 года, которые должны были развести окончательно СССР и Китай по разные стороны исторических баррикад. Китайцы просто вовремя реанимировали нерешенные ранее пограничные проблемы и умело их использовали в идеологической и политической борьбе с Советским Союзом. Беспрецедентная по тем временам антироссийская агитация, жесточайший военно-политический режим в период культурной революции в Китае завершили формирование в сознании китайского обывателя образа его главного врага и виновника всех бед.




Бои на Даманском в 1969 году были крупнейшими боевыми действиями со времен Великой Отечественной войны, которые вели наши войска, отстаивая свою территорию. Мы в том столкновении одержали верх. Однако, чрезвычайно высокой ценой. И цена эта была платой за недостаточно продуманные шаги тогдашнего высшего политического руководства страны в урегулировании проблемы разногласий по территориальным спорам. В итоге проблему пришлось решать силовым методом солдатам и офицерам. Цена эта стала платой и за нерешительные действия высшего военного руководства. В результате и пограничники, и армия, об участии которой в событиях 44 года назад не было сказано ни слова, понесли потери, без которых можно было обойтись.

В боях, защищая рубежи Приморья, участвовало свыше трёхсот воинов-кузбассовцев. Страна восхищалась героическими подвигами даманцев. В один ряд с героями-пограничниками Брестской крепости: Андреем Кижеватовым, Алексеем Лопатиным и Виктором Усовым – встали новые герои из 57-го пограничного отряда: Демократ Леонов, Иван Стрельников, Виталий Бубенин, пограничник-кузбассовец Юрий Бабанский. Высокого звания Героя был также удостоен (посмертно) Владимир Орехов – старший сержант 135-ой мотострелковой дивизии. 49 пограничников и 9 военнослужащих 135-ой мотострелковой дивизии пали смертью храбрых, отстаивая честь и независимость нашей Родины, 94 было ранено. Сложили головы на Даманском 11 пограничников-кузбассовцев: тисульчанин Виктор Ермолюк, анжеро-судженец Алексей Змеев, тайгинцы Владимир Изотов и Сергей Нечай, топкинец Виктор Соляник, кемеровчане Николай Дергач, Вячеслав Исаков, Александр Пасюта, Геннадий Овчинников, юргинцы Геннадий Давыденко и Виктор Егупов.


Хроника событий

2 марта


1-го марта 1969 года, пользуясь ухудшением погоды (позёмкой со снегопадом), как прикрытием, на китайском берегу сосредоточилась группировка солдат НОАК численностью до пехотного батальона, две миномётные и одна артиллеристская батарея.

В ночь на 2-е марта около 300 человек скрытно перешли протоку Уссури и заняли позиции на западном высоком берегу острова Даманский.

С наблюдательного поста, находящегося на расстоянии 800 метров от острова, эти действия сопредельной стороны замечены не были…






К 10. 40 группа китайцев из 18 человек вышла на восточный берег Даманского. (Как позже определилось, она имела задачу вывести наряд пограничников к засаде у западного берега).

А другая группа в 30 человек расположилась в центре протоки приманивая к себе тех, кто пойдёт к ним по речному льду под стволы изготовленных к расстрелу автоматов…






От китайских пуль погибла вся группа старшего лейтенанта Ивана Стрельникова в составе: Николая Буйневича, Анатолия Денисенко, Владимира Изотова, Николая Петрова и Александра Шестакова… Имя седьмого участника группы точно не установлено…

Как впоследствии определила медкомиссия, очереди прошили нижние части тел и раненых добили штыками, кинжалами, выстрелами в упор с расстояния 1-2 метра…






Уже погибшему Стрельникову китайцы выкололи глаза. Ему было тогда всего лишь 29 лет.










Отправив группу сержанта Рабовича (13 чел. ) преследовать пограничников поста ГУНСЫ (18 человек) по берегу острова, старший лейтенант Стрельников повёл свой маленький отряд из 7 человек вдоль южного края Даманского к группе нарушителей, что стояла на льду протоки…

Офицер выразил решительный протест командиру китайского поста, потребовав от него немедленно покинуть территорию Советского Союза!

Стрельников был уверен в своей правоте и в надёжности товарищей — справа по берегу его прикрывал отряд Рабовича, сзади на берег Уссури выезжала машина с командой из 12 бойцов младшего сержанта Бабанского…











Китайцы лютовали. Они захватили в плен ефрейтора Павла Акулова и долго мучили его. В апреле этого же года его тело они сбросили с вертолёта на советскую территорию. На Павле насчитали 28 штыковых ударов, все его волосы были выдернуты, а оставшиеся кое-где клочки были седыми.















Расстреляв группу Стрельникова и добивая группу Рабовича, китайцы неожиданно для себя получили отпор.

Это группа младшего сержанта Бабанского в количестве 12 бойцов заняла оборону и начала разить провокаторов сначала короткими очередями, а затем — меткими одиночными выстрелами (сказывалась нехватка боеприпасов).

К тому же, с севера по льду Уссури от ПЗ N21 «Кулебякины сопки» на помощь соседям уже во всю мчался БТР с 23-мя бойцами.







В 11.30 группа Бубенина (22 чел. без водителя) под прикрытием восточного берега (примерно в 300 метрах севернее оттого места, где сражалась поредевшая группа Бабанского) покинула БТР, развернулась цепью и начала движение в сторону затухающей стрельбы. Углубившись на 50 метров, увидели взвод китайских солдат, что бежали навстречу. Пограничники залегли и открыли огонь на поражение.

С вала западного берега острова пограничников накрыл шквал пулемётных и автоматных очередей. Начали бить миномёты.

Против 22-х пограничников было две роты китайских солдат! Соотношение плотности огня и людей более чем 1:10. Пограничникам в то время полагалось иметь лишь по 50 патронов, китайцы имели по 180 и несколько гранат. Их прикрывали ротные пулемёты и батареи.

Бубенин приказал своим бойцам рассредоточиться, окопаться и беречь патроны.






Оставив на острове группу во главе с мл. сержантом Каныгиным, Бубенин и 4 пограничника на БТРе двинулись вокруг острова, заходя в тыл китайской засады. Ст. лейтенант Бубенин встал к крупнокалиберному пулемету, а его подчиненные вели огонь по китайцам через бойницы по обоим флангам. Несмотря на многократное превосходство в живой силе, китайцы попали в крайне неприятное положение: с острова их обстреливали группы Бабанского и Каныгина, а с тыла — маневрирующий БТР Бубенина.





Своевременная помощь Бубенина спасла группу Бабанского от уничтожения. Когда атака нахрапом у китайцев не получилась, они отступили за вал западного берега и усилили миномётный огонь по позициям пограничников, нанося им потери. Сам командир был ранен и контужен, но управления боем не утратил.

Понимая, что пассивное выжидание положение не спасает, он принимает решение выйти противнику в тыл.

Примерно в это же время на косу, что расположена у советского берега, напротив острова, к БТРу заставы №2, жители села Нижне-Михайловка однофамильцы Авдеевы на лошадях и санях доставили станковый гранатомет и боеприпасы. Вместе с ними прибежали несколько пограничников из резерва заставы Стрельникова. Берег начал поддерживать своих на острове.






Манёвр Бубенина был полной неожиданностью для китайцев, которые начали переправлять со своего берега одну из двух пехотных рот, что находились во втором эшелоне. 150 солдат шли для усиления поредевшей группировки на острове.

Вот как описывает в своих воспоминаниях этот эпизод В. Бубенин:

«Плотная масса китайцев, спрыгнув с крутого берега, устремилась на остров через протоку. Расстояние до них — до 200 метров. Я открыл огонь с обоих пулеметов на поражение. Наше появление у китайцев в тылу оказалось для них настолько неожиданным, что бегущая толпа резко замедлила бег и остановилась, будто наткнулась на бетонную стену. Они были в полной растерянности. Даже огонь вначале не вели. Расстояние между нами быстро сокращалось. Подключились к стрельбе и автоматчики. Китайцы падали, как подкошенные, многие повернули и бросились на свой берег. Они карабкались на него, но, сраженные, сползали вниз… В какой-то момент они оказались настолько близко, что мы их расстреливали в упор, били бортом и давили колесами.»








Китайцы ударили по машине Бубенина из пулемётов и гранатомётами. Спешно подкатили на прямую наводку несколько орудий. Один снаряд разорвался в моторном отделении. Правый двигатель заглох. Второй снаряд попал в башню и разбил пулеметы. Все пограничники получили ранения. Шесть скатов из восьми были пробиты. Но водитель Аркадий Шамов сумел увести повреждённый БТР за южную оконечность острова и дотянуть до нашего берега.

Со стороны первой заставы по реке примчался ГАЗ-69. Перед его передними колесами пулеметные очереди вспарывали снег. Трассирующие пули роем пролетали над головами солдат. С косы дали отмашку и машина свернула от острова в сторону протоки. Это прибыл резерв под командованием старшины заставы №1 с-та Павла Сикушенко. Они привезли весь носимый и большую часть возимого боекомплекта заставы.




Бубенин приказал старшине Сикушенко взять десять человек, оружие, все боеприпасы и загрузиться в БТР заставы Стрельникова, который был на ходу. Сам сел к башенному пулемёту и велел водителю Павлу Ковалёву держать курс на остров:

«Дальше покажу. Вперёд!»

Как только выехали на лёд, китайцы открыли огонь из орудий и гранатометов. БТР сильно тряхнуло. Подбили левое переднее колесо. Но машина двигалась и вскоре достигла острова. Бубенин уже знал, где китайцы заняли оборону, и решил ударить им во фланг.

Под прикрытием восточного берега БТР достиг северной оконечности острова, по протоке вошёл в залив, который глубоко врезался в остров с севера и доходил до самого вала, занятого солдатами НОАК.

Те заметили этот манёвр лишь, когда БТР на полном ходу вошёл в их оборону. За считанные минуты был расстрелян командный пункт батальона. Лишившись управления, китайцы стали покидать позиции.







СХЕМА событий (2 марта 1969 года) по состоянию на 12 часов 45 минут.

Расстреляв боезапас, БТР Бубонина отошел на лёд между островом и советским берегом. Остановились, чтобы принять на борт двух раненых из группы Каныгина. Китайцы тут же сосредоточили по машине минометный огонь, и она была подбита.

«Обходя остров уже с нашей стороны, мы заметили двух раненых — Николая Пузырева и Анатолия Анипера. Пузырев поднял руку, призывая на помощь. Подъехали, чтобы прикрыть раненых броней. Открыв левый десантный люк, сержант Сикушенко с двумя солдатами на ходу подняли Анатолия Анипера, но сами заскочить, назад не успели. Китайцы открыли плотный огонь из орудий и ручных гранатометов. Один снаряд попал в правый борт и разорвался внутри…

Сержант В. Ермолюк занял позицию и открыл огонь через бойницу, но вновь артиллерийский снаряд ударил в правый борт, и пробив броню, смертельно ранил Виктора. Взрывной волной, многочисленными осколками были поражены почти все, кто находился внутри.»

