Содержание

Трамп назвал залог отсутствия войны с КНДР — РБК

Дональд Трамп (Фото: Jim Bourg / Getty Images)

Президент США Дональд Трамп считает, что ядерной войны с КНДР удалось избежать благодаря установленному диалогу с лидером КНДР Ким Чен Ыном. Об этом Трамп заявил в ходе заключительного раунда предвыборных теледебатов кандидат от Демократической партии США Джозефом Байденом. Трансляцию вел РБК.

Трамп в ходе дебатов заявил о том, что перед своей инаугурацией в 2017 году в Белом доме он обсудил со своим предшественником Бараком Обамой тему Северной Кореи.

«Он [Обама] указал, что у нас будет война с Северной Кореей. И знаете какая? Это будет ядерная война! У них [КНДР] действительно огромный ядерный потенциал. На данном этапе у меня с ним [Ким Чен Ыном] очень хорошие отношения <…>. И знаете что? Войны нет», — сказал Трамп.

Корреспондент телеканала NBC Кристен Уэлкер спросила у Трампа, считает ли он предательством двусторонних договоренностей со стороны Ким Чен Ына разработку КНДР новой двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты, которая была продемонстрирована на параде 10 октября, посвященном 75-летию Трудовой партии Кореи. Трамп ответил отрицательно.

Трамп считает, что его победа на выборах в 2016 году предотвратила войну с КНДР — Международная панорама

НЬЮ-ЙОРК, 5 мая. /ТАСС/. Президент США Дональд Трамп заявил, что его победа на выборах в 2016 году предотвратила военный конфликт с КНДР. С таким утверждением он выступил в опубликованном во вторник интервью газете New York Post.

«Помните, как все утверждали, что я начну войну в течение 24 часов [после вступления на пост президента] из-за своего характера? Те люди меня не понимали», — заявил он. «Посмотрите на Северную Корею — где же война? — продолжал он. — Если бы меня не избрали, вы бы находились в состоянии войны с Северной Кореей, вы были бы в состоянии войны прямо сейчас».

По его словам, численность американских войск за рубежом в последние годы сократилась. «Только посмотрите, как у нас обстоят дела с войсками, — заявил он. — Сейчас совершенно иная ситуация. Мы сократили их до 8 тыс. в Афганистане, до 4 тыс. в Ираке, до нуля в Сирии. Это совершенно иная ситуация, она совершенно отличается от того, что думали люди».

«Это не значит, что мы не будем воевать, если придется. Но мы затратили 8 триллионов долларов в результате одного из самых неудачных из когда-либо принимавшихся решений — вмешаться на Ближнем Востоке, — продолжал он. — Возможно, это было наихудшее решение в истории нашей страны — вмешаться на Ближнем Востоке. Миллионы людей погибли с обеих сторон».

«Мы действовали как полицейские силы, — заявил он далее. — Мы были чем-то вроде патрульных полицейских. Мы не вели войну так, как надо ее вести для победы. Я бы назвал это худшим решением в истории нашей страны».

На вопрос о том, каким бы он хотел остаться в истории, Дональд Трамп заявил, что хотел бы, чтобы его помнили как великого президента. «Думаю, мое наследие будет состоять в том , что я был великим президентом, — заявил он. — Это то, чего бы я хотел. Что я был великим президентом, что я заботился о людях, что я защищал людей».

73-летний Дональд Трамп добивается переизбрания на пост президента США на второй четырехлетний срок на предстоящих 3 ноября выборах.

обрушит ли Трамп мировую экономику, если объявит торговую войну Китаю — РТ на русском

Белый дом будет считать любую страну, которая ведёт бизнес с КНДР, пособником ядерной программы Пхеньяна, заявила постоянный представитель США при ООН Никки Хейли. А президент Соединённых Штатов Дональд Трамп ранее не исключил введения экономических санкций против государств — партнёров КНДР. Под действие ограничительных мер может попасть и Китай — именно на КНР ориентирована большая часть рынка Северной Кореи. Если американцы решатся на такой шаг, последствия будут катастрофическими, считают эксперты. Торговая война между Китаем и США затронет весь мир. RT разбирался в подоплёке угроз Вашингтона.

Громкое заявление постпред США Никки Хейли сделала на заседании Совета Безопасности ООН в понедельник, 4 сентября. «США будут рассматривать любую страну, которая ведёт бизнес с КНДР, как страну, которая оказывает помощь её безрассудным и опасным ядерным устремлениям», — сказала постпред.

Напомним, ранее глава Белого дома пригрозил государствам, продолжающим поддерживать экономические отношения с КНДР, полным разрывом торговых связей.

Как сообщил накануне в своём блоге Трамп, американские власти рассматривают такие меры в качестве одного из возможных вариантов ответа на действия Пхеньяна. Министерство финансов США уже готовит соответствующий законопроект. Об этом в эфире Fox News сообщил глава ведомства Стивен Мнучин.

«Все, кто захочет заниматься бизнесом с ними, не будут заниматься бизнесом с нами», — заявил министр.

В свою очередь, Джулиан Ассанж предостерёг американского лидера от резких движений. Дональд Трамп лишится поста президента США, если попытается развязать полномасштабную торговую войну с КНР. Такую точку зрения основатель WikiLeaks высказал в своём Twitter. 

«Если Трамп приостановит торговлю США с Китаем в $650 млрд, то будет немедленно смещён», — написал Ассанж, напомнив о том, что до 90% внешнеторгового оборота Северной Кореи приходится именно на Китай.

  • Стивен Мнучин
  • Reuters

3 сентября северокорейские власти провели очередное испытание ядерного оружия — шестое по счёту. На этот раз была испытана водородная бомба, взрыв спровоцировал сейсмические толчки в регионе. Белый дом убеждён, что Пекин мог бы оказать на северокорейские власти большее давление. В июле американский президент выразил разочарование политикой КНР, которая «ничего не делает в ситуации с Северной Кореей». Однако в августе Пекин сначала сообщил о поддержке санкций СБ ООН, введённых против Пхеньяна, а затем сам ввёл торговые ограничения по отношению к КНДР. С 15 августа вступили в силу китайские санкции на импорт угля, железа и свинца из Северной Кореи. Об этом рассказали в Министерстве коммерции КНР.

Потеря штурвала

Следует отметить, что ракетно-ядерная программа Пхеньяна — далеко не единственный предмет разногласий между Пекином и Вашингтоном.

Угрозы развязать против КНР торгово-экономическую войну звучали со стороны Трампа и вне северокорейского контекста. Ещё во время предвыборной кампании республиканец не раз обращался к теме колоссального торгового дефицита США.

Например, по итогам 2015 года американо-китайский торговый оборот составил $659 млрд, при этом Китай экспортировал в США товаров на сумму $497 млрд. Борьба против торгового дефицита, увеличение числа рабочих мест в стране, наращивание американского промышленного производства — эти темы с самого начала находились в центре внимания хозяина Овального кабинета.

При этом республиканец предпочитает винить в сложившейся ситуации именно Пекин: особенно жёстким нападкам Трампа подверглась политика китайского Центробанка, который на протяжении длительного периода удерживал низкий курс юаня. Эта мера стимулировала экспорт КНР даже на фоне роста себестоимости китайской продукции.

Китайское руководство хладнокровно восприняло выпады Трампа.

Выступая в январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе, глава КНР Си Цзиньпин пообещал никогда не прибегать к валютным манипуляциям, а также подтвердил приверженность Пекина принципам свободного рынка. В апреле Си Цзиньпин нанёс визит в США, стороны обсудили ряд спорных вопросов: торговый дисбаланс, утечку технологий в КНР, разногласия по территориальному спору в Южно-Китайском море и другие темы.

Также по теме

С запада на восток: чего ждать от переговоров Трампа и Си Цзиньпина

6 апреля президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин впервые проведут личную встречу. Переговоры не будут лёгкими:…

В интервью The Wall Street Journal Дональд Трамп пояснил, что позиция КНР по северокорейской ракетно-ядерной программе должна была стать частью сделки с Пекином. Трамп сообщил, что в беседе с Си Цзиньпином согласился пойти на уступки в торгово-экономической сфере, если китайское руководство «решит проблему» с Северной Кореей.

По мнению американского лидера, обуздание Пхеньяна стоит того, чтобы иметь некоторый дефицит во внешней торговле.

«Если Трамп действительно договорился в апреле с китайской стороной о некой сделке, в рамках которой Пекин взялся обуздать КНДР, то сейчас она сорвалась. А обвиняя во всём Китай, Дональд Трамп расписывается в своём поражении», — отметил в интервью RT доцент кафедры американских исследований факультета международных отношений СПбГУ Иван Цветков.

При этом нельзя не признать, что китайско-американские отношения стабилизировались на достаточно продолжительный срок: ЦБ КНР не принимал мер по девальвации национальной валюты (в настоящее время китайская денежная единица, напротив, укрепляется), а Вашингтон почти не поднимал тему торгового дисбаланса.

Мало того, 6 августа глава Белого дома выразил благодарность Пекину и Москве за их позицию по резолюции Совета Безопасности ООН против КНДР.

Однако 15 августа американский президент подписал документ, позволяющий начать расследование в отношении Пекина. Вашингтон подозревает китайскую сторону в нарушении закона о защите интеллектуальной собственности США. Дело будет доведено до конца к 2018 году. Если обвинения удастся доказать, Белый дом может в одностороннем порядке установить ограничения на импорт.

Также по теме

«Идёт большая игра»: какие цели преследуют США, угрожая Китаю торговой войной

Американский президент прервал свой отпуск, чтобы подписать приказ, позволяющий торговому представителю США Роберту Лайтхизеру начать…

17 августа Стивен Бэннон, занимавший в то время пост старшего советника американского президента, заявил, что США и Китай пребывают в состоянии экономической войны. Бэннон считает, что победитель состязания определится уже скоро, а через несколько лет ситуация дойдёт до точки невозврата, когда проигравшая сторона не сможет наверстать упущенное. Бэннон пояснил, что Вашингтон изучает возможность введения жёстких экономических санкций против КНР в качестве меры, направленной на разрешение конфликта на Корейском полуострове.

Что интересно, уже на следующий день после публикации интервью в журнале The American Prospect Стивен Бэннон покинул свой пост в Белом доме. По мнению экспертов, последние заявления Дональда Трампа — попытка удержать штурвал после увольнения ближайших соратников.

«В первые месяцы после его прихода к власти в правящих кругах США шла борьба между сторонниками разрыва с КНР и  теми кругами, которые заинтересованы в этой торговле, — отметил в интервью RT Иван Цветков. — Похоже, что сейчас Трамп пытается удержать вырывающийся из рук штурвал — в последнее время он был вынужден уволить тех соратников, которые разделяли его взгляды на экономические связи с Китаем. Теоретически после этого должна была бы возобладать линия сторонников торговли с КНР, но вместо этого Дональд Трамп пытается в одиночку продвинуть идею антикитайских санкций. Похоже на то, что ситуация с КНДР является в этом случае только предлогом — ведь санкции против Пекина явно не будут способствовать урегулированию корейского кризиса — скорее, напротив».

Кризис накроет всех

Ещё одна «мишень» для критики со стороны Трампа — американские корпорации, переносящие производственные подразделения в страны третьего мира. Хозяин Овального кабинета даже готов оказывать давление на компании путём повышения ввозных таможенных пошлин.

Следует отметить, что многие западные компании начали сворачивать производственные подразделения в Китае задолго до директив республиканца. Во-первых, китайская рабочая сила дорожает с каждым годом. Если в начале 1990-х средняя зарплата в КНР составляла только $37, то к 2017 году этот показатель достиг $750 в месяц. Во-вторых, власти Поднебесной постепенно ужесточают законодательство в экологической сфере. Китайская экология заметно пострадала в период бурного развития промышленности, и сейчас Пекин заинтересован в переносе части производств за рубеж. В начале 2015 года правительство КНР представило новую программу развития сталелитейной отрасли. Государство пообещало поддержку тем компаниям, которые переведут часть промышленных мощностей за границу. Этот план — лишь одна из составляющих долгосрочной стратегии Пекина по реформированию промышленной отрасли. Однако сокращение китайских мощностей пока не привело к заметному промышленному росту в США.

Согласно статистике Deutsche Bank за 1990—2012 годы, процентная доля промышленного производства США последовательно снижалась с начала 1990-х до 2008—2009 годов. К 2012 году ситуация начала немного выправляться, наметился небольшой рост. Тем не менее добиться высоких темпов роста пока не получается, в среднем этот показатель колеблется на уровне 2% в год.

По мнению экспертов, в последние годы китайская экономическая экспансия принимает совершенно новые формы. Уже нет речи о КНР как «мировой мастерской» — по уровню зарплат Китай обгоняет очень многие страны.

«Китай распространяет своё влияние, скупая предприятия по всему миру, и чаще всего эти сделки проходят скрытно, китайская сторона крайне неохотно предоставляет данные и статистику, — отметила в интервью RT доктор экономических наук, профессор кафедры международных экономических отношений РУДН Инна Андронова. — Примерно за десять лет Китай стал лидером по числу транснациональных корпораций, и это не может не беспокоить его конкурентов в мире. США обвиняют КНР в неоколонизации — хотя сами американцы всегда занимались тем же самым. Появление мощного конкурента очень беспокоит их».

Жёсткая конкуренция между ведущими мировыми экономиками — США и КНР — грозит непредсказуемыми последствиями. Если между державами начнётся санкционная война, последствия будут колоссальными, как для китайской и американской сторон, так и для всего мира.

«Любая мировая война всегда начиналась с конфликта крупных торговых партнёров, поэтому последствия столкновения Вашингтона и Пекина могут быть любыми. Накануне Первой мировой войны многие считали, что война невозможна, так как страны связаны тесными экономическими отношениями, и каждое новое поколение считает, что уже научилось на опыте прошлого. А сегодня администрация Белого дома слишком нагнетает ситуацию, и это очень опасно», — подытожила Андронова.

Дональд Трамп вторгся в Северную Корею с рукопожатием

Дональд Трамп 30 июня сумел дважды войти в историю: как первый президент США, побывавший в КНДР, и как участник первого трехстороннего саммита США—КНДР—Южная Корея, продлившегося, правда, всего пару минут. В остальном третью по счету встречу господина Трампа и главы КНДР Ким Чен Ына вряд ли можно будет назвать исторической: стороны договорились создать рабочую группу по выходу из тупика, в котором оказались переговоры, и разошлись. Обстоятельства встречи, впрочем, были гораздо ярче ее самой: Дональд Трамп организовал американо-северокорейский саммит приблизительно за сутки, сообщив Ким Чен Ыну через Twitter о своем желании увидеться.

