Содержание

Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг.

Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск > Войны и конфликты России в 1800 – 1914 гг.  > Войны и конфликты России в 1800–1914 гг. > Русско-турецкая война 1877–1878 гг.

Кампании

Дата: 1877–1878 гг.

Противники: Османская империя

Русско-турецкая война 1877-1878гг. Планы сторон (русский план Обручева)

Оригинальное название:

Русско-турецкая война 1877-1878гг. Планы сторон.

Источник:

Атлас карт и схем по русской военной истории

Смотреть полностью

Дата начала конфликта

Апрель 1877

Дата завершения конфликта

Июль 1878

Декларация начала конфликта

24 апреля Россия объявила войну Османской империи.

Театр военных действий

Балканы, Кавказ, Черное море

Аннотация

Война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей – с другой. Была вызвана подъемом национального самосознания на Балканах.

Союзники России

Объединенное княжество Валахии и Молдавии, Княжество Сербия

Формирования и командующие России

Дунайская армия: великий князь Николай Николаевич Старший; Кавказская армия: великий князь Михаил Николаевич

Формирования и командующие противника

Главнокомандующий Абдул-Керим Надир-паша; Видинская армия: Осман-паша; армия на Кавказе: Ахмед Мухтар-паша

Предпосылки конфликта

Давнее противостояние России и Османской империи; подъем национального самосознания на Балканах; укрепление русской армии после реформ Милютина; возможность для России рассчитывать на поддержку союзных Румынии и Сербии и на восстание в Болгарии.

Причина конфликта

Восставшие в Боснии и Сербская армия потерпели поражение от турецкой армии; в Европе сложился консенсус о неприемлемости турецкой политики по отношению к христианским подданным, Россия воспользовалась благоприятной международной ситуацией.

Цели

Целью Российской империи была защита единоверцев, а также ослабление Турции на Балканском полуострове и усиление собственного влияния. Этого планировалось достичь путем отторжения от Турции Болгарии и усиления Сербии и Румынии.

Стратегический замысел

Россия: балканский театр войны рассматривался как главный, а кавказский как второстепенный. Сначала предусматривалось оккупировать Болгарию и вступить с Турцией в переговоры, но по мере мобилизации турецкая позиция становилась все тверже, поэтому стратегический замысел был изменен; планировалось теперь нанести удар на Константинополь, чтобы добиться успешного исхода войны.

Турция: в восточной Болгарии были построены крепости и расположена армия, которая, с одной стороны, перекрывала короткий путь к Константинополю, с другой, создавала фланговую угрозу русской армии, если бы она решилась наступать по другому направлению.

Политическая обстановка

После двух дворцовых переворотов 1876 г. и провозглашения конституции, внутреннее положение Турции рассматривалось как нестабильное; восстание в Боснии и Герцеговине (1875–1877), война с Сербией и Черногорией, а также жестокое подавление восстания в Болгарии (1876) ухудшило ее имидж в глазах стран Европы; вместе с тем турки одержали победы над армиями Сербии и Черногории, а также над повстанцами в Боснии и Болгарии. Это вынудило русское правительство вмешаться в защиту болгар и сербов, и обеспечило невмешательство Англии, дружественный нейтралитет со стороны Австрии и фактический союз с Румынией.

Ход конфликта

Русской армии удалось форсировать Дунай, захватить Шипкинский перевал и принудить армию Осман-паши к капитуляции в Плевне. Перейдя через Балканы, русская армия разбила последние турецкие части, открыв себе путь к Константинополю, что привело к выходу Османской империи из войны.

Состав войск России

Россия: около 335 тыс. человек, 500 орудий – 140 полков и 39 батальонов пехоты, 76 полков кавалерии (русские), 12 батальонов (болгары), восемь полков и четыре батальона пехоты, 10 полков кавалерии (румыны)

Состав войск противника

Османская империя: 450 тыс. человек; около 740 батальонов пехоты, 150 эскадронов; горские народы Кавказа

Потери России

Россия: 15 567 убито, 6824 умерло от ран, 56 652 ранено; Румыния: 1350 убито и ранено, Болгария: 3456 убито и ранено

Потери противника

30 тыс. убитых, 90 тысяч умерших от ран и болезней

Результат

На Берлинском конгрессе в 1878 г. был подписан Берлинский трактат, зафиксировавший возврат России южной части Бессарабии и присоединение Карса, Ардагана и Батума. Болгария становилась автономным княжеством в составе Турции, увеличивались территории Сербии, Черногории и Румынии, а турецкая Босния и Герцеговина оккупировалась Австро-Венгрией.

Последствия конфликта

Турция понесла большие территориальные потери на Балканах, но это не привело к значительному усилению русского влияния на полуострове. Болгария тем не менее получила серьезное самоуправление, которое фактически привело вскоре к независимости. Проливы остались под контролем Османской империи и по-прежнему закрывали России выход из Черного моря.

Декларация окончания конфликта

1 июля 1878 г. – Берлинский трактат

Литература

Атлас сражений XIX века. Издал В. Березовский. СПб.. 1894-1899. Выпуск 1. Русско-Турецкая кампания в Болгарии и Румелии; Выпуск 2. Первый бой под Плевной; Выпуск 3. Атака укрепленного лагеря под Плевной; Выпуск 4. Бои за Шипкинский проход

Война 1877 и 1878 гг. Тип. Министерства Путей Сообщения. СПб.. 1879-1880. В 6 томах

Гиппиус Владимир Иванович. Осады и штурм крепости Карса в 1877 г. Тип. И. Н. Скороходова. СПб.. 1885

Кишмишев Степан Осипович. Война в Турецкой Армении 1877-1878 гг. Военная типография. СПб.. 1884

Колюбакин Борис Михайлович. Русско-Турецкая война 1877-1878 гг. на Кавказе и в Малой Азии. Типо-Литография А.Г. Розена. СПб.. 1906. В 2-х частях (Часть 1-я: описание, часть 2-я: карты и планы)

Колюбакин Б. М. Карты, планы и схемы. К Русско-Турецкой войне 1877-1878 гг. на Кавказе и в Малой Азии

Куропаткин А.Н. Ловча, Плевна и Шейново. (Из истории русско-турецкой войны 1877-1878 гг.)

Петров А.Н. Влияние турецких войн с половины прошлого столетия на развитие русского военного искусства

Присненко К.К. Первая Плевна и 19-й пехотный Костромской полк в Русско-Турецкую войну 1877-1878 года

Яновский К. 156-й пехотный Елисаветпольский Генерала Князя Цицианова полк во время Турецкой войны 1877-1878 гг.

Геройские дела русского оружия 1877 и 1878 г. с изложением варварств турок и тайных действий друзей ПортыАльбом картин в память 25-летия Русско-Турецкой войны 1877-1878

Материалы для описания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре

Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове

Бегунова А.И. Русская кавалерия в русско-турецкой войне 1877-1878 — Сержант №12/1999, с. 3-13

Беляев Николай Иванович. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Воениздат, Москва. 1956

Иллюстрированная хроника войны 1877 — 1878 гг. Редактор: Г.Д. Гоппе. Изд-во Германа Гоппе, С.-Петербург. 1878. 2 тома

Отбраната на Плевен. По официални и частни документи, събрани под руководството на мюшира Гази Осман паша… Перевод с турецкого на болгарский. София, Издава книжарницата на Д.Голов, 1901

Прищепа С.В., Широкорад А.Б. Русская артиллерия в русско-турецкой войне 1877-1878 — Сержант №11/1999, с. 19-26

Прищепа С.В. Русская пехота в русско-турецкой войне 1877-1878 — Сержант №10/1999, с. 3-12

Прищепа С.В. Турецкая армия в войне 1877-1878 — Сержант №4/2001 (21), с. 3-11

Ростунов И.И. и другие. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Воениздат, Москва. 1977

Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Том II. — М.-Л.: Военгиз, 1928. Глава 7

Широкорад А.Б. Русский флот в русско-турецкой войне 1877-1878 — Сержант №2/2000 (15), с. 19-25 и №4/2000 (17), с. 15-20

Le Faure, A., Histoire de la Guerre d’Orient (1877), Garnier Fr?res, Paris, 1878

Ghazi Osman, Pasha M., Guerre d’Orient 1877-1878; D?fense de Plevna d’apr?s les Documents Officiels et Priv?s. Librairie Militaire de L. Baudoin et Cie., Paris, 1889

Ian Drury. The Russo-Turkish war 1877-1878. Osprey MAA series, #277

Сан-Стефанский мирный договор (19 февраля / 3 марта 1878)

Иллюстрации

Кампании

1877 Действия флота 1877–1878 гг.
1877 Кампания на Кавказе в 1877–1878 гг.
1877 Кампания на Балканах: действия на Дунае 1877 г.
1877 Кампания на Балканах: действия в Болгарии от Дуная до Балкан 1877 г.
1877 Кампания на Балканах: действия за Балканами в 1877–1878 гг.
1877 Кампания на Черном море, в Крыму и на Тамани
1877 Кампания на Балканах: действия на Нижнем Дунае 1877 г.
1877 Кампания на Кавказе: действия в Абхазии 1877 г.
1877 Кампания на Кавказе: действия на Батумском побережье в 1877–1878 гг.

Русско-турецкая война 1877—1878 гг. в оценках консервативной печати Российской империи

Аннотация. В статье исследуются публикации консервативной прессы Российской империи, посвящённые периоду Русско-турецкой войны 1877—1878 гг.; приводятся комментарии влиятельных отечественных журналистов на события балканского кризиса, а также их анализ действий русской и западной дипломатии в «восточном вопросе».

Summary. The article studies the conservative press publications in the Russian Empire devoted to the Russo-Turkish War of 1877-1878, as well as the comments of influential national journalists on the Balkan crisis events, and also their analyses of the actions of Russian and Western diplomacies related to the «Eastern question».

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

 

ИПАТОВ Алексей Михайлович — старший научный сотрудник ВУНЦ ВВС «ВВА имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина», кандидат исторических наук

 

 

«ПОТОКИ КРОВИ… НЕ МОГУТ СОСТАВИТЬ ПРЕДМЕТ ТОРГА…»

Русско-турецкая война 1877—1878 гг. в оценках консервативной печати Российской империи

 

Русско-турецкая война 1877—1878 гг. стала одним из последних актов долговременной драмы прямого вооружённого противостояния двух могущественных евро-азиатских держав. В апогее «восточного кризиса», когда против многовекового владычества Османской империи восстали славянские и иные народы Балканского полуострова, России пришлось чётко определять свою внешнеполитическую стратегию. С началом восстания в Боснии и Герцеговине в 1875 году отечественные дипломаты долгое время не могли выработать официальную позицию по данному вопросу. С одной стороны, неутешительные итоги Крымской войны 1853—1856 гг.

заставляли Александра II и его окружение принимать осторожные решения. Стоит заметить, что лишь разгром Франции Пруссией в 1870—1871 гг. позволил Российской империи отменить унизительные статьи Парижского договора и восстановить статус великой державы. С другой стороны, военная поддержка южных славян позволяла России, добившись их автономии и получив надёжных союзников, значительно укрепить свои позиции в Юго-Восточной Европе.

Большую роль в принятии окончательного решения по балканскому вопросу играло общественное мнение, в немалой степени формировавшееся консервативными печатными органами. К этому времени уже получили широкое распространение идеи панславизма, продвигавшиеся И.С. Аксаковым и славянскими комитетами, которые стали центрами интеллектуальной и общественной активности и главными популяризаторами идеологии «славянского братства»1.

Отечественная консервативная печать в рассматриваемый период была представлена журналом «Русский вестник», газетами «Московские ведомости», «Русский мир», «Современные известия» и газетой-журналом (по терминологии издателей.Прим. авт.) «Гражданин». Серьёзной популярностью и влиянием, впрочем, пользовались лишь два первых из упомянутых изданий, который возглавлялись М.Н. Катковым. По мнению специалиста по консервативной прессе пореформенного времени А.Э. Котова, он являлся наиболее влиятельным русским публицистом конца XIX столетия. Во второй половине 1860-х годов М.Н. Катков стал одним из вождей «русской партии», позже — ведущим идеологом политики «контрреформ»2. Несмотря на непростые личные отношения с Катковым, обер-прокурор Святейшего синода К.П. Победоносцев считал «Русский вестник» и «Московские ведомости» единственными достойными периодическими изданиями. Вывод влиятельного консервативного идеолога подтверждают и современные исследователи3.

С началом «восточного кризиса» журналисты «Русского вестника» и «Московских ведомостей» активно готовили общественное мнение к возможному вооружённому столкновению с Османской империей. Всё чаще публиковались статьи и заметки, посвящённые предыдущим русско-турецким войнам и положению балканских славян. Вместе с тем в широких кругах общественности раздавались многочисленные призывы к царю и его окружению с просьбой оказать военную помощь единоверцам. Александр II и канцлер А.М. Горчаков неоднократно стремились решить конфликт на Балканах дипломатическим путём, привлекали к описываемым событиям внимание ведущих европейских держав. Не объявляя долгое время войны Турции, они тем не менее не препятствовали отправке добровольцев для помощи восставшим славянским народам. Известный консервативный публицист и издатель «Гражданина» князь В.П. Мещерский писал, что как только стало известно о начале восстания в Боснии и Герцеговине, «в Петербурге сразу же почувствовали что-то вроде симпатического этому восстанию течения мыслей»4.

Турция после неоднократных ультиматумов со стороны великих держав на официальном уровне согласилась их принять и провести реформы, которые облегчили бы положение христианского населения Балканского полуострова. Но де-факто это не было воплощено в жизнь. Напротив, чувствуя поддержку со стороны Великобритании и Франции, официальный Стамбул усиливал гнёт и ещё более жестоко подавлял любые попытки инакомыслия. В «Русском вестнике» в преддверии начала боевых действий отставной полковник кавалерии, военный историк и журналист А.Л. Зиссерман в апрельских военно-исторических очерках 1877 года писал: «Когда эти строки появятся на страницах Русского вестника, быть может, раздадутся уже громы битв, увлекаемая роком Турция увидит в своих владениях русскую армию, появятся известия из давно нам знакомых исторических мест — Рущук, Силистрия, Карс, Эрзерум…»5. Возможно, опытный воин понимал — столкновение между двумя державами неизбежно. Однако нельзя исключить, что вхожий в высшие политические круги М.Н. Катков имел конфиденциальную информацию о принципиальном решении императора начать войну против Османской империи и передал её своему сотруднику.

