Содержание

Система и административно-правовой статус органов военного управления. Административно-правовое регулирование управления обороной и безопасностью

Административно-правовое регулирование управления обороной и безопасностью

реферат

Руководство Вооруженными Силами Российской Федерации осуществляет Президент Российской Федерации — Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Российской Федерации.

Непосредственное управление Вооруженными Силами Российской Федерации осуществляет министр обороны Российской Федерации через Министерство обороны Российской Федерации и Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации, являющийся основным органом оперативного управления Вооруженными Силами Российской Федерации.

Министерство обороны Российской Федерации (Минобороны России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию в области обороны, а также иные установленные федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации функции в этой области.

Минобороны России является органом управления Вооруженными Силами Российской Федерации. Руководство деятельностью Министерства обороны Российской Федерации осуществляет Президент Российской Федерации.

Минобороны России в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента Российской Федерации, в том числе издаваемыми им как Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации и „ Положением о Министерстве обороны Российской Федерации “, утверждённым Указом Президента Российской Федерации от 16 августа 2004 г. N 1082.

В структуру Министерства обороны Российской Федерации входят службы Министерства обороны Российской Федерации и им равные подразделения, центральные органы военного управления, не входящие в службы и им равные подразделения, и иные подразделения.

Минобороны России осуществляет координацию и контроль деятельности подведомственных ему Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу, Федеральной службы по техническому и экспортному контролю и Федерального агентства специального строительства.

Минобороны России осуществляет свою деятельность непосредственно и через органы управления военных округов, иные органы военного управления, территориальные органы (военные комиссариаты).

Минобороны России осуществляет свою деятельность во взаимодействии с иными федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями.

Минобороны России является органом управления Вооруженными Силами Российской Федерации.

Основными задачами Минобороны России являются:

1) выработка и проведение государственной политики в области обороны;

2) нормативно-правовое регулирование в области обороны;

3) нормативно-правовое регулирование деятельности Вооруженных Сил и подведомственных Минобороны России федеральных органов исполнительной власти;

4) координация деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вопросам обороны, координация деятельности войск, воинских формирований и органов по выполнению задач в области обороны, а также координация строительства войск и воинских формирований;

5) координация и контроль деятельности подведомственных Минобороны России федеральных органов исполнительной власти;

6) организация применения Вооруженных Сил в соответствии с федеральными конституционными законами, федеральными законами и международными договорами Российской Федерации;

7) поддержание в необходимой готовности Вооруженных Сил;

8) осуществление мероприятий по строительству Вооруженных Сил;
Оперативное управление Вооруженными Силами осуществляет Генеральный штаб Вооруженных Сил РФ.

Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации:

1) разрабатывает предложения по военной доктрине РФ;

2) разрабатывает план строительства Вооруженных Сил Российской Федерации и координирует разработку планов строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов;

3) разрабатывает с участием федеральных органов исполнительной власти, в составе которых или при которых имеются другие войска, воинские формирования и органы, План применения Вооруженных Сил Рос-сийской Федерации, Мобилизационный план Вооруженных Сил Россий-ской Федерации и Федеральную государственную программу оперативного оборудования территории Российской Федерации в целях обороны;

5) готовит предложения по численности граждан Российской Федера-ции, призываемых на военную службу и военные сборы, с распределением их между Вооруженными Силами Российской Федерации, другими войсками, воинскими формированиями и органами;

6) устанавливает количественные нормы призыва граждан Российской Федерации на военную службу, военные сборы и призыва по мобилизации от субъектов Российской Федерации, исходя из общего количества граждан Российской Федерации, подлежащих призыву в соответствии с указом Президента Российской Федерации;

7) организует планирование и осуществление мероприятий по обеспечению ядерной безопасности и предотвращению несанкционированного применения ядерного оружия;

8) организует и координирует действия сил и применение средств при выполнении задач территориальной обороны;

9) координирует оперативную и мобилизационную подготовку другихвойск, воинских формирований, органов и создаваемых на военное время специальных формирований, осуществляет контроль за состоянием мобилизационной готовности других войск, воинских формирований, органов создаваемых на военное время специальных формирований;

10) осуществляет разведывательную деятельность в целях обороны и безопасности;

11) осуществляет текущее и перспективное планирование обеспечения основными видами вооружения, военной техники и другими материальными средствами мобилизационного развертывания Вооруженных Сил Рос-сийской Федерации, а также накопления и размещения в мирное время запасов этих обеспечивающих средств;

12) организует проведение мероприятий по поддержанию боевой и мобилизационной готовности Вооруженных Сил Российской Федерации;

13) организует взаимодействие Вооруженных Сил Российской Федера-ции с другими войсками, воинскими формированиями и органами;

14) участвует в разработке Плана гражданской обороны и др.

К органам военного управления, помимо Министерства обороны РФ и Генерального штаба Воо-руженных Сил РФ, также относятся: военные советы — постоянно действующие органы управления; органы управления (командование) военных округов, флотов; органы строевого военного управления: командования объединениями, соединениями, воинскими частями.

Территориальные органы военного управления: военные комиссариаты, образуемые Министерством обороны в субъектах РФ, городах (без районного деления), районах.

О нормативно-правовом обеспечении территориальной обороны в Российской Федерации

Место проведения: зал 802, ул. Б. Дмитровка, д. 26, Москва

Дата проведения: 30 марта 2021 года

Время: 10.30 – 11.30.

1. Открытие совещания.

БОНДАРЕВ Виктор Николаевич, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности.

2. Доклад по теме совещания.

СОКОРЕНКО Игорь Петрович — начальник оперативного управления — первый заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск.

3. Выступления по теме совещания:

а) МАНУЙЛО Олег Леонидович — директор Департамента гражданской обороны и защиты населения Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий;

б) КОВТУН Александр Андреевич — Врио начальника Главного оперативного управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации;

в) БЕЛИКОВ Валерий Борисович — заместитель начальника управления, начальник отдела по работе с органами военного управления территориальной обороны Управления по координации деятельности органов исполнительной власти города Москвы в сфере обеспечения безопасности населения Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции г. Москвы;

г) ШАТКОВСКИЙ Сергей Львович — начальник управления мобилизационной работы и взаимодействия с органами военного управления аппарата Губернатора Волгоградской области

4. Обсуждение выступлений, ответы на вопросы.

5. Принятие итогового документа.

6. Заключительное слово.

Список участников «круглого стола»

Председатель Комитета

1.

БОНДАРЕВ
Виктор Николаевич

 

от исполнительного органа государственной власти Кировской области

 

Первые заместители председателя Комитета

 

2.

КОЖИН
Владимир Игоревич

 

от исполнительного органа государственной власти города Москвы

 

3.

МАРТЫНОВ
Сергей Александрович

 

от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Марий Эл

 

4.

РАКИТИН
Александр Васильевич

 

от исполнительного органа государственной власти Республики Карелия

 

Заместители председателя Комитета

 

5.

АРЕНИН
Сергей Петрович

 

от исполнительного органа государственной власти Саратовской области

 

6.

ВАЛЯЕВ
Юрий Константинович

 

от исполнительного органа государственной власти Еврейской автономной области

 

Члены Комитета

 

7.

БЕЗДЕНЕЖНЫХ
Сергей Вячеславович

 

от законодательного (представительного) органа государственной власти Хабаровского края

 

8.

КАЗАНОКОВ
Крым Олиевич

 

от исполнительного органа государственной власти Карачаево-Черкесской Республики

 

9.

КОЛБИН
Сергей Николаевич

 

от законодательного (представительного) органа государственной власти города Севастополя

 

10.

КОРОЛЕВ
Олег Петрович

 

от исполнительного органа государственной власти Липецкой области

 

11.

МАМСУРОВ
Таймураз Дзамбекович

 

от исполнительного органа государственной власти Республики Северная Осетия – Алания

 

12.

МУРАТОВ
Сергей Николаевич

 

от законодательного (представительного) органа государственной власти Курганской области

 

13.

ПАВЛОВА
Маргарита Николаевна

 

от исполнительного органа государственной власти Челябинской области

 

14.

УСАТЮК
Валерий Петрович

 

от исполнительного органа государственной власти Республики Хакасия

 

15.

ХАМЧИЕВ
Белан Багаудинович

 

от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Ингушетия

 

Комитет Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера

 

16.

ГУСЕВ

Денис Владимирович

 

член Комитета, представитель от исполнительного органа государственной власти Ненецкого автономного округа

 

Министерство обороны Российской Федерации

 

17.

СОКОРЕНКО

Игорь Петрович

 

начальник оперативного управления — первый заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск, генерал-майор

 

18.

МАГАР

Артур Иванович

 

начальник отдела (территориальной обороны) оперативного управления Главного штаба Сухопутных войск, полковник

 

19.

ЯКУБСОН

Сергей Семенович

 

старший офицер отдела (территориальной обороны) оперативного управления Главного штаба Сухопутных войск, подполковник

 

Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий

 

20.

МАНУЙЛО
Олег Леонидович

 

директор Департамента гражданской обороны и защиты населения,

генерал-лейтенант

 

Федеральная служба войск национальной гвардии
Российской Федерации

 

21.

КОВТУН

Александр Андреевич

 

Врио начальника Главного оперативного управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, генерал-майор

 

22.

АКСЕНОВ

Евгений Александрович

 

Начальник отделения общего оперативного планирования – заместитель начальника оперативного отдела Главного оперативного управления

 

Министерство внутренних дел Российской Федерации

 

23.

НАЗАРЕНКО

Дмитрий Александрович

 

первый заместитель начальника Оперативного управления МВД России, генерал-майор полиции

 

24.