Дональд Трамп не пытался создать впечатление, что его третья встреча с Ким Чен Ыном была хорошо подготовлена. «Я просто подумал об этом сегодня утром,— сообщил он журналистам в субботу.— Я буду там и просто предлагаю ему встретиться, не зная, где он. Он может вообще быть не в Северной Корее». Утром Дональд Трамп действительно написал в Twitter: «Если северокорейский Председатель Ким видит это, я бы хотел встретиться с ним на границе/ДМЗ (демилитаризованной зоне.— “Ъ”), просто чтобы пожать руку и сказать «Привет!»». Президент США сообщил, что не ждет от встречи каких-то прорывов: «Если он будет там, мы увидимся на две минуты — больше у нас нет, но и это хорошо».

Это произошло всего через сутки после того, как спецпредставитель Вашингтона по КНДР Стивен Биган заявил, что США готовы «двигаться дальше» в переговорах с КНДР.

Напомним, эти переговоры фактически остановились после провального саммита в конце февраля этого года. Он окончился раньше времени, и обе стороны впоследствии обвиняли друг друга в выдвижении неприемлемых требований. В преддверии встречи «Большой двадцатки» в Осаке в конце прошлой недели Дональд Трамп сообщил, что Ким Чен Ын послал ему на день рождения (14 июня) «поздравительную открытку», которую он счел «совершенно прекрасной». И президент США послал ему ответное письмо.

Встреча лидеров двух стран в демилитаризованной зоне была столь же символична, как и обмен письмами. Дональд Трамп, первый президент США, встретившийся с северокорейским руководителем, первым же и пересек небольшой бетонный бордюр, разделяющий Корейский полуостров с 1953 года.

До этого президенты США пять раз бывали в демилитаризованной зоне — впервые в 1983 году, когда для поднятия морального духа американских военнослужащих туда прибыл Рональд Рейган.

Но лишь Дональд Трамп рискнул посетить северную часть некогда единой страны. Он пожал руку встречавшему его Ким Чен Ыну, они немного прошли в сторону блокпоста КНДР, после чего вернулись обратно на южную сторону. Там к ним присоединился южнокорейский президент Мун Чжэ Ин, и весь мир мог в течение нескольких минут наблюдать первый в истории трехсторонний саммит такого рода.

Затем, впрочем, Дональд Трамп и Ким Чен Ын удалились в отдельное здание, где и провели около часа в приватных переговорах. Выйдя с них, лидер КНДР по традиции обошелся без комментариев, а глава Белого дома сообщил, что встреча была «очень, очень хорошей», и порекомендовал собравшимся подождать, «выйдет ли из этого что-то хорошее». Он сообщил, что стороны создали совместную рабочую группу для оживления зашедших в тупик переговоров, но сразу же снизил уровень ожиданий, заметив: «Время для нас — не главное».

Мнение оптимистов по поводу состоявшейся встречи выразил папа римский Франциск — он изъявил надежду, что она «станет первым шагом на пути к миру, не только на Корейском полуострове, но и за его пределами».

«Дональд Трамп продемонстрировал, что может поднять Ким Чен Ына «по звонку» и что он не так уж сильно нуждается в каких-то посредниках, коими себя пытались представить Мун Чжэ Ин и Си Цзиньпин,— сообщил “Ъ” эксперт ASAN Institute for Policy Studies Го Мён Хён.— Поддержание личных отношений с Дональдом Трампом остается для Ким Чен Ына задачей номер один». Господин Го, впрочем, уточнил, что если такие встречи будут повторяться и дальше, это может негативно отразиться на репутации самого лидера КНДР, который показывает, что президент США свободно распоряжается его временем.

По итогам переговоров Дональд Трамп пригласил Ким Чен Ына в Вашингтон, но больше никакими результатами не порадовал.

После прошлогоднего июньского саммита в Сингапуре стороны условились постепенно продвигаться в направлении «денуклеаризации Корейского полуострова», но с тех пор ничего не произошло. Опрошенные “Ъ” российские и южнокорейские эксперты связывают это с укрепившимися в последние полтора года отношениями между Китаем и КНДР, которые открыли для Пхеньяна новые возможности. 20 июня председатель КНР Си Цзиньпин нанес первый в истории государственный визит в Северную Корею, где заявил о нерушимой дружбе двух стран и безоговорочной поддержке соседа.

«Этим КНДР и Китай укрепляли переговорные позиции с США,— сообщил “Ъ” профессор университета Кунмин (Южная Корея) Андрей Ланьков.— Пекин показывает, что необходимо завершать торговую войну, иначе никакая политика давления на КНДР не сработает. Пхеньян же демонстрирует, что отнюдь не загнан в угол, и не спешит соглашаться на все условия Вашингтона по разоружению». США, напомним, требуют от Пхеньяна полного отказа от ядерного оружия в обмен на снятие санкций. Выполнять эти условия у КНДР причин нет: из-за торговой войны США и Китая Пекин вновь открыл в середине прошлого года каналы контрабанды на границе с КНДР, которые значительно снизили эффект от международных санкций.

Михаил Коростиков

О результатах военно-дипломатического блефа на северокорейском направлении — Клуб «Валдай»

Впрочем, можно спорить о том, до какой степени этот успех был результатом посредничества Сеула: показная воинственность Трампа не только запугала китайцев и южнокорейцев, но и оказала несколько ошеломляющее действие на северокорейцев, которые и сами, казалось бы, являются мировыми чемпионами по части воинственной риторики и дипломатического блефа.

К концу 2017 года руководство КНДР реально опасалось того, что непредсказуемый американский президент в любой момент начнёт военные действия. При том что Северная Корея имела шансы нанести своим противникам (не столько США, сколько Южной Корее и Японии) немалый ущерб, мало кто сомневался, что полноценный военный конфликт окончится поражением Северной Кореи и, возможно, будет стоить жизни значительной части северокорейской элиты.

По многим признакам можно предполагать, что перед саммитом в Сингапуре, в июне 2018 года, Пхеньян был готов пойти на серьёзнейшие уступки. Разумеется, речь и тогда не шла о ядерном разоружении – отказ от ядерного оружия представляется КНДР абсолютно неприемлемым. Тем не менее в тот момент Пхеньян был всерьёз готов отказаться от существенной части своей ракетно-ядерной программы – лишь бы только избежать прямой конфронтации с США и снизить уровень давления, с которым сталкивалась экономика страны.

Однако Дональд Трамп и его окружение, добившись приезда Ким Чен Ына в Сингапур, не смогли превратить Сингапур в Каноссу северокорейского руководителя. Саммит в Сингапуре завершился подписанием так называемой Сингапурской декларации, которая является документом крайне неконкретным и лишь упоминает, что стороны будут стремиться к «денуклеаризации Корейского полуострова».

Умело загоняя своего противника в угол, Дональд Трамп и его администрация не уделяли внимания конкретной проработке технических вопросов – тех самых вопросов, которые играют такую большую роль, когда речь заходит о проблемах ограничения вооружений.

Судя по всему, Дональд Трамп рассчитывал на то, что Ким Чен Ын, согласившись на переговоры, пойдёт на серьёзные уступки. Американский президент, исходя из своего опыта в бизнесе, явно предполагал, что после того, как высшие руководители решат вопрос в целом, выработка конкретных договорённостей станет технической проблемой, которую можно будет легко решить в рабочем порядке. Поэтому никакие конкретные договорённости в Сингапуре не были зафиксированы – да их, в общем, и не было.

Однако вскоре после Сингапурского саммита ситуация изменилась радикальным образом. Главной причиной этих перемен стало резкое обострение американо-китайской конфронтации, которое произошло по инициативе того же Трампа.

Дипломатам КНДР запретили ругать США в период перехода власти от Трампа к Байдену

КНДР приказала своим зарубежным миссиям не враждовать с США в условиях передачи власти от действующего президента к Джо Байдену, объявившему о своей победе на выборах. Пхеньян также обеспокоен тем, что соглашение, заключенное между Дональдом Трампом и Ким Чен Ыном, теперь стало «бесполезным».

Руководство Северной Кореи поручило своим дипломатическим миссиям не ухудшать отношения с Белым домом на фоне протекающего в США процесса передачи власти, сообщает Yonhap news.

Национальная служба разведки Южной Кореи в ходе заседания комитета по разведке парламента рассказала, что КНДР предостерегает своих послов от конфликтов с США. Об этом рассказал изданию депутат Ким Пен Ки, присутствовавший на встрече.

По его словам, руководство страны предупредило, что за возникшие с США проблемы будут нести ответственность послы.

Помимо этого корейский депутат упомянул о обеспокоенности Пхеньяна тем, что после поражения Дональда Трампа на выборах соглашение, заключенное между ним и лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, стало «бесполезным».

Речь, судя по всему, идет о соглашении, заключенном 12 июня 2018 года — в тот день прошел первый в истории саммит США-КНДР. По итогам той встречи была подписана декларация, состоящая из четырех основных пунктов: США и КНДР будут стремиться к установлению мира, приложат совместные усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира, Пхеньян подтверждает приверженность полному освобождению от ядерного оружия, стороны принимают обязательства по возвращению останков военнопленных и пропавших без вести.

Кроме того, Соединенные Штаты в ответ на согласие КНДР отказаться от своей ядерной программы пообещали гарантии личной безопасности Ким Чен Ыну. Однако каких-либо деталей того, как именно Пхеньян будет избавляться от ядерного оружия, в документе не приводилось. Не была затронута и тема санкций, наложенных на КНДР.

Участники переговоров, однако, выглядели довольными и неоднократно указывали на значимость встречи и царящую на ней дружескую атмосферу. Дональд Трамп сделал северокорейский вопрос одним из главных приоритетов своей внешней политики. Изначально он высказывался в адрес Пхеньяна достаточно жестко, то угрожая с трибуны ООН «полным уничтожением», то заявляя, что «с ними случится такое, чего мир ранее не видывал». Северокорейский лидер также не оставался в долгу. Он называл Трампа «слабоумным стариком» и «ненормальным», продолжал проводить ядерные испытания, а военное руководство КНДР угрожало запустить ракеты средней дальности по району Тихого океана, в котором расположена американская военная база на острове Гуам.

Вскоре, однако, Дональд Трамп сменил подход.

После первой встречи стороны начали обмениваться комплиментами — Трамп называл Ким Чен Ына «очень умным парнем» и утверждал, что Северная Корея под руководством своего лидера имеет «потрясающий потенциал».

27 и 28 февраля прошлого года в Ханое должен был пройти второй американо-северокорейский саммит, от которого многие наблюдатели ждали прорыва. Вопреки этим ожиданиям, встреча лидеров так ничем и не закончилась. Их делегации покинули переговоры, не появившись на запланированном совместном обеде. Дональд Трамп позже сообщил, что Пхеньян предложил закрыть ядерный центр в Йонбене в обмен на снятие всех американских санкций, что президент США расценил как неравноценную сделку. В заявлении КНДР же отмечалось, что Вашингтону была предложена отмена лишь секторальных санкций, введенных в 2016-2017 годах. Однако в обоих сообщениях подчеркивалась дружеская атмосфера переговоров и намерение продолжить диалог.

Уже через четыре месяца Дональд Трамп и Ким Чен Ын позировали для журналистов в демилитаризованной зоне на границе Южной и Северной Корей. Так глава Белого дома стал первым президентом США, который побывал на территории Северной Кореи. На это мероприятие было отведено всего 15 минут, и оно носило скорее символический характер. Стороны снова обменялись комплиментами и благодарностями. Встреча в демилитаризованной зоне стала для мировых лидеров третьей и последней.

Северная Корея уйдет с повестки США

«Он [Дональд Трамп] легитимизировал Северную Корею, он говорил о своем «хорошем приятеле», который является бандитом, просто бандитом, и говорил о том, как всё улучшилось. А теперь у них есть ракеты, которые могут достичь территории США гораздо легче, чем раньше», — говорил Джо Байден в октябре в ходе финальных предвыборных дебатов в Нэшвилле.

Бывший вице-президент также заявил, что смог бы встретиться с главой КНДР при условии, если Ким Чен Ын даст согласие на сокращение ядерного потенциала.
Руководство Северной Кореи пока никак не прокомментировало результаты выборов в США. Однако отношение Пхеньяна к Байдену можно проследить через публикации государственных СМИ КНДР.

Бывшего вице-президента называли «дураком с низким IQ», «идиотом, лишенным элементарных качеств человека, не говоря уже о политике», а также сравнивали его с бешеной собакой, которую «надо забить до смерти».

Высказывания, которыми обменялись стороны, вряд ли задают хороший тон для дальнейшего сотрудничества, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru»
руководитель Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин. Вместе с тем эксперт полагает, что от Байдена вряд ли можно ожидать каких-либо резко враждебных военных шагов по отношению к КНДР. Обуславливается это, в первую очередь, тем, что, в отличие от Дональда Трампа, бывший вице-президент не ставит Северную Корею в число своих внешнеполитических приоритетов.

«У него много других острых проблем, как внутренних — пандемия и экономика, так и внешних, где самое главное для него — это восстановление нормальных отношений с союзниками, которые при Трампе были сильно подорваны и испорчены. Северная Корея, пока себя ведет тихо, не будет его беспокоить. А вот если корейцы захотят привлечь к себе внимание и запустить ракету, которая сможет долететь до США, или, тем более, пойти на ядерные испытания, тогда, конечно, это будет в числе приоритетов байденовской политики. Но пока нет таких признаков, что КНДР готова что-то такое сделать. Я думаю, что они подождут и посмотрят, какая у Байдена будет политика на корейском направлении. Сейчас стороны займут выжидательные позиции», — считает кореевед.

Существуют и признаки, которые указывают, что ожидать того же уровня отношений, который был достигнут между северокорейским лидером с Дональдом Трампом, не приходится.

Так, по мнению эксперта, Байден с высокой долей вероятности будет укреплять американо-южнокорейский альянс, что может вызывать раздражение Пхеньяна. Кроме того, в подходах Трампа и Байдена есть еще одно существенное различие, которое скажется на отношениях Белого дома с КНДР.

«Еще один сложный момент, который может появиться в американо-северокорейских отношениях — это проблема прав человека. Как известно, Байден в своей предвыборной кампании этому вопросу уделял много внимания, и вообще вопросам прав человека демократическая администрация уделяет много внимания. И акцентирование этой темы в отношениях с Северной Кореей, привнесение ее в переговоры, безусловно, серьезно осложнит достижение любого соглашения с северокорейцами по ракетно-ядерной программе», — отмечает эксперт.

Отношения Ким Чен Ына и Дональда Трампа можно назвать достаточно сложными. Но, несмотря на частые ссоры и обмен угрозами, этим мировым лидерам все же удалось установить контакт.

