Содержание

Ошибка 404: Страница не найдена

Похоже, что здесь ничего нет…Может, попробуете воспользоваться поиском?

Свежие записи

Архивы

Архивы Выберите месяц Май 2016 Март 2015

Рубрики

РубрикиВыберите рубрикуБез рубрики

Страницы

  • #413 (без названия)
  • #888 (без названия)
  • #1011 (без названия)
  • #2554 (без названия)
  • #2622 (без названия)
  • #2781 (без названия)
  • #2786 (без названия)
  • #2793 (без названия)
  • #2802 (без названия)
  • #2809 (без названия)
  • #2814 (без названия)
  • #2821 (без названия)
  • #2827 (без названия)
  • #2832 (без названия)
  • #2838 (без названия)
  • #2852 (без названия)
  • Bigos po polsku
  • Dorsz po polsku
  • Flaki po polsku
  • Gołąbki po polsku
  • Gulasz po polsku
  • Polska kuchnia
  • Ryba po polsku
  • Zupa pomidorowa po polsku
  • Żurek po polsku
  • Август II Сильный
  • Август III Саксонец
  • Авто из Польши.
    Как купить?
  • Агнешка Радваньская
  • Адам Мицкевич
  • Александр Квасьневский
  • Александр Ягеллончик
  • Анджей Вайда
  • Анджей Голота
  • Анджей Дуда
  • Анна Герман
  • Анна Ягеллонка
  • Афганская война 1979-1989. Причины, ход событий, итоги
  • Барбара Брыльска
  • Безработица — неизбежный
  • Безработица. Виды, последствия
  • Беспозвоночные
  • Битва под Оршей
  • Битва при Варне
  • Болеслав I Храбрый
  • Болеслав II Смелый
  • Болеслав III Кривоустый
  • Болеслав IV Кудрявый
  • Боровик
  • Борьба с безработицей
  • Братские могилы советских солдат. Что с ними?
  • Бронислав Коморовский
  • Бывшие территории Польши
  • В Торуни полно красивых мест!
  • Вавель
  • Варшава
  • Варшава и бывшие столицы Польши
  • Варшавское восстание. Причины, ход событий, итоги
  • Вацлав II
  • Великая война 1409-1411
  • Великолепный пряный суп
  • Величка
  • Вестерплатте 1939
  • Висла – королева польских рек
  • Вислава Шимборская
  • Висло-Одерская операция
  • Вкусненькие блюда польского происхождения
  • Вкусный сладкий десерт
  • Владислав I Герман
  • Владислав I Локетек
  • Владислав III Варненьчик
  • Владислав IV Ваза
  • Владислав Реймонт
  • Воеводства Польши. Карта, описание
  • Военное положение в Польше
  • Война в Чечне. Причины, ход войны, итоги
  • Войцех Ярузельский
  • Волынская резня
  • Восстание Костюшко
  • Восстание Федоровича 1630 г.
  • Восстание Хмельницкого
  • Вроцлав
  • Вроцлав — историческая столица Силезии
  • Гданьск
  • Генрик Сенкевич
  • Генрих III Валуа
  • Герб Польши – история и значение
  • Гимн Польши. Слушать. Текст. Перевод. История. Символика
  • Главные города Польши. Список. Карта. Описание
  • Глобализация
  • Гражданская война в России 1917-1922. Причины, ход событий, итоги
  • Грюнвальдская битва — великолепная победа объединенных войск Польши и Литвы
  • Даниэль Ольбрыхский
  • Дворец культуры и науки в Варшаве
  • Декабристы — все что о них нужно знать
  • Достопримечательности Варшавы
  • Достопримечательности Вроцлава
  • Достопримечательности Гданьска
  • Достопримечательности Катовице
  • Достопримечательности Кракова
  • Достопримечательности Лодзи
  • Достопримечательности Люблина
  • Достопримечательности Ольштына
  • Достопримечательности Познани
  • Достопримечательности Пшемысля
  • Достопримечательности Щецина
  • Достопримеяательности Лодзи
  • Другие статьи
  • Ели ли вы эту штуку раньше?
  • Железный Феликс
  • Жизнь в Польше. Плюсы и минусы
  • Закопане
  • Замок Мариенбург. Мальборк, видео, описание, фото
  • Заработная плата в Польше
  • Зачем учить польский? 10 причин
  • Изабелла Скорупко
  • Инфляция
  • Иоанн Павел II
  • История Польши
  • Казимир I Восстановитель
  • Казимир II Справедливый
  • Казимир III Великий
  • Казимир ΙV
  • Казимир Пулавский
  • Казимир Функ
  • Как называются страны по-польски?
  • Как найти квартиру в Польше? 10 советов
  • Как переехать в Польшу?
  • Как празднуют в Польше Рождество?
  • Калории, калории…
  • Карта поляка. Как ее получить? что это такое?
  • Катастрофа Ту-154 в Смоленске. Что случилось?
  • Конституция 3 мая 1791 года
  • Конституция Царства Польского 1815
  • Контакт
  • Корейская война 1950-1953. Причины, ход событий, итоги
  • Король грибов
  • Краков
  • Красный суп, красная армия, красный мир…
  • Крещение Польши — переломное событие в истории страны
  • Крещение Руси. Причины, ход событий, итоги
  • Кризис
  • Кругобайкальское восстание
  • Крымская война 1853-1856. Причины, ход событий, итоги
  • Кшиштоф Кеслевский — всемирно известный режиссер
  • Кшиштоф Пендерецкий
  • Лекарства в Польше. Где, как, почем?
  • Лех Валенса
  • Лех Качиньский
  • Лисичка
  • Лодзь
  • Лучшие актеры и актрисы Польши
  • Людвик Заменгоф
  • Людовик I Великий
  • Мариуш Пудзяновский
  • Мария Склодовская-Кюри
  • Медовый мир у ваших ног
  • Местное приграничное передвижение с Польшей — полезная информация для туристов
  • Месяцы
  • Мешко I
  • Мешко II
  • Михаил Корибут Вишневецкий
  • Насекомые
  • Небольшой город возле польско-белорусской границы
  • Необыкновенное польское блюдо
  • Необычный розовый суп
  • Необычный, но вкусный суп
  • Николай Коперник
  • Обстановка накануне. Почему Грянул «Октябрь»?
  • Объекты ЮНЕСКО в Польше
  • Освенцим
  • Основные причины ненависти
  • Отдых в Польше
  • Оценка участия России в разделах Польши
  • Павел Делонг. Фильмография и семья (жена, дети, сестра)
  • Пальчики оближешь
  • Пасха в Польше. Основные традиции
  • Познань
  • Поиск жилья в Польше. 9 советов
  • Полезные насыщенные жири содержатся в рыбе
  • Польская гусария
  • Польская культура
  • Польская кухня
  • Польская шляхта
  • Польские блюда
  • Польские города и их достопримечательности
  • Польские женские имена
  • Польские замки
  • Польские знаменитости
  • Польские имена. Популярные, происхождение, тенденции
  • Польские книги
  • Польские легенды
  • Польские магнаты
  • Польские мужские имена
  • Польские традиции и обычаи. Каковы они?
  • Польские фамилии
  • Польские фильмы
  • Польский гриб. Описание, фото, двойники. Моховик
  • Польский злотый – история и особенности денежной единицы
  • Польский поход красной армии (РККА)
  • Польское восстание 1830—1831 годов
  • Польское восстание 1863
  • Польское первое и второе в одном блюде — вкусняшка
  • Польша в составе Российской Империи (1792-1917)
  • Поляки в Москве! 1610-1612
  • Почему русские ненавидят поляков и Польшу?
  • Почему стоит открыть бизнес в Польше? 10 причин
  • Почему стоит учить польский язык?
  • Правители Польши
  • Президент Польши
  • Промышленность Польши
  • Путь к независимой Польше
  • Пшемысл II
  • Работа для белорусов
  • работа для украинцев
  • Рабочая виза в Польшу. Как получить?
  • Раздел Польши 1772
  • Раздел Польши 1793
  • Раздел Польши 1795
  • Раздел Польши 1939
  • Разделы Польши
  • Расстрел в Катыни. Трагедия польского народа
  • Речь Посполитая — значение названия бывшей державы
  • Речь Посполитая образовалась в 1569 году
  • Роберт Корженёвски
  • Роберт Кубица
  • Роберт Левандовски
  • Роман Полански
  • Русско-польская война 1577-1582
  • Русско-польская война 1609-1618
  • Рыжик
  • Самые востребованные профессии в Польше. Топ 10
  • Самые крупные города Польши и их особенности
  • Сбор клубники — вкуснейшего фрукта, выращиваемого в Польше
  • Сигизмунд I Старый
  • Сигизмунд II Август
  • Сигизмунд III Ваза
  • Сладкий десерт, который все знают
  • Смоленская война. Причины, ход событий, итоги
  • Советско-польская война 1919-1921
  • Сражение при Клушине
  • Станислав I Лещинский
  • Станислав Август Понятовский
  • Станислав Лем
  • Станислав Монюшко
  • Стефан Банах
  • Стефан Баторий
  • Стоит ли ехать в Польшу на работу? Преимущества и недостатки
  • Тадеуш Костюшко
  • Таможенный контроль в Польше.
  • Трудоустройство в Польше
  • Удивительное польское блюдо
  • Учеба в Польше
  • Флаг и Герб Речи Посполитой
  • Флаг Польши
  • Форсирование Вислы 1944
  • Форсирование Одера 1945
  • Фредерик Шопен
  • Холодная война. Причины, ход событий, итоги
  • Хрустящий домашний хворост по-польски
  • Чеслав Милош
  • Числительные
  • Шопинг в Польше. Что и как?
  • Экономика
  • Экономика Германии
  • Экономика Испании
  • Экономика Италии
  • Экономика Норвегии
  • Экономика Польши
  • Экономика Украины
  • Экономика Франции
  • Экономика Чехии
  • Экономика ЮАР
  • Экономика Японии
  • Эмиграция в Польшу
  • Юзеф Пилсудский
  • Юлиуш Словацкий
  • Юстина Ковальчик
  • Яблоки — самый распространенный фрукт выращиваемый в Польше
  • Ягайло
  • Ядвига
  • Ян I Ольбрахт
  • Ян II Казимир Ваза
  • Ян III Собеский
  • Ян Кохановский
  • Ян Матейко

Начало Столетней войны.

Битва при Креси — урок. История, 6 класс.Первый период Столетней войны иначе называют Эдвардианскими войнами. Он продолжался с \(1337\) по \(1360\) год. Военные действия на протяжении всего этого времени то велись очень активно, то почти замирали. До \(1340\) года состоялось несколько кампаний на севере и на юго-западе Франции, но в основном англичане защищались от попыток вторжения с континента. Только после морского сражения при Слёйсе, в котором французский флот был полностью уничтожен, Эдуард \(III\) получил контроль над Ла-Маншем и развернул войну в Бретани и Гаскони.

 

Рис. \(1\). Морское сражение при Слёйсе


Для французского короля Филиппа \(VI\) положение осложнялось тем, что Франции как единого государства ещё не существовало. В этот период феодальной раздробленности политическая карта страны напоминает лоскутное одеяло. 

 

Рис. \(2\). Феодальные владения на территории Франции на начало Столетней войны

 

Это, плюс организация армии по феодальному принципу, привело к тому, что, когда в \(1346\) году Эдуард \(III\) высадился в Бретани и дважды разбил противника, французы даже не знали примерную численность своих войск.   Но они точно знали, что превосходят англичан в несколько раз, и были совершенно уверены в победе. Современные историки полагают, что Эдуард привёл около \(12\)–\(13\) тысяч, тогда как численность противоположной стороны оценивается в \(30\)–\(40\) тысяч человек.


\(26\) августа \(1346\) года армии встретились у селения Креси.

 

Рис. \(3\). Битва при Креси


Французы начали бой с наступления генуэзских арбалетчиков на укреплённые позиции англичан. Под ливнем стрел атака захлебнулась, и наёмники отступили. Но, не дождавшись завершения отхода, прямо через расстроенные порядки арбалетчиков пошли в атаку конные рыцари брата короля, герцога Алансонского.

 

Рис. \(4\). Расположение войск перед началом битвы при Креси


Ни это нападение, ни последующие пятнадцать успеха не принесли.  Общие потери французов оцениваются примерно в \(15\)–\(20\) тысяч человек, в том числе \(11\) принцев и более тысячи рыцарей. Со стороны англичан убито было не более трёхсот человек.

 

Рис. \(5\). Эдуард \(III\) после битвы при Креси


С наступлением ночи раненый Филипп \(VI\) отдал приказ отступать. Его армия перестала существовать.

Таким образом, в крупном сражении организованная армия нового типа одержала победу над феодальным войском.

ее причины, этапы и последствия

Сколько длилась столетняя война?
  • Причины столетней войны

  • Этапы столетней войны

  • Последствия столетней войны

  • Столетняя война, видео
  • На самом деле столетняя война, вошедшая в историю как самая длинная из всех войн, является скорее чередой нескольких войн, между которыми были и вполне мирные времена, и временные затишья, которые затем снова сменялись пламенем войны. Каковы причины столетней войны между Англией и Францией, какие ее основные периоды и последствия, обо всем этом читайте далее.

    Сколько длилась

    Нет, не сто лет, а даже немножко больше – 116 лет, с 1337 по 1453 год, так что за это время сменилось не одно поколение, и на момент окончания этой самой длинной войны уже никто и не помнил, как она началась. Но мы то это знаем из многочисленных средневековых летописей и хроник.

    Причины

    Отношения между Англией и Францией, по сути двумя наибольшими державами средневековья всегда были непростыми и неоднозначными. Тем более, что короли соседних государств были между собой родственниками: ведь в те времена были приняты династические браки между членами королевских семей, и нередко дочери французских королей выдавались замуж за английских принцев и наоборот. Это династическое родство между английскими и французскими монархами по иронии судьбы и стало одной их основных причин столетней войны.

    В 1328 году умер французский король Карл IV не оставив после себя законных наследников. Ранее же дочь другого французского короля Филиппа IV красивого, принцесса Изабелла была отдана в жены английскому королю Эдуарду II. Ее сын, новый король Англии Эдуард III по сути являлся внуком французского короля. Будучи амбициозным правителем, после смерти короля Франции он начал претендовать и на французский престол. Но французские лорды отнюдь не хотели видеть своим правителем английского короля, и отвергли притязания Эдуарда, вместо него новым королем Франции стал Филипп VI из династии Валуа.

    Разумеется, это была не единственная причина начала столетней войны. Помимо этого были и другие причины:

    • Территориальные споры между Англией и Францией за Гасконь – один из главных экономических центров Франции, который ранее принадлежал Англии, но со временем был утрачен.
    • Поддержка французами шотландцев, которые в то время с переменным успехом воевали против англичан. Эдуард III разбил шотландские войска, после чего король Шотландии Давид II бежал во Францию. После этого обе страны начали усиленно готовиться к будущей войне.

    Основные этапы

    Историки условно делят столетнюю войну на 4 периода:

    • Первый начальный период длился с 1337 по 1360 год, его принято называть Эдвардианской войной.
    • Второй период длился с 1369 по 1396, он называется Каролингским.
    • Третий период длился с 1415 по 1428 год, он называется Ланкастерской войной.
    • Четвертый, завершающий период начался в 1428 и закончился в 1453 году.

    Первый этап столетней войны был крайне неудачным для французов и наоборот удачным для англичан. Сперва англичане разбили французский флот около Слейсас, затем высадившись на материке, одержали блистательную победу в битве при Крессе (1346 год). Для французов же эта битва стала настоящей катастрофой, так как в ней погиб весь цвет французского рыцарства. Впрочем, в таком сокрушительном поражении виноваты именно сами французские рыцари, одержимые гордыней и жаждой подвигов и славы, эти своенравные воины вопреки приказу устремились на войско англичан и… стали отличными мишенями для умелых английских лучников.

    Обученный валлийский стрелок вооруженный длинным луком мог выпустить 10-12 стрел в минуту, с близкого расстояния стрела пробивала броню рыцаря насквозь. Организованные и дисциплинированные валлийские лучники обрушили град стрел на хаотично наступающих французских рыцарей, расстреливая тех «как уток».

    Битва при Крессе, средневековая миниатюра.

    Забавно, что эта история так ничему и не научила французов, так как почти через 70 лет, в 1415 году в битве при Азенкуре все той же столетней войны они повторили все те самые ошибки. Точно также горделивые французские рыцари безрассудно устремились вперед, чтобы быть успешно расстрелянными английскими и валлийскими лучниками.

    Одержав победу при Крессе, английское войско осадило и захватило город Кале. Тем временем сын английского короля Эдуарда III – Эдуард Черный Принц нанес еще одно поражение французам в битве при Пуатье, захватив в плен преемника французского короля Иоанна II. Тем временем в войну вмешалась еще одна страшная сторона – чума, которая в равной степени косила и англичан, и французов. Эпидемия чумы, а также народные волнения в обоих противоборствующих государствах привели к тому, что стороны заключили перемирие по которому Англии отходила значительная часть французских территорий. Франция же сохраняла свою независимость. На этом закончился первый этап столетней войны.

    В 1364 году новым королем Франции стал Карл V, который стремился восстановить и упрочить позиции Франции и отомстить Англии за унижения начала столетней войны. В 1369 году он вновь объявил войну Англии, так начался второй этап столетней войны. Он был уже более успешным для французов, талантливый полководец, английский король Эдуард III, одержавший ряд блистательных побед над французами к этому времени уже был в почительном возрасте и не мог с былой удалью командовать войсками. Французская армия после девяти лет перемирия наоборот реорганизовалась и, наконец, научилась побеждать англичан. После череды побед французов англичане были постепенно вытеснены из Франции, одновременно с этим конфликт распространился и на иберийский полуостров, где конфликтовали Испания и Португалия. Французы поддержали испанцев, а англичане португальцев.

    За несколько десятков военных лет обе страны истощились и морально и экономически, в обеих странах вспыхивали восстания народных масс, обремененных военными поборами (жакерия во Франции и восстание Уота Тайлера в Англии были самыми громкими). По этому в 1396 году обе страны подписали очередное перемирие.

    С новой силой война возобновилась лишь в следующем XV веке, когда новый король Англии Генрих V опять решил вмешаться в дела Франции, заявляя свои претензии на французскую корону (напомним что английские и французские монаршие семьи были близкими родственниками). В этот раз события развились похоже на первый период столетней войны, снова войско англичан под предводительством короля высадилось во Франции и снова одержало сокрушительную победу в битве при Азенкуре, причем победа получилась при сходных обстоятельствах.

    Утро битвы при Азенкуре.

    Французы, которые имели значительный численный перевес над английским войском, умудрились бездарно проиграть битву, понеся невосполнимые потери. Как и в битве при Крессе французские рыцари, желая отомстить за своих погибших от англичан отцов и дедов, понеслись вперед и угодили под «ливень» английских стрел. Те же кому удавалось миновать стрелы ставали добычей английских пехотинцев, умело сталкивающих рыцарей с коней своими пиками и алебардами. Оказавшись на земле, рыцарь в тяжелых неповоротливых доспехах ставал легкой добычей для противников. Увидев, как лихо англичане разделали французских рыцарей основная масса французского войска, состоящая из плохо вооруженного крестьянского ополчения, пришла в ужас, многие простые французские солдаты в страхе бежали с поля боя, даже не вступив в битву. По сообщению одного хрониста, французов, прежде всего «победила гордыня».

    После этой блистательной победы англичане захватили ряд важных французских городов, включая Реймс и Париж, и осадили город Орлеан. Положение Франции было невероятно тяжелым и казалось, что ее спасет лишь чудо. И такое чудо явилось – Орлеанская Дева, героическая девушка Жанна Д’арк смогла в 1428 году переменить ход войны и буквально спасти Францию. О Жанне Д’арк на нашем сайте есть отдельная статья, и не одна.

    Встав во главе французского войска, Жанна наносит ряд военных поражений англичанам, снимает осаду с города Орлеана, освобождает Париж и Реймс, где коронует дофина Карла VII новым королем Франции. Особенно блистательной для французов и сокрушительной для англичан стала битва при Пате, которую историки называют зеркальным отражением битвы при Азенкуре. Как ни странно в ней французы применили ту же провальную тактику, что и в прежних неудачных битвах – атаку тяжелой рыцарской конницы, но в этот раз им посчастливилось застать англичан врасплох, английские лучники не успели как следует подготовиться к нападению и были смяты рыцарями.

    Постепенно все французские земли, захваченные англичанами, были отвоеванными обратно. Последним в 1453 году капитулировал английский гарнизон в Бордо, что и положило конец столетней войны, этому длинному противостоянию между двумя ведущими странами средневековья.

    Последствия

    Война – это всегда беда и горе, и столетняя война была не исключением. В ходе нее погибло множество людей, как простых крестьян, так и военных. Военных расходы истощили казну обеих стран, и тяжкие военные поборы обострили кризис в обществе. В Англии сразу после окончания столетней войны последовала династическая война алой и белой розы, о которой на нашем сайте есть отдельная статья.

    Видео


    Автор: Павел Чайка, главный редактор исторического сайта Путешествия во времени

    При написании статьи старался сделать ее максимально интересной, полезной и качественной. Буду благодарен за любую обратную связь и конструктивную критику в виде комментариев к статье. Также Ваше пожелание/вопрос/предложение можете написать на мою почту [email protected] или в Фейсбук, с уважением автор.


    Сколько длилась столетняя война? Сколько лет продолжалась Столетняя война? Интересные факты.

    Для того чтобы разобраться во всех хитросплетениях Столетней войны, нужно сначала вникнуть в тонкости так называемого салического права, касающегося вопросов престолонаследия. Дело в том, что Плантагенетов, правившая на тот момент в Англии, формально имела права на французский трон после смерти Карла IV, правившего во Франции.

    Он был последним представителем династии Капетингов, и король Эдуард III, по линии матери Капетингам, заявил свои претензии на трон Франции.

    Английские монархи носили титул «король Франции» вплоть до 1800 года, когда по условиям мирного соглашения с революционной Францией британское правительство было вынуждено отказаться от этого титулования.

    В 1333 году Англия начала войну с Шотландией, которая была союзником французов. Успешная войсковая операция привела к тому, что король Шотландии Давид был вынужден бежать во Францию. А в 1337 году англичане атаковали французскую провинцию Пикардию.

    Этапы Столетней войны

    Начиная с этого времени, обе стороны с переменным успехом вели боевые действия (преимущественно на территории Франции), однако сколько-нибудь значимого результата добиться никому не удалось. На ход войны в немалой степени повлияла чумы, жертвами которой стало намного больше людей, чем погибло в Столетней войне.

    С 1360 по 1369 год между враждующими странами было заключено перемирие, которое нарушил король Франции Карл V, объявивший очередную войну Англии. Конфликт продолжался до 1396 года, когда у обоих государств просто не осталось ресурсов на продолжение противостояния.

    В результате Столетней войны Англия потеряла контроль практически над всеми своими землями во Франции за исключением портового города Кале.

    С 1415 года начался новый этап конфликта, закончившийся оккупацией Франции и провозглашением английского короля Генриха V королем Франции. В этот же период на политической арене появляется легендарная предводительница французов Жанна д’Арк. Ее участие привело к тому, что французские войска одержали ряд значимых , что в конечном счете позволило полностью вытеснить англичан из Франции.

    Последний английский гарнизон в Бордо сложил оружие в 1453 году. Эта дата считается официальным годом окончания Столетней войны, которая в общей сложности продолжалась 116 лет. Впрочем, формальный мирный договор между Францией и Англией был заключен только в 1475 году.

    Хорошо известен тот факт, что английские короли отказались от претензий на французский трон
    только в самом начале XIX века. Что совпадает с окончанием “Второй Столетней Войны” в 1815 году.

    Незадолго до окончания Первой Столетней Войны, во Франции сошёл с ума король Карл Шестой.

    Незадолго до окончания Второй Столетней Войны, в Англии сошёл с ума король Георг Третий.
    Был назначен регент, что привело к значительным финансовым злоупотреблениям.

    Незадолго до окончания Первой Столетней Войны, во Франции получил печальную известность
    боевой друг Жанны Дарк – кровавый маньяк Жиль де Ре (которого Фоменко отождествляет
    с библейским Самсоном) . На совести этого убийцы были сотни трупов. Знаменитое прозвище
    “Синяя Борода” Жиль де Ре получил за свою бороду (Синяя Борода стал беззащитен перед своими
    судьями, когда они сбрили его бороду, и тем самым лишили его неких дьявольских умений,
    избавив народ Франции от ужаса перед массовыми убийствами) . Его подружка Жанна Дарк
    также была казнена, но якобы другими людьми и в другом месте.

    Незадолго до окончания Второй Столетней Войны, во Франции получил печальную известность
    палач по имени Сансон. Он был главным палачом время якобинского террора, и на его совести
    были тысячи отрубленных голов. Перед тем как отрубить очередную голову, Сансон отрезал
    волосы на голове беззащитных осуждённых, и они больше не могли тиранить народ Франции.
    Самым известным из казнённых был король, чья знаменитая жена также была казнена.

    Одним из центральных событий Первой Столетней Войны был захват Парижа совместными войсками
    англичан и бургундцев. Пока они полновластно хозяйничали в Париже, французский претендент
    на трон имел резиденцию в городе Бурж, за что получил прозвище “буржский король” . Однако,
    затем Франция сумела чудесным образом восстановить свою независимость, и “буржский король”
    переехал править в Париж в 1436 году (ещё до окончания Первой Столетней Войны) .