МАЛЬЦЕВ

Юрий Иванович

 

 

заместитель начальника Департамента государственной службы и кадров МВД России — начальник управления организации мобилизационной подготовки, полковник внутренней службы

 

Федеральная служба безопасности Российской Федерации

 

25.

ЧВЫКОВ

Дмитрий Николаевич

 

Мобилизационное управление ФСБ России

 

26.

ДЕГТЯРЕВ

Николай Алексеевич

 

Мобилизационное управление ФСБ России

 

27.

НЕЧКИН

Денис Анатольевич

 

Мобилизационное управление ФСБ России

 

Волгоградская область

 

28.

ШАТКОВСКИЙ
Сергей Львович

 

начальник управления мобилизационной работы и взаимодействия с органами военного управления аппарата Губернатора Волгоградской области

 

г. Москва

 

29.

МАЛЫШКИН
Кирилл Павлович

 

Заместитель руководителя Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции г. Москвы

 

30.

БЕЛИКОВ

Валерий Борисович

 

Заместитель начальника управления, начальник отдела по работе с органами военного управления территориальной обороны Управления по координации деятельности органов исполнительной власти города Москвы в сфере обеспечения безопасности населения Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции г. Москвы

 

 

Рекомендации

Решение «круглого стола»

Заслушав и обсудив информацию о нормативно-правовом обеспечении территориальной обороны в Российской Федерации, Комитет Совета Федерации по обороне и безопасности отмечает следующее.

Опыт военных конфликтов последних десятилетий показывает, что характер вооруженной борьбы претерпевает значительные изменения.
В их основе лежат информационные технологии, предусматривающие манипуляцию протестным потенциалом населения в сочетании
с военными мерами скрытого характера в форме военной помощи экстремистским и террористическим организациям, нанесением ущерба под видом техногенных катастроф или стихийных бедствий.

В складывающихся условиях возрастает роль подготовки
и ведения территориальной обороны как важнейшего элемента защиты суверенитета государства.

К ведению территориальной обороны привлекаются формирования Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск, а также, для выполнения отдельных мероприятий в пределах своей компетенции, силы и средства федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и нештатные формирования организаций.

Согласованность совместных действий на соответствующей территории обеспечивается межведомственными координирующими органами (штабами территориальной обороны) (далее – штабы территориальной обороны), создаваемыми в субъектах Российской Федерации и в муниципальных образованиях с начала действия военного положения.

Штабы территориальной обороны в пределах своих полномочий несут ответственность за состояние сил и средств, создаваемых для выполнения мероприятий территориальной обороны органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, муниципальными образованиями, и осуществляют руководство указанными силами и средствами.

В целях информационно-аналитического обеспечения штабов территориальной обороны, а также координации деятельности различных нештатных органов формируемых в субъектах Российской Федерации для решения вопросов обороны и безопасности в ряде регионов России были созданы и опробованы региональные центры управления (далее – РЦУ, центр).

Результаты тренировок показали положительное влияние центров на сокращение сроков принятия решений высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации в области обороны, в том числе
по вопросам территориальной обороны.

Сдерживающим фактором оказалась низкая оперативность информационного обмена с Министерством обороны Российской Федерации, осуществляемым в электронных форматах через закрытые линии связи военных комиссариатов с последующей доставкой нарочными.

Создание центров, с учетом положительного опыта применения, рекомендовано во всех регионах России.

Вместе с тем в подготовке территориальной обороны органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации
и муниципальными образованиями остаются нерешенными ряд вопросов, таких как:

создание сил и средств территориальной обороны;

подготовка специалистов штабов территориальной обороны;

наращивания в военное время инженерно-технической защищенности объектов охраны и обороны.

В данной связи Комитет Совета Федерации по обороне
и безопасности р е ш и л:

1. Информацию о нормативно-правовом обеспечении территориальной обороны в Российской Федерации принять к сведению.

2. Поддержать проводимую субъектами Российской Федерации работу по созданию штатных секторов (отделов) развертывания региональных центров управления и штабов территориальной обороны в рамках реализации концепции создания региональных центров управления субъектов Российской Федерации.

3. Отметить как имеющую важное значение для подготовки территориальной обороны практику проведения Главным управлением специальных программ Президента Российской Федерации масштабных мобилизационных учений с руководителями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, главами муниципальных образований с обсуждением проблемных вопросов деятельности в области территориальной обороны.

4. Подчеркнуть высокую значимость для государства взаимоувязанности мероприятий по территориальной и гражданской обороне, проводимых с начала введения военного положения.

5. Указать на отсутствие на федеральном уровне правового регулирования вопросов:

определения порядка создания и содержания сил и средств для выполнения отдельных мероприятий территориальной обороны органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, муниципальными образованиями;

подготовки сотрудников органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, муниципальных образований для штабов территориальной обороны и определения их штатного расписания;

наличия в бюджетах субъектов Российской Федерации на военное время статей расходов по наращиванию инженерно-технической защищенности объектов.

6. Рекомендовать Министерству обороны Российской Федерации:

1) рассмотреть целесообразность внесения дополнений в Положение о территориальной обороне Российской Федерации в части:

закрепления полномочий командующего войсками военного округа на военное время по определению задач главе субъекта Российской Федерации, касающихся выполнения мероприятий территориальной обороны;

определения порядка создания и содержания органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, муниципальными образованиями сил и средств для выполнения отдельных мероприятий территориальной обороны;

2) рассмотреть возможность подготовки специалистов штабов территориальной обороны субъектов Российской Федерации
и муниципальных образований на базе военных образовательных организаций.

7. Рекомендовать органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления принять
к руководству «Методические рекомендации органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации (органам местного самоуправления) по вопросам территориальной обороны».

8. Комитету Совета Федерации по обороне и безопасности учесть предложения участников «круглого стола» в дальнейшей законопроектной деятельности.

 

§ 2. Органы управления в области обороны

Министерство обороны РФ согласно Положению, утвержденному Указом Президента от 16 августа 2004 г. <*>, является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики, нормативному правовому регулированию в области обороны, а также иные установленные федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента РФ и Правительства РФ функции в этой области.

———————————

<*> СЗ РФ. 2004. N 34. Ст. 3538.

Руководство деятельностью Министерства обороны осуществляет Президент РФ.

В структуру Министерства обороны входят службы, центральные органы военного управления и иные подразделения.

Состав центрального аппарата Министерства обороны РФ включает управления Минобороны и Генерального штаба, главные командования и главные штабы видов Вооруженных Сил, а также командование и штабы родов Вооруженных Сил.

Минобороны является органом управления Вооруженными Силами РФ.

Минобороны России осуществляет координацию и контроль деятельности подведомственных ему Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу, Федеральной службы по техническому и экспортному контролю и Федерального агентства специального строительства. Оно осуществляет свою деятельность непосредственно и через органы управления военных округов, иные органы военного управления, территориальные органы (военные комиссариаты).

Минобороны России осуществляет свою деятельность во взаимодействии с иными федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями.

Основными задачами Минобороны России являются:

выработка и проведение государственной политики в области обороны;

нормативное правовое регулирование деятельности Вооруженных Сил, координация и контроль подведомственных Минобороны федеральных органов исполнительной власти;

координация деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Федерации по вопросам обороны, координация деятельности войск, воинских формирований и органов по выполнению задач в области обороны, а также координация строительства войск и воинских формирований;

организация применения Вооруженных Сил в соответствии с федеральными конституционными законами, федеральными законами и международными договорами Российской Федерации;

поддержание в необходимой готовности и осуществление мероприятий по строительству Вооруженных Сил;

обеспечение социальной защиты военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей;

выработка и реализация государственной политики в области международного военного и военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами и международными организациями.

Министерство обороны РФ в своей деятельности руководствуется Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента, в том числе издаваемыми им как Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами РФ, Правительства РФ, международными договорами Российской Федерации и Положением о министерстве.

Положением о Министерстве обороны РФ определены его полномочия и права, организация деятельности, компетенция министра по решению поставленных задач.

В частности, министр обороны РФ: осуществляет управление Вооруженными Силами через Минобороны России; представляет Президенту, а по вопросам, относящимся к компетенции Правительства, — в Правительство предложения по выработке и реализации государственной политики в области обороны; представляет Президенту на утверждение концепцию и планы строительства и мобилизации, применения Вооруженных Сил, планы оперативного оборудования территории страны в целях обороны, дислокации Вооруженных Сил, размещения военных объектов, предложения по структуре, составу Вооруженных Сил от соединения и выше, штатной численности военнослужащих Вооруженных Сил, проекты общевоинских уставов, положений о Боевом знамени воинской части, Военно-морском флаге РФ, порядке прохождения военной службы, военном округе, военных советах, военных комиссариатах, военно-транспортной обязанности.

Министр издает приказы, директивы, положения, наставления, инструкции, уставы и иные правовые акты, в необходимых случаях — совместно с федеральными органами исполнительной власти, дает указания, организует и проверяет их исполнение; отменяет правовые акты органов военного управления и должностных лиц Вооруженных Сил, противоречащие законам, актам Президента, Правительства и Минобороны; издает по вопросам обороны и другим вопросам, отнесенным к его компетенции, нормативные правовые акты, обязательные для исполнения федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Федерации, органами местного самоуправления, организациями, должностными лицами и гражданами; организует инспектирование (проверку) состояния Вооруженных Сил, в том числе боевой и мобилизационной готовности, ядерной и радиационной безопасности; руководит работой с кадрами в Вооруженных Силах. Он организует проведение мероприятий, связанных с поддержанием боевой и мобилизационной готовности Вооруженных Сил; перевод Вооруженных Сил на организацию и состав военного времени, стратегическое и мобилизационное развертывание Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов; осуществляет координацию деятельности по проведению в стране мероприятий по воинскому учету, подготовке граждан РФ к военной службе и их призыву на военную службу и военные сборы.