Что касается взглядов самого издателя «Московских ведомостей» на международную политику России в рассматриваемый период, он призывал к активизации действий отечественной дипломатии и вооружённых сил на Балканах, но предостерегал от вмешательства в те конфликты, в которых напрямую не затрагивались честь, достоинство, а главное — государственные интересы России.

Любопытно, что, несмотря на различие взглядов на пути развития страны, точку зрения о необходимости более последовательной и решительной политики в данном регионе отстаивали журналисты умеренно-либерального журнала «Вестник Европы», что убедительно в своей статье демонстрирует Н.Ю. Николаев6. Они же в качестве примера приводили действия Пруссии в ходе войны с Францией, считая берлинскую дипломатию образцом игнорирования претензий великих держав на нейтралитет. Думается, несмотря на существенную идеологическую составляющую внешнеполитических взглядов М.Н. Каткова, ему был присущ определённый прагматизм, что сближало в некотором смысле его точку зрения со взглядами германского канцлера Бисмарка, которым, к слову, до 1878 года Михаил Никифорович нередко восхищался.

На страницах и «Московских ведомостей», и «Русского вестника» подчеркивалась негативная роль Англии в развязывании военных действий между Российской и Османской империями. Отмечалось, что в своём стремлении ослабить российские геополитические позиции на Балканах Великобритания пыталась минимизировать собственные потери, поэтому склоняла к активности турецкого султана Абдул-Хамида II7.

Последний, даже если и понимал, что британский премьер-министр Б. Дизраэли использовал его в качестве пешки в своей гроссмейстерской игре против России, действовал в соответствии с пожеланиями Альбиона. Нежелание Турции выполнять на практике постановления подписанного 31 марта 1877 года Лондонского протокола, согласно которому султан гарантировал проведение реформ, привело к объявлению 24 апреля того же года Россией войны Османской империи.

В ряде номеров «Русского вестника» лета—осени 1877 года публиковались различные материалы, посвящённые отдельным аспектам предыдущих русско-турецких войн, «восточного вопроса», записки добровольцев, впечатления участников военных действий. Большое внимание журналисты уделяли обзору боевых операций на Балканах и в Закавказье. В майском «Военном обозрении» можно было прочесть слова, являвшиеся квинтэссенцией настроений широких кругов населения: «Свершилось великое событие, которого давно ожидала вся русская земля»8. Как несложно догадаться, речь шла о манифесте Александра II о начале войны.

Самое удивительное заключается в том, что, по сути, политические вопросы, такие как позиция других стран, отношение в обществе к боевым действиям, дипломатические переговоры, вплоть до начала 1878 года не поднимались на страницах упомянутых выше изданий. Вероятно, несмотря на влияние М.Н. Каткова в высших политических сферах Российской империи, он всё же опасался возможности закрытия своих печатных органов или каких-либо санкций по отношению к себе и сотрудникам. Впоследствии, к примеру, подобная участь постигла известного славянофильского мыслителя И.С. Аксакова за речь 22 июня 1878 года в Славянском комитете относительно действий отечественных дипломатов на Берлинском конгрессе. На следующий день ему было объявлено высочайшее повеление «немедленно выехать из Москвы в своё имение, где и оставаться впредь до особого распоряжения»9. В условиях самодержавия иметь свою точку зрения, расходившуюся с официальной государственной позицией, было крайне опасно.

В передовой статье первого номера «Московских ведомостей» за 1878 год М. Н. Катков, проводя обзор боевых действий русской армии за прошедшие с начала войны месяцы, значительное внимание уделил деятельности наследника престола великого князя Александра Александровича, будущего императора Александра III, который руководил Рущукским отрядом. Публицист отмечал за цесаревичем умелое командование вверенными ему войсками, бережное отношение к ним и выполнение поставленных тактических задач. К слову, знаменитый германский полководец и военный теоретик Г. фон Мольтке Старший назвал Абловский манёвр, которым руководил Александр Александрович, одной из лучших тактических операций XIX столетия10.

Стремясь удерживать патриотический подъём в обществе на высоком уровне, сотрудники «Московских ведомостей» и «Русского вестника» нередко сознательно искажали информацию, уменьшая реальные потери русской армии и увеличивая число убитых, раненых и захваченных в плен турок. Немаловажное значение на страницах печатных органов  М.Н. Каткова придавалось героизации действий русских солдат и офицеров в сражениях за перевал Шипка и в ходе осад Плевны. Вспоминая славные традиции Суворова, Михаил Никифорович не преминул отметить зимний переход армии командующего Западным отрядом генерала И.В. Гурко, который оказался полнейшей неожиданностью как для турок, так и для политических и военных кругов ведущих европейских государств. Взятие русскими войсками под командованием генерала И.Д. Лазарева крепости Карс было оценено как «предприятие, имеющее мало подобных себе в военных летописях»11.

Пристальное внимание М.Н. Катков уделял позиции государств, заинтересованных в исходе Русско-турецкой войны, а именно — Англии и Австро-Венгрии. Касаясь особенности положения последней, издатель «Московских ведомостей» указывал на лавирование Венского кабинета между обязательствами по «Союзу трёх императоров» и стремлением к укреплению позиций на Балканах. От внимания опытного публициста не ускользнула уловка австрийского канцлера Д. Андраши, призывавшего Александра II к более активным действиям. На самом деле главный архитектор внешней политики дуалистической монархии рассчитывал на то, что русские войска захватом Константинополя вызовут недовольство в Париже и Лондоне, и возникнет возможность организации против Российской империи коалиции наподобие той, которая была во время Крымской войны. Безусловно, подобная двуличность Андраши вызывала недовольство М.Н. Каткова, однако он рассчитывал на то, что «железный канцлер» Бисмарк сможет остудить горячие головы в Вене. Настойчивость Австрии в необходимости созыва конгресса для решения послевоенного устройства Балкан заставила Михаила Никифоровича задаться вопросом: «…Кому же, стало быть, она более союзник, нам или Англии?»12.

Однако наиболее опасной для национальных интересов Российской империи сотрудники консервативных изданий считали позицию Великобритании, в которой традиционно были сильны русофобские настроения. «Коварныйальбион», как нередко именовали Соединённое королевство в отечественной печати, в течение войны неоднократно выражал ноты протеста действиям русских армий и дипломатов, в качестве козыря в своих предупреждениях используя угрозу отправки флота к театру военных действий. Журналисты «Русского вестника», да и сам М.Н. Катков на страницах передовых статей «Московских ведомостей» обрушивались с критикой на британских коллег, обвиняя их в сознательном искажении поступавшей информации, в формировании в общественном мнении европейских государств образа России как агрессора.

Оценкам событий Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. в британской прессе посвящена кандидатская диссертация С.И. Косарева. На основе анализа материалов десяти британских изданий, в числе которых можно выделить «TheTimes», «MorningPost», «DailyTelegraph» и «DailyNews», автор пришёл к выводу, что журналисты, работавшие в них, оценивали российское самодержавие как отсталый политический режим, а помощь балканским народам преподносилась как экспансия России в собственных интересах. Большою популярностью в западной прессе пользовалась концепция «варваров у порога цивилизации», причём упор делался не только на российскую государственную систему, но и на общее неприятие россиянами европейских порядков13».<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ромашов Ю. В. Кризис идеи славянского единства в конце XIX — начале XX в. в российском обществе // Власть. 2013. № 2. С. 164.

2 Котов А.Э. «Царский путь» Михаила Каткова: идеология бюрократического национализма в политической публицистике 1860—1890-х годов. СПб.: Владимир Даль, 2016. С. 11.

3 Твардовская В.А. Идеология пореформенного самодержавия (М.Н. Катков и его издания). М.: Наука, 1978; Есин Б.И. История русской журналистики XIX века: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению и специальности «Журналистика». М.: Аспект Пресс, 2003.

4 Мещерский В.П. Мои воспоминания. М.: Захаров, 2001. С. 350.

5 Зиссерман А. Военно-исторические очерки // Русский вестник. 1877. № 128 (апрель). С. 644, 645.

6 Николаев Н.Ю. Восточный кризис и русско-турецкая война на страницах журнала «Вестник Европы» в 1875—1878 годах // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2011. № 1. С. 141.

7 Неклюдов В. Политические заметки // Русский вестник. 1877. № 128 (апрель). С. 856, 865.

8Военное обозрение // Русский вестник. 1877. № 129 (май). С. 423.

9 Тесля А.А. «Последний из «отцов»»: биография Ивана Аксакова. СПб.: Владимир Даль, 2015. С. 538.

10 Шульга В.В. Великий князь Александр Александрович в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. // Власть. 2009. № 1. С. 128.

11 Катков М.Н. Собрание передовых статей «Московских ведомостей» 1878 год. М.: Типография В.В. Чичерина, 1897. С. 4.

12 Там же. С. 41.

13 Косарев С.И. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. в оценках российской и английской периодической печати. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Брянск, 2012. С. 17.

Русско-турецкая война 1877-1878 годов

Русско-турецкая война 1877-1878 годов — вооруженный конфликт между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей — с другой. Была вызвана подъёмом национального самосознания на Балканах. Жестокость, с которой было подавлено Апрельское восстание в Болгарии, вызвала сочувствие к положению христиан Османской империи в Европе и особенно в России. Попытки мирными средствами улучшить положение христиан были сорваны упорным нежеланием турок идти на уступки Европе, и в апреле 1877 года Россия объявила Турции войну.

Война началась 12 апреля по юл.к. — 24 апреля, по новому стилю, 1877 года. В ходе боевых действий русской армии удалось, используя пассивность турок, провести успешное форсирование Дуная, захватить Шипкинский перевал и, после пятимесячной осады, принудить лучшую турецкую армию Осман-паши к капитуляции в Плевне. Последовавший рейд через Балканы, в ходе которого русская армия разбила последние турецкие части, заслонявшие дорогу на Константинополь, привёл к выходу Османской империи из войны. Завершился конфликт 19 февраля по юл.к — 3 марта, по новому стилю, 1878 года подписанием мирного договора в городе Сан-Стефано.  

На состоявшемся летом 1878 года Берлинском конгрессе был подписан Берлинский трактат, зафиксировавший возврат России южной части Бессарабии и присоединение Карса, Ардагана и Батума. Восстанавливалась государственность Болгарии как вассальное Княжество Болгария; увеличивались территории Сербии, Черногории и Румынии, а турецкая Босния и Герцеговина оккупировалась Австро-Венгрией.

Ход Русско-турецкой войны 1877-1878 годов

— 12 (24) апреля 1877 г. Александр II подписал манифест о начале войны в Турции.

— 12 (24) апреля 1877 г. Взятие русскими войсками русских крепостей на Дунае

— 12 (24) апреля 1877 г. Переход русских войск через русско-турецкую границу на Кавказе

— 18 (30) апреля 1877 г. Взятие Баязета

— 22 мая (4 июня) 1877 г. Установление блокады Карса

— 7-28 июня (20 июня — 11 июля) Оборона Баязета русским отрядом капитана Штоковича

— 15 (28) июня 1877 г. Переправа русской армии через Дунай у Зимницы

— 30 июня (13 июля) — 2 (15) июля 1877 г. Переход через Балканы передового отряда во главе с генералом И.В. Гурко

— 7 (20) июля 1877 г. Занятие Шипкинского перевала отрядом И.В. Гурко

— 20 июля (2 августа) — 31 августа (13 сентября) 1877 г. Неудачный штурм Плевны русскими войсками

— 12 (25) октября — 28 ноября (11 декабря) 1877 г. Блокада и взятие Плевны

— 6 (19) ноября 1877 г. Штурм Карса русскими войсками

— 28 (11 декабря) ноября 1877 г. Пленение гарнизона Плевны

— 13-19 декабря (26 декабря — 1 января 1878 г.) 1877 г. Переход через Балканы отряда И.В. Гурко

— 23 декабря (5 января 1878 г.) 1877 г. Занятие Софии войсками И.В. Гурко

— 23-27 декабря (5-9 января 1878 г.) 1877 г. Переход через Балканы отрядов Святополк-Мирского и Д.М. Скобелева

— 28 декабря (10 января 1878г.) 1877 г. Сражение у Шейново, Шипки и на Шипкинском перевале. Поражение турецкой армии

— 30 декабря (12 января 1878 г.)  1877 г. Установление блокады Эрзурума

— 31 декабря (13 января 1878 г.) 1877 — 3 января 1878 г. Наступление отрядов И.В. Гурко на Филиппополь и его взятие

— 8 (21) января 1878 г. Взятие Адрианополя русскими войсками

— 10 (23) февраля 1878 г. Взятие Эрзерума русскими войсками

— 12 (25) февраля 1878 г. Занятие Сан-Стефано русскими войсками

— 19 февраля (4 марта) 1878 г. Сан-Стефанский мирный договор России и Турции

— 1 (14) июля 1878 г. Берлинский трактат.

Участники Русско-турецкой войны 1877-1878 годов


3 марта 1878 года между Россией и Османской империей был подписан Сан-Стефанский мирный договор, завершивший русско-турецкую войну 1877-1878 годов. По этому договору Черногория, Сербия, Румыния и Болгария были признаны независимыми государствами. После нескольких столетий османского ига Болгария стала самым большим независимым государством на Балканах. Сан-Стефанский мирный договор имел судьбоносное значение для всех стран Балканского полуострова. Россия сыграла ключевую роль в освобождении народов Балкан.

7 января 1878 года началось сражение с турецкой армией при Шейново. Базировавшемуся в районе Шипкинского перевала 54-тысячному отряду генерала Федора Радецкого, имевшем в своем распоряжении 83 артиллерийских орудия, противостояла турецкая армия Вессель-паши. Османский отряд, численностью 35 тысяч человек и 108 орудий, блокировали выходы с перевала. Русская армия была разделена на три части, которые преодолели перевал с разных сторон, соединились и окружили турецкую армию, вынудив ее сдаться. В ходе битвы турки потеряли тысячу человек убитыми и ранеными, еще 22 тысячи сдались в плен. Потери русских войск составили пять тысяч человек. Легендарном генералу Михаилу Скобелеву битва добавила славы, а русскую армию приблизила к победоносному окончанию войны.

4 января 1878 года Русские войска освободили от турок столицу Болгарии, город Софию. В тот же день начали наступление войска Южного отряда генерала Федора Радецкого и в сражении при Шейново окружили и взяли в плен 30-тысячную армию Вессель-паши.  Активная поддержка русской армии народами Балкан и Закавказья укрепляла моральный дух русских войск, в составе которых действовали болгарское ополчение, армянская и грузинская милиция.