В сентябре американский журналист-расследователь и редактор The Washington Post Боб Вудворд опубликовал свою книгу «Ярость», из которой стало известно, что лидер КНДР и американский президент за несколько лет успели обменяться 27 письмами. Их содержание вызвало недоумение у многих журналистов и наблюдателей. Сам Трамп рассказывал, что северокорейский политик присылал ему «прекрасные» послания, сравнивая их с «любовными письмами».

Переведенные на английский язык письма публиковал CNN. В них Ким Чен Ын обращается к Трампу «Ваше Превосходительство» и заявляет, что «не может забыть того исторического момента», когда ему «довелось крепко сжимать руку» американского лидера. Трамп, в свою очередь, предлагал ему «сходить вместе в кино или сыграть партию в гольф», утверждает Вудворт.

«С Байденом надо начинать практически с нуля и, учитывая окружение Байдена — очень антисеверокорейское и резко нацеленное на права человека, это для КНДР вряд ли будет выгодно и вряд ли удобнее, чем вести дела с Трампом, который предпочитал дипломатию саммитов. В Северной Корее это выгоднее, потому что у них тоже все решает лидер. Трамп все решал сам, и у них лидер решает сам», — резюмирует Александр Жебин.

«Скажут, что Трамп — агент Кима».

Начнут ли США войну против КНДР | В мире | Политика

28 ноября Северная Корея после перерыва в два с половиной месяца произвела запуск баллистической ракеты. В Пентагоне заявили, что ракета, предположительно, была межконтинентальной. По данным американских военных, она набрала рекордную высоту 4500 метров и, пролетев около 900 км, упала в море в японской исключительной экономической зоне — примерно в 210 км от берега. 

По государственному телевидению КНДР было объявлено, что новая межконтинентальная ракета «Хвасон-15» способна достичь любой цели на континентальной территории США. Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын заявил, что с запуском этой ракеты страна успешно завершила создание ядерных сил. В связи с пуском в Японии было проведено чрезвычайное совещание кабинета министров. Позже, выступая в парламенте, министр обороны Японии Ицунори Онодэра заявил, что новая северокорейская ракета способна нести не только ядерный заряд, но и биологическое и химическое оружие.  

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин провел 20-минутный телефонный разговор с американским коллегой Дональдом Трампом. Как сообщается, стороны пришли к согласию, что ракетные пуски КНДР «несут смертельную угрозу не только США и Южной Корее, но и всему миру». Сам американский лидер выступил со специальным видеообращением, в котором заявил, что «займется» проблемой. «Это ситуация, с которой мы справимся», — пообещал Трамп. 

Также сразу началась подготовка к чрезвычайной сессии Совета Безопасности ООН, на котором решили обсудить возможные ответные шаги. Напомним, Северная Корея находится под несколькими пакетами санкций со стороны ООН и США. В частности, санкции, введенные резолюцией 2375 от 11 сентября 2017 года, блокируют ввоз в КНДР нефти и нефтепродуктов, экспорт из страны текстиля и газового конденсата, а также запрещают создание совместных предприятий с участием северокорейского капитала. 

За первый год президентства Трампа КНДР произвела около 20 ракетных пусков. В апреле 2017 г. после целой серии северокорейских испытаний США отправили к берегам корейского полуострова ударную группу кораблей во главе с авианосцем «Карл Винсон». Тогда же американские СМИ со ссылкой на источники в спецслужбах США писали, что Вашингтон рассматривает вариант нанесения превентивного удара по ядерным объектам в Северной Корее в случае получения достоверных данных о подготовке Пхеньяна к новым ядерным испытаниям. Трамп выступил с грозными заявлениями, пообещав жестко реагировать на любые северокорейские провокации. Тем не менее, спустя некоторое время авианосная группа была отозвана, а Пхеньян продолжил ракетные испытания.

Помимо угроз военного вторжения, Белый дом пытался надавить на важнейшего партнера КНДР — Китай, который поставляет в страну многие товары первой необходимости. Однако, как рассказал АиФ.ru профессор факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Александр Лукин, американцам не удалось ничего добиться на этом направлении.  

«Логика их действий неясна. Если только пугать Пхеньян, он будет ещё быстрее создавать оружие сдерживания. А войну США начинать не будут из-за гигантских военных рисков, связанных с вмешательством в конфликт Китая и большим военным потенциалом самой Северной Кореи». По словам эксперта, вообще непонятно, зачем угрожать военными действиями, если начать их невозможно. «По сути, эта риторика рассчитана на внутреннее потребление в США. Но решение ядерной проблемы она только затрудняет».

Впрочем, эксперт отмечает, что китайцам поведение Пхеньяна тоже крайне не нравится. 

«С их точки зрения, Пхеньян даёт предлог США усилить свое присутствие в регионе», — говорит Лукин. Действительно, в начале марта в Южной Корее были развернуты новые противоракетные комплексы THAAD. Против этого резко протестовал Пекин, который даже ввел в отношении Южной Кореи санкции. Поскольку Китай — основной торговый партнер Сеула (на него приходится 24% корейского экспорта и 17% импорта, на США — 10% и 9% соответственно), южнокорейское правительство было вынуждено пойти на уступки. «В обмен на прекращение практики санкций в отношении Южной Кореи, Сеул дал три обещания Пекину по поводу батареи ПРО США: количество комплексов не будет увеличено, они никогда не будут направлены против Китая, а военное сотрудничество Республики Корея и США не приведет к возникновению трехстороннего альянса Вашингтон-Сеул-Токио», — говорит Александр Лукин.

Вместе с тем Китай, по словам эксперта, активизировал давление на Пхеньян. В частности, китайцы поддержали все пакеты санкций против КНДР в ООН, хотя ранее они их блокировали. «Однако в Пхеньяне на китайское давление резонно отвечают, что сворачивать ядерную программу им нет смысла, потому что США за это ничего не обещают», — говорит Лукин.

По мнению эксперта, есть лишь два варианта развития событий. «Или США продолжат пугать КНДР и ничего не делать — но это уже становится смешным. Или Трамп согласится пойти на прямые переговоры. Но тогда на него все набросятся уже внутри страны. Скажут, что он агент не только Путина, но и Кима». Поэтому, по словам эксперта, в ближайшее время развязки корейской проблемы мы не увидим.

Смотрите также:

Что Трамп понял правильно и неправильно в Северной Корее

Мало кто в первом ряду наблюдал за драмой и опасностью американо-северокорейских отношений за последние четыре года. Маркус Гарлаускас — один из них.

В качестве офицера национальной разведки Северной Кореи в Национальном совете по разведке США с июля 2014 года по июнь 2020 года он информировал президента Дональда Трампа и других высокопоставленных правительственных чиновников о том, что происходит внутри скрытной страны. Чего на самом деле хотел северокорейский лидер Ким Чен Ын? Откажется ли он от своего ядерного оружия? И принесли ли дипломатические усилия Трампа какие-либо результаты?

В своем первом расширенном интервью один на один после ухода из правительства Гарлаускас рисует картину, которая немного отличается от общепринятой картины отношений Трампа с Северной Кореей.

Да, риск войны увеличился в 2017 году, когда Трамп угрожал обрушить «огонь и ярость» на Северную Корею в ответ на ее испытания оружия, но Вашингтон и Пхеньян фактически приблизились к военному конфликту в предыдущие годы. Да, Трамп и Ким уехали из Ханоя без ядерной сделки, но вина здесь лежит на диктаторе, а не на президенте. И да, США следует избегать полномасштабной войны с Северной Кореей, но не следует уклоняться от очередной конфронтации в стиле 2017 года.

«Если Ким почувствует, что США боятся войны больше, чем он, то у него будет преимущество», — сказал Гарлаускас.

Гарлаускас изложил план действий для тех, кто займет Белый дом в следующем году: заставить Северную Корею прекратить испытания ракет и ядерных бомб, а затем разработать политику, чтобы убедить Пхеньян расстаться со своим оружием. Прекращение этих испытаний даст США возможность выработать правильное сочетание давления и убеждения. «В противном случае вы просто реагируете на них — и тогда вы оказываетесь в еще одном очень, очень тяжелом положении», — сказал Гарлаускас.

Наше интервью, отредактированное для большей ясности, приведено ниже.

Алекс Уорд

Северная Корея только что провела парад, на котором представила новое передовое оружие, в том числе межконтинентальную баллистическую ракету (МБР), которая потенциально может достичь всей территории США. Что это говорит нам о дипломатических усилиях Трампа в отношении Северной Кореи за последние четыре года?

Маркус Гарлаускас

Это говорит нам именно то, что Ким сказал в конце своей речи, а именно, что время на стороне Северной Кореи, а не Америки. Парад также продемонстрировал способность Северной Кореи продолжать свои программы вооружений, несмотря на международные санкции, несмотря на давление.Это действительно показало прогресс, которого они продолжают добиваться с точки зрения своих возможностей.

Алекс Уорд

Это предвещает довольно тяжелые предстоящие четыре года, независимо от того, кто находится в Белом доме.

Маркус Гарлаускас

Мы находимся в очень сложной ситуации, поэтому я думаю, что первый шаг, по сути, это провести сортировку и остановить кровотечение. Мы должны сосредоточить наши усилия на предотвращении реальных испытаний этих новых систем вооружения, представленных во время парада.

Если северокорейцы не будут убеждены в необходимости хоть как-то воздерживаться от испытаний оружия, независимо от того, какая администрация будет у власти в следующем году, это фактически уничтожит все шансы на дипломатию на благоприятных условиях. Будет очень, очень трудно сказать, что мы сдерживаем угрозу или ведем какие-то выгодные для нас переговоры.

Как только вы преодолеете эту точку, если вы сможете заставить Северную Корею прекратить испытания более продвинутых систем, тогда станет возможным говорить о другом типе переговоров с Северной Кореей.Но вы должны разобраться с этим заранее и не дать северокорейцам запустить новое провокационное испытание, иначе вы просто отреагируете на них — и тогда вы окажетесь в другом очень, очень тяжелом положении.

Алекс Уорд

Трамп, разумеется, утверждает, что его усилия в отношении Северной Кореи увенчались успехом. Один из его главных аргументов заключается в том, что он предотвратил войну, и что, если бы он не был у власти, США оказались бы в Третьей мировой войне.

Есть ли в этом доля правды?

Маркус Гарлаускас

Это чертовски трудная проблема — для администраций, для разных партий — на которую нет простых ответов.Иногда лучшее, что вы можете сделать, — это не допустить, чтобы ситуация вышла из-под контроля. Так что я думаю, что идея о том, что в годы правления Трампа могло быть намного хуже, имеет под собой основания.

Однако я вам скажу, что я думаю, что мы были гораздо ближе к войне в 1994, 2010 и 2015 годах, чем в 2017 году. В 2017 году был очень большой разрыв между риторикой и действиями. мы чуть не вступили в войну в 2017 году, тогда вы, по сути, говорите, что США почти начали войну, потому что не было никаких признаков того, что Ким Чен Ын был заинтересован в войне — он испытывал оружие.Он не наносил удары по Южной Корее и не топил корабли.

Родственники моряков, пропавших без вести в 2010 году после гибели южнокорейского военного корабля «Чхонан», столкнулись с солдатами во время брифинга по спасательной операции на военно-морской базе в Пхёнтхэке, к югу от Сеула. Чон Ён Чже / AFP через Getty Images
Алекс Уорд

Это довольно провокационное заявление, которое вы только что сделали, потому что в то время в 2017 году было широко распространено мнение, что возможность начала войны США с Северной Кореей, возможно, не вероятна , но, по крайней мере, гораздо более вероятна, чем в последние годы.

Маркус Гарлаускас

Я не говорю, что риторика была совсем незначительной, но я говорю, что риторика «огонь и ярость» была преувеличена по своему значению по сравнению с реальными, осязаемыми действиями, предпринятыми в 2017 году. США проявляют большую сдержанность в отношении нашей военной позиции.

Вы не видели эвакуацию мирных жителей из Южной Кореи. Вы не видели, чтобы действия действительно проникали в Северную Корею.Вы не видели военных ударов. Вы не видели многих вещей, которые можно было бы сделать или которые увеличили бы риск сильной реакции Северной Кореи.

Только что разговаривал с генералом армии в отставке Винсентом Бруксом, который до недавнего времени командовал войсками США и ООН в Южной Корее. Это был его аргумент, и мне он кажется верным, что необходима некоторая военная поза, чтобы показать Северной Корее, что мы настроены серьезно, и что мы не собираемся бесконечно терпеть такой уровень активности.

В конце концов, то, что мы сделали, было очень ограниченным, очень предусмотрительным, и это показало северокорейцам, что, несмотря на то, что говорил президент, США не готовились к нападению или крупной операции по смене режима.

Алекс Уорд

Но и вы, и я помним сообщения об ударе, считавшемся «кровавым носом», а в новой книге Боба Вудворда есть раздел об обновлении военных планов США для борьбы с Северной Кореей. Эти и другие отчеты, похоже, подтверждают мнение о том, что вероятность войны в 2017 году действительно была выше, чем должна была быть.

Маркус Гарлаускас

Несомненно, был повышенный уровень активности и подготовки. Но обновление военных планов — вполне нормальное занятие, которым вы занимаетесь на регулярной основе, особенно во время повышенной напряженности. Естественно сосредоточиться на том, чтобы смахнуть с них пыль.

Действия, описанные в книге, с точки зрения того, что действительно имело место, я думаю, что это были очень ограниченные и вполне нормальные действия, когда вы имеете дело с такой страной, как Северная Корея, которая, среди прочего, ускоряла свое развитие. нарушения резолюций Совета Безопасности ООН.

Алекс Уорд

Как вы думаете, почему в 2017 году было так много страха перед войной? Помню, мне было очень страшно.

На фотографии 2017 года, опубликованной официальным информационным агентством Северной Кореи, лидер Ким Чен Ын выступает с заявлением, оскорбляющим президента Дональда Трампа. AFP через Getty Images
Маркус Гарлаускас

Одним из основных элементов является то, что это происходит от неопределенной экстраполяции.Если бы вы просто хотели, чтобы Северная Корея продолжала идти по пути, по которому она шла до бесконечности, и не проявляла никакой сдержанности — что она и сделала в 2018 году, когда повернулась к дипломатии, — Пхеньян шел по пути эскалации. И мы шли, по сути, встречным курсом, пытаясь убедить северокорейцев, что если они останутся на этом пути, это закончится войной.

Я не хочу, чтобы кто-то отнял мысль о том, что риск войны не был значительным. Война на Корейском полуострове имеет очень высокие шансы стать ядерной с катастрофическими последствиями.Произойдет невообразимое количество смертей и разрушений международного порядка. Это будет происходить на пороге Китая, потенциально втягивая Пекин в ситуацию.

