Содержание

30 лет назад в Румынии начались волнения, переросшие в революцию

30 лет назад в румынском городе Тимишоара власти попытались задержать популярного священнослужителя, что в конечном итоге обернулось революцией против режима Николае Чаушеску. Румынские и международные историки до сих пор спорят, какую роль в этих событиях могли сыграть внешние силы.

Когда в дом популярного в Тимишоаре венгерского пастора-кальвиниста Ласло Текеша вошли представители милиции, его дом уже был окружен толпой протестующих. Смело бросаясь под дубинки, сторонники популярного священника окружили его дом живым кольцом. У румынских властей пастор давно был бельмом в глазу: он выступал с жесткими заявлениями в адрес румынских властей. Причиной стали планы диктатора Николае Чаушеску создать крупные сельхозяйственные центры на территориях проживания этнических венгров.

Возмущение гигантоманией Чаушеску объединило и венгров, и румын, а пастор Текеш стал символом румынской революции.

«Именно притеснения венгерского этнического меньшинства в Румынии при режиме Чаушеску стали той искрой, от которой вспыхнула румынская революция в декабре 1989 года», — писал историк Роберт Каплан в книге «Балканские призраки: Пронзительное путешествие сквозь историю».

Волнения в Темишоаре легли на подготовленную почву — экономическая ситуация в Румынии была тяжелой. К 1981 году внешний долг государства составил $10,2 млрд. Желая скорее расплатиться со взятыми у МФВ долгами, Чаушеску призвал жестким образом экономить электричество.

Румыны были вынуждены практически по приказу выключать свет в домах. Зажиточность румын — продукт помощи западных стран, которые видели в Чаушеску «оппозиционера» в советском лагере, — давно сошла на нет. К тому времени Чаушеску находился у власти в Румынии почти 30 лет.

На своей последней встрече с советскими генсеком Михаилом Горбачевым, Чаушеску дал понять, что на перемены идти не намерен. «Мы понимаем, что необходимо совершенствование, обновление, но не об этом я хочу сказать сейчас, о другом. Форма, в которой все это делается, очень серьезно ставит под угрозу не только социализм, но и само существование коммунистических партий данных стран. Если позволить продолжать этот курс, дело может дойти до очень серьезной ситуации», — говорил Чаушеску Горбачеву во время последней встречи в Москве в декабре 1989 года.

При этом Москва также дала понять, что вмешиваться в ситуацию в Румынии не собирается, и фактически дистанцировалась от происходящего в этой стране.

События в Тимишоаре, между тем, приняли жесткий оборот: милиция и военные начали подавление волнений. В результате было убито десятки людей. Сам Чаушеску, несмотря на происходящее, улетел с плановым визитом в Иран, что стало его главной политической ошибкой.

Когда 20 декабря он, вернувшись, выступил по национальному телевидению и назвал произошедшее в Тимишоаре выходкой «хулиганствующих элементов», перед президентским дворцом стояла многотысячная толпа. Митинг, который планировался сторонниками Чаушеску, как демонстрация лояльности румынского народа превратился в манифестацию разгневанных румын.

Из толпы выкрикивали проклятия в адрес румынского лидера и его супруги Елены. Революционные события разворачивались стремительно — полиция и армия оказались парализованы, а часть высокопоставленных военных перешла на сторону восставших.

У толпы появились лидеры, среди них — опальный представитель румынской номенклатуры Ион Илиеску, который позже станет президентом Румынии. В беседе с «Газетой.Ru» он утверждал, что стал лидером протеста исключительно из-за своей известности в оппозиционных кругах. «Это было народное восстание без всякой подготовки со стороны политических структур», — говорит Илиеску.

В свою очередь, американские СМИ позже писали, что тогдашний президент США Джордж Буш-старший, якобы обращался к Горбачеву с просьбой вторгнуться в Румынию.

Однако историк «холодной войны», профессор Гарвардского университета Майкл Крамер опровергает эту версию. «Это версия, которую любят рассказывать в Румынии. Горбачев, конечно, не любил Чаушеску, но то, что КГБ и сам Горбачев стояли за спиной свержения Чаушеску, — это все мифология. Это правда, что часть тех, кто совершил революцию, информировали СССР, но они совершили этот поступок сами», — говорит Крамер «Газете.Ru».

Румынские и международные историки не пришли к единому мнению, были ли события в Бухаресте в декабре 1989 года только стихийным протестом или же сопровождались заговором против Чаушеску в военных и партийных кругах.

О том, что армейские руководители оказали значительную помощь революционерам, говорил и экс-президент страны Илиеску, хотя поначалу, по его словам, армия выполняла приказ о подавлении восстания в Тимишоаре и Бухаресте. То же самое произошло и с Секуритате (департамент государственной безопасности Румынии). «Роль этих структур во время режима была очень активной, но во время восстания они поняли, что судьба диктатора решена, и перестали поддерживать режим», — рассказывал Илиеску.

Исследователь писал, что группа высокопоставленных румынских руководителей, в том числе ранее смещенный со своего поста министр обороны Николае Милитару, впоследствии поддержавший революцию, уже во время перестройки обращались за помощью к советским руководителям. Сам Милитару, воспитанник советской военной академии, рассказывал, что в 1987 году во время визита в Турцию встречался с советскими дипломатами.

Автор книги «Румынская революция декабря 1989 года» профессор Питер Сиани-Дэвис отмечал, что

в румынской армии мог существовать заговор против Чаушеску, и ссылается на беседы с военными, которые якобы обращались к руководству СССР с предложением сбросить Чаушеску.

Однако независимо от того, существовал ли «Фронт национального спасения» до революционных событий, часть румынской элиты в партии и спецслужбах видела в перестройке в СССР и переменах в соседних соцстранах возможности для собственных изменений. По мнению румынских экспертов, Чаушеску и его супруга Елена стояли на пути реформ.

Единственной возможностью спастись от восставших для четы Чаушеску стало бегство на вертолете, который приземлился прямо на крышу дворца президента. При этом бегство диктатора не сразу прекратило противостояние в Бухаресте отмечает американский историк Крамер: «Большинство из тех, кто погиб, погибло уже после бегства Чаушеску. Точного количества никто не знает, так как настоящего расследования не проводилось».

16 декабря 1989 года началась румынская революция, которая привела к падению режима Николае Чаушеску и его расстрелу

25 лет назад на фоне мирного отхода компартий от власти в Восточной Европе Румыния стала кровавым исключением.

«Особый курс» Бухареста привел к тому, что за Николае Чаушеску никто не заступился. По прошествии четверти века лишь небольшая часть румын ностальгируют по его правлению.

Конец 1980-х годов стал временем распада системы «народных демократий» в Восточной Европе. За 1989 год коммунистические партии потеряли монополию на власть в Польше, Венгрии, ГДР и Чехословакии. Этот процесс носил мирный характер и получил название «бархатных революций». «Ветер перемен» подул и на Балканах: бескровная смена власти произошла и в Болгарии.

Румыния стала единственным исключением из этого правила. Страной с 1965 года правил эксцентричный и авторитарный политик Николае Чаушеску.

При нем Социалистическая Республика Румыния участвовала в Организации Варшавского договора (ОВД) и Совете экономической взаимопомощи (СЭВ) – военной и экономической организациях Восточного блока, поддерживала тесные отношения с Москвой. В 1987 году, в годы «перестройки», о Румынии в брошюре общества «Знание» говорилось так: «Большой, славный, но вместе с тем и нелегкий путь развития прошел румынский народ за эти десятилетия…» Правда, о Чаушеску в брошюре говорилось сдержанно (так, его ни разу не назвали «товарищем»), хотя и обильно приводились цитаты из его речей и совместных коммюнике, особенно советско-румынских.

Возможно, это объяснялось тем, что румынская армия не участвовала в подавлении Пражской весны и в некоторых других областях Бухарест демонстрировал самостоятельность.

Так, Румыния вела активное экономическое сотрудничество с Югославией, которая формально входила в Движение неприсоединения; румынские спортсмены в 1984 году приняли участие в бойкотированных Восточным блоком Олимпийских играх в Лос-Анджелесе, параллельно выступив и на контр-Играх

«Дружба-1984».

Экономическим основанием такой политики Румынии была энергетическая независимость республики: в районе Плоешти добывались нефть и газ. Кроме того, руководством страны был сформулирован «особый курс».

Бухарест лавировал между западным миром, Москвой, Белградом и Пекином, стремясь получить как можно больше выгод.

01 сентября 14:57

Чаушеску выстроил в своей стране настоящий культ личности. Его 60-летие в 1978 году отметили с огромной помпой. Нормой в обращении к нему стали «Гений Карпат» и «Источник нашего света».

Кондукатора (вождя) румын отличала мегаломания: если, к примеру, строился металлургический завод, то крупнейший на Балканах.

В результате к началу 1980-х годов экономическая ситуация в стране ухудшилась. Политика, направленная на форсированное погашение международных займов, привела к падению уровня жизни. Пропагандистская машина усиленно говорила о «нормированном потреблении»: под ним маскировались очереди за продуктами питания, которые выдавались по карточкам, нехватка товаров народного потребления. Картину жизни позднесоциалистической Румынии — с бедностью, очередями за продуктами, гонкой за западными товарами — нарисовал Кристиан Мунджиу в своем фильме

«4 месяца, 3 недели и 2 дня», получившем в 2007 году «Пальмовую ветвь» на Каннском фестивале.

Многие румыны бежали за рубеж. Ширилось недовольство венгерского меньшинства в Трансильвании. При этом Чаушеску не принял «перестройки» в СССР, ужесточив контроль над обществом, который осуществляла всемогущая служба государственной безопасности — секуритате.

В ноябре 1989 года в Бухаресте прошел XIV съезд Коммунистической партии Румынии. На нем собравшиеся много раз бурными аплодисментами прерывали речь кондукатора.

Чаушеску критиковал «капиталистическую реставрацию» в странах соцлагеря.

Но уже тогда на западе страны начались выступления. Детонатором стала высылка венгерского протестантского священника Ласло Текеша из Тимишоары за антиправительственные проповеди. К середине декабря в городе уже происходили массовые демонстрации, в которых участвовали и венгры, и румыны. Чаушеску потребовал любой ценой прекратить выступления, но силовики уже не до конца контролировали армию и полицию.

21 декабря после массированной пропагандистской атаки (румынский лидер заявил, что волнения в Тимишоаре организовали шпионские службы иностранных государств, по телевидению показывали собрания трудовых коллективов, поддержавших вождя) в Бухаресте был организован грандиозный митинг. Однако часть его участников стали выкрикивать античаушесковские лозунги. Так волнения перекатились на столицу. 21 декабря в ходе столкновений число погибших превысило 100 человек. В ночь на 22 декабря началось строительство баррикад в городе. Их смели танки румынской народной армии, но

уже утром на улицы Бухареста вышли сотни тысяч людей, в том числе рабочие крупнейших заводов столицы.

В дни волнения за дискредитировавшего себя Чаушеску никто не вступился. Советские и американские лидеры даже не прокомментировали кровавые события в Трансильвании и Бухаресте.

В тот же день кондукатор и его одиозная супруга Елена Чаушеску бежали в Тырговиште, где и были арестованы.

Суд над супругами был короток и выглядел пародией на правосудие.

Кадры расстрела четы обошли весь мир. Бои в стране между представителями армии и спецслужб с одной стороны и загадочными «террористами» продолжались до 28 декабря и унесли жизни как минимум 1030 человек. Большая часть из них были убиты на улицах в ходе перестрелок. До сих пор ведется дискуссия о том, что это были за «террористы». Спектр мнений разнится, от радикальных чаушистов до диверсий армейского командования, желавшего сделать армию полноценной «спасительницей» революции в обмен на забвение их защиты режима до 1989 года.

В Советском Союзе о событиях в Румынии сообщали отрывочно: 17 декабря начался второй Всесоюзный съезд народных депутатов, который превратился в огромную дискуссионную площадку. Отчеты с выступлениями участников занимали всю газетную площадь. Лишь 21 декабря в «Правде» появились первые крохотные заметки об «обстановке в Румынии». В дальнейшем журналисты главной газеты Коммунистической партии Советского Союза жестко высказывались о Чаушеску: корреспондент из Бухареста пишет о доме, «где в невообразимой роскоши жила семья» вождя; а в Национальный комитет демократии, возникший в период революции, вошли военачальники, «не скомпрометировавшие себя при диктатуре Чаушеску».
Наиболее острой ожидаемо стала реакция на эти события в Молдавии. Там в дни боев на бухарестских улицах были устроены поминальные акции около кафедрального собора в Кишиневе, осуществлялся сбор пожертвований.

Местное телевидение даже передало заявление ЦК Компартии Молдавии и Совета министров республики, в котором осуждались «жесткие насильственные меры режима против мирного населения».

Победа над Чаушеску не принесла Румынии спокойствия. В 1991 и 1996 годах страну потрясали шахтерские выступления. В 2000-х годах на фоне разочарования в новой экономической политике в обществе появилась определенная ностальгия по Чаушеску. В 2010 году тела Николае и Елены были эксгумированы.

Во время процедуры на кладбище пришли сторонники кондукатора с плакатами «Меня расстреляли. Живется ли вам лучше?».

Однако ностальгия по временам социалистической Румынии массовой не стала – в отличие от югоностальгии в Сербии, «остальгии» в Восточной Германии и советской ностальгии в России. Во многом это способствовало тому, что в 2007 году Румыния вошла в Евросоюз, хотя пока она остается вне Шенгенской зоны и зоны евро.

Литература: Потапов В.И., Фейг Н.В. Социалистическая республика Румыния. М.: Знание, 1987. Шарый А. Шимов Я. Корни и корона: очерки об Австро-Венгрии. Судьба империи. М.: КоЛибри, 2011. Шевелев В. Диктаторы и боги. Р\н\Д.: Феникс, 1999

Революция в Румынии в декабре 1989 года. Справка

В 1980-х годах Румыния столкнулась с нарастающими экономическими трудностями. Истощение запасов нефти лишило ее статуса крупного экспортера этого ресурса. Потеря нефтяных доходов первоначально компенсировалась займами у западных стран. С 1975 по 1987 год Румынии было предоставлено около 22 млрд долларов западных кредитов и займов, в том числе 10 млрд долларов – от США. Срок их погашения приходился на 1990–1996 годы.

В начале 1980-х Чаушеску приказал прекратить заимствование и любой ценой выплатить имеющийся внешний долг. Потребление подверглось жесточайшим ограничениям и страна погрузилась в нищету, в то время как режим становился все более репрессивным. Ухудшение экономической ситуации наряду с притеснениями национальных меньшинств привели к отъезду из Румынии большей части немцев и значительного числа венгров.

К трудной внутренней ситуации добавилось воздействие вначале советской перестройки, а затем антикоммунистических революций в Восточной Европе.

На декабрьском заседании Румынской коммунистической партии1988 года были приняты законы о едином национальном плане социально-экономического развития республики на 1989 год, закон о госбюджете, программа самоуправления и самообеспечения в целях улучшения снабжения экономики страны сельскохозяйственными продуктами и промышленными продуктами, законы о совершенствовании системы стимулирования экспорта и др.

Однако предпринятых мер оказалось недостаточно, чтобы преодолеть кризис в экономике, повлекший за собой ухудшение политической обстановки в стране, и массовые протесты против режима Чаушеску. Румынских коммунистов не спасло даже объявленное в июне 1989 года завершение погашения внешней задолженности.

Волнения начались 15 декабря 1989 года в городе Тимишоаре с митинга протеста против депортации из страны священника-венгра Ласло Текеша (Laszlo Tekesh), выступавшего за автономию венгерского меньшинства. Демонстрацию разогнали водометами. На следующий день были вызваны войска и произведены репрессии.

Характерно, что антикоммунистических лозунгов в то время еще не было. Митингующие требовали только отставки Чаушеску, демократизации политической жизни и проведения свободных выборов.

20 декабря Чаушеску выступил по радио и телевидению. Он заявил, что «действия хулиганствующих элементов в Тимишоаре были организованы и начаты при поддержке империалистических кругов и шпионских служб различных зарубежных государств с целью дестабилизации ситуации в стране, уничтожения независимости и суверенитета Румынии».

21 декабря в Будапеште на площади перед зданием ЦК Румынской компартии властями был организован стотысячный митинг с целью продемонстрировать поддержку населением мер по подавлению выступлений в Тимишоаре. Чаушеску выступил с балкона здания, назвав участников демонстраций «врагами революции» и пообещав повысить среднемесячную зарплату на 100 лей (примерно четыре доллара). В ходе митинга группы молодежи стали скандировать антиправительственные лозунги. Применение к ним силы вызвало бурное возмущение тысяч демонстрантов. В ход были пущены войска, с помощью которых площадь была очищена.

