Содержание

Первая советская атомная бомба «изделие РДС-1»

https://ria.ru/20211201/bomba-1761248563.html

Первая советская атомная бомба «изделие РДС-1»

Первая советская атомная бомба «изделие РДС-1» — РИА Новости, 01.12.2021

Первая советская атомная бомба «изделие РДС-1»

Атомная бомба – первоначальное название авиационной ядерной бомбы, действие которой основано на взрывной цепной ядерной реакции деления. С появлением так… РИА Новости, 01.12.2021

2021-12-01T00:44

2021-12-01T00:44

2021-12-01T00:44

справки

ссср

курчатовский институт

российский федеральный ядерный центр — (всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, рфяц-внииэф)

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/150477/30/1504773007_0:115:3234:1934_1920x0_80_0_0_5a0aa3e4efb540f87ebbfa9c51e74550.jpg

Атомная бомба – первоначальное название авиационной ядерной бомбы, действие которой основано на взрывной цепной ядерной реакции деления. С появлением так называемой водородной бомбы, основанной на термоядерной реакции синтеза, утвердился общий для них термин – ядерная бомба. Работы по созданию собственного ядерного оружия шли в СССР с первой половины 1940-х годов. В апреле 1943 года была создана Лаборатория N 2 Академии наук СССР (ныне — Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт»). После первого атомного испытания в США в июле 1945 года и далее – атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе того же года наступил решающий, мобилизационный этап советского атомного проекта. Были созданы структуры, необходимые для создания в сжатые сроки атомной промышленности. В апреле 1946 года было подписано закрытое постановление правительства о создании на правах филиала Лаборатории N2 организации под условным названием «Конструкторское бюро-11» (КБ-11) Министерства среднего машиностроения (ныне Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ), город Саров, Нижегородская область). Его главным конструктором назначили профессора Юлия Харитона. КБ-11 поручили разработку первой советской атомной бомбы РДС-1 («изделие 501», атомный заряд «1-200»). Она началась 1 июля 1946 года. В разработке участвовали Академия наук СССР, многие научно-исследовательские институты, конструкторские бюро, оборонные заводы. Для реализации советского атомного проекта было принято решение идти путем приближения к американским прототипам, работоспособность которых была уже доказана на практике. К тому же научно-техническую информацию об американских атомных бомбах удалось получить разведывательным путем. При этом с самого начала было ясно, что многие технические решения американского прототипа не являются наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Но требование руководства страны состояло в том, чтобы гарантированно и с наименьшим риском получить действующую бомбу уже к первому ее испытанию.Предположительно конструкция РДС-1 во многом опиралась на американского «Толстяка». Хотя некоторые системы, такие как баллистический корпус и электронная начинка, были советской разработки. Разведматериалы по плутониевой бомбе США позволили избежать ряда ошибок при создании бомбы советскими учеными и конструкторами, значительно сократить сроки ее разработки, уменьшить расходы. Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину» и т. д. Но для обеспечения режима секретности в официальном постановлении Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года она именовалась как «Реактивный двигатель специальный» («С»). Первоначально атомная бомба разрабатывалась в двух вариантах: с применением «тяжелого топлива» (плутония, РДС-1) и с применением «легкого топлива» (урана-235, РДС-2). В 1948 году работы по РДС-2 были свернуты из-за относительно низкой эффективности. Конструктивно РДС-1 состояла из следующих принципиальных составных узлов: ядерного заряда; взрывного устройства и системы автоматики подрыва заряда с системами предохранения; баллистического корпуса авиабомбы, в котором размещались ядерный заряд и автоматика подрыва. Первая атомная бомба разрабатывалась применительно к подвеске ее в самолете ТУ-4, бомболюк которого обеспечивал возможность размещения изделия диаметром до 1,5 метра. Исходя из этого габарита, было определено наибольшее по площади поперечное сечение баллистического корпуса бомбы РДС-1. Разработанная бомба имела характерную «каплевидную» форму, диаметром 1,5 метра и длиной 3,3 метра. Ее масса составляла 4,7 тонны. Внутри корпуса был расположен ядерный заряд (из особочистого плутония) мощностью 20 килотонн и блоки системы автоматики. Заряд бомбы РДС-1 представлял собой многослойную конструкцию, в которой перевод активного вещества (плутония в надкритическое состояние) осуществлялся за счет его сжатия посредством сходящейся сферической детонационной волны во взрывчатом веществе. Плутоний размещался в центре ядерного заряда и конструктивно состоял из двух сферических полудеталей. В полости плутониевого ядра устанавливался нейтронный инициатор (детонатор). Поверх плутония находились два слоя взрывчатого вещества (сплав тротила с гексагеном). Внутренний слой формировался из двух полусферических оснований, внешний собирался из отдельных элементов. Внешний слой (фокусирующая система) был предназначен для создания сферической детонационной волны. Система автоматики бомбы обеспечивала осуществление ядерного взрыва в нужной точке траектории падения бомбы. Для повышения надежности срабатывания изделия основные элементы автоматики подрыва были выполнены по дублирующей схеме. На случай отказа высотного взрывателя был установлен взрыватель ударного типа для осуществления ядерного взрыва при ударе бомбы о грунт. В сентябре 1948 года начались летные испытания, в ходе которых проверялась работоспособность систем и механизмов бомбы при сбрасывании с самолета без плутониевого заряда. Отработка баллистики РДС-1 была завершена к 1949 году. Детали заряда из плутония для бомбы изготовили на комбинате N 817 (ныне Производственное объединение «Маяк», Озерск, Челябинская область). Для испытаний ядерного заряда в 1949 году был построен полигон в районе города Семипалатинска Казахской ССР в безводной степи. На опытном поле находились многочисленные сооружения с измерительной аппаратурой, военные, гражданские и промышленные объекты для изучения воздействия поражающих факторов ядерного взрыва. В центре опытного поля находилась металлическая башня высотой 37,5 метра для установки РДС-1. 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне был успешно испытан размещенный на вышке атомный заряд с автоматикой, без корпуса бомбы. Мощность взрыва составила 20 килотонн в тротиловом эквиваленте. Как оружие РДС-1 не рассматривалось. На вооружение советских военно-воздушных сил в 1953 году была принята бомба РДС-4, в основе работы которой лежал принцип сферического обжатия, позволивший в два раза уменьшить массу изделия при почти двукратном увеличении мощности взрыва. Проведя успешное испытание атомного заряда, в стране приступили к развертыванию серийного производства ядерного оружия. Еще до окончания всех работ по РДС-1 Совет Министров СССР в марте 1949 года принял постановление о строительстве первого в СССР завода по промышленному производству атомных бомб в закрытой зоне объекта N 550, в составе КБ-11, производственной мощностью 20 единиц РДС в год. Разработка серийного технологического процесса на сборку атомного заряда потребовала не меньше усилий, чем создание первого опытного образца. Для этого понадобилось разработать и ввести в эксплуатацию технологическое оборудование, дополнительные операции, новейшие на тот момент технологии.1 декабря 1951 года в закрытом городе Арзамас-16 (с 1995 года Саров) на заводе N 551, вступившим в действие во втором полугодии 1951 года в составе КБ-11, началось серийное производство первой модели советской атомной бомбы под названием «изделие РДС-1», а уже к концу года первые три серийные атомные бомбы типа РДС-1 «вышли» с завода. Первое серийное предприятие по производству атомного оружия имело ряд условных наименований. До 1957 года завод находился в составе КБ-11 и после, когда стал самостоятельным, вплоть до декабря 1966 года, он назывался «Союзным заводом N 551». Это было закрытое наименование, использовавшееся исключительно в секретной переписке. Для внутреннего пользования, параллельно с этим закрытым названием, использовалось еще одно – завод N 3. Начиная с декабря 1966 года, предприятие получило открытое наименование — Электромеханический завод «Авангард». С июля 2003 года является структурным подразделением в составе РФЯЦ-ВНИИЭФ. Первая атомная бомба РДС-1, испытанная в 1949 году, автоматически лишила американцев монополии на ядерное оружие. Но только когда в 1951 году наладился выпуск первых серийных атомных бомб, можно было с уверенностью сказать о гарантированном обеспечении мирной жизни народа и создании надежного «ядерного щита» страны. Овладев секретами производства ядерного оружия, наша страна на долгие годы обеспечила военно-оборонный паритет двух ведущих государств мира – СССР и США. Ядерный щит, первым звеном которого стало изделие РДС-1, и сегодня защищает Россию. В настоящее время макет заряда РДС-1, пульт, сигналом с которого был подорван этот заряд, и корпус авиационной бомбы, изготовленный для него, экспонируется в музее ядерного оружия в городе Сарове.Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ссср

россия

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/150477/30/1504773007_252:0:2983:2048_1920x0_80_0_0_d3fd33dacc4614a3996cadf8299d535b.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

справки, ссср, курчатовский институт, российский федеральный ядерный центр — (всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, рфяц-внииэф), россия

Атомная бомба – первоначальное название авиационной ядерной бомбы, действие которой основано на взрывной цепной ядерной реакции деления. С появлением так называемой водородной бомбы, основанной на термоядерной реакции синтеза, утвердился общий для них термин – ядерная бомба. Работы по созданию собственного ядерного оружия шли в СССР с первой половины 1940-х годов. В апреле 1943 года была создана Лаборатория N 2 Академии наук СССР (ныне — Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт»). После первого атомного испытания в США в июле 1945 года и далее – атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе того же года наступил решающий, мобилизационный этап советского атомного проекта. Были созданы структуры, необходимые для создания в сжатые сроки атомной промышленности. В апреле 1946 года было подписано закрытое постановление правительства о создании на правах филиала Лаборатории N2 организации под условным названием «Конструкторское бюро-11» (КБ-11) Министерства среднего машиностроения (ныне Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ), город Саров, Нижегородская область). Его главным конструктором назначили профессора Юлия Харитона. КБ-11 поручили разработку первой советской атомной бомбы РДС-1 («изделие 501», атомный заряд «1-200»). Она началась 1 июля 1946 года. В разработке участвовали Академия наук СССР, многие научно-исследовательские институты, конструкторские бюро, оборонные заводы. Для реализации советского атомного проекта было принято решение идти путем приближения к американским прототипам, работоспособность которых была уже доказана на практике. К тому же научно-техническую информацию об американских атомных бомбах удалось получить разведывательным путем. При этом с самого начала было ясно, что многие технические решения американского прототипа не являются наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Но требование руководства страны состояло в том, чтобы гарантированно и с наименьшим риском получить действующую бомбу уже к первому ее испытанию.

Предположительно конструкция РДС-1 во многом опиралась на американского «Толстяка». Хотя некоторые системы, такие как баллистический корпус и электронная начинка, были советской разработки. Разведматериалы по плутониевой бомбе США позволили избежать ряда ошибок при создании бомбы советскими учеными и конструкторами, значительно сократить сроки ее разработки, уменьшить расходы.

Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину» и т. д. Но для обеспечения режима секретности в официальном постановлении Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года она именовалась как «Реактивный двигатель специальный» («С»).

Первоначально атомная бомба разрабатывалась в двух вариантах: с применением «тяжелого топлива» (плутония, РДС-1) и с применением «легкого топлива» (урана-235, РДС-2). В 1948 году работы по РДС-2 были свернуты из-за относительно низкой эффективности. Конструктивно РДС-1 состояла из следующих принципиальных составных узлов: ядерного заряда; взрывного устройства и системы автоматики подрыва заряда с системами предохранения; баллистического корпуса авиабомбы, в котором размещались ядерный заряд и автоматика подрыва. Первая атомная бомба разрабатывалась применительно к подвеске ее в самолете ТУ-4, бомболюк которого обеспечивал возможность размещения изделия диаметром до 1,5 метра. Исходя из этого габарита, было определено наибольшее по площади поперечное сечение баллистического корпуса бомбы РДС-1. Разработанная бомба имела характерную «каплевидную» форму, диаметром 1,5 метра и длиной 3,3 метра. Ее масса составляла 4,7 тонны.

Внутри корпуса был расположен ядерный заряд (из особочистого плутония) мощностью 20 килотонн и блоки системы автоматики. Заряд бомбы РДС-1 представлял собой многослойную конструкцию, в которой перевод активного вещества (плутония в надкритическое состояние) осуществлялся за счет его сжатия посредством сходящейся сферической детонационной волны во взрывчатом веществе. Плутоний размещался в центре ядерного заряда и конструктивно состоял из двух сферических полудеталей. В полости плутониевого ядра устанавливался нейтронный инициатор (детонатор). Поверх плутония находились два слоя взрывчатого вещества (сплав тротила с гексагеном). Внутренний слой формировался из двух полусферических оснований, внешний собирался из отдельных элементов. Внешний слой (фокусирующая система) был предназначен для создания сферической детонационной волны. Система автоматики бомбы обеспечивала осуществление ядерного взрыва в нужной точке траектории падения бомбы. Для повышения надежности срабатывания изделия основные элементы автоматики подрыва были выполнены по дублирующей схеме. На случай отказа высотного взрывателя был установлен взрыватель ударного типа для осуществления ядерного взрыва при ударе бомбы о грунт.

В сентябре 1948 года начались летные испытания, в ходе которых проверялась работоспособность систем и механизмов бомбы при сбрасывании с самолета без плутониевого заряда. Отработка баллистики РДС-1 была завершена к 1949 году.

Детали заряда из плутония для бомбы изготовили на комбинате N 817 (ныне Производственное объединение «Маяк», Озерск, Челябинская область).

Для испытаний ядерного заряда в 1949 году был построен полигон в районе города Семипалатинска Казахской ССР в безводной степи. На опытном поле находились многочисленные сооружения с измерительной аппаратурой, военные, гражданские и промышленные объекты для изучения воздействия поражающих факторов ядерного взрыва. В центре опытного поля находилась металлическая башня высотой 37,5 метра для установки РДС-1.

29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне был успешно испытан размещенный на вышке атомный заряд с автоматикой, без корпуса бомбы. Мощность взрыва составила 20 килотонн в тротиловом эквиваленте. Как оружие РДС-1 не рассматривалось. На вооружение советских военно-воздушных сил в 1953 году была принята бомба РДС-4, в основе работы которой лежал принцип сферического обжатия, позволивший в два раза уменьшить массу изделия при почти двукратном увеличении мощности взрыва. Проведя успешное испытание атомного заряда, в стране приступили к развертыванию серийного производства ядерного оружия. Еще до окончания всех работ по РДС-1 Совет Министров СССР в марте 1949 года принял постановление о строительстве первого в СССР завода по промышленному производству атомных бомб в закрытой зоне объекта N 550, в составе КБ-11, производственной мощностью 20 единиц РДС в год. Разработка серийного технологического процесса на сборку атомного заряда потребовала не меньше усилий, чем создание первого опытного образца. Для этого понадобилось разработать и ввести в эксплуатацию технологическое оборудование, дополнительные операции, новейшие на тот момент технологии.1 декабря 1951 года в закрытом городе Арзамас-16 (с 1995 года Саров) на заводе N 551, вступившим в действие во втором полугодии 1951 года в составе КБ-11, началось серийное производство первой модели советской атомной бомбы под названием «изделие РДС-1», а уже к концу года первые три серийные атомные бомбы типа РДС-1 «вышли» с завода. Первое серийное предприятие по производству атомного оружия имело ряд условных наименований. До 1957 года завод находился в составе КБ-11 и после, когда стал самостоятельным, вплоть до декабря 1966 года, он назывался «Союзным заводом N 551». Это было закрытое наименование, использовавшееся исключительно в секретной переписке. Для внутреннего пользования, параллельно с этим закрытым названием, использовалось еще одно – завод N 3. Начиная с декабря 1966 года, предприятие получило открытое наименование — Электромеханический завод «Авангард». С июля 2003 года является структурным подразделением в составе РФЯЦ-ВНИИЭФ.

Первая атомная бомба РДС-1, испытанная в 1949 году, автоматически лишила американцев монополии на ядерное оружие. Но только когда в 1951 году наладился выпуск первых серийных атомных бомб, можно было с уверенностью сказать о гарантированном обеспечении мирной жизни народа и создании надежного «ядерного щита» страны.

Овладев секретами производства ядерного оружия, наша страна на долгие годы обеспечила военно-оборонный паритет двух ведущих государств мира – СССР и США. Ядерный щит, первым звеном которого стало изделие РДС-1, и сегодня защищает Россию.

В настоящее время макет заряда РДС-1, пульт, сигналом с которого был подорван этот заряд, и корпус авиационной бомбы, изготовленный для него, экспонируется в музее ядерного оружия в городе Сарове.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Первое испытание атомной бомбы в Советском Союзе

29.08.2021

Ядерное (или атомное) оружие — оружие взрывного действия, в основу которого положены неуправляемые цепная реакция деления тяжелых ядер и реакции термоядерного синтеза. Для осуществления цепной реакции деления используются либо уран-235, либо плутоний-239, либо, в отдельных случаях, уран-233. Относится к оружию массового поражения наряду с биологическим и химическим. Мощность ядерного заряда измеряется в тротиловом эквиваленте, обычно его выражают в килотоннах и мегатоннах.

Ядерное оружие впервые было испытано 16 июля 1945 года в США на полигоне «Тринити» у города Аламогордо (штат Нью-Мексико). В том же году США применили его в Японии при бомбардировке городов Хиросимы 6 августа и Нагасаки 9 августа.


В СССР первое испытание атомной бомбы — изделия РДС-1 — проведено 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне в Казахстане. РДС-1 представляло собой авиационную атомную бомбу «каплевидной» формы, массой 4,6 т, диаметром 1,5 м и длиной 3,7 м. В качестве делящегося материала использовался плутоний. Бомба была подорвана в 7.00 местного времени (4.00 мск) на смонтированной металлической решетчатой башне высотой 37,5 м, размещенной в центре опытного поля диаметром примерно 20 км. Мощность взрыва составила 20 килотонн в тротиловом эквиваленте.

Изделие РДС-1 (в документах указывалась расшифровка «реактивный двигатель «С») было создано в конструкторском бюро № 11 (ныне Российский Федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, РФЯЦ-ВНИИЭФ, город Саров), которое было организовано для создания атомной бомбы в апреле 1946 года. Работами по созданию бомбы руководили Игорь Курчатов (научный руководитель работ по атомной проблеме с 1943 года; организатор проведения испытания бомбы) и Юлий Харитон (главный конструктор КБ-11 в 1946-1959 годах).

