Балканы в европейских политических проектах ХIХ–ХХI вв. М., 2014.

Балканы в европейских политических проектах ХIХ–ХХI вв. М.: Институт славяноведения РАН, 2014. 634 с.

Балканский полуостров занимает сравнительно большую территорию, но раздроблен на множество мелких «державиц», как называют их, например, болгары, сербы, черногорцы. Случилось так, что их общее славянское родство и приверженность одной вере — православию не стали действенным механизмом для образования объединенного балканского государства, которое не уступало бы «великим державам». Планам и проектам политической, а также экономической и культурной интеграции, рождавшимся на Балканах и извне относительно Балкан в ХІХ–ХХІ веках, посвящено настоящее научное издание. Оно подготовлено специалистами Института славяноведения РАН, Института балканистики Болгарской академии наук и Института балканистики Сербской академии наук и искусств, что позволяет рассмотреть проблему с разных сторон на современном уровне знания.

Редколлегия: д. и. н. Р. П. Гришина (отв. редактор), д. и. н. К. В. Никифоров, к. и. н. Ю. В. Лобачева

Рецензенты: д. и. н. Е. П. Серапионова, к. и. н. Я. В. Вишняков

ISВN 978-5-7576-0316-2

Содержание

Предисловие

Балканы в Новое время: идеи национальная и славянская

К. В. Никифоров. Россия и славянская идея в XX веке

И. В. Чуркина. У истоков русских славистских и панславистских идей (М. П. Погодин и К. С. Аксаков)

М. М. Фролова. Развитие униатского движения в Западной Македонии. Планы и действительность (1856-1871 гг.)

Душан Батакович. Балканские войны 1912-1913 гг. Сербия и албанский вопрос

Д. О. Лабаури. Внутренняя македоно-одринская организация на распутье: поиски путей решения македонского вопроса накануне Первой мировой войны

Инна Манасиева. Славянская идея как элемент антирусской агитации Союза за освобождение Украины в Болгарии в начале Первой мировой войны

Идеи югославизма и опыт их реализации

А.  Л. Шемякин. Никола Пашич и проект сербско-болгарского союза (1870-1880-е гг.)

Светлозар Елдаров. Хорватский путь от неославизма к югославизму

Ю. В. Лобачева. Проекты югославянской интеграции в годы Первой мировой войны и образование Королевства сербов, хорватов и словенцев в 1918 г.

Н. С. Пилько. Идея югославизма и словенская политическая элита (1914-1918 гг.)

А. А. Силкин. Югославянская идея и проблемы ее реализации в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (1918-1929 ГГ.)

Румяна Конева. Пан-Европа, Балканы и Болгария

Балканская федерация: идеи, проекты, попытки воплощения

Р. П. Гришина. Большевистские планы строительства Балканской коммунистической федерации. 1920-е гг.

Воислав Павлович. Федерализм как инструмент в борьбе ХКП и КПЮ за образ послевоенного государственного устройства Югославии. 1940-е гг.

Л. Я. Гибианский. Проекты федерации на Балканах в годы Второй мировой войны и в начале холодной войны

Александр Животич. Албания и югославское видение Балканской федерации после Второй мировой войны

А. С. Аникеев. Балканский пакт в контексте советско-югославского конфликта (1953-1954 гг.)

А. С. Стыкалин. Проекты Дунайской Федерации Оскара Яси в контексте национально-территориальных споров в Средней Европе (1910-е — 1940-е годы)

Т. А. Покивайлова. Трансильвания в планах СССР по послевоенному мирному урегулированию

Т. В. Волокитина. О проектах конфедерации европейских социалистических стран. 1960-е годы

Планы экономической и политической интеграции ХХ–ХХІ в.

Александр Костов. Болгарские проекты экономической интеграции стран Балканского полуострова в начале XX в.

Искра Баева. Балканы во второй половине 8о-х годов XX в. и перестройка отношений Восток-Запад

Екатерина Никова. Европейский союз и «конец» балканской истории

И. В. Руднева. Объединение с Европой — новый геополитический проект для Балкан — «про» и «контра»

А.  И. Филимонова. Сербия и процесс атлантической интеграции

«Вечные» темы

В. И. Косик. Константинополь — русская дорога

Г. Д. Шкундин. Болгария в геополитических проектах российской правящей элиты (апрель-ноябрь 1916 г.)

