Содержание

Фильм Девятаев (2021) смотреть онлайн в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Казань. 1 мая 1957 года. Праздничная демонстрация. Закадровый голос Михаила Девятаева. В тот день мы шли в праздничной колонне Казанского речного порта.

Михаил Девятаев и его семья (жена Фаина, сыновья Александр и Алексей) возвращаются после демонстрации в переполненном трамвае. Рядом с ними стоит пожилой мужчина (Григорий Васильевич Ларин). Девятаев с ним здоровается, Ларин не отвечает. Он достает кошелек, чтобы оплатить проезд, роняет на пол фотографию молодого человека в офицерской форме (Николай Ларин). Девятаев поднимает фотографию и протягивает ее Ларину. Тот устраивает скандал, называет Девятаева предателем. Фая пытается образумит Ларина, но тот продолжает истерику: мой сын пал смертью храбрых, он в плен не сдавался, как некоторые. А теперь ты таишься, боишься, что за тобой придут. А вот мне бояться нечего, мой сын – герой.

За несколько лет до этого. 13 июля 1944 года. Первый Украинский фронт. Звено советских истребителей, одним из самолетов которого пилотирует старший лейтенант Михаил Девятаев, вылетает на боевое задание. Необходимо уничтожить два бомбардировщика Хейнкель (их прикрывают несколько истребителей Фокке-Вульф). Начинается воздушный бой. Советские летчики один за другим сбивают истребители. Они начинают преследовать бомбардировщики. Девятаев старается приблизиться к Хейнкелю поближе, несмотря на то, что командир звена его предупреждает: у него мощное пулеметное вооружение, он уже к нам пристрелялся. Но Девятаев, стремясь отомстить за гибель своего друга Николая Ларина, приближается к противнику и открывает огонь. Он сбивает бомбардировщик, но тому ответным огнем удается подбить самолет Девятаева. Пилот пытается дотянуть до линии фронта, но командир приказывает ему парашютироваться: ты не дотянешь, прыгай, это приказ. Девятаев прыгает с парашютом, его самолет разбивается.

Девятаев приходит в себя. Он лежит на опушке леса. К нему приближаются немецкие солдаты. Девятаев отстреливается из пистолета. Он пытается застрелиться, но, оказывается, он уже истратил все патроны, отстреливаясь от немцев. Летчик теряет сознание. Его берут в плен.

Лагерь военнопленных, Лодзь, 15 августа 1944 года. Группа советских офицеров-летчиков сидит в зале. Входит человек в немецкой форме (Николай Ларин). Пленные встают. Николай: да садитесь, что вы, как не свои. Вы знаете, что вас теперь ждет дома? Вот, почитайте. Николай раздает пленным листок с напечатанным текстом. Это тот знаменитый приказ № 270 от 16 августа 1941 года. Каждый командир или политрук, попавший в плен с оружием считается дезертиром. Теперь вы все – предатели. И ваши семьи подлежат аресту. И вот немецкое командование дает вам шанс. Вы сможете снова сесть за штурвал самолета, почувствовать радость пилотирования. Подумайте. На сегодня все свободны.

Пленные покидают помещение, остается только Девятаев. Они с Николаем крепко обнимаются. А твои думают, что ты погиб. Отец твой весь седой стал. Николай: и пусть думают, что я умер. Начинается моя загробная жизнь. Давай, я за тебя поручусь перед немцами, скажу, что ты – настоящий ас. Они таких ценят. Будет тебе зарплата хорошая – 16 марок.

Николай наливает в кружки пиво, режет колбасу. Угощайся! Вот так мы и продаемся за пиво и колбасу. Хочешь посмотреть? Николай отдергивает штору, в окно видна взлетно-посадочная полоса, на которой находятся немецкие самолеты. Николай: на тебе прямо написано, о чем ты думаешь. Нельзя. Девятаев: почему? Можно ведь улететь. Николай: ты не знаешь немецкого. А там все написано по-немецки, так что управлять самолетом ты не сможешь. А они догонят тебя и собьют. И потом, смотри на меня: видишь, какая форма? Самолет немецкий, форма – тоже. Значит, ты – предатель Родины. А это бесчестье и смерть. Девятаев: полетели! Я бы команду собрал. Николай: да кто же захочет? Девятаев: все захотят.

Группа пленных во главе с Девятаевым пытается совершить побег. Их преследуют немцы. Девятаева догоняет Николай, валит его на землю. Он шепчет другу: я скажу начальству, что это ты мне помог пресечь побег. Он достает пистолет и стреляет в одного из беглецов. Девятаев наносит Николаю удар кулаком в лицо. Значит, ты полетать хочешь? Ну, что же, полетаешь. Дымом в трубе крематория.

Концентрационный лагерь Заксенхаузен, 15 сентября 1944 года. Прибывших заключенных раздевают, отправляют на стрижку. Парикмахер смотрит карточку Девятаева. Побег? Летчик? Значит, летал, аки ангел. Тебе теперь конец. Ладно, помогу. Парикмахер переклеивает фотографию Девятаева на карточку другого заключенного. Теперь ты Никитенко. Артиллерист. Родом из-под Киева. И уже не смертник, а всего лишь штрафник. И отправишься ты туда, откуда нет возврата.

Заключенных везут морем в трюме транспортного корабля. Девятаев знакомится там со своим земляком, татарином Фатыхом. Тот молится, просит поесть. Девятаев делится с ним хлебом.

Остров Узедом, 2 октября 1944 года. Заключенные сходят с корабля на пристань. Их подгоняют ударами охранники-немцы и капо. Девятаев обращает внимание на расположенную рядом ракету (ФАУ-2). Один из заключенных пытается отнять у Фатыха переданный ему Девятаевым кусок хлеба. Начинается драка, которую пресекают ударами дубиной и прикладов винтовок капо и солдаты конвоя.

Заключенных размещают по баракам. Там Фатыха узнает один из заключенных – Рябой. Он утверждает, что виделся с «Мустафой» в Ленинграде. Девятаев: вообще-то его зовут Фатых.

Утром после подъема заключенных выстраивают на плацу. Капо проводят перекличку. Девятаев видит, как на аэродром острова приземляется Хейнкель-111. Он отвлекается, капо обращает на него внимание и требует, чтобы заключенный четко ответил: как его зовут, откуда он родом, какого года рождения. Девятаеву удается вспомнить все сведения о своем двойнике.

Вечером на построении узников заставляют хором подпевать немецкому военному маршу, который слышен из репродуктора.

Над островом взлетает ракета, она теряет управление, падает и взрывается. Среди заключенных и охраны возникает паника.

С каторжных работ привозят в железнодорожных вагонах узников. Среди них умирающий Фатых. Девятаеву удается с ним поговорить. Фатых говорит: ищи Коржа. Скажи ему, что ты вместо меня, а то в лодке мало места.

Девятатев пытается найти заключенного по имени Корж. Наконец, ему это удается. Он начинает следить за Коржом. Тот уединяется во время работ на берегу моря с группой заключенных и капо Соколовым. Они обсуждают предстоящий побег с острова на лодке, которую прячут на берегу. Корж говорит, что благодаря попутному течению им удастся добраться до берега часа за полтора.

К Коржу и его товарищам подходит Девятаев. Он, ссылаясь на Фатыха, просит принять его в команду беглецов. Соколов говорит, что Девятаеву можно доверять. Я его изучал. Девятаев говорит своим новым товарищам (Корж, Соколов, Немченко, Кутергин и Рябой), что побег на лодке не удастся: остров охраняют катера. Они нас догонят и потопят. Надо лететь на самолете. Немцы охраняют море, а мы полетим по небу. Корж: и кто же поведет самолет? Ты, что ли? Девятаев: я поведу. Я летчик. Он называет свое настоящее имя и звание. Корж: а зачем тебе мы? Девятаев: я один не справлюсь, самолет большой. Девятаев просит Соколова направить их завтра в аэродромную команду.

Перед тем, как дойти до аэродрома, узники видят обгоняющий их автомобиль. Девятаев спрашивает Соколова: кто это едет? Ученые ракетчики.

Девятаев указывает товарищам на расположенный неподалеку от места их работы ангар: вон там наш самолет. Немченко: ух ты, какой здоровый! Докуда он сможет долететь? Девятаев: до самой Москвы. Но как мы его угоним, здесь полно народа. Девятаев: это сейчас полно, а в обед никого не останется.

Начинается обед. Охранять узников остается только один конвойный (Клаус). Девятаев: следующая смена охранников приедет через три минуты. Значит, на побег у нас будет 180 секунд.

Он чертит на земле план ангара: давайте считать. Один из заключенных отсчитывает секунды, остальные докладывают Девятаеву, какие операции они совершают: я подгоняю лестницу; я снимаю струбцины с элеронов; я проверяю уровень масла и топлива. Девятатев: нет, мы не успеваем. Там все по-немецки написано, я не смогу разобраться. Соколов: я смогу для тебя перевести. Девятаев: за это время не получится перевести и со всем разобраться.

Немченко говорит, что видел в лесу у капонира остатки разбившегося самолета. Он такой же, как наш.

Соколов организует для команды выход на работу к капониру. Он говорит Клаусу, что один из заключенных должен сходить в лес за хворостом. В лес идет Девятаев. Он забирается в кабину разбившегося Хейнкеля, топором отдирает с приборной доски таблички с надписями на немецком языке. Клаус, обеспокоенный длительным отсутствием одного из заключенных, идет в лес. Он подходит к кабине самолета, заглядывает туда. Девятаеву удается спрятаться от немца. С охапкой хвороста он возвращается к месту работ.

Соколов переводит надписи для Девятаева: топливный насос; индикатор шага винта; отключение управления. Запоминай. Девятаев день и ночь зубрит немецкие надписи на табличках.

Кутергин ворчит: да не успеем мы! Как можно за несколько дней научиться управлять самолетом по каким-то табличкам? Немцы этому по полгода в авиационных школах учатся.

Девятаев спрашивает у Соколова: а откуда ты немецкий знаешь? В детдоме у нас воспитателем немец был. Значит, у тебя никого нет? А почему тебя капо сделали? Соколов наносит удар в живот Девятаеву. Да не кипятись ты! Соколов: ты бы лучше спросил, сколько немцев я положил. Вот такое за просто так не дают. Он показывает Девятаеву медаль «За отвагу».

Узники узнают, что немцы обнаружили припрятанную ими на берегу лодку.

Девятаев, лежа на нарах, вполголоса учит немецкие термины. Ему кажется, что рядом с ним лежит Николай, он подсказывает пару слов. Как ты сюда попал? Николай: все благодаря тебе. Полетишь с нами? А зачем я тебе? Ты немецкий знаешь, у меня не получается ничего выучить. И еще ты летаешь лучше, чем я. Николай: да, у меня есть талант. Причем к делу, которое мне не нравится. А я старался учиться, пыжился. Так полетишь? Нет. Но мне не справиться, а лететь нам уже завтра.

Девятаев снова начинает зубрить немецкие слова. Николай ему подсказывает. Девятаев утверждает, что Николай переводит неверно. А зачем мне это делать? Ты не хочешь, чтобы побег удался. С ним начинается истерика. Он обнаруживает, что никакого Николая рядом с ним нет.

Утром в барак входят немцы, начинается шмон. Девятаев прячет под матрас таблички с самолета. Офицер приказывает Соколову проверить постель Девятаева. Тот что-то обнаруживает. Соколов вручает офицеру свою медаль. Тот в качестве наказания лишает Девятаева пайки за следующий день.

Заключенные работают на аэродроме. Наступает обеденное время, конвойные уезжают. Девятаев поручает Соколову отвлечь внимание Клауса, пока к нему подкрадется сзади Кутергин и нанесет немцу удар кувалдой по голове. Соколов: вы из Берлина? Нет, я из маленького города. Вы русский немного знаете – были учителем? Нет, я мясник, мой отец и дед – тоже были мясники. Так что работать с русскими свиньями мне привычно. Клаус смеется своей шутке. А как у вас коров забивают? Клаус: топят. Соколов: а можно их – кувалдой? Это как? Да врезать по башке кувалдой такой корове, а то она сидит тут, курит. Кутергин уже готов нанести удар, но в этот момент начинается авианалет. На аэродром сыплются бомбы. Девятаев шепчет: только не на ангар! Что же вы, ребятушки, делаете?

Одна из последних бомб падает на крышу ангара. Бомбардировщики улетают. Кутергин: ну вот, улетели! Девятаев: самолет наш цел, бомба не взорвалась.

Неразорвавшаяся бомба висит на обрывках металлической арматуры прямо над самолетом. Девятаев бежит в ангар, его пытается остановить Соколов.

К месту происшествия приезжают немецкие офицеры во главе с комендантом лагеря. Девятаев вырывается из рук Соколова, бежит к коменданту. Переводи! Я могу обезвредить бомбу. Соколов переводит. Комендант: но почему ты хочешь нам помочь? Девятаев: мне очень хочется есть, дайте мне потом хотя бы хлеба.

Девятаев подбирает лежащую на полу отвертку, поднимается на фюзеляж самолета, дотягивается до бомбы, пытается снять обтекатель, чтобы добраться до взрывателя. Комендант наблюдает за ним в бинокль.

Девятаев роняет отвертку, бомба начинает падать. Девятаев пытается ее удержать. Наблюдающий за этим Кутергин говорит: вот и все, освобождение будет быстрым. Корж: зато ты жить будешь еще долго, и до самой смерти не простишь себе, что ничего не сделал.

Корж входит в ангар, подбирает отвертку, забирается на самолет. Девятаев объясняет ему, что надо делать. Пока Девятаев удерживает бомбу, Корж вынимает взрыватель.

Заключенные выносят бомбу из ангара на руках. Комендант говорит, что в награду бригада завтра освобождается от работ и получает сегодня усиленный офицерский паек.

Узники возвращаются в барак. Девятаев несет в руках колбасу, полученную от немцев. К нему подходит один из заключенных, начинает обвинять в том, что Девятаев вернул немцам их самолет. Потом он начинает угрожать, что расскажет всем о планах Девятаева и его товарищей. Девятаев набрасывается на противника, валит на пол, пытается его задушить. В барак врываются капо и охранники.

На плацу комендант сообщает узникам, что, несмотря на проявленную при обезвреживании бомбы доблесть, заключенный, устроивший драку, приговаривается к телесному наказанию: 25 ударов дубинкой.

Девятаева привязывают к столбу. Соколов начинает бить его дубинкой. Он просит Девятаева: подыгрывай мне. Тот начинает громко кричать. Комендант останавливает экзекуцию, предлагает продолжить избиение другому капо. Тот начинает бить Девятаева в полную силу. Кутергин: вот теперь его точно убьют.

Девятаев приходит в себя в бараке. Над ним склонились товарищи: вставай, Миша!

Узники работают на аэродроме. Обессилившему Девятаеву Соколов дает кусок хлеба. Приземляется самолет. Оттуда выходит несколько немецких офицеров. Девятаев спрашивает Соколова, который их понимает, о чем говорят вновь прибывшие. Это гестапо, ищут кого-то. Девятаев: среди них Ларин, он было со мной в лагере. Надо бежать сегодня, иначе он меня узнает.

Узников выстраивают на плацу. Николай идет вдоль рядов, всматриваясь в лица заключенных. Рябой говорит стоящему рядом с ним Кутергину: запоминай мой адрес: Ленинград, улица Марата, 8, до… Зачем тебе? Когда Николай проходит рядом с Рябым, тот набрасывается на него с криком «Предатель!». Начинается суматоха, товарищи успевают перевести Девятаева на другое место в строю, мимо которого Николай уже проходил. Рябого избивают капо, уводят охранники.

Наступает время побега. С самого начала все идет не так. Клаус обедает, запершись в машине. Соколов пытается заколоть его ножом через окно, ему это не удается, начинается драка. Убить Клауса удается только объединенными усилиями беглецов.

Девятаев садится в кабину. Двигатели не запускается, приходится подзаряжаться от аккумулятора. Самолет не сдвигается с места, потому что узники забыли вынуть колодки из-под колес. Наконец, самолет выезжает из ангара.

Когда самолет проезжает мимо будки, в которой сидит охранник с пулеметом, Девятаев приказывает товарищам пригнуться. Рядом с ним сидит Соколов, который успел переодеться в форму Клауса. Девятаев выводит самолет на взлетную полосу и чуть не врезается в приземляющийся самолет.

Самолет разгоняется, но не может подняться в воздух. В конце полосы Девятаев разворачивается и едет обратно, чтобы начать разгон по новой. У него не хватает сил, чтобы управлять штурвалом.

На аэродром приезжает машина, в которой сидит Николай. Он обнаруживает тело убитого беглецами Клауса. Николай гонится на машине по взлетной полосе за самолетом Девятаева, стреляет в него из автомата, но на этот раз Девятаеву удается поднять самолет в воздух (ему помогают управляться со штурвалом товарищи). Дорогу самолету преграждает автомобиль, на котором приехал Николай, но Хейнкель успевает подняться на такую высоту, что не задевает машину. Николай смотрит вслед самолету: думаешь, улетел?

Над морем самолет начинает терять высоту, срывается в пике. В последний момент Девятаев вспоминает разговор с Николаем в лагере. Тот рассказал, что управлять рулем высоты надо при помощи рукоятки, расположенной под сиденьем пилота.

Самолет берет курс в сторону линии фронта. В кабине Девятаев обнаруживает секретные документы и карты. Он напевает песню «Любимый город». Внезапно в эфире ему отвечает Николай. Он преследует беглецов на истребителе. Девятаев предлагает друзьям разместиться в пулеметных башнях. Начинается воздушный бой. Девятаев предлагает Николаю лететь с ним за линию фронта. Тот отказывается: мы уже мертвецы, зачем нам возвращаться к живым? И что я скажу отцу? Давай, садись! Николай показывает Девятаеву жестом, что тот должен приземлиться.

У Николая заканчиваются патроны. Он выпускает шасси и пытается сверху протаранить ими самолет Девятаева. Тот приказывает снять с турели пулемет, принести его в кабину. Пулеметная очередь через фюзеляж бомбардировщика поражает истребитель Николая. Тот начинает падать. Николай просит у Девятаева прощения. Только не говори ничего отцу. Девятаев: не расскажу, обещаю. Самолет Николая падает и взрывается.

Хейнкель приближается к линии фронта. Ура, наши! Какие наши? Самолет-то у нас немецкий.

Советские зенитки подбивают Хейнкель, самолет начинает падать. Девятаев: приготовиться к жесткой посадке! Самолет падает в чистом поле. Беглецы выбираются наружу. Все целы. Интересно, на чьей мы территории? Появляются машины, из которых выпрыгивают бойцы в белом камуфляже. Это немцы, готовимся к бою! Бойцы кричат: хенде хох! Девятаев: не стреляйте, мы свои! Он передает командиру подразделения документы, найденные им в самолете.

Девятаев лежит на койке в госпитале. В палату заходит генерал со своей свитой. Он подсаживается к кровати Девятаева. Тот по карте, которую принес генерал, показывает, что и где находится на острове Узедом. Генерал пожимает руку Девятаеву: молодец, можешь сверлить дырочки на кителе.

Советские бомбардировщики атакуют остров, уничтожают пусковые установки ракет ФАУ-2.

После ухода генерала к Девятаеву подходит офицер НКВД. Можно с вами поговорить? Да, конечно. Как вам удалось так быстро освоить немецкий самолет? Его ведь невозможно так быстро изучить? Девятаев: да, было сложно. Следователь: не сложно, а невозможно. Немецкие летчики этому обучаются по полгода. А вы ведь летали на истребителе, а научились управлять бомбардировщиком. Вы ведь были в лагере для летчиков под Лодзью? И кто-то там ходатайствовал за вас перед руководством лагеря. Скажите, кто этот человек, и можете сверлить дырочки на кителе. Девятаев молчит. Что, не хотите рассказывать? Будем выяснять.

Казань, 1957 год. Ларин продолжает наседать на Девятаева: как тебе удалось выжить в лагере? Кто тебе помог? Девятаев: я обещал этого не говорить. Он с женой и детьми выходит из трамвая.

Закадровый голос Девятаева. 12 лет мне задавали этот же вопрос. Я не отвечал. Меня ежегодно вызывали на допросы, каждый раз я думал, что не вернусь домой. Но на этот раз меня вызвали в Москву.

Возле семьи Девятаевых останавливается машина, оттуда выходит офицер. Алексей спрашивает отца: ты же не предатель? Нет, конечно.

Закадровый голос Девятаева. На этот раз мне вручили высшую награду нашей страны. Может быть потому, что времена изменились. А, может быть, потому, что я не предал друга. Ведь ошибку может совершить каждый. Ошибки надо уметь прощать, а о подвигах забывать не стоит. Каждый раз в День Победы я ощущаю рядом со мной моих друзей. Соколов и Кутергин тогда сразу ушли на фронт и погибли через несколько месяцев при форсировании Одера. Немченко погиб при штурме Берлина. И мне все время кажется, что я в те моменты был рядом с ними.

Девятаев стоит на капитанском мостике корабля на подводных крыльях «Ракета». Рядом с ним жена и сын. Девятаев позволяет Алексею «порулить» судном, которое несется по Волге по направлению к Казани. На груди Девятаева Золотая звезда Героя Советского Союза.

Финальные титры. Секретные документы, которые были добыты Девятаевым, помогли создать первый искусственный спутник Земли. Тем самым, он открыл космическую эру.

Современные военные конфликты идут не по шаблону, заявил Путин

https://ria.ru/20211221/konflikty-1764714616.html

Современные военные конфликты идут не по шаблону, заявил Путин

Современные военные конфликты идут не по шаблону, заявил Путин — РИА Новости, 21.12.2021

Современные военные конфликты идут не по шаблону, заявил Путин

Современные военные конфликты идут не по шаблону, в них побеждает тот, кто принимает нестандартные решения, в России нужно готовить такие кадры, заявил. .. РИА Новости, 21.12.2021

2021-12-21T13:56

2021-12-21T13:56

2021-12-21T14:10

в мире

владимир путин

россия

безопасность

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156314/64/1563146483_0:228:3072:1956_1920x0_80_0_0_a3e01bc43d1a6b71704eba636c19b962.jpg

МОСКВА, 21 дек — РИА Новости. Современные военные конфликты идут не по шаблону, в них побеждает тот, кто принимает нестандартные решения, в России нужно готовить такие кадры, заявил президент РФ Владимир Путин.»Безусловно, на всех уровнях должны быть эффективные алгоритмы действий, передовая автоматика. Но, вместе с тем, мы видим, что современные военные конфликты проходят не по шаблону, в них, как и прежде, ключевая роль принадлежит командиру, очень многое зависит от его знаний, опыта, личных качеств. И побеждает тот, кто принимает действительно нестандартные решения», — сказал Путин на расширенном заседании коллегии министерства обороны РФ. «Поэтому в ходе оперативной и боевой учебы необходимо готовить именно таких разносторонне развитых во всех отношениях командиров. Они должны быть в кадровом резерве военноначальников, к ним нужно присматриваться и уже сейчас направлять, предоставлять возможности для дальнейшего карьерного роста», — отметил президент.

https://ria.ru/20211209/ukraina-1762979738.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21. img.ria.ru/images/156314/64/1563146483_341:0:3072:2048_1920x0_80_0_0_e21ee91f8d392e7cfdef9fb1ad8ec460.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, владимир путин, россия, безопасность

13:56 21.12.2021 (обновлено: 14:10 21.12.2021)

Современные военные конфликты идут не по шаблону, заявил Путин

Военная недостаточность: зачем в Белоруссию прибывают части из России | Статьи

Российские военные начали прибывать в Белоруссию на стартующие в феврале учения «Союзная решимость – 2022». Впервые туда перемещают дальнобойные комплексы ПВО и современные истребители Су-35С Восточного военного округа. По словам источников «Известий» в военном ведомстве, на маневрах отработают как борьбу с регулярными вооруженными формированиями, так и отражение угроз от террористических элементов, поддерживаемых из-за рубежа. По мнению экспертов, помимо боевой подготовки маневры могут быть аргументом на переговорах России с Североатлантическим альянсом.

Через всю страну

В настоящий момент замысел учений «Союзная решимость – 2022» утвержден, завершается разработка сценария предстоящих маневров, рассказали «Известиям» источники в военном ведомстве. Согласно утвержденным документам, на учениях отработают сразу несколько элементов. В том числе борьбу с регулярными вооруженными формированиями, а также отражение угроз от террористических и дестабилизирующих элементов, поддерживаемых из-за рубежа.

— Может сложиться такая обстановка, когда сил и средств региональной группировки будет недостаточно для гарантированного обеспечения безопасности Союзного государства, и мы должны быть готовы к ее усилению, — отметил на брифинге для иностранных военных атташе 18 января замминистра обороны России генерал-полковник Александр Фомин. — Совместно с белорусской стороной достигнуто понимание того, что для общей защиты необходимо будет привлечь весь потенциал военной организации государства.

В состав региональной группировки Союзного государства входят вооруженные силы Белоруссии и часть войск Западного военного округа России.

Фото: РИА Новости/Министерство обороны РФ

Внеплановые учения пройдут с 10 по 20 февраля на территории Белоруссии. По информации Минобороны России, с Дальнего Востока в Белоруссию впервые перебросят два дивизиона зенитных ракетных систем С-400 и дивизион «Панцирь-С». Технику доставят по железной дороге через всю страну. Это позволит определить, насколько готова к таким перевозкам транспортная инфраструктура.

Кроме того, как ранее сообщали «Известия», с аэродрома Дзёмги в Комсомольске-на-Амуре в Белоруссию перелетит эскадрилья из 12 современнейших многоцелевых истребителей Су-35С. Вместе с ними перебазируют и необходимую наземную технику для их обслуживания.

В пятницу в соцсетях появились видео прибытия в Белоруссию эшелона с оперативно-тактическим ракетным комплексом «Искандер-М».

По сценарию маневров союзники отработают действия в условиях дестабилизации обстановки, на фоне которой группы террористов попытаются захватить государственные объекты, рассказал «Известиям» военный эксперт Алексей Леонков.

— Войска отработают отражение внезапного нападения террористов, которым окажут военную поддержку из-за рубежа, а затем — разгром этих формирований, — пояснил он. — Подразделения Сил специальных операций будут уничтожать условных террористов, а сухопутные войска, десантники, силы ПВО и ВКС — отражать внешнюю агрессию. При этом используют опыт, полученный российскими и белорусскими подразделениями в ходе недавней миротворческой миссии ОДКБ в Казахстане: оперативная переброска и концентрация сил, охрана и оборона особо важных объектов. Скорее всего, эти же подразделения будут задействованы и на предстоящих учениях.

Многоцелевые истребители Су-35С

Фото: ТАСС/Владимир Гердо

Единая противовоздушная

Многоцелевые Су-35С из Восточного военного округа усилят патрули на внешней воздушной границе Союзного государства. Совместные полеты истребителей Су-30СМ двух государств вдоль воздушной границы начались в ноябре прошлого года. Несколько раз в них задействовали дальние бомбардировщики Ту-22М3 и стратегические ракетоносцы Ту-160 ВКС РФ.

После развертывания С-400 из Хабаровского края их интегрируют в единую систему ПВО Белоруссии и России.

Белоруссия входит в объединенную систему ПВО СНГ, рассказал «Известиям» бывший заместитель главкома ВВС по вопросам объединенной системы ПВО стран СНГ генерал-лейтенант запаса Айтеч Бижев.

— Зенитные ракетные комплексы С-300, которые остались у Белоруссии от Советского Союза, уже морально и технически устарели, — объяснил он. —

С-400 направляются на учения в порядке повышения боевых возможностей Союзного государства России и Белоруссии. Мы приводим силы к одному знаменателю. Не стоит забывать, что Белоруссия — это передовой форпост. С НАТО нос к носу стоит.

В ходе учений личный состав ПВО получит уникальные навыки переброски на большие расстояния — как железнодорожным транспортом, так и своим ходом. Войскам предстоит совершить марш, выйти в установленное время в заданный район, развернуться на незнакомой местности, включиться в общую систему противовоздушной обороны, наладить получение информации, привести технику в рабочее состояние. Обстановка будет максимально приближенной к боевой, будет учитываться опыт, полученный недавно в Казахстане — охрана и оборона объектов, аэродромов и т.п., отметил эксперт.

Учения НАТО в Польше, 2021 год

Фото: TASS/TOMASZ WASZCZUK

Привет, оружие!

Подготовка к учениям проходит в условиях серьезного кризиса в отношениях между Россией и Западом. Со стороны США и Европы звучат обвинения в намерениях вторгнуться на Украину. Руководство РФ эти утверждения полностью отрицает. Тем не менее НАТО начинает переброску дополнительных сил на границу с Украиной и усиливает военную поддержку Киева.

19 января президент США Джо Байден сообщил на пресс-конференции, что американское военное присутствие в Польше и Румынии будет увеличено. Ранее туда дополнительно перебросили более тысячи американских военнослужащих и боевую технику. В тот же день, выступая перед военными, французский президент Эммануэль Макрон заявил о готовности страны участвовать в миссии НАТО в Румынии, направленной на укрепление региональной безопасности. Речь идет о нескольких сотнях человек.

— У российской позиции на проходящих сейчас переговорах с НАТО будет сильная поддержка — в ходе учений будет показано, что мы можем быстро развернуться на границе, — рассказал «Известиям» президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. — Это попытка продемонстрировать оперативные возможности группировки войск на фоне предстоящих больших маневров НАТО в Арктике. Кроме того, это еще один аргумент для тех людей на Украине, которые призывают к активным боевым действиям.

Вооруженные силы Украины в связи с проведением учений Союзного государства начали переброску собственных подразделений на границу с Белоруссией. На видео, распространяемых в различных Telegram-каналах, замечены зенитно-ракетные комплексы «Бук-М1», следующие в сторону приграничных территорий.

Инженерные группы Государственной пограничной службы Украины строят вертолетные площадки на границе с Белоруссией.