10 января 1878 года Одержана победа русских войск и болгарского ополчения над турецкой армией на балканском перевале Шипка. Оборона Шипки стала одним из ключевых и известных эпизодов в русско-турецкой войны 1877-1878 годов. С августе 1877 года русские войска на перевале Шипка отражали атаки турецких войск удерживая высоту до перехода русской армии в наступление.

Связанные статьи

Связанные новости и события

  • 03.03.1878

    Между Россией и Османской империей подписан Сан-Стефанский мирный договор

    Между Россией и Османской империей 3 марта 1878 года был подписан Сан-Стефанский мирный договор, завершивший русско-турецкую войну 1877-1878 годов. По этому договору Черногория, Сербия, Румыния и Болгария были признаны независимыми государствами. После нескольких столетий османского ига Болгария стала самым большим независимым государством на Балканах. Сан-Стефанский мирный договор имел судьбоносное значение для всех стран Балканского полуострова. Россия сыграла ключевую роль в освобождении народов Балкан.

  • 25.01.1878

    Впервые морской корабль потоплен торпедой

    Во время Русско-турецкой войны в ночь на 25 января 1878 года лейтенант Степан Осипович Макаров отправился в поход на Батум. Русские катера «Чесма» и «Синоп» под его командованием, преодолев сильный артиллерийский огонь противника, подошли на 60 метров к ближайшему турецкому сторожевому пароходу, стоящему на рейде, и выпустили по нему две самодвижущиеся мины-торпеды.

    Читать дальше

  • 10.01.1878

    Русские войска разгромили турецкую армию под Шипкой

    Победа русских войск и болгарского ополчения над турецкой армией на балканском перевале Шипка была одержана 10 января 1878 года. Оборона Шипки стала одним из ключевых и наиболее известных эпизодов в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Благодаря этой победе Россия открыла кратчайший путь к Адрианополю и Константинополю, что поставило Турцию в катастрофическое положение и сделало невозможным продолжать войну.

    Читать дальше

  • 07.01.1878

    Произошло сражение при Шейново в ходе Русско-турецкой войны

    Сражение войск Российской Империи с турецкой армией при болгарском селе Шейново в ходе русско-турецкой воны началось 7 января 1878 года. Базировавшемуся в районе Шипкинского перевала 54-тысячному отряду генерала Федора Радецкого, имевшем в своем распоряжении 83 артиллерийских орудия, противостояла турецкая армия Вессель-паши. Османский отряд, численностью 35 000 человек и 108 орудий, блокировали выходы с перевала. Русская армия была разделена на три части, которые преодолели перевал с разных сторон, соединились и окружили османскую армию, вынудив ее сдаться. В ходе битвы турки потеряли тысячу человек убитыми и ранеными, еще 22 тысячи сдались в плен. Потери русских войск составили пять тысяч человек. Легендарном генералу Михаилу Скобелеву битва добавила славы, а русские войска одержали стратегически важную победу и приблизились к победоносному окончанию войны.

  • 04.01.1878

    Русские войска освободили Софию от турецкого владычества

    Русские войска 4 января 1878 года освободили от турок столицу Болгарии, город Софию. В тот же день начали наступление войска Южного отряда генерала Федора Радецкого и в сражении при Шейново окружили и взяли в плен 30-тысячную армию Вессель-паши. Активная поддержка русской армии народами Балкан и Закавказья укрепляла моральный дух русских войск, в составе которых действовали болгарское ополчение, армянская и грузинская милиция.

    Читать дальше

  • 10. 07.1877

    Завершилась оборона крепости Баязет в ходе Русско-Турецкой войны

    Героическая оборона крепости Баязет русскими войсками завершилась 10 июля 1877 года. Во время осады бойцы гарнизона были доведены до крайней степени изнурения, которая требовала длительного гигиенического лечения. Это событие стало одним из героических эпизодов русско-турецкой войны и имело важное как стратегическое, так и моральное значение.

    Читать дальше

  • 24.04.1877

    Началась русско-турецкая война 1877-1878 годов

    Война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей — с другой, была вызвана подъемом национального самосознания на Балканах. Жестокость, с которой было подавлено Апрельское восстание в Болгарии, вызвала сочувствие к положению христиан Османской империи в Европе и особенно в России. Попытки мирными средствами улучшить положение христиан были сорваны упорным нежеланием турок идти на уступки, и 24 апреля 1877 года Россия объявила Турции войну.

    Читать дальше

  • 19.04.1783

    Издан Манифест о присоединении Крыма к России

    Императрица Екатерина II подписала Высочайший манифест 19 апреля 1783 года «О принятии Крымского полуострова, острова Тамана и всея Кубанской стороны под державу Российскую». Сам Манифест был подготовлен князем Потемкиным. В документе крымским жителям обещалось «свято и непоколебимо за себя и преемников престола содержать в равне с нашими, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру». В борьбе за Крымский полуостров на протяжении долгих лет главным соперником России была Турция. Она держала его в вассальной зависимости.

    Читать дальше

Категории Армия, Силовые ведомства, Война, История, Общество, Политика

Регионы Россия, Страны Мира, Турция

Теги #конфликт

справочная информация

ЗАКРЫТЬ X

  • Категории Армия, Силовые ведомства, Война, История, Общество, Политика

    Регионы Россия, Страны Мира, Турция

    Теги #конфликт

Русско-турецкая война 1877–1878.

Ликбез. Общественные итоги — VATNIKSTAN

Вой­ны, кро­ме непо­сред­ствен­ных дипло­ма­ти­че­ских ито­гов с пере­де­лом гра­ниц, выпла­той кон­три­бу­ций, ростом или поте­рей вли­я­ния на дру­гие госу­дар­ства, неред­ко вле­кут за собой и внут­ри­по­ли­ти­че­ские послед­ствия. Поэто­му обзор дипло­ма­ти­че­ских ито­гов рус­ско-турец­кой вой­ны 1877–1878 годов будет непо­лон, если мы не раз­бе­рём, что она озна­ча­ла для рус­ско­го общества.


Вопрос о неза­ви­си­мо­сти и само­опре­де­ле­нии бал­кан­ских сла­вян дав­но инте­ре­со­вал обще­ствен­ность Рос­сий­ской импе­рии, кото­рая пре­тен­до­ва­ла на титул объ­еди­ни­те­ля всех сла­вян­ских наро­дов, а импе­ра­то­ры зача­стую про­воз­гла­ша­ли себя защит­ни­ка­ми сла­вян­ско­го мира. Апрель­ское вос­ста­ние 1876 года в Бол­га­рии взбу­до­ра­жи­ло обще­ство, и здесь инте­ре­сы госу­дар­ства сов­па­да­ли с инте­ре­са­ми насе­ле­ния. Впер­вые все обра­зо­ван­ные слои жаж­да­ли осво­бо­ди­тель­ной вой­ны с Турцией.

Кон­сер­ва­то­ры счи­та­ли, что это уси­лит импе­ра­тор­скую власть. Либе­ра­лы рас­счи­ты­ва­ли на рост осво­бо­ди­тель­ных дви­же­ний в Рос­сии, дей­ствия кото­рых при­ве­дут стра­ну к кон­сти­ту­ции. Рево­лю­ци­о­не­ры-народ­ни­ки вос­при­ни­ма­ли борь­бу сла­вян на Бал­ка­нах при­зна­ком «соци­аль­но-рево­лю­ци­он­ной борь­бы» и пола­га­ли, что вой­на ожи­вит поли­ти­че­ское само­со­зна­ние нации и при­ве­дёт к кру­ше­нию цариз­ма в империи.

Обще­ство тре­бо­ва­ло, что­бы Алек­сандр II решил­ся на вой­ну с тур­ка­ми, кото­рые звер­ски уни­что­жа­ли сла­вян­ских бра­тьев, а так­же пере­стал ори­ен­ти­ро­вать­ся на Авст­ро-Вен­грию — одну из глав­ных опор угне­те­ния сла­вян­ских народов.

Тем не менее, импе­ра­тор и его окру­же­ние хоте­ли отсро­чить вой­ну. Министр ино­стран­ных дел Алек­сандр Гор­ча­ков и министр финан­сов Миха­ил Рей­терн счи­та­ли, что Рос­сия пока не гото­ва к воен­ным дей­стви­ям, так как она не окон­ча­тель­но завер­ши­ла модер­ни­за­цию воен­ной систе­мы, а Чер­но­мор­ский флот был не так укреп­лён, как того тре­бо­ва­лось. Одна­ко при дво­ре сфор­ми­ро­ва­лась «пар­тия вой­ны», при­вер­жен­ца­ми кото­рой были посол в Кон­стан­ти­но­по­ле Нико­лай Игна­тьев, наслед­ник пре­сто­ла Алек­сандр Алек­сан­дро­вич, вели­кий князь Кон­стан­тин Нико­ла­е­вич. Так­же к ним при­мкнул воен­ный министр Дмит­рий Милю­тин. Он заявлял:

«Нам нужен мир, но мир не во что бы то ни ста­ло, а мир почёт­ный, хотя бы его и при­шлось добы­вать войной».

Дмит­рий Милютин

Из днев­ни­ко­вых запи­сей Милю­ти­на вид­но, что министр счи­тал пози­цию дипло­ма­тов в июне 1876 года слиш­ком пас­сив­ной, пола­гая, что Рос­сии пора при­нять меры. Одна­ко ему виде­лись и воз­мож­ные буду­щие труд­но­сти на этом пути:

«Ни одна из пяти дер­жав не дума­ет ни в каком слу­чае взять­ся за ору­жие; мно­гие из них толь­ко того и хотят, что­бы Рос­сия одна втя­ну­лась в небла­го­дар­ную борь­бу с полу­вар­вар­ским госу­дар­ством; в слу­чае успе­ха ей не дадут вос­поль­зо­вать­ся пло­да­ми, а меж­ду тем она сде­ла­ет­ся на извест­ное вре­мя неспо­соб­ной вме­ши­вать­ся в дела Европы».

Канц­лер Гор­ча­ков так­же счи­тал, что Авст­ро-Вен­грия и Гер­ма­ния рас­счи­ты­ва­ют втя­нуть Рос­сию в круп­ную вой­ну с Тур­ци­ей, где она поте­ря­ет мно­же­ство ресур­сов, и гер­ман­ские госу­дар­ства смо­гут тем самым упро­чить своё вли­я­ние на Бал­ка­нах. Он пола­гал, что Рос­сий­ской импе­рии необ­хо­ди­мо избе­жать вой­ны и остать­ся в согла­сии с осталь­ной Евро­пой по восточ­но­му вопросу.

А вот опять мне­ние воен­но­го министра:

«Даже преж­ние пес­си­ми­сты, сомне­вав­ши­е­ся в суще­ство­ва­нии рус­ской армии после всех реформ послед­них 10–15 лет, долж­ны были успо­ко­ить­ся. В осо­бен­но­сти заме­ча­те­лен был бод­рый, сме­лый вид тепе­реш­не­го сол­да­та срав­ни­тель­но с преж­ним, заби­тым, запу­ган­ным стра­даль­цем. Госу­дарь после каж­до­го смот­ра соби­рал вокруг себя офи­це­ров, гово­рил им несколь­ко слов, на кото­рые они отве­ча­ли взры­вом вос­тор­жен­ных „ура!“».

Нико­лай Игна­тьев, посол, заклю­чив­ший Сан-Сте­фан­ский мир­ный дого­вор 1878 года, до нача­ла вой­ны высту­пал за актив­ную внеш­нюю поли­ти­ку на Восто­ке и счи­тал, что Тур­ция не выдер­жит мощ­но­го уда­ра рос­сий­ском армии. Он же пола­гал, что в Кон­стан­ти­но­по­ле не может быть ино­го пра­ви­те­ля, кро­ме рос­сий­ско­го императора:

«Мы ни в каком слу­чае не можем допу­стить в Царь­гра­де госу­да­ря иноверного».

Нико­лай Игнатьев

Либе­раль­но-кон­сер­ва­тив­ная обще­ствен­ность вся­че­ски под­тал­ки­ва­ла пра­ви­тель­ство к дей­стви­ям. Широ­кие бла­го­тво­ри­тель­ные акции, в свя­зи с бол­гар­ским и серб­ским сопро­тив­ле­ни­ем, устра­и­ва­лись по всей Рос­сии. Круж­ки для сбо­ров были уста­нов­ле­ны в церк­вях, на желез­но­до­рож­ных стан­ци­ях, в теат­рах и мага­зи­нах. Устра­и­ва­лись бла­го­тво­ри­тель­ные вече­ра, где высту­па­ли обще­ствен­ные дея­те­ли, к мне­нию кото­рых при­слу­ши­ва­лась мас­са населения.

На Бал­ка­ны отправ­ля­лись тыся­чи доб­ро­воль­цев, гото­вых участ­во­вать в войне за осво­бож­де­ние сла­вян­ских бра­тьев. Так, в июне 1876 года отстав­ной гене­рал Миха­ил Чер­ня­ев воз­гла­вил серб­скую армию. Кста­ти, этот же гене­рал был вла­дель­цем доволь­но кон­сер­ва­тив­но­го печат­но­го орга­на «Рус­ский мир» и был соли­да­рен по мно­гим вопро­сам со сла­вя­но­фи­ла­ми. Ему, как и сла­вя­но­фи­лам, был чужд бюро­кра­тизм и ино­зем­щи­на, а в част­но­сти, и воен­ные рефор­мы Дмит­рия Милютина.

Конеч­но, одни­ми из глав­ных идей­ных вдох­но­ви­те­лей вой­ны про­тив тур­ков ока­за­лись сла­вя­но­фи­лы. Иван Акса­ков, пред­се­да­тель Сла­вян­ско­го коми­те­та, писал:

«Вой­ну ведёт поми­мо пра­ви­тель­ства сам рус­ский народ».

Поми­мо Чер­ня­е­ва, доб­ро­воль­ца­ми ста­ли мно­гие вид­ные дея­те­ли обще­ства. К при­ме­ру, на вой­ну отпра­ви­лись вра­чи Скли­фо­сов­ский, Пиро­гов и Бот­кин, писа­те­ли Гар­шин и Успен­ский, худож­ни­ки Поле­нов и Маков­ский, рево­лю­ци­о­не­ры Крав­чин­ский, Кор­ба, Кле­менц и Сажин. Льва Тол­сто­го едва уда­лось отго­во­рить от подоб­но­го же начи­на­ния. Вооб­ще при­ме­ча­тель­но, что мно­гие из куль­тур­ной сре­ды пред­ве­ща­ли вой­ну как «осво­бо­ди­тель­ную» и были гото­вы к её нача­лу. Писатель-«западник» Иван Тур­ге­нев в романе «Нака­нуне» вос­пел геро­и­че­ско­го бол­га­ри­на Инса­ро­ва — рево­лю­ци­о­не­ра и бор­ца за осво­бож­де­ние сво­ей роди­ны. Бол­гар­ский поэт Иван Вазов в нояб­ре 1876 года писал:

«По всей Бол­га­рии сейчас
Одно лишь сло­во есть у нас,
И стон один, и клич: Россия!»

