Содержание

Воины-призраки. Самые громкие операции спецназа разведки СССР и России

https://ria.ru/20171105/1508168579.html

Воины-призраки. Самые громкие операции спецназа разведки СССР и России

Воины-призраки. Самые громкие операции спецназа разведки СССР и России — РИА Новости, 03.03.2020

Воины-призраки. Самые громкие операции спецназа разведки СССР и России

Невидимой тенью перейти линию фронта, обнаружить цель, выполнить задачу и невредимым вернуться к своим. Желательно с «языком». Сегодня, 5 ноября, свой… РИА Новости, 05.11.2017

2017-11-05T08:00

2017-11-05T08:00

2020-03-03T07:55

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/1508168579.jpg?14798534131583211324

ссср

таджикистан

катар

афганистан

чехословакия

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2017

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

безопасность, ссср, таджикистан, катар, афганистан, чехословакия, главное разведывательное управление рф, stinger, министерство обороны рф (минобороны рф), россия

Разведка действует бесшумно — «Красная звезда»

Просмотров: 1 114

В бригаде специального назначения ЗВО, дислоцированной в Псковской области, навыки оттачивают в напряжённых тренировках.

Фото автора.

5 ноября – День военного разведчика

Подробности службы в этих элитных войсках, как и имена, специфика действий военнослужащих, обычно не раскрываются. Исключения делаются крайне редко и по особым случаям. В  этот раз поводом стали сразу два профессиональных праздника – День подразделений специального назначения Вооружённых Сил РФ и День военного разведчика, который имеет прямое отношение к личному составу соединения с полным на то основанием.

Нашему корреспонденту накануне довелось побывать на учебной базе спецназа и увидеть, как шлифуется ювелирное мастерство в ходе повседневной боевой учёбы.
В этот день на учебных точках полигона близ Пскова, где созданы все необходимые условия для подготовки спецназа, военнослужащие отрабатывали порядок действий при проведении специальных мероприятий на местности с различным рельефом, оттачивали навыки по преодолению естественных и искусственных препятствий как в одиночном порядке, так и в составе группы.

Плюс выполняли упражнения по огневой подготовке, тренировались оказывать медицинскую помощь раненым и эвакуировать их с поля боя. Готовность здесь всегда постоянная, а до получения приказа и убытия на очередное задание – напряжённые занятия.
«Специфика отражается и в сути отрабатываемых упражнений, и в оценке результата, – уточняет командир одного из подразделений подполковник Б. (реальные имена и фамилии даже между собой не называются, в ход чаще идут позывные). – Не получилось или на троечку – это нам не годится. Критерий не количество учебных часов, а конечный результат, то есть качество. Ты не попал по мишени – значит, сам убит или ранен. Иными словами, поставил под угрозу выполнение задачи всей группы. Поэтому отрабатываем темы досконально, и зачёт – по последнему».
Мне рассказали, как на одном из южных полигонов России в порядке освоения действий в других климатических условиях спецназовцы совершали 120-километровый переход с полной выкладкой, когда жара на улице стояла под 50 градусов. Собеседники не скрывали – было очень тяжело, но дошли все до единого. «Откуда берутся силы? – переспрашивает командир отделения сержант К. – Тут, как говорится, назвался груздем – полезай в кузов. Ты воин спецназа – ты должен: иди вперёд и работай! Таких слов, как «не могу», здесь просто не знают, и поставленных целей можно добиться только благодаря настойчивости, упорству и взыскательности по отношению к самому себе».
Командир отделения спецназа работает с подчинёнными индивидуально и знает каждого досконально: его возможности, сильные стороны. Считает, и это не раз подтверждено практикой, что в спецназе самое главное – это товарищество, войсковое братство, взаимовыручка. «Мы единая сплочённая единица, где каждый может целиком положиться на друга. Если таких взаимоотношений в отделении, группе спецназа не будет, то и задачу не выполнишь», – поясняет сержант К.
В бригаде он служит уже 10 лет. Настоящий профессионал, хотя иных здесь и быть не может. Накопленный опыт сержант К. уже передал десяткам сослуживцев. В его подчинении те, кто пришёл сравнительно недавно, но уже, что называется, прикипел к спецназу. Беседуешь с ребятами и даже по их речи, логике суждений, выводам невольно ощущаешь интеллект – они привыкли размышлять, искать правильные ответы, анализировать. Это вам не клиповое мышление, которое настойчиво прививается современной молодёжи.