    Одним из центральных событий Второй Столетней Войны был захват Парижа совместными войсками
    англичан и их союзников. Пока они полновластно хозяйничали в Париже, они реставрировали
    монархию во Франции и посадили на трон короля Людовика в 1812 году (ещё до окончания
    Второй Столетней Войны) . В результате этих событий, во Франции утвердилась так называемая
    “буржуазная монархия” (по контрасту с предыдущей “феодальной” монархией до Революции) .

    БУРЖСКИЙ КОРОЛЬ = буржуазная монархия = БУРГУНДИЯ?

    Есть известная байка, будто бы Адольф Гитлер хотел создать на захваченных землях Франции
    некое “Бургундское Государство” . Но так якобы и не создал.

    Незадолго до окончания Первой Столетней Войны, в 1419 году произошло знаменитое событие
    под названием “случай на мосту в Монтеро” . Бургундский герцог Иоанн Бесстрашный (враждебный
    французскому королю) был убит во время личного свидания с французским наследником трона.
    Убийство произошло непосредственно на мосту при персональном участии дофина.

    Незадолго до окончания “Второй Столетней Войны” , в 1797 году произошло знаменитое событие
    под названием “случай на Аркольском Мосту” , где австрийский генерал (враждебный французам)
    был разгромлен лично от рук Наполеона (который сам взял в руки саблю и выскочил на мост,
    чтобы убивать врагов) .

    Через 25 лет после окончания Первой Столетней Войны, в 1477 году Франция осуществила весьма
    подлый трюк. Французский король, будучи лишь формальным сюзереном над фактически независимым
    бургундским герцогом Карлом Смелым – французский король притворился его другом и науськал Бургундию
    на Лотарингию. Карл Смелый трижды за месяц атаковал войска своих врагов на восточных границах
    Бургундии, и трижды терпел поражения. Третье поражение привело к полному разгрому бургундцев,
    к ликвидации фактической независимости Бургундии, и к превращению французского сюзеренитета
    над Бургундией из формального в реальный.

    Через 25 лет после окончания Второй Столетней Войны, в 1840 году Франция осуществила весьма
    подлый трюк. Будучи близким союзником египетского паши, французский король науськал его на то,
    чтобы объявить о независимости Египта от Османской Империи. Египетский паша разорвал вассальные
    отношения со своим османским сюзереном, и нарвался на солидарную оппозицию всех европейских держав
    (включая Францию) . Этот кризис получил название “Второго Восточного Кризиса” . Египетский паша
    трижды получал предложения о капитуляции перед Портой, и трижды отклонял эти предложения.
    Его третий отказ привёл к полному разгрому египетской армии на востоке (в Сирии) . И фактически
    независимый Египет опять превратился из формального вассала Порты в реального.

    Одним из самых известных эпизодов Первой Столетней Войны было внезапное появление Девы-Воительницы
    (Жанны Дарк) , которая изгнала англичан из Франции в 1419 году.

    Одним из самых известных эпизодов Второй Столетней Войны было внезапное появление Кавалерист-Девицы
    (Надежды Дуровой) , которая изгнала французов из России в 1812 году.

    Сколько длилась Столетняя война и почему она называется Столетней? Например, килограммовая гиря весит ровно один килограмм. Что никого не удивляет. Почему же тогда война между Англией и Францией, называемая Столетней, хотя длилась совсем не сто лет? Или, если поставить вопрос правильнее: почему войну, которая продолжалась не сто лет, назвали Столетней войной? И почему весь этот период во взаимоотношениях двух государств назван Столетней войной, хотя внутри него было немало лет вполне мирного сосуществования? Подкрепленного, кстати, соответствующими, подписанными обеими сторонами, документами.

    Хронология Столетней войны

    Вот хронология основных событий Столетней войны, которая подтвердит правоту этих риторических вопросов по поводу того, сколько длилась Столетняя война и почему у нее такое название. В 1337 году находившийся на английском троне Эдуард III провозгласил себя королем Франции. С чем, естественно, не был согласен Филипп VI из династии Валуа, посаженый на трон французскими феодалами в 1328 году. Военные действия, начатые вслед за этим самопровозглашением, продолжались до 1360 года и конечно этот срок никак нельзя назвать Столетней войной. Успех сопутствовал англичанам. Французы не только потеряли свое рыцарское войско, но лишились и короля, угодившего в плен. И вынуждены были подписать унизительный и весьма для Франции обременительный мирный договор. Беспощадные грабежи, последовавшие за этим, привели к тому, что народ Франции в 1369 году вновь поднялся на борьбу, но и тут никакой речи не может быть о Столетней войне. Этот второй этап Столетней войны был для французов более успешным. Новый король Карл V реорганизовал армию и, пользуясь поддержкой народного сопротивления, вытеснил англичан с юго-запада страны. К 1396 году силы обеих сторон иссякли, и было заключено очередное перемирие в Столетней войне. Но, поскольку военные действия второго этапа не разрешили ни территориальных, ни политических противоречий, в 1415 году Столетняя война вспыхнула вновь. Англичане высадились на севере Франции и разбили противника в битве при Азенкуре. Вскоре половина Франции оказалась под властью завоевателей. В 1420 году в Труа сторонами был подписан договор, предусматривающий переход власти в стране к монархам английского королевского рода. Закончился очередной этап Столетней войны.

    Жанна д»Арк

    Большего позора для Франции придумать было сложно. И вновь народ Франции не согласился с решением политиков. Начавшаяся как конфликт правящих королевских династий, Столетняя война для французов превратилась в народную, отстаивавшую национальные интересы и целостность страны. В 1429 году, столетняя война началась снова. Крестьянская девушка Жанна д»Арк возглавила оборону Орлеана и за девять дней добилась снятия осады, которая продолжалась уже около семи месяцев. Воодушевленные победой, под знамена Орлеанской девы вставали все новые добровольцы, безоговорочно верившие в свою победу в Столетней войне. Успешные военные действия позволили французам вновь усадить на престол своего короля, на этот раз Карла VII. Был одержан ряд крупных побед в Столетней войне, приведших к изгнанию англичан из важных стратегических пунктов. В 1453 году перед французами капитулировал гарнизон, удерживавший Бордо, и это событие положило конец самому длительному в мировой истории военному противостоянию, Столетней войне. Следует заметить, что англичанам еще сто лет удавалось сохранять за собой порт Кале, обеспечивая Англии единоличный контроль над проливом, отделяющим ее от материковой Европы. Но этот период в хронологию Столетней войны историками уже не включается.

    Теперь посчитаем, сколько длилась Столетняя война. Вычтите из 1453 (год начала Столетней войны) 1337 (год окончания Столетней войны), и, даже если вы в точных науках не сильны, разность все равно окажется более ста лет и получается, что Столетняя война длилась дольше. Конечно, 16 лет для истории — срок пустяковый, однако ошибка в 16% — величина достаточно существенная, не так ли?

    «Столетняя война»

    Если спросить у кого-либо, сколько лет продолжалась Столетняя война, то, скорее всего, ответят так: «Сто лет. Это же видно из ее названия». Однако этот ответ неправилен.

    Столетняя война между Англией и Францией длилась 115 лет — с 1338 по 1453 год. Кстати, эта война считается самой продолжительной из всех бесчисленных войн в истории человечества.

    Война не была беспрерывной, она делится на четыре периода, между которыми устанавливались длительные официальные перемирия. Самое долгое из них затянулось на 18 лет, но мелкие стычки, несмотря на мир, продолжались.

    Несколько фактов о Столетней войне

    Корни войны уходят в XII век, когда возникли притязания Англии и Франции на герцогство Аквитанское — оно было приданым Алиеноры Аквитанской — жены французского короля. Но после развода с Людовиком VII, она выходит замуж за Генриха II и забирает Аквитанию. Эти огромные по площади территории Франция так и не признала английскими.

    Поводом к войне стали притязания Эдуарда III на корону Франции, поскольку оно был внуком короля Филиппа IV Красивого. Тогда же на английском гербе рядом с леопардами появляются лилии.

    Битвы Столетней войны при Кресси, Пуатье, Айзенкуре до сих пор являются гордостью Англии. Победы здесь одерживались чаще тактикой, стратегией, дисциплиной и выучкой, чем количеством солдат.

    В битве при Кресси участие принимал наследник английского престола принц Уэльский и Аквитанский Эдуард, которого позже стали называть Черным принцем за цвет доспехов и беспощадность в бою. 16-летнему наследнику доверили командование правым флангом армии. С поставленными задачами он блестяще справился и получил рыцарские шпоры, что было большой редкостью в его возрасте. В 1356 Черный принц выиграл битву при Пуатье, взял в плен короля Иоанна II и был признан одним из лучших воинов своего времени.

    В июле 1347 года англичане осадили Кале, но Филипп VI просил мирного решения вопроса, однако, не дождавшись его, развернул армию и ушел, оставив подданных на произвол судьбы. Жители осажденного города решили, что на него повлияла жена — Жанна Бургундская, чьи родственники поддерживали Эдуарда III в его притязаниях на трон Франции. Сдался брошенный монархом город только через год.

    В годы Столетней войны обе страны стали активно промышлять пиратством, грабя, беря в плен и убивая мирное население побережья.

    Регулярные набеги англичан с моря привели к тому, что в 1405 г. жители Бретани просили у короля разрешения давать отпор грабителям и, вооружаясь луками, палками и всеми подручными средствами, отражали нападения. В одном таком сражении, по свидетельству современника, крестьяне сумели захватить почти 700 англичан в плен и убить 500.

    25 октября 1415 года состоялась битва при Азенкуре, когда английская армия, возвращавшаяся домой после нескольких тяжелых сражений, была захвачена врасплох французскими войсками, численно превосходившими английское войско в несколько раз. Битва вошла в историю благодаря английским лучникам, которые сумели нанести значительный урон противнику.

    В 1420 году Франция могла исчезнуть с политической карты Европы, после подписания договора в Труа. Договор закреплял право английского короля Генриха V на трон Франции после кончины французского монарха. Страны должны были объединиться благодаря браку Генриха с дочерью Карла VI. Помешала планам смерть обоих правителей, и французы отказались признать унизительный договор. Война возобновилась.

    В 1429 году французская армия отбила Орлеан под руководством Жанны д’Арк, это время стало началом перелома – Франция начала одерживать победы одну за другой, пока в 1453 году Англия не признала поражение и не оставила континентальные владения, принадлежавшие ей с XII века.

    Жанна д’Арк несмотря на все заслуги, была сожжена как еретичка англичанами, а король Карл VII, которому она вернула влияние, не предпринял попытки спасти ее от костра. Только через 25 лет католическая церковь все обвинения против Жанны признала ложными.

    Несмотря на капитуляцию Англии в 1453 году, мирный договор был подписан спустя 22 года, а порт Кале французы вернули себе только в 1558 году.

    За время Столетней войны Франции сменила 5 монархов, пережила эпидемии чумы и несколько лет голода из-за неурожая, жакерию – крестьянские восстания, разорение, население страны сократилось в два раза.

    За годы войны значение утратила рыцарская конница, военачальники стали активнее использовать пехоту и чаще применять огнестрельное оружие и артиллерию, при этом луки и арбалеты значения не теряли.

    В истории человечества огромное место занимают различные войны.
    Они перекраивали карты, рождали империи, губили народы и нации. Земля помнит войны, длившиеся больше века. Вспоминаем самые затяжные военные конфликты в истории человечества.


    1. Война без выстрелов (335 летняя)

    Самая длинная и самая курьезная из войн — война между Нидерландами и архипелагом Силли, входящим в состав Великобритании.

    Из-за отсутствия мирного договора она формально продолжалась 335 лет без единого выстрела, что делает её одной из самых длинных и курьезных войн в истории, да еще и войной с наименьшими потерями.

    Официально мир был объявлен в 1986 году.

    2. Пуническая война (118 лет)

    К середине III века до н.э. римляне почти полностью подчинили Италию, замахнулись на все Средиземноморье и первой захотели Сицилию. Но на этот богатый остров претендовал и могущественный Карфаген.

    Их притязания развязали 3 войны, что тянулись (с перерывами) с 264 по 146 гг. до н.э. и получили название от латинского имени финикийцев-карфагенян (пунов).

    Первая (264-241) — 23 года (началась как раз из-за Сицилии).
    Вторая (218-201) — 17 лет (после взятия Ганнибалом испанского города Сагунты).
    Последняя (149-146) — 3 года.
    Именно тогда родилась знаменитая фраза «Карфаген должен быть разрушен!». Чистые военные действия заняли 43 года. Конфликт в совокупности — 118 лет.

    Итоги: Осажденный Карфаген пал. Рим — победил.

    3. Столетняя война (116 лет)

    Шла в 4 этапа. С паузами на перемирия (самое долгое — 10 лет) и борьбу с чумой (1348 г.) с 1337 по 1453.

    Противники: Англия и Франция.

    Причины: Франция хотела вытеснить Англию с юго-западных земель Аквитании и завершить объединение страны. Англия — упрочить влияние в провинции Гиень и вернуть утраченные при Иоанне Безземельном — Нормандию, Мен, Анжу. Осложнение: Фландрия — формально находилась под эгидой французской короны, по факту была свободна, но зависела в сукноделии от английской шерсти.

    Повод: притязания английского короля Эдуарда III из династии Плантагенетов-Анжуйских (внука по материнской линии французского короля Филиппа IV Красивого из рода Капетингов) на галльский престол. Союзники: Англии — германские феодалы и Фландрия. Франции — Шотландия и Папа римский. Армии: Английская — наемная. Под командой короля. Основа — пехота (лучники) и рыцарские отряды. Французская — рыцарское ополчение, под руководством королевских вассалов.

    Перелом: после казни Жанны д’Арк в 1431-м и битвы за Нормандию началась национально-освободительная война французского народа с тактикой партизанских налетов.

    Итоги: 19 октября 1453 английская армия капитулировала в Бордо. Потеряв на континенте всё, кроме порта Кале (оставался английским еще 100 лет). Франция перешла на регулярную армию, отказалась от рыцарской конницы, отдала предпочтение пехоте, появилось первое огнестрельное оружие.

    4. Греко-персидская война (50 лет)

    Совокупно — войны. Тянулись с затишьями с 499 по 449 гг. до н.э. Их делят на две (первая — 492-490, вторая — 480-479) или три (первая — 492, вторая — 490, третья — 480-479 (449). Для греческих полисов-государств — битвы за независимость. Для Империи Ахеминидов — захватнические.


    Триггер: Ионийское восстание. Бой спартанцев при Фермопилах вошел в легенды. Переломной стала битва при Саламине. Точку поставил «Каллиев мир».

    Итоги: Персия лишилась Эгейского моря, побережий Геллеспонта и Босфора. Признала свободы городов Малой Азии. Цивилизация древних греков вошла в пору наивысшего процветания, заложив культуру, на которую и, спустя тысячелетия, равнялся мир.

    4. Пуническая война. Сражения продлились 43 года. Они делятся на три этапа войн между Римом и Карфагеном. Боролись они за властвование на Средиземноморье. В битве победили римляне. Basetop.ru


    5. Гватемальская война (36 лет)

    Гражданская. Протекала вспышками с 1960 по 1996 гг. Провокационное решение, принятое американским президентом Эйзенхауэром в 1954-м, инициировало переворот.

    Причина: борьба с «коммунистической заразой».

    Противники: Блок «Гватемальское национальное революционное единство» и военная хунта.

    Жертвы: ежегодно совершалось почти 6 тыс. убийств, только в 80-е — 669 массовых расправ, более 200 тыс. погибших (из них 83% — индейцы-майя), свыше 150 тыс. пропало без вести. Итоги: подписание «Договора о прочном и длительном мире», что защитил права 23 групп коренных американцев.

    Итоги: подписание «Договора о прочном и длительном мире», что защитил права 23 групп коренных американцев.

    6. Война Алой и Белой розы (33 года)

    Противостояние английской знати — сторонников двух родовых ветвей династии Плантагенетов — Ланкастеров и Йорков. Тянулась с 1455 по 1485 гг.
    Предпосылки: «ублюдочный феодализм» — привилегия английского дворянства откупаться от воинской службы у сеньора, в чьих руках сосредотачивались большие средства, которыми он оплачивал армию наемников, что стала мощнее королевской.

    Причина: поражение Англии в Столетней войне, обнищание феодалов, их неприятие политического курса супруги слабоумного короля Генриха IV, ненависть к ее фаворитам.

    Оппозиция: герцог Ричард Йоркский — считал право на власть Ланкастеров нелегитимной, стал регентом при недееспособном монархе, в 1483-м — королем, убит в битве при Босворте.

    Итоги: Нарушила равновесие политических сил в Европе. Привела к краху Плантагенетов. Возвела на трон Уэльских Тюдоров, что правили Англией 117 лет. Стоила жизни сотням английских аристократов.

    7. Тридцатилетняя война (30 лет)

    Первый военный конфликт общеевропейского масштаба. Длился с 1618 по 1648 гг. Противники: две коалиции. Первая — союз Священной Римской империи (по факту — Австрийской) с Испанией и католическими княжествами Германии. Вторая — германские государства, где власть была в руках князей-протестантов. Их поддерживали армии реформаторских Швеции и Дании и католической Франции.

    Причина: Католическая лига боялась распространения идей Реформации в Европе, протестантская Евангелическая уния — к этому стремились.

    Триггер: восстание чешских протестантов против австрийского господства.

    Итоги: Население Германии сократилось на треть. Армия Франции потеряла 80 тыс. Австрия и Испания — более 120-и. После Мюнстерского мирного договора в 1648-м на карте Европы окончательно закрепилось новое независимое государство — Республика Соединенных провинций Нидерландов (Голландия).

    8. Пелопонесская война (27 лет)

    Их две. Первая — Малая Пелопонесская (460-445 гг. до н. э.). Вторая (431-404-й до н.э.) — самая масштабная в истории Древней Эллады после первого персидского вторжения на территорию Балканской Греции. (492-490 гг. до н. э.).

    Противники: Пелопонесский союз во главе со Спартой и Первый морской (Делосский) под эгидой Афин.

    Причины: Стремление к гегемонии в греческом мире Афин и неприятие Спартой и Корифном их притязаний.

    Противоречия: Афинами правила олигархия. Спартой — воинская аристократия. Этнически афиняне были ионийцами, спартанцы — дорийцами. Во второй выделяют 2 периода.

    Первый — «Архидамова война». Спартанцы совершали сухопутные вторжения на территорию Аттики. Афиняне — морские набеги на побережье Пелопонесса. Завершился в 421-м подписанием Никиева мира. Спустя 6 лет был нарушен афинской стороной, которая потерпела поражение в битве при Сиракузах. Финальная фаза вошла в историю под названием Декелейской или Ионийской. При поддержке Персии Спарта построила флот и уничтожила афинский при Эгоспотамах.

    Итоги: После заключения в апреле 404 г. до н.э. Фераменова мира Афины потеряли флот, срыли Длинные стены, лишились всех колоний и влились в Спартанский союз.

    9. Великая северная война (21 год)

    Шла северная война на протяжении 21 года. Она была между северными государствами и Швецией (1700-1721), противостояние Петра I Карла XII. Россия воевала в основном самостоятельно.

    Причина: Обладание прибалтийским землями, контроль над Балтикой.

    Итоги: С окончанием войны в Европе возникла новая империя — Российская, имеющая выход в Балтийское море и обладающая мощной армией и флотом. Столицей империи стал Санкт-Петербург, расположенный в месте впадения реки Невы в Балтийское море.

    Проиграла войну Швеция.

    10. Вьетнамская война (18 лет)

    Вторая Индокитайская война Вьетнама с США и одна из самых разрушительных второй половины XX века. Длилась с 1957 по 1975-й. 3 периода: партизанская южно-вьетнамская (1957-1964), с 1965 по 1973 — полномасштабные боевые действия США, 1973-1975 гг. — после вывода американских войск с территорий Вьетконга. Противники: Южный и Северный Вьетнам. На стороне Южного — США и военный блок СЕАТО (Организация договора Юго-Восточной Азии). Северного — КНР и СССР.

    Причина: когда в Китае к власти пришли коммунисты, а Хо Ши Мин стал лидером Южного Вьетнама, администрация Белого дома испугалась коммунистического «эффекта домино». После убийства Кеннеди Конгресс дал «Тонкинской резолюцией» президенту Линдону Джонсону карт-бланш на использование военной силы. И уже в марте 65-о во Вьетнам ушли два батальона морских котиков армии США. Так Штаты стали частью гражданской вьетнамской войны. Применили стратегию «найди и уничтожить», выжгли напалмом джунгли — вьетнамцы ушли под землю и ответили партизанской войной.

    Кому выгодно: американским оружейным корпорациям. Потери США: 58 тыс. в боевых действиях (64 % моложе 21 г.) и порядка 150 тыс. самоубийств американских ветеранов ВВ.

    Вьетнамские жертвы: свыше 1 миллиона воевавших и более 2-х мирного населения, только в Южном Вьетнаме — 83 тыс. ампутантов, 30 тыс. слепых, 10 тыс. оглохших, после операции «Ranch Hand» (химуничтожение джунглей) — врожденные генетические мутации.

    Итоги: Трибунал от 10 мая 1967 года квалифицировал действия США на территории Вьетнама как преступление против человечества (статья 6 Нюрнбергского Статута) и запретил применение термитных бомб типа CBU как оружие массового поражения.

    (С) разные места интернета

    Рекомендуем также

    Столетняя война: перед чёрной смертью

    Первые годы Столетней войны были настолько удачными для Альбиона, что в те времена у многих британцев существовала твёрдая уверенность в быстром и победоносном завершении конфликта.

    Историческое значение битвы при Креси и предшествующего таковой сражения при Обероше трудно переоценить. Эти столкновения армий английского короля Эдуарда III Плантагенета и французского Филиппа VI де Валуа положили начало закату классической рыцарской эпохи средневековой Европы – благородные дворяне пали от стрел и копий низкородных простолюдинов. Применённая англичанами тактика и мобильные войска короля Эдуарда оказались эффективнее закованных в броню рыцарей, а скорострельный и дальнобойный английский лук (longbow), чьи стрелы могли пробивать доспехи всадников – смертоноснее генуэзских арбалетов.

    Тренировка английских лучников, иллюстрация из хроники 1325 года

    Первое крупное сражение Столетней войны – битва при Слёйсе 1340 года – закончилось уверенной победой англичан, обеспечив им фактическое господство на море и контроль над Фландрией; вдобавок оно нанесло существенный урон боевому духу французов. Тем не менее, Филипп VI и его окружение сдаваться не собирались – Франция была крупнее и богаче Англии, на стороне родоначальника династии Валуа оставались крупные людские и материальные ресурсы, а могущество Лувра со времён великого государя Филиппа Августа (годы царствования 1180–1223) никогда не подвергалось сомнению.

    До прихода сокрушительной исторической катастрофы – эпидемии Чёрной смерти – оставались считанные годы, но и они дались Франции весьма нелегко. В отличие от Филиппа Августа, успешно противостоявшего внутренней оппозиции, победившего Плантагенетов, изгнавшего островитян из владений на континенте и существенно расширившего королевский домен за счёт отбитых у англичан территорий, первый Валуа не сумел сконцентрировать все силы на отражение наступления с Альбиона. Так, в течение 1345–1347 гг. армия короля Филиппа потерпела три сокрушительных поражения, и французская корона на долгое время потеряла контроль над событиями, что едва не привело Францию к поражению.

    Битва при Обероше

    После победы при Слёйсе англичане не торопились начинать операции собственно на территории противника и отдаляться от берегов Ла-Манша – в Тауэре прекрасно понимали, что сперва необходимо закрепиться в крупных портах, создав укреплённые базы снабжения. В июне 1345 года Генри Гросмонт, граф Дерби и герцог Ланкастер, по приказу короля Эдуарда высадился в Гаскони и направился в рейд по французскому побережью. Не встретив серьёзного сопротивления, за лето он смог захватить несколько французских замков, включая город Бержерак и крепость Оберош, где оставил солидный гарнизон, после чего отправился обратно в Бордо.

    Генри Гросмонт, граф Дерби, герцог Ланткастер Иллюстрация из средневековой Bruges Garter Book

    Чтобы пресечь английскую экспансию, французский граф де Л`Иль собрал армию в 7000 клинков и осадил захваченный Оберош. Из Тулузы были доставлены несколько осадных машин, что только усугубило положение осаждённых: французы начали обстрел крепостных башен, готовясь к штурму. 21 октября Генри Гросмонт выступил на помощь защитникам замка, успев собрать лишь 1500 английских и гасконских солдат и надеясь соединиться по пути с остальными английскими войсками. К Гросмонту успел присоединиться граф Стаффорд со своими людьми. На спешном военном совете англичане решили напасть неожиданно, не дожидаясь подхода основных сил. Оставив прислугу и обозы в лесу, всадники Гросмонта ворвались во вражеский лагерь, а английские лучники и арбалетчики открыли огонь из леса, перекрыв путь к отступлению. Французы, как раз занятые ужином, не успели построиться и организовать отпор; пехотинцы обратились в бегство, оказавшись под смертоносным ливнем английских стрел. Французские рыцари, вставшие лагерем с другой стороны замка, немедленно бросились на помощь соотечественникам, но им в тыл ударил гарнизон Обероша. Французы потерпели поражение, многие дворяне попали в плен, включая тяжело раненного графа де Л`Иля.

    После конфузии при Обероше французы в течение полугода не были способны вести серьёзные боевые действия. Филипп потерял связь с войсками в Нормандии и Лангедоке, благодаря чему Гросмонт сумел закрепиться в Гаскони и стал одним из любимых полководцев Эдуарда. Однако битва при Обероше оказалась лишь прелюдией к грядущему позору французского рыцарства.