А. Ю. Тимофеев. Планы обороны и «активных действий» Красной армии на Балканах (1944–1945 гг.)

Зорка Пырванова. Младотурецкий османизм: идея политической нации или ассимиляторская доктрина?

Евгения Калинова. Проект ассимиляции болгарских турок в контексте болгаро-турецких отношений в 8о-е гг. XX в.

Е. Ю. Гуськова. Турецкие планы на Балканах в современных геополитических условиях

Список сокращений

Наши авторы

 

Введение

Книга, которую читатель держит в руках, родилась из совместных проектов четырех академических институтов, долгие годы занимающихся балканскими исследованиями — Института славяноведения РАН (до 1997 г. — Института славяноведения и балканистики РАН), Института балканистики с центром фракологии Болгарской академии наук, Института балканистики Сербской академии наук и искусств и, наконец, Института по изучению Юго-Восточной Европы Румынской академии. Силами первых трех институтов в Москве в 2013 г. была проведена научная конференция «Балканы в европейских политических проектах XIX–XXI вв.»[1].

Наверное, трудно найти такой европейский регион, как Балканы, который столько бы раз подвергался различным завоеваниям, изменениям границ, этническим и политическим переменам. Еще больше было всевозможных планов перекройки Балкан. В этом нет ничего удивительного, — их постоянно провоцировала балканская этническая чересполосица. Огромную роль в воспроизводстве межэтнической напряженности играло также постоянное вмешательство в балканские дела великих держав. Во многом именно из-за этого в регионе возникла та самая этническая чересполосица и до сих пор остается множество территориальных споров.

С середины XIX и до середины XX в. решение балканских территориальных споров часто виделось в создании более крупных многонациональных государств, поглощавших внутри себя не только разные народы, но и их территориальные споры. Самый яркий пример дает Югославия, нереализованными остались многочисленные планы Балканской или Дунайской федераций. Однако в конце XX в. тенденция оказалась диаметрально противоположной. Для решения национальных противоречий многонациональных государств их начали дробить.

Особенно конфликтогенность Балкан проявилась в XIX и начале XX в. при воссоздании в этом регионе независимых национальных государств и их расширении до трактуемых часто весьма расширительно этнически обусловленных границ. Недаром именно тогда появилось определение Балкан как «пороховой бочки Европы». В отличие от Западной Европы процесс национального разграничения на Балканах так никогда и не был полностью завершен.

Территориальные споры на Балканах пытались разрешить по-разному и, прежде всего, — таким традиционным способом как война. Для XX в. достаточно упомянуть две Балканские войны, две Мировые войны и войны «за югославское наследство».

Особое место в переустройстве Юго-Восточной Европы принадлежало Балканским войнам 1912–1913 гг., особенно первой из них. Она оказалась своего рода восточноевропейской Реконкистой, выдавливанием Турции и турецкого населения обратно в Азию. Малые балканские государства впервые в истории выступили вместе и самостоятельно, а не для поддержки тех или иных действий великих держав. Балканских союзников стали называть даже «седьмой великой державой». Однако союз балканских государств продлился, как известно, недолго. Дележ трофеев обернулся новыми конфликтами.

Распад Османской и Австро-Венгерской империй после Первой мировой войны привел к образованию на их месте новых национальных государств в результате реализации модного тогда лозунга о праве наций на самоопределение. В то же время Версальская система договоров, основанная на этом праве, не привела к ликвидации множества национальных противоречий. Новые границы снимали ряд старых противоречий, но порождали новые. При этом все балканские страны оставались многонациональными.

Почти все балканские страны в начале XX в. столкнулись с национальными катастрофами. Горькое разочарование дважды ждало Болгарию после Второй балканской и Первой мировой войн. Свою Голгофу во время Первой мировой войны пережила Сербия. Осталась разделенной Македония. Уже после Первой мировой войны в связи с поражением в греко-турецкой войне 1919–1921 гг. «малоазийскую катастрофу» пережила Греция. Фактически исключение в этом ряду составляет только карпато‑балканская Румыния.

После Второй мировой войны вначале резко возрос интерес к разного рода объединениям балканских стран. Однако их реализация быстро зашла в тупик. Везде, не только на Балканах, но и во всей Восточной Европе были созданы еще более монолитные в этническом отношении государства. Этому способствовали различные обстоятельства. Во время войны были уничтожены миллионы восточноевропейских евреев, а большинство уцелевших эмигрировали. В результате послевоенного изгнания прекратила существование и сопоставимая с ними по численности община восточноевропейских немцев.