По официальным заявлениям — для оперативной переброски сил резерва в случае экстренной ситуации. Также продолжается укрепление ограждений, начавшееся в ноябре прошлого года.

Фото: Global Look Press/Serhii Hudak

Страны Балтии со своей стороны ведут переговоры с США и Североатлантическим альянсом об увеличении численности контингентов стран – участниц НАТО на своей территории.

Глава Минобороны Литвы Арвидас Анушаускас на своей личной странице в Facebook разместил сообщение о том, что попросит НАТО защитить республику от российских военных, которые прибывают в Белоруссию на учения, потому что они представляют прямую угрозу для страны.

Также в социальных сетях появились кадры, на которых замечены перемещения американских танков Abrams и БТР к границе Союзного государства России и Белоруссии.

По данным британских СМИ, в минобороны страны обсуждают возможность в ближайшее время направить в Прибалтику и Польшу дополнительно сотни военнослужащих.

Великобритания за последние дни отправила на Украину около 2 тыс. современных противотанковых ракет NLAW, а чуть позже — около 30 военнослужащих Сил специальных операций для обучения украинских коллег. Кроме того, Госдеп США одобрил заявку стран Балтии на передачу Киеву управляемых ракет Javelin и зенитных Stinger.

О том, что Польша, Литва и Украина демонстративно стягивают военную технику и вооруженных силовиков к общей границе Союзного государства, заявляли официальный представитель МИД РФ Мария Захарова и президент Белоруссии Александр Лукашенко. Глава Белоруссии сообщил, что, по имеющейся у него информации, у приграничной зоны его страны на данный момент находится более 30 тыс. военнослужащих НАТО.

25 лучших отечественных фильмов о Великой Отечественной войне

Кадр из фильма «Мы из будущего»

Создание фильма о войне – это всегда столкновение нынешних людей с прошлыми событиями, попытка примерить на себя испытания, которые выдержали наши предки.

В «Мы из будущего», однако, это случилось не только за кадром, но и перед камерой. Главные герои фантастической картины Андрея Малюкова, некогда поставившего культовый боевик о десантниках «В зоне особого внимания», – молодые и циничные современные ребята, которые во время «черных раскопок» (они ищут награды и оружие военных времен, чтобы тайком их продать) чудесным образом попадают в 1942 год. Чтобы выжить и вернуться в свою эпоху, им приходится на время стать солдатами Красной армии и пережить то, над чем они прежде посмеивались. Суперпопулярный ныне Данила Козловский сыграл в «Мы из будущего» одну из своих первых звездных ролей.

Кадр из фильма «Звезда»

Четвертый фильм Николая Лебедева, будущего постановщика «Легенды № 17», – это вторая по счету экранизация одноименной повести Эммануила Казакевича. Казалось бы, в наш хит-парад стоило включить ленту 1949 года, снятую почти что по «горячим следам». Но поскольку картина Александра Иванова не так известна широкой публике, как многие другие советские ленты о войне, то мы предпочли ей более чем достойную постановку Лебедева.

Как и ее предшественница, она рассказывает о маленьком отряде советских разведчиков, которые летом 1944 года пробираются за линию фронта и ценой своей жизни добывают сведения о перегруппировке немецких резервов и готовящемся контрнаступлении.

Кадр из фильма «В августе 44-го»

При всем разнообразии фильмов о войне одна военная тема поднимается довольно редко и, как правило, в негативных тонах. Контрразведчики из СМЕРШ если и изображаются, то злобными параноиками, которые мешают честным солдатам и офицерам выполнять свой долг. Однако немецкие шпионы и диверсанты не были вымыслом советских «органов». Они существовали, наносили немалый вред, и кто-то должен был с ними бороться. Именно о такой, реальной борьбе рассказывает белорусско-российская картина Михаила Пташука, основанная на романе Владимира Богомолова «Момент истины». Действие фильма развивается на только что освобожденной территории Белоруссии, где трое офицеров СМЕРШ разыскивают шпионов, передающих по радио шифровки немецкому командованию.

Картина стала первой большой «взрослой» работой актера Владислава Галкина, который начал сниматься еще мальчишкой.

Кадр из фильма «Подвиг разведчика»

«У вас продается славянский шкаф?» – с этого странного вопроса (ну кому нужен шкаф в разгар войны?) началась славная история советских экранных разведчиков. До войны советские люди в кадре действовали «с открытым забралом» и оставляли шпионаж коварным капиталистам. Но немцы были столь страшными и опасными противниками, что победа над ними оправдывала даже тайное перевоплощение советского офицера в немецкого и поднятие с нацистами тоста «За нашу победу!». По нынешним временам лента Бориса Барнета может показаться наивной пробой жанрового пера, но это все равно восхитительная советская классика. Которая, кстати, вдохновлена реальным подвигом реального разведчика Николая Кузнецова, в ноябре 1943 года похитившего и ликвидировавшего немецкого генерала Макса фон Ильгена.

Кадр из фильма «Брестская крепость»

Советское и российское кино не раз рассказывало об обороне Брестской крепости (в частности, в картине 1956 года «Бессмертный гарнизон»), но сейчас самый известный и самый «смотрибельный» фильм на эту тему – российско-белорусская картина Александра Котта, выход которой пять лет назад наделал немало шума. Хотя профессиональные исследователи, как водится, нашли в «Брестской крепости» ошибки и неточности, это достаточно близкое к историческим фактам описание первых дней войны, увиденных глазами маленького мальчика – одного из немногих довоенных жителей крепости, которым удалось выбраться из немецкого окружения (прототипом главного героя фильма был реальный парнишка по имени Петя Клыпа).

Кадр из фильма «Женя, Женечка и «Катюша»

Если бы действие второй картины Владимира Мотыля (будущего режиссера «Белого солнца пустыни») развивалось в мирное время, она могла бы быть банальной романтической комедией о недотепистом интеллигенте, который постепенно завоевывает сердце суровой девушки, поначалу видящей в нем «маленького мальчика». Однако события фильма, основанного на повести Булата Окуджавы «Будь здоров, школяр», развиваются на фронте, и переплетение романтических приключений и военных испытаний превращает «Женю, Женечку и “катюшу”» в трогательное и трагическое полотно. Советские чиновники сочли ленту «вредной» и попытались сделать ее прокат как можно более ограниченным, но Мотыль все же добился того, чтобы зрители смогли увидеть картину и полюбить ее.

Кадр из фильма «Сталинград»

Создатели «Сталинграда» под руководством режиссера Федора Бондарчука потратили на эту картину 30 миллионов долларов, однако создали не эпическую «компьютерную» ленту о движении туда-сюда нарисованных танковых и пехотных колонн, а довольно-таки «интимное» повествование о маленьком отряде разведчиков, который во время обороны Сталинграда закрепляется в полуразрушенном здании неподалеку от Волги. Это был удачный художественный ход – наше кино почти всегда выигрывало, когда внимательно присматривалось к считаным персонажам и заглядывало к ним в душу, а не пыталось конкурировать с Голливудом по размаху спецэффектов. Впрочем, те эффекты, которые в фильме есть, более чем впечатляют.

Кадр из фильма «Кукушка»

Сосредоточившись на событиях на Западном фронте, наше кино обычно забывает, что у войны был и Северный фронт, где нам противостояли немцы и финны. Оно и понятно – если не считать блокады Ленинграда, основные события войны развивались вдали от границ СССР с Финляндией. Именно поэтому Александр Рогожкин смог снять такую картину, как «Кукушка». Трудно представить себе кино, в котором мудрая женщина примиряет немецкого солдата и советского офицера. Слишком уж велика к концу войны была ненависть между нашими народами. А вот между финном и русским примирение оказывается возможным – пусть и после череды порой нелепых, а порой и драматичных происшествий, связанных с тем, что никто из трех персонажей не понимает языка друг друга (главная героиня происходит из народа саами).

Кадр из фильма «Два бойца»

Военные картины, снимавшиеся во время войны, были в первую очередь пропагандой. Они создавались не ради «высокого искусства», а для поднятия боевого духа страны, и потому излишний драматизм в них не поощрялся, что позднее раздражало многих сторонников откровенной и мрачной «лейтенантской прозы». Тем не менее снятый в эвакуации, на Ташкентской киностудии фильм Леонида Лукова не был забыт сразу после Победы. Наоборот, он крепко врезался зрителям в память – благодаря душевности, с которой Марк Бернес и орис Андреев изобразили защищающих Ленинград и никогда не унывающих бойцов, одессита Аркашу и уральца Сашу. Исполненные в фильме Бернесом песни «Темная ночь» и «Шаланды, полные кефали» стали многолетними народными «хитами».

Кадр из фильма «Небесный тихоход»

Один из первых советских фильмов, поставленных сразу после войны, «Небесный тихоход» еще несет отпечаток военного времени, когда обязательно надо было снимать духоподъемное кино, напоминающее о победах, а не о потерях. Впрочем, зрителям полуразрушенной страны тоже нужен был экранный позитив, и военно-романтическая комедия о бравых летчиках обоего пола надолго стала любимицей публики. Поставил «Небесного тихохода» Семен Тимошенко, режиссер популярного довоенного футбольного фильма «Вратарь», а главные мужские роли в ней сыграли Николай Крючков и Василий Меркурьев, ярчайшие советские звезды своего времени.

Кадр из фильма «Судьба человека»

Сейчас Сергей Бондарчук преимущественно известен как постановщик грандиозной исторической эпопеи «Война и мирр», утершей нос Голливуду и удостоенной «Оскара» в категории «лучший фильм на иностранном языке». Однако его «современные» картины также заслуживают внимания и уважения. В частности, режиссерский дебют Бондарчука «Судьба человека», основанный на рассказе Михаила Шолохова и рассказывающий печальную историю солдата, который пережил все военные передряги, но потерял во время войны всю свою семью. Заканчивается картина, впрочем, трогательно и жизнеутверждающе – сыгранный самим режиссером главный герой уже после войны усыновляет маленького мальчика, также лишившегося родных.

Возмездие

Кадр из фильма «Живые и мертвые»

Роман-эпопея Константина Симонова «Живые и мертвые» зародился как беллетристическая обработка дневника писателя, военного корреспондента в годы войны, и потому книга получилась одним из самых откровенных и правдивых произведений о Великой Отечественной, какое только можно было опубликовать в 1960-х. Снятая Александром Столпером экранизация двух первых частей романа, охватывающая первые месяцы войны и Сталинградскую битву, вышла почти столь же достойной, как и исходное произведение. Сыгранный Анатолием Папановым генерал Серпилин произвел на Симонова столь сильное впечатление, что, когда он писал третью часть романа, изданную уже после выхода дилогии Столпера, он описывал в ней не столько «своего» персонажа, сколько героя Папанова.

Кадр из фильма «Иди и смотри»

Одержав победу в войне, Советский Союз хотел видеть себя воином-триумфатором, а не жертвой. Поэтому основной темой военного кино было противостояние нацизму, а не гибель беспомощных, ни в чем не повинных людей от рук захватчиков. Тем более шокирующим для нашей публики был фильм Элема Климова, демонстрирующий кошмарную расправу эсэсовцев и коллаборационистов над жителями белорусской деревни, виновной лишь в том, что в примыкающих к ней лесах прятались партизаны. Сценарий картины написал белорусский писатель Алесь Адамович, глубоко изучавший военную историю своего края и собиравший свидетельства чудом выживших очевидцев. Показательно, что в США «Иди и смотри» был воспринят как «перегиб палки» (мол, не могли быть немцы такими безжалостными чудовищами), а вот в Германии некоторые ветераны признали, что да, все так и было.

Кадр из фильма «Щит и меч»

Олег Янковский, Георгий Мартынюк, Валентин Смирнитский – все эти популярные советские актеры впервые прославились на всю страну благодаря четырехсерийному кинофильму Владимира Басова. Да, да, четырехсерийному кинофильму. «Щит и меч» пользовался таким огромным успехом, что зрители с готовностью оплачивали несколько билетов и часами сидели в кинотеатрах, наблюдая за подвигами внедренного в СС советского разведчика Александра Белова, известного нацистам как Йоганн Вайс. Это был собирательный образ, но основным источником вдохновения для авторов картины был действовавший на Украине разведчик Александр Святогоров. Его сыграл Станислав Любшин, приглашенный на эту роль из-за своего умного взгляда и привлекательной, но отнюдь не богатырской внешности. Блестящий разведчик должен был быть на экране не супергероем, а тонким психологом и мастером манипуляции.

Кадр из фильма «Баллада о солдате»

«Он мог бы стать замечательным гражданином. Он мог бы строить или украшать землю садами. Но он был и навечно останется в памяти нашей солдатом. Русским солдатом» – этими словами автора заканчивается блистательная картина Григория Чухрая. Она начинается с фронтового подвига главного героя, но в основном показывает Алешу Скворцова в «мирной» жизни в тылу, куда он уезжает, попросив вместо ордена короткий отпуск. Алеша едет домой, чтобы повидать маму, однако он проводит куда больше времени со случайными попутчиками и знакомыми. И зрители видят, что это в самом деле замечательный парень, который мог бы жить и жить и годами творить добро. Если бы война не отняла у родных, страны и всего человечества самого Алешу и миллионы таких же славных, добросердечных ребят.

Кадр из фильма «Свои»

Единственная российская картина, которую мы сочли достойной лучшей десятки нашего хит-парада, «Свои» – полотно Дмитрия Месхиева, повествующее о трех взятых немцами в плен советских военных (чекист, политрук и солдат-снайпер), которые сбегают во время марша и прячутся в деревне, где старостой служит отец младшего из героев. Пожилой мужчина соглашается спрятать сына и его сослуживцев, но это решение дается ему нелегко. Ведь за укрывание беглецов немцы безжалостно расстреливают, а защищать чекиста и политрука бывшему кулаку нет никакого резона… Украинский актер Богдан Ступка сыграл у Месхиева одну из своих лучших ролей. Картина была удостоена пяти наград Московского международного кинофестиваля, включая главный приз «Золотой Георгий», который вручается лучшему фильму конкурсной программы.

Кадр из фильма «Проверка на дорогах»

Своими последними фильмами, выпущенными после распада СССР, Алексей Герман создал себе репутацию артхаусного режиссера, чьи мутные и невнятные картины могут оценить лишь самые преданные поклонники нестандартного кино. Начинал Герман, однако, с совсем других постановок – порой тяжелых, но всегда понятных и выстроенных по законам традиционной драматургии. Именно такая картина стала его главным военным шедевром. «Проверка на дорогах» рассказывает о бывшем военнопленном, который ранее добровольно перешел на сторону немцев, а теперь пытается искупить свою вину кровью в партизанском отряде. Фильм был запрещен сразу после его создания за «дегероизацию народного сопротивления врагу», и не все оценили его по достоинству, когда в 1986 году его все же допустили к зрителям, потому что в то время от запретного кино ждали большей крамолы. Но теперь ясно, что это замечательная, глубоко психологичная постановка на очень скользкую тему.

Кадр из фильма «Они сражались за родину»

Если «Судьба человека» была историей одного персонажа и его семьи, то в более поздней картине Сергея Бондарчука свыше 20 ярких ключевых героев – солдат и офицеров из стрелкового полка, который защищает подступы к Сталинграду и вынужденно отступает под немецким напором. Экранизация тяжелого, отнюдь не напропалую героического романа Михаила Шолохова стала последней экранной работой актера и режиссера Василия Шукшина. Шукшин скончался во время съемок, и потому в двух незавершенных сценах его подменил актер Юрий Соловьев. По опросу журнала «Советский экран», это была лучшая советская картина 1976 года.

Кадр из фильма «Отец солдата»

Из всех «неславянских» советских картин о Великой Отечественной войне в платиновый фонд нашего кино вошла лишь одна лента – фронтовая драма грузинского режиссера Резо Чхеидзе, основанная на военных воспоминаниях сценариста Сулико Жгенти. В его отряде вместе с молодыми ребятами воевал пожилой колхозник, который, несмотря на свои годы, был крепче и выносливее сослуживцев и который находил время и силы, чтобы опекать солдат, годившихся ему в сыновья. Чхеидзе и Жгенти воспели этого удивительного человека в образе грузинского старика-виноградаря, который приезжает на фронт, чтобы повидать сына, записывается в армию добровольцем и с боями доходит до Берлина, поражая окружающих своей душевной силой и крестьянской мудростью. Это, вероятно, лучшая роль в кино выдающегося грузинского актера Серго Закариадзе.

Кадр из фильма «Восхождение»

Военное кино – традиционно мужской жанр, но из любого художественного правила есть замечательные исключения. «Восхождение» создала украинская постановщица Лариса Шепитько, которая нелепо погибла в автокатастрофе как раз тогда, когда после «Восхождения» о ней заговорили как о гении отечественного кино. Ее лента рассказывает о двух белорусских партизанах, которые попадают в руки к немцам. В то время как один из них выдерживает все пытки и погибает героем, другой предает товарищей и соглашается записаться в полицаи. Когда картину увидел Петр Машеров, первый секретарь ЦК компартии Белоруссии и бывший партизан, он, как говорят свидетели, плакал навзрыд, не стесняясь своих подчиненных. Благодаря этому картина, которую цензоры порывались запретить, все же вышла в прокат. Он стала первым советским фильмом, удостоенным «Золотого медведя», высшей награды кинофестиваля в Берлине (в то время – в Западном Берлине).

Кадр из фильма «…А зори здесь тихие»

Нас весьма впечатлила недавно вышедшая новая экранизация повести Бориса Васильева, но пока ее рано включать в подобные хит-парады. Так что классическая лента Станислава Ростоцкого вне конкуренции. Хотя она наверняка выиграла бы состязание, даже если бы картина Рената Давлетьярова была вправе в ней участвовать. Многолетняя зрительская любовь, номинация на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», колоссальные сборы в советском прокате… Ничего этого новая экранизация пока не добилась. Напомним, что в обеих трогательных и пронзительных лентах речь идет о маленьком отряде девушек-зенитчиц из тылового подразделения, которым приходится охотиться в северных лесах на немецких диверсантов, превосходящих их по численности и подготовке. Борис Васильев написал «…А зори здесь тихие» специально для того, чтобы напомнить молодежи, что в войне участвовали не только парни, но и девушки. И у него это превосходно получилось.

Кадр из фильма «Семнадцать мгновений весны»

Это хит-парад фильмов, а не фильмов и телесериалов, но мы не могли обойти стороной «Семнадцать мгновений весны» Татьяны Лиозновой. Стишком уж это грандиозный феномен в истории советской массовой культуры, поистине «культовое» произведение в изначальном смысле слова «культовый». Да, это было далеко не первое обращение советских режиссеров, сценаристов и актеров к теме «советский разведчик в тылу врага». Но никто не раскрыл эту тему так виртуозно, как Лиознова, автор романа «Семнадцать мгновений весны» Юлиан Семенов и актер Вячеслав Тихонов. И никому больше не удалось создать не просто замечательного экранного разведчика, а персонажа, который стал популярным героем анекдотов и именем нарицательным.

Кадр из фильма «Летят журавли»

За всю историю советского кино лишь один фильм удостоился «Золотой пальмовой ветви», высшей награды Каннского кинофестиваля. Практически безукоризненная и операторски новаторская психологическая драма Михаила Калатозова не просто показала всему миру высший класс режиссуры. Она оказалась одной из ключевых картин хрущевской «оттепели», когда цензоры разрешили затрагивать многие прежде замалчивающиеся темы. Главной темой «Журавлей» стали душевные метания молодой главной героини, которая, проводив жениха на фронт, со временем выходит замуж за другого парня, а затем осознает, что ошиблась и что должна дождаться того, за которого собиралась замуж до войны. Она еще не знает, что ее любимый погиб… В основу фильма была положена пьеса Виктора Розова «Вечно живые».

Кадр из фильма «Иваново детство»

Немного найдется в истории кино таких дебютов, как «Иваново детство» Андрея Тарковского. Картина о 12-летнем мальчике, который после гибели матери стал фронтовым разведчиком, сражает зрителей наповал. Это и напряженная военная драма, и реквием по похищенному и расстрелянному детству. Недаром фильм называет героя «Иван», а не «Ваня». Герой Николая Бурляева уже не мальчик – это до времени повзрослевший мужчина, который лишь в своих снах может жить жизнью 12-летнего паренька. Был бы Иван Ваней, он бы переживал из-за ссор с друзьями и плохих отметок, а не из-за описания немецкой диспозиции и перечисления фашистских зверств. «Иваново детство» было удостоено «Золотого льва», главного приза кинофестиваля в Венеции. Бурляев позднее снялся у Тарковского в «Андрее Рублеве», еще одном блистательном фильме о жизни в кровавую и безжалостную эпоху.

Кадр из фильма «В бой идут одни «старики»»

Если бы учитывали только художественные критерии, фильм Леонида Быкова вряд ли взобрался бы на высшую ступеньку нашего хит-парада. «Летят журавли» и «Иваново детство» – более художественно сильные ленты. Но мы учитывали не только это, а еще и зрительскую любовь, роль картин в советской и российской культуре, те мысли, которые фильмы стараются донести до зрителей… И «В бой идут одни “старики”» вышел победителем. Прежде всего, потому что, когда мы думаем о наших воевавших родных, мы представляем их себе такими, как военные летчики из картины Быкова, – смелыми, решительными, умеющими весело расслабиться в минуты отдыха… И при этом глубоко человечными, не стальными «рыцарями без страха и упрека», а простыми парнями, сельскими и городскими, которых Родина-мать позвала на защиту их земли, их семей, их любимых. Да, это не самое талантливое, не самое глубокое и не самое трагичное военное кино из всех когда-либо снятых в нашей стране. Но оно самое душевное и самое любимое зрителями. И для нас это важнее всего.

Современные поэты о войне 1941-1945

ДЕНЬ ПОБЕДЫ
 
Увы, нечасто встретишь ветерана,
Дожившего до современных смут.
Немалые года, былые раны
Уводят их на самый высший суд.
 
Прошедшие дороги всех режимов,
Они вершат торжественный парад
По памятной брусчатке на машинах,
А не пешком, как много лет назад,
 
Когда сжималось время под прицелом,
Когда грозила вражья кабала,
И был приказ, и Родина велела,
И падал пот в морозный день с чела.
 
Сумеет ли найти в своих анналах
Иной народ такие времена,
Когда на неприятеля вставала
Единым фронтом целая страна?
 
А тут – живьем, проснувшись спозаранку,
Участник на трамвай идет, спеша,
И не вмещает орденские планки
За модой не угнавшийся пиджак.
 
Прищурившись от утреннего света
И с палочкой (куда же без нее?)
Идет солдат, держа в руках Победу –
Нетленное наследие свое.
Станислав Гуляев
2009
 
 
С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
 
Поздравляем сегодня героев-отцов
Всех военных, трудящихся тыла!
Поздравляем проливших за Родину кровь
И отдавших последние силы!
 
Соболезнуем павшим, им память на век,
И на все времена в сердце нашем!
Поздравляем с Победой сегодня и тех,
Кто в числе без известья пропавших!
 
Поздравляем живых, тех, кто с нами сейчас,
Вас заботами пусть окружают
Ваши правнуки, внуки и сыновья,
И все те, кто Вас любят и знают!
Дмитрий Румата
2008
 
ВОЙНА 41 ГОДА
 
Пропахшие порохом тучи неслись,
пролившись свинцом с небосвода.
«Ни шагу назад… И ни пяди земли…»
– Касается каждого взвода.
 
Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,
бои – на пороге столицы:
бессонные ночи, кровавый закат,
суровые, скорбные лица.
 
Часы отступлений, как вы нелегки!
Ведь каждый считал – он виновен…
И только на Волге, у кромки реки,
был враг, наконец, остановлен.
 
А дальше – сраженья и ночью, и днем
за каждую русскую хату.
Приказ был: – на Запад, под шквальным огнем.
Всё было под силу солдату.
 
Свобода тому лишь до гроба верна,
кто предан идее народа.
Священная шла, мировая война, –
Война сорок первого года.
Влад Снегирев
2011
 
В ЗЕМЛЯНКЕ
 
Басы зениток ночью не слышны.
Опять дожди. Затишье. Мы в землянке
сидим, слегка уставши от войны
и от ее изгаженной изнанки.
Уже затихла хриплая гармонь.
Солдат читает, глядя на огонь:
 
«Мать и сыны сравнялись в грозный час.
Москва моя, военною судьбою
мы породнились, не смыкая глаз
ты в эту ночь, как мы, готова к бою».
Вдали разрыв. Наверное – фугас.
«Товарищ Сталин! Слышишь ли ты нас?»
 
Идет рассвет, в землянке всё тесней.
Пришли ребята даже из штрафбата.
Но стал короче список черных дней.
Позвольте, здесь опять его цитата:
«Но сыну было, — пусть узнает мать, —
Лицом на Запад легче умирать».
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Константин Симонов)
2013
 
ПИСЬМО СЫНУ
 
Я знаю ты на линии огня
лицом к врагу – он подлый и ужасный.
Ты был надеждой светлой для меня —
единственный, желанный и прекрасный.
А враг глумится над отчизной нашей.
Будь тверд в бою, отважен и бесстрашен.
 
Не жди, пока укутают снега
всю землю – от Днепра и до Урала.
Убей его, сейчас убей врага!
Он ненасытен и ему всё мало.
Будь прокляты фашистские злодеи.
Молю тебя – нажми курок скорее.
 
Мы отошли от Ветхого завета.
У нас теперь одно лишь чувство – Месть.
Он мертв уже – благодарю за это!
Я от тебя лишь эту жажду весть.
С лица земли их будет сотни стертых
врагов – за каждого из наших мертвых.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Вера Инбер)
2013
 
ПОСЛЕ БОЯ
 
«Смерть на войне обычна и сурова»,
она везде: в огне, в дыму – кругом.
И мы молчим. Копаем яму снова,
всю боль потерь оставив на потом.
 
Сердца сгорели, не оставив пепла.
Мир груб и прост. Он не жалеет нас.
В бреду войны душа уже ослепла,
лишь вьюга смерти на сетчатке глаз.
 
Я был с ним рядом. И в одном окопе
делил с ним хлеб и горе пополам.
«Он не дожил, не долюбил, не дóпил»,
родных своих оставив где-то там.
 
«Он умирал. И, понимая это,
Смотрел на нас и молча ждал конца».
Теперь мы ждем холодного рассвета
«и будем плакать каплями свинца».
 
Забыл сказать – мы родом из штрафбата:
отбросы, шваль и прочие зека.
За отчий дом и за тебя, солдата,
мы отомстим. Ты отдохни пока.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Михаил Дудин)
2013
 
БЛОКАДНЫЙ ЛЕНИНГРАД
 
Печаль войны всё тяжелей, всё глубже,
всё горестней в моем родном краю.
В кольце блокады, голоде и стуже
я город свой родной не узнаю.
 
Он в тишине предбоевой, печали,
нигде – ни звука и не слышно птиц.
Какие дни тревожные настали!
Фашисты ждут, что мы склонимся ниц.
 
Да не падет на этот дом родимый
позор бесчестья, плена и плетей.
Мы защищаем город наш любимый
всей силой сердца и любви своей.
 
И, крылья мечевидные расправив,
прославленная в песнях и веках,
над нами встанет бронзовая слава,
держа венок в обугленных руках.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Ольга Бергольц)
2013
 
ВЕТЕРАНЫ
 
Немного осталось из тех, кто в боях
прошли до Берлина полсвета –
в мороз и пургу, через горе и страх.
Пусть вспомнят живые про это.
 
Так было: внезапно настала война.
Пришли небывалые беды.
И всё, что могла, отдавала страна
для фронта, для славной победы.
 
И каждую пядь нашей русской земли
смочили мы кровью и потом.
Но правду враги здесь сломить не смогли,
не справились с гордым народом.
 
Все дальше и дальше, на Запад – вперед
идут и идут батальоны.
Нас Родина наша к победе зовет:
«огонь, — не жалея патроны!»
 
Но вот и Рейхстаг, день фашистский померк
и фрицы кричат: «Рус, сдаемся!»
Мы эту войну будем помнить вовек.
Клянемся… Клянемся… Клянемся!
 
Нельзя про такое забыть никогда.
Что может быть лучше на свете,
чем мирное небо, в огнях города
и наши прекрасные дети?
 
Солдат, вспоминая свой путь до конца,
заплачет скупыми слезами.
А павшие живы все в наших сердцах, –
безмолвно стоят рядом с нами.
2010
 
ПОБЕДЫ ПРАЗДНИК ВЕЛИЧАЛЬНЫЙ
 
Нам май принес улыбки мира,
Улыбки счастья и весны,
И этот мир беречь должны мы,
Чтоб больше не было войны.
 
Пусть на любом конце планеты
И днем и ночью, в час любой
Спокойны будут наши дети
И люди сохранят покой.
 
Уж сединой виски покрылись –
Ведь вы у времени в плену.
Ах, ветераны, ваша юность
Перехлестнула ту войну.
 
Ушли в небытие иные,
Другие в памяти людской,
И те немногие живые…
Какой измерить все ценой?!
 
Склоняем головы в молчаньи –
Мы этой памяти верны
Ушедших судеб изначалью,
Что не для смерти рождены.
 
Пусть не звучит набат прощальный,
Пусть салютуют в вашу честь
Победы праздник величальный,
Покуда жизнь на свете есть!
Галина Куткова
2009
 
УХОДЯТ ДЕТИ НА ВОЙНУ
 
Жалко хлеба, в полях
Всё пожаром сожгло!
И ушли сыновья,
Опустело село!
 
И ушли сыновья
За победу стоять,
И сама не своя
Дожидается мать!
 
И сама не своя
Ждёт любовь у окна!
Опустела земля,
Всё забрала война!
 
Опустела земля,
Обеднела зерном,
Принимает в себя
Поколенье-звено!
 
Принимает в себя
Сыновей и мужей!
От агоний огня
Стало душно душе!
 
От агоний огня
Сыновьям не страдать!
Мне б сейчас на коня! –
Убивается мать!
 
Мне б сейчас на коня!
В жаркий бой налететь!
Чтобы вражья броня
Не давила детей!
 
