Содержание

Опосредованные войны Холодной войны | Fandom

Спор ни о чём чё-то.

холодная война в ЗВ была куда «горячее» её исторического аналога

В Афганской войне только по оф.данным погибло около 15 тыщ солдат СССР, ранено — БОЛЕЕ ПЯТИДЕСЯТИ ТЫСЯЧ. Очень не советую сравнивать. Конечно, данных о боях между прямыми представителями обеих сторон ХВ, привести не могу, но вряд ли такового не случалось. Просто опубликовывать это не выгодно ни тем, ни другим. Но это считай что оффтоп. И это — тоже часть Холодной войны. Реальной уже. Просто америкосы своих бойцов не присылали, только инструкторов вроде как.

Альдераанская гражданская война хоть и является лишь частью Холодной, но тем не менее там и цели ставились несколько другие, и метод ведения был иной, и масштаб был несоизмеримо меньше (планета против галактики)

Всё то же самое, что и у нас было: контроль за территорию и скрытое продвижение своих агентов влияния (а на самом деле все всё знали и понимали).

Масштаб ты сравниваешь одного Альдераана против всей нашей ХВ, хотя сам же говорил про Орд-Мантелл, а ещё есть Квеш, сделки с хаттами, Восс, и это только что помню. И всё это — именно Холодная война. Потому что между Советами и США всё было то же самое. И потому методы-цели авторы ТОРа приписали те же самые. В этом и была фишка.

Единственное, чего, возможно, не было у реального прототипа-войны, это всяческих ТОРовских «мятежных» командиров, которые подсирали противнику и атаковали их аванпосты, базы и т.д., а их официальное командование от них якобы отрекалось, мол, мы не при делах, мы соблюдаем мирный договор. Но, может, и было, откуда мы знаем. В любом случае, к локальным ТОРовским гражданским войнам это не относится.

в шаблоне «Холодная война» грубейшая ошибка — там в миссии на Нал-Хатте за каким-то хером затесалось событие времён аж Войн клонов

Знаю! Просто кто-то ни хрена не проверяет многозначность термина, если ли уже такая красная ссылка, но у другой эпохи! Хз, как исправлять теперь.

Россия в обороне: чем нынешняя «холодная война» отличается от советской

Карибский кризис 1962 года — первая аналогия, которая возникает в памяти, когда анализируешь нынешний этап современной версии «холодной войны». Но дело не только в том, что каждая ситуация уникальна и аналогии всегда неполны. Бывают и ложные аналогии.

Карибский кризис был частью глобального противостояния сверхдержав в то время, когда СССР оставался одним из двух мировых лидеров. Десталинизация была неожиданно для многих спокойно воспринята советским обществом, еще совсем недавно обожествлявшим вождя народов. Многие зарубежные союзники СССР были шокированы такими разнонаправленными процессами, как разоблачение «культа личности» и разгром венгерской революции, но сила инерции позитивного отношения к стране-победительнице была еще велика (надлом стал переходить в слом после подавления Пражской весны).

«Мягкой силой» СССР стала блистательная космическая программа, а символом страны — гагаринская улыбка. «Оттепельный» Союз, незадолго до этого принявший Фестиваль молодежи и студентов, ассоциировался с динамизмом и переменами, молодостью и идеей социальной справедливости. Еще не произошло публичного разрыва с Китаем, зато СССР активно привлекал к себе сторонников в только что освободившейся от колониализма Африке, а также в Латинской Америке, подвергая ревизии «доктрину Монро». Фидель Кастро был не просто союзником СССР — он реально опасался, что американцы попытаются его свергнуть, и с большим энтузиазмом воспринял появление советских ракет на территории своей страны. И, кстати, был сильно разочарован, когда Никита Хрущев не просто решил их вывести, но и поставил Кастро перед свершившимся фактом — поэтому, чтобы успокоить союзника, на следующий год был организован его масштабный визит в СССР.

Внутренние проблемы Союза — от разорения села из-за безумной гонки за перевыполнением планов поставок до социальных проблем городов, вылившихся в новочеркасский расстрел, — оставались незаметными большинству внешних наблюдателей из-за «железного занавеса». Тот же «железный занавес» способствовал непониманию реальных мотивов действий своих оппонентов обеими сторонами. В СССР искренне считали, что доминирующую роль в принятии решений американским политическим руководством играет военно-промышленный комплекс. В США долгое время полагали, что советское Политбюро реально занимается подготовкой мировой революции.

Только в брежневские годы в СССР был создан Институт США и Канады, задачей которого был всесторонний анализ американской политики, в том числе механизма принятия решений. А весьма осведомленный автор знаменитого исследования «Номенклатура» Михаил Восленский стал невозвращенцем — и, соответственно, мог свободно донести свою информацию до западной аудитории — только в 1972 году. А в 1960-е в США на уровне замдиректора ЦРУ всерьез доверяли фантастическим трактовкам советской политики от перебежчика Анатолия Голицына, который был всего лишь майором КГБ, далеким от высших эшелонов власти. Например, о том, что ссора СССР и Китая — это масштабная имитация с целью дезориентировать Запад, а на самом деле Никита Хрущев (а затем и Леонид Брежнев) и Мао Цзэдун остаются лучшими друзьями (впрочем, Ричард Никсон и Генри Киссинджер этому не поверили и стали сближаться с Мао).

Отсутствие понимания мотивов соперника было связано и с дефицитом контактов между сторонами. Уже в ходе Карибского кризиса пришлось задействовать неофициальные «разведывательно-журналистские» каналы с тем, чтобы попытаться нащупать параметры деэскалации (позднее такие каналы появились и в отношениях с другими странами, в первую очередь с Германией).

Карибский кризис стал и апогеем острой фазы противостояния между СССР и США, продолжавшейся два с половиной года — с того момента, как над Свердловском был сбит американский самолет-разведчик U-2. Затем последовали срыв Парижской конференции, в которой видели шанс на компромисс между Востоком и Западом, а потом Берлинский кризис 1961 года — не только строительство стены в августе, но и советско-американское танковое противостояние в октябре. Мир балансировал на грани ядерной войны, пока после Карибского кризиса стороны не пришли к выводу о необходимости долгосрочных компромиссов.

Теперь посмотрим, что происходит сейчас. Вопрос о ядерной войне давно перешел в сферу сдерживания — само наличие ядерного оружия воспринимается не как «последний довод короля», который можно использовать в конкретном конфликте, а как фактор сдерживания противоположной стороны, создающий для нее недопустимые риски. В мире во многом под влиянием концепции «ядерной зимы» сложился консенсус о недопустимости ядерной войны даже в ограниченном масштабе.

Каналы для общения между соперничающими странами действуют на постоянной основе. До декабря ключевой фигурой в российско-американском взаимодействии со стороны России считался секретарь Совбеза Николай Патрушев, в декабре поддерживать контакты было поручено помощнику президента Юрию Ушакову. С американской стороны отношениями с Россией традиционно занимается помощник президента по национальной безопасности (сейчас — Джейк Салливан). Означает ли это, что все действия сторон просчитываются? Разумеется, нет — иначе в мировой политике было бы все просто. Неопределенность и связанное с ней напряжение — один из ресурсов Владимира Путина в нынешнем противостоянии с Западом.

Но при этом понимание мотивов сторон находится на куда более высоком уровне, чем во времена Хрущева и Джона Кеннеди.

Противостояния двух сверхдержав также нет — достаточно сравнить экономические потенциалы и набор союзников США и России. Есть сложная игра в треугольнике Вашингтон — Пекин — Москва, в котором ни одна из стран не находится в военно-политическом союзе с кем-либо из двух других. Надежды части «патриотов» на то, что прочный и равноправный союз Москвы и Пекина будет доминировать в мире, и опасения части либералов, считающих, что Россия становится чуть ли не колонией Китая, в равной степени лишены серьезных оснований. В российско-китайских политических документах нет никаких взаимных обязательств, которые берут на себя союзники, — и обе страны ориентированы на то, чтобы разговаривать с третьим участником треугольника самостоятельно.

Нет и глобального идеологического противостояния, в котором Россия была бы одной из сторон. Африканские лидеры (и гражданские, как в Центральноафриканской республике, и военные, совершившие перевороты в Мали и Буркина-Фасо), ищущие поддержки Москвы, нуждаются в вооруженной силе в борьбе с местными военизированными формированиями и не более того.

В Латинской Америке Куба не хочет идти на конфликт с США — тем более что в Вашингтоне у власти демократы, которые относятся к нынешнему кубинскому руководству куда лучше, чем республиканцы (у тех значимая часть электората во Флориде — кубинские эмигранты, настроенные жестко антикастровски). Сейчас Куба делает ставку на максимальное развитие туристического сектора — и российские ракеты ей ни к чему. А Конституция Венесуэлы прямо запрещает создание на ее территории иностранных военных баз — и любые попытки пересмотреть эту норму приведут к консолидации и мобилизации венесуэльской оппозиции, которая сейчас ослаблена внутренними противоречиями.

В Европе Россия использует популистский антиэлитный тренд, связанный с недоверием к властям и мейнстримным медиа, неприятием миграции и вакцинации, но это своего рода «политика на экспорт» — внутри самой России популизм не пользуется расположением власти. Разумеется, есть противостояние Америке и «нетрадиционным ценностям», но в то же время привлекательную альтернативу в мировом масштабе, подобную коммунизму до его дискредитации, создать не удается. Можно сколько угодно ругать Голливуд и мировые социальные сети, но реальной глобальной конкурентоспособной альтернативы им никто не придумал.

И, пожалуй, главное. Карибский кризис был признаком претензий СССР на лидерство в мире. Страна вела комплексную экспансию в политике, экономике, идеологии, технологиях. Современная Россия находится в обороне — и когда ее лидеры говорят о том, что опасаются натовских ракет рядом с Харьковом (в долгосрочной перспективе, но время идет быстро — например, скоро будет восемь лет с момента присоединения Крыма), они вполне серьезны, а не занимаются пиаром. Отсюда и радикальные запросные позиции, и жесткие силовые демонстрации. Другое дело, что мира, который был сконструирован в Ялте в 1945 году, уже нет — и новой такой конструкции не предвидится.

О влиянии идеологии на отношения России и США

№2(11), 2019
Молодые исследователи

Отпущенников Ярослав Дмитриевич
Бакалавр Института бизнеса и делового администрирования
РАНХиГС при Президенте РФ
E-mail: [email protected] com

Аннотация: В статье рассматривается история влияния идеологии на отношения между США и СССР, впоследствии Россией, а также формулируется идейная составляющая этих отношений со стороны России после запрета государственной идеологии.

Ключевые слова: идеология, Холодная война, международные отношения, СССР, Россия, США.

Согласно «Новой философской энциклопедии» Г.Семгина идеология – «Система концептуально оформленных представлений и идей, которая выражает интересы, мировоззрение и идеалы различных субъектов политики … и выступает формой санкционирования или существующего в обществе господства и власти … или радикального их преобразования» [12]. Политологи неоднозначно относились к идеологии, либо представляя её как компонент тоталитарного общества, как, Х.Арнедт [9], либо делая выводы о том, что идеология необходима современному государству. Например, согласно О.Мартыновой, «ведущим направлением в противодействии терроризму должно стать комплексное использование идеологических средств» [11]. Очевидно, что идеология оказывает влияние на международные отношения, но сила такового влияния менялась с течением времени.

Современная система международных отношений еще не была концептуализирована, поэтому в научных трудах она характеризуется как «постбиполярная» [9]. Предшествующая нынешней система характеризовалась балансом сил между двумя противоборствующими блоками – НАТО и ОВД. Но биполярный баланс сил не был единственной чертой сменившегося миропорядка. Подобно тому, как в международных отношениях до установления Вестфальской системы преобладал религиозный фактор, отношения между государствами в биполярной системе Ялтинско-Потсдамского мира диктовались в большей степени идеологией, нежели прагматическим реализмом.

На протяжении второй половины XX века международные отношения вращались вокруг идеологического противостояния марксизма-ленинизма и капиталистической либеральной демократии, что нашло воплощение в холодной войне между СССР и США. Овладение ядерным оружием обеими блоками предотвратило возможность открытой конфронтации между Вашингтоном и Москвой, однако имеющиеся противоречия повлекли за собой «посредническую» войну, выраженную в поддержании идеологически близких режимов по всему миру, а также в борьбе с приверженцами враждующей идеологии. Так, среди «посреднических» войн СССР и США можно выделить такие конфликты, как Корейскую войну (1950—1953 гг.), войну во Вьетнаме (1957 – 1975 гг.), гражданскую войну в Лаосе (1960-1973 гг.), в Эфиопии (1974 – 1991 гг.), в Камбодже (1967 – 1975 гг.) в Анголе (с 1975 г., поддержка СССР прекратилась в 1991 г.), в Никарагуа (1981 – 1990 гг.) и многие другие войны по всему земному шару. Во всех этих конфликтах противоборствующие стороны получали поддержку со стороны сверхдержав и их союзников, основываясь на преследуемой идеологии.

Таким образом, такие факторы, как идеология и экономическая система являлись определяющими в международных отношениях второй половины двадцатого века [6]. Выбор одной из сторон гражданской войны политики социалистической направленности создавало причины Советскому Союзу, а также Кубе или Китаю поддерживать эту сторону конфликта вооружением, бойцами, гуманитарной помощью или финансированием. Для США реформы той или иной страны, направленные на построение плановой экономики по образцу СССР и Кубы, становилось причиной ухудшения дипломатических отношений, что выражалось в торговых ограничениях и финансировании повстанческих группировок. Так, в гражданской войне в Никарагуа, что именуется также «Войной против Контрас», СССР и Куба начали активно поддерживать войска под командованием социалистической партии «СФНО». Причиной такой политики были шаги по реализации курса на построение коммунистического общества в стране, а поводом – визит лидера Сандинистского фронта национального освобождения, Даниэля Ортега, ныне занимаемого пост президента Никарагуа, в СССР в 1982 году [18]. США, в свою очередь, установили экономическую блокаду стране [19] и начали активную военную помощь повстанцам.

Подобные конфликты возгорались и угасали на протяжении всей холодной войны. Истории известны факты, попадающие в разряд исключений из правила, такие, как, например, отказ Советского Союза поддержать коммунистов в гражданской войне в Греции (1946 – 1949 гг.). Но важно понимать, что такая поддержка бы нарушила установленные во время Ялтинской и Потсдамской встреч договоры о разграничении сфер влияния. Поддержка коммунистических сил в стране, отданной Западному блоку, выдало бы соперникам карт-бланш на вмешательство в Восточную Европу.

Однако идеологический характер международных отношений должен был сойти на нет после распада СССР. В пользу такого предположения говорил американский политолог и философ Фрэнсис Фукуяма в своей работе «Конец истории и последний человек». Аргумент Фукуямы состоял в том, что с неизбежным распадом Советского Союза последняя идеологическая альтернатива либерализму была ликвидирована. Фашизм был уничтожен во время Второй мировой войны, а коммунизм рушился на момент написания работы, о чем сигнализировали такие события, как начало перестройки в СССР, снос берлинской стены в 1989 г. и поочередное падение социалистического режима в странах Восточной Европы с 1989 по 1991 гг. События полномасштабной революции впервые начались в Польше в 1989 году и продолжались в Венгрии, Восточной Германии, Болгарии, Чехословакии и Румынии. В таких государствах, как Китай, которые называли себя коммунистическими, политические и экономические реформы шли в направлении либерального порядка [14].

Более того, Фукуяма был не единственным влиятельным приверженцем идеи конца истории. Например, Лутцем Нитхаммером была опубликована книга в 1992 году под названием «Posthistoire», в которой также развивалась идея того, что мир стремится к установлению единой идеологии [16]. В качестве главных причин таких умозаключений следует привести смену экономики пост-социалистических стран и отказ от коммунистической идеологии.

В государствах, возникших после распада Советского Союза, изменилась экономическая система. Корнем идеологии коммунизма и социализма была плановая экономика, от которой отказалась каждая из стран, что обрели независимость. Выбор в пользу рыночной экономики должен был стереть главное различие между противоборствующими странами. Более того, экономическая гомогенность стран создает более благоприятные условия для взаимовыгодного сотрудничества, это значительно упрощает взаимоотношения представителей частного сектора. В качестве доказательства можно привести график изменения экспорта стран, принявших рыночную экономику (рисунок 1).

Рисунок 1. Изменение экспорта пост-социалистических стран

Исследуя график, можно предположить, что экономические реформы запустили процессы, что в долгосрочной перспективе привели к значительному умножению экспорта в среднем в 5-10 раз.  Подобная ситуация наблюдается и на показателях импорта стран, отказавшихся от плановой экономики (рисунок 2).