Даже небольшое увеличение вероятности того, что это произойдет, определенно является значительным риском, на который стоит обратить внимание. Но все же шансы на то, что это произойдет, были очень малы.

Алекс Уорд

Я хочу обратиться к саммиту в Ханое, где Трамп и Ким ушли без ядерной сделки.Дипломатические усилия так и не оправились от этого события, и мне как человеку, который помог подготовить президента к этой встрече, интересно, почему вы думаете, что в Ханое все пошло под откос? Как известно, многие считают тот саммит провальным.

Маркус Гарлаускас

Неудача в первую очередь лежит на плечах Ким Чен Ына. Он подошел к столу со сделкой по демонтажу крупного ядерного объекта в обмен на почти полное снятие санкций, что, объективно говоря, было плохой сделкой [для США].

Президент был очень хорошо информирован, отчасти благодаря моим усилиям и усилиям моих коллег, о том, как обстоят дела и что есть у Северной Кореи, а чего нет. Президент принял взвешенное решение отказаться от этой сделки, а Ким не мог подстроиться и не подстраивался, чтобы предложить что-либо, чтобы заманить США. Ким ушел очень неудовлетворенным, потому что он был слишком уверен, что сможет заключить сделку, которую хотел заключить.

Я думаю, что даже Ким понимает, что он упустил возможность, даже больше, чем США упустили возможность, в Ханое.

Алекс Уорд

То есть вы говорите, что если бы Ким был готов рассмотреть что-либо, кроме своего предложения — возможно, предложение большей денуклеаризации или меньшего ослабления санкций, — Трамп и Ким могли бы заключить сделку в Ханое?

Маркус Гарлаускас

Давайте представим контрфактику: если бы Ким попросила меньше или если бы Ким предложила больше, есть вероятность, что в Ханое была бы заключена промежуточная сделка. Но для этого Киму потребовалось бы подтвердить, что денуклеаризация Северной Кореи была конечной целью, чего он еще не сделал на бумаге.

Алекс Уорд

Каков главный вывод Трампа или Байдена за последние четыре года и как им следует применить его к следующим четырем годам отношений США и Северной Кореи, если они будут президентом?

Маркус Гарлаускас

Первое, что нужно сделать, это попытаться повторить то, что было в 2018 году в плане прекращения испытаний оружия. Если участие в дипломатии — это цена, которую мы должны за это заплатить, пусть будет так.

Центр стратегических и международных исследований

Более долгосрочная проблема заключается в том, чтобы разработать повествование и подход к денуклеаризации, которые не ставили бы США в положение, когда у нас есть нереалистичные, необоснованные ожидания относительно того, насколько быстро может быть достигнут прогресс.Это также не должно ставить северокорейцев в ситуацию, когда они предпочитают дождаться следующего избирательного цикла и посмотреть, как все пойдет.

Если мы намерены увидеть, как Северная Корея сдаст все свои ядерные и ракетные программы до истечения четырех лет, то мы фактически создаем ситуацию, когда она возлагает бремя времени на нас, а не на северокорейцы. Они знают, что если это и есть цель, они могут помешать нам достичь ее и продержаться еще несколько лет.

Но, в конце концов, у вас не так много времени, чтобы думать обо всем этом, вы просто находитесь в режиме реакции, пока Северная Корея продолжает продвигать свои программы с помощью экспресс-тестирования. Так что, если вы сможете остановить тестирование, вы сможете выиграть время для диалога по вопросам политики. Если вы этого не сделаете, то Северная Корея будет вести поезд, а не вы.

Алекс Уорд

Есть ли у Трампа что-то правильное, что можно было бы применить на следующий президентский срок?

Маркус Гарлаускас

Мы должны быть готовы вернуться к уровню конфронтации 2017 года.Если Ким почувствует, что США боятся войны больше, чем он, то у него будет преимущество.

Северная Корея, сколько бы вооружений она ни делала, никогда не дойдет до того момента, когда у нее появится возможность выиграть войну против Соединенных Штатов Америки.

Пока вы исходите из того, что Ким не сумасшедший и не склонный к суициду — чего я, конечно, не исхожу, потому что он рациональный, хитрый, умный человек, который действительно многому научился, как вести себя с Соединенными Штатами и как чтобы возглавить эту страну — до тех пор, пока это является основой, тогда вы должны смириться с идеей противостоять Киму и убедить его, что у Соединенных Штатов есть военные варианты, которые они могли бы использовать.

Если мы дойдем до точки, когда мы почувствуем, что санкции и война не могут работать, то это, по сути, ставит Кима в положение, когда он может диктовать условия, и я не думаю, что это приведет нас к тому, что нам нужно.

Должна быть готовность противостоять Киму в военном отношении — не начинать войну, не наносить кровавый удар по носу, а в основном дать ему понять, что есть пределы тому, что мы будем терпеть. И мы должны ясно дать понять, что если он перейдет к развязыванию войны, результатом станет конец его самого и его режима.Это одна из вещей, которую президент Трамп сказал не так, как сказал бы я, но это нужно было сказать, честно говоря, в 2017 году.

Трамп угрожает Северной Корее «огнём и яростью», если это поставит под угрозу США Государство, обладающее ядерным оружием, переросло, пожалуй, в самую серьезную внешнеполитическую проблему его администрации.

В пугающих выражениях, вызывающих ужас перед обменом ядерными ударами, г-н Трамп стремился удержать Северную Корею от любых действий, которые подвергли бы опасности американцев. Но было неясно, что именно перейдет его черту. Чиновники администрации заявили, что упреждающий военный удар, хотя и является крайней мерой, является одним из вариантов, которые они предоставили президенту.

«Северной Корее лучше больше не угрожать Соединенным Штатам», — сказал г-н Трамп журналистам в своем гольф-клубе в Бедминстере, Северная Каролина.Дж., где большую часть месяца проводит в рабочем отпуске. «Они будут встречены огнем и яростью, каких мир еще не видел».

Ссылаясь на непостоянного лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, г-н Трамп сказал: «Он был очень опасен за пределами нормального состояния, и, как я уже сказал, они будут встречены огнем и яростью и откровенно приведут к власти таких, как которых этот мир еще не видел».

Неустрашимая Северная Корея несколько часов спустя предупредила, что рассматривает возможность нанесения удара, который создаст «охватывающий огонь» вокруг Гуама, острова в западной части Тихого океана, где Соединенные Штаты располагают важной базой ВВС. В последние месяцы американские стратегические бомбардировщики с базы ВВС Андерсен на Гуаме пролетели над Корейским полуостровом, демонстрируя силу.

«Будет ли только у США вариант под названием «превентивная война», как они утверждают?» Об этом говорится в заявлении Стратегических сил Корейской народной армии (КНА). «Это мечта для США думать, что их материк — это неуязвимое Небесное царство».

«США должны четко признать тот факт, что баллистические ракеты Стратегических сил К.П.А. сейчас находятся в постоянной готовности, обращены к Тихому океану и уделяют пристальное внимание их азимутальному углу для запуска», — говорится в заявлении.

В среду госсекретарь Рекс Тиллерсон преуменьшил угрозу. «Я думаю, что американцы должны хорошо спать по ночам, не беспокоясь об этой конкретной риторике последних нескольких дней», — сказал он.

Резкие комментарии г-на Трампа вышли далеко за рамки твердого, но взвешенного языка, который обычно предпочитают американские президенты в противостоянии с Северной Кореей, и действительно, казалось, почти перекликались с воинственными словами, которые использовал г-н Трамп. Ким. Было ли это сообщение в основном блефом или подлинным выражением намерений, оно мгновенно перепутало дипломатическое уравнение в одном из самых опасных регионов мира.

Сторонники предположили, что г-н Трамп пытался привлечь внимание г-на Кима таким образом, чтобы северокорейский лидер понял, а критики выразили обеспокоенность тем, что американский президент может наткнуться на войну с разрушительными последствиями.

«Это более опасный момент, чем тот, с которым столкнулись предшественники Трампа», — сказал Марк Дубовиц, исполнительный директор Фонда защиты демократий, некоммерческой группы в Вашингтоне.«Нормальная тонкая дипломатическая риторика, исходящая из Вашингтона, не помогла убедить режим Кима в американской решимости. Эти формулировки подчеркивают, что у самой могущественной страны в мире есть свои варианты эскалации и ответных действий».

Но сенатор Диана Файнштейн, демократ от Калифорнии, сказала, что это будет контрпродуктивно. «Президент Трамп не помогает ситуации своими напыщенными комментариями», — говорится в заявлении. Сенатор Джон Маккейн, республиканец от Аризоны и председатель Комитета по вооруженным силам, также высказался против.«Все, что это собирается сделать, — это приблизить нас к какой-то серьезной конфронтации», — сказал он радио KTAR News.

На Гуаме губернатор Эдди База Кальво преуменьшил угрозу Севера для острова в видеообращении в среду. Он сказал, что его администрация поддерживала связь с Белым домом и военным командованием США и что «уровень угрозы не изменился в результате событий в Северной Корее».

Северная Корея ускорила свой прогресс в создании действующих ракетных войск с ядерными боеголовками с тех пор, как мистер К.Трамп, поклявшийся не допустить этого, вступил в должность. В прошлом месяце Север впервые успешно испытал межконтинентальную баллистическую ракету, способную достичь континентальной части Соединенных Штатов.

The Washington Post сообщила во вторник, что американские спецслужбы пришли к выводу, что Северная Корея миниатюризировала боеголовку, которая могла бы поместиться на вершине одной из ее ракет. Японское правительство также заявило во вторник в ежегодной оценке угроз, что «возможно, Северная Корея уже добилась миниатюризации ядерного оружия и приобрела ядерные боеголовки.

Но эксперты сказали, что главная проблема для Северной Кореи не миниатюризация; бомбы уже признаны достаточно маленькими, чтобы поместиться в баллистическую ракету, о чем ясно свидетельствует известное изображение г-на Кима со странной боеголовкой, напоминающей дискотечный шар. Настоящее испытание заключается в том, сможет ли боеголовка выдержать сильный жар при входе в атмосферу, когда она погружается в атмосферу из космоса. Считается, что Северная Корея не преодолела это препятствие.

В минувшие выходные Совет Безопасности ООН единогласно принял новую резолюцию о санкциях против Северной Кореи, восьмую с момента проведения этой страной первого ядерного испытания в 2006 году.Сторонники резолюции заявили, что новые санкции сократят скудные ежегодные доходы Северной Кореи от экспорта примерно на треть, что помешает ей собрать деньги для своих программ по вооружению.

Санкции запрещают импорт угля, железа, железной руды, свинца, свинцовой руды и морепродуктов из Северной Кореи. Они также запрещают странам-членам Организации Объединенных Наций принимать каких-либо дополнительных рабочих с Севера сверх их текущего уровня. Вашингтон назвал ограничения «самым строгим набором санкций в отношении любой страны за последнее время».

Но остаются большие сомнения относительно того, насколько строго Китай и Россия, два соседних союзника Севера, будут обеспечивать соблюдение санкций.

Значение ракетных испытаний Северной Кореи


Карточка 1 из 5

Резолюции ООН. Напряженность на Корейском полуострове начала нарастать в 2017 году, когда Северная Корея испытала три межконтинентальные баллистические ракеты и провела ядерное испытание. ООН ввела санкции, и Пхеньян на время прекратил испытания ядерного оружия и ракет большой дальности.

Еще до комментариев г-на Трампа воинственный ответ Северной Кореи на санкции во вторник был самым убедительным признаком того, что она может провести еще одно ядерное или ракетное испытание, как она часто делала в ответ на прошлые санкции Организации Объединенных Наций.

«Стаи волков идут в атаку, чтобы задушить нацию», — говорится в заявлении Северной Кореи. «Они должны помнить, что стратегические шаги КНДР, сопровождаемые физическими действиями, будут безжалостно предприняты с мобилизацией всех ее национальных сил», — добавил он, используя инициалы Корейской Народно-Демократической Республики.

Ответ г-на Трампа «огонь и ярость» перекликается с языком, который сами северокорейцы использовали в прошлом. За последние несколько лет официальные лица Северной Кореи и правительственное информационное агентство неоднократно предостерегали США и Южную Корею от любых упреждающих атак, используя излюбленную фразу «море огня».

В какой-то момент Северная Корея поклялась, что «все превратится в пепел и пламя в тот момент, когда начнется первая атака»; в другой он пообещал «превратить Вашингтон, оплот американских империалистов и гнездо зла, и его последователей в море огня.

На этой неделе, после голосования в Организации Объединенных Наций, северокорейская государственная газета Rodong Sinmun сообщила: «В тот день, когда Соединенные Штаты посмеют дразнить нашу страну ядерным оружием и санкциями, материковая часть Соединенных Штатов будет катапультирована в невообразимое море». огня.»

Хотя заявление г-на Трампа является одним из самых воинственных заявлений президента о Северной Корее, оно, возможно, было направлено как на Пекин, так и на Пхеньян. Обсуждая военные варианты, администрация, возможно, пытается убедить Китай и его президента Си Цзиньпина в том, что статус-кво опасен, поскольку он чреват войной.

«Это может быть сигналом для Си Цзиньпина, что вы должны делать больше, чем просто санкции в ООН», — сказал Джозеф С. Най-младший, ученый из Гарварда, который когда-то руководил Национальным советом по разведке американского правительства. «Это может быть очень рациональным, продуманным сообщением», а не эмоциональным всплеском, добавил он.

Но после стольких предупреждений о торговой войне с Китаем и других воинственных заявлений угроза г-на Трампа, вероятно, будет истолкована г-ном Си как «очередное упражнение по ударам по столу», сказал Ши Иньхун, профессор международных отношений. в университете Жэньминь в Пекине.

«Думаю, Си не поверит, так как это правда более чем на 30–40 процентов», — сказал г-н Ши о возможности того, что г-н Трамп нанесет ядерный удар по Северной Корее.

В то время как госсекретарь Рекс У. Тиллерсон держал дверь открытой для переговоров с Северной Кореей во время своих поездок по региону, другие представители администрации заявили, что г-ну Трампу предлагают варианты войны. «Президент очень четко выразил это», — сказал генерал-лейтенант Х. Р. Макмастер, советник по национальной безопасности, в интервью, которое транслировалось на MSNBC в минувшие выходные.«Он сказал, что не потерпит, чтобы Северная Корея угрожала Соединенным Штатам».

Генерал Макмастер добавил, однако, что администрация сначала изучит, «что мы можем сделать, чтобы убедиться, что мы исчерпали наши возможности и исчерпали другие наши возможности для достижения этой очень четкой цели денуклеаризации полуострова, если не считать войны».