Чтобы вражья броня
Рассыпалась как прах,
И смотря на меня,
Позабыли бы страх.
 
И смотря на меня,
Проще было б вдвойне
Им врага прогонять,
И не сгинуть в войне!
Дмитрий Румата
2008
 
 
* * *
 
Холодной разорванной ватой
На север плывут облака,
Как будто взорвалась граната
Полуночного сквозняка.
 
Да только меня не убило,
И ветром не унесло,
Другого в куски изрубило,
Листвой молодой занесло,
 
Укрыло сиреневым цветом,
Омыло весенней слезой,
Что очи его до рассвета
Горят неземной бирюзой.
 
Холодной разорванной ватой
Плывут и плывут облака,
Не стало сегодня солдата,
Товарища и земляка.
Ингварь Жуков
1992
 
О НАС ПОЮТ И ПРАЗДНУЮТ ПОБЕДУ
 
«Товарищ старший лейтенант,
Не отправляйте в медсанбат!
Пусть я контужен, всё равно я роте нужен!
Там, в будущем когда-нибудь,
Ещё успеем отдохнуть,
Когда почувствуем, что враг обезоружен.»
 
Мне командир кивнул в ответ
И дал мне пару сигарет.
Но докурить я не успел, опять атака.
Там, в будущем, известный факт —
Не будет никаких атак,
И не посмеет лаять ни одна собака!
 
Там, в будущем, другой порой,
У всех всё будет под рукой:
Дом, телефон, а может даже и машина…
Ну, а пока мы в бой идём
Под шквально-проливным огнём.
За нашу Родину! За мать, жену и сына!
 
За Ленинград! За Сталинград!
…а «тигры» прут, как на парад.
И я подумал: «Хрен тебе, а не парады!
Там, в будущем, — пройдёт война —
Запомнят наши имена!»
И сполз под танк с противотанковой гранатой.
 
Я показал кулак врагу,
Зубами выдернул чеку,
Закрыл глаза… Мгновенье вытянулось в вечность.
Такое в век бывает раз:
Граната не разорвалась.
Зачем о будущем мечтал я так беспечно?!
 
Мне бы хотя б один патрон —
Я бы ушёл из жизни вон!
Нет, я живым не сдамся в плен! Погибну в драке!
Да кто-то сзади от души
Меня прикладом приложил,
Упал лицом я в чернозём. Очнулся – лагерь…
 
Там пять эсэсовских юнцов
Мне долго правили лицо.
И издевался лагерфюрер толстобрюхий.
Так тявкал — брызгала слюна,
Да я не слышал ни хрена:
После контузии оглох на оба уха.
 
Прости меня, моя семья,
Но не сумел сдержаться я,
Взял, да и плюнул в это рыло поросячье!
Тогда он «люгер» свой достал. ..
И снова в памяти провал,
В котором — дом, жена, сынишка в люльке плачет…
 
Потом куда-то повели.
А снег бомбёжкой всё валил.
Но, крася путь от ног босых кровавым следом,
Я верил: Гитлеру — капут!
Там, в будущем.., уже живут!
О нас поют! И празднуют Победу!
Артур Арапов
Апрель-май 2009
 
1941 – 1945
 
Что мы знаем о войне?! – Немного…
По рассказам бабушек и мам
Знаем, что надежда и тревога
Об руку ходили по домам.
 
Слухи зависали, как знамена.
Дымом застилался горизонт.
Многоверстный и многоименный
Жаждал крови ненасытный фронт.
 
А из тыла за волной волна
Шла латать верховные промашки:
Всасывала мальчиков война –
И выплевывала мертвые бумажки.
 
Каждый шаг – к победе ли, к беде, –
Сводки измеряли расстояньем.
Даже самый распобедный день
Был кому-то вечным расставаньем.
 
Годы возвращающий экран,
Очевидцев честные романы –
Все равно останутся обманом:
Ссадины не заменяют ран.
 
Только изредка за толщей дней
Вдруг всплеснёт сирены голос лютый,
Замирая криками детей –
И застынет сердце на минуту…
Михаил Галин
1966 г.
 
22 ИЮНЯ
 
Дыма черная десница
Распростерлась над землей,
На полях горит пшеница,
Разъярив июньский зной,
 
Суетливо птицы кружат
Над расстрелянным селом,
Будто панихиду служат,
На восход крестясь крылом,
 
Едкий дух застывшей боли,
Сон кошмарный, — нынче быль,
Жаждет свежей русской крови
Змей стальной, утюжа пыль,
 
Сбиты главы у собора,
В грозном, приторном чаду
Древний Спас взирает скорбно
На тевтонскую орду,
 
Страшной карой за безверье
Русским новая война,
Выпить чашу искупленья,
У которой нету дна,
 
Гарью горизонт замаран,
До победы путь далек,
Сатанинская армада,
Выполнять веленье ада
Марширует на восток.
Сергей Байбара
2007
 
 
МНЕ БЫ ДОЖИТЬ ДО СМЕРТИ
 
Мне бы дожить до лета,
Повоевать в тепле…
Арсений Платт
 
С флангов попёрли, черти,
Минами теребя,
Мне бы дожить до смерти,
Не растеряв себя.
 
В центре стальная каша,
Вьётся по кругу смерч,
Танками землю пашем,
Чтоб семенами лечь.
 
И пулеметы с тыла
Тупо не прячут рыл.
Что-то до боя было,
Только я все забыл.
 
Штурмовики заходят
Брить нас в пике свинцом,
Хоть и не трус я вроде,
Падаю в грязь лицом.
 
Но подниматься надо,
Чтобы гореть в огне.
В небо уже не падать
Вместе с тобою мне,
 
Не уходить тропою
Росной по следу в лад…
Воздух расколот воем,
Ветром распахнут ад.
Борис Булатов в соавторстве с Арсением Платтом
2009
 
ДЕДУ
 
Недавно заказал отпевание в церкви своего деда Кириллова Степана Кузьмича,
погибшего в Великую Отечественную. Ему посвящаю.
 
В грудь навылет раненый смертельно
Ты упал еще в начале боя,
Крепко сжав в ладони крест нательный,
Обнявшись с растерзанной землею.
 
А вокруг беззвучно в клубах дыма
Рвали воздух пули и снаряды,
И душа солдатская незримо
Отошла. Лишь звякнули награды.
 
А потом под пение лопаты
Было тело бренное зарыто,
И ушла на Суд душа солдата,
Ни молитв тебе, ни панихиды.
 
Много лет она страдала в муках
Неприкаянна и неотпета…
Дед, ведь ты намного младше внука,
Если внука называют дедом.
 
Я сегодня «О упокоении»
Подаю священнику записку.
Ты прости нас, воин убиенный,
Ныне — новомученик Российский.
Василий Кириллов
2009
 
ВЫЖИВШИМ ВЕТЕРАНАМ
 
Пуля в землю и в песок,
В дерево и камень.
Повезло тебе, браток,
Бог пехоты с нами!
 
Ни осколок, ни шрапнель,
Ни фугас, ни мина –
Вся стальная канитель
Пролетела мимо.
 
Амуниция в чаду,
Сам – от пепла серый:
Грелся в боевом аду
Комсомольской верой.
 
Щедро сдобрена земля
Кровью и слезами.
Те, кого она взяла, —
Все перед глазами.
 
В поле звёзды и кресты,
Фото и таблички,
Среди них проходишь ты
Как на перекличке.
 
Смотрят слепо жёны вслед,
Взгляд сухой отводят…
Мы-то вдовы, наших – нет,
Ну а «этот» бродит!
 
Без надежды чья-то мать
Теребит платочек:
Может, довелось видать
Моего, сыночек?
 
Душу рвёт чужая боль,
И своей – не меньше;
Слёз не пролитая соль
Одиноких женщин.
 
Он же смерть – как вас встречал,
Не играл с ней в прятки!
Не судите сгоряча
Выживших, солдатки…
 
Пуля в землю и в песок,
Дым – в седое небо.
Повезло тебе, браток,
Если ранен не был.
Борис Катковский
2009
 
ДЕД
 
Он жизнь-то толком не узнал,
Он в ней едва лишь оперился:
В июне свадьбу он сыграл,
А сын у мертвого родился.
 
Он написать едва успел
Одно письмо супруге с фронта,
Но со стены на нас смотрел
Всегда, после любых ремонтов.
 
Он форму не успел обмять
Для снимка: мешковата слишком…
Так странно дедом называть
Его – совсем еще мальчишку.
 
Он слишком юн был для того,
Чтобы героем притворяться…
Я старше деда своего,
А мне всего лишь девятнадцать.
Великжанин Павел
2010
 
МАЙ СОРОК ПЯТОГО
 
Увидел фото солдат и матросов, сидящих у Рейхстага.
На лицах не было радости, а видна была усталость.
 
Май сорок пятого. Победа.
Усталость. Тяжесть рук и ног.
Ее так ждали наши деды,
Прошел уже немалый срок.
 
Четыре года перестрелок,
Бомбежек, яростных атак.
Тупая боль сковала тело.
Все! Сдался вражеский Рейхстаг!
 
Ценою миллионов жизней,
Сгоревших сел и городов,
Повергнута чума фашизма.
Ценой могил, ценой крестов.
 
В руках держали папиросы,
Уже не в силах прикурить.
Сидят солдаты и матросы,
Сумевшие тогда дожить.
Юрий Шмидт
2008
 
* * *
 
Был черный хлеб, что слаще сдоб,
Был ратный труд, простой и страшный:
На фронте пашней пах окоп,
В тылу окопом пахла пашня.
 
Впрягались бабы в тяжкий плуг,
И почва впитывала стоны.
Мукою, смолотой из мук,
На фронт грузились эшелоны.
 
А там своя была страда,
И возвращались похоронки
В артели вдовьего труда,
В деревни на глухой сторонке.
Великжанин Павел
2006
 
* * *
 
Не смею говорить я о войне,
Но я скажу – есть родственная память,
Не дай нам Бог увидеть и во сне
Того, что было пережито Вами!
 
Не смею говорить я о любви,
Я не прощался с милой под «Славянку»
Не разлучали с нею нас бои,
Снаряды, самолёты, танки!
 
Не смею говорить я о беде,
Не иссыхал от голода в блокадном!
Но я скажу о крашеной звезде,
Что от дождя ржавеет на Отрадном.
 
Но я скажу о слёзах матерей,
Что у окошка не дождались сына!
Но я скажу, товарищ мой, налей
За дедов и отцов седины!
 
Но я скажу, товарищ, поклонись
Защитникам отечества – России,
И постарайся лучше сделать жизнь
Для тех, кто в жертву жизни приносили!
 
Ни слова Вам не скажет о войне
И тот, кто в ней прошёл все муки ада!
Прошу, друзья, сейчас, поверьте мне,
Его про это спрашивать не надо…
Дмитрий Румата
5 мая 2008 года
 
РВЕТ МНЕ ДУШУ СОСЕДА ГАРМОШКА
 
Рвёт мне душу соседа гармошка,
Бабы, словно на похоронах,
Воют так, что сто грамм на дорожку
Расплескались в дрожащих руках.
 
-Полно бабы, ну что за поминки?!
Не к лицу вам живых отпевать.
Нам война, это так, для разминки,
В хвост и в гриву врага будем гнать!
 
Мать слезу промокает платочком,
Молча, в сторону смотрит отец,
А в углу Божья Матерь сыночку
Примеряет терновый венец.
 
За порогом теснятся ребята,
Друг Серега толкает,- «Пойдём!»
И, мехами вздохнув виновато,
Замолкает соседа гармонь.
 
Крест нательный, харчи на дорогу.
На мгновенье притихла родня…
И молитва от бабушки к Богу,
Чтоб вернул невредимым меня.
 
……………………..
 
Мать слезу вытирает платочком,
Желваками играет отец…
Похоронка пришла на сыночка,
Жизнь окончена, счастью конец.
 
На деревне играет гармошка.
У соседа растут сыновья
И 9 Мая Серёжка
Поминает с семьёю меня.
Ностальгия
2009
 
ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ
 
Вечный огонь. Александровский сад.
Вечная память героям.
Кто же он был, неизвестный солдат,
Чтимый Великой страною.
 
Может, он был, еще юный курсант,
Или простой ополченец.
Может, убит потому, что не встал
Перед врагом на колени.
 
Может, в атаку он шел в полный рост,
Пуля в излете достала.
Или он был неизвестный матрос,
Тот, что погиб у штурвала.
 
Может, был летчик, а может танкист;
Это сегодня не важно.
Мы никогда не прочтем этот лист,
Тот треугольник бумажный.
 
Вечный огонь. Александровский сад.
Памятник тысячам жизней.
Вечный огонь — это память солдат,
Честно служивших отчизне.
Юрий Шмидт
2006
 
САЛЮТ ГЕРОЯМ
 
Салют взрывает тишину
Палитрой красок в небе синем.
Давно прошедшую войну
Не забывает вся Россия.
 
Все дальше с каждым годом Брест,-
Он вел отчаянную битву.
Но память, как над Храмом крест,
Как всеединая молитва.
 
Мы верим, что родная Русь
Своих героев не забудет.
Во славу им сегодня пусть
Грохочут тысячи орудий.
Юрий Шмидт
2008
 
СЫТОЕ МЫ ПОКОЛЕНИЕ
 
Отодвинула завтрак презрительно.
— Не умеешь готовить! Не вкусно!
Что за пища?! На вкус — отвратительно!
Кислый творог, сырая капуста…
 
Как-то сразу нахмурилась бабушка,
Задрожали предательски губы.
— Нас война, разносолом не балуя,
Приучила настойчиво, грубо…
 
Полуголые, полуголодные,
Ели всё мало-мальски съедобное.
То, что собрано с поля бесплодного –
Слаще мёда и хлебушка сдобного.
 
Только тюря, гнилая картошечка,
Да и то понемногу, не досыта,
Со стола собирали все крошечки.
И заплакала… Долго. Изношенно.
Лариса Луканева
2008
 
 
* * *
 
Не решаюсь писать почему-то,
Слишком горькая, видимо, тема.
Но для многих-то нынче, как будто,
Наша память – совсем не проблема.
 
По соседям карабкаясь выше,
По-акульи хрустя челюстями,
Криков здравого смысла не слыша,
А историю зная – частями,
 
Нахватались словечек: «совдепы»,
«Коммуняки», «совки» – и забыли,
Как горели приволжские степи,
И решалась судьба: или – или…
 
То ли жить нашей Родине вечно,
То ли сгинуть в позоре бесславном…
Ах, как время, увы, быстротечно,
Ах, как память порой неисправна…
 
Вот и стали мешать обелиски
На порушенной братской могиле…
Наплевать присосавшимся к миске,
Как «совдеповцы» Гитлера били,
 
Как вставали тогда «коммуняки»
В полный рост из окопов под пули,
Шли «совки» в лобовые атаки…
И ни тех, ни других – не согнули!
 
Потому и пишу, чтобы дети,-
Наше самое в жизни святое,
Никогда не встречали на свете
Тех, кто в горе вцепился чужое.
Марина Чекина
2010
 
ПАМЯТНИК
 
Безотцовство.
Малолетство
Ветры сваливали с ног.
Наспех пройденное детство
Повторить никто не мог.
Разве в школе, на уроках…
И не взять назад вины.
Мать латала без упреков
Бумазейные штаны.
Да и в двадцать,
Да и в сорок
Не припомнила обид,
Что меня тянуло в город,
В сквер, где памятник стоит.
Строй серебряных фамилий
На граните я читал…
Нет моих родных в помине,
Тех, кто без вести пропал…
Может, ветер, может, листья
Говорили у берез:
Не ищи в минувшем истин,
Не копи на сердце слез.
Анатолий Павловский
2008
 
С сайта «Библиотека поэзии Снегирева»:
http://snegirev.ucoz.ru/index/sovremennye_poehty_o_vojne_1941_1945/0-843
 
Терентiй Травнiкъ
 
Бывает, схватит болью сердце…
 
Бывает, схватит болью сердце,
И знается наверняка,
Что о войне, о той – Священной –
Окопно взроется строка.
 
И будет – бой, и будут – жертвы,
И станет стих – передовой.
И будет Брест, он будет первым –
Перед рыгающей войной.
 
Ползущей, чавкающей плотью
Шекспиров, Бахов молодых.
Тех, кто б хотел, кто б смог, кто б бросил
Себя в историю – живых.
 
И где-то – через десять может –
Лечил, учил и созидал…
О, сколько бойня искромсала
Несостоявшихся начал!
 
Кричу, а не пишу стихами,
Кричу войне: «Пошла-ка вон!
Что за тобой?! Москва – за нами!
А за тобой – бескрайний стон!»
 
Бывает… На войне – бывает,
А значит – и в стихах о ней:
Салют победно громыхает
За всех невыживших парней!
2010
 
Я… напишу, я напишу…
 
Я… напишу, я напишу,
Я – напишу! О вас, солдаты.
Я напишу за вас, солдаты.
За сорок первый, сорок пятый.
Я напишу про вас, ребята –
Строкою вечной напишу.
 
Я всем об этом расскажу.
О том, о чем молчат курганы,
Поля, прикрытые травой…
Я напишу во имя славы
Твоей – великий РЯДОВОЙ!
2010
http://stihi-russkih-poetov. ru/tags/stihi-o-velikoy-otechestvennoy-voyne
 
 Летела с фронта похоронка
 
Летела с фронта похоронка
На молодого пацана,
А он живой лежал в воронке…
Ах, как безжалостна война!
 
И проходили мимо танки…
Чужая речь… а он лежал,
И вспоминал сестру и мамку,
Лежал и тихо умирал.
 
Пробита грудь была навылет,
И кровь стекала в черный снег,
А он глазами голубыми
Встречал последний свой рассвет.
 
Нет, он не плакал, улыбался,
И вспоминал родимый дом,
И пересилив боль поднялся,
И, автомат подняв с трудом,
 
Он в перекошенные лица
Горячий выплеснул свинец,
Приблизив этим на минуту
Войны, безжалостной, конец.
 
Летела с фронта похоронка,
Уже стучался почтальон,
Солдат, глаза закрыв в воронке,
На миг опередил её.
Степан Кадашников

ВЕТЕР ВОЙНЫ
 
Как  было много тех героев,
Чьи неизвестны имена.
Навеки их взяла с собою,
В свой край, неведомый,  война.

Они сражались беззаветно,
Патрон последний берегли,
Их имена приносит ветром,
Печальным ветром той войны.
 
Порой слышны, на поле боя,
Через десятки мирных лет:
«Прикрой меня! — прикрою Коля!»
И вспыхнет вдруг ракеты свет.
 
А Коля, в этом тихом поле,
Лежит, не встанет никогда…
Лишь горький ветер, нам порою,
Напомнит страшные года.
 
Сегодня мало кто заплачет
Придя к могилам той войны,
Но это все-таки не значит
Что позабыли Колю мы.
 
Мы помним, помним это горе.
Осталась в памяти война,
И  Русское, родное, поле
Приносит ветром имена.
Степан Кадашников

С сайта поэта Степана Кадашникова: 

http://kadashnikov.ru/publ/letela_s_fronta_pokhoronka_stikhi_o_vojne_i_pro_vojnu/12-1-0-145

http://kadashnikov.ru/publ/veter_vojny_stepan_kadashnikov/12-1-0-9

 

 

NATO — Topic: Сдерживание и оборона

НАТО это военно-политический союз, чья главная задача – обеспечение защиты граждан его стран и содействие укреплению безопасности и стабильности в североатлантическом регионе. Североатлантический союз должен иметь возможность противостоять всему спектру современных и будущих вызовов и угроз с любого направления одновременно. Североатлантический союз продолжает укреплять свой потенциал сдерживания и обороны в свете изменившихся и меняющихся условий безопасности.

 

  • Сегодня обстановка в области безопасности является более сложной и напряженной, чем когда-либо после окончания «холодной войны», что усиливает необходимость того, чтобы НАТО обеспечивала надежность и эффективность своего потенциала сдерживания и обороны.
  • НАТО продолжает сталкиваться с явными угрозами и вызовами, исходящими со всех стратегических направлений; от государственных и негосударственных субъектов; от вооруженных сил и от террористических, кибер- и гибридных нападений. В частности, агрессивные действия России подрывают евроатлантическую безопасность и основанный на правилах международный порядок.
  • Североатлантический союз продолжает укреплять свой потенциал сдерживания и обороны в свете меняющихся условий безопасности. Две военные концепции определяют направление продолжающейся эволюции НАТО: Концепция сдерживания и обороны для евроатлантического региона посвящена применению сил для сдерживания и обороны сегодня, в то время как Базовая концепция боевых действий НАТО определяет перспективы долгосрочного развития боевых действий Североатлантического союза, чтобы он оставался сильным в военном отношении сегодня и в будущем.
  • Пандемия COVID-19 продемонстрировала, что устойчивость союзников является первой линией обороны Североатлантического союза. НАТО принимает решительные меры по ограничению распространения вируса и минимизации рисков для своего персонала. Вооруженные силы союзников играют жизненно важную роль в поддержке национальных гражданских ответных мер по всему Североатлантическому союзу, сохраняя при этом свою готовность реагировать на любые чрезвычайные обстоятельства.
  • В 2020 году Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг положил начало инициативе «НАТО-2030», которая привела к введению дополнительных мер призванных обеспечить, чтобы НАТО оставалась сильной в военном отношении, становилась еще сильнее в политическом отношении и применяла более глобальный подход к безопасности.
  • Европейские союзники и Канада добились значительного прогресса в увеличении оборонных расходов и инвестиций в основную технику, предпринимая шаги по обеспечению более справедливого распределения бремени в рамках НАТО: 2021 год стал для них седьмым подряд годом увеличения оборонных расходов, при этом совокупный дополнительный вклад составил 190 млрд долл. США с 2014 года.

 

Быстро меняющаяся обстановка в области безопасности

НАТО сталкивается с самой сложной обстановкой в области безопасности со времени окончания «холодной войны». Поведение России остается напористым и дестабилизирующим, а терроризм по-прежнему представляет собой вызов глобальной безопасности и угрозу стабильности. В то же время подъем Китая изменяет глобальный баланс сил, что имеет последствия для безопасности, ценностей и образа жизни Североатлантического союза. Растущая глобальная неопределенность, более сложные и разрушительные кибер- и гибридные угрозы, а также стремительные технологические изменения оказывают существенное влияние на Североатлантический союз.

Агрессивные действия России, включая угрозу силой и ее применение для достижения политических целей, бросают вызов Североатлантическому союзу и подрывают евроатлантическую безопасность и основанный на правилах международный порядок. Россия стала более настойчивой, примерами чего являются незаконная и противоправная аннексия Крыма (2014 г.), дестабилизация восточной части Украины, наращивание военной мощи вблизи границ НАТО, гибридные действия, в том числе кампания дезинформации, и злонамеренная кибердеятельность.

К югу обстановка в области безопасности на Ближнем Востоке и в Африке ухудшается в силу сочетания ряда факторов, которые приводят к гибели людей, вызывают крупномасштабные миграционные потоки и провоцируют террористические нападения в странах НАТО и в других регионах.

Обеспечение свободы и безопасности государств-членов

Важнейшей и непреходящей целью НАТО является защита свободы и безопасности всех ее государств-членов политическими и военными средствами. Коллективная оборона занимает центральное место в Североатлантическом союзе, как это предусмотрено в статье 5 Вашингтонского договора. Самая главная обязанность НАТО заключается в защите и обороне территории и населения государств-членов от нападений в мире, где мир и безопасность не могут восприниматься как нечто само собой разумеющееся.

Сдерживание является одним из основных элементов общей стратегии НАТО, направленной на предотвращение конфликтов и войн, защиту государств-членов, сохранение свободы принятия решений и действий, а также поддержание принципов и ценностей, которые отстаивает НАТО: свобода личности, демократия, права человека и верховенство права. Свободные общества и основанный на правилах международный порядок должны быть подкреплены надежной трансатлантической обороной.

Способность НАТО к сдерживанию и обороне обеспечивается надлежащим сочетанием ядерных и обычных сил и средств, а также сил и средств противоракетной обороны, которые дополняют друг друга, и подкрепляется разнообразными гражданскими и военными ресурсами для поддержки этих сил и средств и потенциала в более широком смысле. Кроме того, НАТО сохраняет свободу действий и гибкость для реагирования на полный спектр вызовов с помощью надлежащего и индивидуального подхода.

Устойчивость: первая линия сдерживания и обороны

Повышение устойчивости путем укрепления способности обществ противостоять всему спектру угроз и опасностей является неотъемлемой частью потенциала НАТО в области сдерживания и обороны. Пандемия COVID-19 подчеркивает важность устойчивости, в том числе способности справляться с ситуациями с большим числом пострадавших или обеспечивать непрерывность гражданских цепочек поставок. В то же время устойчивость влияет на способность НАТО осуществлять свои миссии и поддерживать мобильность ее войск и техники. Это требует тесного военно-гражданского сотрудничества и усилий всего правительства и всего общества для обеспечения общей устойчивости. С 2014 года НАТО предоставляет руководящие указания для оказания помощи национальным властям в повышении их устойчивости по семи базовым требованиям путем снижения потенциальной уязвимости.

НАТО реагирует на кризис, вызванный COVID-19, защищая личный состав вооруженных сил, способствуя переброске по воздуху критически важных предметов медицинского назначения и используя ресурсы для осуществления инновационных мер реагирования. Вооруженные силы союзников поддерживают гражданские усилия посредством материально-технического обеспечения и планирования, полевых госпиталей и госпитальных судов, транспортировки пациентов, репатриации граждан из-за границы, дезинфекции в общественных местах и пунктах пересечения границ. Эти усилия помогают повысить устойчивость союзников, в то время как оперативная готовность Североатлантического союза остается неизменной. Уроки, извлеченные из опыта борьбы союзников с пандемией, важны для того, чтобы Североатлантический союз продолжал противодействовать гибридной деятельности, а также будущим вызовам, нацеленным на гражданские общества государств-членов.

Повышение готовности, усиление способности к реагированию и совершенствование обеспечения подкрепления НАТО

План действий по обеспечению готовности, начало которому было положено на встрече в верхах в Уэльсе в 2014 году, стал одной из основных движущих сил перемен в потенциале Североатлантического союза в области сдерживания и обороны. Осуществление Плана действий было начато, чтобы обеспечить готовность Североатлантического союза быстро и решительно реагировать на новые вызовы с востока и с юга.

На встрече в верхах в Варшаве в июле 2016 года, основываясь на Плане действий, главы государств и правительств стран НАТО одобрили усиление потенциала сдерживания и обороны. Это предоставляет НАТО широкий круг вариантов, позволяющих реагировать на любые угрозы, откуда бы они ни исходили, в целях защиты территории, населения, воздушного пространства и морских путей сообщения стран Североатлантического союза. Например, четыре многонациональные боевые группы были развернуты в Латвии, Литве, Польше и Эстонии, а также были приняты меры для укрепления безопасности в юго-восточном регионе Североатлантического союза. Кроме того, был принят ряд мер по адаптации Североатлантического союза к вызовам, исходящим с юга, включая укрепление потенциала, специализированные учения и заблаговременное планирование, а также создание Регионального хаба для юга в Неаполе, Италия, который способствует повышению осведомленности НАТО об обстановке.

Учения остаются неотъемлемой частью осуществляемых НАТО сдерживания и обороны, поскольку военная подготовка является важнейшим требованием для поддержания уровня готовности и оперативной совместимости Североатлантического союза.

Усилия НАТО в области адаптации продолжаются во всех сферах и в таких областях, как гражданская готовность и противодействие гибридным угрозам, в том числе в сотрудничестве с Европейским союзом (ЕС). Отношения с ЕС включают расширение сотрудничества, а также создание взаимодополняющего и оперативно совместимого потенциала во избежание дублирования усилий и для содействия трансатлантическому распределению бремени.

На встрече в верхах в Брюсселе в 2018 году руководители стран НАТО подтвердили свою решимость повышать готовность, усиливать способность к реагированию и совершенствовать обеспечение подкрепления Североатлантического союза для реагирования на угрозы с любого направления в рамках подхода кругового обзора («360 градусов»). Инициатива НАТО об обеспечении готовности была предпринята для укрепления способности Североатлантического союза к быстрому реагированию либо в целях предоставления подкрепления странам НАТО в поддержку сдерживания или коллективной обороны, в том числе для ведения интенсивных боевых действий, либо в случае срочного военного кризисного вмешательства, при необходимости. C тех пор союзники обязались предоставить 30 мотопехотных батальонов, 30 авиационных эскадрилий и 30 боевых кораблей, готовых к применению в течение 30 дней или раньше, и в настоящее время работают над достижением и поддержанием уровня готовности этих сил и организацией их в более крупные формирования.

НАТО продолжает рассматривать последствия для безопасности растущего российского арсенала ракет, способных нести ядерные заряды, который представляет значительный риск для безопасности Североатлантического союза и нарушает Договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Североатлантический союз отвечает на это укреплением своих передовых обычных потенциалов, инвестируя в новые платформы – включая истребители пятого поколения – и осуществляя адаптацию своих учений, разведки и построения противовоздушной и противоракетной обороны. НАТО делает это, обеспечивая при этом, чтобы ее средства ядерного сдерживания оставались защищенными, безопасными и эффективными. В то же время НАТО сохраняет неизменную приверженность эффективному контролю над вооружениями, разоружению и нераспространению и продолжает призывать всех субъектов, включая Россию и Китай, к конструктивному взаимодействию.

НАТО признала киберпространство сферой операций, в которой она должна защищать себя так же эффективно, как и в воздухе, на суше и на море. Создание нового Центра киберопераций в Бельгии и формирование групп поддержки по борьбе с гибридными действиями для оказания помощи тем странам НАТО, которые в ней нуждаются, также активизируют усилия Североатлантического союза в области сдерживания.