Органы управления военных округов, флотов. В соответствии с Положением о военном округе Вооруженных Сил РФ, утвержденным Указом Президента РФ от 27 июля 1998 г. <*>, военный округ является основной военно-административной единицей Российской Федерации, общевойсковым оперативно-стратегическим территориальным объединением Вооруженных Сил РФ и предназначен для осуществления мер по подготовке к вооруженной защите и для вооруженной защиты России, целостности и неприкосновенности ее территории в установленных границах ответственности.

———————————

<*> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3839.

В состав военного округа входят органы военного управления, объединения, соединения, воинские части, военные организации и военные комиссариаты, находящиеся на его территории.

Границы военного округа как военно-административной единицы и их число устанавливаются Президентом. Согласно Указу Президента РФ «О военно-административном делении Российской Федерации» от 27 июля 1998 г. (в ред. от 24 марта 2001 г.) <*> установлены Ленинградский, Московский, Северо-Кавказский, Приволжско-Уральский, Сибирский и Дальневосточный военные округа. Самостоятельной военно-административной единицей, не входящей в состав военных округов Вооруженных Сил РФ, является Калининградский особый район в административных границах Калининградской области.

———————————

<*> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3839.

Управление военным округом осуществляет командующий войсками военного округа, который назначается и освобождается от должности Президентом РФ по представлению министра обороны. Командующий войсками военного округа подчиняется министру обороны. Командующий войсками военного округа является прямым начальником всего личного состава военного округа и несет ответственность за выполнение всех задач, поставленных перед округом.

Командующий войсками военного округа возглавляет управление военного округа (оперативно-стратегическое командование). Управление военного округа организует и обеспечивает решение возложенных на округ задач во взаимодействии с главными командованиями видов и командованиями родов войск Вооруженных Сил, главными и центральными управлениями Министерства обороны и Тылом Вооруженных Сил РФ.

Флоты (Балтийский, Северный, Тихоокеанский, Черноморский) являются оперативными объединениями сил Военно-Морского Флота. Во главе флота стоит командующий флотом, которому подчинены штаб флота, соответствующие управления и службы, через которые осуществляется оперативное управление силами флота.

Органы строевого военного управления командования объединениями (армией), соединениями (корпусом, дивизией) и воинскими частями (например, полком). Командующие армиями, командиры корпусов, дивизий управляют подчиненными войсками через соответствующие штабы, управления, отделы и службы.

Структура управления отдельной воинской частью (полком) и основные обязанности должностных лиц полка определены Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ.

Военные комиссариаты — это территориальные органы военного управления Министерства обороны в субъектах Федерации, а также в районах и городах, входящие в состав военных округов, на территории которых они находятся.

Согласно Положению «О военных комиссариатах», утвержденному Указом Президента РФ от 15 октября 1999 г. <*>, эти органы военного управления совместно с органами исполнительной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления непосредственно решают вопросы в области обороны путем подготовки людских и транспортных ресурсов для призыва и направления в Вооруженные Силы, другие войска, воинские формирования и органы.

———————————

<*> СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5013.

Военный комиссар по должности имеет права заместителя главы соответствующего органа исполнительной власти или исполнительного органа местного самоуправления по вопросам обороны.

Положение о военных комиссариатах устанавливает основные задачи этих органов военного управления, права и обязанности военных комиссаров. Так, важными задачами военных комиссариатов являются организация и проведение мероприятий по первоначальной постановке граждан на воинский учет, организация совместно с главой органа местного самоуправления призыва граждан на военную службу и отбор кандидатов для поступления на военную службу по контракту.

Военные комиссариаты являются органами административной юрисдикции, а военные комиссары уполномочены от имени Министерства обороны РФ рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания на основании и в порядке, предусмотренном Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Начальник гарнизона (старший морской начальник). Комендант гарнизона. Гарнизоном признается постоянное или временное расположение воинских частей в населенном пункте или вне его. В целях поддержания порядка, воинской дисциплины и обеспечения необходимых условий для повседневной жизни и подготовки войск, а также в целях организации гарнизонной и караульной служб приказом командующего военным округом (флотом) назначается начальник гарнизона (старший морской начальник), а также военный комендант гарнизона, другие должностные лица. Военный комендант отвечает за поддержание воинской дисциплины военнослужащими на улицах и в других общественных местах, правильное и бдительное несение службы гарнизонными караулами, патрулями и контрольными постами ВАИ.

9-20.000 — Морская, территориальная и индийская юрисдикция | JM

9-20.000 — Морская, территориальная и индийская юрисдикция | ДМ | Министерство юстицииПерейти к основному содержанию

You are here

Главная » Ресурсы » Руководство по правосудию » Название 9: Преступник

9-20.100 Введение
9-20. 115 Судебное преследование военнослужащих
9-20.116 Закон о военной экстерриториальной юрисдикции
9-20.220 Следственная юрисдикция — Правонарушения в стране Индии
9-20.230 Секция надзора — Правонарушения в индийской стране
9-20.240 Политика племенных консультаций

9-20.100 — Введение

В этой главе содержится политика Департамента в отношении морской, территориальной и индийской юрисдикции.

[обновлено в январе 2020 г.]


9-20.115 — Судебное преследование военнослужащих

Многие нарушения федерального уголовного законодательства также являются нарушениями Единого кодекса военной юстиции (UCMJ), за которые военнослужащие подлежат военному трибуналу (например, преступления, связанные с наркотиками, кража государственного имущества и т. д.). U.C.M.J. также наказывает за ряд деяний, которые иначе конкретно не объявлены федеральными преступлениями, но которые могут стать таковыми, если они совершены на объекте, в отношении которого Соединенные Штаты осуществляют законодательную юрисдикцию, в результате ассимиляции законодательства штата в соответствии с Законом об ассимиляционных преступлениях.

Во избежание конфликта по поводу юрисдикции по расследованию и уголовному преследованию Генеральный прокурор и министр обороны подписали меморандум о взаимопонимании, касающийся расследования и судебного преследования преступлений, в отношении которых Министерство юстиции и Министерство обороны имеют совпадающую юрисдикцию. Соглашение в целом предусматривает, что все преступления, совершенные в военных резервациях лицами, подпадающими под действие Единого кодекса военной юстиции, должны расследоваться и преследоваться в судебном порядке соответствующим военным ведомством, за некоторыми исключениями. Соглашение разрешает гражданское расследование и судебное преследование в федеральном окружном суде в любом случае, когда обстоятельства делают такие действия более уместными. Если возникают вопросы, касающиеся действия соглашения, прокурор Соединенных Штатов должен связаться с отделом Уголовного отдела, ответственным за предполагаемое нарушение федерального закона.

[обновлено в январе 2020 г. ]


9-20.116 — Закон о военной экстерриториальной юрисдикции

  1. Введение

    Закон о военной экстерриториальной юрисдикции («MEJA») был принят 22 ноября 2000 г. с поправками, внесенными 28 октября 2004 г. MEJA кодифицирован в 18 USC. §§ 3261-67. MEJA подвергает определенных лиц федеральному преследованию за тяжкие преступления, совершенные за пределами Соединенных Штатов, при условии, что преступление подлежало бы федеральному преследованию в рамках специальной морской и территориальной юрисдикции Соединенных Штатов.

    MEJA разрешает осуществление уголовной юрисдикции в отношении преступлений, совершенных за пределами Соединенных Штатов, если на момент совершения правонарушения преступник (1) состоял на службе в вооруженных силах за пределами Соединенных Штатов; (2) сопровождение вооруженных сил за пределами США; или (3) военнослужащий. Однако уголовное преследование не может быть возбуждено против военнослужащего, за исключением случаев, когда на момент судебного преследования военнослужащий более не подпадает под действие Единого кодекса военной юстиции (UCMJ) или военнослужащий обвиняется в совершении преступления с одним или более других ответчиков, не подпадающих под действие UCMJ.

    В соответствии с MEJA лицо, «нанятое вооруженными силами за пределами Соединенных Штатов», определяется как (1) гражданский служащий, подрядчик (включая субподрядчика любого уровня) или сотрудник подрядчика Министерства обороны; или (2) гражданским служащим, подрядчиком (включая субподрядчика любого уровня) или сотрудником подрядчика любого другого федерального агентства или временной власти, , но только в той мере, в какой работа этого лица «связана с поддержкой миссии Министерство обороны за рубежом

    Лицо, «сопровождающее вооруженные силы за пределами Соединенных Штатов», определяется как иждивенец или другой квалифицированный член семьи, проживающий за границей с (1) военнослужащим, (2) гражданским служащим Министерства обороны, (3) ) подрядчик Министерства обороны (включая субподрядчика любого уровня) или (4) сотрудник подрядчика Министерства обороны.

  2. Законодательные ограничения судебного преследования

    MEJA не распространяется на правонарушение, совершенное лицом, которое является либо гражданином иностранного государства, где было совершено правонарушение, либо лицом, которое обычно проживает в иностранном государстве, где было совершено правонарушение ( см.  18 U.S.C. § 3267). Судебное преследование военнослужащего также запрещено, за исключением случаев, когда правонарушитель впоследствии перестает подпадать под действие UCMJ или ему предъявлено обвинение вместе с одним или несколькими сообвиняемыми, не подпадающими под действие UCMJ ( см.  18 U.S.C. § 3261(d)). Кроме того, уголовное преследование в соответствии с MEJA может быть ограничено в отношении некоторых военных пенсионеров.