Штаб 12-го кор­пу­са в Бол­га­рии. Худож­ник Павел Кова­лев­ский. 1878 год

Не всё обще­ство в Рос­сии при­вет­ство­ва­ло воен­ные дей­ствия про­тив Осман­ской импе­рии. Об этом сви­де­тель­ству­ют мему­а­ры Ели­за­ве­ты Сали­ас де Тур­не­мир, кото­рая писа­ла под псев­до­ни­мом Евге­ния Тур «Вос­по­ми­на­ния о войне 1877–1878 гг.». При­ве­дём отры­вок из её мемуаров:

«В апре­ле меся­це 1877 года, после тре­вож­ной зимы, в про­дол­же­ние кото­рой вся почти Москва вол­но­ва­лась, тре­буя вой­ны за осво­бож­де­ние бол­гар, вой­на, нако­нец, была реше­на. Я не раз­де­ля­ла обще­го настро­е­ния, напро­тив того, я совер­шен­но враж­деб­но отно­си­лась к страст­но­му настро­е­нию всей сла­вя­но­филь­ской пар­тии и боль­шин­ства пуб­ли­ки, увлёк­шей­ся мыс­лию, одни о вос­со­зда­нии един­ства „сла­вян­ско­го“, дру­гие чисто рели­ги­оз­ною мыс­лию об осво­бож­де­нии „еди­но­вер­цев“ хри­сти­ан от ига турец­ко­го, басур­ман­ско­го, как гово­ри­ли в про­стом народе».

По мне­нию Евге­нии Тур, вой­на мог­ла при­ве­сти Рос­сию к изо­ля­ции. Она счи­та­ла, что сто­ит боль­шее вни­ма­ние уде­лять внут­рен­ней поли­ти­ке импе­рии, а не внеш­ней. Кро­ме Евге­нии Тур, про­тив­ни­ка­ми вой­ны были и дру­гие вид­ные дея­те­ли. К при­ме­ру, рус­ский исто­рик, социо­лог, пси­хо­лог и пуб­ли­цист Кон­стан­тин Каве­лин, кото­рый в пись­ме к обще­ствен­но­му дея­те­лю Кон­стан­ти­ну Гро­ту ука­зы­вал на про­бле­мы внут­ри Рос­сии, кото­рые не реше­ны к нача­лу войны.

Писа­тель Кон­стан­тин Ста­ню­ко­вич так­же пред­по­ла­гал, что преж­де­вре­мен­ная вой­на при­ве­дёт Рос­сию к боль­ше­му кри­зи­су и был осто­ро­жен в выска­зы­ва­ни­ях. В про­из­ве­де­нии «В мут­ной воде» он обли­чи­тель­но пока­зал, как в вос­тор­жен­ном Петер­бур­ге люди порой не заме­ча­ли, как близ­кие теря­ли сво­их род­ных на око­пах близ Шип­ки или Плевны.

Ата­ка Зелё­ных гор вой­ска­ми гене­рал-май­о­ра Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Ско­бе­ле­ва в 1877 году. Худож­ник Нико­лай Дмит­ри­ев-Орен­бург­ский. 1883 год

Послед­ствия вой­ны оста­ви­ли отпе­ча­ток на всей обще­ствен­ной мыс­ли Рос­сий­ской импе­рии. Выяви­лось мно­же­ство поро­ков управ­ле­ния в армии, даже во внут­рен­них рефор­мах люди уви­де­ли неза­вер­шен­ность, а из-за это­го и бое­спо­соб­ность армии была подорвана.

«На Шип­ке всё спо­кой­но» — одна из самых ярких работ худож­ни­ка Васи­лия Вере­ща­ги­на, эта кар­ти­на ярко опи­сы­ва­ют всю неор­га­ни­зо­ван­ность армии, став­шую след­стви­ем циниз­ма её выс­ше­го руко­вод­ства. Эти­ми сло­ва­ми — «На Шип­ке всё спо­кой­но» — докла­ды­вал началь­ству гене­рал Фёдор Радец­кий, когда на самом деле на Шип­кин­ском пере­ва­ле замер­за­ли и голо­да­ли сот­ни сол­дат и доб­ро­воль­цев, кото­рым не хва­та­ло при­па­сов, еды и обмундирования.

Мно­гие слои обще­ства ста­ли кри­ти­ко­вать власт­ный режим, кото­рый поз­во­лил евро­пей­ским монар­хам раз­де­лить то, что было добы­то кро­вью рус­ско­го сол­да­та. Либе­ра­лы про­те­сто­ва­ли: поче­му на рус­ских шты­ках в Бол­га­рию при­не­се­на кон­сти­ту­ция, а меж­ду тем царь не реша­ет­ся даро­вать кон­сти­ту­цию самой Рос­сии? По сло­вам извест­но­го либе­ра­ла Ива­на Пет­рун­ке­ви­ча, рос­си­яне «вче­раш­них рабов сде­ла­ли граж­да­на­ми, а сами вер­ну­лись домой по-преж­не­му рабами».

Опыт загра­нич­ных похо­дов 1812 года слов­но повто­рял­ся. По сви­де­тель­ству Алек­сандра Кор­ни­ло­ва, позор­ный для Рос­сии исход Бер­лин­ско­го кон­грес­са «вме­сте с тем спо­со­бом веде­ния вой­ны, кото­рый обу­сло­вил ряд неудач, а так­же и воров­ством, кото­рое обна­ру­жи­лось и на этот раз при постав­ке при­па­сов… всё это созда­ло чрез­вы­чай­ное него­до­ва­ние и обостре­ние настро­е­ния в широ­ких кру­гах рус­ско­го общества».

На Шип­ке всё спо­кой­но. Три­птих. Худож­ник Васи­лий Вере­ща­гин. 1878–1879 годы

Сто­ит отме­тить, что своё недо­воль­ство пока­зы­ва­ли не толь­ко рево­лю­ци­он­но настро­ен­ные слои обще­ства, но даже кон­сер­ва­тив­ные кру­ги со сла­вя­но­фи­ла­ми во гла­ве. Иван Акса­ков в пуб­лич­ном выступ­ле­нии на засе­да­нии «Сла­вян­ско­го обще­ства» обру­шил­ся на уни­зи­тель­ное пове­де­ние рос­сий­ских дипло­ма­тов в Бер­лине, он дерз­нул даже под­верг­нуть рез­кой кри­ти­ке само­дер­жав­ную власть «за без­за­ко­ние и неправ­ду» (за что, невзи­рая на почтен­ный воз­раст и заслу­ги, был выслан импе­ра­то­ром из Москвы).

Обы­ден­ный вопрос для каж­до­го обще­ства, потря­сён­но­го и не пони­ма­ю­ще­го, как побе­да так лег­ко мог­ла ускольз­нуть: «Кто вино­ват?». При­чин мно­же­ство: гру­бые ошиб­ки коман­до­ва­ния, ковар­ство союз­ни­ков, неза­вер­шен­ность реформ и так далее.

Тем не менее, вой­на пока­за­ла и мно­же­ство поло­жи­тель­ных черт харак­те­ра рядо­вых рус­ских сол­дат, кото­рые с храб­ро­стью вое­ва­ли и отста­и­ва­ли неза­ви­си­мость сла­вян­ских наро­дов. Так­же и сре­ди гене­ра­лов появи­лись насто­я­щие герои, такие как Ско­бе­лев или Гур­ко. Извлёк ли цар­ский режим уро­ки из дипло­ма­ти­че­ско­го пора­же­ния в Бер­лине, ска­зать слож­но, так как будут ещё вой­ны и вслед за ними такие же про­бле­мы. Но если бы не помощь Рос­сий­ской импе­рии, кто зна­ет, когда бал­кан­ские госу­дар­ства смог­ли бы обре­сти независимость.


Поделиться

5 фактов об освобождении Балкан – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 7 мин.

100%

+

Код для вставки

Код скопирован

19 января 1878 года в турецком городе Адрианополе Османская империя подписала предварительные условия мира, продиктованные Россией, которая одержала ряд блистательных побед — при Плевне, Шейново и под Филиппополем (ныне болгарский город Пловдив). Военные уступили место дипломатам.

 

Александр II не желал войны с Турцией

Александр II

 

Парижский мирный договор, заключенный по итогам неудачной для России Крымской войны 1853–56 годов, обязывал Османскую империю предоставить христианам на Балканах равные права с мусульманами.

Однако правители Высокой Порты не смогли исполнить этот важный пункт соглашения: наместники провинций и мусульманское большинство расценили фирман о защите христианского населения как ущемление своих прав. Начались погромы с разрушением христианских храмов и монастырей.

В ответ в 1875 году вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине, в 1876-м — в Болгарии, а потом Сербия и Черногория объявили войну Турции. Но Османская империя нанесла им несколько поражений, заставив Сербию обратиться за помощью к европейским странам, в том числе и к России.

Перспектива активного вмешательства в балканский конфликт поначалу была воспринята в России скептически.

В беседе с военным министром генералом Дмитрием Милютиным Александр II сказал: «Я не менее других сочувствую несчастным христианам Турции, но я ставлю выше всего интересы самой России», дав понять собеседнику, что сильно сомневается, стоит ли подвергать империю всем рискам большой войны.

Но когда в газетах появились известия о зверском подавлении болгарского восстания башибузуками – а там были десятки тысяч жертв – российское общественное мнение резко консолидировалось: и западники, и славянофилы призывали вступиться за болгар. И игнорировать его император уже не мог.

Поэтому, когда 24 апреля 1877 года Константинополь отклонил мирные предложения России, Великобритании, Германии, Франции и Австро-Венгрии о «демократизации» султанского режима на Балканах, заносчиво заявив, что не допустит вмешательства во внутренние дела Турции, русский император в тот же день объявил Турции войну.

В своем манифесте Александр II подчеркнул, что «исчерпав до конца миролюбие наше, Мы вынуждены высокомерным упорством Порты приступить к действиям более решительным».

 

Добиться победы помогла реформа армии

Эта война стала серьезным экзаменом для российской армии, впервые сформированной на основе всеобщей воинской обязанности. Благодаря военной реформе генерала Дмитрия Милютина, проведенной в 60-70-х годах ХIХ века, удалось в мирное время сократить численность армии на 40% и при этом получить хорошо подготовленные военные резервы на случай войны.

К началу военной кампании под ружьем было более миллиона человек, что позволило в ходе войны быстро формировать и перебрасывать в действующую армию свежие части.

В ходе реформы был создан Главный штаб и введено деление на военные округа, что серьезно улучшило управление войсками. А сеть юнкерских училищ, куда принимались представители всех сословий, качественно улучшила подготовку офицерских кадров – слабое место русской армии с николаевских времен.

Пехоту перевооружили: гладкоствольные ружья сменили нарезные винтовки системы Крнка и Бердана, которые были гораздо легче, заряжались быстрее и позволяли вести стрельбу на большем расстоянии.

Все это позволило русской армии вести наступательные бои сразу на двух фронтах – Балканском и Закавказском, удерживая стратегическую инициативу с первых до последних дней кампании.

 

Первую в истории успешную торпедную атаку провели русские моряки

Пароход „Великий князь Константин“ и его минные катера в море (гравюра Э. Даммюллера)

Несмотря на то, что Черноморский флот России к началу войны многократно уступал турецкому, российские офицеры и матросы с самых первых дней напомнили, что они — наследники боевой славы адмиралов Ушакова и Нахимова.

Пассажирский пароход «Великий князь Константин», переоборудованный в минный транспорт, уничтожил несколько турецких торговых судов, перевозил войска с обозами, раненых, продовольствие, фураж и сопровождал невооруженные шхуны и пароходы.

Но прославился он своими минными операциями под командованием известного в будущем адмирала, а тогда лейтенанта Степана Макарова. Смелый командир неоднократно атаковал турецкие корабли, в том числе и броненосцы, катерами, спускаемыми с «Великого князя Константина».

Кроме того Макаров вооружил корабль четырьмя новейшими британскими самодвижущимися торпедами Уайтхеда.

25 января 1878 года на рейде Батума «Великий князь Константин» спустил на воду катера «Чесма» и «Синоп», которые приблизившись на расстояние 70 метров к турецкой канонерской лодке Intibah, выпустили по такой торпеде. Обе они взорвались одновременно, потопив вражеский корабль с большей частью экипажа. А русские же моряки благополучно вернулись на свою базу.

 

Интеллигенты-добровольцы пошли освобождать братьев славян

Врачи и медсестры полевого лазарета русского Красного креста, ноябрь 1877

Благородная цель помощи болгарским и сербским «братушкам», вызвала небывалый приток в армию добровольцев. Известные врачи Николай Пирогов и Николай Склифософский стали полевыми хирургами, а Сергей Боткин — лейб-медиком при императорской ставке. Они внесли громадный вклад в развитие военно-полевой медицины и спасли тысячи жизней.

Писатель Всеволод Гаршин (автор популярных коротких рассказов и детских сказок, в том числе знаменитой «Лягушки-путешественницы») прервал учебу в Горном институте и поступил вольноопределяющимся в 138-й Болховский пехотный полк. Он участвовал в боях, получил ранение в ногу, за отличия после войны был произведен в офицерский чин.

Добровольцем пошел на войну и его коллега, будущий автор знаменитой книги «Москва и москвичи», Владимир Гиляровский. Он служил на Кавказе в 161-м Александропольском полку и за доблесть в боях был награжден знаком отличия военного ордена святого Георгия IV степени и медалью «За русско-турецкую войну 1877 — 1878».

Художник-баталист Василий Верещагин получил тяжелое ранение ноги во время атаки миноносца «Шутка» на турецкий пароход. Потом он участвовал во многих сражениях и создал серию известных полотен, которые стали свидетельством ужасов войны и мужества русских солдат: «На Шипке все спокойно», «Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой», «После атаки. Перевязочный пункт под Плевной», «Побежденные. Панихида по павшим воинам» и других.

Рвался на войну даже 58-летний Иван Тургенев, признававшийся, что лишь возраст не позволяет ему быть в рядах действующей армии. А ветеран Крымской кампании Лев Толстой, который в апреле 1877 года закончил «Анну Каренину», в конце романа направил его главного героя Алексея Вронского добровольцем на Балканскую войну.