На встрече лидеров в декабре 2019 года в Лондоне НАТО объявила космос пятой сферой операций. Информация, собираемая и передаваемая через спутники, имеет решающее значение для деятельности, операций и миссий НАТО, включая коллективную оборону, кризисное реагирование и борьбу с терроризмом. В октябре 2020 года министры обороны приняли решение о создании Космического центра НАТО в Рамштайне, Германия. Этот Центр будет служить координационным центром для обмена информацией, координируя усилия союзников и оказывая поддержку операциям и миссиям НАТО.

Поддержание военного и технологического преимущества

Североатлантический союз продолжает укреплять свой потенциал сдерживания и обороны в свете изменившихся и меняющихся условий безопасности. Наряду с тем, что Североатлантический союз должен быть в состоянии сохранять мир сегодня, он также должен подготовиться к все более непредсказуемой обстановке в области безопасности в будущем. Поддержание своего технологического преимущества всегда было важным фактором, обеспечивающим способность НАТО осуществлять сдерживание и оборону от потенциальных противников. Инновации в области искусственного интеллекта, автономных систем вооружения, больших данных и биотехнологий меняют характер войны. Чтобы помочь поддержать свое технологическое преимущество, НАТО недавно согласовала стратегию внедрения новых и прорывных технологий. Североатлантический союз будет играть важную роль в качестве форума для сотрудничества по различным аспектам этих новых технологий, связанным с безопасностью.

Инвестиции в оборону

В Обязательстве по оборонным инвестициям, принятом руководителями стран НАТО в 2014 году, содержится призыв ко всем союзникам остановить сокращение военных бюджетов и выполнить согласованное НАТО руководящее указание о выделении не менее 2% валового внутреннего продукта (ВВП) на оборону в течение десятилетия. Кроме того, страны НАТО договорились, в те же сроки, стремится к выделению по меньшей мере 20% оборонных расходов на основную новую технику, в том числе на связанные с ней научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Наконец, в соответствии с Обязательством страны НАТО привержены обеспечить, чтобы их сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы соответствовали согласованным НАТО руководящим указаниям по развертываемости и боевой устойчивости, а также другим согласованным показателям, и чтобы их вооруженные силы могли действовать совместно эффективным образом, в том числе посредством осуществления стандартов и доктрин НАТО.

С 2014 года страны НАТО добиваются значительного прогресса в увеличении оборонных расходов и инвестиций в основную технику, предпринимая шаги по обеспечению более справедливого распределения бремени. 2021 год стал седьмым подряд годом увеличения оборонных расходов европейскими союзниками и Канадой, при этом совокупный дополнительный вклад составил 190 млрд долл. США с 2014 года. Союзники не просто формируют необходимые НАТО более тяжелые, высококлассные средства; они также повышают готовность, развертываемость, боевую устойчивость и оперативную совместимость своих сил. Однако угрозы и вызовы безопасности не уменьшились, и необходимость инвестировать в оборону по-прежнему имеет важное значение для обеспечения того, чтобы Североатлантический союз располагал необходимыми ему силами и средствами.

СОВРЕМЕННАЯ ВОЕННАЯ ПОЭЗИЯ

«Чужая и наша война». Сборник стихотворений и песен о военной операции Вооружённых Сил Российской Федерации против международных террористов в Сирийской Арабской Республике. Составитель — Владимир Силкин.

В книгу вошли стихи и песни о подвигах и стойкости наших военнослужащих вдали от Родины в Сирийской Арабской Республике, о красотах страны, пребывающей сегодня в гражданской войне, о роли российских Воздушно-космических сил в борьбе с международным терроризмом, обо всём том, чем жив человек на войне.

Книга включает разделы:

– «Согревая стихами сердца…» – стихи поэтов военно-художественной студии писателей ЦДРА;

– «Эстафета памяти» – стихи членов литературного объединения имени Героя Советского Союза писателя В.В.Карпова при военно-художественной студии писателей ЦДРА;

– «Вся Россия собирает рифмы» – стихи поэтов России.

– «Песня громче голоса снарядов» – песни о военной операции Вооружённых Сил Российской Федерации в Сирии, написанные на стихи авторов, чьи произведения включены в настоящий сборник.

Предисловие к книге написал начальник ЦДРА заслуженный работник культуры Российской Федерации полковник запаса В.И.Мазуренко.

СКАЧАТЬ КНИГУ


В новую книгу редактора военно-художественной студии писателей ЦДРА, поэта заслуженного работника культуры Российской Федерации полковника запаса Игоря Витюка вошли стихотворения и песни с нотной записью, посвящённые военной операции Вооруженных Сил Российской Федерации против международных террористов в Сирийской Арабской Республике, в том числе: лирико-исповедальные, повествовательные, пламенно-мобилизующие, торжественно-патриотические и стихи «окопной правды».

Также в книге опубликованы рассказ о военной операции в Сирии «Война, любовь и Чудотворец» и две рецензии на художественные книги указанной тематики: сборник стихов Яна Берёзкина «Командировка» и роман Владимира Шигина «Сирийский экспресс».

 

 

 

 

СКАЧАТЬ КНИГУ

 


 

День Победы. Антология военной поэзии (cоставитель – В.А. Силкин)

 Антология военной поэзии «День Победы» подготовлена военно-художественной студией писателей     Центрального Дома Российской Армии имени М.В. Фрунзе и издана в честь 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войны. В неё вошли стихи о Великой Отечественной войне и Победе 152 современных авторов из России, Белоруссии и Украины, в том числе: поэтов военно-художественной студии писателей ЦДРА, литературного объединения имени Героя Советского Союза писателя В.В. Карпова при Студии, лучших поэтов региональных отделений Союза писателей России и др.

Книга предназначена для детей среднего и старшего школьного возраста, допризывников, курсантов и слушателей высших военных образовательных учреждений. Также эта Антология будет интересна и полезна преподавателям учреждений среднего и высшего образования, командирам и их заместителям по военно-политической работе, армейским и флотским культпросветработникам, широкому кругу читателей.

Стихи, представленные в Антологии, можно использовать при подготовке торжественных мероприятий в честь Дня Победы и дней воинской славы Российской Федерации, относящихся к периодам Великой Отечественной войны и Второй мировой войны.

 

СКАЧАТЬ КНИГУ 


 

 Владимир Силкин. Авиабаза «Хмеймим». Книга стихотворений

Как и в других своих книгах, Владимир Силкин образно и эмоционально доносит до читателя запечатлённое в памяти, рисует бытовые сцены жизни военнослужащих, рассматривает их на спортплощадке, в столовой, на пункте психологической работы, на организованном для них концерте, сторожевых заставах.

В книгу начальника военно-художественной студии писателей ЦДРА заслуженного работника культуры Российской Федерации полковника запаса Владимира Силкина вошли стихи, посвящённые мужеству и стойкости российских военнослужащих, выполняющих свой воинский долг вдали от Родины, окружающей их среде, связи с родными и близкими.

 

 

 


СКАЧАТЬ КНИГУ


 

Владимир Силкин. Русская юла. Книга стихотворений

В книгу начальника военно-художественной студии писателей ЦДРА заслуженного работника культуры Российской Федерации полковника запаса Владимира Силкина вошли стихи, посвящённые мужеству и стойкости российских военнослужащих, выполняющих свой воинский долг вдали от Родины, окружающей их среде, связи с родными и близкими.

 

 

 

 

 

 

 

СКАЧАТЬ КНИГУ


 

 В новую книгу редактора военно-художественной студии писателей ЦДРА, поэта Александра Савицкого вошли стихотворения патриотического звучания разных лет, но, в основном, – новые, которые были опубликованы только в журналах («Воин России», «Московский вестник», альманах «Рать») и газетах «Красная звезда», «Литературная газета», «Московский литератор».

Поэзию автора отличают собственный взгляд на общеизвестные события, искренность и глубокое уважение к различным этапам истории нашего Отечества.

 

 

 

 

 

 

 

СКАЧАТЬ КНИГУ


 

 В новую книгу стихотворений члена Союза писателей России, лауреата Всероссийской премии «Золотой венец Победы», Международной премии в области литературы и искусства «Звезда Чернобыля»,  литературно-общественной премии «Лучшая книга «2012-2014» «Звёздная строфа», имени А.С. Грибоедова, обладателя золотого пера Национальной литературной  премии «Золотое перо Руси» в номинации военно-патриотическая Михаила Силкина вошли стихи, написанные в разные годы.

 

 

 

 

 

 

 

 

СКАЧАТЬ КНИГУ

 

Американская ассоциация военных партнеров

Американская ассоциация военных партнеров — это крупнейшая в стране сеть ресурсов и поддержки для партнеров, супругов, семей и союзников американских военнослужащих и ветеранов из числа лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и гомосексуалистов (ЛГБТК). Как некоммерческая организация 501 (c) 3, основанная партнерами действующих военнослужащих, AMPA выросла до более чем 50 000 членов и сторонников и гордится тем, что возглавляет страну в области образования, защиты и поддержки наших современные военные семьи. Благодаря нашей беспрецедентной работе мы создаем сильные сети ресурсов и поддержки, как никто другой.

Наша миссия

Соединение, поддержка, чествование и служение партнерам и супругам американских военнослужащих и ветеранов ЛГБТК — семей современных военных нашей страны.

Наше руководство

Познакомьтесь с нашей талантливой и целеустремленной командой, состоящей на 100 % из добровольцев!

Как мы выполняем нашу миссию

Как беспартийная некоммерческая организация 501(c)3, основанная однополыми партнерами действующих военнослужащих, мы привержены образованию, защите интересов и поддержке наших современных семей военнослужащих.Мы работаем, чтобы выполнить нашу миссию, объединяя наших военных семьи ЛГБТК, поддерживая их через трудности военной службы, чествуя их за их приверженность нашей стране, и обслуживая их, выступая от их имени. Ознакомьтесь с некоторыми нашими достижениями только за прошлый год здесь.

Соединение:

  • Через крупнейшую в стране частную сеть онлайн-поддержки для военных партнеров/супругов ЛГБТК, предназначенную для создания поддерживающей и образовательной среды
  • Через местные семейные сети AMPA по всей стране и по всему миру
  • Через национальные и местные мероприятия по всей стране, предназначенные для создания сети поддержки, чтобы объединить семьи военнослужащих ЛГБТК в позитивной среде, способствуя общению и взаимной поддержке

Опора:

  • Через образовательные мероприятия и вебинары
  • Благодаря прямой поддержке, помогая семьям ЛГБТ-военных преодолевать уникальные трудности, с которыми они сталкиваются
  • Подключая наши семьи к жизненно важным ресурсам, чтобы помочь в военной жизни

Награждение:

Сервировка:

  • Пропагандируя и обучая от имени наших семей военнослужащих ЛГБТК в государственной политике, подчеркивая наши уникальные потребности и проблемы
  • Поощряя расширение ресурсов и услуг поддержки, доступных семьям военнослужащих ЛГБТК
  • Просвещая общественность через рассказы в национальных, региональных и местных СМИ о бедственном положении супругов ЛГБТК-военных и их семей
Подтвержденный послужной список: наши достижения

С момента основания в 2009 году Американской ассоциации военных партнеров удалось:

  • Создайте крупнейшую в стране сеть ресурсов и поддержки для ЛГБТ-сообщества военных семей, включая открытый форум, локальные сети по всей стране и по всему миру, блог военных партнеров, список рекомендуемых ресурсов и текущий список СМИ связанные с проблемами супругов военных ЛГБТК
  • Впервые опросите сообщество военных партнеров ЛГБТК об уникальных проблемах и проблемах, с которыми они сталкиваются, и представьте эти результаты в специальном отчете Пентагону
  • Содействовать первой в истории встрече между представителями Пентагона и партнерами действующих военнослужащих-геев и лесбиянок
  • Проведение первого Форума военных партнеров в Вашингтоне, округ Колумбия
  • Запустите ежегодный национальный гала-концерт в Вашингтоне, округ Колумбия, объединяющий семьи ЛГБТ-военных со всей страны
  • Успешно продвигать историю за историей в национальных, региональных и местных СМИ о бедственном положении супругов и семей ЛГБТК-военных
  • Инициировать мероприятия по всей стране, чтобы объединить семьи военных ЛГБТК в позитивной обстановке для развития общения и взаимной поддержки
  • Отправка пакета помощи по стране для наших развернутых ЛГБТК-войск
  • Проведите неделю «Лобби из дома», когда члены AMPA по всей стране встречаются со своими членами Конгресса на родине в своем округе
  • Запущена AMPA Rainbow Railroad, волонтерская сеть принимающих семей для пар, путешествующих, чтобы пожениться, из штатов с неравенством в браке в штаты с равенством в браке
  • В лице Lambda Legal и Morrison and Foerster LLP, AMPA подала иск против министра по делам ветеранов, утверждая, что отказ в льготах однополым супругам ветеранов, проживающим в штатах, которые отказываются признавать их браки, является нарушением Закона США. S. Решение Верховного суда об отмене так называемого Закона о защите брака.
  • В лице Lambda Legal и OutServe-SLDN AMPA подала иск в качестве организационного истца против президента Дональда Трампа и его попыток ввести военный запрет на трансгендеров.
  • Запущена новая программа, посвященная поддержке семей военнослужащих с ЛГБТК-детями

Другие идеи, мероприятия и инициативы в настоящее время находятся на разных стадиях разработки, поскольку мы работаем в сфере образования, защиты интересов и поддержки сообщества военных семей ЛГБТК по всей стране.

Наша история

AMPA восходит к «Кампании за военных партнеров» — беспрецедентной инициативе, начатой ​​в 2009 году для установления и защиты однополых партнеров военнослужащих, живущих под угрозой «Не спрашивай, не говори» ( ДАТТ). Затем, спонсируемая Servicemembers United, организацией, работающей над отменой DADT, это было первое в своем роде движение, призванное оказать поддержку этим скрытым партнерам и их семьям, которые также были вынуждены жить в тени при DADT.

После успешной отмены DADT в конце 2012 года AMPA была организована как независимая некоммерческая организация 501 (c) 3. Основана в городе Вашингтон, округ Колумбия, Стивеном Питерсом, супругом действующего морского пехотинца, AMPA. продолжали революционизировать и формировать движение, стремящееся обеспечить полное равенство этих современных семей военных. Наряду с преданной командой добровольцев к Стивену присоединились члены учредительного совета Эшли Бродвей, супруга солдата действительной службы, и Джим Кэссиди, супруга моряка действительной службы.Узнайте больше о нашей команде лидеров здесь.

За годы действия DADT геи и лесбиянки-военнослужащие были вынуждены либо отказаться от отношений и семьи, либо пойти на многое, чтобы скрыть свои отношения, чтобы продолжить службу в вооруженных силах. Эта ситуация сделала преданных гражданских партнеров военнослужащих-геев и лесбиянок практически невидимыми. Они не могли быть признаны, их нельзя было доставлять в подразделения или выполнять воинские функции, они не могли получить доступ к сетям поддержки супругов и семей, и им было отказано в услугах по подготовке семьи, которые были доступны для супругов и партнеров гетеросексуальных войск. Эта изоляция всегда была особенно разрушительной, когда однополым парам приходилось вместе переезжать на сельские посты и базы, и особенно когда действующий военнослужащий отправлялся за границу.

Именно это неблагоприятное положение побудило AMPA (тогда она называлась Кампанией за военных партнеров) активизироваться еще в 2009 году и начать служить этой недостаточно обслуживаемой — и часто игнорируемой — части нашей американской военной семьи. В соответствии с истинной исторической традицией, когда супруги-военные объединялись и выясняли, как самостоятельно поддерживать друг друга во время Второй мировой войны и в эпоху Вьетнама, AMPA началась как попытка выявить, соединить, поддержать и распознать часто игнорируемых и часто изолированных гражданские партнеры военнослужащих-геев и лесбиянок.Сегодня эта инициатива расширилась и включает тысячи военных партнеров и супругов ЛГБТК по всей стране и по всему миру, что делает ее крупнейшей организацией в своем роде.

С момента своего основания AMPA неустанно работала над распространением информации о существовании и уникальных потребностях партнеров членов службы ЛГБТК. Сотни историй были успешно переданы крупным национальным средствам массовой информации, в результате чего эти молчаливые герои впервые в американской истории постоянно привлекали внимание всей страны.Но простое привлечение внимания общественности к бедственному положению изолированных и недостаточно поддерживаемых военных партнеров было только началом того, как мы формировали движение.

AMPA запустила сайт www.MilitaryPartners.org в качестве главного информационного ресурса в Интернете для партнеров, супругов и семей военнослужащих ЛГБТК. Мы продолжаем проводить систематическую информационную кампанию среди семей ЛГБТК-военных, чтобы привлечь их в организацию, помогая им наконец почувствовать себя желанной частью более широкого военного сообщества.После активного набора членов мы провели первый в истории опрос военных партнеров, чтобы определить и изучить уникальные потребности, проблемы и проблемы, с которыми они сталкиваются на регулярной основе. Эта информация была собрана и проанализирована, и она легла в основу информативного, единственного в своем роде отчета о проблемах военных партнеров и пар геев и лесбиянок, представленного организацией Servicemembers United Рабочей группе Пентагона по всестороннему обзору «Не спрашивайте». , Не говори».

Всеобъемлющий обзор 2010 года «Не спрашивай, не говори» также предоставил контекст для другого уникального и экстраординарного вклада AMPA.В сентябре 2010 года мы организовали первый в истории Форум военных партнеров в Вашингтоне, округ Колумбия, который впервые собрал действительно разнородную группу военных партнеров-геев и лесбиянок в одном месте, чтобы встретиться, пообщаться, пообщаться и поддержать друг друга. лицом к лицу. В рамках этого мероприятия организация Servicemembers United организовала для этой группы партнеров частную встречу с сопредседателями и старшими сотрудниками Рабочей группы по всестороннему обзору в Пентагоне. Это был не только первый случай, когда министерство обороны официально признало и взаимодействовало с гражданскими партнерами военнослужащих-геев и лесбиянок, но и позже было признано сопредседателями Рабочей группы одним из самых глубоких, информативных, и полезные встречи для них на протяжении всего девятимесячного процесса обзора.

AMPA также инициировала серию общенациональных мероприятий, в первую очередь посвященных военным партнерам и парам ЛГБТК, включая периодические бранчи, счастливые часы и другие возможности для наших членов встретиться друг с другом, сблизиться и получить поддержку и дух товарищества, в которых они отчаянно нуждаются. А для того, чтобы подключить и вовлечь тех, кто не находится вблизи крупных военных населенных пунктов, где обычно происходят наши общественные мероприятия, мы запустили первую в истории частную онлайн-социальную сеть исключительно для партнеров ЛГБТ-военнослужащих и ветеранов.Частная онлайн-сеть, доступ к которой можно получить, зарегистрировавшись на сайте MilitaryPartners.org, позволяет участникам, находящимся в любом месте, планировать мероприятия, искать новых друзей и делиться опытом и новостями в конфиденциальной и благоприятной среде.

После отмены DADT AMPA инициировала национальный диалог о влиянии неравенства в браке на супругов военнослужащих, которым было отказано в доступе к военным льготам и системам поддержки, предлагаемым супругам военнослужащих противоположного пола. Делясь историей за историей, мы добивались полных и равных льгот для однополых супругов военнослужащих.После частичного падения Закона о защите брака благодаря решению Верховного суда по делу Windsor и возможному признанию однополых супругов военнослужащих Министерством обороны, AMPA продолжает выступать за полное равенство ЛГБТК. в вооруженных силах США. Наша работа продолжалась, и мы добились победы, от освещения влияния неравенства в браке и дискриминационной политики в различных штатах по всей стране до работы по обеспечению равных льгот ветеранам для наших ветеранов-ЛГБТК и их семей.Поскольку мы продолжаем бороться за открытое служение наших военнослужащих-трансгендеров и работаем над улучшением жизни наших семей, изменяя сердца и умы, а также устаревшие политики — AMPA привержена нашей важной миссии в области образования, защиты интересов и поддержки.

Эти беспрецедентные усилия, программы и инициативы кардинально изменили жизнь в значительной степени скрытого и непризнанного сообщества к лучшему. Наши члены определили нашу работу как способ, позволяющий им, наконец, почувствовать себя частью жизни своих военнослужащих и помочь им лучше понять и поддержать свою военную карьеру.Мы также предоставили этому сообществу отсутствующий в противном случае информационный ресурс и поддерживающую сеть, которые представляют собой особенно важную линию жизни, пока их партнеры развернуты. И каждый раз, когда мы выявляем новых членов и вводим их в семью AMPA, у всех у них возникает какая-то вариация одной и той же реакции: «Хотел бы я узнать об этой группе много лет назад».

Американская ассоциация военных партнеров находится на переднем крае честного служения этому уникальному сообществу, выявляя, связывая, поддерживая и, наконец, признавая их как часть нашего более широкого военного сообщества, и мы гордимся тем, что продолжаем свою миссию.

Моральный риск и современные военные

By Phil Klay

Ходили слухи, что он голыми руками убил иракского солдата. Или, может быть, размозжил ему голову радиоприемником. Что-то в этом роде. В любом случае, во время инспекций в Школе кандидатов в офицеры, версии учебного лагеря для офицеров морской пехоты, он был сержантом-инструктором, который задавал самые сложные, самые безумные вопросы. Никаких софтболов. Нет, «Кто такой Старик из морской пехоты?» или «Каков ваш первый общий приказ?» В первый раз, когда он прошел по отсеку отделения, когда все мы стояли по стойке смирно перед нашими стойками, он допрашивал будущих пехотинцев: «Не будет ли вас беспокоить приказ солдатам идти в атаку, когда вы знаете, что некоторые из них умрут?» и потенциальные пилоты: «Как вы думаете, вы могли бы сбросить бомбу на вражескую цель, зная, что вы также можете убить женщин и детей?»

Когда он добрался до меня, в самом конце, он выложил одну из своих наиболее запутанных гипотез.«Хороший кандидат. Скажем, вы думаете, что в доме повстанец, и вызываете поддержку с воздуха, но затем, когда вы идете по развалинам, там нет повстанцев, только этот мертвый иракский гражданский с вываливающимися из головы мозгами, его ноги все еще дергаются и немного иракский ребенок рядом с ним спрашивает вас, почему его отец не встает. Так. Что ты собираешься сказать этому иракскому ребенку?»

Среди всей игры OCS — крики «Убей!» каждое движение во время тренировок, пение о том, какие мы крутые, о том, как сильно мы наслаждаемся насилием — это казалось ценным исправлением.По-своему, этот сержант-инструктор пытался подсказать нам кое-что, о чем мало кто задумывается при регистрации: вступление в морскую пехоту означает не только подвергать себя испытаниям и рискам боя, но и подвергать себя опасности. подвергайте себя моральному риску.

Солдаты США разрушают статую Саддама Хусейна недалеко от Тикрита, Ирак. 18 июля 2003 г. Reuters

Мне никогда не приходилось объяснять иракскому ребенку, что я убил его отца. Как офицер по связям с общественностью, работающий со СМИ и управляющий офисом журналистов морской пехоты, я даже никогда не был в бою.И моя служба в Ираке пришлась на время, когда дела, казалось, налаживались. Но тот период был лишь небольшой частью катастрофической войны, в которой я решил принять участие. «Мы все пошли добровольцами», — сказал мне однажды мой друг и ветеран морской пехоты Эллиот Акерман. «Я выбрал это, и я продолжал выбирать это. С этим связана какая-то грусть».

Как бывший морской пехотинец, я наблюдал за развалом Ирака с чувством горя, ярости и вины. Как американский гражданин, я чувствовал то же самое, хотя, когда я пытаюсь проследить точные линии ответственности гражданского лица по сравнению с ветераном, я все запутался.Специалист по военной этике Мартин Кук утверждает, что существует «неявный моральный контракт между нацией и ее солдатами», который кажется простым, но по мере того, как миссия вооруженных сил трансформировалась и менялась, трудно понять, в чем состоит этот контракт. Спустя десять лет после того, как я присоединился к морской пехоте, мне остается только гадать, какие обязательства я взял на себя в результате этого выбора и какие обязательства я разделяю с остальной частью моей страны по отношению к нашим войнам и мужчинам и женщинам, которые в них сражаются. Какую именно сделку я заключил, когда поднял руку и поклялся защищать свою страну от всех врагов, внешних и внутренних?

Великие причины

Было несколько неожиданно (во всяком случае, для меня и, конечно, для моих родителей), что я оказался в морской пехоте.Я не из семьи военного. Мой отец служил в Корпусе мира, а мать работала в сфере международного медицинского развития. Если бы вы спросили меня, чем я хочу заниматься после окончания колледжа, я бы сказал вам, что хочу стать карьерным дипломатом, как мой дедушка по материнской линии. У меня не было никакого интереса идти на войну.

Операция

«Буря в пустыне» была первым крупным событием в мире, которое произвело на меня впечатление, хотя для меня, семилетнего меня, новостные репортажи, показывающие зернистые видеоролики о том, как умные бомбы безошибочно находят свои цели, заставляли эти попадания казаться не столько победой солдат, сколько победой солдат. торжество техники.Мрачные, грязные конфликты в Могадишо и на Балканах указывались лишь смутно. Война, на мой взгляд, означала Вторую мировую войну или войну во Вьетнаме. Первое я считал эпическим успехом, второе — ужасным провалом, но оба конфликта были способны привлечь внимание всего нашего общества. Не то, что борется за эфирное время с президентским секс-скандалом.

Таким образом, я получил свои представления о войне не из новостей, из войн, которые действительно велись в мои подростковые годы. Свои идеи я черпал из книг.

Мои романы и книги по истории посылали очень противоречивые сигналы. Война была либо бессмысленным адом, либо ярким примером американской исключительности.

Читая такие романы, как « Уловка-22 » Джозефа Хеллера или « Вещи, которые они несли » Тима О’Брайена, я научился рассматривать войну как бессмысленное страдание, абсурд, зрелище бесчеловечности человека по отношению к человеку. Тем не менее, нарративная документальная литература рассказала мне нечто иное, особенно повествовательная документальная литература о Второй мировой войне, жанр, который действительно начал развиваться в конце 90-х и начале нулевых. Возможно, это был запоздалый результат войны в Персидском заливе, во время которой военные, казалось, стряхнули с себя поствьетнамское недомогание и показали, что да, черт возьми, мы можем что-то выиграть, и выиграть хорошо. Такие книги, как «Братья по оружию » Стивена Эмброуза и « Величайшее поколение » Тома Брокоу, шли рука об руку с такими фильмами, как « Спасти рядового Райана », чтобы представить видение выдающегося героизма в мире, который отчаянно в нем нуждается.

11 230 128 34 11 марта 1969 г. Начиная с 1969 года Отборочная служба проводила призывные лотереи, чтобы определить порядок вступления в войну во Вьетнаме.

Короче говоря, мои романы и рассказы посылали очень противоречивые сигналы. Война была либо бессмысленным адом, либо ярким примером американской исключительности. В средней школе я читал Амброуза « Citizen Soldiers » о Европейском театре военных действий во время Второй мировой войны. Больше всего на свете со мной остался титул, представление о служении великому делу как расширении гражданства. Мне никогда не приходило в голову, что смесь призывников и добровольцев, служивших во Второй мировой войне, не так уж отличается от смеси призывников и добровольцев, служивших во Вьетнаме, или что зверства, совершенные на той войне, были не менее ужасны, чем те, которые были совершены во Вьетнаме, хотя вряд ли кто-нибудь напишет книгу-бестселлер о Вьетнаме под названием « гражданина-солдата ».Название привлекло меня. Глубоко. Но я не видел никаких грандиозных дел в 1990-х годах, только серию грязных, ограниченных обязательств. Конечно, в истории американских войн, от Индейских войн до Филиппин и Банановых войн, аномалиями были великие причины, а не войны с лесными пожарами на краю империи.

Затем произошло 11 сентября. У всех нас есть свои истории о том, где мы были в тот день. Моя в том, что я был в лесу, путешествуя по Аппалачской тропе. Пока моя небольшая группа путешественников карабкалась по ухабистым тропам, мы продолжали натыкаться на людей, рассказывающих истории о самолетах, врезавшихся во Всемирный торговый центр. Это звучало нелепо, слух, который мог легко распространиться в изолированном месте, в дни, когда еще не было смартфонов. Но мы продолжали слышать эту историю во все более подробном виде, пока не стало ясно, особенно для тех из нас, кто из Нью-Йорка, что нам нужно покинуть лес.

Не могу сказать, что пошел в армию из-за 11 сентября. Не совсем. К тому времени, как я добрался до этого, основные военные усилия США переместились в Ирак, войну, которую я поддерживал, хотя никогда не связывал с Аль-Каидой или Усамой бен Ладеном.Но если бы не 11 сентября, возможно, мы бы там не воевали, а если бы мы не воевали, я бы не присоединился.

Это было странное время для принятия решения, по крайней мере, оно казалось странным многим моим однокурсникам и преподавателям. Я поднял руку и принес присягу 11 мая 2005 года. Это было через полтора года после поимки Саддама Хусейна. Оружия массового поражения не обнаружено. Мятеж рос. Сомнению подвергалась не только разумность вторжения, но и компетентность политиков. Доказано, что тогдашний министр обороны Дональд Рамсфелд ошибался почти во всех важных решениях, принятых после вторжения, от численности войск до финансирования послевоенного восстановления. Любой, кто внимательно следил за происходящим, мог сказать, что Ирак погружается в хаос, и когда-то радостное общественное настроение по поводу нашего участия в войне, когда более 70 процентов американцев в 2003 году одобрительно кивали, стало портиться. Но вероятность неудачи и ужасная цена человеческих жизней, которую повлечет за собой эта неудача, только подчеркнули для меня, почему я должен внести свой вклад.Это было моим великим делом, моим испытанием на гражданство.

Солдаты-граждане против «базовых наемников»

Однако высокопрофессиональные добровольческие силы, к которым я присоединился, не соответствовали представлению отцов-основателей о солдатах-гражданах. Они не доверяли постоянным армиям: Александр Гамильтон считал, что Конгресс должен голосовать каждые два года «по целесообразности сохранения пеших вооруженных сил»; Джеймс Мэдисон утверждал, что «армии, поддерживаемые под предлогом защиты, поработили людей»; а Томас Джефферсон предположил, что греки и римляне поступили мудро, «не дав в руки своих правителей такого орудия угнетения, как постоянная армия.

