Содержание

Последняя война | openDemocracy

Сергей — ветеран Афганской войны. Фото автора.Ровно 30 лет назад, 15 февраля 1989 года, завершился вывод советского военного контингента из Афганистана. Для Советского Союза Афганская война стала крупнейшим вооруженным конфликтом после Второй Мировой войны. За девять лет погибло почти 14 тыс. советских солдат и около 50 тыс. было ранено, афганцев погибло в 100 раз больше — не менее 1,5 миллиона человек. Война, которая официально была миротворческой миссией, должна была за несколько лет помочь афганскому народу отразить внешнюю агрессию и стабилизировать обстановку в стране. Но она растянулась на десять лет, и сегодня ее огонь до сих пор не потух.

Смерть и второе рождение в Афганистане

Сергей открывает двери большого платяного шкафа. Снимая с себя спортивную олимпийку с вышитым российским гербом, он меняет ее на темно-серую советскую военную форму. Она усыпана медалями. Но среди всех наград для него важна только одна — Красная Звезда, которая была у тех, кто погиб на той войне. Как и он сам.

Перед тем как попасть в Афганистан, Сергей хотел стать капитаном дальнего плавания. Но вместо морей ему пришлось покорять афганские долины. Когда призвали, он только закончил первый курс ленинградского университета. Говорит, «был отличником и по спорту, и по науке», но тогда забирали всех. Никуда ехать не хотел — в Афганистане несколько лет назад погиб его двоюродный брат, но «куда послали, туда и пошел». В Афганистане его завербовали в разведывательный батальон, который сам Сергей называет «козлами отпущения».

Так ни разу и не выстрелив во время подготовки, учиться воевать по-настоящему он начал уже Афганистане: ходить в рейды, охранять колонны, прочесывать кишлаки и брать караваны камазов с оружием на иранской границе.

В новую жизнь ему пришлось взять и воспоминания об Афганистане.

Через девять месяцев потомка донских казаков пуля догнала не в степи, а в пустыне — в левый висок влетела, в правый вылетела. В группе разведки Сергей прочесывал кишлак от душманов. Дали с пушек, думали, что побили «духов», а душманы разбежались. Уходя обратно к технике, разведчики налетели на засаду. Стреляли почти в упор, отбивал его раненый сослуживец. Сергей постоянно повторяет, что тогда, в Афганистане, его убили. Родственникам отправили сообщение о его смерти и наградили орденом Красной Звезды. А через 47 дней Сергей ожил. После этого стал фаталистом и поверил в Бога. Несколько раз «воскресал» на встречах с сослуживцами.

Война подошла к концу, Советский Союз разваливался, а Сергей после «смерти» начал новую жизнь — без одного глаза, руки и ноги. Та самая пуля, попав в висок, задела правый нерв и блокировала левую часть его тела. Позже, в санатории, он встретил жену, создал семью и вырастил сына. Но в новую жизнь ему пришлось взять и воспоминания об Афганистане.

Всю службу Сергей играл на гитаре. Сейчас, из-за руки, уже не может, поэтому начал писать стихи — о взаимовыручке и дружбе в боях. На первые полученные после войны рубли купил магнитофон и начал собирать кассеты и диски с песнями об Афганистане. Прошло тридцать лет, теперь ими заставлена целая стена в его квартире. Говорит, что хотел бы увидеть Афганистан снова — побродить по горам и спуститься к горным речкам. Превратив дом в музей памяти, он тоскует по определенности — в том кошмаре жизнь казалась ему гораздо более понятной.

Последняя советская война

«Афганская кампания» началась в декабре 1979 года, когда спецназ КГБ при поддержке армейских подразделений сверг президента-коммуниста Хафизуллу Амина, который использовал диктаторские методы управления страной и проводил репрессии против политических оппонентов, среди которых было много агентов советского влияния. 25 декабря 1979 года по секретному постановлению ЦК КПСС в Афганистан вошел советский ограниченный военный контингент. Решение принималось в узком кругу членов Политбюро ЦК КПСС и было продиктовано геополитической ситуацией и страхом перед иностранным вмешательством в раздираемую гражданской войной страну. Во многом это решение стало следствием сложившейся за два года критической ситуацией внутри Афганистана, когда поддерживаемые Советским Союзом афганские коммунисты оказались неспособны управлять страной.

В 1978 году в результате Апрельской революции власть в Афганистане оказалась в руках у Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), афганских коммунистов, которые действовали под патронажем Советского Союза и привели страну в социалистический лагерь. Вооруженные марксистской теорией, они начали быстро и радикально менять архитектуру политического и общественного устройства страны.

В декретах нового курса было провозглашено равноправие мужчин и женщин, запрет насильственных и ранних браков, ликвидация неграмотности и передача земли крестьянам. Новый премьер-министр Афганистана и «великий вождь Саурской революции» Нур Мохаммад Тараки назвал духовенство «препятствием на пути прогрессивного развития страны», члены влиятельных религиозных кланов были казнены.

Насаждение реформ, не учитывающих афганские особенности устройства общества, привело к расколу внутри страны. 

Афганистан должен был превратиться из феодальной страны, где ислам и мусульманское духовенство в значительной степени определяли общественный уклад, в страну, где общество, никогда не имевшее четких социальных границ, должно было осуществлять классовую борьбу. Но земельная реформа, которая задумывалась в целях «ликвидации эксплуататорских классов» и возвращения земли крестьянам, в глазах афганского общества стала движением против исторических традиций, согласно которым права частной собственности освящены исламом. Новый декрет о браке также был воспринят как нарушение вековых традиций.

Насаждение реформ, не учитывающих афганские особенности устройства общества, привело к расколу внутри страны. Несмотря на то, что на протяжении двух лет после Апрельского переворота Советский Союз оказывал значительную поддержку в подготовке кадров и помог в строительстве более 60 объектов, не говоря о военной помощи, Афганистан стремительно тонул в противоречиях. Подогреваемые репрессиями и конфликтами внутри руководящей партии и подпитываемые иностранной поддержкой оппозиции, эти противоречия быстро превратились в гражданскую войну.

Личное оскорбление Брежнева

В сентябре 1979 года премьер-министр Афганистана Нур Мохаммад Тараки встретился в Москве с советскими руководителями. Тараки не раз просил Советский Союз об оказании прямой военной помощи, но в очередной раз получил отказ. Тогда же не без помощи советских сил была сделана попытка устранить противоречия внутри афганской партийной элиты, отстранив от всех постов Xафизуллу Амина, «выступающего против единства партии». Но эта попытка провалилась.

Когда Брежнев принимал решение о вводе войск в Афганистан, многие члены ЦК были против. 

Сразу после возвращения из Москвы Тараки был арестован и убит. Амин был единогласно избран на высшие посты в стране. Для Брежнева это убийство стало личным ударом. «Когда Брежнев принимал решение о вводе войск в Афганистан, многие члены ЦК были против. Более того, все специалисты по региону были против.  Но их никто не послушал, потому что из-за убийства Тараки и ряда других факторов Брежнев решил, что его оскорбили», — говорит программный координатор Российского совета по международным делам Руслан Мамедов.

За три месяца правления Амина из-за репрессий и массового дезертирства численность армии сократилась с 90 до 40 тыс. человек. Непродуманная земельная реформа привела к бегству многих землевладельцев за рубеж и значительно ослабила афганскую экономику. Росло количество антиправительственных выступлений и новых национально-религиозных группировок, которые подчинили себе целые области. Когда в конце 1979 года в страну вошел Советский Союз, вооруженные столкновения шли уже в 18 из 26 провинций Афганистана.

Политика, проводимая Амином, воспринималась советским руководством как тупиковая. «Принимаемые решения рассматривались как радикальные, способные навредить не только распространению коммунизма в Афганистане, но и привести к обратным результатам — к антикоммунистическим настроениям и как следствие к смещению просоветского режима и замещению его проамериканским. Военное решение рассматривалось как единственно возможное и максимально эффективное. Ввод войск рассматривался как краткосрочная мера», — считает старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ и эксперт по Ближнему Востоку Григорий Лукьянов. Благодаря войскам СССР хотел сохранить НДПА у власти в стране, обеспечить безопасность против вооруженной оппозиции и оказать помощь в проведении реформ.

Борьба с иностранным оккупантом

После убийства Амина советским спецназом 27 декабря наступил новый этап Апрельской революции. Заключенные Амином оппоненты были освобождены из тюрем, в новых документах было закреплено обеспечение прав верующих, духовенства и право частной собственности. Проблемы прошлых реформ должны были быть решены, за основу была взята советская модель развития.

Тем временем ввод советских войск многие страны восприняли как угрозу своим интересам в регионе. Снова возросла конфронтация между СССР и США.

«Усиление присутствия России не только в центральной Азии, но и в Афганистане напрягало очень многих игроков, которые начали делать все, чтобы вывести Советский Союз из Афганистана. Для США это была угроза странам залива в виду его энергетической и логистической важности. С Пакистаном у Советского Союза всегда было недопонимание и недоверие из-за Индии. Все эти факторы толкали к взаимодействию американцев, пакистанцев и саудитов, и они придумали схему, которая стала работать. При поддержке ЦРУ и Управления общей разведки Саудовской Аравии были созданы группы, которые набирали наемников, отправляли их в Афганистан и подготавливали через Пакистан, у которого там была мощная межведомственная разведка», — поясняет Мамедов.

По всему мусульманскому миру начались призывы о борьбе с безбожниками. Через три года лидеры исламских партий Афганистана, объединившиеся в «Пешаварскую семерку», провозгласили в пакистанском Пешаваре джихад, «священную войну» против иностранной военной интервенции.

С середины 80-х годов в Афганистан устремились тысячи наемников и добровольцев из мусульманских стран, которые выступили на стороне противников кабульского режима. Этот призыв борьбы использовался для создания оппозиционных структур разной направленности, в том числе и для создания террористической организации «Аль-Каида».

С середины 80-х годов в Афганистан устремились тысячи наемников и добровольцев из мусульманских стран.

«Никто не предполагал, что вооруженная оппозиция так скоро сможет получить масштабную помощь извне и превратится из сугубо местного локального явления в общерегиональное движение, целью которого станет изгнание советских войск из Афганистана. Эта война превращается из гражданской войны в войну против иностранного захватчика, иностранного оккупанта. Несмотря на то, что при помощи Советского Союза удалось создать целую прослойку людей с советским образованием, с секулярными взглядами, с готовностью сражаться за эти ценности, таких людей было значительно меньше, чем сельских жителей, которые напрямую пострадали от перераспределения земельной собственности», — объясняет Лукьянов.

Ни одна из противостоящих в Афганистане сторон не могла добиться решающего перелома. Реалии войны вынудили Советский Союз выйти на путь мирного урегулирования конфликта. Усилиями СССР, США и представителя генерального секретаря Диего Кордовеса 14 апреля 1988 года были подписаны Женевские соглашения между кабульским режимом и Пакистаном. Афганская война продолжалась с 25 декабря 1979 до 15 февраля 1989 года, то есть 2238 дней.

Афганская война была объявлена «преступной авантюрой, предпринятой неизвестно кем». 

Эта война стала последней войной Советского Союза. Солдатам, выжившим в ней, пришлось начать новую жизнь в новой стране. В этой стране Афганская война была объявлена «преступной авантюрой, предпринятой неизвестно кем». Государство и идеология, за которую они воевали, перестали существовать, оставив после себя тысячи искалеченных.

Афганский режим, оставленный СССР после вывода войск, не смог продержаться и трех лет. В 1992 году режим Наджибуллы, отказавшись от коммунистической идеологии, пал, и власть перешла движению Талибан.

Конец идеологии

«Я не знаю, выиграли или проиграли мы ту войну. Это философский вопрос. В чем-то выиграли, а в чем-то проиграли. Она должна была быть, и она была. Она должна была закончиться и закончилась. Так же как Советский Союз. Что ждет в ближайшее время и Америку.

Она уже трещит по швам, гниет со всех щелей», — говорит Сергей.

Он открывает шкаф и снимает военную форму, вместе с ней туда прячется тот самый, еще молодой Серега из разведывательного батальона. Когда он снова надевает олимпийку с российским гербом, я спрашиваю Сергея о том, какой он бы хотел видеть Россию.

«Большой и доброй. Воспоминания преследуют меня до сих пор и всю жизнь будут преследовать. Есть радость — началась мирная жизнь. Но иногда и тоска: в том кошмаре хотя бы все было ясно — кто враг. А сейчас в нашем бардаке не разберешься. Все преследуют свои интересы. Вообще изменилось все. В первую очередь идеология. Вернее ее больше нет. Какая сейчас идеология — карман себе набить и побольше купить».

Афганская война – кратко — Русская историческая библиотека

Советско-афганская война длилась более девяти лет с декабря 1979 по февраль 1989. Повстанческие группы «моджахедов» сражались во время неё против Советской Армии и союзных ей афганских правительственных сил.

От 850 тысяч до 1,5 миллиона мирных жителей было убито, миллионы афганцев бежали из страны, в основном в Пакистан и Иран.

Ещё до прихода советских войск власть в Афганистане путём переворота 1978 года захватили коммунисты, посадив президентом страны Нур Мохаммада Тараки. Он предпринял ряд радикальных реформ, которые оказались крайне непопулярными, особенно среди приверженного национальным традициям сельского населения. Режим Тараки жестоко подавлял всякую оппозицию, арестовав многие тысячи и казнив 27 000 политзаключенных.

По стране стали формироваться вооружённые группы с целью сопротивления. К апрелю 1979 многие крупные районы страны восстали, в декабре правительство удерживало под своей властью лишь города. Оно само раздиралось внутренними распрями. Тараки был вскоре убит

Хафизуллой Амином. В ответ на просьбы афганских властей союзное им кремлёвское руководство во главе с Брежневым вначале послало в страну тайных советников, а 24 декабря 1979 двинуло туда 40-ю советскую армию генерала Бориса Громова, заявив, что делает это во исполнение условий договора 1978 о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве с Афганистаном.

Советская разведка имела данные, что Амин делает попытки сношений с Пакистаном и Китаем. 27 декабря 1979 около 700 советских спецназовцев захватили главные здания Кабула и устроили штурм президентского дворца Тадж-Бек, в ходе которого Амин и двое его сыновей были убиты. Амин был заменён соперником из другой афганской коммунистической фракции, Бабраком Кармалем. Тот возглавил «Революционный совет Демократической республики Афганистан» и запросил дополнительной советской помощи.

В январе 1980 министры иностранных дел 34 стран Исламской конференции одобрили резолюцию с требованием «немедленного, срочного и безусловного вывода советских войск» из Афганистана. Генеральная Ассамблея ООН 104 голосами против 18 приняла резолюцию с протестом против советского вмешательства. Президент США

Картер объявил бойкот московской Олимпиады 1980 года. Афганские боевики стали проходить военную подготовку в соседних Пакистане и Китае – и получать огромные объемы помощи, которую финансировали в первую очередь Соединенные Штаты и арабские монархии Персидского залива. В проведении операций против советских сил ЦРУ активно помогал Пакистан.

Советские войска заняли города и главные линии коммуникаций, а моджахеды вели партизанскую войну небольшими группами. Они действовали почти на 80% территории страны, не подчинённых контролю кабульских правителей и СССР. Советские войска широко использовали авиацию для бомбардировок, разрушали деревни, где моджахеды могли найти убежище, уничтожали арыки, устанавливали миллионы наземных мин. Однако почти весь введённый в Афганистан контингент состоял из призывников, не обученных сложной тактике борьбы с партизанами в горах. Поэтому война с самого начала пошла для СССР тяжело.

К середине 1980-х годов численность советских войск в Афганистане возросла до 108.800 солдат. Боевые действия пошли по всей стране с большей энергией, однако материальная и дипломатическая стоимость войны для СССР была весьма высокой. В середине 1987 Москва, где к власти теперь пришёл реформатор Горбачев, объявила о намерении начать вывод войск. Горбачёв открыто называл Афганистан «кровоточащей раной».