К исходу дня часть демонстрантов сосредоточилась на Университетской площади столицы. В ночь на 22 декабря по ним был открыт огонь и применена бронетехника.

В 10 утра 22 декабря Чаушеску ввел в стране военное положение. В этот день началась поистине народная революция: в Бухаресте сотни тысяч людей вышли на улицы. Особенную, мобилизующую роль сыграли организованные колонны рабочих с главных бухарестских предприятий – «23 Августа», «ИМГБ», «Пипера» и других. После того, как по радио было объявлено о самоубийстве министра обороны генерала Василе Миля, началось братание демонстрантов с солдатами.

Известия о том, что реально происходило в то время в Бухаресте, противоречивы. В прессе утверждалось, что засевшие на крышах и балконах снайперы убивали всех, кто попадал в прицел. Они якобы появлялись в местах дислокации сил оппозиции и армейских частей, открывали огонь, провоцировали перестрелки. Эти действия приписали агентам Секуритате (госбезопасности), будто бы сражавшихся за свергнутого диктатора.

За дни революции погибло в общей сложности 1040 человек, среди которых было много военнослужащих. Причем 100 человек было убито 15 декабря в Тимишоаре.

22 декабря, после того, как волнения распространились на Бухарест и другие города Румынии, чета Чаушеску пыталась скрыться на вертолете с крыши здания ЦК компартии Румынии. При побеге из Бухареста супруги Чаушеску были схвачены и помещены под арест. Суд военного трибунала состоялся 25 декабря в военном гарнизоне города Тырговиште и длился всего два часа. Чаушеску судили по обвинению в  геноциде, повлекшем 60 тысяч человеческих жертв; подрыве государственной власти путем организации вооруженных акций против народа; нанесении ущерба государственному имуществу разрушением и повреждением зданий; организации взрывов в городах; подрыве национальной экономики; попытке бегства из страны с использованием средств, хранящихся в иностранных банках, на общую сумму более 1 млрд долларов. 25 декабря 1989 года супруги Чаушеску были расстреляны.

23 декабря 1989 года был сформирован Совет Фронта национального спасения (ФНС), взявший власть в свои руки. ФНС возглавили Ион Илиеску (Ion Iliescu), бывший секретарь Румынской коммунистической партии и Петре Роман (Petre Roman), бывший деятель системы высшего образования. Было распущено правительство, Государственный совет. Совет Фронта национального спасения до февраля 1990 года выполнял роль главы государства.

В феврале 1990 года был создан Временный совет национального согласия (ВСНС) как высший орган государственной власти, в который вошли представители от всех политических партий и организаций. Совет сформировал Исполнительное бюро, которое в переходный период до выборов парламента и президента являлось высшим постоянно действующим органом государственной власти.

В мае 1990 года состоялись выборы президента Румынии, победу на которых одержал Ион Илиеску, набрав 85% голосов, Петре Роман стал премьер-министром и сформировал кабинет из 23 человек.

Был создан новый двухпалатный парламент, состоящий из 387 мест в нижней палате – Национальном собрании; 119 мест в верхней палате – сенате. ФНС добился большинства в парламенте и выиграл 67% мест в каждой из палат.

8 декабря 1991 года на всенародном референдуме была одобрена новая посткоммунистическая конституция. Конституция, за основу которой была взята французская модель, установила смешанную президентско-парламентскую систему управления государством.

 

Уроки Румынской революции | Euronews

В декабре 1989 года произошла Румынская революция, был свергнут и расстрелян Чаушеску, погибло много простых людей. Теперь Брюссель просит у Бухареста раскрыть всю информацию о тех кровавых событиях, которые больше не повторялись на территории нынешнего Евросоюза.

Николае Чаушеску выглядел популярным президентом, но его падение оказалось стремительным. В дни революции в результате вмешательства военных и уличных столкновений погибло более тысячи человек.

Куратор брюссельского Дома европейской истории показывает вещи заколотого в центре Бухареста Раду Ионеску, которому было тогда 17 лет:

«Он был убит там вместе с 13 другими молодыми людьми, и этот свитер — то, что семья получила несколько дней спустя, — говорит Симина Бадица. — Его родным не объяснили, как именно он умер».

Из всех стран соцлагеря в Румынии был наиболее репрессивный и закрытый режим. Он опирался на Департамент государственной безопасности. Доносы на своих соотечественников посылали в Секуритате полмиллиона информаторов в 22-миллионной стране.

В музее выставлено секретное досье на нобелевского лауреата по литературе Герте Мюллер. За такими интеллигентами велась особоя слежка.

«Тому, у кого была пишущая машинка в 80-х годах в Румынии, приходилось каждый год являться в полицию, чтобы дать оттиск шрифта, — продолжает куратор. — От подобном государстве писал Джордж Оруэлл. Оно пыталось сдерживать умы, надеясь таким образом сохранить свою стабильность и контроль над населением «.

При крахе в Восточной Европе тоталитарного коммунизма только в Румынии диктатор был приговорен к смерти и казнен, а гражданский конфликт был кровавым.

«Причины, по которым румынская революция была такой жестокой, нам до сих пор не известны. Это часть тех вопросов, на которые историки, музеи и все румыны всё ещё ждут ответов».

А посетители Дома европейской истории спрашивают, что для них означает это восстание 30-летней давности, возможно ли повторение чего-то подобного?

«Урок Румынской революции – нужно всегда надеяться на свободу, — заключает Симина Бадица. — Недовольные люди обязательно вернут себе свои голоса, выйдут на улицы, снова обретут достоинство и смелость».

Европейский парламент собирается принять в четверг резолюцию с призывом к Румынии раскрыть больше правды о событиях декабря 1989 года. В тексте говорится: «Ни один акт военной агрессии против собственного народа не должен оставаться безнаказанным».

Напомним, что руководство СССР поддержало Румынскую революцию.

«Революция — это недобрая вещь» – Огонек № 1 (5546) от 14.01.2019

Шесть часов в машине с могильщиком Чаушеску: Джелу Войкан Войкулеску — о загадках румынской революции 1989 года, которая похоронила самый одиозный коммунистический режим в Европе, а теперь, как и полагается, пожирает своих детей

Джелу Войкан Войкулеску, бывший вице-премьер, ныне директор Института румынской революции 1989 года

Фото: Sygma via Getty Images

В новом году Румыния отметит 30-летие свержения диктатуры, которая казалась незыблемой. Причем по сценарию, который возвел это событие в ранг одного из самых загадочных явлений прошлого века.

Напомним канву в двух словах. Чтобы исключить возможность влияния на страну извне, Чаушеску, поначалу открытый Западу (он пришел к власти в 1965-м), с конца 1970-х годов принял решение о форсированной выплате внешней задолженности. Жизнь румын превратилась в ад — в магазинах не было продуктов, в квартирах зимой стоял холод. Тайная полиция — секуритате — в зародыше душила любые признаки свободомыслия, культ личности «карпатского гения» (он же «Дунай мысли») приобретал все более гротескные черты.

Вспыхнувшие в Тимишоаре 16 декабря 1989 года первые протесты против диктатуры были — вполне ожидаемо — жестоко подавлены. Однако созванный властями 21 декабря в Бухаресте митинг для осуждения «беспорядков в Тимишоаре» стихийно вылился в демонстрацию протеста, участники которой стали кричать: «Долой Чаушеску!» 22 декабря диктатор бежал на вертолете из окруженного толпой здания ЦК румынской компартии. Было объявлено о создании Фронта национального спасения (ФНС) во главе с Ионом Илиеску, который сразу по умолчанию был признан лидером.

Вечером того же дня прозвучали первые выстрелы: начались бои между сторонниками революции и так называемыми террористами. От рук загадочных боевиков погибло около тысячи румын, однако ни один из злодеев не был убит или пленен. Кто были террористы — одна из главных загадок румынской революции. Уличные бои шли вплоть до казни Чаушеску, после чего стихли…

За прошедшие три десятка лет мечты румын о светлом будущем развеялись без следа. В западном сообществе Румыния принята как бедный родственник, внутреннюю жизнь захлестнула коррупция, политиканство. И хотя за эти годы у кормила власти побывали и левые, и правые, доверия не внушил никто: между политиками и избирателями разверзлась пропасть, и никто не ждет от будущего ничего хорошего.

Мало того, еще в 1990 году румынская военная прокуратура открыла уголовное «дело революции». После 25 лет проволочек, в 2015-м, прокуроры решили закрыть его, придя к выводу, что перестрелка была результатом хаоса, паники и вакуума власти после бегства Чаушеску. Но в начале 2016 года президент Румынии Клаус Йоханнис заявил о «большой задолженности румынского правосудия», и дело было вновь открыто. А в конце 2017-го военные прокуроры опубликовали доклад, утверждая, что группа лиц, ставших во главе протеста против Чаушеску, с целью удержаться у власти организовала вооруженную провокацию, которая привела к гибели около тысячи человек.

Еще через год — уже в минувшем 2018-м — экс-председателю Совета Фронта национального спасения (СФНС) Иону Илиеску, бывшему заместителю премьер-министра Джелу Войкану Войкулеску, экс-командующему ВВС Иосифу Русу и члену СФНС Эмилю Чико Думитреску были предъявлены обвинения в преступлении против человечности. По версии обвинения, умышленно созданная обвиняемыми после 22 декабря 1989-го атмосфера террористического психоза спровоцировала случаи «братоубийственного огня, хаотичной стрельбы, противоречивых военных приказов». Эти действия, подсчитала прокуратура, привели к гибели 862 людей, ранению 2150, лишению свободы и психическим травмам тысяч людей…

Как относятся в Румынии к тому, что через 30 лет после падения диктатуры местная Фемида судит тех, кто свергал Чаушеску? Сказать однозначно сложно, но похоже, что румын ждет год очень острых дискуссий, в ходе которых выяснится масса неудобных деталей для политиков как в самой стране, так и далеко за ее пределами.

Как это было

Вообще-то первое выступление против режима готовилось не в Тимишоаре, а в Яссах. В назначенный час, однако, на площади оказались серьезные силы секуритате: организаторов арестовали, подвергли побоям — на свободу они вышли только после свержения диктатуры. Любопытна и политическая подоплека: инициаторы, по их собственным словам, действовали под влиянием перестройки в СССР.

О попытке протеста в Яссах 14 декабря 1989-го стало известно лишь после того, как сменился режим. В городе, однако, хранят память о неудавшемся выступлении и недавно провели конференцию «Начало румынской революции». Организаторы пригласили на нее и корреспондента ТАСС. Собственно, так автор этих строк оказался в одной машине с Джелу Войканом Войкулеску, другим участником конференции. Путь из Бухареста в Яссы занимает около 6 часов — вполне достаточно для интервью, которое следует ниже.

— Вы стали одним из лидеров румынской революции 1989 года. Для этого были предпосылки? Вы были диссидентом?

— Я был молчаливым оппозиционером с глубоко антикоммунистическими убеждениями. Эта позиция уходила корнями в мою семью, которую называли тогда реакционной. Словом, я был враждебен режиму Чаушеску. Я не был членом комсомола, не был членом партии. Зато несколько раз был в тюрьме, где провел в последний раз год — 1985–1986. Меня исключили с факультета геологии в Институте нефти и газа. Так что у меня были все мотивы выйти на улицу и принять участие в выступлении против режима. Тем более что в 1989-м уже начался распад системы, и я считаю, что пролитая в Румынии кровь закрепила и сделала необратимым крах коммунизма.

— Вы были арестованы по политическим причинам?

— Тогда меня квалифицировали как «представителя внутренней реакции, который действует рука об руку с внешней реакцией, враждебным элементом, опасным агитатором среди молодежи». Это цитата из документов секуритате. Слежка за мной началась в 1965 году и продолжалась до 1989 года — всего 24 года. Конечно, секуритате некоторым образом меня создала, потому что чем плотнее была слежка, тем ожесточеннее был мой протест. На улицу я вышел, повинуясь внутреннему импульсу, без какой-либо мысли войти в будущее руководство страны. Это была игра случая, хотя никто в это не верит уже 30 лет…

— А как вы попали в окружение Илиеску?

— Да очень просто! 22 декабря я пришел на телевидение. В 4-ю студию меня впустил мой двоюродный брат, который работал там оператором и знал, что я сидел в тюрьме. Диктор Теодор Братеш, который вел прямой эфир, дал мне слово, представив: «Теперь послушаем жертву режима». Я сказал более или менее связно несколько фраз, которые соответствовали моменту. И тут у входа послышались крики: «Кто такой Илиеску?», «Впустить его или не впускать?». Я бросился туда, растолкал всех, и вместе с еще одним молодым человеком — это был Михай Испас — мы провели его в студию. С тех пор не расставались: вместе отправились в Минобороны, оттуда — в ЦК. Зашли в кабинет № 1 (кабинет Чаушеску.— «О»), потом вышли на балкон, где Илиеску пообещал свободные выборы, а толпа кричала: «Без коммунистов!» Спор о том, была ли румынская революция только против Чаушеску или же против коммунизма в целом,— ложный. Нет, люди почувствовали, что пришло время отбросить и коммунизм, не зная, правда, чем его заменить.

А потом началась стрельба. Мы бежали в том же составе — Илиеску, я и Михай Испас. Оказались на боковой улице, практически ползли по тротуару, потому что вокруг стреляли. Кто-то уезжал от ЦК на машине, я остановил ее и сказал: «Вы находитесь в распоряжении Фронта национального спасения!» За руль сел Михай, который был таксистом и знал город. Мы снова поехали в Минобороны, а оттуда — на ТВ, где составили и выпустили в эфир «Сообщение к стране» — знаменитые 10 пунктов, знаменовавшие смену режима.

— С той поры прошло 30 лет, но два главных вопроса по событиям 1989 года по-прежнему звучат: «Революция или переворот?» и «Кто стрелял?». Как вы на них отвечаете?

— Конечно, революция! Во-первых, потому что события привели к радикальному изменению политической системы, а во-вторых, потому что они происходили с участием народных масс, которые вышли на улицу. Правда, выражение «народные массы» отдает прошлым, но мы не можем избежать определенных слов. ..

В Бухаресте не было заговора, а если бы он был, то мы первыми били бы себя кулаком в грудь и хвалились: какие мы были смелые! Ведь подготовка революции — большая заслуга.

Но ничего такого не было. Мы не знали друг друга, нам не хватило смелости составить заговор, потому что мы боялись вездесущей секуритате.

Слово «переворот» первым произнес Чаушеску. Но переворот — это изменение режима, которое происходит внутри власти, в центральных структурах государства. Одни члены команды отстраняют других и забирают власть, а население узнает о случившемся по телевизору. События в Бухаресте можно было бы назвать переворотом, если бы среди нас был хотя бы один человек из команды Чаушеску. Но из 39 человек, которые 22 декабря подписали «Сообщение к стране», лишь единицы занимали прежде государственные посты и после конфликта с Чаушеску попали в опалу. Остальные были просто с улицы.

— Ну а кто стрелял?

— Здесь ситуация темная. Есть три гипотезы. Первая: армия обвиняет секуритате. Утверждается, что, хотя еще 18 декабря по секуритате был отдан приказ сдать оружие и заниматься лишь информационной работой, все же огонь открыли сотрудники определенных подразделений этой службы. Противоположное обвинение выдвигает бывшая секуритате — стреляла армия. Но есть еще одна версия, которой придерживаются многие: в гибели примерно 800–900 человек повинны формирования вооруженного сопротивления, которые были созданы Чаушеску в 1968 году, когда после Пражской весны в Румынии опасались советского вторжения. Позднее эти формирования назвали «сеть R» — от слов «Румыния» или «сопротивление» (rezistenta.— «О»). Так вот, предполагается, что именно эти люди развязали городскую герилью в декабре 1989 года. Они не были фанатиками, а подчинялись приказу, боясь наказания. Было ясно, что у них не было особого рвения. Поэтому, когда 25 декабря по ТВ показали трупы четы Чаушеску, они обрадовались, бросили оружие и смешались с населением. Так исчезли террористы.

— Стало быть, три варианта. ..

— Три варианта, я склоняюсь к третьему.

Как казнили Чаушеску

— Вы присутствовали на процессе, при казни и погребении Чаушеску. Как это произошло?