Они хотели положиться на «народ», а не на профессионалов. По словам историка Томаса Флекснера, в начале Войны за независимость Джордж Вашингтон основывал свое военное мышление на представлении о том, что «его добродетельные граждане-солдаты окажутся в бою превосходящими или, по крайней мере, равными захватчикам-наемникам». Это было понятно привлекательное убеждение для группы мятежных колонистов с небольшим военным опытом. Историк Дэвид Маккалоу сообщает нам, что среднестатистический американский солдат на континентальном континенте рассматривал британские войска как «закаленных, закаленных в боях ветеранов, подметавших лондонские и ливерпульские трущобы, должников, пьяниц, обычных преступников и им подобных, над которыми издевались и избивали». в бездумное послушание.

На вербовочном плакате изображены солдаты Континентальной армии, которые должны были служить под командованием генерала Джорджа Вашингтона во время американской революции. Хейстер. Ветеран многих кампаний, фон Хейстер капризно приплыл из Англии, коснулся берега, «запросил скакательных суставов и проглотил большие порции за здоровье своих друзей», а затем, по-видимому, отправился убивать американцев.

Существует давняя традиция недоверия к наемникам, от Аристотеля, утверждавшего, что они «становятся трусами… когда опасность слишком сильно напрягает их», до Макиавелли, утверждающего, что они «бесполезны и опасны… разрозненные, честолюбивые и недисциплинированные, неверные, доблестные перед друзьями, трус перед врагами», и колонисты, вероятно, согласились бы с такими оценками. Наемники находились внизу иерархии военного мастерства, граждане-солдаты — наверху. Мы можем увидеть отражение этой точки зрения в послании Джорджа Вашингтона своим солдатам перед первым крупным сражением Войны за независимость, битвой при Лонг-Айленде: 90 003

Помните, офицеры и солдаты, что вы — Свободные люди… Помните, как жестокие захватчики презирали и очерняли вашу Мужество и Дух, хотя на собственном опыте в Бостоне, Чарлстауне и других местах они убедились в том, с чем боролись несколько храбрецов. на своей собственной земле и в лучшем случае против подлых наемников и наемников.

Это было в августе 1776 года, и 19 000 человек Вашингтона должны были увидеть, восторжествуют ли их гражданские добродетели над британским военным искусством. Американская линия протянулась через центр Бруклина, а британские войска наступали с юга и востока. Хотя днем ​​26 августа происходили перестрелки, настоящие бои начались на следующее утро, когда колонна гессенцев двинулась по Боевому перевалу в современном Проспект-парке.

За этим последовала катастрофа.По недоброму выражению историка У. Дж. Вуда, «Вашингтон и его командиры… вели себя как бездарные любители», и именно так на них смотрели гессенские наемники. «Повстанцы занимали очень выгодное положение в лесу, — писал один гессенский солдат, — но когда мы смело напали на них в их укрытиях, они побежали, как и все толпы». Полковник Генрих фон Херинген, командир гессенского полка, писал: «Стрелков в основном расстреливали штыками по деревьям. Эти страшные люди заслуживают жалости, а не страха.И, оглядывая захваченных им в плен, фон Херинген усмехнулся, «среди пленных много так называемых полковников, подполковников, майоров и других офицеров, которые, однако, не что иное, как механики, портные, сапожники, париков, цирюльников и т. д. Некоторые из них были избиты нашими людьми, которые ни в коем случае не допускали, чтобы такие лица сошли за офицеров».

Это было тяжелое образование для Вашингтона. В конце войны он представит Конгрессу свои мнения об установлении мира , в которых отмечалось, что «хотя большая постоянная армия в мирное время когда-либо считалась опасной для свобод страны, тем не менее Немногочисленные Войска при определенных обстоятельствах не только безопасны, но и совершенно необходимы.Конгресс, однако, отверг идею даже скромной постоянной армии для нации, его единственной уступкой было сохранение одного постоянного полка и артиллерийской батареи. Остальная часть обороны новой страны будет полагаться в основном на ополчение штатов. Отсюда Вторая поправка. Это идеалистическое представление о милиции как оплоте демократии вскоре столкнется с жесткой проверкой реальности.

По-прежнему существует цинизм в отношении мотивов тех, кто идет добровольцами в армию. Мне неоднократно говорили, что на самом деле люди идут на военную службу не потому, что хотят, а потому, что должны.

В данном случае не британцы, а Западная Конфедерация американских индейцев нанесли американцам возмездие. Смешанные отряды американских регулярных войск и ополченцев сражались с этими племенами в начале 1790-х годов. Первая кампания, возглавляемая генералом Джосайей Хармаром, предназначалась для «наказания индейских наций, которые в последнее время причиняли столько беспокойства». Сегодня кампания известна как «Поражение Хармара», что говорит вам все, что вам действительно нужно знать о том, произошло это или нет.У отдельных сражений в этой кампании не так много лучших названий. Есть поражение Хардина, поражение Хартсхорна, битва на тыквенных полях. Последнее звучит не так уж и плохо, пока не узнаешь, что свое название оно якобы получило не потому, что сражались на тыквенном поле, а потому, что пар от скальпированных черепов ополченцев напоминал победоносным американским индейцам дымящиеся в осеннем воздухе кабачки. .

Хармара сменил генерал Артур Сен-Клер, который, хотя и был довольно стар, довольно толст и страдал подагрой, отправился в путь с «оптимистичным ожиданием того, что дикарям еще может быть нанесен серьезный удар.Его плохо обученные, недисциплинированные люди вступили в бой с равными по численности силами в битве при Вабаше в ноябре 1791 года, также известной под гораздо более вызывающим воспоминания названием «Битва тысячи убитых». За этим последовала самая страшная военная катастрофа в истории США. Из 920 военнослужащих Сен-Клера 632 были убиты и 264 ранены, что составляет чуть более 97 процентов потерь. Конгресс, в конце концов признав, что профессионализм действительно что-то значит, склонился перед созданием постоянной армии сверх абсолютно голых костей.

Конечно, создание армии едва ли положило конец сложным отношениям американцев с профессиональными солдатами. Когда мы дойдем до Гражданской войны, первой войны, в которой мы ввели общенациональный призыв, не кто иной, как Улисс С. Грант назвал бы профессиональных солдат, укомплектованных армией до войны, «людьми, которые не могли так же хорошо работать в армии». любое другое занятие». Естественно, он не говорил о своих людях, отличных гражданах-солдатах, которые «рисковали жизнью из-за принципа… часто люди с общественным положением, компетентностью или богатством и независимым характером.Потребовалась великая причина, такая как Гражданская война, чтобы военная служба считалась гражданской добродетелью.

Коллаж из плакатов Вооруженных сил США времен Первой мировой войны показывает различные лозунги вербовки. Библиотека Конгресса

И это была не только гражданская добродетель — это могло быть тем, что в первую очередь сделало вас американцем. Во время Первой мировой войны помощник военного министра Генри Брекинридж утверждал, что, когда иммигранты и те, кто родился в этой стране, «потирают локти в общем служении общему Отечеству… выходит дефис — вверх идут звезды и полосы… Всеобщая воинская повинность будет старший брат государственной школы в слиянии этой американской расы. Во время Второй мировой войны Франклин Делано Рузвельт считал, что военная служба «американизирует» иностранцев.

Однако и по сей день сохраняется цинизм в отношении мотивов тех, кто идет добровольцами в армию. Мне неоднократно говорили, что на самом деле люди идут на службу не потому, что хотят, а потому, что должны. Я помню, как поэт и драматург Морис Декол, расстроенный настойчивым вопрошателем, который не мог согласиться с тем, что умная и чувствительная душа может захотеть, чтобы пошел в армию, в конце концов просто выпалил: «Я хотел вступить в морскую пехоту с тех пор, как я было восемь лет.И все ветераны, которых я знаю и которые являются выпускниками Лиги плюща, имели неприятный опыт, когда люди вели себя так, как будто они сделали какой-то странный выбор, чтобы провести время с батраками. На одном мероприятии журналист, лауреат Пулитцеровской премии, объяснил мне, что, хотя он считал войну в Ираке злом, он не считал, что солдат следует обвинять в их участии — они были на службе только потому, что у них не было других вариантов.

Это «призыв бедности» — идея о том, что с отменой призыва мы переложили бремя со всего общества только на самых бедных и обездоленных, которые идут в армию, чтобы подняться в жизни, а затем становятся пушечное мясо.Демография вооруженных сил не поддерживает этот образ — на самом деле это средний класс, который лучше всего представлен в вооруженных силах, а количество новобранцев с высокими доходами и высшим образованием выросло до уровней, непропорциональных их проценту населения после войны с террором. началось. Но это представление о армии, состоящей из бездельников, которые работают в ней только из-за денег, расстраивает не только потому, что оно оскорбительно или ложно — оно принимает решение рискнуть своей жизнью ради своей страны и преображает его. как по волшебству, в корыстный акт.У ветеранов есть льготный пакет… им платят сполна, да? Если война была всего одна, и они спасли мир от фашизма или рабства, может быть, они должны больше. Если нет, что ж, вы можете пожалеть их, но вы не можете воспринимать их всерьез как моральных агентов.

  • Новобранец держит лист приказов по прибытии на базовую подготовку в Форт-Силл, Оклахома. 4 ноября 2009 г. Рейтер
  • Новобранцы корпуса морской пехоты ждут стрижки на приемной станции Пэррис-Айленд в Южной Каролине.5 января 2005 г. Рейтер
  • Штаб-сержант корпуса морской пехоты Патрик К. Уайли выкрикивает инструкции новобранцам в Пэррис-Айленде, Южная Каролина. 5 января 2005 г. Рейтер
  • Новобранцы корпуса морской пехоты находят время для обязательной молитвы перед отбоем в 21:00. в Пэррис-Айленде, Южная Каролина. 6 января 2005 г. Рейтер
  • Новобранцы корпуса морской пехоты проходят водную подготовку в Пэррис-Айленде, Южная Каролина. 6 января 2005 г. Рейтер
  • Новобранец корпуса морской пехоты позирует для своего архивного фото на Пэррис-Айленде, Южная Каролина.6 января 2005 г. Рейтер

Испортить свою добрую, чистую душу

Решение принять мое поручение было самым важным из всех, что я принял за двадцать один год своей жизни, и я знал это. Я также знал, что, скорее всего, окажусь в Ираке, что следующие четыре года будут связаны с политически и морально спорным конфликтом, и меня это устраивало. Но в 2005 году мне не казалось, что мое решение о том, вступать или нет, возлагает на меня большую или меньшую ответственность за войну, начавшуюся в 2003 году.В пьесе Джона Осборна «Оглянись в гневе » есть отрывок, где персонаж сердито говорит своей жене:

Бессмысленно пытаться обмануть себя насчет любви. Вы не можете погрузиться в это, как в легкую работу, не испачкав руки. Нужны мышцы и мужество. Если ты не можешь вынести мысли о том, что испортишь свою добрую, чистую душу, тебе лучше отказаться от всей идеи жизни и стать святым. Потому что ты никогда не станешь человеком.

Как в любви, так и в политике.Выбор должен быть сделан, не оглядываясь назад, и тогда вам придется жить с этим выбором. Цепь событий, начавшаяся со вторжения в Ирак, не прервется и не изменится из-за моего бездействия. Поэтому, когда друзья спорили со мной об оружии массового уничтожения или первоначальном вторжении, это казалось совершенно неуместным. У меня не было машины времени, как и у них. Я также не мог списать все военные усилия как зло и тем самым избежать чувства ответственности за все политические решения, которые были приняты позже.

Еще в 2006 году, когда я готовился к поездке в провинцию Анбар, «потерянную» провинцию, сердце суннитского повстанческого движения, у меня возникло искушение подумать, что мы ничего не можем сделать, чтобы улучшить ситуацию в Ираке, или даже что ничего не было так или иначе лучший образ действий. В следующем году сенатор Карл Левин предложил быстро уйти, чтобы каким-то волшебным образом добиться политического урегулирования в Ираке. «Конгрессу пора объяснить иракцам, что это ваша страна», — сказал он в речи перед Конгрессом, видимо, под впечатлением, что иракцы этого не знают.Для меня это предложение о прекращении оккупации казалось не более чем дымовой завесой, позволяющей нам оставить Ирак позади, не чувствуя при этом особой вины.

Хотя слово «оккупация» часто используется так, как будто оно представляет собой нечто изначально злое, оккупация на самом деле является ситуацией, узаконенной — и ограниченной — международным правом. Статья 43 Гаагского положения 1907 г. требует, чтобы оккупационные силы «принимали все меры, находящиеся в [их] силах, для восстановления и обеспечения, насколько это возможно, общественного порядка и безопасности.Дальнейшие обязательства прописаны в Четвертой Женевской конвенции 1949 года. Они применяются вне зависимости от того, была ли война, развязанная против оккупированной страны, справедливой или несправедливой. Мы вели справедливую войну с Германией и Японией во время Второй мировой войны, но после нее все еще были обязаны обеспечить порядок для граждан этих стран, многие из которых были голодающими, бездомными беженцами. Для меня из этого не следовало, что потому что война была несправедливой, мы тем самым были освобождены от наших обязательств как страны и могли счастливо оставить иракцев на их печальную судьбу, уверенные в том, что наши руки были чисты, пока мы не не голосовал за Джорджа У.Бушем в 2000 году. Мы явно не выполнили свои обязательства по предотвращению хаоса после нашего вторжения в Ирак.

Конечно, ничто из этого не означает, что развертывание, в которое я собирался отправиться, на самом деле будет частью адекватного или справедливого национального ответа на разворачивающуюся там трагедию.

Колючая проволока в траншее в провинции Анбар, Ирак. Getty

Мы можем сказать им правду, когда вернемся домой

В первый месяц моей командировки террорист-смертник взорвался среди группы семей, идущих в мечеть.Американские войска доставили раненых в наш базовый госпиталь, где очередь морских пехотинцев, ожидающих сдачи крови, была такой длинной, что вытянулась за дверь и обернулась вокруг здания. Внутри было так много раненых, что у врачей кончились столы для травм, и им пришлось оперировать на полу. В одной комнате я видел, как они медленно сшивали кишки человека. В другом хирург, новичок в театре, колебался перед окровавленным, усеянным осколками телом мужчины. Суть дела в том, что доктор, который был там уже несколько месяцев, оттолкнул его, воткнул палец в бок мужчины, вонзил его по локоть и вытащил из его живота зазубренный кусок металла.

Чуть позже аналогичная атака поразила Рамади. Один из моих морских пехотинцев, видеооператор, спросил, может ли он взять интервью у одного из наших врачей после нападения. Единственным тихим местом было то место, где хранили тела погибших, поэтому они вдвоем сели в углу, окруженные телами мирных жителей, мужчин, женщин и детей, которых врачи не смогли спасти. Там, в тишине, измученный доктор плакал.

Примерно в это же время подразделения, покидавшие театр военных действий, — врачи, пехотинцы, инженеры и логистики — столкнулись с большим количеством насилия, но без особого прогресса.Я помню, как слышал, как уходящая группа солдат говорила о том, что они должны рассказать своим семьям о войне. Они не могли сказать им правду, они согласились. Вместо этого они говорили им гордые, воодушевляющие вещи. «Мы можем сказать им правду, когда вернемся домой», — сказал один из них. На мгновение было тихо, а другой спросил: «Тогда мы вообще скажем правду».

Это было в начале 2007 года. К 2008 году уровень насилия снизился, рынки открылись, а количество полицейских увеличилось. Замедление смерти отбросило противников У.С. бросок войск за петлю. Как известно, сайт Moveon.org предположил, что генерал Дэвид Петреус «подделывает книги». Более вдумчивые критики придумали другие ответы: успехи были временными, зависели от политического решения, или от ненадежных союзников, или от вооружения одной стороны в гражданской войне. Или, что менее правдоподобно, учитывая фактические модели насилия в Ираке, возможно, сектантская чистка разделила страну на суннитские и шиитские анклавы, и поэтому насилие уменьшилось только потому, что некого было убивать.Даже сегодня вопрос о том, «сработала» ли волна, является предметом довольно интенсивных споров как внутри военных, так и за их пределами. Ясно, что «Пробуждение Анбара» — восстание суннитов против «Аль-Каиды» в Ираке — не могло бы изменить страну так, как это произошло, без значительной поддержки США. Но те, кто утверждает, что наращивание не решило глубинных проблем Ирака, конечно же, совершенно правы, и вопрос о том, была ли права администрация Буша, проводившая наращивание в 2007 году, остается предметом дискуссий. В любом случае этого было недостаточно.

Я не знал этого в 2008 году. Я пошел домой, чувствуя себя прекрасно после своего развертывания. Ирак становился лучше, и я был частью сил (пусть и тыловых), которые рисковали жизнью и здоровьем ради этой цели. А хорошие новости продолжали приходить. Через полтора года после моего возвращения в New York Times была статья о гигантской пляжной вечеринке, устроенной на берегу озера Хаббания, недалеко от того места, где я провел большую часть своего времени за границей. На фотографиях сотни молодых иракцев веселятся.Ди-джей крикнул в микрофон: «Привет всем из Багдада. Все из Адхамии и Садр-сити». Я поговорил с другим морским пехотинцем, который провел некоторое время в этом районе, — с писателем Майклом Питром. Он сказал мне: «Я помню, как читал эту статью и думал: «Боже мой, мы победили».

Я на это надеялся. В любом случае, я не чувствовал, что мне есть за что отчитываться. У меня сложилось впечатление, что история оправдала меня. И хотя я католик, мне и в голову не пришло сделать то, что когда-то было обычным делом для солдат после войны, — искать искупления.

Возвращаясь из Ирака, без каких-либо воспоминаний о внутреннем ужасе, который мы связываем с подлинным опытом войны, я  предполагал, что мои руки чисты.

В средневековый период христианское богословие выделило пространство для войны — того, что мы сейчас называем «теорией справедливой войны». Тем не менее убийство все равно считалось грехом, даже на справедливой войне, даже когда это было законно, даже когда сама Церковь предписывала это делать. Одним из наиболее примечательных последствий этой веры является покаянный указ, наложенный на нормандских рыцарей, сражавшихся с Вильгельмом Завоевателем на холме Сенлак в битве при Гастингсе в 1066 году.«Каждый, кто знает, что он убил человека в великой битве, должен совершить покаяние в течение одного года за каждого человека, которого он убил», — провозглашает он, прежде чем двигаться вперед и действительно углубиться в сорняки. Если вы ранили человека и не уверены, что он умер, сорок дней покаяния. Если вы боролись только за выгоду, это такое же наказание, как если бы вы совершили обычное убийство. Для лучников, «которые одних убили и других ранили, но по необходимости не знают, сколько их», — покаяния на три Великих поста.

Современному разумному уху кажется чем-то странным, если не жестоким, требовать чего-то от людей, а затем требовать за то же самое покаяния.И все же это, пожалуй, полезнее как для общества, посылающего людей на войну, так и для самих воинов. Ветеран Вьетнама Карл Марлантес, оглядываясь назад на свое пребывание за границей, описал себя как «борющегося с ситуацией, приближающейся к священной в своем ужасе и контакте с бесконечным». Хотя тогда он этого еще не знал, он отчаянно нуждался в духовном наставнике. «Мы не можем ожидать, что нормальные восемнадцатилетние подростки убьют кого-то и сдержат его здоровым образом. Им нужно помочь разобраться, что будет здоровой скорбью по поводу лишения жизни, потому что это часть печали войны.

Этот маршрут может предложить не только искупление, но и настоящий рост как человека. Философ и ветеран Второй мировой войны Дж. Гленн Грей писал, что для солдата «вина может научить его, как немногие другие вещи, тому, насколько человек может быть полностью отчужден от самих источников своего бытия. Но узнавание может указать путь к воссоединению и примирению с разнообразными формами творения. … Искупление станет для него не актом веры или делом, а жизнью, жизнью, посвященной укреплению связей между людьми и между человеком и природой.

Американский солдат показывает свою татуированную руку во время патрулирования в Умм-Касре, Ирак. 25 марта 2003 г.. Reuters

Но такой образ мышления явно расходится с историями незамысловатой воинской славы. «Представление о войне как грехе просто не работает в Пеории или где-либо еще в Соединенных Штатах, потому что любовь к войне — неотъемлемая часть мужественного американского бога», — писал капеллан войны во Вьетнаме Уильям Махеди. «Однако осознание зла — с религиозной точки зрения, осознание греха — является основным мотивом историй о войне во Вьетнаме.И, конечно же, это не только Вьетнам. Это повторяющаяся тема в письме как о войнах, которые мы празднуем, так и о войнах, которые мы осуждаем. Во время интервью я однажды осторожно спросил девяностооднолетнего ветерана Второй мировой войны, что он думает об идее величайшего поколения. «Это фигня!» — крикнул он, перебивая меня. «Чушь… Война разрушила мою жизнь». Позже он успокоился и пересмотрел свою самооценку: «Я на восемьдесят процентов сладкий и на двадцать горький». И те двадцать процентов горечи, которые он все еще хранил в себе более семи десятилетий спустя, исходили из его опыта участия в том, что нам нравится называть «Хорошей войной».

В условиях контракта, который молодые морские пехотинцы и солдаты подписывают при поступлении на службу, это моральное измерение может быть добавлено к физическому и эмоциональному риску, который они берут на себя, риску, существующему независимо от того, как мы позже относимся к конкретной войне, на которую мы их отправляем. . «Люди моют руки кровью, как могут», — писал поэт Рэндалл Джаррелл. Возвращаясь из Ирака без воспоминаний о внутреннем ужасе, который мы связываем с подлинным опытом войны, я предположил, что мои руки были чисты.Как штабной офицер, я имел честь видеть войну в основном как зритель, такой же привилегией пользуется остальная часть американской общественности, то есть, если они удосужились посмотреть.

Санитар госпиталя ВМС США Ричард Барнетт из 1-й дивизии морской пехоты держит иракского ребенка в центральном Ираке. Перекрестный огонь на линии фронта разорвал на куски иракскую семью после того, как местные солдаты заставили мирных жителей двигаться к позициям, удерживаемым морскими пехотинцами США. 29 марта 2003 г. Рейтер.

Спасительная идея?

Вскоре после того, как ИГИЛ попало в заголовки газет, захватив Фаллуджу и Рамади, я пошел на показ документального фильма об Афганистане.После этого во время вопросов и ответов с режиссером встал один из многих ветеранов. Он был большим, крутым парнем, должно быть, идеально подходил для морского пехотинца в синем мундире. Он сказал: «Я ветеран Ирака. Раньше я невероятно гордился этим. Если бы вы попросили меня всего несколько лет назад составить резюме моей жизни — не резюме для работы, а резюме того, кем я был, кем я был, — все самые важные пункты были бы: Морской пехотинец сержант; ветеран боевых действий; руководил морскими пехотинцами в Ираке. Но сейчас я смотрю на то, что происходит в Ираке, и начинаю задаваться вопросом, частью чего я был и могу ли я этим гордиться.Был ли я частью зла? Потому что если бы я был, то я больше не знаю, кто я. Я не знаю, кто я».

Это был более резкий ответ на заморскую трагедию, чем я слышал ранее. Хотя я видел, как многие ветераны недоумевали: «Для чего все это?» они часто решали вопрос, сужая фокус своего внимания. Один ветеран, участвовавший во Второй битве за Эль-Фаллуджу, утверждал, что он думал не о «Буше или Обаме, Ираке или Афганистане», а о людях, с которыми он служил, и о том, «что мы сделали друг для друга.Элизабет Самет, инструктор в Вест-Пойнте, утверждает, что «отсутствие четкого и последовательного политического видения наших недавних войн… заставило многих командиров взводов и рот, которых я знаю, понять драмы, в которых они оказались как на местном, так и на индивидуальном уровне. а не национальное или общинное. Цели, которые они обеспечивают для себя — вернуться домой, не потеряв ни одного солдата, или, если кто-то должен умереть, сделать это героически в бою, — предлагают исключительно личные и частные утешения, которые делают саму миссию фактически не относящейся к делу.

Солдат 1-й кавалерийской дивизии начинает свой путь обратно в США из лагеря Вирджиния в Кувейте. Его бригада была последней военной частью США, покинувшей Ирак. 20 декабря 2011. Reuters

По-своему, американская поп-культура с ее растущей одержимостью спецназом, проводящим рейды в стиле коммандос, похоже, пришла к аналогичному выводу. Zero Dark Thirty , 13 Hours и American Sniper предлагают видение войны, в которой высококвалифицированные оперативники убивают несомненно злых людей — изготовителей бомб, мучителей, садистов и головорезов всех мастей — не слишком задумываясь о общий итог.В рейде моральные ставки кажутся очевидными. Давайте думать только об убийстве «Мясника», или злобного вражеского снайпера, или Усамы бен Ладена, а не о том, чтобы положить конец хаосу, клубящемуся вокруг них. И хотя эти фильмы кажутся научно-популярными, их влияние не так сильно отличается от франшизы «Рэмбо» предыдущего поколения, которая, как утверждал ветеран Вьетнама и писатель Густав Хасфорд, «удовлетворяет нашу жалкую потребность выиграть войну и дает нам еще один слой побелки». как неуклюжие благодетели, невинные американские мальчики из белого хлеба, которых развратили злые жители Востока.Мы должны были победить , а мы могли победить , Рэмбо утверждает, если бы только тупых хряков спасли гротескно мускулистые гражданские лица, которые каким-то образом катались на коньках в перестрелке.

Такое мышление стало действовать не только в фильмах, но и в реальной жизни. В своем Послании о положении в стране президент Обама заявил ранее в этом году: «Если вы сомневаетесь в приверженности Америки — или моей — обеспечению справедливости, просто спросите Усаму бен Ладена. Спросите лидера «Аль-Каиды» в Йемене, который был ликвидирован в прошлом году, или виновника терактов в Бенгази. Он получил аплодисменты, и нетрудно понять, почему. Поскольку такого рода миссии не ставят войска в положение удержания территории, когда мы убиваем или захватываем цель, мы можем отметить это как успех, независимо от того, оказываем ли мы положительное влияние на регион, в котором находимся. поразительный. Неважно, что на самом деле происходит сейчас в Ливии и Йемене. Если вы достаточно сузите сферу своей деятельности, не будет конца тому, с чем вам не придется иметь дело .

Это правда, что в середине развертывания специфика опыта любого отдельного подразделения и узы, которые разделяют эти морские пехотинцы, могут затмить их понимание более широкой миссии.Но люди идут в армию, чтобы стать частью чего-то большего, чем они сами, и, в конечном счете, военнослужащим крайне важно чувствовать, что их жертвы имели смысл  .

Вступление в армию — это акт веры в свою страну — акт веры в то, что страна будет использовать вашу жизнь во благо.

Пэт С. Хой II, профессор Нью-Йоркского университета, служивший во Вьетнаме, однажды описал последствия битвы во Вьетнаме, которую вели солдаты, которых он обучал.Ему было приятно видеть, как эти солдаты выздоравливают «через спасительные ритуалы, которые они проводили вместе — хоронили мертвых, охраняли поле боя, укладывали боеприпасы, сжигали оставшиеся мешки с порохом, выносили мусор, брились, пили кофе, мылись, разговаривали, пока восстанавливались». порядке и заботились друг о друге». Это своего рода небольшие моменты общего удовлетворения, которые я видел от ветерана к ветерану, когда они пытались смириться с масштабами нашей неудачи в Ираке. Для Хоя такие удовлетворения реальны, но недостаточны.

Эти люди сделали грязную солдатскую работу в войне, которая, вероятно, никогда не закончится — ни для них, ни для этой нации. Война во Вьетнаме не будет преображена очистительной идеей. Мужчин и женщин, сражавшихся там, всегда будет преследовать сам факт резни. Те, кто на самом деле смотрел смерти прямо в глаза, будут кричать посреди ночи и всю оставшуюся жизнь просыпаться, трясясь в холодном поту, — и не будет никакой идеи, ничего, кроме воспоминаний о командной работе, чтобы искупить их. .Этого будет недостаточно. Это одиночество — это то, что они получают в обмен на свой дар служения нации, которая отправила их на смерть и бросила их собственным спасительным идеям, когда они вернулись домой.

В чем спасительная идея Ирака? В некотором смысле поступление в армию — это акт веры в свою страну — акт веры в то, что страна будет использовать вашу жизнь во благо. В конце концов, каким будет ваш кусок войны, в основном дело случая. У меня есть друзья, которые присоединились к нам до 11 сентября, когда инструкторы-пулеметчики еще учили новобранцев нажимать на спусковой крючок столько времени, сколько потребуется, чтобы сказать: «Умри, коммуняка, умри!» У меня есть друзья, которые присоединились к нам после 11 сентября, рассчитывая сражаться с Аль-Каидой, но только для того, чтобы вторгнуться в Ирак.Один друг протестовал против войны в Ираке, а затем записался , потому что он считал войну несправедливой, и поэтому мы были обязаны иракцам гуманной и ответственной оккупации. Армия дважды отправляла его в Афганистан. У другого солдата, которого я знаю, резервиста, было подразделение, предназначенное для одного из двух развертываний: либо для помощи в кризисе с лихорадкой Эбола, против которой мало кто будет возражать, либо для укомплектования залива Гуантанамо. В зависимости от того, куда их отправили, они знали, что по возвращении домой их ждет совершенно разная реакция. Конечно, похвала или порицание, которые средний американец мог бы раздать этим солдатам, на самом деле были бы просто раздачей похвалы или порицания, которых они сами заслуживают за то, что являются частью нации, которая занимается такими вещами.

Разница, однако, в том, что ветеран не может притворяться, что у него чистые руки. Никакое количество инсценировок в фильмах о коммандос, убивающих плохих парней, не может отвлечь нас от простой реальности того, что Ирак разрушен, за границей неисчислимые страдания, и мы, как страна, даже отказались от большинства переводчиков, которые рисковали своей жизнью ради нас.