14 апреля 1988, в Женеве, правительствами Пакистана и Афганистана при участии США и СССР в качестве гарантов были подписаны «Соглашения по урегулированию ситуации в Республике Афганистан». Они определили график вывода советского контингента – тот прошёл с 15 мая 1988 до 15 февраля 1989.

Моджахеды не принимали участие в Женевских соглашениях и отвергли большинство их условий. Вследствие этого после вывода советских войск гражданская война в Афганистане продолжилась. Новый просоветский лидер Наджибулла едва сдерживал натиск моджахедов. Его правительство раскололось, многие его члены вошли в сношения с оппозицией. В марте 1992 Наджибуллу перестали поддерживать генерал Абдул Рашид Дустум и его узбекская милиция. Через месяц моджахеды взяли Кабул. Наджибулла до 1996 скрывался в столичном здании миссии ООН, а потом был схвачен талибами и повешен.

Афганская война считается частью Холодной войны. В западных СМИ её иногда называют «советским Вьетнамом» или «Капканом Медведя», ибо эта война стала одной из важнейших причин падения СССР. Считается, что во время неё погибло около 15 тысяч советских солдат, 35 тысяч были ранены. После войны Афганистан лежал в руинах. Производство зерна в нём упало до 3,5% от довоенного.

 

Великая миссия или страшная ошибка? Чем была афганская война для СССР

Михаил Рутман

Страна и мир 15 февраля 2022

Чем была для СССР афганская война – героической миссией или роковой ошибкой? За годы, прошедшие с тех пор, мы слышали массу «авторитетных» заявлений, уверено аргументировавших как ту, так и другую версию. У каждого своя правда – как у того, кто вершил судьбами миллионов людей, сидя в кремлевском кабинете, так и у того, кто, истекая кровью, погибал где-нибудь в Панджшерском ущелье. Сегодня мы попросили прокомментировать эти события человека безусловно, осведомленного и авторитетного – автора многих книг и статей об афганской войне, юриста-международника, ветерана органов госбезопасности Сергея РАЦА.

Последняя колонна советских войск пересекает афгано-советскую границу, 15 февраля 1989 года, фото А. Соломонова. / Wikimedia Commons / RIA Novosti archive, image #58833 / A. Solomonov / CC-BY-SA 3.0

Для того, чтобы понять суть произошедшего, надо углубиться в историю. Именно Афганистан первым признал советскую власть в 1919 году.  И уже в 1921-м был подписан первый договор о взаимной помощи и сотрудничестве. Начались дипломатические, экономические, военные и иные взаимоотношения. Мы поставляли туда как разнообразные товары потребления, продукты, военную технику, так и советников, которые все эти годы делали свое дело.

Традиционно эта страна всегда была в центре интересов многих европейских держав, прежде всего, Великобритании, а впоследствии и США.

Привлекали как его выгодное географическое положение, так и гигантские запасы разнообразных полезных ископаемых.  Неудивительно, что в период «холодной войны» Афганистан стал ареной противоборства двух сверхдержав.

Надо сказать, что афганское правительство отдавало предпочтение СССР. Просьбы о помощи оттуда приходили постоянно, но до определенного момента руководство страны во главе с Брежневым реагировало на них довольно сдержанно. Военные отчетливо понимали, что если мы войдем в Афганистан, то это будет не простая прогулка.  На четыре просьбы о введении войск последовал отказ. Но противоречия, захлестнувшие страну, раскалили обстановку там до предела. К власти пришел Амин, который фактически провоцировал межнациональные и межплеменные войны, прибегая, например, к таким мерам, как уничтожение мусульманских лидеров.

Здесь уместно напомнить, что Афганистан – многонациональная и многоплеменная страна. Только основных национальностей 18: пуштуны, таджики, узбеки и т. д. Между ними – сложнейший комплекс взаимоотношений. Они веками то враждовали, то сходились и расходились, то объединялись в войне одних против других, центрального правительства или внешних врагов. Именно поэтому все попытки со стороны «цивилизованного мира» подчинить себе эту «дикую страну» (англичане проделали это трижды!) всегда оканчивались неудачей. К сожалению, руководителей СССР чужой опыт ничему не научил.          

В 1976 году договор о дружбе и сотрудничестве с Афганистаном был продлен. А спустя три года, когда Амин фактически уже развернул в стране геноцид и, по мнению ряда «ястребов» из советской политической элиты, возникла реальная угроза выхода Афганистана из-под контроля, Брежнев решил оказать ему помощь.

Амин в этом деле был явно лишним, и с политической сцены его требовалось убрать. Для этого в конце декабря группа спецназа КГБ прибыла в Кабул и при поддержке мусульманского батальона (на самом деле состоявшего из наших военных, спецназа ГРУ ГШ МО СССР) провела уникальную операцию «Шторм-333». Длилась она чуть более 40 минут. За это время было сломлено сопротивление более ста хорошо обученных гвардейцев, охранявших президентский дворец, а Амин уничтожен. На следующий день новый лидер страны Бабрак Кармаль выступил по радио перед нацией и провозгласил конец кровавого режима. 

Но правящую партию НДПА раздирали противоречия. Воевали две фракции – «Хальк» и «Парчам». Это были люди из разных социальных слоев, и фактически свершившийся государственный переворот примирить их, разумеется, не смог.

Для поддержки новой власти в Афганистан вошла 40-я армия в количестве 125 тысяч человек. Разумеется, далеко не все военные поддержали этот шаг. Нетрудно было предвидеть, что вооруженное вторжение в страну, живущую по законам средневековья и раздираемую внутренними противоречиями, чревато недовольством со стороны местного населения и даже вооруженными конфликтами. К сожалению, доводы здравого смысла в тот момент успеха не возымели…

Первоначально предполагалось, что армия в военных действиях участвовать не будет, а встанет лагерями на охране городов и важных стратегических объектов. Однако, уже через несколько дней после взятия президентского дворца произошло первое столкновение наших десантников с представителями местной оппозиции, которая пыталась совершить путч в Кабуле. Более того, в результате начавшейся гражданской войны около полутора миллионов противников нового режима покинули страну, осели в соседних Иране и Пакистане. Там развернулись тренировочные лагеря, на базе которых готовили диверсионно-разведывательные группы моджахедов для засылки в Афганистан. Руководили подготовкой инструкторы из Великобритании, США и даже Китая, с которым тогда у нас были довольно напряженные отношения.

На протяжении всех последующих лет моджахеды вели против Афганистана и наших войск самую настоящую войну: диверсии, подрыв коммуникаций, уничтожение вертолетов и самолетов. А в 1986-м появилось сверхмощное средство ПВО – американские управляемые ракеты «стингеры». В результате только одной атаки было сбито сразу пять вертолетов.

Кроме решения чисто военных задач, советские специалисты создавали и готовили афганскую армию, которая к концу нашего пребывания составила 250 тысяч человек. Она была снабжена по последнему слову техники: стрелковое оружие, артиллерия, танки, самолеты и вертолеты. Все это потом, кстати, активно использовали американцы — после 2001 года для борьбы с повстанцами, они, например, закупили и использовали более 20 советских вертолетов.

В числе прочих наших специалистов, присутствовавших там, были и 65 сотрудников Управления КГБ по Ленинграду и Ленинградской области. В основном это были советники, занимавшиеся вопросами организации разведки и контрразведки. Но пятеро составляли особую группу, выполнявшую самые ответственные, сверхсекретные задания. Все они с честью выполнили свой долг, ежедневно находясь под огнем и рискуя жизнью.

На протяжении всего этого времени мы сдерживали напор бандформирований, которые объединились в единый фронт борьбы с молодым афганским правительством. С 1987 года его возглавил Мохаммад Наджибулла. Он вел миролюбивую политику, стараясь в то же время сохранить и мусульманский государственный строй. К сожалению, это получалось у него далеко не всегда. Неудивительно — ведь против него был фактически весь мусульманский мир. Уже не говоря о западных спецслужбах, которые изначально были нацелены на борьбу с «советами». По сути, мы оказались одни против всего мира.

Трудно даже представить, в какую сумму обошлась Советскому Союзу афганская война. Конечно, расходы были и до того. Еще до начала военных действий там работали около 6 тысяч наших специалистов – в основном, геологов. Богатейшие залежи урана, изумрудов, меди – все это мы помогали разрабатывать, наладив там целую современную индустрию. Мы строили там школы, больницы, трубопроводы. Но военные действия стали просто гигантской «черной дырой», в которую буквально провалилась вся советская экономика. В конце 80-х годов это стало очевидно всем.

Правда, еще в 1981-м группа военных во главе с маршалом Ахромеевым обратились в ЦК КПСС с письмом, где высказывались категорически против помощи Афганистану в такой форме. Они настаивали на немедленном выводе войск оттуда. К сожалению, к ним не прислушались. Более того, большинство авторов письма оказались уволенными из армии.

Безусловно, Афганистан дал нам очень много. Мы обкатывали там свою военную технику, особенно вертолеты. Там прошел подготовку весь наш спецназ и десантные войска. Однако, в целом, по моему глубокому убеждению, афганская кампания была глобальной военно-политической ошибкой. Она – на совести четырех человек. Давайте назовем их: Брежнев, Косыгин, Андропов и, конечно, министр обороны Устинов. Десятилетняя авантюра продолжалась десять лет и фактически привела великую страну к развалу.      

Да, наши люди воевали героически. За всю войну не было ни одного случая перехода на сторону противника. Необходимо отметить важнейшую роль особых отделов, обеспечивавших безопасность нашей армии. Например, подвиги Б. И. Соколова удостоенного звания героя Советского Союза, капитана А. П. Конташова, награжденного тремя орденами «Красной звезды» республики Афганистан. Помимо этого, они принимали участие в освобождении наших военнослужащих из плена. Спасти удалось 113 человек, которых ждала участь рабов, превращенных в животных. Кстати, длительное время — почти шесть лет! — начальником особого отдела 40-й армии был тогда полковник, а впоследствии генерал Михаил Яковлевич Овсеенко. Потом он написал об Афганистане несколько книг. Эти книги – буквально откровение, с ними должен ознакомиться любой изучающий афганскую войну.      

В конце концов, стало очевидно, что поддерживать Афганистан военными силами Советский Союз больше не может. Страну, находящуюся в средневековье, направить на путь социализма, минуя несколько эпох, невозможно. И, в соответствии с заключёнными 14 апреля 1988 года Женевскими соглашениями о политическом урегулировании положения вокруг ДРА, 15 мая 1988 года начался вывод советских войск из Афганистана. Но если ввести войска было просто, то вывод оказался очень сложной задачей. Операция была тщательно подготовлена. Активное участие в этом принимали наши советники и сотрудники особых отделов. Пришлось договариваться с главарями бандформирований, контролировавших к тому времени две трети территории страны. Но благодаря нашей «дипломатии» при прохождении советских войск они прекращали боевые действия.

В качестве дипломатических «аргументов» в том числе выступали продукты питания, обмундирование, обувь. Невероятно ценились сахар и керосин. Огромной популярностью пользовались наши галоши. На этом «фронте» специально работали десять советских фабрик!

Так или иначе, огромный контингент вывели практически без потерь. Последним 15 февраля 1989 года пограничную реку Пяндж на бронетранспортере пересек командующий 40-й армией генерал Громов. К сожалению, установленный нами режим не выстоял. Через три года власть Наджибуллы была свергнута, а самого его повесили на центральной площади Кабула.

Началась другая жизнь, гораздо более жестокая, чем до нашего вторжения. Так нужно ли было оно? 


Материалы рубрики

Особенности афганской политики

Афганистан еще называют «обитель непокоренных» и «кладбище империй». Местные горцы во все времена славились своими коварными нападениями из засады и ожесточенностью в схватке. Превосходящую по численности вражескую армию афганские племена заманивали в глубь страны и громили в ущельях. Так было и с войском персидских Ахеменидов в VI веке до нашей эры. На свою сторону привлекать племена пуштунов предпочитал Александр Македонский, чтобы иметь мастеров засады среди своих. Афганцы привыкли довольствоваться малым и ни с кем не считаться, особенно с чужеземцами. Британия в XIX веке, СССР в XX и Штаты в XXI споткнулись в Афганистане.

В 1834 году британский разведчик Артур Конноли – это, кстати, он придумал термин «большая игра» – тайно проехал Афганистан. Он должен был понять, сможет ли Российская империя захватить страну и создать тем угрозу для Британской Индии. И по результатам в отчете он написал: «Афганцы мало что выиграли бы, если бы русские вошли в их страну. Если афганцы как нация решат сопротивляться захватчикам, трудности похода легко смогут стать непреодолимыми. Они будут сражаться храбро, непрерывно атакуя русские колонны на горных маршрутах, и смогут наносить удары по линиям снабжения войск».

Удивительно, но эти слова Конноли стали мрачным пророчеством. Причем не только для уже даже не русской, а советской армии, которая вошла в Афганистан в 1979-м. Слова эти были пророческими и для Британской Империи, неудачно закончившей две англо-афганские войны, и для сегодняшних США, для которых 20-летняя война прошла именно так, как писал Конолли, и закончилась позорным бегством.

Удивительно, но вот военные аналитики и генералы Российской Империи в отличие от советских отлично понимали, что в Афганистан не надо входить. Экспансию в Азию остановили на Пяндже. Генерал, разведчик Николай Гродеков назвал Афганистан в 1882 году в одном из докладов «пропастью, которую перескочить не сможем».

Исторически на территории Афганистана существовало несколько государств, потом разделенных между соседними империями. И вот, наконец, в 1747 году военачальник, как сейчас сказали, крупный полевой командир, Ахмад-шах Дуррани создал первое афганское государство. Этакую федерацию. Огнем, мечом, кровью, хитростью и предательством он соединил Пешаварское, Кабульское, Кандагарское и Гератское княжества. И вот действительно, даже несмотря на то что после его смерти княжества разъединились, этот Афганистан уже никто и никогда не мог захватить.

«Структура афганского общества, очень дробного, разделенного на множество племен, родов, каких-то группировок, в момент внешней агрессии, вызова объединяется в огромную такую военную машину. Если в мирное время каждый из них живет в каком-то своем там ущелье, долине, то при появлении внешнего вызова, какой-то большой военной силы все эти миллионы горцев объединяются для борьбы с агрессором», – отмечает Игорь Димитриев, востоковед, политолог.

Пытались многие. И Иран, и Маратские индийские княжества. И, конечно, самые громкие попытки захвата Афганистана – это англо-афганские войны. Яркий пример, отчего Афганистан хоронит планы любых завоевателей. Если кратко, первая английская война началась в 1839 году. Причина была в том, что тогдашний правитель Афганистана Дост Мухаммед решил наладить отношения с Российской Империей. Англичане пригрозили войной, он не испугался. Но формальный повод для войны английские чиновники придумали другой. Заявили, что злые и коварные афганцы якобы готовятся напасть на Индию. Правда, мало что меняется в истории. Началось вторжение, англичане быстро взяли основные города, потом Кабул, Дост Мухаммед был пленен. И вот тут начались проблемы, которые будут у всех завоевателей. Захватить Афганистан нетрудно. Удержать почти невозможно.

Первые два года вроде бы никакой войны против англичан афганцы не вели. Так было потом и при вводе советских войск, и с американцами повторилось то же самое. А после началось. Британцы стали вводить свои порядки, крестьяне стали вынуждены отдавать часть урожая на содержание оккупационной армии. На проповедях в кабульских мечетях имамы говорили, что англичане развращают афганских женщин и позорят страну. В 1841-м британский офицер пишет из Кандагара друзьям: «Дело окончено вот уже два года, а мы все еще здесь. Хайберцы, гильзаи и дуррани взялись за оружие, на посты наши делают нападения, солдат наших убивают перед нашими глазами. Можем ли мы оставить Афганистан в таком положении, переменится ли оно и успокоится ли страна? Никогда, по крайней мере, мы до этого не доживем. Не могу вам сказать, как ненавидит нас народ: всякий, кто убьет европейца, считается святым».

