Содержание

Сенатор Пушков назвал отличия поражений США во Вьетнаме и Афганистане

+ A —

Геополитический «след» поражения в Афганистане будет для США более ощутимым

Вывод американцами войск из Афганистана после 20-летнего там пребывания многие эксперты расценивают как поражение США и сравнивают его с фиаско Штатов во вьетнамской войне. Между тем, в афганской и вьетнамской войнах США есть большие отличия. Так считает российский сенатор Алексей Пушков.

«Бегство США из Вьетнама было, безусловно, более драматичным и более трагичным, чем поражение в Афганистане, — написал Алексей Пушков в своем Telegram-канале. — …Хотя вьетнамская война была в два раза короче, США потеряли там более 55 тысяч человек только убитыми и пропавшими без вести, что несравнимо с потерями в Афганистане (около 2200 человек)».

Кроме того, считает Пушков, вьетнамская война потрясла все американское общество и вызвала глубокий кризис и длительный «вьетнамский синдром» в американской культуре и самовосприятии.

«Война в Афганистане осталась во многом малоизвестной войной,- написал Пушков. — Даже иракская агрессия США оказалась более заметной на американской политической сцене, оставив более глубокий след в американской политической психике. По этой причине афганская война вряд ли окажет столь же разрушительное воздействие на американское общество, как вьетнамская».

В то же время, считает сенатор, 20-летняя афганская война, стоившая США более триллиона долларов, все же не пройдет бесследно для США.

«Ее главным последствием станет геополитическое ослабление США и осознание во всем мире падающей мощи доселе «единственной сверхдержавы».  Геополитический «след» поражения в Афганистане будет для США более ощутимым, чем его непосредственное воздействие на внутреннее состояние общества», — заключил Алексей Пушков.

Читайте также: «Герой РФ объяснил необходимость запрета сравнивать СССР и Третий рейх»

Сколько получал и за что платил американский пехотинец во Вьетнаме? Часть первая

В свое время советские люди, посмотрев по телевизору кадры о войне во Вьетнаме, иногда задавались вопросом: «А сколько там американским солдатам, что по лесам бегают платят»? Версии по этому поводу выдвигались самые разные, иногда совершенно фантастические, вплоть до «сдельно им платят, по количеству убитых вьетнамцев».

А сколько в действительности платили американскому пехотинцу во Вьетнаме?


Ответ на этот вопрос можно найти у бывшего американского пехотинца Кристофера  Роннау, написавшего о пережитом им «Кровавые следы: Боевой дневник пехотинца во Вьетнаме».


Вот что он получал в 1967 году: «Мой базовый оклад составлял 100 долларов в месяц. Они по-прежнему платили мне, как рядовому, хотя каждого полагалось повысить до рядового 1-го класса просто за то, что он вышел из самолета в зоне боевых действий. Еще они доплачивали мне дополнительные 8 долларов за заокеанскую командировку и 65 долларов надбавки за опасность службы. Если прибегнуть к математике, то выходило, что моя боевая выплата за вчерашнюю засаду от заката до рассвета составила примерно $1.07». 


Рядовой Роннау в армии США уже «перерос» рядового – рекрута (начинающий службу воин, проходящий нечто вроде курса молодого бойца, их во Вьетнам не посылали), но до рядового 1-го класса еще не дослужился. Не было у него на тот момент никаких дополнительных выплат за звания или должности.


65 долларов надбавки за опасность службы получали и его товарищи по роте, регулярно выходившей в джунгли на «боевые», как сказали бы у нас сейчас. А доплату за заокеанскую командировку получали все американские военные во Вьетнаме.


Была приятная деталь: «Налогов с нас не брали, потому что не надо было платить за доходы, полученные во Вьетнаме». 


Но и без ложки дегтя не обошлось: «Они отжимали у меня 4 доллара 42 цента на социальное страхование. Тут, похоже, чувство меры им совсем изменило – принудительно собирать деньги на пенсию у солдат, многие из которых до пенсии не доживут. Ну ладно, по крайней мере, нам платили. Я не уверен, что у наших противников было так же».


Потери американские пехотинцы несли весьма ощутимые, и идею вычитать с солдат деньги на пенсии следует считать то ли проявлением интернационального армейского идиотизма, то ли образчиком этакого очень черного юмора. 


Вот как рядовой Кристофер Роннау распорядился полученными им деньгами:


«Как обычно, я отправил домой перевод на 125 долларов. Как и половина всех джи-ай во Вьетнаме, я копил деньги, чтобы после возвращения в Мир купить супер-пупер-тачку своей мечты, непременно с красно-желтыми языками пламени на капоте и колесных арках. Остаток зарплаты, тридцать или сорок долларов, я получил в военной валюте».


Что можно было приобрести во Вьетнаме на эти деньги и что это за военная валюта?


Максим Кустов


Продолжение следует

Харрис приехала во Вьетнам и почтила память бомбившего страну американца: Политика: Мир: Lenta.ru

Вице-президент США Харрис во Вьетнаме возложила цветы в честь бомбившего страну американца

Во время своего визита в столицу Вьетнама Ханой вице-президент США Камала Харрис возложила цветы к памятнику в честь пленителей сенатора-республиканца Джона Маккейна. Об этом сообщил канал CSPAIN. Ее поступок раскритиковали пользователи Twitter.

Вероятно, Харрис решила, что мемориал установлен в честь самого бывшего сенатора: он расположен в том месте, где самолет Маккейна сбили во время Вьетнамской войны. Однако надпись на граните напоминает о подвиге граждан и военных Вьетнама, которые взяли американца в плен. Это произошло в ходе вторжения США во Вьетнам в 1965 —1973 годах. Летчик бомбил страну на истребителе, за что и был задержан вьетнамцами.

Жест Харрис был приурочен к третьей годовщине смерти сенатора от рака мозга. Возлагая цветы, она сказала: «Он был необыкновенным американцем. Он был таким мужественным и действительно жил жизнью героя». Однако пользователи Twitter не оценили этот акт патриотизма. «Представьте себе саудовского политика, возлагающего венок на южном Манхэттене в память о террористах 11 сентября», — сыронизировал paddyvbrown.

Материалы по теме:

«Почему в Ханое должен быть памятник тому, кто бомбил Ханой и убивал мирных жителей?» — задался вопросом Amiad H.

«Она посетила место, где был подбит Джон Маккейн, чувак, который буквально 22 раза бомбил Вьетнам, военный преступник и лжец», — написала пользователь под ником Luna Oi!

Джон Маккейн попал на Вьетнамскую войну в 1967 году в качестве летчика-истребителя ВМС США. В том же году его сбили военные Северного Вьетнама, в плену он провел пять лет. Поначалу его, как сына главнокомандующего Тихоокеанским флотом США Джона Маккейна-старшего, содержали в приемлемых условиях и оказывали медицинскую помощь, однако потом подвергали пыткам и держали в одиночной камере. На свободу Маккейн вышел в 1973 году.

С 1987 по 2018 годы Маккейн занимал пост сенатора от штата Аризона в Конгрессе США, будучи членом Республиканской партии. В 2017 году стало известно, что у сенатора опухоль мозга, но продолжает представлять свой штат и заниматься политикой. Отказавшись от лечения опухоли, в 2018 году он скончался.

Война США во Вьетнаме (1965—75 гг.). Мины вчера, сегодня, завтра

Война США во Вьетнаме (1965—75 гг.)

Война в Южном Вьетнаме, начавшаяся еще в 1959 году как гражданская война, стимулировала развитие противопехотных мин. Силы Армии Освобождения Южного Вьетнама (Вьетконг), не имевшие ни танков, ни другой бронетехники, ни тяжелого оружия, ни армейской авиации, компенсировали слабость своих пехотных формирований тем, что вели войну партизанскими методами. При этом они самым широким образом использовали минно-взрывные заграждения и невзрывные ловушки. [12]

Вышедшая в июне 1969 года американская служебная инструкция по опыту минной войны (Professional Knowledge «Mines and Booby Traps») признала, что в 1965 году потери личного состава морской пехоты США на минах и ловушках в Южном Вьетнаме составили от 67 до 75 % всех потерь. Даже после всех принятых мер в 1968 году такие потери все еще составляли 37,7 %.

АО НФО к моменту своего создания и начала активных боевых действий против экспедиционного корпуса американских войск в марте 1965 года имела уже опыт борьбы против японских оккупантов (1942–1945 гг.), против французской колониальной армии (декабрь 1946—октябрь 1954 гг.), против вооруженных сил Республики Южный Вьетнам (1959—65 гг.).

Для всех этих войн характерной чертой было то, что Армия освобождения (Вьетконг) испытывала острейшую нехватку всех видов оружия. Поэтому ее бойцы научились использовать в качестве оружия любые подручные средства, в том числе различные невзрывные ловушки.

Вьетнамцы проявили большую изобретательность и мастерство в устроении разнообразных самострелов, волчьих ям, падающих бревен, камней, и т. д. Не менее изобретательно они использовали в качестве мин неразорвавшиеся американские снаряды, авиабомбы, брошенные или потерянные боеприпасы. Из авиабомб и снарядов они обычно извлекали взрывчатку, а взрыватели после незначительной переделки применяли в качестве минных взрывателей. Для корпусов мин бойцы АО использовали любые пригодные для этого емкости, начиная с брошенных самолетами израсходованных подвесных топливных баков, пустых канистр от горючего, упаковок от предметов снабжения, и кончая пустыми банками от «Кока-Колы» и коробками от сухих пайков. Очень широко использовались стрелянные пушечные гильзы, даже гильзы от крупнокалиберных пулеметов.

Не случайно в своем приказе командующий американскими силами в Южном Вьетнаме в мае 1969 года потребовал полной утилизации всего, что могут использовать вьетнамцы. Было запрещено выбрасывать даже пустые пачки от сигарет, использованные батарейки для карманных фонариков.

Вот как описывает американская служебная публикация мины из жестяных банок:

TIN CAN ANTIPERSONNEL MINE

Противопехотная жестяная мина может быть изготовлена из листового металла или из любой брошенной металлической банки (сухого рациона, пива или безалкогольного напитка). Запальное устройство для взрывного заряда — импровизированный воспламенитель с нулевым временем задержки. Запал гранаты может использоваться после удаления элемента задержки.

Мина срабатывает от натяжной проволоки, присоединенной к вытяжному кольцу. Натяжение проволоки тянет вытяжное кольцо, активизируя мину тем же самым способом, что и ручную гранату».

Очень большой популярностью в АО пользовались американские ручные гранаты М26 и НЗЗ, которые они применяли в качестве противопехотных мин.

Помимо широко известного способа использования гранаты как мины натяжного действия они, например, применяли ее как мину нажимного действия. Для этого гранату обмазывали толстым слоем грязи или глины и сушили на солнце.

Когда грязь засыхала, из гранаты удаляли предохранительную чеку. Рычаг удерживался засохшей грязью. Такую мину (американцы называли ее «Mudball mine» — грязевая мина) незаметно клали на тропинку, по которой ходили американские солдаты. Когда пехотинец наступал на этот комок, грязевая корка разрушалась, рычаг высвобождался и граната взрывалась.

Примечание автора

Надпиливать детонатор запала гранаты и удалять из него пороховой замедлитель — не чеченское изобретение 1990-х годов, а вьетнамское 1960-х годов. С таким запалом граната взрывалась не через 4 секунды, а мгновенно.

ТАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МИНЫ MUDBALL

 Одна мина уложена на тропинку, по которой проходит через каждые 20–30 минут парный патруль морских пехотинцев. Впереди по маршруту в 100 метрах уложена еще одна мина. Сзади в 30 метрах в засаде находится вьетконговец. Американские морские пехотинцы следуют на удалении 15 метров друг от друга. Как только патруль миновал засаду, вьетконговец кладет на тропу вторую мину.

После подрыва на первой мине солдата, второй солдат, зная, что вблизи вьетконговцы обычно кладут еще две-три мины или открывает автоматный огонь на поражение, или поворачивается и бежит обратно звать помощь. Он подрывается на второй мине.

Сержант, услышав взрывы, посылает помощь по тропинке во встречном направлении. Второй патруль напарывается на третью мину. Солдаты гибнут от потери крови, поскольку после трех подрывов лейтенант приказал вызвать саперов, которые продвигались к пострадавшим около 3 часов.

Потери американцев — двое убиты, один ранен.

Потери вьетконговцев — нет. Расход мин — 3 штуки.

Вьетнамцы ухитрились использовать даже сработавшие американские выпрыгивающие мины М2. Они помещали на дно гильзы пороховой заряд из черного пороха и протягивали туда провод с электровоспламенителем на конце. В гильзу вставляли деревянную трубку, разрезанную вдоль, а в трубку вставляли ручную гранату. Затем выдергивали чеку.

Рычаг гранаты удерживался трубкой. При срабатывании мины пороховой заряд подбрасывал трубку вместе с гранатой. В полете гранатный рычаг высвобождался и фаната взрывалась. Электровоспламенитель для порохового заряда замыкался на батарею с пульта управления, либо через простейший замыкатель из двух пластинок жести на деревянной дощечке.

Вьетнамские мины-самоделки «Mudball»

Одна из вьетнамских самодельных мин, которую американцы называли «Toe Popper» представляла собой гильзу от снаряда, на дно которой укладывался заряд черного пороха и вставлялся воспламенитель. Остальную часть гильзы заполняли металлическими осколками, ее верхушку герметизировали битумом.

Воспламенитель представлял собой пучок спичек (!), головки которых были обернуты теркой от спичечного коробка. В середину пучка вставляли палочку (колышек), выходившую наружу. Когда жертва наступала на палочку, ее движение вниз приводило к трению головок спичек о терку. Спички воспламенялись. От них воспламенялся порох, который выбрасывал вверх пучок осколков.

Ранение ноги, само по себе не слишком тяжелое, усугублял пороховой ожог и инфекция, заносимая в рану. В условиях влажного тропического климата даже такое ранение требовало немедленной эвакуации пострадавшего в госпиталь. Так что эта примитивная мина себя оправдывала.

Примечание автора

В целом, тактика «москитных укусов» сама по себе не могла принести победу Армии освобождения (Вьетконгу), да и причинить существенные потери американцам. Однако она сильно действовала на нервы американским солдатам, привыкшим ценить собственную жизнь и здоровье превыше всего на свете. Переполнение армейских госпиталей ранеными, которые отнюдь не стремились быстрее вернуться в боевой строй, угнетающе действовало на остальной личный состав.

Раненые солдаты активно добивались признания их инвалидами и отправки на родину, выплаты денежных компенсаций. К этому вымогательству они подключали свои семьи в США, которые начинали бомбардировать Конгресс и Белый Дом письмами, жалобами, протестами. Общественность США была напугана «огромным количеством наших искалеченных парней» и все сильнее протестовала против войны во Вьетнаме.

Так что всем этим примитивным минам и ловушкам был вполне присущ основной поражающий фактор — минный страх — ничуть не меньше, чем мощным минам заводского изготовления.