Рисунок 2. Изменение импорта пост-социалистических стран

Графики построены на статистических данных Всемирного банка. Конечно, было бы некорректно присваивать такой рост исключительно рыночным реформам. Рост экспорта и импорта произошел также за счет повышения производительности после принятия технологий массового производства, что значительно расширило ассортимент выпускаемых товаров. Однако данные графики все равно следует рассматривать как демонстрацию того, как переход к рыночной экономике приводит к увеличению объемов торговли. Так или иначе, переход на капиталистическую систему ускорил интеграцию экономик стран в международные экономические отношения и международное разделение труда. Одной из вех экономической интеграции стало вступление России в ВТО, и несмотря на это ей не удалось избежать экономических санкций со стороны западных государств. Согласно уставу ВТО, страны-участницы стремятся «устранить дискриминационный режим в международных торговых отношениях» [5].

Во-вторых, Российская Федерация, играющая важную роль в международных отношениях как страна-правопреемница СССР, отказалась от общеобязательной идеологии. Государственная идеология была закреплена в статье 6 Конституции СССР 1977 года [2]. До 1977 года идеология марксизма-ленинизма была закреплена косвенно, как идеология руководящей партии [3]. Конституция Российской Федерации, напротив, запретила государственную общеобязательную идеологию, провозгласив идеологическое многообразие [1]. При этом в конституции РФ заметно прослеживается то, что государство придерживается либеральной идеологии. В подтверждение этому – статья 2, в которой говорится, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Краткий Оксфордский Словарь Политики дает следующее определение либерализму: «Либерализм … вера в то, что целью политики является сохранение прав личности и максимизация свободы выбора». Либеральная демократия – идеология, которую провозглашает, в том числе, и Западный мир.

Как было отмечено Смирновой Е. В., после распада СССР деятельность М. С. Горбачева и А. Н. Яковлева по деидеологизации государства создала «ценностный вакуум» [13]. Несмотря на явное провозглашение либерализма, по мнению граждан, потребность в наличии системы идей перестала быть реализована государством. В период с конца восьмидесятых до окончания девяностых страна претерпевала кризис национальной идеи, что обуславливало спрос на новую идеологию. Однако Российская Федерация так и не пересмотрела свой отказ от государственной или обязательной идеологии. Место системы идей в Российской Федерации занимает система ценностей. Не устанавливая национальную идеологию, руководство страны формулирует ценности, которым следует государство во внешней и внутренней политике. Ценностный характер российской системы взглядов выражает Конституция.

Таким образом, идеология внутренней политики страны – либерально демократическая. Для того чтобы выяснить идеологию внешних сношений, следует обратиться к другому нормативно-правовому акту: Концепции внешней политики Российской Федерации от 2016 г.  В данном документе отмечается приверженность России универсальным демократическим ценностям. В спектр этих ценностей входят права человека. Также в Концепции перечислены такие ценности, как «стремление к миру и справедливости, достоинство, свобода, ответственность, честность, милосердие и трудолюбие» [4]. Примечательно также то, что большое внимание уделяется традиционным ценностям, что выражается в поддержке института религии и семьи. В частности, Россия предлагает формирование ценностных основ совместных действий (международного сообщества) «с опорой на общий духовно-нравственный потенциал основных мировых религий».

До распада Советского Союза целью политики США было «сдерживание» коммунизма. Истоки такая политика берет из «длинной телеграммы» министра-советника посольства США в Москве Джорджа Кеннана, отправленной в Государственный департамент 22 февраля 1946 года [8]. Непосредственным вдохновением на написание Кеннаном этого письма была речь Сталина в предвыборной кампании в Верховный Совет. И.В. Сталин утверждал, что капиталистическая система мирового хозяйства, подверженная кризисам, привела к обеим мировым войнам [7]. Кеннан выразил опасения, что Советский Союз не готов мирно сосуществовать с капиталистическим миром, и что со стороны этого государства ожидается постоянная подрывная деятельность, направленная на распространение коммунистической и социалистической идеологии. В качестве решения Кеннан видел поддержку стран Соединенными Штатами, особенно стран Европы. Коммунизм, по утверждению Кеннана, «подобен болезнетворному пара­зиту, который питается только пораженными тканями». Из этого исходила идея политики, нацеленной на поддержку стран, находящихся в кризисе, так как Советский Союз был готов воспользоваться кризисом как почвой для продвижения антикапиталистических и коммунистических идей.

После распада СССР конфликт между двумя государствами не исчерпал себя. Вместо этого, он перешел в плоскость «НАТО-Россия». Администрация Б.Клинтона придерживалась концепции НАТО как стабилизатора Центральной Европы, института поддержки кооперации и инструмента смягчения политических противоречий. Этот план подразумевал собой расширение НАТО [17]. Российские интересы вошли в конфликт с этой идеологией. Президент России В.В.Путин высказал в Мюнхенской речи неодобрительное отношение России к экспансии военного блока. Также в Концепции внешней политики России сказано, что «Российская Федерация негативно относится к расширению НАТО, приближению военной инфраструктуры альянса к российским границам…», так как это угрожает безопасности России и создает линии разлома в Европе.

Таким образом, враждебные отношения США и СССР были построены на идеологическом противостоянии.  Политика «сдерживания» была принята как ответ угрозе распространения социализма по всему миру. Различие в идеологии и экономической системе мешали взаимовыгодному сотрудничеству двух сверхдержав. После распада Советского Союза, несмотря на смену экономической модели и принятия ценностей, как у Западных стран, дружественные отношения США и Российской Федерации не установились. При отсутствии идеологических противоречий, остались противоречия стратегические: интересы США состоят в расширении Североатлантического договора, что, в свою очередь, отчуждает Россию и побуждает её на оборонительные действия. Таким образом, идеология перестала играть ведущую роль в российско-американских отношениях, уступив место геополитическому прагматизму.

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Официальный сайт Президента России. URL: http://constitution.kremlin.ru/ (дата обращения: 12.05.2019).
  2. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик (принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977) // hist.msu.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm (дата обращения: 12.05.2019).
  3. Основной Закон (Конституция) Союза Советских Социалистических Республик (принят второй сессией ЦИК СССР первого созыва 6 июля 1923 года и в окончательной редакции II съездом Советов СССР 31 января 1924 года) // hist.msu.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1924.htm (дата обращения: 12.05.2019).
  4. Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 30 ноября 2016) // mid.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248 (дата обращения: 12.05.2019).
  5. Марракешское соглашение о создании Всемирной Торговой Организации (Марракеш, 15 апреля 1994 г.) (с изменениями и дополнениями) // base.garant.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/2541158/#ixzz5qwE6hdjG (дата обращения: 12.05.2019).
  6. Меньшиков П. В. Информационная политика России. М.: Изд-во МГИМО-Университет, 2017 г. – 214 c.
  7. Сталин И. В. Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа города Москвы 09.02.1946 // marxists.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.marxists.org/russkij/stalin/t16/t16_01.htm (дата обращения: 10.05.2019).
  8. Джордж Кеннан — «Длинная телеграмма». // coldwar.ru [Электронный ресурс]. URL: http://www.coldwar.ru/bases/telegramm.php (дата обращения: 10.05.2019).
  9. Арендт Х. Истоки тоталитаризма — Москва, ЦентрКом. 1996. — С. 672.
  10. Лукьянов В. Ю. Система международных отношений пост биполярной эпохи — исторический опыт и современные реалии. Журнал «Конфликтология». №2 2017. — Санкт-Петербург, Фонд развития конфликтологии. 2017. — С. 53-69.
  11. Мартынова О.А. Государственная идеология как противовес идеологии терроризма. В сборнике: Государственно-правовые основы противодействия экстремизму сборник научных трудов с международным участием. — Хабаровск, Дальневосточный юридический институт МВД России. 2015. — С. 26-33.
  12. Семигин Г. Ю. Новая философская энциклопедия: в четырех томах. пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва, Мысль. 2010. — С. 2816.
  13. Cмирнова Е.В. Деидеологизация в России. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. №12. Ч. 3 2015 — Тамбов, Грамота. 2015. — С. 156-158
  14. Фукуяма, Ф. Конец истории и последний человек / Ф. Фукуяма. — Москва, АСТ. 2017. — С. 576.
  15. Меньшиков П.В. Бизнес-PR инновационного уклада экономики. Международные коммуникациии 2017. №2 http://www.intcom-mgimo.ru/2017-02/business-pr.
  16. Lutz Niethammer. Posthistoire. Ist die Geschichte zu Ende? Reinbek bei Hamburg 1989. — 189 c. ISBN 3-499-55504-2. C. 12-18.
  17. Jireš, Jan. «The Heyday of Multilateralism: Clinton Administration and NATO Enlargement.» Perspectives, no. 20 2003. P. 73-81.
  18. История отношений между Россией и Никарагуа. Справка // РИА Новости URL: https://ria.ru/20080904/150968246.html (дата обращения: 11.05.2019)
  19. US Policy: Economic Embargo: The War Goes On // Envío Digital URL: http://www.envio.org.ni/articulo/2695 (дата обращения: 28.05.2018).

On the Influence of Ideology on Russia USA Relations

Otpushchennikov Yaroslav, bachelor of IBS (Institute of Business Studies), International Relations in RANEPA under the President of the Russian Federation. 119246, Moscow, Vernadsky Prospekt, 84. E-mail: [email protected]

Annotation: The article discusses the history of ideological influence on USA-Soviet and USA-Russia relations, and the ideological component of Russian foreign politics after the constitutional prohibition of state ideology.

Key words: ideology, Cold War, international relations, USSR, Russia, USA.

Кто выиграл «холодную войну»? Россия не была проигравшей, считает бывший посол США в СССР

Однажды вечером в сентябре 1987 года Госсекретарь США Джордж Шульц и Министр иностранных дел Советского Союза Эдуард Шеварднадзе уселись за столом друг перед другом в конференц-зале в Нью-Йорке. Оба прибыли в город для участия в заседании Генеральной Ассамблеи ООН.

Шульц по своему обыкновению подал Шеварднадзе список нарушений прав человека в Советском Союзе. Предшественник Шеварднадзе на посту главы МИД Андрей Громыко, неохотно получив такой список, всегда начинал отчитывать нас за вмешательство во внутренние дела СССР.

На этот раз все было иначе. Шеварднадзе посмотрел Шульцу в глаза и передал через своего переводчика:

«Джордж, я изучу ваш список, и, если ваша информация верна, я сделаю все возможное, чтобы исправить ситуацию. Но я хочу, чтобы вы знали: я делаю это не потому, что вы попросили меня об этом, а потому, что моей стране это нужно».

Шульц ответил:

«Эдуард, это единственная причина, по которой и вы, и я должны что-либо делать. Поверьте мне, я никогда не попрошу вас сделать что-то, если не буду думать, что это в интересах вашей страны».

Они поднялись и пожали друг другу руку. Наблюдая за всей этой сценой с большим удивлением, я вдруг осознал, что «холодная война» закончилась. Мне как послу США в Москве будет гораздо проще, чем всем моим предшественникам.

Я вспомнил об этом моменте, когда в ходе встречи Госсекретаря Джона Керри и главы внешнеполитической службы России на прошлой неделе они так и не смогли договориться об урегулировании кризиса на Украине. Поразительно, насколько резок сегодня тон диалога в сравнении с тем, который мы использовали тогда – как в личных разговорах, так и в публичных выступлениях.

«Ситуация может очень быстро испортиться, если будут предприниматься неправильные шаги», — заявил Керри в среду, угрожая санкциями.

Я не думаю, что мы становимся свидетелями начала новой «холодной войны».

Отношения между Россией и Западом сегодня больше основываются на непонимании, искажении реальности и попытках оправдать себя в глазах своего населения, чем на каких-либо реальных идеологических противоречиях или столкновении национальных интересов.

И проблем сегодня гораздо меньше, и они значительно менее опасны, чем те, которые нам приходилось решать в период «холодной войны». Однако неспособность оценить, как закончилась «холодная война», оказала огромное влияние на взгляды России и Запада. И эта неспособность объясняет то, что происходит сейчас.

Расхожее мнение о том, что Запад сыграл решающую роль в распаде Советского Союза и, таким образом, победил в «холодной войне», является заблуждением. В действительности же завершение «холодной войны» стало результатом взаимовыгодных переговоров.

В ходе саммита на Мальте в 1989 году Михаил Горбачев и Президент Джордж Буш-ст. подтвердили, что идеологические противоречия, лежавшие в основе войны, исчерпаны, и стороны более не считают друг друга врагами. В последующие два года мы сотрудничали с Советским Союзом больше, чем с некоторыми из наших союзников. Совместными усилиями мы прекратили гонку вооружений, мы запретили химическое оружие и согласились резко сократить наши ядерные арсеналы. Я наблюдал за тем, как опускается «железный занавес», как освобождается Восточная Европа и как советский лидер добровольно отказывается от коммунистической идеологии. С прекращением гонки вооружений, которая разрушительно сказывалась на экономике СССР и укрепляла тоталитарный режим, Горбачев смог сконцентрироваться на проведении реформ. Из-за того, что распад Советского Союза произошел практически сразу после этих изменений, люди часто ошибочно связывают это с окончанием «холодной войны». Однако это были два несвязанных друг с другом события, и первое совсем необязательно должно было стать результатом второго.

Более того, распад СССР на 15 отдельных государств – это совсем не то, чего хотели США, и они не могли этому способствовать. Мы рассчитывали, что Горбачев создаст союз советских республик на добровольных началах – за исключением стран Балтии. Буш четко об этом заявил в августе 1991 года, когда выступил с призывом ко всем нероссийским советским республикам подписать договор о союзе, который ранее предложил Горбачев, предупреждая о том, что «национализм может стать самоубийственным». Россиянам, которые сожалеют о распаде СССР следует помнить, что именно Борис Ельцин, избранный президент России, вступил в сговор с руководителями Украины и Беларуси, чтобы заменить Советский Союз «содружеством», более свободным с точки зрения организации и менее влиятельным образованием.

Даже после прекращения существования СССР Горбачев продолжал говорить, что «завершение «холодной войны» является нашей общей победой». Однако США настойчиво относились к России как к проигравшей стороне.

В своем Обращении «О положении дел в стране» в 1992 году Буш заявил:

«Милостью Бога США победили в «холодной войне»».

Сама по себе такая риторика не имела бы негативных последствий, однако она была подкреплена действиями трех последующих американских президентов.

Президент Билл Клинтон поддержал бомбардировки Сербии силами НАТО без санкции Совета Безопасности ООН, а также расширение Альянса, в результате которого были включены страны-участницы бывшей Организации Варшавского договора. Эти шаги были реализованы вопреки идее о том, что США не воспользуется уходом Советского Союза из Восточной Европы. В результате, доверие России к США было практически уничтожено. Результаты опроса общественного мнения, проведенного в 1991 году, показали, что около 80% россиян положительно относились к США. В 1999 году такая же доля российских граждан воспринимали США уже негативно.

Владимир Путин стал президентом в 2000 году и сразу начал проводить прозападный курс. После теракта в США 11 сентября 2001 года он был первым иностранным лидером, который позвонил и предложил помощь. Он сотрудничал с США, когда те вторглись в Афганистан, и добровольно вывел российские базы с Кубы и из Камрани во Вьетнаме.

Что он получил взамен? Бессмысленные слова одобрения от Президента Джорджа Буша-мл., который принял решения о дальнейшем расширении НАТО на страны Балтии и Балканы и размещении там американских военных баз, о выходе из Договора по ПРО, о вторжении в Ирак без санкции СБ ООН, об активном участии в «цветных революциях» Украины, Грузии и Киргизии, и затем – в нарушение самых принципиальных «красных линий», которые обозначил российский президент – начал говорить о включении Грузии и Украины в состав НАТО. По сути, это были дипломатические удары в пах. Американцы, последователи доктрины Монро, должны были понимать, что Россия крайне чувствительно воспринимает приближение к своим границам иностранных военных блоков.

Президент Барак Обама предпринял ряд известных попыток по «перезагрузке» отношений с Россией и добился некоторых результатов. Заключение нового Договора СНВ стало важным достижением. Россия и США усилили сотрудничество по некоторым региональным вопросам, о которых мало говорилось публично. Но позже склонность Конгресса лезть в чужие дела, хотя решать собственные проблемы не получается, взяла свое. Закон Магнитского, который представлял Россию главной нарушительницей прав человека, как будто в других странах не происходит того же и в сопоставимых масштабах, вызвал негодование российского руководства и укрепил в глазах населения представление о США как о непримиримом враге.

Самое печальное, что целый ряд пренебрежительных в отношении Москвы шагов со стороны США, встречавших бурную реакцию России, настолько отравили двусторонние отношения, что, когда вспыхнул украинский кризис, та спокойная дипломатия, которая реализовывалась на завершающем этапе «холодной войны», не могла возобновиться.

Из-за действий США на Украине 43% населения России готовы поверить в то, что в кризисе виноват Запад и что Россия находится в осаде.

Предприняв военную оккупацию Крыма, Путин обострил ситуацию. Если в результате Крым окажется в составе Российской Федерации, это приведет к периоду взаимных обвинений и экономических санкций в духе «холодной войны». В этом случае победителей не будет, будут только проигравшие – в лице основной части самой Украины, которая может не сохраниться в своих существующих границах, и России, которая окажется в еще большей изоляции. В России на периферии могут начаться теракты антироссийски настроенных экстремистов. Также соседние государства будут менее склонны присоединиться к создаваемому Россией экономическому союзу.