(из воспоминаний В. Д. Бубенино)





СХЕМА событий (2 марта 1969 года) по состоянию на 13 часов 10-25 минут

После того, как группа Бубенина покинула подбитый БТР, китайцы вновь обрушили на неё минометный огонь. И группа, подняв раненых, ушла под защиту высокого берега к северной части острова.

Группа Бабанского, получив боеприпасы, какое-то время находилась на косе и вела оттуда огонь. Когда на льду Уссури подбили БТР Бубенина и китайцы стали отходить с острова (их КП на острове был уничтожен Бубениным, исходный сценарий провокации провалился), группа Бубенина и пограничники 1-й заставы выдвинулись на остров.

В это время к месту боя подошли резерв 2-й заставы (16 человек), и, совершив более чем 30 километровый марш, резерв 3-й заставы. Китайцы были выбиты с острова и бой практически прекратился.

Жители села Нижне-Михайловка Авдеевы на санных повозках вывозили на 2-ю погранзаставу раненых, спасали от обморожения.











СПИСОК ПОГРАНИЧНИКОВ ПЗ №2
«Нижне-Михайловка», погибших в бою
за остров Даманский 2 марта 1969 года

— ст. лейтенант Стрельников Иван Иванович
— ст. лейтенант Буйневич Николай Михайлович
— сержант Дергач Николай Тимофеевич
— сержант Рабович Владимир Никитич
— младший сержант Лобода Михаил Андреевич
— младший сержант Колодкин Николай Иванович
— ефрейтор Давыденко Геннадий Михайлович
— ефрейтор Михайлов Евгений Константинович
— ефрейтор Акулов Павел Андреевич — раненным взят в плен и замучен под пытками
— рядовой Денисенко Анатолий Григорьевич
— рядовой Данилин Владимир Николаевич
— рядовой Егупов Виктор Иванович
— рядовой Золотарев Валентин Григорьевич
— рядовой Исаков Вячеслав Петрович
— рядовой Каменчук Григорий Александрович
— рядовой Киселев Гавриил Георгиевич
— рядовой Кузнецев Алексей Нифантьевич
— рядовой Нечай Сергей Алексеевич
— рядовой Овчинников Геннадий Сергеевич
— рядовой Пасюта Александр Иванович
— рядовой Петров Николай Николаевич
— рядовой Шестаков Александр Федорович
— рядовой Шушарин Владимир Михайлович


СПИСОК ПОГРАНИЧНИКОВ ПЗ №1
«Кулебякины Сопки», погибших в бою
за остров Даманский 2 марта 1969 года

— сержант Ермолюк Виктор Михайлович
— ефрейтор Коржуков Виктор Харитонович
— рядовой Ветрич Иван Романович
— рядовой Гаврилов Виктор Илларионович
— рядовой Змеев Алексей Петрович
— рядовой Изотов Владимир Алексеевич
— рядовой Ионин Александр Филимонович
— рядовой Сырцев Алексей Николаевич
— рядовой Насретдинов Исламгали Султангалеевич


3 — 14 марта


3 марта 1969 года на погранзаставе № 2 «Нижне-Михайловка» были собраны тела погибших пограничников. Комиссия военной судмедэкспертизы начала кропотливую работу по их опознанию и установлению причин смерти. Выяснилось, что 19 бойцов из 31 погибших имели следы добивания выстрелами в упор, ударами колюще-режущими предметами и ударами прикладов. 








Нижне-Михайловка готовилась оплакивать погибших. В нескольких метрах от казармы стали копать братскую могилу. Мерзлая земля не хотела поддаваться. 6 марта в огромную братскую могилу опустили 20 гробов.













7-го марта в городе Иллан (ныне Дальнереченск) Приморского края были преданы земле тела погибших офицеров пограничников — командира ПЗ № 2 «Нижне-Михайловка» старшего лейтенанта Ивана Ивановича Стрельникова и оперуполномоченного особым отделом в/ч 2488 Нижне-Михайловка старшего лейтенанта Николая Михайловича Буйневича…

Еще девять пограничников из группы старшего лейтенанта Виталия Бубенина, погибших 2-го марта в бою за остров Даманский были захоронены в братской могиле на погранзаставе №1 » Кулебякины Сопки”.
































СХЕМА событий (14 марта 1969 года) по состоянию на 15 часов

14 марта в 11.15 посты наблюдения заметили выдвижение группы вооруженных китайцев в сторону острова Даманский.

Пулеметным огнем пограничные наряды отогнали нарушителей, о чем начальник 57-го ПО п-к Леонов сообщил в округ…

Около 15.00 Леонов получил приказ: пограничные наряды с острова убрать! Пограничники отошли с Даманского.

Сразу же на сопредельной стороне началось оживление. Китайцы мелкими группами по 10-15 человек начали перебежками выдвигаться на остров, другие стали занимать боевые позиции напротив острова, на китайском берегу Уссури.




СХЕМА событий (14 марта 1969 года) по состоянию на 16 часов

Выполняя приказ п-ка Леонова, мотоманёвренная группа из 8-ми БТРов под командование Яншина развернулись в боевой порядок и начала выдвигаться в сторону низкого берега Даманского, демонстрируя намерение «проутюжить» остров с севера на юг.

Китайцы моментально отошли на свой берег.

БТРы вернулись на исходные позиции в район косы у острова Даманский.





«… Мы отбили остров 2 марта, окопались и там постоянно сидели… Но 14 марта поступила команда остров оставить.

Я спрашивал у Демократа:

«Кто дал команду?»

«Из округа…»

Кто конкретно не уточнял… Мы ушли, а китайцы заняли остров, и нам вновь пришлось его отбивать… Не могу утверждать насчет преднамеренности, хотя со здравым смыслом здесь не все как-то вяжется…

Вечером 14-го, Леонов получил из округа распоряжение снова занять остров.

Идти было не так просто. Ведь у солдат в памяти крепко засело, что Стрельников и группа Рабовича 2-го марта напоролись на засаду. Вдруг и их ожидает такая же участь? Остров же 14-го полдня был «бесхозным»… Не дай бог кому-то оказаться в таком положении, в каком оказались тогда мои подчиненные!..

Перед выходом построились. Леонов сказал речь, поставил задачу. Я тоже вставил слово.

«Солдаты, — говорил, — мы на своей земле и умрем, но не отдадим ее никому!».

Вроде все правильно сказали. Патриотично, красиво. После таких слов только «ура» и в атаку. А мы смотрим — солдаты все как оцепенели, напряглись. Кого тронь — взорвется. Только тут до нас дошло, в чем дело, — синдром засады. Засады, которую китайцы устроили нашим на острове 2 марта.

Что делать? Как снять этот страх? И тут вспомнилось. Перед этим я заехал на почту и прихватил пару мешков писем, их тогда слали защитникам границы вагонами. По дороге кое что посмотрел, и попалась на глаза одна забавная телеграмма:

«Остров Даманский. Погранзастава Стрельникова. Гордимся вашим подвигом. Скорбим по погибшим. Стойте мужественно. Ждем вас в гости. Сотрудники треста ресторанов города Сочи».

Солдаты заржали как кони, когда я им прочитал это перед строем. Они просто, как сейчас говорят, потащились. Мы следили за каждым шагом солдата, чтобы ни капли спиртного в рот не взял. А тут — сам начальник политотдела в ресторан как бы приглашает!

«А что, товарищ подполковник, можно бы и съездить!».

«Да, — принял я игру, — вот закончится драка, и поедем всей маневренной группой во главе с вашим командиром Яншиным.»

И тут строй снова грохнул смехом. После этой «политбеседы» — в БТРы и пошли…»

(из воспоминаний замполита 57-го ПО подполковника А. Д. Константинова)


15 марта




СХЕМА событий по состоянию в ночь 14 на 15 марта 1969 года

В ночь с 14 на 15 марта на остров вышла группа Яншина в составе 45 пограничников и 4-х БТР-60ПБ.

На косе у нашего берега остался резерв Иманского ПО из 80 бойцов и 7 БТРов.









СХЕМА событий (15 марта 1969 года) по состоянию с 9 часов 55 минут до 11 часов.

В 9.55 китайцы открыли по острову огонь из всех стволов артиллерии и миномётов.

В атаку на остров двинулись три роты солдат НОАК.

Через час обороняющиеся сообщили о нехватке боеприпасов и просили подавить артиллерийский огонь противника.

Полковник Леонов доложил вышестоящему начальству о превосходящих силах противника и необходимости использовать артиллерию, но безрезультатно.








СХЕМА событий (15 марта 1969 года) по состоянию с 9 часов до 11 часов 30 минут

Наиболее боеспособная рота НОАК, высадившаяся на южной оконечности острова с большим количеством пулеметов и гранатометов, развернула активное наступление на север…

Этому способствовало десятикратное превосходство китайцев.

К 11.30 обороняющиеся с боями отошли к северной части острова…







СХЕМА событий по состоянию с 11.30 до 12.00 15 марта 1969

В ответ на продвижение противника к середине Даманского и его попытку произвести окружение пограничников, мотоманевренная группа Евгения Яншина развернула все бронемашины цепью.

Огнём своих пулемётов и автоматов группа очистила западный берег и оттеснила солдат НОАК к южному краю острова.

В это же время с нашего берега на помощь товарищам вышла вторая маневренная группа на 4-х БТРах с 40-ка бойцами.

Командовал ММГ-2 начальник политотдела Иманского пограничного отряда п/п-к Александр Дмитриевич Константинов.










СХЕМА событий по состоянию с 12.00 до 13.00 15 марта 1969

Оттеснив солдат НОАК к южному берегу, пограничники попали под прямой артиллерийский огонь китайских батарей.

Был подбит один БТР, появлялись новые раненые и убитые.

Повреждённый БТР удалось отбуксировать на наш берег…

Примерно в 12.20 загорелась бронемашина группы Маньковского, который погиб, прикрывая пулемётным огнём отход товарищей.













СХЕМА событий по состоянию с 13.00 до 14.00 часов 15 марта 1969

К часу дня пограничники потеряли ещё один БТР.

Яншин принимает решение передвинуться, по возможности, ближе к позициям китайских солдат и тем самым увести группу от огня их тяжёлых орудий.

Пограничники отдельными группками устроили охоту на гранатомётчиков.

БТРы постоянно маневрировали и прикрывали эту «охоту» огнём пулемётов.

Бой на острове стал носить очаговый характер.

Китайцы спешно накапливали напротив южной оконечности Даманского свежую группировку численностью до батальона, с целью окружения пограничников.

















СХЕМА событий по состоянию с 14.00 до 14.40 часов, 15 марта 1969

Из-за проблем со связью одна сторона не слышала другую и согласованность действий была нарушена…

К 14.00 количество боеприпасов стало критическим, Яншин самостоятельно принял решение одновременно вывести всю группу с острова на коренной берег.

Для берега выход с острова группы Яншина был неожиданностью.

От него ждали отдельную группу с докладом для принятия решения, искали способ наладить связь и т.д., но никак не отход с острова.

Яншин же не дождался с берега ни связи, ни артиллерийской поддержки, ни помощи людьми…







Ценой подбитой машины и человеческих потерь, пограничники вернули себе земляной вал на западном берегу острова…






СХЕМА событий по состоянию с 14. 40 до 15.30 часов, 15 марта 1969 года

Китайцы стали совершать манёвр на обход группы Яншина.