На территории военного городка бригады установлен памятник «Разведчикам всех поколений» как символ преемственности, доблести и отваги

В разведке нужны не только физически крепкие, но и умные и сообразительные люди, которые могут самостоятельно принимать грамотные, нередко неординарные решения. Шаблон категорически противопоказан! Да, есть выстраданные в реальной обстановке правила и требования, но в рамках допустимого приветствуются и нестандартные подходы – умение преподнести «сюрприз» противостоящей стороне.

«После срочной службы вернулся домой и понял, что армия – это мой выбор, моя профессия, – поделился рядовой С. – Подписал контракт и теперь планирую продолжить службу. Для каждого из нас это выбор настоящего мужчины, патриота России. Здесь много испытаний, которые проверяют тебя на прочность. И каждый день что-то новое». Занятия по-настоящему увлекают, заставляют выкладываться по максимуму.
Отрабатываются самые разные ситуации, поэтому интерес, стремление действовать нешаблонно всегда присутствуют. Понятно, что, готовясь к действиям в сложных ситуациях, всё предусмотреть невозможно, но нужно быть готовым выбрать оптимальный вариант и реализовать его с максимальной эффективностью. Сила, храбрость, выносливость, уверенность в себе – эти качества не приходят сами по себе, а вырабатываются на занятиях, проверяются на учениях.
Боевая учёба в соединении непрерывная, личный состав совершенствует выучку в сложной, изобилующей вводными обстановке. На учениях спецназовцы выполняют поисково-разведывательные задачи, обеспечивая командование актуальными сведениями о наличии в районе условного противника и характере его действий. Они отрабатывают проведение специальных мероприятий в тылу «неприятеля», в том числе с использованием сведений, полученных с применением беспилотных летательных аппаратов, совершенствуют навыки действий в ходе антитеррористических операций. Ежемесячный 30-километровый марш с полным набором элементов по тактико-специальной подготовке – это обязательный элемент плановой боевой учёбы.
Спецназовец – это универсальный боец по определению. Он может быть сапёром и постоянно совершенствоваться в этой специальности, но и гранатомётом должен уверенно владеть, сработать на месте водителя и в роли разведчика-санитара – квалифицированно оказать медицинскую помощь. Но есть и углублённая специализация подразделений. К примеру, одно из них ориентировано на действия в горах. Тут много нюансов  – от альпинистского снаряжения до использования штатного оружия.
«Азы горной подготовки изучаем здесь, на полигоне, – говорит рядовой Н. – Начинаем с небольших нагрузок и, постепенно их увеличивая, выходим на необходимый уровень. По-настоящему серьёзную горную подготовку получаем летом и зимой в учебных центрах на территории нашей необъятной страны. Много нюансов, которые необходимо прочно усвоить, добиваясь точности и скорости выполнения, но при этом не нарушая техники безопасности».
В целом же тренировки у спецназа самые разнообразные, поскольку действовать приходится в разных условиях. Меняется климат, рельеф местности, время суток и ещё целый ряд нюансов, мелочей тут не бывает. В значительной степени для отработки индивидуальных и групповых действий используется построенная на полигоне комплексная штурмовая полоса препятствий. Привычную общевойсковую она напоминает лишь отчасти – все три десятка её элементов заточены на профиль спецназа.
Тут тебе горный перевал, который надо преодолеть, одновременно отрабатывая ведение огня по противнику. Чуть дальше – подвесные системы, чтобы преградой не стали пропасть или глубокий овраг. Затем застройка, позволяющая оттачивать навыки ведения боя в городских условиях, и многое другое.
Подспорьем служат поступающие в спецназ технологические новинки и экспериментальные разработки, вооружение и техника. Выходят методические пособия, где учитывается накопленный опыт, вводятся более совершенные элементы подготовки. Например, тактическая стрельба. Это в какой-то мере симбиоз армейской и спортивной стрельбы, но на занятиях командиры стремятся приблизить выполняемое упражнение к реальным условиям и различным ситуациям, в которых предстоит действовать спецназу.
Специфика службы не позволяет офицерам и их подчинённым раскрывать какую-либо информацию об особенностях выполняемых задач. Впрочем, мои собеседники на непубличность не сетуют. Как заметил один из них: «Тихо пришёл, сделал и так же тихо ушёл – никому не нужно ничего знать».
В прошлом году бригаде был вручён орден Жукова. Это ещё одно подтверждение особых заслуг бригады спецназа, которых в славной истории соединения было немало. Личный состав бригады специального назначения неоднократно привлекался к выполнению задач в целом ряде вооружённых конфликтов, в том числе в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане и в ходе восстановления конституционного порядка на Северном Кавказе.

