Содержание

«Физическое воспитание и спорт в Рабоче-Крестьянской Красной Армии. 1918-1940 гг.»

В скором времени наша страна будет отмечать юбилейные даты: 100 лет создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) и 80 лет Обществу содействия обороне, авиационному и химическому строительству (ОСОАВИАХИМ). В рамках подготовки и празднования этих знаменательных дат, а также во исполнение Плана мероприятий Федерального архивного агентства по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации на 2016-2020 годы вниманию любителей отечественной истории представляется виртуальная выставка документальных материалов Российского государственного военного архива на тему «Физическое воспитание и спорт в РККА. 1918-1940 гг.».

РГВА хранит значительный массив архивных документов (текстовой и графический материалы, фотоальбомы, газеты и журналы) по истории и развитию физического воспитания и спорта среди бойцов и командиров Красной Армии, а также физического воспитания и военной подготовки гражданского населения страны со дня создания вооруженных сил Советской Республики и до начала Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Этот период отражает не только историю зарождения и становления массового «красного спорта», но и демонстрирует возрастание военной мощи Красной Армии.

Феномен «красного спорта» до конца не раскрыт до сих пор. Его истоком является Всевобуч – всеобщее военное обучение трудящихся (1918-1923 гг.). Проведение всеобщей воинской подготовки возлагалось на наркомат по военным делам, а в школах — на органы наркомата просвещения. Организацией Всевобуча на местах занимались военные комиссариаты, а непосредственно военным обучением — фабрично-заводские и сельские бюро Всевобуча. Уже к концу 1918 г. на территории Советской Республики имелись 7 окружных, 37 губернских и 493 уездных отдела, 4616 бюро Всевобуча и около 50000 инструкторов.

При подготовке данной выставки были изучены около 4000 архивных документов из фондов РГВА, в том числе, были использованы документальные материалы следующих фондов архива: Наркомвоена (фонд 1) за 1918 г., Реввоенсовета Республики – РВС СССР – Наркомата обороны СССР (фонд 4), Политического управления Красной Армии – ПУР (фонд 9), Военно-издательского отдела Главного управления РККА (фонд 63), Всевобуча (фонд 65), секретариата Народного комиссариата обороны — НКО СССР (фонд 33987), заместителя Народного комиссара обороны (фонд 33988), а также – ряда управлений военных округов Красной Армии, прежде всего — Московского военного округа (фонд 25883) и Петроградского военного округа (фонд 25883) за 1918-1923 гг.

Настоящая виртуальная выставка состоит из двух частей.

Первую часть составляют документальные материалы, отражающие историю развития спорта и физической культуры в Вооруженных Силах Советского Союза.

Вторая часть состоит из фотографий, дающих наглядное представление о занятиях спортом и физкультурой в красноармейских частях и соединениях, участии бойцов и командиров, а также гражданских лиц в спортивных соревнованиях и сдачах норм на значки ГТО – «Готов к труду и обороне» и «Ворошиловский стрелок». Основу для нее составили фотографии из фотоальбомов, направленных в адрес Наркома обороны СССР, маршала К.Е. Ворошилова. Эти фотографии дают реальную возможность почувствовать «аромат эпохи» 30-х годов ХХ века.

Всего на выставке экспонируются образы 68 документов и 151 фотографии.

Все образы документов, представленных на выставке, имеют аннотированные заголовки с поисковыми данными. Знакомство с материалами виртуальной выставки позволит пользователям «окунуться» в удивительный и многогранный мир архивного наследия нашего Отечества.

Архивисты Российского государственного военного архива надеются, что виртуальная выставка «Физическое воспитание и спорт в РККА. 1918-1940 гг.» будет способствовать военно-патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации.

 

 

Удмуртская республиканская молодежная общественная организация «Долг»

Основные цели организации:

1) увековечение памяти уроженцев и жителей Удмуртской Республики, погибших при защите Отечества, при выполнении воинского долга, репрессированных в 20-60-е годы XX века, а также жертв войны и репрессий, погибших и захороненных на территории, как Российской Федерации, так и иностранных государств;

2) воспитание детей и молодежи в духе патриотизма, любви к своей Родине, к своему Отечеству.

Основные достижения организации:

1. Проведено более 180 поисковых экспедиций по местах боев ВОВ 1941-45 гг. с 1989 по 2016 г. Программа поисковых экспедиций реализуется с 1989 по настоящее время. Поднято и захоронено более 3000 солдат РККА.

2. Восстановлены имена бойцов РККА, пропавших без вести во времена ВОВ – более 250 имен

3. Проведение Республиканской патриотической акции «Что такое Родина?…» 22 июня. Реализуется с 2006 по настоящее время.

4. Проведение Республиканского слета поисковых отрядов Удмуртии «Памяти павших будьте достойны!». Реализуется с 2004 по настоящее время.

5. Инициаторы и координаторы проведения акции «Бессмертный полк» в г. Ижевске с 2014 г.

6. Создание и работа Музея поискового движения «Долг», проведение экскурсий, организация передвижных выставок и экспозиций в различных образовательных, организациях, государственных и общественных учреждениях.

7. Совместные с организациями-партнерами книгоиздательские проекты:

— книга «Дневники поисковиков «Я был на той войне, которая была…».

— cборник сценариев по организации мероприятий патриотической направленности «Я был на той войне, которая была…»

— книга-альманах «Что такое Родина?…» (5 выпусков, печатные и электронные версии)

— газета организации «Долг»

8. Участие в городских, республиканских, федеральных конкурсах и грантах.

2006, 2007 гг. – грант Общественной палаты РФ, «Государственный клуб»

2012 г. – грант Администрации г. Ижевска

2013 г. – федеральный грант «Национального благотворительного фонда» РФ

2015 г. – конкурс Минэкономики УР для СО НКО.

Зеленский отругал Сталина за потери советских войск в ходе битвы за Днепр и Киев

Потери РККА в ходе форсирования Днепра и освобождения Киева от немецких войск в 1943 году могут достигать почти 1 млн человек. Об этом в своем Telegram-канале написал президент Украины Владимир Зеленский.

«В официальных данных о потерях в битве за Днепр будут указаны 417 тысяч погибших. Но согласно исследованиям и подсчетам ряда историков, это количество как минимум вдвое больше и достигает почти миллиона человек. В боях за Киев пало до 240 тысяч солдат и офицеров», — говорится в посте.

Украинский президент добавил, что освобождение Киева — это «история безграничного безразличия и жестокости «великих» руководителей и безграничного подвига великих бойцов, освободивших город от нацистов».

Кроме того, Зеленский привел в своем посте слова из дневника советского кинорежиссера Александра Довженко, который был фронтовым корреспондентом в годы войны.

«В боях гибнет множество мобилизованных в Украине уволенных граждан. Их зовут, кажется, «чорносвитниками». Они воюют в домашней одежде, без подготовки, как штрафные. На них смотрят как на виновных. Один генерал смотрел на них в бою и плакал», — гласит цитата из записок Довженко. Речь идет о советских гражданах, мобилизованных не через обычные военные комиссариаты, а через полевые военкоматы. Споры о «чернопиджачниках» — одна из острых тем в споре между украинскими и российскими историками.

Стоит добавить, что опубликован дневник Довженко был только в 1960-х годах, а «полная» версия — уже после распада СССР. Хранила записки мужа в сейфе вдова Довженко — актриса Юлия Солнцева.

«Не взятые на военный учет, чтобы не ухудшать статистику потерь, даже не одетые в форму и очень плохо вооруженные, сотни тысяч наших предков были брошены в бой за освобождение Киева.

На верную смерть. Мы никогда не забудем, какой ценой 6 ноября 1943 года столица Украины была освобождена от нацистских оккупантов», — отметил также Зеленский.

Стоит отметить, что непосредственно Киевская наступательная операция, в результате которой были освобождены Киев и Житомир, является частью Битвы за Днепр — форсирования реки и освобождения всей Левобережной Украины в 1943 году. Потери РККА, по данным Советской военной энциклопедии, составили в ходе Битвы за Днепр более 417 тыс. человек убитыми, безвозвратные потери гитлеровских войск — не менее 50 тысяч. При этом в ходе Киевской наступательной операции безвозвратные потери СССР — убитыми — составили 6491 человека. Боям за Киев предшествовали более упорные сражения за плацдармы — Букринский и Лютежский. С них несколько раз предпринимались попытки наступления на город, первые из которых окончились неудачами.

«Фашисты бежали в страхе, что мы перекроем трассу Киев — Житомир и будет второй Сталинград. В Киев мы зашли без боя», — рассказал в свою очередь Telegram-каналу «Донбасс решает» 96-летний ветеран Великой Отечественной войны, участник боев за Киев Владимир Шелудько.

Он добавил, что Иосиф Сталин приказал сохранить Киев и «постараться избежать уличных боев и артиллерийских обстрелов». Кроме того, сообщил ветеран, утром 7 ноября на Крещатике прошел парад.

«Киев встречал своих освободителей — люди плакали, целовали их, кидали цветы, кричали ура!» — рассказал живущий в Донецке ветеран.

Стоит добавить, что Зеленский в своем посте пишет также о стремлении советского руководства непременно взять Киев к годовщине Октябрьской революции.

«Бездушной машине неважно… Она готова с легкостью оплатить такую страшную цену, потому что есть блажь руководства – освободить Киев к годовщине Октябрьской революции», — заявил украинский президент.

Как вспоминал в своих мемуарах Кирилл Москаленко, во время битвы за Днепр командовавший 38-й армией, руководство СССР действительно хотело взять Киев к годовщине революции.

«Освободим Киев к 26-й годовщине Великого Октября» – этот лозунг стал основой всей политической работы в войсках армии. Политорганы, партийные и комсомольские организации соединений и частей провели большую и содержательную работу по мобилизации всего личного состава на выполнение поставленной нам исключительно ответственной задачи», — писал генерал.

6 ноября Владимир Зеленский в 78-ю годовщину освобождения Киева возложил цветы в музее освобождения Киева, расположенном на территории Национального музея-заповедника «Битва за Киев в 1943 году» в селе Новые Петровцы. На сайте президента Украины говорится, что «в церемонии также приняли участие Председатель Верховной Рады Украины Руслан Стефанчук, Премьер-министр Денис Шмыгаль, руководитель Офиса Президента Андрей Ермак, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов, министр обороны Алексей Резников, Главнокомандующий Вооруженными Силами Валерий Залужный».

В ИИиП МПГУ прошла лекция «Политическая подготовка солдат РККА и Вермахта»

В марте 2019 г. Поисковый отряд МПГУ провел лекцию на тему «Политическая подготовка солдат РККА и Вермахта».

В первой части лекции докладчик, студент ИИиП МПГУ Юрий Морецкий

, рассмотрел вопросы политической организации в РККА в 1930-е и 1940-е годы. Основное внимание было уделено компетентности комиссаров и командиров в управлении воинскими частями.

Во второй части лекции докладчик обратил внимание на политическую организацию Вермахта. Был рассмотрен вопрос проникновения идеологии в армию в условиях национал-социалистического государства. Отдельно был выделен момент разложения идеологической системы в Вермахте в 1942-43 годах.

На мероприятии присутствовали студенты ИИиП МПГУ, представители нескольких ВПК Москвы, студенты других вузов. Хочется отметить грамотную подготовку Юрия Морецкого и поблагодарить его за живое выступление.

Поисковый отряд ИИиП МПГУ

Новости
Памяти Ростислава Владимировича Бутурлова (1917-1997)
19 / 02 / 2022

19 февраля 2022 г. исполнилось 105 лет со дня рождения выпускника Московского государственного педагогического института, участника Великой Отечественной войны, доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой научного коммунизма МГПИ им. В.И. Ленина, профессора-консультанта кафедры социологии и политологии МПГУ Ростислава Владимировича Бутурлова.

Новости
«Весь он был – добрый общественный подвиг»
18 / 02 / 2022

18 февраля 2022 г. исполняется 180 лет со дня рождения выдающегося российского ученого-экономиста, статистика, общественного деятеля, профессора Московского университета и Московских высших женских курсов, члена-корреспондента Императорской академии наук Александра Ивановича Чупрова (1842-1908).