В создавшемся положении командир 57-го ПО Леонов попытался нанести фланговый удар четырьмя танками.

Однако атака сорвалась.

Танки попали под сильный огонь противотанковых средств.

Первый танк, в котором находился Леонов, был подбит, сам Леонов погиб.

Три остальных танка, не имея возможности вести ответный пушечный огонь, отошли в сторону ПЗ 2 «Ново-Михайловка».



«…Нужно было срочно сорвать замысел китайцев окружить группу Яншина… Мы уже стали готовиться к броску туда с берега — подтягивали станковые пулеметы, противотанковые гранатометы… А Леонов решил на танках идти. Ему казалось, что нельзя было медлить ни секунды…

Я говорю:

«Демократ Владимирович, может быть, я?».

— «Ну, хватит, ты только оттуда, а я все время здесь торчу!»…

И они пошли. Идут четыре танка, как на параде.

Связаться с Леоновым, опять же, как и с Яншиным, не могу — частоты, на которой работает танковый взвод, не знаем, хотя радиостанции у нас имеются. Расстояние от китайского берега до наших танков было где-то метров двести, когда они влепили из РПГ. Экипаж — кто ранен, кто убит. Танк замер.

В это время нужно было «по танковому варианту» исполнить команду «Все влево», то есть повернуть башни и колотить по китайскому берегу из пушек. Но сработал приказ:

из орудий — стрелять нельзя!..

А четвертый танк, по логике, должен был подойти, прикрываясь другими, взять на буксир подбитую машину и утащить ее задним ходом.

Этого не произошло. Наоборот, три этих танка ушли из под огня китайской артиллерии и, не к нам на командный пункт, а на заставу, чем создали там жуткую панику: кому-то показалось — китайские танки идут…

Начальник пограничного отряда Леонов остался в танке…

Танк, как известно, хранил секреты того времени — в общем, ситуация у нас там сложилась, не позавидуешь…

Трагическая ошибка была и в том, что Демократ Владимирович сел в первый танк. Командир же в головной танк никогда не садится. Да еще по левому борту, обращенному к китайскому берегу… И танковый взвод остался без руководства…»

(из воспоминаний начальника политотдела 57-го (Иманского) пограничного отряда подполковника Александра Дмитриевича Константинова)








СХЕМА событий по состоянию в ночь с 15.30 до 16.00 часов, 15 марта 1969 года

К четырем часам обескровленная группа Яншина удерживала остров из последних сил.

У пограничников кончались патроны, были подбиты еще два БТРа.

На помощь на резервной бронемашине вышел заместитель начштаба Гродековского п/отряда майор Пётр Косинов.

Он прикрыл повреждённые машины бортом своего БТРа и дал уйти экипажам, но был подбит при отходе.

Майор покидал машину последним, был ранен в обе ноги, пострадал от разрыва мины и помощь ожидал под горящим БТРом…











СХЕМА событий по состоянию с 16. 00 до 16.20 часов, 15 марта 1969

Стало ясно, что без артиллерии, других сил и средств поддержки, пограничникам не удастся выбить китайцев с острова.

Под прикрытием двух танков группа Яншина, забрав раненых, убитых и одну повреждённую машину покинула остров.









СХЕМА событии по состоянию с 16.20 до 16.40 часов, 15 марта 1969 года

На 16.40 в результате недолгого огня батарей 82 миллиметровых миномётов 199-го МСП 135-ой МСД по позициям пехотных батальонов НОАК, пытавшихся занять всю территорию острова, удалось остановить продвижение китайцев.





Первый этап участия советской артиллерии в событиях пограничного конфликта в районе острова Даманский

Общая схема расположения сил и артиллерии в районе острова Даманский 15-го марта 1969 года.

Первый этап участия советской артиллерии в событиях пограничного конфликта в районе острова Даманский.

Схема нанесение огня по местам скопления китайских войск на острове Даманский батареями 82мм миномётов 199-го МСП 135-ой МСД.




СХЕМА событий по состоянию с 16.40 до 17.00 часов, 15 марта 1969 года

После обстрела 82 миллиметровыми миномётами захваченной китайцами территории острова, с нашего берега вышла ММГ 69-го (Ханкайского) ПО.

Китайская сторона, вынужденная отойти к захваченным ранее позициям в западной части Даманского, быстро подтянула резервы и встретила БТРы пограничников плотным огнём гранатомётов и поставленных на прямую наводку 85-мм орудий.

Потеряв одну машину, ММГ вернулась на свой правый берег Уссури, уступая место боя артиллеристам.






Огневой налет продолжался десять минут. Были уничтожены орудия, минометы и выдвигавшиеся к острову китайские резервы.

Особенно велики были потери подразделений НОАК в живой силе в результате огня реактивной артиллерии, ударившей по правому флангу китайцев, где был командный пункт и основные резервы 24-го ПП НОАК — от тысячи до нескольких тысяч только убитыми (точное число потерь китайская сторона сохраняет в секрете до сих пор).

Гаубичная артиллерия била по острову, центру и по левому флангу противника.

Дивизион дальнобойных 130-мм орудий рушил тылы и резервы на глубину до 22 км.







Общая схема расположения сил и артиллерии в районе острова Даманский 15-го марта 1969 года.

Второй этап участия советской артиллерии в событиях пограничного конфликта в районе острова Даманский.






Едва БТРы вошли в протоку, бойцы 199-го МСП 135-ой МСД начали зачистку острова Даманский от китайских солдат. Основная цель мотострелков была уничтожение вражеских гранатомётчиков.




СХЕМА событий по состоянию с 17.10 до 18.00 часов, 15 марта 1969 года

После 10-ти минутной артподготовки ствольной артиллерии и дивизиона реактивных установок «Град» 378-го АП две роты мотострелкового батальона, совместно с заставой маневренной группы на 12 БТРах с 5 танками 199-го МСП снова атаковали китайцев и, в течение 50 минут выбили их с острова.






«…На моих глазах геройски погиб сержант Орехов из 5-й мотострелковой роты.

Две группы из состава батальона в ходе атаки на остров совершили не совсем удачный маневр, и китайцы ударили в стык между ними.

Заметив угрозу товарищам, Орехов, в полный рост, уже раненный в руку, из пулемета ударил по ним стыла.

Его одновременно прошили две автоматные очереди: пули вошли в грудь крест-накрест.

Бушлат на его спине в месте выхода пуль мгновенно вспузырился.

Зрелище — как в замедленной киносъемке.

Орехов еще некоторое время строчил из пулемета, а затем медленно стал падать на землю…»

(из воспоминаний начальника политотдела 57-го (Иманского) пограничного отряда подполковника Александра Дмитриевича Константинова)






16 марта

Днем, во время боя, вертолеты к острову приблизиться не могли. Поэтому экипажи вели наблюдение вдоль границы. Одна из основных задач — не пропустить переправу китайских войск на советскую территорию в каком-либо другом месте.

С наступлением сумерек и до темноты вертолеты эвакуировали раненых. Их доставляли из глубины острова на открытые места, где мог приземлиться вертолет, готовили, но не зажигали костерки.

Летчики заходили на посадку из глубины советской территории, прижимаясь к земле, определяя свое местоположение по одним только им ведомым ориентирам: темным пятнам леса, светлому льду реки…

На земле, ориентируясь на звук приближающегося вертолета, быстро разжигали огонь, уточняли место посадки. При зависании вертолета над площадкой костры сразу гасились.

Вертолет зависал в сантиметрах над землей, либо только касался колесами грунта. Летчик не покидал кабину, а раненых принимал на борт борттехник. Грузились быстро и немедленно на бреющем полете уходили из опасной зоны.










СХЕМА событий по состоянию на 17 марта (первый этап)

17-го марта советская сторона предприняла попытку отбуксировать «танк Леонова» к своему берегу.

Китайцы открыли заградительный огонь из орудий и пулемётов.

На прямую наводку вышли их четыре самоходных установки ИСУ-122.

Эвакуационные группы вынуждены были отойти.

Погиб младший сержант 152-го ОТБ Власов Анатолий Иванович…





17 марта были самые длительные и мощные артиллерийские обстрелы, всей артиллерией корпуса. Не только острова, а на всю возможную дальность стрельбы по китайским позициям.

Поводом послужил обстрел китайцами наших тягачей и бойцов, которые пошли эвакуировать подбитый танк.

Это был заключительный день активных действий и в нём китайцы понесли от советских артиллеристов очень большие потери.

Обращает на себя внимание способ применения артиллерии советской и китайской сторонами.

Китайцы в бою использовали стрельбу прямой наводкой, расположив артиллерийские батареи 85-мм пушек на открытых огневых позициях.

Советские же артиллеристы предпочитали вести огонь с закрытых огневых позиций, недоступных для наблюдения со стороны противника.

Похоже, именно это обстоятельство сыграло важнейшую роль 15 марта 1969 года:

Китайцы не обнаружили выдвижение и развертывание советских артиллерийских подразделений и в результате получили такой удар, от которого не смогли оправиться.

Огонь по врагу ведут 152 миллиметровые гаубицы.



СХЕМА событий по состоянию на 17 марта (второй этап)

В ответ на огонь с китайской стороны по эвакуационной группе и гибель советского танкиста по району сосредоточения новых резервов НОАК, его батареям и укрытиям был произведён залп реактивной установки БМ-21 «Град» и массированный огонь из всех стволов 378-го АП 135 МСД.





















После активных боевых действий пограничники сдерживали движения противника в сторону острова Даманский пулемётным и снайперским огнём…




18 и 19 марта по «танку полковника Леонова» бил тяжёлый 240-мм миномёт, специально подвезённый из Уссурийска, но по танку попасть не удалось…

В ночь с 21 на 22 марта наша сторона сделала попытку подорвать свой Т-62. Китайский отряд охранения услышал работу сапёров (кто-то из наших наступил на ветку дерева в ночной тишине), прилетела граната… Начался короткий бой.

Китайцев — уничтожили! Были легкораненые и контуженые и с нашей стороны, погиб лишь один — сержант Кармазин. Подрыв произвели, но «заговорённый» танк выстоял и на этот раз!

Несколько дней спустя была ещё одна попытка подрыва, но и она ожидаемого результата не дала…

24 марта миномёт сменили гаубицы двух дивизионов 378-го АП. Через каждые 2-3 минуты они вели беспокоящий огонь по протоке и танку.

В начале апреля к «танку Леонова», прикрытием двух Т-62, готовились выйти наши тягачи, но апрельский лёд Уссури стал пористым и ненадёжным…

В середине апреля командование приняло решение о затоплении танка. На двух машинах были завезены 96 бетонобойных снарядов и два орудия 8 батареи 378-го АП выполнили эту задачу.










Список военнослужащих 135-ой МСД, погибших 15-21 марта 1969 года при защите острова Даманский.

— рядовой Бедарев Александр Васильевич
— младший сержант Власов Анатолий Иванович
— рядовой Гельвих Александр Христианович
— сержант с/службы Кармазин Василий Викторович
— рядовой Колтаков Сергей Тимофеевич
— рядовой Кузьмин Алексей Алексеевич
— младший сержант Орехов Владимир Викторович
— рядовой Потапов Владимир Васильевич
— рядовой Штойко Владимир Тимофеевич




Список пограничников 57-го (Иманского) и 69-го (Ханкайского) погранотрядов, погибших 15 марта 1969 года при защите острова Даманский.