Разыгрывание этого меньшинства в своих целях гитлеровской Германией существенно изменило в Европе прежнее отношение к проблеме национальных меньшинств. Во всем мире курс был взят на защиту индивидуальных прав человека. Считалось, что защита всеобщих прав человека достаточна для защиты всех, в том числе и национальных меньшинств или малых этнических групп. В 1990-е годы, когда разразился югославский кризис, стало ясно, что это не совсем так: коллективные права отделенных от основной части своей нации этнических групп также нуждаются в защите. Кстати, распад и развал Югославии стал еще одной национальной катастрофой в Юго-Восточной Европе.

Сегодня почти все балканские страны входят или стремятся войти в Европейский союз. Этот глобальный проект, тем не менее, не означает конца многочисленным балканским противоречиям. Нерешенными остались сербский, македонский и албанский национальные вопросы. Остались и такие старые противоречия, как турецко-греческие. С объединительной евроатлантической идеей на Балканах конкурируют и некоторые другие, например, ушедшая сегодня в тень славянская и, наоборот, набирающая силу идея Великого Турана (как часть более глобальной исламской идеи). Все перечисленные проблемы в той или иной степени и с разными оценками нашли отражение в книге, которую читатель держит в своих руках.

Для удобства изложения книга разделена на пять больших блоков. Первый из них рассматривает сочетание национальных движений и славянской идеи на Балканах и в Восточной Европе. Второй раздел затрагивает предысторию югославянской интеграции и попытки ее реализации. В третьем разделе книги рассматриваются сюжеты, связанные с одним из самых известных проектов переустройства Юго-Восточной Европы — так называемой Балканской (Дунайской) федерацией. Здесь же рассматривается эпизод, связанный с созданием Балканского пакта. Четвертый раздел повествует о различных аспектах европейской интеграции балканских стран. И, наконец, пятый раздел назван «Вечные темы». Речь в нем идет как о русских планах освоения Константинополя (скорее теоретических, чем практических), так и о турецком возвращении на Балканы в наши дни.

Балканы остаются неспокойным регионом Европы. От этого больше всего страдают самим балканцы. Реализация их мечты о спокойной и зажиточной жизни нам видится все-таки не в новом, пусть и добровольном подчинении, на этот раз «европейской империи», а в реализации актуального до сих пор принципа — «Балканы балканским народам». Сегодня это выглядит несколько утопично, но, кто знает, что будет завтра. Балканская история, несмотря ни на что, продолжается.

К. В. Никифоров


[1] Подробнее см.: Гришина Р. П. Международная научная конференция «Балканы в европейских политических проектах ХІХ–ХХІ веков» // Славяноведение. 2014. № 3. С. 110–119.

Рецензии

Frary L. Balkany v evropejskich političeskich proektach XIX‒XXI vv. // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas, 2018, 2, 35-37.

Как будет развиваться ситуация на Балканах после ухода Меркель / КАРТ-БЛАНШ / Независимая газета

Тэги: балканы, вооруженные конфликты, косово, сербия, обострение, германия, выборы, меркель, шольц

Фото Reuters

На фоне происходящего вторую неделю подряд обострения на административной границе Сербии с самопровозглашенной республикой Косово в среду в Брюсселе состоится встреча директора Канцелярии по делам Косово и Метохии при правительстве Сербии Петара Петковича и заместителя «премьер-министра» Косово Бесника Бислими при посредничестве официального представителя ЕС по внешней политике Петера Стано.

Эта встреча призвана нормализовать взрывоопасную ситуацию, впервые за многие годы всерьез грозящую возобновлением военных действий в бывшей южной сербской провинции.

Обострение, начавшееся 20 сентября, было связано с введением на пограничные переходы с Сербией косовского спецназа ROSU, не имеющего права находиться на севере Косово без специального разрешения с сербской стороны. Захват под контроль границы был связан с попыткой насильственной замены всех сербских автомобильных номеров на въезжающих машинах на временные косовские. Что, в свою очередь, сделало бы невозможным передвижение для проживающих в трех общинах севера Косово сербов, принципиально не желающих оформлять себе косовские документы, поскольку временный автомобильный знак можно использовать не более 60 дней и только лицам, не проживающим на территории Косово. Местным жителям для решения этой проблемы нужно оформить себе косовский паспорт и все прочие документы не признаваемого ими государства. Этим объясняется столь бурная реакция косовских сербов, заблокировавших косовский спецназ на погранпереходах и построивших там баррикады.