  3. Национальный координационный центр

    Вопросы, возникающие в рамках MEJA, могут вызывать вопросы национального и международного значения. Успешное судебное разбирательство по этим вопросам требует как тщательной координации внутри Министерства юстиции, так и тщательной координации между Министерством и высокопоставленными должностными лицами в сфере иностранных дел и военных кругов. Ответственность Департамента за эту координацию возложена на помощника генерального прокурора («AAG») Отдела по уголовным делам, действующего через Секцию по правам человека и особому преследованию («HRSP»).

  4. Требования к уведомлению

    HRSP Направление в USAO.  HRSP – назначенный Департаментом контактный центр для федеральных правоохранительных органов, желающих передать дело о преступлении MEJA в федеральное судебное преследование. Когда HRSP получает направление MEJA от федерального правоохранительного органа, HRSP должен (1) предварительно определить, относится ли дело к компетенции MEJA; (2) обеспечить наличие достаточной информации для оценки целесообразности дальнейшего расследования и судебного преследования; и (3) принять предварительное решение о месте проведения. Затем HRSP должен назначить адвоката для работы над этим вопросом или незамедлительно уведомить USAO с местом проведения правонарушения и передать дело в это USAO, чтобы определить, требуется ли дальнейшее расследование и судебное преследование. Вся информация, которой располагает HRSP по этому делу, должна быть как можно скорее направлена ​​в соответствующий USAO. При необходимости HRSP может направить одновременное уведомление другим подразделениям Департамента, обладающим предметной юрисдикцией в отношении правонарушения. HRSP должен предоставить контактную информацию, достаточную для того, чтобы USAO могла найти контактные лица на театре военных действий или в командовании, которое передало обвинение в Министерство юстиции.

    Уведомление USAO для HRSP.  После получения направления MEJA от HRSP USAO должно незамедлительно рассмотреть вопрос и определить, оправдано ли продолжение расследования или судебного преследования. Затем USAO уведомляет HRSP о том, (1) намеревается ли USAO отклонить или принять дело и (2) добивается ли USAO ареста, задержания или выдворения объекта расследования за границей в соответствии с конкретными процедурами, предусмотренными в 18 U.S.C. §§ 3262-65. USAO может также потребовать, чтобы HRSP предоставил USAO юридическую консультацию или, в зависимости от ресурсов HRSP, прокурорскую помощь.

    Если USAO получает какой-либо вопрос MEJA независимо от процесса HRSP, описанного выше, USAO должен незамедлительно уведомить об этом HRSP. Уведомление должно включать имена и биографические данные, если они известны, субъектов расследования, а также общий обзор расследования. В уведомлении также должно быть указано (1) намерено ли USAO отклонить или принять дело и (2) добивается ли USAO ареста, задержания или выдворения объекта расследования за границей в соответствии с конкретными процедурами, предусмотренными в 18 U.S.C. §§ 3262-65.

    Уведомление в HRSP можно направить по электронной почте или телефону (или, при необходимости, с помощью защищенных средств), а также можно использовать стандартную форму уведомления о деле (доступную в HRSP в Интернете), если это необходимо. Если HRSP определит из уведомления, что в другом округе находятся связанные вопросы, которые могут быть затронуты новым вопросом, HRSP проинформирует об этом уведомляющую USAO и уведомит другой округ о новом вопросе.

    В случае, если предполагается задержание за пределами округа, занимающегося преследованием, обвинитель USAO должен немедленно связаться с контактным лицом HRSP MEJA.

    С

    HRSP можно связаться по электронной почте [email protected] Командный центр Министерства юстиции (202) 514-5000 доступен в любое другое время.

  5. Вопросы, связанные с неопределенным местом или вопросами национального или международного значения

    Вопросы, связанные с неопределенным местом проведения.  Если HRSP получит направление MEJA от правоохранительного органа, местонахождение которого неизвестно, HRSP может открыть дело для целей дальнейшего расследования и судебного преследования. Во всех таких случаях HRSP должен назначить поверенного для работы над этим вопросом, передать дело в другой отдел Департамента, обладающий юрисдикцией в отношении правонарушения, чтобы назначить поверенного для работы над этим вопросом или незамедлительно уведомить соответствующий USAO, когда место будет подходящим. в районе и снова, когда место проведения становится ясным.

    Вопросы, касающиеся вопросов национального или международного значения.  Если HRSP получает направление MEJA, связанное с юридическим вопросом или правонарушением, имеющим особое значение для Департамента или федерального правительства, AAG может проконсультироваться с соответствующим прокурором США, чтобы HRSP мог рассмотреть этот вопрос совместно с этим USAO.

  6. Требования к официальному утверждению

    Законодательные требования к утверждению.  18 США. § 3261(b) требует  ранее, прямое одобрение  Генерального прокурора или заместителя Генерального прокурора, прежде чем любое судебное преследование может быть начато в отношении лица, находящегося под управлением MEJA, если иностранное правительство преследовало или преследует то же лицо за то же поведение.

    Процедуры утверждения.  Любой отдел USAO или другой отдел, запрашивающий разрешение на возбуждение судебного преследования в соответствии с настоящим параграфом, должен незамедлительно уведомить об этом HRSP и подать письменный запрос на утверждение в HRSP заблаговременно до предполагаемого судебного преследования. Письменный запрос должен включать—

    • меморандум обвинения;
    • копия предлагаемого обвинительного акта, информация, жалоба;
    • документация, относящаяся к иностранному судебному преследованию (т. е. иностранные обвинительные документы, протоколы судебных решений и приговоров и т. д.)
    • подробное объяснение заинтересованности федерального правительства США в судебном преследовании; и
    • предлагаемый график представления обвинительного акта / заменяющего обвинительного акта большому жюри.
    Офису, запрашивающему утверждение, рекомендуется обратиться за неофициальной консультацией к HRSP задолго до подачи запроса на утверждение. AUSA или другой поверенный Департамента, подающий запрос, должен выделить достаточно времени для рассмотрения, пересмотра, обсуждения и составления расписания большого жюри. В предоставленной информации должна быть указана как предполагаемая дата судебного преследования, так и предполагаемая дата, к которой AUSA или другому юристу Департамента требуется ответ. Если HRSP не может ответить в течение предложенного периода времени, HRSP должен немедленно уведомить USAO или другой компонент Департамента, чтобы определить приемлемый срок, согласованный обеими сторонами. Хорошо написанный, тщательно составленный меморандум о судебном преследовании является наибольшей гарантией того, что ходатайство о судебном преследовании будет рассмотрено быстро и эффективно.

    Требование согласия AAG для некоторых соглашений о признании вины

    USAO или другой компонент Департамента должен получить согласие AAG, прежде чем заключать соглашение о признании вины в любом судебном преследовании MEJA, санкционированном в соответствии с пунктом F этого раздела.

  7. Требования к утверждению департамента.

    Использование MEJA для судебного преследования лица, не являющегося гражданином США или законным постоянным жителем («LPR»), может вызвать серьезные юридические, практические и политические проблемы. Таким образом, в дополнение к любым законодательным требованиям, изложенным в Разделе F, согласно политике Департамента, требуется предварительное прямое одобрение прокурора Соединенных Штатов или AAG по уголовным делам, прежде чем любой USAO или другой компонент Департамента может возбудить судебное преследование против иностранный гражданин, не являющийся ЛНР.

    Обычно прокурор США или AAG санкционируют судебное преследование лица, не являющегося гражданином США или LPR, только в случае неправомерных действий этого лица—

    (1) привели к смерти, телесным повреждениям, попытке получения травмы или угрозе получения травмы гражданином США, местным жителем или лицом, работающим в вооруженных силах или сопровождающим их за пределами Соединенных Штатов;

    (2) привело к фактическому мошенничеству или попытке мошенничества или к финансовому ущербу для гражданина США, LPR или лица, нанятого или сопровождающего вооруженные силы за пределами Соединенных Штатов;

    (3) привело к причинению вреда, попытке причинения вреда или угрозе причинения вреда имуществу, программам или деятельности Соединенных Штатов;

    (4) отрицательно сказались на боеготовности, моральном духе, дисциплине или здоровье Вооруженных Сил или их членов;

    (5) негативно повлияло на интересы внешней политики или национальной безопасности Соединенных Штатов;

    (6) было частью заговора, за который преследуется гражданин США или LPR; или

    (7) представляет собой серьезное преступление, которое, если его не принять, приведет к судебной ошибке.

  8. Неотложные обстоятельства

    Если неотложные обстоятельства требуют, чтобы USAO или другой компонент Департамента предпринял немедленные действия по делу MEJA без соблюдения требований об уведомлении, согласии или предварительном одобрении, изложенных выше, USAO или другой компонент Департамента должны незамедлительно уведомить HRSP о любых предпринятых действиях и неотложных обстоятельств, препятствовавших соблюдению настоящего раздела. USAO или другой компонент Департамента также должен предоставить HRSP копии любых поданных судебных документов. Если AAG решит, что дальнейшее рассмотрение или действие представляется целесообразным, AAG и USAO обсудят, как лучше действовать.

[обновлено июнь 2018 г.]


9-20.220 — Следственная юрисдикция — преступления в стране Индии

юрисдикции Бюро по делам индейцев (BIA) и Федерального бюро расследований (FBI). Часть IV Меморандума требует от каждого прокурора Соединенных Штатов, чья уголовная юрисдикция включает территорию Индии, разработать местные письменные инструкции с изложением обязанностей BIA, ФБР и следователей по уголовным делам племен, если это применимо.

[обновлено в январе 2020 г.]