— рядовой Аббасов Тофик Рза-Оглы
— рядовой Ахметшин Юрий Юрьевич
— рядовой Бильдушкинов Владимир Тарасович
— младший сержант Гаюнов Владимир Константинович
— рядовой Гладышев Сергей Викторович
— сержант Головин Борис Александрович
— ст. сержант с/службы Зайнутдинов Анвар Акхиямович
— рядовой Ковалев Анатолий Михайлович
— полковник Леонов Демократ Владимирович
— младший сержант Малыхин Владимир Юрьевич
— старший лейтенант Маньковский Лев Константинович
— рядовой Соляник Виктор Петрович
— рядовой Ткаченко Дмитрий Владимирович
— рядовой Чеченин Александр Иванович
— рядовой Шамсутдинов Виталий Гилионович
— рядовой Юрин Станислав Федорович
— рядовой Яковлев Анатолий Иосифович









В бою 15 марта 1969 года погибли 17 пограничников: 2 человека 57-го (Иманского) ПО и 15 человек из 69-го (Ханкайского) ПО. 4-я и 5-я рота 2-ой батальон 199-го МСП потерял в этот день 7 мотострелков.

17 марта, при попытке взять на буксир подбитый китайцами «танк полковника Леонова», погиб наводчик 5-ой ТР 199-го МСП мл. сержант Власов.

21-го марта, при попытке подорвать «танк полковника Леонова», был убит разведчик отдельного разведывательного батальона 135 МСД сержант Кармазин…

Всего в результате всех боев за остров Даманский за отрезок времени со 2-го по 21 марта 1969 года советская сторона потеряла 58 солдат и офицеров убитыми, а ранение различной тяжести получили 94 человека.

Данные о потерях китайской стороны противоречивы. Только по убитым разные источники называют цифры от 700 до 3000 человек. Не исключено, что последнее число преувеличено. Кроме того, около 50 китайцев на родине расстреляли за трусость.

Решительные действия советских пограничников и солдат, проявленные ими воинское мастерство, массовые мужество и героизм, удержали политических авантюристов от эскалации более крупного вооруженного конфликта между государствами, обладающими ядерным вооружением.



Эпилог


СХЕМА событий по состоянию с 18 марта по 27 апреля 1969 года

После 17 марта китайцы активных действий проявлять не решались. Но и «танк Леонова» упускать не желали. По-воровски демонтировали с него важные детали.

С нашей стороны старались не допускать китайцев к секретному объекту. По участку протоки, отделяющему остров от китайского берега, постоянно «работали» миномёты, гаубицы, крупнокалиберные пулёмёты. Было зафиксировано несколько прямых попаданий в корпус Т-62. Дважды сапёры закладывали под днище танка заряды. Тот был, как заколдованный! Устоял!

Где-то 15 апреля было принято решение танк затопить! Два орудия 3 дивизиона 378-го АП проломили вокруг танка лёд и он по башню, ушёл в воду..

Когда советские артиллеристы покинули огневые позиции и вернулись в свои гарнизоны, китайцы, с помощью водолазов и четырёх тягачей, сумели вытащить «танк Леонова» и уволокли его на свой берег…

Как признают исследователи и специалисты, китайцам совсем не нужен был остров Даманский, как и другие острова на Уссури и Амуре — им нужен был КОНФЛИКТ

Изначально удар силами НОАК планировался в районе посёлка Пограничный — уж там-то какие острова?!

Лишь удалённость Даманского и Киркинского от военных центров советского Приморья, его труднодоступность для тяжёлой техники, а также нахождение Даманского на стыке застав и удачное расположение ближе к коренному китайскому берегу повлияли на выбор тогдашнего руководства КНР о. Даманского (Женьбао-дао) в качестве объекта для вооружённой провокации.






В апреле 1969 года Москва награждала героев.

За проявленный героизм пятеро военнослужащих получили звание Героя Советского Союза:

полковник Д. Леонов (посмертно), старший лейтенант И. Стрельников (посмертно), младший сержант В. Орехов (посмертно), старший лейтенант В. Бубенин, младший сержант Ю. Бабанский.

Многие пограничники и военнослужащие Советской Армии награждены государственными наградами:

3 — орденами Ленина, 10 — орденами Красного Знамени, 31 — орденами Красной Звезды, 10 — орденами Славы III степени, 63 — медалями «За отвагу», 31 — медалями «За боевые заслуги», 108 пограничников — медалями «За отличие в охране государственной границы СССР».

13 воинов — пограничников получили первую в стране высшую награду ЦК ВЛКСМ Знак «Воинская доблесть», вручение которого производилось от имени ЦК ВЛКСМ решением Главного политического управления СА и ВМФ, политуправлений видов Вооруженных Сил, погранвойск КГБ СССР и внутренних войск МВД СССР.


После таяния льда выход советских пограничников на Даманский оказался затруднен, и препятствовать китайским попыткам его захвата приходилось снайперским и пулеметным огнем.

С мая по сентябрь 1969 года советские пограничники более 300 раз открывали огонь по нарушителям в районе острова Даманский.

10 сентября 1969 года, снайперский пулемётный огонь по нарушителям было приказано прекратить.

11 сентября в пекинском аэропорту председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин, возвращаясь в Москву из Вьетнама, подписал документ, утверждающий относительно острова Даманского «статус-кво».
Это значило, что обе стороны до начала официальных переговоров остаются там, где находятся в данный момент.

Сами переговоры длились потом до начала 90-х годов, пока Даманский «де-юре», решением правительства Ельцина не отошел к Китаю.




Современный вид братской могилы пограничников, павших в бою за остров Даманский 15 марта 1969 года.


Мемориал на городском кладбище города Дельнереченска воинам 135-ой МСД, павшим весной 1969 года в бою за остров Даманскийисточник-1 источник-2



(Visited 26 603 times, 4 visits today)

В США указали на разрушительные последствия в случае войны с Китаем и РФ | Новости | Известия

Цель США должна состоять в том, чтобы никогда не вести войну с Россией, Китаем, она приведет к разрушительным последствиям для всего мира. Об этом заявил в понедельник, 13 сентября, заместитель председателя Комитета начальников штабов (КНШ) Вооруженных сил США генерал Джон Хайтен.

По его словам, холодная война является «самой значительной конфронтацией между двумя великими державами, которую видел мир в то время». Хайтен обратил внимание на то, что это были две великие державы, обладавшие огромным арсеналом ядерного оружия.

При этом, как уточнил заместитель КНШ, обе стороны сохраняли потенциал сдерживания и не воевали друг с другом. Он добавил, что с «принципиальной точки зрения» США никогда не воевали с СССР.

«Что касается великих держав, нашей целью должно быть никогда не вступать в войну с Китаем, никогда не вступать в войну с Россией, потому что этот день будет ужасным днем для планеты, ужасным днем для наших стран. Он разрушит мир. Он разрушит мировую экономику. Это будет плохо для всех, поэтому мы должны убедиться, что не пойдем по этому пути», — подчеркнул генерал в ходе видеоконференции, организованной вашингтонским Институтом Брукингса.

В то же время, говоря о России, Хайтен отметил успехи в рамках стратегического диалога. По его словам, американская сторона добивалась неплохого успеха с СССР, тогда как в настоящее время — с Россией.

«Мы ведем переговоры с Россией по стратегической стабильности, чтобы убедиться, что мы понимаем, в какой ситуации мы находимся. И это касается не только ядерной сферы, но и космической» —отметил зампредседателя КНШ.

Кроме того, он заявил о необходимости вести с Китаем такого же рода стратегические переговоры на уровне оборонных и внешнеполитических ведомств.

Ранее, 28 августа, экс-помощник госсекретаря США по европейским и евразийским делам Аарон Митчелл в своей статье для журнала The National Interest высказал мнение, что в потенциальной войне с Китаем и Россией у Соединенных Штатов мало шансов на победу. Он считает, что такая война полностью истощит американскую армию.

2 августа директор Службы внешней разведки (СВР) Сергей Нарышкин заявил, что между Соединенными Штатами и Россией могут быть добрые отношения, однако это требует больших усилий с обеих сторон. Одним из шагов в направлении сближения стран, по мнению Нарышкина, стала июньская встреча в Женеве президента России Владимира Путина и американского лидера Джо Байдена.

Встреча глав государств состоялась 16 июня на вилле Ла-Гранж в Женеве. Президенты провели переговоры как в узком, так и в расширенном составе.

По итогам переговоров лидеры приняли совместное заявление по стратегической стабильности. Также стороны договорились о возвращении послов двух стран и продолжении консультаций по дальнейшей судьбе договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

Индия и США должны знать, что новая холодная война — это другой зверь — Китай не СССР

Поскольку новая администрация США и сам президент Джо Байден положительно отзываются о противостоянии Китаю, Нью-Дели должен почувствовать некоторое облегчение. Новая холодная война между США и Китаем поможет углубить партнерство между США и Индией и гарантировать, что Индия не столкнется с Китаем в одиночку. Но и Нью-Дели, и Вашингтон должны понимать, что зарождающаяся холодная война с Китаем будет сильно отличаться от американо-советской холодной войны.Это все еще может быть проблемой, потому что ни Нью-Дели, ни Вашингтон, похоже, полностью не осознают последствия этой разницы.

Самое главное, что и Индия, и США в этом издании биполярной холодной войны находятся в другом и более слабом положении, чем в прошлый раз. США уже не так доминируют, как во время первой холодной войны. Тогда это была выдающаяся экономическая, технологическая и военная мощь. Сегодня США удерживают значительное преимущество только в одной из этих областей: глобальной военной мощи.Но даже это несколько менее актуально, чем это было во время американо-советского противостояния. В отличие от Советского Союза, ближайшей целью Китая является региональное господство, а не глобальная конкуренция.

Это разумно, и хотя амбиции Китая, вероятно, будут расширяться в будущем по мере того, как он будет накапливать больше власти, сосредоточенность Пекина на региональном доминировании дает ему некоторые преимущества. Ближе к собственной территории военный баланс между США и Китаем не такой однобокий, как это было бы в Индийском океане или даже дальше.Конечно, география сдерживает Китай так же сильно, как и Советский Союз, но это имеет значение только в том случае, если Китай решит вывести свои вооруженные силы далеко за пределы своего побережья.


Читайте также: Экономика и вооруженные силы Китая могут обогнать США, но он все равно не станет мировой сверхдержавой


Гораздо более сбалансированная холодная война

Основное отличие заключается в том, что в отличие от Советского Союза Китай является экономическим центром, и он тесно интегрирован с мировой экономикой таким образом, что это дает ему большое преимущество перед многими странами.Безусловно, Китай неразумно использует свое преимущество, и по мере усиления холодной войны экономическая связь между Китаем, США и их союзниками будет в значительной степени распутываться. Тем не менее, один из источников большего баланса между Китаем и США заключается в том, что он находится на вершине гораздо более продуктивной экономики, чем когда-либо была у Советского Союза, что делает конкуренцию в холодной войне намного более равной.