    Битва при Креси

    Король Эдуард решил закрепить успех военной кампании, и уже в следующем году, 12 июня 1346 г. , английская армия высадилась в Нормандии, предположительно на полуострове Котантен к югу от города Сен-Вааст-ла-Уг. Никакого сопротивления французы не оказали, поскольку местное ополчение разбежалось ещё при виде вымпелов английской эскадры на горизонте, а рыцарское войско было сосредоточено достаточно далеко – к северу от Парижа. Англичане устремились вглубь материка – 25 июля они дошли до Кана, также быстро захватив и разграбив его. По свидетельствам историков, английская армия могла проходить по 8–10 километров в день, что по меркам той эпохи являлось весьма существенным темпом – особенно если учитывать обоз и скорость передвижения пехоты.

    Взятие Кана. Миниатюра XIV века

    Положение французов усугублялось ещё и тем, что с северо-запада в страну вторглись союзные Эдуарду фламандцы. Филипп объявил всеобщую мобилизацию с точкой сбора в Руане, откуда 31 июля дворянское войско и отправилось навстречу англичанам. Некоторое время армии двигались вдоль разных берегов Сены, параллельно друг другу, а 12 августа войска Эдуарда оказались всего в 30 километрах от Парижа – то есть, столица находилась всего в трёх-четырёх переходах.

    Филипп приказал готовиться к обороне города, но 14 августа англичане переправились через Сену и двинулись на север, к Сомме, и французы отправились вслед за ними. Командиры Филиппа попытались заманить противника в ловушку между Сеной и Соммой, но Эдуард успешно избегал столкновений. 23 августа англичане вновь уклонились от боя и на следующий день заняли удобную позицию на склоне возвышенности у местечка Креси-ан-Понтье. На тот момент общие силы противников составляли около 12 000 у англичан и 25 000 у французов.

    Англичане расположились на холме, что априори обеспечивало им тактическое преимущество. Войско было разделено на три отряда: центр заняли рыцари под командованием короля, правый фланг прикрывал наследник трона Эдуард, получивший прозвище «Чёрный принц», а также графы Уорвик и Оксфорд, левый – граф Нортгемптон. Английские рыцари спешились и смешались с отрядами лучников и копейщиков, встав с простолюдинами бок о бок – король справедливо рассудил, что сражение в конном строю на вершине крутого холма немыслимо. Солдаты выкопали немало узких и глубоких ям для защиты от прямого удара кавалерии.

    К 26 августа к холму подошли французы, чьи силы оцениваются примерно в 12 000 тяжёлых всадников и 4000 генуэзских арбалетчиков. Армия короля Филиппа очень сильно растянулась; когда передовые отряды находились всего в десяти километрах от Креси, король решил перестроить войско и дождаться подхода арьергарда. Французов подвела отвратительная организация – приказы не исполнялись или толковались превратно, арьергард продолжал двигаться вперёд, нарушая строй, а когда солдаты оказались уже в пяти километрах от поля грядущего сражения, остановить и перегруппировать отряды стало невозможно. Солнце светило французским стрелкам в глаза, арбалеты сильно пострадали от недавнего дождя, а пехотинцы до начала боя прошли не менее 28 километров в полном снаряжении. Начинать битву в такой ситуации было решением самоубийственным.

    Король Эдуард III и Чёрный Принц, миниатюра 1390 года

    Тем не менее, французское войско начало атаку, и на подданных Филиппа моментально обрушился град английских стрел. Симметричного ответа не последовало – арбалет способен выпускать лишь три-пять стрел в минуту против десяти выстрелов длинного английского лука. Генуэзцы (наёмные войска во все времена не отличались высокой надёжностью) тут же бежали, что привело в бешенство Филиппа – король совершает ещё одну, фатальную ошибку, направив в бой тяжёлую рыцарскую конницу, окончательно смявшую отступающих арбалетчиков. На скользких склонах холма образовалась свалка – разбегающаяся пехота мешала всадникам разогнать лошадей для лобовой атаки. Именно на это и рассчитывали англичане, щедро посыпавшие неприятеля стрелами, наповал сражавшими даже закованных в броню рыцарей. Слово французскому историку Жану Фруассару:

    «Тогда произошла ужасная давка и суматоха, лошади подымались на дыбы и опрокидывались; английские лучники стреляли наверняка, рыцари на земле, неспособные подняться, добивались копейщиками»

    Французы беспрестанно продолжали наступать на холм в течение всего дня. Последние совершенно бессмысленные попытки пробить оборону англичан совершались уже в полной темноте, очевидно, лишь для того, чтобы показать врагу рыцарскую доблесть. Во время этой смертоносной карусели рыцари успевали по нескольку раз участвовать в атаках, отдыхая и меняя коней. По свидетельствам очевидцев, лучники спускались с холма, чтобы подобрать стрелы, но очевидно, что много стрел во время боя не подберёшь – скорее всего, англичане заранее позаботились об огромном числе боеприпасов в обозе.

    Некоторым дворянам удалось пробиться к лагерю короля Эдуарда – Фруассар перечисляет имена рыцарей, павших в рукопашной битве на холме и в стане врага: граф Алансон, граф Фландрский, граф Блуа, герцог Лотарингии, граф Оксера, граф Сен-Поля. Но серьёзную угрозу для англичан представлял только отряд французских и немецких рыцарей под командованием Жака д`Эстраселя, столкнувшихся в отчаянной схватке с воинами принца Уэльского: наследник сам активно участвовал в бою. Во время столкновения знамя принца упало на землю, но было немедленно поднято. В остальном, англичане не пытались оставлять свои защищённые позиции и контратаковать. Король Эдуард ещё перед боем запретил солдатам отвлекаться на взятие пленных и снятие доспехов с убитых до окончания сражения.

    Битва при Креси. Современная иллюстрация

    Филипп де Валуа также принимал участие в сражении – стрелами под ним были убиты два коня, а сам он ранен в лицо. Погиб и оруженосец Филиппа. Король покинул поле боя поздно вечером, отступив в Амьен.

    Оценка потерь обеих армий как английскими, так и французскими источниками той эпохи представляется сомнительной – как это обычно бывает, обе стороны старались преуменьшить число погибших у себя и преувеличить у противника. Однако тот факт, что Франция понесла тяжелейшие и невосполнимые потери среди дворянства, и тогда не отрицали – под Креси пали 11 принцев и около 1200 рыцарей, не считая пехоты. Как мы помним, тяжёлая дворянская кавалерия в XIV веке являлась основой «профессиональной» рыцарской армии, а потеря не менее трети дворянства, способного держать оружие в руках, оказалась почти равной поражению в войне – давайте представим, что перед Французской кампанией 1940 года Германия лишается трети своего танкового парка, основной ударной силы…

    Битва при Креси. Миниатюра из «Хроник» Хана Фруассара, вторая половина XIV века

    Завершением катастрофического для Филиппа де Валуа сражения стал неслыханный позор французского рыцарства – штандарт и королевское знамя, Орифламма Святого Дени, были брошены на поле боя и затем подобраны английскими солдатами.

    Осада Кале

    После битвы при Креси англичане двинулись на север, однако дальнейшие события показывают, что Эдуард не до конца понимал стратегическую важность своей предыдущей победы: вражеская армия была стёрта в пыль и развеяна по ветру. Выжившие французские рыцари и король Филипп не представляли, что противопоставить английскому войску, выигравшему две битвы подряд, практически не понеся потерь.

    У англичан был выбор: объединяться с фламандцами (что планировалось ещё до победы при Креси), осадить город и гавань Кале, чтобы прочно укрепиться на материке, или сразу попытаться взять Париж. Впрочем, сейчас невозможно сказать, какими силами обладал Филипп после Креси – страна находилась на грани хаоса, дворянство пребывало в шоке от чудовищных потерь, а новую армию французский король смог собрать лишь в следующему году.

    Надо полагать, что Эдуард трезво оценивал обстановку и выбрал наилучшее решение: англичане двинулись в сторону Кале. Важность этого форпоста трудно переоценить – он мог обеспечить надёжный тыл и постоянные поставки фуража и боеприпасов, а также контроль за обширнейшим участком побережья.

    Войско Эдуарда достигло Кале в начале октября 1346 г., командующий французским гарнизоном Жан де Вьенн незамедлительно закрыл перед врагом ворота. Началась осада. Город окружали двойная стена и двойной ров, вокруг которых располагалась сильно заболоченная местность, где невозможно было установить тяжёлые осадные орудия. Эдуард не располагал сведениями о числе защитников города и не рискнул брать Кале приступом. Более того, разрушать стены и башни категорически не следовало – городу предстояло стать английским оплотом. Дальнейшая тактика была отработана столетиями: брать крепость измором. Англичане расположились к западу от города, отдельные отряды охраняли подходы с юга. Возникли трудности с блокадой гавани Кале: основные силы британского флота находились или собственно в Англии или во Фландрии, какое-то время было невозможно пресечь поставки провианта в Кале морем.

    К тому же Жан де Вьенн эвакуировал морем из Кале женщин, стариков и детей – Эдуард не стал этому препятствовать: избавление от лишних ртов существенно облегчало жизнь осаждённых, но Плантагенет собирался стать королём Франции, отчего не следовало истреблять будущих подданных.

    Осада обещала быть долгой. Англичане выстроили близ Кале небольшой город для зимовки с торговой площадью, где дважды в неделю открывался рынок – назвали его Нувилль, «Новый Город». Существует он до сих пор.

    Граждане Кале. Картина художника XVIII века Ж. Барталеми, изображающая короля Эдуарда III и шестерых нобилей города Кале

    Во время первых месяцев осады Филипп де Валуа не предпринимал никаких действий против англичан. Возможно, катастрофа при Креси повергла его в глубочайший шок; следующий совет король собрал только в марте 1347 года, когда и попросил военной помощи у дворян и духовенства. Дворяне быстро ответили на призыв неудачливого монарха, откликнулись даже вассалы Геннегау и Брабант.

    К июлю в Аррасе собралась колоссальная армия, во много раз превышающая числом войско Филиппа при Креси: летописцы заявляют о 200 000 мечей, что, впрочем, является очевидным преувеличением. Вероятно, к началу похода Филипп стоял во главе пятидесятитысячной армии, в любом случае численно превосходившей войско Эдуарда. Поскольку фламандцы не разрешили французам проходить через их земли, а Филипп не хотел открытого конфликта с соседями в условиях войны с Англией, его армия 27 июля встала в пяти милях к западу от Кале.

    Тем временем, Эдуарду надоело наблюдать, как в гавань осаждённого города то и дело заходят корабли с провиантом, и он решил отрезать морской путь к Кале. На отмели между морем и гаванью англичане возвели форт Рисбенк и установили на нём дальнобойные метательные орудия. Вдоль всего водного пути поставили волнорезы и дамбы, чтобы усложнить путь кораблей.

    Однако решающая битва так и не свершилась. Филипп решил, что занял крайне невыгодную позицию, и начал длительные переговоры с Эдуардом, рассчитывая вызвать его на бой в более удобной местности. В итоге переговоры стали лишь прикрытием для отступления французов. В ночь с 1 на 2 августа они спешно покинули лагерь, и дальнейшая судьба Кале была предрешена. Защитники города видели со стен, как французская армия заняла площадь в несколько акров, и ожидали начала сражения вплоть до утра 2 августа. В итоге измученные защитники решили сдать город – что остаётся делать, если сам король от них отказался?!

    Защитники Кале были помилованы Эдуардом, однако прошли через унизительную процедуру: городские нобили пешком принесли королю Англии ключи от ворот Кале, с непокрытой головой и петлёй на шее. Более никаких репрессий не последовало: было бы весьма недальновидно устраивать террор среди людей, которых Эдуард собирался сделать своими подданными. Правда, исходно шестеро нобилей были приговорены к смерти, но за них заступилась английская королева, и казнь отменили. Кале стал английским городом на ближайшие 211 лет, до 1558 года.

    Нобили города Кале, памятник авторства Огюста Родена

    Вскоре короли Британии и Франции заключили перемирие, которое продлится вплоть до лета следующего года. Однако 1348 год станет для Европы вестником самого ужасающего бедствия за всю историю материка, с древнейших времён вплоть до XXI века…

    Сколько стоит война?

    Как мы помним, во время битвы при Креси Чёрный принц запретил английским солдатам спускаться с холма и снимать с поверженных французов доспехи – а они были невероятно дороги. Давайте попробуем разобраться, сколько же стоило снаряжение, оружие и провиант, а заодно выясним, каковы были цены на обычные товары в эпоху Высокого Средневековья.

    Возьмём для примера «Йоркские тестаменты», охватывающие период XIV–XV веков. Вот, допустим, отрывок из завещания каменщика (не простого, а солидного подрядчика), плюс собственника крупного рогатого скота – то есть, человека богатого, который мог бы и не поминать в завещании горшки-крынки. Март 1409 года:

    «…В гостиной, содержимое которой оценивается в 44 шиллинга и 8 пенсов, называются большой стол для еды, маленький обеденный стол, три пары подставок для ног, три скамейки, кресло, железный экран для камина, тазы, кувшины для умывания, диванные подушки, разная декоративная ткань, прялка, большая свеча, подсвечник и другие мелкие вещи. В жилой комнате: два новых покрывала, одно стёганое одеяло, один матрац, валик под подушку, семь подушек, тридцать простыней, тридцать локтей льняной ткани, шерстяное одеяло, три занавески, сундуки, одна деревянная кровать. Всего на сумму 16 фунтов стерлингов 14 пенсов. В кладовой: серебряный сосуд за 43 шиллинга 4 пенса, два плоских серебряных сосуда, семнадцать серебряных ложек, три медных подсвечника, одна четверть, литровый горшок, солонка, десять глиняных горшков, полотенца, салфетки разных размеров, свечи. Всего на 8 фунтов стерлингов 8 шиллингов 2 пенса. На кухне: восемь медных горшков, три сковородки, три вазы, три железных вертела, железный треножник, каменные ступы, тазы. К кухонному хозяйству причисляются: корова с телёнком, петух, четыре курицы, две утки. Общая сумма 59 шиллингов 7 пенсов».

    И нечего смеяться. Ларчик открывается достаточно просто: основную массу населения той эпохи составляло трудовое пейзанство, способное производить разве что мёд-лён-пеньку и прочие сельхозпродукты. Дворяне, по понятным причинам, ничего не производили, а вот прослойка мастеровых, особенно умелых, настоящих профессионалов, была очень и очень невелика. Отсюда большой дефицит и столь же немалая ценность предметов строго прикладных – начиная от медных подсвечников и подставок для ног и заканчивая стёгаными одеялами. О предметах роскоши, являющихся произведениями искусства, мы вообще умолчим. Посему производитель ширпотреба, как правило горожанин и цеховик, есть человек общественно-полезный, уважаемый и обеспеченный.

    До промышленной революции ещё сотни лет, предметы обихода редки и ценны – их может использовать не одно поколение семьи. Отсюда и такая подробность в завещаниях. Сейчас никому и в голову не придёт завещать старый сотовый телефон, поскольку производятся они в колоссальных количествах при низкой себестоимости, а вот 500–700 лет назад почтовых голубей завещали поштучно, с точным описанием, кому из родственников какая птица отходит. То же и с тканью, оружием, резными стульями, посудой et cetera. Дефицит!

    Также необходимо сделать заметку о денежной системе Франции XIII–XIV веков. Давайте сначала разберёмся, что такое собственно «ливр» как денежная единица.

    Рассматривать т.н. «Парижский ливр» (livre parisis), начавший выходить из обращения в начале XII века при Филиппе Августе и почти окончательно исчезнувший при Людовике IX Святом, мы не будем. Обратимся к валюте, известной как «Турский ливр». Эта денежная единица поставила рекорд по длительности использования – отменил турский ливр лишь Бонапарт 17 марта 1803 г., окончательно заменив франком.

    Итак. По присоединению к 1230 году к Франции Анжу и Турени Людовик Святой, король весьма разумный и хозяйственный, плюс с экономически грамотным правительством, провёл финансовую реформу, поручив чеканить национальную валюту от имени короны аббатству Сен-Мартен в городе Туре. Монахи и раньше этим занимались, но под руководством Анжуйской династии, обосновавшейся в Англии, причём монета ходила не только в английских владениях на континенте, но и собственно в королевским домене Франции – ещё с 1203 года, по указу Филиппа Августа. При Людовике IX турский ливр становится основным расчётным средством Франции, с золотым содержанием 8,27 грамма золота или примерно 489 граммов серебра (фунт – отсюда и позднейшее название английской монеты). Деление на мелкую монету шло по двадцатиричной системе:

    1 ливр = 20 турских солей (другое название «гро турнуа» (gros tournois), или грош – монета из высокопробного серебра весом 4,22 грамма) = 240 турских денье весом около 1,3 грамма = 480 оболов (самая мелкая серебряная монетка в половину денье). Другие монеты: тройной денье (лиард). В XIV веке появляются первые медные монеты – денье турнуа (1,5 грамма) и дубль (двойной) турнуа – 3 грамма, – с соответствующим обозначением на реверсе: DENIER TOVRNOIS, DOVBLE TOVRNOIS. Занимался чеканкой всё тот же турский монастырь св. Мартина, превратившийся фактически в госкорпорацию с частными активами наподобие современной ФРС Америки.

    Золотой ливр с середины XIV века начал обиходно именоваться франком благодаря надписи рядом с изображением Иоанна II Доброго де Валуа: «FRANCORV REХ», «король франков». На иллюстрации приведён золотой турский ливр, отчеканенный при Филиппе IV Красивом (современная нумизматическая стоимость – 21 000 евро).

    Золотой турский ливр чеканки времён короля Филиппа Красивого

    Так что же можно было купить за эти деньги? С учётом, что государственное жалование начинающего адвоката в середине XIV века составляло 2–3 ливра в год, а судьи крупного города 17–20 ливров (прочие заработки юристов составляли благодарности от клиентов). Данные по ценам до «Великого голода» 1318 года и уж тем более до глобальной катастрофы Чёрной Смерти 1348 года, окончательно обрушившей экономику Западной Европы:

    – В 1269 году различные боевые лошади, купленные для крестового похода Людовика Святого на ярмарках Шампани и Бри (Бар-сюр-Об, Ланьи, Провен), стоили в среднем 85 турских ливров, но это, вероятно, были очень ценные животные, иногда привозимые из Испании и Апулии.

    – Общая стоимость боевого, парадного и упряжного коней для графа Робера II Артуа (того самого, из цикла книг Мориса Дрюона «Проклятые короли») составляла 470 турских ливров. Но Робер был очень богатым человеком и мог позволить себе такие огромные траты.

    – За один ливр можно было снять этаж дома в крупном городе на полгода с учётом обслуживания (питание, прачки, место для лошади в конюшне).

    – Ежедневное жалование хорошо вооружённому солдату из простолюдинов – полтора-два турских денье (в состоянии войны, в мирное время – меньше).

    – Путешествие дормезом (вроде хорошо оборудованного дилижанса с печкой и кроватями) от Парижа до Авиньона – 26 денье. Но это бизнес-классом (из хроник архиепископа Руанского, ездившего так в Авиньон).

    – Кувшин красного вина нового урожая в приличном кабаке или на постоялом дворе – половина денье. Если с горячей пищей и ночёвкой – полтора.

    – Корзина яблок на рынке – четверть обола. Молочный поросёнок – два-три денье. Дойная корова – больше гро турнуа.

    – Стакан чёрного перца горошком – два-три гро турнуа, на юге дешевле, на севере дороже. Специи вообще стоили сумасшедшие деньги, при том, что обычные европейские приправы – мята, чеснок, лук и так далее – были копеечными.

    – Перепродажа деревни с домами и жителями другому феодалу – от сотни ливров и выше.

    – Купить собственный дом в два этажа (вторичный рынок недвижимости) – 7–10 ливров, если очень хороший и «с нуля» – до 25–30 ливров.

    – Построить хороший замок (с полной инфраструктурой) – имеется в виду описанный ранее Шато-Гайар – 45 000 турских ливров, а с учётом инфляции за два столетия получаются все 60 000.

    – Государственный бюджет королевства Франция в 1307 году – около 750 000 ливров.

    Самая распространённая французская серебряная монета гро турнуа, чеканки 1285 года

    Таким образом, мы видим, что полное снаряжение для рыцаря стоило не просто очень дорого – комплект стоил поистине безумных денег, и английское мародёрство после победы при Креси вполне обосновано: обобрав труп рыцаря, можно было стать весьма обеспеченным человеком, если ещё в качестве трофея доставался обученный боевой конь с богатой сбруей, то сумма увеличивалась в разы.

    Тем не менее, очень скоро вся экономическая система средневековой Европы обрушится под неслыханным ударом – до пришествия Чёрной Смерти остался всего один год… Но об этом – в следующей части.

    Продолжение следует

    почему в России не закончился XX век

    Современная Россия все еще находится в состоянии гражданской войны, об этом свидетельствуют постоянные попытки найти «врагов народа» — социальные группы или партии, действующие в ущерб национальным интересам.

    Современная Россия все еще находится в состоянии гражданской войны, об этом свидетельствуют постоянные попытки найти «врагов народа» — социальные группы или партии, действующие в ущерб национальным интересам

    Более десяти лет назад британский историк Ниалл Фергюсон опубликовал книгу «Война мира». Главная идея его работы сводилась к тому, что завершившийся XX век представлял собой не череду войн и противостояний, как то принято обычно считать, а единый конфликт, затянувшийся с 1914 по 1989 год, — конфликт между несколькими стремившимися к глобальному господству империями, приведший в конечном итоге к их разрушению. Эта трактовка, на мой взгляд, позволяет не только переосмыслить всемирную историю, но и по-новому взглянуть на исторический путь России, используя довольно очевидную аналогию.

    Круговое движение

    В самом начале этого всемирно-исторического конфликта лидер российских большевиков Владимир Ленин назвал «единственно правильным лозунгом» требование «превращения современной империалистской войны в гражданскую войну». Идея овладела массами, и менее чем через четыре года после начала одной бойни Россия оказалась ввергнута в новую: сто лет назад, в мае 1918 года с восстанием Чехословацкого корпуса, состоявшего из служивших в австрийской армии и перешедших на русскую службу чехов и словаков, началась активная фаза Гражданской войны. С этого момента страна не только была вовлечена в уже упомянутую «войну мира», но и вела на всей своей территории «войну общества» против самого себя.
    Реклама

    Как и «война мира», российская Гражданская война знала периоды большей и меньшей ожесточенности. С 1918 по 1921 год ее жертвами стали более 4,5 млн наших сограждан, а почти 2 млн покинули Родину, спасаясь от новой власти. После непродолжительной передышки и практически синхронно с началом очередного большого военного конфликта (зарождавшегося на Дальнем Востоке, в Эфиопии и Испании с конца 1920-х по середину 1930-х годов) в Советском Союзе «обострилась классовая борьба» (сначала с кулаками, потом и с контрреволюционными элементами), которая не прекращалась ни в годы Великой Отечественной войны, ни после ее завершения. Жертвами нового периода той же гражданской войны (1929–1952 годы) стали более 4 млн жертв крестьянского голода, почти 1,4 млн репрессированных конца 1930-х годов, до 1,5 млн жертв «переселения народов», и это еще не полный перечень. По мере разрядки международной напряженности снизился и накал гражданского противостояния — но общество все равно продолжало делиться на «наших» и «ненаших», «честных советских людей» и «отщепенцев».

    В начале ХХ века, еще до старта принесенных им войн, великий русский историк Василий Ключевский писал: «История России есть история страны, которая колонизируется; область колонизации в ней расширялась вместе с государственной ее территорией — то падая, то поднимаясь, это вековое движение продолжается до наших дней». Оглядываясь на прошедший век, можно сказать, что история советского и постсоветского Российского государства есть история общества, воюющего с самим собой; ожесточение этой войны достигает локальных максимумов в периоды расширения контролируемой им территории. И это вековое движение, судя по всему, не собирается завершаться — учитывая то, как легко оказалось вернуть в нашу жизнь риторику, в которой есть место термину «враг народа», в адрес инакомыслящих бросаются обвинения в предательстве, а в тюрьмы начинают попадать даже те, кто относительно пассивно распространяет неприемлемые для власти идеи.

    Разделенное общество

    Хорошо известно, что после десятилетия относительной эйфории, наступившей с окончанием холодной войны и возвещенным Фрэнсисом Фукуямой «концом истoрии», политики и ученые с легкостью стали трактовать появление новых ростков серьезных глобальных конфликтов ни больше ни меньше как «возобновление истории в новом столетии». И это «возобновление истории», пусть оно еще не довело мир до очередной большой войны, тем не менее уже практически запустило в самой России новую волну гражданского противостояния.

    Практика показывает, что провоцирование гражданского конфликта через разделение общества на «своих» и «чужих» чревато катастрофическими последствиями. Формируя у людей «военизированный» тип мировосприятия, правительства создают ситуацию, в которой любая уступка трактуется как проявление слабости, а примирение считается чуть ли не поражением. Подобная ситуация существенно облегчает для власти управление разделенным обществом — но при этом оно уничтожает саму социальную ткань и обрекает социум на ослабление и деградацию, пусть даже такую, которая до поры до времени может маскироваться якобы вновь обретенным «государственным величием».