Войну с англичанами возглавил сын Дост Мухаммеда, его поддержали лидеры племен и губернаторы провинций. Английский ставленник Шуджах Уль Мульк ситуацию не контролировал, из страны бежал, повстанцы вошли в столицу 22 ноября 1841 года. Английским корпусом в Кабуле командовал нерешительный генерал Эльфинстон, который начал переговоры. Афганские вожди восприняли это поведение как слабость, пообещали выпустить английские войска и разгромили их полностью в ущельях.

Если посмотреть на историю американской оккупации, то можно заметить, насколько все похоже. И вроде поначалу войны не было. И талибов, казалось бы, прогнали. И западные ценности, казалось бы, удавалось продвигать. Но в итоге после 20 лет у власти снова тот же «Талибан» (запрещен в РФ).

А чем закончилась первая англо-афганская война? Да тем, что англичане отправили в Афганистан новый корпус, выжгли в ходе карательной операции половину Кабула. И ушли. А на престол они посадили того самого Доста Мухаммеда, с которым воевали так долго и война с которым обошлась в жуткую по тем временам сумму – 25 миллионов фунтов стерлингов. Ну, почти как нынешние американские два триллиона долларов.

«Британцы после нескольких поражений военных перешли к методике косвенного управления. То есть они вовлекали афганскую элиту в собственное культурное пространство. Наследники престола, монархи проходили обучение в Британии. Они пытались удерживать Афганистан в сфере своего влияния не путем оккупации, а путем контроля над элитой», – отметил Игорь Дмитриев.

И еще. Первая англо-афганская привела к жесточайшему политическому кризису в Британии. Снова все очень похоже. Коалиционные силы, войдя в Афганистан в 2001 году, в итоге столкнулись с тем, что не понимают, как победить и как воевать. Нет инфраструктуры, уничтожив которую можно обрушить привычный уклад жизни, большая часть страны живет в социальных реалиях двухсотлетней давности. Высокая рождаемость, традиционная воинственность местных племен и народов, традиционная же недоверчивость к иностранцам и исторический опыт. Военные антропологи и разведчики и Российской, и Британской империй отмечали и немалую храбрость афганцев. При этом Афганистан всегда был весьма своеобразным государством.

Генерал Гродеков описал его так: «На Афганистан надо смотреть, скорее, как на федерацию, чем как на нечто органически целое. Кабульское правительство может заключать договоры с иностранными державами, а народ будет действовать по-своему. Афганцы, храбрый воинственный народ, всегда были того мнения, что им никаких союзников не надо, что они сами справятся со всяким врагом».

В 80-е годы XIX века британцы пытались заставить афганского эмира Абдур-Рахмана согласиться на строительство железной дороги до Кабула. Угрожали, обещали деньги, потом позвали на осмотр Ходжа-Амранского туннеля, пробитого в горах. Англичане спросили эмира, не вызывает ли у него изумление такое сложное техническое сооружение? Вопрос, разумеется, был с подтекстом, англичане хотели показать Абдур-Рахману, какая пропасть в техническом развитии разделяет две страны. И Абдур-Рахман-хан ответил: «Если я проткну острым кинжалом изумительно правильную дыру в вашей спине, то вряд ли это вызовет у вас изумление моему искусству».

Почти квинтэссенция афганской политики. Вы сильнее. Но кинжал в спине и вам не понравится. Захватить Афганистан можно, удержать почти нереально.

«Из всех перечисленных случаев, когда большая, крупная империя оккупировала Афганистан, у Советского Союза, конечно, были наибольшие шансы удержать его за собой, потому что вместе с советской армией пришел совершенно новый взгляд на социальное устройство, взгляд на мир. И Советский Союз был очень близок к тому, чтобы эту архаичную родоплеменную систему успеть за 10 лет перевоспитать, изменить», – сказал Игорь Дмитриев.

При всех ошибках, при всей необдуманных шагах Политбюро, как раз Советский Союз сумел предложить афганцам идею, некий образ будущего. Работа с молодежью, борьба за права женщин, образование (кабульский Политехнический институт был центром афганского высшего образования), строительство социальных и промышленных объектов – вот эти шаги СССР и подконтрольного Москве правительства, стали символом новой жизни. Конечно же, афганцы не захотели массово строить социализм. Но многие увидели новую модель государства, которая давала надежду, что их дети будут жить лучше.

В 1989-м Советский Союз вывел войска. По сути, бросил афганцев. Как тогда, впрочем СССР, а потом и молодая совсем Россия бросили многих. И внутри у самих были проблемы и очень хотелось понравиться Западу. Но, что важно, никакого бегства (вроде нынешнего у американцев) не было. Войска выводили по плану, базы передавали афганской армии, гражданские объекты – полностью местным специалистам. И правительство Наджибуллы, даже преданное тогдашним руководством СССР, держалось три года. На глубоко идейных военных, чиновниках, обычных жителях, которым именно советские русские люди показали, какой может быть их страна. И если бы тогда наша страна оказала афганцам минимальную помощь, история Афганистана могла бы стать совсем другой, а может, и нет.

Но характерно, что проамериканское правительство Ашрафа Гани рухнуло еще даже до ухода американцев. И армия-то разбежалась. Оказалось, что за западные либеральные ценности, которые так пытались афганцам навязать, воевать никто не готов. И да, конечно, американцы не построили в Афганистане ни одного завода, ни одного комбината, ни одного тоннеля. Зато бомбили на всю катушку.

И, кстати, в отличие от США СССР сумел контролировать большую часть страны. Даже горные приграничные с Пакистаном районы вроде Нуристана. И совершенно не факт, что и талибы сумеют сохранить контроль над Афганистаном. На этой неделе сын легендарного лидера антиталибской коалиции Ахмада Шаха Масуда Ахмад-младший заявил, что продолжит борьбу против «Талибана». В Панджшерском ущелье, откуда родом и он, выпускник британской Военной академии, он стал собирать боевые подразделения. 20 лет назад он рыдал на могиле отца, убитого террористом-смертником. Теперь намерен если не взять страну, то отомстить. Традиционная афганская история. Если не придется объединяться с врагом против общей угрозы. Скажем, против ИГИЛ (запрещено в РФ).

Афганская война. Хроники 80-х. Август — октябрь 1985 года. Эпизод четырнадцатый и окончательный

Завершение Панджшерской операции и возвращение в пункт постоянной дислокации полка совпало с радостным, но и одновременно грустным событием. Пришла замена Алексею Тышкевичу, настоящему офицеру — не по форме, а по духу и характеру. За время, которое провели в сложных и тяжелых условиях войны, мы сдружились и стали понимать друг друга не то что с полуслова, но и с полвздоха. Когда Алексей уедет, такого надёжного товарища и соратника с нами не будет, что, конечно, огорчало.

Алексею за время его службы в Афганистане повезло в том, что он остался в живых, даже не был ранен, однако «умудрился» собрать полный «афганский букет», переболев дважды гепатитом и брюшным тифом. К этому «букету» следовало бы добавить малярию, но то, что он вставил в свой «букет» и этот «цветок», я не уверен. Несмотря на тежёлые заболевания, после которых обычные люди становятся инвалидами, Алексей продолжал стойко «тянуть лямку» пехотного офицера, у которого и голова на месте, и руки растут откуда надо, за что он справедливо заслужил два ордена Красной Звезды, заплатив за это своим здоровьем. На таких как Алексей, — скромных, но надёжных офицерах, — по сути держалась, держится и будет держаться наша армия.  

Перед заменой Алексея Тышкевича. На фото справа 

Исходя из скромных возможностей, однополчане организовали Алексею проводы, что сделать не всегда получалось, ведь обычно замена офицеров проходила иначе, в особенности — командиров взводов. Указанную категорию пехотных офицеров в полку заменяли либо по факту гибели, либо по факту получения тяжелого ранения или болезни. Зачастую оставшиеся в живых подчинённые заменяли погибшего командира роты, делая таким образом карьеру. К примеру, Игорь Батманов в 1984 году заменил погибшего командира роты Ибрагимова. Редко кому из командиров взводов из пехоты удавалось отслужить свой срок в Афганистане полностью в качестве командира взвода живым и здоровым. Горькая правда любой более или менее большой войны заключается в том, что младшие пехотные офицеры, участвующие в ней, являются основным «расходным материалом», и война в Афганистане в этом смысле не являлась исключением.

Алексей убыл к новому месту службы на Дальний Восток. Через три месяца после него предстояло убыть и мне, а пока же нашему батальону поручили сопровождать колонны снабжения гарнизона советских войск, дислоцированных в провинции Газни.

Остановлюсь подробнее на этом сложном и ответственном виде боевой деятельности, которой довелось заниматься, сопровождая колонны с грузами с середины августа до начала ноября 1985 года.

Необходимо пояснить, что ведение войны требует затрат значительных материальных ресурсов, и чем сильнее и мощнее становится вооружение и, соответственно, войска, участвующие в ней, тем более зависимыми они становятся от снабжения горючим, боеприпасами, продуктами, вещевым довольствием и многим, многим другим, всего и не перечислить. Времена, когда армии снабжались «подножным кормом» с территории, на которой располагались, прошли безвозвратно. Бронированного коня не накормишь травкой из-под ног, а скудные ресурсы территории Афганистана, инфраструктура и хозяйство которого были разрушены, были не способны обеспечить даже малую толику потребностей находящейся на его территории современной армии.   Афганистан, в который волею обстоятельств вошли наши войска, находился на низком уровне экономического развития даже без войны. Для того чтобы войска находились в боеготовности, приходилось на его территорию завозить всё, вплоть до гвоздей для строительства и угля для отопления. Прибавив к этому сложный горный и пустынный рельеф страны, слабое развитие дорожной сети и ограниченность выбора транспортных путей, получим сложную и затратную систему снабжения войск, необходимую для обеспечения их боеготовности и жизнедеятельности.

Понимая, что снабжение советских войск, находящихся в Афганистане, является самым уязвимым звеном в основе их боеготовности, противник всеми возможными способами и средствами осуществлял действия, направленные на нарушение нормального и бесперебойного снабжения. Боевики нападали на колонны снабжения, устраивали засады, минировали пути сообщения, мосты, иных дорожные сооружения на путях нашего передвижения. Изобретательность противника в этом была изощрённой, а действия — дерзкими и настойчивыми. В противодействие усилиям боевиков, так называемых душманов, пытающихся прекратить или затруднить снабжение войск, наше командование принимало соответствующие меры. Там, где было возможно, ставились стационарные заставы, перед движением колонн снабжения обязательно проводилась проверка дорог на наличие мин и фугасов, проводилось разминирование.

Сапёры проверяют дорогу перед движением колонны

Все колонны снабжения, особенно те, которые направлялись в отдалённые районы страны, сопровождались боевыми подразделениями, при необходимости усиленными артиллерией, а иногда и в сопровождении авиации. Этот процесс не прерывался ни на минуту. В любой момент времени где-то на дорогах Афганистана колесили гружёные машины, за рулём которых были наши солдаты водители, открытые со всех сторон. Они подрывались на минах, гибли под огнём обстреливающих колонны душманов, однако упорно и незаметно делали своё очень важное дело, без которого налаженная военная машина встала или застопорилась не более чем через неделю.

Колонна наливников по дороге в Джалалабад. Юрий Савчук из состава боевого сопровождения 181-го мсп.   

 

На противодиверсионные мероприятия командованием 40-й армии выделялись значительные силы войск и ресурсы, а на подразделения, которые выделялись на обеспечение этих мероприятий, возлагалась большая ответственность, так как отвечали они в конечном итоге не за себя, а прежде всего за безопасность тех, кто находился в колоннах, и за сохранность важных грузов. Любой промах или недоработка в обеспечении безопасности обязательно заканчивались гибелью водителей машин и потерей таких необходимых грузов. Противник не прощал ошибок и немедленно использовал их, непрерывно наблюдая за движением транспортных колонн советских войск.  
  
Обеспечение деятельности гарнизона советских войск и советников в провинции Газни имело свои особенности. Для снабжения гарнизона наш 191-й отдельный мотострелковый полк не реже одного раза в две недели формировал транспортную колонну, в которую кроме транспортных машин полка включались машины снабжения вертолётной эскадрильи Газни и батальона охраны, 177 отдельного батальона специального назначения и иных отдельных подразделений. Иногда к колонне примыкала машина отряда советников.

Каждое формирование и боевое сопровождение сводной транспортной колонны готовилось как полноценная боевая операция, кроме подготовки техники и личного состава проводились превентивные мероприятия: разведка опасных направлений, реализация разведданных, отвлекающие удары по вероятным путям выдвижения отрядов душманов.

Накануне выдвижения транспортная колонна выстраивалась на территории дислокации полка у парка боевых машин. Около пяти-шести часов утра выстроенному у машин личному составу, задействованному в этой боевой операции, начальником штаба полка зачитывался боевой приказ на выдвижение и боевое охранение транспортной колонны. Заблаговременно по маршруту движения колонны выдвигались танки, которые занимали высоты на перевале в десяти километрах севернее Газни.

Помню позывной танковой роты — «Шляпа», и взводов соответственно: «Шляпа-1», «Шляпа-2» и «Шляпа-3». После производилось вытягивание транспортной колонны, и она получала условное наименование «Нитка». Построение транспортной колонны полка было следующим: через определённое количество транспортных машин (от пяти до десяти) в колонну вставляли БТР с пехотой из состава боевого охранения.  В состав боевого охранения выделялось до мотострелкового батальона, в который по штату входила миномётную батарея с расчётами переносных 82 мм миномётов «Поднос» и автоматических миномётов «Василёк».

  Расчёт автоматического миномёта «Василёк» за работой

Возглавляло общую колонну сапёрное отделение на БТР с кинологами-саперами с собаками, а также отделение пехоты на БТР.

  Минно-розыскная собака приданного сапёрного отделения на отдыхе. Кабул. Теплый стан. Осень 1985 года.

Замыкала транспортную колонну («Нитку») техническая летучка на тягаче «Урал», также усиленная пехотным отделением на БТР во главе с техником одной из рот. У нас эту обязанность технического обеспечения возлагали на техника роты прапорщика Василия Одинцова, после чего техническое замыкание «Нитки» получало позывной — «Замок».

Движение в колонне  

После вытягивания «Нитки» и выхода её за территорию дислокации полка пулемёты башен БТРов боевого сопровождения разворачивались поочерёдно в разные стороны по движению, заряжались, производились проверочные выстрелы. Сверху БТРов имели право оставаться только командир (по необходимости) и наблюдатель, не имеющий права покидать свой пост, обязательно в каске и бронежилете, в готовности немедленно открыть огонь.

Короткая остановка. Водитель Николай Капустинский стоит слева. Наблюдатель наверху БТРа в готовности.   

 

Командиры были обязаны находиться постоянно на радиосвязи в режиме ожидания. Режим радиообмена был строго регламентирован, все сообщения докускались только по существу. При движении строго контролировалась дистанция между машинами, никто не имел права допустить как недопустимое сближение, так и разрыв колонны.

  Работа командира в движении колонны

 В случае поломки или подрыва одной из машин «Нитка» продолжала движение, при необходимости рядом с остановившейся машиной спешивалась и занимала оборону пехота из боевого сопровождения, а при подходе технического замыкания колонны, так называемого «Замка», последний брал на буксир повреждённую машину либо уничтожал её путём подрыва или сжигания, в случае, если буксировка повреждённой машины была невозможна.

Вытянувшаяся колонна транспортных и боевых машин полка начинала движение, летом утопая по ступицы колёс в пыли, а зимой в грязи, и делала первую остановку на северной окраине города Газни, выходя на трассу в направлении Кабула. Здесь колонна вбирала в себя транспортные машины вертолётной эскадрильи и батальона охраны, после чего, около восьми часов утра, вновь начинала движение.

Нам предстояло пройти путь до Кабула по шоссе длинной более ста тридцати километров. Дорога эта была в большей части без асфальта, но с хорошо укатанным покрытием на качественной основе. Покрытие дороги на открытых и прямых участках позволяло развивать приличную скорость до 70 километров в час, и в нормальных условиях этот путь до Кабула вполне можно было бы преодолеть не более чем за пять часов. Однако в действительности мы прибывали к окраине Кабула только через десять-двенадцать часов с момента отправления из Газни.