 

Александр III предпочитал решать все вопросы мирно

Молодой император Александр III в гусарском мундире

Этот царь еще при жизни удостоился звания «Миротворца» – в его царствие мощь отечественных армии и флота укреплялась, но российской крови на полях сражений не проливалось.

Еще цесаревичем 32-летний наследник престола приобрел боевой опыт именно на войне с турками, командуя Восточным (Рущукским) отрядом Дунайской армии.

После одного жестокого боя, стоившего отряду потери 53 офицеров и 1248 солдат, Александр писал жене: «Вчера провел я ужасный день и никогда его не забуду».

При этом он сумел сохранить хладнокровие духа и ясность ума, даже когда стали приходить тревожные донесения о том, что турки прорвали русские позиции и двигаются 100-тысячной армией прямо на штаб Рущукского отряда. Офицеры настойчиво уговаривали цесаревича уехать в тыл. Но он отказался, потребовав внимательно перепроверить полученные сведения, разослав по всем направлениям разведдозоры. И оказался прав: панику сеяла банда черкесов, грабившая тыловые части.

Вскоре подошло подкрепление. Солдаты запалили множество костров, которые ввели турок в заблуждение — те сочли, что перед ними сильный противник и решили дожидаться утра. А тем временем войска Рущукского отряда незаметно совершили сложный фланговый маневр, который немецкий фельдмаршал Хельмут фон Мольтке признал одной из лучших тактических операций ХIХ века.

А вскоре, в сентябре 1877 года, под местечком Чаиркой произошел бой, в котором войска наследника русского престола одержали серьезную победу. После этого генерала Мехмета-Али отстранили от командования, а его преемник Сулейман-паша приказал отступать.

За руководство войсками в этом бою будущий император был награжден орденом святого Владимира первой степени. Его Рущукский отряд с блеском выполнил поставленную задачу: не дал противнику нанести фланговый удар по основным русским силам.

 

России пришлось выбирать между Сербией и Болгарией

Болгарский царь Фердинанд

После войны отношения бывших союзников – сербов и болгар — испортились. Причиной стал старый территориальный спор между двумя славянскими народами, еще с IХ века время от времени приводивший их к вооруженным конфликтам.

В 1885 году после объединения Болгарии с автономной турецкой провинцией Восточная Румелия начался Болгарский кризис, затрагивавший интересы всех ведущих европейских держав.

14 ноября сербский король Мидан Обренович объявил Болгарии войну. Россия отозвала офицеров, служивших в болгарской армии. Но когда Австро-Венгрия пригрозила вступить в войну, если болгары не прекратят боевые действия, Петербург дал понять, что в таком случае тоже не останется в стороне.

Австро-Венгрия, Германия, Турция и Россия снова оказались на грани войны. И хотя в феврале 1886 года в Бухаресте был подписан мирный договор, по которому все стороны конфликта остались при своем, Союз трех императоров распался.

В конце концов, летом 1913 года болгары опять напали на сербов, не желая делить с ними совместно завоеванные турецкие территории. Но в итоге не только потерпели поражение, но и лишились части земель, которые у них под шумок отняли те же турки.

Личность болгарского царя Фердинанда I, который 22 сентября 1908 года провозгласил независимость Болгарии от Османской империи, надолго предопределила внешнеполитический курс нового государства, которое в двух мировых войнах выступило на стороне противников России.

Сербы напротив выбрали пророссийскую ориентацию, что, как известно, привело к началу Первой мировой войны и активным боевым действиям против нацистов во время Второй мировой в оккупированной Югославии, которую советские войска освобождали плечом к плечу с партизанами Иосипа Броз Тито.

Впрочем, симпатии простых болгар тоже всегда были на стороне России. Это не позволило властям использовать своих солдат на Восточном фронте.

И до сих пор во время Великого входа на Литургии верных в болгарских православных храмах поминают Александра II и всех русских солдат и офицеров, погибших за освобождение страны в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов.

 

На заставке фрагмент фото: С. Верещагин. Два ястреба. Башибузуки. 1878-1879

Журнал Международная жизнь — Приобщение к подвигу: забытые образы русско-турецкой войны 1877-1878 годов

Лейтенанты Шестаков и Дубасов, подорвавшие монитор «Сельфи» в Мачинском рукаве реки Дунай, 14-15 июня 1877 года. Первые кавалеры Георгиевского креста в Русско-турецкой войне, июнь 1877 года.

В Москве на площадке Фотоцентра на Гоголевском бульваре открылась выставка «Забытые фотографии русско-турецкой войны», приуроченная к Национальному празднику Болгарии – Дню Освобождения от османского владычества, который приходится на 3 марта. В открытии экспозиции  приняли участие Чрезвычайный и Полномочный Посол Болгарии в России Бойко Коцев, директор Фотоцентра Вячеслав Никифоров, ветеран дипломатической службы, Посол СССР в Болгарии в 1988-1991 годах, президент Общественной организации «Союз друзей Болгарии» Виктор Шарапов, сотрудники Болгарского культурного центра, представители СМИ.

Русско-турецкая война (так в России принято называть освободительную для народов  Юго-Восточной Европы военную компанию 1877-1878 годов) была успешной для русской армии, но весьма сложной для русской дипломатии. Она вписала в историю имена генералов Михаила Скобелева, Иосифа Ромейко-Гурко, Николая Столетова, главнокомандующего великого князя Николая Николаевича Старшего.

Сегодня в России война 1877-1878 годов представляется в виде зримых образов – картин Василия Верещагина, тяжело раненного на поле боя в июле 1877 года, но дописавшего в 1878-м цикл масштабных полотен о войне, гравюр и рисунков с фотографий, публиковавшихся в русских газетах и журналах. Память о той же войне осталась в виде монумента-часовни «Гренадерам, павшим под Плевной» архитектора и скульптора В.Шервуда в Москве (открыт спустя десять лет, в 1887 году), чудом уцелевшего в ХХ веке; в виде фотографий старого памятника М.Скобелеву, снесенного в 1918 году, и в виде официальных постановлений о воздвижении нового памятника легендарному генералу рядом с монументом героям Плевны. Старшее поколение хорошо помнит и советско-болгарский фильм «Герои Шипки», снятый известным режиссером Сергеем Васильевым в 1954 году.

В соответствии с традицией, начало которой было положено в годы Крымской войны, события на Балканах активно документировались в фотографии, причем с обеих сторон. В работах русских мастеров  запечатлены события и лица тех, благодаря кому Болгария была провозглашена независимым государством.

В работах мастеров фотографии запечатлены события и лица тех, благодаря кому Болгария получила независимость.

С приветственным словом к гостям и участникам обратился директор Фотоцентра Валерий Никифоров. «Трудно переоценить значение этой выставки в современных условиях, когда перед Россией снова замаячила угроза военного конфликта на южных рубежах, — сказал он. – Россия воевала с Турцией за выход в Черное море  в общей сложности шестьдесят девять лет. Точка в этом затянувшемся противостоянии была поставлена на Шипке и при Плевне. Мы видим, как современная Турция в лице ее нынешнего президента Реджепа Эрдогана, забыв уроки истории, проводит безответственную политику нагнетания угрозы в Причерноморском регионе, опираясь на идеи пантюркизма и неоосманизма. Работы, представленные на выставке, служат наглядным предостережением  от подобных попыток, призывают к мирной, взвешенной политике, свободной  от авантюризма».

«Работы, представленные на выставке, служат наглядным предостережением от политических авантюр и забвения уроков истории» (Валерий Никифоров)

По словам В.Никифорова, когда болгарские коллеги обратились к нему с просьбой организовать эту выставку в Москве, у него не было колебаний: «Скажу честно: когда мы увидели результаты поисков наших коллег, у нас перехватило дух. Проделана огромная работа, которая будет интересна всем, — и обычным зрителям, и специалистам».

«У наших современников традиции отечественной военной фотографии ассоциируются в первую очередь с событиями Великой Отечественной войны, — сказал известный историк фотографии, куратор выставочного проекта Евгений Березнер.- Выставка помогает  приобщиться к истокам этой традиции, заложенным в ХIX веке, узнать малоизвестные страницы истории фотографического искусства».

Чрезвычайный и Полномочный Посол Болгарии в России Бойко Коцев подчеркнул, что работы, представленные на выставке, служат ценным источником для изучения давних событий и  документальным свидетельством неразрывных исторических и культурных связей наших народов, насчитывающих уже  четырнадцать веков. По его словам, решение о вступлении в конфликт с Османской империей далось императору нелегко. «12(24 апреля) 1877 года в Кишиневе был зачитан Манифест об объявлении войны Турции. Болгария помнит о помощи, которую оказала ей Россия, — сказал дипломат.- Священной реликвией нашего народа остается Самарское знамя, вышитое монахинями Иверского женского монастыря, и врученное болгарскому ополчению под командованием генерала Николая Столетова. Помним мы и о заслугах выдающегося русского дипломата  графа Николая Игнатьева в подписании Сан-Стефанского мирного договора, положившего начало восстановлению государственности Болгарии». По словам Б. Коцева, следы многих фотоизображений, представленных на выставке, читаются в более  поздней батальной живописи и пластическом искусстве.  Возможно, одна из  фотографий коллекции, на которой изображен царь Александр II на коне, послужила итальянскому скульптору Арнольду Цокки основой при создании памятника  Царю-Освободителю в центре Софии.

Следы многих фотоизображений, представленных на выставке, читаются в более поздних произведениях живописи и пластического искусства.

Со словами благодарности к российской стороне выступил ее непосредственный организатор, болгарский художник и фотограф Иво Хаджимишев. По его словам, в старых фотографиях всегда ощущается особое, неповторимое достоинство, дух прошлого. Когда-то люди замирали перед объективом с ясной мыслью о том, что они делают что-то очень важное: оставляют след – память для будущих поколений.

 

А.Д. Иванов. Казак спасает ребенка, брошенного в турецком обозе. Российский государственный архив кинофотодокументов.

Благодаря активной помощи  московского знатока фотоискусства, куратора выставочных проектов в России и за рубежом Евгения Березнера, болгарским коллегам удалось познакомиться с фондами Российского государственного архива кинофотодокументов в Красногорске. Здесь был обнаружен  альбом «Забалканский поход»  харьковского фотографа А.Д. Иванова – одного из двух выдающихся хроникеров этой войны, а также произведения  менее известных, но не менее значимых авторов.

Перелистывая альбом, мы как бы слышим голоса далекой эпохи, становимся современниками людей, для которых понятия честь, родина и вера были не пустыми словами, а смыслом жизни.  

На этих старинных кадрах, дорогих для каждого русского и болгарина,  оживает сама Россия, ее люди, жертвовавшие жизнью во имя выполнения благородной миссии – освобождения Болгарии.

А.Д. Иванов. Медицинский персонал одной из санитарных частей. Российский государственный архив кинофотодокументов.

В то же время, что и Хаджимишев, другой  болгарский историк Борислав Дряновски, занимался активными поисками визуальных источников освободительной войны в  государственном  архиве Хорватии. Там он узнал о частной коллекции  Бырлича Маджураниса, в которой имеются  фотографии времен русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Эти работы принадлежали придворному фотографу  князя Румынии Кароля I Францу Душеку, который имел доступ к высшему командованию, а также имел право фотографировать обоих монархов. Люди на снимках: от рядовых  солдат – до легендарных полководцев – реальны. Фотографии блестяще справляются со своей задачей: мы воспринимаем героев такими, какими они были – из плоти и крови. Среди действующих лиц на поле боя  и в лазаретах мы видим представителей русской аристократии, которые запечатлены рядом с солдатами, участниками ополчения  – настоящими героями этой войны. Благодаря усилиям  Ф.Душека в архивах остались военные снимки не только монархов, но и российских великих князей, главнокомандующего Дунайской армией великого князя Николая Николаевича, генералов Александра Струкова и Иосифа Гурко, гражданского коменданта  на освобожденных землях князя Владимира Черкасского.

Ф.Душек. Император Александр II, великий князь Николай Николаевич и Кароль I, князь Румынии, с офицерами штаба в Горной Студене, октябрь 1877 года. Частное собрание.

Основу выставки составили работы харьковского хроникера А. Д. Иванова и румынского фотографа Франца Душека.

Конечно, в 1870-х годах фотографическая съемка  была еще слишком сложна в обращении, поэтому говорить о  любительской съемке офицеров, полевой и штабной фотографии рано. Встречается много постановочных кадров, делались снимки военнопленных, архитектуры и этнографических типов (костюмированные портреты местных жителей). Но все это никак не перечеркивает огромного значения выставки. Образы известных и неизвестных героев русско-турецкой войны вернулись на родину, в Россию и ожили спустя долгие годы забвения. Все это стало возможным благодаря кропотливой, бережной и тонкой работе, проделанной болгарскими и российскими специалистами по реставрации исходников. Перед нашими современниками открылось то прошлое, без понимания которого мы не можем считать себя достойными гражданами своей страны.

Выставка будет работать в Фотоцентре до 20 марта.

В статье использованы фотографии из экспозиции выставки 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс. Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

русско-турецких войн | Русско-турецкая история

Дата:
1687 1676 — 1681 гг. 1689 1695 — 1696 гг. 1710 — 1712 гг.
Местонахождение:
Анатолия Болгария Молдова Турция Украина
Участники:
Австрия Болгария Франция Османская империя Россия Турция Соединенное Королевство Сербия Босния и Герцеговина
Основные события:
Белградский договор Крымская война Эдирнский договор Кучук-Кайнарджинский договор Осада Плевена
Ключевые люди:
Александр II Екатерина Великая Карл XII Николай I Петр I

Просмотреть весь соответствующий контент →

Резюме

Прочтите краткий обзор этой темы

Русско-турецкие войны , серия войн между Россией и Османской империей в 17–19 веках. Войны отразили упадок Османской империи и привели к постепенному расширению границ России на юг и расширению ее влияния на османскую территорию. Войны 1676–81, 1687, 1689, 1695–96, 1710–12 (часть Северной войны), 1735–39, 1768–74, 1787–91, 1806–12, 1828–29, 1853 гг. –56 (Крымская война) и 1877–78 гг. В результате этих войн Россия смогла расширить свои европейские границы на юг до Черного моря, на юго-запад до реки Прут и южнее Кавказских гор в Азии.