Это относится и к технологиям: к 1970-м годам США быстро опережали Советский Союз в области технологий, особенно бытовой электроники. Но Китай не отстает, отчасти из-за его положения в качестве мирового производственного центра, а также из-за его собственного амбициозного частного сектора. Есть первые признаки того, что режиму Си Цзиньпина не нравится сила, присущая свободному предпринимательству, и он может подавить его, предпочитая душить частный сектор Китая, а не либерализовать его общество и политику. Возможно, либералы всегда были правы в отношении противоречия между свободными рынками и несвободными обществами, даже если они ошибались в отношении выбора, который сделают некоторые государства при разрешении таких противоречий.

Мы можем только надеяться, что паранойя Си полностью проявится внутри Китая и, следовательно, ослабит его. Это поможет более эффективно сбалансировать мощь Китая. Но это только надежда на будущее: в краткосрочной перспективе важно то, что у США нет большого технологического преимущества перед Китаем.

Таким образом, это гораздо более сбалансированная холодная война, которая требует от США более осторожного отношения к своим партнерам. Он не может позволить себе тратить свою энергию на споры с союзниками о CAATSA (Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций) и других видах санкций или об ухудшении состояния либеральных стандартов в таких странах, как Индия.Союзники ей нужны сейчас чуть больше, чем во время первой холодной войны.


Читайте также: Ладакх показывает, что Россия не будет выбирать между Индией и Китаем. Не хочет


Индия оказалась между

Для партнеров, таких как Индия, к сожалению, это американское затруднительное положение не принесет утешения. Во время первой холодной войны у Индии была советская карта и даже карта Китая. На этот раз этого не существует, поскольку Индия сталкивается с тяжестью силы Китая в различных формах, от Ладакха до Совета Безопасности ООН.Что может сделать Индия, пригрозив перейти на сторону Китая? На этот раз это дает США некоторые карты, которые они, возможно, могут разыграть. Он может легко изменить прежнюю логику поддержки Индии в целях наращивания ее могущества, которая заключалась в том, что помощь Индии в уравновешивании Китая была полезна для США, даже если Индия не будет сотрудничать с США. Вашингтон мог бы пересчитать, что у Индии нет другого выбора, кроме как уравновесить Китай, даже если США не пойдут на какие-либо уступки Нью-Дели. По сути, это то, о чем спорят американские стратеги, призывающие к оффшорной стратегии балансирования, о том, как США должны относиться к своим азиатским партнерам, и это получает растущую поддержку в США.

Таким образом, Индия не может подходить к этой холодной войне так, как она относилась к предыдущей – как будто она является ценным союзником, который может стоять в стороне и заставлять других претендовать на ее поддержку. Это подвергло опасности Индию и в прошлый раз. Но опасность на этот раз намного больше, потому что Китай, одна из двух биполярных держав, является ее соседом. Это прямая, территориальная, а также политическая угроза, независимо от того, как пойдет размежевание Ладакха. Индийские вооруженные силы сегодня гораздо более боеспособны и готовы к опасности на линии фактического контроля.И, возможно, сегодня он сможет дать хороший бой сам по себе. Но сможет ли он сдержать Китай в одиночку, особенно с учетом того, что военный баланс продолжает смещаться в пользу Китая с каждым годом, остается под вопросом.

Есть и другие опасности. В отличие от начала 1960-х годов, Китай и Пакистан уже давно являются союзниками — «железными братьями» — с Индией в качестве единственного реального клея, скрепляющего этот союз. В предыдущих случаях у Пекина были свои причины не прийти на военную помощь Пакистану, в том числе собственная военная слабость и неподготовленность.Но теперь Нью-Дели придется предположить, хотя бы из соображений благоразумия, что в любой будущей войне он столкнется с обоими одновременно.


Читайте также: «Избегайте устаревшего менталитета холодной войны» — Си дает понять, что Китай не пострадал от критики со стороны Запада


Многополярная фантазия

К сожалению, Нью-Дели, похоже, все еще находится во власти своих многополярных фантазий, о чем постоянно твердят высокопоставленные индийские лидеры. Но мир биполярен, а не многополярен, как покажет даже простая оценка относительной силы.Это различие имеет последствия для стратегии. Будем надеяться, что разговоры Индии о многополярности — это пропаганда, направленная на укрепление ее собственных позиций и подрыв позиций Китая. Но хорошая пропаганда должна стремиться убедить других, а не обманывать себя. Это неудачная индийская тенденция, которую Нью-Дели не удалось полностью преодолеть.

Холодная война хороша, особенно для более слабых держав, таких как Индия, но только если они осознают свою относительную слабость. И американская стратегия также должна формироваться с учетом ее относительно более слабой позиции в этой холодной войне.

Автор — профессор международной политики Университета Джавахарлала Неру (JNU), Нью-Дели. Просмотры являются личными.

Чему холодная война может научить Вашингтон в отношении напряженности в сфере технологий в Китае

Китайский и американский национальные флаги развеваются на фонарном столбе перед трибуной на площади Тяньаньмэнь во время визита президента США Дональда Трампа в Пекин, Китай, 8 ноября 2017 г. Niu bo/Oriental Image via Reuters

В речи 1982 года тогдашний представитель США Министр обороны Каспар В.Вайнбергер предупредил, что Соединенные Штаты на протяжении большей части десятилетия способствовали беспрепятственной передаче технологий и торговле с Советским Союзом. Эта передача высоких технологий, по утверждению госсекретаря, осуществлялась по «легальным и нелегальным каналам» и фактически была технологической «верёвкой, чтобы нас повесить», поскольку укрепляла советский военный потенциал.

Замените Советский Союз Китаем, и темы речи Вайнбергера не казались бы сегодня неуместными. В то время казалось, что стратегический конкурент быстро наступает на U.S. технологическое превосходство за счет согласованной кампании по передаче технологий, поддерживаемой политикой США в отношении научного взаимодействия, открытой академической системой и кражей интеллектуальной собственности. В некоторых случаях этому способствовала торговля высокими технологиями США с Советским Союзом в предыдущее десятилетие: продажа современных шарикоподшипниковых машин помогла повысить точность советских ракет, заявил глава Пентагона. В других случаях виноваты были союзники, например, когда Япония продала СССР гражданские верфи, которые использовались для обслуживания новых советских авианосцев.Замените шарикоподшипники лазерами и сухими доками для оборудования для производства полупроводников, и Вайнбергер может говорить о сегодняшней торговой напряженности между Соединенными Штатами и Китаем.

После десятилетий глобализации, технологической интеграции и открытой торговли высокими технологиями в Вашингтон и его союзные столицы вернулись обоснованные опасения по поводу глубины и характера их научно-технических отношений с Пекином. В некотором смысле примеры времен холодной войны подчеркивают обыденность этих опасений.Многие забыли о глубине торговли высокими технологиями между Соединенными Штатами и Советским Союзом в периоды холодной войны, когда Вашингтон продолжал в значительной степени взаимодействовать с Москвой в области фундаментальной науки, включая темы и технологии, которые были очень деликатными и двойного назначения по своей природе. . Дебаты о целесообразности подобных действий возобновились в последние несколько лет в связи с Китаем. Но в конечном счете холодная война показывает, насколько другим будет это новое соперничество. Подъем Китая как научного и потенциально технологического партнера потребует от Вашингтона принципиально нового мышления в отношении того, как он работает со своими союзниками.Моральный риск также более сложен, поскольку Пекин ищет американские и союзнические компании, технологии и исследования, чтобы помочь укрепить свое превращение в техноавторитарное государство.

Научные отголоски холодной войны

Контуры научно-технических отношений между Соединенными Штатами и Советским Союзом изменялись в зависимости от стратегического и политического контекста. На фоне опасений по поводу Советского Союза Конгресс принял Закон о внутренней безопасности в 1950 году и Закон об иммиграции и натурализации в 1952 году, которые предоставили федеральному правительству право отказывать или откладывать выдачу виз широкому кругу европейских ученых. Конгресс начал расследование лояльности ученых, получающих гранты федерального правительства. Федеральное правительство рассматривало возможность предоставления грантовых средств для научных исследований присягой на верность, но в конечном итоге это требование было отклонено под давлением научного сообщества. Законы о секретности также были расширены. В конце 1940-х годов в Конгрессе были приняты одни из первых законов о секретности, касающихся классификации атомной энергии. Это включало положения о «прирожденной тайне», которые были первыми попытками распространить законы классификации на фундаментальные научные исследования.

Когда в конце 1950-х годов маккартизм начал приходить в упадок, Соединенные Штаты и Советский Союз заложили основы научного сотрудничества даже по стратегически важным вопросам. Например, на Международной конференции по мирному использованию атомной энергии 1958 года Соединенные Штаты и Советский Союз договорились рассекретить и предать гласности элементы своих исследований в области ядерного синтеза. В результате были установлены новые области сотрудничества, в том числе по использованию ядерной науки для медицинских изотопов, сельскохозяйственного производства и других невоенных приложений.Это подготовило почву для первого значительного научного соглашения между Национальной академией наук США и Академией наук СССР в 1959 году, которое способствовало научным обменам и совместным симпозиумам в течение следующего десятилетия по таким темам, как технологическая политика, защита окружающей среды, энергетика. развитие и технические аспекты контроля над вооружениями.

Приход администрации Никсона в 1969 году предвещал политику разрядки напряженности в отношениях с Советским Союзом. Высадка на Луну стала наглядной демонстрацией американского технологического превосходства, научный обмен и даже технологическая торговля рассматривались как инструменты, которые следует использовать для поощрения потепления отношений с Москвой и сохранения статус-кво. В этот период Вашингтон и Москва подписали 11 соглашений о научно-техническом сотрудничестве в период с 1972 по 1974 год, в результате чего было создано 250 рабочих групп, занимающихся всем, от обмена технической информацией до совместных исследований. Реформа Закона об управлении экспортом 1969 года активно поощряла торговлю технологиями двойного назначения со странами советского блока, включая компьютерное оборудование и современное промышленное оборудование. Даже Совет по оборонным наукам, главные научные и политические советники Пентагона, опубликовал в 1970 году отчет, призывающий к отмене некоторых положений о секретности и секретности, в котором говорилось, что «количество засекреченной научной и технической информации может быть выгодно уменьшено, возможно, по мере того, как целых 90 процентов.

Но это ослабление американо-советской торговли технологиями длилось недолго. Эксперты по национальной безопасности все больше опасались сужения разрыва между Соединенными Штатами и Советским Союзом в области фундаментальных исследований и их непосредственного применения к военным системам — мало чем отличаясь от аналогичных опасений в отношении машинного обучения или анализа данных сегодня. В 1976 году в другом отчете Совета по оборонным наукам содержался призыв к новым типам экспортного контроля, направленным на контроль «ноу-хау проектирования и производства» продуктов, а не просто самого материального продукта.Это заложило основу для реформ американского контроля за экспортом и правил международной торговли оружием, которые осуществляли контроль над техническими знаниями и взаимодействиями между людьми, а не только над торговлей физическими товарами, которые все еще существуют и расширяются сегодня.