Зарисовка окружающей местности в движении. В перспективе боевой вертолёт поддержки и сопровождения

  
 
Вначале пути по трассе мы преодолевали длительный затяжной подъём на перевал с 2200 метров на 2500 метров над уровнем моря, проходящий через гору Амбур. Вдоль подъёма на высотах колонну ожидали заранее забравшиеся сюда танки, они обеспечивали безопасность прохождения длительного «тягучего» подъёма, поскольку на подъёме интервалы между машинами в колонне недопустимо увеличивались. После выхода на плато следовала остановка для восстановления построения колонны и ожидания отставших на подъёме машин. После повторного выстраивания и приведения в порядок вновь начиналось движение теперь уже по пустынному плато, представляющему собой пустынный, каменистый, почти лунный пейзаж. Дальнейшее движение по плато было относительно безопасно, так как окрестности вокруг были открыты для обзора, а горы от дороги отстояли от двух до пяти километров.


Зарисовка окружающей местности в движении. Местные жители живут своей жизнью

Лунный пейзаж

По какой-то непонятной для меня причине этот участок пути «духи» не минировали, во всяком случае, ни одного подрыва на этом участке пути я не помню. Возможно, душманам — минёрам было лень или неинтересно «ковырять» дорогу в пустыне. Через тридцать километров этого спокойного участка пути колонна входила в зону кишлаков, где к дороге примыкали кишлаки, посадки и деревья, так называемая «зелёнка».

Входим в «зелёнку»

Но и этот участок пути оставался относительно безопасным, хотя возможность минирования была очень высока, поэтому движение колонны периодически останавливали для проверки сапёрами потенциально опасных участков пути. Здесь надо было быть внимательным, так как «духи» практиковали минирование обочин, и для того чтобы вынудить выйти на обочину, на дороге как бы случайно могла остановиться афганская машина, «бурбухайка». Чтобы обогнуть эту «случайно» вставшую на дороге машину, её надо было объехать и здесь-то и «поймать» мину. Поэтому в обязанность боевого охранения входило решительное удаление на обочину таких «случайно» остановившихся афганских машин с пути движения нашей колонны. Так, «скачками», колонна продвигалась ещё около двадцати километров, приближаясь к самому опасному участку пути – Дуабскому ущелью, названному по имени кишлака Дуаб, расположенному у входа в это ущелье, уходящего далее по реке Вардаг на юго-восток от направления дороги.



Участок дороги, примыкающий к ущелью у кишлака Дуаб на карте

Это было проклятое место, горы и «зелёнка» здесь подходили вплотную к дороге, а сама дорога как-бы входила в бутылочное горло между гор, обзор с которых позволял душманам заблаговременно «засечь» и просчитать время подхода колонны, а изрезанный рельеф позволял незаметно и выгодно разместить огневые средства для неожиданного нападения на проходящие транспортные колонны. При этом таких удобных позиций для нападения на этом участке пути было несколько на протяжении до десяти километров.

Подходы с дороги от Дуабского ущелья

В доказательство успешности действий противника на протяжении всего этого участка пути на обочинах вдоль дороги были видны многочисленные остовы нашей многострадальной техники, застигнутые в момент свой гибели.

Кладбище техники, разбитой душманами на участке дороги у Дуабского ущелья

Среди этого металлолома находились и весьма экзотические для Афганистана остовы многоосных мощных тягачей МАЗ-537, более известные как «Ураган», которые в армии обычно «таскали» стратегические ракеты. Но в Афганистане эти тягачи использовали для эвакуации неисправной боевой техники. Впоследствии от затеи экономить ресурсы, направляя на ремонт технику в Союз, отказались, во всяком случае в Газни, видимо, после того, как всю колонну таких «Ураганов» добросовестно сожгли «духи» вместе с транспортируемой на них техникой.



  Такие «Ураганы» пожгли душманы у Дуабского ущелья

Это было настоящее кладбище подбитой различной техники, по которой можно было при желании составить хронологию развития технической мысли первой половины 80-х годов XX столетия. Черные сгоревшие остовы лишь размерами напоминали о своей былой мощи. 

Уничтоженная техника у дороги


   
Подходя к этому опасному месту, мы кардинально меняли способ обеспечения безопасности движения транспортной колонны. Движение колонны заблаговременно останавливали, а весь состав боевого охранения на БТР выезжал из состава колонны, направляясь к участку дороги напротив ущелья Дуаб. Прибывая на место, пехота спешивалась и выдвигалась на высоты вдоль этого участка дороги, а БТРы занимали позиции, съезжая с дороги и в готовности поддержки пехоты огнём. Разворачивались расчёты миномётов, начиная пристрелку опасных направлений и мест вероятного появления противника.

Наводчик миномёта в работе

 

 
Заняв высоты, пехота готовила позиции в инженерном отношении вплоть до выстраивания камнями огневых точек, одновременно ведя усиленное наблюдение. При необходимости осуществлялась пристрелка прилегающей местности из АГС и подствольных гранатомётов.

Вид с обратной стороны высоты на кишлак Дуаб, долину реки Вардаг и ущелье 

По выполнению указанных мероприятий подходило время обеда, и пока транспортная колонна где-то далеко начинала движение, у нас было до двух часов свободного времени, чтобы пожарить картошку, взятую из полка, или сварить суп с тушёнкой на костре из дров, которые также привозили с собой. Обед проходил в созерцании проходившей по созданному нами безопасному коридору колонны. После её прохождения мы снимались и догоняли колонну, и вновь шло её построение. По пути к Кабулу была ещё одна такая же остановка, на которой мы вновь перекрывали опасный участок пути, но уже без спешивания и занятия высот.

Примерно к 17 часам колонна полка прибывала к пригородам Кабула, подходя к нему с запада. Нам предстояло проехать сквозь город и прибыть к месту временной стоянки на специальную площадку, расположенную у дислокации 181-го мотострелкового полка, называемого «Теплым станом». В этом полку служил наш однокашник Юра Савчук, но мне никак не удавалось застать его, так как он был постоянно где-то задействован.

Проезд транспортной колонны полка через Кабул

Как правило, двое — трое суток отводилось интендантским службам на получение грузов и погрузку машин. Мы же разбивали походный лагерь, растягивали тенты, когда было тепло, и устанавливали палатки с печками зимой, и отсыпались. Путь обратно проходил также. Процесс этот повторялся каждые две недели.

Нам везло, так как за август, сентябрь и октябрь 1985 года с полковыми колоннами ничего не происходило. Мы делали всё правильно, и «духи» не рисковали нападать. Налаженный механизм снабжения гарнизона работал без сбоев. Только было это очень утомительно: по десять часов кряду находиться в пути, на броне БТРа, открытыми всем ветрам, солнцу и ужасной пыли. Волосы стали жесткими как солома, кожа грубой и ничем не отмывалась, а пыль забивала все отверстия так, что по приезду приходилось предпринимать серьёзные усилия, чтобы выковырять плотную слежавшуюся глину из носа и из ушей.

Наш внешний вид после 12 часов сопровождения колонны



В полку, когда не были задействованы на сопровождение колонн, мы занимались обычными делами: обслуживали технику, занимались боевой учёбой, а также периодически выходили на проведение местных локальных операций, погонять «духов» вдоль трассы Кабул – Газни – Мукур. И если в сторону Кабула мы ходили постоянно, то на юге от Газни «ходили и работали» редко. Причина, по которой мы вдруг стали ходить на Юг,  стала известна чуть позже. На юге от Газни были свои особенности: если в сторону Кабула рельеф был пустынный и горный, то южнее Газни простиралась равнина, с частыми кишлаками и «зелёнкой».

На реализации разведданных в направлении к югу от Газни у города Мукур. На фото крайний слева Игорь Батманов


И народ здесь был другой. Если севернее от Газни «духи» были расчётливые (применяю этот термин условно), которые не рисковали впустую просто так, они были более подготовленные как в огневой подготовке, так и тактически, то здесь, южнее, народ попадался больше отчаянный и бесшабашный. Им ничего не стоило вдруг появиться непонятно откуда, совсем рядом, и пальнуть в белый свет как в копеечку из гранатомёта. При определённой сноровке и постоянном наблюдении можно было успеть упредить таких «камикадзе». Учитывая, что местность к югу от Газни была густо снабжена системой подземного водоснабжения – кяризами, «духи» использовали их для скрытного подхода и обстрела. То, что местность была равнинной, а «зелёнка» подходила вплотную к дороге, — затрудняло обзор, чем «духи» и пользовались. Потому приходилось находиться всегда в напряжении.

Дорожная зарисовка в направлении дороги на Мукур

Тем не менее, результаты «работы» были. По полученной информации обнаруживались склады с боеприпасами и задерживались пленные. Так продолжалось до конца октября, когда нам сообщили, что необходимо обеспечить переброску грузов из Кабула в Мукур, который отстоял южнее Газни на сто с лишним километров.

Нам поставили задачу принять в сопровождение следующую из Кабула армейскую колонну (то есть формирования и подчинения штаба армии) у ущелья Дуаб от боевого охранения коллег из Кабула и далее сопроводить её в Мукур с промежуточной ночёвкой в расположении нашего полка. В полдень одного из дней последней декады октября наш батальон уже находился на обусловленном месте встречи колонны, заняв как обычно высоты вдоль дороги, расположенные у входа в ущелье Дуаб.

Стали ждать, но прошло три часа, а колонна не появлялась. Прошло ещё два часа, но колонны не было. И только к 18 часам где-то вдалеке появилась «голова» колонны. Каково же было удивление, когда мы узнали, что колонна состоит из не менее чем двухсот восьмидесяти «Камазов», в основном наливников, то есть загруженных топливом. Мы ещё надеялись, что успеем засветло пропустить колонну через это опасное место, но теперь возможность полностью пропала. Мы поняли, что засветло не успеем пропустить все машины, и бой неизбежен, и возможно — это последний бой.

Этот вывод был сделан на том основании, что мы хорошо знали своего противника, который не упустит возможности нанести удар именно сейчас и именно в этом месте. Особенности защиты растянутой по дороге транспортной колонны таковы, что мы не имели возможности манёвра в глубину фронта, что было равнозначно уничтожению всех машин в колонне, появляющихся в зоне обстрела противника. Кроме того, не было реальной возможности осуществлять манёвр силами, перебрасывая усиление на тот или иной участок, так как ослабление в одном месте немедленно будет использовано противником, в особенности ночью. В виду удалённости надеяться на помощь из полка не следовало. Пока они доедут до нас, всё будет кончено.

Наблюдая за подходом головы колонны, мы стали понимать, что с наступлением темноты «духи» обязательно подтянутся и наверняка ударят. Упустить такое благоприятное для них стечение обстоятельств они не смогут.

Предугадывая возможные действия противника, понимали, что нападающая сторона, то есть эти самые «духи», будут стараться «сбить» нас с позиций и проникнуть к колонне по широкому фронту, не давая возможности перебрасывать силы с одного участка на другой, но основной удар наверняка нанесут в одном месте, и пусть кратковременно, но обеспечат значительный перевес сил с целью «сбить» боевое охранение с позиций. И тем, кто окажется на их пути, придётся несладко: «духи» наблюдали за нами, знали наши силы и местонахождение, а мы могли только предполагать, где и какими силами будет нанесён этот удар. В чём же можно было быть уверенным, так это в том, что «духи» не упустят возможности использовать стечение благоприятных для них обстоятельств.

Надо было срочно принимать меры по перекрытию участков, которые не просматривались ночью, и потому командование боевого охранения приняло решение дополнительно закрыть эти участки, вынужденно ослабив ранее занятые позиции. Это ещё более усложняло задачу, и кому-то из нас предстояло пусть и кратковременно, но почувствовать себя выполняющими приказ: «Ни шагу назад!», отражая превосходящие силы противника. Кому из нас так «повезёт», мы не знали.


 
Обстрел высоты у кишлака Дуаб

С наступлением темноты «нитка» колонны полностью втянулась в этот опасный участок дороги, а «духам» оставалось дело за малым — «сбить» нас с позиций, потом по стандартной схеме поджечь крайние машины, после чего уничтожить всё, что окажется между ними. Нам же, что бы этого не допустить, предстояло «держать» подходы к дороге на всём её протяжении, особенно те, которые позволяли скрытно подойти к движущейся по дороге технике.

Срочно разделяя свои силы, мы перекрывали эти подходы к дороге. Забрал с высоты часть людей и я, уводя их с собой вниз к реке, ближе к отрогам гор, откуда «духи» обязательно попытаются проникнуть к дороге. На высоте Игорь Батманов оставил держать оборону заместителя командира взвода, старшего сержанта Петра Кашкарова, который являлся ответственным, серьёзным и грамотным командиром. Пётр уже отбыл действительный срок службы и должен был в октябре-ноябре уходить домой, был смелым, рассудительным командиром, никогда не повышал голоса, и авторитет у него был среди подчинённых и у командования как говорится, «не надутый».

Ждать реакции противника долго не пришлось. С наступлением ночи по нам начали одновременно вести огонь с гор и ущелья, а также из «зелёнки» по всей линии обороны, и, как предполагали, враги пытались «сбить» нас с позиций. Били и «работали» грамотно, так что было не видно, в каком месте они предпримут основной удар. Мы отвечали, и так как заранее пристрелялись по вероятным целям, первый наскок отбили. Огонь на короткое время прекратился, видимо,  «духи» определялись, где и как действовать дальше.

Затишье продолжалось не более пяти минут, в течении которых и мы поменяли позиции. После чего обстрел возобновился с ещё большей силой. Где-то за нами на дороге вспыхнула и разгорелась цистерна, зарево вспыхнувшего пламени от цистерны с топливом осветило всё вокруг красным светом. Частично «духи» добились своего, хотя и не до конца, так как движение колонны им остановить не удалось, даже наоборот, машины стали двигаться по дороге быстрее. До сознания водителей дошло, что шутки закончились, и чем быстрее они будут двигаться, тем больше будет вероятность остаться в живых. Сколько всё это продолжалось, сейчас определить невозможно.

В радиообмене были слышны целеуказания миномётным расчётам и наводчикам пулемётов БТР. Получили тревожное сообщение о том, что серьёзно ранен Пётр Кашкаров, а Игорь Батманов организовывает вынос раненого из-под огня. 
Наконец-то получили команду на отход. Теперь самое главное — как можно быстрее «сделать ноги». Задача выполнена, колонна вышла из-под обстрела, покинув это гиблое место.

Последовали стандартные доклады о проверке личного состава и техники, определялся и уточнялся состав прикрытия отхода. Потери оказались не так велики, как ожидалось после такого интенсивного огневого воздействия противника. Всего было потеряно три «Камаза», водители которых все успели благополучно эвакуироваться. Из потерянных машин только одну потеряли по причине огневого воздействия противника, две других в суматохе столкнулись, и их скинули в кювет и уничтожили сами на месте, так как эвакуировать их не представлялось возможным.

Боевое охранение потеряло старшего сержанта Петра Кашкарова по ранению, но его удачно вынесли товарищи с поля боя. Вызвали вертолёты для эвакуации раненного, и на короткой остановке буквально через полчаса после получения ранения Петра эвакуировали в Кабул. Ранение у него оказалось тяжёлым, и не будь такой быстрой эвакуации, итог был бы более печальным, так что для Петра всё сложилось более или менее удачно.



Общий фотоснимок накануне. На фото Пётр Кашкаров крайний слева


 
Так закончился для нас этот обычный день.

Назавтра мы довели эту колонну «Камазов» в город Мукур, который находится в ста километрах южнее Газни, после чего возвратились в полк. В городе Мукуре располагалась 7-я пехотная дивизия афганской армии, ей предназначался этот груз, который мы сопровождали. Через трое или четверо суток всё повторилось, но в обратном порядке, но уже без происшествий.