Первые русско-турецкие войны в основном были вызваны попытками России создать на Черном море тепловодный порт, который находился в руках Турции. Первая война (1676–81) безуспешно велась на Украине к западу от Днепра Россией, которая возобновила войну неудавшимися вторжениями в Крым в 1687 и 1689 годах. В войне 1695–96 годов русский царь Петр I Войскам Великого удалось захватить крепость Азов. В 1710 году Турция вступила в Северную войну против России, и после того, как попытка Петра I освободить Балканы от османского владычества закончилась поражением на реке Прут (1711 год), он был вынужден вернуть Турции Азов. Война снова разразилась в 1735 году, когда Россия и Австрия объединились против Турции. Русские успешно вторглись в удерживаемую Турцией Молдавию, но их австрийские союзники потерпели поражение на поле боя, и в результате русские почти ничего не получили по Белградскому договору (18 сентября 1739 г.).).

События русско-турецких войн

Первая крупная русско-турецкая война (1768–1774 гг.) началась после того, как Турция потребовала от российской правительницы Екатерины II Великой воздержаться от вмешательства во внутренние дела Польши. Русские продолжали одерживать впечатляющие победы над турками. Они захватили Азов, Крым и Бессарабию, а под командованием фельдмаршала П.А. Румянцев захватили Молдавию, а также разгромили турок в Болгарии. Турки были вынуждены искать мира, который был заключен в Кучук-Кайнарджинском договоре (21 июля 1774 г.). Этот договор сделал Крымское ханство независимым от турецкого султана; продвинул русскую границу на юг к реке Южный (Южный) Буг; дал России право содержать флот на Черном море; и наделил Россию нечеткими правами защиты христианских подданных османского султана на Балканах.

Теперь у России было гораздо больше возможностей для экспансии, и в 1783 году Екатерина полностью аннексировала Крымский полуостров. Война началась в 1787 г., когда Австрия снова была на стороне России (до 1791 г.). При генерале А.В. Суворова, русские одержали несколько побед, которые дали им контроль над нижними реками Днестр и Дунай, а дальнейшие успехи русских вынудили турок подписать Ясский (Ясский) договор 9 января 1792 года. По этому договору Турция уступила всю западную Украину. Черноморское побережье (от Керченского пролива на запад до устья Днестра) до России.

Когда в 1806 году Турция низложила русофильских наместников Молдавии и Валахии, война вспыхнула снова, хотя и бессистемно, поскольку Россия не хотела концентрировать крупные силы против Турции, в то время как ее отношения с наполеоновской Францией были столь неопределенны. Но в 1811 году, видя перспективу франко-русской войны, Россия искала быстрого решения на своей южной границе. Русский фельдмаршал М. И. Победоносный поход Кутузова 1811-12 вынудил турок уступить Бессарабию России по Бухарестскому мирному договору (28 мая 1812).

Россия к настоящему времени обеспечила безопасность всего северного побережья Черного моря. Его последующие войны с Турцией велись, чтобы получить влияние на Османских Балканах, получить контроль над проливами Дарданеллы и Босфор и расшириться на Кавказ. Борьба греков за независимость спровоцировала русско-турецкую войну 1828–1829 годов, в ходе которой русские войска продвинулись в Болгарию, на Кавказ и в северо-восточную Анатолию до того, как турки потребовали мира. В результате Эдирнский договор (14 сентября 1829 г.) отдал России большую часть восточного побережья Черного моря, а Турция признала суверенитет России над Грузией и частями современной Армении.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подписаться сейчас

Война 1853–1856 годов, известная как Крымская война, началась после того, как российский император Николай I попытался добиться от Турции дальнейших уступок. Однако Великобритания и Франция вступили в конфликт на стороне Турции в 1854 г., и Парижский мирный договор (30 марта 1856 г.), положивший конец войне, стал серьезной дипломатической неудачей для России, хотя и связанной с небольшими территориальными уступками.

Последняя русско-турецкая война (1877–1878 гг.) также была самой важной. В 1877 году Россия и ее союзник Сербия пришли на помощь Боснии и Герцеговине и Болгарии в их восстаниях против турецкого владычества. Русские атаковали через Болгарию, и после успешного завершения осады Плевен они двинулись во Фракию, взяв Адрианополь (ныне Эдирне, Тур.) в январе 1878 года. В марте того же года Россия заключила Сан-Стефанский договор с Турцией. Этот договор освободил Румынию, Сербию и Черногорию от турецкого владычества, дал автономию Боснии и Герцеговине и создал огромную автономную Болгарию под защитой России. Великобритания и Австро-Венгрия, встревоженные русскими выгодами, содержащимися в договоре, вынудили Россию принять Берлинский договор (июль 1878 г. ), по которому военно-политические выгоды России от войны были резко ограничены.

Эта статья была недавно пересмотрена и обновлена ​​Майклом Рэем.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

В течение поколения после Крымской войны британское влияние на Балканах было преобладающим. Турция считала Англию оплотом своей защиты от российской агрессии и поэтому направляла свою политику в угоду английскому правительству. Но расчленение турецких владений не могло быть остановлено. Молдавия и Валахия, населенные румынами, хотели объединиться и образовать независимое государство. В 1859 г.каждая провинция избрала своим принцем полковника Александра Кузу; а три года спустя обе провинции были полностью объединены под одним правительством с Кузой в качестве «принца Румынии». Куза оказался радикальным реформатором. Он освободил крестьян от феодальных повинностей, конфисковал имущество монастырей и раздал землю тысячам крестьян. Естественно, его реформы навлекли на себя неприязнь дворянства и духовенства, которые в 1866 г. вынудили его отречься от престола. Его преемником они выбрали члена римско-католической ветви дома Гогенцоллернов, который стал Карлом I, принцем Румынии.

Плохое управление в Турции должно было снова вывести ближневосточный вопрос на передний план европейской политики. Крестьяне Герцеговины, не выдержав тяжелых налогов и бесчеловечной жестокости турецких чиновников, в 1875 подняли восстание. Восстание охватило весь полуостров. В следующем году болгары восстали и убили многих турецких чиновников. В отместку в Булгарию были посланы свирепые воины, называемые башибузуками, и они напали на жителей, безжалостно убивая мужчин, женщин и детей. Эти «болгарские зверства» подняли против турок всю Европу. Гладстон выступил как защитник христиан и безоговорочно осудил «невыразимого турка». Он потребовал, чтобы Англия прекратила поддерживать державу, которая была «оскорблением законов божьих», и чтобы турки были изгнаны из Европы «с багажом и багажом».

В 1876 году на престол вступил новый султан в лице Абдул-Хамида II, который оказался столь же жестоким и деспотичным, сколь хитрым и изворотливым. В год его воцарения произошло всеобщее восстание его христианских подданных, вызвавшее широкое сочувствие, особенно среди русского народа, многие из которых вызвались помогать своим «маленьким братьям-славянам». Царь Александр II заявил, что положение на Балканах невыносимо и что, если Европа не вмешается быстро и решительно, Россия сделает это сама. Волнующие события 1876 года, связанные с восстанием, резней, войной и почти мелодраматическим кризисом в султанате, сильно взволновали канцелярии Европы. Несмотря на общее стремление к поддержанию мира, было ясно признано, что мир находится под угрозой, если султан быстро и искренне не примет программу реформ, охватывающую недовольные районы Боснии, Герцеговины и Болгарии. Именно из-за нежелания Порты принять столь скромные предложения, содержащиеся в Берлинском меморандуме, Сербия и Черногория объявили войну. Когда борьба пошла против Сербии, султан стал еще менее, чем прежде, склонен прислушиваться к разуму, но европейские правительства, движимые горячим сочувствием своей общественности к закоренелым христианам, решили сделать еще одну попытку открыть ему глаза на ситуация.

Западные государства, и в особенности Великобритания, понимали, что, если дипломатическими действиями не будет обеспечено некоторое облегчение участи христианских подданных султана, Россия, отождествляющая себя с православием и славянством и горящая желанием защитить их мечом, поле против закоснелого падишаха. В войне, которая ведется с целью, которую одобряет мнение цивилизованного мира, Россия должна была бы получить свободу правления и, следовательно, могла бы восстановить неформальный протекторат над Османской империей, столь катастрофически утраченный в Крымской войне. Этой рискованной возможности было достаточно, чтобы у всех соперников России возникла сильная заинтересованность в мирном урегулировании. Они решили, что султан должен дать обещание устранить самые вопиющие злоупотребления, ибо только так они смогут успокоить волнение печати и народа и в то же время заблокировать замысел России возобновить прерванный поход на Дарданеллы.

Но державы, особенно Англия, колебались; после чего 24 апреля 1877 г. царь объявил войну Турции. Поскольку царские войска были вынуждены пересечь Румынию, чтобы достичь Дуная, российское правительство заключило договор с Румынией, получив необходимое разрешение в обмен на обещание уважать целостность маленького государства. Предложение активной военной помощи, сделанное принцем Чарльзом, было высокомерно отвергнуто. После этого, просочившись через Румынию, русские перешли через Дунай, продолжая планомерное наступление, конечной целью которого была столица Османской империи. Поскольку турецкие силы вместо того, чтобы быть сконцентрированными для отражения основного удара русской атаки, были беззащитно рассеяны по обширной территории, русское наступление шло с поразительной скоростью.

Плевну, турецкий оплот в Болгарии, защищала большая армия под командованием способного и храброго турецкого генерала Османа-паши. Русские войска несколько раз пытались взять его штурмом, но каждый раз отбрасывались с большими потерями. Затем Плевну осадила русская армия в сто двадцать тысяч человек под командованием генерала Толебена, героя Севастополя. Продержавшись пять месяцев, Осман-паша сдался 10 декабря 1877 г.

Война продолжалась, и после падения Плевны в декабре 1877 года путь на Константинополь был открыт. Перевалы через Балканы теперь были открыты, и русские войска хлынули в Турцию. В январе 1878 года они захватили Адрианополь и приготовились к походу на Константинополь. Ее победоносная армия наступала на Константинополь, и уже в конце 1877 года было очевидно, что турки не смогут спасти город. С этим победоносным наступлением русских в сбитой с пути Англии пришла великая тревога, и прозвучал крик о спасении Константинополя. Это было вспышкой политики «джинго». Зверства в Болгарии были забыты, а все, кто говорил, что Турция не подопечная Англии, игнорировались. Дизраэли раздувал эти пожары до предела. В начале 1878 г. из Константинополя был отозван нейтральный британский посол, и его место занял сильный протурецкий посол. Британскому флоту было приказано отправиться в Дарданеллы, и у парламента был запрошен военный кредит в размере 6 000 000 человек.

Австрия тоже стала подозрительной и приготовилась разместить войска в Трансильвании, недалеко от русских путей сообщения. 8 января 1878 г. Порта обратилась к властям за посредничеством. Отказ Германии от участия в таком посредничестве вызвал у британской общественности опасения, что Россия при поддержке Германии попытается навязать Турции свои условия. 15 января английский посол в Петрограде передал князю Горчакову мнение английского правительства о том, что любой договор между Россией и Турцией, затрагивающий договоры 1856 и 1871 годов, должен быть европейским договором, чтобы иметь силу.

Султан потребовал мира; а 3 марта между Россией и Турцией был подписан Сан-Стефанский договор. По этому договору султан согласился признать полную независимость Сербии, Черногории и Румынии; новое государство, «Великая Болгария», договор, состоящий из Болгарии, Румелии и Македонии, Сан-Стефано должен был появиться. Из всей своей европейской территории султану было позволено оставить за собой Константинополь с его окрестностями и Албанию. Если бы этот договор был выполнен, то ближневосточный вопрос мог бы быть решен, так как турецкое правление в Европе практически прекратилось бы. Но большие возражения против этого урегулирования были выдвинуты греками и сербами, которые выступали против создания «Великой Болгарии», потому что они хотели части Македонии для себя. Гораздо более серьезной была оппозиция со стороны Англии и Австрии. Первый не собирался безропотно сидеть и смотреть, как Турция расчленяется в пользу России, которая, по всей вероятности, будет господствовать над новыми государствами, созданными ее оружием. Австрия, со своей стороны, стремилась получить порт на Эгейском море, возможно, в Салониках. который Сан-Стефанский договор, если он будет выполнен, сделает ее недосягаемой. Царю Александру прямо было сказано, что балканская ситуация должна быть урегулирована всей Европой и что России будет объявлена ​​война, если она не передаст все дело на рассмотрение международного конвента.

Россия чувствовала себя обязанной уступить. Конгресс представителей Англии, России, Германии, Австрии, Франции, Италии и Турции собрался в 1878 г. в Берлине для решения Ближневосточного берлинского вопроса. На этот Берлинский конгресс прибыли самые известные государственные деятели того времени; Бисмарк, который был его президентом; Дизраэли, добившийся дипломатических успехов в качестве посланника Англии; и князь Горчаков, приехавший как чемпион России. Сан-Стефанский договор был полностью проигнорирован Конгрессом, который приступил к совершенно другому урегулированию ближневосточного вопроса.

Основные положения Берлинского договора заключались в следующем. Черногория, Сербия и Румыния были объявлены полностью независимыми от Турции. «Великая Болгария» была разделена на три части: собственно Болгария стала автономным государством с султаном в качестве ее сюзерена; Восточной Румелии была предоставлена ​​«административная автономия» под управлением христианского губернатора; и Македонии было позволено остаться частью Турции. Австро-Венгрии было дано право оккупировать и управлять провинциями Боснии и Герцеговины, но при том понимании, что они должны были по закону оставаться частью Турции; она также получила особые коммерческие и военные привилегии в Санджаке, или округе, Нови-Базара. Англия получила право оккупировать остров Кипр. Россия, которая одна одержала победу над Турцией, почти ничего не получила. Ей было позволено обменять с Румынией район Добруджи на полосу Бессарабии на северном берегу Дуная; она получила также Батум, Ардаган и Карс на Кавказе. Разделив таким образом большую часть владений султана, державы вновь торжественно гарантировали «целостность» Турции.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к списку рассылки GlobalSecurity.org
Введите свой адрес электронной почты

Война и дипломатия | Университет Юты Press

Copyright: 2011

Отделка: 6 x 9 дюймов

Pages: 616

Hardback

9781607811503

$ 40. 00

Short

eBook

9781607811855

$ 32.00

Short



//=$meta[‘subtitle’][0]?>

Под редакцией М. Хакана Явуза

Сочетая различные дисциплинарные точки зрения, «Война и дипломатия» утверждает, что ключевыми событиями, предвещавшими начало конца многонациональной Османской империи, были Русско-турецкая война 1877–1878 годов и Берлинский мирный договор. Очерки в этом сборнике анализируют, как война и договор навсегда изменили политический ландшафт как на Балканах, так и на Кавказе. Договор ознаменовал конец османской гегемонии на Балканах, официально признав независимость или де-факто суверенитет Румынии, Сербии и Черногории, а также автономию Болгарии.