В свою очередь, поражение США и Европы будет заключаться в том, что возмущение России еще больше затруднит решение глобальных и региональных проблем, среди которых ядерная программа Ирана, ситуация в Северной Корее и сирийская гражданская война. По этим вопросам Россия не всегда придерживалась линии, удобной США, однако ее участие было гораздо важнее, чем считают многие американцы. И подталкивать Россию к обструкции – не выгодно никому.

 

Джек Мэтлок-мл. — посол США в СССР в 1987-1991 годах.

 

Впервые опубликовано в газете «Washington post» 14 марта 2014 года.

«Холодная война» 2016 года | Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

5 марта исполняется 70 лет со дня произнесения Уинстоном Черчиллем знаменитой «Фултонской речи» в 1946 году в Вестминстерском колледже в Фултоне в штате Миссури в США. С этого момента берет отсчет начало «холодной войны», которая велась Западом против СССР, а затем и России. Результатом этого геополитического столкновения между «Западом» и «Востоком», которое продолжалось более 40 лет, стал развал Советского Союза, мировой системы социализма, ликвидация международной военной организации «Варшавский договор». В США даже появился сертификат «За службу в период холодной войны».

Однако с распадом СССР «холодная война» не закончилась. В условиях очередного мирового кризиса она приняла формы «гибридной войны». Своим острием она, как и прежде, направлена на Россию.

Ситуацию комментирует Ольга Ковитиди, Председатель подкомитета по международному военно-политическому сотрудничеству Комитета по безопасности и обороне Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

«Держать Америку в Европе, Россию — вне Европы, а Германию — в узде»- эти слова принадлежат первому генеральному секретарю НАТО, лорду Исмею. Как мы видим, ничего не изменилось.

Ведь всё новое, лишь хорошо забытое старое. Мыльный пузырь, раздуваемый сегодня в Мире по беспрецедентной демонизации России, достиг неимоверных размеров, угрожая лопнуть и повредить усердно работающих, над этим пустым занятием. Такие знакомые «союзнические услуги» США и их ближайших союзников по блоку НАТО, вызывают закономерные исторические параллели.

 Вначале, Запад втянул СССР во Вторую мировую войну. Уверенные в скором уничтожении Союза в войне с фашистской Германией, наши «дружественные» союзники, развязали «холодную войну» против Советского союза.

Любопытно, но прародитель «холодной войны «, Уинстон Черчилль, в момент произнесения своей знаменитой речи в Фултоне, 5 марта 1946 года, не был премьер-министром Великобритании. Он являлся лидером оппозиции и в США находился не с официальным визитом, а как частное лицо, на правах отдыхающего. По‑видимому, «отдыхать в оппозиции» Черчилль устал и решил принять участие в таком значимом политическом событии с пользой для себя.

Черчилль осознавал, что для прихода к власти нужны союзники, обманутый народ и вечный враг. Все было под рукой. Он оказался в нужное время, в нужном месте.

Реализуя задуманное, Черчилль максимально использовал свое присутствие в Фултоне, именно там, в штате Миссури, он выдвинул идею создания англо-американского союза для борьбы с «мировым коммунизмом во главе с Советской Россией». Итак, начало заговора англо — саксов против России и союзных республик, было положено. Дело за малым, надо лишь обосновать наличие разыгравшегося мирового экономического кризиса «надвигающейся черной тенью Советов» и идея построения однополярного мира с мировым господством англо-саксов обеспечена. Советский Союз справедливо расценил все эти действия как начало «холодной войны».

Внешнеполитическая программа правительства США, изложенная, президентом Трумэном, 12 марта 1947 года, пошла дальше. Советский Союз выступает врагом, и в целях укрепления противоборствующего политического лагеря, США начинают экономическую и военную «прикормку» некоммунистических стран. Но бесплатным бывает лишь сыр в мышеловке. США стали беспардонно хозяйничать на территории этих государств, вмешиваясь во внутренние дела, создавая сети военных баз на их территориях. Нам и тогда угрожали. Так, американский президент Трумэн грозился применить против СССР атомное оружие, а в штабе американского генерала Эйзенхауэра был даже подготовлен план «Totality» — первый из американских планов войны с СССР.

Что изменилось с тех пор. Да ничего. Мощная держава — Россия нашим «заокеанским друзьям» и не только заокеанским, просто не нужна. Говорят: «имея таких друзей, врагов не надо».

Мы с вами очевидцы того, как с избранием президентом Владимира Путина, Россия, стала «подниматься с колен». Возродилась армия и флот, страна начала оживать, у людей появилась уверенность в завтрашнем дне. Конечно, хотелось бы жить еще лучше и сию минуту. Но могут ли нам это позволить те, кто так долго и безуспешно пытался разорвать Россию, как Советский Союз, на удельные княжества. Ответ прост. Конечно, нет.

А поэтому, у мирового капитализма нет Родины. Против России идет полномасштабная гибридная война.

Как и в прошлом, она сегодня ведется в военно-политической, торгово-экономической, информационной, культурной и других сферах.

По периметру наших границ, последовательно возникают новые военные базы. Примечательно, что 80 процентов вооруженных конфликтов приходится на Евразию, что существенно повышает уровень внешних угроз против России. Еще не окрепший Крым, безуспешно пытаются задушить многочисленными блокадами, совершая руками украинских и татарских националистов диверсии у наших границ с Украиной.

Вызывает существенное беспокойство дестабилизация обстановки на геопространстве от Суэца до Тибета, примыкающее к нашим южным рубежам.

На западном стратегическом направлении «горячими точками» остается Донбасс, Приднестровье и др. Нам навязана война в торгово-экономической сфере. Западные санкции, дестабилизация финансового рынка, дискриминация российских товаров и другие западные позорные меры, направлены на дестабилизацию социально-экономической обстановки в стране. Беспрецедентная война осуществляется в информационно-культурной сфере. Цель наших геополитических конкурентов не изменилась — спровоцировать, любой ценой, массовые выступления людей, направить их против нынешней президентской власти и привести к управлению страной своих марионеток, чтобы взять под полный контроль природные, человеческие и материальные ресурсы одной седьмой части света.

Пример Украины, кое‑ кого вдохновил. Но как говорят «дурак думкой богатеет». В Украине свое слово еще не сказал украинский народ. Пока гопака пляшут проплаченные казаки, а народу Украины, впрочем как и всему Евросоюзу, проплаченные завербованные черчилли врут, что мировой кризис и нет денег из‑за нависшей «черной тени агрессора России», просыпается Европа. Понимая, что их не просто Дядя Сэм подставил с этим потоком беженцев, их за очень короткое время, просто разорили.

1946 и 2016 годы. Политическая ситуация существенно изменилась. Начиная от политической расстановки и оканчивая теми «медвежьими услугами», которые были оказаны России определенными «патриотами», типа Михаила Горбачева. Одно не изменено, наши люди, традиции и память сердца нашего народа.

Тогда, в Великой Отечественной войне, мы выстояли. И, несмотря на огромные человеческие и материальные потери, страна была на подъеме. Поколение победителей сразу включилось в процессы преодоления последствий самой губительной войны, восстановления разрушенного народного хозяйства, налаживания мирной жизни .

В современной России, несмотря на мировой саботаж, успешно проведена зимняя Олимпиады 2014 года, вернулся домой, в Россию Крым, в наших национальных интересах и осуществляя борьбу с международным терроризмом мы показали мощь наших ВВС в небе Сирии. Народ России ярче осознал свое национальное единство, плечом к плечу все субъекты Федерации помогали Крыму, радовались его возвращению, осознавая необходимость друг в другое. Слова патриот, Отечество, Родина все чаще звучат в нашей речи.

России не нужно никому ничего демонстрировать. Нам не нужны надетые улыбки и дежурный вопрос: «как дела», зная что ответ никому не интересен.

Россия может обеспечить защиту национальной безопасности и суверенитет, обеспечить территориальную целостность и спокойную жизнь своих граждан.

Но можем ли мы расслабиться и почивать на лаврах побед наших предков? Конечно нет. Нам есть чем заниматься. Думается, было бы оправданным, с изучением мнения гражданского общества, рассмотреть вопросы применения целостной идеологии, отвечающей историческим коренным интересам населения страны, субъектов Федерации. Мы не можем не замечать наличие определенной разбалансированности и отсутствие должной консолидации в верхних эшелонах власти. Не стоит делить шкуру не убитого медведя, если он всё равно всех переживёт.

«Всем миром» мы должны объединиться, для того, чтобы успешно противостоять в нынешней «гибридной войне». Мы просто обязаны в кратчайшие сроки перевести страну на рельсы самодостаточной, мобилизационной и экономной экономики. У нас достаточно внутренних ресурсов, для того, что бы добиться нейтрализации действий «пятой колонны». События в Украине, практика цветных революций показывает насколько опасен вирус информационного манипулирования сознанием людей. Поэтому, необходимо перехватить стратегическую инициативу в информационном противоборстве и, прежде всего, в киберпространстве. Назрела насущная потребность в выстраивании такой государственности, которая обеспечивала бы стабильное, долгосрочное и безопасное развитие страны, вне зависимости от внутренней политической конъюнктуры и вмешательства извне.

У России есть огромный потенциал победить в этом «гибридном» столкновении.

Россия должна атаковать оппонентов, заставляя его защищаться, а значит уступать ей в глобальном противоборстве. Действия России в Крыму и Сирии – это убедительный пример наступательной ассиметричной стратегии, в результате чего перехватывается стратегическая инициатива и достигается превосходство над неприятелем. Если подобным образом Россия начнет действовать в финансовой, экономической, демографической, культурной и других сферах, непременно сбудутся предсказания наших великих «старцев», предсказавших возрождение России и ее «золотой век».

Уверена, после Крыма и Сирии, это уже осознают и наши геополитические конкуренты.

 

от «холодной войны» 
до мирной революции

Холодная война в разделенном мире

1949

29 августа 1949 г. Советский Союз взорвал свою первую атомную бомбу и вышел как ядерная держава на равные позиции с США. Это ознаменовало начало гонки вооружений, придавшей «холодной войне» между Западом и Востоком новое измерение. Начало Корейской 
войны летом 1950 г. повлекло за собой опасность того, что конфликт между Западом и Востоком перерастет в войну. В этой связи западные державы приняли решение осуществить перевооружение Западной Германии, что и произошло в 1955 г в рамках НАТО. В 1956 г. ГДР присоединилась к Варшавскому договору. Германия стала очагом «xолодной войны». Ключевым термином «мирное сосуществование» капитализма и социализма преемник Сталина Никита Хрущев в 1956 г. сигнализировал признание статуса-кво. Тем не менее, он тоже предпринимал попытки вытеснить западные державы из разделенного Берлина. Когда возникла угроза чрезмерного оттока населения из ГДР в связи с большим количеством беженцев через Западный Берлин, в Москве по настойчивым 
просьбам СЕПГ было принято решение закрыть последнюю лазейку на 
свободный Запад.

Строительство Берлинской стены, начавшееся 13 августа 1961 г., стало спасением для диктатуры СЕПГ и укрепило разделение Германии. Однако, как только удалось потушить один очаг «xолодной войны» за счет немцев, живущих в Восточной Германии, размещение советских ракет средней дальности на Кубе в октябре 1962 г. едва не ввергло мир в атомную войну. В последующее время в силовых блоках созрело понимание того, что ядерную катастрофу можно предотвратить лишь путем взаимного признания статуса-кво, сопряженного с процессом разрядки.

Восстания в Восточном блоке

1953

На XX съезде КПСС в феврале 1956 г. Хрущев свел счеты с преступлениями Сталина. Появился проблеск надежды на изменения коммунистического режима. Осенью 1956 г. в ходе массовых демонстраций в Польше власть перешла к Владиславу Гомулке. Он положил конец насильственной коллективизации, предоставил церкви больше свобод и ограничил влияние службы государственной безопасности. 
Если в Польше ведущая роль партии осталась нетронутой, то в Венгрии в то же время произошла гражданско-демократическая революция, в ходе которой коммунист-реформатор Имре Надь в качестве премьер-министра многопартийного правительства объявил о выходе Венгрии из Варшавского договора. Ответом Москвы было военное вмешательство. В ГДР, где еще 17 июня 1953 г. советскими танками было подавлено народное восстание, Вальтер Ульбрихт воспользовался моментом, чтобы отомстить своим критикам. Он также встал на сторону Кремля, когда танки стран Варшавского договора в 1968 г. подавили «Пражскую весну» в ЧССР. Начиная с середины 1970-х годов в 
Польше начала развиваться все более сильная оппозиция, которая в 1980 году добилась разрешения независимого профсоюза «Солидарность», в который в скором времени входили десять миллионов человек. Под давлением 
Москвы премьер-министр генерал Войцех Ярузельский в конце 1981 г. ввел военное положение и запретил этот профсоюз. Несмотря на то, что в процессе десталинизации открытого насилия и атмосферы террора в странах с коммунистической диктатурой становилось все меньше и меньше, настоящие и мнимые оппозиционеры до последнего момента подвергались преследованиям, попыткам разложения и арестам.

Гонка экономических систем

1957

«У вас еще никогда дела не шли так хорошо!» То, о чем британский премьер-министр Гарольд Макмиллан в 1957 г. напомнил своим соотечественникам, было справедливым для многих стран Европы. «Экономическое чудо» обеспечило в 1950-х годах полную занятость, рост благосостояния и зарплат. Общество потребления и социальное государство стали опорой стабильности не только в демократической Западной Германии. Оба политических лагеря пытались получить одобрение, обещая лучшие условия жизни. Однако в странах Восточного блока кризисы снабжения остались повсеместным явлением. «Так, как мы работаем сегодня, мы будем жить завтра» стало в конечном счете невыполненным обещанием будущего. Несмотря на все недостатки, советская экономическая система еще долго в равной мере давала повод как для ожиданий, так и для опасений. Когда в СССР в 1957 г. был запущен в космос первый спутник, страны Запада были шокированы техническим и военным потенциалом Москвы. 
Когда в 1970-х годах нефтяной кризис обозначил конец безграничного роста и в западных странах повысилась безработица, общественную стабильность удалось обеспечить благодаря высокоразвитым системам социального обеспечения. В преддверии глобального экономического кризиса в Восточном блоке произошла фатальная смена курса. Все больше ресурсов вкладывалось в строительство жилья и развитие потребления. Социальные достижения, с помощью которых предпринимались попытки добиться одобрения со стороны населения, финансировались за счет западных кредитов. Растущая задолженность и все более отсталая экономика ухудшили экономическую ситуацию, которая в 1980-х годах привела коммунистический режим к краху.

Процесс либерализации в Западной Европе

1968

Рост благосостояния на Западе сопровождался далеко идущими изменениями в обществе и культуре. Все более очевидным становилось стремление к индивидуальной свободе и самореализации. Рок-н-ролл, длинные волосы и джинсы были вызовами, которые молодежь послевоенного периода бросала старым авторитетам. В течение 1960-х годов молодежное движение приобрело политическую направленность. В 1968 г. во многих странах студенты выходили на демонстрации, во Франции и Италии иногда вместе с рабочими. Их протест был направлен против военных действий США во Вьетнаме и против устаревших структур в политике, экономике и обществе.

Многие демонстранты мечтали о масштабном бунте. В Федеративной 
Республике люди начали интенсивнее, чем когда-либо, задавать вопросы о национал-социалистском прошлом. Реакцией истэблишмента на демонстрации был шок и, в начале, применение полицией насилия против демонстрантов. Меньшинство левых радикалов видело в этом истоки нового фашизма. В Италии и Западной Германии в 1970-х годах мелкие группы уходили в подполье, что бы с помощью террора разрушить «систему». В конечном счете политическим системам Запада удалось интегрировать бунтующую молодежь. Культурные изменения не остановились у «железного занавеса». Кроме того, у молодежи из Центральной и Восточной Европы благодаря «Пражской весне» был свой «1968 год». Однако политическим режимам в Восточной Европе не хватало сил, чтобы 
интегрировать в систему молодежь, которая становилась все более индивидуализированной и уверенной в себе. Таким образом разрыв между 
господствующим и подчиняющимся классами постоянно увеличивался.

Политика разрядки

1972

После Кубинского кризиса 1962 г. США и СССР делали ставку на разрядку. И в Федеративной Республике росло убеждение в том, 
что германский вопрос можно решить лишь в европейских рамках. Фактическое признание границы по Одеру и Нейсе в договорах о неприменении силы с СССР и Польшей правительства Вилли Брандта и Четырехстороннее соглашение по Берлину создали основу для подписания в 1972 г. Договора об основах отношений между Федеративной Республикой и ГДР.