Новости
«Юность комсомольская моя…»
17 / 02 / 2022

17 февраля в стране отмечается День российских студенческих отрядов, установленный Указом Президента России В.В. Путина. Через эту уникальную форму молодежного движения, инициированную комсомолом, прошло не одно поколение студентов нашего университета, оставив самые теплые воспоминания о том замечательном времени.

Новости
История была его призванием
16 / 02 / 2022

16 февраля 2022 г.  исполнилось 115 лет со дня рождения выдающегося  ученого-историка, академика АН СССР и АПН СССР, Лауреата Государственной премии,  в 1960-1974 гг. – заведующего кафедрой новой и новейшей истории исторического факультета МГПИ им. В.И. Ленина Алексея Леонтьевича Нарочницкого (1907-1989).

Новости
К 125-летию академика Анны Михайловны Панкратовой (1897-1957)
16 / 02 / 2022

16 февраля 2022 г. исполнилось 125 лет со дня рождения крупного советского ученого, первой женщины-академика среди российских историков, депутата Верховного Совета СССР, члена ЦК КПСС, Лауреата Сталинской премии  Анны Михайловны Панкратовой, в 1942-1948 гг. возглавлявшей  кафедру истории СССР исторического факультета МГПИ им. В.И. Ленина.

«За полгода войны осуждено 90 322 военнослужащих» – Власть – Коммерсантъ

70 лет назад, 8 февраля 1942 года, прокурор СССР Виктор Бочков подготовил доклад Сталину о преступности в Красной армии за первые месяцы войны с поразительными данными о числе приговоренных в том числе к расстрелу бойцов и командиров. Обозреватель «Власти» Евгений Жирнов разыскал в архиве и впервые представляет этот документ.

«Ни за что отдали свою жизнь здесь»

Цифры, которые приводились в докладе прокурора СССР Виктора Бочкова председателю Государственного комитета обороны (ГКО), не могли не впечатлять. В первую очередь поражало количество уголовных дел на красноармейцев и командиров:

«За период с 22 июня по 31 декабря 1941 г. резко увеличилось количество уголовных дел, возбужденных по всей Красной Армии и рассмотренных Военными трибуналами. За полгода войны военными прокуратурами Красной Армии было возбуждено 85.876 дел, причем только за период сентябрь—декабрь следственный аппарат военной прокуратуры закончил расследование до 50.000 дел».

Не менее удивительными выглядели и сроки расследования дел:

«Более половины дел,— сообщал Бочков,— расследовалось в срок до 1 дня, а в срок до 5 дней были расследованы 80,6% всех законченных следствием дел».

Но, естественно, наиболее впечатляющим моментом оказалось количество и суровость приговоров:

«Военными трибуналами осуждено 90.322 военнослужащих… Из общего числа осужденных Военными трибуналами приговорены к ВМН — расстрелу 31.327 чел. и 58.995 к лишению свободы».

Чтобы оценить эти цифры, достаточно сказать, что за четыре года Гражданской войны трибуналы приговорили к высшей мере социальной защиты, как тогда именовалась смертная казнь, 14 675 красноармейцев и красных командиров (см. статью «В июле 1920 года дезертировало 773 тысячи красноармейцев» в N7 от 22 февраля 2010 года). А за половину 1941 года — вдвое больше.

При этом в обоих случаях речь шла о количестве расстрелянных по приговорам, и в эти цифры не включали тех, кого казнили без суда и следствия, основываясь во время Гражданской войны на собственном революционном правосознании, а в 1941 году — на приказах и постановлениях ГКО. К примеру, в постановлении ГКО от 16 июля 1941 года говорилось:

«Государственный Комитет Обороны должен признать, что отдельные командиры и рядовые бойцы проявляют неустойчивость, паникерство, позорную трусость, бросают оружие и, забывая свой долг перед Родиной, грубо нарушают присягу, превращаются в стадо баранов, в панике бегущих перед обнаглевшим противником. Воздавая честь и славу отважным бойцам и командирам, Государственный Комитет Обороны считает вместе с тем необходимым, чтобы были приняты строжайшие меры против трусов, паникеров, дезертиров. Паникер, трус, дезертир хуже врага, ибо он не только подрывает наше дело, но и порочит честь Красной Армии. Поэтому расправа с паникерами, трусами и дезертирами и восстановление воинской дисциплины является нашим священным долгом, если мы хотим сохранить незапятнанным великое звание воина Красной Армии».

Правда, уничтожать паникеров и дезертиров начали еще до этого указания, в первые же дни войны. В дневнике красноармейца, впоследствии академика АН СССР Николая Иноземцева есть, к примеру, такая запись за 26 июня 1941 года:

«Имели место случаи, когда после назначения людей в боевое охранение начальники забывали о них. В результате среди них появлялись и затем разрастались отрицательные настроения»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

«К вечеру прибыли в район Опаки — села, расположенного в 7 километрах от Борислава. Здесь выяснилось, что все приданные нам мобилизованные — 14 человек — где-то отстали вместе с частью лошадей, вьючными кухнями и продуктами. Аналогично было и в других подразделениях. Налицо факт явного дезертирства. Уже на следующий день так и стали к этому относиться… В этот же вечер многие из пойманных дезертиров были расстреляны. Те, кто сбежал, должны были пройти мимо расположения стрелковой роты, и большая часть сбежавших ни за что отдали свою жизнь здесь».

Затем, 16 августа 1941 года, приказом наркома обороны N270 командованию предписали расстреливать на месте струсивших командиров:

«Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава».

Сколько всего паникеров, дезертиров и прочих действительных и мнимых преступников расстреляли без суда и следствия, можно оценить только весьма и весьма приблизительно. Но можно предположить, что их было ничуть не меньше, чем осужденных в обычном порядке. Ведь уже к октябрю количество расстрелов ни в чем не повинных бойцов стало таким, что 4 октября 1941 года появился приказ наркома обороны N0391, предписывавший командирам не подменять воспитательную работу репрессиями и описывавший вопиющие случаи незаконных расстрелов подчиненных командирами:

«За последнее время наблюдаются частые случаи незаконных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны отдельных командиров и комиссаров по отношению к своим подчиненным. Лейтенант 288 сп Комиссаров без всяких оснований выстрелом из нагана убил красноармейца Кубицу. Бывший начальник 21 УР полковник Сущенко застрелил мл. сержанта Першикова за то, что он из-за болезни руки медленно слезал с машины. Командир взвода мотострелковой роты 1026-го стрелкового полка лейтенант Микрюков застрелил своего помощника — младшего командира взвода Бабурина якобы за невыполнение приказания».

Сталин приказал немедленно прекратить самосуд и отдавать виновных в незаконных расстрелах под трибунал. Вот только убитых под горячую руку, по пьяни или походя бойцов было уже не вернуть.

«Были случаи, когда командиры не имели самых элементарных сведений о людях, посылаемых в разведку. В результате после выявления факта измены не всегда удавалось даже установить фамилии изменников»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

«Организованные военкоматами комиссии в лагерях НКВД»

Быстро возмещать как боевые, так и подобные «расстрельные» потери с помощью призыва не удавалось. И потому 24 ноября 1941 года был подписан указ президиума Верховного совета СССР «Об освобождении от наказания осужденных по некоторым категориям преступлений». От предыдущего указа с таким же названием, появившегося 12 июля 1941 года, новое решение отличалось прежде всего своей направленностью. Если июльский указ имел основной целью освобождение из лагерей НКВД части неспособных работать, а потому лишних заключенных, то главная задача ноябрьского указа состояла в том, чтобы направить максимальное количество осужденных на фронт. Естественно, освобождению не подлежали заклятые враги советской власти. А из остальных заключенных, годных к службе, в кратчайшие сроки предстояло создать огромный людской резерв для Красной армии.

11 февраля 1942 года прокурор СССР доложил Сталину о выполнении и этой работы:

«В целях своевременного и правильного применения на местах Указа от 24/XI-41 г. были командированы ответственные работники Прокуратуры Союза ССР в 15 лагерей НКВД и 5 областей…

Из подлежащих освобождению (по предварительным данным) 350.000 чел. освобождено 279.068 чел., в том числе:

бывших военнослужащих — (летчики, танкисты, артиллеристы, парашютисты и др.) — 14.457,

женщин беременных и женщин с малолетними детьми дошкольного возраста — 24.761,

несовершеннолетних — 11.152,

инвалидов и стариков — 40.528,

осужденных за маловажные преступления — 106.267,

«Мероприятия по борьбе с дезертирством создали в массе мнение, что дезертирство безнаказанно не пройдет, поэтому малоустойчивые элементы стараются уклониться от участия в боях под видом ранения в бою»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

осужденных по Указу от 10. VIII-1940 г. (за мелкие кражи на производстве и хулиганство) — 61.119.

Из общего числа освобожденных передано в военкоматы лиц призывного возраста 82.014.

Передача призывного контингента в ряды Красной Армии проходит организованно. Лица, зачисляемые военкоматами в команды, предварительно проходят тщательно проверку через специально организованные военкоматами комиссии в лагерях НКВД.

Так, в Безымянском лагере (Куйбышевская область) из 9.500 чел., прошедших комиссию, было призвано 6.500, что составляет 68,4%.

Имели место многочисленные факты, когда бывшие заключенные, которых медицинская комиссия признавала негодными по состоянию здоровья для службы в Красной Армии, настоятельно добивались зачисления их в ряды действующей армии…

Управления лагерей НКВД обеспечивают организованную отправку освобождаемых, выдавая им необходимые денежные средства и продовольствие, с учетом замедленного движения в пути. Местные органы НКВД в соответствии с указаниями НКВД СССР на узловых ж.  д. станциях установили дежурство, с тем чтобы не допускать скопления бывших заключенных, принимая меры к своевременному приобретению для них ж. д. билетов и организованной отправке. Кроме того, на важных жел. дор. узлах организованы питательные пункты».

Как писал Бочков, даже при выполнении этого важнейшего задания партии и правительства возникало немало проблем:

«Выполнение Указа в основном проходит удовлетворительно, за исключением отдельных лагерей. Особенно неблагополучно обстоит дело в Северо-Печорском и Воркутском лагерях. Из этих лагерей вследствие отсутствия необходимого транспорта освобожденные не вывозятся, а между тем из 17.000 чел., подлежащих освобождению, 16.000 — призывного возраста. Ожидающим отправки бывшим заключенным выдается всего 50 грамм хлеба, причем несколько дней тому назад имел место случай, когда в Севпечлаге группа заключенных вовсе не получали хлеба в течение трех дней».

По ходу работы в лагерях прокуроры нашли еще один резерв для пополнения армии:

«Практика применения Указа,— докладывал Бочков,— в отношении бывших военнослужащих выдвинула вопрос о возможности освобождения от наказания бывших работников НКВД, милиции и военизированной охраны, осужденных за малозначительные должностные и хозяйственные преступления, совершенные до начала войны. Со своей стороны полагал бы возможным распространить на эту категорию заключенных п. «а» ст. 2 Указа от 24/Х1-41 г. с тем, чтобы освобожденных призывного возраста направить через военкоматы в Красную Армию».

Но еще более важной мерой для восполнения потерь РККА прокурор СССР считал изменение законодательства и судебной практики.

«Установлены многочисленные случаи, когда организаторы групповых переходов на сторону врага в течение длительного времени, иногда месяцами, обрабатывали в изменническом духе группу бойцов»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

«Делало невозможным розыск бежавших»

8 февраля 1942 года, докладывая Сталину о преступлениях в Красной армии за первые месяцы войны, Бочков в каждом разделе документа исподволь проводил мысль о том, что далеко не все осужденные заслуживали сурового наказания. К примеру, в части, посвященной изменникам Родины, он писал:

«Значительный рост количества осужденных за измену родине в ноябре и декабре объясняется тем, что в эти месяцы органы военной прокуратуры и трибунал стали широко практиковать заочное осуждение изменников, перешедших на сторону врага в прошлые месяцы. Кроме того, по мере освобождения от немецких захватчиков новых районов выявляются изменники, перешедшие к фашистам раньше, во время отступления наших частей, и скрывшиеся на территории, временно занятой неприятелем.