Этот упор на личные контакты привел к конфронтации между правительством и академическими кругами. В 1981 году администрация Рейгана сформировала Разведывательный комитет по передаче технологий, в состав которого вошли технические специалисты со всего правительства, которые тщательно изучали заявки на получение виз от советских ученых для участия в американских научных конференциях на предмет рисков для национальной безопасности.Комитет был довольно активен, отказывая или откладывая визы для ученых, посещающих конференции по пузырьковой памяти, исследованиям термоядерного синтеза, робототехнике и криптографии. Университеты и академическое сообщество оказывали сопротивление, и в одном случае президенты Массачусетского технологического института, Стэнфордского, Корнеллского и Калифорнийского университетов опубликовали совместное письмо, в котором утверждалось, что усилия правительства по классификации определенных элементов исследований интегральных схем были «обречены на провал». и единственный способ «удержать» открытия интегральных схем состоял в том, чтобы «классифицировать всю программу».

Но в 1980-х годах Вашингтон продолжал настаивать на ограничении взаимодействия с Советским Союзом, поскольку возникла новая проблема безопасности: промышленный шпионаж Советского Союза для укрепления его военного потенциала. В 1981 году Пентагон опубликовал свою ежегодную оценку советской военной мощи, в которой подробно описывались многочисленные способы, с помощью которых Советский Союз мог получить доступ к американским научным и промышленным знаниям, в том числе посредством студенческих обменов, научных симпозиумов, несекретных технических отчетов и общедоступной литературы. .В отчете делается вывод, что эта передача технологии «экономит Советскому Союзу значительное количество времени и денег, указывая плодотворные направления исследований и разработок». Это побудило Вайнбергера и подобных ему ястребов осудить технологический обмен США с Советским Союзом как «недальновидность, возведенную в ранг преступления».

Многие, если не все, проблемы, с которыми столкнулись академические круги, правительство США и их союзники во время торговли и сотрудничества с Советским Союзом на протяжении холодной войны, повторяются сегодня с Китаем.Дилеммы взаимодействия со стратегическим конкурентом по вопросам науки — от проблем, связанных с технологиями и исследованиями двойного назначения, до промышленного шпионажа, академических обменов и виз — являются продолжением дебатов, которые затихли в 1989 году. По большей части, обновление экспортного контроля отражать новые знания, учитывать роль данных и обеспечивать единый демократический фронт в отношении технологических стандартов.

Впереди еще более сложные испытания.Как стало ясно из недавней речи президента Си Цзиньпина, произнесенной в зале, полном лучших научных и технических умов Китая, Пекин стремится и впредь стремиться стать ведущей мировой научной державой и создать отечественную экосистему технологических инноваций. По некоторым меркам это уже произошло. Поскольку Китай переносит экономические последствия COVID относительно лучше, чем большинство других стран, Пекин продолжает отвлекать значительные ресурсы на национальные исследования и разработки, которые к середине этого десятилетия должны сравняться со странами «Пяти глаз», вместе взятыми.В то время как в 1950-х и в некоторые периоды 1980-х существовали опасения, что Советский Союз превзошел или сравнялся с научно-техническим потенциалом Запада, на протяжении большей части холодной войны Соединенные Штаты в значительной степени доминировали как в гражданских, так и в военных технологиях двойного назначения. Это помогло обеспечить политическое и стратегическое пространство для возобновления научного взаимодействия, разрядки и заложило основу для технических обменов, которые способствовали заключению соглашений о контроле над вооружениями между двумя сверхдержавами.

Китай — это не Советский Союз, и зарождающаяся долгосрочная конкуренция — это не холодная война. Способность Китая поддерживать относительный технологический и научный уровень с Соединенными Штатами и их партнерами в предстоящее десятилетие намного выше, чем у Советского Союза. Это потребует принципиально иного подхода в отношениях Вашингтона со своими союзниками. Например, во время холодной войны механизмы экспортного контроля и другие юридические меры были направлены на то, чтобы остановить поток важнейших технологий противникам Соединенных Штатов, но также ограничивали союзников как потребителей в американской военно-технологической системе.Необходимо будет принять более совместный стандарт с союзниками, чтобы Соединенные Штаты могли сбалансировать Китай в долгосрочной перспективе.

В отличие от времен холодной войны, Соединенные Штаты и их союзники не всегда могут вступать в бой с Китаем с позиции научной и технологической мощи. Один из уроков холодной войны заключается в том, что научное сотрудничество, хотя и связь, которую можно использовать для получения выгоды, обеспечило необходимую техническую основу для укрепления доверия и уверенности в таких вопросах, как контроль над вооружениями.Это также будет иметь решающее значение для сотрудничества в области изменения климата и других возникающих проблем, таких как общественное здравоохранение. Преимущество Запада в возможности диктовать условия научного сотрудничества со своим основным соперником исчерпано, что требует нового и новаторского мышления в отношении того, как он будет конкурировать с относительно более слабой позиции в будущем.

Но есть еще одно отличие, которому холодная война не учит нас. Превращение Китая в авторитарное государство с цифровыми технологиями создает новые проблемы, которых не было в Советском Союзе, в основном из-за типов технологий и широкой доступности данных, доступных сегодня.Торговля высокими технологиями и научное взаимодействие во время холодной войны, возможно, помогли Москве увеличить свою военную и стратегическую мощь, но они были менее прямо связаны с ее авторитарной властью, чем аналогичные обмены с Китаем сегодня. Усовершенствованные компьютерные чипы, производимые ведущими американскими компаниями, помогают питать суперкомпьютеры в Китае, которые используются для обработки данных наблюдения, отслеживания меньшинств и мониторинга телефонных разговоров. Хорошо задокументированные университетские и исследовательские партнерства в Австралии включали продвижение алгоритмов машинного обучения и анализа больших данных для китайских государственных предприятий, тесно связанных с подавлением Пекином Синьцзяна.

По большей части сегодняшние дебаты о форме технологических и научных отношений Запада с Китаем не новы и в некотором роде поразительно похожи на те, что происходили сорок лет назад. Сотрудничество, обмен и даже торговля продолжались на протяжении всей холодной войны, часто в чувствительных областях двойного назначения, которые были важны для решения глобальных проблем и способствовали стратегической стабильности, хотя часто с позиции относительной силы.

Но история также проясняет, что не так. Китай, скорее всего, станет более крупной, более устойчивой и передовой научной и экономической державой, чем когда-либо был Советский Союз. Потребуется дальнейшее взаимодействие с ним по вопросам, связанным с достижением общего технического и научного понимания. Решение таких проблем, как изменение климата, потребует более глубокого научного сотрудничества в условиях усиливающейся стратегической конкуренции, во многом подобно американо-советскому соглашению об использовании ядерных технологий в гражданских целях в конце 1950-х годов. Вопрос будет заключаться в том, смогут ли Соединенные Штаты и их союзники сбалансировать оправданные опасения по поводу быстро растущего военного потенциала Пекина и конкурирующую стратегическую необходимость поддерживать определенный уровень научного сотрудничества в чувствительных областях.

Учитывая стремление Китая внедрить технологии в свой аппарат наблюдения, риск морального запутывания и опасности гораздо шире для ученых, бизнеса и демократических правительств. Холодная война полезна тем, что напоминает нам, что некоторые вещи, которые кажутся новыми, на самом деле являются старыми. Это также помогает осветить проблемы, с которыми сейчас сталкиваются Соединенные Штаты, Австралия и другие державы-единомышленники.

Брендан Томас-Нун — научный сотрудник Центра исследований США.

То, что происходит с Китаем, — это не новая холодная война

Холодная война II. Холодная война 2.0. Новая холодная война. Воздух в Вашингтоне насыщен терминами и фразами, отражающими все более распространенное мнение о том, что Соединенные Штаты ведут титаническую борьбу с империей зла, идущей к мировому господству, если Америка не сможет сплотить свободный мир, чтобы сначала сдержать и затем победить силы восточной злобы.

Мы уже были здесь. Именно такое мировоззрение лежало в основе большой стратегии Америки во время первой холодной войны с 1947 по 1991 год.Но хотя параллели с «долгой сумеречной борьбой» Америки с Советским Союзом в середине 20-го века могут показаться некоторым очевидными, геополитические реалии нынешнего момента мало похожи на реалии той эпохи. И любые попытки навязать сегодня китайско-американским отношениям логику холодной войны и производную от нее стратегию сдерживания, скорее всего, закончатся катастрофой.

Парадигма «холодной войны», возникшая в течение десятилетий после Второй мировой войны, отражала — хотя и в упрощенной и манихейской манере — реалии тогдашней международной системы.И что это были за реалии? Ну, во-первых, система была биполярной, что просто означает распределение власти, при котором преобладают два состояния. После Второй мировой войны этими двумя государствами были Соединенные Штаты и Советский Союз, два союзника-победителя, которые вышли из войны как военные «сверхдержавы» и чье соперничество определяло основные контуры мировой политики до тех пор, пока не появился один полюс, Советский Союз. Союз, исчез в 1991 г. 

Но биполярность была лишь одним, хотя и важным, аспектом послевоенного международного порядка.Появление биполярности совпало и было обусловлено острой идеологической конкуренцией, зарей ядерной эры, послевоенным восстановлением и периодом быстрой деколонизации, и все это на фоне трех десятилетий мировой войны и глобальной депрессии.

Столкнувшись с этой сложной реальностью, американские политики создали упрощенную интеллектуальную модель, которую они использовали для осмысления мира. Они полагали, что мир определяется логикой «холодной войны» — термина, придуманного Джорджем Оруэллом в конце 1945 года, который вскоре после этого с энтузиазмом подхватили в официальном Вашингтоне.

В качестве модели или интеллектуальной основы «холодная война» сводила сложности послевоенного порядка к простой борьбе между двумя ядерными «сверхдержавами», одна из которых (СССР) была идеологически мотивирована стремлением к мировому господству, а другой стремился просто сохранить мир, безопасный для демократии. Учитывая ее ядерное измерение, эта борьба в значительной степени понималась как связанная с геополитическим соперничеством в так называемом третьем мире, а не как прямой военный конфликт между сверхдержавами. И ставки были экзистенциальными: победит либо советский тоталитаризм, либо американская демократия.Другой обязательно будет отправлен на свалку истории.

И из этой упрощенной, но убедительной модели официальные лица США вывели большую стратегию, предписывающую, как Соединенным Штатам следует бороться с советской угрозой: сдерживание.

Согласно стратегии, впервые официально изложенной в телеграмме 1946 года американским дипломатом Джорджем Ф. Кеннаном, Соединенные Штаты должны были сделать все необходимое, чтобы лишить советский режим возможности выполнять свою всемирно-историческую миссию по распространению коммунизма по всему миру.На практике это означало комплексные усилия, направленные на ограничение экономических контактов советского блока с мировой экономикой, срыв дипломатии Москвы и блокирование военных усилий по расширению ее влияния за рубежом. По логике вещей, сжатый таким образом, советско-коммунистический режим сначала «смягчится», а затем рухнет, фактически положив конец холодной войне и сделав мир безопасным для американской демократии.