Тем не менее, этот факт, кажется, не проник ни в мирных жителей, к которым мы возвращаемся домой, ни в правительство, которое послало нас: «Сколько американских президентов или членов Конгресса страдали посттравматическим стрессовым расстройством или покончили с собой, вместо того, чтобы жить дальше с бременем об объявлении войны?» — спросил профессор гуманитарных наук Роберт Эммет Мигер.Нет, конечно.

Танк в Кувейте движется к границе с Ираком. 26 марта 2003 г. Гетти

Тотальная мобилизация

Когда в бруклинском баре зазвонил мой мобильный телефон и голос на другом конце провода сообщил мне, что морской пехотинец, в котором я служил, был застрелен в Афганистане, я огляделся, ища, с кем бы поговорить. Расстановка группы, татуированные бармены, любой из них вполне мог быть сочувствующим слушателем. Как правило, я обнаружил, что гражданские весьма заинтересованы, когда вы прикладываете усилия.И все же… я не мог. Я подозревал, что это будет воспринято как личная трагедия, как если бы я сообщал новости о том, что у члена семьи был диагностирован рак. Не как что-то, что вовлекало их.

Среди ветеранов есть шутка: «Ну, мы побеждали в Ираке, когда там был I », и причина, по которой это шутка, в том, что быть в армии означает остро осознавать, насколько каждый человек полагается на более крупную организацию. . В учебном лагере называться «личностью» — оскорбление.Морской пехотинец сам по себе не является значимой в военном отношении единицей. В основной школе приказы, которые нас учили писать, всегда включали потерянный план морской пехоты, а это означает, что каждый отданный приказ несет в себе скрытое сообщение: вы ничто без группы. Дело Боуи Бергдала — яркий пример того, что происходит, когда один солдат берет на себя ответственность за войну, которую, по его мнению, он должен был получить, — это шанс стать похожим на героя фильма Джейсона Борна, как объяснил Бергдал на кассетах, воспроизводимых подкастом Serial. .Интенсивный гнев, направленный на Бергдала рядовыми солдатами, гнев, который порой трудно понять гражданскому обществу, выросшему на представлениях об американском индивидуализме, — это гнев коллектива, члены которого зависят друг от друга в самой своей жизни, направленный на того, кто, из чистого самодовольного идиотизма нарушил интимные узы товарищества. Покинув свой пост в Афганистане, Бергдал сделал жестоко тяжелую, опасную и, возможно, бесполезную миссию своих однополчан еще труднее, опаснее и еще более бесполезной, тем самым нарушив главное правило военной жизни: не будь приятелем-ублюдком.Вы не герой этого фильма.

Специалист Кэти Луна из 572-й роты военной разведки отдает дань уважения во время панихиды по члену взвода, погибшему на юге Афганистана. 19 октября 2012 г.. Reuters

Но солдат полагается не только на своих товарищей по отделению или на руководство своим взводом и ротой. Есть непосредственная поддержка с воздуха, связь и логистика. Надежное оружие, боеприпасы и припасы. Весь военный аппарат, в конечном счете, опирается на американскую промышленность и на доллары налогов, которые платит каждый из нас.«Образ войны как вооруженного боя сливается с более широким образом гигантского трудового процесса», — писал Эрнст Юнгер, немецкий писатель и ветеран Первой мировой войны. После Второй мировой войны Курт Воннегут пришел к аналогичному выводу, размышляя не только на самолетах и ​​экипажах, пулях, бомбах и осколках снарядов, но и на том, откуда они взялись: на заводах, «работающих днем ​​и ночью», на линиях транспортировки сырья и на горняках, работавших над его добычей. Слишком много думаешь о фронтовике, в итоге думаешь обо всем, что нужно было, чтобы его туда поставить.

Сегодня мы по-прежнему мобилизованы для войны, хотя и таким образом, чтобы не думать об этом слишком много. Поскольку у нас полностью добровольческие силы, участие в войне является вопросом выбора, а не требованием гражданства, а военные представляют лишь крошечную часть страны — то, что историк Эндрю Басевич называет «однопроцентной армией». «Таким образом, шансы среднего гражданского лица знать кого-либо из военнослужащих соответственно малы.

Кроме того, мы расширяем те аспекты боевых действий, которые остаются незамеченными.Наша программа беспилотных летательных аппаратов продолжает расти, как и сообщество сил специальных операций, численность которого увеличилась с 45 600 человек в 2001 году до 70 000 на сегодняшний день, и планируется дальнейшее увеличение. Среднестатистический американец еще меньше знает пилота дрона или члена специального подразделения, а также много знает о том, чем они на самом деле занимаются, поскольку вы не можете внедрить репортера с дроном или с SEAL Team 6. Наше Командование специальных операций стало, по словам бывшего подполковника Джона Нэгла, «машиной для убийств почти в промышленных масштабах по борьбе с терроризмом.

Поскольку у нас полностью добровольческие силы, участие в войне является вопросом выбора, а не требованием гражданства, а те, кто служат в вооруженных силах, представляют лишь небольшую часть страны.

Хотя граждане действительно голосуют за лидеров, управляющих этой машиной, мы освободили себя от требования серьезных дебатов по этому поводу в Конгрессе. Мы все еще работаем в соответствии с Разрешением на использование военной силы десятилетней давности, выданным после 11 сентября, еще до того, как некоторые из групп, с которыми мы в настоящее время боремся, вообще существовали, и это маловероятно, несмотря на попытки сенаторов Тима Кейна (D -Ва.) и Джеффа Флейка (Республика Аризона), что Конгресс выпустит новый в ближайшее время. Мы ведем войну «с действиями Конгресса или без них», как сказал президент Обама в своем последнем Послании о положении в стране, что означает, что американское общество остается изолированным от рассмотрения последствий. Даже если они проголосовали за президента, отдавшего приказ об этих забастовках, у граждан, по-видимому, мало причин чувствовать личную вину, когда они поступают не так.

Это то чувство личной заинтересованности в войне, которое ветеран испытывает нутром, и которое так трудно почувствовать гражданскому лицу.Философ Нэнси Шерман объяснила послевоенное негодование результатом разрыва контракта между обществом и ветеранами, которые служат. «Они могут чувствовать вину перед собой и негодование на командиров за предательство, — пишет она, — но также больше, чем мы готовы признать, они испытывают негодование по отношению к нам за наше безразличие к их войнам и послевоенным событиям и за то, что им даже не приходится нести бремя военного налога за более чем десятилетие войны. Реактивные эмоции, такие как обида или доверие, предполагают какое-то сообщество или, по крайней мере, являются призывами к его повторному вызову или созыву заново.

Таким образом, долг перед ними — это не просто одна из материальных выгод. В журнале Harper’s Magazine есть замечательная статья под названием «Дело не в том, что я ленивый», опубликованная в 1946 году и подписанная анонимным ветераном, в которой утверждается: «Внутри меня какая-то пустота, которая говорит мне, что я все еще что-то пришло. Это не пенсия, которую я ищу. То, что я заплатил, не было деньгами; это было частью меня самого. Я хочу, чтобы мне отплатили тем же, чем-то человеческим».

Мне кажется, это правильно: «что-то человеческое», хотя я не уверен, какую форму оно примет.Когда я впервые вернулся из Ирака, я подумал, что это означает публичную расплату с войной, с ее издержками не только для американцев, но и для иракцев. Со временем, особенно когда я наблюдаю за президентскими дебатами в США, в ходе которых кандидаты предлагали ковровые бомбардировки, пытки и другие виды военных преступлений в качестве ответа на сложные проблемы, которые, как давно поняли военные, будут только усугубляться, если мы попытаемся такие упрощенные и аморальные решения, я разочаровался в надежде, что это произойдет в ближайшее время. Если настойчивость американских военных баз, названных в честь генералов Конфедерации, является каким-то показателем, это может произойти не при моей жизни. Переживший Холокост Жан Амери, рассуждая о послевоенном восстановлении Германии, заключил: «Общество… думает только о своем дальнейшем существовании». Спустя десятилетия Та-Нехиси Коутс, учитывая сложность, если не невозможность, поиска решений различных исторических трагедий, напишет: «Я думаю, мы все видим, как наши «теории и видения» рассыпаются в прах в «голодной, истекающей кровью, порабощенной земле». ‘, который везде, это политика.

На стоянке для грузовиков в Калифорнии табличка сигнализирует о поддержке американских войск в войне в Ираке. август 2006 г. Гетти

Приведение миссии домой

Несмотря на это, я не вижу нигилизма со стороны своих товарищей-ветеранов. Я вижу обратное. Я встречал ветеранов, которые, напуганные человеческими жертвами наших войн за границей, присоединились к таким организациям, как Международный проект помощи беженцам или Международный комитет спасения. Я встречал ветеранов, которые пошли на государственную службу, один из которых также остался в резерве, потому что, как он сказал мне: «Я хочу знать, что решения, которые я принимаю, могут повлиять на меня лично.«Я встречал ветеранов, которые лоббировали Конгресс, работали над борьбой с сексуальным насилием в армии, создавали литературные некоммерческие организации или работали над тем, чтобы сделать государственную службу — военную или иную — ожидаемой в американском обществе. Недавний анализ данных переписи населения показывает, что по сравнению со своими сверстниками ветераны больше занимаются волонтерской деятельностью, больше жертвуют на благотворительность, чаще голосуют и с большей вероятностью посещают общественные собрания и присоединяются к общественным группам. Это своего рода гражданское участие, необходимое для функционирования демократии.

В 2007 году ученый из Родса и морской котик Эрик Грейтенс посетил Национальный военно-морской медицинский центр в Бетесде, штат Мэриленд. Мужчины и женщины, которых он там находил, в том числе инвалиды и жертвы серьезных ожогов, как правило, стремились вернуться в свои части, хотя во многих случаях это было невозможно. Этих ветеранов неоднократно благодарили за их службу. Их заверили, что они герои и что они пользуются поддержкой благодарного народа. Но, как рассказывается в книге Джо Кляйна «, Чарли Майк, », Грейтенс обнаружил, что их возбуждает нечто иное.Четыре слова: «Вы нам все еще нужны».

Члены служебного взвода некоммерческой организации The Mission Continues, которая помогает ветеранам войны приспособиться к жизни дома, собираются после мероприятия. Январь 2015 г. Миссия продолжается

Грейтенс, который надеется выиграть кандидатуру от республиканцев в гонке на пост губернатора штата Миссури в этом году, основал Миссию продолжается, организацию, которая присуждает стипендии для общественных работ, которые «перераспределяют» после 11 сентября. ветераны возвращаются в свои общины для работы над проектами от образования до жилья и не только. Одно исследование показало, что, хотя у этих ветеранов были высокие показатели черепно-мозговой травмы (52 процента), посттравматического стрессового расстройства (64 процента) и депрессии (28 процентов), возможность почувствовать, что они внесли свой вклад, привела к удивительно позитивному опыту после стажировки. . Восемьдесят шесть процентов сообщили, что общение стало положительным опытом, изменившим их жизнь. Семьдесят один процент продолжили дальнейшее образование, 86 процентов передали свои военные навыки на гражданскую работу, и подавляющее большинство сообщили, что стипендии помогли им стать общественными лидерами, способными научить других ценить службу.

«В то время как большинство наблюдает за страданиями мира по телевизору, мы ДЕЙСТВУЕМ быстро и целеустремленно», — написал снайпер морской пехоты Клэй Хант, ветеран Ирака и Афганистана, оказывавший помощь ветеранам организации по ликвидации последствий стихийных бедствий Team Rubicon. после землетрясений в Чили и Гаити, собрал деньги для раненых ветеранов и помог лоббировать в Конгрессе льготы для ветеранов. «Не считая цены и без надежды на вознаграждение. Мы просто отказываемся смотреть, как страдает наш мир, когда у нас есть навыки и средства, чтобы облегчить некоторые из этих страданий для стольких людей, скольких мы можем охватить… Бездействие — не вариант.

Укрепление связей между людьми и между человеком и природой

Клэй Хант, морской пехотинец, служивший в Ираке, покончил с собой 31 марта 2011 года. Предоставлено семьей Хант.

Клэй Хант покончил с собой в марте 2011 года. Его история может быть героической историей морского пехотинца, который служил с отличием и вернулся домой полным решимости продолжать службу, но это также гораздо более мрачная история морского пехотинца, который так и не смог получить помощь, в которой он сам нуждался. Выйдя из Корпуса, Хант боролся с Администрацией по делам ветеранов из-за своего рейтинга инвалидности и обращения с ним.Он обжаловал низкий уровень своих пособий только для того, чтобы столкнуться с одним бюрократическим препятствием за другим, в том числе с потерей его файлов VA, и этот процесс затянулся на восемнадцать месяцев. Что касается его медицинской помощи, он почти не получил консультации по поводу посттравматического стресса, вместо этого ему прописали множество лекарств, ни одно из которых не помогло. Он чувствовал, что его использовали как «морскую свинку» для одного неудачного лечения за другим. После переезда в Хьюстон он несколько месяцев ждал своего первого приема у психиатра, а затем нашел этот прием настолько напряженным, что решил никогда не возвращаться.Две недели спустя он покончил с собой.

Настоящая интеграция в общество может быть чрезвычайно сложной для ветеранов, борющихся с невыносимыми физическими или психическими травмами. Следовательно, ветеранам причитается минимум выплат: надежная администрация по делам ветеранов, улучшенная психиатрическая помощь и адекватная помощь при переходе в гражданский сектор. Закон Clay Hunt о предотвращении самоубийств для американских ветеранов (SAV), который президент Обама подписал в 2015 году, предназначен для удовлетворения некоторых из этих потребностей.

Но это только начало. Мы не полностью погасим долг морпеху, страдающему от посттравматического стресса, если мы предоставим ему доступ к компетентной психиатрической помощи, точно так же, как мы не полностью погасим долг солдату, который потерял конечность, передав ей хорошо сделанную протез. И после войны, которая разрушила целые общества, сотни тысяч жизней были потеряны и перемещены, долг не может быть только перед отдельным человеком или даже перед классом людей, таких как ветераны.Терапевтический подход, каким бы необходимым он ни был, может только залечить раны. Наши проблемы гораздо глубже.

Ни одно гражданское лицо не может взять на себя моральное бремя, которое на внутреннем уровне ощущают участники войны, но все могут проявить равную приверженность своей стране.

Я начал это эссе, размышляя о клятве, которую дал, будучи морским пехотинцем, поддерживать и защищать Конституцию. В то время, когда я приносил присягу, это казалось особым и драгоценным бременем, которое я брал на себя — поклялся защищать не только физическую безопасность моей родины, но и защищать что-то более широкое, наш основополагающий документ и, следовательно, набор идеалов, заложенных в нем. .Спустя годы, просматривая раздел «Гражданского альманаха» Службы гражданства и иммиграции США об обязанностях граждан, я был смущен, осознав, что мои обязанности морского пехотинца не были такими уникальными. Самая первая из перечисленных обязанностей — «поддерживать и защищать Конституцию от всех врагов, внешних и внутренних». Так что я уже был в долгу перед своей страной в силу своего рождения и привилегии быть американцем.

Предлагаемая литература

Таким образом, разрыв между штатским и военнослужащим не должен быть таким большим.Возможно, путь вперед лежит просто через жизнь в соответствии с этими идеалами, через действия и большую приверженность граждан институтам американской гражданской жизни, над восстановлением которых работают так много ветеранов. Тедди Рузвельт однажды заявил, что здоровое общество будет считать человека, «уклоняющегося от своих обязанностей перед государством в мирное время, лишь на одну ступень хуже, чем человека, уклоняющегося от них во время войны. Очень многие из наших мужчин… скорее гордятся тем, что они хорошие граждане, даже если они голосуют; тем не менее, голосование является наименьшей из их обязанностей.Мне кажется, это правильно. Точный характер этих дополнительных обязанностей будет зависеть от индивидуальных принципов. Однако бесспорно то, что всегда есть способ послужить, помочь направить силу и потенциал Соединенных Штатов во благо.

Ни одно гражданское лицо не может взять на себя моральное бремя, которое на внутреннем уровне ощущают участники войны, но все могут продемонстрировать равную приверженность своей стране, равное принятие обязательств, присущих гражданству, и одинаковое стремление к действию.Идеалы — это одно, а грязный бизнес по их воплощению в жизнь — совсем другое. Это означает отказ от любых притязаний на нравственную чистоту. Это означает пачкать руки.

Фил Клэй — выпускник Дартмутского колледжа и ветеран Корпуса морской пехоты США. Он служил в иракской провинции Анбар с января 2007 года по февраль 2008 года в качестве сотрудника по связям с общественностью. После выписки он получил степень магистра иностранных дел в Хантер-колледже. В 2014 году сборник рассказов Клея « Передислокация » получил Национальную книжную премию в области художественной литературы.Среди множества других наград, в 2015 году он получил премию Джеймса Уэбба Фонда наследия морской пехоты за художественную литературу, посвященную морской пехоте США или жизни морской пехоты. Его статьи публиковались в The New York Times , Washington Post , Wall Street Journal , Newsweek , Granta , Tin House и в других местах. В настоящее время он является научным сотрудником Ходдера в Принстонском университете. Узнайте больше на philklay.com.

Благодарности

Видео вверху от Гетти.

Графика и дизайн Кэмерона Зоттера и Джессики Павоне. Веб-разработка Yohann Paris. Под редакцией Джессики Брандт, Бет Рашбаум и Фреда Дьюса. Продвижение Эмили Рабади.

Как и другие продукты Учреждения, «Эссе Брукингса» предназначено для обсуждения и стимулирования дебатов по важным вопросам. Мнения принадлежат исключительно автору.

© 2016 Институт Брукингса Контакт Связи со СМИ Условия и положения Политика конфиденциальности

Зачем нам более современные и боеспособные военные, а не более крупные

После того, как пару лет назад корпус морской пехоты захватил власть в политических коридорах Вашингтона, теперь очередь за армией.Генералы в отставке Джон Келли и Джим Мэттис давно ушли со своих высоких постов в администрации Трампа. А 30 сентября третий выдающийся генерал морской пехоты, Джозеф Данфорд, похожий на Джорджа Маршалла, ушел с поста председателя Объединенного комитета начальников штабов — высшей военной должности в стране.

Сейчас министерством обороны руководят министр обороны Марк Эспер и председатель Марк Милли. Совсем недавно, этим летом, они занимали аналогичные должности в армии, неся основную ответственность за набор, обучение и оснащение этой военной службы.С их продвижением по службе их портфолио теперь распространяется на все оборонное сообщество — с его тремя миллионами сотрудников, развертыванием по всему миру и непрекращающимися конфликтами примерно в полудюжине горячих точек. Теперь они должны не только наращивать армию и содержать военно-морские силы, но и давать президенту свои наилучшие советы по применению силы и преодолению кризисов национальной безопасности.

Обеспечение высококачественных и модернизированных сил на данном этапе гораздо важнее, чем увеличение вооруженных сил США.

По мере того, как они встают на ноги и ищут путеводные звезды, которые помогут управлять этими чрезвычайно требовательными портфелями, Эспер и Милли должны помнить один ключевой вывод из их недавнего армейского опыта: обеспечение высококачественных и модернизированных сил гораздо важнее, чем увеличение Армия США на данном этапе.

К сожалению, ВВС и ВМФ еще не приняли это основное сообщение; каждая служба стремится увеличить структуру своих боевых сил примерно на 25% в ближайшие годы.Это ошибка. Несмотря на то, что бюджет национальной обороны на 2020 год приблизится к 750 миллиардам долларов, что значительно выше среднего показателя времен холодной войны в долларах с поправкой на инфляцию, денег не хватит на все. Более того, сам президент Трамп прогнозирует в ближайшие годы неизменные оборонные бюджеты, а ряд кандидатов в президенты от Демократической партии обещают сокращения. Это еще одна причина, по которой Пентагон должен расставить приоритеты.

Согласно официальной политике, флот хочет увеличить размер своего флота с 285 до 355 кораблей.Справедливости ради, эта последняя цель восходит к последним годам Обамы, так что это не творение администрации Трампа. Прошлой осенью ВВС обнародовали план увеличения собственной структуры сил с 312 оперативных эскадрилий до 386 (всех типов самолетов вместе взятых, включая Национальную гвардию ВВС и резерв ВВС). Надо признать, что даже армия хочет расти, но гораздо более размеренно и сдержанно, примерно до 500 000 солдат действительной службы из нынешних 480 000.

У служб есть веские причины требовать увеличения сил.Наши солдаты, моряки, морские пехотинцы и летчики часто утомляются и испытывают стресс от длительных командировок. И мы также много спрашивали об их оборудовании. Решение, однако, заключается не в большей силе, а в более последовательно финансируемой и более современной. Несмотря на все свои проблемы, боеготовность напряжена, но не нарушена, и многие из основ вооруженных сил здравы.

Лучшее управление существующими силами со стороны военных служб также очень помогло бы. Армия перегружена работой отчасти потому, что поддерживает развертывание нескольких тысяч солдат в Южной Корее и Польше за счет частой ротации нескольких подразделений, а не более эффективного подхода постоянного размещения отдельных бригад в этих местах.ВВС могли бы рассмотреть аналогичные изменения в том, как они содержат ключевые подразделения в некоторых частях Ближнего Востока. Например, несколько истребительных эскадрилий могут базироваться в странах Персидского залива, а не перемещаться туда и обратно. Военно-морской флот по-прежнему слишком жестко сосредоточен на поддержании постоянного присутствия в более широких регионах Персидского залива и западной части Тихого океана. Более гибкое и непредсказуемое развертывание может снизить нагрузку на силы, не давая противнику никакого утешения. Военно-морской флот также может рассмотреть возможность обмена экипажами, пока корабли остаются в море, вместо того, чтобы возвращать экипажи и корабли домой после развертывания вместе каждые шесть-восемь месяцев, как это сейчас является нормой.С такими адаптациями и улучшенной готовностью в результате более согласованных бюджетов численность сегодняшних сил может оказаться адекватной поставленным задачам.

Напротив, качество должно повышаться, а модернизация должна усиливаться. Это не потому, что армия США устарела. Скорее, этого требуют темпы инноваций в ключевых областях военных технологий и то, как уязвимости наших существующих вооруженных сил могут быть использованы Россией или Китаем. Если мы не сможем сделать U.Если вооруженные силы станут более современными, устойчивыми, смертоносными и способными к выживанию, может возрасти ощущение, что относительная боевая мощь Америки ослабевает или что американские вооруженные силы разработали системные уязвимости, которые противник может использовать для катастрофического провала. Сдерживание может ослабнуть. Результатом может стать война. И мы вполне могли бы даже проиграть такую ​​войну.

В 2020–2040 годах, вероятно, произойдут еще большие изменения в технологиях и характере ведения войны, чем в последние десятилетия.В 2000-20 годах революционные технологические изменения произошли в основном в различных аспектах компьютеров и робототехники. В течение следующих двух десятилетий эти области останутся быстро развивающимися, и к ним присоединятся различные прорывы в области искусственного интеллекта (ИИ), включая использование больших данных. Последствия на поле боя в таких областях, как рои роботизированных систем, используемых как в качестве датчиков, так и в качестве оружия, могут действительно достичь совершеннолетия. Кроме того, может произойти быстрый прогресс в области лазерного оружия, многоразовых ракет, гиперзвуковых ракет, беспилотных подводных лодок, биологических патогенов и наноматериалов.Общая сумма может составлять, а может и не составлять революцию. Но потенциал нельзя сбрасывать со счетов.

Подъем Китая и возвращение России усиливают конкуренцию и повышают стратегические ставки. Сочетание быстрого технического прогресса с гегемонистскими изменениями может оказаться особенно действенным. Возвращение соперничества великих держав в эпоху быстрого прогресса в науке и технике может вознаградить новаторов и выявить уязвимые места в гораздо большей степени, чем это имело место в 21 веке до настоящего времени.

Конечно, не каждая существующая программа Министерства обороны по вооружению в равной степени оправдана. Некоторые программы следует пересмотреть или отложить, чтобы освободить место для более живучих и эффективных систем — например, сокращение закупок надводных кораблей в пользу ударных подводных лодок и беспилотных подводных аппаратов для ВМФ, а также упор на самолеты большей дальности. истребители для ВВС и ВМФ. В целом, однако, в общих чертах и ​​общих потребностях в ресурсах программа модернизации Пентагона имеет смысл.Важно расставить приоритеты и сохранить его.

Сегодняшние уже превосходные американские вооруженные силы достаточно велики, чтобы соответствовать разумным требованиям текущих обязательств и соперничества великих держав — при условии, что они будут совершенствоваться дальше. Он нуждается в ремонтной готовности. Прежде всего, его необходимо модернизировать для большей летальности и сделать более устойчивым и живучим против видов точечных ударов, кибератак, противоспутниковых и других асимметричных атак, которые обязательно будут применяться будущими противниками.Мы должны четко сфокусировать свой взгляд на мяче, а наши ресурсы должны быть четко сфокусированы на стратегии. Нам нужны более современные и готовые силы, а не более крупные.

Силы современной армии (2022 г.)

| |

2022 г. Военные выплаты США Армейские Звания Звания ВМФ Звания морской пехоты Звания ВВС Рейтинги Береговой охраны США Сравнить ранги (НОВИНКА!) Словарь Министерства обороны США Идентификация военных лент Военный алфавитный код Символы военной карты Американские военные смерти Французские военные победы Потери во Вьетнаме

Название «Военный завод» и «Военный завод».com являются зарегистрированными ® товарными знаками США, защищенными всеми применимыми национальными и международными законами об интеллектуальной собственности. Весь письменный контент, иллюстрации и фотографии являются уникальными для этого веб-сайта (если не указано иное) и не подлежат повторному использованию/воспроизведению в любой форме. Материалы, представленные на этом веб-сайте, предназначены только для исторической и развлекательной ценности и не должны рассматриваться как пригодные для восстановления, обслуживания или общей эксплуатации оборудования. Мы не продаем товары, представленные на этом сайте.Пожалуйста, направляйте все остальные вопросы на адрес militaryfactory AT gmail.com.

Часть сети сайтов, которая включает в себя , свойство на основе данных, используемое для ранжирования ведущих военных держав мира, (Всемирный справочник современных военных самолетов), (Всемирный справочник современных военных кораблей) и , детализирующее историю из самых культовых самолетов-шпионов в мире.

www.MilitaryFactory.com • Все права защищены • Содержание © 2003-

Может ли современная военная стратегия привести вас к победе?

За последние годы в бизнесе произошли кардинальные изменения.Как и война.

Каждому руководителю не понаслышке знакомы пугающие вызовы бизнес-среды двадцать первого века: быстрые и разрушительные изменения, мимолетные возможности, неполная информация, общее чувство неопределенности и беспорядка. В то время как военачальники уже давно сталкиваются с такими проблемами на поле боя, справиться с ними стало еще сложнее в современном мире электронного оружия, размытых линий фронта и аморфных врагов.

Военная стратегия, как и бизнес-стратегия, должна была развиваться в соответствии с изменяющейся средой.Это привело к растущему вниманию к подходу к вооруженному конфликту под названием , маневренная война . Признанная жизнеспособной боевой философией в течение последних 65 лет, маневренная война приобрела известность в последнее десятилетие, потому что она так хорошо подходит для сегодняшних боевых условий. Несмотря на то, что этот подход был разработан для поля боя, он предлагает новый и полезный способ осмысления бизнес-стратегии, позволяя руководителям извлекать выгоду, а не уступать перед огромными проблемами, с которыми они сейчас сталкиваются.

Маневренная война представляет собой, по словам доктринального руководства Корпуса морской пехоты США, Боевые действия , «состояние ума, стремящееся сокрушить врага морально и физически, парализуя его и сбивая с толку, избегая его силы, быстро и агрессивно эксплуатируя его уязвимости и ударив его таким образом, что это причинит ему наибольшую боль». Его конечная цель состоит не в том, чтобы уничтожить силы противника, а в том, чтобы сделать их неспособными сражаться как эффективное, скоординированное целое.Например, вместо того, чтобы атаковать позиции обороны противника, практикующие маневренные боевые действия обходят эти позиции, захватывают центр управления противника в тылу и перерезают пути снабжения. Более того, маневренная война не направлена ​​на то, чтобы избежать или противостоять неопределенности и беспорядку, которые неизбежно формируют вооруженный конфликт; она воспринимает их как ключи к победе над врагом.

Маневренная война не направлена ​​на то, чтобы избежать или противостоять неопределенности и беспорядку, которые неизбежно формируют вооруженный конфликт; она воспринимает их как ключи к победе над врагом.

Несмотря на часто цитируемую аналогию между войной и бизнесом, очевидно, что военные принципы не могут быть применены оптом в деловой среде. В конце концов, рынок — это не поле битвы, хотя бы потому, что на карту не поставлены жизни. При этом компании ведут агрессивную, даже жестокую конкуренцию — за стратегическое преимущество на хаотической арене, которая все больше напоминает современный театр военных действий.

Следовательно, хотя метафора битвы в некоторых условиях может показаться поверхностной или непродуманной, мы считаем, что концепция маневренной войны имеет прямое отношение к бизнес-стратегии именно потому, что она была разработана для условий, которые во многом отражают те, с которыми сталкиваются современные руководители.Кроме того, такой подход, ориентированный не на подавление соперника, а на его обход с фланга, выявление его слабых сторон и лишение его способности анализировать ситуацию, может помочь компании добиться решающего преимущества при минимальном использовании ресурсов. Это представляет особый интерес в сегодняшней бизнес-среде, когда многие компании не решаются чрезмерно выделять свои ресурсы.

Природа войны

Война, как правило, происходит на нескольких уровнях. На физическом уровне это испытание огневой мощи, оружейных технологий, численности войск и логистики.На психологическом уровне это включает в себя такие неосязаемые качества, как боевой дух, лидерство и мужество. На аналитическом уровне это бросает вызов способности командиров оценивать сложные ситуации на поле боя, принимать эффективные решения и формулировать тактически превосходные планы для выполнения этих решений.