Совершение изменнических актов происходило в виде: а) одиночных и групповых переходов на сторону врага; б) возвращений из плена с целью проведения по заданиям фашистской разведки враждебной деятельности на территории СССР; в) подготовки к переходу на сторону врага.

Обстоятельства, приводившие к измене родине, были разнообразны: одни становились на путь измены в силу своих враждебных антисоветских убеждений, другие сплошь и рядом становились объектом обработки со стороны вражеской агентуры под влиянием и других мотивов: боязнь быть убитым на фронте, ложное представление о возможности победы фашизма, стремление пробраться к своей семье, оставшейся на территории, временно занятой противником, и т. д.

Совершенно неудовлетворительное изучение людей и слабость политико-воспитательной работы, неправильный подбор людей, назначаемых в разведку или в боевое охранение, откуда чаще всего и совершались переходы на сторону врага, ошибки в комплектовании частей и подразделений в ряде случаев облегчали или способствовали совершению измены.

Были случаи, когда командиры не имели самых элементарных сведений о людях, посылаемых в разведку. В результате после выявления факта измены не всегда удавалось даже установить фамилии изменников.

Имели место случаи, когда после назначения людей в боевое охранение начальники забывали о них. В результате в течение длительного периода времени люди оставались предоставленными сами себе, среди них появлялись и затем разрастались отрицательные настроения, приводившие иногда к изменническим актам.

«При наличии смягчающих обстоятельств применение расстрела не является целесообразным и более правильной является отправка осужденного в действующую армию и предоставление ему возможности искупить свою вину в боях с врагом»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Неправильность в комплектовании и направлении частей проявлялись в том, что из людей, призванных из одной местности, создавали целые подразделения, части и даже соединения, а затем направляли их на участок, находящийся в непосредственной близости от района, из которого они происходят, занятого противником. Узнав, что на пополнение 299 с. д. прибыли черниговцы, немцы использовали это в своей агитации, призывая черниговцев переходить к ним и обещая распустить их по домам. Это повлияло на известную часть бойцов, и в этой дивизии за 8 дней пропало без вести 4000 чел., большая часть из которых разошлась по домам, находящимся на территории, временно занимавшейся немцами.

Установлены многочисленные случаи, когда организаторы групповых переходов на сторону врага в течение длительного времени, иногда месяцами, обрабатывали в изменническом духе группу бойцов и все же их подрывная работа оставалась неразоблаченной.

Так, в 161 отд. местном стрелковом взводе (Кар. фронт) в августе красноармейцами Пономаревым, Таранушичем и др. в числе 7 чел. была создана террористическая изменническая группа, ставившая себе целью убийство командиров и переход на сторону врага. Эта группа систематически занималась антисоветской агитацией, вербовала новых участников, устраивала нелегальные сборища, на которых обсуждался план побега в Финляндию. В ночь на 13 сентября к.-р. группа приступила к осуществлению своих злодейских замыслов. Участники группы убили одного мл. командира, и 3 кр-цев пытались перерезать телефонные провода. Убить остальных командиров и перейти на сторону врага изменникам не удалось по не зависящим от них причинам».

То же ощущение непропорциональности деяния наказанию складывалось и из описанных Бочковым случаев дезертирства:

«Значительный рост количества осужденных за дезертирство в ноябре и декабре не отражает фактического состояния преступности за эти месяцы. На самом деле дезертирство идет на убыль. В декабре во многих частях и даже соединениях не было ни одного случая побега из части. Рост количества осужденных объясняется усилением борьбы с этим видом преступления и задержанием в ноябре и декабре значительного количества военнослужащих, дезертировавших еще в первые месяцы войны. Массовые случаи дезертирства имели место главным образом из маршевых частей во время их передвижения на фронт. Значительное количество военнослужащих разбежались во время воздушных бомбардировок эшелонов. Вместе с тем немало побегов было совершено как из действующих, так и запасных частей. Обстоятельствами, способствовавшими массовым побегам, были:

1. Плохой учет людей. В ряде подразделений не было даже списков личного состава, командиры не знали многих бойцов по фамилиям, что делало невозможным розыск бежавших.

2. Слабое наблюдение за подчиненными со стороны командиров, особенно младшего начальствующего состава. Это приводило, в частности, к отставаниям от эшелонов и походных колонн.

3. Недочеты в воспитательной работе, в частности слабая популяризация приговоров Военных Трибуналов по делам о дезертирах.

Необходимо отметить, что в результате скопления дезертиров в населенных пунктах, на станциях железных дорог и в лесах в ряде мест (Южный, Юго-Западный, Кавказский фронт, СКВО) имело место создание целых бандитских шаек, состоящих из вооруженных дезертиров. Так, в Грачевском районе Воронежской области банда дезертиров совершила 5 вооруженных грабежей и при задержании 3 часа отстреливалась; в Боровском лесу (Юго-Западный фронт) бандиты успели разрушить партизанские убежища и др.

Установлены факты, когда фашистская разведка, вербуя агентов из числа военнопленных, перебрасывала их на нашу сторону с заданием агитировать среди бойцов за дезертирство из армии. По линии прокуратуры приняты меры к усилению борьбы с дезертирством и активизации розыска дезертиров».

Бочков не оправдывал, но находил некоторые смягчающие обстоятельства и для рядовых бойцов, бежавших с поля боя:

«Побеги с поля боя совершаются в подавляющем количестве случаев из трусости и желания спасти собственную шкуру. Чаще всего побеги с поля боя имели место в частях только что прибывших на фронт и еще не обстрелянных. Отрицательно сказывалось укомплектование на фронте целых подразделений из только что прибывшего пополнения. В первые месяцы войны наблюдались случаи массовых побегов с поля боя вследствие проявления паники и трусости со стороны некоторых командиров. Отдельные случаи такого порядка имеют место и в настоящее время».

А многочисленные случаи членовредительства бойцов, пытающихся таким образом попасть в тыл, в докладе Бочкова совершенно ненавязчиво стояли рядом с описанием непрекращающегося самоуправства командиров:

«В декабре наблюдается большой рост осужденных за членовредительство. Это объясняется усилением борьбы и более умелым разоблачением членовредителей, но несомненно и то, что количество членовредителей возросло. Проведенные мероприятия по борьбе с дезертирством создали в массе мнение, что дезертирство безнаказанно не пройдет, поэтому малоустойчивые элементы стараются уклониться от участия в боях под видом ранения в бою. Членовредители прибегают в основном к самострелу. При этом характерно, что все возрастающее количество членовредителей прибегают к ухищренным способам самострела без признаков близкого выстрела, что, естественно, затрудняет их разоблачение. В частности, отмечены случаи членовредительства по взаимному сговору.

В некоторых военных округах установлены многие факты, когда членовредители занимались курением чая и хмеля, впрыскиванием керосина под кожу и т. п. Существенным пробелом в борьбе с членовредительством является недостаточная подготовка врачебного состава санитарных учреждений, действующих на передовых позициях, к распознаванию более сложных форм членовредительства, вследствие чего получается запоздалое разоблачение членовредителей лишь в тыловых санитарных учреждениях, а зачастую членовредители и вовсе не разоблачаются. ..

Среди прочих преступлений (неисполнение приказаний и боевых приказов, нарушение правил караульной службы, аварии) следует особенно отметить имевшие место и после издания приказа НКО N0391 факты самочинных и ничем не вызываемых расправ над подчиненными под видом борьбы с трусами, паникерами и изменниками.

Несмотря на требование приказа Наркома Обороны (о недопустимости подмены воспитательной работы репрессиями) и осуждение значительного количества лиц начсостава за самочинные расправы, количество преступлений этого рода довольно большое. Только за декабрь 1941 г., по далеко не полным данным, органами военной прокуратуры зафиксировано 28 случаев самочинных и ничем не вызывавшихся расстрелов подчиненных со стороны командиров. Часть этих преступлений совершено на почве пьянства. Так, 15 декабря командир взвода 981 с. п. ст. лейтенант Киржа, находясь в состоянии опьянения, без каких-либо причин расстрелял встретившегося с ним кр-ца Скарга; 23 декабря ст. лейтенант Скавош по приказанию командира роты 183 бс (Волховский фронт) расстрелял кр-ца Иванова, заподозренного в краже одной буханки хлеба, и т.  д.».

«Только за декабрь 1941 г., по далеко не полным данным, органами военной прокуратуры зафиксировано 28 случаев самочинных и ничем не вызывавшихся расстрелов подчиненных со стороны командиров»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

«Влечет только одно наказание — расстрел»

По существу, прокурор СССР пытался доказать Сталину, что излишняя суровость советских законов приводит к неоправданной потере людей, которых судят, осуждают, отправляют в лагеря, а затем прикладывают немало сил и средств для того, чтобы из лагерей снова отправить на фронт. Причем по существующему порядку трибунал мог приговорить дезертира только к одному виду наказания — расстрелу. А отменить приговор были в силах или Верховный суд СССР, или созданная в 1920-х годах при Политбюро Комиссия по судебным делам (см. статью «Не выносить приговоров о высшей мере без предварительной санкции ЦК» в N42 от 25 октября 2010 года).

Бочков описал в докладе процедуру, позволяющую избежать затрат времени и сохранить обвиняемых для фронта и Победы:

«В отношении 37.478 осужденных применена отсрочка исполнения приговора до окончания военных действий. Кроме того, из числа осужденных к расстрелу Военной Коллегией Верховного Суда СССР и Комиссией по судебным делам приговоры к высшей мере наказания заменены лишением свободы в отношении 7057 чел., из них к 4502 применена отсрочка исполнения приговора до окончания военных действий. Таким образом, общее количество осужденных военнослужащих, возвращенных в армию с отсроченными приговорами, составляет 41.980 чел. Наблюдение за осужденными в частях показало, что практика отсрочки исполнения приговоров в целом себя оправдывает. Значительное количество лиц, направленных после осуждения на фронт, отлично вели себя в боевой обстановке, многие из них отличились в боях против фашистских оккупантов, а некоторые даже были удостоены правительственных наград. Следует, однако, отметить, что командование и политорганы не вели учета осужденных с направлением на фронт, не осуществляли должного наблюдения за ними и не принимали своевременно мер к освобождению от наказания тех, кто честно несет службу. По представлению Военной Прокуратуры начальником Главного Политуправления Красной Армии соответствующие указания политорганам даны».

Два месяца спустя прокурора СССР поддержали коллеги — нарком юстиции Николай Рычков и председатель Верховного суда СССР Иван Голяков, которые писали Сталину:

«Согласно ст. 193-7, п. «г» Уголовного Кодекса РСФСР и соответствующим статьям уголовных кодексов других Союзных республик, дезертирство в военное время влечет только одно наказание — расстрел. Опыт судебной работы показывает, однако, что в ряде случаев при наличии смягчающих обстоятельств применение расстрела не является целесообразным и что более правильной является отправка осужденного в действующую армию и предоставление ему возможности искупить свою вину в боях с врагом.

Такой точки зрения в ряде случаев придерживаются военные советы фронтов, которые, по докладам председателей военных трибуналов, о тех или иных осуждениях высказываются за направление их на фронт. При рассмотрении таких дел в высших судебных органах в порядке надзора они также по большому количеству дел применяют ст.  51 Уголовного Кодекса РСФСР и соответствующие статьи уголовных кодексов других союзных республик, дающие право суду назначать в отдельных случаях, по исключительным обстоятельствам дела, наказание ниже низшего предела, указанного в законе, заменяют расстрел лишением свободы с отсрочкой исполнения приговора и направлением осужденного в действующую армию (примечание 2 к ст. 28 Уголовного Кодекса РСФСР и соответствующие статьи уголовных кодексов других союзных республик). Наконец, при рассмотрении этой категории дел в Судебной Комиссии последняя в значительном числе случаев не соглашается с применением расстрела и выносит решение о замене расстрела и направлении осужденного на фронт. Ввиду изложенного мы считали бы целесообразным дать от имени Пленума Верховного Суда Союза ССР указание судам о том, что при наличии смягчающих обстоятельств они вправе сами в порядке ст. 51 Уголовного Кодекса назначать по делам о дезертирстве не расстрел, а длительный срок тюремного заключения с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий и направлением осужденного в действующую армию.