Исследования по атомной энергии велись в России (впоследствии СССР) еще в 1920-1930-х годах. В 1932 году в Ленинградском Физико-техническом институте была образована группа по ядру во главе с директором института Абрамом Иоффе при участии Игоря Курчатова (зам. начальника группы). В 1940 году создана Урановая комиссия при Академии наук СССР, которая в сентябре того же года утвердила программу работ по первому советскому урановому проекту. Однако с началом Великой Отечественной войны большинство исследований по использованию атомной энергии в СССР было свернуто или прекращено.

Возобновились исследования по использованию атомной энергии в 1942 году после получения разведданных о развертывании американцами работ по созданию атомной бомбы («Манхэттенский проект»): 28 сентября вышло распоряжение Государственного комитета обороны (ГКО) «Об организации работ по урану».

8 ноября 1944 года ГКО принял решение о создании в Средней Азии крупного уранодобывающего предприятия на базе месторождений Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. В мае 1945 года в Таджикистане начало работать первое в СССР предприятие по добыче и переработке урановых руд — комбинат № 6 (позднее Ленинабадский горно-металлургический комбинат).

После взрывов американских атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки постановлением ГКО от 20 августа 1945 года был создан Специальный комитет при ГКО во главе с Лаврентием Берия для «руководства всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана», включая производство атомной бомбы.

В соответствии с постановлением Совета министров СССР от 21 июня 1946 года Харитоном было подготовлено «тактико-техническое задание на атомную бомбу», которое положило начало полномасштабным работам по первому отечественному атомному заряду.

В 1947 году в 170 км западнее Семипалатинска был создан «Объект-905» для испытания ядерных зарядов (в 1948 году преобразован в учебный полигон № 2 Минобороны СССР, позже стал именоваться Семипалатинским; в августе 1991 года был закрыт). Строительство полигона завершилось к августу 1949 года к испытанию бомбы.

Первое испытание советской атомной бомбы разрушило ядерную монополию США. Советский Союз стал второй ядерной державой мира.


Сообщение об испытании ядерного оружия в СССР было опубликовано ТАСС 25 сентября 1949 года. А 29 октября вышло закрытое постановление Совета министров СССР «О награждении и премировании за выдающиеся научные открытия и технические достижения по использованию атомной энергии».

За разработку и испытание первой советской атомной бомбы шесть работников КБ-11 были удостоены звания Героя Социалистического Труда: Павел Зернов (директор КБ), Юлий Харитон, Кирилл Щелкин, Яков Зельдович, Владимир Алферов, Георгий Флеров. Заместитель главного конструктора Николай Духов получил вторую Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. 29 сотрудников бюро были награждены орденом Ленина, 15 — орденом Трудового Красного Знамени, 28 стали лауреатами Сталинской премии.

Сегодня макет бомбы (ее корпус, заряд РДС-1 и пульт, с помощью которого был подорван заряд) хранится в Музее ядерного оружия РФЯЦ-ВНИИЭФ.

В 2009 году Генеральная Ассамблея ООН объявила 29 августа Международным днем действий против ядерных испытаний.

Всего в мире проведено 2062 испытания ядерного оружия, которое имеют восемь государств. На долю США приходится 1032 взрыва (1945-1992). Соединенные Штаты Америки являются единственной страной, применившей это оружие. СССР провел 715 испытаний (1949-1990). Последний взрыв состоялся 24 октября 1990 года на испытательном полигоне «Новая Земля». Кроме США и СССР, ядерные боеприпасы были созданы и испытаны в Великобритании — 45 (1952-1991), Франции — 210 (1960-1996), Китае — 45 (1964-1996), Индии — 6 (1974, 1998), Пакистане — 6 (1998) и КНДР — 3 (2006, 2009, 2013).

В 1970 году вступил в силу Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В настоящее время его участниками являются 188 стран мира. Документ не подписан Индией (в 1998 году ввела односторонний мораторий на ядерные испытания и согласилась поставить свои ядерные объекты под контроль МАГАТЭ) и Пакистаном (в 1998 году ввел односторонний мораторий на проведение ядерных испытаний). КНДР, подписав договор в 1985 году, в 2003 году вышла из него.

В 1996 году всеобщее прекращение ядерных испытаний было закреплено в рамках международного Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). После этого ядерные взрывы проводили только три страны — Индия, Пакистан и КНДР.

Информационное агентство России «ТАСС»

Оставить отзыв:

Советский атомный проект в системе « командной экономики »*

Résumés

L’article examine les conditions préalables à l’élaboration et à la mise en œuvre du projet nucléaire soviétique en tant que phénomène de l’économie planifiée. L’étude porte sur la seule année 1953. Elle montre le fonctionnement véritable du système économique socialiste pendant cette période dite classique, et comment cela a permis de réaliser des tâches ambitieuses. Sont analysés les mécanismes de gestion de la prise des décisions, les principes d’organisation et de planification du travail, les méthodes de motivation. Ces analyses permettent de conclure que si la mise en œuvre du projet nucléaire a pesé lourd sur l’économie, elle a cependant donné une impulsion au développement des sciences, des techniques et des industries de haute technologie. Cependant, ces effets positifs n’avaient d’impact que sur une partie limitée de la production et, de fait, ne pouvaient constituer la garantie d’une croissance économique stable.

The paper reviews the preconditions for the development and implementation of the Soviet nuclear project as a phenomenon of centrally planned economy. The study focuses on the year 1953. It shows how the “socialist economic system” in its “classical period” actually operated and identifies the factors enabling it to address ambitious challenges. The author analyses the authorities’ decision‑making processes, the principles governing the organization and planning of work, and incentives schemes. He concludes that, on the one hand, the nuclear project implementation created a significant additional burden for the economy, but that, on the other hand, it provided a strong impetus for the development of science, technology, and research‑intensive industries.

However, these positive developments concerned only one segment of production and could not guarantee stable economic growth.

Haut de page

Notes

* Исследование осуществлено при поддержке Российского государственного научного фонда (РГНФ), проект № 14‑01‑00053.

См. : D. Holloway, Stalin and the Bomb : the Soviet Union and the Atomic Energy. 1939‑1956, New‑Haven, 1994 ; В.Н. Михайлов, гл. ред., Создание первой советской ядерной бомбы, М., 1995 ; Е.А. Негин, рук., Л.П. Голеусова, Г.Д. Куличков и др., Советский атомный проект, Нижний Новгород – Арзамас‑16, 1995. Н.С. Симонов, Военно‑промышленный комплекс СССР в 1920–1950‑е годы : Темпы экономического роста, структура, организация производства и управления, М., 1996 ; А.К. Круглов, Штаб Атомпрома, М., 1998 ; Е.T. Артемов, А.Э. Бедель,

Укрощение урана, Екатеринбург, 1999 ; И. В. Быстрова, Советский военно‑промышленный комплекс : проблемы становления и развития (1930–1980‑е годы), М., 2006 ; S.J. Zaloga, The Kremlin’s Nuclear Sword : The Rise and Fall of Russia’s Strategic Nuclear Forces, Washington D.C., 2002 ; Н.В. Мельникова, Феномен закрытого города, Екатеринбург, 2006 ; Н.П. Волошин, К истории отечественного атомного проекта : Курс лекций для слушателей учебных заведений « Росатома», М., 2009 ; Вооружение России, в 2‑х томах, Т. 1 : А.В. Минаев, рук. авт. kоллектива, Советская военная мощь, М., 2010 ; И.М. Савицкий, Вклад оборонной промышленности Сибири в создание ракетно‑ядерного щита СССР в годы « холодной войны» (1946‑1965 гг.), Новосибирск, 2011 ; K. Brown, Plutopia : Nuclear Families in Atomic Cities and the Great Soviet and American Plutonium Disasters, New‑York, 2013 ; В.Н. Новоселов, Ю.Ф. Носач, Б.Н. Ентяков, Атомное сердце России, Челябинск, 2014, и др.

См.  : J.S. Berliner, Factory and Management in the USSR, Cambridge, MA, 1957 ; M. Lewin, “The Disappearance of Planning in the Plan,” Slavic Review, 32, 1973, p. 271‑287 ; E. Zaleski, Stalinist Planning for Economic Growth 1933‑1952, Chapel Hill, 1980, и др.

Л.Д. Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР : Документы и материалы, в 3 т., М., 1998‑2010.

Р.И. Илькаев, пред. ред. Совета, В.В. Конюк, П.П. Максименко, А.Д. Пелипенко, сост., История создания ядерного оружия в СССР. 1946–1953 годы (в документах), в 8 т., Саров (Арзамас‑16), 1999‑2001.

См. : P. Josephson, Red Atom : Russia’s Nuclear Power Program from Stalin to Today, New‑York, 1999, p. 13‑16.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 1, ч. 1, c. 93, 94.

Негин, рук., Советский атомный проект, c. 58.

См. : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 1, ч. 1, c. 252 ; Т. 2, кн. 2, c. 415‑427.

Там же. Т. 1, ч. 1, c. 241‑245.

Там же. С. 260, 267, 268.

Там же. С. 265‑266.

См. : Круглов, Штаб Атомпрома, с. 11.

Ф.И. Чуев, Молотов : Полудержавный властелин, М., 2002, c. 108.

См. : Круглов, Штаб Атомпрома, c. 79, 80.

См. : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 1, ч. 1, c. 269‑271.

Там же. С. 306‑314.

Там же. С. 268.

Там же. С. 396, 397.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 1, ч. 2. С. 150‑153 ; 159‑161.

Там же. c. 289‑309.

См. : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 1, c. 11‑14.

Ю. Б. Харитон, А.А. Бриш, « Ядерное вооружение», в Вооружение России, c. 164.

См. : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 1, ч. 2, c. 78, 79 ; К. Чуприн, « Уран по ленд‑лизу», Страна Росатом, 2014 Август, № 29 (157).

См. : Волошин, К истории отечественного атомного проекта, c. 40‑51.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 1, c. 613‑620, 623‑629.

Там же. С. 419.

См. : Holloway, Stalin and the Bomb, p. 220, 221 ; В. Печатнов, « Конец атомной монополии США», Россия XXI, 2004, № 5, c. 66, 67.

См. : Артемов, Бедель, Укрощение урана, c. 75, 120–126.

См. : Holloway, Stalin and the Bomb, p. 303–319 ; Волошин, К истории отечественного атомного проекта, c. 87‑115.

См. : Р.Г. Пихоя, Москва. Кремль. Власть. Сорок лет после войны, 1945‑1985, М., 2007, c. 11 ; О.В. Хлевнюк, И. Горлицкий, Холодный мир : Сталин и завершение сталинской диктатуры, М., 2011, c. 60‑74.

См. : В.П. Рассохин, Механизм внедрения достижений науки : Политика, управление, право, М., 1985, c. 55‑66 ; В. Константинов, В. Найшуль, Технология планового управления (препринт) ЦЭМИ АН СССР, М., 1986, и др.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 4, c. 366‑367 ; Т. 2, кн. 5, c. 219‑222.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 5, c. 274‑277, 505, 532‑534, 558‑561.

Там же. Т. 2, кн. 1, c. 410‑4150 ; Т. 2, кн. 2, c. 197‑201.

Там же. Т. 2, кн. 2, с. 144‑145 ; Т. 2, кн. 3, c. 93‑95.

См. : В.И. Ветров, В.В. Кротков , В.В. Куниченко, « Создание предприятий по добыче и переработке урановых руд», в Михайлов, гл. ред., Создание первой советской ядерной бомбы, c. 191‑197.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 4, c. 388‑391.

Оценка по : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 5, c. 643, 653, 674, 728.

См. : Артемов, Бедель, Укрощение урана, c. 293‑295 ; В.Н. Кузнецов, Закрытые города Урала : Исторические очерки, Екатеринбург, 2008, c. 108‑115.

См. : Е.Т. Артемов, Научно‑техническая политика в советской модели позднеиндустриальной модернизации, М., 2006, c. 68‑70.

См. : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 5, c. 750‑753, 768, 769, 778, 779, 786, 787.

См. : А.Н. Яковлев, общ. ред. акад., Д.Г. Наджафов, З. С. Белоусова, сост., Сталин и космополитизм. 1949–1953 : документы Агитпропа ЦК. М., 2005, c. 595‑603.

См.  : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 1, c. 420, 421, 466‑470, 500‑502.

Там же. Т. 2, кн. 5, c. 274‑277, 505, 532‑534.

Там же. С. 558‑561.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, c. 579‑581.

Е.Т. Артемов, Н.П. Волошин, Б.В. Литвинов, В.И. Никитин, « В целях усиления работ», Урал. ист. вестн., 2008, № 3 (20), c. 51.

См. : Г.А. Гончаров, А.Д. Рябев, « О создании первой отечественной атомной бомбы» в Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 6, c. 42.

Чуев, Молотов : Полудержавный властелин, c. 315, 316.

См. : П. Грегори, Политическая экономия сталинизма, М., 2006, c. 159. Об общей схеме планирования в сталинский период см. : А.М. Маркевич, « Была ли советская экономика плановой ? Планирование в наркоматах в 1930‑е г ?. ?, г. », Экономическая история. Ежегодник, 2003, М., 2004, c. 20‑54.

См. : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 2, c. 156‑161.

О.В. Хлевнюк, И. Горлицкий, Л.П. Кошелева, сост., Политбюро, ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945‑1953, М., 2002, c. 243, 244 ; Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 3, c. 712‑719.

П.А. Судоплатов, Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 ‑ 1950 годы, М., 2005, c. 329, 330.

А.Н. Яковлев, ред., В. Наумов, Ю. Сигачев, сост., Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы, М., 1999, c. 326, 327.

Артемов, Бедель, Укрощение урана, c. 29‑31 ; Новоселов, Носач, Ентяков, Атомное сердце России, c. 65, 67, 75.

Оценка по : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 1, c. 53‑56 ; Е.Д. Зубкова, Л.П. Кошелева, Г.А. Кузнецов, сост. , Советская жизнь. 1945–1953, М., 2003, c. 501, 502.

Цит. по : Holloway, Stalin and the Bomb, p. 298.

В.А.Цукерман, З.А. Азарх, Люди и взрывы, Арзамас‑16, 1994, c. 61.

См. : Л.В. Альтшулер, « Вся жизнь в Атомграде», Наука и жизнь, 1994, № 2, c. 24‑32.

А.М. Петросьянц « Решение ядерной проблемы в 1943‑1946 гг.», в Михайлов, гл. ред., Создание первой советской ядерной бомбы, с. 55.

Цит. по : Б.В. Литвинов, Атомная энергия не только для военных целей, Екатеринбург, 2002, c. 48.

Илькаев, ред., История создания ядерного оружия в СССР, Т. 1, кн. 2, Саров, 1999, c. 8‑37.

См. : N. Melnikova, « Les artisans du projet nucléaire dans les villes fermées » in Tamara Kondratieva, ed., Les soviétiques, un pouvoir, des régimes, P., 2011, p.  51‑75.

Оценка по : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 4, c. 465‑466 ; 725‑732.

А. Хайнеман‑Грудер, « Советский атомный проект и нехватка урана. Добыча урана в Восточной Германии и в Чехословакии после 1945 г.», в Е.П. Велихов, ред., Наука и общество : история советского атомного проекта (40‑е–50‑е годы) : междунар. симпоз. ИСАП‑96, М., 1999, c. 337 ; Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 5, c. 728.

Ф. Яноух, « Чехословацкий уран и советская А‑бомба», в Велихов, ред., Наука и общество, c. 298 ; Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 5, c. 728.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 5, c. 674.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 4, c. 198, 199.

См. : О.В. Хлевнюк, « Экономика ОГПУ–НКВД–МВД СССР в 1930 – 1953 гг.  : масштабы, структура, тенденции развития», в Л.И. Бородкин, П. Грегори, О.В. Хлевнюк, ред., ГУЛАГ : Экономика принудительного труда, М., 2008, c. 76‑77.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, т. 2, кн. 5, c. 674.

Там же. Т. 2, кн. 4, c. 521.

Там же. С. 520, 521, 538, 539.

См. : Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, т. 2, кн. 4, c. 156‑159 ; И.Е. Дерябин, Р.А. Жуманов, « Строительная индустрия Минатома России », в А.М. Петросьянц, гл. ред., Ядерная индустрия России, М., 2000, c. 815.

См. : Д.В. Родькин, « Битва за атом. Уральский фронт», Урал. ист. вестн., 2013, № 4 (41), c. 73‑77.

А.П. Александров, Наука — стране : ст. и выступления, М., 1983.

См. : Симонов, Военно‑промышленный комплекс СССР в 1920–1950‑е годы, c. 240‑245 ; В.А. Шестаков, Социально‑экономическая политика Советского государства в 50‑е ‑ середине 60‑х годов, М. , 2006, c. 164.

См. : Е.Т. Артемов, « Восточные регионы в проектировках предвоенного Генерального хозяйственного плана», ЭКО. Всероссийский экономический журнал, 2013, № 1 (463), c. 161‑163.

Рябев, общ. ред., Атомный проект СССР, Т. 2, кн. 3, c. 825.

См. : А.Е. Варшавский, О.С. Сироткин, « Научно‑технический потенциал», в Д.С. Львов, рук. авт. коллектива, Путь в XXI век : Стратегические проблемы и перспективы российской экономики, М., 1999, c. 345‑347.

Haut de page

Отраслевой мемориальный комплекс Первая в мире атомная электростанция.

Видео по теме «Атомный век»

 

РДС-1 (индекс Главного артиллерийского управления Министерства обороны СССР — «изделие 501») — первая советская атомная бомба. Мощность бомбы — 22 килотонны (длина 3,7 м, диаметр 1,5 м, масса 4,6 т).

РДС-1

 

Для реализации советского атомного проекта было принято решение идти путём приближения к американским прототипам, работоспособность которых была уже доказана на практике. К тому же научно-техническую информацию об американских атомных бомбах удалось получить разведывательным путём.