25 октября 1985 года и мне пришла замена из Союза — офицер из Дальневосточного военного округа. Однако предписание для дальнейшего прохождения службы я получил в другой округ — Забайкальский, ЗаБВО. В шутку эту аббревиатуру в названии округа в офицерской среде расшифровывали как — «Забудь вернуться обратно». Офицеров, проходивших службу в этом округе, не заменяли, и, попав в него, предстояло прослужить в Даурских степях все 25 лет. Условия жизни и службы в Забайкалье суровые, и чтобы вырваться на другое место службы, офицеры пытались замениться через Афганистан. Добровольцы из Забайкалья «долбили» кадровые службы рапортами, но кадровые службы, понимая, что если удовлетворить все рапорта, служить в ЗабВО никого не останется, рапорта не удовлетворяли.

Мне же повезло дважды: и в Афганистане послужить, и ЗабВО отдать пять лет, пока не сократили и воинскую часть, и почти всех офицеров, поскольку вероятный противник Китай неожиданно превратился в Стратегического союзника, и держать крупную войсковую группировку на его границах тогдашнее руководство страны посчитало дорогим и нецелесообразным. Впоследствии дорогим и нецелесообразным посчитали содержать свою армии вообще.

А тогда, в середине 80-х, мне предстояло выехать служить в укреплённый район, где вкопанные в степь и залитые бетоном тяжелые танки ИС-2 и ИС-3 направили свои грозные пушки в сторону Китая. На некоторых танках, превратившихся в неподвижные танковые огневые точки, имелись боевые отметины от немецких снарядов и выбитые экипажами зубилом на башнях надписи: «Впереди Одер! На Берлин!», на этих самых танках ИС-2 воевали наши деды. И эти танки готовы были даже через 40 лет после окончания войны выполнить своё предназначение.


Танковая огневая точка на базе танка ИС-2

Процесс моей замены совпал с подготовкой полка к выходу на очередную локальную операцию, когда было совсем не до меня и организации моих проводов, все сослуживцы были заняты подготовкой к боевому выходу. В день выхода полка на операцию, по пути «на войну», однополчане «добросили» меня до вертолётного аэродрома в Газни, и 8 ноября 1985 года я был в Ташкенте.  

Повествование – «Афганская война «Хроники 80-х» – окончено!

Виктор Посметный
25 января 2017 года
фото из личного архива автора

Читайте предыдущие главы:

http://sevastopol.su/author_page.php?id=91139

http://sevastopol.su/author_page.php?id=55084

http://sevastopol.su/author_page.php?id=54315

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=54315

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=53956

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=50822

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=50604

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=50291

http://sevastopol.su/author_page.php?id=50048

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=46063

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=45146

http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=44117

http://sevastopol.su/arch_view.php?id=40932

http://sevastopol.su/arch_view.php?id=35449

http://sevastopol.su/author_page.php?id=32885

http://sevastopol. su/author_page.php?id=29495

http://sevastopol.su/author_page.php?id=26262

http://sevastopol.su/author_page.php?id=23107

http://sevastopol.su/author_page.php?id=21795

http://sevastopol.su/author_page.php?id=17346

http://sevastopol.su/author_page.php?id=16998

http://sevastopol.su/author_page.php?id=10380

Повествование заканчиваю песней Юрия Диткова, посвящённой всем вышедшим из пехоты и прошедшим Афганистан, — «Мы просто пехота».

Война в Афганистане | Глобальный трекер конфликтов

Последние разработки

В апреле 2021 года президент Джо Байден объявил, что вооруженные силы США покинут Афганистан к сентябрю 2021 года. Талибан, который продолжал захватывать территории по всей стране и бороться с ними, несмотря на продолжающиеся мирные переговоры с афганским правительством, усилил атаки на афганскую национальную оборону. и базы и аванпосты Сил безопасности (ANDSF) и начали быстро захватывать новые территории.В мае 2021 года американские военные ускорили вывод войск. К концу июля 2021 года Соединенные Штаты завершили почти 95 процентов своего вывода, оставив всего 650 военнослужащих для защиты посольства США в Кабуле.

Летом 2021 года талибы продолжили наступление, угрожая подконтрольным правительству городским районам и захватив несколько пограничных переходов. В начале августа талибы начали прямые нападения на несколько городских районов, включая Кандагар на юге и Герат на западе.6 августа 2021 года талибы захватили столицу южной провинции Нимруз, ставшую первой павшей столицей провинции. После этого провинциальные столицы начали стремительно падать. В течение нескольких дней талибы захватили более десяти других столиц, в том числе Мазари-Шариф на севере и Джелалабад на востоке, оставив Кабул единственным крупным городским районом, находящимся под контролем правительства. 15 августа 2021 года боевики Талибана вошли в столицу, в результате чего президент Афганистана Ашраф Гани бежал из страны, а афганское правительство рухнуло. Позже в тот же день талибы объявили, что они вошли в президентский дворец, взяли город под свой контроль и установили контрольно-пропускные пункты для обеспечения безопасности.

Скорость территориальных завоеваний талибов и крах как ANDSF, так и афганского правительства удивили официальных лиц и союзников США, а также, как сообщается, самих талибов, несмотря на более ранние разведывательные оценки ситуации на местах. Администрация Байдена санкционировала развертывание дополнительных шести тысяч военнослужащих для оказания помощи в эвакуации У.С. и союзный персонал, а также тысячи афганцев, работавших на США и пытавшихся бежать. Скорость краха афганского правительства угрожает массовым исходом беженцев из Афганистана и усугубляет и без того тяжелый гуманитарный кризис.

Фон

После того, как правительство Талибана отказалось выдать лидера террористов Усаму бен Ладена после атак Аль-Каиды 11 сентября 2001 года, Соединенные Штаты вторглись в Афганистан. Руководство Талибана быстро потеряло контроль над страной и перебазировалось на юг Афганистана и через границу в Пакистан. Оттуда они вели повстанческое движение против поддерживаемого Западом правительства в Кабуле, афганских национальных сил безопасности и войск международной коалиции.

Когда в 2014 году коалиция, возглавляемая США, официально завершила свою боевую задачу, за безопасность в Афганистане была поставлена ​​служба ANDSF. Однако ANDSF столкнулись с серьезными проблемами при удержании территории и защите населенных пунктов, в то время как талибы продолжали атаковать сельские районы и совершать теракты террористов-смертников в крупных городах.Война оставалась в тупике в течение почти шести лет, несмотря на небольшое увеличение численности войск США в 2017 году, продолжение боевых задач и изменение военной стратегии США в сторону источников доходов талибов, что включало воздушные удары по лабораториям по производству наркотиков и предприятиям по производству опиума.

Талибы продолжали бороться за территорию, включая столицы провинций, по всей стране. Группа ненадолго захватила столицу провинции Фарах в мае 2018 года, а в августе 2018 года она захватила столицу провинции Газни, удерживая город почти неделю, прежде чем У.С. и афганские войска восстановили контроль. В последние годы ANDSF понесла тяжелые потери.

В феврале 2020 года, после более чем года прямых переговоров, правительство США и движение «Талибан» подписали мирное соглашение, устанавливающее сроки вывода американских войск из Афганистана. В соответствии с соглашением Соединенные Штаты обязались сократить численность американских войск примерно до 8500 человек в течение 135 дней и завершить полный вывод в течение четырнадцати месяцев. Взамен Талибан обязался не допустить использования территории, находящейся под его контролем, террористическими группировками и вступить в переговоры с афганским правительством.Однако официального прекращения огня не было. После непродолжительного снижения уровня насилия талибы быстро возобновили нападения на афганские силы безопасности и мирных жителей. Прямые переговоры между афганским правительством и талибами начались через несколько месяцев после согласованного начала марта 2020 года, столкнулись с многочисленными задержками и в конечном итоге не принесли большого прогресса. Насилие в Афганистане продолжалось в 2020 и 2021 годах, поскольку Соединенные Штаты усилили воздушные удары и рейды по талибам. Тем временем талибы атаковали объекты афганского правительства и афганских сил безопасности и добились территориальных успехов.

Число жертв среди гражданского населения в Афганистане остается высоким за последние несколько лет. В 2018 году Организация Объединенных Наций зафиксировала рекордное для того времени количество жертв среди гражданского населения — 10 993 человека. Хотя в 2019 году наблюдалось небольшое снижение, число жертв среди гражданского населения превысило 10 000 человек шестой год подряд, а общее число жертв среди гражданского населения, задокументированное ООН с 2009 года, превысило 100 000 человек. Несмотря на очередной спад в 2020 году, в первой половине 2021 года было зафиксировано рекордно большое количество жертв среди гражданского населения, поскольку талибы активизировали свое военное наступление на фоне вывода международных войск.

В дополнение к наступлению талибов Афганистан сталкивается с угрозой со стороны «Исламского государства» в Хорасане, которое также расширило свое присутствие в нескольких восточных провинциях, атаковало Кабул и наносило удары смертникам по мирным жителям.

Неопределенность в отношении будущего международной помощи оказывает давление на афганскую экономику. Хотя в конце 2020 года Соединенные Штаты и их союзники обязались продолжать оказывать поддержку афганскому правительству, они могут сократить помощь после прихода к власти талибов.Такой шаг может усугубить ухудшение экономической ситуации в Афганистане.

Проблемы

Соединенные Штаты заинтересованы в попытках сохранить многие достижения в области политики, прав человека и безопасности, которые были достигнуты в Афганистане с 2001 года. Захват страны талибами может снова превратить Афганистан в убежище террористов, как Считается, что он поддерживает связи с «Аль-Каидой». Поглощение также угрожает свести на нет успехи, достигнутые в обеспечении прав женщин и девочек. Более того, растущая внутренняя нестабильность, массовый исход беженцев и нарастающий гуманитарный кризис могут иметь региональные разветвления по мере реагирования соседних стран. Кроме того, Пакистан, Индия, Иран и Россия, вероятно, будут конкурировать за влияние в Кабуле и с субнациональными акторами.

Афганская война: журнал фотографа с 2001 года

Одно из первых событий, свидетелем которого стал фотограф New York Times Тайлер Хикс после прибытия в Афганистан в конце 2001 года, вскоре после того, как У.С. авиаудары 7 октября открыли вторжение, была казнена раненый боевик талибов. Эта сцена потрясла его, перевернув с ног на голову все, что, как он думал, он знал о войне и Северном афганском альянсе — бойцах, связанных с США, которые были его проводниками и защитниками, и убийцах талибов.

Это был один мимолетный эпизод в стремительной череде событий, которые развернулись, когда мистер Хикс сопровождал бойцов Северного Альянса, которые вскоре вытеснили талибов из Кабула с помощью американских авиаударов и сил специальных операций.

Г-н Хикс возвращался в Афганистан более 30 раз в течение следующих двух десятилетий, описывая почти каждую главу войны, которая длилась почти 20 лет. Он фотографировал американские войска в бою, гибель мирных афганцев в результате взрывов талибов, спорные выборы в Афганистане, школьниц, посещающих занятия, и борьбу простых афганцев за выживание в условиях насилия, голода и конфликта, который часто казался бесконечным и неразрешимым.

Война, начавшаяся как миссия по наказанию Аль-Каиды за сентябрь.11 терактов превратились в изнурительную борьбу с решительным повстанческим движением талибов на фоне усилий по государственному строительству, направленных на преобразование обнищавшей, патриархальной страны, обремененной десятилетиями конфликта. Г-н Хикс был привлечен обратно в Афганистан тесными личными отношениями, которые у него сложились с людьми, с которыми он работал, и нетронутой красотой страны. Он увлекся нацией и конфликтом — и был полон решимости следовать за историей, куда бы она его ни привела.

Особенно жгучие воспоминания для мистера.Хикс был свидетелем гибели американского солдата в 2009 году в долине Коренгал на востоке Афганистана. Солдат шел в патруле перед мистером Хиксом, когда он был убит придорожной бомбой во время засады талибов. Позже, после того как мистер Хикс прислал семейные фотографии солдата, мачеха мужчины сказала мистеру Хиксу, как она благодарна ему за то, что он пережил нападение целым и невредимым.

Его последнее назначение в Афганистан, в июле, замкнуло круг мистера Хикса. Он оказался рядом с авиабазой Баграм, где почти 20 лет назад сфотографировал казнь бойца Талибана силами Северного Альянса.

В 2001 году Баграм был разрушенной бывшей советской базой, которая в итоге стала крупнейшей американской авиабазой в Афганистане.

В июле базу снова бросили — на этот раз американскими войсками, чей последний рейс вылетел ночью после того, как отключили электричество и база была завалена обломками боевой задачи. Г-н Хикс бродил по базе в одиночестве, фотографируя и время от времени встречая солдат афганского правительства, ошеломленных необъявленным уходом американцев.

Фотографии Баграма были одними из последних, сделанных мистером Хиксом перед отъездом из Афганистана как раз перед тем, как талибы ворвались в Кабул в середине августа, положив конец войне и дорогостоящей и противоречивой американской эре.

Эти фотографии, наряду с другими поразительными снимками, сделанными за два десятилетия, представлены ниже:

ВТОРЖЕНИЕ, ОКТЯБРЬ 2001 ГОДА

Боевики Северного Альянса осматривают деревню, контролируемую талибами, из прифронтовой деревни Горбонд.

Бойцы Северного Альянса на танке в Джабул Серадже.

Бойцы Северного Альянса осматривают разрушенный дом женщины, погибшей от американской бомбы, сброшенной на контролируемую Северным Альянсом деревню Гани Хил.

ПРОДВИЖЕНИЕ, НОЯБРЬ 2001

Истребители Северного Альянса проходят через столицу Кабул, встретив слабое сопротивление на входе в столицу. Большая часть талибов уже бежала на юг.

Боец Северного Альянса, раненый в грудь, на последнем издыхании в Майдан Шар, в 20 милях к юго-западу от столицы.

Боец Северного Альянса на гористой линии фронта у перевала Саланг.

После того, как он умоляет сохранить ему жизнь, ему стреляют в грудь.

Бойцы уносят тело Талиба.

Тысячи американских солдат расширяют базу Баграм.

Афганский солдат в пещере в районе Тора-Бора, где стынет след Усамы бен Ладена.

Женщины в ожидании голосования в мечети в Кабуле.

Хамид Карзай побеждает на выборах, набрав более 50 процентов голосов.

Рота Чарли попала в засаду талибов в долине незадолго до наступления темноты во время патрулирования.

Роту Чарли подбирают вертолетом по завершении двухнедельной операции.

Офицер Афганской национальной полиции. Американское правительство вложило миллиарды долларов в обучение и оснащение афганских сил безопасности.

Молитва перед Благодарственным обедом для солдат 82-й ВДД.

ЗАМОК, 2008

Боевой аванпост Лоуэлл, изолированная американо-афганская база, известная как «замок», недалеко от Каму в провинции Нуристан.

Медики спасают жизнь афганскому повару, который был ранен в результате минометного обстрела повстанцев.

Солдат Афганской национальной армии проходит обучение у американских морских пехотинцев во время засады повстанцев возле Каму.

КОРЕНГАЛ, 2009 г.

Американский патруль в долине Коренгал, убежище боевиков Талибана.

Американский солдат, раненный падающим валуном во время патрулирования в горах Коренгал.

Солдаты на заставе Коренгал во время панихиды по рядовому.21-летний Ричард Дьюотер погиб от взрыва бомбы во время патрулирования.

ВЫБОРЫ, 2009

Афганцы выстраиваются в очередь, чтобы проголосовать в Кабуле на президентских выборах, в день разрозненных нападений талибов.

Г-н Карзай переизбирается на второй срок в 2009 году после спорных и затянувшихся выборов, которые сильно испортили его отношения с Соединенными Штатами.

Раненого мужчину доставили из штаба сил НАТО и Министерства транспорта в Кабуле после взрыва заминированного автомобиля.

SURGE, 2010

Солдаты американского спецназа доставляют смертельно раненого солдата Афганской национальной армии к санитарному вертолету Black Hawk в провинции Кандагар.

Морские пехотинцы с ротой К, 3-й батальон, 6-й морской пехотинец, очищают район в Мардже, провинция Гильменд, который был источником засад.