Такое мероприятие может сыграть положительную роль в отношении осужденных, так как в силу упоминавшегося выше примечания 2 к ст. 28 Уголовного Кодекса, если осужденный проявит себя стойким защитником СССР, может быть поставлен вопрос о смягчении наказания или о полном освобождении от наказания. Так как осужденных по такого рода делам имеется значительное количество, то в результате в тюрьмах (особенно в районах прифронтовой полосы) скопляется большое число осужденных, которые ждут разрешения своих дел в высших инстанциях. На это часто уходит довольно много времени, так как и в тех случаях, когда военные советы высказываются за замену расстрела, дело направляется для окончательного решения в высшую судебную инстанцию, которая только одна вправе отменить или изменить приговор суда. Предоставление такой возможности, основанной на законе, непосредственно судам, выносящим приговоры, ускорит направление осужденных в действующую армию, не дожидаясь решений вышестоящих судебных и иных инстанций».

Предложение поддержал заместитель председателя ГКО Вячеслав Молотов, а вслед за тем на докладе Рычкова и Голякова появилась пометка «Решено ГКО». Казалось бы, после принятия такого решения эра расстрелов и непропорционально суровых наказаний для бойцов и командиров РККА должна была завершиться. Но то, что сочли приемлемым после победы под Москвой, показалось непригодным в дни летних поражений 1942 года. И в знаменитом приказе наркома обороны N227 от 28 июля 1942 года вновь говорилось: «Паникеры и трусы должны истребляться на месте».

Собственно, ничего странного в этом не было. Как обычно, целесообразность ставилась гораздо выше законности.

Как воевали бойцы из Средней Азии на фронтах Великой Отечественной войны

Победа в Великой Отечественной войне — героическое достижение всех народов СССР. Свой вклад в общее дело внесли и бойцы из Средней Азии. Узбеки, туркмены, таджики, киргизы и казахи, как и жители других уголков страны, храбро сражались против фашизма. Солдаты и офицеры воинских частей, сформированных в среднеазиатских республиках, совершили немало героических подвигов, забыть о которых невозможно.

Казахи

Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1939 года, численность населения Казахской ССР перед Великой Отечественной войной немногим превышала 6 миллионов человек. Из них непосредственными участниками боевых действий стали около 1 миллиона 200 тысяч солдат и офицеров. Еще порядка 3,5 тысячи казахов участвовали в партизанском движении. В кровопролитных сражениях погибли около 589 тысяч жителей республики. То есть, практический каждый второй из призванных на фронт не вернулся домой. Казахи участвовали во многих военных операциях. Вместе с боевыми товарищами они сражались на Курской дуге и на улицах осажденного Сталинграда, не позволили фашистам прорвать оборону Ленинграда, а затем гнали нацистов с советской земли до самого Берлина, последовательно освобождая Белоруссию, Украину, Молдову, Прибалтику и другие страны Восточной Европы. Одной из наиболее ярких побед, одержанных советскими войсками в ходе войны, была героическая оборона Москвы, порученная 316-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал Иван Панфилов (1893-1941 гг.). Это воинское соединение, сформированное преимущественно из казахов, киргизов и узбеков, остановило немецкое танковое наступление по Волоколамскому шоссе. Подвиг героев-панфиловцев до сих пор изучают молодые курсанты и офицеры многих стран мира. Звания Героя Советского Союза были удостоены около пяти сотен казахов, более ста жителей республики стали полными кавалерами ордена Славы. Среди прославленных героев войны — две казахские девушки: пулеметчица Маншук Маметова (1922-1943 гг.) и снайпер Алия Молдагулова (1925-1944 гг.), которая уничтожила более 90 немецко-фашистских захватчиков. Будучи смертельно раненой у города Новосокольники, девушка бросилась в рукопашный бой с немецкими солдатами и офицерами. А летчик Нуркен Абдиров (1919-1942 гг.) совершил 16 боевых вылетов на своем «Ил-2». Его самолет был подбит врагами в районе ростовского хутора Коньков. Понимая, что гибель неизбежна, пилот направил горящий «Ил-2» в танковую колонну противника. Звание Героя Советского Союза было присвоено посмертно.

Киргизы

В начале войны численность населения Киргизской ССР немного не дотягивала до 1,5 миллиона человек, из них 365 тысяч жителей республики отправились на фронт. Они воевали в составе легендарной Панфиловской дивизии, прошли боевой путь от Сталинграда до Берлина. Освобождая СССР и страны Восточной Европы от фашизма, около 115 тысяч киргизов сложили свои головы. Среди жителей республики, отправившихся на фронт, различными орденами и медалями были награждены тысячи человек, из них 73 солдата и офицера получили звания Героя Советского Союза. Полными кавалерами ордена Славы стали более 20 киргизов. Многие удостоены своих наград посмертно. Например, Дайшенкул Шопоков (1915-1941 гг.) — один из 28 героев-панфиловцев, остановивших наступление фашистов по Волоколамскому шоссе. Он погиб у разъезда Дубосеково Московской области, уничтожив вместе с боевыми товарищами 18 вражеских танков. [С-BLOCK] А Чолпонбай Тулебердиев (1922-1942 гг.) пал смертью храбрых у села Селявное-Второе Воронежской области. Переправе советских войск через Дон мешали вражеские дзоты, из которых велся почти непрерывный пулеметный обстрел. Раненый боец 160-й стрелковой дивизии, израсходовав все гранаты, бросился на вражескую амбразуру, закрыв ее своим телом. Его самопожертвование позволило боевым товарищам захватить стратегический важный плацдарм. Этот подвиг через полгода повторит другой Герой Советского Союза — Александр Матросов (1924-1943 гг.). Примечательна и судьба генерал-майора Даира Асанова (1922-2009 гг.). Будучи сержантом 11-й артиллерийской дивизии, он особо отличился в бою у деревни Пятницкое Харьковской области. 23 марта 1943 года за четыре часа неравного боя этот воин уничтожил из своего орудия: 40 автоматчиков; 8 танков и 6 броневиков противника.

Таджики

289 тысяч жителей Таджикской ССР были призваны в годы Великой Отечественной войны в ряды Красной армии, еще 45 тысяч человек отправились на трудовой фронт, откуда многие также попали в войсковые части и соединения. Около 100 тысяч солдат и офицеров из них погибли. Это была очень тяжелая потеря для населения республики, общая численность которого перед войной составляла порядка 1,5 миллиона человек. Звания Героя Советского Союза получили 68 жителей Таджикской ССР. Боевых наград за проявленное на фронте мужество были удостоены более 55 тысяч воинов, из них 21 являются полными кавалерами ордена Славы. Одним из героев, прославивших свой народ в борьбе с фашизмом, является Домулло Азизов (1913-1943 гг.). Командир пулеметного расчета 69-й стрелковой дивизии погиб при освобождении Белоруссии от немецких захватчиков. В составе десантной группы младший сержант переправился через Днепр и первым бросился во вражескую траншею. Домулло уничтожил находившихся там солдат противника, бросив гранату. Затем он развернул немецкий пулемет и открыл огонь по гитлеровцам. Этот неожиданный и смелый маневр позволил обеспечить форсирование Днепра основными силами Красной Армии. Исмоил Хамзаалиев (1921-1943 гг.) — еще один Герой Советского Союза, он совершил подвиг на Курской дуге. Командир орудийного расчета не позволил вражеским танкам прорвать оборону. Когда его артиллерийская установка была подбита, сержант открыл огонь из другого орудия, расположенного поблизости. Его боевой расчет погиб. Тяжелораненый герой продолжал вести огонь, подбивая танки противника и истекая кровью.

Туркмены

Судя по данным Всесоюзной переписи 1939 года, численность населения Туркменской ССР в начале войны немногим превышала 1 миллион 252 тысячи человек. Из них на фронт отправились около 300 тысяч жителей республики. Около 86 тысяч воинов не вернулись домой. В Туркмении были сформированы 87-я и 88-я отдельные стрелковые бригады, 97-я и 98-я кавалерийские дивизии. Их солдаты и офицеры участвовали во всех широко известных сражениях Великой Отечественной. Они воевали на Курской дуге, под Москвой, на Кавказе, в Сталинграде. Освобождали от фашистов страны Восточной Европы. Боевыми орденами и медалями были награждены 78 тысяч воинов, а 112 туркменов получили звания Героя Советского Союза. Одним из военнослужащих, удостоенных такой чести, стал Дурды Курбан (1917-1976 гг.). Командир отделения 176-й стрелковой дивизии проходил службу на границе СССР и Румынии, когда началась война. Во время напряженного боя с превосходящими силами противника воин лишился руки, ее оторвало разрывом снаряда. Но это не остановило героя. Истекая кровью, он поднял свое отделение в бой, одержав победу. А кавалеристский эскадрон, который возглавлял лейтенант Аннаклыч Атаев (1912-1943 гг.), за двое суток напряженных боев сумел отразить 7 немецких атак, в которых участвовали 16 танков. Причем, у красноармейцев с собой было лишь огнестрельное оружие и гранаты. Это случилось недалеко от ростовского города Белая Калитва в бою за господствующую высоту 79,9, которую фашисты так и не смогли отбить. Эскадрон кавалеристов уничтожил около 300 гитлеровцев, три немецких танка и бронемашину.

 Узбеки

Накануне войны в Узбекской ССР проживало почти 6,5 миллиона человек. В 1941-1945 годах на фронте погибли около 420 тысяч жителей республики, а всего в ряды советской армии были призваны порядка 1,5 миллиона узбеков. 338 Героев Советского Союза породила эта древняя земля, еще 53 воина в ходе Великой Отечественной были удостоены ордена Славы всех трех степеней. Разные боевые награды получили 120 тысяч узбеков. В составе легендарной Панфиловской дивизии жители республики обороняли Москву. Они сражались в Сталинграде, на Кавказе, участвовали в боях за Смоленск, Киев, Одессу, Севастополь, освобождали от фашистских захватчиков Польшу, Венгрию, другие страны. [С-BLOCK] В Узбекской ССР были сформированы: 21-я и 44-я кавалерийские и 258-я стрелковая дивизии, а также 90-я и 94-я отдельные стрелковые бригады. Командир саперного отделения 13-го гвардейского стрелкового корпуса Сатым Нурметов (1925-1994 гг.) совершил свой подвиг 7 апреля 1945 года под Калининградом (ранее — Кенигсберг). Гвардии сержант и четыре сапера, которыми он командовал, обошли с тыла позиции вражеских артиллеристов и в результате неожиданной атаки захватили в плен 25 гитлеровцев, также завладев орудиями противника. Затем бойцы Красной Армии повернули дула немецких пушек против врагов, попытавшихся отбить утерянные позиции. У фашистов ничего не получилось, Сатым Нурметов и его бойцы продержались до прихода подкрепления. Еще один из многочисленных героев-узбеков — Джурахан Усманов (1923-1945 гг.). Помощник командира взвода 69-й стрелковой дивизии участвовал в форсировании реки Сож на территории Гомельской области 29 сентября 1943 года. Вместе с взводом старший сержант отразил более 30 вражеских атак. Когда осталось лишь 9 бойцов, у них кончились боеприпасы. В этой, казалось бы, безвыходной ситуации Джурахан предложил крайнее смелое решение — собрать на поле боя неразорвавшиеся гранаты и патроны. Бойцы отважились на такой риск. Им хватило боеприпасов, чтобы дождаться подкрепления.

Это лишь малая часть всех подвигов, совершенных солдатами и офицерами из Средней Азии на фронтах Великой Отечественной войны.