Предположительно конструкция РДС-1 во многом опиралась на американского «Толстяка», из-за принятого принципиального решения максимально повторить американскую бомбу. Хотя некоторые системы, такие как баллистический корпус и электронная начинка, были советской разработки.

Цех № 9 комбината № 817 -«девятка», здесь был получен плутоний для РДС

 

К лету 1949 года были решены и отработаны все вопросы, связанные с конструкцией РДС-1. Программа её испытаний была сформулирована в специальном постановлении Совета Министров СССР.

Первой атомной бомбе дали обозначение РДС-1. Это название произошло от правительственного постановления, где атомная бомба была зашифрована как «реактивный двигатель специальный», сокращенно РДС.

«Начинка» бомбы «501» — заряд РДС-1 — «Реактивный двигатель специальный — 1». Кто-то после успешного испытания расшифровал эту аббревиатуру: «Россия делает сама!»

 

Постановление СМ СССР № 1286-525 от 21 июня 1946 года «О плане развертывания работ КБ-11 при Лаборатории № 2 АН СССР»: «…1. а) создать … Реактивный двигатель С (сокращенно „РДС“) в двух вариантах — с применением тяжелого топлива (вариант С-1) и с применением легкого топлива (вариант С-2)…»

Обозначение РДС-1 широко вошло в жизнь после испытания первой атомной бомбы и расшифровывалось по-разному: «Реактивный двигатель Сталина», «Россия делает сама» и т. п.

Ответственность за всю организацию работ по подготовке испытаний РДС-1 возлагалась на Ю. Б. Харитона. Руководство испытаниями осуществлялось Государственной комиссией. Испытания РДС-1 были проведены на Семипалатинском полигоне.

Успешное испытание первой советской атомной бомбы было проведено в 7:00 29 августа 1949 года на построенном полигоне в Семипалатинской области Казахской ССР. 25 сентября 1949 года газета «Правда» опубликовала сообщение ТАСС «в связи с заявлением президента США Трумэна о проведении в СССР атомного взрыва»:

6 ноября 1947 года министр иностранных дел СССР В.  М. Молотов сделал заявление относительно секрета атомной бомбы, сказав, что «этого секрета давно уже не существует». Это заявление означало, что Советский Союз уже открыл секрет атомного оружия, и он имеет в своем распоряжении это оружие. Научные круги Соединённых Штатов Америки приняли это заявление В. М. Молотова как блеф, считая, что русские могут овладеть атомным оружием не ранее 1952 года.


 

Последствия взрыва

Мощность бомбы составила более 20 кт. 37-метровая башня, на которой была установлена бомба, была стерта, а под ней образовалась воронка диаметром 3 м и глубиной 1,5 м, покрытая оплавленным стеклоподобным веществом. Здания, расположенные в 50 м от эпицентра, были полностью разрушены. Из 1538 подопытных животных (собак, овец, коз, свиней, кроликов, крыс) в результате взрыва погибло 345. Легкие повреждения получили Т-34 и полевая артиллерия в радиусе 500—550 м от эпицентра, а на дальности до 1500 м все типы самолетов получили значительные повреждения.

Схема центральной части опытного поля при испытании РДС-1 на Семипалатинском испытательном полигоне

 

В основном повреждения были получены не от ударной волны, а от сильного ветра, например, железобетонный мост на расстоянии 1500 м отбросило. Танки и пушки были перевернуты. Животных смело сильным ветром.

Для осмотра, сразу после взрыва, Курчатов направился в колонне автомобилей к эпицентру.

 

Ровно в 7 часов утра 29 августа 1949 года вся местность озарилась ослепительным светом, который ознаменовал, что СССР успешно завершил разработку и испытание первой атомной бомбы.

 

Дополнительная информация в разделе ОБУЧАЮЩИЕ РЕСУРСЫ

 

 

 

57 лет назад была испытана первая советская атомная бомба

| Поделиться 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне прошли успешные испытания первой советской атомной бомбы РДС-1. Овладение СССР секретом атомного оружия обеспечило ядерный паритет, давший стране 50 лет мирной жизни. Первая советская атомная бомба РДС-1 (так называемое «изделие 501») была создана в бывшем КБ-11, ныне Российский федеральный ядерный центр, ВНИИЭФ, под научным руководством Игоря Васильевича Курчатова и Юлия Борисовича Харитона. Техническое задание на разработку атомной бомбы, конструктивно напоминавшей американскую бомбу «Толстяк», было составлено Харитоном в 1946 году. Предполагалось, что бомбы будет применяться бомбардировщиком Ту-4А, также скопированным с американского бомбардировщика В-29 Superfortress.

Конструктивно бомба РДС-1 представляла собой плутониевую авиационную атомную бомбу характерной «каплевидной» формы массой 4,7 т, диаметром 1,5 м и длиной 3,3 м.

Перед атомным взрывом работоспособность систем и механизмов бомбы при сбрасывании с самолета была успешно проверена без плутониевого заряда.

Испытательный взрыв был проведен на полигоне под Семипалатинском, строительство которого началось в 1947 году. Городок испытателей находился на берегу реки Иртыш в 60 км от испытательной площадки. Бомбу предполагалось взорвать на земле, на земле, без сброса с самолета.

В августе 1949 года перед атомным взрывом на полигоне были проведены 10 тренировок по подрыву заряду и снятию параметров взрыва с помощью специальной аппаратуры, а также три полномасштабных учения. В двух из них использовался вместо ядерного заряд обычных взрывчатых веществ. После успешных тренировок руководитель испытани Игорь Васильевич Курчатов в соответствии с указаниями руководителя программы Лаврентия Павловича Берии отдал распоряжение о проведении испытаний 29 августа в 8 часов утра. Цикл подготовительных операций начался за 2 суток до этого.

21 августа на полигон поездом были доставлен плутониевый заряд и 4 нейтронных взрывателя. Один из них впоследствии был использован при испытаниях.

Плутониевый заряд и запалы были доставлены к месту взрыва 28 августа в 16 часов, сбор самой бомбы был произведен в ночь с 28 на 29 августа и завершен к 3 часам. В 4 часа начался подъем бомбы на испытательную башню высотой 30 м, на которой должен был произойти взрыв. К 6 часам утра на бомбе, уже поднятой на башню, были установлены взрыватели.

Испытания проводились при чрезвычайно ухудшившиейся погоде, осложнившей работу расчетов и задержавшей вылет самолета с контрольной фотоаппаратурой. Из-за постоянного ухудшения погоды Берия, находившийся на полигоне, и Курчатов приняли решение провести испытание на 1 час раньше — в 7 утра по местному времени. За 20 с до расчетного момента взрыва был включен автомат систем управления, дальнейшие процедуры подрыва бомбы осуществлялись без участия человека.

Почему администраторы не заметят миграцию данных в облака

Облака

Взрыв произошел в точно намеченное время, впоследствии его мощность была оценена в 22 килотонны. Атомная монополия США канула в Лету, Советский Союз завоевал право на существование.



70 лет назад в СССР провели первое испытание атомной бомбы — РТ на русском

РИА Новости / Wikipedia

Первая советская атомная бомба создавалась в конструкторском бюро №11 (современный Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики в Сарове) / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

При изготовлении первая советская атомная бомба была зашифрована как «реактивный двигатель специальный». Она создавалась в двух вариантах: с применением плутония-239 (РДС-1) и урана-235 (РДС-2). В 1948 году разработчики сконцентрировались на плутониевом варианте / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

Бомба РДС-1 состояла из ядерного заряда, взрывного устройства и баллистического корпуса. При изготовлении ряда элементов её создатели опирались на американскую бомбу «Толстяк», но баллистический корпус и электронная начинка были полностью уникальными / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

Советская бомба разрабатывалась для размещения на подвеске самолёта Ту-4, поэтому, исходя из возможностей летательного аппарата, она имела диаметр 1,5 м. Её длина составляла 3,7 м, масса — 4,7 т. Мощность — около 20 килотонн / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

В 170 км от Семипалатинска построили Объект 905 — специальный полигон, предназначенный для испытания РДС-1. Он занимал участок безводной равнины округлой формы диаметром около 20 км. Полигон был разделён на 14 секторов, предназначенных для различных тестов / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

В центре полигона была установлена металлическая решётчатая башня высотой 37,5 м для размещения РДС-1. Объект 905 был застроен сооружениями, имитирующими укрепления и аэродромы, на которых разместили регистрирующую аппаратуру. В части из них находились подопытные животные / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

Всего на полигоне было 44 сооружения и 560 км кабельной сети. Специальная аппаратура должна была регистрировать световые, нейтронные и гамма-потоки ядерного взрыва. 21 августа на полигон доставили ядерный заряд, а 24 августа туда приехал Игорь Курчатов / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

29 августа 1949 года в 7 часов утра над полигоном поднялся гриб ядерного взрыва. Все сооружения в центре поля были уничтожены, сгорели десять автомобилей, установленных через каждые полкилометра. Были разрушены два специально возведённых трёхэтажных дома / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

Ударная волна от взрыва искорёжила и отбросила на 20—30 м железнодорожный и шоссейный мосты, находившиеся в одном и 1,5 км от эпицентра. Стоявшие на мостах вагоны и машины отбросило на 50—80 м. Находившиеся на Объекте 905 танки и артустановки были искорёжены и перевёрнуты / ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ

Башня, на которой размещался заряд, была полностью уничтожена. На её месте осталась воронка диаметром 3 м и глубиной 1,5 м / Андрей Соломонов/РИА Новости

После того как СССР признал наличие у него ядерного оружия, поэт Сергей Михалков написал следующие сроки: «Просто, скромно, без апломба // Сообщило миру ТАСС, // Что, мол, атомная бомба // Есть у вас и есть у нас! Да-с!» На фото: один из создателей советской атомной бомбы Аркадий Бриш / Максим Блинов/РИА Новости

РДС-1 в музее Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики в Сарове / РИА Новости

На экраны выходит многосерийный художественный фильм о советском «атомном проекте»

Продюсерский центр Валерия Тодоровского при участии Госкорпорации «Росатом» выпустил многосерийный художественный фильм «Бомба» – о создании в СССР первой атомной бомбы, которая стала залогом мира на земле на долгие годы. Премьера первой серии состоится 9 ноября на телеканале «Россия-1».

Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в 1945 году стали демонстрацией нового оружия, обладающего мощной разрушительной силой. Чтобы не допустить его применения в будущем и обеспечить баланс сил в мире, Советскому Союзу, который только начал восстановление после страшной войны, необходимо было в кратчайшие сроки создать собственную атомную бомбу. То, что сделали отечественные ученые, инженеры, разведчики, проектировщики, управленцы, было настоящим подвигом. 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне была испытана первая советская атомная бомба. Ядерное оружие стало инструментом сдерживания и больше никогда не применялось в ходе боевых действий.

Именно этому историческому периоду – с лета 1945 года по август 1949 года – посвящен многосерийный фильм «Бомба». Его главные герои – ученые-физики. Они участвуют в реализации атомного проекта, дружат и при этом влюблены в одну и ту же женщину. На фоне противостояния мировых держав разворачивается драматичная история любви и подвига главных героев.

Режиссер фильма – Игорь Копылов. В главных ролях – Евгений Ткачук, Евгения Брик, Виктор Добронравов. Также в фильме снимались Ольга Смирнова, Михаил Хмуров, Андрей Смелов, Наталья Суркова, Александр Лыков, Виталий Коваленко, Владимир Богданов, Аглая Тарасова, Геннадий Вырыпаев.

Главные герои – вымышленные персонажи, однако в фильме присутствуют и реальные исторические личности: научный руководитель атомного проекта Игорь Курчатов, научный руководитель КБ-11 Юлий Харитон, а также государственные деятели – Лаврентий Берия и Борис Ванников.

«Это довольно редкий фильм, – признается продюсер фильма Валерий Тодоровский. – Он про ученых. Не про военных, не про героев спецслужб, не про людей, которые бросались под пулеметы, а про тех, кто сидел в кабинетах и решал очень сложные научные и производственные задачи. Я считаю, что в первую очередь, это, конечно, история про мозги. Потому что мы привыкли делать фильмы про мускул либо боевой дух, а вот про героев, которые готовы обменять свою жизнь на одну интересную идею, вот о них очень мало снято. Идея создания бомбы уникальна с точки зрения совершенно нереальных сроков, за которые она была сделана. Появление этого оружия имело очень большое значение для уравновешивания мировых сил. Самое сложное, что было в фильме – это сделать так, чтобы труд ученых, их проблематика, в которой они живут, была понятна зрителю. Если у вас три физика пять минут разговаривают о науке в кадре, обычный зритель может встать и уйти. А вот сделать так, чтобы мир ученых и их разговоров был понятен зрителю, непросто. Я надеюсь, что нам удалось с этим справиться, не уходя при этом в очень большие компромиссы. Мы не можем показывать физиков, которые не говорят о физике, это было бы нечестно».

«Не так часто у нас снимаются фильмы про тех, кого обычно называют «ботаниками». Герои нашего фильма не обладают внушительной мускулатурой или специальной физической подготовкой, но им наравне с солдатами приходится отстаивать Родину. На фоне истории создания атомной бомбы разворачивается драматическая любовная линия: одновременно с трудностями на работе главные герои преодолевают препятствия в личной жизни. Наш фильм о людях, которые в трудное послевоенное время, в условиях чудовищной гонки, сделали практически невозможное!» – отмечает режиссер Игорь Копылов.

Действие картины разворачивается в Москве, на Урале, в Сарове, Семипалатинске, а также в Копенгагене и в США. В Москве съемочная группа даже работала в Институте физических проблем имени П.Л. Капицы Российской академии наук. Некоторые локации для фильма были специально отстроены художниками. Так, на хуторе Недвиговка вблизи Ростова-на-Дону были возведены сооружения Семипалатинского полигона. А сам полигон снимали в степях под Таганрогом. Дорогу к секретной американской лаборатории снимали в Домодедовском карьере. А создание закрытого города Сарова, где впоследствии почти на месте старого монастыря появится ядерный центр, – в Крутицком подворье Москвы.

Подготовка к съемкам заняла больше года. Съемочная группа изучила огромное количество специальной литературы и архивных материалов, были проведены консультации со специалистами и встречи с очевидцами тех событий. В фильм вошли и воспоминания реальных участников атомного проекта. Для создания декорации ядерного реактора художники осмотрели настоящий реактор, а муляж атомной бомбы РДС-1 был сделан максимально похожим на макет настоящей первой советской бомбы. Чтобы его увидеть, создатели фильма посетили музей ядерного оружия в Сарове.

Премьера многосерийного фильма «Бомба» состоится в эфире телеканала «Россия-1» 9 ноября в 21:20.

Источник: https:

Вернуться назад

Шпионское дело об атоме/Розенберги — ФБР

Джулиус и Этель Розенберги, которых судят за шпионаж, едут с Мортоном Собеллом (крайний слева), членом их шпионской сети, в 1951 году.

Правительство Советского Союза, как его тогда называли, публично объявило о взрыве атомной бомбы. Прошлый опыт научил американцев легкомысленно относиться к заявлениям Москвы. Однако Белый дом в торжественном заявлении в сентябре 1949 года сообщил обескураживающую новость, которая поразила и потрясла нацию.

В Кремле наконец-то разгадали секреты атома. Русская изобретательность в научной области, вероятно, в значительной степени способствовала этому открытию. Но как насчет роли американских предателей Джулиуса и Этель Розенберг? Это их история.

Летом 1949 года ФБР узнало, что секрет создания атомной бомбы был украден и передан иностранной державе. Было предпринято немедленное расследование, в результате которого была установлена ​​личность Эмиля Юлиуса Клауса Фукса, британского ученого-атомщика немецкого происхождения.Британские разведывательные органы были уведомлены, и 2 февраля 1950 года Фукс был арестован британскими властями. Он признал свою причастность к советскому атомному шпионажу, но не знал личности своего американского контакта.

Этот контакт был впоследствии идентифицирован в ходе расследования ФБР как Гарри Голд, химик из Филадельфии. 22 мая 1950 года Голд признался ФБР в своей шпионской деятельности.

Расследование признаний Гарри Голда привело к установлению личности Дэвида Грингласса, гражданина США. Военнослужащий С. Армии и советский агент, который был направлен армией в Лос-Аламос, штат Нью-Мексико, в 1944 и 1945 годах. главный. Впоследствии «Джон» был идентифицирован как Анатолий Яковлев, бывший советский вице-консул в Нью-Йорке, покинувший Соединенные Штаты в декабре 1946 года. Допрос Грингласса и его жены Рут привел к признаниям в шпионской деятельности по указанию Юлиуса и Этель Розенберг, зять и сестра Дэвида Грингласса соответственно.У Макса Элитчера, военно-морского артиллерийского инженера и признанного коммуниста, взяли интервью. Он сообщил, что Мортон Собелл, инженер-радар и бывший одноклассник Элитчера и Розенберга по колледжу в Нью-Йорке, также был замешан в шпионской сети Розенберга.

История основных предметов

Юлиус Розенберг родился 12 мая 1918 года в Нью-Йорке в семье иммигрантов, оба родились в России. У него был один брат и три сестры.

Этель Розенберг, урожденная Грингласс, родилась 28 сентября 1915 года в Нью-Йорке, в семье иммигрантов. Ее отец родился в России, а мать родилась в Австрии. Среди других членов ее семьи были Дэвид, Бернард и сводный брат.

Этель и Джулиус Розенберги поженились 18 июня 1939 года в Нью-Йорке и родили двух сыновей, Микаэля Аллена, родившегося 10 марта 1943 года, и Роберта Гарри, родившегося 14 мая 1947 года.

Джулиус и Этель Розенберги большую часть своей жизни прожили в Нижнем Ист-Сайде Манхэттена и оба посещали одну и ту же среднюю школу, Этель окончила школу в 1931 году, а Юлиус — в 1934 году.Юлиус Розенберг учился в инженерной школе при нью-йоркском колледже с сентября 1934 года по февраль 1939 года, когда он получил степень бакалавра в области электротехники. Он также посещал различные курсы в других университетах Нью-Йорка.

На момент задержания он работал в механическом цехе в Нью-Йорке, производя все виды деталей для различных производственных предприятий.