— Участвовать в суде я был направлен новой властью. Конечно, процесс был с изъянами прежде всего потому, что подсудимые отказались признать инстанцию. Чаушеску все время говорил, что его может судить только Великое национальное собрание (парламент, который был распущен 22 декабря вместе со всеми структурами прежнего режима.— «О»). Понятно, что такая позиция вызвала раздражение у судебной инстанции. Поэтому процесс начался в нервозной обстановке, председатель суда полковник Джикэ Попа принялся попросту оскорблять подсудимых, забыв о беспристрастности. А два адвоката были, пожалуй, даже агрессивнее прокурора — их защитная речь больше напоминала обвинительное заключение. Хотя процессуальные гарантии, по словам многих юристов, были соблюдены, все эти крайности бросили тень на процесс и вызвали сомнения в его справедливости. ..

И все же, если взглянуть с исторической точки зрения, любой политический процесс является пристрастным и в конечном итоге несправедливым. Был вынесен приговор, подлежащий немедленному приведению в исполнение. Если бы процедура была нормальной, согласно закону, следовало бы подождать 10 дней, но тот процесс шел в чрезвычайном режиме, и кто знал, сколько тут можно ждать — решение о немедленной казни принималось, напомню, когда на улицах гибли невинные. Все было скоротечно: пока я обсуждал с судьей вопрос о том, как будет организована казнь, восемь парашютистов, которые охраняли зал суда, вывели чету Чаушеску во двор, сделали два шага назад и просто разрядили в них автоматы…

С телами тоже все было в спешке. Погрузили в вертолет, который вылетел из Тырговиште и приземлился у армейского стадиона Генча. Там парашютисты сбросили завернутые в палатки трупы на землю и улетели без доклада: боялись, что их ликвидируют как свидетелей. А солдаты из военного патруля, заметившие на тропе мешки, перенесли их в другое место. Когда прибыла санитарная машина, чтобы забрать трупы, их не нашли! Пошел слух: тела Чаушеску украла секуритате! Помню, я сказал тогда несколько цинично: «Хотя бы убедятся, что они мертвы!» Утром, впрочем, тела были найдены и отвезены в морг военного госпиталя, где о них просто забыли. Вспомнили только 30 декабря, и, поскольку я был на процессе, мне поручили заняться и погребением — стать могильщиком президентской четы. На военном кладбище Чаушеску принять не захотели, пришлось ехать на гражданское кладбище Генча. Мест не нашлось и там. Тогда для Чаушеску выкопали могилу возле одной из аллей, а для Елены — примерно в пяти метрах. То есть они лежат не рядом…

— То, что заниматься Чаушеску назначили именно вас,— случайность?

— Я был одним из последовательных сторонников их ликвидации. Потому что цель революции — устранить тех, кто находится у власти. Если они не хотят уйти добровольно, тогда их нужно убить. Как показывает история, революция — не галантная вечеринка…

Поэтому, когда в СФНС встал вопрос о том, кому присутствовать на процессе, все повернулись ко мне. Я ничего не сказал, но ощутил тогда огромную разницу между теоретическим отстаиванием необходимости казни двух людей и практическим участием в этой акции. Хотя никто не говорил этого вслух, было ясно, что приговором будет высшая мера.

Теперь, оглядываясь назад, я думаю, что их смерть не была лишена определенной торжественности, которая соответствовала положению руководителя Румынии. У Чаушеску была достойная смерть — расстрел. Не через повешение, как кончили осужденные Нюрнбергского процесса или Саддам Хусейн. Смерть — это смерть в любом случае, но принято считать, что расстреливают людей, к которым относятся с определенным уважением…

— И не было споров о том, не устроить ли настоящий процесс?

— Споры? Вполне естественным решением было бы попросту застрелить их в качестве акта революционного правосудия. Хотя была и гуманитарная щепетильность Илиеску, который выступал за продолжительный процесс со свидетелями, чтобы народ судил своих угнетателей…

Из обвинителя в обвиняемые

— Личный вопрос: из румынской прессы того периода можно вынести впечатление, что вы переживали эти драматические события особым образом. Происходящее как будто носило для вас символический характер. Вам приписывают определенные фразы, например об «убийстве дракона».

— Не было никакого дракона! Это абсурд, фантазии… которые появились задним числом. Прежде всего это было коллективное решение. Возможно, я отстаивал его более настойчиво, основываясь на логике необходимости. Напомню: на улицах гибли люди, нужно было положить конец городской герилье, и это было очень простое рассуждение, которое оказалось верным. Подтверждением послужило прекращение стрельбы после того, как сообщили о казни Чаушеску.

Должен сказать, что у меня не было никакого чувства удовлетворения. Во всем этом вообще не было личной составляющей. Тогда я размышлял с максимальной логикой, руководствовался принципом необходимости. В такие моменты действуешь, исходя из расчета, а не человеческих слабостей. Для этого я и вышел на улицу, для этого вообще люди идут в революцию. Революция — это недобрая вещь. Либо мы, либо они…

Я был максимально прагматичным, каким бывает человек, когда хочет выжить и говорит: теперь или никогда. Победа или смерть! Так кричали на улицах. Таковы эти исключительные моменты, которые Стефан Цвейг называл астральными часами человечества. В таких ситуациях личность отдельного человека не имеет значения, в силу вступает надличностное мышление…

— И вот теперь процесс по делу о декабрьской революции, в котором вам предъявлено обвинение в преступлении против человечности… Каковы его пружины, что в реальности за этим стоит?

— Ясно, что это месть. Чья? Точно ответить трудно. В том, чтобы замарать идею революции и отомстить нам, заинтересованы потомки коммунистических руководителей…

Счет за 800–900 румын, погибших после 22 декабря, предъявляется нам — они, дескать, погибли после того, как мы пришли к власти. За все, что произошло после 22-го, отвечает новое руководство. Но от этого далеко до циничного утверждения, будто мы, новая власть, их убили сознательно, чтобы создать атмосферу хаоса и получить легитимность. Другими словами, 39 человек, подписавшие «Сообщение к стране», вдруг развернулись и отдали приказ стрелять в товарищей, вместе с которыми только что протестовали на улицах. Это более чем скандально, это немыслимо.

Но, увы, обвинение выдвинуто, процесс запущен, и результат будет зависеть от совести судей… По сути, нас будут судить люди, которые воспользовались плодами нашей революции, ведь мы принесли стране свободу и де-факто обеспечили им карьеру… Этот процесс еще можно было бы понять, если бы к власти вернулись люди бывшего режима, но в нынешней конфигурации…

— А вы не думаете, что скомпрометировать СДП — наследницу Фронта национального спасения — хотят те, кто не сумел взять власть в 1989-м, то есть правые силы?

— Сегодня правые — это совсем другие люди, не те, что тогда…

— Политики, случается, используют в своих целях и прошлое…

— Это возможно, но все равно аномалия. Революцию нельзя судить. Это такой абсурд, что просто нечего сказать. Хотя наступили времена, когда меня уже ничего не удивляет…

Николай Морозов, корр. ТАСС в Румынии,— для «Огонька»

Румынский Робеспьер

Кто такой Джелу Войкан Войкулеску

В декабре 1989-го среди тех новых людей, которые в момент свержения Чаушеску, казалось бы, из ниоткуда шагнули на авансцену румынской политики, выделялся высокий мужчина с белой бородой и в штормовке. Всем своим мрачно-решительным видом Джелу Войкан Войкулеску олицетворял революцию. Прямая спина, холодный взгляд, торжественные движения — от него как будто веяло угрозой судного дня. Недаром Войкана прозвали «румынским Робеспьером». Его быстро окутал ореол жутковато-романтических слухов: происходит из старинного знатного рода, знаток оккультных наук, связан с секретными сетями и тайными обществами и еще бог весть что. ..

Формированию этого завораживающего образа содействовала и бурная революционная деятельность самого Войкана. Он принимал участие в процессе, казни и погребении Чаушеску, а в первом временном правительстве был вице-премьером, отвечавшим за контроль над спецслужбами. Говорят, он ночевал в своем кабинете, не расставаясь с калашниковым, архивами бухарестской секуритате и собственными записными книжками.

Затем Войкан был сенатором, послом в Марокко и Тунисе. Сейчас он генеральный директор Института румынской революции 1989 года. И один из фигурантов процесса по «делу о революции», который обещает стать едва ли не самым громким в год 30-летия памятных событий.

Фото дня: Румынская революция | Warspot.ru

16 декабря 1989 года в румынском городе Тимишоара в ответ на репрессивные действия со стороны властей в отношении протестантского пастора Ласло Тёкеша начались волнения среди венгерского меньшинства. Тёкеш неоднократно выступал с критикой властей Румынии, в том числе и в интервью венгерским телеканалам. За это он был обвинён в разжигании межнациональной розни и в антигосударственной деятельности. Собравшаяся вокруг дома Тёкеша для его защиты толпа насчитывала несколько тысяч человек. Вскоре эти люди начали выкрикивать антикоммунистические лозунги и даже попытались поджечь здание местного комитета правящей Румынской коммунистической партии (РКП). Полиция и сотрудники Департамента государственной безопасности (Секуритате) ответили слезоточивым газом. К 9 вечера митингующих удалось разогнать, многие из них были арестованы.

Но это было только начало. Уже на следующий день беспорядки в Тимишоаре вспыхнули с новой силой. Первоначальные требования, связанные с пастором Тёкешем, отошли на второй план, восстание приобрело ярко выраженный антиправительственный характер. В город была введена армия, причём министр обороны Василе Миля, отказавшийся использовать войска против гражданских, поплатился за это жизнью. Впрочем, даже с использованием танков, бронетранспортёров и вертолётов успокоить восставшую Тимишоару не удалось. Многочисленный человеческие жертвы среди демонстрантов привели к тому, что 20 декабря на улицы вышел практически весь город. Около 100 тысяч протестующих заняли Оперную площадь, на которой скандировали лозунги «Мы — люди!», «Армия на нашей стороне!», «Не бойтесь, Чаушеску падёт!».

21 декабря волнения охватили и столицу Румынии. Интересно, что здесь они начались с митинга, собранного в центре Бухареста в поддержку президента Чаушеску. Его выступление с балкона здания центрального комитета РКП было сорвано свистом, криками из толпы и взрывами петард. В Бухаресте началась стрельба. На следующий день на сторону восставших начали массово переходить военные, а сам президент с женой и близкими соратниками бежал из столицы. Уже вечером 22 декабря глава государства с супругой были задержаны военными. А 25 декабря они были приговорены военным трибуналом к смертной казни и расстреляны. Всего же Румынская революция 1989 года унесла жизни более 1100 человек.

Танковое подразделение румынской армии, перешедшее на сторону революционеров. Повстанцы вырезали из государственных флагов герб социалистической Румынии, из-за чего их триколоры имели характерную дыру в центре. Бухарест, конец декабря 1989 года

как в Румынии свергали режим Чаушеску — РТ на русском

16 декабря 1989 года на волне бархатных революций в Румынии начались народные волнения, которые переросли в вооружённый мятеж. Центр Бухареста превратился в арену уличных сражений между повстанцами и силовиками. По официальным данным, жертвами столкновений стали более тысячи человек. 25 декабря после двухчасового судебного процесса румынского лидера Николае Чаушеску и его супругу Елену расстреляли. Румыния стала единственным восточноевропейским государством, где в 1989 году произошла насильственная смена власти. События развивались настолько стремительно, что впоследствии появилась масса версий о спланированном характере госпереворота. Могла ли румынская революция произойти бескровно, разбирался RT.

Во времена холодной войны Румыния была одним из самых строптивых государств социалистического блока. Бухарест всегда стремился балансировать между Москвой и западным миром, хотя формально являлся членом Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и Организации Варшавского договора (ОВД).

Своего расцвета социалистическая Румыния достигла в начальный период правления Николае Чаушеску, который возглавил Коммунистическую партию в марте 1965 года. В декабре 1967 года он был назначен на должность председателя Госсовета, а в марте 1969 года стал председателем Совета обороны.

Чаушеску сконцентрировал в своих руках все нити партийной и государственной власти. В первой половине 1970-х годов он окончательно избавился от конкурентов по партийной линии.

В марте 1974 года в Румынии в результате конституционной реформы был учреждён пост президента, который избирался парламентом на пять лет. Чаушеску стал первым и единственным президентом социалистической Румынии.

Столь откровенная узурпация власти происходила при полной поддержке народа. Первое десятилетие его правления было отмечено взрывным промышленным ростом. В 1974 году объём производства промышленной продукции вырос в 100 раз по сравнению с показателем 1944 года. Это позволило Чаушеску повысить зарплаты и пенсии, дать румынам сытую, обеспеченную жизнь.

Румыния как сверхдержава

Несмотря на репутацию ярого коммуниста, румынский лидер открыто демонстрировал свою симпатию Западу. Подчёркнуто независимый от Москвы внешнеполитический курс способствовал росту популярности Чаушеску. Так, в 1968 году он осудил ввод группировки ОВД в Чехословакию, а в 1979 году не поддержал советскую кампанию в Афганистане.

Западу импонировали антисоветские заявления, которые периодически позволял себе Чаушеску. В 1970-е годы Бухарест начал получать кредиты западных фондов. Большую часть финансов выделял МВФ. Займы вкладывались в развитие энергетического сектора и добывающей промышленности. В результате к 1981 году совокупные долги Румынии составили $10,2 млрд.

Политический курс Чаушеску отличался необычайной пестротой. Социалистическая ориентация, предполагавшая верховенство принципа интернационализма, не мешала диктатору продвигать идею исключительности румынского народа.

  • Николае Чаушеску и его жена Елена в Бухаресте
  • AFP

В частности, Чаушеску называл румын наследниками древних римлян. Власти даже инициировали процесс поиска научных доказательств этой преемственности, а в структуре Академии наук были созданы специальные группы учёных.

Подобное поведение Чаушеску вызывало непонимание в социалистическом лагере и в СССР. Тезис об имперской преемственности напоминал коммунистическим лидерам изыскания, которые проводились в нацистской Германии с целью научного обоснования расовой теории и особой миссии немецкого народа.

Однако никто из соцлагеря не вступал с Чаушеску в публичную полемику. Западные политики также предпочитали игнорировать выходящие за грань разумного высказывания румынского президента.

Историки считают, что Чаушеску стремился превратить Румынию в европейскую сверхдержаву.

Помимо заигрывания с национализмом, он проводил милитаризацию экономики, увеличивая расходы на армию и спецслужбы. Перед румынским оборонным комплексом стояла задача наладить производство максимально широкого спектра вооружения, чтобы не зависеть от поставок из СССР.

Одновременно Бухарест вёл разработку ядерного оружия, сотрудничая с ФРГ и Пакистаном. 14 апреля 1989 года диктатор объявил, что Румыния обладает технологией производства ядерных боеголовок, баллистических ракет и пусковых установок. 

Культ личности и жёсткая экономия

Как полагают историки, во второй половине 1970-х годов Чаушеску создал платформу для продвижения культа личности. Результатом такой политики стало установление жёсткого авторитарного режима.

Также по теме

На культ личности Ким Чен Ира КНДР потратила $110 млн

На создание культа личности бывшего северокорейского руководителя Ким Чен Ира в общей сложности ушло более $110 млн. Правда, для…

Чаушеску превратился в героя уличных плакатов и множества произведений искусства. На всевозможных демонстрациях его благодарили за мудрость и заботу о народе.

Румынию 1980-х годов нередко сравнивают с Северной Кореей. Оба государства объединяли не только чрезвычайно централизованная вертикаль власти и культ личности, но и участие членов семьи в системе управления государством. Так, в марте 1980 года супруга Чаушеску Елена была назначена первым заместителем премьер-министра.

Румынское общество болезненно воспринимало режим жёсткой экономии, который в 1981 году инициировал Чаушеску. В частности, в республике была введена карточная система выдачи продуктов. Заправить машину бензином разрешалось только по талонам, а пользоваться электричеством можно было ограниченное количество часов.

Румынская экономика работала на максимизацию экспортной выручки, а не на удовлетворение потребностей населения.

В короткое время граждане оказались лишены материальных и социальных благ, полученных в 1970-е годы.

Парадокс состоял в том, что Чаушеску мог не торопиться с выплатой долгов, но, опасаясь попасть в зависимость от Запада, решил погасить кредиты во внеплановом порядке — с учётом процентов Бухарест накопил долгов на $21 млрд.

«Если говорить грубо, то Чаушеску пытался создать вторую КНДР. Брежневский и уж тем более горбачёвский СССР на фоне Румынии казался раем свободы. А ведь у румын ещё недавно было право на частную собственность. Таким положением дел были недовольны, наверное, практически все», — отметил в беседе с RT российский историк, автор книги «Перевороты и революции» Дмитрий Зыкин.