Но послевоенный мир — это не тот мир, в котором мы живем сегодня. Соединенные Штаты и Китай не вовлечены в биполярную идеологическую борьбу за сердца и умы деколонизирующегося мира; сегодняшняя сильно глобализированная экономика не может быть легко разделена на резко разделенные блоки; и Китай не является идеологически управляемой мессианской державой, подобной Советскому Союзу эпохи Кеннана.

Учитывая эти огромные различия в объективных условиях мировой политики, трудно понять, как интеллектуальные инструменты «холодной войны» и «сдерживания» — достаточно проблематичные в свое время — могут помочь политикам США справиться с геополитическими вызовами сегодня. На самом деле, скорее всего, дело обстоит как раз наоборот: применение стратегических инструментов вчерашнего дня к сегодняшнему совершенно другому миру, скорее всего, окажется одновременно невозможным и, в той мере, в какой это пытаются сделать, совершенно опасным.

Должно быть очевидно, что сдерживать Китай, как если бы это был Советский Союз, невозможно. В то время как Советский Союз был экономической корзиной с небольшими связями с мировой экономикой за пределами своего вассального государства, Китай является экономическим центром, полностью интегрированным в эту экономику. Действительно, экономический след Пекина теперь вездесущ, со всеми вытекающими отсюда последствиями для мощи и влияния Китая. Просто нет периметра, за который его можно было бы вместить. И лишь немногие союзники или «неприсоединившиеся» страны готовы полностью размежеваться с Китаем.

То, что такая стратегия, если бы ее попробовали, оказалась бы дорогостоящей до такой степени, что была бы контрпродуктивной, также должно быть очевидным. Мало того, что стоимость радикального отделения от экономики Китая будет непомерно высокой, но и стоимость, связанная с полным спектром сдерживания Китая во всех оспариваемых областях, включая полюса, космос, международные организации и киберпространство, будет астрономической. Цена идеологической мобилизации внутри страны и за границей против китайского коммунизма также была бы огромной.

Наконец, то, что такая стратегия будет опасно провокационной, кажется вне всякого сомнения, особенно учитывая то, что мы знаем о склонности Китая к нападению, когда он чувствует, что его враги приближаются.

Ничто из этого не означает, что растущая напористость Китая — не говоря уже о воинственности — должна оставаться бесконтрольной. Заявка Китая на региональное и, возможно, глобальное господство требует соответствующего стратегического ответа со стороны США и других держав, которым не нравится перспектива жить в мире, где доминирует Коммунистическая партия Китая.Скорее, это означает, что наложение интерпретационных рамок времен холодной войны на сегодняшний отличительный вариант соперничества великих держав означает как неправильную диагностику проблемы, так и назначение неверных средств лечения.

В своем шедевре «Двадцатилетний кризис» Э.Г. Карр сетовал на то, что в 1939 году мир оказался на грани войны, потому что европейские государственные деятели применили интеллектуальные инструменты более ранней эпохи, чтобы применить их к реальности, к которой они совершенно не подходили. Результат: катастрофическая мировая война.Давайте не будем повторять эту ошибку. Давайте вместо этого разработаем стратегию, соответствующую реалиям сегодняшнего мира, а не полузабытого, полувоображаемого мира времен холодной войны.

Эндрю Лэтэм — профессор международных отношений в колледже Макалестер в Сент-Поле, штат Миннесота. 

The Hill удалил свой раздел комментариев, так как есть много других форумов, на которых читатели могут участвовать в беседе. Приглашаем вас присоединиться к обсуждению в Facebook и Twitter.

Китай и Россия стали ближе, чем когда-либо.Но Украина может это изменить: NPR

Президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин позируют во время встречи в Пекине 4 февраля. Алексей Дружинин/Sputnik/AFP через Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Алексей Дружинин/Sputnik/AFP через Getty Images

Президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин во время встречи в Пекине. 4.

Алексей Дружинин/Sputnik/AFP через Getty Images

ПЕКИН. Лиза — украинская студентка и модель, которая сейчас живет в Канаде, проведя несколько лет в Китае. До недавнего времени она делилась видео о еде и моде со своими 400 000 подписчиков на Douyin, китайской версии TikTok.

Но когда Россия вторглась в Украину в прошлом месяце, она переключилась на публикацию обновлений о конфликте на китайском языке, при этом сдерживая шквал российской дезинформации в социальных сетях.

Ее реакция была неожиданной.

«Каждый день я могу получать тысячи сообщений, в которых люди говорят: «Я желаю тебе смерти — возвращайся в Украину и умри вместе», — сказала она NPR. Из-за этих угроз Лиза попросила, чтобы мы использовали только ее имя.

Купорос, с которым она столкнулась, свидетельствует о близких, но непростых отношениях между Китаем и Россией. В Китае широко распространены дискуссии в социальных сетях и статьи государственных СМИ в поддержку вторжения Москвы в Украину, а сообщения, выражающие поддержку украинскому правительству, подвергались цензуре или злобно высмеивались.

Официально Китай занял нейтральную позицию в отношении российского вторжения и не осудил нападение. Однако всего за несколько недель до теракта лидер Китая Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин встретились лично и выступили с широким совместным заявлением, в котором объявили, что две страны поддерживают «безграничное» партнерство.

На прошлой неделе, когда началось вторжение в Украину, Министерство иностранных дел Китая возложило вину за это на У.С. вмешательство и расширение НАТО.

Пресс-секретарь Хуа Чуньин упомянула об инциденте 1999 года, который произошел во время конфликта в Косово, когда США под эгидой коалиции НАТО бомбили посольство Китая в Белграде, убив трех китайских журналистов. Тогдашний президент Билл Клинтон извинился за нападение, назвав его несчастным случаем. Однако Пекин всегда характеризовал инцидент как преднамеренный акт агрессии.

«НАТО по-прежнему в долгу перед китайским народом», — сказал Хуа.

Несмотря на прошлые разногласия, Китай и Россия преследуют схожие цели, а именно — расколоть мощь США и НАТО. Тем не менее, кровавое нападение русских и растущие жертвы среди гражданского населения могут означать, что более тесные связи Пекина с Кремлем обойдутся дороже, чем предполагал Си.

У Путина и Си есть общие интересы

Недавнее соглашение между Китаем и Россией является необычным историческим поворотом для двух стран, которые столкнулись в идеологическом и военном отношении в прошлом веке.

Но к концу 1991 года Советский Союз распался — момент, который и Си, и Путин называют поворотным в формировании их мировоззрения.Для Си распад Советского Союза был предупреждением о том, что восходящий Китай может столкнуться с внутренними рисками.

В речи 2013 года перед другими лидерами Коммунистической партии Китая, которая позже просочилась, китайский лидер отметил, что, когда СССР окончательно распался, легионы аппаратчиков, которые долгое время поддерживали систему, совершенно не смогли ее защитить. «В пропорциональном отношении у Коммунистической партии СССР было больше членов, чем у нас, но ни один из них не был достаточно мужественным, чтобы встать и сопротивляться», — сказал Си.

Путин резюмировал свое мнение о распаде Советского Союза в знаменитой речи, произнесенной в 2005 году, в которой он назвал это «величайшей геополитической катастрофой» 20-го века.

Джозеф Торигян, историк из Американского университета и автор готовящейся к публикации книги о китайско-советских отношениях, говорит, что и Путин, и Си «придумывают, что хаоса следует избегать любой ценой».

«Они считают, что когда людям дают свободу делать все, что они хотят, их легко эксплуатировать», — говорит Торигян.

Китай и Россию также объединяет общий соперник: США.

«США уже критиковали Китай, и я думаю, что это действительно в какой-то степени сблизило Китай и Россию», — говорит Ван Хуйяо, директор пекинского аналитического центра Центра Китая и глобализации.

Теперь Си и Путин часто посещают страны друг друга. Путин — первый иностранный лидер, с которым Си встретился после того, как Китай закрыл свои границы на международном уровне из-за пандемии COVID-19. В конце прошлого месяца, в тот же день, когда Россия ввела войска на две сепаратистские украинские территории, открылась выставка пекинского музея, на которой представлены некоторые из государственных подарков, которые Путин преподносил Си на протяжении многих лет, в том числе российский смартфон и копия русской православной церкви.

В этом месяце Китай был в числе пяти стран, проголосовавших против проведения дебатов по украинскому кризису.Он также воздержался при голосовании на Генеральной Ассамблее ООН, осуждая российское вторжение. В рамках совместного соглашения, заключенного в прошлом месяце, на следующий день после нападения России на Украину Китай также снял все ограничения на импорт российской пшеницы.

Такая позиция заставила Китай выбирать между быстро укрепляющейся коалицией экономически мощных демократий, с одной стороны, и партнерством с Россией, с другой.

«На самом деле Китай очень обеспокоен тем, что такая ситуация сохранится, поскольку у него есть собственные причины безопасности, чтобы увидеть мирную Европу», — говорит Ван, добавляя, что Пекин, тем не менее, «определенно также не одобряет некоторые действия НАТО, особенно У.С. возглавляет не только расширение НАТО в Восточной Европе, но и расширение в Южно-Китайском море и Тайваньском проливе». их безграничное партнерство прямо перед зимними Олимпийскими играми в Пекине в прошлом месяце. В любом случае, партнерство Китая с Россией стало большим обязательством, чем Пекин, вероятно, рассчитывал. суверенитета, которые являются традиционным краеугольным камнем его внешней политики.

«По мере того, как китайцы пытаются примирить различные интересы, которые просто невозможно примирить, они лавируют взад и вперед, борясь за то, чтобы иметь все эти вещи, и вынуждены отказываться от одной или другой из этих вещей в любой день недели», — говорит Эван Фейгенбаум, вице-президент Фонда Карнеги за международный мир.

Только на следующий день после вторжения России Китай начал изучать планы эвакуации своих граждан в Украине, предполагая, что Пекин мог быть застигнут врасплох вторжением или, по крайней мере, его интенсивностью.

«Внимательное изучение событий позволяет предположить, что Китай действительно был разыгран», — написал Юн Сун, содиректор программы Восточной Азии в Центре Стимсона, аналитическом центре в Вашингтоне, округ Колумбия.

Российское вторжение, вероятно, не устраивает руководство Пекина. Если бы она знала заранее, то теперь рискует быть воспринятой как пособник российской агрессии. Наоборот, если китайское руководство действительно было ошеломлено, это свидетельствует о провале со стороны его министерств разведки и внешней политики.

Если это правда, такое двуличие, наряду с яростью международного осуждения, может заставить руководство Китая пересмотреть свои отношения с Россией. Можно сделать вывод, что это слишком большое политическое бремя, тем более что экономика Китая очень мало зависит от России, но зависит от торговли с Западом.

Дальнейшая поддержка Кремля — особенно если нападение на Украину будет становиться все более жестоким, как это представляется вероятным — также может дать пищу для критиков Пекина за границей.

«Уже кружат волки, которые увидели, что эти близкие отношения Путина и Си на самом деле будут очень полезны для продвижения более жесткой программы против Китая», — говорит Джуд Бланшетт, специалист по Китаю из Центра стратегических и международных исследований.

Всего за неделю с начала боевых действий геополитический ландшафт быстро изменился, и Китай оказался в проигрыше. Между тем, российская агрессия активизировала США, Европейский Союз и Японию — именно ту коалицию, которую Вашингтон стремился сдержать Китай.