Расследование показало, что Юлиус Розенберг начал общаться с Этель Грингласс примерно в 1932 году. Родители Этель не любили Джулиуса, и ему не разрешалось посещать дом ее родителей примерно с 1932 по 1935 год. В этот период Этель и два ее младших брата, Бернард и Дэвид, занимали квартиру этажом выше дома их родителей. Юлиус Розенберг часто навещал Этель в этой квартире наверху, которая была завалена экземплярами коммунистической партийной литературы и Daily Worker. Джулиус и Этель стали преданными коммунистами в период с 1932 по 1935 год, после чего они утверждали, что нет ничего важнее коммунистического дела.

Информация, полученная в марте 1944 г., свидетельствовала о том, что Юлиус Розенберг был членом Коммунистической партии. Эта информация была передана в отдел безопасности и разведки второго военного командования, Говернорс-Айленд, штат Нью-Йорк, в связи с тем, что Розенберг в то время работал в военном министерстве. Это расследование также установило, что его жена Этель подписала петицию коммунистической партии. Должность Розенберга в правительстве Соединенных Штатов была прекращена в декабре 1945 года.

Обыск в квартире Розенбергов во время ареста Юлиуса Розенберга показал, что Этель и Юлиус Розенберги были членами Международного Ордена Рабочих.

В мае 1940 года нью-йоркский полевой офис ФБР узнал, после того как Этель Розенберг получила назначение в качестве сотрудника Бюро переписи населения в Вашингтоне, округ Колумбия, что она была набожной коммунисткой. Кроме того, Этель Розенберг и еще одна женщина, предположительно сочувствовавшая коммунистам, распространяли коммунистическую литературу и подписывали петиции о выдвижении кандидатур от Коммунистической партии. Этель Розенберг также подписала петицию о выдвижении кандидатуры Коммунистической партией от 13 августа 1939 года в Нью-Йорке.

Расследование показало, что Юлиус Розенберг утверждал, что вступил в Коммунистический союз молодежи, когда ему было 14 лет. Кроме того, во время учебы в колледже он был секретарем Коммунистического союза молодежи.

Дэвид Грингласс

Дэвид Грингласс (на фото), младший брат Этель Розенберг, родился 3 марта 1922 года в Нью-Йорке, где посещал государственные школы. После окончания средней школы в 1940 году он ненадолго поступил в колледж, изучая машиностроение.В 1948 году он ненадолго посещал другую школу, изучая проектирование механики. В молодости он работал в магазине своего отца.

Сообщается, что Дэвид Грингласс попал под влияние своей сестры, когда ему было около 12 лет и когда за 19-летней Этель ухаживал Юлиус Розенберг. Сначала Дэвид выступал против усилий Этель и Юлиуса по обращению его в коммунизм и не любил Юлиуса, но после того, как Юлий принес Дэвиду химический набор, они стали очень дружны, и Юлий смог значительно повлиять на Дэвида.Юлиус Розенберг, пока он не женился на Этель в 1939 году, продолжал быть частым гостем в квартире Дэвида и Этель. Давид очень полюбил Юлия. Полностью обратившись к коммунистическим идеалам, изложенным Этель и Юлиусом, Дэвид вступил в Коммунистический союз молодежи в возрасте 14 лет.

Дэвид Грингласс признался, что в юности Джулиус и Этель Розенберги внушали ему коммунистические принципы, и он был членом Коммунистической лиги молодежи в Нью-Йорке с 1936 по 1938 год. Он продолжал верить в коммунизм, но так и не вступил в Коммунистическую партию. Он утверждал, что разочаровался в коммунизме, когда маршал Югославии Тито был исключен из Коминформа, Коммунистического информационного бюро, созданного для обмена информацией между коммунистическими партиями, за то, что бросил вызов советскому превосходству. Этот инцидент, по его словам, убедил его в том, что коммунизм использовался Советским Союзом как инструмент для завоевания мира, а не как средство для достижения панацеи.

Вскоре после замужества с Джулиусом Розенбергом Рут Грингласс утверждала, что ее муж обратил ее к принципам коммунизма.Член отделения Союза коммунистов молодежи в течение примерно одного года в 1943 году и президент этого отделения в течение примерно трех недель, она, как сообщается, разочаровалась в коммунизме после Второй мировой войны, когда стало очевидно, что Россия приступила к реализации программы мировой войны. завоевание.

Мортон Собелл

Мортон Собелл родился 11 апреля 1917 года в Нью-Йорке в семье выходцев из России. Он женился на Хелен Левитов Гуревич в Арлингтоне, штат Вирджиния, 10 марта 1945 года.

Одноклассник Юлиуса Розенберга и Макса Элитчера, Собелл окончил колледж в июне 1938 года со степенью бакалавра электротехники. В 1941 и 1942 годах он учился в аспирантуре университета в Мичигане, где получил степень магистра электротехники.

Летом с 1934 по 1938 год Собелл работал обслуживающим персоналом в лагере Юнити, Вингдейл, штат Нью-Йорк, который, как сообщается, находился под контролем коммунистов. 27 января 1939 года он получил должность младшего инженера-электрика в Бюро военно-морских боеприпасов, Вашингтон, округ Колумбия.С. и был переведен на должность помощника инженера-электрика. Он ушел с этой должности в октябре 1940 года, чтобы продолжить учебу. Работая в электротехнической компании в штате Нью-Йорк, он имел доступ к секретным материалам, в том числе по радару управления огнем. После ухода из этой компании он устроился инженером-электриком в приборостроительную компанию в Нью-Йорке, где у него был доступ к секретным данным. Он оставался на этой должности до 16 июня 1950 года, когда не появился на работе.В этот день Собелл и его семья бежали в Мексику. Впоследствии он находился в Мехико. 18 августа 1950 года, после его депортации из Мексики мексиканскими властями, он был взят под стражу агентами ФБР в Ларедо, штат Техас.

Макс Элитчер, признанный коммунист, сказал, что в 1939 году, когда он жил в одной комнате с Мортоном Собеллом в Вашингтоне, округ Колумбия, Собелл убедил его вступить в Коммунистическую партию.

Сообщалось, что Собелл принимал активное участие в американской мобилизации мира и Американском молодежном конгрессе, оба из которых были названы генеральным прокурором подпадающими под действие Исполнительного указа 10450.Собелл также появился в активных индексах американской мобилизации мира и был указан в индексах Американского молодежного конгресса в качестве делегата в этот орган от Вашингтонского комитета демократических действий.

Житель многоквартирного дома в Вашингтоне, округ Колумбия, сообщил, что Собелл и Макс Элитчер были среди тех, кто посещал собрания в квартире одного из арендаторов в 1940 и 1941 годах. Этот человек считал, что это были коммунистические собрания.

Полевое отделение ФБР в Нью-Йорке обнаружило петицию о выдвижении кандидатуры Коммунистической партией, которая была подана от имени Мортона Собелла.Лаборатория ФБР идентифицировала подпись под этой петицией как почерк Собелла.

Контакт с инструментальной компанией, где работал Собелл, показал, что он не явился на работу после 16 июня 1950 г. Компания получила письмо от Собелла примерно 3 июля 1950 г., в котором говорилось, что ему нужен отдых и он собирается взять несколько недель на восстановление. Расследование района, проведенное ФБР, показало, что Собелла, его жену и двоих детей в последний раз видели в их доме 22 июня 1950 года, и что они поспешно ушли, не предупредив никого о своем намерении уйти.

Через авиакомпанию в Ла Гуардиа Филд было установлено, что Собелл и его семья вылетели в Мехико 22 июня 1950 года. Экскурсионные билеты туда и обратно для перевозки между Нью-Йорком и Мексикой были куплены 21 июня 1950 года. на имя Собелла.

Во время пребывания Собелла в Мексике он общался с родственниками, используя некоего человека в качестве почтового ящика. Этот человек дал интервью и неохотно признался, что получал и пересылал письма родственникам Собелла.Это признание было сделано после того, как ему сообщили, что лаборатория ФБР определила его почерк на конвертах, которые использовались для пересылки писем родственникам Собелла.

В августе 1950 года власти Мексики взяли Собелла под стражу и депортировали его как нежелательного иностранца. Ранним утром 18 августа 1950 года агенты ФБР задержали Собелла на Международном мосту в Ларедо, штат Техас.

Вооружившись информацией, предоставленной человеком по имени Гарри Голд, ФБР быстро приняло меры, чтобы привлечь к ответственности виновных в краже секретов США.С. правительство.

Власти предъявляют обвинения

16 июня 1950 года Уголовный отдел Министерства юстиции был уведомлен о признаниях Дэвида Грингласса и санкционировал подачу жалобы в Альбукерке, штат Нью-Мексико, с обвинением его в шпионском сговоре с целью нарушения раздела 50 Кодекса США, раздел 34. В тот же день Грингласс предстал перед комиссаром США Южного округа Нью-Йорка и был заключен под стражу маршала США за неуплату залога в размере 100 000 долларов.6 июля 1950 года федеральное большое жюри в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, предъявило Гринглассу обвинение в шпионаже.

Жалоба, обвиняющая Юлиуса Розенберга в шпионском заговоре, была подана 17 июля 1950 года. В тот же день Розенберг был арестован в своем доме в Никербокер-Виллидж, Нью-Йорк, и в тот же вечер предстал перед окружным судьей США по Южному округу Нью-Йорка. . Розенберг был заключен под стражу маршала США за неуплату залога в размере 100 000 долларов для дальнейшего слушания.

3 августа 1950 года прокурор Южного округа Нью-Йорка санкционировал подачу закрытой жалобы на Мортона Собелла, обвиняя его в шпионском заговоре.

7 августа 1950 года Этель Розенберг предстала перед федеральным большим жюри в Южном округе Нью-Йорка в соответствии с повесткой в ​​суд. Жалоба с обвинением ее в шпионском заговоре была подана 11 августа 1950 года. В тот же день Этель Розенберг была взята под стражу агентами ФБР. Позже, днем ​​11 августа 1950 года, она предстала перед судом США.С. Комиссар Южного округа Нью-Йорка и заключен под стражу маршала США за неуплату залога в размере 100 000 долларов для дальнейшего лечения.

17 августа 1950 года большое федеральное жюри Южного округа Нью-Йорка вынесло обвинительный акт, в котором утверждалось, что было совершено 11 явных действий. Юлиусу Розенбергу, Этель Розенберг и Анатолию Яковлеву были предъявлены обвинения в нарушении Раздела 50 Кодекса США, раздел 34.

После ареста Мортона Собелла 18 августа 1950 года агентами ФБР в Ларедо, штат Техас, он предстал перед судом США.Комиссар С., Южный округ Техаса, отказался от высылки в Нью-Йорк и 23 августа 1950 года был заключен под стражу маршала США.

Розенберги предстали перед окружным судьей Южного округа Нью-Йорка и заявили о своей невиновности 23 августа 1950 года. За них обоих был сохранен залог в размере 100 000 долларов.

На следующий день Мортон Собелл предстал перед комиссаром США по Южному округу Нью-Йорка, и его слушание было отложено.Залог в размере 100 000 долларов был продолжен. 18 сентября 1950 года Собелл снова явился на слушание к комиссару США, которое было отложено, чтобы правительство могло представить свое дело перед большим федеральным жюри.

10 октября 1950 г. большое федеральное жюри Южного округа Нью-Йорка вернуло заменяющий обвинительный акт. Мортону Собеллу, Этель Розенберг, Джулиусу Розенбергу, Дэвиду Гринглассу и Анатолию Яковлеву были предъявлены обвинения в заговоре с целью нарушения статутов о шпионаже.

17 октября 1950 года Джулиус и Этель Розенберги не признали себя виновными.За Юлиуса Розенберга был сохранен залог в размере 100 000 долларов; Залог Этель Розенберг был уменьшен до 50 000 долларов. Они были заключены под стражу маршала США в связи с отсутствием залога.

Дэвид Грингласс признал себя виновным по заменяющему обвинительному акту 18 октября 1950 года. Его заявление было принято председательствующим судьей, и залог в размере 100 000 долларов был продлен до вынесения приговора.

Мортон Собелл заявил о своей невиновности 5 декабря 1950 года. Его заявление было принято окружным судьей США Южного округа Нью-Йорка, и его залог был продлен в размере 100 000 долларов.

31 января 1951 года большое федеральное жюри вынесло второй заменяющий обвинительный акт, обвиняющий Юлиуса Розенберга, Этель Розенберг, Анатолия Яковлева, Мортина Собелла и Дэвида Грингласса в сговоре с целью совершения шпионажа в период с 6 июня 1944 года по 16 июня 1950 года. Это обвинительное заключение во всех отношениях было похоже на предыдущее обвинительное заключение, заменяющее собой, за исключением того, что оно изменило начало заговора с ноября 1944 года на июнь 1944 года.

2 февраля 1951 года Джулиус и Этель Розенберги и Мортон Собелл заявили о своей невиновности перед судом США.С. Окружной судья Южного округа Нью-Йорка. Дэвид Грингласс признал себя виновным по вышеуказанному обвинительному акту и отозвал свое признание вины по предыдущему обвинительному акту, заменяющему его. Судья распорядился отложить вынесение приговора Гринглассу до конца судебного разбирательства.

5 февраля 1951 г. Мортон Собелл подал заявление о судебном приказе о передаче в суд, утверждая, что обвинительный акт от 31 января 1951 г. был расплывчатым и что его инкриминация была нарушением его конституционных прав. Заявление было отклонено.

6 марта 1951 года в Южном округе Нью-Йорка начался судебный процесс по делу о шпионском сговоре Розенбергов и Собелла по заменяющему обвинительному акту от 31 января 1951 года. В начале дела прокурор США предложил отстранить Анатолия А. Яковлева от суда, и это ходатайство было удовлетворено. Отбор присяжных в составе 12 человек с двумя заместителями завершился 7 марта 1951 г. Адвокаты подсудимых вносили ходатайства об отклонении обвинительного акта по различным основаниям, которые были отклонены судом.Затем было внесено и удовлетворено ходатайство об исключении Дэвида Грингласса из обвинительного заключения, поскольку он уже признал себя виновным.

Часть шпионской деятельности Розенбергов с ее разветвлениями была выявлена ​​на суде над атомными шпионами. Показания Грингласса показали, что он поступил в армию США в апреле 1943 года, а в июле 1944 года был назначен на Манхэттенский проект в Ок-Ридже, штат Теннесси. В то время он не знал, что это за проект, но ему читали лекции по безопасности о его обязанностях, и ему сказали, что это секретный проект.Две недели спустя, когда ему снова сказали, что его работа является секретной, он был направлен в Лос-Аламос, штат Нью-Мексико, и явился туда в августе 1944 года.

В ноябре 1944 года его жена Рут Грингласс, приехавшая в Альбукерке, чтобы навестить его, сказала ему, что Джулиус Розенберг сообщил ей, что ее муж работает над атомной бомбой. Грингласс заявил, что не знал, что работает над таким проектом. Он заявил, что работал в группе в Лос-Аламосе под руководством профессора университета Новой Англии, и описал суду обязанности своего магазина в Лос-Аламосе.Он заявил, что, находясь в Лос-Аламосе, он узнал личности различных известных физиков и их псевдонимы.

Грингласс показал, что Розенберги говорили с ним о заслугах российского правительства. Он заявил, что, когда его жена приехала навестить его в Лос-Аламос 29 ноября 1944 года, она сказала Дэвиду, что Юлиус Розенберг пригласил ее на обед в дом Розенбергов в Нью-Йорке. На этом ужине Этель сказала Рут, что они больше не участвовали в коммунистической деятельности, не покупали Daily Worker и не посещали собрания клуба, потому что Джулиус наконец-то занялся тем, чем всегда хотел заниматься, а именно предоставлением информации Советскому Союзу.

После того, как Этель сказала Рут, что Дэвид работал над проектом атомной бомбы в Лос-Аламосе, и сказала, что она и Джулиус хотят, чтобы он предоставил информацию о бомбе, Рут сказала Розенбергам, что она не думает, что это хорошая идея, и отказалась передать свои просьбы Давиду. Этель и Джулиус заметили, что она должна хотя бы рассказать об этом Дэвиду и посмотреть, поможет ли он. Во время этого разговора Юлий указал Руфи, что Россия является союзницей и заслуживает получения информации, которая не предоставляется в пользование.

Сначала Дэвид отказался иметь какое-либо отношение к запросу Розенбергов, но на следующий день согласился предоставить любые доступные данные. Затем Рут задала Дэвиду конкретные вопросы о Манхэттенском проекте, и Дэвид предоставил ей эту информацию.

В январе 1945 года Дэвид прибыл в Нью-Йорк в отпуск, и примерно через два дня Юлиус Розенберг пришел в квартиру Дэвида, чтобы узнать у него информацию об атомной бомбе. Он попросил Дэвида записать информацию и сказал, что заберет ее на следующее утро.

В тот же вечер Грингласс записал имеющуюся у него информацию. На следующее утро он передал этот материал Розенбергу вместе со списком ученых в Лос-Аламосе и именами возможных рекрутов, работающих там, которые могли симпатизировать коммунизму.

Грингласс далее заявил, что в то время, когда он вернул этот материал Розенбергу, Рут Грингласс заметила, что почерк Дэвида был плохим и нуждался в интерпретации. Розенберг ответил, что беспокоиться не о чем, потому что Этель, его жена, перепечатает информацию.

Через день или два Дэвид и его жена отправились в квартиру Розенбергов на ужин, где их представили подруге Розенбергов. После того, как она ушла, Джулиус сказал Зеленым очкам, что, по его мнению, этот человек придет к Дэвиду, чтобы получить информацию об атомной бомбе. Они обсудили предварительный план, согласно которому Рут Грингласс переедет в Альбукерке; эта женщина также встретится с Рут в кинотеатре в Денвере, штат Колорадо, чтобы обменяться кошельками. В кошельке Рут должна быть информация от Дэвида о Лос-Аламосе.

Было решено, что для идентификации человека, который придет к Рут, Рут будет использовать боковую часть коробки для желе. Джулиус держал в руках соответствующий кусок коробки с желе. Дэвид предложил провести встречу перед одним продуктовым магазином в Альбукерке. Дата встречи зависела от того, когда Руфь отправится в Альбукерке.