Читайте новости Исполкома СНГ в Telegram и Google News

Диктант Победы — ШТУРМ ЦИТАДЕЛЕЙ. 6 мая 1945 г. в Силезии сложил оружие германский гарнизон Бреслау

 

ШТУРМ ЦИТАДЕЛЕЙ. КРАСНАЯ АРМИЯ ПРОТИВ НЕМЕЦКИХ КРЕПОСТЕЙ В 1945 ГОДУ 


6 мая 1945 г. в Силезии сложил оружие германский гарнизон Бреслау (ныне – Вроцлав, Польша). 40 тыс. солдат вермахта, СС и фольксштурма сдались советским войскам. Бреслау был не просто осажденным городом: в Силезии окончилась эпопея «фестунгов» — крепостей Третьего Рейха, создание которых стало одной из самых неоднозначных стратегических идей гитлеровского командования за всю войну.

 


Фото: Санитары выносят раненых с поля боя. Бреслау. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 


Надежда фюрера

 

В конце осени – начале зимы 1941 г. Красная армия перешла в наступление на части вермахта почти на всем фронте. Немецкие войска, изможденные долгим продвижением вперед, растратившие военный пыл и необходимые для ведения боев ресурсы, не могли противостоять удару свежих дивизий и даже армий и откатились на значительное расстояние от Москвы. Однако первое большое наступление выявило и целый комплекс проблем РККА. Одна из самых существенных состояла в том, что советские войска не умели вести штурм. Раз за разом они оказывались не способными уничтожить даже и не самые мощные опорные пункты. Сплошь и рядом единственную деревню с небольшим гарнизоном без особого успеха штурмовала целая стрелковая дивизия, теряя людей и технику. Более того, многие немецкие гарнизоны уцелели, оказавшись наполовину в окружении или в полной изоляции. Их оборонительные сооружения редко представляли собой шедевры фортификации: это были дзоты, деревянные блокгаузы, просто укрепленные деревенские дома.

В 1944 г. немцы вспомнили об этих успехах. Так появилась концепция фестунгов, или крепостей. На пересечениях дорог создавались опорные пункты с полевыми укреплениями, гарнизонами, складами, которые предписывалось удерживать как можно дольше, чтобы остановить наступление противника. При этом не считалось проблемой оказаться в окружении, главной задачей было блокировать железные дороги и шоссе, препятствуя таким образом снабжению атакующих частей РККА. К тому же крепости притягивали к себе значительные силы осаждавших и тем самым сковывали их продвижение. Предполагалось, что успешно обороняющуюся подобную «крепость» через какое-то время деблокируют.

Тем не менее результат использования крепостей в 1944 г. оказался разочаровывающим. В Белоруссии была создана целая россыпь таких укрепленных пунктов, и силы РККА их стремительно разгромили. Например, приказ о круговой обороне Витебска был издан германским командованием 24 июня в 15:35, вечером город уже был окружен, а рано утром 26 июня взят. С момента получения приказа до разгрома крепость не продержалась и двух дней. Немецкий гарнизон Орши оборонялся еще меньше: с момента начала штурма до зах­вата города прошло всего семь часов.

В конце 1944 – начале 1945 г. Красной армии предстояло воевать в новых условиях. Она вступила в Польшу, Германию и Венгрию, сильно урбанизированные страны со множеством капитальных каменных строений в населенных пунктах и плотной промышленной застройкой.

 

Немецкое подразделение истребителей танков из 4-й полицейской дивизии СС в г. Пиритц, Померания, 1945 г.

 

Кроме того, для защиты городов здесь создавались батальоны фольксштурма – народного ополчения. Конечно, их боевая ценность была невысока: в фольксштурм мобилизовали подростков от 16 лет и лиц старшего возраста до 60 лет, а также негодных к службе в регулярных войсках. Однако в ополчение можно было привлекать огромное количество людей. Кроме того, в 1945 г. крепости были оснащены многочисленной артиллерией, в частности зенитной. С самого начала войны в качестве противотанковых орудий использовались знаменитые «восемь-восемь» (нем. Acht-acht) – 88-мм зенитные пушки. Рейх располагал колоссальным количеством орудий ПВО, и по мере того как фронт приближался, они разворачивались для стрельбы по наземным целям. Наконец, немцы имели возможность снабжать свои окруженные крепости по воздуху. Именно «тётушки Ю» (нем. «Tante Ju») – военно-транспортные самолеты «юнкерсы» Ю 52/3м, доставлявшие боеприпасы и провиант, спасли от разгрома окруженные части вермахта зимой 1941–1942 гг. и продлили жизнь армии Паулюса в Сталинграде. Теперь их использовали для того, чтобы поддерживать воюющие в окружении гарнизоны крепостей.

Качество фортификации также изменилось по сравнению с той, что использовалась в Битве под Москвой или даже в сражениях в Белоруссии. В Европе имелось огромное количество полноценных укреплений разных времен, выдерживавших обстрел артиллерии. Их дополняли новыми препятствиями вроде высокотехнологичных баррикад из смеси камней и земли, укрепленной бревнами или стальными рельсами, сооружали доты. В некоторых городах возводились такие экзотические сооружения, как башни ПВО. Эти колоссальные бетонные конструкции создавались для того, чтобы городские строения не перегораживали обзор и секторы обстрела зенитным орудиям, а заодно они служили бомбоубежищами.

На Восточном фронте крепостями в разное время объявлялись десятки городов. Некоторые из них были небольшими, как Глогау в Польше или Тарнополь в Галиции с гарнизонами по несколько тысяч человек, другие – колоссальными, как Кёнигсберг или Будапешт. Крепости 1945 г. разительно отличались от простецких опорных пунктов, возводившихся на территории СССР. Однако все они были взяты. Менялись не только немецкие крепости. Быстрее и радикальнее менялась Красная армия.

 

Штурмовые группы

 

В Первую мировую войну некоторое время существовала концепция: «Артиллерия разрушает, пехота занимает». Предполагалось, что артиллерийской атакой можно уничтожить подавляющее большинство огневых точек противника. Однако жизнь быстро внесла коррективы в эту теорию: и после очень мощного артиллерийского обстрела в окопах оставалось достаточно солдат и пулеметов, чтобы расстрелять стрелковую цепь. По итогам позиционных боев пришло понимание, что пехота должна быть способна самостоя­тельно вести бой и уничтожать окопавшегося или даже занимающего долговременные укрепления противника.

К 1945 г. РККА подошла не в лучшем состоянии. Огромные потери первых лет войны и постепенное снабжение армии разнообразной техникой привели к нехватке людей в стрелковых ротах. Типичная воюющая дивизия 1945 г. насчитывала всего 4–6 тыс. солдат и офицеров. Высокие потери быстро приводили к истощению и утрате способности продолжать наступление. Нехватку личного состава должны были компенсировать современная тактика и умелая организация.

 

Огонь из 45-мм орудия по опорному пункту противника на одной из улиц Бреслау. Март 1945 г.

 

При словах «советская штурмовая группа» чаще всего представляют себе солдат штурмовых инженерно-саперных бригад (ШИСБр) в камуфляжной форме и стальных нагрудниках СН-42. Между тем штурмовые отряды создавались и в составе обычных стрелковых частей, хотя, конечно, не все они соответствовали необходимым требованиям тактической подготовки.

Ядром штурмового отряда обычно был стрелковый батальон. Он дополнялся ротой саперов, отдельным взводом или ротой автоматчиков и приданными силами. Отряд делился на штурмовые группы, основой которых чаще всего становилась стрелковая рота из 40–60 человек – обычная численность для конца войны. Подразделение оснащалось внушительным набором средств усиления: несколькими орудиями разных калибров, 1–2 танками или самоходными артиллерийскими установками (САУ), минометами, станковыми пулеметами; при нем состояли от 3 до 8 огнеметчиков и саперов. Последние несли взрывчатку и шанцевый инструмент для проделывания проходов и преодоления препятствий. Широко практиковалось использование трофейных фаустпатронов. Гранатометы применяли в качестве инженерных боеприпасов, чтобы пробивать нештатные проходы в стенах и дверях. Химики кроме огнеметов несли дымовые шашки и бутылки с горючей смесью или даже обычный мазут. Горючее требовалось не для борьбы с бронетехникой: с его помощью уничтожали доты и солдат противника, засевших в подвалах. Многие бункеры захватывали после того, как через вентиляционные отверстия внутрь заливали мазут, а затем забрасывали гранату. Противотанковые ружья применяли для уничтожения огневых точек, укрытых, к примеру, тонкими стенами: для автомата такая преграда была непробиваемой, но 14,5-мм патрон противотанкового ружья поражал стрелка в заложенном кирпичом окне.

Кроме того, войсками регулярно использовалось нештатное и даже кустарное вооружение. Например, при штурме Познани практиковали запуск отдельных реактивных снарядов при помощи самодельных направляющих и трофейных пулеметных треног. Такой снаряд пробивал до 80 см кирпича, этого обычно хватало для сноса даже капитальных стен. Возможность переносить снаряды на руках позволяла делать выстрелы прямо из окон, с чердаков или крыш.

Сама штурмовая группа делилась на несколько подгрупп. Главную задачу выполняли наиболее многочисленные атакующие подгруппы, которые, собственно, врывались на неприятельскую позицию и уничтожали гарнизон. Кроме них в состав группы входили: подгруппа закрепления (огневая), в которую включались танки, САУ и минометы, и резерв. В случае необходимости штурмовые отряды поддерживались крупными силами артиллерии. Так, при штурме Кюстрина в Восточной Германии весной 1945 г. в финальном наступлении участвовало больше дивизионов артиллерии, чем стрелковых батальонов. При этом была применена артиллерия калибром до 280 мм. Практиковалась даже стрельба из гаубиц прямой наводкой под прикрытием дымовых завес. Таким образом, например, были уничтожены позиции вермахта в здании государственной типографии при штурме Берлина: было установлено тяжелое 203-мм орудие, которое несколькими выстрелами прямой наводкой разрушило укрепления.

Штурмовая группа не являлась штатным формированием, однако создание такого подразделения было обычной практикой и советское командование приложило немало усилий, чтобы обучить офицеров действовать с его помощью. Группа была способна решать большинство задач самостоятельно, не теряя время на связь с командованием и другими частями. При достаточно мощном вооружении она оставалась маневренной, имела разнообразное снаряжение и могла быстро приспособиться к конкретным условиям для достижения поставленных целей.

 

Технология работы

 

После выхода к назначенному городу штурмовые группы старались сходу преодолеть оборону на окраинах и ворваться во внутренние кварталы. Например, именно так – быстрой атакой, не дожидаясь подхода всех войск, — части 8-й гвардейской армии захватили форты на окраинах Познани. Имеющиеся орудия и танки подавляли огневые точки, открывая пехоте путь к городским кварталам. Делалась ставка на скорость, чтобы упредить контратаки противника и быстро расчленить его гарнизон.

Если немцы оказывали организованное сопротивление, а очевидных слабых мест в их линии обороны не было, части РККА проводили тщательную подготовку к штурму. Наступление начиналось с разведки всеми способами – от фотосъемки позиций противника с воздуха до захвата пленных. Войска заранее отрабатывали действия во время штурма. В собственном тылу возводили макеты немецких укреплений в натуральную величину, на которых тренировались до того момента, когда даже самые мелкие группы штурмовиков четко уясняли свои задачи. Затем уже осуществляли саму атаку.

 

Гвардии старший сержант 15-й гвардейской стрелковой дивизии Илья Амелин с трофейным немецким гранатометом «Панцерфауст». 1-й Украинский фронт, 1945 г.