В свою очередь, Белград тоже решил не оставаться в стороне от происходящего и выдвинул на административную границу с Косово свои войска, в том числе укомплектованные поставленными из России танками. Небо над границей патрулируют закупленные в России самолеты.

Надо отметить, что армия Сербии прошла за последние пять лет мощную модернизацию, став сильнейшей армией на Балканах после Турции и Греции, и сейчас далека от того незавидного положения, в котором она пребывала в период агрессии НАТО. Потому сценарий ввода сербских войск на север Косово с целью защиты сербского населения в случае попытки со стороны Приштины провести акции устрашения местных сербов был вполне реален.

Как сказал сербский президент Александар Вучич, «Белград готов отреагировать в случае нападения на сербское население Косово при отсутствии реакции со стороны НАТО в течение 24 часов». По его словам, Сербия не допустит попытки повторения сербских погромов на севере Косово, которые имели место в 2004 году и ранее. Во вторник на границу прибыли подразделения KFOR для замены косовского спецназа с целью снятия напряженности.

Главный вопрос – кто может повлиять на потерявшие страх косовские власти – спустя неделю молчания наконец получил ответ из Европы. После телефонных переговоров с верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Бореллем и генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом «премьер-министр» Косово Альбин Курти пошел на попятную и заявил о необходимости диалога с Белградом о ситуации на севере края. Ранее считающийся радикалом-фанатиком даже по меркам самой криминальной республики Европы Курти не хотел идти на компромисс. Оно и понятно – после выхода США из Афганистана следующим стал вопрос об уходе Вашингтона из Косово. По крайней мере именно в этом бывший специальный представитель президента Дональда Трампа по Косово Ричард Гренелл публично обвинил Джозефа Байдена.

США действительно существенно снизили свою активность на Балканах за последние полгода. Тем временем в Евросоюзе свои перемены: после прошедших в воскресенье парламентских выборов Ангела Меркель и ее партия ХДС уходят из власти. Глава Еврокомиссии, выдвиженка Меркель Урсула фон дер Ляйен без своей политической «мамы» серьезно ослабела. Снова вспоминается Генри Киссинджер с его сакраментальным «Кому звонить в Европе?». Курти хоть и не Киссинджер, но ослабление прежних центров влияния чувствует. Им на замену спешит прийти Анкара – Реджеп Тайип Эрдоган в открытую называл Косово частью Турции и совсем недавно говорил про «особую историческую ответственность Турции за Балканы».

А что же Россия? По-прежнему выражает озабоченности и призывает всех к диалогу? По сути, кроме подобных призывов вместе с призывом соблюдать давно мертвую резолюцию 1244 Совета Безопасности ООН, в которой Косово называется частью несуществующей уже более 15 лет страны – Югославии, Москва так и не смогла сформулировать ничего принципиально нового для Балканского полуострова и самой дружественной страны в Европе – Сербии. Балканы даже не упоминаются в концепции стратегии внешней политики РФ, а свой ограниченный воинский контингент миротворцев РФ тихо вывела еще в 2003 году. Так что сегодня максимум возможной поддержки Сербии в случае обострения ситуации помимо морально-политической – это апелляции к международному праву и теоретическая возможность поставки еще некоторого количества вооружения. Остальных опций нет. Потому данный конфликт с высокой долей вероятности будет урегулирован Европой – новая война на Балканах уж точно никому не нужна. Никого, кроме Брюсселя и Вашингтона, на данный момент Приштина не послушает, а сербский президент имеет хорошие отношения не только с Москвой и Пекином, но и с Брюсселем. Потому вряд ли будет стремиться пойти по пути Слободана Милошевича.

Нынешнее обострение стало прямым следствием неурегулирования статуса Косово – еще несколько лет назад Вучич был готов к разграничению территорий на севере бывшей автономии с целью возвращения под фактический контроль севера Косово. Но тогда эту идею категорически отвергла Меркель, ссылаясь на неизменность административных границ в Европе. Теперь ее больше нет, так что концепция снова может стать актуальной.