Во время этого визита Юлий сказал, что хотел бы, чтобы Дэвид встретился с русским, с которым он мог бы обсудить проект, над которым работал Дэвид. Через несколько ночей Джулиус назначил Дэвиду встречу с русским на Первой авеню между 42-й и 59-й улицами Нью-Йорка. Дэвид подъехал к назначенному месту встречи и припарковал машину возле салуна на темной улице. Юлий подошел к машине, заглянул, ушел и вернулся с мужчиной, который сел в машину Дэвида. Юлий остался на улице, а Давид уехал с неизвестным мужчиной. Мужчина спросил Дэвида о некоторой научной информации, и, покатавшись некоторое время, Дэвид вернулся к первоначальному месту встречи и выпустил мужчину.Затем к этому человеку присоединился Розенберг, стоявший на улице, и Дэвид увидел, как они уходят вместе.

Весной 1945 года Рут Грингласс приехала жить в Альбукерке, и Дэвид навещал ее квартиру по выходным. В первое воскресенье июня 1945 года к нему пришел человек, впоследствии идентифицированный Дэвидом как Гарри Голд, и спросил, не Грингласс ли имя Дэвида. Дэвид сказал, что да, и Голд сказал: «Меня послал Юлий». Дэвид подошел к кошельку жены, достал кусок коробки с желе и сравнил его с кусочком, предложенным Голдом. Они совпали.

Когда Голд спросил Дэвида, есть ли у него какая-либо информация, Грингласс ответил, что есть, но ему придется ее записать. Затем Голд ушел, заявив, что вернется. Дэвид сразу же приступил к работе над отчетом, сделал наброски экспериментов, составил описательный материал о них и подготовил список возможных завербованных для шпионажа. Позже в тот же день Голд вернулся, и Дэвид передал ему отчеты. Взамен Голд дал Дэвиду конверт с 500 долларами, который он передал Рут.

Суд принял копии эскизов, подготовленных Гринглассом во время судебного разбирательства, для описания информации, которую Грингласс передал Голду. Эти эскизы были приняты в качестве доказательства.

В сентябре 1945 года Дэвид Грингласс, находившийся в отпуске, вернулся в Нью-Йорк вместе с Рут. На следующее утро Юлиус Розенберг пришел в квартиру Грингласс и спросил, что у Дэвида есть для него. Дэвид сообщил Юлиусу, что получил довольно хорошее описание атомной бомбы.

В этот момент в показаниях Грингласса государственный обвинитель вернулся к контакту Розенберга с Дэвидом в январе 1945 года. Дэвид повторил, что в январе 1945 года Розенберг дал ему описание атомной бомбы, которая, как позже узнал Дэвид, впоследствии была сброшена на Хиросиму, чтобы чтобы Дэвид знал, какую информацию искать.

Грингласс продолжал рассказывать о том, что произошло в сентябре 1945 года. По просьбе Джулиуса он нарисовал эскиз атомной бомбы, подготовил описательный материал по нему, составил список ученых и возможных завербованных для советского шпионажа и затем передал этот материал квартира Розенберга.Он заявил, что в то время передал этот материал Розенбергу, Этель и Рут.

На суде Грингласс подготовил эскиз поперечного сечения атомной бомбы, чтобы указать, что он дал Розенбергу, и это было сделано правительственным вещественным доказательством № 8. В этот момент адвокат Розенберга попросил суд изъять эскиз бомбы, чтобы никто, кроме суда, присяжных и адвокатов, не мог его увидеть. Адвокат Розенберга заявил, что делает этот запрос в интересах национальной безопасности.Судья распорядился об изъятии эскиза, указав, что, поскольку об этом просила защита, у защиты не будет оснований возражать против изъятия в случае подачи апелляции.

Затем

Грингласс продолжил свои показания относительно состава атомной бомбы, используя эскиз для справки. Он заявил, что рассказал Розенбергу, как бомба была приведена в действие устройством барометрического давления. Розенберг заметил, что информация очень хорошая и ее следует немедленно напечатать. Затем Этель подготовила информацию о портативной пишущей машинке в квартире Розенбергов.

Пока Этель печатала отчет, Джулиус сжег рукописные заметки на сковороде, смыл их в канализацию и дал Дэвиду 200 долларов. Джулиус предложил Дэвиду остаться в Лос-Аламосе после того, как его уволят из армии, чтобы он мог продолжать получать информацию, но Дэвид отказался.

С 1946 по 1949 год Дэвид вел дела с Джулиусом Розенбергом, и в этот период Джулиус сказал Дэвиду, что у него есть люди, которые ходят в школу, и что у него есть люди в северной части штата Нью-Йорк и Огайо, которые предоставляют ему информацию для русских.

В конце 1947 года Джулиус рассказал Дэвиду о проекте небесной платформы и упомянул, что получил эту информацию от «одного из мальчиков». Розенберг описал небесную платформу как большое судно, которое можно было подвесить в точке пространства с низкой гравитацией, и что судно будет путешествовать по земле, как спутник. Розенберг также сообщил Дэвиду, что у него есть способ общаться с русскими, размещая материалы или сообщения в нише театра, и что он получил от одного из своих контактов математические расчеты, относящиеся к атомной энергии для самолетов.

Грингласс показал, что Розенберг утверждал, что получил благодарность и часы от русских. Грингласс также показал, что Розенберг утверждал, что получил консольный стол от русских, который он использовал для фотографических целей.

В феврале 1950 года, через несколько дней после того, как было опубликовано известие об аресте доктора Фукса в Англии, Юлий пришел к Давиду домой и попросил его прогуляться. Во время этой прогулки Розенберг говорил о Фуксе и упомянул, что человек, приехавший навестить Давида в Альбукерке, также был контактным лицом Фукса.Юлий заявил, что Давиду придется покинуть страну. Когда Дэвид ответил, что ему нужны деньги, Розенберг сказал, что получит деньги от русских.

В апреле 1950 года Розенберг снова сказал Дэвиду, что ему придется покинуть страну, и примерно 23 мая 1950 года Розенберг пришел в квартиру Грингласс с газетой, содержащей фотографию Гарри Голда и историю ареста Голда. Розенберг сказал: «Это человек, который видел вас в Альбукерке». Джулиус дал Дэвиду 1000 долларов и сказал, что вернется позже с еще 6000 долларов, чтобы он мог использовать их при выезде из страны, и что Гринглассу придется получить мексиканскую туристическую карту.Розенберг сказал, что он пошел к врачу, который сказал ему, что также потребуется письмо от врача о том, что Дэвид был привит от оспы, а также фотографии на паспорт. Затем он дал Гринглассу бланк письма и инструкции, которые нужно запомнить для использования в Мехико.

По прибытии Давида в Мехико он должен был отправить письмо в советское посольство и подписать его «И. Джексон». Через три дня после того, как он отправил это письмо, Давид, неся в руке путеводитель по городу, зажав средний палец между страницами путеводителя, должен был отправиться на Плас-де-ла-Колон в 17 часов. м. и посмотрите на статую Колумба там. Он ждал, пока к нему подойдет человек, после чего Дэвид сказал: «Это великолепная статуя» и сказал этому человеку, что Дэвид из Оклахомы. Затем мужчина отвечал: «О, в Париже есть гораздо более красивые статуи», и давал Гринглассу паспорт и дополнительные деньги. Дэвид должен был отправиться в Вера-Крус, а затем отправиться в Швецию или Швейцарию. Если он выезжал в Швецию, он должен был отправить такое же письмо советскому послу или его секретарю и подписать письмо «И.Джексон». Через три дня Давид должен был отправиться к статуе Линнея в Стокгольме в 17:00. где к нему подойдет человек. Грингласс упомянул, что статуя прекрасна, и мужчина ответил: «В Париже есть гораздо более красивые». Затем этот человек давал Дэвиду средства передвижения в Чехословакию, где по прибытии он должен был написать советскому послу, уведомив его о своем присутствии.

Джулиус также сообщил Гринглассу, что ему самому придется покинуть страну, потому что он знал Джейкоба Голоса (члена коммунистического подполья) и Элизабет Бентли (также члена Коммунистической партии).

Некоторое время спустя Дэвид и его семья пошли в фотоателье и сделали шесть комплектов фотографий на паспорт. В День памяти Грингласс подарил Розенбергу пять комплектов этих фотографий. Позже Розенберг снова навестил Дэвида, которому он дал 4000 долларов 10- и 20-долларовыми банкнотами, завернутыми в коричневую бумагу, и попросил Грингласса пойти с ним на прогулку и повторить заученные инструкции. Дэвид отдал 4000 долларов своему зятю на хранение.

На перекрестном допросе Дэвид показал, что он использовал 1000 долларов, которые он получил от Джулиуса, для оплаты долгов семьи и 4000 долларов, чтобы заплатить своему адвокату за его представление.

Рут Грингласс также дала показания на суде и, помимо подтверждения показаний мужа, дала следующую информацию:

Она заявила, что перед отъездом в Нью-Мексико в ноябре 1944 года она разговаривала с Джулиусом и Этель Розенберг в квартире Розенбергов в Нью-Йорке. Джулиус сказал ей, что он и Этель прекратили свое открытое членство в Коммунистической партии, потому что он всегда хотел сделать больше, чем просто быть членом Коммунистической партии. Через два года Юлию удалось связаться с русскими, и теперь он делал то, что хотел. Он попросил ее заручиться помощью Дэвида в предоставлении ему информации для русских о Лос-Аламосе. Руфь сначала отказалась, но Этель уговорила ее подойти к Дэвиду. Затем Юлий дал ей инструкции для Давида относительно конкретного типа информации, которую он хотел. Несколько дней спустя он дал Рут 150 долларов на покрытие расходов на ее поездку в Нью-Мексико.

По возвращении в Нью-Йорк в декабре 1944 года, после посещения Дэвида, Розенберг посетил ее квартиру, когда она сообщила ему о решении Дэвида сотрудничать.Она предоставила Юлию устную и письменную информацию, которую дал ей Давид, и сообщила ему о предстоящем отпуске Давида. Перед ее отъездом в Альбукерке в феврале 1945 года Джулиус посетил ее и дал Рут указания относительно встречи со шпионским агентом в Альбукерке.

Золото свидетельствует

Гарри Голд (на фото) показал, что он занимался советским шпионажем с 1935 года до момента своего ареста в мае 1950 года и что с 1944 по 1946 год его начальником по шпионажу был русский, известный ему как «Джон. Он идентифицировал фотографию Анатолия А. Яковлева, бывшего советского вице-консула в Нью-Йорке, как «Джона». Фотография Яковлева была принята в качестве вещественного доказательства.

В июне 1944 года у Голда была шпионская встреча с доктором Клаусом Фуксом в Вудсайде, Квинс, Нью-Йорк. В результате этой встречи Голд написал отчет и передал его Яковлеву примерно через неделю или около того, когда тот сказал Яковлеву, что на следующей встрече Голда с Фуксом последний передаст Голду информацию, касающуюся применения ядерного деления к производство боевого оружия.

Во второй половине 1944 года Голд встретился с Фуксом недалеко от Боро-Холла в Бруклине и получил посылку от Фукса, которую Голд позже передал Яковлеву.

Следующая встреча

Голда с Фуксом состоялась в июле 1944 года в районе 9-й улицы и Центрального парка Вест в Нью-Йорке. Примерно через неделю или две Голд передал Яковлеву отчет, который он написал об этом разговоре, и сказал Яковлеву, что Фукс предоставил дополнительную информацию о работе над совместным американо-британским проектом по созданию атомной бомбы. Впоследствии у Голда была регулярная серия встреч с Яковлевым, который проинструктировал Голда, как продолжать его контакты с Фуксом. Голд заявил, что это должно было получить информацию из ряда американских шпионских источников и передать ее Яковлеву. Он указал, что организовывал свои встречи с этими источниками, используя опознавательные сигналы, такие как предмет или лист бумаги и кодовую фразу в виде приветствия, всегда используя псевдоним. Он также заявил, что его источники проживали не в Филадельфии (родной город Голда), а в других городах, и что он платил этим источникам деньги, которые, в свою очередь, получил от Яковлева.

В начале января 1945 года Голд встретился с Фуксом в Кембридже, штат Массачусетс, и получил пакет документов, которые позже передал Яковлеву в Нью-Йорке. Он сказал Яковлеву, что Фукс упомянул, что линза разрабатывалась в связи с атомной бомбой. Его следующая встреча с Фуксом должна была состояться в Санта-Фе в первую субботу июня 1945 года.

В феврале 1945 года Голд встретил Яковлева на 23-й улице между 9-й и 10-й авеню в Нью-Йорке. На этой встрече Яковлев указал на интерес русских к планам, упомянутым Фуксом.

В последнюю субботу мая 1945 года Голд встретился с Яковлевым в ресторане на 3-й авеню в Нью-Йорке, чтобы обсудить следующую встречу Голда с Фуксом в Санта-Фе. Яковлев поручил Голду выполнить дополнительную миссию в Альбукерке, штат Нью-Мексико. Голд запротестовал, но Яковлев сказал, что это жизненно важно, указав, что женщина должна была поехать, но не смогла приехать. Яковлев дал Голду бумажку из луковицы, на которой было напечатано имя «Грингласс», адрес на Хай-стрит, Альбукерке и опознавательный сигнал: «Я от Юлия.Яковлев также дал Голду кусок картона, вырезанный из продуктового пакета. Он заявил, что у Грингласса в Альбукерке будет соответствующий кусок, и что, если Грингласса не будет дома, жена Грингласса передаст информацию Голду. Затем Яковлев дал Голду 500 долларов в конверте, чтобы он передал его Гринглассу, и проинструктировал Голда следовать непрямым маршрутом в Санта-Фе и Альбукерке, чтобы свести к минимуму опасность слежки.

Голд прибыл в Санта-Фе в субботу, 2 июня 1945 года, и встретил Фукса, который передал ему пакет документов.Голд выехал из Санта-Фе днем ​​2 июня на автобусе и вечером того же дня прибыл в Альбукерке. Он пошел по адресу Хай-стрит, обнаружил, что Грингласса и его жены нет дома, и остался на ночь в ночлежке. На следующий день он пошел по адресу Хай-стрит, и дверь открыл Дэвид Грингласс. Голд сказал: Грингласс. Давид ответил: «Да». Затем Голд сказал: «Я пришел от Юлиуса» и показал Гринглассу кусок картона, который дал ему Яковлев. Грингласс попросил Голда войти в его квартиру, затем взял кусок картона из женской сумочки и сравнил его с куском, который дал ему Голд.Детали совпали. Голд представился «Зеленым очкам» как «Дэйв из Питтсбурга».

Грингласс сказал Голду, что визит стал неожиданностью и что подготовка материала для атомной бомбы займет несколько часов. Он начал рассказывать Голду о возможных новобранцах в Лос-Аламосе, но Голд прервал его и указал Дэвиду, что это очень опасно и что Дэвиду следует быть осмотрительным в своем поведении. Голд ушел и вернулся позже в тот же день, когда Дэвид дал ему конверт, в котором, по его словам, была информация об атомной бомбе.Голд передал Дэвиду конверт с 500 долларами. Грингласс упомянул Голду, что рассчитывает получить отпуск где-то на Рождество, и дал номер телефона Голда Джулиуса в Нью-Йорке на тот случай, если Голд захочет связаться с Гринглассом.

Голд вернулся в Нью-Йорк поездом 5 июня 1945 года. По пути он изучил материалы, которые дал ему Дэвид, и положил их в конверт из плотной бумаги. Он положил материал, полученный от Фукса, в другой конверт. В тот же вечер Голд встретил Яковлева на Метрополитен-авеню в Бруклине и передал ему оба конверта.

Примерно через две недели Голд встретил Яковлева на Мейн-стрит во Флашинге, Нью-Йорк. Яковлев сказал Голду, что информация, которую он получил от него 5 июня, была немедленно отправлена ​​в Советский Союз и что информация, которую он получил от Грингласса, «чрезвычайно превосходна и ценна». На этой встрече Голд рассказал подробности своего разговора с Фуксом и Гринглассом. Фукс заявил, что в разработке атомной бомбы был достигнут огромный прогресс и что первый взрыв был назначен на июль 1945 года.

В начале июля 1945 года Голд познакомился с Яковлевым в рыбном ресторане. Яковлев сказал, что необходимо договориться с другим советским агентом, чтобы он связался с Голдом. По указанию Яковлева Голд вынул из кармана лист бумаги с заголовком «Филадельфийская компания». Голд оторвал верхнюю часть, содержащую имя, и на обратной стороне листа написал по диагонали: «Как добраться до улицы Пола». Затем Яковлев неправильно разорвал бумагу.Он оставил себе одну часть, а Голд — другую. Яковлев сказал, что если бы Голд получил два билета по почте без письма, это означало бы, что через определенное количество дней после даты в билете Голд должен был отправиться на проезжую остановку линии «Астория» на встречу, которая должна была состояться. в ресторане-баре. Советский контакт Голда стоял у стойки и подходил к Голду, прося направить его на Пол-Стрит. Затем они сопоставляли разорванные кусочки бумаги.

В августе 1945 года Голд снова встретился с Яковлевым в Бруклине, и ему сказали отправиться в сентябре 1945 года к Фуксу.Голд предложил Яковлеву, что, поскольку он собирается увидеться с Фуксом, он может с тем же успехом отправиться в Альбукерке, чтобы увидеть Дэвида Грингласса. Яковлев ответил, что это нецелесообразно, поскольку дальнейшие контакты Голда с Гринглассом могут поставить под угрозу.

В сентябре 1945 года Голд познакомился с Фуксом в Санта-Фе, штат Нью-Мексико. По возвращении в Нью-Йорк 22 сентября 1945 года Голд отправился в заранее оговоренное место встречи, чтобы увидеть Яковлева, который не появился. Примерно через десять дней Голд встретил Яковлева на Мейн-стрит во Флашинге и передал ему пакет, который он получил от Фукса.Он сказал Яковлеву, что, по словам Фукса, открытого и свободного сотрудничества между американцами и англичанами больше нет и что многие отделы закрыты для Фукса. Фукс также заявил, что ему придется вернуться в Англию и что он обеспокоен тем, что британцы добрались до Киля, Германия, раньше русских и могут обнаружить там досье гестапо на Фукса, которое раскроет его прочные коммунистические связи и прошлое. Фукс и Голд также обсудили детали плана, по которому можно было бы связаться с Фуксом в Англии.