Если эти аспекты кажутся большинству руководителей бизнеса знакомыми, то и четыре человеческих фактора и фактора окружающей среды, которые, согласно Боевым действиям, , формируют военный конфликт. Трение — это явление, которое, по словам руководства, «делает простое трудным, а сложное — невозможным.«Наиболее очевидным источником трений является враг, но они также могут быть вызваны естественными силами, такими как местность или погода, внутренними силами, такими как отсутствие планирования или координации, или даже простой случайностью.

Неопределенность — это атмосфера, в которой происходят «все действия на войне» — так называемый туман войны. Неопределенность в отношении факторов внешней среды, а также в отношении намерений и возможностей противника затуманивает суждения лиц, принимающих решения, что препятствует оптимальному использованию ресурсов.

Текучесть описывает ситуацию на поле боя, в которой каждое событие «сливается с тем, что предшествует ему и следует за ним — формируя первое и формируя условия второго — создавая непрерывный, изменчивый поток активности, изобилующий мимолетными возможностями и непредвиденными событиями. ” Комбатанты должны постоянно адаптироваться к этим меняющимся условиям и стремиться активно влиять на возникающие события. В действии мало перерывов или возможностей для последовательного принятия решений.

В совокупности эти три фактора составляют последний атрибут военного конфликта, состояние, к которому война естественным образом тяготеет: беспорядок . «В условиях трений, неопределенности и текучести, — говорится в руководстве морских пехотинцев, — планы будут идти наперекосяк, инструкции и информация будут неясными и неверно истолкованными, связь будет нарушена, а ошибки и непредвиденные события станут обычным явлением». Проще говоря, беспорядок подразумевает конкурентную ситуацию, которая ухудшается с течением времени.

Функционирование — или даже выживание — в такой среде является серьезной проблемой. Но военачальники, как и руководители предприятий, должны быть уверены, что их войска не просто выживают: они должны победить. Поскольку эти четыре фактора редко поддаются контролю, успешные командиры выберут единственную жизнеспособную альтернативу — использование их в своих интересах. Это понятие лежит в основе маневренной войны: вместо того, чтобы быть подорванным беспорядком, военачальники обращают трения, неуверенность и непостоянство против врага, чтобы вызвать беспорядок в его рядах, в идеале создавая ситуацию, в которой оппозиция просто не может справиться. .

Вместо того, чтобы быть подорванным беспорядком, военачальники обращают трения, неуверенность и непостоянство против врага, чтобы вызвать беспорядок в его рядах, в идеале создавая ситуацию, в которой оппозиция просто не может справиться.

Эта идея не совсем нова. Элементы теории маневренной войны впервые появились в трудах Сунь-Цзы и применялись в битве при Левктре в Древней Греции. Более сложные применения принципов маневренной войны принесли успех Наполеону и генералу Конфедерации Стоунволлу Джексону.Но публикация в 1937 году известного немецкого военного офицера Эрвина Роммеля « пехотных атак » стала первым широко распространенным изложением современной концептуальной основы маневренной войны, которая вскоре после этого была подтверждена успехом немецкой тактики блицкрига во время Второй мировой войны. С тех пор маневренная война привела к решающим победам Сил обороны Израиля в арабо-израильских войнах 1967 и 1973 годов и коалиционных сил в операции «Буря в пустыне» в 1991 году.

С публикацией Warfighting в 1989 году Корпус морской пехоты США — когда-то чертовски атакующий центр — официально принял маневренную войну в качестве своей доктринальной философии. Хотя эта философия разработана специально для морской пехоты — небольшой, легкой силы с относительно небольшими ресурсами — маневренная война в последние годы также заняла видное место в военной мысли США в целом.

Элементы маневренной войны

Маневренная война, как мы выделили из Боевые действия, имеет семь основных концепций.Взятые в целом, они обеспечивают полезную основу для размышлений о бизнес-стратегии. Для каждой концепции — частично описанной с использованием фактического языка Warfighting — мы приведем примеры того, как она была успешно реализована как в военном, так и в деловом контексте.

Нацеливание на критические уязвимости.

Практикующий маневренную войну постоянно анализирует соперника с целью обнаружения тех фундаментальных слабостей, которые, «если их использовать, нанесут наиболее значительный ущерб способности противника к сопротивлению.«Как только ахиллесова пята противника определена, необходимо мобилизовать ресурсы и решительно использовать эту возможность. Сведение к минимуму времени задержки между выявлением уязвимости и ее использованием максимизирует эффективность ресурсов, задействованных в этих усилиях.

В битве при Изонцо в Первую мировую войну тогдашний лейтенант Роммель, командуя небольшим отрядом из трех рот легкой пехоты, нацелился на ключевой горный перевал, использовавшийся итальянской оппозицией в качестве основного маршрута снабжения.Захват этого перевала, критическая уязвимость итальянцев, привел к краху северной части всего их фронта, насчитывавшего многотысячные хорошо расположенные войска. Чтобы выйти на перевал, Роммель выявил бреши в каждой из оборонительных линий, обошел опорные пункты противника и атаковал итальянских защитников с тыла. Всего за 52 часа его силы захватили 150 итальянских офицеров, 9000 солдат и 81 тяжелое орудие, при этом потери составили всего шесть человек убитыми и 30 ранеными. Роммель снова применил такую ​​тактику во время Второй мировой войны в качестве фельдмаршала в Северной Африке, заработав себе прозвище «Лис пустыни».

Аналогичным образом, выскочка MCI выявила уязвимость AT&T на рынке дальней связи в начале 1980-х — зависимость тогдашнего оператора от медного кабеля. MCI быстро воспользовалась этой зависимостью, развернув беспроводную микроволновую технологию, которая устранила затраты, в частности трудозатраты, связанные с прокладкой медного кабеля. Также были проложены волоконно-оптические линии повышенной пропускной способности. И она начала и выиграла судебный процесс, в котором требовалось, чтобы AT&T предоставила другим операторам доступ к своим каналам связи, тем самым позволив MCI переманивать клиентов действующего оператора.Эти разработки дали MCI фундаментальное преимущество в затратах на создание и эксплуатацию телекоммуникационных сетей. MCI также атаковала AT&T на менее защищенных географических рынках, где первоначальные успехи обеспечили растущую базу доходов, которая способствовала дальнейшему расширению сетей MCI.

Смелость.

Одним из ключей к успеху на поле боя является смелость добиваться прорывных результатов, а не дополнительных. Это требует перераспределения ресурсов на деятельность с неопределенными — иногда очень неопределенными — результатами.Информированные оценки ресурсов, необходимых для захвата, сохранения и защиты позиции, а также потенциальных выгод от этого часто могут снизить риск такого шага. Но иногда для оценки недостаточно данных. Или информация, которая существует, может указывать на осторожный подход. Маневренная война иногда требует от командира принятия мер, несмотря на неубедительные или откровенно обескураживающие данные. Хотя принятие риска «должно быть умерено здравым смыслом, чтобы оно не граничило с безрассудством», иногда это необходимо для достижения крупной победы.

Морской десант генерала Дугласа Макартура в Инчхоне в 1950 году во время Корейской войны считается одним из самых смелых нападений в современной военной истории. Из-за проблем, создаваемых приливами, илистыми отмелями, узостью канала и крутыми насыпями на берегу, обе стороны считали Инчхон наихудшим местом для высадки морского десанта. Следовательно, северокорейцы потратили мало ресурсов на его защиту. Макартур был хорошо вознагражден за свое рискованное нападение: его войска двинулись из Инчхона, чтобы захватить Сеул и изолировать северокорейские силы на юге страны, резко изменив ход войны в пользу Соединенных Штатов.

В 1993 году Лу Герстнер взял на себя сложную задачу по восстановлению приходящего в упадок производителя компьютеров IBM. Четыре года спустя он добился успеха, смело переориентировав огромную компанию. Его решение сделать это было основано не на убедительных аналитических данных — действительно, он бросил вызов общему мнению отрасли, — а на неофициальных свидетельствах. Когда он возглавил IBM, технологические игроки и эксперты в равной степени отвергли мейнфрейм как неуместный в дезагрегированном мире сетевых вычислений. Однако в разговорах с заказчиками Герстнер постоянно слышал, что крупные корпорации по-прежнему нуждаются в специалисте со стороны, который формулирует их технологические стратегии, а также создает и эксплуатирует их сложные сетевые системы.Соответственно, он приостановил существующие планы реорганизации и сделал ставку на будущую жизнеспособность IBM в ее бизнесе мейнфреймов и услуг. Под руководством Герстнера IBM вложила значительные средства в капитальный ремонт и возрождение своей линейки мэйнфреймов, которые, как он считал, по-прежнему будут необходимы для объединения сетей примерно так же, как это делают серверы. Кроме того, он использовал отношения с клиентами IBM и хорошо известный бренд, чтобы расширить присутствие компании в сфере высокодоходных услуг с добавленной стоимостью. Хотя оба решения были широко восприняты как опрометчивые, к концу 1996 года продажи мейнфреймов резко возросли, компьютерные услуги стали самым быстрорастущим бизнесом IBM, а Герстнера провозгласили спасителем Big Blue.

Сюрприз.

Неожиданный удар по противнику может дезориентировать его и привести к тому, что его ответ будет слишком запоздалым, чтобы быть эффективным. Для этого командир предпринимает шаги, направленные на снижение качества информации, доступной противнику, тем самым снижая его способность готовиться к атаке.

Внезапность может быть достигнута с использованием одного из трех подходов: скрытность, двусмысленность или обман. Скрытность используется, чтобы «не дать противнику знать о предстоящих действиях». Он держит соперников в неведении до тех пор, пока не будут предприняты внезапные, неожиданные действия.Отказ противнику в предоставлении критически важной информации сводит к минимуму или даже устраняет угрозу возмездия.

Первый удар арабо-израильской войны 1967 года, когда ВВС Израиля нанесли сокрушительный воздушный удар по всем базам ВВС Египта, был основан на скрытности. Тщательное планирование времени отправления и заходов на посадку обеспечило одновременное нападение; следовательно, ни одна из баз не смогла предупредить другие об ударе. Египтяне не знали об атаке, пока около 300 их самолетов, почти все их воздушные силы, не были уничтожены на земле.

В середине 1990-х годов коммерческие авиакомпании создали веб-сайты для предоставления клиентам общей информации. По мере расширения функциональности этих сайтов клиенты могли бронировать и покупать билеты непосредственно на них. Как только количество онлайн-заказов достигло критической массы, Delta Airlines, быстро подражая другим авиакомпаниям, удивила ничего не подозревающих турагентов, сократив комиссионные с 10% от стоимости каждого проданного билета до фиксированных 50 долларов (а позже $35) за билет.В то время как угроза для агентов путешественников, покупающих напрямую у авиакомпаний, была очевидна с самого начала, большая угроза снижения комиссионных — нет. Поскольку турагенты не знали о смене власти, вызванной Интернетом, они не были готовы принять эффективные контрмеры.

Неоднозначность, «действовать таким образом, чтобы противник не знал, чего ожидать», представляет собой попытку запутать соперника и заставить его направить свои ресурсы на ряд потенциальных боевых сценариев.При этом эти ресурсы распределяются настолько тонко, что противник становится уязвимым на любом количестве фронтов. В операции «Буря в пустыне» направление атаки коалиционных сил было настолько неясным для иракцев, что их оборона стала слишком рассредоточенной, чтобы быть эффективной. Иракцы были вынуждены распределить боевые ресурсы по трем потенциальным направлениям наступления, все из которых, судя по действиям коалиционных сил, представлялись возможными направлениями наступления. Хотя в то время Ирак имел пятую по величине сухопутную армию в мире, подготовка к любому повороту событий неизбежно обнажила слабое место — слабо защищенный западный конец иракской линии, вокруг которого коалиция в конечном итоге атаковала.

Microsoft полагается на двусмысленность, когда объявляет о планах повсеместного обновления своего программного обеспечения или операционных систем. Претенденты на господство Microsoft, чьи программные продукты должны предлагать набор функций, которые, по крайней мере, соответствуют тем, которые предлагает Microsoft, имеют выбор, кроме как реагировать на каждое потенциальное изменение. Осторожность Microsoft в отношении конечной конфигурации своего обновления дает ей огромное ценовое преимущество перед конкурентами: поскольку она никогда не реализует все объявленные изменения, Microsoft несет расходы только за те функции, которые она действительно обновляет.

Обман, «убедить врага в том, что мы собираемся сделать что-то отличное от того, что мы собираемся делать на самом деле», предназначен для того, чтобы заставить соперника ошибочно использовать ресурсы. Такой сигнал может принять форму преднамеренного выпуска дезинформации или более изощренной формы искаженной информации, оставленной «на виду» в расчете на то, что оппозиция ее увидит. Обман является самым сложным из трех способов внезапности, но он также и самый эффективный.

Во время Второй мировой войны союзники использовали обман, чтобы помешать немцам определить, когда и где произойдет вторжение в день «Д». Чтобы укрепить уверенность германского верховного командования в том, что Па-де-Кале во Франции является наиболее вероятным местом для высадки морского десанта союзников, генералу Джорджу С. Паттону было поручено «командовать» фиктивным десантным соединением, состоящим из фиктивных танков, складов для хранения нефти, аэродромы и десантные корабли — все они видны как воздушным, так и агентам разведки.Союзники также бомбили регион Кале более жестоко, чем район Нормандии, использовали двойных агентов для передачи дезинформации и создавали ложную радиосвязь, чтобы создать иллюзию того, что крупные силы вторжения направляются в юго-восточный угол Англии. Эти меры были настолько эффективны, что немцы выжидали с ответом до после того, как в году началось вторжение в Нормандию, да и то лишь частично ввели войска в этот район.

Неофициальные данные указывают на то, что Merrill Lynch использовала обманные меры для сдерживания конкуренции со стороны других компаний, занимающихся ценными бумагами, когда в конце 1970-х годов ввела счет управления денежными средствами.CMA был универсальным брокерским счетом для ценных бумаг, который, предлагая фонд денежного рынка, чековую книжку и кредитно-дебетовую карту, нарушал деятельность, традиционно предназначенную для коммерческих банков. И поскольку он предлагал процентную ставку 12,5% по сравнению с 5,5% банков, он захватил долю рынка у банков, которые ответили многочисленными судебными исками о нарушении закона Гласса-Стигалла. Хотя Merrill Lynch никогда не теряла ни одного из этих исков, она привлекла внимание средств массовой информации к искам, чтобы удержать конкурирующие брокерские конторы от предложения аналогичного продукта, что, по сути, дало компании пятилетнее лидерство на прибыльном рынке CMA.

Фокус.

Чтобы воспользоваться ключевыми возможностями, командир часто должен использовать ресурсы концентрированным образом. Это «создание превосходящей боевой мощи в определенное время и в определенном месте» позволяет меньшим силам «достичь решающего локального превосходства», обеспечивая преимущество, когда и где это наиболее важно. В достижении этой цели командирам мешают два фактора. Во-первых, нехватка источников означает, что их концентрация в одном районе требует их сокращения — и увеличения риска уязвимости — в других местах.Во-вторых, различия в взаимозаменяемости ресурсов означают, что их перемещение в одних случаях сложнее, чем в других.

Несмотря на численное превосходство почти на 1 миллион солдат и соотношение артиллерийских орудий и танков 3:2 во Франции в 1940 году, немецкая армия прорвалась через центр французской линии, ее самое слабое место, и поставила французскую армию на колени. . Немцы добились этой сокрушительной победы, сосредоточив 510 бомбардировщиков, 200 истребителей и 45 дивизий против девяти французских дивизий в слабо защищенном Арденнском лесу.Несмотря на успех, эта целенаправленная атака не обошлась без риска. Нехватка боевых средств немцев сделала их позиции на севере слабо удерживаемыми и, таким образом, уязвимыми для контратак.

В конце 1980-х Toyota сосредоточила 500 миллионов долларов и свои инженерные возможности на развивающемся сегменте рынка США, состоящем из молодых, состоятельных, но чувствительных к цене покупателей роскошных автомобилей. Эти клиенты хотели качества и производительности европейского автомобиля, но не были готовы платить существенную надбавку.Флагманская модель Toyota для новой линейки роскошных автомобилей, Lexus LS 400, сочетала в себе элегантный дизайн, высокую производительность и самую передовую на сегодняшний день автоматизацию производства. Чтобы максимизировать эффективность производства и реагировать на вкусы и предпочтения клиентов, Toyota сохранила менее взаимозаменяемую производственную функцию в Японии и переместила специалистов по дизайну в Калифорнию, сердце целевого рынка. Американские люксовые бренды не могли конкурировать с Lexus по исключительному качеству, надежности и производительности; Европейские автопроизводители, такие как Jaguar, Mercedes и BMW, не могли рассчитывать на то, чтобы соответствовать его базовой цене в 35 000 долларов.В первый год своего существования Lexus быстро завоевал долю рынка и зарекомендовал себя как ведущая марка среди автомобилей класса люкс.

Децентрализованное принятие решений.

Передача значительных полномочий по принятию решений вниз по служебной лестнице позволяет вооруженным силам «лучше справляться с неопределенностью, беспорядком и текучестью боя». Однако решения подчиненных руководителей должны согласовываться с «намерениями командира», то есть желаемой конечной целью, и способствовать им. Цель состоит в том, чтобы дать тем, кто находится ближе всего к действию, свободу действий, чтобы воспользоваться оперативной информацией, недоступной их начальству, при выполнении своих широких стратегических задач.

Предоставление передовому персоналу свободы проявления инициативы может повысить вероятность как нелинейных достижений, так и «разведывательного притяжения». Первый относится к ситуациям, в которых экстраординарное действие человека несоразмерно определяет ход крупномасштабных соревновательных столкновений. Последнее относится к ситуации, в которой человек идентифицирует возможность, тянет к ней организацию, а затем ведет организацию в ее использовании.

Генерал Паттон однажды сказал: «Никогда не говорите людям , как что-то делать.Скажите им , что делать , и они удивят вас своей изобретательностью. Во время прорыва в Нормандии в 1944 году Паттон возглавил свою Третью армию с серией оперативных приказов на полстраницы, оттеснив немецкий фронт с плацдарма в Нормандии на восток через Францию. Большинство командиров сообщали тактические планы таким большим силам в длинных и подробных документах.

Вскоре после вступления в должность генерального директора Continental Airlines в 1994 году Гордон Бетьюн символически сжег гнетущее, негибкое и непопулярное руководство компании по обслуживанию клиентов.Он дал сотрудникам значительную свободу для принятия импровизированных решений в отношении обслуживания клиентов. Но для того, чтобы действия сотрудников соответствовали стратегическим целям организации, Бетьюн неоднократно подчеркивал необходимость улучшения трех наиболее важных показателей авиационной отрасли: удовлетворенность клиентов, потерянный багаж и своевременное прибытие. Сотрудники часто отвечали на эту большую ответственность нелинейными решениями. Например, бортпроводник на полном рейсе, которому не хватает еды, может решить закрыть двери, что сделает возможным вылет вовремя.Предоставляя пассажирам бизнес-класса бесплатные напитки вместо еды, бортпроводник гарантирует, что весь самолет будет доволен, никто не пропустит пересадку и никто не остановится в отеле за счет авиакомпании. В совокупности такие передовые решения стали движущей силой широко разрекламированного поворота Continental.

Быстрый темп.

Очевидно, что скорость имеет решающее значение для маневренной войны, но важным показателем является не абсолютная скорость. Скорее, успех основан на относительной скорости, то есть на выявлении возможностей и принятии решений быстрее, чем у оппонента, что заставляет его постоянно реагировать.В идеале, в столкновении с несколькими периодами он будет все больше отставать, «пока в конце концов события не одолеют его». В качестве альтернативы, в столкновении на нескольких аренах практик маневренной войны может перемещаться между аренами так быстро, что противник никогда не будет уверен, где он ведет бой. Для достижения этого преимущества командиру не нужно активно подрывать способность соперника поддерживать определенный темп действий; он может просто использовать фундаментальные различия между скоростью соперника и своей собственной.

В битве за Британию использование британцами берегового радара означало, что их старшие авиационные офицеры могли оценивать угрозы и перебрасывать боеспособные эскадрильи в критические районы боевых действий, чтобы встретить каждый приближающийся немецкий бомбардировочный налет быстрее, чем немцы могли восстановить и перераспределить атаку. эскадрильи. Большие потери немецкой авиации и летчиков, связанные с тем, что они постоянно сталкивались со свежими британскими летчиками на исправных самолетах, в конечном итоге вынудили немцев прекратить дневные бомбардировки и проводить менее эффективные ночные атаки.

Jenny Craig, сеть центров контроля веса, задала быстрый темп, чтобы нанести решающий удар по конкуренту Nutrisystem в 1980-х годах. На этом рынке, где диетические центры получали почти всю свою прибыль от продажи пищевых продуктов с контролем порций и калорий, Nutrisystem добилась первоначального преимущества, внедрив ряд улучшений продукта: сублимированные продукты, пакеты для варки, а позже и пакеты для микроволновой печи. Поскольку Nutrisystem в первую очередь представляла собой сеть франшиз, каждое улучшение продукта требовало от франчайзи вложений в новые емкости для хранения продуктов и сопутствующие рекламные кампании.Дальнейшее введение снова потребовало одобрения бесчисленных владельцев франшизы. Дженни Крейг, строго контролируемая иерархия (большинство диетических центров принадлежало Крейг и ее ближайшим родственникам), увидела, что может обойти своего соперника, используя громоздкий процесс принятия решений Nutrisystem. Почти сразу после того, как Дженни Крейг обнаружила возможность продавать новую линейку замороженных продуктов, она вложила значительные средства в эту линейку продуктов и необходимые для нее емкости для хранения. Nutrisystem, которая изо всех сил пыталась добиться консенсуса среди сотен своих независимых франчайзи, чтобы инвестировать в еще одно улучшение продукта, не смогла отреагировать на шаг Дженни Крейг, потеряла значительную долю рынка, отменила свое IPO и в конечном итоге была поглощена.

Общевойсковой.

Творчески сочетая взаимодополняющие виды оружия, практик маневренной войны может создать ситуацию, в которой «для противодействия одной [атаке] противник должен стать более уязвимым для другой». Это делает эффективность арсенала командира выше, чем если бы оружие было развернуто по отдельности. Однако, как и в случае с концепцией фокуса, проблемы дефицита и отсутствия взаимозаменяемости могут ограничивать степень объединения ресурсов.

На передовой общевойсковые операции предполагают интеграцию распределения, координации и наведения оружия в соответствии с меняющимися условиями и тактическими задачами. Например, в операции «Буря в пустыне» Корпус морской пехоты США в значительной степени полагался на одновременный огонь прямой наводкой, артиллерийские и воздушные атаки, синхронизированные передовыми наблюдателями и пилотами, чтобы вызвать шок, ужас и хаос среди более хорошо оснащенных иракских сил. На более высоком уровне общевойсковая работа включает в себя выбор и размещение различных боевых средств, чтобы обеспечить командира боевой силой, адаптированной к выполняемой задаче.Например, Наполеон изобрел армейский корпус, чтобы обеспечить большее рассредоточение и скорость своих войск. Состоящий из пехоты, артиллерии и кавалерии, корпус действовал как скоординированная, самодостаточная единица, которая могла двигаться быстрее с меньшими требованиями к материально-технической поддержке, чем обычные конфигурации сил, и обеспечивать большую боевую мощь из-за взаимодополняющего характера своих активов.

Подход Duke Energy к торговле электроэнергией, основанный на активах, демонстрирует преимущества объединения взаимодополняющих активов и возможностей — в случае Duke, принадлежащих ей электростанций, потребляемого ими углеводородного топлива и операций по торговле энергией.Физические активы Duke дают его трейдерам информацию об условиях поставок и конкурентное преимущество перед конкурентами. Эти активы также дают торговцам тактическое преимущество — непрозрачность намерений, — потому что конкуренты никогда не могут быть уверены, что торговцы Дюка просто завышают цены или покупательную способность заводов компании, чтобы удовлетворить спрос. И наоборот, трейдеры Duke являются полезным источником рыночной информации для тех, кто управляет физическими активами компании. Например, его трейдеры могут определить возможности для компании продавать определенные виды топлива на открытом рынке с более высокой прибылью, чем можно было бы получить от сжигания этого топлива на электростанциях Дьюка.И когда трейдеры выявляют возможности для арбитража между региональными энергосетями или во времени, Duke может продавать продукцию своих электростанций в районы с самыми высокими ценами на электроэнергию или продавать гарантии будущего производства на рынках деривативов.

Комплексная атака

В то время как каждый из предыдущих элементов маневренной войны представляет собой ценную концепцию сам по себе, преимущества этой боевой философии наиболее полно реализуются, когда элементы работают вместе. Появление Capital One в качестве ведущего эмитента кредитных карт в 1990-х годах является прекрасным примером того, какой силой может обладать полная интеграция концепций маневренной войны.

Операции с кредитными картами Signet Bank, пока он не был выделен путем публичного предложения в 1994 году, Capital One пережил взрывной рост. С 1992 по 1996 год его клиентская база выросла в пять раз, дебиторская задолженность по картам увеличилась с 1,7 до 12,8 млрд долларов, а списание безнадежных кредитов было одним из самых низких в отрасли. С тех пор как Capital One стала публичной, ее выручка росла почти на 40% в годовом исчислении, прибыль росла более чем на 20%, а рентабельность собственного капитала оставалась выше 20% — это рекорд двузначных показателей в этих трех компаниях. областях, не имеющих себе равных ни у одной компании из S&P 500.

Успех Capital One был основан на целевом маркетинге и кампаниях по дифференцированному ценообразованию, которые стали возможными благодаря систематическому сбору подробной информации о клиентах. Применяя сложные методы сбора данных и простые механизмы проверки, компания выявляла наиболее прибыльных клиентов и определяла, какое сочетание цены и характеристик сделает продукт желанным для каждого из них.

Capital One начала с нацеливания на критические уязвимости коммерческих банков, которые предлагали кредитные карты: их игнорирование значительных различий в доходности среди клиентов и возможности использования этих различий.В отсутствие такого понимания банки предлагали единые цены, основанные на средних затратах.

Определив это открытие, Capital One взвесила риски своей непроверенной концепции — высокие начальные затраты при небольшой клиентской базе и значительный промежуток времени между рыночным тестированием и окупаемостью (если таковая имеется) — с потенциальной выгодой переопределения кредитной карты. рынок. Несмотря на неприятие его идеи 16 крупнейшими банками Америки, Capital One вложила огромные средства в технологии формирования, необходимые для нового подхода.Смелость этого шага была подчеркнута первоначальными трудностями компании: с 1989 по 1991 год, например, убытки Capital One от ее портфеля кредитных карт удвоились.

Чтобы занять свое место в отрасли, компания в значительной степени полагалась на скрытность, чтобы удивить своих конкурентов. Например, она использовала трудно обнаруживаемую кампанию прямой почтовой рассылки для переманивания клиентов из ничего не подозревающих банков. И она нанимала консультантов в ограниченном количестве, чтобы никто никогда не видел достаточно продукта, чтобы перепроектировать его.Кроме того, он избегал отраслей, где регулирование потребовало бы от него раскрытия своих моделей ценообразования.

Capital One первоначально приняла узкую направленность на небольшой, но очень прибыльный сегмент рынка: держатели карт, у которых был высокий текущий баланс, которые представляли относительно низкий риск дефолта и демонстрировали готовность платить высокие финансовые сборы. Хотя с тех пор компания расширила профиль своих клиентов — например, теперь она выпускает защищенные карты людям, которые не считаются кредитоспособными, — она по-прежнему использует сложный анализ клиентов для создания наиболее заманчивых предложений.

Даже в самом начале своего существования в составе Signet Bank — когда он был почти автономной дочерней компанией — Capital One использовала децентрализованное принятие решений . Он по-прежнему в значительной степени зависит от суждений талантливых специалистов по решению проблем, которые в момент принятия решения интерпретируют данные испытаний и выявляют выгодные рыночные возможности.

Он также поддерживал быстрый темп, улучшая свои предложения так часто, что известные игроки оказывались в состоянии постоянной реакции — часто на один из более ранних ходов Capital One.Например, когда универсальная карта AT&T, наконец, отреагировала на это собственной методикой дифференцированного ценообразования, у Capital One было 300 предложений против 30 у AT&T.

Наконец, Capital One беспрецедентным образом развернула то, что по сути было общевойсковым: управление рисками и маркетинг. Согласование методов интеллектуального анализа данных, целевого маркетинга и дифференцированного ценообразования помогло компании максимизировать объем продаж, а также свести к минимуму подверженность безнадежным кредитам за счет выбора желательных клиентов и балансирования риска с скорректированной ожидаемой доходностью.

Более интересным, чем тот факт, что Capital One применил все эти элементы, является то, как эти концепции дополняли и укрепляли друг друга. Например, неожиданность, которую Capital One использовала для незаметного перехвата клиентов у конкурентов, подкреплялась как смелостью, так и целенаправленностью ее первоначальной атаки. Смелость и большие шансы наступления компании означали, что конкуренты сначала отмахнулись от угрозы; узость и точность атаки сделали ее менее заметной.

Усилия Capital One по поддержанию быстрого темпа, чтобы вывести конкурентов из равновесия, были подкреплены децентрализованным принятием решений компанией. Поскольку после отстранения от работы непосредственные менеджеры могли быстро уточнять или добавлять продукты, не дожидаясь одобрения начальства, конкуренты постоянно были вынуждены играть в догонялки.

Но весь потенциал децентрализованного принятия решений не был бы реализован, если бы он использовался только для поддержания стремительного темпа.Свобода менеджеров, работающих непосредственно с клиентами, в постоянной доработке своих продуктовых предложений гарантировала, что Capital One неуклонно сосредоточивалась на привлечении и удержании только самых прибыльных клиентов. Кроме того, этих менеджеров поощряли выявлять и устранять критические уязвимости компаний на новых рынках, таких как лизинг автомобилей и перепродажа пропускной способности сотовых телефонов. При этом отдельные менеджеры на переднем крае осуществляли разведывательные действия, эффективно продвигая организацию в целом на позицию нового стратегического преимущества.