    Я убежден: сталкивающееся с серьезными историческими вызовами общество не может позволить себе внутренний конфликт. Попытки найти в нем социальные группы, партии или классы, последовательно действующие в ущерб национальному интересу, свидетельствуют лишь об одном — о нежелании властей беспристрастно определить этот самый национальный интерес. Мне кажется, что и в России пришла пора признать, что россияне могут отличаться не только по полу или вере, но и по убеждениям, стереотипам поведения и отношению к власти — и это нормальное положение вещей, свойственное любому зрелому обществу.

    В последние годы российские власти очень «смущенно» относятся к той части истории страны, которая связана с Октябрьской революцией 1917 года. Их можно понять: с одной стороны, политические элиты не могут не идентифицировать себя с советскими институтами и практиками; с другой — они отторгают те революционные методы, которые превозносила советская система. Мне, однако, кажется, что самым катастрофическим последствием захвата власти большевиками стало утверждение в обществе ощущения того, что непрекращающаяся гражданская война представляется его «естественным состоянием» — ощущения, без преодоления которого развитие России в XXI столетии попросту невозможно.

    Шанс на мир

    Гражданская война советского типа (как и подобные ей, но более скоротечные процессы, имевшие место во многих европейских странах в 1920-х и 1930-х годах) была элементом попытки создать общество, сплачиваемое не столько историей и ощущением принадлежности к нации, сколько идеологией и причислением людей к «прогрессивным» или «реакционным» классам. После распада Советского Союза Россия вернулась к тем границам, которые выглядят по большей своей части естественными, и это лишает страну и ее элиты потребности в идеологии «высшей цели» и «классовой борьбы». Наша страна должна выйти за пределы идеологизмов, что происходит с западным миром начиная еще с 1950-х годов. Целью такой трансформации является прекращение гражданской войны и переориентация сил нации на решение стоящих перед ней вполне реальных и осязаемых, а не гипотетических и воображаемых проблем.

    Стабильность, к которой на словах стремится Кремль, невозможна в условиях отсутствия социального мира. Можно сколь угодно долго убеждать себя в том, что на стороне власти находится подавляющее большинство населения — но расколотые на враждебные лагеря общества отличаются как раз тем, что на новом историческом витке, казалось бы, давно подавленное меньшинство способно уничтожить устоявшиеся институты. Следует признать, что власть заигралась с обвинениями своих оппонентов в экстремизме — как следует признать и то, что очень часто обращенные в адрес самой власти обвинения выглядят не как критика, а как оскорбление. Обеим сторонам стоило бы начать поиск компромисса, поскольку «обострения классовой борьбы» никогда не приводили к позитивному итогу — и России это известно лучше, чем любой другой стране и любому другому обществу.

    Историк Джованни Арриги сформулировап понятия «длинного» и «короткого» столетия, подчеркивая тем самым, что формальные хронологические рамки хуже определяют динамику обществ, чем целостные периоды их истории. В мире XX век начался, вероятно, не в 1901-м, а в 1914 году, когда разразилась война, подорвавшая великие империи и разрушившая «добрый старый порядок», — и закончился он не в 2001-м, а в начале 1990-х, вместе с завершением фергюсоновской «войны мира». В России ХХ век начался практически ​тогда же — но в отличие от остального мира в нашей стране он пока не завершился. «Столетняя война» российского общества с самим собой продолжается. Она истощила силы нации, разрушила советское государство, делает нашу страну несовременным изгоем в глазах развитой части мира. За ее продолжение ответственны как власть, так и оппозиция. Эту войну нельзя выиграть — но ее нужно как можно скорее прекратить. Похоронив в российской земле не столько останки тех, кто ее начал, сколько предубеждения и фобии, способствующие ее недопустимому затягиванию.

    Источник: РБК.

    Столетняя война кратко — Краткое содержание истории древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени

     

    История человечества полна страшных войн. Одни длились буквально несколько дней, другие – в течение многих лет. Самая длительная война, произошедшая в Средние века, получила название – Столетняя война. Кратко говоря, длилась она 116 лет.
    Столетняя война – это длительный военный конфликт между Францией и Англией, начавшийся в 1337 году и закончившийся в 1453. Если говорить точнее, это была серия военных столкновений. Название этой самой длинной в истории вражды появилось в начале 19 века.
    Причины войны
    Их было несколько. Со стороны Франции это было желание вытеснить англичан с исконно французской земли в Гиене. Английские власти, напротив, стремились отстоять эту провинцию, а заодно вернуть себе утерянные недавно богатые земли Нормандии и Анжу. Подпитывало конфликт и противостояние за Фландрию, которая формально принадлежала Франции, но поддерживала тесные торговые связи с Англией. Надо сказать, что жители Фландрии вовсе не стремились полностью перейти под власть французского короля и в будущем конфликте выступили на стороне Англии.
    Столетняя война, кратко говоря, началась из-за претензий, высказанных Эдуардом III на французский престол.  На самом деле истоки ее уходят в далекий 11 век, когда герцог Нормандии, Вильгельм, завоевал Англию. Он стал королем этой страны, но сохранил при этом и свои владения во Франции. Так и получилось, что Англия долгое время владела частью французских земель.


    Ход войны
    Первый этап войны пришелся на период с 1337 по 1360 гг. Французы во всех битвах понесли поражение, потеряли порт Кале и были вынуждены согласиться на тяжелые мирные условия. Главной причиной неудач была отсталая французская армия и устаревшее оружие. Карл V, король Франции, понял это и решил ликвидировать отставание своей армии от английской. Он успешно провел реорганизацию армии, заменив частично рыцарей наемной пехотой, а также навел порядок в налоговой системе. Это привело к успеху Франции в ходе второго этапа Столетней войны в 1369-80 гг. Английские войска были вытеснены из занятых ранее территорий к морю. Теперь уже Англия была согласна на перемирие.
    Третий период Столетней войны (1415—24 гг.) пришелся на очень сложный для Франции период и закончился полным поражением. Почти вся территория оказалась в руках врага.
    И тогда в войну вступила третья сила – французский народ. Началась партизанская война. С появлением в рядах народных ополченцев Жанны д’Арк война пошла успешно для Франции и закончилась в 1453 капитуляцией английской армии.

    Столетняя война

    ВТОРАЯ СТОЛЕТНЯЯ ВОЙНА НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ | Французская история

    Получить помощь с доступом

    Институциональный доступ

    Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

    Доступ на основе IP

    Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов.Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

    Войдите через свое учреждение

    Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

    Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

    1. Щелкните Войти через свое учреждение.
    2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа в систему.
    3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

    Войти с помощью читательского билета

    Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

    Члены общества

    Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

    1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
    2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

    Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

    Личный кабинет

    Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

    Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

    Институциональная администрация

    Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

    Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

    Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения. Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

    Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

    Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

    Столетняя война, 1336-1453 | Лекции по средневековой истории


    Западная Европа 1328

    ПРИЧИНЫ Битва за Фландрию

    Фландрия превратилась в промышленный центр Северной Европы и стать чрезвычайно богатым благодаря производству тканей. Это не могло производить достаточно шерсти, чтобы удовлетворить свой рынок, и импортировать тонкую шерсть из Англия. Англия зависела от этой торговли своей иностранной валютой. В течение В 1200-х годах английский высший класс перенял нормандскую моду и перешел с пива на вино.

    ( Обратите внимание, что пиво и вино были очень важными элементами в средневековая диета. Оба содержат комплексы витаминов и дрожжей, которые средневековая диета, особенно зимой, не давала. Помимо, сохранение продуктов питания было трудным делом в ту эпоху, и алкоголь в пиве и вине представляет собой большое количество сохраненных калорий недорого и эффективно.Люди напились в средние века, но большинство не могло себе этого позволить. Пиво и вино оценивалось как источник пищи и оценивалось соответственно )

    Проблема заключалась в том, что Англия не могла выращивать виноград для производства вина. что многие англичане теперь одобрили и должны были импортировать его. Треугольный возникла торговля, в которой английское руно обменивалось на фламандское сукно, которое затем было доставлено в южную Францию ​​и обменяно на вино, которое затем отправлялись в Англию и Ирландию, главным образом через порты Дублина, Бристоля и Лондона.

    Но графы Фландрии были вассалами короля Франции, и французы пытались восстановить контроль над регионом, чтобы контролировать его богатство. Англичане не могли допустить этого, так как это означало бы, что французский монарх будет контролировать их основной источник иностранной валюты. Вскоре во Фландрии разразилась гражданская война, в которой англичане поддержали производственный средний класс и французы, поддерживающие землевладение. благородство.

    Борьба за контроль над Францией

    Английский король контролировал большую часть Франции, особенно плодородные земли. Юг.Эти земли перешли под контроль англичан, когда Элеонора Аквитания, наследница региона, вышла замуж за Генриха II Английского в середине 12 века. Был постоянный препирательства вдоль франко-английской границы, и французские короли всегда бояться английского вторжения с юга. Между Фландрией на севере и Англичане на Юге их поймали на «щелкунчике».

    «Старый Альянс»

    Французы ответили созданием собственного «Щелкунчика». «Они объединились с шотландцами в договоренности, которая сохранялась до 18-го века. век. Таким образом, англичане столкнулись с французами с юга и шотландцами. с севера.

    Битва за Ла-Манш и Северное море

    Французский Щелкунчик сработает только в том случае, если французы смогут вторгнуться в Англию. через Ла-Манш. ( Французы называют его «Ла-Манш», «Рукав», по какой причине не знаю. ) Кроме того, Англия могла бы поддержать их Фламандские союзники только в том случае, если они смогут послать помощь через Северное море, и, кроме того, английская торговля зависела от свободного потока морских перевозок. через Канал.Следовательно, французы постоянно пытались получить превосходство на море, и англичане постоянно сопротивлялись им. Обе стороны заказал то, что было бы пиратами, если бы они не действовали с королевское разрешение охотиться на суда друг друга, и часто морских столкновений в этих тесных водах.

    Династический конфликт

    Последний сын короля Филиппа IV ( Ярмарка ) умер в 1328 году, и прямая мужская линия Капетингов окончательно оборвалась спустя почти 350 лет. Однако у Филиппа была дочь. Эта дочь, Изабель, вышла замуж Король Англии Эдуард II и король Эдуард III были их сыном. Он был поэтому внук Филиппа и преемник по прямой линии через дочь Филиппа. Французы не могли смириться с мыслью, что Эдуард мог бы стать королем Франции, а французские юристы франкские законы, так называемый Салический закон , в котором говорилось, что имущество (включая трон) не могло перейти по женской линии.То Затем Френч передал корону Филиппу Валуа, племяннику Филиппа IV. Тем не менее Эдуард III имел законные права на французский престол, если он хотел преследовать его.

    Агрессивный дух в Англии

    Хотя Франция была самой густонаселенной страной Западной Европы (20 миллионов жителей до 4-5 миллионов Англии), а также самые богатые, В Англии было сильное центральное правительство, много ветеранов тяжелых боев. на валлийской и шотландской границах Англии (а также в Ирландии), процветающая экономика и популярный король. Эдвард был настроен сражаться Франция и его подданные были более чем готовы поддержать своих молодых (всего 18 лет в то время) король.

    ХОД ВОЙНЫ Война разразилась всерьез в 1340 году. Французы собрали большое флот для поддержки армии, с помощью которой они намеревались сокрушить все сопротивления во Фландрии. Когда корабли встали на якорь плотной стаей у Sluys в современных Нидерландах англичане атаковали и уничтожил его огневыми кораблями и одержал победу в битве за корабли на якоре, почти как сухопутный бой на деревянном поле боя.То Теперь англичане контролировали Ла-Манш и Северное море. Они были в безопасности от французского вторжения, мог атаковать Францию ​​по своему желанию и мог ожидать что война будет вестись на французской земле и, следовательно, на французской расход.

    Эдуард вторгся в северную Францию ​​в 1345 году. и его армия была ослаблена болезнью. Когда английская армия попыталась благополучно добраться до укрепленного порта Ла-Манш, французы попытались заставить их вступить в бой. Англичане наконец были прижаты к побережье гораздо превосходящей французской армией в месте под названием Креси (произносится как «криси»).Армия Эдуарда была объединенные силы: лучники, копейщики, легкая пехота и кавалерия; в Французы, напротив, цеплялись за свою старомодную феодальную кавалерию. То Английские лучники использовали длинный лук, оружие с большой проникающей способностью. сила, которая иногда могла убить бронированных рыцарей, а часто и лошадей. на котором они катались. Битва была катастрофой для французов. То Англичане заняли позицию на гребне холма, а французы кавалерия пыталась подняться по склону, чтобы добраться до своих противников. Долго карабкаться по сырой земле уставшие и замедлившие движение французские лошади, давая Английские лучники и пехотинцы имеют широкие возможности для разрушения французские ряды.Те немногие французы, что достигли гребня холма столкнулись с грубыми, но эффективными барьерами, и, как пытались отступить, на них напали маленькие, но свежие Английский отряд конных рыцарей.

    Тем не менее, столкнувшись с почти такой же боевой ситуацией примерно через десять лет позже французы применили ту же тактику, что и при Креси, с таким же печальным результатом в битве при Пойтерсе (1356 г.). То Французский король и многие дворяне были взяты в плен, и многие, многие другие были убит.Старомодная феодальная война, в которой рыцари сражались за слава, было покончено. Первый этап войны завершился договором в 1360 г., но Франция продолжала страдать. Англичане наняли наемники, которые, как только им больше не платили, жили за счет страны путем воровства и грабежа. Большинство французских крестьян нашли бы его трудно провести различие между войной и такого рода миром.

    КОНЕЦ КОНФЛИКТА По мере того как война затягивалась, англичане медленно отступали.Они имели меньше французской земли для поддержки своих военных действий, и война стала для них дороже. Это вызывало конфликты дома, такие как Крестьянское восстание 1381 и начало гражданские войны. Западная Европа в 1382 г. Тем не менее, в царствование Генриха V англичане захватили наступление еще раз. В Азенкуре, недалеко от Креси, французы снова вернулись к своей старой тактике феодальной войны и были снова потерпел поражение (1415 г.).Англичане вернули большую часть земля, которую они потеряли, и новый мир был основан на браке Генриха французской принцессе Катерине. Эти события создают сюжет для Пьеса Шекспира, Генрих V . Со смертью Генриха в 1422 г. война возобновилась.Западная Европа в 1430 году

    В последующие годы у французов развилось чувство национальной личность, как показано Жанна д’Арк , крестьянская девушка которая привела французские армии к победе над англичанами, пока она не была схвачена и сожжена англичанами как ведьма.Теперь у французов была большее единство, и французский король смог выставить огромные армии на почти та же модель, что и англичане. Кроме того, однако, французы правительство начало ценить «современный» стиль ведения войны и новые военачальники, такие как Бертран дю Гесклен , начали использовать партизанскую тактику и тактику «малой войны».

    Война затянулась на долгие годы. Фактически, только в 1565 г. Англичане были вытеснены из Кале, их последнего плацдарма в континентальной Франции. и они все еще владеют Нормандскими островами, последними остатками английской Средневековая империя во Франции.

    Западная Европа в 1470

    РЕЗУЛЬТАТЫ Эта война положила конец попыткам Англии контролировать континентальную территории и начало ее акцента на морском господстве. К Женитьба Генриха V на роде Валуа, наследственном роде психическое расстройство было занесено в английскую королевскую семью. Там были достигнуты большие успехи в военной технике и науке в течение периода, и военное значение феодального рыцаря было основательно дискредитирован.Однако рыцарский орден пал, сражаясь в волна гражданских войн, захлестнувшая страны Западной Европы. То Европейские страны начали создавать профессиональные постоянные армии и для развития современного государства необходимо поддерживать такие силы.

    Однако с точки зрения XIV в. Результатом является то, что дворянство и светские лидеры были заняты борьбой друг с другом в то время, когда жители Западной Европы отчаянно нуждались в лидерстве.

    Столетняя война в Палестине

    1

    Первое объявление войны, 1917–1939

    Существует множество случаев, когда война начиналась до ее объявления.

    —Arthur James Balfour1

    На рубеже двадцатого века, до того, как сионистская колонизация оказала заметное влияние на Палестину, распространялись новые идеи, расширялись современное образование и грамотность, а экономика страны интегрировалась в мировую капиталистический порядок развивался быстро. Производство на экспорт таких культур, как пшеница и цитрусовые, капитальные вложения в сельское хозяйство, внедрение товарных культур и наемного труда, заметное в быстром распространении апельсиновых рощ, изменили облик больших участков сельской местности.Эта эволюция шла рука об руку с накоплением частной собственности на землю меньшим количеством людей. Большие участки переходили под контроль отсутствующих землевладельцев, многие из которых жили в Бейруте или Дамаске, за счет мелких крестьян. Санитария, здоровье и уровень живорождения медленно улучшались, уровень смертности снижался, и, как следствие, население росло быстрее. Телеграф, пароход, железная дорога, газовое освещение, электричество и современные дороги постепенно преобразовывали города, поселки и даже некоторые сельские деревни.В то же время путешествовать по региону и за его пределы было быстрее, дешевле, безопаснее и удобнее2.

    линии. К 1914 году такое образование можно было получить в различных государственных, частных и миссионерских школах и колледжах в Палестине, Бейруте, Каире и Дамаске. Современная педагогика часто вводилась зарубежными миссионерскими школами, католическими, протестантскими и православными, а также еврейскими школами Alliance israélite Universelle.Отчасти из опасения, что иностранные миссионеры в союзе со своими покровителями из великих держав станут доминировать в обучении молодого поколения, османские власти создали растущую сеть государственных школ, которые в конечном итоге обслуживали больше учеников в Палестине, чем иностранные школы. Хотя всеобщий доступ к образованию и широкое распространение грамотности были еще далеко в будущем, изменения, приведшие к Первой мировой войне, открывали новые горизонты и новые идеи все большему и большему количеству людей.3 Арабское население выиграло от этих событий.

    В социальном отношении Палестина по-прежнему была в значительной степени сельской с преимущественно патриархальным, иерархическим характером, каким она в значительной степени оставалась до 1948 года. адаптированы к новым условиям, а младшие члены семьи получают современное образование и изучают иностранные языки, чтобы сохранить свое положение и свои преимущества. Эти элиты контролировали политику Палестины, хотя рост новых профессий, ремесел и классов означал, что в 1900-х годах было больше возможностей для продвижения и продвижения по службе.В быстро растущих прибрежных городах Яффо и Хайфа, в частности, изменения были более заметными, чем в более консервативных внутренних городах, таких как Иерусалим, Наблус и Хеврон, поскольку первый был свидетелем появления зарождающейся коммерческой буржуазии и зарождающегося городского рабочего класса. .4

    В то же время чувство идентичности значительной части населения также развивалось и менялось. Поколение моего деда идентифицировало бы — и было бы идентифицировано — с точки зрения семьи, религиозной принадлежности и города или деревни происхождения.Они бы дорожили своим происхождением от почитаемых предков; они были бы гордыми носителями арабского языка, языка Корана, и наследниками арабской культуры. Возможно, они чувствовали верность Османской династии и государству, верность, основанную на обычаях, а также ощущение османского государства как бастиона, защищающего земли древнейших и величайших мусульманских империй, земли, желанные христианским миром со времен крестовых походов, земли в где находились священные города Мекка, Медина и Иерусалим.Однако эта лояльность начала ослабевать в девятнадцатом веке по мере ослабления религиозной основы государства, по мере роста османских военных поражений и территориальных потерь, а также по мере развития и распространения идей национализма.

    Большая мобильность и доступ к образованию ускорили эти сдвиги, а расцветающая пресса и доступность печатных книг также сыграли важную роль: между 1908 и 1914 годами в Палестине было основано 32 новых газеты и периодических издания, а в 1920-е и 1930-е годы.5 Различные формы идентификации, такие как национальность, и новые идеи о социальной организации, включая солидарность рабочего класса и роль женщин в обществе, появлялись, чтобы бросить вызов ранее установленным аффилиациям. Эти способы принадлежности, будь то к национальной, классовой или профессиональной группе, все еще находились в стадии формирования и включали перекрывающиеся узы лояльности. Письмо Юсуфа Дийи Герцлю от 1899 года, например, пробуждает религиозную принадлежность, османскую лояльность, местную гордость за Иерусалим и явное чувство отождествления с Палестиной.

    В это первое десятилетие двадцатого века большая часть евреев, живших в Палестине, все еще была очень похожа в культурном отношении на городских жителей-мусульман и христиан и жила в относительном комфорте. В основном это были ультраортодоксы и несионисты, мизрахи (восточные) или сефарды (потомки евреев, изгнанных из Испании), горожане ближневосточного или средиземноморского происхождения, которые часто говорили по-арабски или по-турецки, хотя бы лишь в качестве второго или третьего язык. Несмотря на заметные религиозные различия между ними и их соседями, они не были ни иностранцами, ни европейцами, ни поселенцами: они были, видели себя и считались евреями, входившими в коренное мусульманское большинство общества.6 Более того, некоторые молодые европейские евреи-ашкенази, поселившиеся в это время в Палестине, в том числе такие ярые сионисты, как Давид Бен-Гурион и Ицхак Бен-Цви (один стал премьер-министром, а другой президентом Израиля), первоначально стремились к определенной степени интеграции в местное общество. Бен-Гурион и Бен-Цви даже приняли османское гражданство, учились в Стамбуле и выучили арабский и турецкий языки.

    Гораздо более быстрые темпы преобразований в развитых странах Западной Европы и Северной Америки по сравнению с остальным миром в современную индустриальную эпоху заставили многих сторонних наблюдателей, в том числе некоторых видных ученых, ошибочно утверждать, что ближневосточные общества, включая Палестины, были застойными и неизменными или даже «приходили в упадок». 7 Теперь мы знаем из многих указателей, что это ни в коем случае не было так: растущий объем прочно обоснованных исторических работ, основанных на османских, палестинских, израильских и западных источниках, полностью опровергает эти ложные представления. 8 Однако недавние исследования Палестины в годы до 1948 года идут гораздо дальше, чем просто работа с неправильными представлениями и искажениями, лежащими в основе такого мышления. Как бы это ни выглядело для неосведомленных посторонних, ясно, что к первой половине двадцатого века в Палестине под властью Османской империи существовало яркое арабское общество, переживавшее серию быстрых и ускоряющихся переходов, подобно нескольким другим ближневосточным обществам вокруг Это.9

    * * *

    СИЛЬНЫЕ ВНЕШНИЕ ПОТРЯСЕНИЯ оказывают мощное воздействие на общество, особенно на его самоощущение. Османская империя становилась все более хрупкой в ​​начале двадцатого века, с большими территориальными потерями на Балканах, в Ливии и в других местах. Долгая череда мучительных войн и потрясений, растянувшаяся почти на десятилетие, началась с Ливийской войны 1911–1912 годов, за которой последовали Балканские войны 1912–1913 годов, а затем чрезвычайные потрясения Первой мировой войны, приведшие к исчезновению империи.Четыре года той войны принесли острую нехватку, нужду, голод, болезни, реквизицию рабочего скота и призыв большинства трудоспособных мужчин на фронт. По оценкам, в Великой Сирии, которая включала Палестину и современные Иорданию, Сирию и Ливан, в период с 1915 по 1918 год погибло полмиллиона человек только из-за голода (который усугублялся нашествием саранчи)10

    Голод и общие лишения были лишь одной из причин тяжелого положения населения.Сосредоточенные, как и большинство наблюдателей, на ужасающих потерях на Западном фронте, немногие осознавали, что Османская империя в целом понесла самые тяжелые потери военного времени среди всех крупных воюющих держав: более трех миллионов человек погибли, что составляет 15 процентов от общей численности населения. Большинство из этих жертв были мирными жителями (самая большая отдельная группа была жертвами массовых убийств по указанию османских властей в 1915 и 1916 годах — армян, ассирийцев и других христиан)11. во время войны могло погибнуть до 750 000 человек.12 Потери арабов были соответственно высоки, поскольку армейские части, набранные в Ираке и Великой Сирии, были широко представлены на полях кровавых сражений, таких как османский восточный фронт против России, а также в Галлиполи, Синае, Палестине и Ираке. Демограф Джастин Маккарти подсчитал, что после ежегодного прироста населения Палестины примерно на 1 процент до 1914 года население Палестины сократилось на 6 процентов во время войны13.Когда в 1915 году родился мой отец Исмаил, четверо его взрослых братьев, Нуман, Хасан, Хусейн и Ахмад, были призваны на службу в османскую армию. Двое из них получили ранения в бою, но всем повезло выжить. Моя тетя Анбара Салам аль-Халиди помнила душераздирающие картины голода и лишений на улицах Бейрута, где она жила в молодости. душераздирающие сцены в Иерусалиме, где он видел тела десятков людей, умерших от голода, лежащих на улицах.15 Приговоры османских властей во время войны включали в себя повешение по обвинению в государственной измене жениха моей тети, Абд аль-Гани аль-Урайси, наряду со многими другими арабскими патриотами-националистами.16

    Хусейн и Хасан аль-Халиди, призывники в османской армии

    В 1917 году мой дед Хадж Рагиб аль-Халиди и моя бабушка Амира, известная всем как Ум Хасан, вместе с другими жителями района Яффо получили от османских властей приказ об эвакуации. Чтобы избежать надвигающихся опасностей войны, они покинули свой дом в Таль ар-Риш близ Яффы (много лет назад мой дед был судьей, который привел их туда из Иерусалима) вместе со своими четырьмя младшими детьми, среди которых был и мой отец.В течение нескольких месяцев семья искала убежища в горной деревне Дайр-Гассане, к востоку от Яффо, у членов клана Баргути, с которыми у них были давние связи17. Деревня находилась достаточно далеко от моря, чтобы быть вне досягаемости. морских орудий союзников и вдали от тяжелых боев на побережье, когда британские армии под командованием генерала сэра Эдмунда Алленби продвигались на север.