В ноябре 1945 года у Голда была еще одна встреча с Яковлевым, во время которой Голд упомянул, что Грингласс, вероятно, вернется домой на Рождество в отпуск. Голд сказал, что следует запланировать связаться с Розенбергом, чтобы получить больше информации от Greenglass.

В январе 1946 года Голд снова встретился с Яковлевым и рассказал ему о человеке, с которым Яковлев пытался связаться и за которым ведется постоянное наблюдение. Яковлев использовал эту историю, чтобы проиллюстрировать, что лучше отказаться от контакта, чем поставить под угрозу их работу.

В начале декабря 1946 года Голд получил по почте два билета на боксерский поединок в Нью-Йорке. Билеты были адресованы в дом Голда в Филадельфии неправильно и слишком поздно, чтобы Голд смог прийти на встречу. В 17:00 26 декабря 1946 г. Голду позвонили по месту работы. Голос сказал: «Это Джон». Затем Голд договорился с Джоном о встрече с неизвестным мужчиной в одном кинотеатре той ночью. Мужчина представился, протянув Голду оторванный лист бумаги с заголовком, заранее подготовленным Голдом и Яковлевым.Этот человек попросил Голда проследовать на 42-ю улицу и 3-ю авеню в Нью-Йорке, чтобы встретиться с Яковлевым.

Он встретился с Яковлевым, который спросил, есть ли у Голда что-нибудь еще от Фукса, извинился за свое 10-месячное отсутствие и объяснил, что ему пришлось затаиться. Он заявил, что рад, что Голд работает в Нью-Йорке, и сказал Голду, что ему следует начать планировать миссию в Париж, Франция, в марте 1947 года, где Голд встретится с физиком. Он дал Голду бумажку с луковичной шкурой, в которой излагалась информация о его предполагаемой встрече в Париже.В разговоре с Яковлевым Голд упомянул имя своего работодателя, и, услышав это, Яковлев очень возбудился. Он сказал Голду, что Голд почти испортил 11 лет работы, работая на этого человека, потому что он был под следствием в 1945 году. Яковлев умчался, заявив, что Голд больше не увидит его в Соединенных Штатах.

Интересно отметить, что советские спецслужбы, используя Голда для связи с Гринглассом, допустили ошибку в системе безопасности, которая в конечном итоге привела к раскрытию шпионской сети Розенбергов, сети, независимой от той, в которой был замешан Голд.Из знаний ФБР о деятельности советской разведки известно, что Советы с их упором на безопасность обычно не позволяют члену одной сети узнать о существовании другой сети, так что в случае обнаружения одной сети другая не будет обнаружена. быть скомпрометирован. Напомним, что протест Голда Яковлеву по поводу связи с Greenglass в Альбукерке остался без внимания. Советы, несомненно, нашли веские основания сожалеть об этой ошибке в своих суждениях.

Химик-ядерщик показал, что с 1944 по 1947 год он был связан с проектом создания атомной бомбы в Лос-Аламосе.Он заявил, что его собственная работа была связана с исследованиями имплозии и засекречена. Он также заявил, что пойдет в механический цех, предоставит чертежи начальнику цеха и определит, что необходимо. Химик-ядерщик вспомнил, что видел Дэвида Грингласса в механическом цехе. Он опознал эскизы, подготовленные Дэвидом Гринглассом на суде, и представил в качестве вещественных доказательств достаточно точные копии тех эскизов, которые он сам представил в механическую мастерскую. Эти образцы могли представлять ценность для иностранной державы, заявил химик-ядерщик, и открыли бы любому эксперту, что происходило в Лос-Аламосе, и указали бы эксперту на его связь с атомной бомбой.

Элитчер свидетельствует

Элитчер показал, что он впервые встретил Собелла, когда оба учились в средней школе в Нью-Йорке. Он также заявил, что он и Собелл также вместе учились в колледже в Нью-Йорке с 1934 по 1938 год. Эличер получил степень бакалавра в области электротехники, и указал, что Юлиус Розенберг также изучал инженерное дело в том же колледже в тот же период. Эличер ежедневно видел Собелла в школе, но реже виделся с Розенбергом.После окончания учебы Элитчер работал в Управлении артиллерийского вооружения Военно-морского ведомства в Вашингтоне, округ Колумбия, с ноября 1938 года по октябрь 1948 года.

В декабре 1938 года Эличер проживал в Вашингтоне, округ Колумбия. В декабре того же года Собелл приехал в Вашингтон и остановился в доме рядом с местом жительства Эличера. В апреле или мае 1939 года Элитчер и Собелл поселились в частном доме, а в мае 1940 года — в квартире. В то время, когда они жили вместе, Собелл также работал в Управлении артиллерийского вооружения.В сентябре 1941 года Собелл оставил работу, чтобы поступить в университет в Мичигане, чтобы продолжить учебу.

Эличер также сообщил, что в то время, когда он жил с Собеллом, у них были разговоры о коммунистической партии и что по просьбе Собелла Эличер вступил в Коммунистический союз молодежи. Примерно в сентябре 1939 года Эличер присутствовал на встрече с Собеллом, на которой шла дискуссия о создании отделения Коммунистической партии. Это отделение было сформировано, и Эличер вступил в Коммунистическую партию в конце 1939 года.Собрания этой группы проводились в домах различных членов, и председателю группы выплачивались взносы. Эличер заявил, что Собелл был первым председателем группы. На собраниях обсуждались новостные события, основанные на Daily Worker и такой литературе, как Коммунист . Группа также обсуждала марксистскую и ленинскую теории. Членам были сделаны предложения присоединиться к Американской мобилизации мира и помочь съезду Американского молодежного конгресса.Также велись дискуссии о пакте Гитлера-Сталина, и членам было поручено стремиться заручиться поддержкой других людей для российской позиции. Эличер продолжал ходить на эти собрания до сентября 1941 года. В 1942 году были сформированы отделения Коммунистической партии, в которые вошли группы сотрудников определенных государственных учреждений, и Эличер присоединился к военно-морскому отделению Коммунистической партии.

Эличер свидетельствовал, что примерно в июне 1944 года ему позвонил Юлиус Розенберг, который представился бывшим однокурсником Элитчера по колледжу.По приглашению Элитчера Розенберг в тот же вечер посетил дом Элитчеров. Розенберг рассказал Элитчеру, что Советский Союз делал в ходе военных действий, и заявил, что этой стране отказывают в некоторой военной информации. Однако Розенберг указал, что некоторые люди предоставляли военную информацию, чтобы помочь Советскому Союзу. Розенберг попросил Элитчера снабдить его планами, отчетами или книгами, касающимися новой военной техники и всего, что, по мнению Элитчера, будет представлять ценность для Советского Союза, указав, что окончательный выбор Советского Союза в отношении ценности информации не будет Элитчеру, но что эту информацию будет оценивать кто-то другой.

В сентябре 1944 года Эличер отправился на недельный отпуск в государственный парк в Западной Вирджинии вместе с Мортоном Собеллом и его будущей женой. Во время этого отпуска Эличер сообщил Собеллу о визите Розенберга и просьбе передать информацию Советскому Союзу. Когда он заметил, что Розенберг сказал, что Собелл помогает в этом, Собелл рассердился и сказал, что Розенберг не должен был упоминать его имя.

Летом 1945 года Эличер был в отпуске в Нью-Йорке и остановился на квартире Юлиуса Розенберга.Розенберг упомянул Эличеру, что Розенберг был уволен с работы по соображениям безопасности и что его членство в Коммунистической партии, по-видимому, было основанием для возбуждения дела против него. Розенберг беспокоился по этому поводу, потому что думал, что его увольнение могло иметь какое-то отношение к его шпионской деятельности, но испытал облегчение, когда узнал, что это касается только его коммунистической деятельности.

Элитчер также свидетельствовал, что в сентябре 1945 года Розенберг пришел к Эличеру домой и сказал ему, что, хотя война и закончилась, потребность России в военной информации сохраняется.Розенберг спросил Элитчера о типе работы, которую он выполняет, и Эличер сказал ему, что работает над гидролокатором и противолодочными устройствами управления огнем.

В начале 1946 года Эличер посетил электрическую компанию по служебным делам и остановился в доме Собелла в Скенектади. В то время Собелл работал в этой электрической компании. В связи с этим Собелл и Эличер обсудили свою работу.

Позже в том же году Элитчер снова встретился с Собеллом, и Собелл спросил о брошюре по боеприпасам, но Эличер сказал, что она еще не готова.Собелл предложил Эличеру снова встретиться с Розенбергом.

В конце 1946 или в 1947 году Эличер позвонил Розенбергу и сказал, что хотел бы его видеть. В это время Розенберг сообщил Элитчеру, что в шпионской работе произошли некоторые изменения, что, по его мнению, произошла утечка информации, и что Эличер не должен приходить к нему до особого распоряжения. Он также посоветовал Эличеру прекратить свою коммунистическую деятельность.

Элитчер свидетельствовал, что в 1947 году Собелл устроился на работу в инструментальную компанию в Нью-Йорке, выполняя секретную работу для Вооруженных Сил.Эличер несколько раз видел там Собелла и однажды обедал с ним в ресторане в Нью-Йорке. По этому поводу Собелл спросил Элитчера, знает ли он каких-нибудь прогрессивных студентов или выпускников, и если да, то свяжет ли он с ними Собелла. Эличер сказал, что ничего не знает.

В октябре 1948 года Эличер покинул Управление артиллерийского вооружения и перешел на работу в приборостроительную компанию в Нью-Йорке, где работал Собелл. Он жил в доме во Флашинге, штат Нью-Йорк, а Собелл жил на улице позади него.Они вместе пошли работать в автопарк. Однажды вечером, возвращаясь с работы домой, Собелл снова спросила Элитчера о людях, которых Эличер мог знать, кто мог бы быть прогрессивным. Собелл указал Элитчеру, что из-за мер безопасности, принимаемых правительством, необходимо найти студентов для предоставления информации, которую никто не заподозрит.

Элитчер также свидетельствовал, что перед уходом из Управления артиллерийского вооружения он обсуждал с Собеллом свое желание получить новую работу во время визита Элитчера в Нью-Йорк летом 1948 года.Собелл сказал Эличеру не покидать Управление артиллерийского вооружения, пока Эличер не поговорит с Розенбергом.

После этого Собелл назначил Элитчеру встречу с Розенбергом. Они встретились на улице в Нью-Йорке, и Розенберг сказал Эличеру, что очень жаль, что Эличер решил уйти, потому что Розенбергу нужен был кто-то, кто работал бы в Управлении артиллерийского вооружения в шпионских целях. Собелл присутствовал на этой встрече и призвал Элитчера остаться в Управлении артиллерийского вооружения. Затем Розенберг и Эличер вместе поужинали в ресторане в Нью-Йорке, где продолжили разговор о желании Элитчера уйти с работы.Розенберг хотел знать, где ведутся важные оборонные работы, и Элитчер упомянул лаборатории в Уиппани, штат Нью-Джерси. Розенберг предположил, что, возможно, Эличер мог бы пройти курсы в колледже, чтобы улучшить свой статус.

Элитчер также показал, что в июле 1948 года он совершил поездку в Нью-Йорк на машине, во время которой, как он полагал, за ним следили. Он отправился в дом Собелла и рассказал ему о своих подозрениях. Позже тем же вечером Собелл упомянул Эличеру, что у него есть некоторая информация для Розенберга, которая слишком ценна, чтобы ее уничтожить, и что он хочет передать ее Розенбергу этой ночью. Он попросил Элитчера сопровождать его.

Элитчер наблюдал, как Собелл взял с собой контейнер с 35-миллиметровой пленкой и поместил его в бардачок машины Собелла. Затем Собелл и он подъехали к зданию в Нью-Йорке и припарковались на Кэтрин-стрит. Собелл достал контейнер из бардачка и ушел. Когда он вернулся, Эличер спросил его, что Розенберг думает о подозрениях Эличера в том, что за ним следят, и Собелл ответил, что Розенберг считает, что беспокоиться не о чем.

Эличер показал, что у Собелла была камера, 35-мм пленка и увеличитель, и что все материалы, над которыми Собелл работал на различных местах своей работы, были засекречены. Он заявил, что в последний раз видел Собелла в июне 1950 года.

На перекрестном допросе Элитчер вспомнил, что во время посещения Розенбергом его дома в июне 1944 года, то есть после дня «Д», Розенберг упомянул, что выпивал с русским в честь этого события. Эличер показал, что Розенберг связывался с ним по крайней мере девять раз с 1944 по 1948 год, пытаясь убедить его получить для него информацию, но он всегда отталкивал Розенберга. В 1948 году Эличер заявил Розенбергу, что точно не будет с ним сотрудничать.

Bentley свидетельствует

Элизабет Бентли, признанная бывшая коммунистка, показала, что она была членом гарлемской секции коммунистической партии с 1935 по 1938 год. В июле 1938 года она устроилась на работу в Итальянскую информационную библиотеку и до конца года приказано уйти в подполье и сделать вид, что не знает других коммунистов. Работая там, она познакомилась с Феруччо Марини, чиновником коммунистической партии, который руководил деятельностью итальянских коммунистов в Соединенных Штатах.Она знала Марини под именем Ф. Браун. В октябре 1938 года она познакомилась с Джейкобом Голосом через Марини. Голос был в коммунистическом подполье и управлял туристическим агентством World Tourist, Inc., созданным в 1927 году Коммунистической партией. До своей смерти в ноябре 1943 года Голос был членом контрольной комиссии Коммунистической партии США в составе трех человек.

Согласно Бентли, Коммунистическая партия Соединенных Штатов была частью Коммунистического Интернационала. После смерти Голоса у Бентли были другие контакты, последним из которых был Анатолий Громов, первый секретарь посольства СССР в США; ее последний контакт с Громовым произошел в декабре 1945 года.Она заявила, что информация, полученная «Голосом», была передана в советское посольство.

После смерти Голоса в обязанности Бентли входил сбор информации от коммунистов, работающих в правительстве США, и передача ее через коммунистическое начальство в Москву. Она заявила, что Коммунистическая партия в США служит интересам Москвы. Она рассказала, что передавала Эрлу Браудеру приказы из Москвы, которые он должен был принять. Указав на тесную связь между Коммунистической партией в этой стране и Коммунистическим Интернационалом, Бентли заявил, что эта тесная связь проповедовалась на собраниях Коммунистической партии.Любой член, который не придерживался линии партии, как диктовал Коммунистический Интернационал в Москве, был исключен. Она рассказала, что все ее контакты в ее работе были получены от Коммунистической партии.

Летом 1945 года Бентли сообщила ФБР обо всех своих действиях, и ее спросили, будет ли она продолжать свою деятельность под руководством ФБР, что она и делала до весны 1947 года.

Бентли заявила, что во время ее сотрудничества с «Голосом» ей стало известно о том, что «Голос» знал инженера по имени «Юлий.Осенью 1942 года она сопровождала Голоса в Никербокер-Виллидж, но осталась в его автомобиле. Она видела, как Голос беседовал с Юлием на улице, но издалека. Из разговоров с Голосом она узнала, что Юлий жил в деревне Никербокер. Она также заявила, что с осени 1942 г. по ноябрь 1943 г. вела телефонные разговоры с Юлиусом.

В интервью с агентами ФБР Бентли описал Джулиуса как стройного человека ростом около 5 футов 10 дюймов и в очках. Она также сообщила, что он был руководителем коммунистической ячейки инженеров, переданной «Голосу» для целей советского шпионажа.Юлий должен был стать связующим звеном между Голосом и группой. Голос считал, что эта ячейка инженеров способна к развитию.

Расследование ФБР показало, что Джулиус Розенберг проживал в жилом комплексе, известном как Деревня Никербокер, был ростом 5 футов 10 дюймов, стройным и носил очки. Бентли, однако, не смог точно идентифицировать Юлиуса.

Джулиус и Этель Розенберг дали показания и отвергли все обвинения в шпионаже против них. Они признали, что у них есть консольный стол, но отрицали, что это подарок русских, как утверждали Дэвид Грингласс и его жена.Они заявили, что купили стол в нью-йоркском универмаге в 1944 или 1945 году. На перекрестном допросе им задавали вопросы об их коммунистической принадлежности, но они отказывались отвечать на основании самооговора.

28 марта 1951 года адвокаты каждой стороны подвели итоги своего дела перед присяжными. 29 марта 1951 года присяжные вынесли обвинительный приговор трем подсудимым, Джулиусу и Этель Розенберг, а также Мортону Собеллу.

5 апреля 1951 г. были вынесены следующие приговоры: Юлиус Розенберг, смертная казнь, такой приговор должен быть приведен в исполнение в течение недели с 21 мая 1951 г. ; Этель Розенберг, смертная казнь, такой приговор должен быть приведен в исполнение в течение недели с 21 мая 1951 года; и Мортон Собелл, лишение свободы на срок 30 лет.

Деятельность фронта Коммунистической партии и пропаганда от имени Розенбергов

Отчаянная юридическая борьба, ведущаяся от имени Розенбергов, сопровождалась по интенсивности чрезвычайной пропагандистской кампанией «Спасти Розенбергов». Примечательно, что лихорадочные усилия коммунистов спасти Розенбергов от того, что они назвали «законным убийством», были отложены более чем на год после их ареста и более чем на четыре месяца после того, как они были признаны виновными в ходе судебного процесса, который коммунисты позже назвали «законным убийством». «чудовищный подлог» и «пародия на правосудие».

Суд над Розенбергом сначала прошел совершенно незамеченным в обычно бдительной коммунистической партийной прессе. В Daily Worker не появилось ни слова о предполагаемом «обмане» Розенберга до тех пор, пока на следующий день присяжные не вынесли обвинительный вердикт. Более того, первое публичное признание партией дела Розенбергов не давало ни малейшего намека на мощную пропагандистскую бурю, которую впоследствии коммунисты поднимут на Розенбергов. Незаметно похороненный на странице 9 газеты Daily Worker от 30 марта 1951 года, обвинительный приговор Розенбергу сообщался обычным образом.

В газете Daily Worker не появлялось никаких дальнейших сообщений о деле Розенберга до 6 апреля 1951 года, когда оно было объявлено под следующим заголовком статьи: «Розенберги приговорены к смертной казни, сделаны козлами отпущения за корейскую войну». Статья, в которой отмечалось, что Розенберги были родителями двоих малолетних детей, как представляется, была направлена ​​главным образом на осуждение суровости приговора, а не самого приговора. Слово «подлог», впоследствии ставшее фактически синонимом процесса Розенберга в коммунистической пропаганде, тогда еще не использовалось.В том же номере Daily Worker редакционная статья на первой полосе, в которой утверждалось, что американские «разжигатели паники» преднамеренно пытались создать атмосферу войны, содержала несколько косвенных ссылок на дело Розенберга, однако прямо не подвергая сомнению приговор.

Только в середине лета 1951 года пропагандистская кампания в пользу Розенбергов началась всерьез. Даже в этот поздний срок Коммунистическая партия не сразу взяла на себя задачу оправдать Розенбергов и разоблачить «отвратительный заговор» против них.Вместо этого кампания была инициирована в виде серии статей в National Guardian . Это издание было охарактеризовано в 1949 году Калифорнийским комитетом по антиамериканской деятельности как заведомо сталинистское по составу, авторам, руководству и содержанию.

Очевидно, что акция помилования от имени Розенбергов с самого начала была в высшей степени искусственной и тщательно продвигаемой, а не спонтанной общественной реакцией, которую стремилась показать коммунистическая пресса.На это указывало уже одно то обстоятельство, что газета Daily Worker собиралась напечатать имена и адреса сотен священнослужителей и представителей интеллигенции, обратившихся к президенту с просьбой о помиловании. Если бы Национальный комитет по обеспечению справедливости в деле Розенберга (NCSJRC) или Коммунистическая партия сами не запросили такие письма, у партийной прессы не было бы возможности узнать, кто писал в Белый дом, за исключением нескольких отдельных случаев. На ряде митингов, спонсируемых NCSJRC, присутствующим раздавали телеграммы, открытки или письма, которые были полностью заполнены и адресованы президенту и на которых отсутствовала только подпись.Кроме того, сообщалось, что представители NCSJRC проводили интенсивные обходы домов, пытаясь получить подписи под прошениями о помиловании.

С 27 декабря 1952 года по 17 января 1953 года сторонники Розенберга поддерживали непрерывную круглосуточную линию пикетов у Белого дома в период, когда бывший президент Трумэн предположительно рассматривал заявление о помиловании исполнительной власти. Это «бдение о помиловании в Белом доме» было отменено 17 января 1953 года, после более чем 500 часов подряд, только когда стало очевидно, что президент Трумэн не примет решение по прошению о помиловании до своей отставки с должности.Согласно Daily Worker , это дело достигло апогея 5 января 1953 года, когда более 2000 человек из 22 штатов прибыли в округ Колумбия, чтобы принять участие в «бдении».

Когда адвокаты защиты Розенбергов делали последние юридические шаги, в июне 1953 года вокруг Белого дома сформировались тысячи пикетов. специальные «поезда милосердия», чтобы доставить этих сочувствующих Розенбергу в столицу страны.

Пикет у Белого дома начался примерно в 13:30. 14 июня; в 16:00 пикеты прошли до Девятой улицы и проспекта Конституции на северо-западе, где NCSJRC провел «молитвенное собрание», на котором официальные лица Комитета и несколько священнослужителей восхваляли Розенбергов.

Официальный подсчет пикетов, проведенный Департаментом столичной полиции Вашингтона, округ Колумбия, показал, что около 6800 человек участвовали в этой попытке оказать давление на президента Соединенных Штатов с целью помилования осужденных за атомные шпионы.По собственной оценке NCSJRC, количество пикетов составило 13 000 человек.

После этого «молитвенного собрания» большинство пикетчиков вернулось в Нью-Йорк, оставив небольшую горстку пикетчиков для продолжения «круглосуточного бдения» у Белого дома. Пикетирование Белого дома продолжалось до 17 июня 1953 года, когда после летнего перерыва в работе Верховного суда США один из судей Верховного суда объявил, что предоставил отсрочку исполнения приговора, чтобы новые вопросы закона, представленные ему адвокаты защиты могут быть заслушаны нижестоящими судами.

Получив известие о том, что правительству удалось подать прошение о созыве внеочередного заседания Верховного суда США, NCSJRC начал действовать и снова отправил пикеты на парад перед Белым домом. Пикет продолжался до тех пор, пока примерно в 20:45 не было объявлено о казни Розенбергов. 19 июня 1953 г., когда у Белого дома было около 500 пикетов.

Этот случай использовался коммунистическими партиями всего мира в целях пропаганды против Соединенных Штатов.Американские посольства в Канаде и Европе были завалены прошениями о помиловании от разных людей и организаций. В последние дни перед казнью Розенбергов демонстрации прошли в крупнейших столицах Европы, таких как Париж, Рим и Лондон. В пресс-релизе от 20 июня 1953 года иностранная реакция на казнь была описана следующим образом: «Париж. Группы под руководством коммунистов толпились на улицах Европы прошлой ночью и сегодня рано утром на в целом организованных демонстрациях протеста против казни атомных шпионов Юлиуса и Этель. Розенберг.В Париже был ранен французский подросток и арестовано 386 человек».

Действия суда после осуждения

Коммунисты использовали все возможные уловки, чтобы помочь атомным шпионам, в том числе оказывали сильное давление на суды бесчисленными апелляциями. Дело тянулось более двух лет.

11 февраля 1953 года президент Дуайт Д. Эйзенхауэр отклонил ходатайство о помиловании, поданное Розенбергами.Отклоняя эту петицию, президент Эйзенхауэр заявил: «Эти два человека предстали перед судом и были осуждены за самое серьезное преступление против народа Соединенных Штатов. Они были признаны виновными в сговоре с намерением и основанием полагать, что было бы в интересах иностранной державы передать агентам этой иностранной державы определенную строго секретную атомную информацию, относящуюся к национальной обороне Соединенных Штатов. Характер преступления, за которое они были признаны виновными и осуждены, намного превосходит убийство другого гражданина; это преднамеренное предательство всей нации и вполне может привести к гибели многих, многих тысяч невинных граждан.Эти два человека своим поступком фактически предали дело свободы, за которое свободные люди борются и умирают в этот самый час».

Президент Эйзенхауэр продолжил: «Суды предоставили все возможности для представления доказательств, имеющих отношение к этому делу. В соответствии с этой освященной веками традицией американского правосудия, свободно избранное жюри из своих сограждан рассмотрело доказательства по этому делу и вынесло свое решение. Были реализованы все права на апелляцию, и приговор суда первой инстанции был оставлен в силе после полного судебного пересмотра, в том числе в высшей судебной инстанции страны.Я тщательно изучил это дело и удовлетворен тем, что правосудие по отношению к обоим лицам было отдано в полной мере. Не было ни новых доказательств, ни смягчающих обстоятельств, которые оправдывали бы изменение этого решения, и я решил, что мой долг в интересах народа Соединенных Штатов не отменять вердикт их представителей.

29 мая 1953 года окружной судья назначил дату казни Розенбергов на неделю с 15 июня 1953 года.В то время обычной датой казни в тюрьме Синг-Синг была ночь четверга, а это означало, что Розенберги должны были умереть 18 июня 1953 года.

Тем не менее, последовали дополнительные апелляции как в Окружной апелляционный суд второго округа, так и в Верховный суд США.

Наконец, 16 июня 1953 г. судья Верховного суда США потребовал от адвокатов защиты Розенберга представить свои ходатайства об отсрочке исполнения приговора в письменной форме. В этот день два адвоката явились в Верховный суд и попытались подать ходатайство о судебном приказе о передаче в суд от имени Розенбергов.Адвокаты Розенбергов выступили против их действий по подаче этих исков. Эти ходатайства о судебном приказе о хабеас корпус были заслушаны судьей Верховного суда в его кабинете.

Основной вопрос, поднятый в петиции, заключался в том, что в соответствии с Законом об атомной энергии 1946 года смертный приговор мог быть вынесен только по рекомендации присяжных и только тогда, когда подсудимым были предъявлены обвинения в намерении нанести ущерб Соединенным Штатам. Утверждалось, что, поскольку заговор, за который были осуждены Розенберги, начался в 1944 году и просуществовал до 1950 года, к приговору применялись положения Закона об атомной энергии, а не положения Закона о шпионаже 1917 года.

17 июня 1953 г. этот судья предоставил отсрочку исполнения приговора для того, чтобы поднятый вопрос мог быть рассмотрен в Окружном суде и чтобы было получено больше доказательств для определения обоснованности аргумента.

19 июня 1953 г. специальная сессия Верховного суда США, созванная Верховным судьей, отменила отсрочку исполнения приговора, предоставленную двумя днями ранее.

19 июня 1953 года президент Соединенных Штатов отказал в помиловании Джулиусу и Этель Розенберг.В этом отказе президент заявил: «С момента первоначального пересмотра дела Розенберга Верховным судом Соединенных Штатов суды рассмотрели многочисленные дальнейшие разбирательства, оспаривающие обвинительные приговоры Розенбергу и вынесенные приговоры. В течение последних двух дней Верховный суд, созванный на специальное заседание, снова рассмотрел еще один вопрос, который, по мнению одного из судей, Розенберги должны иметь возможность представить. Сегодня утром Верховный суд постановил, что в этом вопросе нет оснований.Я убежден, что единственный вывод, который можно сделать из истории этого дела, состоит в том, что Розенберги воспользовались всеми гарантиями, которые может предоставить американское правосудие. Я не сомневаюсь, что их первоначальный судебный процесс и длинная серия апелляций представляют собой самую полную меру справедливости и надлежащей правовой процедуры. Несмотря на бесчисленные осложнения и технические детали этого дела, ни один судья ни разу не выразил сомнения в том, что они совершили самые серьезные шпионские действия.Соответственно, только самые чрезвычайные обстоятельства могут потребовать вмешательства исполнительной власти в этом случае. Я не забываю, что это дело вызвало серьезную озабоченность как у нас, так и за границей. В связи с этим могу лишь сказать, что, неизмеримо увеличив шансы атомной войны, Розенберги могли приговорить к смерти десятки миллионов невинных людей во всем мире. Казнь двух человеческих существ — серьезное дело, но еще более серьезной является мысль о миллионах погибших, чья смерть может быть непосредственно связана с тем, что сделали эти шпионы.

Президент продолжил: «Когда враги демократии будут признаны виновными в преступлении столь же ужасном, как то, за которое были осуждены Розенберги; когда правовые процессы демократии были задействованы с максимальной силой для защиты жизни осужденных за шпионаж; когда в своем самом торжественном приговоре трибуналы Соединенных Штатов признают их виновными и приговор справедливым, я не буду вмешиваться в это дело».

В 20:05 19 июня 1953 года Юлиус Розенберг был казнен в тюрьме Синг-Синг, Оссининг, Нью-Йорк.В 20:15 в тот же день Этель Розенберг была казнена в тюрьме Синг-Синг.

Дэвид Грингласс, приговоренный к 15 годам лишения свободы после признания вины, был освобожден из федеральной тюрьмы 16 ноября 1960 года. До ноября 1965 года он должен был периодически отмечаться перед офицером по условно-досрочному освобождению.

Ресурсы:
— Записи ФБР о Юлиусе Розенберге
— Записи ФБР об Этель Розенберг
— Записи ФБР о Юлиусе и Этель Розенберг
— Записи ФБР о деле Розенбергов

Aug.

29 сентября 1949 года: Первое советское атомное испытание ошеломило Запад

Джо-1, американское прозвище первого советского атомного испытания, относящееся к Иосифу Сталину. *
Изображение: предоставлено Степанавасом * 1949: Советский Союз взорвал свое первое ядерное оружие на полигоне в казахстанской степи. Многие историки считают это испытание началом гонки ядерных вооружений.

Известный русским как «Первая молния» и американцам «Джо-1» (дерзкая отсылка к Иосифу Сталину), это оружие по мощности примерно эквивалентно атомной бомбе, которую Соединенные Штаты сбросили на Нагасаки четыре года назад. ранее.Успешное советское испытание стало для Запада глубоким потрясением. Американская разведка считала, что Советскому Союзу нужно как минимум несколько лет, чтобы взорвать ядерное устройство.

Этот прогресс был ускорен отчасти благодаря физику Клаусу Фуксу и другим ученым, которые были членами эффективной советской шпионской сети внутри ядерной программы США. Фукс, немецкий эмигрант, который стал британским подданным до того, как присоединился к Манхэттенскому проекту в 1943 году, передавал британские и американские ядерные секреты Москве после вторжения Германии в СССР в 1941 году, полагая, что Советы имеют право знать, кто их союзники. вплоть до.

Масштабы советского проникновения в ядерную программу их соперника не были полностью оценены до января 1950 года, когда Фукс, под длительным допросом британской разведки, наконец сломался. Его признание МИ-5 также касалось Гарри Голда, натурализованного американца, который позже признался, что действовал в качестве советского курьера от имени Фукса. Позже Голд станет ключевым свидетелем в суде над Юлием и Этель Розенберг.

Некоторые советские ученые-ядерщики долгое время преуменьшали значение информации Фукса, утверждая, что именно нехватка урана, а не знание того, что с ним делать, вызвало взрыв У.ССР отставать в начале. На самом деле советские ядерные исследования, даже без помощи так называемых атомных шпионов, уже продвинулись вперед.

Какими бы ни были причины, они не задержались надолго. После взрыва Джо-1 в 1949 году Советы сопоставили успешное испытание американской водородной бомбы со своей собственной версией в 1953 году, а затем более чем поспевали, поскольку обе страны начали массовое производство этого оружия. К середине 1970-х советский арсенал превзошел арсенал США. Даже с последующими договорами об ограничении вооружений и распадом Советского Союза Россия в 2007 году по-прежнему обладает крупнейшим в мире ядерным арсеналом.

(Источник: разный)

23 февраля 1941 г.: на один шаг ближе

Грибовидное облако с метками ядерной бомбы

Разработка атомной бомбы в России, 1949 г.

Российская разработка атомной бомбы, 1949 г.


Из Los Angeles Times , 24 сентября 1949 г.

ТРУМЭН ГОВОРИТ, ЧТО У РУССА ЕСТЬ АТОМНАЯ БОМБА

Вашингтон, сентябрь.23 (AP) — В России произошел атомный взрыв — роковое предзнаменование того, что Советы нарушили американскую монополию на атомную бомбу, от которой так сильно зависел некоммунистический мир.

      Историческая новость, сравнимая только по значимости с объявлением о взрыве в Хиросиме 6 августа 1945 года, была преподнесена сегодня миру президентом Трумэном в следующих словах:

      «У нас есть доказательства того, что в последние недели в США произошел атомный взрыв.С.С.Р.»

      Он не сказал, что это была атомная бомба, которая взорвалась где-то на просторах за железным занавесом. Но госсекретарь Ачесон сказал, что, по его мнению, это был взрыв атомного оружия, и есть все основания полагать, что Соединенные Штаты больше не являются единственными обладателями страшной тайны.

«Ожидаемое возможное развитие»

      На самом деле высокопоставленный чиновник США сказал сегодня вечером репортеру:

      «В этом нет сомнений.Это была атомная бомба. Но насколько нам известно, Россия изготовила только одну бомбу. Они никогда не догонят нас».

      Третья мировая война? Высокопоставленные политики США считали, что это не приближает войну. Во-первых, они указали, что Соединенные Штаты имеют четырехлетнюю фору в производстве атомных бомб. Они полагали, что Советы будут опасаться начала атомной войны, в которой возмездие может быть столь быстрым.

      Комментируя новость, Ген.Брэдли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, сказал:

      «Чем спокойнее к этому отнесется американский народ, тем лучше.»

      «Мы ждали этого четыре года, и это не требует никаких изменений в нашем основном плане защиты.»

      Сам Брэдли часть дня играл в гольф.

      Официальное заявление Белого дома было изложено в спокойных тонах.

      «С тех пор, как человек впервые высвободил атомную энергию, можно было ожидать возможного развития этой новой силы другими странами», — сказал Президент.«Эта вероятность всегда учитывалась нами…

Потрясающее воздействие

      Разоблачение мистера Трумэна, хотя и долгожданное, произвело колоссальный эффект в мировых столицах. Крупные международные последствия с возможным резким изменением атмосферы «холодной войны» между Востоком и Западом рассматривались как неизбежные.

      На Капитолийском холме сенатор МакМахон (D) Ct., председатель комитета Сената по атомной энергии, и несколько других членов Конгресса вновь заявили, что для президента Трумэна настал жизненно важный час для встречи с премьер-министром Сталиным.

      МакМахон предположил, что г-н Трумэн мог бы даже поехать на такую ​​встречу в Москву, если это единственное место, где она может быть проведена. Президент неоднократно предлагал Сталину посовещаться в Вашингтоне, но говорил, что больше не поедет за границу для встречи с советским лидером.

Может быть в младенчестве

      Хотя военные эксперты в целом считают, что Россия наконец-то научилась делать атомную бомбу, они предположили, что разработка советского оружия, возможно, все еще находится в зачаточном состоянии.Один сказал, что русские, вероятно, находятся в «штате Лос-Аламос» — намек на полигон в Нью-Мексико, где 16 июля 1945 года было проведено первое испытание американской атомной бомбы.

      Через три недели после испытаний в Лос-Аламосе на Хиросиму, Япония, была сброшена первая атомная бомба, использовавшаяся в военных целях.

      В то время как представители Государственного департамента говорят, что они не верят, что опасность войны увеличивается или уменьшается, некоторые члены Конгресса говорят, что угроза миру возросла.. . .

      Сенатор Фландерс (справа), штат Вирджиния, быстро предложил резолюцию о том, что Соединенные Штаты вступят в переговоры с Россией, пообещав, что ни одна из стран не применит атомную бомбу, если на нее не нападут другие.

      В обеих палатах республиканцы подвергли г-на Трумэна резкой критике за то, что он «отложил» объявление до тех пор, пока Сенат не принял законопроект этой администрации о глобальной помощи в области вооружений на сумму 1 314 010 000 долларов. Эта мера была принята Сенатом прошлой ночью.

      Представитель Китинг (справа), штат Нью-Йорк, назвал действия президента «шокирующими», но МакМахон сказал, что г-н Трумэн должен быть «уверен в достоверности своей информации», прежде чем он сделает какое-либо заявление.



Компания Хоутон Миффлин

Вероятно, первый советский опыт атомной бомбы, РДС-1, 29 августа 1949 г.

Вероятно, первый советский опыт атомной бомбы, РДС-1, 29 августа 1949 г.

{«event»:»просмотр страницы»,»page_type1″:»каталог»,»page_type2″:»image_page»,»language»:»en»,»user_logged»:»false»,»user_type»:»электронная торговля»,» nl_subscriber»:»ложь»}

{«event»:»item_view»,»event_category»:»browse_catalog»,»ecommerce»:{«items»:[{«item_id»:»FLM3100382″,»item_brand»:»другое»,»item_category»:»Видеоматериалы «,»item_category2″:»out_of_copyright»,»item_category3″:»стандарт»,»item_category5″:»not_balown»,»item_list_name»:»search_results»,»item_name»:»Вероятно, первый советский эксперимент атомной бомбы, РДС -1, 29 августа 1949 г.»}]}}

Найдите архив Бриджмена, загрузив изображение.
Перетащите файл сюда или нажмите «Обзор» ниже.

Найдите файл


Обратите внимание, что следует загружать только файлы с низким разрешением.
Результаты будут возвращать только точные совпадения.
Любые изображения с наложением текста могут не давать точных результатов.
Детали больших изображений будут искать соответствующие детали.

Обработка результатов поиска

Выберите свой цвет

Добавьте до 5 цветов и сдвиньте разделители, чтобы настроить композицию

Добавить цветовой блок

Фильтры

Добавьте ключевые слова для уточнения результатов

Поиск

Текст

Заголовок

Художник

Середина

Расположение произведения искусства

Века

к

Представлять на рассмотрение Весь контентИзображенияВидео

Фильтр regionUnited KingdomGermanyFranceItalyUnited Штаты ——————- AfghanistanÅland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua И BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia И HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Кокосовые) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика Из TheCook IslandsCosta RicaCote D’ivoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинские) острова Фарерские IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южный TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuernseyGuineaGuinea-б Остров issauGuyanaHaitiHeard И МакДональда IslandsHoly See (Vatican City State) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика OfIraqIrelandIsle Из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика OfKorea, Республика OfKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика OfMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты OfMoldova, Республика OfMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКатарРеюньонРумынияРоссийская ФедерацияРуандаостров Святой ЕленыСент-Китт s И NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Фолиант И PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика OfThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad И TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks И Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited Арабские EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaViet Нам Виргинские острова, Британские Виргинские острова, Ю. s.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Сортировать поСамые актуальныеСамые популярныеСамые последниеНомер активаИмя создателя

Размер результатов306090

Блок метаданных (скрытый)

Свяжитесь с нами для получения дополнительной помощи

Размер файла с высоким разрешением

Поиск других изображений или видео в высоком разрешении

ОТСНЯТЫЙ МАТЕРИАЛ номер
ФЛМ3100382
Титул
Вероятно, первый советский опыт атомной бомбы, РДС-1, 29 августа 1949 г.
Дата
1949 г. н.э. (C20-й н.э.)
Описание

Вероятно, первый советский опыт атомной бомбы, РДС-1, 29 августа 1949 г.

Фото кредит
Изображения из фильмов / изображения Бриджмена
Ключевые слова
20 век / 20 век / ХХ век / ХХ век / двадцатое столетие / 20 20 хх хх века / 20 20 хх хх век / 20 20 20 ХХ ХХ 20 век / c20th / строительство / здания / 20 век / тесты / разрушение / 40с / Атомная бомба / атомный возраст / разрушительный / советский / атомные бомбы / взрывы / цвет / взрывы / оружие / оружие / ударные волны / архивный / ударная волна / ядерное оружие / Россия /архив / атомная бомба / Советский союз / взрыв / эксперимент / ядерное оружие / атомные бомбы / сила / энергия / отснятый материал / сороковые / русский / холодная война / 1940-е годы / цвет / советы / строительство / эксперименты / история / контрольная работа / с20 / взрыв / РДС-1 / видео / клип

Доступность

Размер [пиксели] Размер файла [МБ] Длительность [сек] Онлайн-покупка
Кадры 720 × 576 пикселей 82 МБ 15

Авторское право
Вне авторских прав

испытаний атомной бомбы Наследие Советского Союза

Ключевой момент: Советский Союз — не единственная страна с давним наследием испытаний атомной бомбы.

Советский Союз взорвал свою первую атомную бомбу в 1949 году, всего через четыре года после США. Как и Соединенные Штаты, СССР проводил агрессивные испытания на протяжении всей холодной войны, в конечном итоге проведя 715 ядерных испытаний за сорок один год. Кроме того, как и его соперник — и даже в большей степени — Советский Союз страдал от ядерного заражения своих внутренних районов и ненужного риска для здоровья своего населения. Москва также отвечала за испытания крупнейшего когда-либо построенного термоядерного устройства: печально известной «Царь-бомбы».

Большинство советских ядерных испытаний были проведены на Семипалатинском испытательном полигоне (СИП) в Казахской ССР. Подобно пустыне Невада, среднеазиатские степи служили удаленным испытательным полигоном, где можно было проводить испытания атмосферных бомб вдали от густонаселенных районов. Испытано 456 атомных и термоядерных устройств  Семипалатинск, многие из них атмосферные испытания.

Семипалатинск был выбран бывшим главой НКВД Лаврентием Берией, который назвал этот район «необитаемым» и идеальным местом для испытаний ядерного оружия. На самом деле в окрестностях этого места проживало около семисот тысяч человек, многие из которых жили в небольших сельских деревнях. 29 августа 1949 года на СТС была взорвана первая в СССР атомная бомба РДС-1. РДС-1 представлял собой имплозивное устройство на основе плутония, основанное на бомбе Нагасаки, секреты которой были украдены. Бомба имела мощность взрыва двадцать две килотонны, что больше, чем у бомб, взорванных в Хиросиме и Нагасаки, отчасти из-за большего количества плутония. Радиоактивные осадки обрушились на ничего не подозревающих жителей этого региона, и эта картина будет продолжаться десятилетиями.

Как и американские военные, советские военные также совмещали военные учения с ядерными испытаниями. Первыми такими учениями были военные учения в Тоцком в сентябре 1954 года. Это были первые испытания за пределами Семипалатинска и первые в европейской части России, в них участвовали 44 тысячи советских сухопутных войск, в том числе некоторые из них дислоцировались всего в 1,5 милях от эпицентра. Советский бомбардировщик Ту-4 «Бык» сбросил 40-килотонную гравитационную бомбу РДС-3, которая взорвалась на высоте тысячи футов.В течение сорока минут после взрыва войска проводили маневры менее чем в миле от эпицентра. Многие заразились лучевой болезнью, и в более позднем возрасте у них развились связанные с радиацией заболевания, такие как рак и лейкемия.

Большая часть советских ядерных испытаний проводилась на СТС, но почти треть всех испытаний была проведена на Митюшихинском ядерном полигоне на острове Новая Земля. Остров размером с Мэн в Баренцевом море, Новая Земля представлял собой поистине пустынный массив суши.В Митюшихинской бухте было испытано 244 бомбы, в том числе печально известная «Царь-бомба» — гигантская бомба мощностью 50 мегатонн, которая затмила крупнейшее американское испытание — «Касл Браво» мощностью 15 мегатонн.

Невозможно описать Царь Бомбу без превосходной степени. Взорванная Советским Союзом 30 октября 1961 года бомба массой 59 525 фунтов была выпущена из модифицированного бомбардировщика Ту-95 «Медведь». Царь-бомба была настолько мощной, что экипажу «Медведя» давали шансы на выживание лишь пятьдесят на пятьдесят.Тепловое излучение могло вызвать ожоги третьей степени на незащищенной плоти на расстоянии шестидесяти двух миль, а вспышка света была видна на расстоянии более шестисот миль. Деревянные дома были разрушены на расстоянии более ста миль, а взрывная волна выбила окна на расстоянии 560 миль. Царь-бомба создала грибовидное облако высотой сорок миль и шириной пятьдесят девять миль.

Гротескная демонстрация мощи, ничего похожего на Царь-бомбу больше никогда не применялось. Возможно, на противоположном конце спектра испытаний находился Советский Союз, стремившийся добиться мирного применения ядерного оружия.В рамках программы, носящей прямое название «Ядерные взрывы для национальной экономики», было взорвано 124 ядерных заряда в «мирных целях», включая разведку нефти и газа, перекрытие и изменение маршрутов водных путей, облегчение добычи угля, создание озер и подземных хранилищ природного газа и даже создание подземное хранилище токсичных отходов. Программа по большей части провалилась; неудивительно, что радиоактивное загрязнение было частой проблемой.

Всего в Москве проведено 219 атмосферных, водных и космических испытаний.Как и Соединенные Штаты, Советский Союз был связан Договором об ограниченном запрещении ядерных испытаний от 1963 года, который впредь ограничивал подземные испытания. Еще 496 испытаний были проведены под землей.

Как и в Соединенных Штатах, военное и гражданское население Советского Союза также пострадало от ядерных испытаний. Военнослужащие подвергались облучению во время таких инцидентов, как испытание в Тоцком. В 1992 году было подсчитано, что около шестидесяти тысяч человек, проживающих в Казахстане вблизи испытательного полигона STS, умерли от радиационно-индуцированного рака.Хотя большая часть радиации в этом районе с тех пор исчезла, врожденные дефекты, возникающие в результате хромосомных аномалий, продолжают проявляться у детей, родившихся через три поколения после радиационного облучения.

Советский Союз испытал свое последнее ядерное оружие 24 октября 1990 года, на два года раньше Соединенных Штатов. Далеко не великодушный жест к миру во всем мире, Советский Союз фактически находился всего в нескольких месяцах от полного распада. В 1990-х годах российские и казахстанские СМИ утверждали, что испытание было подготовлено к маю 1991 года, но .3-килотонное устройство было брошено в туннеле на глубине четырехсот футов под землей. Предположительно, он был разрушен в 1995 году восьмисотфунтовым зарядом взрывчатого вещества.

Бывшие союзные республики не приняли никаких мер по возобновлению испытаний. Все, кроме России, отказались от ядерного оружия и передали все унаследованные арсеналы на утилизацию. Россия не проявила особого интереса к дальнейшим испытаниям, вместо того чтобы сконцентрироваться на средствах доставки нового поколения, включая ракету подводных лодок «Булава», мобильную ракету «Тополь-МР» и межконтинентальную баллистическую ракету «Сармат».Неофициальный мораторий на испытания между США и Россией продолжает действовать — пока.

Кайл Мизоками — писатель, работающий в Сан-Франциско и посвященный вопросам обороны и национальной безопасности. скучно и ежедневное чудовище. В 2009 году он стал сооснователем блога по вопросам обороны и безопасностиJapan Security Watch.Вы можете следить за ним в Твиттере: @KyleMizokami. Это появилось ранее в этом году.

Эта статья впервые появилась несколько лет назад и перепечатывается из-за интереса читателей.

Изображение: Reuters.

Российская атомная бомба — мрачная новость для Запада

Генерал Омар Брэдли, председатель СоветаС. Объединенный комитет начальников штабов заявил: «Чем спокойнее воспримет это американский народ, тем лучше. Мы предвидели это, и это не требует никаких изменений в наших основных планах».

Карта 1961 года с указанием расположения Семипалатинского полигона. Кредит: AP Wirephoto

В Соединенных Штатах высказываются опасения, что разработка Россией атомной бомбы приведет к гигантской гонке вооружений, в которой Америка, Великобритания и остальные западные страны объединятся в еще более тесном союзе.

Офицеры британской разведки считают, что у России есть новый и более простой способ очистки урана, чем у Великобритании и Америки.

Из пражских сообщений известно, что коммунистический переворот в Чехословакии был поставлен на первое место в стратегии холодной войны, направленной на получение контроля над чешскими запасами урана — самыми богатыми в Европе.

Они также знают, что в Восточной Германии проводились безжалостные кампании по привлечению мужчин и женщин для работы на урановых рудниках.

Планы правительства — Австралия форсирует оборону от атомной бомбы

Ожидается, что сообщения об атомном взрыве в России приведут к ускорению планов Содружества по атомной обороне.

Правительству штата будет предложено убедиться, что все новые здания, возводимые в Сиднее, должны включать специально укрепленные подвалы в качестве аварийных укрытий от атомных бомбардировок.

Федеральный кабинет министров, вероятно, обсудит новую ситуацию на заседании в понедельник.

«Атомная бомба, взорванная на высоте 2000 футов над показанной областью, уничтожит город во внутреннем круге, серьезно повредит территорию за его пределами, убьет 50 000 человек, ранит 100 000 и сделает Сидней непригодным для жизни на пять лет.» 08 августа 1949 года. Авторы и права: Персонал

Профессор Х.С.В. Мэсси сказал вчера в Сиднее, что первый атомный взрыв в России произошел на два года раньше, чем он ожидал.

Профессор Мэсси — вице-президент Ассоциации ученых-атомщиков Великобритания и профессор математики в Университетском колледже в Лондоне. Он был в Австралии с лекционным туром по университету.

«Насколько нам известно, Россия не приступила к разработке атомной бомбы до взрыва в Хиросиме в 1945 году», — сказал он. сказал.

«Физики-ядерщики в России неплохие.

«Самые выдающиеся физики — Алиханов и его жена Алиханян Векслер, открывшие синхротрон; и Ландау, очень оригинального физика-теоретика».

Профессор Мэсси сказал, что международное соглашение по контролю над атомной энергией сейчас кажется невозможным.

«Ученые Великобритании никогда не сомневались, что без международного контроля открытие атомной бомбы приведет к гонка вооружений», — сказал он.

«Все попытки установить контроль не увенчались успехом.

«Америка имела превосходство и хотела его сохранить.

«Она была готова раскрыть свои технические знания только в том случае, если Россия разрешит ей инспектировать все атомные работы, проводимые в России.

OUTPUT PROSPECT

«Россия не откажется от своей драгоценной секретности, пока Америка не откажется от своих знаний.

«Соединенные Штаты попытаются сохранить свое четырехлетнее лидерство в разработке атомной энергии, а Россия, несомненно, продолжит свой путь.

(Известный ученый-атомщик профессор Маркус Олифант в июле прошлого года сказал «Вестнику», что Россия, возможно, уже владеет секретом атомной бомбы. Но добавил: «Держу пари, у нее не так много атомных бомб за пять лет».]

История и наследие усилий СССР по созданию атомной бомбы: Чарльз Ривер Редакторы: 9781088497425: Amazon.com: Books

*Включает фотографии
*Включает библиографию для дальнейшего чтения
Десятки миллионов людей погибли во время Второй мировой войны воюющие державы стремились создать лучшие истребители, танки и пушки, и в конце концов эта гонка распространилась на бомбы, обладающие достаточной силой, чтобы уничтожить саму цивилизацию.Пока в Европе и на Тихом океане бушевала война, команда мечты Нобелевских лауреатов работала над Манхэттенским проектом, программой, которая держалась в таком секрете, что вице-президент Гарри Трумэн не знал о ней, пока не занял пост президента после смерти Рузвельта в апреле 1945 года.
В результате Манхэттенского проекта были созданы бомбы «Малыш» и «Толстяк», которые высвободили более 100 тераджоулей энергии в Хиросиме и Нагасаки, но за несколько недель до этого, 16 июля 1945 года, произошел первый взрыв ядерного устройства. место в Аламогордо, Нью-Мексико.Первую бомбу прозвали «гаджетом», чтобы избежать попыток шпионажа обнаружить, что это действительно бомба. В каком-то смысле взорванное в июле устройство все равно не было «бомбой»; это было не развертываемое устройство, хотя и детонирующее.
Об этом успехе стало известно президенту Трумэну, который в то время присутствовал на Потсдамской конференции, и, находясь там, представил эту новость советскому лидеру Иосифу Сталину. Сталин изобразил удивление; По иронии судьбы, шпионские миссии открыли Советам американские ядерные исследования еще до того, как они дошли до вице-президента Трумэна.
Атаки на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 года, наряду с испытаниями времен холодной войны и сопутствующими им грибовидными облаками, должны были продемонстрировать истинную мощь и ужас ядерного оружия, но в конце 1930-х годов эти бомбы лишь смутно продумывались, особенно после успешного первого эксперимента по расщеплению атома немецким ученым. Несмотря на то, что поиски нацистами ядерного оружия всерьез начались в 1939 году, никто на самом деле не знал, насколько важным ядерное оружие окажется для войны и геополитики, поэтому немцы не решались тратить на него ресурсы. Более того, им мешал тот факт, что их политика вынудила еврейских ученых, таких как Лиз Мейтнер и Альберт Эйнштейн, бежать еще до войны.
Со своей стороны, сталинский режим работал над программой ядерного оружия с 1942 года, в значительной степени полагаясь на успешный советский шпионаж, чтобы проложить путь. Благодаря разведывательным источникам, связанным с Манхэттенским проектом, Сталин мог быть в курсе прогресса союзников в создании атомной бомбы, так что к 1945 году у Советов уже был рабочий чертеж первых американских атомных бомб.
29 августа 1949 года Советы успешно испытали атомную бомбу, и благодаря этому Советский Союз стал второй страной после США, разработавшей и обладающей ядерным оружием. Сам ядерный век все еще находился в зачаточном состоянии, но уже через несколько лет над миром нависла угроза ядерной войны, и перспектива злонамеренной диктатуры, обладающей ядерным превосходством, не давала западным лидерам спать по ночам.
Советская программа ядерного оружия: история и наследие усилий СССР по созданию атомной бомбы исследует гонку Советов по достижению конечной цели во время и после Второй мировой войны, а также то, как они добивались своих целей.