В Южной Корее некоторые консервативные политики и аналитики призвали к повторному использованию американского тактического ядерного оружия, чтобы установить «баланс ужаса» против Севера.Соединенные Штаты вывели ядерное оружие с юга в начале 1990-х годов, но время от времени отправляют на учения бомбардировщики и подводные лодки, способные нести ядерное оружие.

Но президент Мун Чжэ Ин в понедельник предостерег от военных действий. «Прежде всего, президент Мун подчеркнул, что Южная Корея никогда не смирится с новой вспышкой войны на Корейском полуострове», — говорится в заявлении его офиса, описывающем 56-минутный телефонный разговор с г-ном Трампом. «Он подчеркнул, что северокорейская ядерная проблема должна быть решена мирным, дипломатическим путем посредством тесной координации между Южной Кореей и Соединенными Штатами.

Разгадка северокорейской дипломатии Дональда Трампа

Обновлено в 11:30 по восточному времени 19 декабря 2019 г.

Ранее в этом месяце на саммите НАТО в Лондоне Дональд Трамп заявил, мир» с Северной Кореей и что у него были лучшие «личные отношения» с Ким Чен Ыном, чем у диктатора, возможно, с кем-либо еще «в мире».

Несколько часов спустя я стоял в бальном зале отеля в Вашингтоне, округ Колумбия, вместе с американскими и южнокорейскими официальными лицами и экспертами из Северной Кореи на приеме, организованном Корейским фондом, общественной дипломатической организацией, связанной с правительством Южной Кореи. Представитель президента Северной Кореи Стивен Биган в приглушенных тонах говорил о том, как он чувствовал «вес» прошлого года на своих «собственных плечах», а его настоящие сгорбленные плечи завершали образ дипломата, которого неоднократно отвергали. «Очевидно, что мы не добились такого большого прогресса, как надеялись на данный момент, но позвольте мне быть абсолютно ясным: мы не сдались», — заявил он, и эта банальность, казалось, противоречила сообщению.

Пока Биган мчался к бару, посетители, обедавшие запеченным картофелем и фаршированными яйцами, размышляли не о мире в наше время, а о том, какую провокацию замышляет Ким.Представитель Северной Кореи только что пригрозил доставить Соединенным Штатам «рождественский подарок», если США не займут более гибкую позицию в ядерных переговорах к концу года. Что касается карательных подарков, Северная Корея склонна отдавать предпочтение демонстрациям грозного оружия, а не кускам угля.

Подтекст всех нервных разговоров заключался в том, что некогда многообещающая дипломатия Трампа с Кимом стремительно рушится. Два лидера больше не являются неизвестными величинами друг для друга, что делает возвращение к военному балансированию на грани войны 2017 года — возможно, самому опасному противостоянию, связанному с ядерным оружием, со времен Карибского кризиса на Кубе — менее вероятным.Но по мере приближения нового года Соединенные Штаты и Северная Корея возвращаются к своим старым привычкам, хотя и нерешительно.

Хотя Трамп говорит, что его дружба с Кимом сделала Северную Корею более мирной, реальность, особенно в последнее время, была совершенно иной. По словам аналитика Анкита Панды, с мая Северная Корея испытала больше ракет, чем за любой другой год в своей истории, за исключением, возможно, 2016 года. Он никогда не прекращал производство расщепляющихся материалов для ядерных бомб. Аналитические центры выкачивают отчеты об установлении «максимального давления 2.0» против Пхеньяна. Обзывательства возвращаются: Ким снова стал «Человек-ракета», а Трамп — дряхлым «болваном». Спутники фиксируют возобновление активности на северокорейских ядерных объектах, в то время как Ким Чен Ын возобновил испытания на месте запуска ракет, которое он обещал демонтировать в 2018 году. Официальные лица США вновь предупреждают о военных возможностях. Официальные лица Северной Кореи заявляют, что дни переговоров о денуклеаризации окончены. Ким скачет на белых лошадях, и, скажем так, не потому, что белый цвет символизирует мир.

Отчаявшись спасти разрядку, Трамп предупреждал Кима не «вмешиваться в президентские выборы в США» (как будто тоталитарный лидер Северной Кореи испытывает сомнения по поводу вмешательства в американскую демократию) или «аннулировать свои особые отношения с президентом Соединенные Штаты» (как будто их роман был договорным). Он безжалостно преуменьшает значение недавнего рывка ракетных испытаний, даже несмотря на то, что они стали более изощренными и их все труднее игнорировать. «Нельзя, чтобы северокорейцы, например, провели испытание [с ядерной боеголовкой] ракеты с подводной лодки и сказали, что все в порядке, в то время как ваш ближайший союзник, Япония, сходит с ума», — Джозеф Юн, который служил в качестве государственного Посланник министерства в Северной Корее с 2016 по 2018 год, сказал мне.

Читайте: План возрождения ядерных переговоров Северной Кореи

Объявить дипломатию мертвой было бы преждевременно. Есть шанс, что северокорейцы просто пытаются заставить Трампа заключить сделку на их условиях, поскольку ему грозит переизбрание. Тем не менее, это заметный провал для фирменной инициативы администрации Трампа по устранению того, что она назвала главной угрозой безопасности страны. Это политика, в которую президент вложил больше всего времени и ресурсов, та, которую он рекламировал как свой самый большой успех и сделал моделью (максимальное давление + личное участие президента = победы для Америки) в своих отношениях повсюду, начиная с Китая. в Иран.Однако на карту поставлено не только наследие Трампа в международных делах или Нобелевская премия мира, которую он так явно желает. Также во власти того, что будет дальше, находятся глобальные усилия по прекращению распространения самого разрушительного оружия в мире и, возможно, одна из последних возможностей примирить Северную и Южную Корею после 70 лет отчуждения.

Вашингтон и Пхеньян так легко возвращаются в старые недобрые времена, потому что основная проблема, вызвавшая противостояние 2017 года, — разработка Северной Кореей ядерного оружия, которое может угрожать всему миру, включая Соединенные Штаты и их союзников, — ни на йоту не рассеялась несмотря на всю дипломатию, а на самом деле стал еще серьезнее.

Что президент в настоящее время должен продемонстрировать своими усилиями, так это самые жесткие международные санкции, когда-либо наложенные на Северную Корею; необязательная приостановка северокорейских ядерных испытаний и испытаний ракет большой дальности; разрушенное табу против встречи американских и северокорейских лидеров; расплывчатая приверженность Северной Кореи денуклеаризации; полуразрушенный ядерный полигон; и возвращение некоторых американских заложников и останков американских солдат. Кризис с Северной Кореей сейчас менее острый, чем в 2016 и 2017 годах, но прогресс скромный и может измениться в любой момент.

История о том, как рухнула политика Трампа в отношении Северной Кореи, частично связана с неуступчивостью, запутанностью и недобросовестностью Пхеньяна в разговорах о его ядерной программе, а также с тем, что американские и северокорейские официальные лица неправильно понимают друг друга и иногда слишком много акций в розовых сообщениях южнокорейского правительства, ключевого посредника.

Читайте: Человек, стоящий за переговорами по Северной Корее

Но это также история о том, как американский президент подорвал свой собственный успех.Трамп уделил первостепенное внимание северокорейской угрозе, накопил непревзойденные рычаги воздействия на Пхеньян и смело изменил подход Америки к своему многолетнему противнику. Тем не менее, он растратил многие из этих достижений во время своего первого саммита с Кимом в Сингапуре и создал там несколько прецедентов, которые с тех пор мешают ядерным переговорам. Он изменил парадигму с Северной Кореей по стилю, но не по существу. Трансформируя роль президента в переговорах с Северной Кореей, он не привнес такой же изобретательности в сами переговоры.

ЭРА «ОГОНЯ И ЯРОСТИ»

История начинается не с того, что Барак Обама ютится в Овальном кабинете с избранным президентом Трампом в 2016 году и заявляет, что он был на грани развязывания Третьей мировой войны против Северной Кореи, а Трамп любит говорить об этом, но 44-й президент трезво информирует своего преемника о том, что главной проблемой национальной безопасности Трампа будет быстро развивающаяся ядерная программа Северной Кореи.

Обама сказал Трампу: «Вы должны быть настроены на риск того, что они смогут установить [ядерную] боеголовку» на межконтинентальную баллистическую ракету, которая может достичь Соединенных Штатов, Бен Роудс, бывший заместитель советника Обамы по национальной безопасности. , сказал мне.Сообщение, казалось, было замечено Трампом, что было примечательно, потому что в противном случае главнокомандующий провел большую часть встречи, хвастаясь размером своей толпы.

Трамп серьезно отнесся к предупреждению Обамы. В первые месяцы правления новой администрации официальные лица устремились в направлении, в котором Белый дом Обамы шел более осторожно, называя свою политику «максимальным давлением» и ставя перед собой высокую цель: убедить Кима в том, что он будет в большей безопасности без своего ядерного оружия. арсенал, чем с ним.

В начале 2017 года новые чиновники администрации, многие из которых, как и Трамп, не имели большого опыта работы в правительстве, «мало знали об истории северокорейской ядерной проблемы, поэтому они в основном смотрели на старый учебник» и принял цель «полной, поддающейся проверке, необратимой денуклеаризации» (CVID) из прошлой (в конечном итоге безуспешной) дипломатии с Пхеньяном, сказал бывший официальный представитель США, знакомый с политикой Северной Кореи, который попросил слова на условиях анонимности меня. (Эти термины относятся к тому времени, когда Северная Корея испытала свое первое ядерное оружие. С тех пор она испытала шесть.) «Люди слишком высоко подняли планку» того, что можно было бы сделать и как быстро, отметил бывший чиновник. Чиновники администрации позже столкнутся с каменной стеной Северной Кореи и погрузится в технические аспекты обширной ядерной программы Кима. Они поняли, «что [CVID] действительно сложно, поэтому они внесли некоторые коррективы» и пришли к выводу, что им «не нужно выходить и бить себя в грудь» по поводу этой цели, сказал бывший чиновник.

Читайте: Неизбежное возвращение путаницы в Северной Корее

Хотя цель была старой, давление, которое администрация Трампа приложила для ее достижения, было новым и разрушительным. Винсент Брукс, командовавший американскими войсками в Южной Корее с 2016 по 2018 год, рассказал мне, что, когда он впервые принял там командование при администрации Обамы, он обнаружил, что Соединенные Штаты «не достигают эффективного сдерживания», особенно «в ядерной сфере». », с Северной Кореей, которая привыкла к сдержанному У.С. и ответ Южной Кореи на ее провокации. Администрация Трампа вскоре начала реализовывать идеи, которые планировала предыдущая администрация, но так и не реализовала, например, запуск ракет по целям в Восточном море в то же время, когда Северная Корея проводила испытания своих ракет, и изменение траектории полета бомбардировщиков, тренирующихся на расстоянии досягаемости. Северной Кореи. Брукс описал одну из этих миссий как самую эффективную, которую он видел за пять лет сосредоточения внимания на Северной Корее, потому что она побудила вооруженные силы Кима изменить свою позицию.

Летом и осенью 2017 года, когда Ким испытывал межконтинентальные баллистические ракеты и самую мощную ядерную бомбу в своей стране, Трамп пригрозил обрушить на Северную Корею дождь «огня и ярости». Советник по национальной безопасности Г. Р. Макмастер поднял призрак катастрофической войны, чтобы предотвратить превращение Северной Кореи в ядерную державу.

«Мы серьезно готовились к войне» и «были очень близки» к просчету, который мог спровоцировать конфликт, вспоминал Брукс, но в конечном счете цель состояла в том, чтобы «создать пространство для того, чтобы дипломатия действительно возымела действие.«Это не было похоже на то, что военные США рассчитывали действия в соответствии с комментариями Трампа, но Брукс сказал, что риторика и непредсказуемость президента помогли ему. «Иногда вы действительно можете переместить довольно тяжелый объект, когда под ним вибрирует земля. Именно так я описал это своим сотрудникам».

Никки Хейли, бывший посол Трампа в Организации Объединенных Наций, также сказала мне, что, хотя Трамп на самом деле не планировал спровоцировать военный конфликт с Северной Кореей, она дала понять, что он может быть достаточно сумасшедшим, чтобы сделать это, чтобы заручиться поддержкой Китай поддерживает три раунда чрезвычайно жестких резолюций Совета Безопасности ООН о санкциях против Северной Кореи.Трамп «поддержал этот акт», — пишет Хейли в своей новой книге «При всем уважении ».

Военное и экономическое давление способствовало решению Кима объявить свою ядерную программу «завершенной» в ноябре 2017 года и направить северокорейскую делегацию на зимние Олимпийские игры в Южную Корею несколько месяцев спустя, что сломило военную лихорадку и в конечном итоге привело к Трамп шокировал мир, приняв приглашение Ким Чен Ына стать первым американским президентом, встретившимся с лидером Северной Кореи.

Менее шокированы были собственные советники Трампа. «Я понимаю, что [Трамп] всегда был открыт для взаимодействия на уровне лидеров», — сказал Юн. Но сначала он не мог действовать в соответствии с этим импульсом из-за провокаций Северной Кореи и «противодействия со стороны других высокопоставленных чиновников в администрации, которые считали, что это не очень хорошая идея».

САММИТ В СИНГАПУРЕ

Подготовка к первому саммиту Трампа с Кимом в Сингапуре летом 2018 года была временем энтузиазма среди тех, кто выступает за дипломатические отношения с Северной Кореей, и даже сдержанный оптимизм, или, по крайней мере, скептическое согласие среди некоторых ястребов, с облегчением отступивших от боевого духа.

Посетив Южную Корею за месяц до саммита, я отправился к сильно милитаризованной границе и нашел дерево «мира и процветания», которое посадили лидеры Северной и Южной Кореи, когда они впервые встретились в апреле того года, — образ, вызывающий воспоминания. , если это все еще просто пластырь на глубоких ранах Корейской войны, трехлетнего конфликта, в результате которого погибли миллионы и который оставил непреходящее наследие разделения и враждебности. Я смотрел по телевизору, как Трамп приветствовал дома американцев, несправедливо задержанных, а затем освобожденных Кимом.После 25 лет судорожных ядерных переговоров с северокорейцами на более низком уровне, которые Мадлен Олбрайт однажды сравнила с восхождением на одну гору только для того, чтобы обнаружить, что впереди еще множество других, нетрадиционный американский президент направлялся прямо к самой высокой вершине, где он столкнуться с единственным человеком в Северной Корее, имеющим право положить конец ядерной программе страны.