После более чем двух десятилетий безмолвия оба германских государства урегулировали этим соглашением свое существование рядом друг с другом. В благодарность за фактическое признание Восточным Берлином были введены облегчения режима осуществления поездок внутри Германии и процедур воссоединения семьи. В той мере, в которой Бонн делал ставку на «изменения через сближение», Восточный Берлин видел «мягкую агрессию» и отошел от цели объединения Германии, о которой заявлялось раннее. В 1975 г., году подписания Хельсинского заключительного акта СБСЕ, политика разрядки в Европе достигла своего пика. Государства, подписавшие Заключительный акт, обязались проводить меры по укреплению доверия в военной области, обеспечивать соблюдение прав человека и основных свобод и более тесно сотрудничать. В странах Восточного блока смелые люди серьезно восприняли Заключительный акт и требовали обеспечения обещанных свобод. Первый очевидный сигнал был дан два года спустя Хартией 77 в Чехословакии.

Ее инициаторы, в первую очередь Вацлав Гавел, в 1989 г. были предводителями «Бархатной 
революции», направленной против режима. 
Таким образом, процесс СБСЕ, с помощью которого страны с коммунистическим режимом хотели укрепить статус-кво, ускорил их падение.

Мирные революции

1989

1970-е и 1980-е годы характеризовались тенденцией к демократизации, в начале охватившей авторитарный режим Португалии, Испании и Греции, но, как казалось, остановившейся у «железного занавеса». 
В начале 1980-х годов новая гонка вооружений и война СССР в Афганистане привели к ухудшению отношений между силовыми блоками и в самой сфере коммунистического влияния. Начиная с 1986 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев пытался с помощью реформ предотвратить крах системы. Правящие круги ГДР и ЧССР не приняли гласность и перестройку. В то же время они сделали возможными возобновление разрешения «Солидарности» в Польше и победу оппозиции на полусвободных выборах в августе 1989 г. В Венгрии коммунисты-реформаторы под давлением со стороны оппозиции проложили путь к демократии.

Открытие в сентябре границы между Австрией и Венгрией, которое обозначило падение «железного занавеса», обострило финальный кризис ГДР, где массовое бегство населения и все более масштабные демонстрации осенью решающим образом ослабили руководство СЕПГ. Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 г. стало символом мирных революций против коммунистической диктатуры в Европе, при которых в Румынии и балтийских странах не обошлось без применения насилия. Трагичным был распад Югославии, закончившийся кровавой гражданской войной. В августе 1991 г. коммунисты-путчисты попытались перевести часы назад. Их попытка не удалась благодаря сопротивлению населения, которое в декабре радовалось концу существования СССР.

Перелом, подъем, новое начало

1990

Мирные революции в Центральной и Восточной Европе проложили путь к преодолению разделения Европы. Уже 3 октября 1990 г. единство Германии было восстановлено в согласии с сопредельными странами. Вскоре последовали шаги в направлении европейской интеграции. За договоренностью об общем экономическом и валютном союзе в 1992 г. последовал Маастрихтский договор, на основании которого европейские сообщества путем совместной внешней политики и политики безопасности, а также сотрудничества в области юстиции и внутренних дел постепенно объединились в Европейский Союз. Символом этой сплоченности стал евро, введенный в 2002 г. как единое платежное средство в двенадцати европейских государствах. В 1990-х годах посткоммунистические государства стремились как можно быстрее вступить в ЕС. Данное требование отвечало в этих странах широкому общественному консенсусу. Со вступлением в ЕС люди связывали надежды стать частью как европейской культуры свободы и демократии, так и благосостояния западных стран. Помимо этого, требования, обязательные для в вступления в ЕС, многие считали двигателем реформ, необходимых для обеспечения непрерывной демократической трансформации в собственных странах.

В конце концов вступление в ЕС, как и вступление в НАТО, считалось 
залогом вновь обретенного государственного суверенитета. 1 мая 2004 г. в ЕС были приняты восемь бывших коммунистических государств. Еще никогда Европа не была настолько сплоченной, демократичной и уверенно смотрящей в будущее, как в этот момент.

Европа как вызов

2004

На разрушенном войной континенте представление о сплоченной Европе, гарантирующей своим гражданам мир, стабильность, и благосостояние, становилось все более привлекательным. Опыт двух мировых войн и новая угроза со стороны коммунистического блока дали бывшим смертельным врагам силы для того, чтобы в 1950-х годах начать формирование общего европейского рынка в Западной Европе. Важной предпосылкой для этого было франко-германское примирение, показавшее, что стереотипы о враге могут быть преодолены. Мирные революции против коммунистической диктатуры придали европейской идее новую силу, которая достигла своего пика в контексте расширения ЕС на восток в 2004 г. Тем не менее, европейское сознание отставало от стремительного процесса политической и экономической интеграции, в одночасье сделавшей ЕС важнейшим в мире внутренним рынком. Лишь с трудом ЕС смог войти в роль миротворческой державы после того, как в 1990-х годах не удалось остановить гражданскую войну и «этнические чистки» в бывшей Югославии. ЕС все еще не достает концепций для борьбы с нарастающим скептицизмом по отношению к Европе, который разжигается на фоне актуального тяжелого финансового кризиса и способствует новому национализму и протекционизму. Взгляд на последние сто лет истории Европы 
в рамках данной выставки призван убедить нас в том, что нашей единственной альтернативой является единая и социальная Европа и что – на фоне ужасов европейской истории ХХ века – все нынешние проблемы решаемы и должны быть решены.

© „Diktatur und Demokratie im ­Zeitalter der Extreme“, Bundesstiftung zur Aufarbeitung der SED-Diktatur www.bundesstiftung-aufarbeitung.de/ausstellung2014

ВЗГЛЯД / Чем настоящее время отличается от холодной войны :: Политика

Обострение отношений между Россией и Западом часто называют беспрецедентным. Однако при всей напряженности и накале страстей в российско-американских и российско-английских отношениях сопоставлять ситуацию с худшими временами холодной войны все-таки неправильно. Есть масса примеров того, что десятки лет назад Москва и Вашингтон стояли на куда более опасной черте.

Высылки дипломатов, последовавшие за устроенным Лондоном делом Скрипаля, сильно подействовали на общественность и политиков – что в России, что на Западе.

Даже наши дипломаты недоумевают. Так, посол России в США Анатолий Антонов в субботу заявил, что не помнит таких выпадов в адрес Российской Федерации. И добавил, что «такого крушения российско-американских отношений из истории я не могу припомнить». А начальник Антонова, министр иностранных дел Сергей Лавров, в понедельник пошел даже дальше:

«Много говорят о холодной войне, много говорят и о том, что ситуация хуже, чем она была в классическую холодную войну, потому что тогда были какие-то правила, какие-то приличия соблюдались. А сейчас, по-моему, наши западные партнеры – я имею в виду прежде всего Великобританию, Соединенные Штаты и несколько стран, которые слепо за ними следуют – все приличия отбросили, прибегают к откровенной лжи, откровенной дезинформации. Мы на это отвечаем, по-моему, достаточно спокойно, хладнокровно».

Насчет нашего ответа Лавров прав. Однако насчет сравнения нынешней ситуации с холодной войной есть вопросы. Само это сопоставление начали на Западе, причем еще даже до Крыма. Наши власти, естественно, отвечают взаимностью – то есть тоже рассуждают в категориях сравнения «сейчас» и «тогда». С точки зрения пропаганды и информационной войны на внешнем фронте это совершенно оправданно. Но для самих себя мы, конечно, должны отделять риторические приемы и реальность.

А она такова – наши нынешние отношения и конфронтация с Западом никак не могут считаться хуже, чем в годы холодной войны. И вот почему.

Холодная война началась в 1946 году и продолжалась с перерывом до середины 80-х. Из этих сорока лет на разрядку приходится от силы семь лет – если считать ее от визита президента Никсона в Москву в 1972 году до конца 1979 года, когда вслед за вводом наших войск в Афганистан США объявили о бойкоте московской Олимпиады. Если последний, брежневско-рейгановский период холодной войны пришелся на то время, когда и Лавров, и Антонов уже работали в МИДе, то ранний период они застали школьниками и студентами: в 1972-м Лавров окончил МГИМО, а Антонов – школу. Однако как из собственной памяти, так и из книг они, конечно же, знают, чем были отношения СССР и США, СССР и Запада в целом в первые четверть века холодной войны.

Они, конечно, не были постоянным балансированием на грани военного конфликта, потому что периодически они и были войной, только через посредников. Это было противостояние и идеологическое, и геополитическое. Конфликт был и пропагандистским, и военным.

С 1946 года между СССР и США с каждым годом возникало все больше конфликтных точек. Если сначала это была Европа, то вскоре к ней присоединилась и Азия. А в 60-е годы – Латинская Америка и Африка. СССР и США воевали между собой сначала в Корее в 1950–1953 гг., а потом, с середины 60-х, 10 лет во Вьетнаме. Да, в обоих случаях американской армии противостояли «всего лишь» наши советники, летчики и зенитчики – но и этого было более чем достаточно. Русские убивали американцев, а американцы – русских. Сейчас этого нет, и даже про Сирию сказать такое было бы преувеличением.

Кроме того, несколько раз за годы холодной войны мы оказывались на грани полноценного военного конфликта, вплоть до ядерного. Берлинский кризис 1961-го (когда советские и американские танки стояли друг напротив друга в разделенной столице Германии), Карибский 1962-го (когда реально могло быть применено атомное оружие) – это лишь наиболее опасные эпизоды.

С 67-го и все годы разрядки чрезвычайно опасным было наше противостояние на Ближнем Востоке – США поддерживали Израиль, а мы – арабские страны. Две войны между ними не закончились нашим конфликтом, но более чем негативно сказывались на отношениях Москвы и Вашингтона. Например, арабо-израильская война 1967 года произошла на фоне войны во Вьетнаме – и, естественно, воспринималась всеми как еще один фронт американо-советского конфликта.

А к началу 80-х вообще вся мировая арена рассматривалась американцами как поле битвы с русскими – от Никарагуа до Анголы, от Афганистана до Ливана, от Камбоджи до Сальвадора. И это только те места, где шли боевые действия. А если добавить то, где боролись между собой наши разведки и дипломаты, то на карте мира вообще не осталось бы живого места.

Конечно, и в холодной войне были свои ледниковые периоды и обычные зимы. Например, самым опасным было первое послевоенное десятилетие – до 1955 года, когда в Женеве состоялась первая встреча в верхах советского и западного руководства. До этого вообще не было никакого не то что механизма взаимодействия, но даже и диалога, обычного разговора. Не только на высшем уровне – в 1952-м даже посла США из Москвы выслали.

Установление личных контактов между советскими (в Женеву приехала «большая тройка» – Хрущев, премьер Булганин и глава МИДа Молотов) и западными лидерами (хотя с Эйзенхауэром были знакомы по 1945-му, когда он в качестве главкома приезжал в Москву) само по себе уже воспринималось как огромный прорыв. Однако до следующей встречи на высшем уровне прошло четыре года. А вскоре после нее – после первого визита нашего руководителя в США – все опять сорвалось. Начались крайне опасные 60-е – с Кубой, Вьетнамом и взаимными обвинениями в попытке установить глобальное господство.

После сверхнакала начала 60-х советско-американская конфронтация вошла в обычное русло, но и это был более чем жесткий клинч. Никаких переговоров глав государств после 1961 года не было до 1967 года (тогда ситуация в мире так сильно обострилась после арабо-израильской войны, что на чрезвычайную сессию ООН в Нью-Йорк прилетел премьер Косыгин). США воспользовались случаем, и в пригороде Нью-Йорка прошла встреча Косыгина и президента Джонсона. Но потом – еще пять лет отсутствия личных контактов.

Это не как сейчас – тогда не велось и телефонных переговоров, да и министры иностранных дел встречались в лучшем случае раз в год. А если к этому добавить еще и то, что не было даже более-менее адекватного представления друга о друге… Причем американские власти понимали мотивы действия Кремля еще хуже, чем наше руководство – политику Белого дома. Только в 70-е, в ходе разрядки, установилось какое-то подобие диалога – так что самый опасный период был пройден. Поэтому возобновление полномасштабной холодной войны в 80-е не несло уже такой явной угрозы ни миру в целом, ни США и СССР.

Да, риторика была напыщенной – «империя зла» и все такое. Но в реальности обе стороны хотели вернуться к мирному сосуществованию 70-х годов с их жесткой конкуренцией по всему миру, но без угрозы непосредственного военного столкновения и «без Вьетнама», то есть войны с союзниками. Если бы Горбачев не был столь бездарен в реформировании СССР, отношения двух сверхдержав пришли бы к долгосрочной разрядке (с которой, конечно, могли бы в какой-то момент сорваться в новую холодную войну).

Но это была бы совсем другая история. Кстати, когда посол Антонов сетовал на то, что не может припомнить из истории подобного нынешнему крушения российско-американских отношений, он явно имеет в виду историю РФ, «молодой России» – у которой все как бы появилось только в 1991-м. Но если мы будем смотреть на отношения наших стран в полной ретроспективе (а им скоро будет 250 лет, как и самим США), то мы увидим и не такие сильные падения и крушения. Сто лет назад американцы высаживались на нашей территории в качестве потенциальных оккупантов, а 72 года назад мы из союзников превратились во врагов.

Так что нынешний, «скрипалевский», кризис российско-американские отношения точно переживут с не самыми большими потерями. За четыре года конфронтации мы уже ко всему привыкли. Даже к вымышленному «русскому следу» в избрании Дональда Трампа, который не мешает начальникам генштабов армий наших стран находиться на постоянной связи по Сирии, а двум президентам – обсуждать вопросы подготовки своей встречи. Ничего подобного в годы той, старой, настоящей холодной войны не было – и вовсе не потому, что сейчас зимы стали мягче.

Соединенные Штаты, Советский Союз и конец Второй мировой войны

Историческая справка
Офис историка
Бюро по связям с общественностью

Военные отношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом можно считать одной из кульминационных точек многолетнего взаимодействия между этими двумя великими державами. Хотя и не без противоречий, таких как различные идеологические и стратегические цели и сохраняющиеся подозрения, отношения сотрудничества между Соединенными Штатами и Советским Союзом, тем не менее, поддерживались.Более того, он сыграл важную роль в победе над нацистской Германией в 1945 году.

 

Соединенные Штаты встретили демократическую русскую революцию февраля 1917 г. с большим энтузиазмом, который значительно поостыл с приходом большевиков в октябре 1917 г. Соединенные Штаты, наряду со многими другими странами, отказались признать новый режим, утверждая, что он не демократически избранное или представительное правительство. Политика непризнания закончилась в ноябре 1933 года, когда Соединенные Штаты при президенте Франклине Д.Рузвельт установил полные дипломатические отношения с Советским Союзом, последней крупной державой, сделавшей это.

 

Несмотря на внешне теплые отношения между двумя странами, в конце 1930-х годов усилились опасения американцев относительно поведения СССР на международной арене. Нацистско-советский пакт августа 1939 года, который проложил путь гитлеровскому вторжению в Польшу в сентябре, а затем советскому вторжению в восточные области Польши в Западной Украине и Западной Белоруссии, вызвал тревогу в Вашингтоне.Нападение Советского Союза на Финляндию в ноябре 1939 года, за которым последовало поглощение Сталиным прибалтийских государств Эстонии, Латвии и Литвы в 1940 году, еще больше обострило отношения.

 

Однако вторжение нацистов в Советский Союз в июне 1941 года привело к изменению отношения американцев. Соединенные Штаты начали рассматривать Советский Союз как страну, находящуюся в состоянии боевых действий, захваченную фашистскими войсками, и это отношение еще больше укрепилось после нападения Японии на Перл-Харбор в декабре 1941 года. В соответствии с законом о ленд-лизе Соединенные Штаты отправили в Советский Союз огромное количество военной техники, что имело решающее значение для помощи Советам противостоять натиску нацистов. К концу 1942 года продвижение нацистов в Советский Союз остановилось; Окончательно она была обращена вспять в эпической битве под Сталинградом в 1943 году. Затем советские войска начали массированное контрнаступление, в результате которого нацисты были изгнаны с советской территории и за ее пределы. Этому советскому усилию способствовала высадка союзников через Ла-Манш в Нормандии в июне 1944 года.

 

Эти скоординированные военные действия стали результатом интенсивных и продолжительных дипломатических переговоров между лидерами союзников, Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным, которые стали известны как Большая тройка. Эти конференции военного времени, которые также были направлены на решение вопросов, связанных с послевоенным миром, включали Тегеранскую конференцию в ноябре 1943 года. В Тегеране Сталин заручился подтверждением от Рузвельта и Черчилля начала вторжения через Ла-Манш. В свою очередь Сталин пообещал своим союзникам, что Советский Союз в конечном итоге вступит в войну против Японии.В феврале 1945 года «большая тройка» встретилась в Ялте в Крыму. Ялтинская конференция была самой важной и, безусловно, самой противоречивой из всех встреч военного времени.

 

Признавая сильную позицию Советской Армии на местах, Черчилль — и больной Рузвельт — договорились со Сталиным о ряде вещей. В Ялте они предоставили Советскому Союзу территориальные уступки и наметили карательные меры против Германии, включая оккупацию союзников и принцип репараций.Сталин гарантировал, что Советский Союз объявит войну Японии в течение 6 месяцев после окончания боевых действий в Европе.