Солдаты раскапывают завалы после того, как бомба уничтожила аванпост в провинции Кандагар. Шесть американцев были убиты.

У ГРАНИЦЫ С ПАКИСТАНОМ, 2011

Американские солдаты в долине Чарбаран, засушливой высокогорной долине в провинции Пактика, которая служила перевалочным пунктом для боевиков, переправляющихся из Пакистана.

Подразделение 77-й полевой артиллерии армии США ведет огонь из 105-миллиметрового артиллерийского огня по ракетной позиции талибов недалеко от границы с Пакистаном.

Солдаты были доставлены на вертолете для прочесывания и обыска территории, контролируемой сетью Талибана Хаккани, в надежде предотвратить новые нападения на Кабул.

ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА, 2012 г.

Американские ударные истребители F/A-18F Super Hornet после взлета с авианосца John C. Stennis в Северном Аравийском море по пути в провинцию Кандагар для выполнения боевого задания.

В кабине экипажа Стенниса.

Истребитель F/A-18F заправляется от KC-10 над провинцией Кандагар.

АМЕРИКАНСКИЙ ВЫБОР, 2013

Солдаты Афганской национальной армии возвращают автомобиль, который был атакован и выведен из строя во время засады талибов в округе Сангин, враждебном центре группировки боевиков в северной провинции Гильменд.

Афганские солдаты молятся в импровизированной мечети в штабе бригады в районе Сангин.

Изрешеченный пулями пост охраны в штабе бригады Афганской национальной армии в Сангине.

КРАХ, 2021

Ополченцы собираются в Мазари-Шарифе в июле, чтобы получить инструкции по защите города от нападения талибов. Город, когда-то оплот Северного Альянса, был захвачен талибами всего несколько недель спустя.

Авиабаза Баграм была практически заброшена в июле после того, как американцы покинули базу, где когда-то проживали тысячи военнослужащих.

Пассажир, ожидающий досмотра на контрольно-пропускном пункте в Герате. Талибан вскоре захватит город, третий по величине в Афганистане.

Вспоминая победы войны в Афганистане

Конец войны — время для размышлений. Так же и такая знаменательная годовщина, как 20-я годовщина 11 сентября. Теперь, в сентябре 2021 года, они связаны друг с другом — окончание войны США в Афганистане не случайно происходит в непосредственной близости от знаменательной годовщины.

Для Lawfare эти два события также тесно связаны с историей самого сайта. Правосудия, безусловно, не существовало бы, если бы не сентябрь.11 терактов и война в Афганистане. В первые годы существования сайта гораздо больше внимания уделялось проблемам, вытекающим из этого конфликта, чем кибербезопасности, дезинформации, авторитарному популизму и другим проблемам, преобладающим на сайте в наши дни.

Наверное, нельзя переоценивать уход и годовщину. Но можно сделать неверные выводы из размышлений о том, что пошло не так в войне в Афганистане, которая закончилась, как и началась, когда талибы контролировали страну.И с учетом того, что Афганистан сегодня внешне похож на Афганистан, каким он был 11 сентября, можно поразмышлять над выводами о том, что вторжение в Афганистан было ошибкой, что оно ничего не дало и что американцы погибли напрасно. Можно заключить, что любые успехи были эфемерными, что долгосрочные последствия имели только потери среди гражданского населения и политические просчеты, что 20 лет сдерживания талибов ничего не стоили и что уничтожение оперативной базы «Аль-Каиды» было всего лишь упражнение в растраченной крови и сокровище.

Очень многие трезвые, серьезные люди восприняли эти мрачные выводы, иногда выборочно, а иногда как угрюмый, пораженческий пакет. Инстинкт оценивать войну в бинарных терминах понятен. Люди склонны думать о войнах как о выигранных или проигранных. А наблюдая за хаотичной эвакуацией из Кабула, это уж точно не выглядело победой. Это даже не было похоже на тупик. Это было похоже на разгром.

Окончательная оценочная карта тоже выглядит плохо. Злобный игрок, которого играет Джордж К.Скотт насмехается над юной акулой бильярда, которую играет Пол Ньюман в фильме «Хастлер», за то, что он предположил, что он был далеко впереди в игре против лучшего игрока в мире, прежде чем проиграл все. «Эта игра не похожа на футбол. Никто не платит вам за метраж», — говорит игрок. «Когда вы суетитесь, вы ведете счет очень просто. В конце игры вы подсчитываете свои деньги. Так вы узнаете, кто лучший. Это единственный способ». По этому стандарту, безусловно, талибы превзошли нас. Американские войска громили их годами, но в конце игры у них есть Афганистан, а правительство, которое поддерживали Соединенные Штаты, испарилось, как и первое лидерство Пола Ньюмана.

Тем не менее, в отношении усилий Америки в Афганистане, длившихся два десятилетия, можно сказать больше, чем позволяет этот грубый анализ. Мы, конечно, не хотим сказать, что война увенчалась полным успехом. Не было. Многие американцы погибли, сражаясь там (и гораздо больше афганцев погибло), а Соединенные Штаты потратили триллионы в тщетных попытках построить афганское государство. Однако здесь важна не только конечная точка, но и характер кривой, ведущей к этой конечной точке. И под кривой афганской войны есть большая область, область, которую не следует легко выбрасывать.

Правда в том, что война на самом деле добилась многого, даже если ее самые амбициозные цели так и остались недостижимыми. Далеко не ошибка, вторжение в Афганистан с целью свержения первого режима талибов было необходимостью после 1 сентября. 11 среда. Действительно, без него трудно представить успешную контртеррористическую кампанию в годы, последовавшие за 11 сентября. Это сыграло решающую роль в устранении того, что стало серьезной и постоянной угрозой жизни американцев. Это обеспечило длительный период несовершенного, но не насильственного управления для многих афганцев, особенно городских, меньшинств и афганских женщин. И это помогло облегчить длительный период, когда успешных зарубежных террористических атак на территорию США просто не было.

Независимо от того, считаете ли вы войну в конечном счете успешной или неудачной, важно точно подсчитать ее затраты и выгоды. Поскольку в настоящее время люди, кажется, подсчитывают только ее затраты, мы предлагаем этот пост, чтобы напомнить людям о сложности оценки войны в Афганистане.

Святилище Афганистана

С двумя десятилетиями воды под мостом люди часто лечат Сентября.11 атак как гром среди ясного неба, на которые страна ответила реорганизацией и милитаризацией всей своей внешней политики и внутренней политики. В этой истории есть доля правды, но в ней теряется то, насколько активной и угрожающей стала «Аль-Каида» за годы, предшествовавшие 11 сентября. Джихадисты, связанные с Афганистаном, взорвали Всемирный торговый центр в 1993 году, убив шесть человек и ранив более 1000 человек. В 1996 году «Аль-Каида» перебралась в Афганистан, а в 1998 году напала на два посольства США в Восточной Африке, убив сотни и ранив тысячи. Два года спустя он осуществил бомбардировку американского военного корабля USS Cole. 11 сентября действительно стало кульминацией нарастающей и все более смертоносной террористической кампании, которую ни одно разумное правительство не стало бы терпеть.

Эта кампания проводилась в основном из Афганистана, и это было возможно, потому что талибы предоставили «Аль-Каиде» убежище, из которого она могла создать мини-армию и атаковать своих врагов за атакой.

Таким образом, хотя 20-летняя военная интервенция в Афганистане могла быть ошибкой, было важно, действительно необходимо, чтобы Соединенные Штаты отстранили талибов от власти в 2001 году и уничтожили базы «Аль-Каиды» в Афганистане и Пакистане в последующие годы. .

Действительно, Афганистан стал важной базой для «Аль-Каиды» задолго до 11 сентября, и громкие террористические акты были лишь одним элементом возникшей в результате опасности. Пока у «Аль-Каиды» была база в Афганистане, она могла созывать совещания по планированию и генерировать новые заговоры: Соединенные Штаты всегда играли в обороне.

Чтобы получить представление о том, насколько Афганистан и близлежащие объекты в Пакистане были важны для «Аль-Каиды», а также о многих аспектах, которые афганская база играла в общих операциях и успехах «Аль-Каиды», полезно изучить отчеты сентября.11 участок подробнее:

  • Всерьез заговор начался в конце 1998 или начале 1999 года, более чем за два года до нападения. Вдохновитель заговора, Халид Шейх Мохаммед, встретился с лидером «Аль-Каиды» Усамой бен Ладеном в Афганистане, чтобы представить свою новую идею нападения. Он получил одобрение и, что крайне важно с его точки зрения, получил деньги и рекрутов, которые были в наличии у бен Ладена. Эти и другие лидеры пользовались убежищем в Афганистане, чтобы наблюдать за операцией с минимальным вмешательством.Оттуда они могли совещаться друг с другом, общаться с оперативниками и иным образом организовывать широкое движение, даже когда они начинали отдельные атаки.
  • Лидер ячейки Мохаммед Атта изначально собирался воевать в Чечне, а в итоге отправился тренироваться в Афганистан вместе с тремя друзьями, которые также сыграли важную роль в заговоре. Как только он прибыл в Афганистан, лидеры «Аль-Каиды» заметили лидерские способности Атты, его дисциплину и свободное владение английским языком, перенаправив его на сентябрьскую службу.11 операция. Как показывает опыт Атты, в Афганистане «Аль-Каида» могла проверять и проверять потенциальных членов, выбирая наиболее преданных и опытных в свои ряды, позволяя другим стать более способными.
  • Индоктринация и контроль были важными составляющими того, что делало лагеря такими опасными. «Аль-Каида» смогла связать воедино разрозненный набор групп и идей — антиизраильских, антиегипетских, антироссийских, сторонников талибов и т. д. — и сделать их более единым движением. Это было огромным достижением для движения, которое часто боролось (и будет бороться) больше в своих рядах, чем против чужаков.Кроме того, он мог взять преданных активистов, таких как Атта, и перенаправить их против предпочтительных целей руководства.
  • Лидеры «Аль-Каиды» позже отобрали других участников заговора, так называемых мускулов, в первую очередь из саудовских добровольцев, прибывших в Афганистан, чтобы присоединиться к джихаду.
  • Угонщики были не одиноки: другие джихадисты, число которых, по оценкам ЦРУ, составляло от 10 000 до 20 000 человек, прошли разнообразную подготовку в Афганистане. Большинство добровольцев изучили базовые навыки обращения с оружием и получили опыт, подобный учебному лагерю, чтобы отсеять непричастных, что позволило им стать более эффективными повстанцами в различных сражениях по всему мусульманскому миру.Эти новобранцы «Аль-Каиды» также помогут Талибану в его кампании по завоеванию всего Афганистана. Действительно, во время вторжения после 11 сентября американские солдаты обнаружили, что арабские джихадисты, а не талибы, были самыми свирепыми и умелыми бойцами. Несколько избранных отправились в лагеря, где предлагалась более продвинутая подготовка, такая как контрразведка, изготовление бомб и другие навыки, полезные для терроризма. Угонщики мускулов, например, прошли базовую подготовку, чтобы определить их физическую форму и преданность делу, а затем прошли более продвинутую подготовку по угону самолетов, обезоруживанию маршалов авиации и использованию взрывчатых веществ.
  • Тренировочные лагеря и афганский опыт оказались полезными для повстанцев по всему мусульманскому миру. Такие фигуры, как Абу Мусаб аз-Заркави, который позже основал в Ираке «Аль-Каиду», предшественницу ИГИЛ, в конце 1990-х годов отправился в Афганистан и руководил там тренировочным лагерем.

В совокупности эти факторы сделали предсен. 11 гаваней в Афганистане убийственно опасны. «Аль-Каида» могла объединить разрозненное и разветвленное движение, обучать оперативников смертельному мастерству и планировать сложные операции с минимальным вмешательством.

Талибан приютил Аль-Каиду. Хотя талибы не одобряли террористические операции «Аль-Каиды» против Запада, но и не останавливали их. Талибы также не выдадут бен Ладена или других террористов, сомневаясь в правдивости обвинений США и не желая потерять лицо в глазах членов и сторонников талибов, передав неверным человека, которого они считали хорошим мусульманином. Даже сегодня представители Талибана отрицают ответственность бен Ладена за 11 сентября.

У.Вторжение С. быстро свергло талибов и оказалось разрушительным для «Аль-Каиды». Среди захваченных были лидеры или другие члены движения, которые раскрыли текущие заговоры, такие как заговор с целью проведения нескольких террористических атак в Израиле, который хорошо планировался. Движение потеряло свой архипелаг тренировочных лагерей, а вместе с ним и возможность обеспечить широкий спектр обучения тысячам новобранцев. Он также не мог так же эффективно внушать идеологию, хотя достижения в области информационных технологий поставили бы новые задачи.Движение также потеряло большую часть своих кадров в борьбе с вторжением США. Его лидеры, которые выжили, оказались под постоянным давлением. Наконец, очевидное свержение Талибана, которое многие джихадисты считали единственным истинным исламским правительством, заставило многих джихадистов усомниться в разумности стратегии «Аль-Каиды».

После сентября. 11 операций

Несмотря на эти многочисленные достижения, террористическая угроза «Аль-Каиды» не прекратилась со свержением талибов в 2001 году и установлением нового правительства в Афганистане. Ключевые лидеры, в том числе бен Ладен, перебрались в Пакистан, а оттуда руководили многочисленными операциями против Запада и на Ближнем Востоке в целом. Во многих из них участвовали люди, завербованные и обученные до 11 сентября, но планы и операции продолжались и после этого под руководством Пакистана. Известные теракты и заговоры включали взрывы на Бали в 2002 году и взрывы транспортных средств в Мадриде в 2004 году и Лондоне в 2005 году, в результате которых погибли 202, 193 и 52 человека соответственно. Бен Ладен финансировал взрыв на Бали, а эксперт по терроризму Брюс Хоффман отметил в 2007 году, что «почти все крупные инциденты» в Европе были связаны с «Аль-Каидой», а ключевые оперативники проходили обучение или базировались в Пакистане.В 2006 году сотрудники службы безопасности сорвали план по контрабанде жидких взрывчатых веществ на борт самолетов, летевших из Европы в США и Канаду, и взорвали их в воздухе, в результате чего, по данным прокуратуры, погибло около 1500 человек. .

Хотя пакистанское правительство арестовало многих важных лидеров «Аль-Каиды», в том числе Халида Шейха Мохаммеда, Афганистан оказался важной базой для США в преследовании убежища «Аль-Каиды» в отдаленных районах Пакистана, устранении высокопоставленных фигур, которых Пакистан не мог или не хотел нет, выкинуть.Соединенные Штаты нанесли многочисленные удары по «Аль-Каиде» в отдаленных районах племен Федерального управления (ФУТП) вдоль границы Пакистана с Афганистаном. Согласно анализу New America Foundation, первый удар беспилотника по Пакистану был нанесен в 2004 году, а десятки ударов, нанесенных при администрации Буша, вырастут до сотен при президенте Обаме, достигнув пика в 2010 году, а затем быстро снизились в течение десятилетия. Соединенные Штаты убили почти 100 лидеров, а также множество кадров низшего звена.

Многие из этих ударов были нанесены с баз в Афганистане. Для постоянного наблюдения и регулярных ударов, как это делалось десять лет назад, базы в Афганистане, расположенные недалеко от ФУТП, оказались необходимыми. Кроме того, самая известная контртеррористическая операция в истории США, уничтожение бен Ладена, также зависела от доступа в Афганистан, базу, с которой оперативники начали свою трансграничную операцию.

Со временем удары опустошили «Аль-Каиду». Как утверждает Дэвид Стерман из New America, «эти удары беспилотников лишили «Аль-Каиду» возможности осуществлять заговор из Пакистана.«Помимо гибели опытных командиров, если ее лидеры общались в режиме реального времени по телефону или с помощью интернета, они рисковали быть обнаруженными и убитыми. Вынужденное скрываться, ядро ​​больше не могло организовывать атаки на Западе. И хотя удары беспилотников привели к значительным жертвам среди гражданского населения, анализ Акил Шаха показал, что, вопреки распространенной мифологии, они не увеличили вербовку террористов.