Превратить столы

Мы были бы нечестны, если бы не заметили, что у маневренной войны есть свои недоброжелатели. За последние 20 лет конкурирующие школы мысли в вооруженных силах США обсуждали его достоинства с достоинствами войны на истощение, которая основана на подавлении, а не на замешательстве врага. Некоторые уважаемые военные деятели скептически относятся к маневренной войне, говоря, что она представляет собой не более чем здравый смысл и подкреплена отдельными историческими примерами победы победителей над неумелыми противниками.

Однако мы утверждаем, что история доказала, что маневренная война чрезвычайно эффективна в изменяющихся и неблагоприятных условиях. Соответственно, это полезное руководство для стратегического бизнес-мышления, особенно в быстро меняющейся, сложной, изменчивой и неопределенной деловой среде двадцать первого века. Компании, которые могут эффективно формировать условия, управляющие конкурентными столкновениями, будут процветать; те, кто не может, потерпят неудачу. Возможно, более важно то, что компании, которые «побеждают», используя устаревшие стратегии — например, в длительных войнах на истощение, таких как затяжные ценовые войны, — могут оказаться настолько истощенными, что их руководители, их акционеры и их рыночные оценки не восстановятся в течение некоторого времени. .

Компании, которые «выигрывают», используя устаревшие стратегии, например, затяжные ценовые войны, могут оказаться настолько истощенными, что их руководители, их акционеры и их рыночная оценка не восстановятся в течение некоторого времени.

Применение концепций маневренной войны требует от руководителей предприятий тех же качеств, что и от военачальников: «темперамента, позволяющего справляться с неопределенностью… гибкости ума, чтобы справляться с изменчивыми и беспорядочными ситуациями… определенной независимости ума, готовности действовать с инициативой». и смелость, эксплуататорское мышление, которое в полной мере использует каждую возможность, и моральное мужество, чтобы взять на себя ответственность за этот тип поведения.

Важность этого последнего пункта невозможно переоценить. Маневренная война не является рецептом «грязной борьбы». Скорее, это рецепт «умной борьбы» — человек признает этические последствия каждого своего действия. В бизнесе, как и на войне, грань между ними никогда не должна пересекаться. Честность и самодисциплина как со стороны военных, так и со стороны практиков маневренной войны имеют первостепенное значение.

Наконец, учитывая тот факт, что на каждое движение есть ответное движение, практикующие маневренную войну должны постоянно осознавать, что соперники могут использовать те же самые концепции для формирования условий конкурентного столкновения в свою пользу.Стоит только вспомнить, как обманывались немцы, современные родоначальники маневренной войны, относительно места вторжения в день «Д».

Действительно, спустя два десятилетия после того, как Merrill Lynch опередила конкурентов, представив — и обманчиво преуменьшив значение — счета управления денежными средствами, eTrade и Charles Schwab использовали концепцию быстрого темпа для атаки на брокерского гиганта. Выскочки использовали свое относительное преимущество в скорости, чтобы выйти на рынок онлайн-торговли быстрее, чем это смогла сделать Merrill Lynch с ее многочисленными брокерскими силами.В результате Merrill Lynch была вынуждена защищаться и пыталась наверстать упущенное.

Таким образом, выявление собственных уязвимостей с точки зрения маневренной войны абсолютно необходимо для выживания компании в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе тот, кто практикует маневренную войну, должен убедиться, что его мастерство в ее принципах развивается быстрее, чем у конкурентов, — иначе он рискует потерпеть неожиданное и унизительное поражение.

Версия этой статьи появилась в апрельском выпуске Harvard Business Review за 2002 год.

Влияние службы на психическое здоровье в современных вооруженных силах: обзор лонгитюдных исследований

Резюме

Фон . Более ранние исследования, представляющие доказательства того, что оперативное развертывание негативно влияет на психическое здоровье военнослужащих и ветеранов, как правило, не были убедительными, в основном из-за поперечного или ретроспективного дизайна.

Цель . Обзор лонгитюдных исследований, изучающих последствия для психического здоровья военнослужащих, задействованных в недавних конфликтах.

Методы . Поиск в базе данных MEDLINE проводился с использованием релевантных ключевых слов и терминов MESH. Для получения списка соответствующих публикаций был использован веб-сайт исследования US Millennium Cohort. Были включены только проспективные лонгитудинальные когортные исследования, изучающие результаты психического здоровья среди военнослужащих или ветеранов, развернутых после войны во Вьетнаме, в развитых странах.

Результаты . Восемнадцать исследований соответствовали критериям включения. Побочные эффекты включали повышенную частоту посттравматического стрессового расстройства и депрессии.Лица с самыми низкими функциональными показателями и те, кто ранее подвергался травматическим нападениям, были особенно уязвимы для нового проявления посттравматического стрессового расстройства после боевых действий. Факторы, влияющие на частоту ПТСР после развертывания, включали симптомы депрессии, присутствующие во время развертывания, наличие стрессовой реакции во время боевых действий и получение соответствующего лечения на передовой, а также количество негативных жизненных событий, пережитых после травматического события. О большем количестве проблем с психическим здоровьем сообщалось у солдат, вернувшихся из Ирака, во время второго скрининга, проведенного через несколько месяцев после их возвращения, по сравнению с первым скринингом сразу после их возвращения.Некоторые симптомы психического здоровья (тревога и депрессия) улучшились между развертываниями, в то время как другие (ПТСР и панические атаки) не улучшились.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Результаты показывают, что боевое воздействие, а не развертывание в целом, оказало неблагоприятное воздействие на психическое здоровье.

Показатели психического здоровья у личного состава, который был развернут, но не участвовал в боевых действиях, часто были лучше, чем у не развернутого персонала. Результаты в отношении здоровья и потребности в области здравоохранения зависели как от индивидуальных характеристик, так и от жизненных событий после развертывания, и они менялись с течением времени.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: военнослужащие, ветераны, развертывание, лонгитюдное исследование, психическое здоровье

Введение

Негативное влияние командировки на психическое здоровье ветеранов войны в Персидском заливе было выявлено во многих исследованиях. Систематические обзоры перекрестных исследований представили убедительные доказательства увеличения частоты самоотчетов о симптомах посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и других распространенных психических расстройств 1 . Аналогичные наблюдения негативных последствий для здоровья, включая психическое здоровье, были обнаружены в большой выборке австралийских ветеранов той эпохи 2 .

ветерана войны в Персидском заливе в Австралии подвергались большему риску развития тревожных расстройств после войны в Персидском заливе, включая посттравматическое стрессовое расстройство, аффективные расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, по сравнению с военнослужащими того времени, не находившимися на службе. Распространенность таких расстройств оставалась повышенной через десять лет после развертывания. Текущая частота посттравматического стрессового расстройства, оцененная с помощью структурированных клинических интервью через 10 лет после госпитализации, составила 5,4% 3 .

Несмотря на то, что было проведено несколько лонгитюдных исследований разного качества с участием вооруженных сил, в которых пытались установить причинно-следственную связь между развертыванием и другими специфическими военными факторами и различными аспектами психического и физического здоровья, они редко проводились проспективно на большой когорте.После войны в Персидском заливе в 1991 г. Министерство обороны США осознало необходимость сбора информации о предполагаемом воздействии и состоянии здоровья, которая может быть связана с долговременным здоровьем военнослужащих. Кроме того, в связи с изменившейся обстановкой после теракта 11 сентября и развертыванием беспрецедентного количества войск в Ираке и Афганистане любые негативные последствия для здоровья будут влиять на большую часть населения на долгие годы, увеличивая потребности ветеранов в медицинской помощи. и имеют значительное влияние на медицинские расходы и расходы на инвалидность.Поэтому точная оценка последствий развертывания для здоровья приобретает первостепенное значение.

Для удовлетворения этой потребности было организовано исследование US Millennium Cohort 4 с целью проспективной оценки состояния здоровья военнослужащих в долгосрочной перспективе и потенциального влияния развертывания и других военных воздействий на здоровье.

Австралийские войска принимают участие в конфликтах в Ираке и Афганистане, а также играют значительную миротворческую роль в Тихоокеанском регионе.Таким образом, любая информация о последствиях военного развертывания и конкретных военных облучениях может позволить лучше подготовиться к последующим последствиям развертывания.

Систематический обзор проспективных лонгитюдных когортных исследований, проведенных в вооруженных силах, был предпринят для изучения часто поднимаемого вопроса о том, приводит ли военная служба, в частности в оперативное развертывание, к более высокому риску хронических заболеваний среди военнослужащих и ветеранов. В текущей обзорной статье представлены выводы о влиянии развертывания на результаты психического здоровья.

Методы

В базе данных MEDLINE был проведен поиск с использованием релевантных ключевых слов и терминов MESH для военнослужащих/ветеранов, лонгитюдных исследований и показателей здоровья. Кроме того, был использован веб-сайт исследования US Millennium Cohort для получения полного списка соответствующих публикаций по этому вопросу. Поиск производился в июле 2010 года.

Чтобы быть включенными в настоящий обзор, исследования должны были иметь проспективный лонгитудинальный когортный дизайн и изучать последствия психического здоровья среди военнослужащих и ветеранов, участвовавших в конфликтах после войны во Вьетнаме.Ретроспективные лонгитюдные исследования и лонгитюдные панельные исследования были исключены.

Найденные ссылки были загружены в библиотеку EndNote и оценены на предмет релевантности на основе изучения заголовков и рефератов. Было восстановлено 248 наименований, 49 были помечены для включения, а после изучения полного текста 18 исследований соответствовали критериям включения и рассматриваются здесь.

Качество исследований оценивалось по критериям, которые включали размер когорты, выборку, частоту и продолжительность наблюдения, погрешность измерения исхода и экспозиции, тип анализа, четкость результатов и поправку на искажающие факторы.

Результаты

В восемнадцати исследованиях изучались последствия для психического здоровья. ПТСР был основным исходом в 8 исследованиях 5-12 , а депрессия или стресс — в 10 исследованиях 13-22 . Четыре исследования были результатом исследования US Millennium Cohort 6, 9, 10, 22 , а в 14 исследованиях изучались другие военнослужащие.

Основные результаты включенных статей представлены в тексте ниже, а подробности исследований представлены в таблице 1.

Семь исследований, включая все исследования US Millennium Cohort, были очень хорошего качества, восемь исследований были хорошего качества и по одному — среднего и низкого качества (см. Таблицу 1).

Во всех исследованиях использовались самооценки симптомов посттравматического стрессового расстройства и депрессии, оцениваемые с использованием утвержденных инструментов.

ПТСР

Когорта тысячелетия

Среди военнослужащих, недавно дислоцированных в Ираке и Афганистане и у которых не было посттравматического стрессового расстройства на исходном уровне, число новых симптомов посттравматического стрессового расстройства, о которых сообщают сами, увеличивается в три раза у развернутых военнослужащих, подвергшихся боевым воздействиям, по сравнению с таковыми у не дислоцированных военнослужащих 9 .Боевое воздействие во всех исследованиях Millennium Cohort определялось личным свидетелем (i) насильственной смерти, (ii) физического насилия (пытки, избиения, изнасилования), (iii) мертвых и/или разлагающихся тел, (iv) искалеченных солдат или гражданских лиц и (v) военнопленные или беженцы. Интересно, что новое начало посттравматического стрессового расстройства было менее частым у развернутого персонала без боевого воздействия, чем у не развернутого персонала, что указывает на то, что боевое воздействие, а не само развертывание, повлияло на возникновение посттравматического стрессового расстройства.У пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством на исходном уровне развертывание не влияло на сохранение симптомов. Около 2,4% членов Когорты Тысячелетия сами сообщали о симптомах посттравматического стрессового расстройства на исходном уровне. Эти симптомы присутствовали только у 40-50% людей при повторной оценке, что предполагает устойчивость или выздоровление более чем у половины пострадавшего населения между исходным уровнем и последующим наблюдением.

Хотя предварительные знания о вредных последствиях после развертывания очень полезны, понимание характеристик, которые придают особую уязвимость или устойчивость к новому посттравматическому стрессовому расстройству, может иметь первостепенное значение.Механизм устойчивости или уязвимости к симптомам посттравматического стресса у людей после сильного стресса изучен недостаточно. Некоторые предполагают, что повторное воздействие травмирующих событий делает людей более устойчивыми, другие утверждают, что это делает их более уязвимыми. Хотя было показано, что жертвы предшествующего нападения и лица с психическими заболеваниями в анамнезе демонстрируют менее оптимальный уровень психического здоровья и более высокий риск посттравматического стрессового расстройства после стрессового опыта, эпидемиологические исследования посттравматического стрессового расстройства у военнослужащих до настоящего времени основывались в основном на ретроспективных данных. , что делает исследование этиологических путей посттравматического стрессового расстройства неубедительным.В двух работах исследовались факторы, способствующие уязвимости к посттравматическому стрессу в когорте тысячелетия США 6, 10 .

В одном исследовании изучалось влияние предыдущего нападения на частоту новых проявлений посттравматического стрессового расстройства 10 . Подходящие участники, которые были отправлены в Ирак и Афганистан между исходным уровнем и последующим наблюдением, не имели симптомов посттравматического стрессового расстройства на исходном уровне и сообщали о боевых действиях при последующем наблюдении. Из пяти тысяч участников 28% женщин и 9% мужчин сообщили о предыдущем нападении на исходном уровне, в основном сексуального характера для женщин и насильственного для мужчин.Частота новых проявлений посттравматического стрессового расстройства в группах, подвергшихся насилию, и групп, не подвергшихся насилию, составляла соответственно 22% и 10% у женщин и 12% и 6% у мужчин. С поправкой на исходные факторы вероятность появления новых симптомов посттравматического стрессового расстройства была более чем в 2 раза выше как у женщин, так и у мужчин, сообщивших о нападении до направления на работу 10 .

В следующем исследовании изучалось, предсказывает ли исходное функциональное состояние здоровья, измеренное с помощью SF-36 (краткая форма-36), новое начало посттравматического стрессового расстройства среди развернутых военнослужащих с боевым воздействием 6 .Когда более пяти тысяч участников (критерии отбора, как и в предыдущем исследовании) были стратифицированы в соответствии с их функциональным здоровьем, измеренным по шкале SF-36, у 7,3% было новое посттравматическое стрессовое расстройство. У лиц с самыми низкими (<15-го процентиля) исходными суммарными баллами умственного или физического компонента по шкале SF-36 риск нового возникновения посттравматического стрессового расстройства был в два-три раза выше, чем у лиц с более высокими баллами (15-85-й процентиль). Из тех, у кого впервые возникло посттравматическое стрессовое расстройство, более половины (58%) случаев произошло среди 15% участников с самыми низкими баллами по шкале SF-36.

Другие военные исследования

В других военных исследованиях изучались в основном факторы, влияющие на возникновение посттравматического стрессового расстройства после службы.

У большой группы американских солдат, участвовавших в миротворческой миссии в Косово, симптомы депрессии, присутствующие во время развертывания, были предвестником посттравматического стрессового расстройства после развертывания 5 . Однако скрининг на распространенные психические расстройства перед развертыванием имел низкую предсказуемость и не смог бы снизить последующую заболеваемость или прогнозировать посттравматическое стрессовое расстройство в британских войсках, развернутых в Ираке 8 .

У израильских ветеранов войны в Ливане интенсивность симптомов посттравматического стрессового расстройства и состояние психического здоровья, оцененные в течение трех последовательных лет после войны, были хуже у тех, у кого была боевая стрессовая реакция (CSR) во время боя, по сравнению с теми, у кого не было CSR. Тем не менее, состояние психического здоровья пострадавших в CSR за три года было стабильным или несколько улучшилось 11 .

В аналогичной группе ветеранов через двадцать лет после войны травмированные солдаты, которые получали лечение на передовой от CSR, имели более низкие показатели посттравматических и психических симптомов, меньше испытывали одиночество и сообщали о лучшем социальном функционировании, чем солдаты с аналогичными травмами, которые не получали лечения на передовой 12 .

Существуют также индивидуальные предикторы посттравматического стрессового расстройства после развертывания. В группе солдат действующей армии США, дислоцированных в Ираке, нейрокогнитивные функции до дислокации были независимым предиктором тяжести симптомов посттравматического стрессового расстройства 7 .

Депрессия

Когорта тысячелетия

Военнослужащие США мужского и женского пола, которые находились на службе и сообщали о боевых действиях, подвергались повышенному риску депрессии по сравнению с военнослужащими, не находящимися на службе, после поправки на исходные симптомы посттравматического стрессового расстройства и другие потенциально смешанные переменные 22 .И наоборот, мужчины и женщины, которые были отправлены на военную службу и не сообщали о боевых действиях, подвергались меньшему риску депрессии, чем мужчины и женщины, не принимавшие участие в боевых действиях. Таким образом, именно боевое воздействие, а не само развертывание, является фактором риска возникновения депрессии среди военнослужащих США. В отсутствие боевого воздействия на результаты может повлиять выборочное развертывание военнослужащих, у которых риск развития депрессии ниже, чем у мужчин и женщин, не находящихся на службе. Последствия этих выводов заключаются в том, что скрининг депрессии после развертывания должен быть сосредоточен на военнослужащих США, подвергающихся боевым действиям.

Другие военные исследования

У большой группы американских солдат, которые были проверены на наличие общих психических проблем сразу после возвращения из Ирака, а затем через 6 месяцев, во время второй оценки 19 сообщалось о большем количестве проблем с психическим здоровьем. На основе комбинированного скрининга около 20% личного состава и 42% солдат резерва, прошедших скрининг, нуждались в психиатрическом лечении. Сообщаемые проблемы включали симптомы посттравматического стрессового расстройства, межличностные конфликты и злоупотребление алкоголем.Хотя до 60% солдат с симптомами посттравматического стрессового расстройства, выявленными при первой оценке, улучшились после второй оценки, солдаты по-прежнему гораздо чаще сообщали о симптомах посттравматического стресса при второй оценке. Это предполагает либо неудачу первого скрининга, либо отсроченное появление симптомов.

Небольшая группа американских солдат, переброшенных из Ирака или Афганистана и готовящихся к повторному развертыванию, была проверена на посттравматическое стрессовое расстройство, депрессию, тревогу, панику и злоупотребление алкоголем сразу после возвращения, а затем перед повторным развертыванием (примерно 7 месяцев спустя).Показатели после развертывания для всех мер по охране психического здоровья вместе взятых были ниже 9%, при этом большинство из них составляло около 5%. Уровни зарегистрированной депрессии, тревоги и употребления алкоголя значительно снизились между первым и вторым скринингами, но уровни зарегистрированных симптомов посттравматического стрессового расстройства и панических симптомов не изменились. Результаты показали, что симптомы паники и посттравматического стрессового расстройства спонтанно исчезают реже, чем другие психические симптомы 15 .

В двух исследованиях изучалось психическое здоровье членов десантно-штурмовой бригады Великобритании, которые были развернуты в Афганистане и Ираке, и были получены неожиданные результаты.

Те, кто заполнил анкеты по прибытии в Афганистан, а затем по отбытии примерно через 4 месяца, не сообщили о каких-либо существенных изменениях в психическом здоровье или употреблении алкоголя в конце развертывания по сравнению с 14 до развертывания. Те, кто прошел обследование перед отправкой и примерно через 4 месяца службы в Ираке, сообщили о небольшом, но значительном относительном улучшении психического здоровья 16 . Результат может  отражать ограничение этих двух исследований, которые были небольшими и измеряли краткосрочные эффекты, а участники не были стратифицированы в соответствии с боевым воздействием.Однако также возможно, что отсутствие видимых негативных последствий может быть связано с более короткой продолжительностью развертывания, принятой британскими войсками, по сравнению с вооруженными силами США 23, 24 .

В небольшой когорте хорватских солдат, обследованных во время войны и четырежды за 10 лет после войны, депрессивные и психосоматические симптомы демонстрируют разные уровни и траектории. Уровень психосоматических жалоб у солдат был высоким в годы войны и неуклонно возрастал с течением времени.Депрессивные симптомы были относительно низкими во время войны, но усилились сразу после нее 20 .

Для новозеландских миротворцев, развернутых в зонах с низким уровнем конфликта, этапы перед развертыванием и последующее наблюдение после развертывания, по-видимому, являются наиболее напряженными периодами развертывания, с наивысшим уровнем беспокойства и психологического стресса, наблюдаемым до развертывания и через 6 месяцев после его развертывания. возврат 17 .

Среди шведских миротворцев, служивших во время конфликта низкой интенсивности, те, кто пережил травмирующие события в Боснии, а также стрессовые жизненные события после развертывания, сообщили о самом плохом психическом здоровье, при этом стрессоры после развертывания внесли наибольший вклад в плохое психическое здоровье после один год 18 .

Исследование солдат США, проходящих курс боевой медицины в начале и в конце обучения через 3 месяца, выявило увеличение сообщаемых ими симптомов депрессии, тревоги или суицидальных мыслей 21 . Маркеры бедствия увеличились, поскольку возможное боевое развертывание стало более неизбежным. Хотя это исследование было большим, в нем изучались только краткосрочные эффекты, и дальнейшая траектория этих симптомов неизвестна.

Обсуждение

В перекрестных исследованиях распространенности посттравматического стрессового расстройства сообщалось о различных показателях среди военнослужащих из разных стран или разных вооруженных сил.Например, в США показатели посттравматического стрессового расстройства среди ветеранов войны США в Персидском заливе и нынешнего конфликта на Ближнем Востоке варьировались от 2% до 17% 25 . Напротив, показатели посттравматического стрессового расстройства среди британских ветеранов в целом были ниже и менее разнообразны, около 3-6% вернувшихся из Великобритании ветеранов войны в Ираке 25 . Показатели посттравматического стрессового расстройства, обнаруженные в различных исследованиях в Великобритании, составили 2,5% среди случайной выборки ветеранов из всех родов войск, развернутых после 1999 г. 90 687 26 90 688, 4,8 % среди военнослужащих регулярной британской армии 90 687 27 90 688, 4 % среди регулярных и 6 % среди армейских резервистов, развернутых в Ирак в 2003 г. 28

В Австралии распространенность посттравматического стрессового расстройства среди молодых ветеранов была ближе к той, о которой сообщалось у ветеранов из Великобритании, а не из США.У ветеранов войны в Персидском заливе в Австралии уровень посттравматического стрессового расстройства, оцененный через десять лет после отправки, составил 5,4% 3 . Оценки посттравматического стрессового расстройства в сухопутных войсках АДС, несущих службу в Ираке и Афганистане, еще не опубликованы, но у моряков Королевского военно-морского флота Австралии, дислоцированных в ближневосточном районе операций в период с 2001 по 2005 г., показатель посттравматического стрессового расстройства в целом составил 1,4% 29 . Обычно показатели посттравматического стрессового расстройства, зарегистрированные для военнослужащих, дислоцированных в ВМФ и ВВС, были ниже, чем для сухопутных войск.

Существуют явные преимущества проспективных лонгитудинальных когортных исследований по сравнению с поперечными и ретроспективными исследованиями. Проспективные лонгитюдные исследования могут различать краткосрочные и долгосрочные явления, могут способствовать установлению причинно-следственных связей между воздействием и заболеванием и сводить к минимуму ошибки припоминания и отбора, на которые часто влияет воздействие и/или заболевание.

Продольные исследования, такие как US Millennium Cohort, показывают, что именно боевое воздействие, а не развертывание в целом, оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье 9 .Следовательно, следует ожидать более высоких показателей посттравматического стрессового расстройства среди войск с наибольшим боевым воздействием (например, сухопутные войска по сравнению с военно-морскими или военно-воздушными силами, американские войска по сравнению с австралийскими). Дозозависимая реакция между боевым воздействием и посттравматическим стрессовым расстройством не является линейной, но взаимосвязь между количеством и интенсивностью боевого воздействия и распространенностью посттравматического стрессового расстройства указывалась ранее в перекрестных исследованиях 30 .

Исследования американской когорты «Миллениум» убедительно демонстрируют, что предыдущие жизненные события и факторы здоровья могут представлять собой факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства, связанного с боевыми действиями.Невоенная травма, такая как сексуальное или насильственное насилие, является фактором риска недавно выявленного посттравматического стрессового расстройства и, по-видимому, повышает уязвимость к развитию симптомов посттравматического стрессового расстройства 10 . Плохое состояние психического или физического здоровья перед боевым воздействием значительно увеличивает риск появления симптомов после развертывания, и на небольшую долю людей приходится большинство новых случаев посттравматического стрессового расстройства. Практические последствия этих выводов заключаются в том, что наиболее уязвимые члены населения могут быть идентифицированы по их состоянию здоровья или жизненному опыту, и меры вмешательства и профилактические меры могут быть сосредоточены на этой группе.

Очень крупное исследование, проведенное в США, продемонстрировало важность лонгитюдного скрининга проблем психического здоровья после развертывания службы 19 . Хотя состояние большинства солдат с симптомами посттравматического стрессового расстройства, выявленными при первой оценке, улучшилось после второй оценки, при второй оценке через 6 месяцев после развертывания сообщалось о большем количестве проблем с психическим здоровьем, чем сразу после возвращения из Ирака. Это предполагает либо неудачу первого скрининга, либо отсроченное появление симптомов и подтверждает важность эффективной политики скрининга психического здоровья.Эти данные согласуются с данными исследования ветеранов войны в Персидском заливе в Австралии, в ходе которого была отмечена временная прогрессия и пиковая распространенность наиболее распространенных психологических расстройств в течение каждого года периода после войны в Персидском заливе 31 . Уровень психологических расстройств достиг пика в первые 2 года, причем расстройства, связанные с употреблением алкоголя, чаще всего проявлялись первыми. У ветеранов с двумя и более расстройствами тревожные расстройства и алкогольные расстройства, как правило, появляются раньше, чем аффективные расстройства. Изменение траектории проблем с психическим здоровьем после развертывания или между развертываниями было подтверждено большинством других военных исследований, включенных в этот обзор.Эти исследования подтверждают выводы о том, что проблемы с психическим здоровьем и потребности меняются со временем и могут увеличиваться по мере накопления стрессовых событий в жизни после службы. Есть также предположение, что улучшение скрининга и своевременное медицинское вмешательство могут иметь положительный эффект.

Ограничения обзора

За несколькими заметными исключениями, которые включали все исследования Когорты тысячелетия США, лонгитюдные исследования психического здоровья в вооруженных силах были ограничены либо недостаточным размером выборки, либо исследованиями краткосрочных последствий для здоровья, что затрудняло получение окончательных выводов из этих исследований. исследования.

Заключение

Результаты и выводы, полученные в ходе исследований когорты тысячелетия США, представляют собой наилучший уровень доказательств в военном контексте, который в настоящее время может быть получен из эпидемиологических обсервационных испытаний. Ключевым выводом этих исследований было то, что именно боевое воздействие, а не развертывание в целом, оказало неблагоприятное воздействие на здоровье.

Другой вывод заключался в том, что показатели психического и физического здоровья у развернутого персонала часто были лучше, чем у не развернутого персонала, вероятно, отражая выбор более здоровых людей для развертывания, в то время как результаты в отношении здоровья и потребности в отношении здоровья меняются со временем и зависят от индивидуальных характеристик. и жизненные события после развертывания.

Поскольку прямое обобщение результатов Когорты тысячелетия США и других исследований ограничено различиями в популяциях и разными сроками развертывания, следует рассмотреть возможность продольного наблюдения за состоянием здоровья большой репрезентативной выборки Сил обороны Австралии.

Современная американская военная история | Высшее образование

Американская военная история исследует новое идеологическое мировоззрение американских военных.Сторонники различных социальных изменений, желающие признания, используют вооруженные силы как средство самовыражения по мановению президента. Без сомнения, американские военные открыли двери для тех, кто остался за пределами основного государственного образования. Давняя традиция лидерства-слуги привела к созданию системы, демонстрирующей превосходство в образовании и во многих отношениях продолжающей традицию лидера-слуги, основанного на испытании.

В рассказе о восхождении Америки к военному величию, Американская военная история:

  • Привлекает! С вопросами для размышлений в конце каждой главы учащиеся будут поощряться к более глубокому осмыслению и пониманию.
  • Визуален! Благодаря подробным изображениям и временным шкалам становится ясно, когда, где и как происходили определенные события.
  • Прагматично! Призывая различных выдающихся военных деятелей, студенты могут расширить свои знания об истории и тех, кто ее сформировал.

Благодарности

Заметка о теории справедливой войны

Основы американских способов ведения боя

I. Основы американского способа ведения боя:

   Войны колоний

II.Основы американского способа ведения боя:

     Войны ранних Соединенных Штатов

III. Испано-американская война

IV. Первая мировая война

V. Между войнами

VI. Вторая мировая война: от Северной Африки до Европы

VII. Вторая мировая война: война на Тихом океане

VIII. Корейская война

IX. Вьетнам

Х.Добровольческие силы, новые стратегии и доктрина

XI. Первая война в Ираке

XII. 11 сентября, Несокрушимая свобода и Вторая война в Ираке

XIII. Афганистан

XIV. Война продолжается и распространяется

XV. Кибервойна

XVI. Гибридная война и потенциальные будущие конфликты

        с Китаем и Россией

Глоссарий

Библиография

Об авторах

Роберт Ф Ричи

Роб Ричи служил в активном и резервном компонентах армии США.С. Корпус морской пехоты, зачислен и в качестве офицера с 1974 по 1998 год. Он служил в армии (VaARNG AGR) в качестве аналитика разведки и закончил военную службу в качестве историка резерва ВВС США, выйдя на пенсию в 2007 году после 33 лет службы. . Роб в настоящее время является адъюнкт-профессором и директором по военным исследованиям (бакалавриат) в Университете Свободы.

Герберт С.