Даже самая большая заминка на пути в Сингапур — временная отмена встречи Трампом — была по-своему сюрреалистичным обнадеживающим знаком, поскольку она представляла собой упрек Северной Корее за несерьезное отношение к переговорам и помогла начать две недели переговоров накануне саммита.

Эти обсуждения были интенсивными, но не особенно плодотворными. Официальные лица Северной Кореи сопротивлялись включению каких-либо формулировок о денуклеаризации в проект заявления саммита, утверждая, что в этом нет необходимости, поскольку они уже осуществляют этот процесс, но США настояли на том, чтобы это было включено, сказал бывший официальный представитель США, знакомый с политикой Северной Кореи. сказал мне. (Ким уже приостановил испытания оружия и устроил публичную демонстрацию взрыва своего полигона для ядерных испытаний). Весенняя встреча лидеров Северной и Южной Кореи.

Дональд Трамп и Ким Чен Ын идут вместе перед саммитом в Сингапуре. (JONATHAN ERNST / REUTERS)

Эта формулировка намеренно неясна. Американцы считают, что это означает, что Северная Корея избавится от своей ядерной программы. Но для северокорейцев предполагается, что Соединенные Штаты ответят взаимностью на денуклеаризацию Пхеньяна, сняв «ядерный зонтик», который они предоставляют своему южнокорейскому союзнику в форме обязательств по расширенному сдерживанию и учений, в ходе которых корабли и самолеты, способные нести ядерное оружие, полуостров и окрестности.Это повлечет за собой серьезные изменения в военных союзах и стратегии Америки в Восточной Азии.

В течение одного знаменательного дня в Сингапуре Трамп пожал руку Киму, показал ему фальшивый трейлер фильма об экономических благах, ожидающих безъядерную Северную Корею, и присоединился к северокорейскому лидеру в письменных обязательствах стремиться к миру и денуклеаризация. В отличие от традиционных встреч на высшем уровне между лидерами, в Сингапуре «сначала встречаются и договариваются, а затем заполняют детали», — сказал Брукс, добавив, что, по его мнению, это был мудрый метод, «учитывая вовлеченных личностей и их подход к центральному руководству, принятие решений сверху вниз.

Но это также создало проблемную схему для будущих встреч между Трампом и Кимом: назначить дату и место, а затем заставить переговорщиков выяснить детали того, что на самом деле достижимо, не обязательно наделяя полномочиями этих чиновников более низкого уровня. Подход «сверху вниз» сокращал разговоры «снизу вверх», а не ускорял их.

Это был не единственный неприятный прецедент, созданный саммитом в Сингапуре. Трамп также начал формулировать дипломатические усилия по денуклеаризации Северной Кореи в гораздо более личных, триумфальных терминах, как что-то, что он один мог сделать благодаря своей смекалке в заключении сделок и химии с Кимом.Вместо необычного средства его реалити-дипломатия стала самоцелью. Это только укрепило мнение Северной Кореи о том, что лучше иметь дело непосредственно с президентом, чем с его более внимательными к деталям и менее гибкими подчиненными. Ким повторил это повествование в письмах, которыми он обменивался с Трампом.

Читайте: Дональд Трамп играет главную роль в северокорейском реалити-шоу

Затем, на пресс-конференции после саммита в Сингапуре, Трамп удивил своих собственных советников и своих союзников в Сеуле, уступив давнему требованию Северной Кореи и в одностороннем порядке приостановив совместную военные учения с Южной Кореей, ничего не получив от Кима взамен.

В конечном счете, отмена военных учений, которая осложнила союз США с Южной Кореей, «не создала для нас преимуществ», — сказал Брукс. Он отметил, что если бы учения были сокращены более тактически перед каким-то следующим этапом дипломатической кампании, этот шаг мог бы быть более эффективным.

Для северокорейцев, по словам Юн, «урок, по сути, — это не только в Сингапуре, но и повсюду — что только имея дело с Трампом, они получат то, что хотят.

На пресс-конференции Трамп расхваливал заявления Северной Кореи об уничтожении полигона для ядерных испытаний и обещание страны демонтировать полигон для испытаний ракетных двигателей, в обоих случаях без внешней проверки, как крупные достижения. По пути домой из Сингапура он написал в Твиттере, что «ядерной угрозы со стороны Северной Кореи больше нет». Все это также свидетельствовало о том, что Трамп стремился охарактеризовать даже поверхностные шаги в направлении денуклеаризации как значительные успехи. Склонность президента к преувеличениям проявилась на нежной стадии, когда еще только формировались ожидания.

Биган часто ссылается на краткое совместное заявление Сингапура, которое остается единственным соглашением, подписанным между Соединенными Штатами и Северной Кореей за последние два года, как на полезную основу для переговоров. Но Тхэ Ён Хо, бывший северокорейский дипломат и один из самых высокопоставленных чиновников, когда-либо бежавших из страны, недавно сказал мне, что, по его мнению, это заявление стало началом конца дипломатического гамбита Трампа, поскольку в нем перечислены цели установление новых отношений между двумя странами и построение «мирного режима» на Корейском полуострове в преддверии обещания Пхеньяна «работать в направлении полной денуклеаризации».

спецпосланник США в Северной Корее Стивен Биган. (JONATHAN ERNST/REUTERS)

С тех пор северокорейцы придерживаются такого порядка операций, утверждал он. «Подписание сингапурского соглашения для президента Трампа стало настоящей дипломатической катастрофой», — сказал Тхэ, который похвалил подход президента, когда я встретился с ним в эпоху «огня и ярости».

В то время как официальные лица США склонны считать ослабление санкций главным экономическим стимулом для денуклеаризации, северокорейцы считают, что это необходимое условие для улучшения отношений.«Я не знаю», действительно ли Ким намерен отказаться от всего своего ядерного оружия, признал бывший американский чиновник. В идеале Ким, похоже, хочет новых отношений с Соединенными Штатами и отмены санкций в обмен на отказ от части своей ядерной программы. Северокорейцы «хотят, чтобы мы немедленно избавились от санкций. Им потребовалось несколько месяцев, чтобы действительно объяснить, что это является для них наивысшим приоритетом».

Если бы США потребовали более подробной информации о денуклеаризации в совместном заявлении, встречи в Сингапуре не было бы, упустив возможность свести двух лидеров вместе и рискуя вернуться к военной напряженности 2017 года, прежней встречей США.С. чиновник продолжил. Если бы США ушли с саммита без заявления, они, возможно, не пережили бы относительно мирный период с Северной Кореей, который у них был с тех пор. По мнению американской стороны, стороны могли бы более подробно остановиться на денуклеаризации после Сингапура.

Но администрация Трампа вскоре поняла, насколько это будет сложно. Через несколько недель после саммита в Сингапуре госсекретарь Майк Помпео отправился в Пхеньян, чтобы попросить Ким Чен Ына провести инвентаризацию различных элементов его ядерной программы.Северокорейцы осудили «бандитское требование Помпео о денуклеаризации» и выгнали его из города.

ВЬЕТНАМСКИЙ САММИТ И ПОСЛЕДУЮЩИЕ

полгода спустя после Сингапура Биган и его северокорейский коллега встретились, отчасти из-за двухмесячного бездействия Северной Кореи осенью 2018 года. из-за дорогостоящего периода бездействия. «Отношения между США и Китаем ухудшились из-за торговли, и Северная Корея добилась преждевременного прекращения максимального давления», поскольку китайцы, безусловно, крупнейший торговый партнер Северной Кореи, ослабили меры по обеспечению соблюдения санкций, Лейф-Эрик Исли, профессор международных исследований в Ewha. Об этом мне рассказал Женский университет в Сеуле.«Если Пхеньян когда-либо намеревался предпринять какие-либо шаги по денуклеаризации, его готовность сделать это снизилась, а цена за сотрудничество выросла после Сингапура».

Переговоры на рабочем уровне начались только после того, как Трамп объявил о еще одной встрече с Кимом в феврале 2019 года во Вьетнаме после бурной переписки между лидерами. Затем коллега Бигана отказался вести с ним предметные переговоры по ядерным вопросам.

Правительство Северной Кореи решило «исключительно провести эти [ядерные] переговоры на уровне лидеров, когда председатель Ким прибыл в Ханой», — вспоминал Биган на мероприятии Атлантического совета, которое я посетил летом.Поэтому официальные лица США и Северной Кореи «изложили все, что могли, на бумаге» и приготовились к саммиту.

Судя по тому, как проходили переговоры в то время, саммит, вероятно, вообще не должен был состояться. Но это произошло из-за сингапурского прецедента.

Это «когда все пошло наперекосяк», — сказал мне Виктор Ча, участвовавший в ядерных переговорах с северокорейцами во время службы в администрации Джорджа Буша-младшего. «Мы пришли на эту [Ханойскую] встречу с двумя нашими лидерами, не имея никакой ясности относительно того, что они скажут по ядерной стороне», что указывало на то, что даже встреча в Сингапуре не изменила традиционную «тактику ведения переговоров» Северной Кореи… было, когда я действительно забеспокоился.

И не зря. За этим последовал взрыв: Ким предложил демонтировать свой ядерный объект в Йонбёне в обмен на отмену большинства международных санкций; Трамп встречно предложил Киму отказаться от всей своей программы создания оружия массового уничтожения в обмен на полное ослабление санкций; каждая сторона высмеивала дерзость другой; и Трамп отказался от переговоров, совершив дерзкий поступок, который вызвал одобрение в Вашингтоне, но ошеломил и унизил Кима, который не совсем привык к тому, что ему говорят «нет».

Мун Чон Ин, советник президента Южной Кореи по внешней политике и почетный профессор Университета Йонсей в Сеуле, сказал мне, что считает Трампа «лучшей и, возможно, последней надеждой» на дипломатическое решение северокорейской ядерной проблемы. . «Ни один другой западный лидер не смог наладить такие теплые отношения с председателем Ким Чен Ыном за такой короткий период времени».

Но Мун, который выступает за дипломатические отношения с Северной Кореей и сказал, что говорил в неофициальном качестве, добавил, что, по его мнению, Трамп «совершил фундаментальную ошибку в Ханое», не задержавшись на обеде с Кимом, обсудив его предложение, и начало переговоров на рабочем уровне об обмене объекта в Йонбёне на смягчение санкций.«Это могло бы спасти лицо Ким Чен Ына и возобновить практические переговоры», — заявил он.

Ким Чен Ын сидит рядом с Ким Ён Чхолем, заместителем председателя комитета Рабочей партии Северной Кореи, и министром иностранных дел Северной Кореи Ри Ён Хо во время второго саммита США и Северной Кореи в Ханое, Вьетнам. (LEAH MILLIS/REUTERS)

Вместо этого Северная Корея практически прекратила сотрудничество как с Соединенными Штатами, так и с Южной Кореей после встречи на высшем уровне в Ханое. Трамп добился от Кима обещания возобновить переговоры на рабочем уровне, когда два лидера встретились в третий раз этим летом на границе между Кореями, но президент даже не упомянул публично ядерную программу Северной Кореи во время этой импровизированной встречи. и не выразил недовольства, по крайней мере публично, когда северокорейские переговорщики избегали встречи с Биганом в течение нескольких месяцев после этого.

Читайте: День, когда умерла денуклеаризация

«Одна встреча [на уровне лидеров] была хорошим шагом, чтобы открыть [дипломатию], но затем встречаться еще дважды и за это время ничего не сделать было ошибкой», — сказал Юн. . «Я никогда не верил, что северокорейцы быстро откажутся от своего ядерного оружия». Он хотел, чтобы саммит в Сингапуре в течение первого срока Трампа положил начало процессу «изменения отношений, изменения восприятия угроз друг другом» шаг за шагом в течение десятилетий.— Но пока нет.

Биган, наконец, встретился со своим северокорейским коллегой в Стокгольме в октябре, но северокорейская переговорная группа прервала переговоры в приступе того, что казалось заранее запланированным раздражением. Северокорейцы «пришли не для того, чтобы разговаривать», — сказал мне Джоэл Вит, эксперт по Северной Корее и бывший сотрудник Госдепартамента. Это была «засада». Биган надеялся, что забастовка в Ханое побудит Кима дать возможность своим переговорщикам обсудить денуклеаризацию, но этого не произошло.Биган недавно сказал комитету Сената, что Трамп хочет «сделки или почти сделки» перед очередной встречей на высшем уровне с Кимом, но слишком поздно заявлять о таких ожиданиях.

«Похоже, что провал саммита [в Ханое] вызвал дебаты внутри Северной Кореи о том, была ли инициатива Кима [с Трампом] стоящей», и «это разыгралось до такой степени, что их позиция немного ужесточилась», — сказал Вит. «Все указывает на то, что они не вернутся или, по крайней мере, не вернутся в ближайшее время за стол переговоров.Администрации Трампа пока не удалось убедить Кима в том, что без ядерного оружия он в большей безопасности, чем с ним. Давление может быть максимальным. Взаимодействие может быть максимальным. Но один из уроков последних трех лет заключается в том, что ни один из них, по-видимому, не превосходит ценность, которую Ким приписывает своим ядерным боеголовкам.

Если ядерная дипломатия президента в конечном итоге потерпит неудачу, то это может быть потому, что он является фигурой, меняющей парадигму, которая никогда не меняла парадигму переговоров с Пхеньяном, за исключением того, что вмешалась в переговоры.Представьте, например, если бы Трамп сообщил американцам, что все его предшественники были дураками, и не оставил бы ему иного выбора, кроме как сосредоточиться на чем-то более реалистичном в отношениях с Северной Кореей, например, на переговорах о контроле над вооружениями, чтобы справиться с северокорейской ядерной угрозой и уменьшить ее. сохраняя при этом желательную цель денуклеаризации. Вместо этого администрация отложила трансформацию отношений с Северной Кореей и ослабление санкций до тех пор, пока Ким не возьмется за полную денуклеаризацию.

Читайте: В Северной Корее цыплята возвращаются домой на насест

И если Ким не оставит Трампу иного выбора, кроме как отвернуться от дипломатии, президенту будет нелегко это сделать. За последние два года он перешел от угроз войны к хвастовству тем, что предотвратил ее, от подготовки к конфликту к отмене военных учений, от пристального внимания к ядерным разработкам Северной Кореи к их игнорированию, от давления на северокорейцев с целью начать переговоры. во что бы то ни стало цепляться за провал переговоров под давлением Северной Кореи, от осуждения диктатора Северной Кореи до восхваления его. Там, где он когда-то завербовал обширную международную коалицию для оказания максимального давления на Северную Корею, теперь он сократил свою заявку на максимальное участие всего до двух человек: себя и Кима.Если останется только Трамп, а не Ким, что тогда?