 

Пока дипломаты и политики пытались изменить послевоенный мир, советские войска с востока и союзные войска с запада продолжали наступление на Германию. После ожесточенной и дорогостоящей битвы Берлин пал перед советскими войсками 8 мая 1945 года, после того как союзные и советские войска встретились на реке Эльба, чтобы обменяться рукопожатием и поздравить друг друга с одержанной с трудом надвигающейся победой . Хотя война в Европе закончилась, союзным войскам потребовалось еще несколько месяцев ожесточенных боев и значительных потерь, чтобы победить японцев в сентябре 1945 года, включая первое применение атомной бомбы. В соответствии с Ялтинскими соглашениями Советский Союз объявил войну Японии в начале августа 1945 года, незадолго до капитуляции Японии в сентябре.

 

Союз между Соединенными Штатами и Советским Союзом во время Второй мировой войны развился из необходимости и из общего осознания того, что каждая страна нуждается в другой, чтобы победить одну из самых опасных и разрушительных сил двадцатого века.Идейные разногласия были подчинены, хотя и временно, общей цели победы над фашизмом. В результате этого сотрудничества была заложена основа новой международной системы, из которой возникла Организация Объединенных Наций. Советы понесли огромные людские и материальные потери во время войны. Было убито около 20 миллионов человек, разрушены тысячи деревень, поселков и городов, разрушена экономическая инфраструктура Советского Союза. Несмотря на последующие послевоенные разногласия и начало холодной войны, ничто не может умалить значение военного сотрудничества между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

 

 

Офис историка

Бюро по связям с общественностью

Государственный департамент США

Май 2005 г.

СССР и США подошли к ядерной войне ближе, чем мы думали

Толчок к учениям пришел из Белого дома, «где хотели посмотреть на советского медведя», сказал Джонс.

Напряженность обострилась в сентябре того же года после того, как Советский Союз сбил рейс 007 Korean Air Lines, который вторгся в советское воздушное пространство.То Администрация ответила усиленным наблюдением и провокационными военно-морскими маневрами, а также настаивала на размещении в Европе новых ракет «Першинг-2», способных достичь Москвы менее чем за десять минут.

Рассматриваемый в вакууме Able Archer 83, в котором офицеры штаб-квартиры НАТО в Бельгии отрабатывали ответные действия на гипотетические химические и ядерные конфликт с плохо замаскированным Советским Союзом, возможно, не казался особенно угрожающим.

Но за два года до Able Archer 83 агенты КГБ рыскали по миру в поисках свидетельств того, что советское руководство в целом — и Андропов в частности в частности — считались У.S. Подготовка к тотальной ядерной войне против СССР.

Масштабные усилия по сбору разведданных, получившие название «Операция RYAN», вынудили КГБ найти доказательства того, что США планировали «обезглавливающий» удар. против Москвы с ее ядерными силами. (Русская аббревиатура происходит от Ракетно-Ядерного Нападения, или ракетно-ядерного удара.)

Согласно несекретной сводке Сценарий ядерных учений, подготовленный для Архива национальной безопасности историком НАТО, военная игра началась с брифингов о воображаемом противостоянии Восток-Запад. конфликт на Ближнем Востоке, в том числе поставки «оранжевого» — то есть советского — оружия в Сирию вкупе с беспорядками в Восточной Европе.

Рост напряженности и смена советского руководства спровоцировали вторжение Красной Армии в Югославию, Финляндию, Норвегию и Грецию. сценарий упражнения. После того, как «оранжевые» Советы, наконец, атаковали «голубых» — силы США и НАТО — с применением химического оружия, НАТО решило ответить двумя ударами. серия ядерных ударов.

В то время Советы, конечно же, не скрывали своих опасений. Один ключевой документ, выпущенный Библиотекой Конгресса, описывает, как Андропов неоднократно предупреждал, что У.С. приближался к «красной черте», ведущей к ядерной войне, когда он встретился с дипломатом-ветераном США Авереллом Гарриманом в июнь 1983 г.

Но президент Рейган не был уверен, действительно ли Советы были убеждены в том, что США готовят внезапную атаку на них, или они просто «пыхтят и пыхтят», как Рейган спросил своего посла в СССР в 1984.

В Вашингтоне скептически отнеслись к искренности Андропова. Через три дня после окончания Able Archer 83 ЦРУ опубликовало Совершенно секретная совместная сетевая оценка У.С. и советские стратегические силы, которые заверили высокопоставленных чиновников администрации в том, что баланс сил «вероятно достаточен для сдерживания прямого ядерного удара». нападение на Соединенные Штаты». Он не признал возможность ядерной войны из-за просчета.

Попытка сбалансированного представления на JSTOR

Абстрактный

Завоевание власти русскими большевиками сделало конфликт между западным плюрализмом и восточным авторитаризмом вопросом международной политики.События Второй мировой войны, разрушение старой европейской государственной системы и превращение США и Советского Союза в сверхдержавы привели к тому, что этот конфликт стал доминировать в международных отношениях. Это привело к разделу Европы, созданию блоков и гонке вооружений. Холодная война стала вопросом не только соперничества идеологий, но и жизни и смерти. Однако этот конфликт был релятивизирован голосами тех, кто боялся ядерной войны, и тех, кто пострадал в результате противостояния.Опасения обеих сторон были преувеличены и основывались на ложных представлениях о противнике, хотя всегда сдерживались реалистичной оценкой жизненных интересов. С одной стороны, угроза уничтожения требовала осторожности; на двух других отдельных системах безопасности сотрудничество было затруднено. Окончание холодной войны было вызвано не политикой Запада, а проникновением западных ценностей на Восток через таких политиков, как Горбачев. /// La conquête du pouvoir par les Bolchevik Russes a rendu le conflit entre le le ppluralisme et l’Autotoritarisme Oriental une question de politique internationale.Les événements de la Deuxième Guerre Mondiale, разрушение европейской étatique système et l’emergence des Etats-Unis et de l’Soviétique en tant que super-power ont signifie que ce conflit a commencé à dominer les internationales Relations. Ces événements ont contribué а-ля разделение Европы, а-ля конституция блоков и а-ля военное согласие. La Guerre Froide est devenue, non seulement une question d’idéologies concurrentielles, mais aussi une question de vie et de mort. Cependant, ce conflit a été relativisé par les voix de ceux qui craignaient une guerre nucléaire et par celle de ceux qui ont souffert comme résultat d’une конфронтация между блоками. Les craintes qui ont alimenté la Guerre Froide étaient exaggérées de tous côtés eet étaient basées sur des восприятия erronnées de l’antagoniste, bien qu’elles furent toujours mitigées par une réalisation réaliste des intérêts primaires. D’un cǒté, la menace de l’anéantissement a conseillé la prudence; de l’autre côté, l’existence de deux systèmes de sécurité séparés a rendu la cooperité difficile. La fin de la Guerre Froide n’était pas le résultat des politiques de l’Ouest mais de la pénétration des valeurs occidentales dans l’Est à travers des acteurs tels Gorbatschev./// Die Eroberung der russischen Staatsgewalt durch durch die Bolschevisten Liess den Gegensatz zwischen westlichen Pluralismus und östlichen zwangstaatlichen Zentralismus zu einem Problem internationaler Politik werden. Die Ereignisse des Zweiten Weltkriegs, die Zerstörung des europäischen Staatensystems und die Entwicklung der USA und der Sowjetunion als Supermächte bedeutete, dass dieser Gegensatz die internationalen Beziehungen dominierte. Es folgte darauf die Teilung Europas, die Schaffung der Blöcke und das Permanente Wettrüsten.Der Kalte Krieg war nicht nur eine Frage konkurrierender Ideologien sondern auch des überlebens. Dieser Konflikt wurde jedoch immer von Stimmen relativisiert, die entweder den nuklearen Krieg furchteten oder an der Konfrontation leideten. Die Fürchte waren auf beiden Seiten übertrieben und auf falschen Bilder des Feindes gegründet, obwohl sie immer von einer realistischen Beurteilung der Lebens-interessen relativisiert wurde. Auf der einen Seite förderte die Vernichtungsgefahr Vorsicht, auf der anderen jedoch machte die Existenz zwei getrennter Versicherungssysteme die Kooperation schwierig.Das Ende des Kaltens Krieges wurde nicht von der Politik der Westmächte verursacht sondern von der Eindringung westlicher Werturteile auf Seite Politiker wie Gorbatschov.

Информация о журнале

Современная европейская история охватывает историю Восточной и Западной Европы, включая Соединенное Королевство, с 1918 года по настоящее время. Сочетая широкий географический охват с относительно коротким временным отрезком, журнал достигает как диапазона, так и глубины охвата.Он открыт для всех форм исторического исследования, включая культурные, экономические, международные, политические и социальные подходы, и приветствует сравнительный анализ. Один выпуск в год исследует широкую тему под руководством приглашенного редактора. Журнал регулярно публикует статьи ученых, не принадлежащих к англоязычному сообществу, и служит каналом связи между европейскими историками на континенте и за его пределами.

Информация об издателе

Издательство Кембриджского университета (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих мировых исследовательских институтов, лауреата 81 Нобелевской премии. Издательство Кембриджского университета согласно своему уставу стремится как можно шире распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому спектру предметных областей, как в печатном виде, так и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими академическими изданиями в своих областях, и вместе они образуют один из наиболее ценных и всесторонних исследовательских корпусов, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Напряженность между США и Советским Союзом: войны, противостояния и холодная война — Видео и стенограмма урока

Европа и политика США после Второй мировой войны

Когда Вторая мировая война (Вторая мировая война) закончилась, Соединенные Штаты, Великобритания и Советский Союз уже решили, какой будет послевоенная Европа. На различных конференциях, самые важные из которых проходили по адресу Ялта и Потсдам , три державы разделили Германию и ее столицу Берлин на две части, причем восточная часть контролировалась Советским Союзом, а западная часть совместно контролировалась Соединенными Штатами. , Великобритании и Франции.Кроме того, Советский Союз получил влияние на правительства нескольких восточноевропейских государств, где они быстро установили лояльные коммунистические марионеточные режимы. Эти государства-клиенты, хотя и были технически независимыми, фактически были частью Советского Союза, разделяя его коммунистическую экономику и однопартийную политическую структуру.

Соединенные Штаты и Запад опасались создания этого Восточного блока , как его назвали западные журналисты и правительство, и дальнейшего распространения коммунизма и/или тоталитарных государств в остальном мире.Внешняя политика США стала частью сдерживания — по сути, останавливая распространение коммунизма везде, где это возможно. Это прямо противоречило политике Советского Союза по содействию распространению коммунизма, особенно среди его азиатских соседей. Например, советские агенты провели значительное время с молодой Коммунистической партией Мао Цзэдуна в Китае в 1930-х и 1940-х годах, где коммунизм в конце концов возобладал и в 1949 году была создана Китайская Народная Республика. сверхдержавы усилились с появлением ядерных вооружений .Соединенные Штаты уже уничтожили два японских города и сотни тысяч японских мирных жителей с помощью атомных бомб, чтобы положить конец боевым действиям на Тихоокеанском театре военных действий во время Второй мировой войны, а в конце 1940-х и 1950-х годах и Соединенные Штаты, и Советский Союз первыми создали еще более мощные водородные бомбы, способные производить взрывы в тысячи раз более мощные, чем атомные бомбы.

Кроме того, ученые предположили, что если одновременно запустить большое количество этих ракет, то радиация и взрывы могут привести к глобальной ядерной зиме.Обе страны в конечном итоге накопили тысячи единиц этого оружия в течение следующих десятилетий, и после изобретения межконтинентальной баллистической ракеты (или межконтинентальной баллистической ракеты) эти ядерные боеголовки можно было прикрепить к ракетам, которые могли войти в стратосферу и взорваться на другой стороне планеты. Эти возможности и огромное количество оружия, накопленного этими двумя сверхдержавами, часто ставили судьбу мира на острие ножа.

Прокси-войны, Берлин, Кубинский ракетный кризис

Хотя эти две страны никогда не вели полномасштабной войны, они вели многочисленные прокси-войны по всему миру.Например, единственная причина, по которой Соединенные Штаты вмешались во Вьетнам в 1960-х годах, заключалась в сдерживании распространения коммунизма. Хотя Советский Союз никогда не отправлял войска во Вьетнам, он переправлял оружие коммунистическому Северному Вьетнаму, и американские пилоты часто сталкивались с истребителями МиГ российского производства.

Однако несколько раз Соединенные Штаты и Советский Союз оказывались на грани открытого конфликта. В Берлине в 1961 году, вскоре после того, как Советский Союз возвел Берлинскую стену, чтобы отделить половину Берлина, контролируемую Западом, от советской половины, спор о U.Чиновники S., въезжающие в Восточный Берлин и покидающие его, привели к противостоянию, которое едва не привело к Третьей мировой войне. После того, как официальные лица Восточной Германии повернули американского дипломата на границе, другого дипломата проследовали через Восточный Берлин в сопровождении вооруженного эскорта.

Несмотря на трюк, восточногерманские власти продолжали требовать контроля над тем, кто въезжал и выезжал из Восточного Берлина. В результате американский генерал, командующий этим районом, генерал Люциус Клей приказал перебросить несколько американских танков к пограничному посту, известному как Контрольно-пропускной пункт Чарли .Рассмотрев эту меру как угрозу, советский премьер Никита Хрущев приказал советским танкам подойти к тому же блокпосту. Противостояние между двумя группами танков, разделенными всего примерно 100 ярдами нейтральной полосы, продолжалось следующие 16 часов. После некоторых секретных переговоров между Москвой и Вашингтоном, округ Колумбия, танки один за другим медленно отступали, предотвращая дальнейший конфликт.

Но на следующий год две сверхдержавы оказались вовлечены в очередное напряженное противостояние. В октябре 1962 года У.Самолет-разведчик С. засек советские баллистические ракеты, устанавливавшиеся на острове Куба . Куба только недавно стала коммунистической страной в 1959 году, когда Фидель Кастро захватил власть у коррумпированного, но поддерживаемого американцами Фульхенсио Батисты. Кастро вступил в союз с Советским Союзом, и неудавшееся вторжение при поддержке США в заливе Свиней в 1961 году безвозвратно разорвало отношения между США и островным государством всего в 90 милях от побережья США. Теперь, когда советские ракеты находятся на острове на достаточно близком расстоянии, чтобы поразить любую цель на восточном побережье Америки, американское правительство приступило к действиям.

Президент Кеннеди упрекнул Советский Союз за размещение там ракет и пригрозил вторжением на Кубу. Конфронтация и сильные слова Кеннеди заставили многих в обеих странах предположить, что война — вероятно, ядерная война — неизбежна. После почти двухнедельного напряженного противостояния, включая военно-морское столкновение, когда американские корабли, блокировавшие Кубу, ненасильственным путем повернули назад советский корабль, несущий больше ракет, к счастью, победили более хладнокровные. Советы согласились вывести свои ракеты с Кубы в обмен на то, что Соединенные Штаты уберут свои ракетные установки из Турции.

Конец холодной войны

К счастью, в 1950-х и 1960-х годах между сверхдержавами удалось избежать полномасштабной ядерной войны. Хотя сверхдержавы оставались враждебными друг другу на протяжении 1970-х годов, в это десятилетие наблюдалось снижение напряженности по сравнению с пиком начала 1960-х годов. Например, в 1975 году советские космонавты и американские астронавты встретились на советской космической станции и обменялись рукопожатием, что было воспринято как символ улучшения отношений между двумя сверхдержавами. В 1980-е годы Советский Союз медленно приходил в упадок, раздираемый внутренними экономическими и политическими проблемами.Реформы не смогли решить глубокие проблемы, и в 1991 году Советский Союз распался. война. Появление все более мощного оружия со все более широкой дальностью действия сделало вражду между двумя сверхдержавами опасной для всего мира. Обе страны хотели распространить свои крайне отличающиеся друг от друга экономические и политические доктрины по всему миру, что, естественно, привело к нескольким напряженным столкновениям между двумя странами, не привыкшими отступать.К счастью, в каждом из рассмотренных выше кризисов, от Берлин до Куба , были найдены мирные решения, позволяющие избежать конфликта и войны.

Результаты обучения

Когда этот урок закончится, вы сможете:

  • Дать определение холодной войне
  • Опишите различные трения между Соединенными Штатами и Советским Союзом, которые чуть не привели к мировой войне
  • Признать причины распада Советского Союза в 1991 году

Россия была нашим врагом в Холодной войне.Но почему мы до сих пор относимся к ней как к империи зла?

Все это кажется удручающе, бессмысленно знакомым.

В 1990 году, во время короткого перерыва между падением Берлинской стены и распадом Советского Союза, я был стажером ЦРУ в отделе, отвечавшем за шпионаж против Советов. Однажды я услышал, как группа высокопоставленных офицеров громко спорит о КГБ в коридоре (они разговаривали за пределами безопасного хранилища, чего, я был уверен, делать не следовало).Некоторые утверждали, что ослабление Советского Союза было возможностью, которую мы все ждали: ЦРУ должно было нанести смертельный удар своему конкурирующему разведывательному агентству, должно беззастенчиво, возможно, даже радостно, пнуть КГБ, пока оно вниз. Цель, конечно же, состояла в том, чтобы наконец победить в холодной войне. Но Восточный блок рушился, и Михаил Горбачев отчаянно пытался реформировать Советский Союз. Не было серьезных геостратегических размышлений о том, должны ли мы по-прежнему сражаться с едва заметной тенью нашего врага.