    С весны 1917 года до поздней осени южные районы страны были ареной жестоких сражений между британскими и османскими войсками, при поддержке немецких и австрийских войск.Боевые действия включали окопную войну, воздушные налеты и интенсивные обстрелы наземной и морской артиллерии. Британские и имперские части предприняли ряд крупных наступлений, которые медленно отбрасывали османских защитников. Зимой боевые действия распространились на север Палестины (Иерусалим в центре был захвачен англичанами в декабре 1917 г.) и продолжались до начала 1918 г. Во многих регионах прямое воздействие войны причиняло сильные страдания. Один из наиболее пострадавших районов включал город Газа и близлежащие города и деревни, где большие территории были разрушены сильным британским артиллерийским обстрелом во время продолжительной траншейной войны, а затем медленным продвижением союзников вверх по побережью Средиземного моря.

    Вскоре после захвата Яффо британцами в ноябре 1917 года семья моего дедушки вернулась в свой дом в Таль-эль-Рише. Другая тетя, Фатима аль-Халиди Салам, которой тогда было восемь лет, вспомнила, как ее отец обращался к британским войскам. — Добро пожаловать, добро пожаловать, — сказал он на своем явно несовершенном английском. Ум Хасан, услышавший это как «Йа вайлкум» — «Горе тебе!» по-арабски, опасаясь, что он подверг семью опасности, насмехаясь над инопланетными солдатами.18 Приветствовал ли Хадж Рагиб аль-Халиди прибытие британцев или оплакивал его, двое его сыновей все еще сражались на другой стороне, а двое были задержаны как военнопленных, что поставило семью в опасное положение.Два дяди оставались в османской армии, сопротивлявшейся британцам в северной Палестине и Сирии, до конца 1918 года. Некоторые эмигрировали в Америку, чтобы избежать призыва, в то время как многие, среди них писатель Ареф Шехаде (позже известный как Ариф аль-Ариф), содержались в лагерях для военнопленных союзников. черновик, как Наджиб Нассар, редактор откровенно антисионистской хайфской газеты al-Karmil .20 Между тем, были арабские солдаты, которые дезертировали из османской армии и пересекли линию фронта или служили в силах арабского восстания под предводительством Шарифа Хусейна и в союзе с Британией. Третьи, такие как Иса аль-Иса, редактор Filastin, , который был сослан османскими властями за свою неистовую независимость с ее сильными отголосками арабского национализма, были вынуждены покинуть относительно космополитические пределы Яффы и отправиться в различные места. маленькие городки в сердце сельской Анатолии.21

    Все эти глубокие материальные потрясения усилили воздействие мучительных послевоенных политических изменений, заставивших людей переосмыслить давние чувства идентичности. К концу боевых действий жители Палестины и большей части арабского мира оказались под оккупацией европейских армий. Через четыреста лет они столкнулись с обескураживающей перспективой чужеземного правления и быстрым исчезновением османского контроля, который был единственной системой правления, известной на протяжении более двадцати поколений. Именно в разгар этой великой травмы, когда одна эпоха заканчивалась и начиналась другая на мрачном фоне страданий, потерь и лишений, палестинцы фрагментарно узнали о Декларации Бальфура.

    * * *

    ВАЖНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ, сделанное чуть более века назад от имени кабинета министров Великобритании 2 ноября 1917 года государственным секретарем по иностранным делам Артуром Джеймсом Бальфуром — то, что стало известно как Декларация Бальфура — состояло из одного предложения:

    Правительство Его Величества благосклонно относится к созданию в Палестине национального дома для еврейского народа и приложит все усилия, чтобы способствовать достижению этой цели, при ясном понимании, что ничего не будет сделано. которые могут нанести ущерб гражданским и религиозным правам существующих нееврейских общин в Палестине или правам и политическому статусу евреев в любой другой стране.

    Если перед Первой мировой войной многие дальновидные палестинцы начали рассматривать сионистское движение как угрозу, то Декларация Бальфура привнесла новый и пугающий элемент. На мягком, обманчивом дипломатическом языке с его двусмысленной фразой, одобряющей «создание в Палестине национального очага для еврейского народа», декларация фактически заявляла о поддержке Великобританией целей Теодора Герцля в отношении еврейской государственности, суверенитета и контроля над иммиграцией в всю Палестину.

    Примечательно, что подавляющее арабское большинство населения (около 94 процентов в то время) не упоминалось Бальфуром, за исключением косвенного упоминания о «существующих нееврейских общинах в Палестине». Их описывали с точки зрения того, чем они были , а не , и уж точно не как нации или народа — слова «палестинцы» и «арабы» не фигурируют в шестидесяти семи словах декларации. Этому подавляющему большинству населения были обещаны только «гражданские и религиозные права», а не политические или национальные права.Напротив, Бальфур приписывал национальные права тому, что он называл «еврейским народом», который в 1917 году составлял ничтожное меньшинство — 6 процентов — жителей страны.

    Прежде чем заручиться поддержкой Великобритании, сионистское движение было колониальным проектом в поисках великого покровителя. Не сумев найти спонсора в Османской империи, в Вильгельмовской Германии и в других местах, преемник Теодора Герцля Хаим Вейцман и его коллеги, наконец, добились успеха в своем подходе к британскому кабинету военного времени во главе с Дэвидом Ллойд Джорджем, заручившись поддержкой величайших сила века.Теперь палестинцы столкнулись с гораздо более грозным противником, чем когда-либо прежде, с британскими войсками, которые в тот самый момент продвигались на север и оккупировали их страну, войсками, которые служили правительству, которое пообещало создать «национальный дом», в котором неограниченная иммиграция должна была создать будущего еврейского большинства.

    Намерения и цели британского правительства в то время были тщательно проанализированы за прошедшее столетие.22 Среди его многочисленных мотивов было как романтическое, основанное на религии философско-семитское желание «вернуть» евреев в библейскую землю, так и антисемитское желание сократить еврейскую иммиграцию в Великобританию, связанное с убеждением, что «мировое еврейство» способно удержать новую революционную Россию в войне и вовлечь в нее Соединенные Штаты. Помимо этих импульсов, Британия в первую очередь желала получить контроль над Палестиной по геополитическим стратегическим причинам, которые предшествовали Первой мировой войне и были только усилены военными событиями.23 Какими бы важными ни были другие мотивы, этот был центральным: Британская империя существовала в году. никогда не мотивирован альтруизмом. Стратегическим интересам Великобритании прекрасно отвечало ее спонсирование сионистского проекта, так же как им служил ряд региональных начинаний военного времени.Среди них были обязательства, взятые в 1915 и 1916 годах, обещавшие независимость арабам во главе с Шарифом Хусейном из Мекки (закрепленные в переписке Хусейна-Мак-Магона), и секретная сделка 1916 года с Францией — соглашение Сайкса-Пико, в котором две державы согласились колониальный раздел восточно-арабских стран.24

    Более важным, чем британские мотивы для издания Декларации Бальфура, является то, что это обязательство означало на практике для кристально чистых целей сионистского движения — суверенитета и полного контроля над Палестиной. При безоговорочной поддержке Великобритании эти цели внезапно стали реальными. Некоторые ведущие британские политики поддержали сионизм, выйдя далеко за рамки тщательно сформулированного текста декларации. На обеде в доме Бальфура в 1922 году трое наиболее видных британских государственных деятелей той эпохи — Ллойд Джордж, Бальфур и государственный секретарь по делам колоний Уинстон Черчилль — заверили Вейцмана, что под термином «еврейский национальный дом» они «всегда подразумевали возможное еврейское государство». Ллойд Джордж убедил сионистского лидера, что по этой причине Великобритания никогда не допустит представительного правительства в Палестине.И не стал.25

    Для сионистов их предприятие теперь было подкреплено незаменимой «железной стеной» британской военной мощи, по словам Зеева Жаботинки. Для жителей Палестины, чье будущее она в конечном счете решила, тщательная, выверенная проза Бальфура была, по сути, направленным прямо им в голову пистолетом, объявлением Британской империей войны коренному населению. Большинство теперь столкнулось с перспективой оказаться в меньшинстве из-за неограниченной еврейской иммиграции в страну, которая тогда была почти полностью арабской по своему населению и культуре.Независимо от того, задумано это было так или нет, декларация положила начало полномасштабному колониальному конфликту, вековому нападению на палестинский народ, направленному на создание исключительного «национального очага» за его счет.

    * * *

    ПАЛЕСТИНСКАЯ РЕАКЦИЯ на Декларацию Бальфура запоздала и поначалу была относительно приглушенной. Молва о британском заявлении распространилась в большинстве других частей мира сразу после его обнародования. Однако в Палестине местные газеты были закрыты с начала войны как из-за государственной цензуры, так и из-за отсутствия газетной бумаги в результате жесткой морской блокады османских портов союзниками.После оккупации британскими войсками Иерусалима в декабре 1917 г. военный режим запретил публикацию новостей о Декларации26. Действительно, британские власти почти два года не разрешали газетам выходить в Палестине. Когда сообщения о Декларации Бальфура наконец достигли Палестины, они медленно просачивались из уст в уста, а затем через копии египетских газет, которые путешественники привозили из Каира.

    Разорвавшаяся бомба поразила общество, изнуренное и истощенное на этом позднем этапе войны, когда выжившие в хаосе и перемещении медленно возвращались в свои дома.Есть сведения, что они были шокированы новостью. В декабре 1918 года тридцать три изгнанных палестинца (включая аль-Ису), которые только что добрались из Анатолии в Дамаск (где их доступ к новостям не был ограничен), направили предварительное письмо протеста на мирную конференцию, созываемую в Версале. и в министерство иностранных дел Великобритании. Они подчеркнули, что «эта страна — наша страна», и выразили ужас по поводу заявления сионистов о том, что «Палестина превратится для них в национальный дом.”27

    Такие перспективы, возможно, казались многим палестинцам далекими, когда была опубликована Декларация Бальфура, в то время, когда евреи составляли ничтожное меньшинство населения. Тем не менее, некоторые дальновидные люди, в том числе Юсуф Дийя аль-Халиди, рано увидели опасность, исходящую от сионизма. В 1914 году Иса аль-Иса писал в проницательной редакционной статье в Filastin о «нации, которой угрожает исчезновение сионистская волна на этой палестинской земле… .28 Те, кто опасался вторжения сионистского движения, были встревожены его способностью покупать большие участки плодородной земли, с которой были изгнаны местные крестьяне, и его успехами в увеличении еврейской иммиграции.

    Действительно, между 1909 и 1914 годами прибыло около сорока тысяч еврейских иммигрантов (хотя некоторые уехали вскоре после этого), и восемнадцать новых колоний (из 52 в 1914 году) были созданы сионистским движением на землях, которые оно купило в основном у отсутствующие помещики.Относительно недавняя концентрация частной собственности на землю значительно облегчила эту покупку земли. Воздействие на палестинцев было особенно заметно в сельскохозяйственных общинах в районах интенсивной сионистской колонизации: прибрежная равнина и плодородные долины Мардж ибн Амер и Хулех на севере. Многие крестьяне соседних с новыми колониями деревень были лишены земли в результате продажи земли. Некоторые также пострадали в вооруженных столкновениях с первыми полувоенными формированиями, сформированными европейскими еврейскими поселенцами.29 Их трепет разделяли арабские горожане Хайфы, Яффо и Иерусалима — основных центров еврейского населения тогда и сейчас, — которые с растущим беспокойством наблюдали за потоком еврейских иммигрантов в предвоенные годы. После принятия Декларации Бальфура катастрофические последствия для будущего Палестины становились все более очевидными для всех.

    * * *

    ПОМИМО ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ И других сдвигов, Первая мировая война и ее последствия ускорили изменение палестинских национальных настроений от любви к стране и верности семье и местности к полностью современной форме национализма.30 В мире, где национализм набирал силу на протяжении многих десятилетий, Великая война дала глобальный толчок этой идее. Тенденция усугубилась к концу войны Вудро Вильсоном в Соединенных Штатах и ​​Владимиром Лениным в Советской России, которые оба поддерживали принцип национального самоопределения, хотя по-разному и с разными целями.

    Какими бы ни были намерения этих двух лидеров, явное одобрение национальных чаяний народов мира якобы антиколониальными державами имело огромное влияние.Ясно, что Вильсон не собирался применять этот принцип к большинству тех, кто воспринял его как источник вдохновения для своих надежд на национальное освобождение. В самом деле, он признался, что был сбит с толку множеством народов, большинство из которых он никогда не слышал, откликнувшихся на его призыв к самоопределению31. Решительность большевистской революции и безразличие союзников на Версальской мирной конференции к требованиям колонизированных народов о независимости вызвали массовые революционные антиколониальные потрясения в Индии, Египте, Китае, Корее, Ирландии и других странах.32 Распад Романовской, Габсбургской и Османской империй — транснациональных династических государств — также в значительной степени был результатом распространения национализма и его усиления во время и после войны.

    Политическая идентичность в Палестине, безусловно, развивалась до войны, в соответствии с глобальными изменениями и эволюцией Османского государства. Однако это происходило относительно медленно, в рамках ограничений династической, транснациональной и религиозно узаконенной империи.Ментальная карта большинства его подданных до 1914 года была ограничена тем, что они так долго находились под властью этой политической системы, что им было трудно представить, что они не живут под властью Османской империи. Уходя в послевоенный мир, страдая от коллективной травмы, народ Палестины столкнулся с радикально новой реальностью: им должна была управлять Великобритания, а их страна была обещана другим как «национальный дом». Этому можно было бы противопоставить их ожидания относительно возможности арабской независимости и самоопределения, обещанные Шарифу Хусейну британцами в 1916 году — обещание, повторенное впоследствии во многих публичных обещаниях, в том числе в англо-французской декларации 1918 года, прежде чем было закреплено. в Уставе новой Лиги Наций в 1919 г.

    Палестинская пресса является важным окном в представление палестинцев о самих себе и их понимании событий между войнами. Две газеты, «Яффское издание Исы аль-Исы», Filastin и al-Karmil , издававшиеся в Хайфе Наджибом Нассаром, были бастионами местного патриотизма и критиковали сионистско-британское согласие и опасность, которую оно представляло. арабскому большинству в Палестине. Они были одними из самых влиятельных маяков идеи палестинской идентичности.Другие газеты повторяли и развивали те же темы, сосредоточив внимание на растущей, в значительной степени закрытой еврейской экономике и других институтах, созданных в рамках сионистского проекта государственного строительства и поддерживаемых британскими властями.

    После участия в церемонии открытия новой железнодорожной линии в 1929 году, которая соединила Тель-Авив с еврейскими поселениями и арабскими деревнями на юге, Иса аль-Иса написал зловещую редакционную статью в Филастин . Он писал, что на протяжении всего маршрута еврейские поселенцы пользовались присутствием британских официальных лиц, чтобы предъявлять им новые требования, в то время как палестинцев нигде не было видно. «Тарбуш был только один, — сказал он, — среди стольких головных уборов». Послание было ясным: watanyin , «народ страны», были плохо организованы, в то время как al-qawm , «эта нация», эксплуатировала каждую предоставленную им возможность. Заголовок передовой статьи резюмировал всю серьезность предостережения аль-Исы: «Чужие в нашей собственной земле: наша сонливость и их бдительность»33. Еще одно такое окно дает растущее число опубликованных палестинцами мемуаров. Большинство из них на арабском языке и отражают интересы их авторов из высшего и среднего класса.34 Узнать мнение менее обеспеченных слоев палестинского общества сложнее. Существует мало устной истории первых десятилетий британского правления35. моменты в этом процессе трудно определить. Несколько вещей можно почерпнуть из личной траектории моего дедушки. Хадж Рагиб, имевший традиционное религиозное образование, служивший религиозным деятелем и кади , , был близким другом Исы аль-Исы (который, кстати, был дедом моей жены Моны), и публиковал статьи на такие темы, как образования, библиотек и культуры в Филастин . 36 Благодаря семейным преданиям Халиди и аль-Исы мы получаем представление о частых социальных взаимодействиях между ними — одним мусульманином, другим греческим православным , главным образом в саду дома моего деда в Таль-аль-Рише на окраине Яффо. В одной истории двое мужчин терпели бесконечные визиты скучного, консервативного местного шейха, прежде чем вернуться, после того как он уехал, к более компанейскому удовольствию выпить наедине.37 Дело в том, что Хадж Рагиб, религиозный деятель, был частью круга ведущих светских защитников Палестины как источника идентичности.

    История, раскрываемая даже при беглом изучении прессы, мемуаров и подобных источников, созданных палестинцами, бросает вызов популярной мифологии конфликта, которая исходит из их несуществования или отсутствия коллективного сознания. На самом деле, палестинская идентичность и национализм слишком часто рассматриваются как не более чем недавние проявления неразумной (если не фанатичной) оппозиции еврейскому национальному самоопределению. Но палестинская идентичность, как и сионизм, возникла в ответ на многие стимулы и почти в то же время, что и современный политический сионизм.Угроза сионизма была лишь одним из этих стимулов, так же как антисемитизм был лишь одним из факторов, подпитывающих сионизм. Как показывают такие газеты, как Filastin и al-Karmil , эта идентичность включала в себя любовь к стране, желание улучшить общество, религиозную привязанность к Палестине и противодействие европейскому контролю. После войны акцент на Палестине как на центральном локусе идентичности усилился из-за повсеместного разочарования блокированием арабских устремлений в Сирии и других местах, поскольку Ближний Восток оказался под удушающим господством европейских колониальных держав.Таким образом, эта идентичность сравнима с идентичностями других арабских национальных государств, возникших примерно в то же время в Сирии, Ливане и Ираке.

    Семья аль-Халиди, Таль аль-Риш, около 1930 г. Верхний ряд слева: Исмаил (отец автора), Якуб, Хасан (с Самирой), Хусейн (с Лейлой), Галиб. Средний ряд: Анбара, Валид, Ум Хасан (бабушка автора), Сулафа, Хадж Рагиб (его дедушка), Нашат, Икрам. Нижний ряд: Адель, Хатим, Рагиб, Амира, Халид и Муавия.

    Действительно, все соседние арабские народы развили современную национальную идентичность, очень похожую на палестинскую, и сделали это без влияния появления сионистского колониализма в их среде.Как и сионизм, палестинская и другие арабские национальные идентичности были современными и случайными, продуктом обстоятельств конца девятнадцатого и двадцатого веков, а не вечными и неизменными. Отрицание подлинной, независимой палестинской идентичности согласуется с колониалистскими взглядами Герцля на предполагаемые преимущества сионизма для коренного населения и представляет собой решающий элемент в уничтожении их национальных прав и народности Декларацией Бальфура и ее продолжениями.

    * * *

    КАК МОЖНО, после Первой мировой войны, палестинцы начали политически организовываться в оппозицию как британскому правлению, так и навязыванию сионистского движения в качестве привилегированного собеседника Британский. Усилия палестинцев включали петиции к британцам, к Парижской мирной конференции и к недавно созданной Лиге Наций. Их наиболее заметным усилием была серия из семи палестинских арабских конгрессов, запланированных общенациональной сетью мусульманско-христианских обществ и проведенных с 1919 по 1928 год. Эти конгрессы выдвинули последовательный ряд требований, сосредоточенных на независимости арабской Палестины, отказе от Декларация Бальфура, поддержка правила большинства и прекращение неограниченной еврейской иммиграции и покупки земли.Конгрессы назначили арабского руководителя, который неоднократно встречался с британскими официальными лицами в Иерусалиме и Лондоне, хотя и без особого успеха. Это был диалог глухих. Британцы отказались признать представительную власть конгрессов или их лидеров и настаивали на том, чтобы арабы приняли Декларацию Бальфура и условия следующего за ней мандата — противоположность всем существенным арабским требованиям — в качестве предварительного условия для обсуждения. Палестинское руководство придерживалось этого бесплодного законнического подхода более полутора десятилетий.

    В отличие от этих инициатив, возглавляемых элитой, недовольство населения британской поддержкой сионистских устремлений вылилось в демонстрации, забастовки и беспорядки, особенно вспыхнувшие в 1920, 1921 и 1929 годах, причем каждый эпизод был более интенсивным, чем предыдущий. В любом случае это были спонтанные вспышки, часто спровоцированные сионистскими группами, играющими мускулами. Британцы с одинаковой жестокостью подавляли мирные протесты и вспышки насилия, но народное недовольство арабов продолжалось.К началу 1930-х годов более молодые, образованные элементы низшего среднего и среднего класса, недовольные примирительным подходом элиты, начали выступать с более радикальными инициативами и организовывать более воинственные группы. К ним относятся сеть активистов, созданная в северных частях страны странствующим проповедником сирийского происхождения из Хайфы по имени Шейх ад-Дин аль-Кассам, который тайно готовился к вооруженному восстанию, а также «Истикляль» ( «независимость») партии, название которой резюмировало ее цели.

    Все эти усилия первоначально имели место в тени строгого британского военного режима, просуществовавшего до 1920 г. (один из конгрессов был проведен в Дамаске, поскольку британцы запретили палестинскую политическую деятельность), а затем в рамках ряда британских мандатных высоких комиссары. Первым из них был сэр Герберт Сэмюэл, убежденный сионист и бывший член кабинета министров, который заложил правительственную основу для большей части того, что последовало за этим, и умело продвигал сионистские цели, одновременно срывая цели палестинцев.

    Хорошо информированные палестинцы знали о том, что сионисты проповедовали как за границей, так и на иврите в Палестине своим последователям: неограниченная иммиграция приведет к созданию еврейского большинства, что позволит захватить страну. Они следили за действиями и высказываниями сионистских лидеров с помощью обширных репортажей на эту тему в арабской прессе задолго до войны38. В то время как Хаим Вейцман, например, говорил нескольким видным арабам на званом обеде в Иерусалиме в марте 1918 г. «остерегаться предательских инсинуаций о том, что сионисты стремятся к политической власти»39, большинство знало, что такие утверждения носят стратегический характер и призваны скрыть истинные цели сионистов.Действительно, лидеры сионистского движения понимали, что «ни при каких обстоятельствах они не должны говорить так, будто сионистская программа требует изгнания арабов, потому что это приведет к потере симпатий всего мира к евреям», но осведомленные палестинцы не были обмануты40

    . Хотя читатели прессы, представители элиты, сельские и городские жители, находившиеся в непосредственном контакте с еврейскими поселенцами, осознавали угрозу, такое осознание было далеко не всеобщим. Точно так же эволюция самоощущения палестинцев была неравномерной.В то время как большинство людей желали независимости Палестины, некоторые питали надежду, что такая независимость может быть обеспечена в рамках более крупного арабского государства. Газета, кратко издававшаяся в Иерусалиме в 1919 году Арифом аль-Арифом и другим политическим деятелем, Мухаммадом Хасаном аль-Будайри, провозгласила это стремление в своем названии: Suriyya al-Janubiyya , или Южная Сирия. (Публикация была быстро подавлена ​​британцами.) В 1918 году в Дамаске было создано правительство во главе с Амиром Фейсалом, сыном Шарифа Хусейна, и многие палестинцы надеялись, что их страна станет южной частью этого зарождающегося государства.Однако Франция объявила Сирию своей на основании соглашения Сайкса-Пико, и в июле 1920 г. французские войска оккупировали страну, уничтожив новорожденное арабское государство41. со своими узкими проблемами все больше и больше палестинцев осознали, что им придется полагаться на самих себя. Арабизм и чувство принадлежности к большому арабскому миру всегда оставались сильными, но палестинская идентичность постоянно подкреплялась предвзятостью Великобритании в пользу расцветающего сионистского проекта.

    Изменения в других местах Ближнего Востока охватили регион, раздираемый продолжающейся нестабильностью. После ожесточенного столкновения с оккупационными войсками союзников в Анатолии на месте Османской империи возникло ядро ​​Турецкой республики. Между тем Британии не удалось навязать Ирану односторонний договор, и в 1921 году она вывела свои оккупационные силы. Франция утвердилась в Сирии и Ливане после разгрома государства Амира Фейсала. Восстание египтян против своих британских повелителей в 1919 году было с большим трудом подавлено колониальной властью, которая в конце концов была вынуждена предоставить Египту подобие независимости в 1922 году.Нечто подобное произошло в Ираке, где широкомасштабное вооруженное восстание 1920 г. вынудило англичан предоставить самоуправление арабской монархии во главе с тем же амиром Фейсалом, теперь уже с титулом короля. В течение немногим более десяти лет после Первой мировой войны турки, иранцы, сирийцы, египтяне и иракцы добились определенной степени независимости, хотя зачастую и сильно ограниченной. В Палестине британцы действовали по другому набору правил.

    * * *

    В 1922 ГОДУ новая Лига Наций издала свой Мандат на Палестину, который формализовал британское управление страной. Будучи исключительным подарком сионистскому движению, Мандат не только дословно включил текст Декларации Бальфура, но и существенно расширил обязательства декларации. Документ начинается со ссылки на статью 22 Пакта Лиги Наций, в которой говорится, что для «некоторых сообществ… их существование в качестве независимых наций может быть временно признано». Он продолжает давать международное обязательство соблюдать положения Декларации Бальфура. Очевидным следствием этой последовательности является то, что только один народ в Палестине должен быть признан с национальными правами: еврейский народ.Это было в отличие от любой другой подмандатной территории Ближнего Востока, где статья 22 пакта применялась ко всему населению и в конечном итоге предназначалась для обеспечения той или иной формы независимости этих стран.