 

Обычно одна из атакующих подгрупп наступала вдоль улицы, другая пробиралась через дворы. Если проходы в тыл к противнику отсутствовали, их проделывали саперы. При выходе к назначенному объекту огневая подгруппа изолировала поле боя, обстреливая подступы к нему. Через пролом в здание входила атакующая подгруппа и при помощи гранат и взрывчатки проводила зачистку внутренних помещений. Первым делом штурмующие захватывали верхние этажи и перекрывали подходы к зданию и выходы из него. Пока они пробивались к чердакам и верхним этажам, огневая подгруппа била из орудий и крупнокалиберных пулеметов по верхним окнам и балконам, предотвращая попытки вести стрельбу или метать гранаты сверху. Сигналы огневой подгруппе подавали дымами или ракетами. Затем начиналось уничтожение уцелевших частей гарнизона. Двери срывали взрывчаткой, а если солдаты сталкивались с особо прочными позициями внутри дома, их также старались подорвать через стену или использовали огнеметы. Например, 25 апреля 1945 г. в Бреслау штурмовая группа взяла старинную башню, просто проделав несколько отверстий в стене и закинув внутрь дымовые гранаты и коктейли Молотова. Из 60 человек, защищавших этот объект, выскочить наружу и сдаться удалось только 16.

Уничтожив гарнизон, подгруппа закрепления, вооруженная станковыми пулеметами и другим тяжелым оружием, тут же начинала готовить позицию к контратаке противника. Сразу же после закрепления следовала доразведка следующего объекта для его дальнейшего штурма. Противнику старались не оставлять ни часа передышки. К новой цели выдвигались смешанными группами из пехоты и танков. Последние закрывали пехоту своей броней и могли оперативно уничтожить хорошо защищенные цели. Пехота же прикрывала танки от фаустников и метателей гранат. Пехотинцы и танки шли в шахматном порядке по разным сторонам улицы, прикрывая друг друга.

Во время штурмов широко использовались дымы. Масштабы дымовых завес впечатляют. Например, в апреле 1945 г. во время штурма Бреслау было истрачено более 5 800 дымовых шашек, 7 162 дымбрикета и 36 531 дымовая граната. Дымы использовались и для прикрытия своих атакующих отрядов, и для ослепления немецких огневых точек, и во время переходов орудий на открытые позиции для стрельбы, а также подноса бое­припасов, выноса раненых, наведения линий связи. Словом, дымовая завеса стала одним из основных средств маскировки.

 

Фото: Вид разрушений и пожарищ в Гданьске (Данциге) после отступления немецких войск. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Таким образом, например, был освобожден Данциг. Несмотря на то что это был крупный, отчаянно защищавшийся город, уличные бои длились менее недели, после чего остатки гарнизона покинули город.

Образцовой операцией считается захват городского театра в Кёнигсберге. Штурмовой отряд под командованием подполковника Кривича начал с артподготовки, загнавшей гарнизон во внутренние помещения и заставившей спуститься с верхних этажей. Пока работали артиллеристы и танки, саперы проделали проходы в заграждениях, а пехота сосредоточилась для атаки. Затем штурмовые группы пробились внутрь через окна первых этажей, черный ход и проломы в стенах. В течение часа был занят первый этаж, после чего огнеметчики уничтожили и взяли в плен остатки гарнизона в подвале. Все это время огневая подгруппа била по оживающим пулеметным точкам и огнем изолировала театр от соседних зданий, не позволяя прийти на помощь осажденным.

 

Немецкие позиции на подступах к Кёнигсбергу. Март 1945 г.

 

Зачастую для уничтожения узлов сопротивления применялись нестандартные способы. Так, в Берлине одна из немецких позиций располагалась в метрополитене у Ангальтского вокзала и в течение длительного времени ее не удавалось уничтожить. Проблему решили саперы, подорвавшие перемычку между подземными коммуникациями и Тельтов-каналом с помощью 1,8 т взрывчатки. Части противника спешно покинули свою подземную позицию, когда внутрь хлынула вода. Другим нетипичным способом овладения крепостью стало использование трофейных немецких подрывных танкеток типа «Голиаф», управляемых по проводам. Эти малоразмерные машины несли, однако, до 100 кг взрывчатки и при внезапном применении наносили серьезные разрушения. В ряде случаев штурмующие действовали резко и внезапно со всех сторон. Так, для штурма цитадели в Познани использовали сразу 20 одноразовых фугасных огнеметов, установленных в 50–60 м от амбразур. Орудия активировали (подорвали) одновременно и создали сплошную стену огня, вызвавшую пожары и панику внутри фортов. После этого пехота ворвалась в цитадель, система огневой защиты которой была расстроена.

Кроме описанных выше методов использовался широкий маневр для проникновения в немецкий тыл. К примеру, перед расчисткой баррикады предписывалось выделить группу, вооруженную пулеметом, для инфильтрации в глубину неприятельских позиций, с тем чтобы обстреливать защитников сзади и тем самым дать пехоте время для захвата или подрыва баррикады.

Здесь перечислены некоторые действия и достижения штурмовых отрядов, вошедшие в качестве наставлений и образцовых операций в сборники по изучению боевого опыта. Именно такие способы ведения боя и обеспечивали успех наступления.

Последние 12 месяцев войны стали, по выражению американского историка Дэвида Гланца, восстановлением «симметрии ужасов» на Восточном фронте. Теперь уже немцам пришлось наблюдать гибель армий в окружениях, выдерживать град ударов и участвовать в прорывах – без надежды на успех. Советские подразделения, взявшие штурмом Познань, Бреслау, Кёнигсберг и Берлин, радикально отличались от тех, что с боями отступали в 1941 г. от границ СССР к Москве. Способность РККА к обучению и перевод ее на необходимый технический уровень привели к тому, что даже отлично укрепленные и решительно защищаемые позиции вермахта не стали для нее непреодолимым препятствием.


Автор: Евгений Норин
Источник: Российское историческое общество 

красноармейцев в СССР (Союзе Советских Социалистических Республик) — промежуточная рулонная пленка

Содержимое черно-белых негативов информации Администрации безопасности ферм/Военного управления Библиотеки Конгресса является общественным достоянием и может свободно использоваться и повторно использоваться.

Кредитная линия: Библиотека Конгресса, Отдел печати и фотографий, Администрация безопасности ферм / Управление военной информации, черно-белые негативы.

Информацию о воспроизведении, публикации и цитировании материалов из этой коллекции, а также о доступе к исходным материалам см.: U.S. Farm Security Administration/Office of War Information Черно-белые фотографии — Информация о правах и ограничениях

Подробнее об авторских правах и других ограничениях

Для получения рекомендаций по составлению полных ссылок обратитесь к Citing Primary Sources.

  • Консультация по правам : Нет известных ограничений на изображения, сделанные правительством США; изображения, скопированные из других источников, могут быть ограничены.Для получения информации см. Черно-белые фотографии Администрации безопасности ферм США/Военного управления https://www. loc.gov/rr/print/res/071_fsab.html.
  • Репродукция номер : LC-USF345-091145-A (черно-белая пленка, отрицательная)
  • Номер телефона : LC-USF345- 091145-A [P&P]
  • Консультативный доступ : —

Получение копий

Если отображается изображение, вы можете загрузить его самостоятельно.(Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов за пределами Библиотеке Конгресса из соображений прав, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги тиражирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность. Если поле «Репродукционный номер» выше включает репродукционный номер, начинающийся с LC-DIG…, то есть цифровое изображение, которое было сделано непосредственно с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства целей публикации.
  2. Если есть информация, указанная в поле Номер репродукции выше: Вы можете использовать репродукционный номер для покупки копии в Duplication Services. Это будет сделано из источника, указанного в скобках после номера.

    Если в списке указаны только черно-белые («ч/б») источники и вам нужна копия, показывающая цвета или оттенка (при условии, что они есть у оригинала), обычно можно приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, включая каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле Номер репродукции выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Duplication Services. Назовите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Пожалуйста, выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о вызове в разделе «Распечатки». и читальный зал фотографий, чтобы просмотреть исходные предметы. В некоторых случаях используется суррогатное изображение (замещающее изображение). доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Элемент оцифрован? (Эскиз (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть просматривать в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленьких) изображений, когда вы находитесь вне Библиотеки Конгресс, потому что права на предмет ограничены или не были оценены на предмет прав ограничения.
      В качестве меры по сохранению мы обычно не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал просто слишком хрупок, чтобы служить. Например, стекло и пленочные фотонегативы особенно подвержены повреждениям. Их также легче увидеть онлайн, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, элемент не оцифрован. Перейдите к #2.
  2. Указывают ли вышеприведенные поля Access Advisory или Call Number, что существует нецифровой суррогат, например, микрофильмы или копии?

    • Да, другой суррогат существует. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к #3.
  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другой суррогат, пожалуйста, заполните бланк вызова в читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют назначения на более позднее время в тот же день или в будущем. Справочный персонал может проконсультировать вас как по заполнению бланка заказа, так и по срокам подачи товара.

Чтобы связаться со справочным персоналом в читальном зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашим Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал между 8:30 и 5:00 по номеру 202-707-6394 и нажмите 3.

Жизнь и смерть в Красной Армии, 1939-1945 гг.

Документальная литература. Кэтрин Мерридейл. 462 страницы. 30 долларов. Столичные книги.

Как и в Соединенных Штатах, в Советском Союзе проживает самое большое поколение. В период с 1941 по 1945 год 30 миллионов мужчин и женщин служили в советских вооруженных силах, сталкиваясь с почти верным поражением в начале, но в конечном итоге придя к победе в Берлине.Потери были катастрофическими, цифры почти невозможно понять: 2,5 миллиона солдат взяты в плен за первые пять месяцев войны, более 8 миллионов убиты к концу войны. «Они звали нас, они обучали нас, они убивали нас», — лаконично выразился один из ветеранов.

Какой была армейская жизнь типичного советского солдата? Кэтрин Мерридейл, британский историк, отправилась на поиски ответа с магнитофоном в руке, опрашивая ветеранов и их родственников и глубоко копаясь в ранее недоступных источниках, таких как дневники и полевые отчеты.Ее целью было выйти за пределы советского мифа о неизбежной победе, одержанной во имя Коммунистической партии, Родины и Сталина, мифа, затмившего более суровые реалии войны, многочисленные неудачи государственных чиновников и зачастую ненужные жертвы миллионов которые сражались, как гласит название книги, «Иванова война».

Как бы плохо ни было многим солдатам во Второй мировой войне, русским было еще хуже от начала до конца. Отказ Сталина планировать оборонительную войну с самого начала поставил его войска в бедственное положение.Советские войска, встретившие немцев в июне 1941 года, были плохо обучены, плохо пропитаны и плохо оснащены. Базовая подготовка полагалась на деревянные пушки и картонные танки.

Официальная картина народа, сплоченного вокруг правительства и партии, разваливается под пристальным вниманием. В первые месяцы войны, когда немцы наступали по своему желанию, массовое дезертирство было обычным явлением. Войска, охваченные «танкобоязнью», часто паниковали и бежали.

Опыта сплоченных взводов, связанных верностью и дружбой, в советских вооруженных силах не было.Чрезвычайно высокий уровень потерь обеспечивал постоянную текучесть личного состава. Кроме того, правительство назначило политработников в каждую боевую единицу для укрепления партийной дисциплины и донесения о разговорах. Взаимное доверие было невозможно.

«Иванова война» весьма эффектно сочетает в себе кропотливую историческую реконструкцию и сочувственную проекцию. Мерридейл, переходя от кампании к кампании, описывает сверху вниз и снизу вверх. Она дает связную картину тактических решений и промышленных корректировок, которые изменили ход войны, и в то же время фокусируется на том, как эти изменения отражались в повседневном опыте и чувствах войск на местах.

Что-то вроде отчаяния характеризовало период до Сталинграда, когда Советский Союз отдал немцам большие участки территории и 45 процентов своего населения. В отличие от американцев или англичан, русские сражались, зная, что их жены, родители и дети находятся в руках врага. Они были голодны, питаясь супом, кашей, хлебом и чаем.

Каким-то образом они продолжали сражаться. Когда русские начали понимать, что происходит на захваченной советской территории, отчаяние сменилось свирепой жаждой мести, а под Сталинградом — растущей уверенностью в том, что немцев можно победить.

Повествование Мерридейла омрачается продвижением русских в Германию. Она описывает армию, подпитываемую яростью и водкой, доведенную до исступления политическими офицерами. На практике это означало изнасилования, грабежи и грабежи в масштабах, которые еще предстоит признать.