Вводя унитарное национальное государство в качестве новой организационной концепции, договор посеял семена будущих конфликтов, от Балканских войн 1912–1913 годов и Первой мировой войны до недавних гражданских войн и этнических чисток в бывшей Югославии. Масштабы поражения Османской империи от России — и, в конечном счете, от других великих держав — и последовавшие за этим людские, материальные и территориальные потери оказались фатальными для проекта мусульманской либеральной реформы и модернизации, который Османское государство начало в середина 19век.
Война и дипломатия предлагает первое сравнительное исследование договора и его социально-политических последствий для Балкан и Кавказа с использованием теоретических инструментов и подходов политической науки, социологии, истории и международных отношений. В этом томе, представляющем последние исследования в области исследований, задокументированы материалы конференции по Берлинскому договору, которая состоялась в Университете штата Юта в 2010 году. Он вносит важный вклад в понимание исторической подоплеки этих событий.
 

Война и дипломатия документирует материалы первой из трех конференций:
1878 Берлинский договор (в 2010 г.)
Балканские войны (в 2011 г. )
Первая мировая война (в 2012 г.) также будет опубликовано издательством University of Utah Press.


М. Хакан Явуз — профессор политологии в Университете штата Юта. Он является редактором журнала The Emergence of a New Turkey: Democracy and the AK Parti (Университет Юты, 2006 г.)

Питер Слаглетт — профессор истории в Университете Юты.
 


Содержание:

Список иллюстраций
Примечание по транслитерации
Благодарности
Введение: закладка основ будущей нестабильности,
М. Хакан Явуз и европейская дипломатия I.

3 Часть 9 османского «Другого»

1. Трансформация «Империи» посредством войн и реформ: интеграция против угнетения, М. Хакан Явуз

2. Европейское равновесие или азиатский баланс сил?: Османские поиски безопасности после Берлинского конгресса, Feroze A.K. Yasamee

3. Благожелательное презрение: Османская политика Бисмарка, Шон МакМикин

4. Османская восточная Вопрос и проблемные истоки современных этнических чисток, геноцида и гуманитарного интервенционизма в Европе и на Ближнем Востоке, Муджиб Р. Хан

Часть II. Возникновение балканской государственной системы
5. Мусульманское и православное сопротивление Берлинскому мирному договору на Балканах, Мехмет Гаджисалихоглу

6. Создание сербского местного самоуправления в графствах Ниш, Вранье, Топлица и Пирот после Берлинского конгресса, Мирослав Свирчевич

7. Османская неправильная лошадь?: Вопрос о Боснии и Герцеговине в последней фазе Восточного кризиса, Эдин Радушич,

8. Берлинский договор, боснийские мусульмане и национализм, Айдын Бабуна

9. Агенты постосманских государств: ненадежность Берлинского конгресса Границы Черногории и как определить/ограничить Люди, Иса Блуми

10. Переоценка македонского вопроса, 1878–1908 гг., Гюль Токай

Часть III. Начало конца в Восточной Анатолии: резня армян

11. Модели конфликта и насилия в Восточной Анатолии, приведшие к русско-турецкой войне и Берлинскому договору, Брэд Деннис

12. Из Милле-и Садика в Миллет-и Асия: Абдул-Хамид II и армяне, 1878–1909 гг., Гарабет К. Мумджян

13. Шаблон для уничтожения: Берлинский конгресс и эволюция османских методов борьбы с повстанцами, Эдвард Дж. Эриксон

14. Полки легкой кавалерии Хамидие: Абдул-Хамид II и племена Восточной Анатолии, Байрам Кодаман

Часть IV. Этнорелигиозные чистки и перемещение населения на Балканах и Кавказе

15. Игнорирование народа: последствия Берлинского конгресса, Джастин Маккарти

16. Берлинский договор и трагедия поселенцев из трех городов, Мустафа Танриверди

17. Два разных изображения: болгарские и английские источники о резне в Батаке, Тэцуя Сахара

18. Родопское сопротивление и Комиссия 1878 г., Омер Туран

Заключение: На обратном пути из Берлина, Фредерик Ф. Анскомб

Глоссарий
Хронология османской истории (1828–1909)
Библиография
Список участников
Индекс участников
 


Похвалы и отзывы:

«Эта книга вносит важный вклад в изучение Османско-русской войны 1877–1878 годов и Берлинского мирного договора. В нем утверждается, что война и договор знаменуют собой новое начало на Балканах, продвигая систему национального государства за счет многовековой многоэтнической имперской системы. Применяя междисциплинарный подход к социально-политическим последствиям войны и договора, книга проливает новый свет на происхождение современных конфликтов на Балканах». — Кемал Силай, Университет Индианы, Блумингтон

«Всесторонняя книга. Она выходит за рамки дипломатической истории, которая была обычным подходом к договору 1878 года. , экономические и социальные аспекты — проанализированы в комплексном сборнике».—Али Яйчиоглу, Стэнфордский университет

«Эта книга представляет собой новое понимание человеческой «цены» зданий национальных государств на Балканах. социально-политические последствия краха космополитического османского государства с точки зрения массовых перемещений населения, этнических и религиозных чисток и радикализации этнической идентичности.Это дает новое понимание темной стороны современности и бросает вызов устоявшимся взглядам на Берлинский договор. — Д-р Шукру Элекдаг, депутат Великого национального собрания Турции и бывший посол Турции в США

«Этот замечательный том пересматривает роль Берлинского мирного договора (1878 г.) как самого важного договора поздней Османской империи. Очерки этой работы — первого всеобъемлющего тома, посвященного началу распада Османской империи, — раздвигают границы историографии по многим важным и противоречивым темам, таким как полки Хамидие, македонский вопрос и армянское восстание во время Великой Отечественной войны. царствование Абдул-Хамида II. Очерки в этом томе, хорошо основанные на новых архивных исследованиях и опирающиеся на различные дисциплины, представляют собой увлекательное повествование о панисламизме, политическом происхождении балканской системы национального государства и многих других важных темах. Этот том обязателен к прочтению всем, кто хочет понять многие давно забытые аспекты наследия Берлинского договора». — Ули Шамилоглу, Университет Висконсин-Мэдисон

«Этот том предлагает хорошую пищу для размышлений и представляет собой интересное и информативное исследование как Восточного вопроса, так и истории поздней Османской империи. Это очень полезный источник для ученых, а также легко понятный отчет для неспециалистов. .» —Middle East Journal

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и Берлинский договор в каталоге SearchWorks

Ответственность
под редакцией М. Хакана Явуза с Питером Слаглеттом.
Выходные данные
Солт-Лейк-Сити: University of Utah Press, c2011.
Физическое описание
xiii, 610 стр. : карты ; 24 см.
Серия
Серия Юта в ближневосточных исследованиях.

Онлайн

Доступно онлайн

В библиотеке

Зеленая библиотека

Найди это Стеки

Предметы в стопках
Телефонный номер Статус
DR573. 3 .W37 2011 Неизвестный

Описание

Создатели/участники

Участник
Явуз, М. Хакан.
Слагглетт, Питер.

Содержание/Резюме

Библиография
Включает библиографические ссылки (стр. 565-596) и предметный указатель.
Сводка издателя
После русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Берлинский договор (1878 г.) — заключительный акт Берлинского конгресса — был принят Великобританией, Австро-Венгрией, Францией, Германией, Италией, Россией и Османской империей. Империя. Договор признавал полную независимость княжеств Румынии, Сербии и Черногории и автономию Болгарии. Три новых независимых государства впоследствии провозгласили себя королевствами — Румыния в 1881 г., Сербия в 1882 г. и Черногория в 19 г.10 — и в 1908 году Болгария провозгласила полную независимость, а Австро-Венгрия аннексировала Боснию, что вызвало крупный европейский кризис. Представляя последние исследования в этой области исследований, «Война и дипломатия» документирует материалы конференции по Берлинскому договору, которая состоялась в Университете штата Юта в 2010 году. Реорганизация границ стран в Центральной и Восточной Европе после Берлинского договора. привели к Балканским войнам 1912 и 1913 годов и, в конечном итоге, к Первой мировой войне. В этот период три великие империи — Австро-Венгерская, Османская и Российская — разваливались в то же самое время, когда возникло национальное государство на Балканах. . Этот том вносит важный вклад в понимание исторической подоплеки этих событий. «Война и дипломатия» документирует материалы первой из трех конференций: Берлинский договор 1878 г. (в 2010 г.) Балканские войны (в 2011 г.) Первая мировая война (в 2012 г.) Материалы двух последних конференций также будут опубликованы издательством University of Utah Press. .
(источник: данные книги Нильсена)

Субъекты

Субъекты
Берлинский договор (1878 г.) > Конгрессы.
Русско-турецкая война 1877-1878 гг. > Дипломатическая история > Конгрессы.
Политическое насилие > Турция > История > 19век > Конгрессы.
Политическое насилие > Балканский полуостров > История > 19-го века > Конгрессы.
Политическое насилие > Кавказ > История > 19-го века > Конгрессы.
Турция > История > 1829 г.-1878 > Конгрессы.
Балканский полуостров > История > 19-го века > Конгрессы.
Кавказ > История > 19-го века > Конгрессы.

Просмотр связанных элементов

Начните с номера телефона:

Посмотреть всю страницу

Библиотечный вид | Кошка: 9451615

армян в Османско-российской войне 1877-1878 гг.

(Война 93 г.) – Турки и армяне – Турецко-армянские отношения на протяжении всей истории

Османско-русская война 1877-1878 гг. в истории Турции считается поворотным пунктом в возникновении «армянской проблемы» и ее обретении международного масштаба (Кючук, 1986, с.1). По этой причине очень важно подчеркнуть их роль в этой войне и ее последствия для того, чтобы армянская проблема была оценена со всех сторон.

Османской империи пришлось столкнуться с серьезными проблемами внутри и снаружи, а также столкнуться с серьезной «проблемой управления». В таких условиях он рисовал картину рушащейся империи; Армяне, один из элементов, составляющих «Систему Милле», пытались определить свое будущее, следуя по пути других христианских общин.

Тот факт, что Россия, проводившая политику расселения на османских землях, захватила в 1828-1829 годах некоторые земли, на которых проживали армянеТурецко-русская война способствовала их планам и стремлениям аннексировать другие провинции, где жили армяне. В этот период пророссийские взгляды быстро распространились среди османских армян, которые надеялись, что Россия спасет их от турецкого гнета (Леви, 2005, стр. 7). В результате армяне из «верной нации» превратились в нацию, сотрудничающую с врагом, и самым значительным этапом этой трансформации стала война 93 года.

Политика панславизма, которую царская Россия проводила в отношении славянских общин, является одной из главных причин турецко-русской войны 1877-1878 годов. Эта война, приведшая к абсолютной победе России, велась на двух направлениях: Дунай-Балканы и фронты Кавказ-Восточная Анатолия . На фронте Кавказ-Восточная Анатолия произошли значительные события, в которых армяне, жившие здесь на протяжении столетий, сыграли свою роль. В Османской Анатолийской армии было около 80 тысяч солдат, а в Российской армии, которая простиралась на большее пространство на Кавказе, было более 120 тысяч солдат. Стратегия русских, наступавших с трех флангов, была установлена ​​на овладение Карсом и Эрзурумом; тогда как стратегия османов была основана на защите региона в целом. В то время как Мюшир Ахмет-паша командовал османской армией, Лорис-Меликоф командовал русской армией, которая атаковала молниеносно.

Поведение армян в войне 1993 года

Во время войны 1993 года, поскольку обе стороны хотели извлечь выгоду из местных элементов для использования против врага, нерегулярные добровольческие отряды появились особенно на Кавказском фронте. Османы извлекли выгоду из Аджарии, черкесов, абхазов и курдов разных племен, тогда как русские извлекли выгоду из армян, грузин, курдов, черкесов и терских казаков (Широкорад, 2009, стр. 437-8). Русская армия в основном действовала при поддержке и сотрудничестве славян на Балканах и армян на востоке

Армянские марки об Османско-русской войне

В этой войне была двусторонняя и взаимодополняющая поддержка армян как «русских армян» и «османских армян». Среди них русские армяне, жившие на Кавказе, поддерживали русских, непосредственно служа в русской армии. Кроме того, видно, что армяне имели значительное большинство на командных должностях этой армии. В Русской Кавказской армии с центром в Ереване числились тысячи русских солдат-армян, сотни офицеров всех рангов и командиров в генеральских званиях. Командующий русской армией, быстро приступившей к оккупации Восточной Анатолии в начале войны, Микаэл Лорис-Меликоф (1826-1888), русский армянин из Тбилиси, на самом деле носил имя Меликян (Льюи, 2005, с. 7).

Многие второстепенные командиры под командованием великого князя Михаила Николаевича, кавказского наместника России и брата царя, занявшего пост после Меликова, состояли из армян из Тбилиси. Некоторые из них: Бейбут Шелковников, Иван Давидович Лазарев ( Оганес Лазарян ), Аршак Тергукасов и Авинов , все имели чин генерала. Тем временем под командованием генерала Тергукасова был сформирован отдельный отряд под названием «Ереванский корпус» (Широкорад, 2009, с. 437–438). Российские армяне боролись в основном с мечтой о создании Армении, которую провоцировали и обещали русские. Именно в этом месте интересны слова армянского патриарха того периода Нерсеса британскому послу в Стамбуле: «… среди генералов и офицеров высших чинов, состоящих на службе у русских в Армении (на Кавказе) и в Грузии, много армян. Некоторые из них продемонстрировали превосходство и были в тесном общении со своими армянскими братьями в Турции…» (PRO, FO, 881/3554, № 4, лорду Дерби из Лейарда, Стамбул, 18 марта 1878 г.). Лейард прокомментировал Нерсеса и армян, что «независимо от того, насколько он (Патриарх) является духовенством и не имеет мирских желаний, армянский народ был полон решимости больше не принимать османское правление, и Патриарх был в состоянии не в состоянии отвергнуть эти требований армян» (тот же документ). Эта оценка была почти как посланник армянских террористических движений, которые должны быть усилены 1890 с.