Вьетнамский спичечный (!) воспламенитель, названный американцами «Toe popper»

АО НФО из всего существовавшего тогда мирового арсенала противопехотных мин чаще других использовала советские деревянные мины времен прошедшей войны ПМД-6 (местного кустарного изготовления) и пластмассовые советские мины ПМН, прозванные американскими солдатами «черная вдова» (Black Widow).

Неожиданным для советских специалистов оказалось пожелание вьетнамцев организовать поставку советских противопехотных мин направленного поражения МОН-100 и МОН-200, после того, как их испытали в Южном Вьетнаме. Эти мины, принятые на вооружение Советской Армии в начале 1960-х годов, были приняты в войсках весьма прохладно. В советской концепции минной войны им находили весьма ограниченное применение.

Основным недостатком таких мин считали очень узкую зону поражения: 5 метров для МОН-100 и 10 метров для МОН-200. Мину требовалось нацеливать очень точно, а определить с пульта управления, вошел ли противник в зону поражения, было довольно трудно.

Вьетнамцы же сочли, что эти мины наилучшим образом подходят для устройства засад на узких дорогах в джунглях. Направленная вдоль дороги мина типа МОН поражала американскую пехотную колонну на глубину сразу в 100 или 200, метров.

Эффективным оказалось использование мины МОН-200 и против небронированной техники. Во Вьетнаме эти мины получили обозначение DH-10. Американцы называли их «VC Claymore», т. е. «Ветконговский Клэймор».

Из противотанковых мин вьетконговцы чаще всего использовали советские противотанковые мины времен Второй мировой войны ТМБ-2, ТМД-Б, ТМД-44, ТМ-41, ТМ-44, ТМ-46, китайские № 4.

Хорошим источником пополнения минных арсеналов АО служили минные поля, установленные американцами, с которых партизаны по ночам снимали столько мин, сколько им требовалось.

Традиционное пренебрежение американцев к устройствам неизвлекаемости мин и слабое наблюдение за своими минными полями дорого им обходилось. Удалось подсчитать, что среди всех потерь личного состава им минах, до 16 % американцы потеряли от своих же мин, повторно установленных вьетнамцами. Австралийцы на таких «краденых» минах получили до 50 % своих общих минных потерь.

Генерал Уэстморленд, командующий войсками США и Южном Вьетнаме, однажды признал, что в провинции Фу Тяу (Phouy Tuy) из 20 тысяч противопехотных мин, установленных австралийским контингентом, более 10 тысячи сняли вьетконговцы и снова установили против австралийских солдат.

Американская книга по опыту войны ((Professional Knowledge «Mines and Booby Traps») признает, что 90 % всех материалов, необходимых для производства вьетконговских мин и ловушек, имели американское происхождение (были брошены, утеряны, украдены, куплены).

* * *

Одна из главных особенностей вьетнамской войны заключалась в том, что здесь не было сплошной или хотя бы определенной линии фронта. Отсюда и специфическая тактика минирования, использовавшаяся силами АО. Они не устанавливали минных полей со значительным расходом мин, ограничиваясь установкой групп мин на дорогах и пешеходных тропинках.

О том, насколько успешной была такая тактика и какую роль играли в ней противотанковые мины, говорят следующие цифры:

? на шоссе № 19 к востоку от города Плейку с января по март 1967 года подорвались 89 различных боевых и транспортных машин, а еще 27 мин удалось обнаружить и снять;

? в северной тактической зоне 3-го армейского корпуса с июня 1969 по июнь 1970 года подорвались 350 машин, были обнаружены и сняты еще 750 мин;

? анализ потерь в боевой технике за период с ноября 1968 по май 1969 гг. показал, что вьетконговские мины дали 73 % всех потерь в танках и 78 % потерь в бронетранспортерах.

Т. е. основным, часто единственным противотанковым средством вьетнамцев были мины, и потери они причиняли немалые.

Примечание автора

Вот истинная причина, почему Запад так ополчился на мины. Ведь это оружие более слабой обороняющейся стороны, притом оружие очень эффективное, в умелых руках смертельно опасное, способное весьма существенно умерить аппетиты агрессоров.

Сегодня и в обозримом будущем Россия является слабой в военном отношении страной. Между тем, НАТО с момента своего создания и по день нынешний еще никого нигде никогда от агрессии не защитила. Сама же эта организация агрессором являлась, взять хотя бы воздушную и психологическую войну против Югославии. Так стоит ли нам прислушиваться к этому лицемерному противоминному воплю разного рода «гуманистов и правозащитников», включая их российских подпевал?

Размах минной войны АО НФО с течением времени стал столь велик, что как признают сами американцы, приходилось практически ежедневно проверять на мины всю дорожную сеть. При этом использование механизированных средств траления часто не представлялось возможным, т. к. плужные выкапывающие тралы (весьма эффективные сами по себе) фактически уничтожали дорожное полотно, и оно становилось непригодным для колесных машин.

Хороших катковых минных тралов американцы так и не создали. Во Вьетнам их доставили всего-навсего 27 экземпляров, но популярностью в войсках они не пользовались.

Несколько больший успех давали розыскные собаки, но и они, как оказалось, пропускали до 16 % мин, а одна собака могла работать эффективно не более 1–2 часов. К тому же, долгое время (по 1970 год) собак обучали неправильно. Их учили обнаруживать запах не взрывчатки, а тел вьетнамцев, который, по мнению американских специалистов, держится на одном месте от одних суток до четырех. Высокомерные «янки» плевать хотели на опыт использования минно-розыскных собак немецкими, финскими и советскими саперами во Вторую мировую войну.

Советская осколочная мина направленного действия МОН-200

 Программа премирования местных жителей за сообщение об известных им фактах минирования дала всего 0,6 % от общего количества обнаруженных мин.

Одним из способов противодействия минным действиям вьетконговцев стал поиск и уничтожение так называемых «минных фабрик», т.  е. тех мест, где вьетнамцы изготавливали самодельные мины и ловушки. Однако подразделения АО непрерывно переносили производство мин с места на место, ориентируясь в основном на те места, где имелось достаточно много брошенных американцами боеприпасов, неразорвавшихся снарядов и бомб. Развернуть изготовление примитивных мин на новом месте было делом нескольких часов.

На каждое новое контрминное мероприятие американцев вьетнамцы немедленно отвечали новым, более изощренным способом минирования.

С весны 1969 года в Южный Вьетнам начали поставляться советские противоднищевые кумулятивные мины ТМК-2, в результате чего потери американцев в бронетехнике и в личном составе резко возросли. Эта мина, в отличие от противогусеничных мин, уничтожала танк или БТР полностью, вместе с экипажем. Солдаты стали предпочитать ездить на крышах бронетранспортеров, полагая, что от огня снайперов они несут меньше потерь, чем от противоднищевых мин.

К 1969 году потери американских пехотных частей на противопехотных минах составляли от 16 до 30 % всех потерь. Командир 1-й дивизии морской пехоты докладывал, что мины дают до 75 % всех потерь в личном составе.

Таким образом, во вьетнамской войне мины стали решающим элементом в выведении из строя американской техники и личного состава.

Частично проблему противодействия минированию американцы решали за счет плотного и постоянного патрулирования дорог, установки вдоль дорог датчиков, реагирующих на движение вблизи от дороги, беспокоящими обстрелами подозрительных территорий, постоянным барражированием вертолетов над дорогами и в полосе местности на удалении 10–12 км в обе стороны от дорог. Однако полностью решить эту проблему до конца войны им так и не удалось.

В конце концов, командование американских войск нашло выход в массовом использовании вертолетов для переброски подразделений, что на первом этапе свело к нулю потери американцев на минах.

Однако вьетнамцы первыми в мире разработали и внедрили в боевую практику противовертолетную мину «Конг Труонг» (Cong Truong). Эти мины они устанавливали в местах вероятной посадки вертолетов и высадки тактических десантов. Собственно, это была импровизация из американской противопехотной шрапнельной мины M16, в которой нажимной взрыватель заменялся простейшим электрозамыкателем из двух жестяных пластинок. Поток воздуха от садящегося вертолета прижимал одну пластинку к другой и тогда сноп шрапнели из взорвавшейся мины пробивал днище вертолета, поражая экипаж и топливные баки.

Еще проще оказалось использовать против вертолетов обычные ручные гранаты. Вот что сказано в американском служебном издании 1969 года (Professional Knowledge «Mines and Booby Traps»):

«Задержанный недавно 13-летний вьетнамский мальчик утверждает, что вьетконговцы вынудили его разведывать места выброски вертолетных десантов. Мальчик был проинструктирован вьетконговцами как размещать ручные гранаты в этих местах с нитками, обернутыми вокруг рычагов.

Куски бумаги надо присоединять к свободным концам нитей и удалять предохранительное кольцо. Поток воздуха от приземляющихся вертолетов подхватывает бумагу, которая вращаясь разматывает нить и отпускает предохранительный рычаг».

Конечно, эффективность такой противовертолетной мины невелика, но при удачном стечении обстоятельств добиться повреждения вертолета возможно. А главное то, что такие импровизированные мины заставляют пилотов нервничать и отказываться от приземления при малейшем подозрении о наличии мин. Т. е., они развивали «минобоязнь» не только у американской пехоты, но и у летного состава.

Примечание автора

Стоит заметить, что пилот вертолета имеет совсем иную психологию, нежели солдат пехоты. Для летчика оказаться на земле без своей машины, т. е. без привычной среды действий, это сильный психологический стресс. Он мало приспособлен к действиям на земле и больше уязвим. Вдобавок, летчик считает, что его не касаются наземные боевые действия, важнее сберечь дорогостоящую крылатую машину.

Вместо потерь в танках американцы стали нести потери в вертолетах.

Позже вьетнамцы научились использовать против американских вертолетов советские противопехотные мины направленного поражения МОН-100 и МОН-200. Пучок крупной шрапнели мины МОН-200 доставал американские «Ирокезы» на дистанциях до 150–180 метров. Обычно против вертолетов использовалось одновременно 3–5 мин, что резко увеличивало вероятность поражения.

В ответ американцы с 1971 года стали применять принципиально новый способ расчистки площадок для посадки вертолетов — авиабомбы объемного взрыва. Одна такая бомба при взрыве давала ударную волну мощностью 22 кг/кв. см на площади 182 кв. м. На этом пространстве полностью сдувалась вся растительность и взрывались все мины. Посадка вертолета становилась абсолютно безопасной.

* * *

Развитие противопехотных мин, особенно фугасных, со второй половины 1960-х годов шло одновременно в двух направлениях: 1) по пути минимизации размеров мин; 2) по пути создание средств дистанционной доставки и установки мин.

Минимизация размеров преподносилась в рамках концепции «гуманизации минного оружия». Дескать, целью противопехотных мин становится не уничтожение солдат противника, а выведение их из строя посредством ранений.

Однако в действительности минимизация — снижение массы заряда ВВ и поражающей способности мин — дает следующие преимущества:

? значительно удешевляет стоимость каждого экземпляра мины;

? значительное увеличивает число перевозимых (переносимых мин) при том же общем весе;

? упрощает проблему механизации и дистанционной доставки мин к местам применения.

? позволяет достигать большей плотности минных полей, что повышает вероятность поражения солдат противника;

? делает более трудным поиск и обезвреживание мин;

? создает противнику много проблем, связанных с эвакуацией раненых и загруженностью медицинских учреждений;

? поражение нижних конечностей противопехотными минами, как правило, делает людей инвалидами, Неспособным ни к военной службе, ни к полноценной гражданской работе, что обременяет бюджет государства непроизводительными расходами по лечению, пенсионному и социальному обеспечению инвалидов;

? появление в тылу большого количества жертв войны крайне отрицательно сказывается на моральном состоянии всего населения.

Первые образцы мини-мин предназначались для ручной установки. Это английские мины 5Mark1, 6Mark1, 7Mark1, американские мины М14 и M25LC.

Американская мини-мина M25LC

К концу 1969 года войска США и правительства Южного Вьетнама уже потеряли контроль над обширными территориями страны, не могли эффективно препятствовать передвижению и концентрации подразделений АО (Вьетконга). Это обстоятельство стимулировало рост интереса к идее дистанционного минирования коммуникаций противника, с воздуха.

Сама идея не была новой. Как сказано выше, несколько переделанную немецкую авиационную систему «Spreng Dickenwend-2» (SD-2) «Schmetterling» американцы применяли в Корее под индексом AN-M83. Тогда же Корпус морской пехоты США использовал (в 1952— 53 гг.) первую воздушно-разбрасываемую противотанковую мину «Douglas Model 31».

  Различные образцы мин воздушной постановки

Во Вьетнаме американцы вспомнили о бомбе-мине SD-2/AN-M83 и вновь стали ее использовать. Однако вскоре выяснилось, что эта модель не вполне удачна, т. к. ее крылья часто застревают в густой растительности джунглей и мина не достигает земли. Американцы и срочном порядке стали варьировать базовый образец. Они выпустили целую серию подобных мин: BLU 2, BLU 3, BLU 24, BLU 26, BLU 61. Из-за спешки в разработке все они страдали многими недостатками. Главное то, что большинство их не взрывалось тогда, когда надо. Многие тысячи таких мин вьетнамцы собирали и использовали против американцев.

Первым серийным образцом дистанционно устанавливаемой противопехотной фугасной мины, явилась мина, известная под названием «Grevel» (Гревел). Она представляла собой мешочек из водонепроницаемой ткани, внутри которых находилась смесь гексогена с азидом свинца, уложенная между двух пластмассовых (или фибролитовых) пластинок. Никакого взрывателя в этой мине нет, т. к. азид свинца очень чувствительное инициирующее ВВ, а гексоген достаточно мощное бризантное ВВ.

Мины «Гревел» укладывали в кассетные авиабомбы типа SUU-41B/A, в количестве от 1470 до 7500 штук, в зависимости от конкретной марки мины и заливали фреоном, игравшим роль предохранителя. После выбрасывания мин из кассет фреон испаряется и мины становятся чувствительными к надавливанию. Когда ступня человека или животного наступает на мешочек, ВВ сдавливается между пластинок и происходит взрыв, причиняющий ранение стопе.

Но эффективность этой мины оказалась невелика, также как и мины «Фрагмакорд», являвшейся отрезком детонирующего шнура с надетыми на него металлическими кольцами.

Вскоре на вооружение поступила малогабаритная фугасная противопехотная мина BLU-43/B «Dragontooth» (}убы дракона) — аналог советской мины ПФМ-1. В одной кассете помещались 78 мин. В контейнеры по бортам вертолета подвешивали до 80 кассет (6240 мин). Минирование производилось путем выстреливания мин из кассет. С целью исключения случайного подрыва на этих минах своих солдат, они были оснащены системой самоликвидации, обеспечивавший взрыв мины по истечении сданного срока.

Вслед за ней армия США во Вьетнаме получила мину BLU 42/В, которая также устанавливалась с помощью самолетов или вертолетов.