9-20.230 — Надзорный отдел — Правонарушения в стране Индии

Апелляционный отдел, Отдел ресурсов Индии и Отдел природных ресурсов Отдела окружающей среды и природных ресурсов обладают опытом работы в Индии, и с ними следует консультироваться по вопросам племенные права, договоры, границы и связанные с этим вопросы. Отдел по уголовным делам Отдела гражданских прав обладает опытом, и с ним следует консультироваться по вопросам, касающимся цвета закона, преступлений на почве ненависти и преступлений, связанных с торговлей людьми. Секция по эксплуатации детей и непристойности Уголовного отдела отвечает за жестокое обращение с детьми, и с другими секциями, такими как Секция по организованной преступности и преступным группировкам и Секция по правам человека и особому преследованию, следует консультироваться по вопросам, касающимся основных элементов правонарушений в пределах зоны их ответственности. 9Введение и законодательные действия, инициированные Департаментом (вместе именуемые «политикой» и более подробно описанные ниже). Принцип консультаций берет свое начало в уникальных отношениях между федеральным правительством и правительствами племен, признанных на федеральном уровне. Эти отношения между правительствами имеют более чем 200-летнюю историю и строятся на основе Конституции США, договоров, законодательства, исполнительных действий и судебных постановлений. Племенные консультации были признаны официальной федеральной политикой в ​​ Исполнительный указ 13175 от 6 ноября 2000 г.

Координация между племенами и Министерством юстиции включает различные формы общения, включая официальные консультации, слушания, встречи с отдельными племенами и неформальные беседы с лидерами племен. Исполнительный указ 13175 и настоящая Политика сосредоточены на более формальных аспектах консультаций. Однако общение между Tribes и Министерством юстиции не ограничивается формальными консультациями. С этой целью Министерство юстиции будет поддерживать постоянную связь с племенами помимо официальных консультаций.

II. Начало консультации

Министерство юстиции будет консультироваться с племенами, признанными на федеральном уровне, прежде чем принимать политику, имеющую последствия для племен. Термин «политика» включает: (1) правила или политику регулирования; (2) предлагаемое законодательство; (3) решения об установлении федеральных стандартов; и (4) другие политики, в отношении которых Департамент считает целесообразным и целесообразным проведение консультаций. Термин «политика» не включает вопросы, которые являются предметом расследования, ожидаемого или активного судебного разбирательства или переговоров об урегулировании. Он также не включает индивидуальные гранты или контракты. 9В Исполнительном указе 0074 13175 поясняется, что политика имеет последствия для племен, если она «имеет существенное прямое влияние на одно или несколько индейских племен, на отношения между федеральным правительством и индейскими племенами или на распределение власти и ответственности между федеральным правительством и индейскими племенами». племена». Требования исполнительного указа 13175 и этого заявления о политике в целом будут толковаться либерально в пользу консультаций по любой конкретной политике, имеющей значение для племен. Все решения относительно того, следует ли и как проводить консультации, или имеет ли данная политика или тема значение для племен, будут согласовываться с Управлением по делам племен Департамента.

Кроме того, Управление юстиции племен — совместно с затронутыми подразделениями Департамента — рассмотрит запросы племен на участие в консультациях по любой новой политике, инициированной Министерством юстиции, даже если Департамент ранее не определил, что эта политика имеет Племенные последствия. Племена могут обратиться в Управление племенной юстиции, чтобы запросить консультацию. Затронутый компонент по согласованию с Управлением юстиции племен подготовит и направит запрашивающему племени или племенам письменный ответ на запрос.

III. Руководящие принципы проведения консультаций

Учитывая широкий спектр тем, которые могут быть предметом консультаций между племенами и Министерством юстиции, структура любых индивидуальных консультаций может различаться. Тем не менее, существует четыре руководящих принципа для всех консультаций племен, проводимых Министерством юстиции:

•           Консультации предполагают своевременное и надлежащее уведомление соответствующих сторон.

•           Консультация будет доступна и удобна для участников племени.

•           Консультация будет значимым процессом с участием соответствующих участников.

•           Консультации будут проводиться в рамках прозрачного и подотчетного процесса.

  1. Надлежащее уведомление  

    Надлежащее уведомление состоит из двух компонентов. Во-первых, адекватное уведомление означает, что соответствующие стороны Племени будут уведомлены о предстоящей консультации заблаговременно до ее проведения, чтобы обеспечить возможность участия. Во-вторых, адекватное уведомление предполагает предоставление полного описания тем для обсуждения и, как правило, должно включать проекты материалов, если они доступны на момент уведомления.
    Как правило, будут предприняты все усилия, чтобы уведомить вас по крайней мере за 30 дней до запланированной консультации. Если исключительные обстоятельства, такие как законодательные сроки или другие факторы, не зависящие от Департамента, требуют более короткого периода предварительного уведомления, консультационный компонент предоставит объяснение сокращенного уведомления в письме-приглашении. Приглашения на консультации будут опубликованы на веб-сайтах Управления по делам племенной юстиции и племенной безопасности и справедливости и отправлены по электронной почте соответствующим вождям племен с использованием актуального списка вождей племен или отправлены другими способами, разумно предназначенными для охватить все затронутые племена, признанные на федеральном уровне.
    Адекватное уведомление о консультации должно содержать достаточно подробной информации о теме для обсуждения, чтобы дать вождям племен возможность содержательно участвовать в консультации. Опыт Департамента показывает, что предоставление племенам конкретной информации о проблемах и вопросах, которые Департамент считает наиболее актуальными для тем конкретной консультации, приносит пользу как участникам племен, так и Департаменту, помогая гарантировать, что комментарии племен достаточно сфокусированы, чтобы быть полезными для Департамента. Процесс принятия решений. Это не означает, что затронутый компонент Департамента принял предварительное решение по вопросу, являющемуся предметом консультации. Тем не менее, Департамент должен представить краткое обсуждение проблем, график процесса, возможные результаты и, если возможно, обзор любых конкретных вопросов, по которым Департамент хотел бы получить информацию от Племени.
     

  2. Доступность

    Консультации должны быть доступны для соответствующей племенной аудитории. В зависимости от обстоятельств консультации могут проводиться лично, посредством видеоконференций, телефонных конференций, интерактивных веб-технологий или аналогичных средств. Письменные комментарии также принимаются. Если вопрос, являющийся предметом консультации, в первую очередь затрагивает отдельную резервацию или регион, консультационный компонент в рамках Департамента должен обеспечить, чтобы консультация была доступна для племен, которые будут затронуты в первую очередь. Иногда это будет означать проведение нескольких консультационных сессий. Если консультации предполагают совместные действия с другими федеральными агентствами, компонент консультаций должен попытаться провести совместные консультации с другими агентствами.
     

  3. Значимый процесс

    По возможности, в консультациях должны участвовать лица, обладающие полномочиями принимать решения по вопросу, являющемуся предметом консультации. Как правило, это означает, что компонент должен приложить все усилия для обеспечения того, чтобы избранные вожди племен или назначенные ими лица принимали активное участие в консультациях. Кроме того, компонент должен обеспечить, чтобы политическое руководство или другие лица, ответственные за принятие решений в Министерстве юстиции, активно участвовали в консультациях, даже если они не могут присутствовать лично. Если лица, принимающие окончательные решения, не присутствуют на консультациях, представители Департамента должны обеспечить, чтобы эти лица, принимающие решения, были осведомлены о соответствующих вопросах до консультации и были проинформированы о вкладе Племени после консультации и до принятия соответствующих решений. Содержательный процесс включает предоставление полного описания тем для обсуждения, и в большинстве случаев он будет включать письменные материалы до начала мероприятия. 902:55 Консультация будет проводиться на этапе совещательного процесса до того, как затронутый компонент Департамента примет решение. Консультация не имеет смысла, если компонент уже принял решение по вопросу, а вклад Племени носит лишь формальный характер. С этой целью компоненты должны как можно раньше осознать свою обязанность консультироваться с Племенами и учитывать консультации в процессе обсуждения.
     

  4. Подотчетность

    По завершении консультационного мероприятия и после надлежащего рассмотрения компонент подготовит, по согласованию с Управлением племенной юстиции и любым другим компонентом, который может иметь особый интерес к предмету консультации, итог консультации. Это будет включать краткий обзор проблем и проблем племен и описание рассмотрения компонентом этих проблем и проблем. После получения информации от Управления по делам племен компонент своевременно передаст всем участникам краткое изложение вопросов, обсуждавшихся в ходе консультации.

IV. Разработка дополнительного руководства по консультациям

Министерство юстиции состоит из почти 40 компонентов. Некоторые из этих компонентов имеют частые и существенные контакты с правительствами племен, в то время как другие компоненты имеют ограниченное взаимодействие с племенами. Управление племенной юстиции готово помочь компонентам в реализации настоящей Политики для их процесса консультаций с племенами. Компоненты с частыми и существенными контактами с Племенами могут пожелать дополнить этот раздел более конкретным руководством по консультациям. Этим компонентам рекомендуется разработать такое руководство, чтобы помочь в выполнении их миссии, поскольку это затрагивает племена. Дополнительное руководство должно быть рассмотрено Управлением по делам племен для обеспечения согласованности и совместимости с Распоряжение № 13175 и настоящая Политика Департамента.