    В третьем абзаце преамбулы Мандата еврейский народ, и только еврейский народ, описывается как имеющий историческую связь с Палестиной. В глазах составителей вся двухтысячелетняя застроенная среда страны с ее деревнями, святынями, замками, мечетями, церквями и памятниками, датируемыми османами, мамлюками, айюбидами, крестоносцами, аббасидами, омейядами, Византийский и более ранние периоды вообще не принадлежали людям или принадлежали только аморфным религиозным группам. Конечно, там были люди, но у них не было истории или коллективного существования, и поэтому их можно было игнорировать. Корни того, что израильский социолог Барух Киммерлинг назвал «политицидом» палестинского народа, в полной мере проявляются в преамбуле мандата. Самый верный способ искоренить право народа на свою землю — отрицать его историческую связь с ней.

    Нигде в последующих двадцати восьми статьях Мандата нет упоминания о палестинцах как о народе, обладающем национальными или политическими правами.Действительно, как и в Декларации Бальфура, слова «араб» и «палестинец» не фигурируют. Единственная защита, предусмотренная для подавляющего большинства населения Палестины, включала личные и религиозные права и сохранение статус-кво в священных местах. С другой стороны, Мандат изложил основные средства для создания и расширения национального очага для еврейского народа, который, по словам его составителей, сионистское движение не создавало, а «воссоздавало».

    Семь из двадцати восьми статей Мандата посвящены привилегиям и льготам, которые должны быть предоставлены сионистскому движению для реализации национальной внутренней политики (остальные касаются административных и дипломатических вопросов, а самая длинная статья касается вопроса древностей) . Сионистское движение в его воплощении в Палестине как Еврейское агентство было прямо обозначено как официальный представитель еврейского населения страны, хотя до массовой иммиграции убежденных европейских сионистов еврейская община состояла в основном либо из религиозных, либо из мизрахи евреев, которые в основные не были сионистами или даже выступали против сионизма. Разумеется, для неназванного арабского большинства не было назначено такого официального представителя.

    Статья 2 мандата, предусмотренного для органов самоуправления; однако из контекста становится ясно, что это относилось только к ишув , как называли еврейское население Палестины, в то время как палестинскому большинству постоянно отказывали в доступе к таким учреждениям.(Любые более поздние уступки, предложенные по вопросам представительства, такие как британское предложение об арабском агентстве, зависели от равного представительства крошечного меньшинства и подавляющего большинства, а также от принятия палестинцами условий мандата, который явно сводил на нет их существование. — только первая «уловка-22», в которой палестинцы окажутся в ловушке.) Представительные институты для всей страны на демократической основе и с реальной властью никогда не предлагались (согласно личным заверениям Ллойд Джорджа Вейцману), для палестинской большинство, естественно, проголосовало бы за то, чтобы положить конец привилегированному положению сионистского движения в своей стране.

    Одним из ключевых положений Мандата была статья 4, которая наделяла Еврейское агентство квазигосударственным статусом «государственного органа» с широкими полномочиями в экономической и социальной сферах и способностью «оказывать помощь и принимать участие в развития страны» в целом.

    Помимо того, что Еврейское агентство стало партнером обязательного правительства, это положение позволило ему получить международный дипломатический статус и, таким образом, официально представлять интересы сионистов в Лиге Наций и в других местах.Такое представительство обычно было атрибутом суверенитета, и сионистское движение воспользовалось им, чтобы укрепить свое международное положение и действовать как парагосударство. Опять же, палестинскому большинству не было предоставлено никаких таких полномочий на протяжении всех тридцати лет действия мандата, несмотря на неоднократные требования.

    Статья 6 предписывала обязательное право облегчать еврейскую иммиграцию и поощрять «близкое поселение евреев на земле» — наиболее важное положение, учитывая важность демографии и контроля над землей на протяжении всего последующего столетия борьбы между сионизмом и палестинцами.Это положение послужило основой для значительного роста еврейского населения и приобретения стратегически расположенных земель, позволявших контролировать территориальный костяк страны вдоль побережья, в восточной Галилее и в соединяющей их великой плодородной долине Мардж ибн Амер.

    Статья 7 предусматривает закон о гражданстве, облегчающий получение евреями палестинского гражданства. Этот же закон использовался для отказа в гражданстве палестинцам, эмигрировавшим в Америку в эпоху Османской империи и теперь желающим вернуться на свою родину. 42 Таким образом, иммигранты-евреи, независимо от их происхождения, могли получить палестинское гражданство, в то время как коренные палестинские арабы, оказавшиеся за границей, когда к власти пришли британцы, получили в нем отказ. Наконец, другие статьи позволяли Еврейскому агентству брать на себя или организовывать общественные работы, позволяли каждой общине содержать школы на своем родном языке — что означало контроль Еврейского агентства над большей частью школьной системы ишув — и делали иврит официальным языком. страны.

    Таким образом, Мандат, по существу, позволил создать сионистскую администрацию, параллельную британскому обязательному правительству, которому было поручено поощрять и поддерживать его.Этот параллельный орган должен был выполнять для одной части населения многие функции суверенного государства, включая демократическое представительство и контроль над образованием, здравоохранением, общественными работами и международной дипломатией. Чтобы пользоваться всеми атрибутами суверенитета, этому образованию не хватало только военной силы. Это придет со временем.

    Чтобы в полной мере оценить особую разрушительную силу Мандата для палестинцев, стоит вернуться к статье 22 Устава Лиги Наций и просмотреть конфиденциальную записку, написанную лордом Бальфуром в сентябре 1919 года.Для территорий, ранее входивших в состав Османской империи, статья 22 («временно») признавала их «существование в качестве независимых наций». Предыстория этой статьи в отношении Ближнего Востока включала неоднократные британские обещания независимости всем арабам османских владений во время Первой мировой войны в обмен на их поддержку против османов, а также самоопределение, провозглашенное Вудроу. Уилсон. Действительно, все другие подмандатные территории на Ближнем Востоке в конечном итоге добились независимости (хотя обе подмандатные державы, Великобритания и Франция, исказили правила, чтобы сохранить максимальную степень контроля в течение как можно более длительного времени).

    В этих преимуществах было отказано только палестинцам, в то время как представительные институты и продвижение к самоуправлению были достигнуты еврейским населением Палестины, которое получило уникальную выгоду от статьи 22 завета. На протяжении десятилетий британские официальные лица лицемерно, но настойчиво утверждали, что Палестина была исключена из обещаний независимости арабов во время войны. Однако, когда в 1938 году впервые были обнародованы соответствующие выдержки из переписки Хусейна и Мак-Магона, британское правительство было вынуждено признать, что использованный язык был как минимум двусмысленным.43

    Как мы видели, одним из должностных лиц, наиболее активно вовлеченных в лишение палестинцев их прав, был британский министр иностранных дел лорд Артур Бальфур. Застенчивый светский аристократ, бывший премьер-министр и племянник давнего премьер-министра тори лорда Солсбери, он пять лет служил главным секретарем Великобритании в Ирландии, старейшей колонии империи, где его очень ненавидели, за что получил прозвище «Кровавый». Бальфура»44. По иронии судьбы, именно его правительство разработало Закон об иностранцах 1905 года, предназначенный, прежде всего, для того, чтобы обездоленные евреи, спасающиеся от царских погромов, не покидали Британию. Закоренелый циник, тем не менее, он придерживался нескольких убеждений, одним из которых была польза для Британской империи и моральная правота сионизма, дело, к которому его привлек Хаим Вейцман. Несмотря на это убеждение, Бальфур ясно понимал последствия действий своего правительства, которые другие предпочитали притворяться, что их не существует.

    В конфиденциальном меморандуме от сентября 1919 г. (не известном широкой публике до его публикации более чем три десятилетия спустя в сборнике документов о межвоенном периоде45) Бальфур представил кабинету свой анализ осложнений, которые Британия создала для себя на Ближнем Востоке. в результате его противоречивых обещаний.Что касается многочисленных противоречивых обязательств союзников, в том числе тех, которые воплощены в переписке Хусейна и Мак-Магона, Соглашении Сайкса-Пико и Пакте Лиги Наций, Бальфур резко высказался. Резюмируя непоследовательность британской политики в Сирии и Месопотамии, он резко оценил ситуацию в Палестине:

    Противоречие между буквой Пакта и политикой союзников еще более вопиющее в случае Палестине, чем в «независимой нации» Сирии. Ибо в Палестине мы не собираемся даже прислушиваться к пожеланиям нынешних жителей страны… Четыре великие державы привержены сионизму. И сионизм, будь он прав или неправ, хорош или плох, коренится в вековых традициях, в нынешних потребностях, в будущих надеждах, имеющих гораздо более глубокое значение, чем желания и предрассудки 700 000 арабов, населяющих ныне эту древнюю землю.

    По-моему правильно. Чего я никогда не мог понять, так это того, как это можно согласовать с декларацией, Пактом или инструкциями Комиссии по расследованию.

    Не думаю, что сионизм навредит арабам; но они никогда не скажут, что хотят этого. Каким бы ни было будущее Палестины, сейчас она не «независимая нация» и еще не на пути к тому, чтобы стать таковой. Как бы ни уважали мнения тех, кто там живет, державы при выборе императива не предлагают, насколько я понимаю, советоваться с ними. Короче говоря, что касается Палестины, то державы не сделали ни заявления о факте, которое не было бы заведомо неверным, ни заявления о политике, которую они не всегда намеревались нарушить, по крайней мере в письме.

    В этом грубом и откровенном резюме Бальфур противопоставил возвышенные «вековые традиции», «нынешние нужды» и «будущие надежды», воплощенные в сионизме, простым «желаниям и предрассудкам» арабов в Палестине, «которые теперь населяют эту древнюю землю», подразумевая, что ее население было не более чем временным. Вторя Герцлю, Бальфур беззаботно заявил, что сионизм не причинит вреда арабам, но без колебаний признал недобросовестность и обман, характерные для британской и союзной политики в Палестине.Но это неважно. Остальная часть меморандума представляет собой набор мягких предложений о том, как преодолеть препятствия, созданные этим клубком лицемерия и противоречивых обязательств. Единственные два фиксированных пункта в резюме Бальфура — это забота об британских имперских интересах и обязательство предоставить возможности для сионистского движения. Его мотивы совпадали с мотивами большинства других высокопоставленных британских чиновников, участвовавших в разработке политики в отношении Палестины; никто из них не был так честен в отношении последствий своих действий.

    * * *

    КАКИЕ ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА Британии и союзников, а также система мандатов, разработанная с учетом потребностей сионистского проекта, дали арабам Палестины в межвоенные годы? Британцы относились к палестинцам с той же презрительной снисходительностью, с которой они относились к другим подчиненным народам от Гонконга до Ямайки. Их чиновники монополизировали высшие посты в мандатном правительстве и исключили квалифицированных арабов;46 они подвергали цензуре газеты, запрещали политическую деятельность, когда она вызывала у них дискомфорт, и в целом управляли администрацией настолько экономно, насколько это было возможно в свете их обязательств.Как и в Египте и Индии, они мало что сделали для развития образования, поскольку колониальное общепринятое мнение гласило, что слишком большая его часть порождает «туземцев», которые не знают своего надлежащего места. Свидетельства того периода из первых рук изобилуют случаями расистского отношения колониальных чиновников к тем, кого они считали нижестоящими, даже если они имели дело со знающими профессионалами, прекрасно говорившими по-английски.

    Опыт Палестины отличался от опыта большинства других колонизированных народов той эпохи тем, что Мандат вызвал приток иностранных поселенцев, чьей миссией было захватить страну.В критические годы с 1917 по 1939 год еврейская иммиграция и «тесное заселение евреями земли», предписанное Мандатом, шли быстрыми темпами. Колонии, созданные сионистским движением вверх и вниз по побережью Палестины и в других плодородных и стратегических регионах, служили для обеспечения контроля над территориальным плацдармом для господства (и, в конечном счете, завоевания) страны после того, как демографические, экономические и военные баланс значительно сместился в пользу ишува .47 Вскоре еврейское население увеличилось в три раза по отношению к общей численности населения, увеличившись с 6 % в конце Первой мировой войны до 18 % к 1926 г.

    Однако, несмотря на исключительная способность сионистского движения мобилизовывать и инвестировать капитал в Палестину (финансовые притоки во все более самосегрегированную еврейскую экономику в 1920-е годы превышали ее чистый внутренний продукт на 41,5 %, что является поразительным уровнем), между 1926 и 1932 годами еврейское население перестала расти как доля населения страны, остановившись на уровне от 17 до 18 лет. 5 процентов.49 Некоторые из этих лет совпали с глобальной депрессией, когда евреи, покидающие Палестину, опережали прибывающих, а приток капитала заметно сократился. В тот момент казалось, что сионистский проект никогда не достигнет критической демографической массы, которая сделает Палестину, по словам Вейцмана, «таким же еврейским, как Англия англичанином».50

    Все изменилось в 1933 г. нацисты, которые сразу же начали преследовать и изгонять устоявшуюся еврейскую общину.Из-за дискриминационных иммиграционных законов, действующих в США, Великобритании и других странах, многим немецким евреям некуда было деваться, кроме Палестины. Приход Гитлера к власти оказался одним из самых важных событий в современной истории как Палестины, так и сионизма. Только в 1935 году в Палестину прибыло более шестидесяти тысяч еврейских иммигрантов, что больше, чем все еврейское население страны в 1917 году. Большинство этих беженцев, в основном из Германии, но также и из соседних стран, где усиливались антисемитские преследования, квалифицированный и образованный. Немецким евреям было разрешено привозить активы на общую сумму 100 миллионов долларов благодаря Соглашению о передаче прав, достигнутому между нацистским правительством и сионистским движением в обмен на отмену еврейского бойкота Германии.51

    Палестина впервые обогнала арабский сектор, и к 1939 году еврейское население выросло до более чем 30 процентов от общей численности. военного потенциала, ее руководителям стало ясно, что демографическое, экономическое, территориальное и военное ядро, необходимое для достижения господства над всей страной или над ее большей частью, вскоре будет сформировано.Как выразился Бен-Гурион в то время, «иммиграция в размере 60 000 человек в год означает создание еврейского государства во всей Палестине»52. Многие палестинцы пришли к аналогичным выводам.

    Палестинцы теперь увидели, что неумолимо превращаются в чужаков на своей собственной земле, о чем Иса аль-Иса грозным тоном предупреждал в 1929 году. За первые двадцать лет британской оккупации палестинцы усиливали сопротивление растущему господству сионистского движения находили выражение в периодических вспышках насилия, которые происходили, несмотря на обязательства палестинского руководства перед британцами держать своих сторонников в узде. В сельской местности спорадические нападения, часто описываемые британцами и сионистами как «бандитизм», свидетельствовали о народном гневе по поводу покупки земли сионистами, что часто приводило к изгнанию крестьян с земель, которые они считали своими и которые были источником их средств к существованию. . В городах в начале 1930-х годов демонстрации против британского правления и расширения сионистского полугосударства стали более масштабными и воинственными.

    Пытаясь сохранить контроль над событиями, элита организовала панисламскую конференцию, отправив несколько делегаций в Лондон и скоординировав различные формы протеста.Эти лидеры, однако, не желая слишком открыто противостоять британцам, выдержали призывы палестинцев к полному бойкоту британских властей и налоговой забастовке. Они по-прежнему не могли понять, что их робкий дипломатический подход не мог убедить какое-либо британское правительство отказаться от своей приверженности сионизму или согласиться с требованиями палестинцев.

    Как следствие, эти усилия элиты не смогли ни остановить продвижение сионистского проекта, ни каким-либо образом продвинуть палестинское дело.Тем не менее в ответ на растущее волнение палестинцев и особенно после вспышек насильственных беспорядков различные британские правительства были вынуждены пересмотреть свою политику в Палестине. Результатом стали различные комиссии по расследованию и официальные документы. К ним относятся Комиссия Хейворда в 1920 году, Белая книга Черчилля в 1922 году, Комиссия Шоу в 1929 году, Доклад Хоуп-Симпсон в 1930 году, Белая книга Пассфилда в 1930 году, Комиссия Пиля в 1937 году и Комиссия Вудхеда в 1938 году.Однако эти программные документы рекомендовали лишь ограниченные меры по умиротворению палестинцев (большинство из которых были отменены правительством в Лондоне под давлением сионистов) или предлагали курс действий, который только усугублял их глубокое чувство несправедливости. Конечным результатом стал беспрецедентный по всей стране взрыв насилия в Палестине, начавшийся в 1936 году. власти, наконец, привели к массовому народному восстанию.Это началось с шестимесячной всеобщей забастовки, одной из самых продолжительных в колониальной истории, спонтанно начатой ​​группами молодых городских боевиков из среднего класса (многие из которых были членами партии «Истикляль») по всей стране. Забастовка в конечном итоге переросла в великое восстание 1936–1939 годов, которое стало решающим событием межвоенного периода в Палестине.

    В течение двух десятилетий после 1917 года палестинцы не смогли разработать всеобъемлющую структуру для своего национального движения, такого как Вафд в Египте, Партия Конгресса в Индии или Шинн Фейн в Ирландии.Они также не сохранили явно прочного национального фронта, как это удалось сделать некоторым другим народам, борющимся с колониализмом. Их усилия были подорваны иерархическим, консервативным и разделенным характером палестинского общества и политики, характерным для многих в регионе, и еще больше подорваны изощренной политикой «разделяй и властвуй», проводимой обязательными властями при поддержке и поддержке Еврейского агентства. . Эта колониальная стратегия, возможно, достигла своего пика совершенства в Палестине после сотен лет созревания в Ирландии, Индии и Египте.

    Британская политика, направленная на разделение палестинцев, включала в себя кооптацию группировок их элиты, настройку членов одной семьи, таких как Хусейни, друг против друга и изобретение цельных «традиционных институтов» для их целей. Примерами этих британских творений были должность великого муфтия всей Палестины (традиционно было четыре муфтия Иерусалима, а не всей Палестины: по одному для ханафитского, шафиитского, маликитского и ханбалитского обрядов) и Верховный мусульманин. Совет по управлению делами мусульманской общины.Британцы назначили Хаджа Амина аль-Хусайни великим муфтием и главой совета после того, как он пообещал сэру Герберту Сэмюэлю во время своего рода собеседования, что будет поддерживать порядок (что он и делал на протяжении большей части пятнадцати лет). назначение преследовало две цели. Один заключался в том, чтобы создать альтернативную руководящую структуру националистическому арабскому исполнительному органу палестинских конгрессов, который возглавлял двоюродный брат муфтия Муса Казим-паша аль-Хусайни, и, таким образом, также спровоцировать трения между двумя мужчинами. Другой заключался в том, чтобы навязать идею о том, что, кроме еврейского народа с его национальными особенностями, арабское население Палестины не имело национальной природы и состояло только из религиозных общин. Эти меры были направлены на то, чтобы отвлечь палестинцев от требований демократических общенациональных представительных институтов, расколоть национальное движение и предотвратить создание единой национальной альтернативы Мандату и его сионистскому обвинению54.

    Хотя тактика «разделяй и властвуй» были довольно успешными до середины 1930-х годов, шестимесячная всеобщая забастовка 1936 года представляла собой народный и спонтанный взрыв снизу вверх, который застал врасплох британцев, сионистов и элитное палестинское руководство и вынудил последнее помимо своих подразделений, по крайней мере, номинально.Результатом стало создание Высшего арабского комитета, который должен был возглавлять и представлять все арабское большинство, хотя британцы никогда не признавали АХК в качестве представителя. Комитет состоял исключительно из мужчин, всех состоятельных людей и всех представителей палестинской элиты, находившихся на службе, в землевладении и в торговых кругах. АХК пыталась взять на себя всеобщую забастовку, но, к сожалению, их самым важным достижением было посредничество в ее прекращении осенью 1936 года по просьбе нескольких арабских правителей, которые, по сути, действовали по указке своих покровителей, .Они пообещали палестинскому руководству, что британцы компенсируют их недовольство.

    Неутешительный результат этого вмешательства наступил в июле 1937 года, когда Королевская комиссия под руководством лорда Пиля, которой было поручено расследование беспорядков в Палестине, предложила разделить страну, создав небольшое еврейское государство примерно на 17 процентах территории, из которых более двух сотни тысяч арабов будут изгнаны (изгнание эвфемизировалось как «перевод»). По этой схеме остальная часть страны должна была оставаться под британским контролем или быть передана британскому клиенту, эмиру Абдулле из Трансиордании, что с точки зрения палестинцев равносильно тому же самому. И снова с палестинцами обращались так, как будто они не имеют национального существования и не имеют коллективных прав.

    Удовлетворение Комиссией Пиля основных сионистских целей государственности и изгнания палестинцев, хотя и не со всей Палестины, в сочетании с ее отрицанием их горячо желаемой цели самоопределения подтолкнуло палестинцев к гораздо более воинственной стадии своего восстания. Вооруженное восстание, вспыхнувшее в октябре 1937 г., охватило страну. Он был взят под контроль только два года спустя благодаря массированному применению силы, как раз вовремя, чтобы лучшие британские воинские части (к тому времени в Палестине было сто тысяч солдат, по одному на каждые четыре взрослых палестинца) были передислоцированы для борьбы с миром. Вторая война.Восстание добилось замечательных временных успехов, но в конечном итоге привело к изнурительным результатам для палестинцев.

    Из всех услуг, которые Великобритания оказала сионистскому движению до 1939 года, пожалуй, наиболее ценным было вооруженное подавление палестинского сопротивления в форме восстания. Кровавая война, развязанная против большинства страны, в результате которой от 14 до 17 процентов взрослого мужского арабского населения были убиты, ранены, заключены в тюрьмы или сосланы55, была лучшей иллюстрацией неприкрашенных истин, сказанных Жаботинским о необходимости применения силы. для успеха сионистского проекта.Чтобы подавить восстание, Британская империя ввела две дополнительные дивизии войск, эскадрильи бомбардировщиков и все атрибуты репрессий, которые она усовершенствовала за многие десятилетия колониальных войн. суммарные казни. За хранение единственной пули в 1937 году был казнен шейх Фархан аль-Саади, восьмидесятиоднолетний лидер повстанцев. высшая мера наказания, особенно для таких опытных партизан, как аль-Саади.57 Более сотни таких смертных приговоров были вынесены после суммарных судебных процессов военными трибуналами, и гораздо больше палестинцев были казнены на месте британскими войсками. заключенных на фронт броневиков и локомотивов, чтобы предотвратить нападение повстанцев, тактика, которую они впервые применили в тщетной попытке подавить сопротивление ирландцев во время их войны за независимость с 1919 по 1921 год. 59 Снос домов заключенных в тюрьму или казненных мятежников, а также предполагаемых мятежников или их родственников был обычным делом — еще одна тактика, заимствованная из британской пьесы, разработанной в Ирландии. суд и изгнание проблемных лидеров.

    Взрывная реакция на рекомендацию Комиссии Пиля о разделе завершилась убийством британского окружного комиссара Галилеи капитана Льюиса Эндрюса в октябре 1937 года.В ответ на этот прямой вызов британской власти мандатные власти депортировали практически все палестинское националистическое руководство, включая мэра Иерусалима доктора Хусейна аль-Халиди, моего дядю. Вместе с четырьмя другими (он и еще двое были членами AHC) его отправили на Сейшельские острова, изолированное место в Индийском океане, которое Британская империя часто выбирала для изгнания противников-националистов. в течение шестнадцати месяцев, лишенный посетителей и внешних контактов.Среди их сокамерников на Сейшельских островах были политические лидеры из Адена в Йемене и Занзибаре. Другие палестинские лидеры были сосланы в Кению или Южную Африку, а некоторым, включая муфтия, удалось бежать и перебраться в Ливан. Третьи были заключены, как правило, без суда, в более чем дюжину так называемых «концентрационных лагерей», которые сами британцы называли, в первую очередь в Сарафанде. Среди них был еще один мой дядя, Галиб, который, как и его старший брат, был вовлечен в националистическую деятельность, считающуюся антибританской.

    Незадолго до своего ареста и изгнания Хусейн аль-Халиди, который служил в AHC и был избранным мэром Иерусалима в течение трех лет, прежде чем он был смещен британцами, столкнулся с генерал-майором сэром Джоном Диллом, командующим британскими войсками. в Палестине. В своих мемуарах мой дядя вспоминает, как говорил генералу, что единственный способ положить конец насилию — это выполнить некоторые требования палестинцев, в частности остановить еврейскую иммиграцию. Каковы будут последствия ареста арабского руководства? Дилл хотел знать.Высокопоставленный араб сказал ему, что такие аресты положат конец восстанию через несколько дней или недель. Дядя прямо сказал ему: бунт только ускорится и выйдет из-под контроля. Арестов требовало Еврейское агентство, и аль-Халиди знал, что министерство по делам колоний рассматривает этот вопрос, но решить вопрос о Палестине будет не так просто62

    Мой дядя был прав. Через несколько месяцев после его изгнания и массовых арестов других восстание вошло в свою самую интенсивную фазу, и британские войска потеряли контроль над несколькими городскими районами и большей частью сельской местности, которые были захвачены повстанцами и управлялись ими.63 По словам преемника Дилла, генерал-лейтенанта Роберта Хайнинга, в августе 1938 г.: «Ситуация была такова, что гражданское управление страной фактически отсутствовало». 64 В декабре Хайнинг сообщил военному министерству что «практически каждая деревня в стране укрывает и поддерживает повстанцев и поможет скрыть их личность от правительственных сил». Соглашение в сентябре 1938 года и еще почти год ожесточенных боев, направленных на подавление палестинского восстания.

    Члены Высшего арабского комитета в изгнании на Сейшельских островах, 1938 год. Доктор Хусейн сидит слева.