* * *

Арабо-израильские войны, происходившие в 1956, 1967, 1973 годах тоже показали, что в современных боевых действиях мины, при умелом использовании, способны обеспечивать значительные результаты.

Так, в 1956 году в бою возле Аим Агела израильская рота на полугусеничных бронетранспортерах попала на минное поле. Половина машин подорвалась на минах. Остальные БТР, потерявшие способность к маневру, арабы расстреляли из противотанковых орудий. В 1967 году израильское наступление в районе Ум Катаха было остановлено практически одними только минами египтян.

В 1973 году уже египетская 25-я бронетанковая бригада оказалась зажатой между минным полем и позициями противотанковых средств израильтян, вследствие чего была уничтожена. Потери составили 86 танков и все бронетранспортеры.

во Вьетнаме — Traduzione in italiano — esempi russo

In base al termine ricercato questi esempi potrebbero contenere parole volgari.

In base al termine ricercato questi esempi potrebbero contenere parole colloquiali.

Вчера Конгресс выразил желание приостановить бомбардировки во Вьетнаме.

Il congresso ha ieri espresso il desiderio… di fermare i bombardamenti in Vietnam.

Это исторический день. США официально заканчивают своё военное вмешательство во Вьетнаме.

È un giorno storico come la fine ufficiale del coinvolgimento militare degli Stati Uniti in Vietnam.

Мой брат — летчик во Вьетнаме.

Мой отец был морпехом во Вьетнаме.

Однажды во Вьетнаме, я ел собаку.

Это подозрительно, мистер президент, учитывая события во Вьетнаме.

È di certo molto sospetto, signor Presidente, dopo ciò che è accaduto in Vietnam.

До атаки во Вьетнаме мы встретили З корабля.

Prima dell’attacco in Vietnam, abbiamo seguito tre navi in formazione.

Лейтенанты БЁрк и Грин смогли избежать атаки во Вьетнаме.

I tenenti Burk e Green sono riusciti a sfuggire agli attacchi in Vietnam.

Официальное завершение военного конфликта США во Вьетнаме.

È la fine ufficiale del coinvolgimento degli USA in Vietnam.

Любому иностранцу запрещено работать во Вьетнаме без красного штампа.

È proibito agli stranieri lavorare in Vietnam senza un timbro rosso.

Кристина Нобл организовала более 100 проектов во Вьетнаме и Монголии.

Christina Noble ha creato più di 100 progetti in Vietnam e Mongolia.

Напоминает мне суп из рыбьих глаз Я пробовала его во Вьетнаме.

Mi ricorda una zuppa di occhi di pesce che ho mangiato in Vietnam.

А эта фотография была сделана во Вьетнаме.

Роберт служил во Вьетнаме, пока ты отрезал свой мизинец для военкомата.

Robert ha prestato servizio in Vietnam, mentre tu ti sei tagliato il mignolo per evitare la leva.

И я… вижу, ты был во Вьетнаме.

Нет, мой сын заболел во Вьетнаме.

Потому что Билли Рей погиб во Вьетнаме полгода назад.

Perché Billy Ray è morto in Vietnam sei mesi fa.

Дядя Боб служил стрелком в Корее и был сержантом во Вьетнаме.

Mio zio Bob era artigliere in Korea. .. e sergente in Vietnam.

Кто саботировал наших врагов во Вьетнаме?

Ты похожа на пилота во Вьетнаме.

В США опубликуют рассекреченные документы о войне во Вьетнаме

Через 40 лет после того, как знаменитые «документы Пентагона» о войне США во Вьетнаме были переданы в американскую прессу, федеральное правительство решило, наконец, целиком их рассекретить. Сегодня пентагоновское досье в первоначальном виде и в полном объеме, а это около 7 тысяч страниц, будет сделано достоянием общественности.

В 1971 году Дэниел Эллсберг, бывший сотрудник аппарата Совета национальной безопасности США, работавший в исследовательской корпорации «Рэнд», передал массив секретных документов, касающихся подготовки и ведения вьетнамской войны, журналисту газеты «Нью-Йорк таймс» Нилу Шихэну. Публикация досье подорвала доверие американской и мировой общественности к властям США, показав, что администрация президента Линдона Джонсона (1963-1968) намеренно вела политику эскалации вооруженных действий во Вьетнаме, в то время как официально американские власти заявляли, что не стремятся к их расширению. При этом администрация лгала как конгрессу, так и американскому народу.

Как сообщает ИТАР-ТАСС, первый материал, основанный на пентагоновских документах, появился в «Нью-Йорк таймс» в ее воскресном издании 13 июня 1971 года. Уже через день газета получила судебное предписание приостановить дальнейшие публикации исследования, озаглавленного «История процесса принятия правительством США решений по вопросам вьетнамской политики». Это было сделано по настоянию тогдашней администрации президента Ричарда Никсона, утверждавшей, что публикация нанесет «непоправимый ущерб интересам обороны США». 19 июня федеральный окружной суд отклонил запрос администрации о запрете на дальнейшую публикацию. После несколько ожесточенных баталий между адвокатами газеты и правительства в судах разных инстанций обе стороны обратились в Верховный Суд США. Заслушал аргументы редакторов «Нью-Йорк таймс» и примкнувшей к ней столичной «Вашингтон пост», 30 июня тот подтвердил право двух газет публиковать данный материал на основе первой поправки к Конституции, гарантирующей свободу печати.

Сам Эллсберг был обвинен по закону о шпионаже и ему грозило 115 лет тюремного заключения, однако 11 мая 1973 года дело против него было прекращено, когда выяснилось, что правительство использовало незаконные методы, чтобы собрать на него «компромат».

За прошедшие годы вьетнамское досье Пентагона неоднократно публиковалось как в газетах, так и в форме книг. Однако, как справедливо указывают историки, эти тексты были неполными, поскольку ряд фрагментов продолжал оставаться по не понятным до конца причинам засекреченным.

Сам Эллсберг, которому недавно исполнилось 80 лет, убежден, что документы не следовало засекречивать еще тогда, в 1971 году, когда они были опубликованы в газетах. «Это было сделано по чисто внутриполитическим соображениям, — заявил он в интервью «Нью-Йорк таймс». — Столь долго сохранялась секретность для того, чтобы скрыть тот факт, что процесс принятия решения не выдерживает проверки со стороны общества. Он не просто вызывает чувство стыда, но и является инкриминирующим».

Бывший военный аналитик убежден в своевременности рассекречивания пентагоновских документов. По его мнению, они говорят о разумности передачи военных полномочий, которые все больше узурпирует в своих руках исполнительная власть, конгрессу США. «Мне кажется, что 40 лет назад пентагоновские документы продемонстрировали истинную цену такой практики. Она заключается в том, что когда вы позволяете небольшой группе людей в исполнительной ветви власти в тайне принимать эти решения, это гарантирует новые вьетнамы, ираки и ливии и в целом является глупой, безрассудной и опасной политикой».

Эллсберг выразил солидарность со своим юным коллегой — бывшим военным аналитиком Брэдли Мэннингом, которого обвиняют в передаче организации WikiLeaks секретных документов администрации США. «Если он действительно сделал то, в чем его обвиняют, то для меня он — герой, — сказал Эллсберг. — Я 40 лет ждал, пока кто-нибудь это сделает».

Украинский счёт Вьетнамской войны | Warspot.ru

Участие Соединённых Штатов во Вьетнамской войне всколыхнуло украинскую диаспору Северной Америки. Многие американские украинцы восприняли этот конфликт как важную составляющую общей борьбы против коммунизма. Как следствие, несколько сотен представителей украинской диаспоры оказались в индокитайских джунглях в составе американских вооружённых сил. Многие из них отличились в боях, а некоторые заплатили за участие в войне здоровьем и даже жизнями.

Пытаясь предотвратить распространение коммунизма в Юго-Восточной Азии, в начале 60-х годов США вмешались в конфликт между коммунистическим Северным Вьетнамом и условно демократическим Южным Вьетнамом. Следствием этого стал один из крупнейших военных конфликтов второй половины ХХ века и «самая горячая фаза» Холодной войны.

Капитан Пётр Содоль во Вьетнаме весной 1965 года. Среди прочего, он был награждён двумя южновьетнамскими наградами. Архив автора

В Америке Вьетнамская война всё время воспринималась противоречиво. Она сразу спровоцировала острое общественное противостояние, которое усугублялось с каждым годом. Не осталась в стороне и украинская диаспора. В отличие от многих других представителей американского общества, этнические украинцы в большинстве своём поддерживали эту войну, считая её важной составляющей общей борьбы «свободного мира» против коммунизма и одновременно — борьбы за независимость Украины от СССР. Во времена Вьетнамской войны практически все украинские организации США в той или иной степени поддерживали действия американского правительства в Индокитае.

Содействие проявлялось не только на словах — многие украинцы отправились в Юго-Восточную Азию как солдаты и офицеры армии США. Это были представители разных поколений иммиграции — многие родились уже в Америке, других родители привезли туда из послевоенной Европы. Одним из последних был Пётр Содоль, который родился в 1935 году в селе Николаевка на Тернопольщине, а с 1949 года жил в США, где избрал военную карьеру. Описывая мотивацию многих представителей украинской диаспоры, Содоль отмечал: «Когда каждый американский солдат выполнял свой гражданский долг, то украинцы-иммигранты или американцы украинского происхождения имели дополнительную причину. Для нас враг в Корее или во Вьетнаме был тот же, что притеснял нашу Украину — коммунизм». Ещё одним примером могут послужить слова двадцатилетнего моряка ВМФ США Игоря Гаврищука, считавшего, что «его миссия — защищать честь своего народа во всём мире и, сражаясь против коммунистов во Вьетнаме, он борется одновременно со смертельным врагом Украины».

Впрочем, ошибочно считать всех украинцев во Вьетнаме сознательными добровольцами — среди них было немало и попавших под военный призыв. Согласно официальной статистике армии США, среди общей массы американских военных во Вьетнаме 2/3 были добровольцами, ещё 1/3 попала на войну принудительно.

Первые украинцы прибывают в Южный Вьетнам

В 1961-1965 годах, по словам генерального прокурора США Роберта Кеннеди, США были во Вьетнаме не «участниками войны, а участниками борьбы». В тот период Штаты ограничивались материальной помощью и командировкой в Южный Вьетнам военных советников, лётчиков, связистов, техников и других специалистов. Первые украинцы в американской военной униформе попали во Вьетнам именно в это время.

Контрпартизанская операция в дельте Меконга, декабрь 1964 года
rarehistoricalphotos.com

Поскольку США ещё официально не участвовали в конфликте, на бумаге эти командировки выглядели беззаботными. На самом деле безопасность оказалась иллюзией, и почти каждый день американские военные рисковали жизнью. Не избежали этого и украинцы. В 1963 году пилот вертолёта из воздушной эскадры морской пехоты Леонард Демко попал в аварию во время вылета. Ожидая эвакуации, он едва выжил, проведя сутки в джунглях рядом с телами двух погибших товарищей из своего экипажа.

Пять этнических украинцев были среди американских военных советников в армии Южного Вьетнама. Четверо из них участвовали в боевых действиях против коммунистических партизан Вьетконга — это Николай Кравцив, Богдан Бариляк, Иван Чомко и Пётр Содоль. Все они были награждены за храбрость, а Кравцив и Содоль — ранены.

Николай Кравцив — один из нескольких украинцев, ставших генералами в американской армии. Прошёл две командировки во Вьетнам, был ранен и награждён «Серебряной звездой». В 80-е годы получил звание генерал-майора и командовал 3-й пехотной дивизией. Ныне в отставке
wikipedia.org

«Неистовый казак» Мирон Дидурик

Ситуация радикально изменилась 8 марта 1965 года, когда американцы высадили в Южном Вьетнаме два батальона морской пехоты. Этот момент считается началом полноценного вооружённого вмешательства США во Вьетнамский конфликт. После этого американские воинские части широким потоком хлынули в Индокитай, и количество этнических украинцев в их рядах неуклонно росло.

Самым известным украинцем из числа воевавших во Вьетнаме, бесспорно, является Мирон Дидурик. Он родился в 1938 году в селе Мужилов на Тернопольщине, а в США жил с 1950 года. В 1965 году в звании капитана он командовал ротой «Браво» 2-го батальона 7-го кавалерийского полка, входившего в состав экспериментальной аэромобильной 1-й кавалерийской дивизии.

Бойцы 1-й кавалерийской дивизии в бою в долине Йа-Дранг
rarehistoricalphotos.com

Дидурик прославился после выхода знаменитой книги «Мы были солдатами…», которую написал полковник Гарольд Мур в соавторстве с военным журналистом Джозефом Хэллоуэем. В ней рассказывается о первой значительной битве Вьетнамской войны — сражении в долине Йа-Дранг 14-18 ноября 1965 года. По мотивам книги был снят популярный фильм «Мы были солдатами» — в нём персонаж Мура, которого играет Мэл Гибсон, в торжественной речи перед отправкой на войну говорит: «Среди нас есть капитан из Украины».

Мало кто знает, что рота Дидурика оказалась в той битве случайно. Уже в разгаре боя её вертолётами перебросили в долину Йа-Дранг в качестве поддержки батальона Мура. В сражении Дидурик проявил себя с наилучшей стороны, произведя на Мура неизгладимое впечатление. В своей книге тот назвал Дидурика «неистовым казаком (Mad Cossack) <…> агрессивным и вспыльчивым, но в то же время чрезвычайно профессиональным офицером. В течение следующих трёх суток он проявит себя как, безусловно, лучший командир роты, которого я когда-либо знал. Он действовал по принципу нанести врагу максимальные потери и свести к минимуму свои».

Однако Дидурик вовсе не стал «воином одной битвы». В последующие месяцы он отличился в многочисленных боевых операциях и даже заслужил репутацию специалиста по высадке с вертолёта посреди джунглей под огнём противника. В начале 1966 года он остался последним из пяти первых ротных командиров в своём батальоне — остальные либо погибли, либо были переведены на другие должности.

Капитан 1-й кавалерийской дивизии Мирон Дидурик
pinterest. com

Осенью 1966 года первая командировка Дидурика закончилась. Он вернулся в США, где в 1969 году получил звание майора. В том же году он решил вернуться во Вьетнам. На этот раз Дидурик получил должность операционного офицера 2-го батальона 12-го кавалерийского полка 1-й кавалерийской дивизии. 24 апреля 1970 года он погиб в столкновении на заброшенной американской базе огневой поддержки у камбоджийской границы. Обстоятельства гибели Дидурика описал Гарольд Мур:

«Командир батальона приказал вертолёту управления обыскать вьетнамского солдата, которого убил бортовой стрелок. Но только «Хьюи» коснулся земли, его обстреляли. В этот момент майор Дидурик готовился выйти из машины. Пуля попала в живот. Так погиб один из лучших офицеров, участвовавших в битве в долине Йа-Дранг».