История продолжается под рекламой

Тогда я был полностью готов к односторонней драке до победного конца. Как и многие мои коллеги в ЦРУ, я посвятил себя уничтожению КГБ и, в более широком смысле, советского гиганта. Эта страсть в немалой степени проистекала из непрекращающихся антисоветских посланий, встроенных в американскую культуру времен холодной войны. Спустя годы многие из нас до сих пор находятся под влиянием тех посылов, которые теперь утверждают, что современная Россия — обычное государство с типичной корыстной внешней политикой — на самом деле необычайно агрессивна и морально несостоятельна.

Итак, пока Советского Союза нет, борьба между Соединенными Штатами и Россией каким-то образом продолжается. Это уже не состязание между коммунизмом и демократией/свободой/капитализмом, а битва между распространяющей автократию Россией и Америкой, цепляющейся за демократию изо всех сил? Репрессивная олигархическая клептократия и богатый, но, возможно, неустойчивый образец крайнего капитализма? Борьба между парочкой старых противников? Да, у России есть серьезные недостатки. Достаточно взглянуть на его недавние войны, его позерство в отношении Украины, его жесткое обращение с лидером оппозиции Алексеем Навальным и его поддержку крайне правых партий в Европе, чтобы увидеть это. Тем не менее, американо-российский конфликт пережил практически все проблемы, которые когда-то его оживляли, что является замечательным свидетельством нашей (и, без сомнения, их) потребности иметь лучшего врага.

Было здорово иметь врага. Я мог сосредоточить свою интеллектуальную и моральную энергию на том, насколько злым был этот враг: Советы не допускали свободы слова! В Советы не было честных выборов! КГБ насильно кормит диссидентов психотропными препаратами! Если так вел себя мой враг, то не было сомнений в том, что моя страна, а значит, и я сам, были чистым воплощением добродетели.Мы были хорошими парнями, и я был одним из хороших парней. Не только я видел мир через эту одномерную линзу.

Когда я рос в 1970-х и 1980-х годах, было невозможно избежать изображений гнусных советских людей в фильмах, сериалах и шпионских романах (Джон ле Карре, Джеймс Бонд, «Красный рассвет», Рокки, бесчисленные анонимные злодеи). В школе мы прятались под партами, чтобы подготовиться к советскому ядерному нападению, и читали учебники, в которых не упоминался тот факт, что наш враг по холодной войне проделал львиную долю работы — и понес непропорционально большую долю потерь — в разгроме нацистов.И, возможно, самым сильным фактором была моральная уверенность большинства газет, журналов и тележурналистов: невидимое предположение, что Советский Союз был злом, а, следовательно, Соединенные Штаты были хорошими. Всему этому способствовал двухпартийный политический консенсус в отношении того, что мы боремся за само наше выживание против коммунистов.

Несколько смельчаков бросили вызов консенсусу, указав на социальный прогресс миллионов советских крестьян за десятилетия после революции, успехи СССР в области образования и здравоохранения и широкую народную поддержку, которой долгое время пользовалась система.Но эти выбросы были отодвинуты на обочину журналистики и научных кругов, где я не слышал их идей — или, по крайней мере, сталкивался с ними так редко, что было легко отвести взгляд.

Продолжение истории под рекламой

В конце концов я пришел к выводу, насколько упрощенными были мои взгляды на «империю зла». У меня была помощь. После того, как я провел несколько лет в ЦРУ в свои 20, терапия в мои 30 начала ослаблять хватку жесткого мышления. В научных кругах после распада Советского Союза все больше процветали более сложные и нюансированные взгляды на советскую историю и политику.А поток новых идей и взглядов, исходивший из постсоветской России, поставил под сомнение прежние убеждения во всем, начиная от сталинизма и заканчивая ролью советской прессы. После прочтения мемуаров бывшего офицера КГБ Виктора Черкашина «Руководитель шпионов» мне стало ясно, что КГБ гораздо больше похоже на ЦРУ, чем я мог себе представить. Среди прочего, люди, которых она нанимала (особенно в отделе, посвященном иностранному шпионажу), выглядели как я и мои друзья из Лэнгли, только что перенесенные в другую политическую систему.В основном они были яркими, патриотичными, принципиально порядочными. Это было частью того, что вдохновило меня на создание телешоу «Американцы» об известных офицерах КГБ. Конечно, у Черкашина и его друзей из КГБ, как и у меня и моих друзей из ЦРУ, тоже было бинарное мировоззрение. Для них они были хорошими парнями, а мы плохими.

В Америке мы, кажется, все вместе застряли в прошлом. Как и во время холодной войны, мы считаем себя хорошими жертвами аморального противника.На этот раз российское государство в лице Владимира Путина является одномерным врагом. Общий нарратив начинается с основных истин: Путин хочет вернуть былую советскую славу, является политически репрессивным диктатором и полон решимости распространить российскую автократическую систему за границу. Это все точно. Но вместо того, чтобы усложнить картину, пытаясь понять точку зрения Путина, мы низводим его до абсолютно злобной силы, которая нападает на нашу нацию назло, используя пропаганду и ложь, чтобы настроить наших граждан друг против друга.

В этом нарративе, как это было в советское время, отсутствует наша собственная роль в конфликте. Переоценив два десятилетия, которые я провел в качестве стойкого воина холодной войны, я не верю, что Путин и его приятели в Кремле являются злодейскими антиамериканскими автократами, которые представляют серьезную опасность для нашей стабильной, порядочной и гуманной демократии. Наоборот, я рассматриваю американо-российские отношения при Путине как постоянное движение вперед и назад, сотрудничество с целью нажить себе врагов.

История этого сотрудничества непростая, но мы в ней полноправные участники.Когда Путин вступил в должность, он казался несколько открытым для Запада. Одним из доказательств этого было отсутствие — отсутствие антиамериканской риторики и активности в первые годы его пребывания у власти. Было также желание укрепить экономику России за счет торговли с Западом. И, пожалуй, наиболее убедительно то, что Путин громко поддержал его после 11 сентября, предложив Соединенным Штатам использовать российское воздушное пространство и молчаливо согласившись на создание американских военных баз в Центральной Азии. Несомненно, отчасти это было связано с тем, что Россия была втянута в очередную войну в Чечне и ей нужны были партнеры в борьбе с терроризмом.Но это не значит, что это было не искренне.

История продолжается ниже объявления

В течение нескольких лет Соединенные Штаты пытались полностью интегрировать некоторые бывшие советские республики в Запад, введя Латвию, Литву и Эстонию в НАТО, организацию, специально предназначенную для борьбы с Москвой. (Некоторые бывшие члены Варшавского договора, такие как Польша и Венгрия, были приняты раньше, а другие были приняты позже.) Мы начали строить противоракетный щит для защиты Европы, размещая его в странах, ранее союзных с Советским Союзом (щит якобы имел в виду для защиты от ракет, выпущенных из Ирана, но учитывая выбранные нами места, Россия так не считала).Путин становился все более враждебным. В конечном итоге мы ввели бесконечную серию санкций против широкого круга россиян и российских интересов, считая своей задачей наказывать Россию за неправомерное поведение, будь то коррупция внутри страны и политические репрессии или военные авантюры за границей.

Считаете ли вы эти шаги оправданными или нет, все они были агрессивными действиями, которые разумный человек — или государство — мог бы счесть угрожающими. Продолжающееся вмешательство России в нашу политическую систему и избирательный процесс, рассматриваемое через призму, включающую не только их нападки на нас, но и наши нападки на них, начинает больше походить на око за око.Американская финансовая поддержка групп по наблюдению за выборами и соблюдением прав человека в России, в конце концов, безусловно, представляет собой своего рода вмешательство во внутренние дела России.

В последние годы интенсивность этого конфликта иногда ослабевала, но ненадолго. Просто слишком много всего, о чем можно поругаться. Мы активно занимаемся делами на заднем дворе России, включая Украину, где маячит вероятность нового вторжения, предотвратить которое мы ничего не можем. Различные приоритеты и альянсы настроили нас друг против друга в Сирии. Каждые выборы в США — это шанс для России усилить свою пропагандистскую войну против нас, а каждый акт политических репрессий внутри России дает нам возможность атаковать их на публичной арене.

Как бы это выглядело, если бы мы попытались в одиночку протащить этот опасный путь туда-сюда? Мы могли бы, например, отменить санкции против России. Наше правительство могло бы перестать делать заявления о внутренних делах россиян и позволить им самим решать свои проблемы без нашей нежелательной критики (критику лучше адресовать всем странам частными лицами и организациями, а не иностранными правительствами).Мы могли бы продлить оливковую ветвь, освободив Олдрича Эймса и Роберта Ханссена, предателей, которые несут прямую ответственность за гибель многочисленных советских шпионов в пользу Соединенных Штатов и каждый из которых провел более двух десятилетий в американских тюрьмах. Как правило, две конфликтующие страны пытаются договориться о взаимных уступках в этом ключе, но мы не делаем этого успешно с Россией, и взаимные уступки в любом случае не обязательно эффективны для устранения корней конфликта. Нам лучше сосредоточиться на собственных взглядах и политике и предложить России несколько основных жестов доброй воли.

Не знаю, вызовет ли подобное одностороннее действие ответную реакцию России. Я не знаю, снизит ли это напряжение настолько, чтобы деэскалировать ситуацию на Украине, где совсем не ясно, действительно ли Путин хочет вторгнуться. Однако даже если Россия действительно обострит свою войну на Украине, это даст Соединенным Штатам возможность отреагировать по-другому: не новыми угрозами и санкциями, а честно оценив, какой вклад мы внесли за эти годы в тревогу России по поводу окружения и потерь. влияние.Мы сыграли, по крайней мере, свою значительную роль в разжигании вражды между нашими двумя странами. В конечном счете, мы не можем контролировать действия России в этом затянувшемся конфликте. Но мы можем, по крайней мере, попытаться уйти от борьбы.

Холодная война или Третья мировая? Вторжение России в Украину вызывает сравнения

Холодная война или Третья мировая? Российское вторжение в Украину вызывает сравнения

Российское вторжение в Украину вызывает воспоминания о конфликтах 20-го века в Европе, заставляя многих задаваться вопросом: это новая холодная война?

Скотт Л. Холл, США СЕГОДНЯ

  • Историки считают, что холодная война началась с доктрины Трумэна в 1947 году и закончилась падением Советского Союза в 1991 году. сказать.
  • Но хотя есть сходство с холодной войной и вторжением в Украину, многие историки говорят, что это больше напоминает начало Второй мировой войны.

Танки вкатываются в Украину неустанно. Семьи собрались на затемненных станциях метро, ​​чтобы укрыться от бомб.Другие набили чемоданы и бежали по забитым дорогам из городов.

Изображения, появившиеся в четверг в Украине, вызывают воспоминания о конфликтах 20-го века в Европе, которые когда-то казались невообразимыми в 2022 году, заставляя многих задуматься: это новая холодная война? Или начало Третьей мировой войны?

«Что касается холодной войны, подавляющее большинство остального мира полностью против того, что он делает», — сказал президент Джо Байден о президенте России Владимире Путине на пресс-конференции в четверг днем.«Таким образом, это будет холодный день для России».

USA TODAY поговорил с историками по всей стране, которые высказали разные мнения об исторических параллелях вторжения России в Украину.

Россия-Украина объяснила: Внутри кризиса, поскольку США называют российские движения вторжением

«Очень вероятно, что мы собираемся вступить в новое затяжное противостояние с Россией», — сказал Дэвид Сзакони, доцент кафедры политологии. в Университете Джорджа Вашингтона.«И в последний раз, когда мы были в таком состоянии конфронтации с Россией, это был бывший Советский Союз — холодная война. Так что я не думаю, что это обязательно неправильный термин, чтобы его бросать».

Историки в основном указывают, что холодная война началась с доктрины Трумэна в 1947 году и закончилась падением Советского Союза в 1991 году. и прокси наземные войны.

Но вторжение в Украину знаменует собой поворотный момент в американо-российских отношениях, сказал Шаконьи.

«Была перейдена черта. Запад будет рассматривать это как гораздо более вопиющее нарушение международного права, и он будет более сплоченным в том, как он попытается ввести санкции в отношении России», – сказал Сзакони. «Это отличает его от того, как Россия смогла пройти тонкую грань и избежать наказания за множество других типов гибридных атак и вмешательств, не обязательно чувствуя на себе основной гнев Запада.

‘Наш мир рушится’: Украинцы пытаются покинуть дома с едой и вещами 

Это новая холодная война?

в Йельском университете, рассказали USA TODAY. относится к борьбе в определенное время, между конкретными противниками и по определенным вопросам, написал он.«Контекст совершенно другой», — написал Гэддис.

Фейт Хиллис, историк современной России из Чикагского университета, утверждала, что этот термин не совсем применим.

«Во-первых, жарко, — сказал Хиллис. «Другое различие между холодной войной и современным контекстом заключается в том, что мир очень глобальный и мир очень взаимосвязан».

ПОСЛЕДНИЕ: Байден подробно описывает новые российские санкции, говорит, что «агрессия не может остаться без ответа» культурное влияние, сказал Йошико Эррера, бывший директор Центра России, Восточной Европы и Центральной Азии в Университете Висконсин-Мэдисон.

«Есть Китай. Есть Европа. Таким образом, мы находимся не в той среде после Второй мировой войны, в которой доминируют Соединенные Штаты и Советский Союз», – сказал Эррера.

Арне Вестад, историк из Йельского университета, отметил, что аналогии с холодной войной не подчеркивают серьезность ситуации. Ни США, ни Советский Союз не вторгались в независимую европейскую страну во время холодной войны.

«Советы посылали войска в Венгрию и в Чехословакию, но это были уже члены Советского блока.Так что то, что мы наблюдаем сейчас, выходит за рамки динамики холодной войны и во многих отношениях более опасно», — сказал Вестад. , Восточно-Европейский и Евразийский центр при Университете Иллинойса в Урбана-Шампейн.

«Во время холодной войны у нас было понятие ядерного сдерживания, — сказал Рэндольф. — Здесь мы имеем дело с наземным вторжением в крупную европейскую страну». которая граничит с членами НАТО, с которыми у нас есть гарантии ядерной безопасности.Вероятность распространения этого конфликта на НАТО, а затем на своего рода обмен ядерными ударами, пугающе высока». Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг охарактеризовал вторжение как «серьезную угрозу евроатлантической безопасности».

Помогут ли США Украине в войне против России?  Американские войска поддерживают НАТО в Европе

‘Беспомощность ошеломляет’: украинские американцы реагируют на вторжение издалека

Третья мировая война? Действия Путина напоминают вторжение Гитлера в Польшу

Многие историки считают, что вторжение России в Украину больше всего напоминает другой исторический период: начало Второй мировой войны.

«Украина ничего не сделала России в этом случае, кроме попытки вести собственную независимую внутреннюю и внешнюю политику, на что она имеет право как суверенная страна», — сказал Хиллис.«Поэтому я думаю, что самая близкая аналогия, которую я могу здесь провести, — это другие совершенно неспровоцированные вторжения, включая вторжение Гитлера в Польшу в 1939 году».

Для Иммы Высоцкой, которая мигрировала из Беларуси в Калифорнию более 20 лет назад, вторжение напоминает ей «последнюю мировую войну», сказала она в четверг в украинском гастрономе в Санта-Монике.

«Я просто не могу поверить, что это происходит на самом деле», — сказал 82-летний Высоцкий, вытирая глаза. «Некоторые называют (Путина) умным, но он сумасшедший.»

В Нью-Йорке 83-летняя Ирина Куровицкая сказала, что вторжение напоминает ей о том, как она в детстве бежала из Украины со своей семьей, приехав в США в конце 1949 года. В то время она не говорила по-английски и только что пережила период жизни в трудовых лагерях

Десятилетия спустя она боится того, что станет с ее родной страной, где все еще живут друзья и остается ее гордость

«Я чувствую себя ужасно», сказал Куровицкий в четверг, когда она собралась с друзья и ее сестра в Ассоциации самообеспечения американцев украинского происхождения, культурной организации в Ист-Виллидж.

Куровицкая сказала, что рано утром в четверг она разговаривала с подругой, которая живет за пределами Киева, и она беспокоилась, что ей придется бежать через лес, как это делала семья Куровицкого, когда она была ребенком.

Рэндольф сказал, что конфликт, в целом, напоминает Вторую мировую войну в том смысле, что демократические, самоуправляющиеся нации, руководствующиеся законом, противостоят диктатуре, стремящейся доминировать над другими странами в военном отношении.

«Я действительно думаю, что ставки в конфликтах схожи и что существует глубокий вопрос о будущем мира», — сказал Рэндольф.

Сравнение с 1939 годом «в некотором смысле полезно», – сказал Шаконьи. Он сказал, что этот период также похож на упреждающие атаки Германии в преддверии Первой мировой войны.

Германия «чувствовала, что ее безопасности угрожают действия ее противников. , совершенно необоснованное, является попыткой России усилить собственную безопасность», — сказал Шакони.

Другие историки связывали напряженность в Европе в конце XIX века и указывали на Карибский кризис 1962 года.

Тимоти Нафтали, историк из Нью-Йоркского университета, много писавший о холодной войне, призвал к осторожности при проведении аналогий. «Вы всегда должны быть осторожны с параллелями, потому что они не идеальны», — сказал он.

Несмотря на сходство с подготовкой к мировым войнам, историки в значительной степени отвергли представление о том, что конфликт на Украине приведет к третьей мировой войне.

«Это огромный шок для европейской безопасности и международного порядка, но, к счастью, мы не находимся в состоянии Третьей мировой войны с участием нескольких стран», — сказал Эррера.«И хотя есть угрозы расширения, на данный момент я думаю, что это в основном проблема с точки зрения реальных боевых действий на Украине».

Официальные лица США в четверг приказали направить в Европу еще 7000 военнослужащих, но Байден заявил, что войска не будут воевать в Украине.

Саконьи отметил, что Путин напал на государство, не входящее в НАТО, что делает «крайне маловероятным» военное вмешательство Запада в Украине.

«К счастью, риск Третьей мировой войны, хотя и увеличился, не является неизбежным, что он снизится до такой точки», — сказал Сзакони.

Даже если это не полномасштабная мировая война, боевые действия имеют опасные последствия по всему миру, сказал Нафтали

«Путин угрожает самой природе нашей международной системы», — сказал Нафтали. «Путин бросает нам вызов. И он говорит: «Что я хочу, я хочу, и я это возьму, и неважно, каковы будут человеческие последствия». И если мы позволим диктаторам уйти от наказания, когда это прекратится и где это прекратится?»

Содействуют: Райан Миллер из Нью-Йорка и Кристал Хейс из Лос-Анджелеса.Грейс Хок сообщила из Чикаго.

Последствия вторжения России в Украину

Рано утром 24 февраля Россия начала полномасштабное военное наступление на Украину, бомбя крупные города, такие как Киев, Харьков и Одесса, и вторгаясь с территории России, Белоруссии, Крыма и Черного моря. Нападение последовало за месяцами наращивания войск, предъявления Россией ультиматумов США и НАТО, переговоров с лидерами США и Европы и предупреждений США о планах российского вторжения, и ему предшествовало признание Москвой двух сепаратистских анклавов на востоке Украины независимыми.

Ниже эксперты Brookings анализируют последствия вторжения для Европы, России, международного порядка, внешней политики США и многого другого и предлагают политические рекомендации для правительств США, Европы и других стран.


Павел К. Баев
Старший научный сотрудник Центра США и Европы

Несмотря на убедительные доказательства подготовки русских к массированному вторжению, по моему мнению и по мнению многих моих друзей в Москве, существовала большая возможность избежать войны и придать импульс деэскалации.Дело не в том, что идея войны между Россией и Украиной была слишком трудной для размышления; скорее это было предположение, что коррумпированный режим объединяет воров и рентников, которые не «вояки», а скорее трусы и мошенники. В России не проводилась пропагандистская кампания, бьющая в барабаны патриотов в пользу войны, что также подтверждало предположение, что это была демонстрация силы и позерства. Конфликт между прогрессивно самодержавной Россией и Западом носит фундаментальный характер и углубляется с каждым всплеском репрессий, но спазм этого конфликта, начавшийся в ноябре прошлого года с массирования войск и дипломатического наступления, казался искусственно срежиссированным и лишенным смысла.

Теперь мы знаем, что одержимость Путина Украиной, которая представляет угрозу его режиму не из-за гипотетических ракет НАТО, а из-за ее выбора в пользу демократии и более тесных связей с Европой, возобладала над здравым политическим смыслом и оценками стратегических рисков. Войны редко идут по плану, и эта война обернется для России плохо, потому что она основана на серьезных просчетах в отношении способности Украины защитить свою государственность, силы решимости НАТО и, вполне возможно, готовности россиян принять участие в этой агрессии. .Каждая неудача будет побуждать Путина еще выше поднимать ставки.

Джессика Брандт (@jessbrandt)
Директор по политике Инициативы в области искусственного интеллекта и новых технологий и научный сотрудник Центра безопасности, стратегии и технологий

В течение нескольких недель Вашингтон и Лондон развернули новую стратегию, чтобы опередить российские гибридные меры в Украине: неоднократно использовали разведывательные данные для их разоблачения. Основная цель этих усилий заключалась не в том, чтобы помешать Москве применить силу в Украине, что, вероятно, было невозможно, а в том, чтобы:

  • Внести трения в планы Путина и ограничить его пространство для маневра;
  • Создайте общую картину угрозы среди партнеров и союзников (в том числе без энтузиазма), чтобы им было труднее сослаться на незнание или оставаться в стороне, а для США было проще.S. стимулировать связный ответ;
  • Заручитесь поддержкой этого ответа среди населения.

По мере того, как мы переходим к следующей фазе этого кризиса, я ожидаю, что мы увидим, как Россия продвигает нарративы, которые отрицают или отклоняют вину за ее насильственные преступления. Мы также можем увидеть попытки усилить формирующиеся межпартийные расколы внутри США из-за реакции Вашингтона. Это соответствовало бы давним попыткам Москвы отвлечь США и разделить их изнутри, а также усилить изоляционистские настроения, которые могут вызвать скептицизм в отношении мер, ограничивающих интересы России.

Если Вашингтон хочет воспрепятствовать информационной кампании Путина в соответствии с демократическими ценностями, он может быстро перейти к подробному описанию потерь России на Украине. Впечатляющие кадры антивоенных протестов в Москве говорят о том, что среди российской публики есть аудитория для этого контента. Это уязвимость для Путина. Чтобы добиться успеха в информационной борьбе, Вашингтон должен использовать асимметрию, которая работает в его интересах. Хрупкость Путина по отношению к истине — одна из них.

ВАНДА ФЕЛБАБ-БРАУН (@vfelbabbrown)
Старший научный сотрудник Центра безопасности, стратегии и технологий и директор Инициативы по негосударственным вооруженным субъектам

Вопиющее вторжение России в Украину — это не просто конец эпохи после холодной войны, которая рушилась в течение последнего десятилетия. Это также ознаменовало конец эпохи после 11 сентября, определяемой борьбой с терроризмом и всеобщей оппозицией негосударственным вооруженным силам.

В новую эпоху отношение России к негосударственным вооруженным силам будет зависеть от того, хочет ли она бросить вызов Соединенным Штатам в рассматриваемой стране или регионе.За пределами Мьянмы Китай в основном поддерживает правительства, независимо от того, какую политику они проводят в отношении негосударственных вооруженных сил.

Россия предвидела доминирование антиамериканского вектора в своем отношении к негосударственным вооруженным силам, когда еще в 2017 году начала предоставлять талибам финансирование, разведданные и оружие, в том числе для уничтожения американских солдат. Этот шаг был не просто хеджированием, основанным на признании господства талибов, оценке реальности на местах, которая побудила Китай заключить мир с талибами задолго до того, как они пришли к власти в августе 2021 года.Заигрывание России с талибами продемонстрировало враждебность к Соединенным Штатам как к ее доминирующей внешнеполитической призме.

Чем больше крупных держав будут заключать сделки с негосударственными вооруженными субъектами, тем больше меньших держав будут делать то же самое, возвращаясь к режиму холодной войны.

В неспокойных странах, где США, Россия и Китай уже находятся на противоборствующих сторонах, таких как Ливия, Сирия, Венесуэла, Мьянма и Афганистан, конфликты станут еще более неразрешимыми. Сотрудничество между державами по конфликтам или стабилизации режима будет труднодостижимым; в то время как местные органы власти и негосударственные вооруженные силы будут делать покупки среди крупных держав.

Джереми Гринвуд
Федеральный исполнительный научный сотрудник

Нынешний председатель Арктического совета только что перевернул многолетнюю архитектуру европейской безопасности и нарушил международное право агрессивным вторжением в суверенную Украину. Сотрудничество в Арктике, ранее являвшееся небольшим светлым пятном американо-российских отношений в рамках панарктической миссии Арктического совета, неизбежно будет подорвано.

Не прошло и года после двухлетнего председательства в Арктическом совете, как Россия несет ответственность за определение повестки дня и определение курса работы организации до 2023 года. В правительстве США обязательно будет оказываться сильное давление, чтобы межведомственное ведомство резко сократило взаимодействие с российскими правительственными чиновниками. Большая часть запланированной Россией деятельности Арктического совета сосредоточена на экономическом развитии Арктики — области, которая, несомненно, пострадает от западных санкций. Это может создать очень большие препятствия для продолжения сотрудничества в рамках структур экспертных рабочих групп Арктического совета и работы аффилированных организаций, таких как Арктический экономический совет и Арктический форум береговой охраны.

Этот «охлаждающий эффект» вполне заслужен, но он окажет негативное влияние на тесную работу арктических государств по решению экологических проблем, таких как изменение климата и борьба с нефтяным загрязнением в Арктике, где наблюдается повышенная активность человека.

Будем надеяться, что правительства других семи арктических государств смогут найти способ обеспечить соблюдение западных санкций в отношении российской экономической деятельности в Арктике, сохраняя при этом каналы более низкого уровня для продолжения важной работы Арктического совета по арктическим экологическим вопросам, имеющим решающее значение для всей нашей планеты. .

Саманта Гросс (@samanthaenergy)
Научный сотрудник и директор Инициативы по энергетической безопасности и климату

Российское вторжение в Украину уже потрясло рынки нефти и природного газа. Нефть марки Brent, эталон в Европе, выросла до самой высокой цены с 2014 года, превысив 105 долларов за баррель. Этот рост в первую очередь связан с опасениями по поводу того, не повлияют ли грядущие санкции против России на финансовые операции с российской нефтью и газом. Россия является вторым в мире экспортером нефти.

Это крупнейший поставщик природного газа в Европу, обеспечивающий около 35% от общего объема поставок. Европа уже страдает от очень высоких цен на природный газ из-за некоторых природных факторов и ранее сокращенных поставок из России. Цены на природный газ в Европе выросли еще больше сразу после вторжения. На голландской бирже TTF, ключевой точке торговли природным газом для континентальной Европы, цены на фьючерсы на газ выросли на 40% после новостей о вторжении.

Нынешние санкции не касаются экспорта нефти и газа из России, учитывая опасения дальнейшего роста цен на энергоносители в глобальной экономике, которая и без того страдает от высокой инфляции.Однако меня беспокоит готовность России сократить поставки природного газа в Европу в ответ на международные санкции. Бывший президент России Дмитрий Медведев написал в Твиттере, что Европе следует ожидать гораздо более высоких цен на природный газ в ответ на то, что Германия приостанавливает одобрение газопровода «Северный поток — 2». Россия может позволить себе продавать меньше газа при высоких ценах на нефть и больших валютных резервах. Его позиция надежного поставщика энергии уже подорвана. Это действие было бы ужасным для энергетического будущего России, но, учитывая воинственную риторику Москвы, я бы этого не исключал.

Daniel S. Hamilton (@DanSHamilton)
Старший научный сотрудник Центра по США и Европе

Путин сбросил маску. Его полномасштабное вторжение в Украину — явное свидетельство того, что он полон решимости разрушить систему безопасности Европы и контролировать своих соседей. Он намерен разрушить демократические общества не из-за того, что они делают, а из-за того, кто они есть. Как следствие, Европа снова оказывается между стратегическими эпохами. Период после холодной войны закончился.Началась более подвижная и разрушительная эпоха. История не закончилась с падением Берлинской стены в 1989 году или распадом Советского Союза в 1991 году. Жестокая реальность такова, что советская преемственность остается открытой, а континент в целом остается бурным, динамичным и склонным к переменам. нестабильность. Соединенные Штаты и Западная Европа не избегут волновых последствий беспорядков в Восточной Европе.

США и их союзники быстро ответили жесткими экономическими санкциями. Теперь они должны предпринять дальнейшие шаги.Союзники должны укреплять способность НАТО защищаться от российских войск на суше, на море, в воздухе, в космосе и в киберпространстве. Они должны сделать устойчивость к разрушительным атакам на важнейшие функции наших обществ неотъемлемой частью дальнейшей миссии НАТО. Они должны помочь Украине и Грузии защититься от российской агрессии. И они должны принять меры против пособников Кремля — не только тех, кто находится в России, но и тех, кто ближе к дому.

Брюс Джонс (@BruceBrookings)
Старший научный сотрудник и директор проекта по международному порядку и стратегии

На местах следующие дни и недели определят исход событий на самой Украине, поскольку ее вооруженные силы и ее люди будут обеспечивать оборону (слабовооруженную и превосходящую) против возобновившегося и углубившегося вторжения России.Более широкие последствия будут разворачиваться в течение гораздо более длительного периода.

Хотя для уверенности еще слишком рано, похоже, что это не изолированный кризис, каким бы серьезным он ни был, а начало новой интенсивной и опасной фазы в усилиях России и в различных областях Китая по пересмотру условий порядка . Помимо прочего, действия России являются новым нарушением статьи 2 Устава ООН, запрета на применение силы для создания угрозы суверенитету другого государства — основополагающего положения стабильного порядка.Дипломатическое подмигивание и кивок Китая в связи с действиями России важным образом защищает Москву, поскольку она бросает вызов Западу. И это может предвещать сдвиг в китайских расчетах относительно того, какой риск он готов взять на себя или терпеть в своих собственных усилиях — экономических, дипломатических, технологических, военных, хотя и не силовых, — чтобы бросить вызов установленному порядку.

В первых ответах Индия чувствовала себя разорванной, но другие азиатские партнеры и союзники присоединились к США и Европейскому союзу в попытках наказать Россию.Предвещает ли это более устойчивое сотрудничество между азиатскими и европейскими союзниками — на основе AUKUS и других недавних разработок — еще неизвестно. Если Россия и Китай все больше будут действовать согласованно, это станет основным испытанием американского государственного искусства в защите международного порядка.

Марвин Калб (@MarvinKalb)
Старший научный сотрудник, внешняя политика

Своим вторжением в Украину президент Путин позиционирует себя в истории России как современная Екатерина Великая.Она правила с 1762 по 1796 год и больше, чем любой другой русский лидер, использовала мощь русской армии в серии войн, чтобы завоевать территорию за территорией страны, которая сегодня называется Украиной.

Екатерина возомнила себя просвещенным монархом, но она была полна решимости войти в историю как правительница, выполнившая самоопределение России как великой державы.

Петр Великий в начале XVIII века открыл Западу отсталую Россию. Он сражался со Швецией и завоевал контроль над побережьем Балтийского моря.Поднявшись из Петра, Екатерина поехала дальше, проехав на юг до Киева, а затем до самого Черного моря, заняв территорию нынешней южной половины Украины. Для этого она воевала и побеждала в войнах с отступающей Османской империей. Одним из призов был Крым, захваченный в 1783 году.

Чтобы получить контроль над тем, что сегодня является западной половиной Украины, Екатерина присоединилась к Пруссии и Австрии и разделила слабую Польшу, позволив России захватить восточную треть Польши. Это и стало западной половиной сегодняшней Украины.

В Восточной Европе национальные границы имеют свойство меняться со смертельной частотой, и вторжение Путина предполагает, что это, вероятно, продолжится.

Патрисия М. Ким (@patricia_m_kim)
Дэвид М. Рубинштейн, научный сотрудник, Китайский центр Джона Л. Торнтона и Центр политических исследований в Восточной Азии

Пекин допустил серьезный стратегический просчет, тесно сотрудничая с Москвой в то время, когда государства всего мира безоговорочно осуждают российское вторжение в Украину.В последние дни официальные китайские СМИ поспешили заявить, что Пекин всегда занимал «нейтральную позицию» и выступал за мирное урегулирование ситуации в Украине. Даже до начала января это утверждение было несколько обоснованным, поскольку Пекин воздерживался от явного одобрения требований Москвы в отношении безопасности и публично подчеркивал свои связи с Украиной, партнером по инициативе «Пояс и путь». Но его заявления о нейтралитете потеряли всякое доверие, когда президент Си Цзиньпин решил отметить открытие Олимпийских игр в Пекине широко разрекламированным саммитом с президентом Путиным и публикацией беспрецедентного совместного заявления , в котором Китай выразил «сочувствие» и «поддержку» на требования России о «обязательных гарантиях безопасности в Европе».

Что конкретно выиграл Китай, кроме идеологического товарищества, обнявшись с Путиным в данный момент и какой ценой? Присоединится ли она к другим государствам в осуждении и наказании Москвы за вопиющее нарушение государственного суверенитета и территориальной целостности — принципов, которыми Пекин якобы дорожит? Или он решит отклониться, обвинив Вашингтон в «поджоге» и смягчив удар санкций по России? Служение спасательным кругом для России будет стоить значительно большей экономической и дипломатической цены, чем защита небольшого изолированного государства, такого как Северная Корея. Пекину следует пересмотреть вопрос о том, стоит ли его растущая солидарность с Москвой серьезных потерь для его мировой репутации, его экономических перспектив и связей с остальным миром.