Говорит Бланшетт: «Вы знаете, вы можете поспорить на свой последний доллар, что в европейских и западных столицах есть много людей, которые сделают все возможное, чтобы Китай не смог стереть их вонь с их обеспечение Москвы».

Аовэн Цао предоставил исследования из Пекина.

В случае конфликта с Китаем проверьте свои аналогии с холодной войной

Тем не менее, аналогия с холодной войной затмевает большую часть сегодняшних дискуссий о китайско-американских отношениях.Возможно, самый важный вопрос в этих дебатах заключается в том, бросает ли Китай идеологический вызов, аналогичный тому, который когда-то бросал Советский Союз.

Редко дебаты об исторической аналогии находятся в центре современной внешней политики. И все же это не просто академический спор. Скорее, этот вопрос имеет серьезные последствия для американской национальной безопасности.

История продолжается под рекламой

Заявление о том, что Китай сейчас менее склонен к навязыванию идеологической модели другим странам, чем Советский Союз тогда, помогло оправдать аргументы о том, что Пекин представляет меньшую проблему для демократий и, следовательно, менее заслуживает полного — развернувшаяся системная конкуренция в защиту открытых обществ и прав личности. С другой стороны, заявление о том, что сегодняшний Китай полностью перенял старый сценарий Москвы времен холодной войны, преувеличивает сходство их подходов к распространению марксистской идеологии, неверно диагностирует угрозу либеральной демократии и затемняет то, чего на самом деле пытается достичь Пекин.

Сравнения времен холодной войны работают только при четком понимании того, как Советский Союз пытался экспортировать свою идеологию и навязывать свою систему управления странам по всему миру. Вооруженные этой историей, демократические страны могут точно увидеть, как Советский Союз отражал — и отличался от — сегодняшний Китай, и лучше реагировать на вызов Пекина.

Цель Советского Союза была удивительно последовательной: насильственное свержение существующих капиталистических правительств и замена их коммунистическими режимами. С самого начала эта цель основывалась на марксистской идеологии, претендующей на глобальный охват. Еще в 1850 году немецкий философ Карл Маркс заявил, что «наш интерес и наша задача — сделать революцию постоянной», с завоеванием государственной власти рабочими «не только в одной стране, но и во всех передовых странах мира.

История продолжается под рекламой

Это легло в основу революционной идеологии марксизма-ленинизма, выкованной 70 лет спустя, когда большевики захватили власть в России. Выступая в 1920 году, вождь Советской России Владимир Ленин заявил о своей уверенности в том, что русская революция «будет прочной победой лишь тогда, когда наше предприятие завоюет весь мир, потому что мы начали его исключительно в расчете на мировую революцию». Для этого Москва использовала традиционную дипломатию и одновременно подрывные меры, направленные на дестабилизацию, контроль и, в конечном итоге, свержение иностранных правительств.

Попытки распространения коммунизма за границей всерьез начались после Первой мировой войны, когда Ленин создал Коммунистический Интернационал, более известный как Коминтерн. Это была подконтрольная Москве организация, которая действовала подпольно и продвигала линию, которую диктовала Москва. Обсуждая, как кооптировать профсоюзы, Ленин сказал, что коммунисты должны быть готовы «прибегать ко всяким уловкам, хитростям, незаконным приемам, сокрытию [и] сокрытию правды».

Подобные стратегии были основополагающими для распространения пропаганды за границей, организации партий, симпатизирующих коммунистам, финансирования влиятельных политических деятелей, проникновения и кооптации массовых движений, а также выявления и подготовки кадров будущих иностранных лидеров.В совокупности эти методы были направлены на то, чтобы подорвать веру общества в некоммунистические режимы по всему миру, что в конечном итоге привело к их свержению и приходу к власти новых правительств, готовых выполнять приказы Москвы.

История продолжается под рекламой

После Второй мировой войны Советы применили это на практике в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии и Болгарии — странах, которые оставались якобы независимыми, но с ограничениями на всю политику и военные возможности, которые могли угрожать СССР. В этих странах Москва пыталась навязать ключевые элементы своей собственной авторитарной системы, включая создание и использование тайной полиции, государственный контроль над СМИ, выхолащивание гражданского общества и внедрение плановой экономики. Как писала историк Энн Эпплбаум, местные коммунистические партии при поддержке своих советских союзников «пытались ликвидировать все независимые организации; вместо этого вербуйте последователей в государственные массовые организации; установить гораздо более жесткий контроль над образованием; [и] подорвать католическую и протестантскую церкви.

Советская система была больше, чем просто философия о том, как устроен мир. Это была серия политик, направленных на усиление централизованного планирования, ускорение коллективизации частной собственности и индустриализации нации, а также на установление господства ленинской партии-государства. И это был ряд практических приемов и методов, направленных на установление тотального контроля над государством.

Хотя в Кремле всегда находились сторонники жесткой линии, считавшие, что необходимо полностью воспроизвести советскую модель, большинство советских правителей были более прагматичны — придерживаясь основного набора убеждений о неизбежной гибели капитализма, используя при этом преимущества местных условий, чтобы разные страны признали власть Москвы и подчинились.Московские лидеры преследовали двоякую цель: они стремились доказать превосходство своей системы и подорвать способность своих противников сопротивляться ей.

История продолжается под рекламой

Советскому Союзу так и не удалось убедить страны принять его подход к марксизму-ленинизму. После середины 1960-х годов стало ясно, что лишь немногие страны, применявшие крайние меры контроля и радикальное переустройство общества, такие как Северная Корея и Камбоджа, были способны внедрить и поддерживать системы, наиболее идеологически соответствующие советскому подходу. Но советское вдохновение и влияние отражались на протяжении большей части холодной войны, особенно в том, как многие другие страны приняли квазисоциалистические, недемократические системы, которые рассматривались как ответ на национальные условия, а не как навязывание чужой системы или идеологии.

Между советской и китайской моделями есть важные отличия. Коммунистическая партия Китая (КПК) не движима миссионерским побуждением распространять марксизм или создавать мини-КПК в странах по всему миру.Скорее Пекин стремится узаконить свою собственную авторитарную модель управления как инструмент для достижения истинной движущей цели КПК власти, безопасности и глобального влияния для Китая и партии. Но такие различия не должны заставлять аналитиков сбрасывать со счетов идеологический вызов, связанный с уникальным подходом Пекина.

Продолжение истории под рекламой

Продвижение «права» страны на управление недемократическим режимом явно отличается от насильственного установления автократических лидеров по всему миру в советском стиле. Но все более активное продвижение авторитаризма КПК как высшей модели управления представляет собой не меньший идеологический вызов демократии, особенно в сочетании с действиями Китая, которые способствуют возрождению авторитаризма и ослабляют демократии во всем мире. Организации, связанные с партийным государством Китая, эксплуатируют и усугубляют слабое управление в хрупких демократиях, снижая политическую ответственность и предлагая потенциальным автократам инструменты и обучение для подавления и контроля над своими гражданами.

Короче говоря, Пекин популяризирует свою систему, подрывая демократические процессы и поддерживая нелиберальных игроков. Методы КПК могут быть разными, но ее идеологический вызов либеральной демократии, в конечном счете, такой же мощный, как и тот, который когда-то бросал Советский Союз.

Война во Вьетнаме — CCEA — GCSE History Revision — CCEA

Роль Китая и СССР

СССР был крупным поставщиком военной помощи, такой как оружие, ракеты и бензин.Китай был маршрутом снабжения, по которому они доставлялись в Северный Вьетнам.

Сначала Советы пытались призвать к миру, в то время как Китай призывал Север к ведению «Освободительной войны ».

По мере того, как Соединенные Штаты вливали людей и деньги в Южный Вьетнам, китайское и советское участие во Вьетнаме также увеличивалось.

Будучи крупнейшими коммунистическими державами мира, Советский Союз и Китай оказали Северному Вьетнаму моральную, материально-техническую и военную поддержку.

Ни СССР, ни Китай не раскрывали характер поддержки, которую они оказывали Северному Вьетнаму и Фронту национального освобождения (НФО) , в состав которого входило его военное крыло, Вьетконг.

Советская и китайская поддержка была жизненно важна для Северного Вьетнама и способствовала успеху его операций в Южном Вьетнаме.

Инцидент в Тонкинском заливе и прибытие боевых частей США в 1965 году вызвали эскалацию поддержки со стороны Китая.

В основном это оборудование и строительные материалы.

Советский Союз снабжал город Ханой информацией, техническими советниками и моральной поддержкой, но советский лидер Никита Хрущев предпочел ограничить свою поддержку.

В 1965 году, после отстранения Хрущева от власти, СССР подписал договор об обороне, по которому Северному Вьетнаму предоставлялась финансовая помощь, военная техника и советники.

Москва теперь стала основным поставщиком Северного Вьетнама.

В ноябре 1968 года Советский Союз и Северный Вьетнам подписали новый пакет военных и экономических соглашений.

СССР согласился поставить поставки продовольствия, нефти, транспортного оборудования, железа и стали, других металлов, удобрений, оружия, боеприпасов и других товаров для укрепления обороны Северного Вьетнама.

Почему Китай изо всех сил пытается справиться с войной России в Украине

Изменение климата

Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

Джоди Фриман, профессор права Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике. ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, регулировании окружающей среды и исполнительной власти.Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов.Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как нам сократить разрыв между этим и тем, что правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда все мы думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, а другие страны объявили о постепенном введении в отношении российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах.И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и ведутся дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики. Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, кроме того, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов выслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено Агентство по охране окружающей среды — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе. И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно привели бы к довольно прогрессивным изменениям, довольно агрессивным, амбициозным изменениям — более быстрым и глубоким сокращениям в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего.У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление имеет действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся под угрозой. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, тогда как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать бензин, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить свет на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны. Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — так что подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед.И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже предыдущих — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, оставит его в положении, когда он будет пытаться искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя.И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть в будущем возможности для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата.Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями. Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и поощрения, чтобы изменить траекторию, чтобы со временем — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее. , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача. И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Поскольку это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить эти распоряжения — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями.И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались, когда адвокаты излагали свои позиции, и, по сути, петиционеров в данном случае, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, реализуемый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд напортачил, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы, если это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно.Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы хотели бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд настолько ограничивает EPA, что ограничивает строгость, это все равно, что потерять какую-то способность, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, очень минимальное правило, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию.Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Вы будете накапливать богатство с течением времени в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда вложить это богатство. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вложить наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию.Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает большие средства в ядерную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных реакторов, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я бы сделал — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства и не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс.На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но верно то, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан.Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство доходов в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения.Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что этот вопрос является абсолютно правильным способом думать об этом, то есть мы действительно должны помочь странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде актуального — связанное, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде- осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Итак, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует от правительств всего мира лидерства. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерских отношений, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть.То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы электрифицировать транспортный парк в максимально возможной степени. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет обеспечить их энергией по-другому, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов.Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций.Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, по мере того, как это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей.Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью дискуссии вокруг торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся вместе говорить о национальной безопасности и климате. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военных, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит.Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которая следит за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы располагали правильной информацией — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно.Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как это ни печально, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен.