Содержание

как прекратила своё существование Речь Посполитая — РТ на русском

225 лет назад был проведён окончательный, третий раздел Речи Посполитой. Одно из крупнейших государств Европы исчезло с карты региона, а его земли отошли соседним державам — Австрии, Пруссии и России. По словам историков, раздел Речи Посполитой был обусловлен целым комплексом причин: её дестабилизирующим воздействием на граничившие с ней страны, этнической и религиозной неоднородностью, неудачными войнами, хаотичностью государственного устройства. Эксперты отмечают, что польское население восприняло случившееся как национальную трагедию, однако положение бывших земель Речи Посполитой в составе соседних государств, в частности России, было благополучным.

24 октября 1795 года была подписана русско-прусско-австрийская конвенция о третьем разделе Речи Посполитой. Россия получила территории, заселённые восточными славянами и литовцами. Коренные польские земли поделили между собой Австрия и Пруссия.

От расцвета к упадку

 

Речь Посполитая включала три основных этнополитических компонента: поляков, литовцев и восточнославянское население захваченных княжеств Древней Руси.

В Средние века Древнерусское государство было крупнейшим в Восточной Европе, однако ситуация коренным образом изменилась в XII столетии из-за периода раздробленности. Позднее, в XIII веке, большая часть русских земель и вовсе оказалась под властью Золотой Орды. Княжества Северо-Восточной Руси в XIV—XV столетиях консолидировались вокруг Москвы, сбросили иго и образовали мощное независимое государство. В то же время Литва и Польша обозначили свои претензии на западнорусские земли. Галицко-Волынское княжество некоторое время сдерживало их экспансию, однако в XIV веке литовские и польские феодалы поделили между собой эти территории.

Также по теме

Исторический парадокс: как Кревская уния изменила Восточную Европу

635 лет назад между Великим княжеством Литовским и Польским королевством была заключена Кревская уния. Как отмечают эксперты, она…

В 1385 году правящие династии Литвы и Польши объединились в результате Кревской унии. Литовский князь Ягайло, приняв католическое вероисповедание и женившись на польской королеве Ядвиге, стал польским королём. При этом оба государства сохраняли суверенитет.

В XVI веке существование Великого княжества Литовского оказалось под угрозой из-за внутренних раздоров и конфликтов с соседями, в частности с Русским царством, стремившимся восстановить единство восточнославянских земель.

28 июня 1569 года была подписана Люблинская уния, согласно которой Польша и Литва становились единым государством — Речью Посполитой. По словам историков, это привело к цивилизационному подчинению Литвы католической Польше и попыткам навязать католицизм православному населению западнорусских земель, входивших в состав Великого княжества Литовского. В 1596 году была заключена Брестская уния, подразумевавшая создание на базе православных приходов Речи Посполитой особой Греко-католической церкви, подчинявшейся Папе Римскому. Как подчёркивают эксперты, восточнославянское православное население польские элиты жестоко угнетали.

 

«Оказавшиеся под властью Польши русские земли стали за счёт аграрного производства важным фактором функционирования «паразитарной» экономики Речи Посполитой, которая основывалась на нормах крепостного права. Сформировавшееся в этих условиях политическое мышление повышало агрессивность польских элит и подталкивало их к новой экспансии на восток», — рассказал в беседе с RT профессор кафедры истории России МПГУ Герман Артамонов.

  • Православный святой Афанасий Брестский благословляет своих убийц
  • © ortodossiatorino.net

Как писал историк Дмитрий Яворницкий, польские паны могли позволить себе безнаказанно убивать, пытать и грабить зависимых от них представителей православного населения. Управляющие и арендаторы поместий заставляли крестьян работать на хозяев по шесть дней в неделю.

«В XVII столетии Речь Посполитая была могущественным государством и могла позволить себе сама «делить» соседние страны. В частности, во время Смуты она отторгла у России значительные территории на западных границах», — отметил в разговоре с RT историк и писатель Дмитрий Володихин.

Защищать интересы православного населения Речи Посполитой пытались запорожские казаки, неоднократно поднимавшие антипольские восстания. Самое масштабное из них началось в 1648 году. Его возглавил лично пострадавший от произвола польской шляхты казацкий сотник Богдан Хмельницкий. Несмотря на ряд успехов, повстанцы понимали, что армию Речи Посполитой они полностью разгромить не смогут, и неоднократно обращались к царю Алексею Михайловичу с просьбой принять подконтрольные Войску Запорожскому земли под свою руку. Россия всё ещё восстанавливалась после Смутного времени, и русский государь опасался вступать в новую масштабную войну. Однако вскоре российские власти убедились, что конфликт удастся разрешить лишь военным путём. В 1653 году Земский собор решил оказать помощь страдающим от польских притеснений православным жителям Речи Посполитой и удовлетворить просьбу казаков о принятии их в российское подданство.

В 1654 году на Переяславской раде Войско Запорожское присягнуло российскому царю.

  • С. Иванов. Земский собор (XVII век)

Русско-польская война продолжалась с 1654 по 1667 год. Поляки потерпели поражение, но и российские войска были обескровлены продолжительными боевыми действиями, поэтому по итогам конфликта стороны пришли к компромиссу. Левобережье Днепра и Киев отошли под власть русского царя, а Правобережье осталось в составе Речи Посполитой.

Разделы Речи Посполитой

В XVIII веке в Речи Посполитой стала нарастать внутренняя нестабильность.

«Неудачные войны, хаотичное государственное устройство, этническая и религиозная неоднородность привели к тому, что государство практически не вылезало из смут и ослабело», — говорит Володихин.

По словам историков, в польском сейме часто использовалось право отдельных шляхтичей накладывать вето на общие решения, что усугубляло политическую нестабильность.

Ослабленная в военном и экономическом плане Речь Посполитая всё больше подпадала под влияние могущественных соседних держав, таких как Россия, Австрия и Пруссия.

Также по теме

«Расколотый народ»: как присоединение Правобережной Украины повлияло на историю России

225 лет назад императрица Екатерина II издала манифест о присоединении к России земель Правобережья Днепра. До этого на протяжении…

Как отметил Герман Артамонов, потеря земель на левобережье Днепра негативно сказалась на экономическом положении Речи Посполитой, однако польские элиты ничего не желали менять в стране. Православное крестьянство жестоко эксплуатировалось и не имело никаких прав, эффективные экономические реформы не проводились.

Российские власти, в свою очередь, выступали защитниками интересов православного населения Речи Посполитой. Как отметил старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Кирилл Кочегаров, международные амбиции официального Санкт-Петербурга росли, он стремился играть ведущую роль в делах Центральной и Восточной Европы.

«Одним из проявлений этого процесса стал Варшавский договор 1768 года о гарантии политического строя шляхетской республики в Речи Посполитой, а также прав представителей некатолических вероисповеданий, включая православных», — отметил эксперт.

По словам Кочегарова, рост российского влияния в Речи Посполитой привёл к серьёзному кризису. Россия вступила в войну с Турцией, недовольной укреплением позиций Санкт-Петербурга в Восточной Европе, а в самой Польше началось восстание барских конфедератов, возмущённых предоставлением гражданских прав некатоликам. Соседние Австрия и Пруссия опасались чрезмерного влияния Санкт-Петербурга во всей Речи Посполитой.

  • Первый раздел Польши. Старинная гравюра

«Под давлением берлинского и прусского дворов Петербург, руки которого были связаны военными действиями против османов, вынужден был согласиться на первый раздел Польши — 1772 года», — подчеркнул Кочегаров.

Пруссии отошли земли на севере и западе Польши, Австрии — на юге, а России — районы на территории современной Белоруссии и Прибалтики. Раздел был оформлен специальным международным соглашением. Однако польская шляхта в 1792 году спровоцировала новую войну с Россией, завершившуюся разгромом Польши. И в 1793 году Россия и Пруссия договорились о втором разделе Речи Посполитой, по которому Санкт-Петербургу отошли восточнославянские земли на правобережье Днепра и в Белоруссии, а Берлину — Данциг, Торн, Великая Польша, Куявия и Мазовия.

В 1794 году из-за недовольства польской шляхты уступками властей Речи Посполитой соседним державам началось восстание под руководством Тадеуша Костюшко. Оно было подавлено русскими войсками. После этого Россия и Австрия договорились о третьем, окончательном разделе Речи Посполитой. Это решение объяснялось тем, что польское восстание угрожало спокойствию соседних государств.

24 октября 1795 года в Санкт-Петербурге была подписана русско-прусско-австрийская конвенция. Согласно её условиям, Россия получала остававшиеся до этого времени в составе Речи Посполитой восточнославянские и литовские территории, а Австрия с Пруссией делили земли, заселённые этническими поляками. Речь Посполитая прекратила своё существование.

  • «Карта новоприобретённых от Польши Россией областей в 1793 году». Атлас Российской империи, 1793 год, №26

Во время Наполеоновских войн на части польских земель, отошедших ранее германцам, при поддержке Парижа было образовано Варшавское герцогство, ставшее опорной базой Франции при нападении на Россию в 1812 году. На Венском конгрессе его также разделили между собой Россия, Австрия и Пруссия.

По словам Кирилла Кочегарова, разделы Речи Посполитой воспринимались польским обществом как национальная трагедия. При этом Герман Артамонов подчёркивает, что на польских территориях, оказавшихся под властью Российской империи, были созданы благоприятные социально-экономические условия: сохранились политическое самоуправление, религиозная свобода, существовали возможности для экономического развития.

«Разделы Речи Посполитой были вызваны желанием соседей избавиться от вечного очага смут и беспокойства у себя на границах. Экономическое положение польских земель после разделов оказалось достаточно благополучным, там работали заводы, уровень образовательных учреждений был высоким. Тем не менее поляки желали независимости и в конечном итоге её получили», — заключил Володихин.

ШЛЯХТИЧИ ЗЕМЛИ БАШКИРСКОЙ

На днях в Уфе состоялась ежегодная отчетно-выборная конференция республиканского польского национального культурного центра Башкортостана, в ходе которой были подведены итоги прошедшего 2003 года, определены задачи на нынешний, состоялись перевыборы руководителей центра. Его сопредседателями стали Вячеслав Стрижевский и Ольга Дядиченко…

На днях в Уфе состоялась ежегодная отчетно-выборная конференция республиканского польского национального культурного центра Башкортостана, в ходе которой были подведены итоги прошедшего 2003 года, определены задачи на нынешний, состоялись перевыборы руководителей центра. Его сопредседателями стали Вячеслав Стрижевский и Ольга Дядиченко.

У польской диаспоры в Башкортостане своя история. Она начинается еще в ХVII веке, когда в наши края на службу прибыли шляхтичи Речи Посполитой. В 1647 году в Уфимском посаде было 26 дворов польских семей. Выходцы из Речи Посполитой были среди строителей и первых поселенцев Уфы (Каловские, Киржацкие, Пекарские и другие). Имена некоторых шляхтичей запечатлелись в топонимике нашего края: село Ляхово, микрорайон Уфы Сипайлово. Число поляков в Башкортостане увеличилось в XIX веке с началом массовых ссылок по политическим мотивам. Всеобщая перепись населения 1926 года показала, что в Башкортостане проживало 1655 поляков. По итогам переписи 1989 года в республике осталось только 757. Сегодня численность польской диаспоры в Башкортостане составляет почти тысячу человек.

Жизнь на чужбине привела к тому, что выходцы из Польши, смешавшись с местным славянским населением, стали забывать собственную культуру. Первые попытки руководства республики помочь полякам сохранить традиции и язык были предприняты в 1945 году, когда Совет Министров БАССР принял решение об открытии польских школ в Уфе и Янаульском районе, однако данных об их деятельности пока не обнаружено. В 50-годы в республике делает свои первые шаги полонистика (изучение польского языка, культуры, истории). Центром ее развития становится филологический факультет Башкирского государственного университета. На первых порах это были кружковые занятия для студентов-филологов, организованные знатоком славянских языков, профессором Леонидом Васильевым. Некоторые из тогдашних студентов Васильева стали преподавателями славянских языков на факультете. В 1974 году польский язык становится на филологическом факультете обязательным предметом. Все это очень помогло национальному самоопределению поляков республики. В конце 80-х годов начинает оформляться прообраз республиканского польского национального культурного центра Башкортостана. Официальной датой появления центра является 3 апреля 1997 года. Через два года, 1 марта 1999 года открывается воскресная польская школа имени уроженца Башкортостана, известного деятеля народного образования России Альберта Пенькевича. По словам сопредседателя республиканского польского НКЦ, директора польской школы Ольги Федоровны Дядиченко, это учебное заведение поистине уникальное.

— Это единственная светская польская школа в России, отметила она. — У нас в стране существует 45 польских национальных культурных центров, во многих есть воскресные школы, но они в основном религиозного характера. Только в нашей школе все желающие, совершенно бесплатно(!), могут изучать польский, английский, французский языки, историю, литературу, культуру Польши, польскую народную кухню, танцы и песни, работает театр-студия «Звездочки». Многие наши преподаватели имеют ученые степени и высшие квалификационные категории, в работе стараются использовать собственные методические наработки. Обучение проводится по трем возрастным группам: младшая — от пяти до семи лет, средняя — от восьми до 15 лет, старшая — от 16 и старше. Самой пожилой нашей ученице 70 лет. Отрадно, что воскресную школу посещают не только поляки, но и представители других национальностей. Большую поддержку нам оказывает директор уфимского лицея N21 (в здании которого и располагается воскресная школа) Елена Короткова. В воскресный день все кабинеты лицея в нашем распоряжении.

Воскресная польская школа полностью финансируется из бюджета Польши. Литературой обеспечивают Посольство Республики Польша в Российской Федерации, обществами «Polska Wschod» и «Wspolnota Polska» (Варшава), издательствами Польши и частными лицами. Вообще, башкортостанские поляки постоянно поддерживают контакт с исторической родиной. В последние годы регулярные визиты делегаций Республики Польша в Башкортостан стали хорошей традицией. Со дня организации воскресной школы республику посетили специалисты в области культуры и образования из Посольства Республики Польша в Москве Малгожат Шняк и Станислав Каргуль, студенты Варшавского университета, маршал Люблинского воеводства Эдвард Хунек и другие. Благодаря этим встречам, значительно укрепились культурные связи. Дети из польской школы регулярно бывают в Польше, участвуют в конкурсах, спортивных мероприятиях. Посольство Польши ежегодно выделяет для республиканского польского НКЦ по пять путевок в польские летние лагеря.

— В Польше побывали уже 26 ребят, 12 учителей прошли курсы повышения квалификации, — сказала Ольга Дядиченко. — Нам всегда рады на исторической родине, никогда не возникает проблем с оформлением визы. Вообще, Польша старается помочь нам всем необходимым. В этом году мы планируем пригласить ребят из Польши, но проблема упирается в финансирование.

Однако поляки республики не только принимают участие в мероприятиях, которые проходят за пределами республики, но и организуют их у себя. Уже традиционными стали ежегодные Дни польской культуры, которые посвящаются юбилеям знаменитых поляков, а также знаменательным событиям в истории Польши.

Сегодня польский культурный центр старается возродить в поляках любовь к собственной культуре. Это сложно, ведь за время существования в Башкортостане польской диаспоры многие поляки стали считать себя русскими, поэтому большее внимание уделяется школе, как инструменту сохранения национальных традиций. Ольга Дядиченко с радостью отметила, что в последнее время представители польской национальности начинают активнее интересоваться собственной историей и культурой. Стало доброй традицией совместно отмечать национальные польские праздники.

— Больше стало тех, кто хочет узнать об истории предков, - сказала Ольга Федоровна. — К нам обращаются с просьбами восстановить родословную. Я считаю, что это порыв души. Автор: Александр Шутов

«История ничему не учит спесивую польскую шляхту» — обзор мнений экспертов

Польская политологическая мысль предупреждает официальную Варшаву о политической опасности от нежелания проводить переговоры со всеми игроками, способными разрешить острейший миграционный кризис.

Известный публицист Конрад Ренкас разложил по полочкам, чем грозит «упорное нежелание Варшавы разговаривать абсолютно со всеми»:

«Возможные последствия пограничного польско-белорусского кризиса в случае, если Варшава будет и далее упорно не пропускать беженцев в Германию:
— укрепление позиции Белоруссии;
— укрепление позиции Германии;
— укрепление позиции России;
— укрепление позиции Европейского союза;
— укрепление позиции Великобритании».

Чего ожидать невозможно от такой позиции, продолжает политолог, так это «сохранения и восстановления международного положения Польши».

В свою очередь, вице-президент Ассоциации польских журналистов Витольд Гадовский в авторской колонке под названием «Немецко-русский оркестр» признаёт, что против Польши ополчились все, в том числе вчерашние геополитические противники.

«Не случайно во времени, что, с одной стороны, так называемый кризис на польско-белорусской границе и, с другой стороны, усиливается незаконное давление со стороны органов Европейского союза, что фактически соответствует немецким стратегическим предположениям. Идея состоит в том, чтобы сломить власть нынешнего правительства и вывести людей на улицы. СМИ, враждебные польскому государству, делают всё возможное, чтобы вызвать отвращение к правящим кругам у граждан и склонить их к более радикальным действиям. Этот план уже виден невооружённым глазом, и вам не нужно знать секретные архивы, чтобы увидеть его координацию в Берлине и Москве. Посольства Германии и России в Варшаве превратились в штабы на месте, подпитывая и управляя „польским кризисом“», — пишет Гадовский.

По его мнению, «русские почувствовали изменение курса в Вашингтоне и немедленно начали воссоздавать свою прежнюю сферу политического влияния».

Ещё один публицист, Кшиштоф Карнковский, констатирует, что американские журналисты «открыто становятся рупорами пропаганды Кремля и Минска».

«С русским акцентом кадры с границы показывают и TVN, и CNN, и BBC, не говоря уже о немецких станциях», — пишет он на портале Niezalezna.pl.

Карнковский с сожалением отмечает, что «рассчитывать на судебную систему или Евросоюз сложно».

«Возможная финансовая поддержка, предназначенная для защиты границы, примерно равна двухнедельному периоду штрафных санкций, наложенных на Польшу Европейским союзом», — заключает публицист.

Полоновед Леонид Свиридов итожит на своём ТГ-канале:

«История ничему не учит спесивую польскую шляхту. Уже несколько столетий. Увы».

Белорусская шляхта ВКЛ

Белорусская шляхта

Шляхта (от древневерхненемецкого slahta — род, либо нем. Schlacht — сражение) — привилегированное воинское сословие в Королевстве Польском и Великом княжестве Литовском, а также некоторых других государствах. Играло большую роль в политической жизни страны, со временем сформировало концепцию «шляхетской нации» и утвердило свое право на выборную монархию.

«Шляхціч на загродзе роўны ваяводзе». Любой шляхтич, избранный депутатом сейса или сеймика, обладал правом Liberum Veto. Liberum veto — принцип парламентского устройства в Речи Посполитой, который позволял любому депутату сейма прекратить обсуждение вопроса в сейме и работу сейма вообще, выступив против. Было принято как обязательное в 1589 году, в 1666 году было расширено на воеводские сеймики.

В отличие от соседних стран, где дворянство составляло ~3% населения, в ВКЛ шляхта составляла 10-15% (по разным воеводствам). По Городельской унии 1413 года бояре Великого княжества Литовского вошли в польское шляхетское гербовое братство — «акт об адопции». Это время принято за точку отсчета современной белорусской геральдики.

По имущественному положению шляхта делилась на:
— магнатов
— заможная шляхта (владение одной или несколькими деревнями)
— фольварковая шляхта (владение одним или несколькими фольварками /усадьбами/)
— застенковая (загродковая, околичная) шляхта (имела свое хозяйство, но не имела крестьян)
— шляхта-голота (безземельная)

Нижний имущественный слой шляхты размыто смыкался с земянами и панцирными боярами. Шляхта, земяне, панцирные и путные бояре были воинским сословием (крестьне на службу не призывались). До наших дней сохранился поименный «Спис войска Литовского» 1528-67 гг., где каждый может найти знакомые фамилии.

Сарматизм

— шляхетская идеология , доминировавшая в XVI — XIX вв. Сарматизм возводил шляхту к древним сарматам , отделяя тем самым себя от массы простолюдинов. Сарматизм предопределил многие особенности культуры знати Речи Посполитой и её отличие от западноевропейской аристократии: условно «восточный» стиль парадной одежды ( жупан , контуш , слуцкий пояс , сабля ), особые манеры, сарматские портреты и тд.

На картах Сарматия локализовалась вокруг венедов и моря Геродота (ныне Полесье).

Эта традиция — определять шляхту как «отдельную этнографическую группу» — продолжена в академическом издании Императорского Русского Географического Общества «Россия. Полное географическое описание» 1905 года.

Gente Lituane, natione Polonus

» — большинство местного дворянства знало о своем литовском или белорусском этническом происхождении, но воспринимало языковую и культурную полонизацию предков как акт их добровольного политического и цивилизационного выбора [ аналог национальных элит в СССР ] Юлиуш Бардах, доктор honoris causa Варшавского университета, Вильнюсского университета, Лодзинского университета

C 1696 года польский язык стал государственным в Речи Посполитой. Он стал языком горожан (аналог русскому сегодня), наряду с латынью использовался в учебных заведениях (Виленский университет, Полоцкая иезуитская Академия и пр).

[ Однако даже в XIX веке польскоязычные филоматы называли себя не поляками, а литвинами, обращались в своих литературных произведениях к образам «исторической Литвы» (ВКЛ), вводили в свои литературные произведения элементы «тутэйшага» языка ( «Dziady» Мицкевича).

Позднее, «Игнаци Домейко в дневниковых записях о восстании 1830-1831 практически в каждом случае не забывает указать национальную принадлежность того или иного повстанца. Он четко выделял «коронных» (поляков), «жмудинов» (современных литовцев) и «наших литвинов» (современных белорусов).» (с) Архивы Беларуси ]

Типичными представителями тутэйшай шляхты были Ходзько гербу «Костеша», Скирмунты гербу «Дуб», Войниловичи — «Войниловичи не пришли ни с Востока, ни с Запада — они коренные, местные, кость от кости, кровь от крови того народа, который когда-то хоронил своих предков в этих курганах (сегодня — на сельских кладбищах) и родную белорусскую землю сохой пашет». «Воспоминания», Э. Войнилович (фундатор строительства минского Красного костела)

Шляхта & Российская империя

После Разделов Речи Посполитой и присоединении ВКЛ к Российской империи, шляхетское сословие вместе с местным самоуправлением стремительно ликвидируется.

Интересен труд Императорской АН «Описание всех обитающих в Российском государстве народов» 1793 г., составленный после Второго раздела РП. Именует всех жителей нашего Края «поляками». Описывает крестьян и шляхту «народа польского». Что характерно, без причитаний о «тяжкой доле мужика-белоруса» — все еще впереди.

После подавления восстания 1830 года был создан «Особый комитет по делам западных губерний». Одним из мероприятий, рекомендованных этим комитетом, был «разбор шляхты». Был принят указ от 19 октября 1831 года «О проверке документов о дворянском происхождении…». Все кто называл себя шляхтой, должен был предоставить соответствующие документы.

Подавляющее большинство мелкой шляхты таких документов предоставить не смогло. При этом в в сословие однодворцев и граждан было переведено около 200 тысяч человек. Самые «нижние» слои шляхецкого сословия — «земяне» и «панцирные бояре» были записаны крестьянами поголовно.

Даже после этого, согласно данным Министерства юстиции Российской империи за 1858 г., в 49 губерниях европейской части империи насчитывалось 305 тыс. дворян мужского пола, из которых на девять губерний Западного края (шесть губерний Северо-Западного края — Виленская, Ковенская, Гродненская, Минская, Могилёвская, Витебская, — плюс Киевская, Волынская, Подольская.) приходилось более 192 тыс., или примерно 2/3 от общей численности

Наследие

Это наднациональное самосознание шляхты стало истоком «тутэйшай краевасьцi» — основы белорусского национализма.

Списки шляхты

Поименные списки шляхты и шляхетских родов — «Сбор имен шляхты», сводные списки участников восстания 1830 и восстания 1863 гг., иные источники — можно посмотреть ТУТ.

Шляхетская демократия

Шляхта — социальный слой, гораздо более значимый, чем дворяне соседних стран — породил термин шляхетская демократия. Шляхетская демократия может рассматриваться как вариант представительной демократии с той лишь разницей, что народом в Речи Посполитой считалось не всё население, а только шляхта.

Окончательное становление «шляхетской демократии» утвердили в 1573 году Генриховы артикулы — клятва выборных королей Речи Посполитой. Они не только ограничивали власть короля, но и давали шляхте законное право выступать против него.

«В случае же, если мы (от чего, Боже, сохрани!) не выполним этих статей или условий, или учиним что-либо вопреки им, законам и вольностям, то всех жителей королевства и великого княжества объявляем свободными от должного нам повиновения и верности».
§17 …A ieslibysmy (czego Boze uchoway) co przeciw prawom, wolnosciom, artykulom, kondycyom wykroczyli, abo czego nie wypelnili: tedy obywatele Koronne oboyga narodu, od posluszenstwa y wiary Nam powinney, wolne czyniemy. »

[ 200 лет спустя, в 1776 году похожие слова были вписаны в Декларацию независимсти США:
« Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа.»
]

Сложные отношения между монархией и шляхтой, а также далеко идущие привилегии шляхты стали одной из основных причин упадка Речи Посполитой в XVIII веке.

http://www.gutenberg.czyz.org/word,60867
http://www.arche.by/by/page/science/6866

Почему польская шляхта считала, себя потомками первых рыцарей — Рамблер/новости

Шляхтичи – особая каста поляков, обосновывавшая свою уникальность не только статусностью, внешним видом или манерами, но и происхождением. Славянским корням в шляхетской родословной места не нашлось.

Другие славяне

События, происходящие в последнее время в Украине, возобновили оживленные дискуссии на тему межславянских взаимоотношений. Сегодня идеи панславизма, родившиеся в XVIII и окрепшие в XIXстолетии, как никогда поверглись девальвации. А ведь еще в середине XIX века чехи видели в объединении славян мощную политическую силу, способную противостоять германизму.

Чешская инициатива была поддержана Россией, однако Польша отнеслась к ней как минимум прохладно. Союз славян при доминирующей роли русского царя означал крах надежд на польское независимое государство. Свою роль в сопротивлении поляков идеям панславизма сыграла и религия: Католическая Польша традиционно выступала антагонистом православной Руси.

В Королевстве Польском, конечно, были свои славянофилы. С энтузиазмом идею славянского объединения воспринял князь Адам Чарторыйский, а декабрист Юлиан Любиньский и вовсе возглавил Общество объединенных славян — первую организацию, которая открыто провозглашала идеи панславизма. [С-BLOCK]

Тем не менее, в части польской элиты всегда существовали идеи об особом статусе польского народа, что во многом мешало найти точки соприкосновения с соседями-славянами. Этнолог Станислав Хатунцев отмечал, что в ходе своего исторического бытия поляки во многом утратили многие ментальные свойства, компоненты духовного и материального уклада того старинного племени и приобрели вместо них черты психической организации, материальной и духовной культуры, типичные для кельто-романских и германских народов.

Польский историк Францишек Пекосинский, к примеру, выдвинул теорию о династическом происхождении польской шляхты, связывая это с выявленным им воспроизведением старых скандинавских рун в польских гербах, а также со скандинавскими выражениями, встречающимися в так называемых «заволанях». Однако в свое время и сами шляхтичи приложил руку, чтобы доказать уникальность своей родословной.

В XV – XVII столетиях, когда происходил завершающий этап формирования европейских народов, в Старом Свете набирает силу интерес к античной литературе. В древних книгах мыслители раннего Нового времени вели поиски истоков своих государств и наций. Романские страны видели свои корни в Римской империи, немцы – в древнегерманских племенах, на далеком Востоке нашли своих предков и поляки.

Одним из первых идею сарматизма выдвинул польский историк Ян Длугош (1415-1480). Он утверждал, что древними писателями и историками территория Польши называлась Европейской Сарматией, а поляки именовались «сараматами».

Позднее эта мысль была закреплена астрологом Мацеем Карпигой из Мехова (1457—1523) в его знаменитом трактате «О двух Сарматиях», выдержавшем в XVI веке 14 изданий. В своей работе автор обосновывал существенное отличие поляков, как потомков доблестных сарматов от московитов, произошедших от варварского племени скифов.[С-BLOCK]

Следующие несколько столетий идея сарматизма была господствующей среди польской аристократии, превратившись из модного романтизированного увлечения в консервативный политический идеал – Шляхетскую Республику, где широкие демократические свободы доступны только для избранных.

Краеугольным камнем шляхетского сарматизма стала «золотая вольность», которая противопоставлялась как раболепной деспотичной Азии, так и буржуазной деловитой Европе. Впрочем, это не мешало шляхтичам сочетать в себе и восточную любовь к роскоши, и сугубо европейскую предприимчивость.

Отголоском идеологии сарматизма стал так называемый «польский мессианизм», развившийся в XVII-XVIII столетиях, согласно которому поляки в силу своего происхождения должны играть особую роль в судьбах мира, а Речь Посполитая должна стать «оплотом христианства, убежищем свободы и житницей Европы».

Подчеркивая уникальность

Сарматский миф всегда был важной идеологической базой для Польши, выступая в роли неофициальной национальной идеи. Польские историки сделали многое, чтобы укрепилось представление о том, что сарматские племена действительно проживали на территории Польши и заложили основы польской государственности.

Сарматское прошлое служило своего рода эталоном, по которому кроился образ идеального шляхтича. Он, как и его предок сармат – мужественный воин, беспощадный к врагам, но в то же время рыцарь, для которого честь и справедливость не пустой звук. Другая ипостась шляхтича – поляк-магнат, хранитель традиций патриархальной старины, гармонично вписывающийся в лоно сельской идиллии.[С-BLOCK]

Важная особенность польского сарматизма – это культивирование рыцарского отношения к женщине, одной из составляющих которого был галантный обычай целования женской руки. Сторонники сарматской теории ссылались на то, что высокое положение женщины в обществе было несвойственно иным славянским народам. По мнению историков, на особый статус женщины в шляхетской культуре повлиял миф о сарматских амазонках.

Образ идеального шляхтича со временем прочно вошел в геном польской идентичности. «Бесстрашие, граничащее с почти безумием, когда человек идет на верную смерть в белом мундире, в гордо сдвинутой набекрень конфедератке, с розой в зубах, он знает, что он будет через минуту расстрелян, но он не позволяет себе ни на минуту выйти из этого образа идеального рыцаря-сармата, — это реалия польского национального характера вплоть до XX века», – пишет журналист Тамара Ляленкова.

Нельзя забывать и о другой стороне шляхетского мировоззрения – неуемном высокомерии, которым гоноровый шляхтич дистанцировал себя от литовцев, белорусов, украинцев, русских и даже значительной части поляков, проживавших на территории Речи Посполитой. В терминологическом смысле это выглядело как противопоставление сарматской элиты крестьянскому «быдлу» (Bydło – рабочий скот), с которым ассоциировалось, в том числе, и славянство.

Сарматизм и сегодня существует в польской культуре, правда, являясь скорее формой иронической самоидентификации. Иногда это слово употребляют, чтобы подчеркнуть уникальность польского характера, любые отличия от соседей-славян.

В наши дни разногласия внутри славянской семьи очевидны, и на то есть множество причин социально-политического и культурного характера. Одна из них ведет свой отсчет примерно с VI века нашей эры – именно тогда, по мнению исследователей, начал выходить из употребления общий для всех славян праславянский язык. Как выразился один из мыслителей, «славяне использовали национальные языки, скорее, для разделения, чем для объединения».

Однако различия между славянами объясняются не только посредством истории или языка. Польский антрополог и биоархеолог Януш Пионтек пишет, что с биологической точки зрения к славянам можно отнести разные группы, которые изначально населяли Южную, Центральную и Восточную Европу, и они заметно отличаются друг от друга.[С-BLOCK]

«Славян с поляками связывает многое. Поляков со славянами — ничего. Им неуютно в своем славянстве, неуютно осознавать, что они из той же самой семьи, что украинцы и русские. То, что мы оказались славянами — это случайность», — констатирует польский писатель Мариуш Щигел.

События Второй мировой войны, последствия развала СССР во многом отдалили поляков не только от всего советского, но и в какой-то степени, от того, что является основой славянской идентичности. Тенденция последних десятилетий, когда ситуация заставляет граждан Польши искать работу и лучшие условия существования на Западе, приводит к тому, что поляки стали чувствовать больше общего с жителями Великобритании и Германии, чем с белорусами или украинцами.

Журналист Кшиштоф Василевский в статье «Славяне против славян» постсоветский период в истории Польши называет годами трансформации, когда поляки «любой ценой старались стать похожими на Запад, отмежевываясь от всего, что носило отпечаток Востока».

Вполне закономерно, что польские историки выискивают теории общих корней с кем угодно – с германцами, скандинавами, сарматами, с брезгливостью относясь к словам автора древнейшей польской хроники Галла Анонима: «Польша — часть славянского мира».

Шляхта (СИЭ, 1976) | Понятия и категории

ШЛЯХТА (польск. szlachta) — в ряде стран Центральной Европы (особенно в Польше, Литве) наименование основной части господствующего феодального класса, соответствовавшей дворянству. Первоначально шляхта — это рыцарство, низшая группа светских феодалов (в отличие от крупных светских феодалов — можновладцев). В процессе формирования в 14-16 веках шляхты как сословия (см. Кошицкий привилей 1374 года, Нешавские статуты 1454 года, Радомская конституция 1505 года, Литовские статуты) за ее пределами остался самый низший слой светских феодалов — негербовая шляхта (влодыки в Польше, панцирные бояре в Литовском княжестве). В то же время усиление политической роли шляхты привело к юридическому включению в ее состав высшей группы светских феодалов — магнатов. В 16-18 веках в Польско-литовском государстве утверждается государственный строй шляхетской республики. Спецификой польской шляхты была ее относительная многочисленность (в 16 веке она составляла 8%, а в Мазовии и Подлясе даже свыше 20% населения) при наличии категорий малоземельной и безземельной шляхты (загродовая, застянковая шляхта, шляхта-голота). Господствующее привилегированное положение шляхты сочеталось с традиционным запретом обращаться к «нешляхетским» занятиям (ремесло, торговля и др.). После разделов в 18 веке Речи Посполитой шляхта была, как правило, уравнена с дворянством господствующей нации; широкое распространение (особенно в части Польши, отошедшей к Австрии) получило приобретение высшей шляхтой титулов (графы, бароны и т. д.), запрещенных в Речи Посполитой. Как одну из мер борьбы с национально-освободительным движением царизм после Польского восстания 1830-1831 годов применил «разбор» шляхты — перевод мелкой шляхты в однодворцы.

Иногда термин «шляхта» применяется также к сословию светских феодалов в Чешских землях (высшая шляхта — паны, низшая — земане).

И. С. Миллер. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 16. ЧЖАН ВЭНЬ-ТЯНЬ — ЯШТУХ. 1976.

Литература:

Karczmarczyk Z., Lesnodorski В., Historia panstwa i prava Polski, t. 2, 4 wyd., Warsz., 1971.

На разделы Польши шляхта ответила Варшавской битвой

В Польше состоялась презентация почтовой марки, посвященной 100-летию годовщины победного сражения с Красной армией под Варшавой. К этому же был приурочен и День Вооруженных сил. Несмотря на мировую пандемию COVID-19, министр обороны Польши Мариуш Блащак и сопутствующие ему ксендзы почему-то появились перед журналистами без масок, в очередной раз заставив скептиков засомневаться в наличии распиаренного мировыми СМИ коронавируса.

Напомним, что до 1989 года День народного Войска польского отмечался 12 октября. Он был приурочен к битве под Ленино на территории Белоруссии в 1943 году, в которой против гитлеровских немецких войск ковали «братство по оружию» советские и польские солдаты, победно дошедшие до Берлина. Теперь ветераны Войска польского не в почете, в Польше культивируются другие герои – борцы с большевиками в 1920-м и прозападные террористы антикоммунистического подполья в первые годы после окончания Второй мировой войны. Поэтому и стала главным военным праздником так называемая Варшавская битва, в которой полякам удалось остановить наступление красноармейцев под командованием Михаила Тухачевского. Новая польская история называет это победное для поляков за три последних века сражение «Чудо на Висле».

Действительно, новой польской шляхте и половине населения, которая отправилась на заработки в страны ЕС, похвалиться нечем. Вот и выискиваются моменты новой истории, которые как-то можно увязать с известными полякам строчками Jeszcze Polska nie zgina («Еще Польша не погибла»).

“ Бойцы Первой конной не позволили превратить белорусов и украинцев в «православных поляков» ”

Хотя момент для польской истории выбран не совсем хвалебный. Можно ли хвастаться победой над страной, ведущей не первый год гражданскую войну? Страной, где разруха и голод еще свирепствовали? При этом что агрессором выступила именно пилсудская Польша, которая смяв слабые войска красных, в апреле 1920 года заняла Киев. Цель великополяков – воссоздание Речи Посполитой. А это и Литва, и Смоленск…

Но недолго музыка играла, 14 мая в Белоруссии началось контрнаступление значительно усиленного Западного фронта под командованием Михаила Тухачевского. А 5 июня на Украине Первая конная армия прорвала фронт и вынудила поляков отступить. 12 июня в Киев вошли войска Красной армии.

И началось. Идея мировой революции была тогда в моде, и на революционном энтузиазме полуодетая армия имени «взятия Бастилии парижскими коммунарами» доходит до Варшавы. Вообще-то стыдиться надо таким фактом, а не гордиться через сто лет, что вы сумели на деньги и вооружение Антанты отбить натиск босоногой армии. Впрочем, задел и боевой опыт у большевиков уже были. Броневики, авиация, не говоря уже об артиллерии, Красная армия использовала. И проигрыш большевиками в советско-польской войне – совсем другая тема.

Но, дорогие паны, гордиться тем, что отбили полуголодную Красную армию от Варшавы – это мелко. Не случайно бывший советник Госдепартамента США в сфере контрразведки Ксавьер Мессинг заявил, что польская элита провела психологическую диверсию против своего народа, отмечая столетие Варшавской битвы, которая трактуется как сражение, остановившее дальнейшее продвижение коммунизма. Доктор психологических наук Мессинг подчеркнул: «Поляки годами праздновали только неудачи, тем самым подкожно закрепляя в коллективном подсознании масс неспособность добиться больших успехов и побед». Столетие «Чуда на Висле» могло стать идеальным моментом для активации коллективных психологических механизмов, которые можно использовать для управления и укрепления национальной гордости, идентичности и морального духа довольно простым способом. Однако новая польская элита измельчала настолько, что так и не построила обещанные ранее Музей Варшавской битвы и Триумфальную арку. Вместо этого польские власти в лице министра национальной обороны Мариуша Блащака представили всего лишь почтовую марку к столетию Варшавской битвы.

Пропаганда всегда шла впереди боевых действий. В этом у большевиков надо было поучиться. Знаковым был плакат советско-польской войны, где французский генерал обнимал свинью в конфедератке «ясновельможной Польши». При этом свинка держала свиток с датировкой 1772 года. Года, когда начинался раздел Польши.

Филателия – великая вещь. В первую очередь это касается истории. Причем такой, из-за которой провоцируются или начинаются войны. Чаще всего с соседями. Вот несколько примеров.

В 1900 году острый дипломатический конфликт из-за марок с географическими картами возник между Доминиканской Республикой и Республикой Гаити. Под угрозой со стороны Гаити начать военные действия доминиканская администрация изъяла весь тираж провокационной серии марок с неправильно указанными границами.

В конце 20-х годов начался конфликт между Парагваем и Боливией вокруг плато Гран-Чако, который получил отражение на марках каждой из стран. Начиная с 1927 года эти государства изображали Гран-Чако в качестве собственной территории. Обмен притязаниями на владение этим плато, в том числе с помощью марок, обернулся в итоге кровопролитной войной 1932–1935 годов.

Так что же делать властям РФ? Может быть, стоить напомнить нынешним руководителям Польши о 1772 годе, который вожделела свинка в форме польского жолнежа? А ведь это первый год начала раздела Польши между Российской империей, Австрией и Пруссией. А их было три. Представьте себе, сколько в этой связи можно издать коммеморативных почтовых марок. Про количество юбилеев в связи с этим новые польские историки могут только позавидовать.

И тем не менее итоги советско-польской войны надо знать. Это наша история. И их. Главное – были разбиты мечты тогдашних да и сегодняшних польских националистов. Границы России Смутного времени остались в мечтах у панства. И весьма справедливо отмечали историки, что эта война избавила обе стороны от пренебрежительных оценок вооруженных сил своих соперников. На смену прямому противостоянию с Москвой польские политики перешли на дипотношения с СССР, переключившись на подчинение и унижение прибалтийских республик.

Но главное, на что обратил внимание историк Дмитрий Суржик и что надо заучить, как «Отче наш», нынешним неонацистам на Украине и в Белоруссии, – именно бойцы Первой конной не позволили превратить белорусов и украинцев в «православных поляков», как того хотелось полонизаторам из Варшавы.

Так что даже простая почтовая марка может о многом рассказать.

— СИСТЕМА 557

— СИСТЕМА 557


Обзор:

1. Экономическое развитие было неравномерным в трех частях Польши, с самой сильной индустриализацией в русской Польше, особенно текстиля, и обработанные сельскохозяйственные продукты в прусской Польше. Нефть была обнаружена и добыта в Австрийской Польше (Галичина)..

2. Во всех трех частях произошло увеличение численности Интеллигенция (образованные люди, преимущественно дворянского происхождения), а также появление мелкого среднего класса деловых людей и рабочего класса. Последний был самым многочисленным в русской Польше.

3. Было организовано сопротивление германизации в Пруссии. Польша и к русификации в русской Польше.

4. Только в австрийской Польше, начиная с 1868 г., поляки полная свобода образования и культурного развития. Они также заполнили большинство административных позиции. Это возмутило украинцев, которые сформировали большинство населения Восточной Галиции.

5. Во всех трех частях Польши возникло современное политические партии.

6. По оценкам, около 4 миллионов человек эмигрировали в США с польских земель в период 1885-1914 гг.; это были этнические поляки, евреи, украинцы и белорусы. Этнические поляки поселились в основном в Чикаго, Буффало, и Детройт, также в Нью-Йорке, в то время как евреи также поселились в больших городах. Этот период ознаменовался ростом польско-американских общин, известных на польском языке коллективно. как «Полония.У них были свои церкви, начальные школы и газеты. В этом отношении они были похожи на другие эмигрантские общины, такие как ирландцы, итальянцы, греки, украинцы и другие.

I. События в трех частях Польши.

1. Русификация, освобождение крестьян и индустриализация в русской Польше.

После 1864 года обучение велось на русском языке даже в начальных школах.Частное образование на польском языке было запрещено, и молодые люди подлежали призыву на военную службу. как рядовые солдаты русской армии, если они не смогли пройти высшую школу Школьные экзамены. Точно так же никто не мог пойти на государственную службу или в университеты. в Империи без сдачи этих экзаменов. Варшавский университет стал российским университета в 1869 г. Управление велось на русском языке, что также язык судебных инстанций.Все названия улиц должны были быть на русском языке, а другие имена, напр. отелей, были на обоих языках..
    Однако польские газеты, периодические издания и можно было издавать книги и ставить театральные постановки, хотя все они подлежали цензура. С конца 1880-х по 1914 год люди, желавшие изучать предметы не преподают в русских школах и университетах, например, Польскую Историю и Литературу, могли учиться в нелегальных группах под названием «Летающие университеты», потому что они переехали с места на место, чтобы не привлекать внимания российских властей.Если они могли себе это позволить, они учились в одном из двух польских университеты в Австрийской Польше, в Кракове и Львове [Львов].

Крестьянское освобождение было декретировано в Польше Александром II в марте 1864 г., г., хотя провозглашена «красными» в январе 1863 г., в начале Восстания. Польские крестьяне жили лучше, чем русские потому что польские помещики получали меньше компенсаций, чем русские помещики в собственно России.
Эмансипация высвободила большую рабочую силу для промышленности. Однако, в период 1870–1891 гг., как и везде в Европе, произошло значительное увеличение в рождаемости. Это означало, что количество людей, особенно безземельных крестьян, работавших за плату на земле, увеличилось вчетверо. Это увеличение не могла быть поглощена развивающейся тяжелой промышленностью, а мелкие семейные фермы не мог накормить многих людей. Поэтому были большие волны эмиграции в западную Германию и северную Францию ​​(угольные шахты), но особенно в Америку.

Русская Польша уже имела хорошо развитую текстильную промышленность. с центром в Лодзи. После 1860 года Англия разрешила экспорт текстильного производства. машины в российскую польшу. Также существовала угольная и металлургическая промышленность. сеть железных дорог была расширена. Общая стоимость промышленного производства в Русская Польша увеличилась в 1864-85 годах с 30 до 190 миллионов русских рублей, а до 228 млн.рублей в 1892 году. Российская империя была рынком для примерно 70% польское текстильное производство, но после 1890 г. были введены тарифы для защиты Российская текстильная промышленность, нанесшая ущерб экономике русской Польши.




 
 
 
 
 

[из Топольского, История Польши ].

Количество промышленных рабочих увеличилось между 1864-1890 гг. от 80 000 до 150 000.Большинство из них работали в текстильной промышленности, но их число также увеличило производство угля и стали. Иностранные инвестиции, в основном Французский, увеличился после 1892 г. (франко-русский союз). Банки также разработали и появился небольшой польский средний класс. Однако владельцы магазинов столкнулись с жесткой конкуренцией. от евреев, которые доминировали в розничной торговле, а также в ремесленном производстве таких как пошив и изготовление обуви. Интеллигенция была в основном поляками; Oни работал в нижних чинах государственной службы, но и дал много инженеров строить железные дороги в Империи.Политические лидеры теперь происходили из интеллигенции.

еврейское население русской Польши выросло примерно до 10% всего населения к 1914 г., но в городах часто достигла 30% и более, например в Варшаве, в то время как в восточных торговых городах иногда оно достигало 80%. Большинство евреев были неассимилированными хасидами (хасидами), то есть строго ортодоксальные евреи. Они жили в своих компактных сообществах в некоторых частях больших городов или преобладали в маленьких городах, которые они называли «местечко.Однако некоторые ассимилированные (полонизированные) евреи появились в банковском деле, промышленности, право и медицина.
    После 1864 г. усилился антисемитизм, хотя и не так сильно и жестоко, как в самой России. Польский антисемитизм был в основном экономическая, вытекающая из конкуренции между польским и еврейским малым бизнесом. Это усугублялось различными религиями и языками. (Большинство евреев говорили идиш, основанный на немецком языке, хотя польский они знали достаточно для торговых целей).В то же время поляков возмущала приверженность наиболее образованных евреев русской культуре, а также приток обрусевших евреев из Литвы, называемых «литваками». (Прот. Литфакс).

2. Германизация и сопротивление на прусском языке Польша.

Интенсивная германизация началась после создания Германская империя (январь 1871 г.) с « Культуркампф » Бисмарка (Культурная война) против католической церкви в Империи, потому что партия католического центра выступала против многие его меры.В то же время он считал, что польский высший класс (дворяне) и католическая церковь в прусской Польше всегда была бы антинемецкой, поэтому он намеревался ограничить власть церкви и германизировать школы. Немецкий учителя-миряне заменили в школах польских священников, и языком стал немецкий. обучения, кроме религии. Церковь преследовалась за отказ соблюдать постановление правительства о том, что все священники имеют аттестат о среднем образовании (примерно эквивалентно Б.А. или Б.С. сегодня). Против этого требования выступил церкви по всей Империи как посягательство на ее независимость от состояние. Однако особое значение оно имело в Польше, где католицизм был частью национальной идентичности. Польские священники ушли в подполье, поэтому многие поляки могли только услышать мессу, произнесенную тайно польскими священниками. Таким образом, это постановление вызвало большой гнев, укрепляющий польское национальное самосознание по отношению к немцам.

Очередная атака немцев на поляков пришлась на сушу. В 1886, прусское правительство учредило Колонизационную комиссию года. Он получил крупные государственные субсидии на скупку земли у поляков и ввоз немецких поселенцев. Эта мера была реакцией на массовый исход немцев из прусской Польши. в Берлин и Рур — промышленное сердце Германии, — где они могли заработать больше денег.Этот исход в сочетании с высокой польской рождаемостью и более низкой Германская резко сокращала немецкое население, поэтому Берлин опасался потерь контроля над территорией. Однако когда ферму выставили на продажу, поляки занимали деньги в своих сберегательных кассах, у которых была такая хорошая отчетность, что они часто удавалось брать кредиты в берлинских банках! Таким образом, большая часть земли осталась в польских руках.

Сельское хозяйство, основанное на крупных поместьях и крупных крестьянских хозяйствах, развивалась вместе с пищевой промышленностью.Действительно, прусская Польша пришла к быть известен как житница Рейха (Империи). Развитие железнодорожных линий и каналы были очень важны для экономики.

Опасения немцев потерять прусскую Польшу привели к созданию «Ostmarkenverein», (Ассоциация восточных маршей) в 1892 г. Поляки называли его Х-К-Т или «Хаката» (произн. Хакахта), потому что его возглавляли три Немецкие землевладельцы: Ганнеман, Кеннеманн и Тидеманн.Ассоциация субсидирует германских государственных служащих, чтобы они остались на своих постах, а также помогали немецким фермеры и землевладельцы. HKT разработала расистскую идеологию, обучая Немецкое превосходство над поляками, порождающее ненависть и презрение к последним. (То же самое можно сказать и об отношении немецкоязычных австрийцев к Чехи и другие славяне Австро-Венгерской империи, напр. Адольф Гитлер).

Самые крайние земельные меры Германии против поляков Пруссии Польша была « исключительных законов », принятых на рубеже веков, разрешив экспроприацию польских земель.Однако это использовалось очень редко потому что это встретило сильное сопротивление со стороны немецких землевладельцев в других частях Империи, которые увидели в этом опасный прецедент, который можно было бы использовать против их.
Другая мера, часто применявшаяся против поляков, состояла в том, чтобы запретить им, как только они купили землю, чтобы жить в домах, якобы непригодных по санитарным или другим причинам, или даже построить дом на своей земле без предварительного согласования с местными властями — кто вообще отказывался от таких разрешений.Самый известный случай сопротивления этот закон известен как «Караван Джималы (произв. Джимахлах)» (1904 г.). польский Крестьянину Эдуарду Джимале было отказано в разрешении на строительство, поэтому он жил со своей семьей в цирковом фургоне, и когда ему отказали в разрешении что они перебрались в землянку. Наконец их оставили в покое.

В 1904 году прусское правительство предприняло еще один шаг против Поляки, на этот раз в школах.Он постановил, что религию теперь следует преподавать на немецком. Детей также били за то, что они говорили по-польски в перерывах. Эти меры привели к школьным забастовкам 1901-07 гг., из которых были беспощадно подавлены вниз, что спровоцировало протесты в других частях Польши, а также на западе нажимать.

[из Топольского, История Польши]

Все эти меры вызвали массовое сопротивление поляков и поэтому распространение национального самосознания на все уровни польского общества в прусской Польше.Неудивительно, что Национал-демократическая партия (Дмовский), который рассматривал Германию как врага поляков № 1, имел наибольшее количество последователей. в прусской Польше. (См. раздел о росте современных политических партий в Лек. Примечания 6 б. ниже).

3. Поляки в австрийской Польше [Галиция].

После поражения Австрии от Пруссии в 1866 году австрийский император Франц Иосиф (1830-1916, годы правления 1848-1916), согласился на «Компромисс». которая создала Австро-Венгрию, предоставив Венгрии самоуправление и равный статус с Австрией.(См. Лек. Примечания 7). Он наградил польских дворян Галиции за свою лояльность ему по отношению к Пруссии, предоставив им самоуправление, но без тот же статус, что и Венгрия. Законодательный орган провинции находился во Львове (нем. Лемберг, Укр. Львов, Рус. Львов),

Польский язык стал языком обучения, хотя студенты изучать немецкий как второй язык в средней и старшей школе. То университеты в Кракове и Львове теперь стали польскими.Польская академия наук была основана в 1869 году в Кракове.
Галиция теперь стала центром польской культуры, что позволило польского искусства, литературы, театра, а также университетского образования. польский депутаты сформировали «Польский кружок» в федеральном парламенте в Вене и работали для польских интересов. (Ежи [Ежи] Ченчала был первым польским депутатом от Австрийская Силезия, 1870 г.). В Вене они могли бы сделать это намного эффективнее. чем их сверстники в федеральном немецком парламенте в Берлине и в российском «Дума», которая начала функционировать в 1906 году.Это произошло потому, что польские депутаты в венском парламенте было больше, чем в петербургском и Берлин, поэтому они часто могли получать уступки в обмен на свои голоса.

Галисийские проблемы.

(A) Бедность и эмиграция : бедные земли, мелкие фермы, полосное земледелие (полосы, принадлежащие одной семье, но расположенные в разных частях деревенская земля), высокая рождаемость и отсутствие тяжелой промышленности в совокупности производят очень высокий уровень эмиграции в период 1884-1914 гг., в основном в У. С.

(Б) Украинско-польские трения : Около 60% население Восточной Галиции — восточнее реки Сан — было украиноязычным. Большинство из них были крестьянами униатской или украинской веры, а поляки были католиками, землевладельцы и государственные служащие. Были, однако, и польские крестьянские деревни. с вкраплениями украинских сел и иногда сел со смешанным польско-украинским населения.Украинский средний класс и интеллигенция разрабатывалась в период 1868-1914 гг.

Восточная Галиция стала центром украинского национализма потому, что гнёт в Российской империи сделал невозможным свободное культурное развитие; даже печатать на украинском языке не разрешалось. Австрийское правительство для своего часть проводила политику натравливания украинцев на поляков. Это разрешил создание Кафедры истории Украины в Польском Университет во Львове в 1904 году, который провел великий историк Михаил Грушевский (1866-1934). Его Очерк истории Украины , (1904) был первым из десяти томов История Украины , которые вдохновили и укрепление украинского национального самосознания.

(В марте 1917 года, во время первой русской революции, он стал первым председателем украинской «Рады» [Национального совета], Киев. Он поселился в Киеве, Советская Украина, в 1924 году и опубликовал 5-томную «Историю». украинской литературы , 1923-26.Однако Сталин приказал его арестовать и депортирован в 1930 г. Умер в Кисловодске в 1934 г.).

В 1890-1914 годах украинские политические деятели стремились создание Украинской короны в составе Австрийской империи . Это привело к столкновениям с поляками, потому что украинцы претендовали на всю Э.Галицию, т.к. а также Буковину (тогда входившую в состав Австро-Венгерской империи) и часть Бессарабии (тогда в составе Российской империи), где проживало украиноязычное население.польско-украинский столкновения развернулись в университете, а также в галисийском сейме (законодательном органе) во Львове.

[Для краткого и сжатого исторического отчета Украины раннего Нового времени, 1560-1914 гг., см. Тимоти Снайдер, Реконструкция Наций. Польша, Украина, Литва, Беларусь, 1569-1914, Нью-Хейвен и Лондон, 2003 г., стр. 105–132. Подробнее об украинцах бывшего Востока Галиция, см. Иоанн-Павел Химка, Религия и национальность в Западной Украине , Монреаль, 1999].

(C) Галисийские евреи. Еврейское население Галиции подробнее удвоилось в период 1857-1890 гг., составив 11% всего населения, но 30-80% городского населения. Евреи занимались ростовщичеством (в основном в деревенские трактиры), розничная торговля и мелкое ремесленное дело. Они также владели 16,2% земли, ибо в Австрийской империи им было разрешено владеть землей. Вторая половина 19 века ознаменовалась ростом антисемитизма, преимущественно на экономической основе.Однако мы должны также отметить, что некоторые образованные Евреи выбрали ассимиляцию с польской, а не с немецкой культурой.

[О евреях Галиции см. Stanislaw Grodziski, «The Еврейский вопрос в Галиции», Polin, vol. 12, Oxford, 1999].

II. Рост современных политических партий и программ для будущее.

А. 1864-1905 .

1. 1864-1887/90. Польское общество было травмировано провал восстания 1863-64 гг., поэтому последующие 20 лет или около того характеризовались пассивностью и пессимизмом. Это нашло отражение в пессимистической интерпретации польской истории Краковской школой историков , которые осуждали старые Польше за слабое правительство и восстаниям 1830 и 1863 гг. романтично/нереалистично. Во главе с М. Бобжинским учили верности Австрия и « органическая работа » для развития польской культуры. Варшава «Позитивисты» тоже проповедовали органическую работу, но не осуждали старую Польшу и восстания из-под контроля. Они подчеркнули важность образования для масс и выступал за равные права женщин и евреев.

Двумя самыми выдающимися польскими писателями того времени были Элиза Ожешко 1841-1910, просп. Ожешковых) и Болеслав Прус (прон. Proos; настоящее имя: Александр Гловацкий, 1847-1912).Ожешко пришла из середины дворянской семье и помогал повстанцам в восстании 1863-64 гг. После нее мужа сослали в Сибирь (небольшая потеря, потому что он ничего не сделал, кроме от охоты и не любила его), жила своим пером. Она написала позитивист романы, протестующие против крестьянской бедности, феодальных анахронизмов и эксплуатации женщин. Она также написала роман о воспитании, ассимиляции и таким образом освобождение еврея от ограничений хасидизма ( Меир Езефович, (произн.Езефович) 1878).

Прус происходил из небогатой дворянской семьи и участвовал в восстание 1863-64 гг. Его величайшая работа, The Doll, , была впервые опубликована. частями в варшавской газете 1887-89 гг., а затем в 3-х томах в 1890 г. живой и красочный портрет варшавского общества того времени, крайне критический образа жизни современных ему польских аристократов, которых он изображал живыми живут в праздной роскоши и ничего не делают для своей страны.(Это было отнюдь не верно для всех). Считается величайшим польским романом 19 -го века. (Кукла доступна на английском языке, в переводе Дэвид Уолш).

2. 1887/90-1905.

(а) Национал-демократы. В середине восьмидесятых и начале В 90-е годы взрослело новое поколение, которое приступило к работе за независимость Польши. В 1887 году в Швейцарии старый революционер основал Польскую лигу . Зигмунт Мильковский (1824-1925, род.Мелкофски), чей псевдоним был «Теодор Jez» (произв. Еж). ЛП стремилась к независимости Польши. В 1892 г. она была взята над Романом Дмовским (произв. Demofskee, 1864-1939), который реорганизовал его как Национальная лига , а затем как Национально-демократическая партия в 1897 году.



Роман Дмовский

родителей Романа Дмовского были дворянами поселившихся в Варшаве.Его отец стал там подрядчиком по укладке дорог. К Чтобы заработать больше, он арендовал два озера для рыбалки и продал рыбу. Он поверил что его сын сделает великие дела для Польши.

Роман изучал биологию в Русском университете в Варшаве, и стал активным в доц. польской молодежи под названием «Зет», затем в «Польском Лига», которую, как упоминалось выше, он взял на себя и реорганизовал в Национально-демократическая партия.Его долгосрочной целью была независимость Польши, и он намеревались достичь этого, разработав особую концепцию польского национального самосознания. Он писал статьи и книги, обучая понятию «национальный эгоизм» (также популярная идея в других странах Европы в то время).

В версии Дмовского это означало, что поляки должны были быть нетерпимыми представителей других национальностей, особенно евреев. Он видел, что последний блокирует Развитие польского среднего класса.Он также указал, что образованные евреи в русской Польше отождествлялась с Россией, с Австрией в австрийской Польше, а с Германией в прусской Польше. Он учил верности католической церкви, которая был для него отличительной чертой польскости. [См.: Роман Дмовский, «Мысли современного полюса», в: Питер Ф. Шугар, изд., Восточно-европейский национализм ,
стр. 205-207].

 

Б. Социалисты. «Польская социалистическая партия за границей» была основана в Париже в 1892 году, а Польская социалистическая партия (ППС) была основан в Варшаве в 1893 году. Его самым выдающимся руководителем был Юзеф Пилсудский. ( пр. Пивсудски, 1867-1935) . Он родился в польской земле. дворянской семье в Литве, и сначала получил домашнее образование вместе со своими братьями и сестрами. его патриотичной матерью, которая преподавала им польскую историю и литературу. Она также учил их, что они должны бороться за независимую Польшу.

Пилсудский ненавидел русскую гимназию в Вильно (Вильнюс) и едва не выгнали. Год изучал медицину в Харькове. (сейчас в Украине), но вынужден был уйти из-за участия в студенческих протестах. Ему было отказано в приеме на медицинский факультет Дерптского университета, потому что он был вынужден покинуть Харьков. Кроме того, в дело вмешался его старший брат. в заговоре с целью убийства царя Александра III.Российская «Охранка» (тайная полиция) раскрыли заговор, и старший брат Пилсудского был арестован вместе с Юзефом, который был совершенно невиновен, но был арестован, потому что его считали сообщником. ( Старший брат Ленина Александр тоже был арестован и признался в участие в сюжете; его могли пощадить, но казнили, когда он отказался просить о помиловании).


Юзефу было всего 20 лет, когда его сослали в Сибирь, где он оставался в 1887-1892 гг. Он много читал, встречался с пожилыми польскими эмигрантами и стал социалист. Позже он сказал, что обнаружил, что русские социалисты тоже были русскими. Империалисты, поэтому он им не доверял. После освобождения вернулся в Литву. а в 1893 г. возглавил там партию. PPS направлена ​​на создание независимая, социалистическая Польша.
[См.: Цели Польской социалистической партии, 1892 г., у К.Ольшера, За вашу и нашу свободу, стр.150-151]

Пилсудский начал писать и печатать газету для рабочих, назывался Польский рабочий , сначала в Литве, а затем в Лодзи, текстильная центр в русской Польше. Он был арестован вместе с женой и заключен в тюрьму в г. Варшавская Цитадель. Там он симулировал безумие и, благодаря русскому сибирскому врачу там, любивший описания Сибири Пилсудским, его перевели в психбольница на ул.Петербург. Он сбежал оттуда в белом с помощью польского врача и отправился в Краков, Галиция. (Для продолжения см.: 1905-1914).

C. Крестьянская партия была создана в Галиции в 1893 году, и переименована в Польскую крестьянскую партию в 1903 году. Она выступала за крестьянские права и расширение галисийской автономии. После раскола в 1913 году правое крыло, Пяст возглавлял крестьянин-самоучка Винценти Витос (1874-1945), который должен был быть премьер-министром Польши в 1920-21 гг.

D. Социал-демократическая партия Королевства Польского была основана в 1894 году, позже к ее названию была добавлена ​​Литва (польская аббревиатура: SDKPiL). Он был «интернационалистом», выступая против независимой Польши и работая на Всемирная социалистическая революция. Его самым выдающимся лидером была Роза Люксембург . (1871-1918), происходивший из полонизированной еврейской семьи в русской Польше. Однако она была гораздо более активна в Немецкой социал-демократической партии, чем в СДКПиЛ, где настоящим лидером был Феликс Джержинский ( польский: Феликс Дзежинский, 1877-1926). Он тоже происходил из польского шляхтича семьи в Литве, но наиболее известен как первый глава советской «ЧК » или полицию безопасности в декабре 1917. (В дек. 1918 члены СДПКиЛ присоединились вместе с левыми польскими социалистами основали Коммунистическую рабочую партию Польши, переименована в Польскую коммунистическую партию в 1925 г.).

Б. 1905-1914 гг.

Поражение России в Русско-японской войне 1904-1905 гг. , и русская революция 1905-07 , тоже превратившаяся в социалистическую, антироссийская революция в русской Польше, поляризовала польскую политическую мысль.


[из Топольского, История Польши]

Летом 1904 года Пилсудский путешествовал через Западную Европу и США. в Японию, где он пытался убедить японское правительство субсидировать Польское восстание против России, чтобы разделить русские силы. В Токио он столкнулся с Дмовским, поехавшим в Японию из России, чтобы устроить помощь полякам взяты в плен солдатами русской армии — и выступать против любой идеи японцев поддержка польского восстания против России. Два лидера долго беседовали в чайхане, но не смогли договориться. В любом случае Япония выиграла войну и президент США Тедди Рузвельт выступили посредниками в заключении мира, подписанного в Договоре г. Портсмута, 5 сентября 1905 г. Тем не менее, Пилсудский от японцев, которых он использовал для разведки, военной подготовки польских студенты за границей, а также нападения на отдельные российские объекты.

В 1906 году Россия стала полуконституционной монархией с парламент. Дмовский решил, что лучший курс для русских поляков должен был сотрудничать с русским правительством, союзником Франции. Действительно, в 1907, Англия, Франция и Россия образовали Тройственное согласие которое столкнулись с Тройственным союзом Центральных держав: Германии, Австро-Венгрии, и Италия. Национал-демократы были избраны в Думу (законодательный орган России) и Дмовский надеялся на постепенные уступки в области образования и самоуправления в Русская Польша. Он сделал публичное предложение Польши о сотрудничестве с Россией. в своей книге: Россия и польский вопрос, опубликовано на французском языке в 1908. Он также думал в том же духе, что и Принц Адам Дж. Чарторыйский . во время наполеоновских войн, то есть объединения всех польских земель под Российская корона как ключевой шаг к дальнейшей независимости.

Юзеф Пилсудский имел совершенно другую программу.Нет только он работал на будущую социалистическую Польшу, но он был еще и антироссийским. В 1906 году он сформировал «Революционную фракцию» в ППС, с заявленным целью борьбы за независимую Польшу. Это разделило партию на две части: Революционная фракция справа, а «интернационалисты» слева. Во время Балканского кризиса 1908 года между Россией и Австрией он сформировал «Стрелковое войско». Ассоциация», своего рода ROTC в австрийской Польше.Австрийские власти разрешили существовать в обмен на отчеты разведки Пилсудского о российских военных предметы и препараты.

По воспоминаниям русского русского социал-демократа, Виктор Михайлович Чернов, Пилсудский сказал ему в феврале 1914 г., когда они встретились на съезде социалистов в Париже, что он не будет сотрудничать с русскими социалистами. Он сказал, что предвидит мировую войну, в которой Центральные державы первыми победить Россию, а затем быть побежденными Францией, Великобританией и, возможно, также У.С. Поэтому в первой части войны поляки должны быть на стороне с Центральными державами против России, а во вторую с Англией, Францией, и США против Германии. (См.: Вацлав Енджеевич, Пилсудский. Жизнь для Польши, Нью-Йорк, 1982, стр. 52-53. Енджеевич не ссылается ни на какие источники, к этой популярной биографии и его книге нет примечаний, а рассказ Чернова можно найти в его мемуарах: Перед бурей [Перед бурей] опубликовано в У.С. в 1950-х гг. Нет подтверждения заявление Пилсудского Чернову в любом другом источнике).

До сокрушительных поражений, понесенных русскими в Мире Первой мировой войны Дмовский, казалось, был прав, предсказывая, что Россия станет победоносная держава рядом с французами и англичанами. Поэтому сначала Дмовский пользовался большей поддержкой среди поляков, чем Пилсудский.

**********************

III.Краткая заметка о польской культуре того периода 1880-1914 гг.

Это был период большого художественного расцвета. Многие польские художники учился во Франции и находился под сильным влиянием французского импрессионизма. Однако, Ян Матейко (1838-1893, род. Маатейкох), производился большой, исторически исследовал полотна, показывающие славу старой Польши, например. Грюнвальдская битва, Июль 1410. Один из его учеников, Яцек Мальчевский ( 1854-1929, прон.Yatsek Malchefskee ), при первых нарисованных сценах, связанных с польской историей, затем перешел к полуреалистичным, полумифическим картинам. Станислав Выспянски (произв. Wehspianskee, 1869-1907) был великим художником и драматургом. Его самая известная пьеса — «Свадьба», изображающая крестьянскую свадьбу, переплетенную между собой. праздники со сказочными сценами из польской истории. В этой пьесе он очень широко намекнул, что польская интеллигенция австрийской Польши говорила большая часть независимой Польши, но чувствовали себя слишком комфортно под австрийским правлением до бунт.(Это было, действительно, правдой).

Хенрик Сенкевич (1846-1916) писал исторические романы о славном польском прошлом. Его Teutonic Knights и его трилогия о восточных войнах: Огнем и мечом, Всемирный потоп, и Pan Wolodyjowski, всегда были фаворитами польского языка. читателей, очаровывая их в мирное время и утешая во времена иностранная оккупация.Некоторые были переведены на псевдо-староанглийский Американец Иеремия Кёртейн в конце 19 -го века (кто сделал деньги на них), но недавно трилогия появилась в новом, более читаемый перевод польско-американского писателя W. S. Куничак (хотя он позволил себе некоторые вольности с текстом). Самый известный роман Сенкевича в The West is Quo Vadis, действие происходит в Древнем Риме, где христианская героиня символизирует Польшу. Сенкевич получил Нобелевскую премию по литературе за 1905 .

Владислав Реймонт (1867-1925) выиграл Нобелевская премия по литературе 1924 г. 90 084 за великий 4-томный роман на польском языке. Крестьянская жизнь: Крестьяне. Он разделен на четыре сезона год и доступен на английском языке.

Стефан Зеромский (произв. Жеромское, 1864-1925), еще один великий писатель этого периода.Его первый роман « сизифов труд», 1898 г. трогательный, автобиографический рассказ о польских студентах, сначала в деревне школу, где непонимающих польских детей учат по-русски, а потом в русифицированной средней школе, в которой мальчиков учат, что все русское современно и прогрессивно, а все польское устарело и плохо. (Этот была также программа в Русской гимназии в Вильно, которую посещали Ю.Пилсудский, и аналогичная линия преподавания преобладала в польских школах в период 1948-56 гг., на этот раз объявляя все советское современным и прогрессивным). Таким образом мальчики должны были забыть свою национальную принадлежность. Однако, студент только что прибыл из Варшавы говорит о великих польских поэтах, особенно о Мицкевиче, и пробуждает у других чувство гордости за свою нацию. Отметим, что на русском языке Польша Российский аттестат об окончании средней школы был обязательным для поступления в университет учебы или на государственную службу.

Роман Зеромского Пепел описывает жизнь героя опыт в польских легионах при Наполеоне, закончившийся его возвращением, ослепленным от прогулки по снегу до своего дома в 1812 году. Верная река, сделок с польским восстанием 1863-64 гг. Перед весной несколько бессвязная картина настроений польской интеллигенции на заре независимости в 1918 году.

Наука.

[из Луковского и Завадского, Краткая история Польши, (Кембридж, 2001 г.)

Самый выдающийся польский ученый 19-20 веков Мария-Кюри Склодовская, вышедшая замуж за французского ученого Пьера Кюри. стал гражданином Франции. Это малоизвестная, но поразительная фотография была снято в 1913 году. Ее лицо выражает одновременно решимость и страдание.(Для биографий, см. библиографию).

    *******************

                   Короткий Библиография.

Для аналитического обзора истории Польши во время разделов, см. Петр С. Вандыч (р. 1923), Земли разделенной Польши, Сиэтл, Вашингтон, 1974 (и переиздания). Британский историк Польши Норман Дэвис (род.1940) использует более тематический подход в Игровая площадка Бога. История Польша , том. II. Нью-Йорк, 1982 (и репринты).

Для исследования национал-демократической разновидности национализма, см.: Брайан А. Портер, Когда национализм научился ненавидеть, Оксфорд, Нью-Йорк, 2000 г. (Обратите внимание, что бренд польского национализма ППС был демократическим и включая все национальности. Пилсудский мечтал о польско-литовско-белорусском федерация в союзе с независимой Украиной).

Популярную биографию Юзефа Пилсудского см.: Вацлав. Jedrzejewicz, Юзеф Пилсудский. Жизнь для Польши,
Нью-Йорк, 1982 (и перепечатки).

Для социально-исторического подхода к революции 1905 года в Польше, см.: Robert Blobaum, Rewolucja: Russian Poland, 1905-1907 , Итака, Нью-Йорк, 1995.

Польскую литературу см.: Чеслав Милош, История Польская литература, Лондон, 1969, и У.С. перепечатывает. Милош (р. 1912), поэт, когда-то сочувствовавший коммунистам, бежал из Польши в 1950-х годах. и много лет преподавал польскую литературу в кампусе университета в Беркли. Калифорнии. Милош получил Нобелевскую премию по поэзии в 1980 году.

О польской живописи конца 19 — начала 20 веков, см.: Ян Кавано, . Взгляд со стороны. Польское искусство раннего Нового времени, 1890-1918 Унив.Калифорнийской прессы, 2001.

 

*******************

gentry — Перевод на русский — примеры английский

Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

Роялти, дворянство дворянство и…

Родзина Королевская, магнатерия, шляхта

В Республике дворянство было самой привилегированной социальной группой.

Najbardziej uprzywilejowaną grupą społeczną w Rzeczypospolitej była szlachta .

Король также пообещал, что никогда не посягнет на дворянские свободы.

Obiecał też, że nigdy nie naruszy wolności szlacheckich .

Это был апелляционный суд против всех дворянских судов .

Był to sąd odwoławczy od wszystkich sądów szlacheckich .

Родился в семье польских шляхтичей .

Контрреформация уничтожила гражданские свободы и принесла времена анархии дворянства .

Kontrreformacja niszczyła wolności obywatelskie i wprovadzała czasy szlacheckiej anarchii.

Невестка, которая идет против шляхтичей .

Одни принадлежали беднякам дворян , а другие — более богатому мелкому хозяйству.

Niektórzy należeli do ubogiej szlachty , inni do bogatszej tworząc niewielki folwark.

Позже крепость захватили польские магнаты и шляхтичей.

Z czasem twierdza przechodzi pod władzę polskiej magnaterii i szlachty .

Копия письма Кромвеля дворянам Йоркшира .

Копия списка Cromwella до szlachty Yorku.

Экстра-супертонкий и весьма модный среди лондонского дворянства .

Przepiękne i modne wśród londyńskiej szlachty .

Освободительные устремления противоречили интересам польской шляхты , проживавшей на востоке Украины.

Dążenia te pozostawały w sprzeczności z interesami szlachty polskiej zamieszkującej zachodnią Ukrainę.

По-видимому, наибольшей популярностью у шляхты пользовались домашние наливки.

Podobno nalewki w Polsce były najbardziej Popularne wśród szlachty .

На самом деле политикой занималось мало процентов дворян , прежде всего более богатой ее части.

W rzeczywistości polityką zajmował się niewielki procent szlachty , przede wszystkim jej bogatsza część.

Привязанность к земле и полное подчинение дворян сделали положение крестьян похожим на рабское.

Przywiązanie do ziemi i całkowite podporządkowanie szlachcie upodobniło sytuację chłopów do niewolnictwa.

Энгельс не верил в успех польских шляхетских восстаний.

Engels nie wierzy w powodzenie powstań szlachty polskiej.

Семья происходила из дворян, осели сначала в Пруссии, а затем в Литве.

Pochodziła ona ze szlachty osiadłej najpierw w Prusach, a później na Litwie.

Музей Бетляра специализируется на документировании истории дворянства .

Zdjęcia: Muzeum Betliar specjalizuje się w dokumentacji życia szlachty .

Королева Бона активно поддерживала деятельность дворян и магнатов, что сделало Польшу более значимой среди соседних стран.

Królewska małżonka Bona aktywnie popierała działania szlachty i magnatów podnoszące znaczenie Polski wśród państw sąsiadujących.

Это была деревня, населенная мелкопоместным дворянством .

Был на wioska zamieszkała przez drobną szlachtę .

1863 Восстание — Окраина РоссииОкраина России

[ Кен Лин ]

Подготовка к польскому восстанию 1863 года готовилась в течение нескольких лет, и некоторые из основных противоречий, приведших к восстанию, на самом деле насчитывали несколько десятилетий.Восстание 1863 года было одной из серии национальных революций поляков против Российской империи, и его провал и последовавшее за ним жестокое подавление привели к полной русификации Польши на десятилетия спустя.

С 1831 по 1856 год центральная Польша находилась под военным правлением, обозначенным Россией как «Конгрессная Польша». Восстание 1846 г. потерпело неудачу в основном из-за отсутствия поддержки со стороны крестьянства. При царе Николае I, предшественнике Александра II, Конгресс Польши подвергался особо репрессивному правлению: дворянам запрещалось занимать большинство государственных постов, представителей интеллигенции регулярно сажали в тюрьмы за участие в оппозиционных группах, а тысячи людей насильно призывали в имперскую армию. военный (Кеневич, 131-2).

Все эти меры были оправданы Николаем как необходимые для подавления мятежных элементов в польском обществе и сохранения отеческого представления о Российской империи. Польский народ продемонстрировал ряд открытых актов неповиновения Российской империи посредством предыдущей революции 1830 года и развертывания воинских частей против России во время Крымской войны (Евтухов и др., 424).

Воцарение Александра II на короткое время породило надежды на то, что Польша может восстановить некоторую степень независимости. Александр сделал полякам ряд мелких политических уступок, в том числе амнистию полякам, сосланным в Сибирь, и вновь открыл Польскую медицинскую академию (Евтухов и др., 424). К 1859 г. в Варшаве в качестве правительственных чиновников осталось едва ли сто русских, а оккупационные вооруженные силы почти полностью состояли из поляков (Kieniewicz, 132).

Между тем среди поляков набирали силу силы, выступавшие за восстание. Реформаторские движения в России начали распространяться на Польшу в 1861 году.Тайные общества среди дворян и интеллигенции начали организовываться, подстегиваемые успехом объединительного движения в Италии и отменой крепостного права в России (Кеневич, 133). Клика польских дворян сформировала организацию, безобидно названную Сельскохозяйственным обществом, в конце 1850-х годов, чтобы противостоять российскому правлению, и насчитывала более 3500 членов, прежде чем власти закрыли ее позже, в 1861 году (Евтухов и др., 424).

Первые признаки неминуемого восстания появились почти за два года до начала боевых действий. В конце февраля 1861 года польские повстанцы спровоцировали столкновение с солдатами в Варшаве, которое переросло в хаос и привело к гибели нескольких поляков. Сельскохозяйственное общество предъявило царю список требований, а в Польше представители всех слоев общества, от помещиков до крестьян, стали проявлять свой патриотизм и национальную гордость через отставку с государственных постов и отказ от работы. В ответ Александр II потребовал от поляков некоторых уступок, назначив новых гражданских администраторов, а также проведя новые выборы, одновременно применив военную силу против протестующих на Замковой площади в Варшаве (Kieniewicz, 133-5).

Польское дворянство было ключевым противником реформ Александра II, что привело к тому, что царь назначил Александра Велопольского (1803-1877), одного из наиболее выдающихся польских государственных деятелей, главным администратором в 1861 году. Велопольский начал программу ограничения польской автономии посредством статут 1832 г., кооптирующий польских государственных служащих в имперскую бюрократию, и действия по вопросу об эмансипации евреев (Евтухов и др. , 424).

г. Велопольский, которому мешали неуступчивые русские и польские стороны, не смог заключить прочный мир.Польское дворянство, несмотря на возвращение на свои посты, оставалось сочувствующим национальным интересам, католические священники и чиновники получали уступки, но в основном оставались на стороне Польши, а требования крестьянства о замене труда рентой были одобрены, но со многими условиями. Даже когда демонстрации сотрясали улицы крупных польских городов, формировались подпольные группы для дальнейшего развития активистского движения. Эти группы, число членов которых составляло всего несколько тысяч, состояли в основном из студентов, ремесленников и государственных служащих под эгидой Национального центрального комитета (НКК).К моменту начала восстания революционные силы насчитывали более 20 000 человек. Только в Варшаве половина рабочих и ремесленников заявляла о своей принадлежности к какой-либо организации (Кеневич, 135–136).

Зарождающееся повстанческое движение, как и всякая революционная сила, не было однородным образованием. Народная поддержка была разделена между двумя группами: левыми «красными», которые черпали большую часть своей поддержки из сельской местности и граждан рабочего класса и выступали за открытое восстание против имперского правления, и правыми «белыми», которые поддерживали реформы совместно со своими российскими кураторами.Белые состояли в основном из дворян-землевладельцев, высших слоев общества и студентов, но их умеренный подход вызывал отпор как у русских, так и у красных. Многие из его членов были выходцами из Сельскохозяйственного общества, и они добились большего успеха, чем красные, в получении поддержки за пределами Конгресса Польши (Kieniewicz, 138).

Событие, которое разожгло огонь войны, произошло в конце января 1863 года, когда по приказу Велопольского были насильно мобилизованы тысячи поляков, идентифицированных как участники революционных групп.22 января 1863 г. ККН призвала своих членов взяться за оружие и сплотиться против русских войск. Это быстро привело к дальнейшему расколу среди белых: интеллигенция поддержала восстание, а дворяне выступили против него. Вскоре в войну была втянута вся нация, в которой участвовали партизаны во всех регионах и крестьяне (Кеневич, 139–140).

Партизанские силы были сильно дезорганизованы и морально угнетены. Многие из тех, кто не погиб в первом сражении, через несколько недель вернулись домой.Официально назначенных лидеров насчитывалось всего несколько сотен, и они часто занимали свои должности по несколько месяцев. Одним словом, партизанские отряды постоянно формировались и расформировывались. Большинство этих добровольцев были выходцами из шляхты , польской шляхты, хотя интеллигенция и крестьяне также были представлены в большом количестве (Kieniewicz, 140-141).

Война была особенно жестокой. Без национальной постоянной армии поляки были вынуждены полагаться на тактику партизанской войны.Русским войскам было приказано не брать пленных и казнить сдавшихся. Партизаны участвовали в убийствах российских чиновников и военачальников, а также поляков, сотрудничавших с русскими (GlobalSecurity. org).

Нестандартный характер восстания часто ставил польских граждан, вовлеченных в боевые действия, в особенно тяжелые условия. И польские, и российские власти требовали от местных жителей передать им информацию о враге, часто используя угрозы расправы или причинения вреда тем, кто этого не сделал.Иногда было трудно определить, какая сторона «победила» — хорошим примером этого была распространенная табличка, найденная на ратушах многих населенных пунктов, на одной стороне которой был изображен белый польский орел, а на другой — черный двуглавый российский орел. орел, легко переворачиваемый в зависимости от того, с какой стороны оказался в городе (Кеневич, 145).

Русский генерал Берг отметил, что партизаны пользовались большой поддержкой населения в сельской местности и деревнях, где они часто находили пищу и кров у местных жителей.Своего рода культура чести привела к тому, что сторонники России были осуждены и казнены своими собратьями-поляками. Хотя в распоряжении Берга было 150 000 солдат, он сетовал на то, что они были широко рассредоточены, чтобы прикрыть 5 миллионов поляков на площади более 2300 квадратных миль, а также на границах в 1300 миль. В какой-то момент у Берга закончились провизии для его войск, когда все местные поставщики отозвали свои контракты под угрозой со стороны повстанческих элементов (Kieniewicz, 143–146).

Британцы и французы попытались прекратить боевые действия, протестуя против военных действий России, а также против их управления Польшей как нарушение Венского договора за несколько десятилетий до этого.Он был оправдан Александром II тем, что «обеспечивать благополучие своих подданных всех рас и всех религиозных убеждений есть обязанность, которую он принял перед Богом, своей совестью и своим народом». Великобритания и Франция не были готовы вмешаться, поэтому польские повстанцы не получили военной помощи. Отто фон Бисмарк из Пруссии заключил соглашение с Россией, по которому прусские войска будут строго следить за соблюдением границ с Польшей и отказывать в убежище любым польским партизанам, пытающимся пересечь границу.Если таковые и были, то российским силам было разрешено пересечь границу в погоне (GlobalSecurity. org).

После тысяч военных стычек и сражений в течение почти полутора лет восстание было подавлено в мае 1864 г., когда военачальник повстанцев Ромуальд Траугут (1825-64) был схвачен вместе со своими сподвижниками и казнен. После восстания Александр II быстро принял меры, чтобы подавить любые будущие мысли о самоуправлении со стороны польского государства. После этого, получившие название «земли Вислы», местные органы власти и системы образования были упразднены и заменены российскими (Евтухов и др., 424-5).

Россия пошла еще дальше, введя уголовную ответственность за проявления польской культуры и польского языка, в то время как католические церкви были закрыты, а их земли переданы русским. Восстание также привело к тому, что Россия провела аграрные реформы как средство устранения власти помещиков и предоставления крестьянам права предъявлять претензии на землю, а также ввести основные капиталистические меры. К 1866 году Польша была разделена на четыре части под контролем министра внутренних дел России, а русский язык стал официальным языком в 1869 году. Наконец, в 1876 году в Польше была введена российская судебная система (GlobalSecurity.org).

Восстание также раскололо русскую интеллигенцию на одну сторону, которая считала поляков братьями и стремилась распространить освобождение на русские владения, и другую сторону, которая твердо стояла за превосходство и господство России над ее провинциями. В целом русский национализм был доминирующим настроением среди граждан России на протяжении всего польского восстания (Евтухов и др., 425).

_______________________________________________________________

Процитированные работы

  • Екатерина Евтухова, Дэвид Голдфранк, Линдси Хьюз и Ричард Стайтс, История России: народы, легенды, события, силы . (Бостон: компания Houghton Mifflin, 2004 г.).
  • GlobalSecurity.org. «1863-1864 — Польское восстание». Последнее изменение: 7 ноября 2011 г. http://www.globalsecurity.org/military/world/war/polish-revolt-1863.htm.
  • Кеневич, Стефан. «Польское общество и восстание 1863 года». Прошлое и настоящее 37 (июль 1967 г.): 130–148.

 

 

Неисторические народы

Неисторические народы
Таблица Авторы   Таблица Содержание   Вернуться к Домашняя страница энциклопедии

Неисторические народы


Неисторические народы. Этот термин часто появляется в работах немецкого революционера Фридриха Энгельса. обсуждения национального вопроса в Габсбургской монархии в период революции 1848-49 гг.Писал в газете, которую он редактировал вместе с Карлом Марксом, Neue Rheinische. Zeitung , Энгельс разделил национальности империи на «исторические» (немцы, поляки, мадьяры) и «неисторические» (чехи, южные славяне, украинцы, словаки, трансильванцы румыны и саксы). Исторические народы он считал сторонниками общеевропейского революции, тогда как неисторические народы были контрреволюционны по самой своей природе. и обречены на национальное вымирание.

Энгельс заимствовал понятие неисторических народов у Гегеля, государственности с традицией государственности: «Нация без государственного образования… строго говоря, никакой истории, как нации, существовавшие до возникновения государств, и другие, еще существуют в состоянии дикости» ( Философия разума ). Как социологический различия, это понятие имело некоторую ценность, поскольку нации, охарактеризованные Энгельсом как исторические, имеют сильную традицию государственности и активное участие в политике по отношению к неисторическому народы; Более того, исторические нации сохранили традиционную элиту (особенно польской и мадьярской шляхты) до середины XIX века, тогда как неисторические народы были преимущественно крестьянские народы.Различение Энгельса было также в основном описательно точным, т. поскольку немецкое, польское и венгерское национальные движения стояли на стороне революции, в то время как национальные движения неисторических народов имели тенденцию поддерживать императора против революционеров (наиболее заметным может быть случай хорватского политического и военачальник Йосип Елачич).

Энгельс часто употреблял очень резкие выражения, осуждая неисторические народы во времена Великой Отечественной войны. революция.В своей статье «Венгерская борьба», например, Энгельс писал о «кровавой мести на славянских варваров» и уничтожения «всех этих мелких упрямых народов даже до их имена». Энгельс также в корне ошибся, когда предсказывал окончательное исчезновение этих национальности. Энгельс использовал гегелевскую концепцию неисторических народов для объяснения хода национальная борьба в монархии Габсбургов, хотя это понятие имело самое описательное период действия; его аргумент о том, что некоторые народы были контрреволюционными, потому что они не были историческими был почти тавтологичен.Он не увидит, что австрийские немцы, поляки и Мадьяры боролись за свою национальную свободу, они отказывали в элементарных демократических правах другим национальности. Любопытно, что он также отказался принять к сведению конфликт между помещиками и крестьян, которые лежали в самом корне национального конфликта между историческим и неисторическим национальности; поскольку мадьярская и польская шляхта были главными союзниками революции на востоке центральной Европы, он поддерживал их некритически. В этом, как отмечает историк-марксист Роман Росдольский Как указывал Энгельс, Энгельс радикально отошел от теории, которую он и Маркс выдвинули в самый накануне революции, что классовая борьба есть движущая сила истории, и вернулся к Гегелевский идеализм его юности
Джон-Пол Химка

Библиография

Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Революции 1848 года . Дэвид Фернбах (ред.) Библиотека Пеликан Маркс.Хармондсворт: Книги пингвинов, 1973.

Роман Росдольский Энгельс и «неисторические» народы: Национальный вопрос в Революция 1848 года . Глазго: Критические книги, 1986.


Таблица участников Оглавление Вернуться на главную страницу энциклопедии

JGC пересмотрел этот файл (http://www.ohiou.edu/~chastain/ip/nonhistp.htm) 23 октября 2004 г.

Пожалуйста, присылайте комментарии и предложения по электронной почте на адрес [email protected]

© 1999, 2004 Джеймс Честейн.


Выставка «Европа в семье. Польские помещики в ХХ веке» – Варшава, 2 июля – 2 августа 2015 г. — Новости

14.07.2015

Выставка «Европа в семье. Польские помещики в ХХ веке» – Варшава, 2 июля – 2 августа 2015 г.

Витольд Лютославский, Юзеф Чапский, Витольд Гомбрович и капитан Витольд Пилецкий — известные фигуры в 20 й век истории Польши и Европы.Что делают эти, так разные, цифры имеют общее? Четверо мужчин были выходцами из помещичьего дворянства. семей, образ жизни которых основывался на определенных традиционных ценностях. «Благородный рождение означает, прежде всего, наличие большего количества обязанностей, а не только привилегий». писал Винцентий Лютославский в 1939 году. Помещики играли роль местных социальные лидеры. Выставка также рассказывает о разрушении этого социального группировка в 1939–1945 гг. нацистским и советским тоталитаризмом, ее раскулачивание коммунистическим режимом и рассеянием польских помещичьих дворянских семей по всему миру. Авторы хотят нарисовать коллективный портрет среде и рассказывать истории отдельных семей, чтобы все посетители могли подумать об убытках, понесенных при ликвидации этого социального слоя.

Организаторы:

Управление народного образования Института Отделение национальной памяти в Познани

Управление народного образования Института Отделение национальной памяти в Варшаве

Польское помещичье дворянское общество

Королевский замок в Варшаве – музей

Искусство концепция:

Данута Сломчиньска (Ptasia 30 Design Studio)

Выставка куратор:

д-р Агнешка Лучак (Институт национального Памяти, Филиал в Познани)

Сотрудничество:

Марцин Ширмер (Союз польских помещиков)

Научный консультация:

       проф.доктор хаб. Andrzej Kwilecki

Reviewers:

DR łukasz Lubicz-łapiński

Sławomir Stępień

«Польский приземлился Джентри в 20 веке» выставка […] обязательно станет культурной сенсацией 2015 года. Я ожидаю, что общество будет проявлять живой интерес к этому. Это хороший повод вспомнить выставка прошлого века, открытая в 1929 году в ознаменование десятой годовщина восстановления независимости Польши, то есть Общественное национальное Выставка ( Powszechna Wystawa Krajowa , обычно именуемый «PeWuKa»), организованный в Познани, с отдельной секцией посвященный помещикам.Причина, по которой я упоминаю эту популярную выставку заключается в том, что это было самым значительным событием в жизни помещичьей среды в течение всего периода Второй Республики Польша: он подчеркивал вклад помещиков в сохранение польскости во времена разделы и последующее возрождение польского государства после Первой мировой войны; он попытался убедить правительство в том огромном значении, которое имели обширные земельные владения. для экономики; а также свидетельствовало о том, что дворянско-землевладельческая среда имела значительные организационный потенциал и что у многих ее представителей были амбиции изменить страну и общество. И стал местом встречи приземлившихся дворяне, прибывшие со всех концов страны.

В течение периода между выставками 1929 и 2015 годов в Польше произошли события и изменения с трагическими последствиями для помещиков. Сначала возникли трудности и потери, вызванные Великой депрессией 1929–1934 гг.; затем во время Во время Второй мировой войны помещики пострадали от гонений и политики истребления. осуществляется двумя оккупантами; а после войны в коммунистической Польше дворяне-землевладельцы были выселены из своих поместий, а их имущество конфисковано.

Выставка „Европа в семье…» показывает изменившиеся исторические обстоятельства. Посетители будут тронут не только трагическими ситуациями и судьбами, но и высадкой устойчивость дворянства к жизненным невзгодам и их способность приспосабливаться и поддерживать родственные связи, несмотря на территориальную разбросанность.

В этом контексте я чувствую, что необходимо процитировать Людвика Гумпловича, классика польского социолога, лет назад объявили адаптацию важнейшим социальным процессом, относящимся к как группы людей, так и отдельные личности.

Адаптивные навыки польских помещиков 20 90–160-го 90–161 века сегодня можно рассматривать как эффект воспитания в усадьбах и дворцах, основанный на регулярном ритме жизнь, дисциплина, культивирование традиций, уважение к знаниям и регулярное выполнение обязанностей с раннего возраста. Я думаю, что содержание выставки побудит многих посетителей к индивидуальному размышлению и участию в дискуссия о характерных социальных чертах польской помещичьей шляхты.

В заключение, позвольте мне упомянуть еще одну важную социальную функцию, которую выполняет «Европа». в семье…»: представляя новые факты из жизни дворян, он расширяет наши знания и, представляя изобилие и разнообразия этих фактов, оно возбуждает наше воображение и побуждает нас формулировать новые вопросы.

Профессор Анджей Квилецкий (из его обзор выставки)

Польский институт книги

Новейшие переводы польской литературы на английский язык, опубликованные при поддержке ©Poland Translation Program и вне программы.

ПОЭЗИЯ

Збигнев Герберт, Сборник стихов 1956-1998 , пер. Алисса Валлес, Экко, Нью-Йорк 2007

Этот выдающийся новый перевод привносит единообразие во все поэтические произведения Збигнева Герберта, начиная с его первой книги стихов String of Light в 1956 году и заканчивая его последним томом, ранее не публиковавшимся на английском языке, Epilogue Of the Storm . Собрание стихов: 1956-1998 , как сказал Иосиф Бродский о Избранных стихотворениях Герберта , «связано с гораздо более длительным путешествием, чем любой из нас может предположить.» 

Ярослав Марек Рымкевич

Ярослав Марек Рымкевич – один из самых известных польских поэтов, автор многочисленных известных эссе, романов и театральных постановок, а также обладатель нескольких литературных премий. Его работы часто вдохновлены классицизмом и барокко, а его любимые темы включают польскую историю, национальную идентичность, экзистенциалистские размышления и мир природы.

Адам Мицкевич, Пан Тадеуш. Последний набег на Литву [Пан Тадеуш, чили Остатний заязд на Литви], пер. Билл Джонстон, Archipelago Books, Brooklyn 2018

Выдающееся достижение европейской литературы, Пан Тадеуш является центральным произведением польского литературного канона, провозглашенным за любовно подробное воссоздание ушедшего мира. Традиции польской шляхты, социальный и природный ландшафт литовской деревни запечатлены в стихах поразительной красоты, простоты и силы.Перевод Билла Джонстона этого оригинального текста позволяет англоязычным читателям ощутить богатство, юмор и повествовательную энергию оригинала.

Адам Мицкевич, Сонеты [Sonety], пер. Чарльз Крашевски, Glagoslav Publication, Лондон, 2018 г.

Поскольку поэзия Адама Мицкевича так тесно отождествляется с историей польского народа, его часто воспринимают как институт, а не как реальную личность. В Крымских и Эротических сонетах народного певца нам представлена ​​свежая, настоящая и поразительная поэзия живого, дышащего человека из плоти и крови.Мицкевич оказался мастером формы Петрарки.

Tomasz Różycki, Двенадцать станций [Dwanaście stacji], пер. Билл Джонстон, Zephyr Press, Brookline 2015

В этой своей шестой книге Томаш Розицкий отзывается как об истории, так и о важных литературных предшественниках, таких как Чеслав Милош и Адам Мицкевич, языком столь же игривым, сколь и мастерским. Двенадцать остановок  — мастерское произведение современной мировой поэзии, написанное одним из самых выдающихся ее исполнителей.

Вислава Шимборска, Карта: Собрание и последние стихи [Карта: wiersze wybrane i ostatnie], пер. Станислав Баранчак, Клэр Кавана, Houghton Mifflin Harcourt, Нью-Йорк 2015

Шимборская, лауреат Нобелевской премии по литературе 1996 года, представляет свой обширный и впечатляющий поэтический репертуар в полной мере в этом посмертно изданном томе. Книга, расположенная в хронологическом порядке, показывает ее развитие на протяжении семи десятилетий, включая постепенный отход от рифмы и оттачивание ее остроумия.

Вислава Шимборская, Новые и собранные стихи , пер. Станислав Баранчак, Клэр Кавана, Houghton Mifflin Harcourt, Бостон 2015

Описанная Робертом Хассом как «несомненно один из великих ныне живущих европейских поэтов» и Чарльзом Симиком как «один из лучших современных поэтов», Шимборская гипнотизирует своих читателей поэзией, которая очаровывает их умы и покоряет их сердца. Это книга, которую с нетерпением ждали ее многочисленные поклонники, — полное собрание стихов нобелевского лауреата, включающее 164 стихотворения, а также полный текст ее речи при вручении Нобелевской премии от 7 декабря 1996 года. , в Стокгольме.

Вислава Шимборска, Взгляд с песчинкой: Избранные стихи [Widok z ziarnkiem piasku: 102 wiersze], Станислав Баранчак, Клэр Кавана, Houghton Mifflin Harcourt, Boston 2015

От одного из самых выдающихся и знаменитых поэтов Европы, сборник, отличающийся изящным лиризмом. С острой иронией, смешанной с великодушным любопытством, Шимборская документирует невероятность жизни, а также ее преходящую красоту, чтобы запечатлеть чудо существования.Предисловие Марка Стрэнда. Перевод Станислава Баранчака и Клэр Кавана, лауреатов премии PEN Translation Prize.

Юзеф Баран, Открытка из Старого Света , пер. Ева Гриневич-Ярбро, Lulu Press, Raleigh 2016

Баран сопротивляется попыткам аккуратной категоризации. Если в его поэзии и есть что-то от крестьянского происхождения, так это нежность к земле и миру природы и его упрямая, даже демонстративная независимость от литературных причуд и течений.

Анна Свирщинская, Строительство баррикады [Budowałam barykadę], пер. Петр Флорчик, Tavern Books, Портленд 2016

«Война сделала меня другим человеком», — сказала Анна Свирщинская. Строительство баррикады является результатом этого изменения, поскольку потребовалось тридцать лет, чтобы этот опыт нашел свое выражение в языке. Но стихотворение также, несомненно, является агентом перемен, как для нас, так и для нее. Строфа за строфой мы видим, как говорящая преображается, лишенная всего, кроме ужасных истин, которые она записывает.

Яцек Денель, Aperture , пер. Карен Ковачик, Zephyr Press, Бруклин 2018

Поэт привносит свое увлечение формальной поэзией в темы 21-го века — интернет-культуру, науку, постмодернистскую архитектуру — даже когда он также исследует близость, однополую любовь и эмоционально заряженные объекты в этой двуязычной (польско-английской) коллекции.

Джулиан Корнхаузер, Я половина твоего сердца , пер.Петр Флорчик, Lost Horse Press, Sandpoint 2018

В более чем семидесяти стихотворениях, собранных в «Я половина твоего сердца: Избранные стихи, 1967–2017 », мы встречаемся с поэтом, столь же политически откровенным, сколь лирически закрытым. Очарованный повседневными безделушками, остро настроенный на бедственное положение менее удачливых среди нас и погруженный в вневременные философские, исторические и эстетические скитания, Корнхаузер остается нашим современником, громко и ясно говоря о том, что заставляет нас человек.Этот сборник, посвященный карьере автора, предлагает читателям в англоязычном мире самую большую подборку стихов одного из ведущих польских поэтов.

Рышард Крыницкий, Magnetic Point [Магнитный пункт], пер. Клэр Кавана, New Directions, Нью-Йорк, 2017

Один из величайших ныне живущих польских поэтов—теперь, наконец, и на английском—Рышард Крыницкий родился в 1943 году в нацистском трудовом лагере в семье польских рабов. Его том 1969 года « Act of Birth » ознаменовал появление главного голоса «Новой волны» польской поэзии.В творчестве Крыницкого политический и поэтический бунт соединились в 1970-х и 80-х годах, он был арестован по сфабрикованным обвинениям и ему запретили публиковаться. Но вряд ли его поэзия носит исключительно политический характер. От ранних диссидентских стихов до его недавнего хайку, лирические произведения Крыницкого раскрывают глубокие источники лингвистической остроты, мистицизма, компрессии и остроумия.

Рышард Крыницкий, Наша жизнь растет , пер. Алисса Валлес, NYRB, Нью-Йорк 2017

Our Life Grows , изданный в Париже в 1978 году, стал первым поэтическим сборником, появившимся в соответствии с замыслом Крыницкого, за пределами досягаемости коммунистической цензуры, которая искалечила его ранние книги.Эти стихи, сочетающие остроумие и пытливый ум с сюрреалистическим воображением, являются важной частью истории послевоенной Европы.

Юстина Баргельская, Великий план B , пер. Мария Ястржебска, Smokestack Books, Grewelthorpe 2017

Великий план B знакомит британских читателей с творчеством поэта, который с криминалистической точностью исследует пейзажи повседневного существования, наши разочарования и унижения. Сочетая в себе разговорную речь, философские изыскания и религиозные отсылки, эти стихи остроумны, ироничны, одновременно самоуничижительны и мрачны, в то время как смерть все чаще присутствует и неумолима. Никогда нельзя быть полностью уверенным, говорит она серьезно или шутит.

Фантастика

Дорота Масловска, Белая и Красная [Wojna polsko-ruska pod flagą biało-czerwoną], пер. Бенджамин Палофф, Atlantic Books, Лондон, 2015 г.

Дерзкий, свежий портрет маргинализованной, фаталистической посткоммунистической молодежи.С изобретательным и интуитивным языком, который то поэтичен, то весел, тревожен и грязен, White and Red представляет собой мощный портрет любви, безнадежности и политического выгорания в современной Восточной Европе.

Анджей Бурса, Killing Auntie [Zabicie ciotki], пер. Wisiek Powaga, New Vessel Press, Нью-Йорк, 2015 г.

Молодой студент университета по имени Юрек, без особых амбиций и талантов, плывет по течению. После того, как его любящая тетка просит его выполнить небольшую работу по дому, он решает убить ее без уважительной причины, кроме, возможно, скуки. Убийство тети  следует за Юреком, который пытается избавиться от трупа — задача более сложная, чем можно себе представить, — а затем влюбляется в девушку, которую встречает в поезде. Может ли он сказать ей, что он сделал? Это все испортит?

Анджей Сапковский, Боевое крещение [Chrzest ognia], пер. Дэвид Френч, Голланц, Лондон 2015

Гильдия волшебников была разрушена в результате переворота, и во время беспорядков Геральт был серьезно ранен.Ведьмак должен быть опекуном невинных, защитником нуждающихся, защитником от могущественных и опасных монстров, которые охотятся на людей в темные времена.

Анджей Сапковский, Меч судьбы [Miecz przeznaczenia], пер. Дэвид Френч, Orbit, Нью-Йорк, 2015 г. / Gollancz, Лондон, 2015 г.

Геральт — ведьмак, человек, чьи магические силы, усиленные долгими тренировками и таинственным эликсиром, сделали его блестящим бойцом и беспощадным убийцей. И все же он не обычный убийца: его цели — разнообразные монстры и мерзкие демоны, которые опустошают землю и нападают на невинных. Это сборник рассказов о приключениях из сборника «Последнее желание ».

Хенрик Сенкевич, В пустыне и глуши [W pustyni i w puszczy], пер. Макс Энтони Дрезмал, Andesite Press, 2015

In Desert and Wilderness ) — популярный молодежный роман польского писателя, лауреата Нобелевской премии Генрика Сенкевича, написанный в 1911 году. In Desert and Wilderness  рассказывает историю двух юных друзей, Стаса Тарковского (14 лет) и Нела Роулисона (8 лет), похищенных повстанцами во время восстания Махди в Судане. Его дважды экранизировали, в 1973 и 2001 годах.

Анджей Стасюк, Девять [Дзевич], пер. Билл Джонстон, Houghton Mifflin Harcourt, Boston 2015

В этом романе Анджей Стасюк изображает поколение поляков, освободившихся от устаревших идеологий, но оставшихся в одиночестве и оторванных от семьи, соседей и друзей. Будучи одновременно экзистенциальным криминалом и произведением искусства, «Девять» делает Стасюка главным голосом в европейской литературе.

Станислав Лем, Смертные машины [Bajki robotów], пер. Майкл Кандел, Penguin Classics, Лондон, 2016

Пилот грузового корабля ведет через Луну охоту за обезумевшим роботом; убийца-оборотень влюбляется в человека, которого она запрограммировала убить; параноидальный король превращает свое королевство в свой искусственный разум, но его мечты восстают.Эти истории варьируются от сюрреалистических басен, которые сатирически переворачивают сказку с ног на голову, до более длинных произведений, включая триллер «Человек против робота» «Охота» и, возможно, самую странную историю любви в художественной литературе «Маска». В Смертных машинах Станислав Лем раскрывает столкновение человечества с машинами, мастерски исследуя самые дальние рубежи научной фантастики.

Станислав Лем, Solaris [Solaris], Джоанна Килмартин, Стив Кокс, Faber & Faber, Лондон 2016

Солярис  поднимает вопрос, который веками был в центре человеческого опыта и литературы: можем ли мы по-настоящему понять вселенную вокруг нас, не поняв сначала, что находится внутри?

Станислав Лем, Звездные дневники [Dzienniki gwiazdowe], пер. Майкл Кандел, Penguin Classics, Лондон, 2016

Сборник рассказов Станислава Лема, написанных в течение двадцати лет, рассказывает о приключениях космического путешественника Ийона Тихого и рассказывает о том, как он вращался во времени, шпионил за роботами, сталкивался с причудливыми цивилизациями и существами в космосе и безнадежно заблудился в нем. лес сверхновых. Это философская сатира на технологии, теологию, разум и человеческую природу от одного из величайших писателей-фантастов.

Зигмунт Милошевский, Ярость [Гнев], пер. Антония Ллойд-Джонс, AmazonCrossing, Сиэтл, 2016 г.

Все внимание приковано к известному прокурору Теодору Шацки, когда он исследует скелет, обнаруженный на стройке в идиллическом польском городе Ольштын. Старые кости никого не шокируют в этой части Польши, но оказывается, что эти останки свежие, плоть удалена химическим путем.

Зофья Налковска, Граница [Граница], пер. Урсула Филлипс, издательство Университета Северного Иллинойса, DeKalb 2016

Налковска была пионером феминистской фантастики в Центральной Европе. Ее наблюдение неравенства в обращении с мужчинами и женщинами лежит в основе Границы , в которой исследуется трансгрессивная любовная связь и ее последствия. Хотя « Граница» можно интерпретировать как роман о власти и ее злоупотреблениях, он содержит несколько измерений — философское, эмоциональное, экзистенциальное, моральное — которые делают его непревзойденным произведением социальной критики.Элегантно составленное произведение художественной литературы, оно не проповедует и не предлагает решений.

Анджей Сапковский, Ласточкина башня [Wieża Jaskółki], пер. Дэвид Френч, Orion Publishing, Лондон, 2016 г. / Orbit, Нью-Йорк, 2016 г.

В мире началась война. Цири, дитя пророчества, исчезла. Преследуемая как друзьями, так и врагами, она приняла облик мелкого бандита и впервые в жизни живет на свободе. Но сеть вокруг нее смыкается.Ведьмак Геральт собрал группу союзников, решивших спасти ее. Обе стороны войны послали жестоких наемников, чтобы выследить ее. Ее преступления сделали ее знаменитой. Осталось только одно место, куда можно бежать. Башня ласточки ждет.

Хенрик Сенкевич, Quo Vadis: Рассказ о временах Нерона [Quo vadis], пер. Иеремия Кертин, Независимая издательская платформа CreateSpace, Северный Чарльстон, 2016 г.

Quo Vadis  рассказывает о любви, возникшей между молодой христианкой Лигией (или Лигией) и Марком Виницием, римским патрицием.Действие происходит в городе Риме под властью императора Нерона около 64 года нашей эры. Сенкевич тщательно изучал Римскую империю до написания романа, чтобы правильно передать исторические детали. Таким образом, в книге фигурируют несколько исторических личностей.

Магдалена Тулли, Dreams and Stones [Сны и камень], Bill Johnston, Archipelago Books, New York 2016

Сны и камни — это маленький шедевр, одно из самых выдающихся произведений литературы, появившихся в Центральной и Восточной Европе после падения коммунизма. В скульптурной поэтической прозе, напоминающей Бруно Шульца, он рассказывает историю возникновения великого города. В руках Тулли миф, метафора, история и повествование сочетаются с магическим эффектом.

Жанна Слоневская, Дом с витражом [Дом с витражем], пер. Антония Ллойд-Джонс, MacLehose Press, Лондон, 2017 г.

Знаменитая история о пробуждении молодой девушки, действие которой происходит в вызывающем воспоминания красивом украинско-польском городе Львове.

Виолетта Грег, Глотание Меркурия [Гугулы], пер. Элиза Марчиняк, Portobello Books, Лондон, 2017 г.

В этом знаменитом дебюте лауреата премии поэта Виолетты Грег Виола вспоминает свою юность в сплоченной сельскохозяйственной общине в Польше 1980-х годов. Ее воспоминания точны, насыщенны, самобытны, чувственны: игривость и причудливость поднимаются в сплетнях деревенских женщин, слухах о визитах папы и запертой комнате в доме портнихи, в то время как политические беспорядки и хищные мужчины отбрасывают тень на это. яркий портрет.Дебют Виолетты Грег в прозе, искрящейся поэтическим оттенком, оживляет странные чудеса взросления.

Ольга Токарчук, Рейсы [Бьегуни], ​​пер. Дженнифер Крофт, Fitzcarraldo Edition, Лондон, 2017 г.

От несравненно оригинальной польской писательницы Ольги Токарчук, Flights  переплетает размышления о путешествиях с глубоким исследованием человеческого тела, затрагивая жизнь, смерть, движение и миграцию.

Ольга Токарчук, Веди свой плуг по костям мертвых [Prowadź swój pług przez kości umarłych, пер.Антония Ллойд-Джонс, Лондон 2018

С Веди свой плуг по костям мертвецов , Лауреат международной Букеровской премии Ольга Токарчук возвращается с подрывным, развлекательным нуарным романом. В отдаленной польской деревне Янина Душейко, эксцентричная женщина лет шестидесяти, рассказывает о событиях, связанных с исчезновением двух ее собак. Она затворница, предпочитающая компанию животных людям; она нестандартна, верит в звезды; и она любит поэзию Уильяма Блейка, из произведения которого взято название книги. Когда членов местного охотничьего клуба находят убитыми, Душейко оказывается вовлеченным в расследование.

Бруно Шульц, Сборник рассказов [Opowiadania], пер. Мадлен Г. Левин, Northwestern University Press, Evanston 2018

Сборник рассказов  – это авторитетный новый перевод полного собрания художественных произведений Бруно Шульца, произведения которого оказали влияние на таких писателей, как Салман Рушди, Синтия Озик, Джонатан Сафран Фоер, Филип Рот, Данило Киш и Роберто Боланьо.Проза Шульца славится своей оригинальностью. Действие его историй происходит в основном в вымышленном аналоге его родного города Дрогобыча, где реальное и сюрреалистическое сливаются воедино. Самые обычные предметы — ветер, предмет одежды, тарелка с рыбой — могут вдруг оказаться непостижимо таинственными и способными осветить глубокие истины.

Игнаций Карпович, Жесты [Gesty], пер. Майя Закшевска-Пим, Dalkey Archive Press, Шампейн / Лондон / Дублин, 2017 г.

Сорокалетний мужчина, погружаясь в работу и избегая тесных эмоциональных связей с людьми, наносит визит матери в деревню и вынужден продлить его, обнаружив ее болезнь.Находясь там, он переоценивает прошлые семейные и романтические отношения и, наконец, пытается построить новые. Жесты — это «психологически точное и трогательное вскрытие «человека, пережившего тяжелые испытания».

Игнаций Карпович, Сонка [Сонька], пер. Майя Закшевска-Пим, Dalkey Archive Press, Шампейн / Лондон / Дублин, 2018 г.

Сонька  – это история пожилой женщины, одинокой, забытой и отвергнутой своим сообществом, пока однажды возле ее дома не сломалась машина театрального директора, и неожиданный гость предоставил ей возможность рассказать свою историю.И так разворачивается ее история любви между офицером СС и местной девушкой на фоне Второй мировой войны. Повседневные хлопоты пронизаны казнями, украденные моменты между эпизодами жестокого обращения, бездумная ложь произносится только для того, чтобы навсегда изменить миры и жизни двух семей.

Яцек Денель, Лала [Лала], пер. Антония Ллойд-Джонс, Oneworld Publications, Лондон, 2018 г.

Лирическая и трогательная польская семейная сага, действие которой разворачивается на фоне неспокойной Европы двадцатого века.Лала прожила яркую жизнь. Родившаяся в Польше сразу после Первой мировой войны и воспитанная как идеальный представитель своего класса и поколения — терпимая, самоотверженная и смелая, Лала — независимая женщина, пережившая одни из самых бурных событий своего времени. Когда она чувствует первые признаки слабоумия, она борется за сохранение своих воспоминаний с помощью своих историй, рассказывая своему внуку истории о жизни, наполненной любовью, предательством и необычайным мужеством.

ПОПУЛЯРНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Мирон Бялошевский, Воспоминания о Варшавском восстании [Pamiętnik z powstania warszawskiego], пер.Мадлен Г. Левин, New York Review Books, Нью-Йорк, 2015 г.

Подробный отчет Бялошевского о восстании оживляет его во всей его отчаянной срочности. Здесь мы в шкуре молодого человека, скользящего туда-сюда под немецким огнем, уворачивающегося от снайперских пуль, падающего в изнеможении, спасающего раненых, хоронящего мертвых. Незабываемый и незабываемый акт свидетеля, «Воспоминания о Варшавском восстании» также являются крупным литературным произведением.

Анна Биконт, Преступление и молчание [Мы с Едвабнего], пер.Алисса Валлес, Фаррар, Штраус и Жиру, Нью-Йорк 2015

Монументальный научно-популярный труд о зверствах военного времени, их шестидесятилетнем отрицании и влиянии их правды.

Wojciech Jagielski, Burning the Grass: The Heart of Change in South Africa, 1990-2011 [Wypalanie traw], пер. Антония Ллойд-Джонс, Seven Stories Press, Нью-Йорк, 2015 г.

В великой современной научно-популярной традиции повествования Рышарда Капущинского  Burning the Grass  – это литературный шедевр настоящего преступления, основанный на убийстве в апреле 2010 года Эжена Терре’Бланша, подстрекателя ультраправого лидера AWB (Afrikaner Weerstandsbeweging). Движение сопротивления африканеров), который поддержал правление белых африканеров, даже когда оно заканчивалось в Южной Африке.

Хуберт Климко-Добжанецкий, Колыбельная для повешенного [Колысанка для висельца], пер. Джулия Шервуд, Питер А. Шервуд, Calypso Editions, Филадельфия 2015

Колыбельная для повешенного  рассказывает историю трех жителей Восточной Европы – польского музыканта, хорватского художника и подающего надежды польского писателя (альтер-эго автора), – пытающихся построить для себя новую жизнь вдали от дома, в темноте и холодная Исландия. Это деликатное исследование дружбы, любви, безумия и смерти, а также описание опыта иммигрантов и художественных и духовных поисков, попеременно дико комично, трогательно и поэтично.

Вислава Шимборска, Необязательная литература: Прозаические произведения [Lektury nadobowiązkowe], пер. Клэр Кавана, Houghton Mifflin Harcourt, Boston 2015

Стихи Виславы Шимборской вызывают восхищение во всем мире, а ее беспощадное видение, неутомимое остроумие и глубокое чувство человечности ценят бесчисленные читатели. Однако большинство из них не знали, что Шимборская также несколько десятилетий работала обозревателем, рецензируя самые разные книги под скромным названием Необязательная литература .

Рышард Капущински, Начало: Столкновение, Гана, 1958 [Хебан], Клара Гловчевска, Vintage Books — Penguin Random House, Нью-Йорк, 2016

Когда британское правление в Гане подошло к концу, польский журналист Рышард Капусцински отправился в страну, чтобы стать свидетелем рождения новой республики.

Лидия Осталовская, Акварель [Farby wodne], пер. Шон Бай, Zubaan Books, Нью-Дели, 2016 г.

Многослойная работа исторического репортажа,  Акварели  , основанная на реальной истории жизни Дины Готтлебовой-Баббит (1923–2009), чешско-американской художницы еврейского происхождения, которая была узницей Освенцима и чья история на свет в конце 1990-х гг.Именно в это время Готлибова снова попыталась вернуть искусство, созданное ею в концентрационном лагере и ставшее собственностью Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Спор перерос в международный скандал, в котором оказались замешаны Госдепартамент США и правительство Польши.

Юзеф Виттлин, Филипп Сэндс, Город Львов , пер. Антония Ллойд-Джонс, Pushkin Press, Лондон, 2017 г.

Множество названий украинского города Львова (Львов, Львов, Львов, Лемберг, Леополис) свидетельствуют о его противоречивом прошлом — в то или иное время он принадлежал Австро-Венгерской империи, Польше, России и Германии, а породил множество известных художников и интеллектуалов. Мой Львов , короткий трактат Юзефа Виттлина 1946 года о городе, который он покинул в 1922 году, представляет собой задумчивое и лирическое исследование наэлектризованного космополиса, рассказанное с другой стороны катастрофы Второй мировой войны. Эссе Филиппа Санда представляет собой параллельный отчет о городе, каким он является сегодня.

Витольд Шабловски, Танцующие медведи [Tańczące niedźwiedzie], пер. Антония Ллойд-Джонс, Penguin Random House, Нью-Йорк 2018

Следуя традициям Рышарда Капущинского, отмеченный наградами польский журналист Витольд Шабловски раскрывает замечательные истории людей по всей Восточной Европе и на Кубе, которые, подобно танцующим медведям в Болгарии, теперь свободны, но, похоже, ностальгируют по тем временам, когда их не было.

Януш Корчак, Как любить ребенка (том 1-2) [Як кочач дзецко], пер. Бенджамин Палофф, Данута Борхардт, Шон Гаспер, Бай, Валлентин Митчелл, Чикаго 2018

«Как любить ребенка» и другие избранные произведения — это первое всеобъемлющее собрание произведений Корчака, переведенных на английский язык. Он содержит его наиболее важные педагогические труды, журнальные статьи, а также частные тексты.

Юзеф Чапский, Потерянное время: Лекции о Прусте в советском лагере , пер.Эрик Карплерс, NYRB, Нью-Йорк, 2018

Во время Второй мировой войны, будучи военнопленным в советском лагере и не имея ничего, кроме воспоминаний, польский художник и солдат Юзеф Чапский воплотил в жизнь « В поисках утраченного времени » Марселя Пруста для тюремной аудитории сокамерники. В серии лекций Чапский описал сюжет и значение шедевра Пруста, набросал главных и второстепенных персонажей в поразительных деталях и трогательно напомнил об оригинальности, глубине и красоте произведения.

Адам Загаевский, Легкое преувеличение [Lekka przesada], пер. Клэр Кавана, Фаррар, Штраус и Жиру, Нью-Йорк, 2017 г.

Для Адама Загаевского — одного из великих польских поэтов — писательский проект, будь то поэзия или проза, является поводом для продвижения того, что Дэвид Воян охарактеризовал как его «беспокойные и насмешливые поиски самопознания». Легкое преувеличение — автобиографический портрет поэта, выстроенный не в хронологическом порядке, а с той же светоносностью, которая отличает завораживающую поэзию Загаевского — близость к невидимому.

Филип Спрингер, История исчезновения [Медзанка. Historia Znikania], пер. Шон Гаспар, пока, Restless Books, Brooklyn 2017

В этом сборнике беспощадных и проницательных репортажей известный журналист, фотограф и архитектурный критик Филип Спрингер заново открывает для себя историю крошечного городка. Копая за пределами мифических оснований деревни, великих войн и мировых лидеров, сформировавших ее, Спрингер каталогизирует утраченные человеческие элементы: давно ушедшего портного и умершего лавочника; партии, теперь замолкшие, которые раньше наполняли улицы криками и смехом; и некогда красивое кладбище с перевернутыми тракторами надгробиями и разбросанными собаками человеческими костями.

ДРАМА

Амелия Герцувна, Декадентские истории: четыре пьесы Амелии Герц [Израиль о белых dłoniach, Fleur-de-Lys, Zburzenie Tyru, Wielki król], пер. Ядвига Косицка, Театральный центр Мартина Э. Сигала, Нью-Йорк, 2015 г.,

Изольда Белорукая, Флер-де-Лис, Разрушение Тира и Великий король , которые составляют этот том Декадентских историй, посвящены темам конца века, изобилующим извращенной сексуальностью и насилием. : миф о Тристане в ревизионистском обличии с женской точки зрения; серийный детоубийца Жиль де Рэ и его юная дочь, у которой самой появляется вкус к убийству; пророк Иезекииль, посещающий руины Тира; и упадок Византии при Юстиниане и его полководце Велизарии во время заговоров.

Франциска Уршула Радзивиллова, Избранные драмы и стихи , пер. Патрик Джон Корнесс, Аризонский центр исследований Средневековья и Возрождения, Темпе, 2015 г.

В этом издании впервые на английском языке представлены отрывки из репертуара первой польской драматургии княгини Францишки Уршулы Радзивилловой (1705–1753) с историко-биографическим введением, включающим интерпретации ее произведений. В пьесах Радзивилловой затрагивались сложные вопросы интимных отношений.В своей поэзии она исследовала новые, очень личные средства выражения интимных заявлений в форме языка, способного передать эмоциональное страдание, которое не могло найти выражения в рамках существующих условностей.

Станислав Игнаций Виткевич, Вахазар: Или на возвышенностях абсурда  [Gyubal Wahazar: czyli Na przełęczach bezsensu (nieuklidesowy Dramat w czterech aktach)], пер. Селина Веневска, Black Scat Books, Сан-Франциско, 2015 г.

Виткевич подхватывает и продолжает линию мечтаний и гротескных фантазий, представленных поздним Стриндбергом или Ведекиндом; его идеи тесно связаны с идеями сюрреалистов и Антонена Арто, кульминацией которых стали шедевры драматургов абсурда — Беккета, Ионеско, Жене, Аррабаля — конца 1940-х и 1950-х годов.

Фелиция Крушевска, Мечта [Сен], пер. Ядвига Косицка, Routledge, London 2016

Перевод романа Фелиции Крушевской « Сон » представляет англоязычному миру крупную пьесу женщины-драматурга двадцатого века. 7 марта 1927 года «Сон » — масштабная экспрессионистическая драма неизвестного поэта — взорвалась на польской театральной сцене ослепительной дебютной постановкой молодого актера Эдмунда Верчинского, ставшего впоследствии одним из выдающихся режиссеров своего времени. .Галлюцинаторные видения пьесы о подъеме фашизма и тоске героини по провиденциальному спасителю на белом коне прямо говорили польской публике об их глубочайших тревогах.

Адам Мицкевич, Канун предков [Дзяды], пер. Чарльз Крашевски, Glagoslav Publications, Лондон, 2016 г.

Канун предков — драматическое произведение из четырех частей, начатое примерно в 1820 году и завершенное в 1832 году, причем первая часть была опубликована только после смерти поэта, в 1860 году. Название драмы отсылает к Дзядам , древнему славянско-литовскому празднику в память об умерших. Это великое произведение польской литературы, и именно оно ставит Мицкевича в один ряд с такими «великими европейцами», как Данте и Гёте.

Станислав Выспянский, Акрополь: Вавельские пьесы [Акрополь], пер. Чарльз Крашевски, Glagoslav Publications, Лондон, 2017 г.

Хотя Станислав Выспянский (1869–1907) никогда не покидал родной Краков, за исключением относительно коротких периодов, он добился всемирной известности как живописец и величайший польский драматург первой половины ХХ века. Акрополь: Вавельские пьесы объединяет четыре наиболее важных драматических произведения Выспяньского в новом английском переводе Чарльза С. Крашевского.

КНИГИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Ян Байтлик, Alphadoodler , пер. Элиза Марчиняк, Tate Publishing, Лондон, 2016 г.

Alphadoodler — увлекательная тетрадь, в которой буквы оживают. Разработанный отмеченным наградами графическим дизайнером Яном Байтликом, Alphadoodler предлагает детям использовать анархический подход к алфавиту для собственного творческого самовыражения.

Александра и Даниил Мизелинские, Под водой, под землей [Под водой, под землей], пер. Даниэль Мизелински, Антония Ллойд-Джонс, Templar Publishing, Dorking 2016

Сотни увлекательных фактов ждут своего открытия в этой последней книге Александры Мизелинской и Даниэля Мизелински, творческого дуэта, создавшего бестселлер Maps . Погрузитесь под воду и узнайте, что происходит под землей и под водой — от первых подводных лодок и глубоководных обитателей до роющих животных и искусственных туннелей.Вы больше никогда не будете смотреть на мир прежним взглядом! Великолепный дизайн и причудливые иллюстрации заставляют перечитывать эту книгу снова и снова.

Кристина Боглар, Celmentine Loves Red [Klementyna lubi kolor czerwony], пер. Антония Ллойд-Джонс, Зося Красодомская, Pushkin Press, Лондон 2017

Это конец каникул для Марка, Энни и Пурин (настоящее имя: Дерек). Они провели лето в коттедже на опушке леса в сельской местности, но у них не было никаких действительно захватывающих приключений, о которых они могли бы рассказать своим одноклассникам в школе… Пока, во время своего последнего посещения близлежащего пруда, чтобы увидеть Короля-лягушку, они не находят в лесу плачущую испуганную девушку. Любопытно названная Макадамия сообщает им, что потеряла Клементину, и поэтому трое детей отправляются на ее поиски. Но они не единственные, кто ищет Клементину, приближается буря, которая принесет с собой ночь, полную неожиданностей…

Петр Соха, Войцех Грайковски, Книга пчел [Пщолы], Темза и Гудзон, Лондон 2017

Отчасти наука, отчасти культурная история и бесчисленное множество увлекательных частей, Пчелы  отмечают важную роль, которую эти интригующие насекомые играли в нашей экосистеме на протяжении веков. От Афины до Александра Македонского и от Египта до Эфиопии Пчелы исследуют различные методы пчеловодства и раскрывают долг, которым люди обязаны этому жизненно важному виду. С красивыми доступными иллюстрациями, изображающими все, от анатомии пчел до основ изготовления меда, читатели будут очарованы бесконечными чудесами этого, казалось бы, маленького кусочка животного мира.

Петр Соха, Войцех Грайковски, Книга деревьев [Джева], Темза и Гудзон, Лондон 2018

Какое самое высокое дерево в мире? Как долго существуют деревья и как долго они могут жить? Где можно остановиться в отеле на дереве? И как мы можем убедиться, что деревья выживут для будущего? Эта энциклопедическая книга отвечает на все эти и многие другие вопросы с легким, остроумным оттенком.Петр Соха прослеживает историю деревьев с древнейших времен до наших дней, исследуя роль деревьев в истории, легендах и остальном мире природы.

Габриэла Мицельска, Александра и Даниэль Мизелинские, Невозможные изобретения [Патент на пиво!], пер. Агнес Моно-Гайро, Gecko Press, Wellington 2018

Причудливая и увлекательная коллекция идей, патентов и планов. Когда Леонардо да Винчи более пятисот лет назад изобрел танк, автомобиль, вертолет, планер, парашют, подводную лодку, лифт и телескоп, его считали мечтателем.Или даже сумасшедший. Сегодня его считают гением, опередившим свое время. В этой книге собраны древние и современные изобретения. Одни революционны, другие комичны, третьи просто невозможны. Но каждый свидетельствует о необыкновенной фантазии его изобретателя. Вы найдете летающий велосипед, пузырьковый телеграф, пассажирские облака и пассажирских птиц, механических шахматистов, водяные часы, капюшон для концентрации и множество других невероятных идей.

Таддеуш Костюшко — Национальный мемориал Тадеуша Костюшко (U.С. Служба национальных парков)

 

Ранняя жизнь

Таддеус Костюшко родился 12 февраля 1746 года в восточной Польше. Его родителями были Людвик и Текла Костюшко — дворяне, но небогатые по меркам высшего польского дворянства. Однако они владели землей, которую обрабатывали крепостные крестьяне, и жили скромно, но безбедно. Людвик был справедлив к крепостным, обрабатывавшим его землю, что произвело большое впечатление на младшего из его четырех детей: Фаддея. Таддеус вырос любителем свободы и защитником равных прав всех людей.

После безвременной кончины отца Костюшко поступил в престижную католическую гимназию отцов-пиаристов в Любешуве. Когда ему было девятнадцать, он начал посещать Королевскую военную академию, расположенную в Варшаве, где его трудолюбие и трудолюбие привлекли внимание польского монарха короля Станислава. Благодаря своему прилежанию и обаянию Костюшко получил от короля стипендию, чтобы на несколько лет поехать учиться во Францию, много узнавая об искусстве, технике и военной стратегии, а также об идеях и философии Просвещения.

Когда молодой Костюшко вернулся в Польшу в 1774 году, он был образованным и светским человеком. В поисках работы он начал заниматься с молодой дворянкой Людвикой Сосновской и быстро влюбился в нее. Однако ее отец не одобрял их планы на брак, и Костюшко с разбитым сердцем покинул Польшу в поисках работы в другом месте. Он нашел его в Континентальной армии Джорджа Вашингтона.

 

Война за независимость США

В конце августа 1776 года Таддеус Костюшко сошел с корабля в доки в Филадельфии, штат Пенсильвания.Познакомившись с Бенджамином Франклином и доказав свою состоятельность, спроектировав блокады и крепости вдоль реки Делавэр, Костюшко в октябре 1776 года получил от Конгресса звание полковника. В декабре он спроектировал форт Мерсер в Ред-Банке, штат Нью-Джерси. Летом 1777 года он приказал войскам, отступающим из Тикондероги, задержать британцев, валив деревья и передвигая валуны на путь, а также отводя и перекрывая ручьи, чтобы превратить лесной путь в болото. Осенью 1777 года постройки Костюшко и использование топографии способствовали победе американцев при Саратоге.

Достигнув форта Вест-Пойнт в Нью-Йорке в марте 1778 года, Костюшко сильно укрепил базу, а также участок реки Гудзон, на который она смотрела. Именно здесь он встретил остроумного и харизматичного Агриппу Халла, чернокожего выходца из Новой Англии, который будет сопровождать Костюшко до конца войны в качестве его слуги, помощника и компаньона.

Наконец, покинув Вест-Пойнт в конце лета 1780 года, инженер отправился на юг, чтобы встретиться со своим другом и наставником, генералом Горацио Гейтсом.Однако вскоре Гейтса сменил генерал Натанаэль Грин, которому Костюшко служил до конца войны. Когда британский генерал лорд Корнуоллис преследовал войска Грина вокруг Каролины, Костюшко проявил себя бесценным, ведя войска короткими путями и построив флот небольших лодок, которые можно было использовать для перевозки припасов и солдат через реки.

В июне 1781 года при попытке зарыться поближе к неприятельскому форту, известному как «Девяносто шесть», Костюшко был проткнут штыком в ягодицы во время осмотра своей траншеи. Вскоре он оправился от критики своего неудавшегося плана, а также от смущения от раны. Ранней осенью 1782 года, когда война подходила к концу, Костюшко был назначен полевым командиром. 14 ноября Костюшко возглавил стычку за пределами Чарльстона, Южная Каролина, одну из последних военных стычек Войны за независимость США.

 

Революция в Польше

После девятилетнего отсутствия на родине Фаддей Костюшко вернулся в Польшу в сентябре 1784 года.Несколько лет он жил просто и один на своей отдаленной ферме, в то время как в Польше и других частях Европы происходили значительные политические изменения. Устав от российского господства и вдохновленная американской революцией, Польша начала укреплять свою армию и 3 мая 1791 года приняла новую конституцию. Обычно считается второй национальной конституцией в истории, первой из которых является конституция Соединенных Штатов.

В конце концов напряженность в отношениях с русскими прекратилась, и Костюшко, которому в 1789 году было присвоено звание генерал-майора, вел год войны за свободу Польши. Однако русская армия была слишком сильна, и в конце июля 1792 года польский король Станислав сдался царице Екатерине Великой. Костюшко покинул Польшу, как и многие другие лидеры, воевавшие против русских.

Проведя более года в Западной Европе, планируя и собирая поддержку, революционеры вновь вошли в Польшу в марте 1794 года, готовые поднять пламенное восстание. Костюшко был провозглашен главнокомандующим Польши и выбран руководителем восстания. Возглавляя свою разношерстную армию — солдат, вооруженных ружьями, и крестьян, вооруженных сельскохозяйственными орудиями, — польская армия вступила в бой с русскими войсками у деревни Рацлавице.Польская армия одолела неподготовленные русские силы. Крестьяне с косами также привнесли в польскую армию элемент психологической войны: своими длинными косами и яростными боевыми криками они напомнили войскам царицы мифического мрачного жнеца из народных сказок. Вскоре люди в городах по всей Польше поднялись, чтобы вытеснить русских солдат-оккупантов, присягнув на верность Костюшко.

Однако триумф Польши был недолгим. Неожиданное сотрудничество между русской и прусской армиями нанесло поражение и деморализовало польскую армию в битве при Щекоцинах в июне 1794 года.15 июня Краков пал перед пруссаками. Все усилия были направлены на защиту Варшавы. Объединенная русско-прусская армия все лето осаждала столицу, но польским войскам и жителям города удавалось сдерживать их, пока они не отступили в сентябре.

10 октября 1794 г. польская армия вступила в бой с солдатами царицы. Польские войска, значительно превосходящие численностью, проиграли битву. Сам Костюшко был тяжело ранен и попал в плен. Его доставили в Петербург, где 10 декабря 1794 года заключили в Петропавловскую крепость.

 

Возвращение в Америку

17 ноября 1796 года Екатерина Великая умерла в возрасте 67 лет. Ее сын Павел стал новым царем и освободил Костюшко и других польских пленных при условии, что они будут верны России. Костюшко, опечаленный потерей родины, решил путешествовать по Европе и, в конце концов, вернуться в Америку.

Утром 19 декабря Костюшко и несколько его товарищей покинули Петербург и направились в Швецию и Англию.Днем 18 августа 1797 года Костюшко отплыл из Англии в свое «второе отечество» на борту «Адрианы». Пришвартовавшись в Филадельфии, его встретили аплодисментами. Однако вскоре после его прибытия известный врач доктор Бенджамин Раш умолял Костюшко бежать из города из-за вспышки желтой лихорадки в городе. Костюшко решил, что остаток лета и осень он проведет на Севере, навещая старых друзей, таких как генерал Горацио Гейтс, Агриппа Халл и другие.

Костюшко вернулся в Филадельфию после того, как болезнь отступила с первыми морозами.После прибытия в пансион госпожи Релф (расположенный на 3-й и Сосновой улицах) в конце ноября или начале декабря 1797 года в скромную и тесную комнату Костюшко на втором этаже стал стекаться постоянный поток известных посетителей. Среди таких гостей был конгрессмен из Вирджинии Джон Доусон, который убедил Конгресс выплатить Костюшко то, что он должен ему за службу в войне за независимость: 18 912 долларов и 500 акров земли в Огайо. Вождь Маленькая Черепаха (или Мичикиниква) жителей Майами также посетил Костюшко и подарил генералу богато украшенную трубку-томагавк мира.Взамен Костюшко предложил ему плащ и очки.

Во время своего второго пребывания в Филадельфии Костюшко подружился с вице-президентом Томасом Джефферсоном. На самом деле, так близко, что Костюшко составил свое завещание с помощью юриста Джефферсона. Всегда верный своим основным убеждениям, генерал потребовал, чтобы после его смерти его имение было использовано для освобождения как можно большего количества рабов. Костюшко так глубоко доверял Джефферсону, что, когда он строил планы незаметно ускользнуть из страны, вице-президент был единственным, кому он рассказал об этом.С ростом недоверия американцев к иммигрантам (что в конечном итоге привело к Закону об иностранцах и Законе о подстрекательстве к мятежу) и внезапному наплыву польских революционеров в Италию, предположительно организовавшему очередную попытку польской свободы, Костюшко почувствовал тягу к действию. Ранним утром 5 мая 1798 года Таддеуш Костюшко сел на корабль в Нью-Касле, штат Делавэр, чтобы вернуться в Европу.

 

Последние годы в Европе

28 июня 1798 года корабль, пришвартованный в гавани Байонны, Франция, и генерал Таддеуш Костюшко, ковыляя, сошел с трапа на европейскую землю.Костюшко опасался французского генерала Наполеона Бонапарта, но считал, что если кто-то еще может восстановить Польшу, так это Наполеон. Однако, когда он провел несколько месяцев в Париже, вера борца за свободу во французского завоевателя угасла. 9 ноября 1799 года Наполеон сверг французское правительство и объявил себя Первым консулом нового режима. Действия диктатора вызвали большое недовольство Костюшко.

В течение следующего года отношения между двумя мужчинами стали еще более натянутыми после того, как Костюшко помог написать и распространить памфлет, призывавший поляков к восстанию.Тайная полиция Наполеона подвергла документ цензуре и следила за Костюшко. В те годы, когда Наполеон завоевал большую часть Европы, Костюшко все больше удалялся от политики и переехал в загородное поместье Петера Йозефа Целтнера, посла Швейцарии во Франции.

Когда враги Наполеона наконец объединили свои силы и положили конец его завоеваниям в апреле 1814 года, европейские державы решили переделать запутанные границы континента на Венском конгрессе. Царь Александр, сын убитого царя Павла, желал поддержки Костюшко и пригласил его в Вену.Нерешительный и осторожный, Костюшко пошел. Александр дал расплывчатые обещания восстановить Польшу, однако в конечном итоге Польша снова была разорвана на несколько частей, которые были переданы России, Пруссии и Австрии. Это была последняя возможность Костюшко засвидетельствовать польскую свободу в своей жизни, и все это сошло на нет. Удрученный генерал начал свое путешествие во Францию ​​с Целтнером. По пути они остановились в Солере (Золотурн), Швейцария, и остановились у брата Цельтнера, Франциска Ксаверия Цельтнера.