Сюзанна Мэлони (@maloneysuzanne)
Вице-президент и директор по внешней политике

Администрация Байдена и европейские лидеры развернули интенсивную и изобретательную кампанию по деэскалации кризиса, назревающего в Европе, в то время как президент Путин угрожающе балансировал на грани войны в геополитическом отношении к Украине.К сожалению, имперские амбиции Путина оказались невосприимчивы к этим согласованным усилиям по сдерживанию или разубеждению.

Этим преднамеренным и давно спланированным военным актом Россия нарушила мир в Европе, создав самую серьезную угрозу для Европы со времен Второй мировой войны. Последствия развернувшегося сейчас конфликта будут разрушительными и широкомасштабными — в первую очередь для народа Украины и его демократического государства, находящегося в состоянии боевой готовности, подвергающегося нападению со стороны подавляющей российской силы.

Но волновые последствия вторжения распространяются далеко за пределы Украины.Этот конфликт будет иметь трагические и непредсказуемые последствия для мировой экономики и для несовершенного, но основанного на важных правилах международного порядка, который способствовал распространению демократии, процветания, основных прав человека и безопасности во всем мире. И это усложняет ряд других неотложных проблем, не последней из которых является последняя попытка мировых держав, включая Россию, реанимировать ядерную сделку с Ираном.

В отношениях с другими непокорными державами, включая Иран, этот эпизод усиливает непреходящую силу идеологии и исторического недовольства.Лидеры часто пренебрегают тем, что может показаться рациональной оценкой затрат и выгод для своих национальных интересов в пользу пагубных стремлений. Мы можем ввести болезненные санкции, но сами по себе они не предотвратят и не повернут вспять агрессию со стороны самых опасных государств мира.

Эми Дж. Нельсон (@amyjnelsonphd)
Дэвид М. Рубенштейн Научный сотрудник Центра безопасности, стратегии и технологий

Мы еще не начали осознавать масштабы последствий нападения России на Украину.Это нападение не только на Украину, но и на европейский порядок/архитектуру безопасности, и обе они останутся безвозвратно измененными.

Двойная волна разрядки и оптимизма после окончания «холодной войны» положила начало целому ряду соглашений, призванных поддержать или укрепить действующую архитектуру безопасности от Атлантики до Урала, которые теперь больше не применимы к региону. Исчезли последствия Основополагающего акта Россия-НАТО 1997 года, Будапештского меморандума 1994 года и Минских соглашений, не говоря уже о томящихся договорах о контроле над вооружениями.Когда конфликт закончится, не будет никакой базы или основания для восстановления чего-либо из этого — вероятно, к большому удовольствию Путина.

Возможно, не сегодня, но, в идеале, когда-нибудь в ближайшее время, Западу придется хорошенько подумать об архитектуре европейской безопасности. Хотя НАТО, скорее всего, останется невредимой и сильнее после этого нападения, Россия всегда будет ее соседом. Увидим ли мы возврат к своего рода изоляции в стиле холодной войны? И как долго? Как США будут подходить к заключению нового соглашения по СНВ? Конечно, выгоды от соглашения о контроле над стратегическими вооружениями по-прежнему в интересах России, но будет ли аппетит к переговорам, пока неизвестно.Хотя исторически США и СССР сохраняли дипломатию в области контроля над вооружениями даже тогда, когда отношения ухудшались, вполне возможно, что отсутствие доверия к Путину сделает переговоры по контролю над вооружениями — или любые переговоры в этом отношении — бесполезными в обозримом будущем.

Томас Пикеринг
Заслуженный научный сотрудник отдела внешней политики

Последствия применения Россией тотальной военной силы для поглощения Украины огромны. Демократия, свобода, рынки, экономическое процветание и, самое главное, ядерная стабильность находятся в осаде. Главный вызов состоит в том, как справиться с агрессором в ядерный век, не уничтожив при этом нашу цивилизацию, прогресс и планету. Это потребует самой тщательной настройки военных, экономических и политических шагов с непревзойденной осторожностью, чтобы предотвратить падение Соединенных Штатов и их друзей и союзников в бездонную яму использования ядерного оружия по случайности, просчету или неправильному восприятию.

Решительно отступить и вести переговоры вперед — это два совмещенных ответа. Жесткие санкции, в том числе в отношении коммерческих сделок, важны, но их недостаточно.Россия должна одновременно чувствовать экзистенциальную оппозицию и понимать, что есть путь вперед. Обширные экономические и финансовые ограничения, давление цен на энергоносители, военное сдерживание и политическая изоляция должны сочетаться с военной поддержкой Украины, чтобы создать рычаги, которые могут замедлить, если не остановить вторжение, и привести к дипломатическому результату, а не к «диктату». Тем временем должны быть обеспечены субсидированные поставки энергоносителей в Европу и снижение цен на энергоносители, причем в ближайшее время.

Конечный результат должен быть уважительным, справедливым и сбалансированным для народа России и для всех других сторон.Это потребует мудрости, времени, жертв и настойчивости. Чтобы добиться этого, США должны возглавить международную коалицию, помочь ей финансировать и активно участвовать в ней — если возможно, через ООН, а если необходимо — вне ее, — и прислушиваться ко всем государствам-единомышленникам.

БРЮС РИДЕЛЬ
Старший научный сотрудник Центра ближневосточной политики и Центра безопасности, стратегии и технологий, директор The Intelligence Project

Сирия — ближайший и наиболее последовательный союзник России на Ближнем Востоке.Российское военное вмешательство в 2015 году спасло Башара Асада от поражения в гражданской войне. Кризис на Украине — неотложный и важный вопрос для режима Асада; она должна поддерживать Москву, даже если это усложняет ее собственные многочисленные войны, перекрывающиеся друг с другом дома. Сирия — это то место, где российско-американская напряженность в Европе может найти выход на Ближнем Востоке.

Министр обороны России посетил Сирию в начале этого месяца, включая остановку на российской авиабазе недалеко от Латакии. Позже Дамаск последовал примеру Москвы и в считанные часы признал независимость двух самопровозглашенных регионов на востоке Украины.Асад явно хочет показать Путину, что Сирия полностью его поддерживает.

Сирия подписала свой первый договор о поставках оружия с Советским Союзом в 1956 году. Когда Хафез Асад пришел к власти в 1970 году, он предоставил Советам доступ к военно-морской базе в Тарсусе на Средиземном море. Хафез сказал, что его образцом для подражания для хорошего лидера был Иосиф Сталин.

Его сын Башар полагается на военную поддержку России, чтобы остаться у власти. В стране находится не менее 10 000 российских военнослужащих. Российские и сирийские ВВС начали совместное патрулирование границ Сирии, в том числе вблизи подконтрольных Израилю Голанских высот. Существует риск того, что удары израильских ВВС по объектам «Хизбаллы» и иранских объектов в Сирии теперь могут перерасти в воздушные бои с русскими. США также выполняют миссии в Сирии и имеют наземные войска для борьбы с группировкой «Исламское государство». В условиях конфронтации вокруг Украины возрастает вероятность распространения в Сирии.

Натан Сакс (@natansachs)
Научный сотрудник и директор Центра ближневосточной политики

Война на Украине усугубляет дилемму для ближневосточных партнеров Америки: как продвигать свои интересы с Россией и Китаем, не вызывая при этом гнева США.Примером этому является Израиль: его партнерство с Соединенными Штатами является главным стратегическим приоритетом, но он также имеет явный и непосредственный интерес к сотрудничеству с Россией, поскольку ВВС Москвы доминируют в воздушном пространстве Сирии к северу от Израиля.

В 2014 году Израиль попытался принять нейтралитет в связи с аннексией Крыма Россией. Делегация Израиля отсутствовала на голосовании в ООН, осуждающем действия России. Тогдашний министр иностранных дел Авигдор Либерман сказал израильскому русскоязычному телеканалу 9: «Я не понимаю, что Израиль должен ввязываться в это.Разгневанный, хотя и частный, ответ американцев со временем изменил позицию Израиля, но этот эпизод оставил шрам.

На этой неделе Израиль выбрал другой путь, но не без трепета. Министр иностранных дел Израиля Яир Лапид официально осудил «нападение России на Украину», назвав его «серьезным нарушением международного порядка». Россия приняла к сведению. Премьер-министр Нафтали Беннет был более осмотрителен, выражая сочувствие невинным гражданам Украины, но избегая упоминания о России.

Израиль правильно понимает важность украинского кризиса для Соединенных Штатов, не оставляя Израилю особого выбора: приоритетом должны быть отношения с Америкой и международным порядком. Однако, как и многие другие страны, Израиль по-прежнему надеется преодолеть планку с помощью самого минимума, при этом одним глазом устремляясь на Вашингтон, а другим – на Москву.

CONSTANZE STELZENMÜLLER (@ConStelz)
Старший научный сотрудник Центра США и Европы и Fritz Stern Председатель по Германии и трансатлантическим отношениям

Российский кризис — это поучительный момент для нового левоцентристского правительства Германии, который также представляет собой смену поколений в немецкой политике.Этим утром, когда Европа проснулась от новостей о вторжении Кремля в Украину, канцлер Олаф Шольц осудил «этот безжалостный поступок президента Путина», добавив, что Германия солидарна с Украиной и ее народом. Шольц уже приостановил сертификацию скандального газопровода «Северный поток — 2»; хотя это может показаться законным и временным, жестокость действий Кремля сегодня означает, что проект фактически мертв. Руководство Социал-демократической партии (СДПГ) Шольца, которое ранее было склонно симпатизировать российским нарративам о жертвах и окружении со стороны НАТО, резко изменилось.Ларс Клингбейл, 44-летний сопредседатель партии, заявил, что суверенитет Украины и свобода выбора союзов не подлежат обсуждению. Анналена Бербок, 40-летний министр иностранных дел зеленых, сразу же заявила об угрозах Кремля и продемонстрировала свою поддержку Киеву, посетив украинскую линию фронта.

Тем не менее, этот вновь обретенный реализм подвергнется огромному давлению в ближайшие месяцы. Цены на газ растут, а фондовые рынки падают. Инфляция, вероятно, поднимется еще выше.А на экономику Германии ляжет бремя финансовых санкций и экспортного контроля.

Все это повысит общественное опасение по поводу цены конфликта для Европы и Германии и станет проверкой убеждений и стойкости этого еще большей частью непроверенного немецкого правительства.

Кейтлин Талмадж (@ProfTalmadge)
Старший научный сотрудник Центра безопасности, стратегии и технологий

Точечные, не завуалированные ядерные угрозы Путина примечательны, поскольку сигнализируют о готовности обратиться к арсеналу страны, если Запад вмешается в российское вторжение в Украину.Это представляет собой тревожное свидетельство в пользу так называемого парадокса стабильности-нестабильности: представление о том, что взаимная уязвимость на стратегическом ядерном уровне может фактически сделать более вероятным конфликт на более низких ступенях лестницы эскалации.

Теоретики сдерживания часто отвергают эту идею, утверждая, что ядерный тупик означает, что обе стороны будут избегать кризисов и конфликтов из-за страха их эскалации. Результатом должны стать мир, стабильность и меньше военного соперничества. Тем не менее поведение Путина свидетельствует о том, что акторы-ревизионисты не столь сдержаны и вместо этого могут использовать свои стратегические ядерные силы в качестве щита, за которым они могут проводить агрессию с применением обычных вооружений, зная, что их ядерные угрозы могут сдерживать вмешательство извне.

Примечательно, конечно, что Украина не является ни членом НАТО, ни союзником США по договору. Но и Тайвань тоже. Таким образом, тем, кто считает, что ядерный тупик сохранит мир в проливе, нужно хорошенько подумать о том, почему он не сохранил мир в Восточной Европе. Китай, по сути, развивает те же типы вооруженных сил, на которые Путин ссылается в своем выступлении: не только живучий потенциал для нанесения ответного удара, но и ядерные силы театра военных действий, пригодные для нанесения ограниченных ударов с целью принудительной эскалации. Это не совпадение.

ШИБЛИ ТЕЛХАМИ (@ShibleyTelhami)
Старший научный сотрудник Центра ближневосточной политики

Непосредственным следствием российской агрессии является сокрушительная трагедия для украинского народа. Но порядок после холодной войны также пострадал. У его разрушения было много авторов, не последним из которых являются амбиции Путина, свидетелями которых стали задолго до этого вторжения. Но роль США также была центральной; опрос 2021 года в 53 странах показал, что U.С. рассматривается как большая угроза демократии, чем Россия и Китай.

Став единственной сверхдержавой, США не смогли помочь построить всеобъемлющий порядок. Вместо этого Вашингтон выставляет напоказ американскую мощь, как это было при расширении НАТО за счет бывших государств советской орбиты. Но американская политика на Ближнем Востоке берет на себя львиную долю подрыва основанного на правилах порядка.

Первым крупным событием после окончания холодной войны стало вторжение Ирака в Кувейт в 1990 году. США заручились советской поддержкой в ​​Организации Объединенных Наций для войны против своего бывшего партнера в Багдаде.Однако победа США привела к укреплению региональной мощи США за счет России. Разрушительная война в Ираке под руководством США в 2003 году без поддержки ООН выделяется как вопиющее нарушение норм под ложным предлогом, что привело многих в ярость, включая Путина. В 2011 году НАТО получила согласие России на ограниченные действия против Ливии, но вышла далеко за рамки своего мандата. США продолжали прикрывать нарушение Израилем международных норм на палестинских территориях и приветствовали аннексию Израилем Голанских высот.А президент Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из ядерной сделки с Ираном.

В то время как наше внимание должно начаться с помощи Украине и сопротивления Путину, момент требует самоанализа.

ДЭВИД Г. ВИКТОР
Старший научный сотрудник, Инициатива по энергетической безопасности и климату

Вторжение России в Украину нанесет огромный долгосрочный ущерб главной экономической жемчужине страны: добыче нефти и газа. На протяжении всей советской эпохи, когда Западная Европа становилась все более зависимой от импортируемого газа, аналитики всегда беспокоились о возможности применения газового оружия.В действительности поставки оказались надежными, а цены по большей части разумными. Предполагалось, что российские экспортеры и западные импортеры обнаружили стабильную общую заинтересованность в надежных поставках. Нынешний кризис в Украине является последним и наиболее очевидным свидетельством того, что все эти старые предположения больше не действуют.

Отучение Европы от российского газа, конечно, займет некоторое время, потому что преобразования в энергосистемах не происходят быстро. Но Путин сделал нечто экстраординарное, чего не смог бы сделать ни один западный лидер.Он объединил Запад вокруг санкций. Как Майк О’Хэнлон и я утверждали, что быстрые и болезненные санкции необходимы. Конечно, с течением времени санкции будут расщепляться, и то тут, то там будут появляться особые интересы, ослабляющие воздействие. Но главный эффект — это сигнал западным компаниям о том, что в будущем Россия будет токсичной и рискованной — политически и юридически. Этот вред не исчезнет в ближайшее время.

Уязвимость России заключается в потребности в технологиях и рынках, особенно для прибыльного экспорта сжиженного природного газа.Российская налоговая политика уже побуждает государственные фирмы снижать зависимость от западных технологий, но эти усилия зашли слишком далеко. Изоляция — это новая норма, и с еще более строгими санкциями, в том числе антимонопольными мерами против российских экспортеров газа, ущерб будет расти.

Эндрю Йео (@AndrewIYeo)
Старший научный сотрудник Центра политических исследований Восточной Азии и председатель корееведения фонда SK-Korea

Администрация Байдена обнародовала свою Индо-Тихоокеанскую стратегию ровно две недели назад.Вторжение России в Украину вынудило США полностью переключить свое внимание на Европу.

Хотя кризис на Украине напрямую затрагивает европейскую безопасность, его последствия коснутся всего Индо-Тихоокеанского региона. Китай вряд ли последует силовой игре России и в ближайшее время не нападет на кого-либо из своих соседей. Однако готовность России вести открытую войну с Украиной, в которую до вчерашнего дня было трудно поверить, будет давить на умы азиатских политиков, когда они будут принимать решения об увеличении собственных расходов на оборону, добиваясь гарантий безопасности от США.С., и присоединение к многосторонним коалициям безопасности. Критики подхода Вашингтона к региону, в котором предпочтение отдается военной силе, и эксперты, призывающие к усилению экономической составляющей стратегии в Индо-Тихоокеанском регионе, могут теперь конкурировать с голосами, выступающими за усиление потенциала обороны и сдерживания в таких местах, как Тайвань. В Южной Корее, где через 12 дней пройдут президентские выборы, позиция кандидата по вопросам обороны и безопасности теперь может влиять на умы избирателей, когда они видят кадры российской артиллерии и истребителей, обстреливающих Украину.

Стратегия в Индо-Тихоокеанском регионе может оказаться запоздалой по мере развития украинского кризиса.