Взрыв недовольства

12 апреля 1989 года Чаушеску объявил о досрочном завершении выплаты внешнего долга. Однако мгновенных положительных перемен в стране не произошло. Более того, внешнеполитическая ситуация для Румынии значительно ухудшилась: в СССР и социалистических странах началась либерализация режима, которая позднее обернулась сменой власти.

После разрушения Берлинской стены (ноябрь 1989 года) Чаушеску остался единственным социалистическим лидером, который отказывался проводить какие-либо реформы.

Негативное влияние на ситуацию для Чаушеску оказывали обострившиеся отношения с соседней Венгрией, которая стремительно демократизировалась. 16 декабря 1989 года в городе Тимишоара (северо-запад страны) вспыхнули волнения из-за попыток властей депортировать из Румынии этнического венгра — пастора Ласло Тёкеша — по обвинению в «разжигании межнациональной розни».

Полиции и армии было запрещено открывать огонь. Пользуясь пассивностью силовиков, демонстранты начали захватывать бронетехнику и военные объекты. 17 декабря подразделения вооружённых сил получили приказ открывать огонь на поражение, и 18 декабря восставших удалось рассеять.

  • Румынские танкисты, перешедшие на сторону восставших
  • Reuters
  • © Charles Platiau

По официальным данным, жертвами беспорядков стали около 60 человек. Однако по Румынии поползли слухи о невероятном количестве погибших, вплоть до 60 тыс. человек, притом что население города составляло 300 тыс. человек.

20 декабря, выступая по национальному телевидению, Чаушеску обвинил в разжигании конфликта в Тимишоаре иностранные спецслужбы. 21 декабря он решил обратиться к народу, выйдя на балкон резиденции в центре Бухареста. Однако слова Чаушеску заглушили крики недовольных граждан, и он был вынужден ретироваться.

В этот день столица Румынии превратилась в арену ожесточённых боестолкновений. Часть армейских подразделений перешла на сторону восставших. Мятежников поддержал бывший соратник Чаушеску Ион Илиеску, который в 1990 году стал президентом постсоциалистической Румынии.

Скоротечный трибунал

21 декабря чета Чаушеску бежала из столицы на вертолёте. 22 декабря беглецов задержали вблизи города Тырговиште (около 100 км от Бухареста). 25 декабря над Николаем и Еленой Чаушеску в штабе военного гарнизона в Тырговиште состоялся трибунал, длившийся не более двух часов.

Бывших лидеров Румынии признали виновными в разрушении национальной экономики, государственных институтов, геноциде и «вооружённом выступлении против народа и государства». Трибунал определил высшую меру наказания — расстрел. Приговор был немедленно приведён в исполнение, хотя формально на его выполнение отводилось десять дней.

Кадры казни четы Чаушеску национальное телевидение продемонстрировало 28 декабря 1989 года. Румыния стала единственным постсоциалистическим государством Восточной Европы, где смена власти произошла насильственным путём, а бывший лидер государства был казнён. Согласно официальным данным, в общей сложности жертвами беспорядков в Тимишоаре и Бухаресте стали больше тысячи человек.

Стремительное развитие событий в Румынии породило множество версий. В 2004 году немецкий журналист Сюзанна Брандштеттер обвинила в свержении Чаушеску ЦРУ и европейские спецслужбы, включая венгерскую разведку. Как утверждают очевидцы беспорядков, в Бухаресте циркулировало множество слухов о снайперах, которые якобы стреляли по обеим конфликтующим сторонам.

Новые румынские власти провели несколько расследований трагических событий декабря 1989 года. За участие в «репрессиях против революции» были осуждены 275 человек. Однако выводы прокуратуры менялись каждый раз после смены руководства государства. Обвинения выдвигались как против Чаушеску и его приближённых, так и против оппозиции.

На сегодняшний день в Румынии нет единого мнения о том, кто спровоцировал беспорядки. При этом, как пишут зарубежные СМИ со ссылкой на соцопросы, в стране растёт ностальгия по временам Чаушеску. Политологи объясняют метаморфозу тем, что демократические власти не превратили Румынию в процветающую страну.

  • Могила Чаушеску в Бухаресте
  • Reuters

«Усталость элит» и «рука Запада»

Директор Института Восточной Европы Александр Погорельский считает, что главной причиной румынской революции стала неадекватная политика Чаушеску, которая вызвала агрессивную реакцию народа и партийных боссов. По мнению Погорельского, в 1989 году власть румынского лидера была лишена какой-либо социальной опоры.

«Усталость элит была ключевым фактором смены власти в Румынии. Чаушеску окончательно потерял берега. Соцлагерь уходил в прошлое, а в Румынии ничего не менялось. Элиту уже не устраивала фигура Чаушеску и существующая модель экономики. Наряду с этим государственные и партийные функционеры стремились как-то монетизировать свою власть», — отметил в беседе с RT Погорельский.

Поспешный суд и расстрел четы Чаушеску, как считает политолог, были продиктованы вполне прагматичными соображениями. В критический для Румынии период мятежники стремились лишить своих противников символа борьбы. Также смерть диктатора позволяла списать все внутренние проблемы страны на последствия его политики.

«Я не верю в историю про снайперов и вмешательство Запада. Большое количество погибших объясняется тем, что в Бухаресте происходили бои между силовиками, которые использовали разнообразное вооружение. Экипажи танков стреляли друг в друга, и естественно, что от разрывов снарядов гибли в том числе безоружные люди», — констатировал собеседник RT.

Также по теме

Госпереворот под копирку: как меняли власть в странах Латинской Америки

Временно отстранённый президент Бразилии Дилма Русеф назвала попыткой госпереворота процедуру импичмента, запущенную против неё. В…

Историк Дмитрий Зыкин придерживается несколько иной точки зрения. Он согласился с тем, что против Чаушеску действительно была настроена военно-политическая верхушка Румынии. Оппозиционные настроения в элите находили живой отклик у народа, который был раздражён ухудшением уровня жизни. В то же время Зыкин считает неправильным сбрасывать со счетов версию о вмешательстве извне.  

«У элиты были свои экономические интересы, и режим Чаушеску мешал воплотить их в жизнь. Хотя я не исключаю участия внешних сил в румынских событиях. По крайней мере за кажущейся стихийностью в действиях мятежников просматривается план свержения Чаушеску любой ценой. В эту логику вполне укладывается быстрый успех мятежников, скоротечный суд и расправа над четой», — предположил Зыкин.

Эксперт отмечает, что диктатор собственноручно настроил против себя будущих палачей. Однако, по мнению Зыкина, слишком большую роль в румынской революции сыграла дезинформация. Задолго до переворота ходили упорные слухи о том, что на фоне всеобщей бедности Чаушеску ведёт роскошный образ жизни и якобы имеет счета за рубежом. В период уличных боёв распространялись сведения о колоссальном количестве числе жертв.

«Без сомнения, народ был очень раздражён, и на это были причины. Но все слухи оказались ложными. Сценарий румынской революции мало чем отличается от других госпереворотов, в том числе тех, которые мы наблюдали совсем недавно. Насильственная смена власти всегда происходит по воле элит и отвечает интересам внешних сил. В ход идут манипуляции, которые дают карт-бланш на любую жестокость по отношению к действующему режиму», — резюмировал Зыкин.

Тридцать лет спустя после румынской революции вопросы остаются – ПОЛИТИКА

Мне было 4 года, когда я смотрел расстрел Николае Чаушеску и его жены в прямом эфире по национальному телевидению в Рождество 1989 года.

Бывший румынский диктатор был свергнут в дни интенсивных гражданских беспорядков, положивших конец коммунизму спустя 42 года. Это было запутанное время для ребенка. Но, несмотря на то, что с тех пор я многое понял о своей родной стране и ее переходе к демократии, остается еще много вопросов, на которые у румын нет ответов о том периоде, три десятилетия спустя.

В хаотические дни, последовавшие за свержением Чаушеску в ходе так называемой румынской революции, было застрелено и убито больше мирных жителей, чем во время военного подавления демонстрантов Чаушеску в предыдущие дни. И ни у кого нет четкого ответа, почему и кем.

Долгое время являвшиеся предметом научных дискуссий и теорий заговора, эти вопросы теперь разбираются в продолжающемся судебном процессе над ведущими участниками революции — самой жестокой из стран, появившихся из-за железного занавеса. По некоторым оценкам, 1100 человек погибли и более 3000 получили серьезные ранения.

Некоторые надеются, что судебный процесс поможет положить конец этому ключевому, но бурному периоду в истории Румынии.

Но, несмотря на падение Чаушеску и вывод войск, в последующие дни на улицах Бухареста продолжали стрелять по мирным жителям.

«Я часто говорил, что мы хотим знать правду о декабре 1989 года, что мы хотим, чтобы виновные предстали перед судом», — сказал президент Клаус Йоханнис во время празднования годовщины революции в воскресенье в Бухаресте.

Другие не так уверены.

«Если за 30 лет не решили, что можно сделать сейчас?» Об этом Медиафакс сообщил Георгий Преда, который потерял глаз после того, как получил ранение, когда искал подарок для своей дочери. Он до сих пор не знает, кто стрелял в него.

Начало конца

Что известно о революции, так это то, как и где она началась: 15 декабря 1989 года местные жители собрались в западном городе Тимишоара, чтобы выстроить живую цепь вокруг дома Ласло Тёкеша — популярного пастора и этнического венгра, который был ярый критик Чаушеску, которого должны были переназначить. На следующий день протест трансформировался в более широкое движение против самого коммунизма, что привело к столкновениям с силами безопасности.

Люди стоят рядом с венками цветов с надписью «30» во время чествования первых жертв революции 1989 года на площади «Университетская площадь» в Бухаресте, 21 декабря 2019 г. | Даниэль Михайлеску/AFP через Getty Images

По некоторым данным, в результате силового подавления демонстрантов 66 человек были убиты и более 300 ранены.Но насилия было недостаточно, чтобы остановить протесты, и тысячи людей начали выходить на улицы, в результате чего военные отступили, пока Чаушеску находился в поездке в Иран.

Поскольку недовольство продолжало расти, Чаушеску организовал митинг в Бухаресте 21 декабря, чтобы показать, что он по-прежнему пользуется поддержкой людей, но его слова были встречены свистом и скандированием протеста. На следующий день он и его жена были вынуждены бежать из столицы на вертолете после того, как протестующие ворвались в здание Коммунистической партии, где пара искала убежища. Позже они были арестованы, преданы показательному суду и казнены.

К власти пришла группа антикоммунистических активистов и актеров, в том числе Ион Илиеску, который был близок к Чаушеску и     в конечном итоге занимал пост президента 11 лет.

Но, несмотря на падение Чаушеску и вывод войск, в последующие дни на улицах Бухареста продолжали стрелять по мирным жителям.

Илиеску обвинил в стрельбе предполагаемых террористов, которые, как он утверждал, были бывшими членами так называемого Секуритате и сторонниками Чаушеску, хотя их личности так и не были установлены.

Стрельба не прекращалась до 28 декабря, по словам Агерпреса, через три дня после казни Чаушеску.

Согласно обвинительному заключению, дезинформация, в распространении которой обвиняются Илиеску и его пособники, также заложила основу для показательного суда и суммарной казни Чаушеску.

В ожидании справедливости

За 30 лет после революции расследование насильственных последствий открывалось и закрывалось несколько раз. В 2014 году военная прокуратура закрыла широкое дело о событиях революции, утверждая, что никто не может быть привлечен к ответственности, потому что до того, как Илиеску утвердился, существовал вакуум власти.

В 2016 году заместитель генерального прокурора Румынии принял решение о возобновлении дела, заявив, что предыдущие доводы в пользу его прекращения неубедительны и что военная прокуратура не сосредоточилась на установлении того, что именно произошло.

Илиеску, которому сейчас 89 лет, в апреле прошлого года был обвинен в преступлениях против человечности, обвинен в распространении дезинформации, когда он сказал , что террористы были.Согласно обвинительному заключению, его заявления спровоцировали «террористический психоз», в результате которого люди стреляли друг в друга из страха.

Илиеску отрицает какие-либо правонарушения, настаивая в интервью и книгах , которые он писал за последние 30 лет, что террористы были войсками, верными Чаушеску, и они несут ответственность за стрельбу.

По аналогичным обвинениям были предъявлены обвинения еще трем мужчинам, входившим в группу, пришедшую к власти, в том числе вице-премьеру и командующему ВВС.

Огюстен Лазар, бывший генеральный прокурор Румынии, извинился за то, что системе правосудия потребовалось много времени, чтобы предъявить обвинения в «революционном деле». Он сказал, что суд, наконец, отдаст дань уважения погибшим.

Румынский солдат стоит на танке во время боев за свержение Социалистической Республики Румыния 24 декабря 1989 года в Бухаресте | Кристоф Саймон и Джоэл Робин / AFP через Getty Images

Около 5000 человек вызвали в качестве свидетелей на судебный процесс, который начался в конце ноября.По сообщениям румынских СМИ, в первый день были названы имена около 3500 человек, но явилось только 600 человек. Многие присутствующие выразили мало надежды на то, что судебный процесс завершится.

Нет предупреждения

Согласно обвинительному заключению, дезинформация, в распространении которой обвиняются Илиеску и его пособники, также заложила основу для показательного суда и суммарной казни Чаушеску.

В тот рождественский день я был в сельской местности, в 300 километрах от Бухареста, где моя семья традиционно собиралась на праздник.У нас был черно-белый телевизор, по которому мы обычно смотрели несколько часов программ, доступных каждый день при коммунизме.

Во время трансляции судебного процесса звук телевизора не работал, поэтому моя семья включила радио, чтобы услышать, что Чаушеску сказали в свою защиту, прежде чем их расстреляли.

Я помню, как изо всех сил пытался мельком увидеть экран, поскольку вокруг него столпилось множество моих соседей.

После этого изображение безжизненных тел пары транслировалось по телевидению каждое Рождество в рамках празднования падения коммунизма.В первые дни зарождающейся демократии никто не предупреждал, что эти изображения могут вызывать беспокойство, особенно у детей.

Рождество 1989 года внезапно положило конец режиму, но не страхам моей матери.

Помню, мне было грустно из-за того, что этих двух пожилых людей постигла такая трагическая судьба. Я не понял, что они сделали, а шляпа Чаушеску напомнила мне о моем деде, у которого была похожая.

Помимо множества оставшихся без ответа вопросов тех дней, есть и страхи, которые все еще сохраняются.

В какой-то момент во время революции моей матери позвонил родственник, который много лет назад бежал в Австралию. Он звонил, чтобы сказать ей, как он счастлив, что румыны, наконец, будут свободны.

Внезапно третий голос в трубке сказал моей матери: «Вы должны положить трубку сейчас же».

Несколько дней она боялась, что кто-нибудь из тайной полиции найдет ее и бросит в тюрьму, как это случилось со многими людьми.

Рождество 1989 года внезапно положило конец режиму, но не страхам моей матери.По сей день, когда я говорю ей по телефону, у какого румынского политика я планирую взять интервью, она может попросить меня прекратить делиться этими подробностями, потому что «никогда не знаешь, кто может слушать».

Румынская революция 1989 года

События в Тимишоаре в середине декабря 1989 года знаменуют начало румынской Революция, приведшая к смерти коммунистического диктатора Николае Чаушеску. и его жена Елена, конец 42 лет коммунистического правления в Румынии, который был последнее устранение марксистско-ленинского правительства в стране Варшавского договора во время события 1989 года и единственные, принявшие столь бурные формы.

Чаушеску начал в 1981 году программу жесткой экономии, направленную на ликвидацию всего государственный долг $10 миллиард. Для достижения цели уровень жизни Румынский народ резко деградировал. Многие товары первой необходимости, включая газ, тепло и еда была нормирована. Румыны в это время столкнулись с проблемами недоедания и самый высокий уровень младенческой смертности в Европе в 1980-х годах.

В середине декабря 1989 года румынское коммунистическое правительство намеревалось изгнать пастора Ласло Тёкеша из Венгерской реформатской церкви.Сторонники пастора протестовали против выселения. Николае Чаушеску приказал Милиции и Службе безопасности (секретная служба, одна из крупнейших в коммунистических странах) продолжить выселение и восстановить порядок. Это привело к новым протестам, протестующие выкрикивали румынский антикоммунист, уничтожали коммунистические флаги, портреты Чаушеску. Каждое вмешательство коммунистических сил приводило к новым беспорядкам и противодействию большего количества протестующих. Коммунистические правоохранительные органы атаковали протестующих слезоточивым газом и водяными струями, армия применила танки и открыла огонь.