Другими словами, Афганистан был необходим «Аль-Каиде» в годы до сентября.11, и лишение «Аль-Каиды» возможности его использования было, следовательно, пост-сентябрьским. 11 необходимость. Менее хорошо изученный Афганистан стал важной базой для продолжающейся контртеррористической деятельности США в последующие десятилетия, особенно в критический период, когда силы США смогли превратить некогда угрожающую организацию в шелуху. Это два крупных успеха афганской операции. В период сразу после 11 сентября мало кто мог себе представить, что Соединенные Штаты проживут два десятилетия без второй крупной атаки на родину из-за рубежа.Это достижение просто невозможно отделить от решения отправиться в Афганистан и остаться там надолго. Сможет ли он поддерживаться в отсутствие американских сил на земле, еще неизвестно.

Здание американской контртеррористической службы

В этом вопросе есть и юридический аспект: вся юридическая система после сентября. 11 Контртеррористическая политика США была связана с войной в Афганистане. То есть, поскольку противник находился в Афганистане, администрациям США требовалась правовая база, позволяющая У.Силы С. действовать в Афганистане. Поскольку до подозреваемых нельзя было добраться традиционными правоохранительными средствами, администрациям Буша, Обамы и Трампа требовалась операционная система, в которой участвовали бы военные власти. Этим каркасом стала война в Афганистане. И немного сложно представить, даже в ретроспективе, как эта структура могла бы выглядеть без войны.

Безусловно, неверно предполагать, что война в Афганистане была необходима для того, чтобы Соединенные Штаты могли получить Разрешение на использование военной силы 2001 года (AUMF) и вытекающие из него правила и полномочия.В конце концов, законы разрешают войны, а не наоборот. Тоже не совсем точно. В конце концов, AUMF не требовал вторжения в Афганистан; он просто санкционировал это. Широкая рабочая формулировка устава, в котором не упоминается Афганистан и действует во всем мире, могла бы поддерживать — и действительно поддерживала — другую военную деятельность, или она могла бы вообще не поддерживать военную деятельность, как исторически поступали некоторые AUMF. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что AUMF, прошедший сразу же после сентября.11, когда политики присматриваются к афганскому убежищу, предположили, что предстоящие военные действия будут происходить в Афганистане. Кажется маловероятным, что он был бы принят, если бы администрация Буша не предвидела нападение на эту страну сразу после его прохождения.

Итак, попытайтесь представить себе на мгновение, что администрация Буша не двигалась в этом направлении, как многие аналитики, оглядываясь назад на два десятилетия, теперь думают, что было бы разумнее. Как бы выглядела объединенная стратегическая и правовая основа для борьбы с терроризмом?

Одна из возможностей состоит в том, что он мог выглядеть очень похоже на то, что был на самом деле.Конгресс мог бы принять AUMF, подобный тому, который он действительно принял; его просто можно было бы использовать более экономно, менее амбициозно — для случайных ударов с воздуха или рейдов сил специальных операций. Американские вооруженные силы по-прежнему будут иметь установленные законом полномочия на все то, что они делали в борьбе с терроризмом. Они как раз бы их и сделали без длительного присутствия в Афганистане. Но этот сценарий создает серьезное препятствие для аспектов смертоносной силы и содержания под стражей после событий сентября.11 контртеррористических операций. Без добросовестного вооруженного конфликта в Афганистане и других местах американское применение права вооруженных конфликтов к властям зависело бы (как они фактически зависят и сейчас) исключительно от утверждения, что эпизодических насильственных столкновений между Соединенными Штатами и «Аль-Каидой» достаточно. создать настоящий вооруженный конфликт. Это всегда было предметом горячих споров, даже в судебной системе США. Таким образом, сценарий без вторжения на практике значительно затруднил бы юридическое оправдание задержаний, военных комиссий и, возможно, даже воздушных ударов.

Но есть и другая возможность. Отказ от «вечной войны» в Афганистане, в конце концов, не является аргументом в пользу более ограниченных вечных войн. Это аргумент против затянувшихся военных обязательств вообще. Если мы прогнозируем, что Конгресс и администрация Буша в 2001 году разделяли этот скептицизм, столь модный сегодня, у нас остается вероятность того, что у них не было бы никаких причин для принятия широкого AUMF. Если бы Америка не собиралась вторгаться в Афганистан, чтобы справиться с укоренившимся там присутствием «Аль-Каиды», она, вероятно, не удосужилась бы иметь дело с меньшим присутствием, таким как джихадисты в Сомали, Йемене или других странах.Следовательно, потребовалась бы правовая архитектура, созданная политиками — либо на военной, либо на тайной стороне бухгалтерской книги.

Таким образом, одна из возможностей, когда аналитики ретроспективно отвергают войну в Афганистане, заключается в том, что они на самом деле предлагают выбросить большую часть правового здания после сентября. 11 контртеррористическая политика. Это имеет последствия далеко за пределами самого Афганистана. Напомним, что при AUMF Соединенные Штаты нанесли удары беспилотниками по Йемену, разгромили ИГИЛ и убили сотни боевиков «Аль-Каиды» в Пакистане. Он задерживал оперативников по всему миру. Справедливо спросить тех, кто сейчас небрежно утверждает, что война была ошибкой: является ли отказ от войны в Афганистане отказом от всего военного подхода к борьбе с терроризмом или это просто отказ от этого подхода в сочетании с вторжением и длительным срок присутствия в Афганистане? Ответ на этот вопрос, безусловно, отличается от аналитика к аналитику. Но те, кто имеет в виду первое, должны ответить на вопрос, какой комбинированный стратегический и юридический подход, по их мнению, должна была принять администрация Буша вместо войны.А тем, кто имеет в виду последнее, не мешало бы указать, какой именно конфликт, по их мнению, имел место в отсутствие подразумеваемой войны в Афганистане.

Мы не утверждаем, что на эти вопросы не может быть ответов. Можно представить себе более чисто правоохранительную ситуацию после событий сентября. 11 ответ с ограниченным применением силы при, скажем, более узком АУМП. Можно также представить себе юридический подход, аналогичный тому, который использовали США, только менее агрессивно — или с более коротким пребыванием в Афганистане. Более того, как и сегодня, альтернативы базированию и доступу в Афганистан действительно существовали. В прошлом Соединенные Штаты наносили удары беспилотниками с баз в Пакистане, но по мере ухудшения отношений Соединенные Штаты были изгнаны с этих баз. Когда Соединенные Штаты покинули Кабул, они нанесли удар беспилотником из Объединенных Арабских Эмиратов по отделению ИГИЛ в Афганистане.

Но эти вопросы требуют ответов. Нельзя прикарманивать завоевания войны в Афганистане, как если бы они были даны, и подсчитывать только затраты.Отказ от войны означает также отказ от завоеваний.

И не все эти успехи были военными, и не все они учитывались в захваченных или убитых вражеских истребителях. Стало пустым разговором о том, что миллионы афганских девочек посещали школу после изгнания талибов, а тысячи женщин поступили в университеты и устроились на работу вне дома, что религиозные меньшинства, такие как шииты-хазарейцы, пользуются более широкими правами и что футбольные стадионы не использовались для публичных казней. Безусловно верно, что успехи в области прав человека в Афганистане, какими бы реальными они ни были, не были целью миссии — и что они не могут в конечном счете быть мерилом, по которому оценивается миссия. Тем не менее, если подсчитать масштабы прибылей и убытков, этими улучшениями в области прав человека также нельзя пренебречь. Такие сопутствующие улучшения прав человека и жизни миллионов людей следует игнорировать не более, чем сопутствующий ущерб отдельным лицам в результате ошибочных военных операций. Это просто факт, что за 20 лет Соединенные Штаты сделали себя более безопасными, улучшив жизнь миллионов афганцев.

Много ошибок

Да, как все быстро отмечают после вывода войск, Соединенные Штаты допустили много ошибок в Афганистане. Цель здесь не в том, чтобы вдаваться в подробности этих моментов, но они являются важной частью истории, и их необходимо учитывать даже при изложении некоторых преимуществ войны в Афганистане. Большинство ошибок США были связаны с попытками построить демократическое государство в Афганистане после 11 сентября и искоренить талибов, а не с США. С. сосредоточиться на более узкой контртеррористической деятельности против «Аль-Каиды».

Как подробно описывает Картер Малкасян в своей превосходной истории «Американская война в Афганистане», Соединенные Штаты вошли в Афганистан без четкого плана, кроме свержения талибов и искоренения «Аль-Каиды» в Афганистане. Официальные лица США быстро объединили талибов и «Аль-Каиду», проигнорировали предложения талибов о капитуляции, очистили правительство от талибов таким образом, который предвещал катастрофическую дебаасификацию Ирака, и иным образом сместили войну с «Аль-Каиды» на войну, сосредоточенную на «Талибан» — это произошло отчасти потому, что большая часть того, что осталось от «Аль-Каиды», бежала в Пакистан и другие страны, так что талибы были единственными, на кого можно было нацелиться.Ничто из этого не казалось безрассудным в то время, когда талибы рухнули, а здания Всемирного торгового центра все еще находились в стадии раскопок, и администрация Буша не особо стремилась разбираться в разногласиях между «Аль-Каидой» и ее добровольным хозяином. Тем не менее, для борьбы с талибами Соединенные Штаты часто наделяли полевых командиров полномочиями, в результате чего многие афганцы считали Талибан более предпочтительным, чем их жестокие и коррумпированные новые лидеры. Вдобавок ко всему этому Пакистан помогал Талибану в восстановлении: сначала под прикрытием радаров США, а затем открыто бросая вызов США.С. чиновники. Пакистан оказался бы несовместимым с Соединенными Штатами интересами — проблема, которую политика США так и не решила.

Первоначальная реакция США на все это была тусклой. Отвлекшись на легкость победы, а затем, по мере приближения войны 2003 года в Ираке, сосредоточившись на новой войне, США развернули слишком мало войск и предприняли лишь слабые усилия для развития афганской полиции и армии.

К 2005 г. начали проявляться признаки провала политики, и с годами они становились все более очевидными.Несколько администраций — сначала Буш, затем Обама, а затем Трамп — все пытались обучить большую афганскую армию, обеспечить демократическое правительство и иным образом построить нацию, которая, казалось, никогда не будет построена. Обама направил американские войска в Афганистан, но явно не соглашался с миссией и позаботился о том, чтобы они ушли быстро — а это рецепт провала.

Не все сразу провалилось: у афганского режима были как взлеты, так и падения. Поддерживаемое США правительство добилось прогресса в борьбе с талибами после того, как Соединенные Штаты ввели дополнительные войска и увеличили поддержку иным образом, но это дорого обошлось, и талибы никогда не казались близкими к слому.Малкасян утверждает, что режим Карзая достиг своего апогея в 2013 году, но со временем талибы стали сильнее. Тем временем гражданская война между талибами и правительством обострилась, и погибли десятки тысяч афганских солдат, полицейских и мирных жителей. Тем не менее, как отметили многие критики, Соединенные Штаты споткнулись, и иногда казалось, что миссия осуществляется на автопилоте, несмотря на многочисленные критические замечания со стороны высокопоставленных официальных лиц в частном порядке о том, что она проваливается.

Катастрофический финальный выход высветил проблемы Америки в Афганистане, переориентировав внимание американского народа и всего мира на страну, которую они долгое время игнорировали.Неспособность подготовиться к быстрому развалу афганской армии, бегство высокопоставленных руководителей, таких как президент Ашраф Гани, и отчаянный порыв бегства десятков тысяч иностранцев и афганцев, которые помогали американцам, и получение разрешения на спасение миссию только с разрешения талибов — все это было горькой точкой препинания в войне, против которой теперь в редкий момент двухпартийного соглашения выступают американцы обеих политических партий.

Война в Афганистане в этом смысле тоже закончилась так же, как и началась — с широким двухпартийным большинством в приблизительном консенсусе.

Важно признать, насколько широким был консенсус внешнеполитической элиты по Афганистану: он охватывал несколько администраций, множество умных и компетентных лидеров тем не менее совершали то, что задним числом кажется разительными ошибками. Афганистан был страной, которую Соединенные Штаты не понимали, и в результате, особенно в первые годы оккупации, серьезные ошибки были неизбежны.

Итак, какие уроки мы должны извлечь?

Несмотря на регулярные призывы избегать «вечных войн» во имя борьбы с терроризмом, возможно, хотя мы надеемся, что маловероятно, что Соединенным Штатам снова потребуется вторгнуться в другую страну и свергнуть ее правительство.Глупо и опасно позволять такому огромному убежищу террористов, как Афганистан до 11 сентября, процветать, особенно после крупной террористической атаки на территории США.

Помимо того, чтобы избегать будущих усилий по государственному строительству в Афганистане и подобных странах, как политики должны думать о том, что делать, если снова произойдет массированная террористическая атака на родину США из заморской гавани и если законы и институты США не будут структурированы ответить?

Если вторжение окажется необходимым, Соединенные Штаты редко могут просто свергнуть нарушившее правила правительство, собрать вещи и вернуться домой. Искоренение террористических сетей и иное уменьшение проблем, которые в первую очередь привели США к вторжению, обычно не может быть сделано быстро: могут потребоваться годы, чтобы все исправить. Кроме того, США не должны заменять даже тираническое правительство хаосом. Гражданская война, преступность, болезни, незаконный оборот наркотиков и другие бедствия будут процветать, и режим-нарушитель может просто вернуться к власти после ухода американских войск.

Если Соединенные Штаты снова решатся на вторжение, они совершат ошибки, порой серьезные.Отчасти это связано с тем, что лидеры США, даже самые лучшие, — люди. Кроме того, для принятия информированных решений требуются высокие разведывательные данные, но, вероятно, такого интеллекта не хватает, и на его развитие могут уйти годы. В самом деле, если бы разведданные о стране, о которой идет речь, были надежными, вполне вероятно, что катастрофическая террористическая атака была бы сорвана. Наконец, многие потенциальные убежища террористов находятся в странах с авторитарными правительствами или слабыми правительствами, и изменить политическую систему, экономику и общество сложно.

Необходима постоянная оценка. Частично афганская проблема заключалась в том, что после первоначального успеха политика шла на автопилоте, отвлекая внимание от войны в Ираке, но также не желая оценивать, была ли по-прежнему необходима оккупация Афганистана после того, как «Аль-Каида» была разгромлена. Такая самопроверка сложна как с бюрократической, так и с политической точки зрения, но риск вечной войны реален, а ставки огромны.

Фото: Война в Афганистане

солдат США стреляют из артиллерии в афганской провинции Кандагар в июне 2011 года.Операция «Несокрушимая свобода» была начата в октябре 2001 года, чтобы помешать режиму Талибана предоставить убежище «Аль-Каиде» и остановить использование «Аль-Каидой» Афганистана в качестве оперативной базы для террористической деятельности.

Baz Ratner/Reuters

Обновлено в 22:37 по Гринвичу (06:37 гонконгского тоннажа), 16 августа 2021 г.

Солдаты США ведут артиллерийский огонь в афганской провинции Кандагар в июне 2011 г. «Аль-Каиде» и остановить использование «Аль-Каидой» Афганистана в качестве оперативной базы для террористической деятельности.

Baz Ratner/Reuters

Менее чем через месяц после терактов 11 сентября американские и союзнические силы начали боевые действия в Афганистане, нацелившись на «Аль-Каиду» и режим талибов, которые защищали «Аль-Каиду».

Теперь, почти два десятилетия спустя, Соединенные Штаты вывели большую часть своих войск из Афганистана, и талибы восстановили контроль над столицей страны.

Президент США Джо Байден признал, что крах афганского правительства произошел быстрее, чем ожидала его администрация, но он отказался отступить от своего решения положить конец самой продолжительной войне Америки.

«Я полностью поддерживаю свое решение, — сказал Байден в понедельник, 16 августа. — Спустя 20 лет я на собственном горьком опыте убедился, что никогда не было подходящего времени для вывода американских войск».