Москве же стоит пересмотреть арсенал своих средств на Балканах и пополнить его принципиально новыми возможностями, как только откроется для этого окно возможностей. Иначе ничего, кроме выражения озабоченностей, более не останется. 

Пограничные споры сохранят нестабильность в Балканском регионе

Чтобы прочитать полную версию этого контента, выберите один из вариантов ниже:

Тип содержимого:
Брифинги экспертов
Адрес:
БАЛКАНЫ
Ключевые слова, связанные с этой статьей:

Географическое положение: Балканы евро Босния и Герцеговина Хорватия Косово Албания Европа Македония Черногория Сербия Словения Югославия

Тематика: экономика международные связи Социальное пограничный конфликт Национальность безопасность гражданская война корпоративный энергия этнический иммиграция интеграция международное право

ISSN:
2633-304X
Ссылка:

Oxford Analytica (2017), «Пограничные споры сохранят нестабильность в Балканском регионе», Брифинги экспертов .

https://doi.org/10.1108/OXAN-DB218013

Четверг, 23 февраля 2017 г.

Субъект

Обострение споров по поводу нескольких границ на Западных Балканах.

Значение

Хорватия и Словения спорят из-за своей морской границы в Адриатике. Косово отвергает притязания Черногории на участок земли, который в настоящее время контролирует Косово, в то время как Сербия бросает вызов самому существованию своей границы с Косово. Боснийские сербы угрожают создать новую международную границу с остальной частью Боснии и Герцеговины (БиГ).

Последствия

  • Пограничные споры окажут неблагоприятное воздействие на экономическое развитие и непрерывность бизнеса в затронутых районах.
  • Пограничные споры помешают интеграции Балкан в ЕС и НАТО.
  • Споры из-за границ создадут очаг потенциального конфликта, особенно в Косово и БиГ.

Статьи по теме

Будьте в курсе

Подпишитесь на оповещение по электронной почте Expert Daily Briefings и получайте самый последний анализ глобальных событий по мере их возникновения.

*Если ваш университет не имеет доступа к брифингам экспертов, посетите нашу информационную страницу, чтобы узнать больше.

«План Янши» не является решением территориальных споров на Западных Балканах (новостная статья)

Владимира Глигорова
фото предоставлено: iStock.com/Gogosvm премьер-министру Словении Янезу Янше) предлагает изменить исход распада Югославии путем обмена территориями между Албанией, Косово, Сербией, Хорватией и Боснией и Герцеговиной.

  • В плане утверждается, что он ускорит интеграцию Балкан в ЕС и может быть легко реализован, поскольку от этого выиграют все стороны.
  • Однако план был официально отвергнут практически всеми заинтересованными сторонами.
  • Он в корне неверно оценивает расчеты и приоритеты сербского правительства: Белград стремится укрепить свои экономические и политические позиции на Западных Балканах без каких-либо изменений границ, так как не намерен признавать независимость Косово.
  • Ни распад Боснии и Герцеговины, ни интеграция Косово и Албании не осуществимы, не в последнюю очередь из-за сопротивления со стороны международного сообщества – пункт, который план полностью упускает.
  • Неудача этого плана, как, впрочем, и предыдущего плана Вучича-Тачи, служит еще одним опровержением укоренившегося заблуждения, что силач может сделать на Балканах практически все.
  • В международных дипломатических кругах появился неофициальный документ, обещающий «историческое решение» балканской проблемы. Его приписывают Янезу Янше, премьер-министру Словении , хотя никто еще не заявил об авторстве. Как сообщается, документ был отправлен Шарлю Мишелю, президенту Европейского совета. Но его ведомство не подтвердило и не опровергло существование этого неофициального документа, просочившегося в прессу.

    Целью Плана Янши является обращение вспять результатов распада Югославии. В основном речь идет о двух вещах: во-первых, о передаче Косово Албании; и, во-вторых, уступка большей части Республики Сербской (государственного образования Боснии и Герцеговины, в котором доминируют сербы) Сербии. Остальная часть Боснии и Герцеговины станет боснийским государством, которое будет называться просто Боснией. Герцег-Босна, преимущественно этнически хорватская часть Боснии и Герцеговины, будет передана Хорватии или получит особый автономный статус. Авторы выдвинули Южный Тироль в качестве модели для хорватской автономной области в составе Боснии и Герцеговины, а также для сербских частей Косово в составе Большой Албании.