Бои в джунглях

Боевой путь Мирона Дидурика является лучшей иллюстрацией того, каким тяжёлым испытанием была война во Вьетнаме для пехотинца. Переброска вертолётами в указанный район; высадка, нередко под огнём противника; долгие марши по густым зарослям; жара, высокая влажность, частые дожди, разнообразные насекомые, змеи и паразиты — всё это сильно истощало солдат, оказавшихся в непривычных природных условиях. Расслабляться при этом не стоило, так как постоянно существовала угроза ловушки, мины или засады. Враг (партизан Вьетконга или солдат армии Северного Вьетнама) был умелым, безжалостным, прекрасно знал местность и не считался со своими потерями.

Первый лейтенант Роман Купчинский, командир взвода в 1-й кавалерийской дивизии, сильно нервничал во время своего «дебютного» самостоятельного патрулирования в джунглях. Позже, уже набравшись опыта, Купчинский сообщал в письме:

«Патрули в джунглях мне напоминают игру на местности — выходим с базы малой группой — 10 человек, замаскированные природой, идём по компасу и карте, местность очень густо заросшая, и нередко нужно прорубать дорогу специальными ножами. Как в пластовом лагере, где мы искали знаки, стрелки на тропинках, так и здесь враг имеет свои знаки, показывающие, где мины или засады <…> Когда враг нас ждёт, или мы его увидим, то возможность быть убитым очень реальная, и это часто случается, поэтому мы очень осторожны, и когда слышим, что недалеко ломается ветка, то уже готовы к бою. Вечером нет ни костра, ни тёплого ужина. Едим C-Rations, то есть консервы. Между собой говорим мало, каждый благодарит Бога, что ещё жив. Вспоминаем погибших или тяжелораненых товарищей».

То, что во Вьетнаме можно легко погибнуть, прекрасно осознавали как солдаты, ехавшие на войну, так и их родственники. Лейтенанту Богдану Копыстянскому из 101-й воздушно-десантной дивизии, ехавшему во Вьетнам, отец вручил украинский флаг. Через полвека Копыстянский рассказывал: «Отец был уверен, что я погибну, и флаг дал, чтобы если суждено погибнуть на чужбине и быть там похороненным, то пусть завернут тело в этот флаг». Копыстянский выжил, на войне несколько раз позировал с украинским флагом в джунглях, следствием чего стала серия эффектных фотографий.

Командир взвода 101-й воздушно-десантной дивизии первый лейтенант Богдан Копыстянский с украинским флагом во вьетнамских джунглях. Архив автора

Во Вьетнаме Копыстянский побывал в двадцати семи боях разной степени интенсивности, был ранен и частично потерял слух. О своей службе он вспоминает с гордостью и ни о чём не жалеет. Вот один из характерных фрагментов его воспоминаний:

«Однажды я был в первом вертолёте, и возле меня слева и справа летели «Кобры» [штурмовой вертолёт Bell AH-1 Cobra — прим. автора]. Ты летишь. Твой вертолёт стреляет. «Кобры» стреляют, один с левой стороны, второй с правой. Стреляют по всему, бросают ракеты. И это настолько поражает, что ты даже не думаешь, опасно это или нет. Это жизнь на самом высоком уровне. Я никогда такого не испытывал, таких эмоций — ни до того, ни после».

Копыстянский был не единственным, кто привёз украинский флаг с собой в Индокитай. Участник ожесточённых боев за город Хюэ (1968 год) сержант Владимир Степаняк тоже носил такой флаг в своём рюкзаке и с тем же мотивом: «В случае смерти я хотел лежать под флагом моих предков». Степаняк вернулся с войны с двумя ранениями, в общей сложности проведя во Вьетнаме 37 месяцев — это самый продолжительный срок службы в Индокитае среди всех украинцев в американской армии. «Моя семья из Украины, поэтому мы любим воевать с коммунистами», — подвёл он итог в одном из интервью.

Сержант Владимир Степаняк, отслуживший во Вьетнаме 37 месяцев. Архив автора

Миф о «Летающих казаках»

Боевые действия шли не только на земле, но и в воздухе. Одним из самых распространённых «украинских мифов» Вьетнамской войны является утверждение, что в составе ВВС США в Индокитае воевала отдельная украинская авиационная эскадра с красноречивым названием «Летающие казаки». На самом деле такого боевого подразделения в ВВС США никогда не существовало — речь идёт о сформированной в 1964 году учебной группе пилотов №66с, задачей которой была подготовка лётчиков. Одним из кадетов этой группы являлся украинец Степан Олек. Именно он предложил название «Летающие казаки» и эмблему группы — трезубец. Другие кадеты согласились с этим предложением — так в ВВС США появилось временное учебное подразделение «Летающих казаков». После окончания обучения пилотов группа прекратила своё существование.

Учебная группа ВВС США №66с, известная как «Летающие казаки». Эмблемой группы был украинский трезубец. Архив автора

Что же касается самого Олека, то он отслужил во Вьетнаме два годовых срока: первый, в 1965-1966 годах, как пилот стратегического воздушного заправщика КС-135 Stratotanker; второй, в 1968-1969 годах, как пилот маленького самолёта U-10 в отдельной эскадре спецназначения. Во Вьетнаме он совершил 552 боевых вылета и ни разу не был сбит.

Степан Олек с трезубцем на лётной куртке. Архив автора

Другому пилоту-украинцу повезло гораздо меньше. В 1967 году капитан Джон Дудаш, пилот истребителя-бомбардировщика F-105 Thunderchief, был сбит над Ханоем и погиб. Его останки вернули в США только в 1983 году.

Украинский счёт Вьетнамской войны

Во Вьетнаме украинцы служили во всех родах войск вооружённых сил США — среди них были пехотинцы, десантники, танкисты, «зелёные береты», лётчики, артиллеристы, сапёры, медики и так далее. Известны один генерал, два подполковника и шесть майоров, в то же время общее количество военнослужащих украинского происхождения установить сложно, так как ни тогда, ни сейчас не существовало никаких отдельных реестров по тем или иным этническим группам. По нашей оценке, речь может идти о нескольких сотнях человек. На момент выхода этой статьи автору поимённо известны 170 этнических украинцев, служивших в вооружённых силах США в Индокитае. Сферы их служебной деятельности были самые разнообразные: от непосредственно боевой службы до налаживания сотрудничества с местным гражданским населением. Ряд украинцев получили награды за героизм на поле боя или добросовестную службу — самой распространённой среди них оказалась «Бронзовая звезда» (четвёртая по значимости награда в вооружённых силах США).

Активное участие в боевых действиях вело к немалым потерям — автору поимённо известны 30 украинцев, погибших во Вьетнаме. Большинство «украинских» потерь приходится на Корпус морской пехоты: оттуда были первый погибший — Иван Ловас (2 октября 1965 года) и самый старший украинец из погибших во Вьетнаме — 49-летний сержант Пётр Данилюк (11 сентября 1968 года). Упоминавшийся в начале статьи пилот вертолёта Леонард Демко погиб через пять лет после своего приключения в джунглях: 5 февраля 1968 года его вертолёт был сбит в небе над Хюэ. Днём самых больших потерь для украинцев во Вьетнаме стало 22 декабря 1966 года: на мине подорвалась самоходная артиллерийская установка «Онтос», в экипаже которой были два украинца — Виктор Тарасюк и Михаил Романчук. Тарасюк погиб на месте, а Романчук умер в госпитале через четыре дня. Оба они были морскими пехотинцами.

Эвакуация раненого американского солдата
rarehistoricalphotos.com

Автору также известны 26 фамилий украинцев, получивших ранения во Вьетнаме — впрочем, в реальности это число однозначно намного выше. По общей статистике армии США, 65% ранений приходились на верхние или нижние конечности, что приводило или к ампутации, или к длительной реабилитации раненого. Одним из таковых был сержант Владимир Нетреба, потерявший обе ноги ниже колена в результате взрыва мины 17 сентября 1968 года, а потом вернувшийся на службу в американском контингенте в Европе. Кроме пуль, большие потери наносили минно-взрывные устройства. Вот как после возвращения из Вьетнама об этом рассказывал солдат Юрий Голят:

«Я получил ранения в одиннадцати местах, ни одно из которых не было серьёзным. Меня трижды оперировали: один раз вытаскивали металл, ещё раз вытаскивали металл, который сначала проглядели, и третий раз, чтобы закрыть раны. Оказалось, что я до сих пор ношу немного металла в своём теле, но это никак меня не тяготит».

Все эти жертвы оказались напрасными — для США война во Вьетнаме закончилась громким поражением. В 1973 году американские военные покинули страну, а через два года коммунистическое нашествие поглотило и уничтожило Южный Вьетнам.


Источники и литература:

  1. Интервью и материалы из архива автора
  2. Воспоминания Петра Содоля https://veteranstory.ru/vetnam/sodol-petr-petrovich/
  3. Albright J., Cash, J., Sandstrum A. Seven Firefights in Vietnam. — Office of the chief of military history United States Army, Washington D.C., 1970
  4. Kelly F. US Army Special Forces 1961-1971 — Department of the Army, Washington D.C., 1985

Отношения США с Вьетнамом — Государственный департамент США

Дополнительную информацию о Вьетнаме можно найти на странице страны Вьетнам , а также в других публикациях Государственного департамента и других источниках, перечисленных в конце этого информационного бюллетеня.

ОТНОШЕНИЯ США И ВЬЕТНАМА

Спустя двадцать пять лет после установления двусторонних отношений в 1995 году Соединенные Штаты и Вьетнам являются надежными партнерами, дружба которых основана на взаимном уважении.Американо-вьетнамские отношения становятся все более основанными на сотрудничестве и всеобъемлющими, превращаясь в процветающее партнерство, которое охватывает политические, экономические связи, связи в сфере безопасности и связи между людьми. Соединенные Штаты поддерживают сильный, процветающий и независимый Вьетнам, который способствует международной безопасности; поддерживает взаимовыгодные торговые отношения; и уважает права человека и верховенство закона. Отношения регулируются Соглашением о всеобъемлющем партнерстве между США и Вьетнамом 2013 года, всеобъемлющей основой для развития двусторонних отношений, а также Совместными заявлениями, опубликованными лидерами наших двух стран в 2015, 2016, а также в мае и ноябре 2017 года.В 2020 году Вьетнам и США отметили 25-летие дипломатических отношений между двумя странами, подтвердив свою приверженность укреплению сотрудничества.

Всеобъемлющее партнерство подчеркивает неизменную приверженность США Индо-Тихоокеанскому региону и обеспечивает механизм для содействия сотрудничеству в таких областях, как политические и дипломатические отношения, торгово-экономические связи, оборона и безопасность, наука и техника, образование и обучение, окружающая среда и здравоохранение, гуманитарная помощь/помощь при стихийных бедствиях, вопросы наследия войны, защита и поощрение прав человека, связи между людьми, а также культура, спорт и туризм. Соединенные Штаты поддерживают наращивание потенциала правоохранительных органов Вьетнама, региональное трансграничное сотрудничество и реализацию международных конвенций и стандартов. Вьетнам является партнером в режимах нераспространения, включая Глобальную инициативу по борьбе с ядерным терроризмом, и использует опыт, оборудование и обучение, доступные в рамках программы экспортного контроля и связанной с этим безопасности границ. В 2016 году Соединенные Штаты и Вьетнам подписали соглашение о расширении сотрудничества в правоохранительной и судебной сферах, и две страны совместно работают над реализацией соглашения.Соединенные Штаты и Вьетнам проводят регулярные диалоги по вопросам труда, безопасности, энергетики, науки и техники и прав человека.

Достижение максимально полного учета американцев, пропавших без вести и пропавших без вести в Индокитае, является одним из главных приоритетов Соединенных Штатов во Вьетнаме. Объединенное командование по учету военнопленных и МВД проводит во Вьетнаме четыре основных периода расследования и восстановления в год, в течение которых специально обученный военный и гражданский персонал США расследует и раскапывает сотни дел, стремясь к максимально полному учету. Спасательные группы под руководством вьетнамцев стали постоянными участниками этих спасательных операций с августа 2011 года.

Вьетнам по-прежнему сильно загрязнен взрывоопасными пережитками войны, в основном в виде неразорвавшихся боеприпасов (НРБ), в том числе обширным загрязнением кассетными боеприпасами, оставшимися после войны с Соединенными Штатами. Соединенные Штаты являются крупнейшим донором для борьбы с неразорвавшимися боеприпасами и разминированием во Вьетнаме, предоставив более 140 миллионов долларов с 1994 года, а в декабре 2013 года две страны подписали меморандум о взаимопонимании о продолжении сотрудничества в области неразорвавшихся боеприпасов.Усилия США по решению унаследованных проблем, таких как неразорвавшиеся боеприпасы / разминирование, учет пропавших без вести и устранение агента Orange, заложили основу для американо-вьетнамских оборонных отношений. Соединенные Штаты и Вьетнам привержены укреплению сотрудничества в области обороны между двумя странами, как указано в Меморандуме о взаимопонимании по развитию двустороннего сотрудничества в области обороны в 2011 году и Совместном заявлении США и Вьетнама об отношениях в области обороны, подписанном в 2015 году, отдавая приоритет гуманитарному сотрудничеству. вопросы военного наследия, безопасность на море, поддержание мира, гуманитарная помощь и помощь при стихийных бедствиях.

В мае 2016 года Соединенные Штаты полностью сняли запрет на продажу смертоносного оружия Вьетнаму и продолжали оказывать Вьетнаму помощь в обеспечении безопасности на море, в том числе в рамках Инициативы по обеспечению безопасности на море, Программы совместного уменьшения угрозы и иностранного военного финансирования. Соединенные Штаты передали Вьетнаму катера береговой охраны класса Hamilton в 2017 и 2020 годах, чтобы помочь улучшить возможности вьетнамских правоохранительных органов на море. Соединенные Штаты подтвердили свою поддержку миротворческих усилий Вьетнама, оказав помощь Вьетнаму в первом развертывании миротворческих сил ООН в 2018 году в Южном Судане.

Расцвели американо-вьетнамские связи между людьми. Десятки тысяч вьетнамцев учатся в Соединенных Штатах, внося почти 1 миллиард долларов в экономику США. Университет Фулбрайта во Вьетнаме, который зачислил свою первую группу бакалавров осенью 2019 года, предлагает во Вьетнаме независимое образование мирового уровня в американском стиле. Более 25 000 молодых вьетнамцев являются членами сети Инициативы молодых лидеров Юго-Восточной Азии во Вьетнаме. США и Вьетнам подписали имплементационное соглашение Корпуса мира в 2020 году.

Помощь США Вьетнаму

Стремясь повысить самодостаточность Вьетнама, Соединенные Штаты работают над стимулированием дальнейшего роста и конкурентоспособности в торговле, борьбой с угрозами пандемии, продвижением возобновляемых источников энергии, решением проблем военного наследия и сохранением лесов и биоразнообразия Вьетнама.