Когда он объявил о выводе войск в апреле, Байден заявил, что дипломатические и гуманитарные усилия в Афганистане будут продолжены и что Соединенные Штаты будут поддерживать мирные усилия между афганским правительством и талибами. Он сказал, что определил, что война, в которой погибло около 2300 военнослужащих и обошлась более чем в 2 триллиона долларов, больше не вписывается в насущные внешнеполитические проблемы 2021 года.

Примечание редактора: Эта галерея содержит графические изображения. Следуя своему усмотрению зрители советуют.

Война в Афганистане обходилась Америке в 300 миллионов долларов в день в течение 20 лет, причем большие счета еще впереди

бойца Талибана сидят за столом, который всего несколько часов назад освободил президент Афганистана Ашраф Гани, бежавший из страны, воскресенье, 15 августа 2021 года.

Заби Карими / ASSOCIATED PRESS

Талибы в шокирующем блицкриге пронеслись через Афганистан менее чем за месяц, 300-тысячная афганская армия почти таяла на их пути.Президент Афганистана Ашраф Гани, бежавший в Таджикистан на выходных, признал в своем заявлении, что талибы победили «судом своих мечей и оружия и теперь несут ответственность за честь, собственность и самосохранение своих соотечественников». ».

А как же честь и имущество бывших оккупантов Афганистана, Соединенных Штатов Америки? Пропал без вести. Сегодня тысячи переводчиков и членов их семей ждут визы в США, а боевики Талибана триумфально маршируют на трофейных танках и хаммерах, оплаченных дядей Сэмом.

За 20 лет, прошедших с 11 сентября 2001 года, США потратили более 2 триллионов долларов на войну в Афганистане. Это 300 миллионов долларов в день, каждый день, в течение двух десятилетий. Или по 50 000 долларов на каждого из 40 миллионов жителей Афганистана. Проще говоря, дядя Сэм потратил на сдерживание талибов больше, чем состояние Джеффа Безоса, Илона Маска, Билла Гейтса и 30 богатейших миллиардеров Америки вместе взятых.

Эти заглавные цифры включают 800 миллиардов долларов прямых расходов на боевые действия и 85 миллиардов долларов на обучение побежденной афганской армии, которые прекратили свое существование за несколько недель после того, как в начале июля Пентагон внезапно закрыл базу ВВС Баграм, лишив возможности поддержки с воздуха наступающих талибов. .Налогоплательщики США выплачивают афганским солдатам 750 миллионов долларов в год в качестве заработной платы. В общей сложности проект «Издержки войны» Университета Брауна оценивает общие расходы в 2,26 триллиона долларов.

И цена еще больше в плане потерянных жизней. В Афганистане погибло 2500 американских военных и еще почти 4000 американских гражданских подрядчиков. Это меркнет по сравнению с примерно 69 000 афганских военных полицейских, 47 000 убитых гражданских лиц и 51 000 убитых бойцов оппозиции. Стоимость пока ухода 20000 у.е.Потери S. составили 300 миллиардов долларов, и ожидается, что еще полтриллиона или около того ожидаются.

Мы будем продолжать нести расходы еще долго после того, как уход президента Байдена из Афганистана будет завершен. Естественно, США финансировали афганскую войну на заемные деньги. Исследователи из Университета Брауна подсчитали, что проценты уже выплачены на сумму более 500 миллиардов долларов (включая общую сумму в 2,26 триллиона долларов), и они считают, что к 2050 году стоимость только процентов по нашему военному долгу в Афганистане может достичь 6 долларов. 5 трлн. Это составляет 20 000 долларов на каждого гражданина США.

На видео, снятых с взлетно-посадочной полосы кабульского аэропорта, видно, что отправленные туда 6000 военнослужащих США не смогли установить периметр даже вокруг взлетно-посадочных полос, где афганцы переползают друг через друга, чтобы протиснуться в самолеты. Один рейс перевозит 640 человек, более 10 000 граждан США, как сообщается, все еще ожидают эвакуации, а еще тысячи укрываются на месте. Некоторые так отчаянно пытались бежать от правления талибов, что цеплялись за шасси транспортных средств, вылетающих из аэропорта Кабула, только для того, чтобы разбиться насмерть, когда самолет начал набор высоты.

Еще меньше надежды на спасение у поколения афганских женщин и девочек, которые выросли в несколько более либеральные времена, но теперь сталкиваются с обязательными бурками и испарившимися перспективами образования и трудоустройства (продолжение «войны против женщин» талибов). По оценкам, в Афганистане работает на 1,6 миллиона женщин больше, чем 20 лет назад. Талибан обещает обратить все это вспять ценой неисчислимых человеческих жертв.

БОЛЬШЕ ОТ FORBES800 человек, один самолет: системы отслеживания полетов раскрывают героические и отчаянные усилия в хаотической эвакуации из Афганистана Себастьян Роблин

Сколько стоила война в Афганистане? Сколько людей погибло?

Президент Байден: «Мой предшественник заключил сделку с талибами»

Президент Байден защищает вывод американских войск из Афганистана.

Ассошиэйтед Пресс, США СЕГОДНЯ

ВАШИНГТОН. Правительство США никогда не предоставляло полный отчет о затратах Америки на так называемые «вечные войны» в Афганистане и Ираке.

Но исследователи из Университета Брауна подсчитали, что США потратили 5,8 триллиона долларов на войну в Афганистане и другие конфликты, возникшие в результате терактов 11 сентября 2001 года. Это включает в себя прямые и косвенные расходы на все: от военной техники до национальной безопасности и пособий в связи со смертью для семей убитых американских военнослужащих.

Война в Афганистане уже обошлась в 2,3 триллиона долларов, согласно опубликованному в среду выпуску проекта «Издержки войны» Университета Брауна.

Это не включает масштабную переброску по воздуху, которую администрация Байдена провела для эвакуации 123 000 человек из Афганистана до того, как в понедельник ушли последние американские вооруженные силы.

Некоторые расходы, такие как текущее медицинское обслуживание ветеранов, останутся, даже несмотря на то, что военное присутствие США в Афганистане закончилось.

Вооруженные силы США завершают вывод войск из Афганистана

США.Вооруженные силы США уложились в установленный 31 августа срок для вывода войск из Афганистана после 20 лет пребывания в стране.

ВИДЕО СОТРУДНИКОВ, США СЕГОДНЯ

Во вторник президент Джо Байден сослался на сумму более 2 триллионов долларов Университета Брауна, решительно защищая свое решение о выходе. Он сказал, что это составляет 300 миллионов долларов в день в течение двух десятилетий, и он раскритиковал критиков, которые утверждали, что США должны были держать небольшое количество американских войск в Афганистане на неопределенный срок.

«В любой войне нет ничего низкокачественного, малорискового или малозатратного», — сказал Байден.

Более 2400 военнослужащих США были убиты в Афганистане, в том числе 13 человек погибли на прошлой неделе во время отчаянной эвакуации. В результате теракта-смертника также погибло более 160 афганцев. В докладе Брауна говорится, что в ходе 20-летнего конфликта было убито более 46 000 мирных жителей.

Конфликты в Ираке и Сирии обошлись еще в 2 триллиона долларов, а другие контртеррористические операции в таких местах, как Сомали и других частях Африки, обошлись примерно в 355 миллиардов долларов, говорится в отчете.

Нета К. Кроуфорд, профессор политологии Университета Брауна и автор отчета, опубликованного в среду, сказала, что частные исследователи не должны оценивать цену этих конфликтов.

«Одной из самых важных обязанностей любой великой нации, когда она идет на войну, является четкое обсуждение издержек, рисков и выгод войны», — пишет она.

Но прозрачность конфликтов после 11 сентября со временем уменьшилась, поскольку официальные лица засекретили некоторую информацию и просто перестали сообщать другие детали.

«Каждая страна идет на войну, веря, что может победить, что боевые действия и их последствия можно будет контролировать, что военные расходы будут дешевле, чем дипломатические усилия или санкции, и что жертв будет мало», — заключила она. . «Но война редко идет по плану».

Подробнее:

С последним самолетом из Кабула 20-летняя война Америки в Афганистане окончена близко»: у Америки есть обширная заморская военная империя.Он все еще нужен?

Самая долгая война Америки: 20 лет просчетов в Афганистане

ВАШИНГТОН, 16 авг (Рейтер) — Самая продолжительная война Америки близится к концу, с поражением врага, которого она победила в Афганистане почти 20 лет назад, шокирует правительство и военные, которых она поддерживала, так быстро рухнули, а операции по эвакуации в одиннадцатом часу хаотичны.

И вот, 20-я годовщина терактов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне будет отмечена возвращением талибов к власти.

«Это не 20-летняя война. Войны длились 20 раз», — сказал военный чиновник США, чтобы выразить разочарование краткосрочным мышлением, многочисленными ошибками и отсутствием последовательности в четырех администрациях.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Интервью почти с дюжиной нынешних и бывших официальных лиц и экспертов США выявили неудачи, которые подорвали усилия США по стабилизации Афганистана, на которые Вашингтон потратил более 1 триллиона долларов и более Погибли 2400 американских военнослужащих и десятки тысяч афганцев, многие из которых были гражданскими лицами.

Две республиканские и две демократические администрации изо всех сил пытались бороться с коррупцией и нарушениями прав человека, при этом соглашаясь со многими из них, поскольку они стремились взращивать демократию и верховенство закона, создавать сильные афганские вооруженные силы и поддерживать участие уставших от войны американцев.

Они продвигали мощное центральное правительство в стране, где на протяжении веков племена пользовались местной автономией. Их программы по искоренению наркотиков еще больше разозлили жителей сельских укреплений талибов, которым для выживания приходится выращивать опийный мак.

Недостатки разведки также имели значение, в том числе на прошлой неделе, когда администрация президента США Джо Байдена ожидала, что талибам потребуется несколько месяцев, чтобы войти в Кабул. Они заняли всего несколько дней.

Были и несомненные успехи.

Соединенные Штаты и их партнеры помогли улучшить жизнь бесчисленному количеству людей в одной из беднейших стран мира, продвигая права женщин и девочек, поддерживая независимые СМИ и строя школы, больницы и дороги.

Все это сейчас под угрозой.

ОТВЛЕЧЕН ИРАКОМ

Президент Джордж Буш-младший объявил «войну терроризму» и сверг правительство талибов в Кабуле, которое принимало у себя боевиков «Аль-Каиды», ответственных за теракты с угнанными самолетами в 2001 году. Стратегия сработала. Некоторое время. Талибы были разгромлены, а «Аль-Каида» бежала.

Но бывшие официальные лица и эксперты заявили, что вместо того, чтобы работать над обеспечением безопасности Афганистана от возрождения талибов, администрация Буша отвлекла ресурсы, персонал и время на вторжение в Ирак на ошибочном утверждении, что авторитарное правительство Саддама Хусейна имело незаконные программы создания оружия массового уничтожения .

«Соединенные Штаты действительно были отвлечены войной в Ираке на несколько лет», — сказала Лиза Кертис, бывший аналитик ЦРУ и региональный эксперт, которая работала при президентах Буше и Трампе, а сейчас является старшим научным сотрудником Центра нового Американская безопасность.

«Это было правильное решение — свергнуть талибов… К сожалению, вскоре после того, как мы разгромили талибов, все больше внимания стало уделяться войне в Ираке», — сказал Кертис.

Нынешние и бывшие официальные лица говорят, что из-за одержимости администрации Буша Ираком ее стратегия в отношении Афганистана пошла наперекосяк.

«Мы на самом деле пытались помочь построить и реформировать эту нацию (Афганистан) или мы просто пытаемся выбраться?» сказал Джонатан Шроден, эксперт Института политики CNA, который работал советником Центрального командования США.

Когда в 2009 году президент Барак Обама вступил в должность, противоречивые сообщения продолжались.

Он хотел сократить силы США в Афганистане, но согласился на наращивание в попытке заставить Талибан начать мирные переговоры. В речи в Вест-Пойнте в ноябре 2009 года он сказал, что направит дополнительно 30 000 военнослужащих, но добавил, что «через 18 месяцев наши войска начнут возвращаться домой.

Стремясь успокоить свою внутреннюю аудиторию, Обама фактически сказал талибам, что они могут переждать Соединенные Штаты. катастрофа в Ираке

К 2010 году численность американских войск превысила 90 000 человек, как и финансирование

В отчаянной и постоянной потребности в стабильном правительстве Соединенные Штаты работали с афганцами, имевшими влияние, но погрязшими в коррупции и человеческих нарушения прав.

Питер Гэлбрейт, бывший посол США, который работал заместителем представителя ООН в Афганистане, сказал, что доктрина США по борьбе с повстанцами подчеркивает необходимость «местного партнера».

Это привело к тому, что Соединенные Штаты, Организация Объединенных Наций и другие страны узаконили сменявшие друг друга афганские правительства, фактически приняв всепроникающую коррупцию, несмотря на то, что они продвигали усилия по борьбе с коррупцией.

Эта политика, по его словам, иллюстрируется благосклонностью Вашингтона, других стран и Организации Объединенных Наций к президентским выборам 2009, 2014 и 2019 годов, несмотря на то, что им было известно о массовых фальсификациях и других нарушениях.

«У нас нет набора инструментов, чтобы искоренить повсеместную коррупцию в обществе», — сказал Рейтер на условиях анонимности бывший высокопоставленный правительственный чиновник.

Коррупцией заразились и афганские военные, на которые США за два десятилетия выделили 88 миллиардов долларов.

Например, Соединенные Штаты так и не смогли полностью решить проблему «солдат-призраков», несуществующих войск, числящихся в списках нечестными командирами, которые брали с них жалованье.

Таким образом, хотя на бумаге афганские силы безопасности имеют 300 000 военнослужащих, фактическое число намного меньше.Отчет наблюдательного органа правительства США за 2016 год показал, что только в провинции Гильменд от 40 до 50 процентов сил безопасности не существовало.

ПАКИСТАНСКАЯ ПРОБЛЕМА

Нынешние и бывшие официальные лица США говорят, что талибы не одержали бы победу, если бы сменявшие друг друга администрации США прекратили деятельность убежища и другую поддержку, которую Пакистан и его Межведомственное разведывательное управление (ISI) оказывали повстанцам.

«Без Пакистана талибы были бы просто неприятностью», — сказала Кристин Фэйр, эксперт Джорджтаунского университета по пакистанским вооруженным силам.«Они не были бы компетентной боевой силой».

Исламабад неоднократно отрицал поддержку Талибана в рамках того, что, по словам экспертов, является стратегией обеспечения союзного правительства в Афганистане для ослабления влияния Индии.

УСТАЛАЯ ВОЙНОЙ ПУБЛИЧНОСТЬ

Президент Дональд Трамп вступил в должность в 2017 году, пообещав положить конец тому, что он назвал «нелепыми бесконечными войнами».

Частично расчёт Трампа состоял в том, что американцы просто недостаточно заботились об Афганистане, чтобы ежегодно тратить миллиарды долларов на гибель американских солдат.

Это привело к сделке с талибами в феврале 2020 года о полном выводе войск США, если повстанцы выполнят определенные условия. Афганское правительство было исключено из переговоров.

Джон Болтон, ветеран президентства Буша и Трампа, сказал Рейтер, что соглашение было самой большой ошибкой Трампа и что Байдену следовало пересмотреть его.

Байден, однако, приступил к полному выводу войск вопреки совету военного руководства США и не устранив накопившуюся задолженность по специальным заявлениям на получение визы от афганцев, подвергавшихся риску из-за того, что они работали на США.С. правительства, что привело к хаотичной операции по эвакуации.

Он стал скептически относиться к военным усилиям в Афганистане после поездки в Кабул в 2009 году, которая убедила его в том, что Соединенные Штаты оказались в ловушке войны, в которой невозможно победить.

Официальный представитель США сообщил агентству Reuters на условиях анонимности, что внутренний опрос показал, что большинство американцев поддержали вывод войск, поэтому Байден был уверен в своем решении.