Как развивались события при Трампе

С тех пор, как в январе президент Дональд Трамп вступил в должность, напряженность в отношениях с Северной Кореей резко возросла.

Резолюции Организации Объединенных Наций запрещают изолированной стране проводить испытания баллистических ракет или иметь программу ядерных вооружений. Тем не менее, Северная Корея проигнорировала резолюции, проведя несколько испытаний баллистических ракет только в этом году и пять ядерных испытаний с 2006 года, в том числе два в прошлом году.

Непокорная позиция заставила Трампа усилить риторику, пообещав показать Северной Корее «огонь и ярость», если она продолжит опасный путь с еще большим количеством ракетных испытаний.

4 июля режим запустил свою первую межконтинентальную баллистическую ракету, что стало значительным шагом вперед в его программе вооружений. Соединенные Штаты раскритиковали этот шаг, запустив предупредительные ракеты и пообещав привлечь Пхеньян к ответственности в Организации Объединенных Наций.

Тем временем лидер Ким Чен Ын не скрывает, что его ученые работают над ракетой с ядерной боеголовкой, способной достичь Америки.

Ситуация настолько напряженная, что госсекретарь Рекс Тиллерсон попросил Китай — соседа и могущественного союзника Пхеньяна — «использовать свое влияние, чтобы убедить или заставить Северную Корею пересмотреть свои стратегические расчеты».

Но Пхеньян беспечно проигнорировал предупреждения Тиллерсона о том, что военные действия «на столе», если они продолжат испытания межконтинентальных баллистических ракет.

Представитель Северной Кореи в ООН Ким Им Рён прямо предупредил, что жесткая стратегия администрации Трампа создает «опасную ситуацию, при которой термоядерная война может разразиться в любой момент.

Со своей стороны, Трамп назвал неудачными попытки его предшественников в Белом доме сорвать программы вооружений Северной Кореи.

Ракета Pukguksong-2 запущена в неизвестном месте в Северной Корее 12 февраля. KCNA через AP

Вот график того, как развивался недавний кризис:

12 февраля: администрации Трампа, Северная Корея успешно запустила твердотопливную баллистическую ракету под названием Pukguksong-2 с подводной лодки.

6 марта: Северокорейские артиллерийские подразделения выпустили четыре баллистические ракеты в сторону Японского моря в рамках имитации атаки на военные базы США в Японии. Три самолета приземлились в пределах 200 миль от береговой линии Японии, и премьер-министр страны Синдзо Абэ назвал это «чрезвычайно опасным действием».

14 марта : США направили высокотехнологичные боевые корабли противоракетной обороны Aegis в воды, где северокорейцы запускали ракеты для маневров с японскими и южнокорейскими военными кораблями.

15 марта: Тиллерсон прибыл в Японию для своей первой поездки в Азию в качестве госсекретаря.

19 марта: Северокорейцы испытали новый ракетный двигатель, заявив, что это часть их космической программы.

2 апреля: Трамп заявил, что США будут действовать «в одиночку», если Китай не поможет решить ядерную проблему Северной Кореи.

«Китай либо решит помочь нам с Северной Кореей, либо нет», — сказал Трамп Financial Times. «Если они это сделают, это будет очень хорошо для Китая, а если нет, то никому не будет хорошо.

5 апреля: Северокорейцы произвели испытательный пуск ракеты средней дальности, которая, по их утверждениям, была способна уничтожить американский авианосец. Это не удалось.

Парад ракет В Пхеньяне во время празднования 105-летия со дня рождения Ким Ир Сена 15 апреля. Wong Maye-E / AP file

10 апреля: Авианосец USS Carl Vinson был отправлен в регион в демонстрация силы.

15 апреля: Северокорейцы испытали очередную ракету КН-17.Это тоже не удалось. В Пхеньяне высокопоставленный чиновник Чхве Рён обвинил Трампа в «создании военной ситуации» путем направления американских войск в регион.

«На полномасштабную войну мы ответим тотальной войной, а на ядерную войну — ядерной атакой в ​​нашем стиле», — пригрозил Чоу.

26 апреля: На фоне нарастания напряженности США провели испытательный пуск ракеты Minuteman III стоимостью 40 миллионов долларов на базе ВВС Ванденберг в Калифорнии. Северная Корея назвала это провокацией.

28 апреля: Северокорейцы испытали очередную ракету КН-17.В очередной раз это был провал.

2 мая: В телефонном разговоре Трамп и президент России Владимир Путин обсудили, «как лучше всего разрешить очень опасную ситуацию в Северной Корее».

14 мая : Северная Корея запустила баллистическую ракету, которая пролетела около 430 миль и упала в Японское море. «Учитывая, что ракета упала так близко к российской земле — фактически ближе к России, чем к Японии, — президент не может себе представить, что Россия довольна», — говорится в заявлении Белого дома.

17 мая : Два представителя Министерства обороны США подтвердили NBC News, что запуск Северной Кореей ракеты KN-17 тремя днями ранее был успешным. По словам официальных лиц, повторный въезд был контролируемым, и автомобиль не загорелся. Он приземлился в море недалеко от России.

21 мая : Северная Корея запустила ракету средней дальности Pukguksong-2. Ким Чен Ын назвал запуск «идеальным», сообщает государственное новостное агентство KCNA.

29 мая : Южнокорейские военные сообщили, что северокорейцы запустили баллистическую ракету малой дальности, которая пролетела около 6 минут и около 280 миль, прежде чем приземлиться в Японском море. Сообщается, что это был второй раз за два дня, когда северокорейцы провели испытательный пуск ракеты.

30 мая : Пентагон отправил сообщение в Северную Корею об успешном запуске ракеты-перехватчика большой дальности с базы ВВС Ванденберг в Калифорнии. Он сбил и уничтожил межконтинентальную ракету над Тихим океаном, выпущенную с полигона на атолле Кваджалейн.

13 июня: Отто Уормбир, 22-летний выпускник Университета Вирджинии, был неожиданно освобожден после того, как провел более года в северокорейской тюрьме.Он был арестован в январе 2016 года и позже осужден за попытку украсть пропагандистский флаг, который развевался возле его отеля в Пхеньяне. Он был приговорен к 15 годам лишения свободы и каторжным работам после часового судебного разбирательства. Его отец, Фред, приписал администрации Трампа освобождение сына. Он сказал, что его мальчик подвергался «жестокому обращению и террору» и получил обширное повреждение головного мозга, пока находился под стражей в Северной Корее.

19 июня : Уормбир умер. Его оплакивали его родители, Фред и Синди Уормбир.«Ужасное и мучительное обращение с нашим сыном со стороны северокорейцев гарантировало, что никакой другой исход, кроме того печального, который мы пережили сегодня, невозможен», — говорится в заявлении семьи.

29 июня : Министр финансов США Стивен Мнучин объявил о санкциях против китайского банка, обвиняемого в отмывании денег для правительства Северной Кореи.

30 июня : Трамп назвал режим «жестоким и безрассудным» во время совместной пресс-конференции с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином в Розовом саду.«Эпоха стратегического терпения по отношению к северокорейскому режиму провалилась», — сказал Трамп. «Честно говоря, это терпение закончилось».

4 июля : Северная Корея запустила свою первую межконтинентальную баллистическую ракету. Режим объявил себя «гордым ядерным государством». Межконтинентальная баллистическая ракета будет иметь дальность не менее 3500 миль и сможет достичь Аляски. В ответ США и Южная Корея выпустили ракеты по территориальным водам Южной Кореи у восточного побережья, что можно рассматривать как предупредительное сообщение.

6 июля : Трамп пообещал «решительно противостоять» «очень, очень плохому поведению» режима при испытательных запусках ракет. «У меня есть довольно серьезные вещи, о которых мы думаем», — сказал он журналистам в Польше. «Придется что-то делать».

7 июля: Два американских бомбардировщика B-1B Lancer вылетели с Гуама на Корейский полуостров, где они «отработали атакующие возможности, выпустив инертное оружие на полигоне Пилсунг» в Южной Корее. Два американских военных чиновника заявили, что это должно было «послать четкий сигнал» Северной Корее после испытания межконтинентальной баллистической ракеты.

21 июля: Государственный департамент США объявил, что американским гражданам вскоре будет запрещен въезд в Северную Корею. «Географическое ограничение на поездки» вступит в силу в конце августа. Он будет включать определенные ограничения по «гуманитарным» причинам. О запрете на поездки было объявлено через месяц после смерти Уормбира.

28 июля: Северная Корея запустила вторую межконтинентальную баллистическую ракету. По данным Пентагона, он пролетел около 1000 километров и приземлился в Японском море в исключительной экономической зоне Японии.«Мы не можем мириться с этими неоднократными провокациями со стороны Северной Кореи, и мы выразили протест северокорейцам, используя самые резкие слова», — заявил представитель японского правительства.

29 июля: Соединенные Штаты испытали на Аляске свою систему защиты терминала высокогорной зоны, которая успешно обнаружила, отследила и перехватила баллистическую ракету.

30 июля: Соединенные Штаты и их союзники запустили сверхзвуковые бомбардировщики и истребители над Корейским полуостровом во время 10-часовой демонстрации силы против Северной Кореи.Трамп и Абэ выступили, а президент США заверил премьер-министра Японии, что Соединенные Штаты поддерживают своего союзника. Позже Абэ сказал, что он «полностью согласен» с Трампом в том, что Китай должен сделать больше, чтобы остановить программу вооружений Северной Кореи.

2 августа: Американские военные успешно осуществили испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты из Калифорнии всего через несколько дней после северокорейского испытания. В заявлении ВВС говорится, что испытание не было ответом на действия Северной Кореи, а показало, что ядерное предприятие Америки «безопасно, надежно, эффективно и готово сдерживать, обнаруживать и защищаться от атак на Соединенные Штаты и их союзников». .Межконтинентальная баллистическая ракета была оснащена испытательной головной частью, которая, по словам официальных лиц, прошла около 4200 миль до атолла Кваджалейн на Маршалловых островах.

5 августа: к ее программе вооружений. Санкции включали запрет на экспорт угля и других товаров на сумму более 1 миллиарда долларов. Никки Хейли, посол США в ООН, назвала это «самым строгим набором санкций в отношении любой страны за последнее время.

7 августа: Северная Корея ответила на санкции заявлением, направленным на то, чтобы США пообещали «суровый урок» с применением ядерной силы, если Вашингтон применит военные действия.

8 августа: Трамп пообещал «огонь и ярость, какой мир никогда не видел», если Северная Корея продолжит угрожать ядерными ударами. Замечания прозвучали вскоре после того, как выяснилось, что разведывательные службы США полагали, что Северная Корея может разместить ядерное оружие на ракете. Официальный представитель США сказал, что это не означает что Северная Корея выставила на вооружение межконтинентальную баллистическую ракету с ядерной боеголовкой, им еще предстоит доказать, что они могут доставить оружие, которое выдержит вход в атмосферу.После комментариев Трампа Северная Корея объявила, что «серьезно пересматривает» план нанесения ракетных ударов вблизи американской тихоокеанской территории Гуама.

9 августа: Тиллерсон, направлявшийся на Гуам для дозаправки после посещения Азии, поддержал слова Трампа о «пламени и ярости». Но он отрицал наличие непосредственной угрозы: «Я думаю, что американцы должны хорошо спать по ночам».

10 августа: Трамп удвоил свое предыдущее обещание «огня и ярости», заявив журналистам, что, возможно, это заявление было «недостаточно жестким».Позже он сказал, что внимательно следит за ситуацией на Гуаме.

11 августа: Трамп продолжил свою горячую риторику против Северной Кореи, написав в Твиттере: «Военные решения теперь полностью готовы, заблокированы и загружены, если Северная Корея начнет действовать неразумно. Надеюсь, Ким Чен Ын найдет другой путь!»

17 августа: Лидер Южной Кореи смягчил угрозы войны на пресс-конференции, транслируемой по национальному телевидению. «Я могу с уверенностью сказать, что войны на Корейском полуострове больше не будет. », — сказал президент Мун Чжэ Ин.

26 августа: Северная Корея запустила предположительно три баллистические ракеты малой дальности, одна из которых взорвалась вскоре после запуска. Это произошло во время ежегодных совместных военных учений между США и Южной Кореей, которые Север осудил как репетицию вторжения.

29 августа: Северная Корея запустила неопознанную баллистическую ракету над северным японским островом Хоккайдо. Позже Абэ сказал, что разговаривал с Трампом, который пообещал, что США «на 100% поддерживают Японию».Белый дом опубликовал заявление о том, что «рассматриваются все варианты», когда дело касается Севера.

8 сентября: Администрация Трампа подготовила пакет дипломатических и военных мер против режима, включая операции по наблюдению и разведке.

14 сентября: Северная Корея запустила баллистическую ракету, которая пролетела над воздушным пространством Японии, прежде чем врезаться в Тихий океан. Тиллерсон сказал, что «продолжающиеся провокации только углубляют дипломатическую и экономическую изоляцию Северной Кореи.

17 сентября : В своем твите Трамп назвал Ким Чен Ына «человеком-ракетой». Он добавил: «В Северной Корее формируются длинные газопроводы. Очень плохо!»

18 сентября: Министр обороны Джеймс Мэттис сообщил журналистам, что он и его южнокорейский коллега «обсудили вариант» размещения ядерного оружия в Сеуле для сдерживания Северной Кореи.

19 сентября : В своем первом обращении к ООН Трамп пригрозил «полностью уничтожить» Северную Корею: «Человек-ракета выполняет самоубийственную миссию».«Соединенные Штаты обладают большой силой и терпением, но если они будут вынуждены защищать себя или своих союзников, у нас не будет другого выбора, кроме как полностью уничтожить Северную Корею».

21 сентября: Трамп ввел дополнительные санкции в отношении Северной Кореи и заявил, что его цель — «полная денуклеаризация» Северной Кореи. Несколько часов спустя Ким Чен Ын назвал Трампа «напуганной собакой» и «гангстером, любящим играть с огнем» в воинственном заявлении от первого лица. Ким также называла Трампа «дураком» — загадочным термином для дряхлого пожилого человека.

23 сентября: Северная Корея заявила, что ракетный обстрел материковой части США неизбежен. В ответ Трамп написал в Твиттере, что режим, возможно, «долго не просуществует».

24 сентября: Трамп ввел новые ограничения для посетителей и иммигрантов из Северной Кореи.

29 сентября: Северная Корея заявила, что международные и американские санкции нанесли «колоссальный ущерб», но режим настаивал, что они не сработают.

30 сентября: Тиллерсон сказал, что U.С. имеет прямые каналы связи с Северной Кореей. Он сказал, что Вашингтон «прощупывает» потенциальный диалог.