Тимишоара объявила всеобщую забастовку 20 декабря. формирование революционного комитета под названием Румынский демократический Фронт (Фронтул Демократический Роман — Рузвельт) одного из лидеров протеста Иоана Лорина. Фортуна была инициирована. Они конкретизировали свои запросы в ходе переговоров с Премьер-министр Константин Даскалеску. Запросы включали расследование убийства, предшествовавшие переговорам, освобождение арестованных протестующих и разрешить свободную прессу.

В тот же день Николае Чаушеску выступил с речью по телевидению, в котором он осудил события в Тимишоаре и обвинил зарубежные страны в участии во внутренних делах Румынии. дела.

На следующий день после того, как лидеры Рузвельта представили Обращение к протестующим.

Николае Чаушеску во время организованного им митинга в котором участвовали десятки тысяч человек обещали повысить зарплату, детские пособия, пенсионные фонды и т. д. Но его «сторонники» бежали и вмешались правоохранительные органы жестко против антикоммунистических демонстрантов. Применялись слезоточивый газ, водяные струи и раздались выстрелы. Это произошло и во всех протестующих городах Трансильвании.

Протесты охватили все крупные города Румынии. Общий Министр национальной обороны Василе Миля отказался казнить Николае. приказ Чаушеску расстрелять демонстрантов и покончил жизнь самоубийством. Николай Армия и полиция Чаушеску сторонники отвернулись от него и отказались стрелять в протестующих.

В результате этого Николае и Елена Чаушеску сбежал из ЦК здание, и протестующие захватили здание. Петре Роман объявил о победе революция с балкона ЦК.Здание общественного радио было также занят демонстрантами, и революция транслировалась в прямом эфире.

Создание Фронта национального спасения Совет, целью которого было организовать свободные выборы и возглавить страну, был объявил. Ион Илиеску представил Заявление Фронта национального спасения Совет Страны (CFSN). В документе представлены основные цели революция: введение демократии, роспуск режима Чаушеску, обеспечение свободы и достоинства румынского народа, обеспечивая власть, взятую CFSN и Высший военный совет, который позже учредит местные филиалы, обеспечивающие местное самоуправление.

Армии было приказано поддерживать революцию и предотвратить дальнейшее насилие. Но насилие присутствовало. Какой-то бывший Securitate агенты подверглись нападению разгневанных революционных групп. воинские части были нападение друг на друга.

Николае и Елену Чаушеску поймали в Тырговиште. Бои и теракты поэтому CFSN ввела исключительные меры, призывающие к немедленное прекращение огня в стране, суд над Чаушеску, конфискация оружия у мирных жителей и объединение вооруженных сил.

Николае и Елена Чаушеску обвинялись 25 декабря 1989 года в Тырговиште Исключительным военным судом по делам о геноциде (64 000 смертей во время их режима), подрывающее государственную власть и народное хозяйство и диверсионное действует. Они были приговорены к смертной казни, а все их имущество конфисковано. Николае и Елена Чаушеску были расстреляны. Румынский Телевидение транслировало новости о казни Чаушеску и изображения трупы Чаушеску и его жены были разбросаны по всему миру.

Боевые действия остановлены, и CFSN назначил Петре Романа премьер-министром временного правительства.

Первое собрание CFSN состоялось 27 декабря, чтобы избрать своих должностных лиц (президент – Ион Илиеску, вице-президент – Думитру Мазилу) и принять новые символы страны.

Спустя годы Румыния стала членом НАТО и Европейского Союза: в 2004 и 2007 годах соответственно.

Фото: Правообладатель изображения:  Национальный исторический музей Румынии (через проект «Коммунизм в Румынии»)

По материалам: https://enrs. eu/article/the-romanian-revolution?fbclid=IwAR3GaSjZ681kKKs1AHJ8eooGIresW7nwI-8rRejGzj6Gk0mgSzy89_MqGic

Румынская революция 1989 года и падение Чаушеску

Стена и Бархатная революция в Чехословакии. В декабре пал один из самых жестоких диктаторов Восточной Европы Николае Чаушеску, и это не произошло мирно.

Румынская революция началась в городе Тимишоара 16 декабря, когда один этнический венгерский пастор выступил против политики режима.Это привело к массовым протестам и репрессиям со стороны военных. Затем Чаушеску выступил с речью на Дворцовой (ныне площади Революции) 21 декабря, где люди в толпе, которых привезли на автобусе, чтобы выразить поддержку, начали открыто освистывать его и скандировать «Тимишоара!»

Рядовые военные почти единогласно перешли от поддержки диктатора к поддержке протестующего населения. Беспорядки в нескольких румынских городах вынудили Чаушеску и его жену Елену, которая также была заместителем премьер-министра, бежать на следующий день. Их быстро схватили, судили, а затем казнили на Рождество 1989 года. Затем новое правительство быстро отменило смертную казнь.

Фронт национального спасения, возглавляемый Ионом Илеску, быстро пришел к власти и был избран подавляющим большинством голосов в мае следующего года; новое правительство провело ряд экономических и демократических реформ. Румыния стала членом НАТО и Европейского Союза в 2004 и 2007 годах соответственно.

Фредерик Беккер был референтом в Румынии с 1988 по 1990 год; у него брал интервью Чарльз Стюарт Кеннеди, начиная с 2004 года Вирджиния Карсон Янг, которую Кеннеди брал в начале июля 1992 года, описывает свое время, когда она фактически жила в посольстве во время революции и спасала людей.Ричард А. Вирден, в интервью Кеннеди в 2011 году, обсуждает непосредственные последствия революции.

Читайте другие Моменты о Румынии.

 

«В отличие от остальной части Восточной Европы, если что-то и случится в Румынии, то это будет насилие»

Frederick Becker, Румыния Сотрудник, 1988-1990

БЕККЕР: [В октябре и ноябре 1989 года не было] практически никаких изменений. Чаушеску самостоятельно построил империю.Внутренняя сталинская динамика, если хотите, не зависела от советской мощи. Тайная полиция была вездесущим клеем, который удерживал румынское общество на месте. Чаушеску, который никогда не склонялся перед событиями, происходившими в остальной части блока, не собирался делать это снова.

Я посетил Румынию с ознакомительной поездкой в ​​ноябре 1988 года, только что подойдя к столу, и нашел ее гораздо более мрачной, чем когда я служил там в 70-х годах. Бухарест всегда был мрачным.Они сжигают много мягкого угля, и в зимнее время окружающая среда была закопченной и мутной 24 часа в сутки. Дело в том, что режим Чаушеску лишил население всех элементарных удобств, тепла и света в темные зимние дни и уж тем более любых качественных продуктов питания на прилавках.

Я помню, как в то время осматривал магазины. Я видел китайские консервированные сардины и капусту и очень мало мяса, свежих фруктов или овощей. Это была ужасно депрессивная обстановка. Я помню, как подумал про себя, что эти люди практически достигли дна и, судя по тому, какое брожение происходит в других местах, это вопрос времени, когда здесь произойдет что-то значительное.

Но никто в то время, даже румынский референт, не мог предсказать, что Румыния в скором времени пойдет по тому же пути, что и соседние страны. Опять же, Чаушеску создал свою собственную систему репрессий и контроля, которая не зависела от ветров перемен в остальной части Восточного блока, и этот контроль был удивительно эффективным.Не было видимого магнита для оппозиции, и население выглядело основательно придавленным своими обстоятельствами…

Румыния праздновала свой национальный день на большой площади в Бухаресте, где Чаушеску произнес свою ежегодную речь а-ля Фидель Кастро, рассказывая о том, какой большой урожай был у Румынии и какие прекрасные отношения у Румынии с остальным миром и как они собирается бросить вызов ретроградным тенденциям, которые заражали и заражали другие страны, и всем блестящим событиям, которые практически не имели значения и, безусловно, казались очень фальшивыми для румынского народа.

То, что произошло, было массовым протестом, совершенно спонтанным, когда Чаушеску выкрикивали сотни тысяч вызванных людей, которых, как всегда, привезли на эти события, чтобы они были пассивными свидетелями этого повторяющегося призыва к национальное единство и следование за лидером. Его на самом деле закричали. В конце концов он отступил с балкона, а полиция и силы безопасности вмешались и впервые на чьей-либо памяти подавили начавшийся гражданский протест.Это произошло примерно за шесть или восемь недель до того, как в декабре окончательно рухнула крыша…

После этого сюрприза в честь национального праздника посольство начало готовиться к чему-то подобному. На столе, в аналитическом сообществе и из сообщений посольства возник общий консенсус в отношении того, что, в отличие от остальной части Восточной Европы, если что-то и произойдет в Румынии, это не будет эволюционным или ненасильственным, потому что это не было основой для эволюционного, ненасильственного перехода в Румынский контекст. Либо это будет то же самое, и мы все еще ставили на то, что это будет то же самое, либо это будет насилие, и никто не был готов предсказать, чем это может обернется.

Когда был протест,… он начался в Тимишоаре, столице далекой западной провинции, многонациональной части Румынии недалеко от границы с Югославией. Было много венгров, много сербов, немцев, а также этнических румын. Этнические румыны были склонны придерживаться Чаушеску больше, чем другие национальности, потому что со временем Чаушеску и его семья, как и многие предыдущие румынские правители, стали разыгрывать румынскую карту.Он обвинил национальные меньшинства во всех проблемах страны.

Меньшинства, веками жившие бок о бок с румынским большинством, изображались чуждыми и даже враждебными румынскому суверенитету, национальному единству и культурной чистоте. Когда дела пошли плохо, больше всего пострадали этнические меньшинства.

В Тимишоаре произошло столкновение между местными силами безопасности и элементами местного населения. Я думаю, что это была спонтанная демонстрация, марш на кладбище, чтобы отдать дань уважения некоторым гражданам, ставшим жертвами произвола полиции безопасности.Марш был жестоко подавлен. На этот раз взорвалась целая провинция и действительно распространилась на другие провинции.

В считанные дни, а узнать о происходящем было очень трудно, вся страна буквально взбесилась – из 40 провинций, более 30 из них были охвачены народным восстанием. Весть об одном восстании разносилась из области в область, и люди избавлялись от страха перед властями и поднимались.

Режим Чаушеску применил к этим восстаниям свой обычный подход «пленных не брать и не уступать» и приказал силам безопасности нанести любой ущерб, который они могли бы нанести, чтобы сломить волю этого зарождающегося восстания.Кровь текла.

Мы оказались в Вашингтоне и столкнулись с крупным двусторонним кризисом, который перерастет в крупный международный кризис. У вас была не только перспектива широкомасштабного насилия в Румынии, которое предположительно могло распространиться на другие страны, где были сильны этнические связи, но также у вас было значительное американское и международное сообщество в Румынии, которому очень сильно угрожало насилие в семье. Никто не показывал пальцем на американцев за то, что они спровоцировали все это, но на самом деле мы были там и были очень заметны…

«Нам неожиданно пришлось эвакуировать большое посольство»

На самом деле считалось, что беспорядки улягутся, потому что наступило рождественское время. Вещи не взорвутся на Рождество. Режим действительно может пережить эту угрозу, потому что кто будет провоцировать революцию на Рождество? [Несмотря на то, что] режим не признавал ни Рождество, ни какие-либо другие традиционные религиозные праздники, а также подавлял церкви. Он был в союзе с Румынской православной церковью в стремлении сохранить спокойствие и покорность.На самом деле, церкви и религия не играли значительной роли во влиянии на государственную политику в Румынии, как католическая церковь в Польше и католики и протестанты в Венгрии.

Это был суровый зимний сезон, когда на полках было мало еды, и условия для длительных гражданских беспорядков казались неблагоприятными, и, возможно, к январю все уляжется, но этого не произошло. Менее чем за неделю нам пришлось столкнуться с широкомасштабным насильственным национальным выступлением против диктатуры Чаушеску, настоящей революционной трансформацией.CNN был на высоте. Лучшим репортажем, который мы получили, были изображения CNN в Румынии.

Внезапно нам пришлось эвакуировать большое посольство в разгар сильного пожара. Это нельзя было сделать военным воздушным транспортом, так как аэропорты были закрыты. Мы были не в том состоянии, чтобы вводить войска в эту коммунистическую страну, не имеющую выхода к морю, и помогать нашему посольству. Так, Управление кропотливо организовало автоколонну из Бухареста до болгарской границы и их прием болгарскими и У.С. чиновники на границе.

Это было мучительное предприятие, когда сотрудники посольства и их иждивенцы были перемещены в безопасное место на территории более 100 миль, которая, как считается, кишит румынской армией и подразделениями безопасности, а также вооруженными повстанцами, намеревающимися найти силы безопасности и нанести ущерб. У нас было соглашение об эвакуации с Великобританией, но мы взяли на себя обязательство принять в этот конвой любого члена того, что осталось от международного сообщества, который хотел бы путешествовать с нами.

«За многим нужно было следить, но мы могли сделать относительно немного»

Было несколько посольских автомобилей, но в основном это были частные автомобили.Мы надеялись, что, поскольку ни одна из сторон не подвергала нас насилию, мы сможем доставить наших людей к границе. Кажется, я думаю, что это была двух-четырехчасовая поездка. Очевидно, что большая колонна, состоящая из пары сотен человек, если не больше, будет двигаться намного медленнее, чем одна или две машины. Когда машины тронулись с места, оперативная группа Департамента по кризисным ситуациям в Румынии, собравшаяся в Оперативном центре на 7-м этаже, могла только смотреть и слушать.

На самом деле на 7-м этаже одновременно работали две кризисные оперативные группы.Операция «Правое дело» в Панаме началась 19 или 20 декабря, и Департамент немедленно создал оперативную группу. Драматические события в Румынии начались, по-моему, 17 декабря, и почти тогда же была создана наша оперативная группа.

Поскольку я был дежурным офицером, меня назначили заместителем координатора оперативной группы по Румынии. Я думаю, что директор Управления по делам Восточной Европы был координатором. Мы сидели и ежеминутно следили за ситуацией.Я помню, что нужно было многое контролировать, но мы могли сделать относительно немного. Мы смотрели драму по CNN, когда Чаушеску исчез из Президентского дворца примерно 23 декабря, и никто не знал, где он или его ближайшие родственники. Он и его жена, по-видимому, были опознаны и задержаны румынскими армейскими подразделениями, которые, в отличие от сил государственной безопасности, в целом отказались от приказа открыть огонь по гражданскому населению.

«Во время революции я спал на полу в канцелярии»  

Вирджиния Карсон Янг – начальник консульского отдела 1987-1991

ЯНГ: 21 декабря в Бухаресте мы увидели, как толпа отступает в другом направлении, и мы услышали несколько взрывов на площади. Сотрудник службы безопасности посольства приказал закрыть консульство и запереть двери. У меня было около дюжины претендентов на визу, которые все еще находились в зале ожидания. Там было, может быть, 8 или 10 румынских сотрудников, и я думаю, что еще двое американцев и я все еще находились в здании. Мы просто не знали, что происходит.

Румыны, конечно, были весьма напряжены и напуганы. У нас была рождественская елка в консульстве, которую мы не украсили, поэтому, чтобы скоротать время и успокоить людей, я сказал: «Давайте украсим елку.После этого я разговаривал с другом и сказал: «В фильме моей жизни настало время, когда меня сыграет Ингрид Бергман».

В ту ночь мы пошли домой, но пришли на следующее утро и узнали, что ночью на площади было много смертей. Войска использовали танки, чтобы сбивать людей. Никто не был уверен, что происходит, но здравый смысл был убежден, что будут массовые репрессии. На следующий день Чаушеску попытался бежать на вертолете из здания штаба партии. Он добрался до своей дачи, уехал на машине, после чего был задержан. Революция была в разгаре.

Посольство эвакуировало офицеров-добровольцев и членов их семей. Затем они сделали отъезд обязательным и сократили посольство до того, что должно было стать голой операцией. Это означало, что моего мужа эвакуировали. На самом деле было три женщины, чья работа считалась жизненно важной, а мужей отправили домой. Дон, мой муж, провел остаток революции в Южной Калифорнии, а я спал на полу в канцелярии.

Мы, которые остались, остались в здании. Нам повезло, так как был небольшой склад, который раз в два месяца доставлялся вспомогательным рейсом из Франкфурта. У нас только что был рейс поддержки в начале декабря, так что у нас была еда и вода прямо на базе. Осталось около 20 человек.