    Тем временем среди палестинцев появились глубокие разногласия. Некоторые, связанные с иорданским эмиром Абдуллой, спокойно приветствовали рекомендацию Комиссии Пиля о разделе, поскольку она выступала за присоединение к Трансиордании той части Палестины, которая не будет преобразована в новое еврейское государство. Однако большинство палестинцев решительно выступали против всех аспектов рекомендаций — будь то раздел их страны, создание в ней еврейского государства, пусть даже небольшого, или изгнание из этого государства большей части его арабского населения.После этого, когда восстание достигло своего апогея в конце 1937 и начале 1938 года, еще более интенсивный междоусобный конфликт среди палестинцев последовал за ожесточенным расколом между сторонниками муфтия, не выступавшими за компромисс с британцами, и противниками муфтия во главе с бывший мэр Иерусалима Рагиб аль-Нашашиби, который был более примирительным. По мнению Исы аль-Исы, межпалестинские споры, приведшие к сотням убийств в конце 1930-х годов, серьезно подорвали силы палестинцев.Сам он был вынужден эмигрировать в Бейрут в 1938 году после того, как его жизнь оказалась под угрозой, а его дом в Рамле сгорел, а все его книги и бумаги были потеряны. Несомненно, это была работа людей муфтия, и он глубоко ожесточился66. Если с самого начала восстание «было направлено против англичан и евреев», писал он, оно «превратилось в гражданскую войну, где методы терроризм, грабежи, кражи, поджоги и убийства стали обычным явлением»67. и мгновенный успех восстания, последствия для палестинцев были почти полностью отрицательными.Жестокие британские репрессии, смерть и изгнание стольких лидеров, а также конфликт в их рядах привели к тому, что палестинцы были разделены, потеряли направление, а их экономика была ослаблена к моменту подавления восстания летом 1939 года. Это поставило палестинцев в очень слабом положении, чтобы противостоять теперь окрепшему сионистскому движению, которое набирало силу во время восстания, получая от британцев большое количество оружия и обширную подготовку, чтобы помочь им подавить восстание. 68

    Когда в 1939 году над Европой сгущались тучи войны, серьезные новые глобальные вызовы Британской империи в сочетании с влиянием Арабского восстания привели к серьезному сдвигу в политике Лондона, отходу от прежней безоговорочной поддержки сионизма. В то время как сионисты были в восторге от решительного подавления палестинского сопротивления Великобританией, этот новый сдвиг поставил их лидеров в критическое положение. Поскольку Европа неуклонно катилась к новой мировой войне, британцы знали, что этот конфликт, как и предыдущий, будет вестись частично на арабской земле.Теперь было необходимо, с точки зрения основных имперских стратегических интересов, улучшить имидж Британии и разрядить ярость в арабских странах и исламском мире по поводу насильственного подавления Великого зверства в Палестине. В отчете кабинета министров от января 1939 г., в котором рекомендовалось изменить курс в Палестине, подчеркивалась важность «завоевать доверие Египта и соседних арабских государств». Палестинская проблема — это не просто арабская проблема, она быстро становится панисламской проблемой»; он предупредил, что, если «проблема» не будет решена должным образом, «необходимо опасаться серьезных проблем в Индии.70

    После провала конференции, состоявшейся весной 1939 года в Сент-Джеймсском дворце в Лондоне с участием представителей палестинцев, сионистов и арабских государств, правительство Невилла Чемберлена выпустило Белую книгу в попытке успокоить возмущенных Палестинское, арабское и индийское мусульманское мнение. Этот документ призывал к резкому сокращению обязательств Великобритании перед сионистским движением. Он предлагал ввести строгие ограничения на еврейскую иммиграцию и продажу земли (два основных требования арабов) и обещал представительные институты через пять лет и самоопределение в течение десяти (наиболее важные требования).Хотя иммиграция была фактически ограничена, ни одно из других положений так и не было полностью выполнено. создание еврейского государства. Протокол заседания кабинета министров от 23 февраля 1939 г. ясно дает понять, что Великобритания намеревалась утаить суть этих двух важных уступок от палестинцев, поскольку сионистское движение должно было иметь эффективное право вето, которым оно, очевидно, воспользуется.72

    Палестинцы могли бы получить преимущество, хотя и небольшое, если бы они приняли Белую книгу 1939 года, несмотря на ее недостатки с их точки зрения. Хусейн аль-Халиди, например, не верил, что британское правительство было искренним в своих обещаниях73. , что Великобритания «ни в коем случае серьезно не намеревалась быть верной своим обещаниям». С первых заседаний ему было ясно, что конференция была средством «выиграть время и одурманить арабов, не больше и не меньше… угодить арабам, чтобы они остановили свою революцию», и дать англичанам « пришло время перевести дух, когда сгустились тучи войны.74 Тем не менее он высказался в пользу гибкого и позитивного ответа на «Белую книгу», как и другие палестинские лидеры, такие как Муса аль-Алами и Джамаль аль-Хусайни, двоюродный брат муфтия. 75 Однако в конце концов муфтий указав, что он склонен к принятию, настоял на прямом отказе, и его позиция победила. После конференции в Сент-Джеймсском дворце британцы снова отправили Хусейна аль-Халиди в ссылку, на этот раз в Ливан. Когда он увидел, как восстание выродилось перед лицом массовых британских репрессий и насколько ужасной была ситуация в Палестине, он выступил за прекращение сопротивления.Но и здесь его взгляды были опровергнуты.76

    В любом случае было уже слишком поздно. Правительство Чемберлена оставалось у власти всего несколько месяцев, когда оно выпустило Белую книгу, вскоре после этого Великобритания вступила в войну, а Уинстон Черчилль, сменивший Чемберлена на посту премьер-министра, был, пожалуй, самым ярым сионистом в британской общественной жизни. Что еще более важно, поскольку Вторая мировая война превратилась в поистине глобальный конфликт с нацистским вторжением в Советский Союз и вступлением Соединенных Штатов в войну после Перл-Харбора, должен был родиться новый мир, в котором Британия в лучшем случае будет сила второго сорта. Судьба Палестины больше не будет в его руках. Но, как с горечью заметил д-р Хусейн, к этому моменту Великобритания уже более чем выполнила свой долг перед своим сионистским протеже.

    * * *

    Оглядываясь назад В своих трехтомных мемуарах, написанных в Бейруте в 1949 году (во время одного из многих периодов изгнания, которые он пережил), мой дядя считал, что основной проблемой, с которой столкнулись палестинцы во время мандата, были британцы. .77 Он сожалел о недобросовестности и некомпетентности лидеров арабских государств и направил взвешенную и в основном беспристрастную критику на неудачи палестинского руководства, в том числе иногда и на его собственные.Он ясно видел влияние целеустремленности сионистского движения на полное господство в Палестине, а также компетентность и явную лживую дерзость его лидеров, многих из которых он знал лично. Но, как и большинство представителей его поколения и класса, д-р Хусейн приберег свое истинное раздражение для британцев и их враждебности по отношению к палестинцам.

    Он хорошо знал многих их чиновников — до того, как стать мэром Иерусалима, он служил старшим врачом в администрации Мандата.Позже он имел с ними дело в качестве переговорщика на конференции в Сент-Джеймсском дворце в 1939 году, а затем в Иерусалиме во время боевых действий 1947–1948 годов, когда он был одним из немногих палестинских лидеров, оставшихся в священном городе (многие из них все еще находились в британских — приказ об изгнании). Очевидно, он ладил с несколькими британскими чиновниками, и английский язык, который он выучил в англиканской школе Святого Георгия в Иерусалиме и Американском университете в Бейруте, сослужил ему хорошую службу в общении с ними, двуличие британского чиновничества вообще было безгранично.78 Он взял Т. Е. Лоуренса («Аравийского») как прекрасный пример британского вероломства (хотя он был осторожен, чтобы противопоставить откровенное описание Лоуренсом в «Семи столпах мудрости» его обмана и предательства арабов честностью и прямотой Британские учителя и миссионеры, которых он знал в Иерусалиме до войны). Даже если британские официальные лица в Палестине убеждались в непомерных многочисленных затратах на поддержание железной стены для защиты сионистского проекта (лидеры которых часто были неблагодарны за все, что для них было сделано), их рекомендации почти всегда отклонялись в Лондоне.По крайней мере, до 1939 года сионисты могли ставить своих сторонников, а иногда и своих лидеров, таких как грозный Хаим Вейцман, рядом с ключевыми британскими лицами, принимающими решения в Уайтхолле, некоторые из которых также были ярыми сионистами. Д-р Хусейн едко замечает, что, когда официальные британские комиссии выезжали в Палестину для расследования ситуации в 1920-х и 1930-х годах, любые выводы, которые они делали в пользу арабов, противостояли сионистскому лоббированию в Лондоне, где между Сионистские лидеры и высокопоставленные британские политические деятели.80

    Иса аль-Иса также написал свои мемуары в изгнании в Бейруте вскоре после войны 1948 года. Его взгляды на межвоенный период во многом отличаются от взглядов моего дяди. В отличие от доктора Хусейна, аль-Иса сильно поссорился с муфтием после доклада Комиссии Пиля в 1937 году и лично пострадал от последующего раскола в палестинском руководстве. Если, по мнению аль-Исы, это внутреннее разделение нанесло серьезный вред палестинцам, то же самое нанесли и отсталые социальные отношения и недостаток образования среди арабов, и прежде всего непоколебимая направленность сионистов, поддерживаемых британцами, на вытеснение коренного населения, тема, о которой он красноречиво писал в течение многих десятилетий.Он не любил британцев, а они его, но в его анализе центральной проблемой был сионизм, усугубляемый слабостью палестинцев и арабов. Соответственно, его критика в поэзии и прозе арабских правителей после 1948 года была резкой, а его описания их, особенно Амира Абдуллы, далеки от комплиментов.

    В заключение о восстании и подавлении его Великобританией необходимо сказать еще две вещи. Во-первых, это доказало дальновидность Зеева Жаботинского и самообман многих британских чиновников. Колониальное предприятие сионистов, направленное на захват страны, неизбежно должно было вызвать сопротивление. «Если вы хотите колонизировать землю, на которой уже живут люди, — писал Жаботинский в 1925 году, — вы должны найти для этой земли гарнизон или найти благодетеля, который предоставит гарнизон от вашего имени… Сионизм — это колониальное предприятие. и, следовательно, он стоит или падает в вопросе о вооруженных силах»81. По крайней мере, первоначально только вооруженные силы, предоставленные Великобританией, могли преодолеть естественное сопротивление тех, кто подвергался колонизации.

    Гораздо раньше Комиссия Кинг-Крейна, посланная в 1919 году президентом Вудро Вильсоном для выяснения желаний народов региона, пришла к тем же выводам, что и Жаботинский. Узнав от представителей сионистского движения, что оно «надеется на практически полное лишение собственности нынешних нееврейских жителей Палестины» в ходе превращения Палестины в еврейское государство, комиссары сообщили, что ни один из военных экспертов, с которыми они консультировались, « считали, что сионистская программа может быть осуществлена ​​иначе как силой оружия», и все считали, что для выполнения этой программы потребуется сила «не менее 50 000 солдат». В конце концов, с 1936 по 1939 год британцам потребовалось более чем вдвое больше войск, чтобы одержать победу над палестинцами. государство в Палестине, они обязывают американский народ к применению силы в этом районе, поскольку только с помощью силы может быть создано или сохранено еврейское государство в Палестине»82. Таким образом, комиссия точно предсказала ход последующего столетия.

    Во-вторых, и восстание, и его подавление, и последующее успешное внедрение сионистского проекта были прямыми и неизбежными результатами политики, изложенной в Декларации Бальфура, и запоздалого осуществления объявления войны, которое Слова Бальфура воплотились. Бальфур «не думал, что сионизм навредит арабам», и поначалу казалось, что не будет заметной реакции на то, что сионисты захватят их страну. Но, по словам Джорджа Оруэлла, «рано или поздно ложная вера натыкается на твердую реальность, обычно на поле боя»83, что именно и произошло на поле битвы во время Великого восстания, нанесшего палестинцам продолжительный ущерб.

    * * *

    ПОСЛЕ 1917 ГОДА Палестинцы оказались в тройном затруднении, которое, возможно, было уникальным в истории сопротивления колониально-поселенческим движениям. В отличие от большинства других народов, попавших под колониальное господство, им приходилось бороться не только с колониальной властью в метрополии, в данном случае с Лондоном, но и с особым движением колониальных поселенцев, которое, хотя и было обязано Британии, было независимым от нее. имела собственную национальную миссию, соблазнительное библейское оправдание, устоявшуюся международную базу и финансирование.По словам британского чиновника, ответственного за «Миграцию и статистику», британское правительство не было «здесь колонизирующей державой; еврейский народ является колонизирующей державой»84. Хуже всего было то, что Британия не правила Палестиной напрямую; он сделал это как обязательное право Лиги Наций. Поэтому она была связана не только Декларацией Бальфура, но и международными обязательствами, воплощенными в Мандате 1922 года для Палестины.

    Снова и снова выражения глубокого палестинского недовольства в форме протестов и беспорядков заставляли британских администраторов на месте и в Лондоне рекомендовать изменения в политике.Однако Палестина не была коронной колонией или какой-либо другой формой колониального владения, где британское правительство могло действовать по своему усмотрению. Если оказывалось, что давление палестинцев может вынудить Великобританию нарушить букву или дух Мандата, в Постоянной мандатной комиссии Лиги в Женеве велось интенсивное лоббирование, чтобы напомнить ей о ее всеобъемлющих обязательствах перед сионистами.85 Благодаря верности Британии им обязательств, к концу 1930-х годов было уже слишком поздно для того, чтобы повернуть вспять преобразование страны или изменить перекос сил, сложившийся между двумя сторонами.

    Большое первоначальное невыгодное положение, в котором трудились палестинцы, усугублялось огромными капиталовложениями сионистской организации, тяжелым трудом, изощренными юридическими маневрами, интенсивным лоббированием, эффективной пропагандой, а также скрытыми и открытыми военными средствами. Вооруженные отряды еврейских колонистов развивались полуподпольно, пока британцы не позволили сионистскому движению открыто использовать военные формирования перед лицом арабского восстания. В этот момент сговор Еврейского агентства с обязательными властями достиг своего апогея.Среди объективных историков существует консенсус в отношении того, что этот сговор, поддержанный Лигой Наций, серьезно подорвал любую возможность успеха борьбы палестинцев за представительные институты, самоопределение и независимость, которые они считали своим правом86.

    Что палестинцы могли бы сделать, чтобы выбраться из этой тройной связи, — вопрос, на который невозможно ответить. Некоторые утверждали, что им следовало отказаться от предпочтительного законнического подхода их консервативного руководства, заключающегося в организации пустых протестов и бесплодной отправке делегаций в Лондон, чтобы апеллировать к британской доброй воле и «справедливости».Вместо этого, предполагает этот тезис, они должны были полностью порвать с британцами, отказаться сотрудничать с Мандатом (как это сделали Партия Конгресса с Раджем в Индии или Шинн Фейн с британцами в Ирландии) и, в противном случае, они должны были пойти по пути своих арабских соседей и подняться с оружием гораздо раньше, чем они в конечном итоге это сделали87. В любом случае, перед лицом могущественной триады Британии, сионистского движения и Лиги Мандат наций.Более того, у них не было серьезных союзников, кроме поддержки аморфного, зарождающегося арабского общественного мнения, которое прочно стояло за ними еще до 1914 г., но тем более по мере того, как длился межвоенный период. Однако ни одна арабская страна (кроме Саудовской Аравии и Йемена) не пользовалась полной независимостью; действительно, все они в значительной степени все еще находились под пятой британцев и французов, и ни у кого из них не было полностью демократических институтов, чтобы это пропалестинское мнение могло полностью выразить себя.

    Когда британцы покинули Палестину в 1948 году, не было необходимости создавать аппарат еврейского государства ab novo .Фактически этот аппарат десятилетиями функционировал под эгидой британцев. Все, что оставалось, чтобы воплотить дальновидную мечту Герцля в реальность, — это существующее пара-государство напрягло свои военные мускулы против ослабленных палестинцев, получив при этом формальный суверенитет, что оно и сделало в мае 1948 года. Таким образом, судьба Палестины была решена тридцатью годами ранее. хотя развязка наступила только в самом конце мандата, когда его арабское большинство было окончательно лишено владений силой.

    Copyright © 2020 by Rashid Khalidi

    Документ о Столетней войне поступил в продажу за 75 000 долларов

    Письмо 1415 года с подробным описанием событий во время Столетней войны незадолго до битвы при Азенкуре рынке за 75000 долларов.

    Датированный 16 сентября 1415 года, он подписан Робером ле Виньероном, администратором французского короля, и описывает действия людей и их компенсацию от французского короля за их защиту портового города Арфлер. С 18 августа по 22 сентября город был осажден англичанами при короле Генрихе V.

    Письмо частично гласит:

    Виконт Руанский приветствует вас.Да будет известно, что перед Робером ле Виньероном, клерком названного виконта, явился Жеан Лесто, моряк, который подтверждает получение от приемника маркиза Робера в Руане из суммы, пожалованной на войну, суммы в 20 ливров… Зарплата и компенсация за многие великие усилия, которые он приложил от имени Короля, нашего Сира. Поскольку он подвергся большой физической опасности и опасности, ночью, у побережья моря, в городе Арфлер, выйдя и доставив к господину ле Коннетаблю [Шарль I, сир д’Альбре], маршала Бурсику в Руана и оттуда в Вернон к г.Гийенн, письма г-на де Гокура от имени государства, касающегося положения тех, кто находится в указанном городе, и обеспечения, необходимого для их помощи… и сделанного с большим трудом…

    Фотографии предоставлены коллекцией Рааба

    Менее чем через неделю Арфлер сдался, а Гокур был одним из взятых в плен мужчин. Тем временем король Генрих и английская армия двинулись вглубь Франции, где в следующем месяце выиграли битву при Азенкуре.

    Письмо продается в коллекции Рааба. Ранее он принадлежал одной семье с первой половины 20 века. Его можно купить за 75 000 долларов США. Для получения более подробной информации посетите веб-сайт Raab .

    Лучшие книги для понимания Столетней войны

    Кто я?

    Я решил написать эту книгу, потому что, хотя работ о Столетней войне много, они, как правило, касаются политических и дипломатических, а не военных аспектов.Я считал, что этот период ознаменовался настоящей революцией в военном деле, которую возглавила Англия. Именно Англия имела единственную в мире профессиональную армию после распада Римской империи на западе в 5 веке, которая использовала технику (длинный лук) как умножитель силы и, передвигаясь верхом, вела боевые действия в пешем строю. Именно эти три опоры революции позволили крошечным английским армиям победить гораздо более крупные французские феодальные армии.


    Я написал…

    Великое и славное приключение: военная история Столетней войны

    К Гордон Корриган

    О чем моя книга?

    Франция и Англия, а затем и Великобритания — традиционные враги. После норманнского завоевания в 1066 году английские, а затем британские солдаты сражались по всему миру, но гораздо больше времени было потрачено на борьбу с Францией, чем на борьбу с любым другим врагом. Даже сегодня это негодование сохраняется, и одной из причин выхода Великобритании из Европейского Союза было доминирование Франции в этой организации.

    Эта книга рассказывает об одном из самых длительных периодов англо-французской вражды, который впоследствии стал известен как Столетняя война. Война длилась более ста лет, но не была непрерывной борьбой.Скорее, это была серия кампаний, перемежавшихся перемириями, одна из которых длилась шестнадцать лет, но поскольку цели англичан оставались неизменными на протяжении всего периода, разумно рассматривать ее как одну войну. Это важный период в британской и европейской истории, поскольку война превратила англо-норманнов в англичан, а граждан полуавтономных герцогств во французов. Не игнорируя политику, я сосредоточился на военных аспектах различных эпизодов войны, поскольку многие другие отчеты не всегда понимают, как действовали средневековые армии.

    Когда вы покупаете книгу, мы можем получить небольшую комиссию.

    Файл:Столетняя война.gif — Wikimedia Commons

    Резюме[править]

    ОписаниеСтолетняя война.gif English : Анимированная карта Столетняя война. Эта карта показывает ход войны и наиболее важные сражения.

    Отображается на карте:

      Франция

     Англия

    бордовый

      Сражения — Битва при Креси (1346 г.), Битва при Пуатье (1356 г.), Битва при Азенкуре (1415 г.), Битва при Кастийоне (1429 г.), Битва при Форминьи (1450 г.)

    Показаны годы: 1337, 1346, 1356, 1360, 1415, 1429, 1429-31, 1450, 1451-53, 1453.
    Дата 30 января 2007 г.
    Источник
    Автор Андрей Наку (г)

    Лицензирование[править]

    Общественное достояниеОбщественное достояниеfalsefalse
    Это произведение было передано в общественное достояние его автором, Андрей Наку . Это применимо во всем мире.

    В некоторых странах это может быть запрещено законом; если да:
    Андрей Наку предоставляет любому право использовать это произведение в любых целях , без каких-либо условий, если только такие условия не требуются по закону.

    Эта карта была загружена Electionworld с сайта en.wikipedia.org для включения в Атлас мира Викимедиа . Первоначальным загрузчиком на en.wikipedia.org был Андрей Наку, известный как Андрей Наку в en.wikipedia.org. Electionworld не является создателем этой карты. Информация о лицензировании приведена ниже.

    История файлов в Википедии[править]

    Легенда: (cur) = это текущий файл, (del) = удалить эту старую версию, (rev) = вернуться к этой старой версии. Нажмите на дату, чтобы загрузить файл или просмотреть изображение, загруженное в этот день.

    • (Удалить все версии этого файла) (cur) 16:23, 20 февраля 2007 г. . . Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541×621 (142 340 байт)
    • (искл.) (ред.) 15:46, 20 февраля 2007 г. .. Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541×621 (142 340 байт)
    • (искл.) (ред.) 15:40, 20 февраля 2007 г. . . Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541×621 (142 340 байт)
    • (искл.) (ред.) 16:20, 31 января 2007 г. . . Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541×621 (120 360 байт) (исправлено ч. о. под английским владением 1356, добавлена ​​битва за Париж-1430, рельеф Орлеана)
    • (искл.) (ред.) 22:43, 30 января 2007 г. . . Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541 × 621 (120 411 байт) (фиксированное время)
    • (искл.) (ред.) 20:19, 30 января 2007 г. .. Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541×621 (120 411 байт) (Территориальные изменения и основные сражения во время войны)
    • (искл. ) (ред.) 20:05, 30 января 2007 г. . . Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541×621 (120 411 байт) (Эта карта показывает ход войны и наиболее важные сражения)
    • (искл.) (ред.) 19:53, 30 января 2007 г. . . Андрей Наку (Обсуждение | вклад | заблокировать) . . 541×621 (120 392 байта)

    Щелкните дату/время, чтобы просмотреть файл в том виде, в котором он был в то время.

    3

    Дата / время Размеры Пользователь Комментарий Комментарий
    Текущий 08:37, 21 июля 2008 08:37, 21 июля 2008 г. 541 × 621 (140 кб) Chphe Talk | вклад) без водяных знаков
    12:23, 17 марта 2007 12:23, 17 марта 2007 12:23, 17 марта 2007
  • 8
  • 541 × 621 (139 кб) ElectionWorld (Talk | PD-self}} {{ew|en|Andrei Nacu}} Категория:Карты истории Франции == История файлов в Википедии== Легенда: (cur) = это текущий файл, (del) = удалить этот старый version, (rev) = вернуться к этой старой версии. Нажмите на дату, чтобы сделать

    Вы не можете перезаписать этот файл.

    Этот файл используется на следующих 3 страницах:

    Этот файл используют следующие другие вики:

    • Использование на am.wikipedia.org
    • Использование на azb.wikipedia.org
    • Использование на az.wikipedia.org
    • Использование на ba.wikipedia.org
    • Использование на be.wikipedia.org
    • Использование на bg.wikipedia.org
    • Использование на ca.wikipedia.org
    • Использование на крч.wikipedia.org
    • Использование на cs.wikipedia.org
    • Использование на cy.wikipedia.org
    • Использование на diq.wikipedia.org
    • Использование на en.wikipedia.org
    • Использование на en.wikibooks.org
    • Использование на eo.wikipedia.org
    • Использование на es.wikipedia.org
    • Использование на et.wikipedia.org
    • Использование на fr.wikipedia. org
    • Использование на ga.wikipedia.org
    • Использование на he.wikipedia.org
    • Использование на hif.wikipedia.организация
    • Использование на hu.wikipedia.org
    • Использование на id.wikibooks.org
    • Использование на is.wikipedia.org
    • Использование на it.wikipedia.org
    • Использование на ja.wikipedia.org
    • Использование на ka.wikipedia.org
    • Использование на ko.wikipedia.org
    • Использование на krc.wikipedia.org
    • Использование на la.wikipedia.org

    Посмотреть более глобальное использование этого файла.

    Столетняя война (1337-1453) [100-летняя война]



    СТОЛЕТНЯЯ ВОЙНА .Это название дано затяжному конфликту между Францией и Англией с 1337 по 1453 год, который продолжался во время правления французских королей Филиппа VI, Иоанна II, Карла V, Карла VI, Карла VII и английских королей Эдуард III, Ричард II, Генрих IV, Генрих V и Генрих VI. Основными причинами войны, вспыхнувшей в Гиене в 1337 г., были споры, возникшие в связи с французскими владения английских королей, по отношению к которым они были вассалами королей Франции; претензии Эдуарда III на французский престол после воцарение Филиппа VI; вмешательство Филиппа в дела Фландрии и Шотландии; и, наконец, махинации Робера д’Артуа.