V.        Межведомственная консультация

Помимо вопросов, требующих консультаций с племенами Министерства юстиции, могут быть всеобъемлющие темы, связанные с другими федеральными агентствами, которые заслуживают широкого политического обсуждения. Примеры таких тем могут включать священные места, суды, правоохранительные органы, сбор данных о преступлениях, налогообложение и ювенальную юстицию. При необходимости и целесообразности Департамент может инициировать межведомственные консультации племен по таким темам. Будут приглашены соответствующие федеральные агентства, а также представители заинтересованных племен. Эти межведомственные консультации обычно проводятся в Вашингтоне, округ Колумбия; однако Департамент также рассмотрит другие места, где это уместно. Цель такой консультации состоит в том, чтобы полностью рассмотреть важную существующую политику с племенными последствиями, многие из которых могут быть приняты до Распоряжение 13175 . Управление племенного правосудия будет консультироваться с Советом лидеров племенных наций для разработки соответствующих тем.

[добавлено в декабре 2017 г.]

‹ 9-19.000 — Документальные материалы, находящиеся у третьих лиц вверх 9-21.000 — Служба безопасности свидетелей ›

Обновлено 12 апреля 2022 г.

Суверенитет: тогда и сейчас | Вооруженные гости: территориальный суверенитет и иностранные военные базы

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicВооруженные гости: территориальный суверенитет и зарубежное военное базированиеМеждународные отношенияКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicВооруженные гости: территориальный суверенитет и зарубежное военное базированиеМеждународные отношенияКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Расширенный поиск

  • Иконка Цитировать Цитировать

  • Разрешения

  • Делиться
    • Твиттер
    • Подробнее

Cite

Шмидт, Себастьян,

‘Sovereignty: Затем и сейчас’

,

Вооруженные гости: территориальный суверенитет и иностранное военное базирование

(

, Нью -Йорк,

2021;

онлайн Edn,

Academic

, 22 октября.

), https://doi.org/10.1093/oso/97801752.003.0003,

, по состоянию на 14 октября 2022 г.

Выберите формат Выберите format.ris (Mendeley, Papers, Zotero).enw (EndNote).bibtex (BibTex).txt (Medlars, RefWorks)

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicВооруженные гости: территориальный суверенитет и зарубежное военное базированиеМеждународные отношенияКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicВооруженные гости: территориальный суверенитет и зарубежное военное базированиеМеждународные отношенияКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Advanced Search

Abstract

В этой главе мы углубимся в исторические записи, чтобы проиллюстрировать резкое изменение практики суверенитета после Второй мировой войны. До войны практика суверенитета частично представляла собой натурализованную связь между присутствием вооруженных сил государства на данной территории и властью государства над этой территорией. Размещение иностранных вооруженных сил означало подчинение. Это был прочный и не подвергавшийся сомнению аспект суверенитета, который я проиллюстрировал обсуждением практики демонстрации военно-морской мощи и затруднительного положения слабых государств во время кризисов, предшествовавших началу Второй мировой войны. Я противопоставляю это сегодняшней ситуации, когда связь между военным присутствием и территориальной властью условна. Базовые соглашения заключаются по разным причинам, в том числе довольно тривиальным. Более того, эта практика долговечна, пережив условия, в которых она впервые сложилась.

Ключевые слова: суверенитет, военная исключительность, территория, иностранные базы, Вторая мировая война, Великобритания, Южная Америка, Япония, Global Posture Review

Тема

Международные отношения

В настоящее время у вас нет доступа к этой главе.

Войти

Получить помощь с доступом

Получить помощь с доступом

Доступ для учреждений

Доступ к контенту в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту одним из следующих способов:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с IP-аутентификацией.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения. Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. При посещении сайта учреждения используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Доступ члена общества к журналу достигается одним из следующих способов:

Войти через сайт сообщества

Многие общества предлагают единый вход между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Если вы видите «Войти через сайт сообщества» на панели входа в журнале:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Войти с помощью личного кабинета

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам. Смотри ниже.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Щелкните значок учетной записи в правом верхнем углу, чтобы:

  • Просмотр вашей личной учетной записи, в которой выполнен вход, и доступ к функциям управления учетной записью.
  • Просмотр институциональных учетных записей, предоставляющих доступ.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Ведение счетов организаций

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Покупка

Наши книги можно приобрести по подписке или купить в библиотеках и учреждениях.

Информация о покупке

врачей без границ | Практическое руководство по гуманитарному праву

Расширенный поиск

В международном праве территория считается «оккупированной», когда она фактически находится под властью вражеской армии.

Определение оккупации и обязательства оккупирующей державы были первоначально кодифицированы в конце девятнадцатого века. Все еще действующее и широко используемое в настоящее время определение содержится в Положении о законах и обычаях сухопутной войны, приложенном к Четвертой Гаагской конвенции от 18 августа 19 г.07 (Н.IV). Раздел III устава детализирует права и обязанности военной власти над территорией противника (ст. 42–56). Это очень старые правила, которые, по мнению Международного Суда, приобрели статус международного обычного права (infra Jurisprudence). Это определение учитывает эффективный контроль над территорией со стороны враждебной власти и направлено на регулирование ответственности такой власти. Международное гуманитарное право предусматривает, что определение оккупации распространяется только на территории, где такая власть установлена ​​и может осуществляться (H.IV, ст. 42).

Современное международное гуманитарное право разъяснило и дополнило права и обязанности оккупирующих сил, права населения оккупированной территории и правила управления такой территорией (ЖИВ ст. 47–78; ЖПИ ст. 63, 69, 72–79)

Несколько недавних решений международных судов также подтвердили, что оккупирующая держава обязана соблюдать свои обязательства в области прав человека на оккупированных территориях и в отношении людей, находящихся под ее фактическим контролем в результате оккупации или задержания. Таким образом, эти решения подтверждают, что применение международного гуманитарного права дополняет конвенции о правах человека в таких ситуациях. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), в частности, вынес решения о нарушениях Европейской конвенции, совершенных европейскими странами в связи с их интервенцией в Ираке и военной оккупацией страны (ниже юриспруденции).

В соответствии с гуманитарным правом оккупация подпадает под определение международного вооруженного конфликта и регулируется как таковая четырьмя Женевскими конвенциями и Дополнительным протоколом I. Оккупирующая держава несет особые обязательства, когда она имеет эффективный контроль над оккупированными территориями. К ним относятся обязательства, связанные с соблюдением прав человека, законности и порядка, в дополнение к уважению соответствующих положений гуманитарного права, касающихся оккупации. Основные обязательства оккупирующей державы по МГП заключаются в поддержании правопорядка и общественной жизни на оккупированной территории. По большей части оккупирующая держава должна следовать законам, которые уже действовали на этой территории (H.IV ст. 43).

В ситуациях, когда вооруженное сопротивление достаточно сильно, чтобы помешать оккупирующей державе эффективно контролировать территорию, продолжают применяться общие положения международного гуманитарного права, применимые к международным вооруженным конфликтам.

▸ Европейский суд по правам человека ▸ Права человека ▸ Международный суд ▸ Международное гуманитарное право

Иногда оккупационным силам не удается установить или осуществить власть на определенной территории, например, из-за враждебных действий, совершенных против них комбатанты на оккупированной территории. В таких случаях гуманитарное право рассматривает эти районы не как оккупированные территории, а как территории, подвергшиеся вторжению. Другими словами, это поля сражений, и правила, применимые к ним, являются общими правилами вооруженного конфликта.

Поставки и действия по оказанию помощи

Оккупирующая держава обязана обеспечить надлежащее снабжение продовольствием и медикаментами, а также одеждой, постельными принадлежностями, средствами укрытия и другими предметами, необходимыми для выживания гражданского населения оккупированной территории, а также предметы, необходимые для религиозного культа (ЖIV, ст. 55, 58; ЖПИ, ст. 69).

Оккупирующая держава должна позволить державе-покровительнице или МККК и другим беспристрастным гуманитарным организациям проверить состояние этих запасов на оккупированных территориях и посетить находящихся под защитой лиц для наблюдения за их состоянием (ЖIV, ст. 30, 55, и 143). Он также обязан разрешить МККК или любой другой беспристрастной гуманитарной организации проводить свои собственные исключительно гуманитарные операции по оказанию помощи этому населению. Все государства должны разрешать и облегчать быстрое и беспрепятственное прохождение всех предметов помощи и никоим образом не отклонять их от места назначения. Единственные ограничения, которые стороны конфликта могут наложить, являются техническими, или они могут потребовать гарантий того, что помощь предназначена нуждающемуся населению и не будет использована враждебной силой.

Тот факт, что гуманитарные организации доставляют помощь, никоим образом не освобождает оккупирующую державу от ее собственных обязательств по обеспечению надлежащего снабжения населения (ЖIV, ст. 59–62 и 108–111; API, ст. 69–71). .

▸ Помощь ▸ Право доступа ▸ Право на гуманитарную инициативу ▸ Предметы снабжения

Реквизиции и медицинские пошлины

гражданскому населению оккупированной территории для использования его войсками и администрацией, если удовлетворяются потребности гражданского населения на оккупированной территории (ЖIV, ст. 55). Эти реквизиции не должны налагать на жителей оккупированных территорий обязательство принимать участие в военных операциях оккупирующей державы (H.IV, ст. 52).

Оккупационные власти имеют право реквизировать гражданские больницы на строго ограниченных условиях. Это может быть только временным, в случае крайней необходимости для ухода за ранеными и больными, и только в том случае, если своевременно будут приняты соответствующие меры для поддержания ухода и лечения пациентов других больниц. Он также должен обеспечивать удовлетворение потребностей гражданского населения и их дальнейшее удовлетворение (ЖIV, ст. 56, 57; ЖПИ, ст. 14).

▸ Медицинские обязанности ▸ Заявка

Принудительное перемещение населения

Оккупирующая держава не должна переселять или депортировать население оккупированных территорий или переселять часть своего собственного гражданского населения на оккупированную территорию (ЖIV, ст. 49 и правило 130 исследования МККК по обычному МГП 2005 г.).