Помощь США во Вьетнаме направлена ​​на консолидацию достижений для обеспечения устойчивого экономического развития при одновременном содействии надлежащему управлению и верховенству закона. Проекты помощи направлены на углубление регуляторных реформ, повышение потенциала и независимости судебных и законодательных органов Вьетнама, а также на содействие более эффективному участию общественности в законотворческих процессах и нормотворческих процессах. Соединенные Штаты также помогают правительству Вьетнама привести свои законы и практику в соответствие с международными трудовыми стандартами и эффективно обеспечивать соблюдение трудового законодательства и отстаивать права трудящихся. Помощь США направлена ​​​​на поддержку реакции Вьетнама на изменение климата и другие экологические проблемы, включая устранение последствий загрязнения Agent Orange / диоксином, укрепление систем здравоохранения и образования страны, а также помощь уязвимым группам населения. Соединенные Штаты и Вьетнам успешно завершили первый этап очистки от диоксинов в международном аэропорту Дананг в 2017 году, а в декабре 2019 года начали 10-летний проект реабилитации на авиабазе Бьенхоа, а также инициативу стоимостью 65 миллионов долларов США по оказанию помощи лицам с ограниченными возможностями. в пострадавших от конфликта провинциях.

Двусторонние экономические отношения

С момента вступления в силу двустороннего торгового соглашения между США и Вьетнамом в 2001 году торговля между двумя странами и инвестиции США во Вьетнам резко выросли. США и Вьетнам заключили рамочное торгово-инвестиционное соглашение; они также подписали текстильные, воздушные, таможенные и морские соглашения. Экспорт США во Вьетнам включает машины, компьютеры и электронику, пряжу и ткани, сельскохозяйственную продукцию и транспортные средства.Импорт США из Вьетнама включает одежду, обувь, мебель и постельные принадлежности, сельскохозяйственную продукцию, морепродукты и электрическое оборудование. Двусторонняя торговля между США и Вьетнамом выросла с 451 миллиона долларов в 1995 году до более чем 90 миллиардов долларов в 2020 году. Экспорт товаров США во Вьетнам составил более 10 миллиардов долларов в 2020 году, а импорт товаров США в 2020 году составил 79,6 миллиарда долларов. Инвестиции США во Вьетнам в 2019 году составили 2,6 миллиарда долларов.

Членство Вьетнама в международных организациях

Вьетнам и Соединенные Штаты входят в ряд одних и тех же международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, Региональный форум АСЕАН, Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Международный валютный фонд, Всемирный банк и Всемирную торговую организацию. Вьетнам отбывает двухлетний срок в качестве непостоянного члена Совета Безопасности Организации Объединенных Наций в 2020–2021 годах и последний раз в 2020 году занимал пост председателя АСЕАН.

Двустороннее представительство

Главные должностные лица посольства перечислены в списке ключевых должностных лиц Департамента.

Вьетнам имеет посольство в США по адресу 1233 20th Street, NW, #400, Washington DC 20036 (тел. 202-861-0737).

Дополнительную информацию о Вьетнаме можно получить в Государственном департаменте и других источниках, некоторые из которых перечислены здесь:

CIA World Factbook Vietnam Page
U.S. Посольство США
Страница USAID во Вьетнаме 
История отношений США с Вьетнамом
Страница торгового представительства США в странах 
Бюро переписи населения США, статистика внешней торговли 
Страница международных офисов Export.gov 
Библиотека Конгресса по страновым исследованиям 
Туристическая информация

Посольство и консульство США во Вьетнаме

7 часов назад | Посол, Новости, Пресс-релизы, США и Вьетнам

Во время своего визита во Вьетнам в августе 2021 года вице-президент Камала Харрис подтвердила важность У. S. и вьетнамские усилия по обеспечению космической деятельности…

16 марта 2022 г. | Оповещение, консульские вопросы, сообщения для граждан США, службы для граждан США

Представительство США во Вьетнаме Сообщение для граждан США Вьетнам возобновляет нормальную политику выдачи виз и поездок 16 марта 2022 г. С 15 марта 2022 г. правительство Вьетнама…

9 марта 2022 г. | Оповещение, консульские вопросы, сообщения для граждан США, Служба поддержки граждан США

Представительство США во Вьетнаме Сообщение для США.S. Предупреждение о здоровье граждан: уведомление об отравлениях животных в районе Тайхо 9 марта 2022 г. Место: Тайхо, Ханой, Вьетнам Событие: The…

8 марта 2022 г. | Новости, пресс-релизы, США и Вьетнам

ХАНОЙ, 08 марта 2022 г. — 19 января 2022 г. в США полицейское управление городка Форкс в Истоне, штат Пенсильвания, разыскивает беглеца…

2 марта 2022 г. | Оповещение, консульские вопросы, сообщения для граждан США, Служба поддержки граждан США

Представительство США во Вьетнаме Сообщение для США. S. Предупреждение для граждан: временное закрытие консульского отдела посольства США в Ханое для публики 2 марта 2022 г. Местоположение: Ханой, Вьетнам…

2 марта 2022 г. | Новости, пресс-релизы, США и Вьетнам

ХАНОЙ, 02 марта 2022 г. — Специальный посланник президента США по вопросам климата Джон Керри на прошлой неделе посетил Ханой и Хошимин для дальнейшего взаимодействия между США и Вьетнамом…

1 марта 2022 г. | Оповещение, консульские вопросы, сообщения для граждан США, Служба поддержки граждан США

Представительство США во Вьетнаме Сообщение для США.S. Предупреждение о поездках во Вьетнам для граждан уровня 4 1 марта 2022 г. 28 февраля 2022 г. Государственный департамент США…

23 февраля 2022 г. | Новости, пресс-релизы, США и Вьетнам

Специальный посланник президента по климату Джон Керри отправится во Вьетнам 22-25 февраля, чтобы встретиться с правительственными чиновниками, представителями гражданского общества и бизнес-лидерами, чтобы…

14 февраля, 2022 | Новости, Президент США, Пресс-релизы, Регионы, Вице-президент США

Прочитайте полную стратегию здесь «Мы представляем Индо-Тихоокеанский регион открытым, взаимосвязанным, процветающим, устойчивым и безопасным — и мы готовы работать вместе с каждым…

14 февраля, 2022 | Education, Events

Все мероприятия EducationUSA в марте будут проводиться виртуально, если не указано иное. Все онлайн-сессии будут доступны в прямом эфире на странице посольства в Ханое в Facebook: https://www.facebook.com/usembassyhanoi/…

27 января 2022 г. | Новости, Пресс-релизы

HAI PHONG, 25 января 2022 г. – Начальник Управления сотрудничества в области обороны посольства США во Вьетнаме майор Вэй Юань официально передал Хайфон…

25 января 2022 г. | Временный поверенный в делах, Новости, Пресс-релизы

Временный поверенный в делах, и.о. Мари К. Дамур, Миссия США во Вьетнаме, Ханой, 22 января 2022 г.С. Миссия во Вьетнаме, я хотел бы…

12 января 2022 г. | Консульские вопросы, иммиграционные визы, сообщения для граждан США, неиммиграционные визы, услуги для граждан США, визы

 Консульские учреждения Представительства США во Вьетнаме будут закрыты в связи с праздником Тет (Новый год по лунному календарю): с понедельника, 31 января, по пятницу, 4 февраля. 2022 Мы возобновим…

11 января, 2022 | Предупреждение, консульские вопросы, сообщения для граждан США, службы для граждан США

Предупреждение: приостановка автоматического продления визы для путешественников во Вьетнаме (10 января 2022 г. ) Место: Вьетнам Событие: начиная с 15 января Иммиграционный департамент Вьетнама прекращает «автоматическое…

17 декабря 2021 г. | Оповещение, консульские вопросы, сообщения для У.S. Citizens, Служба поддержки граждан США

Представительство США во Вьетнаме Сообщение для граждан США 17 декабря 2021 г. С 27 декабря 2021 г. дополнительная плата за безопасность паспорта увеличится на 20 долларов США. Для всех…

17 декабря, 2021 | Оповещение, консульские вопросы, сообщения для граждан США, Служба поддержки граждан США

Место: Центральный Вьетнам, между провинциями Кханьхоа и Тхуа Тьен-Хюэ Событие: ожидается, что тайфун «Рай» обрушится на побережье Вьетнама в понедельник и вторник,… декабрь 2021 г. | Права человека, Новости, Пресс-релизы

Заявление для прессы Нед Прайс, официальный представитель Департамента 14 декабря 2021 г. Соединенные Штаты осуждают осуждение и приговор к 9 годам тюремного заключения известного вьетнамского писателя и журналиста Фама…

14 декабря 2021 г. | Новости, пресс-релизы

ХАНОЙ, 13 декабря 2021 г. — 8 декабря госсекретарь Энтони Дж.Блинкен вручил награду 2021 года за корпоративное превосходство (ACE) в категории «Инновации в области климата»…

Эволюция американо-вьетнамских связей

Изменение климата

Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

Джоди Фриман, профессор права имени Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике.ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, экологическом регулировании и исполнительной власти. Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов. Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как сократить разрыв между этим и тем, что делают правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда мы все думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, и другие страны объявили о постепенном введении против российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах. И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и ведутся дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики.Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов заслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено EPA — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе.И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно привели бы к довольно прогрессивным изменениям, довольно агрессивным, амбициозным изменениям — более быстрым и глубоким сокращениям в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего. У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление имеет действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся под угрозой. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, в то время как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать газ, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить свет на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны.Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — так что подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед. И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже предыдущих — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, оставит его в положении, когда он будет пытаться искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя. И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть в будущем возможности для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата. Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями.Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и стимулы для изменения траектории, чтобы требовать с течением времени — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача.И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Поскольку это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить эти распоряжения — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями. И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались по мере того, как адвокаты излагали свои позиции, и, в основном, петиционеров в этом деле, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, осуществимый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд испортил ситуацию, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы в тех случаях, когда это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно.Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы могли бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд ограничивает EPA настолько, что ограничивает строгость, это похоже на потерю некоторой способности, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы Суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, очень минимальное правило, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию. Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Вы будете накапливать богатство с течением времени в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда вложить это богатство. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вложить наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию. Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает значительные средства в атомную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных вооружений, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я хотел бы сделать — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства, а не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс. На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но верно то, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан. Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство в доходах в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого уровня, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения. Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что вопрос — это абсолютно правильный способ думать об этом, то есть мы действительно должны помогать странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде актуального — связанное, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде- осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Итак, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует от правительств всего мира лидерства. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерств, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть. То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы электрифицировать транспортный парк в максимально возможной степени. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет по-другому привести их в действие, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов. Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций. Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, поскольку это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей. Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью дискуссии вокруг торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся вместе говорить о национальной безопасности и климате. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военных, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит. Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которые следят за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы имели правильную информацию — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно. Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как это ни печально, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен. (КОНЕЦ)

Вебинар с Джоди Фриман 23 марта 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

От примирения к отношениям по существу — Дипломат

Реклама

Во время U.Во время визита министра обороны С. Ллойда Остина во Вьетнам в конце июля две страны подписали меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым Америка поможет Вьетнаму найти, идентифицировать и восстановить останки вьетнамских солдат, которые были убиты во время войны во Вьетнаме, но все еще числятся в списках. как пропавший без вести (МВД). Этот шаг показывает, что спустя 46 лет после окончания войны Вашингтон все еще усердно работает с Ханоем, чтобы способствовать примирению между двумя бывшими врагами. Такие неустанные усилия были неотъемлемой частью политики Америки во Вьетнаме с тех пор, как две страны нормализовали отношения в 1995 году.

Этот долгий путь к примирению ярко описан в новой книге Теда Осиуса, бывшего послом США во Вьетнаме с 2014 по 2017 год, «Нет ничего невозможного: примирение Америки с Вьетнамом». первого посла США в послевоенном Вьетнаме, что «в американо-вьетнамских отношениях нет ничего невозможного», книга представляет наиболее подробный и проницательный отчет о развитии американо-вьетнамских отношений после страны преодолели на этом пути.

У Осиуса хорошие возможности для написания книги. Он дважды служил в дипломатической миссии США в Ханое, сначала в качестве политического офицера вскоре после нормализации, а затем почти 20 лет спустя в качестве посла США во Вьетнаме. Длительное сотрудничество Осиуса с Вьетнамом, которое он резюмировал как «двадцать три года дипломатических отношений с Вьетнамом — при четырех президентах и ​​семи государственных секретарях», позволило ему получить глубокое понимание различных контуров двусторонних отношений. Это, в свою очередь, предоставило ему необходимые ингредиенты, чтобы заполнить свою книгу увлекательными рассказами о том, как Вашингтон и Ханой работали вместе, чтобы способствовать примирению и укреплять свои связи.

В книге прослеживается развитие двусторонних отношений с 1995 года посредством серии «осязаемых историй некоторых видных деятелей, а также простых граждан», в основе которых лежит тот факт, что примирение между двумя странами было совместным предприятием с участием многих заинтересованных сторон в обеих странах. стороны.В то время как видные деятели, такие как покойный сенатор Джон Маккейн, бывший госсекретарь Джон Керри и сменявшие друг друга послы Вьетнама и США, играли ключевую роль, другие люди, такие как различные правительственные чиновники во внешнеполитических и оборонных учреждениях двух стран, которые молча работали за кулисами, и даже миряне во Вьетнаме также принимали участие в этом процессе.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получайте информацию о событиях недели и развивайте сюжеты для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

Например, сотни тысяч вьетнамцев, которые выстроились вдоль улиц, чтобы приветствовать президента Билла Клинтона в 2000 году и президента Барака Обаму в 2016 году во время их визитов во Вьетнам, демонстрируют дальновидный взгляд вьетнамского народа на Америку и их готовность выйти за рамки трагического прошлого между двумя странами. В другом случае Осиус рассказывает трогательную историю о своей встрече с вьетнамкой на мосту возле демилитаризованной зоны, которая когда-то разделяла северный и южный Вьетнам.Женщина рассказала, что американцы много раз разрушали мост и убивали людей, которых она знала. Но затем «на интимном языке, используемом для членов семьи», она сказала автору, что Америка и Вьетнам теперь друзья, и что «сегодня мы с тобой младший брат и старшая сестра». Во время слушаний по его утверждению в сенатском комитете по международным отношениям в 2014 году Осиус повторил эту историю как свидетельство вьетнамского «духа прощения и примирения».

Нравится эта статья? Щелкните здесь, чтобы подписаться на полный доступ.Всего 5 долларов в месяц.

Примирение между Америкой и Вьетнамом, как рассказывает Осиус, происходило с помощью различных мер и в различных формах, начиная от попыток залечить раны военного времени и заканчивая действиями, направленными на установление взаимного доверия и уважения. Подробные и интересные отчеты об этих усилиях в книге помогают читателям лучше понять сложную внутреннюю работу политики обеих сторон и то, как они преодолевали различные препятствия на пути к компромиссам, поддерживающим развитие двусторонних отношений.Некоторые актуальные и интересные примеры, упомянутые в книге, включают лоббистские усилия, направленные на то, чтобы американские власти утвердили бюджеты на удаление неразорвавшихся боеприпасов и очистку от диоксинов во Вьетнаме, чтобы получить согласие вьетнамских лидеров на то, чтобы кладбище южновьетнамских солдат в Бьенхоа было должным образом благоустроено. поддерживаться, или убедить президента Обаму принять генерального секретаря Нгуен Фу Чонга в Овальном кабинете, несмотря на статус Тронга как главы коммунистической партии, во время его исторического визита в США.в 2015 г.