    Во время Состояние правления Филиппа VI благоволило англичанам. Французский флот был уничтожен у Слейса 24 июня 1340 г. После при осаде Турне 25 сентября 1340 г. было заключено перемирие; но на следующий год армии Англии и Франция снова находилась в состоянии войны в Бретани из-за соперничающих притязаний Карла Блуа и Жана Монфора. к наследованию этого герцогства. В 1346 году, когда французы пытались вторгнуться в Гиенну, Эдуард III высадился в Нормандии, разорил эту провинцию, часть Иль-де-Франс и Пикардию, разгромил французскую армию при Креси 26 августа 1346 г. и осадил Кале. который сдался 3 августа 1347 г.Военные действия были приостановлены на несколько лет после этого, вследствие о перемирии в Кале, заключенном 28 сентября 1347 г.

    Основные военные подвиги которые отмечают первые годы правления Иоанна Доброго, были взятие Сен-Жан д’Анжели французами в 1351 году, поражение англичан под Сент-Омером в 1352 году, и победа англичан под Гинесом в том же году. В 1355 году Эдуард III вторгся в Артуа. Черный принц грабил Лангедок. В 1356 году битва при Пуатье (19 сентября), когда Иоанн попал в плен, послужило сигналом к ​​конфликтам в Париже между Стефаном Марселем и дофином, и для вспышки Жакерии.Бретиньский договор, заключенный 8 мая 1360 г., обеспечил Франции несколько лет отдыхать.

    При Карле V боевые действия сначала велись только между французами, англо-наваррцами (победа Дюгеклена при Кошереле, 16 мая 1364 г.) и бретонцы. В 1369 году под предлогом того, что Эдуард III не соблюдал условия договора Бретиньи, король Франции объявил ему войну. Дю Гесклен, назначенный констеблем, нанес поражение англичанам при Понваллене в 1370 г. в Шизе в 1373 году и изгнал их из их владений между Луарой и Жирондой, в то время как герцог Анжуйский отвоевал часть Гиенны. После этого Эдуард III заключил Брюггское перемирие (27 июня 1375 г.), которое было продлено до 24 июня 1377 г. После смерти Эдуарда III (21 июня 1377 г.) Карл V возобновил войну в Артуа и Гиене и против Карла Плохого, но потерпел неудачу в своей попытке воссоединить Бретань и Францию. Дю Гесклен, отказавшийся выступить против своих соотечественников, умер 13 июля 1380 года, а Карл V — 16 сентября следующего года.

    В начале правления Карла VI борьба между двумя странами как бы ослабла.Попытка примирения даже имела место. о женитьбе Ричарда II на Изабелле Французской, дочери Карла VI (26 сентября 1396 г.). Но Ричард, будучи свергнут с престола Генрихом Ланкастерским (Генрих IV), военные действия возобновились, и Генрих мало что выиграл от внутренние разногласия Франции. В 1415 году его сын Генрих V высадился в Нормандии по истечении перемирия 25-го века. сентября 1413 г., который был продлен в 1414 и 1415 гг. Он одержал победу при Азенкуре (25 октября 1415 г.), а затем захватил Кан и часть Нормандии, в то время как Франция истощала себя в междоусобицах арманьяков и бургундов. По договору в Труа (21 мая 1415 г.) он получил руку Екатерины, дочери Карла VI, с титулами регента и наследника королевства Франции. Взяв Мо 2 мая 1429 года и въехав в Париж 30 мая, затем умер 31 августа в Венсенском лесу, оставив трон своему сыну Генриху VI с герцогом Бедфордским. в качестве регента во Франции.

    Карл VI скоропостижно скончался потом, 21 октября. Его сын, называвший себя Карлом VII, потерпел ряд поражений в начало его правления: Краван на Йонне (1423 г.), Верней (1424 г.), Сен-Джеймс де Бёврон (1426 г.) и Рувре (1429 г.).Орлеан, последний оплот королевской власти, находился в осаде с 12 октября 1428 года и был готов сдаться, когда появилась Жанна д’Арк. Она спасла Орлеан (8 мая 1429 г.), разбила англичан при Пате 16 июня, короновала Карла VII в Реймсе 17 июля, была взята в Компьене 24 мая 1430 г. и сожжена в Руане 16 июня. 30 мая 1431 г. (см. Жанну д’Арк).

    С этого времени англичане неуклонно теряли позиции, и Аррасский договор (20 марта 1435 г.), которым были установлены хорошие отношения между Карлом VII и Филиппом Добрым, герцогом Бургундским, нанес им последний удар. Нормандия восстала против них, в то время как констебль Де Ришмон 1 изгнал их из Парижа (1436 г.) и отвоевал Немур, Монтеро (1437 г.) и Мо (1439 г.). Быстро подавленное восстание Прагери не помешало успехам Карла VII. В 1442 году он сменил последовательно Сен-Севера, Дакса, Марманда, Ла-Реоля, а в 1444 году Генриху VI пришлось заключить Турское перемирие. В 1448 г. англичане были изгнаны из Манса; а в 1449 году, когда Ришмон захватывал Котантен и Фужер, Дюнуа завоевал Нижнюю Нормандию, а Карл VII вошел в Руан.

    Поражение сэра Томаса Кириэля, одного из капитанов-ветеранов Бедфорда, при Форминьи в 1450 году и взятие Шербура завершили завоевание провинции. В это время Дюнуа в Гиене брал Бордо и Байонну. Гиенн восстал против Франции, после чего Тальбот вернулся туда с армией в 5000 человек, но был побежден и убит при Кастийоне 17 июля 1453 г. Бордо капитулировал 9 октября, и Столетняя война была прекращена изгнанием англичане, которые к этому времени были настолько заняты Войнами Алой и Белой розы, что не могли снова начать наступление на Францию.

    1 Артур, граф Ричмонд, впоследствии Артур III, герцог Бретани.



    Выдержка из:

          Британская энциклопедия, 11-е изд. Том XIII.
          Cambridge: Cambridge University Press, 1910. 894.



    Другие местные ресурсы:

      9

    1. King Edward III
    2. Edward Черный принц
        9
      1. King Richard II
      2. King Henry IV
          9
        1. King Henry V
        2. Потеря Гуена: конец сотен Годы войны

          Учебники для дальнейшего изучения:

          Оллманд, Кристофер.Столетняя война: Англия и Франция в состоянии войны.
                     Cambridge University Press, 2005.

          Баркер, Джульетта. Завоевание: Английское королевство Франции, 1417-1450 гг.
                     Harvard University Press, 2012.

          Сьюард, Десмонд. Столетняя война: англичане во Франции 1337-1453 гг.
                     Пингвин, 1999 г.


          Столетняя война в Интернете:


          в энциклопедию Luminarium

          Сайт ©1996-2018 Аннина Йокинен.Все права защищены.
          Эта страница была создана 18 апреля 2007 г. Последнее обновление 1 января 2018 г.

    Указатель энциклопедических статей :

    Средневековая космология
    Цены на товары в средневековой Англии

    Эдуард II
    Эдмунд Вудсток, граф Кент
    Томас, граф Ланкастер, граф Моррлтайм оф Ланкастер

      9 Генри
        9 Оф
        пирс Gaveston

        сотни лет войны (1337-1453)

        Edward III Queen Philippa
        Battle of Crécy, 1346
        Осада Calais, 1346-7
        Битва в Пуатье, 1356
        Битва при Ла-Рошели, 1372
        Эдвард, Черный принц Уэльский
        Жанна Кентская, принцесса Уэльская
        Лайонел Антверпенский, герцог Кларенс
        Генри Гросмонт, герцог Ланкастерский
        Джон Гонт, герцог Ланкастерский
        Эдмунд де Лэнгли, герцог Йоркский
        Томас Вудсток, Глостер
        Роберт де Аффорд, 1. Граф Саффолк
        Уильям де Аффорд, 2. Граф Саффолк
        Уильям Монтакьют, E. Солсбери
        Уильям Монтакьют, 2. E. Солсбери
        Томас Холланд, граф Кент
        Джон де Вер, граф Оксфорд
        Ричард Фицалан, 3. Граф Арундел
        Уильям де Богун, граф Нортгемптон
        Лоуренс Гастингс, 1. Граф Пембрук
        Джон Гастингс, 2. Граф Пембрук
        Ральф де Стаффорд, граф Стаффорд
        Роджер Мортимер, 2. Граф Март
        Сэр Джон Чандос
        Сэр Уолтер Мэнни
        Хороший парламент, 1376
        Ричард II
        Крестьянское восстание, 1381
        Апеллянт лордов, 1388
        Ричард Фицалан, 4.Граф Арундел
        Архиепископ Томас Арундел
        Томас де Бошан, Э. Уорик
        Джон Монтакьют, 3. Э. Солсбери
        Роберт де Вере, граф Оксфорд
        Ральф Невилл, Э. Вестморленд
        Томас Моубрей, герцог Норфолк
        Эдмунд Мортимер, 3. Граф марта
        Роджер Мортимер, 4. Граф марта
        Джон Холланд, герцог Эксетер
        Томас Холланд, 2. герцог Кентский
        Майкл де ла Поль, Э. Саффолк
        Хью де Стаффорд, 2. Э. Стаффорд
        Уот Тайлер
        Генрих IV
        Эдвард, герцог Йоркский
        Эдмунд Мортимер, 5 лет.Граф Марч
        Генри Перси, граф Нортумберленд
        Сэр Генри Перси, «Гарри Хотспур»
        Томас Перси, граф Вустер
        Оуэн Глендауэр
        Битва при Шрусбери, 1403
        Архиепископ Ричард ле Скроуп
        Томас Моубрей, 3. Э. Ноттингем
        Джон Моубрей, 2. герцог Норфолк
        Томас Фицалан, 5. граф Арундел
        Генрих V
        Екатерина Валуа
        Томас, герцог Кларенс
        Джон, герцог Бедфорд
        Хамфри, герцог Глостер
        Джон Талбот, граф Шрусбери
        Ричард, граф Кембриджский
        Генри, барон Скроуп Машамский
        Уильям де ла Поль, герцог Саффолкский
        Томас Монтакут, Э.Солсбери
        Ричард Бошан, Э. Уорик
        Генри Бошам, герцог Уорик
        Томас Бофорт, герцог Эксетер
        Кардинал Генри Бофорт
        Джон Бофорт, граф Сомерсет
        Сэр Джон Фастолф
        Джон Холланд, 2-й герцог Эксетерский
        Архиепископ Джон Стаффорд
        Архиепископ Джон Кемп
        Оуэн Тюдор
        Джон Фицалан, 7-й граф Арундел
        Джон, лорд Типтофт

        Карл VII, король Франции
        Жанна д’Арк
        Людовик XI, король Франции
        Карл Смелый, герцог Бургундский
        Битва при Кастийоне, 1453

        Войны Алой и Белой розы 1455-1485
        Причины Войн Алой и Белой розы
        Дом Ланкастеров
        Дом Йорков
        Дом Бофортов
        Дом Невиллов

        Первый битва св.

        Олбанс, 1455
        Битва при Блор-Хит, 1459
        Разгром при Ладфорде, 1459
        Битва при Нортгемптоне, 1460
        Битва при Уэйкфилде, 1460
        Битва при Мортимерс-Кросс, 1461
        Вторая битва при Сент-Олбансе, 1461
        Битва при Таутоне, 1461 г.
        Битва при Хеджли-Мур, 1464 г.
        Битва при Хексхэме, 1464 г.
        Битва при Эджкоте, 1469 г. 1471
        Договор о Pecquigny, 1475
        битва Bosworth Field, 1485
        Битва Сток Сток, 1487

        Генри VI
        Margaret anjou

          9 Richard Plantagenet, герцог Йорк
          Edward IV
          Elizabeth Woodville
          Ричард Вудвилл, 1.Эрл Риверс
          Энтони Вудвилл, 2. Эрл Риверс
          Джейн Шор
          Эдвард V
          Ричард III
          Джордж, герцог Кларенс

          Ральф Невилл, 2. граф Вестморленд
          Ричард Невилл, 901 граф Солсбери Граф Уорик
          Эдвард Невилл, барон Бергавенни
          Уильям Невилл, лорд Фоконберг
          Роберт Невилл, епископ Солсберийский
          Джон Невилл, маркиз Монтегю
          Джордж Невилл, архиепископ Йоркский
          Джон Бофорт, 1. Герцог Сомерсет
          Эдмунд Бофорт, 2. Герцог Сомерсет
          Генри Бофорт, 3. Герцог Сомерсет
          Эдмунд Бофорт, 4. Герцог Сомерсет
          Маргарет Бофорт
          Эдмунд Тюдор, граф Ричмонд
          Джаспер Тюдор, граф Пембрук
          Д. Хамфри Стаффорд, Д. Хамфри Стаффорд. Букингем
          Генри Стаффорд, герцог Бекингемский
          Хамфри Стаффорд, Э. Девонский
          Томас, лорд Стэнли, граф Дерби
          Сэр Уильям Стэнли
          Архиепископ Томас Буршье
          Генри Буршье, граф Эссекс
          Джон Моубрей, 3.Герцог Норфолк
          Джон Моубрей, 4. Герцог Норфолк
          Джон Ховард, герцог Норфолк
          Генри Перси, 2. О. Нортумберленд
          Генри Перси, 3. О. Нортумберленд
          Генри Перси, 4. О. Нортумберленд
          Уильям, лорд Гастингс
          Генри Холланд, герцог Эксетер
          Уильям Фицалан, граф Арундел
          Уильям Герберт, 1-й граф Пембрук
          Джон де Вер, 12-й граф Оксфорд
          Джон де Вер, 13-й граф Оксфорд
          Томас де Клиффорд, 8-й барон Клиффорд
          Джон де Клиффорд, 9.Барон Клиффорд
          Джон Типтофт, граф Вустер
          Томас Грей, 1. Маркиз Дорсет
          Сэр Эндрю Троллоп
          Архиепископ Джон Мортон
          Эдвард Плантагенет, Э. Уорик
          Джон Талбот, 2. Э. Шрусбери
          Джон Талбот, 3. Э. Шрусбери
          Джон де ла Поль, 2. Герцог Саффолк
          Джон де ла Поль, Э. Линкольн
          Эдмунд де ла Поль, Э. Саффолк
          Ричард де ла Поль
          Джон Саттон, барон Дадли
          Джеймс Батлер, 5. Эрл Ормонд
          Сэр Джеймс Тирелл
          Эдмунд Грей, первый граф Кентский
          Джордж Грей, 2-й граф Кентский
          Джон, 5-й барон Скроуп Болтонский
          Джеймс Туше, 7-й барон Одли
          Уолтер Блаунт, лорд Маунтджой
          Роберт Хангерфорд, лорд Молейнс
          Томас, лорд Скейлз
          Джон, лорд Ловел и Холанд
          Фрэнсис Ловелл, виконт Ловелл
          Сэр Ричард Рэтклифф
          Уильям Кейтсби
          Ральф, 4-й лорд Кромвель
          Восстание Джека Кейда, 1450

          Тюдоровский период

          9 VII


          Королева Елизавета Йоркская
          Артур, принц Уэльский
          Ламберт Симнел
          Перкин Уорбек
          Битва при Блэкхите, 1497

          Король Арагонский Фердинанд II
          Королева Изабелла Кастильская
          Король Максимилиан I, император Священной Римской империи

          Генрих VIII
          Королева Екатерина Арагонская
          Королева Анна Болейн
          Королева Джейн Сеймур
          Королева Анна Клевская
          Королева Екатерина Говард
          Королева Кэтрин Парр

          Король Эдуард VI
          Королева Мария I
          Королева Елизавета I
          Генрих Генрих 90, герцог Ричмондский Маргарет Тюдор, королева Шотландии
          Джеймс IV, король Шотландии
          Битва при Флодден-Филд, 1513
          Джеймс V, король Шотландии
          Мария де Гиз, королева Шотландии

          Мария Тюдор, королева Франции
          Людовик XII, король Франция
          Франциск I, король Франции
          Битва при шпорах, 1513 г.
          Золотое поле, 1520 г.
          Карл V, император Священной Римской империи
          Юстас Чапуйс, имперский посол
          Осада Булони, 1544

          Кардинал Томас Вулси
          Архиепископ Томас Кранмер
          Томас Кромвель, граф Эссекс
          Томас, лорд Одли
          Томас Риотесли, Э.Саутгемптон
          Сэр Ричард Рич

          Эдвард Стаффорд, Д. Бекингемский
          Томас Ховард, 2-й герцог Норфолк
          Томас Ховард, 3-й герцог Норфолк
          Джон Дадли, герцог Нортумберленд
          Чарльз Брэндон, герцог Саффолк
          Томас Болейн, граф Уилтшир
          Джордж Болейн, виконт Рочфорд
          Джон Рассел, граф Бедфорд
          Томас Грей, 2. маркиз Дорсет
          Генри Грей, Д. Саффолк
          Чарльз Сомерсет, граф Вустер
          Джордж Талбот, 4. Э. Шрусбери
          Фрэнсис Талбот , 5.Э. Шрусбери
          Генри Алджернон Перси,
               5-й граф Нортумберленд
          Генри Алджернон Перси,
               6-й граф Нортумберленд
          Ральф Невилл, 4. Фрэнсис Брайан
          Сэр Николас Кэрью
          Джон де Вер, 15-й граф Оксфорд
          Джон де Вер, 16-й граф Оксфорд
          Томас Сеймур, лорд-адмирал
          Эдвард Сеймур, протектор Сомерсет
          Маргарет Поул, графиня Солсбери
          Генри Поул, лорд Монтегю
          Сэр Джеффри Поул
          Томас Мэннерс, граф Ратленд
          Генри Мэннерс, граф Ратленд
          Генри Буршье, 2. Граф Эссекс
          Роберт Рэдклифф, 1. Граф Сассекс
          Генри Рэдклифф, 2. Граф Сассекс
          Джордж Гастингс, граф Хантингдон
          Генри Кортни, маркиз Эксетер
          Джордж Невилл, барон Бергавенни
          Сэр Эдвард Невилл
          Уильям, лорд Пэджет
          Уильям Сэндис, барон Сэндис
          Уильям Фитцуильям, Э. Саутгемптон
          Сэр Энтони Браун
          Сэр Томас Риотесли
          Сэр Уильям Кингстон
          Джордж Брук, лорд Кобэм
          Сэр Ричард Саутуэлл
          Томас Файнс, 9-й лорд Дакр
          Сэр Фрэнсис Генри Норстон
          9 Леди Джейн Грей
          Сэр Томас Арундел
          Сэр Ричард Саквилл
          Сэр Уильям Петре
          Сэр Джон Чек
          Уолтер Хэддон, Л.LD
          Сэр Питер Кэрью
          Сэр Джон Мейсон
          Николас Уоттон
          Джон Тейлор
          Сэр Томас Вятт Младший

          Кардинал Лоренцо Кампеджио
          Кардинал Реджинальд Поул
          Стивен Гардинер, епископ Винчестерский
          Николас Бидли Боннер, епископ Лондонский 9 Лондона
          Джон Хупер, епископ Глостерский
          Джон Эйлмер, епископ Лондона
          Томас Линакр
          Уильям Грокин
          Архиепископ Уильям Уорхэм
          Катберт Танстолл, епископ Даремский
          Ричард Фокс, епископ Винчестерский
          Эдвард Фокс, епископ Херефордский

          7 Папа Юлий II
          Папа Лев X
          Папа Климент VII
          Папа Павел III
          Папа Пий V

          Пико делла Мирандола
          Дезидерий Эразм
          Мартин Буцер
          Ричард Пейс
          Кристофер Сен-Герман
          Томас Кенттон 901 Элизабет Бартон
          Гольбейн Младший
          Потливость

          Распад монастырей
          Паломничество o f Грейс, 1536
          Роберт Аск
          Энн Аскью
          Лорд Томас Дарси
          Сэр Роберт Констебл

          Клятва превосходства
          Акт верховенства, 1534
          Первый акт наследования, 1534
          Третий акт наследования, 1544 Десятки статей 901 , 1536
          Шесть статей, 1539
          Второй статут об отмене, 1555
          Акт о верховенстве, 1559
          Статьи, касающиеся проповедников, 1583

          Королева Елизавета I
          Уильям Сесил, лорд Солбери, 901
          Сэр Фрэнсис Уолсингем
          Сэр Николас Бэкон
          Сэр Томас Бромли

          Роберт Дадли, граф Лестер
          Эмброуз Дадли, граф Уорик
          Генри Кэри, лорд Хансдон
          Сэр Томас Эгертон, виконт Брэкли
          Леттис Ноллис, графиня Лестерская
          Джордж Талбот, 6 лет. E. of Shrewsbury
          Элизабет, графиня Shrewsbury
          Gilbert Talbot, 7. E. of Shrewsbury
          Sir Henry Sidney
          Sir Robert Sidney
          Archbishop Matthew Parker
          Walter Devereux, 1st Earl of Essex
          Robert Devereux, 2nd Earl of Es81ex Деверо, леди Рич
          Сэр Кристофер Хаттон
          Эдвард Кортни, Э. Девоншир
          Эдвард Мэннерс, 3-й граф Ратленд
          Томас Рэдклифф, 3. Граф Сассекс
          Генри Рэдклифф, 4. Граф Сассекс
          Роберт Рэдклифф, 5.Граф Сассекс
          Уильям Парр, маркиз Нортгемптон
          Генри Риотесли, 2. Саутгемптон
          Генри Риотесли, 3. Саутгемптон
          Чарльз Невилл, 6. Э. Вестморленд
          Томас Перси, 7. Э. Нортумберленд
          Генри Перси, 8. Э. Нортумберленд
          Генри Перси, 9. E. Нотумберленд
          Уильям Герберт, 1. граф Пембрук
          Чарльз, лорд Ховард Эффингемский
          Томас Ховард, 4-й герцог Норфолк
          Генри Ховард, 1. граф Нортгемптон
          Томас Ховард, 1. граф Саффолк
          Генри Гастингс, 3.Э. из Хантингдона
          Эдвард Мэннерс, 3-й граф Ратленд
          Роджер Мэннерс, 5-й граф Ратленд
          Фрэнсис Маннерс, 6-й граф Ратленд
          Генри Фицалан, 12 лет. Вустер
          Уильям Дэвисон
          Сэр Уолтер Милдмей
          Сэр Ральф Сэдлер
          Сэр Эмиас Паулет
          Гилберт Гиффорд
          Энтони Браун, виконт Монтегю
          Франсуа, герцог Алансонский и Анжуйский

          Мария, королева Шотландии
          Лорд Дарберн Стюарт
          , граф Ботвелл
          Энтони Бабингтон и заговор Бабингтона
          Джон Нокс

          Филипп II Испанский
          Испанская армада, 1588
          Сэр Фрэнсис Дрейк
          Сэр Джон Хокинс

          Уильям Камден
          Архиепископ Уитгифт
          Мартин Контроверс
          Мартин Контроверс Marprelate)
          Ричард Бэнкрофт, архиепископ Кентерберийский
          Джон Ди, алхимик

          Филип Хенслоу
          Эдвард Аллейн
          Бла Театр «Кфрайарс»
          Театр «Фортуна»
          Театр «Роза»
          Театр «Лебедь»
          Детские труппы
          «Слуги адмирала»
          «Слуги лорда-камергера»
          «Гражданская комедия»
          «Собачий остров» , 1597

        1. Суд общего права
          Королевая скамейка
          Суд звездной камеры
          Совет Северный
          Флот тюрьмы
          Assize
          Доступен
          Первые фрукты и десятые доли
          Ливрея и техническое обслуживание
          Oyer и Terminer
          Praemunire

          STUARTS

          King James I из Англии

            9 Анна Датская
            Генри, принц Уэльский
            Пороховой заговор, 1605
            Джордж Вильерс, 1-й герцог Бекингемский
            Роберт Карр, граф Сомерсет
            Арабелла Стюарт, леди Леннокс

            Уильям Алебастр
            Бишоп Холл
            Уильям189 Бишоп1 Томас Мортон 90 Лауд
            Джон Селден
            Люси Харингтон, графиня Бедфорд
            Генри Лоус

            90 006 Король Карл I
            Королева Генриетта Мария

            Длинный парламент
            Рамп парламент
            Кентишская петиция, 1642

            Томас Вентворт, граф Страффорд
            Джон Дигби, граф Бристоля Лорд Фэйрфакс
            Роберт Деверо, 3-й Э. из Эссекса
            Роберт Сидни, 2. Э. Лестера
            Алджернон Перси, Э. Нортумберленда
            Генри Монтегю, граф Манчестера
            Эдвард Монтегю, 2. граф Манчестера

            Реставрация

            Король Чарльз II Король Джеймс II
            Тестовые акты

            Greenwich Palace
            HaTfield House
            Richmond Palace
            Windsor Palace
            The Woodstock Manor

            Cinque Ports
            Mermaid Tavern
            Malmsey Wine
            Большой огонь Лондона, 1666
            Купец школа Taylors
            Westminster School
            Святилище в Вестминстере
            «Святилище»

            Изображения :

            Схема английского престолонаследия от Вильгельма I до Генриха VII

            Средневековая английская драма

            Лондон c1480, MS Royal 16
            0 распечатать
            Карта Англии из Saxton’s Descriptio Angliae , 1579
            Расположение Карта елизаветинского Лондона
            План Бэнксайда, Саутварк, во времена Шекспира
            Фрагмент карты Нордена Бэнксайда, 1593
            Кольца для травли быков и медведей с карты Агаса (1569-1590, паб.