Когда стало спокойнее, Посол на своем броневике отправил нас домой, чтобы мы помылись, переоделись и просто отвлеклись от всего на пару часов, а потом вернулись.У меня есть пара пуль, которые попали в дверь моей террасы. Наш дом находился рядом с телевизионной станцией, где в первую ночь после отъезда Чаушеску произошла ожесточенная драка.

Никто не знал, где он. Мысль заключалась в том, что он перегруппировывается и возвращается. Ходили всевозможные слухи. У него были силы безопасности, в которые, по их словам, входили сироты, взятые в детстве и обученные для нападения; они сказали, что у него были арабские студенты, которые учились в Румынии, но на самом деле были террористами.Люди были очень подозрительны и боязливы, особенно когда видели темноволосых мужчин арабской внешности…

Мы много времени разговаривали по телефону с Вашингтоном. Моя особая работа заключалась в том, чтобы находить американских граждан и сообщать их семьям, что с ними все в порядке или не в порядке. Мы не думали, что в какой-то конкретный день до революции у нас было много американцев в Бухаресте или в Румынии… Затем, конечно, с революцией хлынули журналисты и другие заинтересованные наблюдатели.К нам почти сразу же пришли люди, чтобы провести опросы о возможной продовольственной помощи и т. д.

Драматическое спасение – «Этого времени я ждал одиннадцать лет»

Моя самая драматическая история из революции касается самого высокопоставленного офицера службы безопасности в правительстве Чаушеску, которого звали Пачепа. Он дезертировал одиннадцатью годами ранее. Он оставил жену и дочь в Румынии. В 1989 году дочь была молодой женщиной 33 или 34 лет и вышла замуж. Мы знали, что она работала на киностудии, и она, и ее муж.Ее отец сблизился с конгрессменом Фрэнком Вольфом из Вирджинии и конгрессменом Крисом Смитом из Нью-Джерси.

Нас подталкивали к общению с Даной Дамичану, дочерью. Мы пытались, но квартира, в которой, как мы думали, она жила, была окружена силовиками. Я приходил и просто проходил мимо каждые несколько недель и сообщал по телеграфу, что, кажется, видел ее (судя по фотографии) и что полиция все еще там. Незадолго до революции я, наконец, позвонил на киностудию, попросил ее и поговорил с ней по телефону, что было удивительно.

Ее отец постоянно говорил, что мы должны вытащить ее. Мы сказали, что она даже не дала понять, что хочет уйти. Мы думали, что у нее было много способов передать нам сообщение, но этого не произошло. По телефону она сказала, что хотела бы уйти, но хочет сделать это на законных основаниях, что бы это ни значило. Она бы никогда не получила разрешения на выезд от румынского правительства при Чаушеску. Мы думали, что это спорная тема, и боялись, что наше внимание только усугубит ее положение.

Ну вот и пришла революция. Это было через четыре или пять дней после убийства Чаушеску, за неделю между Рождеством и Новым годом 1989 года. Пошел снег. Мы с вице-консулом подошли к квартире, где жила Дана. Когда мы приехали, там не было полиции безопасности. Во дворе стояла незапертая брошенная машина.

Мы заглянули внутрь и увидели брошенные куртки силовиков с характерными знаками различия. Очевидно, ее охранники только что сбежали.Мы открыли бардачок, и там была моя фотография, фотография моего паспорта, с моей жизненной статистикой, написанной на другой стороне. Они явно наблюдали за мной, когда я проходил мимо.

Мы вошли в здание… Поднялись по черному ходу в очень теплую квартиру, вполне прилично обставленную. Родители Даны были там. Через несколько мгновений из своей комнаты выскочила молодая женщина, обняла меня и сказала: «Я ждала этого времени одиннадцать лет.

Итак, мы договорились, чтобы она поговорила с отцом. На следующий день мы приехали, чтобы забрать ее, прошли по снегу, привезли ее в канцелярию и позвонили ее отцу. У меня есть фотографии этого собрания. Я знал, что это был исторический момент. Я был готов к некоторым эмоциональным моментам, созданным для телевидения.

К моему удивлению, это было: «Папа, ты должен сделать то и это для меня, и ты знаешь [Серги] Челака, который сейчас является министром иностранных дел, он твой старый друг, так что он может помочь.Это был настоящий разговор о гайках и болтах. Никаких слез, никаких явных чувств.

Конгрессмены Вольф и Смит были первыми посетителями посольства после революции. Они пришли 2 или 3 января. Нам удалось поработать с новым временным правительством и убедить его выдать паспорта всем четырем членам семьи Пачепы — его дочери, ее мужу и свекрови.

Я был офицером контроля конгрессменов и отвез их на встречу с семьей.Через два дня семья и конгрессмены вместе покинули Румынию. Был момент в аэропорту, когда спустя столько времени дочь наконец собиралась присоединиться к отцу в Соединенных Штатах.

Когда она уходила на подиум, она прибежала ко мне и сказала: «Позаботься о моей маме», и ушла. Я подумал: «Боже мой, неужели мне придется проходить через все это снова?» Но мать так и не связалась с нами. На самом деле отец снова женился в Соединенных Штатах и ​​развелся с матерью.Так что больше ни от кого из них я ничего не слышал.

«Не было ни инструкции, ни даже предложения, что мы можем вмешаться дипломатическим путем»  

БЕККЕР: Армия в основном вышла из строя, отошла в сторону, и действительно поступали сообщения о столкновениях между армией и Секуритате, профессиональными силами государственной безопасности. Армия поймала Чаушеску, выстроила их двоих у стены и казнила. Армейская часть снимала расстрел и транслировала по государственному телевидению….

Когда события разворачивались, они происходили очень быстро, и никогда не было ни инструкции, ни даже предложения, что мы можем вмешаться дипломатическим путем. Я не припомню, чтобы когда-либо обсуждали сценарий на каком-либо из наших собраний персонала, что мы могли бы попытаться убедить какую-то другую страну взять диктатора и его семью, а-ля Гаити, и позволить Румынии собрать осколки без этого препятствия.

До самого конца, несмотря на отпор на улицах, посвященный Национальному дню, Чаушеску был в высшей степени уверен в своей способности сохранить контроль.Если бы мы подняли этот вопрос, он, вероятно, посмеялся бы над нами. Его не поднимали и никогда не было никакой инструкции. Частично это могло быть связано с тем, что бурные события в Румынии произошли без каких-либо реальных предсказаний или предупреждений, и множество других событий, в основном позитивных и эволюционных, происходящих в других местах Восточной Европы, поглощали наше внимание. Румыния определенно не рассматривалась как среда, благоприятствующая нашему влиянию или нашим изменениям.

Когда «Чаушеску» скрылись из виду, они отдали приказы госбезопасности, делайте что хотите, но они скрылись из виду, как трусы, и никто не знал, где они.

Большинство румын вполне привыкли к среде, в которой встать и заявить, что мы представляем независимое движение, было довольно чуждым поведением. При правлении Чаушеску не было никаких свидетельств планирования государственного переворота или организации независимого политического или гражданского движения. Всякий раз, когда кто-то вставал, чтобы выразить инакомыслие, его безжалостно репрессировали, сажали в тюрьму, убивали или высылали в ссылку.

«Никто не знал, каков характер этой новой группы лидеров»

Только после исчезновения Чаушеску, а тем более после того, как стало ясно, что его и его жену казнили, такие вещи стали происходить.Даже тогда не возникло ничего популярного или массового характера, а скорее небольшие группы партийных лидеров выступили вперед, чтобы претендовать на мантию Чаушеску или, по крайней мере, сменить его.

Интересно, что это был один из тех людей, которых Чаушеску оттеснил, сослал, если хотите, на провинциальный партийный пост после того, как несколько лет назад был членом ЦК. Иону Илиеску (на фото без галстука) не придавалось большого значения в те дни, когда Чаушеску был явно и действительно мертв и похоронен.Никто не хотел поднимать головы.

Почти в одночасье Илиеску, который был довольно видным партийным лидером на протяжении большей части 80-х годов, выступил и заявил о лояльности армии и большинства партийных лидеров. Никто толком не знал, что с этим делать. Он четко высказался за партийное руководство. Прежде чем он вступил в контакт с посольством, насколько я помню, он появился на публике с очень небольшой группой партийных лидеров, большинство из которых были изгнаны или понижены в должности Чаушеску.

Группа встала на том же балконе, где Чаушеску появился на Национальном празднике, и объявила себя правительством преемственности, примирения и реформ.Очень казалось, что эта группа просто собиралась покончить или, по крайней мере, оттеснить других лидеров, которые до самого конца оставались близкими Чаушеску.

Никто не знал, каков характер этой новой группы лидеров. Не было никаких видимых доказательств того, что партийное руководство разделилось между реформаторами и традиционалистами. Со стороны партия казалась вполне монолитной и недифференцированной, за исключением тех лиц, которые когда-то были у власти, но потеряли благосклонность и положение.Сделала ли потеря благосклонности Чаушеску Илиеску реформатором теперь, когда он встал и провозгласил себя лидером правительства национального примирения? Мы не были слишком уверены….

Ходили многочисленные слухи о том, что русские активно подстрекают к обострению конфронтации с Чаушеску, и что некоторые румынские партийные лидеры появятся в ближайшие дни в качестве преемника правительства и присягнут на верность Москве и Варшавскому договору. Они оказались пустыми по существу.

«Очевидно, что страна нуждалась в гораздо больших преобразованиях на всех фронтах, чем можно было бы осуществить за относительно короткий период времени»

Ричард А. Вирден — советник по связям с общественностью USIS 1990-1993

ВИРДЕН: [Моя жена] Линда и я приехали туда через полгода, летом 1990 года. В Бухаресте царил хаос. Власть буквально по-прежнему разыгрывалась на улицах столицы. Еще в это время на центральной Университетской площади происходили постоянные демонстрации.Протестующие назвали это место «зоной, свободной от коммунистов».

Сюда студенты приходили протестовать. Иногда шахтеры приезжали с угольных шахт, чтобы провести там демонстрацию. И это продолжалось. Румынская была единственной насильственной революцией среди всех, которые произошли в то время.

Это была непрекращающаяся борьба за то, кто получит власть и как будет выглядеть будущее страны. Один из важных основных вопросов заключался в том, будут ли по-прежнему контролировать ситуацию старые коммунисты, которые заново изобрели себя, или же появятся новые лидеры и настоящая демократическая система…

Говоря простым языком, мы пытались добиться демократического исхода. Мы делали все возможное, чтобы поддержать ответственное демократическое движение и затормозить некоторые наиболее тоталитарные пережитки, которые еще существовали в то время.

Помните, что Секуритате, орган безопасности при Чаушеску, был везде и проникал по всей стране, в семьи и так далее. Силы безопасности были очень сильным постоянным присутствием там. Они не просто исчезли с революцией…Сотрудники службы безопасности все еще были там, как и многие политики, идентифицированные с ними. Между такими людьми и сильной оппозицией была постоянная напряженность…

Таким образом, мы явно пытались помочь тем, кто, как мы думали, работал на правильные вещи. Мы оказывали им политическую поддержку, экономическую помощь и использовали все рычаги, которые у нас были, чтобы продвигать реформы. (На фото: Президентский дворец, 1990 г.)

В центре внимания была битва на высоком политическом уровне за то, получит ли Румыния торговый режим наибольшего благоприятствования [НБН, в соответствии с которым страна, получающая этот режим, должна получать равные торговые преимущества в качестве «наибольшего благоприятствования» для страны предоставление такого обращения]. Они отчаянно хотели, чтобы это улучшило экономические перспективы, так что это был рычаг, который мы могли и действительно использовали, чтобы заставить их сделать такие вещи, как открыть доступ к вещанию и предоставить свободу прессы.

Телевидение, в частности, было важным инструментом для сохранения контроля коммунистической партии. Это была монополия. Это было основным средством связи с большей частью населения. Для меня, основываясь на том, что я видел в Румынии, а ранее в Польше, телевидение, а не религия, было настоящим опиумом для людей.Я уверен, что кто-то мог бы найти докторскую диссертацию о том, как тоталитарные режимы использовали телевидение.

В моей части посольства мы проводили много времени, подталкивая, подбадривая и всячески поддерживая румын, пытавшихся организовать независимое вещание. Мы также попросили посла и Вашингтон опереться на политических лидеров Румынии, чтобы те ослабили их хватку. Похожая история была и с газетами….

Он постепенно открывался. Например, существовала независимая газета под названием Romania Libera , которая бросала вызов сторонникам жесткой линии старой школы.Через фонд, созданный на деньги правительства США, Международный фонд средств массовой информации, мы предоставили им печатный станок и расходные материалы для печати, и все это было ввезено в страну. Это потребовало интенсивных командных усилий.

Телевидение было еще сложнее, потому что требовало больше оборудования и других ресурсов; в этом случае также потребовалось изменение румынского законодательства, которое сделало вещание государственной монополией. И здесь наша миссия работала на различных уровнях, чтобы разработать и принять закон о реформе.

В конце концов нам это удалось, отчасти потому, что мы сделали это одним из условий предоставления торгового статуса наибольшего благоприятствования. В результате прекращение государственной монополии на вещание стало важной частью демократической открытости.

БЕККЕР: Я думал, что мы добились огромного прогресса по сравнению с крайне низкой точкой в ​​1989 году. Очевидно, что страна нуждалась в гораздо больших преобразованиях на всех фронтах, чем это могло быть достигнуто за относительно короткий период времени. Нищета глубоко проникла в население.Мы говорим не просто о нехватке потребительских товаров.

На самом деле ширпотреб хлынул в страну, как только открылись ворота, порождая безудержную инфляцию, а также всевозможные безумные, необузданные схемы быстрого обогащения. Были схемы понци, совершенные рядом эмигрантов, а также некоторыми доморощенными румынами, которые разбогатели почти за одну ночь. Другие румыны, в том числе некоторые бывшие коммунисты, стали миллионерами, манипулируя продажей государственных предприятий.

Другие проблемы заключались в отсутствии современной инфраструктуры образования и здравоохранения, которые хронически игнорировались при Чаушеску.Широкая огласка бедственного положения детей, больных СПИДом, в румынских детских домах была лишь одним из красноречивых обвинений в адрес систем социального обеспечения и здравоохранения. (Фото: Йозеф Поллеросс)

В: Это своего рода параллели с тем, что происходило в Советском Союзе.

БЕККЕР: Да, в меньшем масштабе это, безусловно, имело место в Румынии и было одним из тех условий, которые сохранялись и в какой-то степени все еще сохраняются в стране, которая продолжает получать низкие оценки по шкале ответственности за коррупцию.

 

Длинная тень: как румынская служба безопасности превратила революцию в богатство

«Проблема была не в том, что в Румынии есть служба безопасности, — говорит Раду Кирита, профессор права в Клуже, центральная Румыния, — а в том, что у нее есть собственная программа, которая заключалась в том, чтобы как можно быстрее разбогатеть».

Проникновение спецслужб в СМИ и политические партии осуществлялось по двум стратегиям. Один из них заключался в том, чтобы во всех СМИ и партиях были оперативники или скомпрометированные лица, которых можно было бы шантажировать.Второй заключался в том, чтобы службы открывали свои собственные средства массовой информации и партии.

В течение многих лет критически настроенные журналисты-расследователи не могли ничего опубликовать в румынских СМИ, говорят ветераны-журналисты и редакторы, настолько запуганы отделы новостей разведывательными службами.

«Часто материалы на неудобные темы по необъяснимым причинам отклонялись на каком-то этапе цепочки редактирования», — вспоминал один бухарестский журналист, пожелавший остаться неназванным. Он сказал BIRN, что сегодня ситуация лишь немногим лучше.Были сформированы партии единомышленников, одним из примеров которых является партия «Румыния Маре» (Великая Румыния), которая издавала еженедельник под этим названием. Яростно националистическая и антисемитская партия, она была создана бывшим соратником Чаушеску и апологетом Securitate Корнелиу Вадимом Тюдором и стала средством для бывших и нынешних сотрудников службы безопасности для продвижения своих политических взглядов, включая резкую ксенофобию, направленную против этнических меньшинств венгров и Рома. Шовинизм, конечно, работал им на пользу: чем больше ощущалась угроза со стороны Венгрии, тем нужнее были службы безопасности и тем более приемлемыми были их экстраординарные полномочия.