    Эта «окончательная балканизация», утверждают авторы, ускорит интеграцию Балкан в ЕС и оставит новой Боснии выбор: вступить в ЕС или развивать более тесные политические и экономические отношения с Турцией. Однако неясно, предполагают ли авторы, что эта меньшая Босния просто останется вне ЕС (как Турция), интегрируется с Турцией или, возможно, стремится к какому-то другому политическому союзу. Следует подчеркнуть, что территории Боснии и Герцеговины, которые будут переданы Сербии и Хорватии, еще не определены. В случае с Косово внутренние границы не изменятся (т. е. части, населенные преимущественно сербами, не будут переданы Сербии).

    Есть ли поддержка плана?

    Авторы утверждают, что план может быть реализован быстро , поскольку в Сербии, Хорватии и Албании действуют правительства, способные принимать необходимые решения; тем временем ЕС должен проработать детали и обеспечить реализацию. Далее в неофициальном документе предполагается, что дипломатические переговоры уже ведутся, и создается впечатление, что проекты планов территориального разделения уже существуют. Однако предполагаемые участники этих тайных операций остаются неизвестными. Кроме того, далеко не ясно, есть ли необходимая поддержка плана во всех заинтересованных странах.

    В документе делается несколько больших предположений о том, как план будет поддерживаться. Ключевое положение плана Янши состоит в том, что он отвечает интересам как Сербии, так и Албании. Мысль состоит в том, что уступка сербской части Боснии Сербии была бы в интересах боснийских сербов, представленных Милорадом Додиком, а значит, и в интересах Белграда. Этому пункту придает дополнительный вес предположение, что интеграция Косово с Албанией в любом случае произойдет, если Сербия не будет готова признать независимость Косово (и, возможно, даже если она это сделает). Также предполагается, что Сербия была бы готова отказаться от всех своих претензий на Косово в обмен на значительную часть Республики Сербской. Далее предполагается, что руководство хорватов и сербов в Боснии и Герцеговине поддержит этот план (неудивительно, что Милорад Додик, сербский лидер Республики Сербской, немедленно выразил свою поддержку). Скорее всего, авторы плана считают, что если он наберет обороты, хорватское руководство (не говоря уже о боснийских хорватах) быстро поддержится. Ожидается, что боснийцы будут протестовать, но в конечном итоге согласятся, если оппозиция не сможет мобилизовать достаточную политическую поддержку. Перспективы «турецкой связи» якобы для них весьма привлекательны.

    Однако реакция некоторых ключевых игроков указывает на то, что предположения плана могут быть довольно преувеличенными — посмотрите на вялый прием в Сербии. Учитывая относительный размер Сербии и ее центральную роль в нерешенных территориальных и конституционных вопросах, возникших в результате войн 1990-х годов, план явно не будет работать без активного и позитивного участия Белграда. Президент Сербии Александр Вучич заявил, что Сербию интересует не территория, а экономическое процветание. Что разочарует не только авторов плана, но и Додика.

    Более того, президент Хорватии Зоран Миланович и министр иностранных дел Гордан Грлич-Радман отвергли любые идеи о плане Янши. Интересы этой страны заключаются в изменении избирательного законодательства в Боснии и Герцеговине, чтобы хорваты были представлены доминирующей хорватской партией: в настоящее время хорватский представитель в коллективном президенте Боснии и Герцеговины избирается на основании голосов хорватов и боснийцев, и они неоднократно поддерживали Желько Комшича, который не является националистом. Предложение Хорватии было поддержано некоторыми странами ЕС — так же, как могло бы поддержать План Янши. Желаемое изменение закона о выборах, однако, противоречит постановлениям Европейского суда по правам человека, и поэтому вряд ли оно станет политикой ЕС. Несмотря на все это, разделить территорию Герцег-Босна — хорватское название региона Боснии и Герцеговины, где хорваты составляют большинство, — задача не из легких. При всех планах территориального разделения переселение населения было бы неизбежным.

    Авторы Плана Янша, похоже, тоже недооценили вероятную реакцию международного сообщества. Односторонняя передача Косово Албании и распад Боснии и Герцеговины вряд ли будут приемлемы для международного сообщества. Против таких шагов выступило бы большинство постоянных членов Совета Безопасности ООН, и они уже отвергнуты Брюсселем, Вашингтоном и Москвой.