Хотя ключевой темой книги является американо-вьетнамское примирение, в ней также рассматриваются различные перспективные направления развития двусторонних отношений, такие как инициативы в области сотрудничества в области экономики, образования и обороны. Подписание Двустороннего торгового соглашения между США и Вьетнамом в 2000 г., создание Университета Фулбрайта во Вьетнаме в 2016 г. и визит американского авианосца USS Carl Vinson во Вьетнам в 2018 г. — все это подробно описано в книге и является важными примерами обязательство двух стран продвигать свои общие цели и реагировать на будущие вызовы, будь то в стремлении каждой страны к богатству и развитию или в неспокойных водах Южно-Китайского моря.

В книге в целом представлен оптимистичный взгляд на американо-вьетнамские отношения, но автор также добавляет нюансы в это повествование, обсуждая трудности, которые их сдерживают. В книге подробно рассматриваются два конкретных вопроса: возражение определенных сегментов общин вьетнамских беженцев в Америке усилиям Вашингтона по налаживанию связей с Ханоем и разногласия между двумя странами по вопросам прав человека.

Реклама

Последний случай наглядно иллюстрирует рассказ автора о напряженных переговорах с вьетнамскими официальными лицами по организации встречи президента Обамы с представителями гражданского общества во время его визита во Вьетнам в мае 2016 года.Осиус заручился согласием вьетнамского лидера на то, что вьетнамские власти не будут вмешиваться в встречу, если им заранее будет предоставлен список участников, и что вьетнамские власти никогда раньше не проводили расследования в отношении участников. Однако, к разочарованию американских официальных лиц, накануне встречи вьетнамские силовики использовали разные тактики для задержания или запугивания пятерых из девяти приглашенных участников, из-за чего встреча едва не сорвалась.

Несмотря на неоднократные обязательства Америки уважать политическую систему Вьетнама, некоторые вьетнамские лидеры по-прежнему параноидально относятся к смутной угрозе смены режима, предположительно вызванной американской схемой «мирной эволюции». Но такой страх неуместен. Как показано в книге Осиуса, Америка научилась уважать политические интересы Вьетнама и имеет сильное желание укреплять связи с Вьетнамом, особенно на фоне усиливающегося стратегического соперничества с Китаем. Вопреки мнению этих официальных лиц, более тесные отношения с США.С. будет способствовать укреплению, а не подрыву режима Вьетнамской коммунистической партии. Многочисленные исторические примеры, от Чили, Никарагуа и Кубы до Ирана, Ирака и Северной Кореи, показали, что режимы, дружественные США и их интересам, будут жить намного лучше, чем враждебные.

Однако чиновники, придерживающиеся такого устаревшего мышления, похоже, в меньшинстве. Как показали недавние события, в том числе визиты во Вьетнам министра обороны Ллойда Остина в июле и вице-президента Камалы Харрис в августе, а также визиты США.После визита президента Вьетнама Нгуен Суан Фука на этой неделе американо-вьетнамские отношения по-прежнему сохраняют сильную динамику, которую когда-то наблюдал посол Осиус во время своего пребывания в Ханое. Две страны по-прежнему усердно работают над тем, чтобы перейти от примирения к более существенному сотрудничеству и сохранить в силе замечание Пита Петерсона о том, что «в отношениях между США и Вьетнамом нет ничего невозможного».

Извлекли ли США уроки из своего опыта войны во Вьетнаме?

Участие Соединенных Штатов (США) во Вьетнамской войне приобрело известность в коллективной памяти нации, и это правильно.На протяжении двадцати лет и стоившее жизни 58 220 американцам (Национальный архив США, 2018 г.), его наследие является «затяжным, дорогостоящим и вызывающим разногласия» (Чжан, 2018 г., стр. 244). Хотя вокруг участия США во Вьетнаме все еще ведутся споры, мы утверждаем, что существует консенсус в отношении необходимости извлечения уроков из их участия. Однако очевидно, что, несмотря на его наследие, сменявшие друг друга администрации не смогли этого сделать. Об этом свидетельствует череда, возможно, ненужных международных вмешательств, осуществленных с использованием сомнительных мотивов и средств, представляющих собой повторение оперативных и неоперативных факторов, которые подорвали политику США во Вьетнаме.

Приведенный выше вопрос содержит ряд допущений, требующих обсуждения и уточнения. Во-первых, манера написания вопроса подразумевает, что были приняты сомнительные решения. Таким образом, в этой статье будет принято предположение о том, что были допущены ошибки, которые, следовательно, обеспечивают опыт обучения. После этого второе уточнение, которое следует рассмотреть, заключается в том, могут ли и должны ли США извлечь уроки из Вьетнама. Хотя это и спорно, мы считаем, что обладание историческими знаниями является практическим инструментом действия и «силой, которая направляет… будущее» (Acton, 1895, с.3). Нам ясно, что Вьетнам может не только служить «бесспорным учебным опытом» (Fromkin & Chace, 1985, p. 723), но и правительство должно принять во внимание эти уроки, чтобы они стали предупреждением для будущих администраций.

Вьетнам извлек выгоду из обширного письма по целому ряду дисциплин. Фромкин и Чейс (1985) сосредотачиваются на способности и потенциальной пользе извлечения уроков из исторического опыта, такого как Вьетнам. Однако в своей работе они придают значение историческому опыту и практическим урокам, которые можно извлечь из него, делая вывод, что отсутствие консенсуса по Вьетнаму в целом препятствует извлечению каких-либо уроков из конфликта (Fromkin & Chace, 1985, п.746). Большинство работ о Вьетнаме и о том, как он связан с текущей внешней политикой США, посвящены факторам, имеющим более оперативный характер. Работа Райта (2017 г.) демонстрирует наглядные примеры оперативных уроков Вьетнама, которые можно сопоставить с текущими операциями США в Афганистане. Интересно, что он с пренебрежением относится к идее о том, что исторический опыт предоставляет возможности для обучения, и поэтому опасается придавать ему какую-либо ценность (Wright, 2017). Что ясно из существующей литературы, так это не только значение наследия Вьетнама, но и первоначальные попытки продемонстрировать, как нынешнее отношение к внешней политике было оперативно сформировано его наследием.Тем не менее, что, по-видимому, отсутствует, так это прямой анализ как оперативных, так и неоперативных факторов, которые подорвали действия США во Вьетнаме, и демонстрация того, что те же самые факторы часто повторялись в ходе последовательных внешнеполитических действий в ущерб долгосрочному успеху. Таким образом, в этой статье утверждается, что США не только не извлекли уроков из операционных и неоперативных ошибок, допущенных во Вьетнаме, но их неспособность сделать это нанесла ущерб недавнему международному вмешательству.

Возможно, самый очевидный урок, который США не смогли извлечь из Вьетнама, — это необходимость правильной мотивации для вмешательства в конфликт, а также необходимость структурированной стратегии и четких целей. Аргументация США для вмешательства во Вьетнаме была ясна, но это не умаляет изначальной неустойчивости предполагаемых мотивов для этого. Согласно доктрине сдерживания, цель состояла в том, чтобы предотвратить распространение коммунизма, не допустив падения опекуна в Среднюю Азию, Южный Вьетнам (политика, закрепленная в «теории домино») (Пауэрс, 1969, с.855). Одержимость США этой доктриной и их непоколебимая решимость предотвратить распространение этой злой идеологии привели американцев «все глубже и глубже к трагедии» (О’Мэлли, без даты) в Юго-Восточной Азии. Тем не менее, что США не могут понять, так это реальность того, что вы не можете победить идеологию с помощью бомб и пуль (Robertson, 2015). Идеологии представляют собой нормативный набор идей и идеалов и, учитывая их метафизическую природу, не могут быть побеждены более традиционными методами, которые США используют в борьбе со своими врагами, что служит неустойчивым и двусмысленным оправданием войны.Похоже, что администрациям США последних двух десятилетий еще только предстоит осознать эту реальность, учитывая продолжающееся и легкомысленное использование «победы над исламистским экстремизмом» в качестве оправдания своих многочисленных войн с терроризмом в Ираке, Афганистане и Сирии (Lieven, 2018, p. 388). Заявление Трампа в Твиттере о том, что «мы победили ИГИЛ в Сирии» (Trump, 2018), лишь еще больше демонстрирует ложное преувеличение способности США победить идеологию и полное отсутствие понимания уроков, которые Вьетнам мог и должен был преподать им.

Точно так же методы, используемые для борьбы с «идеологическими врагами», особенно посредством «государственного строительства», развернутые во Вьетнаме, а теперь и в Афганистане, показывают неспособность извлечь уроки из своего опыта. Хотя такие усилия заслуживают похвалы, усилия США по реструктуризации во Вьетнаме через «Управление гражданских операций и поддержки революционного развития» не привели к «эффективному государственному строительству» (Gawthorpe, 2014). Хотя причины этого спорны, очевидно, что это должно послужить надлежащим предостережением для будущих администраций, планирующих использовать такие методы.Тем не менее, когда мы изучаем теперь самую продолжительную войну США в Афганистане, мы видим, что они снова приступают к бесполезной миссии по укреплению демократии и созданию «функционального государства» (Бэндоу, 2017) в Центральной Азии с использованием военной силы, которая по своей природе не способна создать политической культуры или общества. Парадоксальным следствием этих попыток национального строительства является то, что они не способствуют дискредитации этих фанатичных идеологий, а способствуют появлению таких групп, как «Исламское государство» (Siddiqui, 2017), которые просто вернули США в регион в будущих конфликтах. Очевидно, что США не смогли извлечь уроки из собственного опыта, учитывая их настойчивость в проведении «морально двусмысленных» (Herring, 2019) экспериментов по государственному строительству, которые лишь демонстрируют ограниченную полезность американской военной мощи в конфликтах политического и идеологического характера. в природе.

Следствием этих двух предыдущих факторов и неспособностью извлечь уроки из предыдущих уроков является частота, с которой США втягиваются в неустойчивые затяжные конфликты после Вьетнама. Безусловно, одним из вопиющих упущений американской внешней политики во Вьетнаме было отсутствие ясности в их стратегии.Их ошибочная военная и политическая стратегия в регионе, названная «патовой машиной» (Menand, 2018), не только лишила США шансов на успех, но и превратила то, что считалось легко выигранным конфликтом, в оперативную трясину. В операции «Буря в пустыне» мы видим такое же отсутствие долгосрочного стратегического мышления, явное обвинение в том, что уроки снова не были усвоены. Об этой неудаче свидетельствует решение прекратить интервенцию в одностороннем порядке до того, как Саддам был наказан, что обрекло США на длительное и неизбежное присутствие в Персидском заливе для сдерживания Ирака (Mahnken, 2011).То же самое верно и для Афганистана, где, несмотря на окончание операции «Несокрушимая свобода» в 2014 году, все еще остаются 13 000 военнослужащих США, продолжающих «бесконечную войну», которую Трамп неоднократно обещал положить конец (George, 2019). Точно так же в Сирии отсутствие четкой стратегии привело к внутреннему замешательству и борьбе даже со стороны правительственных чиновников за объяснение внешней политики США в регионе (Borger, 2019). В конечном счете, использование сдерживания в качестве доктрины военного вмешательства в сочетании с неэффективными и неустойчивыми стратегиями демонстрирует неспособность извлечь уроки из опыта Юго-Восточной Азии, что приводит к последовательным внешнеполитическим обязательствам, которые представляют собой не более чем вьетнамское сокращение.

Совершенно очевидно, что необходимо извлечь оперативные уроки из Вьетнама. Что, возможно, менее очевидно, так это неоперационные уроки, которые может преподнести участие США. Наиболее важным из них является важность поддержания высокого уровня общественной поддержки международного вмешательства США. Это было то, чего США не удалось добиться во время конфликта во Вьетнаме, о чем свидетельствует большое количество антивоенных протестов. Их эффект незаметен: разделение американского электората на уровни, невиданные со времен Гражданской войны (Herring, 2019, p.104). Перенесемся в 2003 г., и мы увидим то же самое с протестами против несправедливой интервенции США в Ираке, недовольство, которое только усиливалось по мере продолжения войны и «накопления американских тел» (Siddiqui, 2017). Уровень общественного недовольства войной очевиден в 10-процентном снижении народной поддержки Буша-младшего через год после вторжения 2003 г. (Eichenberg, et al., 2006, стр. 784), ясно демонстрируя, что война стоила ему дорого. Было бы легко связать это общественное беспокойство с самим фактом участия США в войне.Однако отсутствие такой реакции в периоды предшествующих конфликтов (например, война в Персидском заливе) указывает на альтернативные факторы, характерные для Вьетнама и Ирака, вызвавшие такую ​​реакцию. Мы определили два индикатора, которые не только объясняют реакцию общества, но и явно демонстрируют недостаток знаний со стороны правительства. Во-первых, оправдание начала войны, которое как для Вьетнама, так и для Ирака считалось не только незаконным (Cox, 2003), но и не относящимся к интересам США, что становится более ясным с учетом наших выводов об использовании сдерживания в качестве обоснования вмешательства.Во-вторых, это организованный правительством обман, связанный как с мотивами, так и с управлением обоими конфликтами. Утечка документов Пентагона во время конфликта во Вьетнаме и разоблачение того, что Буш-младший солгал о существовании оружия массового уничтожения в Ираке, показывают, почему вокруг обоих конфликтов существовало такое недовольство. Тот факт, что администрация Буша не смогла извлечь уроки из того, как Никсон справился с ситуацией в 1960-х годах, показывает еще один невыученный урок. Обман электората и демонстрация отсутствия понимания значения внутренней поддержки только подрывают авторитет администрации и уменьшают поддержку вмешательства.Это видно, когда мы изучаем реакцию на известие в январе 2005 г. о том, что в Ираке не было оружия массового уничтожения (Bryan & Hopper, 2005), в результате чего рейтинг одобрения Буша упал до рекордно низкого уровня в 34% (по сравнению с 87% в 2001 г.). ) (Ньюпорт и Кэрролл, 2006). Хотя катастрофические рейтинги одобрения не помешали предвыборной кампании Буша в 2004 году, его наследие, заключающееся в том, что он оставил Америку в кажущейся бесконечной войне с терроризмом, демонстрирует ценность сохранения общественной поддержки — урок, который администрация Буша могла и должна была извлечь из Вьетнама.