▸ Депортация ▸ Перемещение населения

Разрушение и разграбление

Запрещается любое уничтожение оккупирующей державой недвижимого или личного имущества, за исключением случаев, когда такое уничтожение является абсолютно необходимым в связи с военными операциями (ЖIV, ст. 53). Захват, уничтожение или умышленное повреждение учреждений, посвященных религии, благотворительности и образованию, искусствам и наукам, историческим памятникам или произведениям искусства и науки, запрещается и подлежит судебному преследованию (H.IV, ст. 56).

Нормы обычного международного гуманитарного права, применимые к международным вооруженным конфликтам, предусматривают, что на оккупированной территории (а) движимое государственное имущество, которое может быть использовано для военных операций, может быть конфисковано, (б) недвижимое государственное имущество должно управляться в соответствии с правилом узуфрукта, и (c) частная собственность должна уважаться и не может быть конфискована, за исключением случаев, когда уничтожение или конфискация такой собственности требуется в силу императивной военной необходимости (Норма 51 изучения обычного МГП; H. IV, статьи 53, 55 и 56). ).

Грабеж формально запрещен, и оккупирующая держава несет ответственность за предотвращение и наказание таких действий, совершенных ее собственными комбатантами и агентами (H.IV, ст. 47). Обязанность оккупирующей державы проявлять бдительность и принимать меры также распространяется на действия, совершенные третьими сторонами и автономными вооруженными группами, действующими на оккупированной территории (ниже юриспруденции).

Правосудие и судебные гарантии

Система правосудия в отношении гражданских лиц на оккупированных территориях должна соблюдать определенные судебные гарантии, установленные Женевскими конвенциями (ЖIV, ст. 47, 54 и 64–75). Дополнительные подробности приведены в разделе ▸ Судебные гарантии (Раздел II) .

Эти положения устанавливают следующее:

  • Суды оккупированных территорий продолжают свою деятельность, и необходимо соблюдать их беспристрастность.
  • Оккупирующая держава не может изменять статус государственных должностных лиц или судей или каким-либо образом применять к ним санкции или меры принуждения или дискриминации (ЖIV, ст. 54).
  • Уголовный закон оккупированной территории остается в силе. Однако оккупирующая держава может принимать уголовные положения, направленные на обеспечение управления территорией и безопасность оккупирующей державы, ее членов, имущества и управления (ЖIV, ст. 64). Эти уголовные положения не вступают в силу до их опубликования, и их действие не имеет обратной силы (ЖIV, ст. 65).
  • В случае нарушения уголовных положений, принятых на основании статьи 64, оккупирующая держава может передать обвиняемого своим военным судам, если ее суды «правильно сформированы», «аполитичны» и заседают в оккупированной территории (ЖIV, ст. 66).
  • Люди не должны «арестовываться, преследоваться или осуждаться оккупирующей державой за действия, совершенные или за мнения, выраженные до оккупации или во время ее временного перерыва, за исключением нарушений законов и обычаев войны» (ЖIV, ст. 70).
  • В ходе судебного разбирательства должны соблюдаться основные международные судебные принципы и гарантии, в том числе в отношении уведомления обвиняемого, права на юридическое представительство и права на обжалование (ЖIV, ст. 71–75).
  • Смертная казнь не может быть вынесена покровительствуемому лицу, за исключением случаев, когда это лицо виновно в шпионаже, серьезных актах саботажа против военных объектов оккупирующей державы или умышленных преступлениях, повлекших смерть одного или нескольких лиц. Кроме того, смертная казнь может быть применена только в том случае, если такие преступления карались смертной казнью в соответствии с законодательством оккупированной территории, действовавшим до начала оккупации. В любом случае смертная казнь не может быть вынесена лицу, которому на момент совершения преступления не исполнилось восемнадцати лет (ЖIV, ст. 68). Лицо, приговоренное к смертной казни, всегда имеет право обжаловать такое решение (ЖIV, ст. 75).

Задержание и интернирование

Покровительствуемые лица, обвиняемые в совершении преступлений, должны содержаться под стражей в оккупированной стране и, в случае признания их виновными, отбывать там наказание (ЖIV, ст. 76). ▸ Задержание

Женевские конвенции устанавливают особые права и гарантии обращения с лицами, интернированными оккупационными властями. ▸ Интернирование

Сопротивление

Гуманитарное право признает специфику оккупации и при определенных условиях предоставляет военнопленным гарантии обращения с гражданскими лицами и членами ополчения, участвующими в боевых действиях на этих территориях.

Жители неоккупированных территорий, которые при приближении противника стихийно берутся за оружие для сопротивления силам вторжения, не успев сформироваться в регулярные вооруженные формирования, считаются военнопленными при условии, что они несут открыто вооружены и уважают законы и обычаи войны (ЖIII, ст. 4.6).

Члены ополчения и организованных движений сопротивления включают тех, кто действует на оккупированной территории. Они должны считаться военнопленными, если они попадают во власть противной стороны, если они:

  • командует лицо, ответственное за своих подчиненных;
  • имеют фиксированный отличительный знак, распознаваемый на расстоянии;
  • открыто носят оружие;
  • осуществляют свою деятельность в соответствии с законами и обычаями войны (ЖIII ст. 4.2, API ст. 44).

Комбатант, попавший в руки противной стороны при невыполнении требований, лишается своего права быть военнопленным, но, тем не менее, имеет право на защиту, эквивалентную во всех отношениях той, которая предоставляется военнопленным военнопленным Третьей конвенцией и Дополнительным протоколом I (ЖПЖ, ст. 44.4).

Лицо, участвующее в военных действиях и попавшее во власть противной стороны, считается военнопленным и поэтому находится под защитой Третьей Женевской конвенции. В случае возникновения каких-либо сомнений относительно того, имеет ли любое такое лицо право на статус военнопленного, оно будет продолжать иметь такой статус до тех пор, пока его статус не будет определен компетентным судом (ЖП, ст. 45). Лица, которые, приняв участие в военных действиях, не получили статус военнопленных и на которых не распространяется более благоприятный режим в соответствии с IV Женевской конвенцией, всегда пользуются основными гарантиями, изложенными в статье 75 Дополнительного протокола I. На оккупированной территории и за исключением случаев содержания под стражей за шпионаж задержанным также предоставляется право на общение с Международным комитетом Красного Креста, как это предусмотрено Женевскими конвенциями.

Помимо стихийного восстания, имевшего место до оккупации, гуманитарное право также защищает гражданских лиц, принимающих участие в боевых действиях как в международных, так и в немеждународных конфликтах, за исключением случаев, когда они принимают непосредственное участие в военных действиях (ЖПI ст. 51.3, ЖПII ст. 13.3). При определенных обстоятельствах они могут пользоваться режимом военнопленных (ЖП, ст. 45). В случае сомнений относительно того, является ли лицо гражданским лицом, оно будет считаться гражданским лицом (ЖПЖ, статья 50). ▸ Комбатанты ▸ Основные гарантии ▸ Заключенные войны; Движения сопротивления

▸ Аннексия ▸ Задержание ▸ Международное гуманитарное право ▸ Интернициации ▸ Судебные гарантии ▸ Военнопленные ▸ Охраняемые лица ▸ Защита полномочий ▸ Обязательство ▸ Ответственность ▸ Право доступа к доступу ▸ Право гуманитарной инициативы ▸ Безопасность ▸ Ставиль

  1. Международный Суд

Международный Суд (МС) рассмотрел вопрос об определении оккупации и обязательствах оккупирующей державы в двух показательных делах, касающихся Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории (Консультативное заключение, Отчеты МС 2004 г. , стр. 136; далее именуемые « Стена ») и Вооруженные действия на территории Конго (дело Демократическая Республика Конго против Уганды , решение, Доклады МС 2005 г., стр. 168; далее именуемое « Демократическая Республика Конго против Уганды »).

МС подтвердил обычный характер части этого закона, который, следовательно, не подлежит формальной процедуре ратификации оккупирующим государством: «Что касается международного гуманитарного права, Суд прежде всего отмечает, что Израиль не является участником Четвертого Гаагская конвенция 1907, к которому прилагаются Гаагские правила. . . . Суд считает, что положения Гаагского положения стали частью обычного права» (дело The Wall , пункт 89).

МС подтвердил юридическое определение оккупации: «согласно обычному международному праву, отраженному в статье 42 Положений о законах и обычаях сухопутной войны, приложенных к Четвертой Гаагской конвенции от 18 октября 1907 года, территория считается оккупированной, когда она фактически поставлена ​​под власть неприятельской армии, и оккупация распространяется только на территорию, где такая власть установлена ​​и может осуществляться» (9). 0084 Демократическая Республика Конго против Уганды , пар. 172; и Стена , пп. 78, 89).

Он предусматривает, что для того, чтобы присутствие иностранных вооруженных сил на территории считалось оккупацией, они должны установить форму власти над соответствующей территорией.