    Крупная ошибка в расчетах Сербии

    Возможно, главная ошибка, допущенная авторами плана, заключается в том, что они в корне неверно оценили расчеты и приоритеты Сербии. Что касается Косово, то Сербия вместо того, чтобы обмениваться территориями, фактически предпочла бы сохранить статус-кво путем затяжных, бесконечных переговоров с Брюсселем, чем нормализовать отношения с Косово даже без явного признания его независимости. Чего Сербия точно не добивается, так это интеграции Косово с Албанией. Это подтвердила реакция Белграда на второй неофициальный документ, опубликованный в косовской газете 9.0065 Koha Ditore в апреле 2021 года. В этом новом документе (опять же авторы неизвестны) сочетаются предложения об автономии сербских территорий в Косово и особого статуса Сербской церкви с признанием Сербией независимости Косово. Президент Вучич предположил, что это может найти некоторую поддержку в Сербии. План должен будет провести курс между определением уровня автономии для сербских территорий, приемлемого для властей Косово, и типом международного признания Косово, приемлемым для Сербии. После некоторой ранней не совсем отрицательной реакции план был отвергнут как Сербией, так и Косово.

    Белград не ищет какого-либо «решения» в том виде, в каком его предусматривают авторы Плана от января до ; скорее, он направлен на то, чтобы сохранить вариант статус-кво. С точки зрения Белграда, Косово и его нынешняя конституция с гарантированными правами для сербов гораздо более благоприятны, чем расширенная Албания, как это предусмотрено Планом Янши. В нынешних условиях сербское меньшинство имеет значительный политический вес в Косово, тогда как это было бы не так, если бы Косово было передано Албании. Более того, это открыло бы еще одну банку червей, поскольку потребовало бы переосмысления территории Республики Сербской.

    С точки зрения Белграда, все эти планы дорого обходятся Сербии, поэтому их нельзя поддерживать. Неопределенность, незащищенность и нестабильность, которые они привносят в региональные отношения, тем не менее, скорее способствуют положению Сербии в регионе. Таким образом, Яншу и компанию следует похвалить в Сербии за их усилия и поощрить продолжать мутить воду; но любые планы, включающие признание Сербией независимости Косово, будут отклонены.

    Неверные уроки, извлеченные из плана Вучича-Тачи

    Ключевым элементом в контексте текущей ситуации и, в частности, позиции Сербии, является план Вучича-Тачи, еще одно «историческое решение» балканских проблем, предложенное Александром Вучичем и тогдашним президентом Косово Хашимом. Тачи, 2018 г. Предусматривался обмен южных сербских территорий (преимущественно населенных этническими албанцами) на северную часть Косово с преобладающим сербским населением. Для Вучича мотивацией было сорвать (тогда продолжавшиеся) сербско-косовские переговоры в Брюсселе, направленные на нормализацию отношений между двумя сторонами и достижение международного признания Косово. Несмотря на сопротивление Германии, выступавшей против любого плана территориальных изменений на Балканах, Вучичу удалось заручиться широким интересом и поддержкой этого плана.

    Однако авторы Плана Янши извлекли неверные уроки из эпизода Плана Вучича-Тачи. Похоже, они полагали, что Сербия действительно хотела территориальных изменений и что Вучич действительно был в состоянии добиться этого в Сербии. Но ни в коем случае не ясно, верно ли какое-либо из этих предположений. Белград стремится стать политической и экономической силой во всем регионе. Он также стремится преследовать свои националистические цели с помощью политики, а не путем территориального захвата — или, по крайней мере, не в первую очередь. Пока сербское население за пределами Сербии все больше зависит от финансовой и фискальной поддержки Белграда, территориальную интеграцию можно отложить. И пока Сербия остается в стороне от всех других враждебных отношений на Балканах, ее можно рассматривать как стабилизирующего игрока в регионе. Если ЕС и США рассматривают Сербию как ключ к обеспечению стабильности и развития на Западных Балканах, территориальный национализм можно отложить в сторону.

    Балканские лидеры не могут сделать столько, сколько они думают

    Печально известный план Вучича-Тачи укрепил веру в то, что лидеры региона могут делать все, что захотят, при условии, что они достаточно политически сильны.