Мерридейл понимает, почему это может быть. Травма войны была просто слишком тяжела, чтобы неуклонно смириться с тем, кто ее пережил. Она беспощадно рассказывает о терроре, развязанном против немецких мирных жителей, но язвительно отзывается о мире, в который вернулись ветераны.Для советских героев, считавших, что они заслужили право на менее репрессивное общество, не будет ни закона о солдатах, ни послевоенного процветания, ни солнечного возвращения домой. У Сталина были другие планы. «Родина никогда не была завоевана, — скорбно заключает Мерридейл, — но она поработила сама себя».

Ольга Кучеренко, Солдатики. Как советские дети шли на войну

1В 2011 году, когда вышла книга Ольги Кучеренко, страны бывшего СССР отмечали -ю годовщину -й годовщины вторжения нацистских войск в Советский Союз. Семьдесят лет: советским войскам, которым в начале войны было двадцать, сейчас девяносто. Со временем ветеранов регулярной армии становится все меньше, и в центре внимания оказываются другие ветераны: те, кто вступил в Красную Армию или в сопротивление, когда они были еще детьми. Тем не менее, память о Великой Отечественной войне в последние годы строится вокруг одного и того же повествования о герое-боевике, солдате в окопе, летчике-истребителе или партизане, противостоящем врагу на оккупированных территориях.Сами ветераны дублируют этот нарратив, стирая любую специфику своего опыта детей, подростков или молодых людей на войне.

2Книга Кучеренко, посвященная детям-воинам Второй мировой войны в СССР, заполняет настоящий пробел. Впечатляющее количество опубликованных мемуаров и официальных воспоминаний, укоренившихся в официальном прославляющем дискурсе, скрывает глубокое незнание того, что побудило некоторых советских детей взяться за оружие, и специфики их боевого опыта. Используя различные источники, миссия автора состоит в том, чтобы воссоздать и понять путь, по которому шли дети-солдаты.

3Подход ‘ Little Soldiers’ оригинален в том, как он затрагивает пути, которыми следуют дети. Книга не ограничивается войной в самом строгом смысле этого слова, но опирается на довоенную социализацию детей, чтобы объяснить, почему некоторые из них решили взяться за оружие. Таким образом, автору замечательно удается избежать описания молодых бойцов как марионеток, которыми манипулирует советская пропаганда.В книге «солдатики» показаны как активные личности, которые своей решимостью, упорством и отвагой меняют ход своей судьбы, как дети, сформированные воспитанием и идеологией и воспитанные войной.

4Книга состоит из двух частей одинаковой важности. Его аргументация основана на массиве интервью с бывшими детьми-солдатами и архивных документах, относящихся к военному и довоенному периодам, но автор также широко использует мемуары, интервью прессе и литературные произведения. В тексте отсылается к богатству советской, постсоветской и зарубежной литературы о Великой Отечественной войне в СССР.

5В первой части анализируется патриотическая и милитаристская пропаганда, направленная на детей 1930-х годов, пути передачи идеологического дискурса и влияние патриотического воспитания на довоенное поколение детей. Автор утверждает, что яростная решимость детей принять участие в конфликте может быть понята только в свете полученного ими воспитания.

6В первой главе дается достаточно общий очерк воспитания советских детей, анализируя основные принципы социализации : семья, школа, литература и средства массовой информации, театр и кино, коммунистические молодежные организации. Предпочтение коллективных интересов личным интересам и чувство самопожертвования ради общего блага являются одними из важнейших ценностей, прививаемых детям.

7Культу Советской Родины посвящена вторая глава.Автор рассказывает о воспитательной работе, благодаря которой советская идентичность вытесняет все остальные детские ориентиры. Советская родина украшена всеми мыслимыми качествами и систематически противопоставляется отсталому и враждебному внешнему миру. Социализация детей в 1930-е годы — это лаборатория для построения нового советского человека, оторвавшегося от прошлых привязанностей. Чтение этой второй главы оставляет у читателя, знакомого с историей СССР, впечатление дежа вю, работа советской патриотической пропаганды вызывала такой высокий интерес у исследователей.Однако в анализе Кучеренко патриотическая пропаганда важна не столько как проект, сколько как формирование поля возможностей, которым дети руководствуются в своих решениях, когда приходит война.

8 Это поле возможностей уточняется далее в третьей главе, в которой рассматривается милитаризация детского воспитания, культ боевых героев, боязнь шпионов на чужой жалованье, военизированные игры и учения, а также литература и кино.Если советские власти так внимательно относятся к военизированной подготовке, то это потому, что они признают необходимость подготовки будущих поколений к вооруженным конфликтам, которые СССР считает неизбежными. Патриотизм сочетается с волей и способностью отдать жизнь за Родину в бою. Таким образом, война становится логичным и даже желанным горизонтом для многих молодых советских людей, которые пытаются поступить на службу в вооруженные силы с началом войны.

9Во второй части автор подробно описывает процесс поступления советских детей на службу в Красную Армию во время Второй мировой войны.Привлечение детей к участию в боевых действиях никогда не было целью советских властей, как несколько раз повторяет Кучеренко. Сочетание антимилитаристской, а затем и антифашистской пропаганды с неустроенностью семьи и быта объясняет вербовку детей. Вербовка через идеологическую приверженность и вербовка для выживания смешаны в истории молодых бойцов. В вооруженные силы часто прибывали дети-сироты или дети, разлученные со своими семьями в хаосе войны, для которых Красная Армия была синонимом шанса на выживание, а также дети, покинувшие свои дома, желающие оказаться в центре боевых действий. борьба с немецко-фашистскими оккупационными войсками.

10В первой главе рассматривается влияние пропаганды на детей в первые годы войны. Приказ о восстании против оккупационных войск, адресованный всей стране, прямо не упоминал об участии всех в боевых действиях: военные действия могли в равной степени способствовать тяжелой работе в тылу. Однако по мере затягивания войны продвигалась идея всеобщего участия в вооруженных конфликтах, усиливалась идейно-военная подготовка детей.Двусмысленное отношение советских властей, отказывающих в вербовке детей, но поощряющих их к приобретению военных навыков, чтобы быть готовыми к бою, породило поколение идеалистов и фанатиков, желающих вместе со взрослыми взяться за оружие для защиты своей страны.

11Последние три, несколько похожие, главы посвящены трем типам опыта молодых бойцов : зачисление в Красную Армию, участие в партизанских движениях и на советском флоте. Автор подробно описывает каждый опыт: прибытие на фронт или в партизанский отряд, часто неожиданными способами, первый опыт боевых действий, обучение, отношения со взрослыми бойцами. Книга полна ценных деталей, которые помогают составить точную картину повседневной жизни юных бойцов. Этих детей, которым часто приходилось проявлять хитрость, чтобы попасть на фронт, поначалу командиры принимали их сдержанно и ограничивали невоенными задачами. Тем не менее со временем детям-солдатам, как правило, разрешалось принимать участие в боевых или разведывательных миссиях, тем самым получая равные права со взрослыми. Кучеренко опирается на воспоминания и интервью с этими ветеранами, чтобы написать о дружбе и мужестве, но также о страхе и холоде.

12 Автор умеряет стереотипный образ героического ребенка, «усыновленного» полком или группой партизан, не подвергая его серьезному пересмотру. Это можно объяснить характером ее источников. Нетрудно представить, что свидетельства из первых рук, собранные спустя полвека после этого события, представляют собой реконструкцию детских воспоминаний взрослых, переживших советскую взрослость. Более того, мемуары, изданные в советское время, могли быть переработаны и ретушированы в соответствии с политикой памяти СССР. Как сегодняшние ветераны в возрасте помнят детские переживания, о которых они, несомненно, рассказывали много раз в своей жизни ? Если теперь допустимо говорить о страхе и убожестве повседневной жизни военного времени, то о чем еще неприемлемо вспоминать ? Примечательно, что образ взрослого советского солдата в этих детских воспоминаниях является точной копией архетипа красноармейца: доброго, отеческого, честного, защищающего слабых и маленьких. Любое насилие в рассказах о бывших детях-солдатах неизменно совершается на стороне нацистов, точная копия врага, описанного советской пропагандой.

13Возможно, автору не хватает дистанции по отношению к своим источникам, она не уделяет должного внимания социальному конструированию военных воспоминаний молодых солдат. Тем не менее такой методологический уклон нисколько не умаляет достоинств этого драгоценного произведения, объединяющего богатый и содержательный материал и отображающего сложные и тонкие человеческие переживания, живых и активных людей, которые никогда не были объектами манипулирования властью.

Через 75 лет после Второй мировой войны российские добровольцы ищут павших солдат

ХУЛХУТА, Россия (AP) — Сгорбившись над залитой солнцем землей, Альфред Абаев поднимает обугленный фрагмент советского военного самолета, сбитого в бою во время Второй мировой войны с наступающими нацистскими войсками.

«Вы видите, что она горела», — говорит он, указывая на обветренный след красной звезды.

Абаев и члены его поисковой группы роются в степи в поисках останков красноармейцев, павших осенью 1942 года в ожесточенных боях с немецко-фашистскими войсками, продвигавшимися к Каспийскому морю южнее Сталинграда.

Ожесточенное сопротивление Красной Армии остановило натиск вермахта в степях Калмыкии, а через несколько месяцев войска врага попали в окружение в Сталинграде и сдались, что стало крупным поражением гитлеровцев, ставшим переломным моментом в Великой Отечественной войне.

Поиски останков павших красноармейцев возле Хулхуты в Калмыкии, южной провинции, расположенной между рекой Волгой и Каспийским морем, являются частью масштабных усилий множества добровольческих групп по всей России, направленных на то, чтобы отдать дань уважения павшим солдатам Второй мировой войны.

Получить The Times of Israel’s Daily Edition по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости

Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями

Потери России составили ошеломляющие 27 миллионов человек, и огромные страдания и жертвы войны глубоко запечатлелись в сознании нации.

Разгром фашистов, который Россия отмечает 9 мая как День Победы, является самым важным национальным праздником, который пышно отмечается по всей стране ежегодными военными парадами, фейерверками и другими празднествами.

На этом кадре из видео от 5 мая 2020 года Александр Трубаков, лидер добровольцев из южной Астраханской области возле Хулхуты в Калмыкии на юге России. Трубаков сообщил, что пока в этом году им удалось опознать двух павших воинов, чьи останки были найдены в степи под Хулхутой (AP Photo/Радик Нурмухамедов)

Пандемия коронавируса сорвала план президента Владимира Путина по случаю 75-летия окончания Второй мировой войны в Европе массовым парадом на Красной площади с участием высших руководителей иностранных государств. Большое шоу должно было подчеркнуть решающую роль Советского Союза в войне и подчеркнуть глобальное влияние Москвы.

Юбилейную субботу российская столица еще отметит пролетом десятков боевых самолетов над Красной площадью и роскошным фейерверком. Аналогичные торжества пройдут и в других городах страны, поскольку с конца марта большинство россиян остаются в изоляции, чтобы остановить вспышку коронавируса.

Путин пообещал провести полноценный парад на Красной площади в конце этого года, как только распространение инфекции замедлится.

В этот вторник, 5 мая 2020 г. кадр из видео, Александр Трубаков, лидер добровольцев из южной Астраханской области, показывает солдатскую флягу с именем военнослужащего Саши Лапина, недалеко от Хулхуты в Калмыкии на юге России ( AP Photo/Радик Нурмухамедов)

В то время как власти сосредоточились на праздновании, многочисленные добровольцы по всей стране продолжали обыскивать поля сражений Второй мировой войны в поисках останков солдат.

Абаев, возглавляющий волонтеров в Калмыкии, считает своим долгом похоронить павших воинов.

«Мы считаем, что это необходимо сделать», — сказал он. «Для меня это важно, потому что здесь воевали мои предки».