Вторая важная база армянской поддержки российской армии касается османских армян, которые жили в провинциях Восточной Анатолии и особенно вдоль границы. После ограничений, введенных Парижским договором, Россия планировала полагаться на здешнее армянское население, чтобы иметь возможность реализовать свои планы в Восточной Анатолии и бассейне Месопотамии. Когда русская армия, быстро продвигаясь в войне 93 года, оккупировала некоторые провинции Восточной Анатолии, она вступила в контакт с проживающими там армянами, а также армяне в российской армии начали провоцировать османских армян (Карал, 1995, с. 129). Между тем, некоторые османские армяне были вовлечены в войну, руководя и шпионя в пользу русских армий (Леви, 2005, стр. 7). Кроме того, русские распространяли среди людей ужасающие истории; эта ситуация, естественно, вызывала у людей ужас и волнение (Мехмед Ариф Бей, 2006: 621).

Мехмет Ариф Бей, первый секретарь сухопутных войск на восточном фронте, подчеркивает «денежный эффект» и демографическую структуру региона, рассказывая о людях, живущих вдоль границы, и о том, как русские находили и использовали шпионов в чужой стране. По его словам, «люди, проживающие в районе, где есть армии обеих сторон, состояли из курдов, карапапаков и армян. В такой ситуации врагу не составит труда найти шпионов. Некоторые из них служили обеим сторонам, как русским, так и османам… Не нужно было понимать, какой цели служили армяне…» (Мехмед Ариф-бей, 2006, с. 455-456). Как видно, османские армяне очень помогли русским расселиться по Анатолии в 99-м году.3 Война такая же, как в Крымской войне (Маккарти, 2001, с. 67). С другой стороны, когда русская армия на Балканском фронте подошла почти к воротам Стамбула, часть русских генералов и офицеров разместились в домах армян, проживающих в Сан-Стефано. Эта группа провоцировала армян Стамбула (Карал, 1995, с. 129).

Под влиянием окружающей среды, вызванной отсутствием полномочий, вызванным войной 93 года, возникли серьезные проблемы с безопасностью, возглавляемые армянами в провинциях Восточной Анатолии. В начале войны Патриарх Нерсес издал «послание-увещевание», предназначенное армянскому народу в связи с происходившими в разных местах происшествиями и конфликтами (BOA, I. HR, nr.274/1659).5). С другой стороны, зейтунские армяне, бунтующие с 1875 г., ускорили захват и грабежи под руководством Бабика (BOA, Y.PRK.A, nr2/24; Ermeni Komitelerinin A’mâl ve Harekât- ı İhtilāliyyesi , 1983:29-30). Некоторые армянские убийцы, арестованные после этих инцидентов, были наказаны различными санкциями в соответствии с их преступлениями (BOA, Y.PRK.HR, nr.1/40). Также во время войны брошюры на армянском языке, рассылаемые Армянским Патриархатом в армянские школы Эрзурума, Гемерека и т. д., были сочтены «вредными» и уничтожены (BOA, MF.MKT, nr.50/4; nr.50/9).3).

Армяно-курдско-черкесские отношения во время войны 1993 года

Среди факторов, определяющих поведение османских армян на восточном фронте, есть элементы, проистекающие из демографической/социальной структуры и условий войны. Вспомогательные силы Османской империи обычно состояли из курдов и черкесов, что отражало структуру племен. Эти нерегулярные группы, хотя время от времени и вносили значительный вклад в войну, могли нарушать порядок и авторитет на фронте и позади него. Интересны также наблюдения Мехмет Ариф-бея по этому поводу: «Черкесские конники, большей частью привезенные из Самсуна, были каждый своим мужеством и доблестью хорошими бойцами, но чинили угнетение и жестокость по отношению к сельским жителям, нарушали безопасность в армии и ухудшали положение армии. . По его словам, «…некоторые армянские деревни пришли к положению, когда они молились и помогали русской победе, чтобы иметь возможность избавиться от этих…» (Мехмед Ариф-бей, стр. 358). Во время войны, когда армянин, не желавший отдать своих овец, был убит черкесскими конниками, армяне всей общиной пожаловались командующему. После суда убийца был повешен в Карсе по повелению паши (там же сочинение, с.359).

Мир Мехмед из числа курдских наместников начал заниматься мародерством и бандитизмом с овладевшими им толпами и уничтожал лояльные государству армянские села (Махмуд Джалаледдин-паша, 1983, с. 358-9). Когда в конце войны русские войска отошли, некоторые курдские и черкесские группы снова напали на армянские села на границе, действуя с чувством мести. Следовательно, тысячи армян на границе мигрировали на российский Кавказ, а османские земли ушли к России по Сан-Стефанскому договору (Льюи, 2005, с.7; Маккарти, 2007, с. 58-9).). На самом деле конфликты между армянами и курдами, проживающими на одной территории, восходят к более древним временам. Эта ситуация конфликта усилилась с напряжением между мусульманами и немусульманами, возникшими с Указом о реформе и с «кризисом управления» в 1870-х годах; она усилилась в боевых условиях войны 93 года. Примечательна оценка, сделанная британским послом Генри Лейардом сразу после Сан-Стефанского договора: «… Крайности, которые курды применяли к армянам в провинции Ван и районе Беязит, усилили ненависть армян к исламскому (османскому) правлению…» (PRO, FO, 881/3554, № 4, Layard’dan Lord Derby’ye, Стамбул, 18 марта 1878 г.).

Перед окончанием войны 1993 года Армянский Патриархат в Стамбуле направил письма с жалобами министрам иностранных дел крупных держав, а тем временем российские армяне обратились к российскому правительству с просьбой о помощи османским армянам. С другой стороны, армяне отменили прежнее решение о прямом участии в войне 93 года совещанием 18 декабря 1877 года; но к этому времени они начали напряженную работу перед Россией (Гюрюн, 1983, с. 105).

Последующий процесс проявился в том, что армяне ждут возмещения за поддержку, которую они оказали русским в войне, и открывая путь к автономии, идя по пути других христианских общин. Как известно, армянский патриарх Нерсес обратился к великому князю Николе в Сан-Стефано с требованием «автономии» или «покровительства», и в оба договора, подписанные позже, были внесены статьи о необходимости «армянской реформы». состояние нахождения под контролем крупных держав. Кроме того, именно из-за упомянутых выше конфликтов было решено обеспечить безопасность армян от курдов и черкесов (Махмуд Джалаледдин Паша, 1983, с. 578-9, 629, 697). Пока реформы не будут проведены на удовлетворительном уровне, российские войска будут оставаться в провинциях, где проживали армяне. Эти статьи вывели армянскую проблему на международный уровень и сделали армян мишенью империализма.

Библиография

Широкорад А.Б. (2009), Русларин Гёзюнден 240 Йыл Киран Кирана Османлы-Рус Савашлары , Стамбул.

Османский архив премьер-министра (BOA).

Ermeni Komitelerinin A’mâl ve Harekât-ı İhtilaliyyesi (1983), (подготовка Х. Эрдогана Ченгиза), Анкара.

Леви, Гюнтер (2005), Резня армян в Османской Турции: оспариваемый геноцид , Юта.

Гюрюн, Камуран (1983), Эрмени Досяси , Анкара.

Маккарти, Джастин (2001), Османские народы и конец империи , Нью-Йорк.

Маккарти, Джастин (2007), «Демография русско-турецкой войны 1877-78 гг.», Османско-русская война 1877-78 , (изд. Омер Туран), с. 51-78, Анкара.

Карал, Энвер Зия (1995), Османлы Тарихи , том VIII, Анкара.

Кучук, Джевдет (1986), Osmanlı Diplomasisinde Ermeni Meselesinin Ortaya Çıkışı 1878-1897 , Стамбул.

От Лейарда к лорду Дерби, 18 марта 1878 г., Стамбул.

Махмуд Джаледдин Паша (1983), Мират-и Хакикат , (хаз. Исмет Мироглу), Том I-II-III, Стамбул.

Мехмед Ариф Бей (2006 г.), Başımıza Gelenler, 93 Harbinde Anadolu Cephesi-Ruslarla Savaş , (преп. М. Эртугрул Дюздаг), Стамбул.

Государственный архив (PRO), Лондон, министерство иностранных дел (FO).

Война и дипломатия: Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и Берлинский мирный договор

  • ID корпуса: 153232142
  title={Война и дипломатия: Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и Берлинский договор},
  автор={М. Хакан Явуз и Питер Слаглетт},
  год = {2011}
} 
  • М. Явуз, П. Слаглетт
  • Опубликовано в 2011 г.
  • История, политология

Сочетая различные дисциплинарные точки зрения, «Война и дипломатия» утверждает, что ключевыми событиями, которые предвещали начало конца многонациональной Османской империи, были Русско-турецкая война 1877-1878 годов и Берлинский договор. Очерки в этом сборнике анализируют, как война и договор навсегда изменили политический ландшафт как на Балканах, так и на Кавказе. Договор ознаменовал конец османской гегемонии на Балканах, формально признав независимость или де-факто… 

Берлинский договор 1878 г.: последствия для миграции мусульман в Боснии и Герцеговине перед Первой мировой войной

  • Азлизан Мат Энх (ответственный автор), С. Мансор, Мохамад Родзи Абд Разак
  • Политология

    Journal of Al-32 Tamaddun

  • 2022

Вмешательство великих держав в боснийско-герцеговинский конфликт 1875-1878 годов привело к подписанию турецким правительством Берлинского договора 1878 года. Одним из условий Берлинского договора было…

Турецко-армянский исторический спор: как назвать события 1915 года?

  • М. Явуз
  • Социология, политология

    Ближневосточная критика

  • 2020

Резюме: В статье исследуется дискуссия с участием турецкой и армянской историографии о судьбе восточноармянской общины Анатолии. В нем утверждается, что современные…

Введение: открытие новых горизонтов в изучении международных отношений Османской империи

Резюме В этом эссе предлагается ревизионистская историография международных отношений и (пара)дипломатии поздней Османской империи, а также исследуются ранее упускаемые из виду формы, места проведения, география и уровни османской…

Международное право и нестабильность османского суверенитета в Африке в конце XIX век

Аннотация Как государство, занявшее неустойчивое положение в континууме европейской межимперской системы суверенитета конца XIX века, колеблющееся между субъектом и объектом нового…

Изгнание, покровитель и помилование: путешествие на заре (1877 г.) и политика наказания в эпоху национализма и империи Днем 19 ноября 1877 года невзрачная 56-футовая шхуна «Заря» (Утренняя заря) бросила якорь у таможни на Васильевском острове в Санкт-Петербурге. Возбужденная толпа…

Процесс независимости Болгарии и первый посол Османской империи в Софии Мустафа Асим Бей

  • Абидин Темизер
  • История

    Беллетен

  • 2021

и его деятельность…

Албания | Международная энциклопедия Первой мировой войны (1МВ)

  • И. Блуми
  • История, политология

  • 2019

Хотя на сегодняшний день регионы западных Балкан, населенные албаноязычным населением, в значительной степени недостаточно изучены, они по-своему пострадали от Первой мировой войны. Разделение бывших османских земель на…

Восстановление суверенитета: усилия младотурков по обеспечению внешнего признания и переход от Османской империи к Турецкой Республике, 1908–1923

  • Марк Синан Уинроу
  • История

  • 2020

В этом тезисе рассматривается вопрос о том, как государства, то есть организованные политические сообщества, исторически были способны обеспечивать свой суверенитет, добиваясь признания других государств. Как…

Курдские ответы на имперское снижение: курдское движение и конец османского правления на Балканах (1878–1913)

  • D. R. Bajalan
  • Linguicsciest

    Kurdish. период между 1878 и 1913, эта статья призвана дополнить растущую литературу, освещающую сложности идентичности в поздний период Османской империи, путем изучения… 1909

    • Г. Мумджян
    • История

    • 2012

    Автор(ы): Мумджян, Гарабет К. | Советник(и): Ованнисян, Ричард г | Аннотация: Борьба за конституционный режим: армяно-младотурецкие отношения в эпоху Абдул-Хамида II, 1895 -1909Хотя…

    ПОКАЗЫВАЕТ 1-10 ИЗ 70 ССЫЛОК

    СОРТИРОВАТЬ ПОРелевантности Наиболее влиятельные документыНедавность

    Незамеченная проблема в турецко-российских отношениях: Возмещение за войну 1878 г. новый долг, который должен был сыграть решающую роль в отношениях между Россией и Турцией в последующие годы. Дипломатические и…

    Большая игра геноцида: империализм, национализм и уничтожение османских армян. Отзыв от Керем Октем

    • Д. Блоксхэм
    • История

    • 2005

    Большая игра геноцида обращается к истокам, развитию и последствиям геноцида армян в широкой переоценке, основанной на первичных и вторичных источниках от всех основных сторон …

    Права человека и конец империи: Британия и генезис Европейской конвенции

    • А. Симпсон
    • Политология, история

    • 2004

    ПРИМЕЧАНИЕ К ИЗДАНИЮ В МЯГКОЙ ОБЛОЖКЕ ПРЕДИСЛОВИЕ СОКРАЩЕНИЯ 1. Права человека, основные свободы и мир общего права 2. Механизмы репрессий 3. Международная защита…

    Война с Испанией 1898 года

    • Давид Ф. Траск
    • Политология, История

    • 1981

    «Помни Мэн!» Боевой клич разнесся по Соединенным Штатам после того, как 15 февраля 189 года в гавани Гаваны был взорван американский линкор.8. Американцы, уже сочувствующие дипломатии Кубы …

    на ближнем и Ближнем Востоке: документальная запись 1535-1956

    • J. Hurewitz
    • ИСТОРИЯ

    • 1972

  • 1972

. призван «развернуть европейскую дипломатию на Ближнем и Среднем Востоке и на Ближнем и Среднем Востоке в наше время». Его собрание документов охватывает более…

Борьба за господство в Европе 1848–1918

  • А. Тейлор
  • Политология

  • 1954

С падением Меттерниха в 1848 году закончилась система международных репрессий. Противоречивые идеалы международной революции и коллективной безопасности возникли при Ленине и Вильсоне в…

Революция и геноцид: об истоках Геноцида армян и Холокоста

  • Роберт Мелсон
  • История, политология

  • 1992

Предисловие Лео Купера Предисловие 1: Введение: Обзор и основные темы Pt. I: Армяне и евреи при старых режимах в Османской империи и имперской Германии 2: Армяне в Османской империи:…

ИСЛАМ И ЭПОХА ОСМАНСКИХ РЕФОРМ

  • Фредерик Ф. Анскомб
  • История

  • 3140

Хотя османское правление с самого начала было откровенно исламским по своей идеологии, историки склонны недооценивать важность религии как для государства, так и для населения в течение девятнадцатого века…

Империя: Российская империя и ее соперники

  • Д.