Решимость США поддерживать свое политическое положение на международной арене независимо от обязательств, к которым они их втягивают, является последним уроком в контексте этой статьи, который им еще предстоит усвоить. Основанные на их врожденной вере в американскую исключительность и уникальную миссию, которую, по их мнению, они должны выполнять, США, похоже, питают одержимость доверием, которое не только привлекло их во Вьетнам, но и подтвердило их решения о вмешательстве в Ирак, Афганистан и Сирию.Эта непоколебимая уверенность в их безоговорочной силе создала в нескольких администрациях США неотъемлемую веру в то, что нет «пределов… американской мощи» (Zhang, 2018, стр. 244). Однако катастрофические последствия интервенции во Вьетнаме поставили под сомнение эту традиционную американскую веру и убежденность в том, что нет ничего недостижимого. Несмотря на это, Америка по-прежнему явно поддерживает идею о том, что они «мировые полицейские» (Trump, 2019). Явное свидетельство того самого факта, что им еще предстоит извлечь урок из Вьетнама, что одержимость ненужным вмешательством приведет ни к чему иному, как к неумолимой приверженности долгосрочным обязательствам, что приведет к постоянной утечке «людей, ресурсов и международного престижа». (Ливен, 2018, с.388).

Как была сделана попытка продемонстрировать в этой статье, ясно, что Америке еще есть чему поучиться на примере конфликта в Юго-Восточной Азии. Наивная приверженность опровергнутой доктрине сдерживания, невежественное отсутствие понимания ценности общественной поддержки и слепая вера в собственную исключительность ясно показывают, что призрак Вьетнама все еще вездесущ. Его уроки — это то, что сменявшие друг друга администрации США все еще не оценили, учитывая их настойчивость в сохранении злополучных и неустойчивых внешнеполитических авантюр.Таким образом, пока Америка не усвоит уроки Вьетнама, она будет обречена повторять их, что с течением времени будет только наносить еще больший ущерб.

Библиография

Актон, Л., (1895 г.). Лекция по изучению истории. 2-е изд. Лондон: Macmillan and Co Ltd.

Бандоу, Д., (2017). «Неудачный эксперимент по государственному строительству: США пора покинуть Афганистан», The Guardian. [Онлайн] Доступно по адресу: https://www.forbes.com/sites/dougbandow/2017/03/01/the-nation-building-experiment-that-failed-time-for-us-to-leave-afghanistan/ #18f5bac265b2.[По состоянию на 3 ноября 2019 г.].

Боргер, Дж., (2019). «Защитите нефть»: стратегия Трампа в отношении Сирии вызывает недоумение в Пентагоне», The Guardian. [Онлайн]. Доступно по ссылке: https://www.theguardian.com/us-news/2019/nov/08/secure-the-oil-trumps-syria-strategy-leaves-pentagon-perplexed [Проверено 9 ноября 2019 г.].

Брайан, В. и Хоппер, Д., (2005). Хронология Иракского оружия массового уничтожения: как раскрылась тайна. [В сети]
Доступно по адресу: https://www.npr.org/templates/story/story.php?storyId=4996218&t=1573381418252
[По состоянию на 10 ноября 2019 г.].

Кокс, Н., (2003). Последствия для мирового правопорядка войны в Ираке. [Онлайн]
Доступно по адресу: https://www.webcitation.org/query?url=http://www.geocities.com/noelcox/Cox_Ira1.htm&date=2009-10-25+23:46:06. [По состоянию на 8 ноября 2019 г.].

Эйхенберг, Р., Столл, Р. и Лебо, М., (2006). Военный президент: рейтинги одобрения Джорджа Буша-младшего. Журнал разрешения конфликтов, 50 (6), стр. 783-808.

Фромкин Д. и Чейс Дж. (1985). Каковы уроки Вьетнама? Иностранные дела, 63(4), с.722-746.

Готорп, А., (2014). Национальное строительство: забытый аспект войны во Вьетнаме. [Онлайн]
Доступно по адресу: https://defenceindepth.co/2014/12/08/nation-building-a-forgotten-aspect-of-the-vietnam-war/
[Проверено 7 ноября 2019 г.].

Джордж С. (2019). ‘НАС. начал сокращение войск в Афганистане, говорит командующий», The Washington Post [Online]
/2019/10/21/d17a9e30-f3f1-11e9-8cf0-4cc99f74d127_story.HTML. [По состоянию на 3 ноября 2019 г.].

Херринг, Г., (2019). Уроки Вьетнама по уходу из Афганистана, иностранные дела. [Онлайн] Доступно по адресу: https://www.foreignaffairs.com/articles/2019-04-15/lessons-vietnam-leaving-afghanistan. [По состоянию на 4 ноября 2019 г. ].

Ходжсон, Г., (2009). Миф об американской исключительности. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета.

Хукер-младший, Р. и Коллинз, Дж., (2015). Введение. В: Р. Хукер-младший и Дж. Коллинз, ред. Полученные уроки: уроки долгой войны.Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Университета национальной обороны, стр. 1–20. Доступно по ссылке: https://ndupress.ndu.edu/Portals/68/Documents/Books/lessons-encountered/lessons-encountered.pdf. [По состоянию на 4 ноября 2019 г.]

Ливен, А., (2018). Будущее внешней политики США. В: М. Кокс и Д. Стоукс, ред. Внешняя политика США. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 380–396.

Манкен, Т., (2011). «Война в Персидском заливе в ретроспективе», Внешняя политика. [Онлайн] Доступно по адресу: https://foreignpolicy.com/2011/01/20/the-gulf-war-in-retrospect/ [По состоянию на 1 ноября 2019 г.].

Менанд, Л., (2018). «Что пошло не так во Вьетнаме», The New Yorker. [Онлайн] Доступно по адресу: https://www. newyorker.com/magazine/2018/02/26/what-went-wrong-in-vietnam. [По состоянию на 8 ноября 2019 г.].

Ньюпорт, Ф. и Кэрролл, Дж., (2006). Буш теряет около одного пункта в месяц с января 2005 года. [Онлайн]. Доступно по адресу: https://news.gallup.com/poll/22618/bush-losing-about-one-point-per-month-since-january-2005.aspx. [По состоянию на 10 ноября 2019 г.].

О’Мэлли, М., н.д..Вьетнамская война и трагедия сдерживания. [Онлайн] Доступно по адресу: http://chnm.gmu.edu/courses/122/vietnam/lecture.html. [По состоянию на 9 ноября 2019 г.].

Пауэрс, Р., (1969). «Сдерживание: из Греции во Вьетнам и обратно?» The Western Political Quarterly, 22(4), стр. 846–861.

Робертсон, К., (2015). «Вы не можете победить идеологию пулей». [Онлайн] Доступно по адресу: https://mynorthwest.com/148393/you-cant-defeat-an-ideology-with-a-bullet/? [По состоянию на 5 ноября 2019 г.].

Сиддики, У., (2017). Война во Вьетнаме, война с террором и невыученные уроки. [Онлайн]. Доступно по адресу: https://www. alaraby.co.uk/english/comment/2017/11/3/the-war-on-terror-and-the-lessons-not-learned. [По состоянию на 8 ноября 2019 г.].

Трамп, Д., (2018). Мы победили ИГИЛ в Сирии, единственная причина, по которой я был там во время президентства Трампа… [Онлайн]. Доступно по ссылке: https://twitter.com/realdonaldtrump/status/1075397797929775105?lang=en [По состоянию на 4 ноября 2019 г.].

Трамп, Д., (2019).Интервью Такера Карлсона для канала FOX News. Доступно по адресу: https://www.realclearpolitics.com/video/2019/07/01/trump_us_treated_as_worlds_policeman_china_russia_dont_police_the_world.html. [По состоянию на 6 ноября 2019 г.]

Национальный архив США, (2018 г.). Статистика военных потерь США во время войны во Вьетнаме. [Онлайн] Доступно по адресу: https://www.archives.gov/research/military/vietnam-war/casualty-statistics [По состоянию на 8 ноября 2019 г.].

Райт, Дж., (2017). Настоящие уроки Вьетнама и Афганистана.[Онлайн] Доступно по адресу: https://www.defenseone. com/ideas/2017/10/real-lessons-vietnam-and-afghanistan/141742/. [По состоянию на 8 ноября 2019 г.].

Чжан, Ф., (2018). Внешняя политика США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В: М. Кокс и Д. Стоукс, ред. Внешняя политика США. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 238–255.


Автор: Charles Sladdin
Автор: Royal Holloway, Лондонский университет
Автор: проф. Мишель Бентли
Дата написания: ноябрь 2019 г.

0

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Как один грандиозный документ раскрыл тайны войны во Вьетнаме

Эта статья является частью специального доклада , посвященного 50-летию документов Пентагона.

Министр обороны Роберт С. Макнамара, размахивая трофейным китайским пулеметом, появился на телевизионной пресс-конференции весной 1965 года. , еще больше изматывал осажденный Вьетконг.

«За последние четыре с половиной года Вьетконг, коммунисты, потеряли 89 000 человек, — сказал он. «Вы можете видеть тяжелую утечку».

Это была ложь. Из конфиденциальных отчетов Макнамара знал, что ситуация на юге «плохая и ухудшается».«Инициатива принадлежит венчурным капиталистам», — говорилось в информации. «Среди сельского населения, отчасти в городах и даже среди солдат растет пораженчество».

Ложь, подобная макнамаровской, была правилом, а не исключением, на всем протяжении участия Америки во Вьетнаме. Ложь повторялась перед публикой, в Конгрессе, на закрытых слушаниях, в речах и в прессе. Настоящая история могла бы остаться неизвестной, если бы в 1967 году Макнамара не заказал секретную историю, основанную на секретных документах, которая стала известна как документы Пентагона.

К тому времени он знал, что даже с почти 500 000 американских солдат на театре военных действий война зашла в тупик. Он создал исследовательскую группу для сбора и анализа решений министерства обороны начиная с 1945 года. Это было либо донкихотством, либо высокомерием. Будучи министром обороны при президентах Джоне Ф. Кеннеди и Линдоне Б. Джонсоне, Макнамара был архитектором войны и замешан во лжи, которая лежала в основе политики США.

Даниэль Эллсберг, аналитик исследования, в конце концов слил части отчета в The New York Times, которая опубликовала выдержки в 1971 году.Разоблачения в документах Пентагона привели в ярость страну, измученную войной, мешки для трупов молодых американцев, фотографии вьетнамских мирных жителей, спасающихся от воздушных атак США, и бесконечные протесты и контрпротесты, которые разделяли страну так, как ничто не разделяло ее со времен Гражданской войны.

Ложь, раскрытая в газетах, распространялась на поколения, и для большей части американской общественности этот грандиозный обман посеял подозрения в отношении правительства, которые сегодня еще более распространены.

Документы, официально названные «Отчет канцелярии министра обороны Вьетнамской оперативной группы», составили 47 томов, охватывающих администрацию президента Франклина Д.Рузвельта президенту Линдону Б. Джонсону. Их 7000 страниц холодным бюрократическим языком рассказывали о том, как Соединенные Штаты увязли в долгой и дорогостоящей войне в небольшой стране Юго-Восточной Азии, имеющей сомнительное стратегическое значение.

Это важная запись первой войны, проигранной Соединенными Штатами. Для современных историков они предвещают образ мышления и просчеты, которые привели Соединенные Штаты к ведению «вечных войн» в Ираке и Афганистане.

Первородным грехом было решение поддержать французских правителей во Вьетнаме.Президент Гарри С. Трумэн субсидировал их усилия по возвращению своих колоний в Индокитае. Вьетнамские националисты побеждали в борьбе за независимость под руководством коммуниста Хо Ши Мина. Хо работал с Соединенными Штатами против Японии во время Второй мировой войны, но во время холодной войны Вашингтон превратил его в преследующую лошадь советского экспансионизма.

Офицеры американской разведки на местах заявили, что это не так, что они не нашли доказательств советского заговора с целью захвата Вьетнама, не говоря уже о Юго-Восточной Азии. Как говорится в одной из записок Госдепартамента, «если в Юго-Восточной Азии существует заговор, управляемый Москвой, то Индокитай — это аномалия».

Но, имея в виду Китай, где коммунист Мао Цзэдун выиграл гражданскую войну, президент Дуайт Д. Эйзенхауэр заявил, что победа над вьетнамскими коммунистами необходима, чтобы «заблокировать дальнейшую коммунистическую экспансию в Азии». Если бы Вьетнам стал коммунистическим, то страны Юго-Восточной Азии рухнули бы, как домино.

Эта вера в эту теорию домино была настолько сильна, что Соединенные Штаты порвали со своими европейскими союзниками и отказались подписать Женевские соглашения 1954 года, положившие конец войне с Францией.Вместо этого Соединенные Штаты продолжили борьбу, оказывая полную поддержку Нго Динь Зьему, автократическому антикоммунистическому лидеру Южного Вьетнама. Генерал Дж. Лоутон Коллинз написал из Вьетнама, предупредив Эйзенхауэра, что Дием был непопулярным и неспособным лидером и должен быть заменен. Если это не так, генерал Коллинз писал: «Я рекомендую пересмотреть наши планы по оказанию помощи Юго-Восточной Азии».

Государственный секретарь Джон Фостер Даллес не согласился, написав в телеграмме, включенной в документы Пентагона: «У нас нет другого выбора, кроме как продолжать нашу помощь Вьетнаму и поддержку Дьема.

Спустя девять лет и миллиарды американских долларов Дим все еще был у власти, и президенту Кеннеди выпало решить давно предсказанную проблему.

Столкнувшись лицом к лицу с Советским Союзом в берлинском кризисе, Кеннеди хотел избежать любых признаков усталости от холодной войны и с легкостью принял совет Макнамары усилить приверженность США делу Сайгона. Министр обороны написал в одном из докладов: «Потеря Южного Вьетнама сделает бессмысленными любые дальнейшие дискуссии о важности Юго-Восточной Азии для Свободного мира.

Президент увеличил количество военных советников США в десять раз и ввел вертолетные миссии. В обмен на поддержку Кеннеди хотел, чтобы Дим провел демократические реформы. Дим отказался.

За этим последовало народное восстание в Южном Вьетнаме, возглавляемое буддийскими священнослужителями. Опасаясь потери власти, южновьетнамские генералы тайно получили одобрение американцев на свержение Зьема. Несмотря на официальные опровержения, официальные лица США были глубоко вовлечены.

«Начиная с августа 1963 года, мы по-разному санкционировали, санкционировали и поощряли попытки государственного переворота…», — говорится в документах Пентагона.«Мы поддерживали с ними тайный контакт на протяжении всего планирования и осуществления переворота и стремились пересмотреть их оперативные планы».

Переворот закончился убийством Дима и углублением участия Америки в войне. Как заключили авторы документов, «наше соучастие в его свержении усилило нашу ответственность и нашу приверженность».

Три недели спустя президент Кеннеди был убит, и вьетнамский вопрос перешел к президенту Джонсону.

Он заставил чиновников тайно подготовить резолюцию для Конгресса, чтобы предоставить ему полномочия воевать во Вьетнаме без официального объявления войны.