На этой фотографии, вторник, 5 мая 2020 г., Альфред Абаев, руководитель волонтерской группы по поиску останков солдат Красной Армии Великой Отечественной войны, говорит во время своего интервью Associated Press недалеко от Хулхуты в провинции Калмыкия на юге России. Поиски являются частью масштабных усилий множества добровольческих групп по всей стране, направленных на то, чтобы отдать дань уважения павшим солдатам Второй мировой войны.(AP Photo/Радик Нурмухамедов)

Абаев сказал, что его группа обнаружила останки более 4500 военнослужащих, большинство из которых были красноармейцами, а также некоторые солдаты вермахта. По его словам, некоторые немцы посетили Хулхуту, чтобы увидеть место, где погибли их предки.

Останки, которые невозможно опознать, захоронены в братской могиле в Хулхуте под строгим, серым памятником.

Глава местной администрации Хулхуты Галина Насурова считает важной миссией отдать дань уважения павшим бойцам.

«Это место священно. Его называют «Малым Сталинградом» из-за ожесточенных боев, которые здесь происходили», — сказала она.

Высушенные солнцем степи Калмыкии облегчили добровольцам поиск личных вещей, помогающих опознать хотя бы некоторых из погибших.

На этом кадре из видео от 5 мая 2020 года люди держат портреты своих родственников-ветеранов Великой Отечественной войны, когда они посещают мемориал павшим красноармейцам возле Хулхуты в Калмыкии на юге России.Хулхута была ареной ожесточенных боев между красноармейцами и немецко-фашистскими войсками, пытавшимися осенью 1942 года продвинуться на юг от Сталинграда, чтобы выйти к Каспию. (AP Photo/Радик Нурмухамедов)

Но в лесах и болотах западной России, ставших ареной ожесточенных боев с фашистскими войсками, вторгшимися на территорию Советского Союза 22 июня 1941 года, задача становится куда более сложной.

Вермахт быстро овладел огромными кусками советской территории, продвинувшись на расстояние до 30 километров (около 20 миль) от Москвы в октябре 1941 года.

Успешное советское контрнаступление отбросило нацистов от окраин советской столицы в конце 1941 года, но Красная Армия продолжала терпеть ряд сокрушительных поражений в следующем году, пока Сталинградская битва не изменила ее судьбу.

По официальным данным, потери Красной Армии составили 8,7 млн ​​человек, но многие историки утверждают, что эта цифра была значительно выше.

В этот вторник, 5 мая 2020 г., кадр из видео, вид с воздуха на мемориал павшим красноармейцам под Хулхутой в провинции Калмыкия на юге России (AP Photo/Радик Нурмухамедов)

Когда советские солдаты отступали под натиском нацистов, у них почти не было шансов достойно похоронить своих павших товарищей.

Некоторые были поспешно захоронены в коллективных могилах, которые впоследствии потеряли свою маркировку, а останки бесчисленного множества других остались в полях и лесах западной части Советского Союза. Миллионы попали в плен и умерли от голода и рабского труда в нацистских концентрационных лагерях.

С тех пор их семьи живут в мучительной неуверенности в том, когда и как они погибли, и добровольцы считают своим патриотическим долгом определить судьбу павших солдат.

Александр Трубаков, руководитель группы волонтеров из южной Астраханской области, граничащей с Калмыкией, сообщил, что в этом году его команде удалось опознать двух павших солдат, чьи останки были найдены в степи под Хулхутой.

У одного в сумке было красноармейское удостоверение личности, а у другого был «посмертный медальон» — крошечный бакелитовый цилиндр с крошечным кусочком газетной бумаги с личными данными, сказал он.

«Мы ищем родственников, чтобы пригласить их на захоронение тех, кто здесь воевал», — сказал Трубаков.

Вы преданный читатель

Мы очень рады, что за последний месяц вы прочитали статей X Times of Israel .

Вот почему десять лет назад мы запустили Times of Israel, чтобы предоставить таким проницательным читателям, как вы, обязательные к прочтению статьи об Израиле и еврейском мире.

Теперь у нас есть запрос. В отличие от других новостных агентств, мы не установили платный доступ. Но поскольку журналистика, которой мы занимаемся, обходится дорого, мы приглашаем читателей, для которых The Times of Israel стала важной, поддержать нашу работу, присоединившись к сообществу The Times of Israel.

Всего за 6 долларов в месяц вы можете поддержать нашу качественную журналистику, наслаждаясь The Times of Israel БЕЗ РЕКЛАМЫ , а также получая доступ к эксклюзивному контенту , доступному только членам сообщества Times of Israel.

Спасибо,
Дэвид Хоровиц, главный редактор The Times of Israel

Присоединяйтесь к нашему сообществу Присоединяйтесь к нашему сообществу Уже участник? Войдите, чтобы не видеть это

#170 Советские солдаты и Красная Армия во Второй мировой войне с Брэндоном Шехтером

22 июня 1941 года нацистская Германия начала нападение на СССР, которое застало советских лидеров врасплох. За следующие четыре года Красная Армия преобразилась, как и жизни более 34 миллионов мужчин и женщин, служивших в ее рядах.В этом эпизоде ​​Бен беседует с Брэндоном Шехтером о своей новой книге «Вещи солдат: История Красной Армии во Второй мировой войне через предметы» (Cornell University Press, 2019) и о том, как исследовать предметы, использовавшиеся во время Второй мировой войны. от ружей до лопат и ложек — может дать нам более глубокое понимание солдатской жизни и войны в целом.

 

 Доктор Брэндон Шехтер является приглашенным доцентом истории в Колумбийском университете, где он специализируется на истории Советского Союза и материальной культуре.

Изображения, обсуждаемые в этом выпуске, можно увидеть ниже.

Этот эпизод был отредактирован Гэри Флетчером.

Изображения (в порядке их обсуждения)

Красноармеец получает свое оружие (карабин обр.1944 г.). Источник: Марк Марков-Гринберг, Клятва войны © 1943 Музей изящных искусств, Бостон.

Снайпер Александра Шляхова хвастается, сколько немцев она убила, 1943 год. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов [РГАКФД] 0-286776.(В.П. Гребнев)

Танкист старший сержант Е.П. Федоров ест в своем танке, 1942 год. Источник: РГАКФД 0-57505.

Гравированные ложки Красной Армии периода ВОВ.

Красноармеец укрепился, наблюдая за противником, Центральный фронт, 1943 г. Источник: РГАКФД 0-312319.

Углубление окопа из положения лежа в положение стоя: узкие одноместные окопы, 1941 г. Источник: РГАКФД 0-94214. (А.С. Шайхет и Гаранин).

Эволюция от окопа к окопе.Источник: Инж. Р-43 , 27.

Николай Милютин, линейный план Нижегородского автозавода, 1930-е гг. Источник: Н. А, Милютин . Соцгород: проблема строительства социалистических городов (Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1974).

Фронтовая почта, 1942 г. Источник: РГАКФД 0-101371. (Чернов)

Советский призывник делится своим опытом Второй мировой войны

Солдаты Советской Красной Армии после взятия Берлина. http://en.wikipedia.org/wiki/Red_army#mediaviewer/File:Bundesarchiv_Bild_183-R77767,_Berlin,_Rotarmisten_Unter_den_Linden.jpg 94-летний ветеран Второй мировой войны, родившийся в современной Армении, с помощью своей внучки запустил Reddit AMA, в котором он поразительно рассказывает о своем времени, когда он был призывником в Советской Красной Армии.

В публикации под ником OldSoldierOpa Майкл Мирсон поделился невероятной историей своего опыта во время самой смертоносной войны в истории.Мирсон был этническим азербайджанцем, родившимся в Армении, и был призван в Красную Армию, где он пострадал в ужасных условиях на Восточном фронте во время Второй мировой войны. В конце концов Мирсон был захвачен немцами и освобожден американцами. В нацистском плену погибло более 3 1/2 миллионов советских солдат.

Мирсон сейчас живет в США. Его ответы в AMA открывают глаза на трудности, с которыми сталкивались солдаты во время последней мировой войны. Мы выделили некоторые из его самых интересных ответов ниже.

Мирсон поделился своими мечтами и стремлениями до конфликта: 

Перед войной я много плакал, потому что отца увезли в Сибирь. Они приняли наше хозяйство, как часть колхоза. Мы работали много часов в день, и у нас было мало еды; мы голодали.

Я мечтал сбежать в город, чтобы чему-то научиться в школе. Среди ночи я сбежал в город (50 миль пешком).Меня приняли в ветеринарную школу.

Когда я приехал в Соединенные Штаты, я мечтал купить дом. Я хотел жить честно. Я хотел работать самостоятельно, для себя. Не то что в колхозе. Я хотел помочь своей семье здесь и в Азербайджане. Я хотел отправить своих дочерей и внучек в колледж.

В ответ на вопрос, каково это служить в Красной Армии, Мирсон сказал:

В Советской Армии жили очень бедно. Еды очень мало, сапоги плохие, дисциплина плохая.Например, мы ходили по Кавказским горам с мозолями на ногах. Вы едва могли идти, и должны были идти так медленно. Приезжали офицеры на лошадях с кнутом и говорили: «Товарищ, вы идете слишком медленно, вы должны идти быстро. Вы должны идти быстро для этой страны и для Сталина». Однажды кто-то дал отпор офицеру и был застрелен. Это напугало нас, и мы продолжали идти, несмотря ни на что.

Он также объяснил страх, который питали члены Красной Армии перед немецким захватом, отчасти из-за страха быть наказанными за то, что позволили себе попасть в плен, если Советы когда-либо освободят их: 

Я не думал, что буду спасены Советами.В русской армии не полагалось попасть в плен, вместо этого полагалось застрелиться. Когда я находился в лагере для военнопленных в Майкопе (на юге России), русские наступали на немцев. Опасаясь за свою жизнь, я двинулся дальше с немцами.

По словам Мирсона, немецкая армия вермахта обращалась с ним так же бесчеловечно, как и Красная армия: Они захватили нас в горах в ноябре, ближе к вечеру.На земле лежал снег, и было холодно. Несмотря на то, что мы были ранены, они взяли наши шинели и прикрыли своих солдат. Ночью многие замерзли.

Когда я шел с ними, они относились к нам очень хорошо. Они были мягче советских. Нас не били, кормили три раза в день. Они были довольно милыми людьми.

Его самые яркие воспоминания о войне связаны с одной молодой жертвой ее ужасов, с которой он столкнулся во время марша в нацистский лагерь для военнопленных: 

Когда я шел за немцами, мы наткнулись на деревню, прошел через большой бой.Был один маленький мальчик. Лицо у него было все мокрое от слез, и он облажался, и некому было о нем позаботиться. Он снова и снова зовет свою мать. Нам всем было так грустно по этому маленькому мальчику ([Мирсон] сейчас плачет). Я подумал: «Зачем нам эта война? Теперь этот мальчик один, его семья убита. Это было так грустно видеть. У меня также была ненависть к войне, Гитлеру и Сталину. Почему они дерутся? Почему они убивают?

В целом, Мирсон был поражен U.С., когда он, наконец, переехал в деревню: 

Я не мог поверить, насколько дружелюбными были люди и какой свободой мы обладали. Мы не боялись правительства! Я очень ценил эту американскую свободу. Когда я хотел новую работу, я мог изменить ее. Когда я хотел поговорить, я мог говорить! Я очень рад, что я в Америке. Я хороший гражданин. Мне очень повезло, что я здесь.

Когда Мирсон перебрался в Америку, ему в конце концов удалось открыть собственную закусочную The Jolly Chef: 

Я работал мойщиком окон и думал начать свой собственный бизнес.В газете я увидел, что он продается за 4000 долларов.

Мне нравилось быть самому себе начальником, работать на себя. НО, это была тяжелая работа днем ​​и ночью. Мы отвечали за все, так что работы было много.

Мирсона спросили, что он думает о текущем состоянии мира, и он ответил:

Я не знаю, что сказать о будущем. Я думаю, что люди немного сходят с ума. Повсюду слишком много драк, ни за что. Есть много проблем.

вещей солдат: История Красной Армии во Второй мировой войне через предметы, Брэндон М.Шехтер | Английское историческое обозрение

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов.Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью.Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения. Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

.