Чтобы сделать вывод о том, является ли государство, вооруженные силы которого находятся на территории другого государства в результате интервенции, «оккупирующей державой» в значении термина, как он понимается в jus in bello, Суд должен изучить, имеются ли достаточные доказательства того, что указанные полномочия были фактически установлены и осуществлялись вступившим в дело государством в рассматриваемых областях. В настоящем деле Суду необходимо будет удостовериться в том, что угандийские вооруженные силы в ДРК не только дислоцировались в определенных местах, но и в том, что они заменили власть конголезского правительства своей собственной властью. В этом случае любое оправдание Угандой своей оккупации не будет иметь значения; также не имеет значения, создала ли Уганда структурированную военную администрацию на оккупированной территории. ( Демократическая Республика Конго против Уганды , пар. 173)

Международный Суд установил обязательства, возложенные на оккупирующую державу. В его обязанности входит бдительность и обязанность обеспечивать безопасность жителей, в частности в отношении актов насилия или грабежа, совершаемых агентами оккупирующей державы, а также внешними по отношению к ней группами, действующими на оккупированной территории. Суд фактически подтвердил, что оккупирующая держава

была обязана в соответствии со статьей 43 Гаагского положения от 1907, принять все меры, которые в его силах, для восстановления и обеспечения, насколько это возможно, общественного порядка и безопасности на оккупированной территории, соблюдая при этом законы, действующие в ДРК, если только этому не препятствуют. Это обязательство включало обязанность обеспечивать соблюдение применимых норм международного права в области прав человека и международного гуманитарного права, защищать жителей оккупированной территории от актов насилия и не допускать такого насилия со стороны какой-либо третьей стороны. ( Демократическая Республика Конго против Уганды , абз. 178).

Суд устанавливает, что оккупирующая держава несет ответственность как «за любые действия своих военных [на оккупированной территории], которые нарушают ее международные обязательства, так и за любое отсутствие бдительности в предотвращении нарушений прав человека и международного гуманитарного права другими действующими лицами, присутствующими на оккупированной территории, включая повстанческие группы, действующие на свой страх и риск» (дело Демократическая Республика Конго против Уганды , пункты 179, 180). Суд постановил, что «тот факт, что Уганда является оккупирующей державой в районе Итури, распространяет обязательство Уганды по принятию надлежащих мер по предотвращению разграбления, разграбления и эксплуатации природных ресурсов на оккупированной территории на частных лиц в этом районе, а не только на членов вооруженные силы Уганды» ( Демократическая Республика Конго против Уганды , пар. 248). Суд пришел к выводу, что

Уганда несет международную ответственность за акты разграбления, разграбления и эксплуатации природных ресурсов ДРК, совершенные членами УПДФ на территории ДРК, за нарушение своего обязательства проявлять бдительность в отношении этих актов и за невыполнение соблюдать свои обязательства по статье 43 Гаагского положения 1907 года в качестве оккупирующей державы в Итури в отношении всех актов разграбления, разграбления и эксплуатации природных ресурсов на оккупированной территории. ( Демократическая Республика Конго против Уганды , пар. 250)

Международный суд также подтвердил, что экстерриториальное применение конвенций по правам человека является обязанностью оккупирующей державы. «Защита, предлагаемая конвенциями по правам человека, не прекращается в случае вооруженного конфликта, за исключением действия положений об отступлениях, подобных положениям статьи 4 Международного пакта о гражданских и политических правах» ( Стена , пункт 106). «Необходимо учитывать обе отрасли международного права, а именно международное право прав человека и международное гуманитарное право. . . . Международные договоры о правах человека применимы в отношении действий, совершаемых государством при осуществлении своей юрисдикции за пределами его собственной территории, особенно на оккупированных территориях» (9).0084 Демократическая Республика Конго против Уганды , пп. 216–17).

  1. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии

МТБЮ разъяснил правила, применимые к оккупированным территориям, в деле Налетилича и Мартиновича (Судебная камера, решение от 31 марта 2003 г., пп. 214–16). Судебная палата МТБЮ повторила формулировку статьи 42 Гаагского положения 1907 г.: «территория считается оккупированной, когда она фактически находится под властью неприятельской армии. Оккупация распространяется только на территорию, где такая власть установлена ​​и может осуществляться». В решении подчеркивалось, что военная оккупация налагает на оккупирующую державу более обременительные обязанности, чем на сторону в международном вооруженном конфликте, и что для установления оккупации требуется дополнительная степень контроля (пункты 214–16). Судебная камера МТБЮ также подчеркнула, что оккупирующая держава должна соблюдать свои обязательства в течение всего времени, пока продолжается оккупация, и на всей оккупированной территории — будь то оккупация полностью или частично. Таким образом, Палата пришла к выводу, что она должна определять в каждом конкретном случае, была ли такая степень контроля установлена ​​в соответствующее время и в соответствующих местах (пункт 218).

  1. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ)

В делах Al-Skeini и Al Jedda ЕСПЧ подробно изложил экстерриториальные обязательства в отношении соблюдения Европейской конвенции о правах человека британскими вооруженными силами, участвующими в международной военной интервенции в Ираке, в результате их статуса оккупационная сила. Эти обязательства касались, в частности, содержания под стражей и соблюдения права на жизнь: Al-Skeini et al. против Соединенного Королевства , Заявка №. 55721/07, Решение (Большая палата), 7 июля 2011 г. ; Аль-Джедда против Соединенного Королевства , Заявление №. 27021/08, Решение (Большая палата), 7 июля 2011 г.

В деле Аль-Скейни Суд признал два исключения из принципа территориальности в отношении применения Европейской конвенции о правах человека. После свержения режима Бааса в Ираке Суд постановил, что Соединенное Королевство (вместе с Соединенными Штатами) взяло на себя осуществление всех или части публичных полномочий, обычно осуществляемых суверенным правительством в Ираке, вплоть до назначения временное правительство, и что, как следствие, британское правительство было обязано соблюдать Европейскую конвенцию о правах человека во всех своих действиях на иракской территории и в отношении людей, находящихся под его контролем. Суд подтвердил, что государство, подписавшее ЕКПЧ, обязано применять Конвенцию за пределами своей национальной территории в интересах иностранных граждан, когда оно осуществляет контроль и власть над иностранным лицом через своих агентов, а также всякий раз, когда оно осуществление эффективного контроля над территорией, отличной от его национальной территории, в результате военных действий, независимо от законности этих действий. Суд отметил, что контролирующее государство несет ответственность за обеспечение всех прав, содержащихся в ЕКПЧ и ратифицированных им Дополнительных протоколах, на территории, которую оно контролирует. Установление степени эффективности контроля является вопросом факта, который определяется Судом, принимая во внимание силу военного присутствия государства на соответствующей территории и его способность влиять или подчинять администрации или власти, присутствующие на территории. территории (пункты 131–40).

В деле Аль-Джедда ЕСПЧ подтвердил обязательство, лежащее на британском правительстве в отношении экстерриториального применения Европейской конвенции, в контексте его военной деятельности в Ираке в качестве оккупирующей державы, удерживающей заключенных на территории. Он предложил оригинальную интерпретацию взаимодополняющего применения международного гуманитарного права и прав человека. Он постановил, что нормы ЕКПЧ продолжают применяться в конфликтной ситуации, если они прямо не противоречат нормам международного гуманитарного права. Таким образом, Суд считает, что более защитные нормы ЕКПЧ должны преобладать над другими положениями, касающимися права вооруженных конфликтов и мандата международных сил, вытекающих из резолюций Организации Объединенных Наций, разрешающих оккупационным силам задерживать людей (пункты 105, 107 и 109).).

Дополнительная информация: Benvenisti, Eyal. Международное право оккупации . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1993.

Кампанелли, Данио. «Закон о военной оккупации подвергается испытанию законом о правах человека». International Review of the Red Cross 871 (сентябрь 2008 г.): 653–68.

Кавано, Кэтлин. «Переписывание закона: дело Израиля и оккупированных территорий». В году новые войны, новые законы? , под редакцией Дэвида Виппмана и Мэтью Евангелистаза, 227–58. Ардсли, Нью-Йорк: Transnational, 2004.

———. «Выборочное правосудие: дело Израиля и оккупированных территорий». Международный юридический журнал Fordham 26, вып. 4 (2003): 934–60.

Ферраро, Тристан. «Определение начала и окончания оккупации в соответствии с международным гуманитарным правом». International Review of the Red Cross 885 (март 2012 г.): 133–63.

МККК. Основные положения Женевских конвенций и Дополнительных протоколов к ним . Женева: МККК, 1988 г., стр. 82–84.

Международный Суд. Консультативное заключение Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории . 9 июля 2004 г., особ. пп. 89 и далее. и 123 и далее. Доступно по адресу http://www.icj-cij.org/icjwww/idocket/imwp/imwpframe.htm.

Колб, Роберт. «Оккупация Ирака с 2003 года и полномочия Совета Безопасности ООН». International Review of the Red Cross 869 (март 2008 г.): 29–50.

Кутрулис, Вайос. «Применение международного гуманитарного права и международного права прав человека в ситуациях длительной оккупации: лишь вопрос времени?» International Review of the Red Cross 885 (март 2012 г. ): 165–205.

Крецмер, Дэвид. «Закон о воинственной оккупации в Верховном суде Израиля». International Review of the Red Cross 885 (март 2012 г.): 207–36.

Любелл, Ноам. «Обязательства по правам человека в условиях военной оккупации». International Review of the Red Cross 885 (март 2012 г.): 317–37.

Мулинен, Фредерик де. Справочник по военному праву для вооруженных сил . Женева: МККК, 19.89, 175–88.

Шеффер, Дэвид. «За пределами оккупационного права». В Права человека и уголовное правосудие для угнетенных: Очерки в честь Асбьёрна Эйде , под редакцией Мортена Бергсмо, 842–60. Лейден: Мартинус Нийхофф, 2003.

Вите, Сильвен. «Взаимосвязь оккупационного права и экономических, социальных и культурных прав: примеры продуктов питания, здоровья и собственности». International Review of the Red Cross 871 (сентябрь 2008 г.): 629–51.

Уокер, Филипп Джеймс. «Ирак и оккупация». В Новые войны, новые законы? , под редакцией Дэвида Виппмана и Мэтью Евангелисты, 259–88.