Пропал был предлог, малокалиберный момент из «Перл-Харбора». Это произошло 4 августа 1964 года, когда Белый дом объявил, что Северный Вьетнам напал на США. Maddox в международных водах Тонкинского залива. Однако эта «атака» была ничем иным, как неспровоцированной агрессией. Генерал Уильям К. Уэстморленд, командующий силами США во Вьетнаме, командовал южновьетнамскими вооруженными силами, когда они проводили тайные рейды на острова Северного Вьетнама. Согласно отчету, северовьетнамские ПТ-катера дали отпор и «приняли Мэддокса за южновьетнамское эскортное судно».(Более поздние расследования показали, что атаки не было.)

Давая показания Сенату, Макнамара солгал, отрицая какую-либо причастность Америки к атакам в Тонкинском заливе: Вьетнамские действия, если таковые были».

Через три дня после объявления об «инциденте» администрация убедила Конгресс принять резолюцию по Тонкинскому заливу, чтобы одобрить и поддержать «решимость президента как главнокомандующего принять все необходимые меры для отражения любого вооруженного нападения на силы Соединенных Штатов и предотвратить дальнейшую агрессию» — расширение полномочий президента по ведению войны, которое до сих пор регулярно используется. Джонсон с большим перевесом выиграл выборы 1964 года.

Семь месяцев спустя он отправил боевые части во Вьетнам, не объявляя войны, решение, окутанное ложью. Первоначальное развертывание 20 000 военнослужащих было описано как «силы военной поддержки» в рамках «изменения миссии», чтобы «позволить их более активное использование» во Вьетнаме. Ничего нового.

Как позже показали документы Пентагона, министерство обороны также пересмотрело свои военные цели: «70 процентов, чтобы избежать унизительного поражения США… 20 процентов, чтобы удержать территорию Южного Вьетнама (а затем и прилегающие территории) от рук Китая, 10 процентов, чтобы позволить народу Южного Вьетнама, чтобы жить лучше и свободнее.

Уэстморленд посчитал первоначальное развертывание войск временной мерой и запросил еще 100 000 человек. Макнамара согласился. 20 июля 1965 года он написал в служебной записке, что, хотя «к концу года количество погибших в бою в США может составить около 500 человек в месяц», общая стратегия генерала «скорее всего приведет к успеха во Вьетнаме».

Как позже было написано в Pentagon Papers: «Никогда больше, пока он был министром обороны, Макнамара не делал столь оптимистичных заявлений о Вьетнаме — кроме как публично.

Полностью разочаровавшись наконец в , Макнамара утверждал в служебной записке президенту 1967 года, что повторение того же — больше войск, больше бомбардировок — не выиграют войну. В противоположном направлении он предложил Соединенным Штатам объявить о победе и медленно уйти.

И в качестве редкого признания страданий вьетнамского народа он написал: «Картина величайшей в мире сверхдержавы, убивающей или серьезно ранящей 1000 мирных жителей в неделю, пытаясь заставить крошечную отсталую нацию подчиниться в вопросе, достоинства которого горячо спорят, это не красиво.”

Джонсон был в ярости и вскоре одобрил увеличение контингента войск США почти до 550 000 человек. К концу года он вынудил Макнамару уйти в отставку, но министр обороны уже заказал документы Пентагона.

В 1968 году Джонсон объявил, что не будет баллотироваться на второй срок; Вьетнам стал его Ватерлоо. Никсон завоевал Белый дом благодаря обещанию установить мир во Вьетнаме. Вместо этого он расширил войну, вторгшись в Камбоджу, что убедило Дэниела Эллсберга в том, что он должен раскрыть секретную историю.

После того, как в воскресенье, 13 июня 1971 года, The New York Times начала публиковать документы Пентагона, нация была ошеломлена. Реакция варьировалась от ужаса до гнева и недоверия. Произошел фурор по поводу выдачи национальных секретов. Противники войны чувствовали себя оправданными. Ветераны, особенно те, кто неоднократно служил во Вьетнаме, с болью узнали, что американские официальные лица почти с самого начала знали, что война была неудачной.

Убежденный, что Эллсберг представляет угрозу для избирательной кампании Никсона по переизбранию, Белый дом одобрил незаконное проникновение в Беверли-Хиллз, штат Калифорния., офис психиатра Эллсберга, надеясь найти в деле позорные признания. Грабители, известные как Сантехники, ничего не нашли и скрылись незамеченными. В июне следующего года, когда еще одна такая бригада ворвалась в штаб-квартиру Национального комитета Демократической партии в комплексе Уотергейт в Вашингтоне, их поймали.

Северовьетнамцы предприняли последнее наступление, захватили Сайгон и выиграли войну в апреле 1975 года. Три года спустя Вьетнам вторгся в Камбоджу — еще одну коммунистическую страну — и сверг геноцидный режим красных кхмеров.Это была единственная страна, в которую когда-либо вторгался коммунистический Вьетнам, что навсегда подорвало теорию домино — фундаментальную ложь войны.

Элизабет Беккер — бывший корреспондент New York Times, которая начала свою карьеру, освещая камбоджийскую кампанию войны во Вьетнаме. Недавно она написала книгу «Тебе здесь не место: как три женщины переписали историю войны».

«Политика Соединенных Штатов во Вьетнаме», Роберт С. Макнамара, министр обороны, 26 марта 1964 г., Бюллетень Государственного департамента, 13 апреля 1964 г.

«Политика Соединенных Штатов во Вьетнаме», Роберт С.Макнамара, министр обороны, 26 марта 1964 г., Бюллетень Государственного департамента, 13 апреля 1964 г.

«Политика Соединенных Штатов во Вьетнаме», Роберт С.

Макнамара, секретарь. Министерства обороны, 26 марта 1964 г., Бюллетень Государственного департамента, 13 апреля 1964 г.

Источник: Источник: The Pentagon Papers , Gravel Edition, Volume 3, pp. 712-715


«Политика Соединенных Штатов во Вьетнаме», Роберт С. Макнамара, Министр обороны, 26 марта 1964 г., Бюллетень Государственного департамента, 13 апреля. 1964, с.562:

* * *

«На Третьем Национальном Конгрессе Лаодун (коммунистов) Вечеринка в Ханое, сентябрь 1960 г., воинственность Северного Вьетнама была явно выражена. Хо Ши Мин заявил: «Север становится все более и более консолидированным и трансформируемым». в прочную базу для борьбы за национальное воссоединение». На том же съезде было объявлено, что новой задачей партии является «освобождение Юга от жестокое правление У.С. империалисты и их прихвостни». Одним словом, Ханой. собирался приступить к программе массовых нарушений Женевских соглашений. чтобы вырвать контроль над Южным Вьетнамом у его законного правительства.

«Для коммунистов «освобождение» означало саботаж, террор, и убийства: нападения на невинные деревни и деревни и хладнокровных убийство тысяч школьных учителей, медицинских работников и местных чиновников, имел несчастье выступать против коммунистической версии «освобождения».«В 1960 году а в 1961 году почти 3000 южновьетнамских гражданских лиц в правительстве и вне его были убиты и еще 2500 человек были похищены. Коммунисты даже убивали полковник, служивший офицером связи в Международной контрольной комиссии.

«Эта агрессия против Южного Вьетнама была главной коммунистической усилий, тщательно спланированных и контролируемых и неустанно преследуемых правительства в Ханое. В 1961 году Республика Вьетнам, не в силах сдержать угроза сама по себе, призвала Соединенные Штаты соблюдать свое одностороннее заявление 1954 года.Президент Кеннеди ответил незамедлительно и утвердительно, послав этой стране дополнительные американские советники, оружие и помощь.

США Цели:

«Теперь я перехожу к рассмотрению целей Соединенных Штатов в Южном Вьетнаме. Соединенные Штаты не имеют никаких планов в отношении ресурсов или территории площадь. Наши национальные интересы не требуют, чтобы Южный Вьетнам служил западной базу или в качестве члена западного альянса.Наша забота тройственна.

«Во-первых, и это самое главное, это тот простой факт, что Южный Вьетнам, член семьи свободного мира, стремится сохранить свою независимость от коммунистического атака. Вьетнамцы обратились к нам за помощью. Мы дали это. мы продолжим дать это.

«Мы делаем это в их интересах, и мы делаем это в наших собственных явных личных интересах. За основу принципов свободы и самоопределения, которые выдержали наша страна на протяжении почти двух столетий — это право народов везде жить и спокойно развиваться.Наша собственная безопасность укрепляется решимостью других, чтобы они оставались свободными, и нашим обязательством помогать им. Мы не будем пусть этот член нашей семьи вниз, независимо от его удаленности от наших берегов.

«Конечная цель США в Юго-Восточной Азии, как и в остальных мира, состоит в том, чтобы помочь сохранить свободные и независимые нации, которые могут развиваться политически, экономически и социально и которые могут быть ответственными членами мирового сообщества.В этом регионе и в других местах многие народы разделяют нашу чувство ценности такой свободы и независимости. Они пошли на риск и сделал жертвы, связанные с приверженностью членству в семье свободного мира. Они сделали это, полагая, что мы поддержим нашу обещает помочь защитить их. Это неправильно и даже нецелесообразно — и не в наша природа — бросать их, когда идти трудно.

«Во-вторых, Юго-Восточная Азия имеет большое стратегическое значение в передовой оборона США.Его расположение на воздушных и морских путях с востока на запад граничит с Индийским субконтинентом с одной стороны и Австралией, Новой Зеландией и Филиппины, с другой стороны, доминируют над воротами между Тихим океаном и Индией. Океаны. В руках коммунистов этот район представлял бы серьезнейшую угрозу для безопасность Соединенных Штатов и семье стран свободного мира, которым мы принадлежим. Чтобы защитить Юго-Восточную Азию, мы должны принять вызов в Южном Вьетнаме.

«И в-третьих, Южный Вьетнам является испытательным полигоном для новой коммунистической стратегии.Позвольте мне на мгновение рассмотреть природу этой стратегии.

«Как раз в тот момент, когда администрация Кеннеди вступала в должность в январе В 1961 году председатель Хрущев произнес одну из самых важных речей о коммунистическом стратегии последних десятилетий. В своем докладе на партийной конференции под названием «За новых побед мирового коммунистического движения», Хрущев констатировал: «В современном условиях следует различать следующие категории войн: мировые войны, локальные войны, освободительные войны и народные восстания.«Он исключил то, что называли «мировые войны» и «локальные войны» слишком опасными для прибыльного потворства в мире ядерного оружия. Но что касается того, что он называл «освобождением войн», он имел в виду конкретно Вьетнам. Он сказал: «Это священная война. Мы признать такие войны…»»

* * *

«Президент Кеннеди и президент Джонсон, однако, признали, что наши силы для первых двух типов войн могут оказаться неприменимыми или эффективными против того, что коммунисты называют «освободительной войной», или того, что правильно называется скрытая агрессия или повстанческое движение.Поэтому мы предприняли и продолжаем нажимать различные программы для развития квалифицированных специалистов, оборудования и методов чтобы мы могли помочь нашим союзникам противостоять угрозе повстанческого движения.

«Коммунистический интерес к повстанческой технике начался не с Хрущева, ни в этом отношении со Сталиным. Работы Ленина полны тактических указаний, которые были очень успешно адаптированы Мао Цзэ-дуном, чьи многочисленные работы по партизанская война стала классикой. Действительно, Мао утверждает, что истинный наследник ленинских оригинальных рецептов всемирной победы коммунизма. Северовьетнамцы взяли лист или два из книги Мао — так же, как и из книги Москвы — и добавили немного своего.

«Таким образом, сегодня во Вьетнаме мы имеем дело не с фракционными спорами или остатки колониальной борьбы против французов, а скорее с большим испытанием случай новой стратегии коммунизма. Эта стратегия до сих пор применялась на Кубе, может начаться в Африке и потерпело неудачу в Малайе и на Филиппинах только потому, что долгой и тяжелой борьбы народов этих стран с помощью предоставили Великобритания и США.

«В Юго-Восточной Азии коммунисты в полной мере воспользовались географией- близость к коммунистической базе операций и труднопроходимой, удаленной и сильно облиственный характер окраин. Они использовали разнообразные этнические, религиозные и племенные группировки и эксплуатировали фракционность и легитимность стремления везде, где это возможно. И, как я уже говорил, они прибегали к саботаж, терроризм и убийства в беспрецедентных масштабах.

«Кто виноват — главный агрессор? Прежде всего, без сомнения, главным агрессором является Северный Вьетнам, руководство которого открыто предприняли попытку разрушить независимость Юга. Чтобы быть уверенным, Ханой поощряется агрессивного курса коммунистического Китая. Но вряд ли интерес Пейпина то же, что и в Ханое.

«Для Ханоя ближайшая цель ограничена: завоевание юга и национальное объединение, возможно, в сочетании с контролем над Лаосом.Для Пекина, однако победа Ханоя будет лишь первым шагом на пути к возможному китайскому гегемонии над двумя Вьетнамами и Юго-Восточной Азией и к эксплуатации новой стратегии в других частях мира.

«Интересы коммунистического Китая ясны: он публично осудил Москву за предательство революционного дела всякий раз, когда Советы звучали предостерегающими Примечание. Он охарактеризовал Соединенные Штаты как бумажного тигра и настаивал на что революционная борьба за «освобождение и объединение» Вьетнама можно было провести без риска, по сути, проползая под ядерным и обычная защита свободного мира. Таким образом, кажется, что Пейпинг считает, что имеет большую заинтересованность в демонстрации новой стратегии, используя Вьетнам в качестве теста кейс. Успех во Вьетнаме будет рассматриваться Бэйпином как оправдание Китая. взглядов в мировой идеологической борьбе.

«Принимая во внимание отношение Вьетнама к Индокитаю-и обоих в Юго-Восточную Азию, Дальний Восток и свободный мир в целом — пять президентов США действовали, чтобы сохранить стратегические интересы свободного мира в этом районе.президент Рузвельт выступал против проникновения Японии в Индокитай; Президент Трумэн сопротивлялся коммунистическая агрессия в Корее; Президент Эйзенхауэр поддержал усилия Дьема по спасти Южный Вьетнам и взялся защищать Тайвань; Президент Кеннеди шагнул активизировать наши усилия по борьбе с повстанцами во Вьетнаме; и президент Джонсон, кроме того подтверждение на прошлой неделе, что Соединенные Штаты предоставят помощь и поддержка Южного Вьетнама до тех пор, пока это необходимо, чтобы вызвать коммунистическую агрессию и терроризм под контролем, утвердил программу, которую я опишу за несколько минут.

«Роль США в Южном Вьетнаме, таким образом, заключается в том, чтобы ответить на призыв южновьетнамцев, нации-члена нашей семьи свободного мира, чтобы помочь им сохранить свою страну для себя; во-вторых, помочь предотвратить стратегическую опасность который существовал бы, если бы коммунизм поглотил людей и ресурсы Юго-Восточной Азии; и в-третьих, доказать на вьетнамском испытательном примере, что свободный мир может справиться с с коммунистическими «освободительными войнами», как мы успешно справились с коммунистическими агрессия на других уровнях.»

* * *


Возврат на домашнюю страницу Винни

Возвращение во Вьетнам Страница войны

.