Высокопоставленные олигархи, такие как Дэн Войкулеску, сотрудник Securitate, по его собственному признанию, открыто продвигали интересы его и его приспешников через политику и СМИ. В течение 1990-х и 2000-х годов его Intact Media Group владела многими крупнейшими вещательными станциями, в том числе пятью телеканалами, все из которых продвигали СДП, к которой Войкулеску принадлежал до 2004 года, а затем Консервативную партию, которую он основал и был сенатором. за в парламенте с 2004 по 2012 год. В 2014 году Войкулеску был признан виновным в отмывании денег и приговорен к десяти годам лишения свободы; типично для румынского человека со связями, он отсидел всего три года, прежде чем был освобожден.Хотя суды также обязали его вернуть 100 млн евро, Войкулеску, состояние которого оценивается более чем в 1,5 млрд евро, ничего не вернул. Тем временем судья, ведущая его дело, Камелия Богдан, была отстранена от работы в судебной системе, что, по ее словам, является примером влияния таких магнатов, как Войкулеску.

Не совсем бич коррупции, как мы думали

Связанные с коррупцией правонарушения 1990-х и начала 2000-х настолько вышли из-под контроля, а купленная или бессильная судебная система и министерство юстиции оказались настолько неспособными их преследовать, что по настоянию ЕС, НАТО и МВФ , в 2002 году Румыния наконец учредила Национальное управление по борьбе с коррупцией DNA.

Агентство должно было действовать независимо от судебной системы и министерства юстиции, и ему было поручено искоренить крупное взяточничество, взяточничество, покровительство, уклонение от уплаты налогов, торговлю влиянием и растрату. Сообщение от евроатлантических институтов было суровым: Румыния, очистите свои действия, если вы собираетесь присоединиться. (НАТО особенно беспокоила близость спецслужб к своим российским коллегам, а США и страны ЕС были заинтересованы, среди прочего, в ослаблении конкуренции в экономике, которая могла многое предложить инвесторам. )

Тем не менее, ДНК начала работать вяло, не в последнюю очередь из-за недостаточного исследовательского потенциала. Румыния в любом случае вступила в НАТО в 2004 г. и в ЕС в 2007 г., но обе организации подчеркивали, что экономические преступления необходимо пресекать и уважать верховенство закона, если Румыния хочет пользоваться правами полноправного членства.

В 2013 году 40-летняя Лаура Кодруца Ковеси стала новым главным прокурором ДНК с намерением расправиться с беловоротничковой преступностью. Но в этом стремлении амбициозный молодой прокурор заключил фаустовскую сделку с НИИ в форме секретного протокола, который, к несчастью, дал секретным службам новую жизнь.После триумфальных успехов в судебном преследовании коррупции этот механизм в конечном итоге затруднил антикоррупционную кампанию Румынии.

Протокол позволял команде Кёвеши работать в тесном контакте с НИИ по вопросам, влияющим на национальную безопасность, потому что, как утверждалось, масштабы коррупции стали проблемой национальной безопасности, и только НИИ обладал техническим оборудованием и знаниями, чтобы поймать воров. Но это означало, что военизированное подразделение безопасности будет действовать под прикрытием в системе гражданского правосудия, которая полагалась на тщательно отобранную информацию этого подразделения.Азартная игра Ковеси — работать с ворами, чтобы поймать других воров, используя ресурсы мафиозной службы безопасности — была рецептом катастрофы, говорят эксперты.

«Это соглашение было совершенно незаконным, — говорит Чирита. «Это было явное нарушение принципа разделения властей. В рамках сотрудничества SRI смогла расширить свои полномочия», которые ослабевали до принятия протокола. «SRI очень хотел вернуть себе полномочия прослушивать телефонные разговоры всех, кого они хотели», — говорит он.

30 лет после румынской революции

В декабре 1989 года коммунизм в Румынии начал рушиться.Хотя казалось, что Николае Чаушеску никто не может подвергнуть опасности, диктатор был расстрелян менее чем через две недели после начала беспорядков. Революция унесла более тысячи жизней, и мнения румын об этих событиях до сих пор расходятся. Вопрос в том, были ли действия спонтанными или инспирированными, чтобы изменить полномочия. Дальнейшие события дают повод предположить, что второй вариант более вероятен.

ИСТОЧНИК: WIKIPEDIA.ORG

1980-е годы были трудным периодом для румын.Государство пережило серьезный кризис, вызванный главным образом политикой Николае Чаушеску. Диктатор решил погасить весь внешний долг. Следствием этого была навязчивая экономия, которая проявлялась в перебоях с отоплением или электроснабжением. В то же время спецслужбы заботились о предотвращении беспорядков. Тогда Румыния была одной из самых изолированных стран мира. Наиболее подвержены влиянию извне два крупных города, лежащих вблизи государственных границ – Яссы на востоке (у границы с СССР) и Тимишоара (на границе с Венгрией и Югославией), расположенная на западе, которая играла еще более важную роль.Жители этих центров, например, имели ограниченный доступ к зарубежному телевидению или радио.

Именно в Тимишоаре в 1989 году зажглась искра, которая вскоре привела к падению диктатуры Чаушеску. Все началось с пастора-евангелиста Ласло Тёкеша, которого должны были перевести в отдаленный приход за критику правительства. В защиту пастора выступили и венгры, и румыны, и хаотичные уличные драки с полицией превратились в обычные уличные бои. Силы, направленные на подавление беспорядков, открыли огонь, в результате погибли десятки человек.18 декабря Чаушеску оценил ситуацию под контролем и отправился в Иран, как и планировалось ранее. Он вернулся только через два дня, встревоженный ухудшением ситуации в стране, но было уже поздно. Беспорядки начались в Бухаресте и других крупных румынских городах.

Поддержите нас

Если контент, подготовленный командой Варшавского института, полезен для вас, поддержите наши действия. Пожертвования от частных лиц необходимы для продолжения нашей миссии.

Поддержка

21 декабря Николае Чаушеску, стоя на балконе ЦК, произнес свою последнюю речь перед тысячами людей.Он был удивлен, что его освистала толпа. Внезапно к зданию побежала толпа, и диктатор с женой убежали. Он до самого конца верил, что службы и армия останутся ему верны. Однако вскоре супругов поймали, поспешно осудили и казнили. Фронт национального спасения, в котором доминировали бывшие коммунистические активисты, пришел к власти и на несколько лет задержал проведение демократических реформ в стране.

Спор о начале революции продолжается.Некоторые люди считают, что все было спланировано политическими противниками Чаушеску, чтобы захватить власть. Другие считают, что революция вспыхнула стихийно по инициативе граждан. Какой бы сценарий ни был верным, его использовала группа партийных и военных активистов, правивших страной после 1989 года. Революция унесла более тысячи жизней. Что шокирует, в результате дезинформации борьба велась и после свержения диктатора.

Все тексты, опубликованные Фондом Варшавского института, могут распространяться при условии указания их происхождения.Изображения не могут быть использованы без разрешения.

«В Румынии революция была невозможна.

Поэтому ее нужно было инсценировать.» | Румыния

Палач входит в почтенный, пыльный офис конца века Ассоциации 21 декабря. Организация, названная так в честь первого дня декабрьского восстания 1989 года в Бухаресте, судится с румынским правительством за правду о до сих пор непроницаемых тайнах революции, свергнувшей коммунизм в Румынии 20 лет назад.Как и в случае со многими маленькими людьми, создающими эпическую историю, история палача развивается медленно.

Дорин-Мариан Кирлан — один из трех расстрельных отрядов, которые убили страдающего манией величия коммунистического диктатора Николае Чаушеску и его жену Елену на Рождество 1989 года. Кирлан разрядил магазин, прикрепленный к его автомату Калашникова АК-47, в тела пары с близкого расстояния. — ближнего боя, после захвата революционерами. Моменты после казни широко транслировались по телевидению, транслировались на Румынию и весь мир как свидетельство того, что эпоха подошла к концу, что самая бурная и жестокая из революций, разрушивших коммунизм в Восточной Европе в 1989 году, достигла своей непосредственной цели.

Но румынская революция была не тем, чем казалась, — то есть народным восстанием против диктатора, в котором к народу присоединилась армия. С тех пор человека, который, по-видимому, возглавил повстанческое движение и сменил Чаушеску, Иона Илиеску, часто обвиняли в организации скорее государственного переворота, чем восстания. Как следует из странной истории Дорин-Мариана Кирлана.

Я встретил Кирлана в мае. Одетая в черную куртку-бомбер, синюю рубашку-поло, черные брюки и начищенные туфли, Кирлан имеет плотное, строгое, решительное лицо.«Я сел на тело Чаушеску после того, как убил его, потому что в вертолете больше некуда было сесть. Вероятно, это было удобнее, чем сиденья», — сказал он мне. «Он был еще теплым, и его кровь попала на мои камуфлированные брюки. Вооруженные силы никогда не платили за их чистку».

В таком случае окажется ли это рассказом профессионального, но нераскаявшегося (если не бессердечного) парашютиста, выполняющего инструкции? Нисколько. «Да, я действительно чувствовал, что сыграл свою роль в истории. Я знал все о французской революции, о гильотине и чувствовал, что сделал нечто подобное. Но меня это не устраивало. Суд длился 1 минуту 44 секунды, исполнение менее 10 минут. Меня тренировали как коммандос, чтобы сражаться за эту страну. Чаушеску был моим верховным главнокомандующим, и меня учили защищать его любой ценой, а не убивать». ), с военной точностью, которую можно ожидать от элитного парашютиста.И все же он заканчивается мольбой человека, странным образом изолированного от общества, предположительно освободившегося от убитого им диктатора.

В течение двух лет, в конце 1980-х, Кирлан был членом элитного парашютно-десантного подразделения. Утром в день Рождества 1989 года его подразделению сказали, что нужны добровольцы для «специальной миссии» под названием «Ноль градусов», «что означает, что человек не знал, что собирается вернуться». Восемь коммандос летели на двух вертолетах, «в стиле коммандос», говорит Кирлан, «со скоростью 150 км/ч, но только на высоте 15-30 метров над землей, чтобы лететь ниже радара и зигзагообразным движением. Пунктом назначения был участок земли возле футбольного стадиона «Стяуа Бухарест». заместитель министра обороны, которого я видел по телевидению в составе Фронта национального спасения». земле, велели показать желтый шарф, означающий «Герои без чести».Затем мы приземлились.»

Кирлан наклонился вперед, уперев локти в колени, сложив руки вместе. Его форма сейчас не позволила бы ему стать парашютистом, но вы можете сказать, что два десятилетия назад это был мужчина внушительного телосложения.» Во-первых, генерал Станкулеску сказал, что ему нужно по четыре человека на каждый вертолет, и что то, что произойдет, будет сделано без значков, и мы должны быть вооружены гранатами и ножами, а также нашим оружием. «Дорогие товарищи, — сказал он, — я давно доверял десантникам, а теперь доверяю вашей приверженности революции.Он сказал, что будет «исключительный военный трибунал», который «применит закон Фронта национального спасения, чтобы попытаться осудить пару, которая сделала ужасные вещи по отношению к румынскому народу». Мы идем вместе до конца? — спросил он, и я подумал: «Какой конец?»

«Тогда генерал сказал: «Если приговор смертный, то готовы ли вы привести этот приговор в исполнение?» Мы все, как хор, ответили: «Да». Он был недоволен этим и попросил всех, кто готов привести приговор в исполнение, выйти вперед.Мы все шагнули вперед. Потом он назначил нас троих, капитана, меня [старшину] и сержанта. Нам приказали вывести всех из здания, охранять дверь зала суда и убивать всех, кто попытается ворваться внутрь. Капитану показали место, где будет убит Чаушеску, если ему будет вынесен смертный приговор, а нам велели высыпать в него целый магазин патронов.»

Чаушеску прибыл в суд и, по словам Кирлана, запаниковал: «Он не знал, кто мы такие.— Вы румын? он спросил. — Мы с генералом, — ответил я. Нам пришлось дежурить вне суда, но мы прекрасно слышали. Когда приговор был прочитан, это был ужасный момент. «Апелляция через 10 дней, — сказал голос, — приговор должен быть приведен в исполнение немедленно». Я собирался убить президента, но приказал себе действовать не задумываясь, особенно с какой-либо судебной точки зрения. Генерал Станкулеску занял позицию. Он приказал нам связать их, отвести к стене, расстрелять его, а потом ее.

Потом появились чеушеску. «Они ныли, как дети, — вспоминает Кирлан. — Нас нельзя убивать, как собак!» — воскликнул он и посмотрел на нас. — Нас убьют, как собак! Это был тяжелый момент для всех нас. Тогда она сказала: «Если ты собираешься убить нас, то из уважения к нашей любви друг к другу не убивай его и заставляй меня смотреть. По крайней мере, дайте мне умереть вместе с моим мужем». И генерал приказал: «Возьмите ее с собой к стене».

В какой-то момент Кирлан сказал: «На них было так тяжело смотреть, мы отвернулись.Их поставили у стены. Мы знали, кто они, но я вдруг увидел это человеческое лицо — таким озадаченным он был. Потом он посмотрел мне прямо в глаза и закричал: «Да здравствует социалистическая республика Румыния! История отомстит за меня! И он запел отрывок из «Интернационала». Именно тогда пришел приказ, и мы все трое открыли огонь от бедра. Мы застрелили его, когда он пел. Мы стреляли в них с расстояния метра, может, даже 50 сантиметров. Мы опустошили только половину магазинов, прежде чем они были прибиты к стене мертвыми.Попадание пуль в нее было настолько сильным, что она пошла вот так…» и Сидевший до сих пор Кирлан встает, чтобы продемонстрировать, как Елену Чаушеску отбросило по диагонали и вверх к стене. Затем он возвращается к черному кожзаменителю. диван.

«Мы были как роботы, — сказал он. — Мы все делали очень быстро. С тех пор все, чем я хотел заниматься, это изучать философию и право. Чтобы понять, что я сделал, по закону. Я был старшиной, подчинявшейся приказу генерала, убившего человека после фальшивого суда.Я убил Чаушеску на Рождество, но указ о создании суда был подписан 27-го, к тому времени он уже два дня как был мертв. Только в ту ночь тела показали по телевидению. Ни одно из наших перемещений в тот день не оставило никакого бумажного следа. Человек, которого я убил, был диктатором, которого они все говорили, что ненавидят, но после этого они навсегда изгнали меня. Илиеску меня не любит, пресса как-то обвиняла меня в несправедливости суда и в том, что я расстрелял весь мой журнал.Политики держались подальше от всего этого, и в 1998 году я был уволен Министерством обороны».

Застывшее, задумчивое выражение лица Кирлана меняется. юрист, но отрезанный от общества, живущий на окраинах, белая овца, дающая юридические советы. И это дар Божий, что я жив, чтобы рассказать эту историю.»

С этими словами бывший старшина Кирлан, палач тирана, встает, пожимает руку и выходит из кабинета.

Пожать руку Кордруте Кручану у Национальной галереи искусств в Бухаресте — значит сделать это спустя 20 лет после нашей первой встречи. В 1989 году она была куратором в музее, пока среди картин бушевала битва. Однажды, когда мы шли по этажам галереи, вид на мощеную площадь через большое отверстие, пробитое в элегантной стене артиллерийским снарядом, представлял собой танки, скрежещущие по обугленным обломкам, нервных молодых солдат — с цветами, помещенными в их каски народом. — ответный треск снайперского огня, и толпы приходят поглазеть на павшие крепости режима Чаушеску.Это выглядело как война из другого времени, в черно-белой кинохронике; Со времени казни Чаушеску прошла неделя, но потребовались дни, чтобы справиться со зловонием порохового дыма, артиллерийского огня и обожженной каменной кладки.

Под нашими ногами, пока мы шли, валялись сожженные остатки музейного инвентаря — картины были изрыты пулями, холсты валялись, как трупы в морге. «Как видите, здесь, в Византийской комнате, шли ожесточенные бои, — сказал Кручану. «И много выстрелов было сделано в национальной школе 19-го века, куда, как мы думаем, вошла наша армия.Но Секуритате [тайная полиция Чаушеску], должно быть, проникла через запретные коридоры из дворца или световой люк»… и мы поднялись на третий этаж… «так что большая часть стрельбы происходила здесь, среди европейских картин, куратором которой я являюсь».

В моей записной книжке было записано, что были повреждены картины Боккаччини «Самсон, ломающий столпы храма», «Мать с младенцем» Джентиллески и «Человек, умоляющий о прощении у Эстер» Рембрандта. рояль, слегка присыпанный снегом, занесенным сквозь пробитые артиллерийскими снарядами дыры и верхушку снесённого купола.Кручану поднял крышку и сыграл несколько нот, кажется, Баха. «Оно работает!» она сказала. — Вот видишь, надежда есть.