1 октября: Трамп ответил Тиллерсону, написав в Твиттере, что госсекретарь «тратит время впустую, пытаясь вести переговоры с Маленьким Человеком-ракетой». Он добавил: «Побереги свою энергию, Рекс, мы сделаем то, что должно быть сделано!»

28 ноября: Северная Корея запустила еще одну баллистическую ракету — первый пуск ракеты с сентября. «Мы позаботимся об этом», — сказал Трамп журналистам после запуска.«Это ситуация, с которой мы справимся».

Обама сказал мне, что он был «близок к началу большой войны с Северной Кореей»

Президент Дональд Трамп (справа) жестикулирует во время встречи с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном (слева) в начале их исторического американо-северного конфликта Корейский саммит в отеле Capella на острове Сентоза в Сингапуре, 12 июня 2018 года.

Саул Лоэб | АФП | Getty Images

ВАШИНГТОН — Президент Дональд Трамп заявил в пятницу, что администрация Обамы «была так близка к началу большой войны с Северной Кореей», когда его спросили о деталях второго саммита между США и США.С. и Северная Корея.

«Когда я пришел в офис, я встретился тут же в Овальном кабинете с президентом Обамой. И я сидел в этих красивых креслах, и мы разговаривали, это должно было быть 15 минут, как вы знаете, это было много раз дольше, чем это. И я сказал, что самая большая проблема? Он сказал, безусловно, Северная Корея», — пояснил Трамп из Розового сада.

«Я не хочу говорить за него, но я думаю, что он пошел бы на войну с Северной Кореей. Я думаю, что он был готов к войне.На самом деле он сказал мне, что был так близок к тому, чтобы начать большую войну с Северной Кореей», — сказал Трамп.

Затем президент сказал, что «многое было сделано» после встречи в июне с северокорейским лидером Ким Чен Ыном в Сингапуре. Трамп продолжил, сказав, что отношения с Пхеньяном с тех пор улучшились.

«Где мы сейчас? Никаких ракет, никаких ракет, никаких ядерных испытаний. Мы многому научились. Но гораздо важнее всего этого, гораздо важнее, гораздо важнее этого то, что у нас прекрасные отношения», — добавил Трамп.

Вслед за заявлением Трампа Бен Родс, главный помощник Обамы по национальной безопасности, написал в Твиттере, что США не «на грани войны с Северной Кореей».

TWEET

С 2011 года северокорейский лидер запустил более 90 ракет и провел четыре испытания ядерного оружия, что больше, чем его отец Ким Чен Ир и дед Ким Ир Сен за 27 лет годы. Только в 2017 году Ким запустил 24 ракеты и провел крупнейшее ядерное испытание в Северной Корее.

Северная Корея — единственная страна, которая в этом столетии испытала ядерное оружие.

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын наблюдает за военными учениями, посвященными 85-летию образования Корейской народной армии (КНА).

ЦТАК | Reuters

Арсенал Севера включает баллистические ракеты малой и средней дальности, межконтинентальные баллистические ракеты и крылатые ракеты. Межконтинентальная баллистическая ракета «Хвасон-15» — самая мощная ракета, испытанная Севером на сегодняшний день.

Ракета, также известная в США как KN-22, как полагают, имеет дальность полета, способную поразить всю континентальную часть Соединенных Штатов, согласно оценкам Проекта противоракетной обороны.

Трамп сказал Вудворду: «Вы не знаете, насколько мы были близки к войне» с Северной Кореей личные интервью для его второй книги о главнокомандующем и его администрации.

Выступая в программе CBS News 60 Minutes в воскресенье вечером, Вудворд сказал сети, что американская общественность «не осознает», насколько близко США подошли к конфликту с Северной Кореей, сославшись на замечания президента, сделанные в интервью для его новой книги. Ярость .

Журналист-ветеран также рассказал шоу, что Трамп дал указание бывшему министру обороны Джеймсу Мэттису сбивать любые северокорейские ракеты, нацеленные на США, в течение его первого года в Белом доме.

Выступая в воскресенье перед ведущим CBS News Скоттом Пелли, Вудворд сказал: «Я думаю, что публика не осознавала, и Трамп неоднократно говорил мне, что вы не представляете, насколько мы были близки к войне».

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын и президент Дональд Трамп встречаются на южной стороне военной демаркационной линии, разделяющей Северную и Южную Корею, 30 июня 2019 года. Брендан Смяловски/AFP через Getty Images

В своей новой книге, которая выйдет во вторник, помощник редактора Washington Post также раскрывает подробности якобы дружеских отношений между президентом и северокорейским диктатором Ким Чен Ыном.

Согласно письмам, которыми обменивались лидеры, которые видел Вудворд, Ким описала отношения между парой как нечто похожее на что-то из «фэнтезийного фильма» и назвала Трампа «Ваше превосходительство» в их переписке.

Вчера вечером Вудворд сообщил CBS News, что ЦРУ изучило корреспонденцию, отправленную Кимом Трампу, и «так и не выяснило, кто ее писал», но сказал, что письма были «шедеврами», потому что они апеллировали к «чувству президента» грандиозность.

В своих интервью с журналистом-ветераном Трамп также сказал, что Ким поделился с ним «всем», в том числе графическим отчетом о его намерении казнить своего дядю Чан Сон Тхэка в 2013 году.

Newsweek связался с Белым домом для комментариев. Эта статья будет обновляться с любым ответом.

Вудворд раскрыл новые подробности отношений президента с верховным лидером Северной Кореи чуть более чем через неделю после того, как представитель министерства обороны США предупредил, что королевство-отшельник разрабатывает свою программу межконтинентальных баллистических ракет (МБР), несмотря на заморозку испытаний.

Выступая ранее в этом месяце на вебинаре Института аэрокосмических исследований Митчелла, Роб Суфер сказал, что Северная Корея потенциально рассматривает возможность разработки оружия для подводных лодок, а также расширения досягаемости своего ядерного арсенала.

«Мы не знаем, каков риск, потому что мы знаем, что Северная Корея пытается увеличить размер своих возможностей межконтинентальных баллистических ракет, возможно, даже перейти на баллистическую ракету подводного базирования, но мы не знаем масштабов этого ,» добавил он.

Трамп, Ким и война, которая «закончилась» шесть десятилетий назад | Ким Чен Ын

Сон Джин Вон учился в средней школе, когда в 1950 году разразилась Корейская война.

Когда северокорейская армия вторглась на юг, Сун понял, что ему нужно прятаться, пока это не станет безопасным.

«Когда южнокорейская армия отбила мою территорию, я подумал, что должен отомстить северокорейцам», — сказал Сонг «Аль-Джазире». «Поэтому мы с коллегами решили пойти в армию курсантами-солдатами. После этого я пошел в армию курсантом и принял участие в битве у холма Судо, где погибла почти половина моего взвода».

В то время как президент США Дональд Трамп и Ким Чен Ын готовятся к встрече во Вьетнаме для важных и сложных переговоров по ядерной программе, ветераны войны, в том числе Сун, надеются, что саммит также станет большим шагом на пути к официальному прекращению Корейской войны.

Технически две Кореи все еще находятся в состоянии войны, поскольку боевые действия прекратились в 1953 году, когда США подписали перемирие, представляющее силы Организации Объединенных Наций, а также вооруженные силы Северной Кореи и Китая. Соглашение о перемирии, которого придерживалась, но не подписала Южная Корея, лидеры которой в то время отвергли идею прекращения огня, разделившего полуостров, не дотягивало до мирного договора, который с тех пор регулирует конфликт.

В апреле Ким Чен Ын стал первым северокорейским лидером, пересекшим границу после окончания боевых действий несколько десятилетий назад для переговоров с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином.

В совместном заявлении после своего знаменательного саммита два лидера пообещали работать с США, чтобы положить конец «нынешнему противоестественному состоянию перемирия», поскольку это была «историческая миссия, которую нельзя больше откладывать», а также продолжать « полная денуклеаризация» полуострова.

Всего за несколько месяцев до встречи в приграничной деревне Пханмунджом вдоль демилитаризованной зоны Северная Корея провела более пяти ядерных испытаний, пригрозила запустить ракету в сторону американской тихоокеанской территории Гуам и взорвала то, что, по ее словам, было водородной бомбой.

Тем временем на фоне растущей напряженности Трамп использовал свое первое выступление в ООН в сентябре 2017 года, чтобы пригрозить «полностью уничтожить» Северную Корею и высмеять Кима как «человека-ракетчика».

Но в последующие месяцы ряд дипломатических инициатив ослабил напряженность и привел к тому, что Ким и Трамп провели беспрецедентный саммит в Сингапуре в июне прошлого года. На встрече было сформулировано расплывчато сформулированное обещание о денуклеаризации, но с тех пор прогресс застопорился из-за разногласий по поводу толкования соглашения, а декларация об окончании войны оставалась основным камнем преткновения.

Теперь, за несколько дней до второй встречи Кима и Трампа в Ханое 27-28 февраля, снова возникли надежды на то, что будет найдено окончательное решение.

«Конечно, я хочу, чтобы война закончилась и установился мир. А на саммите в Сингапуре в прошлом году в качестве предварительного шага было предложено демонтировать ядерное оружие Северной Кореи», — сказал Al Jazeera вице-председатель Корейской ассоциации ветеранов войны (KWVA) Ро Му Сик.

«Но проблема в том, что Северная Корея только говорит об этом, а на самом деле ничего не делается.Он по-прежнему обладает различным оружием и большим количеством войск. Они готовы к войне», — добавил Ро, который тоже пошел в армию в студенческие годы.

«Поле идеологического конфликта»

Сеул и Пхеньян претендуют на суверенитет над всем Корейским полуостровом, который был разделен по 38-й параллели, линии, проведенной после Второй мировой войны в 1945 году. Советская армия и ее марионетки на севере установили коммунистический режим, прямо выступая против США. -поддерживаемое правительством на юге.

В июне 1950 года почти 100 000 северокорейских войск при поддержке Советского Союза вторглись в Южную Корею. На помощь Сеулу пришли силы ООН во главе с морскими пехотинцами США, а на стороне северокорейцев в войну вступил и Китай.

Результатом стал один из самых ужасных конфликтов 20 века, в результате которого погибли миллионы мирных жителей и военнослужащих.

«Корейский полуостров в конечном итоге стал полем битвы идеологического конфликта», — сказал Аль-Джазире Пак Сун Ён, директор KWVA.

«Если бы Корейская война была [просто] конфликтом между двумя Кореями, прекращение огня не длилось бы так долго [и мы бы достигли мира]», — сказал Пак.

«Но тогда конфликт между «свободным миром» и только что родившимся коммунистическим миром усиливался», — добавил он.

«Нам очень жаль, что мы не можем принимать решения исключительно самостоятельно, поскольку в этом участвует множество заинтересованных сторон».

Но, по словам Ли Сон Хена, эксперта по воссоединению в Институте Седжонг, официальное заявление о прекращении войны на саммите во Вьетнаме было бы «своего рода мирным договором», который был бы не чем иным, как «символическим» ходом.

«Северная Корея и США предпринимают тактические шаги, не полностью доверяя друг другу», — сказал он.

«Объявление об окончании войны может спасти лица Трампа и Кима, и Южная Корея будет это приветствовать. Это морковка, которую все жуют».

Нарушигэ Мичишита, профессор Национального института политических исследований в Токио, предупредил о «значительных рисках» официального заявления об окончании войны, впервые предложенного южнокорейской организацией Moon в качестве политического заявления, направленного на достижение постоянного мира в будущее – будет нести.

«Официальные лица правительства Южной Кореи подчеркнули, что такая декларация будет скорее политическим вопросом без каких-либо юридических последствий, но нет никаких гарантий, что Северная Корея и Китай примут эти условия», — сказал Мичишита.

«Страны могут предлагать декларации в ООН. В таком случае резолюции Совета Безопасности, принятые в 1950 году, потеряли бы силу. Если это произойдет, Командование ООН в Южной Корее будет распущено, использование флага ООН прекратится, а Соглашение о статусе сил между Японией и силами ООН станет недействительным.

Пхеньян уже давно сделал мирный договор главным приоритетом в своих переговорах о денуклеаризации с Вашингтоном, который, со своей стороны, настаивает на том, что Северная Корея должна сначала предпринять более конкретные шаги по отказу от своего ядерного арсенала. По мнению аналитиков, США также настороженно относятся к возможным дополнительным требованиям по выводу своих войск с юга.

В октябре Мун выразил оптимизм по поводу того, что США и Северная Корея вскоре объявят об окончании своего состояния войны, что будет рассматриваться как мера укрепления доверия перед официальными переговорами по мирному договору.

«Если Северная Корея примет определенные меры, заявление об окончании войны станет политическим заявлением, в котором будет объявлено, что давние враждебные отношения между Пхеньяном и Вашингтоном закончились», — сказал он в интервью.

Но Пак сказал, что он надеется, что Пхеньян также будет работать над установлением мира и окончательного прекращения войны, а не только Сеул будет продвигать дело вперед.

«Нынешнее правительство [в Сеуле] стремится поддерживать мир, несмотря ни на что.Она изо всех сил старается сохранить мир с Северной Кореей, Китаем и другими странами. Однако проблема в том, что Северная Корея так и не сдержала своего обещания в отношении разнообразной деятельности и решений, принятых для мира».

«Люди думают, что мы приближаемся к настоящему миру, но мы обеспокоены возможностью того, что нынешнюю администрацию Южной Кореи снова обманут, как это всегда было. Мы просто надеемся, что нас снова не обманут. Доверие — вот что важно».

‘Не так много времени осталось’

В августе прошлого года десятки пожилых северных и южных корейцев встретились впервые после того, как их семьи были разделены войной почти 70 лет назад.

Воссоединение, первое почти за три года, состоялось на горе Кумган, живописном курорте в Северной Корее после потепления отношений между двумя Кореями.

С 1988 года более 132 000 человек зарегистрировались в Красном Кресте Южной Кореи для участия в программе воссоединения.

Более половины из них умерли. Из-за того, что встречи проводятся нерегулярно, а члены семьи выбираются случайным образом, лишь немногим счастливчикам удается в последний раз встретиться со своими родственниками.

Для тех, кому не так повезло, все еще есть надежда, что две страны и другие заинтересованные стороны договорятся о прекращении войны и нормализации отношений. И что это приведет к тому, что они снова увидят своих родственников.

«Я подписался на воссоединение 30 лет назад, но меня еще не выбрали», — сказал 80-летний Нам Гю Хён.

«Для меня осталось не так много времени. Пятеро из девяти человек, с которыми я бежал из Северной Кореи, уже мертвы».

Дополнительный отчет Хонджун Ли и Сукён Ли

.