В мае мы с Кручану снова встретились, под весенним солнцем. Сейчас ей 55 лет, она рассказала мне, что в 2000 году в галерее проходила выставка поврежденных картин, но о событиях 1989 года она сказала: «Мы до сих пор не знаем всей правды, и мне интересно, узнаем ли мы когда-нибудь. слишком много живых людей, в чьих интересах это, что мы никогда не знаем, кто с кем воевал и почему.Но что мы знаем, так это то, что все это было в какой-то степени театром — что это было постановкой.»

Хотя румынская революция была самым драматичным из восстаний против коммунизма, охвативших и объединивших Европу 20 лет назад, она была также и самой загадочной, раздвоенной и двуличной. В то время мир наблюдал массовое восстание против Чаушеску. режима: сначала в Тимишоаре, затем памятно на массовом митинге Чаушеску в Бухаресте, где толпа начала издеваться и освистывать его. Вскоре после этого он и его жена Елена были казнены. Однако прошло некоторое время, прежде чем революционное руководство под руководством Чаушеску Претендент, Илиеску, мог подчинить себе секьюритат, верный тирану.Насилие было ужасным, и количество смертей за много дней до и после казни остается неисчислимым по сей день.

Никто не сомневается, что была народная и смелая революция, на улицах, народом. Но до сих пор не объяснено, кто ими манипулировал и почему. Кто в кого стрелял? А что делали за кулисами Илиеску, его фракция в коммунистической партии и верные ему генералы? По прошествии двух десятилетий до сих пор сохраняется ужасное представление о том, что боевые действия были сфабрикованы, а революция была фасадом.

«Из всех сотен речей, которые Илиеску произнес и произнес с тех пор, — вспоминает Кордруца Кручану, — мне запомнилась одна, когда он сказал: «В такой стране, как Румыния, революция была невозможна, так что это должно было быть инсценировано». Это самое близкое к тому, что он когда-либо подходил к признанию того, что почти все верят или знают, что произошло».

Падение Чаушеску было незабываемо объявлено ведущим румынским актером Ионом Карамитру по телевидению из штаб-квартиры национального телевидения, которая была оккупирована революционерами-демократами, среди которых он и писатель-диссидент Мирча Динеску, с которым он появился на экране были самыми заметными.Я помню дни и ночи в телецентре, который подвергался обстрелу со стороны тех, кто считался сторонниками Чаушеску, встреча с Карамитру во время бесконечных и открытых дебатов о будущем нации и о том, что о ней вещать, в настроении, которое казалось совместить 1968 год с чем-то более устрашающим. С тех пор Карамитру стал звездой экрана и одним из величайших шекспировских деятелей Европы, особенно Гамлета и Лира, но он никогда не уходил из политики: он покинул Фронт национального спасения Илиеску, когда тот превратился в правящую политическую партию, и был министром культуры в соперничающее коалиционное правительство в период с 1996 по 2000 год.

В прошлом месяце, после яркого представления Эдуарда III в национальном театре Румынии, директором которого он является, Карамитру пригласил меня выпить вина и поразмышлять в своем великолепном, заставленном книгами кабинете. «Я жестикулировал с офицером БТР после двух дней на улицах — 21 и 22 декабря, — вспоминает он, — и спросил его, командир ли он. Офицер, плача, как ребенок, ответил, что если бы Чаушеску бежали, мы, люди, должны быть командиром, так что «Теперь ты должен быть моим командиром».Все это было сюрреалистично:

Я сказал: «Хорошо, тогда давайте отвезем ваш БТР на телестанцию», что мы и сделали — люди шли позади — и вошли внутрь. объявление: «Вы свободны, Чаушеску больше нет».

«Народная революция была, но народ обманули», — говорит он. «Мы были романтиками, у нас не было никаких отношений с власть имущими. В течение года не было никаких сомнений, что одна фракция просто убрала другую фракцию, вероятно, в прямом контакте с Москвой, где Горбачев понял, что система Чаушеску рухнет.Учреждения, управлявшие страной, остались нетронутыми, хотя и под другим названием. К сожалению, после казни Чаушеску было убито больше людей, чем раньше. Если бы я был Илиеску и верил в Бога, я бы боялся божьего суда над мертвыми». отражено в прошлогоднем отчете Европейского союза, который признал Румынию лишь тем, что назвал своего нового члена второй самой коррумпированной страной ЕС после Болгарии.

Была попытка навести порядок в системе со стороны нынешнего президента Траяна Бэсеску, но сопротивление со стороны парламента было таким, что, по словам одного из помощников Министерства юстиции того периода Лауры Стефанеску, «наша единственная победа было то, что не было поражения и что иммунитет политического класса не стал еще сильнее. Румыния, — сказала она, — подобна международной банковской системе во всем обществе: правила существуют только для честных людей; правила для коррумпированных.

Коррупция является результатом не только фальши «революции», говорит Маттей Паулин, инвестиционный банкир, выросший за границей, но репатриировавшийся после 1989 года, но и «соучастие Запада в последовавшей приватизации». «До 1989 года В коммунистической системе были разные фракции, — сказал мне Полен. — Теперь, после того, что я называю «цареубийством», а не государственным переворотом, не говоря уже о революции, те же самые фракции существуют в том, что выглядит как рыночная система, но на самом деле это гнилое государство, которое продало такие активы, как национальный банк и «Петром» [государственная нефтяная компания] и его существенные доли бурения за малую часть их стоимости, компаниям из Франции, Австрии и других стран, просто чтобы защитить свою собственность. собственные политические позиции.Западные державы и корпорации счастливо и сознательно подыгрывали». Ассоциация 21 декабря, ее старые деревянные стены покрыты фотографиями горящей художественной галереи, другими незабываемыми сценами тех дней и портретами мертвых.Отсюда ассоциация Дору Мариес судится с румынским правительством (и теперь делает это через Европейский суд в Страсбурге) за правдивый отчет о том, что произошло в 1989 году.

Бывший профессиональный футболист Мариес был среди тех, кто в демократической оппозиции занял здание Политбюро, когда оттуда бежал Чаушеску (именно на балконе Политбюро Илиеску предстал перед толпой). Мари была среди тех, кто схватил пистолет, когда он вошел, только чтобы вернуть его, когда он понял, что происходит. «В какой-то момент группу отправили в подвал, чтобы противостоять «террористам» Securitate», — сказал он. «Его отправили с таким же приказом, но по другой лестнице.В итоге они стреляли друг в друга. Мы утверждаем, что «террористов» не было, что все это было сфабриковано и что в смертях не было необходимости». и чтобы ее чиновники оставались на своих местах. «В течение 20 лет, — сказал он, — мы стояли перед стеной молчания и продолжаем это делать». казалось, демонстрации против Илиеску вышли на улицы.В период с начала 1990 по 1992 год они регулярно подвергались нападениям, которые стали известны как минериады — насильственные вмешательства шахтеров из долины Джиу. Горняков мобилизовал профсоюзный лидер Мирон Козма, который был яростно предан Илиеску и якобы людям, которых он представлял. Однажды горняки разграбили штаб-квартиру консервативных партий; на другом, они раскололи черепа демонстрирующих студентов.

Много написано о похождениях Козмы, но мало о двойственности гордости и стыда в истории румынских шахтеров, которые всегда занимали особое место в коммунистической иконографии, хотя в унылые многоквартирные дома, в которых они жили, не пускали дымоходы на случай, если у них возникнет соблазн согреться тем, что они добыли.

В 1999 году был еще один минерад, на этот раз в защиту рабочих мест шахтеров, когда карьеры начали закрываться. Последствия закрытия карьеров для долины Жиу катастрофичны, и это притча о цене, которую Румыния заплатила за свободу 20 лет назад, когда она сменила железный кулак коммунизма на разрушительное действие рынка. Или, как некоторые утверждают, объединили худшее из обоих.

Мирон Козма был заключен в тюрьму за участие в демонстрациях горняков против закрытия шахт, но переизбранный Илиеску помиловал его и освободил в 2004 году.Сегодня его брат Тибериу является заместителем лидера профсоюза горняков. «То, что мы видели, — сказал Тибериу, — это политически мотивированное разрушение румынской угольной промышленности, как это было согласовано между правительством и МВФ в 1997 году. Когда вы в последний раз были здесь, на этих шахтах работало 47 000 человек. более 11 000».

В верхнем районе Вулкана под названием Даллас (в шутку) канализация течет под открытым небом, дети играют в грязи и убожестве, бездействующие семьи толпятся на балконах облупленных многоквартирных домов, где лифты забиты и используются для хранения . Ион Нелу пытается обеспечить свою жену и троих детей. Уволенный с шахты в 1997 году, он делает это, по его словам, «возможно, находя металлолом в закрытых шахтах или немного угля для кражи. Или же роясь в лесу в поисках грибов для продажи».

На севере находится Аниноаса, совершенно мертвый город, так как яма была закрыта. Пока мы проезжаем, группа мужчин грузит в грузовик металлолом, ванны и туалеты, разграбленные из закрытой шахты, и пустые дома. «Не останавливайся, — говорят мне.»Очень опасно.» Со скамейки наблюдает Себигеш Лайош, когда-то работавший в шахте. «Всегда было тяжело, — говорит он. «Раньше за спиной была тайная полиция, но по крайней мере у нас была работа. Теперь абсолютно ничего. Зачем кому-то хотеть закрывать совершенно хорошую шахту?»

Уголь сейчас поступает в Румынию из России, Украины и Южной Африки. Илли Мартин, бывший менеджер шахты Вулкан, теперь управляет компанией с контрактом на очистку города. Он сказал, что пытался уйти от руководства, чтобы возглавить профсоюз, но его вытолкнули.

На другом конце Карпат такая же история. За дунайским портом Галац стоит то, что когда-то было потрясающим сталелитейным заводом. В 1989 году государственная компания Sidex была крупнейшим сталелитейным заводом в Европе, производившим самый широкий ассортимент специализированной стали на континенте. Сейчас это место принадлежит Лакшми Митталу, крупнейшему в мире сталелитейному магнату и самому богатому человеку Великобритании. По словам лидеров «Солидарности», нового независимого профсоюза горняков, Миттал «ампутирует фабрику, конечность за конечностью».Именно из-за такого «сокращения» штаб-квартира Mittal в Люксембурге была осаждена бунтующими сталелитейщиками в прошлом месяце.

«На пике своего развития в Sidex работало 40 000 человек, — сказала Илинка Бьяноку, женщина-президент «Солидарности». «Когда Миттал купил завод, их было 27 000. Сейчас их осталось 12 500. Правительство продало его за бесценок, а теперь новые владельцы утверждают, что он неконкурентоспособен, поэтому они не будут инвестировать», — сказала она. «И мне интересно, почему. Спрос на сталь растет, цены на сталь растут, но рабочих мест становится меньше.

Мы не видим причин сбрасывать со счетов эту жемчужину Румынии, если только не перенести всю промышленность в Индию и Китай». в отреставрированном здании эпохи великой межвоенной культурной близости Румынии к Парижу. «Они сумели сделать несколько прекрасных вещей со старыми кафе», — заметила она, вспоминая, как раньше бродила по руинам этого ныне шикарного места. полюбоваться статуей дельфина.Теперь, однако, «я работаю по-другому, — сказала она, — чтобы попытаться оспорить ценности в этой стране, которые, откровенно говоря, испортились. Я участвую в проекте в Софии, чтобы увести детей от экранов компьютеров и в город, посмотреть, как они относятся к нему, к тому, что в эпоху Возрождения называлось площадью, городским пространством, физически, художественно, социально».

Кручану считает, что «оглядываясь назад, Румыния была более уязвима, чем любая другая коммунистическая страна, к мифу о Западе как о материальном рае, к культуре торговых центров и измерению успеха тем, какой у вас мобильный телефон. Здесь она особенно сильна, может быть, потому, что все это произошло так внезапно, даже для образованных классов. Был нанесен большой ущерб, как Румынии, так и Западу, как мы сейчас видим в этом кризисе: потому что Запад начал верить некоторым из наших иллюзий о себе — в наших ложных ожиданиях того, что он, казалось, обещал тогда

Румыния 1989: Чаушеску уходит в кровь — архив, 1989 | Румыния

Президент Николае Чаушеску был свергнут вчера и стал беглецом в стране, которой он правил 24 года, как остатки его личного отряда вели ожесточенные последние бои с регулярными солдатами и демонстрантами на улицах румынской столицы.

Местонахождение бывшего президента и его жены Елены прошлой ночью было окружено тайной. Бухарестское телевидение сообщило, что они покинули страну. В более поздних сообщениях говорилось, что пара была схвачена. Их сына Нику показали по телевидению под арестом.

Свидетели видели множество людей, расстрелянных в центре Бухареста вечером и вокруг горящего королевского дворца, где жила семья Чаушеску.

Ранее радостные толпы прошли по городу после сообщений о том, что г-н Чаушеску был арестован после попытки бегства с крыши штаб-квартиры партии на вертолете.

Но их триумф был омрачен первыми сбивчивыми сообщениями о новом кровопролитии ранним вечером после шквального пулеметного огня на площади Республики в Бухаресте. Вскоре после этого бухарестское телевидение сообщило, что Чаушеску и его жены больше нет в стране. Он не сообщил никаких дополнительных подробностей.

Свержение Чаушеску последовало за неделей бойни, в ходе которой тысячи мужчин, женщин и детей, протестовавших против его режима, были хладнокровно убиты и, вероятно, десятки тысяч получили ранения.Прошлой ночью из Женевы прилетели бригады врачей с медикаментами для неотложной помощи.

Ранним вечером было объявлено о создании Комитета национальной демократии, состоящего из бескомпромиссных военачальников, студентов и представителей интеллигенции. Сообщается, что премьер-министр администрации Чаушеску Константин Даскалеску и его правительство ушли в отставку.

Новый комитет объявил своей непосредственной целью положить конец культу личности, сложившемуся вокруг семьи Чаушеску.Как можно скорее будут проведены свободные выборы, и будут созданы независимые средства массовой информации. Пресловутая программа уничтожения деревень в сельской местности будет остановлена.

Фотография экрана телевизора Николае Чаушеску, произносящего свою последнюю публичную речь с балкона штаб-квартиры Коммунистической партии Румынии, 21 декабря 1989 года. Фотография: Филипп Бушон/AFP через Getty Images

Советский парламент выразил свое одобрение падения президента Чаушеску и направил румынскому народу специальное послание поддержки, предложенное президентом Горбачевым.Сообщение, по-видимому, было отправлено при том понимании, что г-н Чаушеску арестован.

Великая попытка побега Чаушеску произошла после того, как стало ясно, что большая часть армии перешла на сторону народа. Сообщается, что министр обороны генерал Василе Миля покончил жизнь самоубийством, хотя также возможно, что он был застрелен членом свиты Чаушеску.

К 18:00 румынское телевидение транслировало в прямом эфире репортажи о победных митингах, в которых приняли участие тысячи людей в Бухаресте.Голос в студии сказал, что армия полностью на стороне народа. Все стратегические точки в стране находились под контролем народа.

Улицы и площади Бухареста были усеяны порванными портретами и разбитыми бюстами президента и его супруги. Атмосфера царила в атмосфере ликования, и преобладающим чувством среди тысяч людей, праздновавших в центре города перед началом стрельбы, было чувство неразбавленного триумфа.

Временное правительство было объявлено в течение часа после пленения диктатора.Его временным руководителем является 73-летний бывший министр иностранных дел Корнелиу Мэнеску. Он подписал открытое письмо с резкой критикой региона Чаушеску, опубликованное в марте.

Одним из первых действий нового руководства было подчинение сил безопасности, страшного Секуритате, армии. Считается, что у каждого четвертого населения есть член.

День начался, как и закончился яростными демонстрациями против Чаушеску. Десятки тысяч людей собрались рано утром перед отелем Intercontinental в Бухаресте, не остановившись перед бронетехникой.На фоне торжествующего звона церковных колоколов забрызгали пулеметы.

Ненавистный сын Чаушеску, Нику, бывший кандидат на место своего отца в качестве лидера страны, как сообщается, был арестован в городе Сибиу при попытке захвата заложников.

Это отредактированная выдержка.

Падение Чаушеску: Радиостанция формирует «сердце нации»

23 декабря 1989

Дом радиовещания Бухареста был вчера главным источником информации для румын об освобождении страны и средствах, с помощью которых политики, военные и диссиденты пытались повлиять на ситуацию.

Один диктор назвал его «сердцем нашей нации». Его бюллетени содержат драматический отчет о самом важном дне в истории Румынии с момента прихода к власти коммунистов в 1948 году.

Прочтите бюллетени.