В советский период соединение было отмечено переходящим Красным знаменем военного совета Ленинградского военного округа и Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». За выполнение особых задач большое число военнослужащих бригады отмечены высокими государственными наградами, одному из них присвоено звание Героя Советского Союза, четверо стали Героями России (посмертно).
На территории военного городка бригады установлен памятник «Разведчикам всех поколений» как символ преемственности, доблести и отваги. Сегодня он служит ориентиром для современного поколения спецназа.

Псковская область

Боевые преграды: как сирийская операция изменила разведку | Статьи

Боевые действия в Сирии стали настоящей проверкой российских войск на готовность к войнам XXI века. От вооруженных конфликтов, в которых участвовала армия в последние десятилетия, сирийская кампания отличается стремительно меняющейся обстановкой, большей интенсивностью и применением всеми сторонами принципиально новых технических средств и методов ведения войны. Под новые условия пришлось подстраиваться всем задействованным силам, в том числе и спецназу. Если раньше спецподразделения использовались в основном для глубинной разведки, а иногда и вовсе в качестве пехоты, то в Сирии они выполняют множество различных новых задач. О том, как воюют российские разведгруппы на берегах Евфрата, в преддверии Дня спецназа «Известиям» рассказал офицер, недавно вернувшийся из командировки.

Не заходя в тыл 

Одно из тактических нововведений, опробованных в Сирии, заключается в том, что сейчас группе спецназа вовсе не обязательно идти в тыл врага. Она спокойно может работать, даже не заходя за линию фронта.

— Раньше мы могли решать узкий круг задач, были ориентированы на работу в тылу противника, — говорит собеседник «Известий». — Теперь за счет новых средств разведки и поражения разведгруппы могут выполнять задачи со своей территории. Опыт Сирии это хорошо показал. Очень часто нет необходимости, как раньше, отправлять в тыл противника разведгруппу на 10–20 суток с риском ее потерять.

Работа ведется более аккуратно, людские ресурсы практически не затрачиваются. Спецназ теряет намного меньше людей.

Российские снайперы на учениях

 

Фото: РИА Новости/Сергей Карпов

Прежние программы боевой подготовки офицеров спецназа в военных училищах были основаны на опыте Второй мировой войны, афганской и чеченских кампаний. Кроме того, курсантов учили работать с минимумом оснащения, вооружения, средств доставки. Упор делался на то, чтобы научить будущего офицера спецподразделения не зависеть от наличия того или иного снаряжения и вооружения: «Денег не было, учили работать в жестких условиях, передвигаться на большие расстояния на своих двоих. Сейчас, по прошествии 10 лет, картина совершенно иная. Появляются новое вооружение, экипировка, боевая техника».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

С другой стороны, отсутствие средств в прежние времена дало огромные преимущества тем, кто служит сейчас. Офицеры признаются, что могут работать и в условиях дефицита оборудования — с компасом и картой, и при наличии самых передовых технологий. Спецназ многих зарубежных государств ориентирован в основном на работу с технологиями. Если в силу каких-то обстоятельств им придется выполнять задачи, как это делали несколько десятков лет назад, им будет тяжело. Подготовка российских офицеров в этом смысле более универсальна. Они могут выйти на объект с помощью GPS или ГЛОНАСС, сделать фотоснимок, обработать и передать через спутник на командный пункт. Но могут найти объект, имея лишь карту, а информацию передать с помощью обычных средств связи.

— Раньше мы ориентировались на прежний опыт, сейчас же в структуру, к примеру, отличного старого тактического приема внедряется несколько новых компонентов. Сама тактика рассматривается, как некий конструктор. В зависимости от обстановки и задачи мы создаем своего рода модель действий для конкретной ситуации. Шаблона нет и быть не может. Главное изменение тактики спецназа последних лет в том, что мы стали быстрее адаптироваться к новым формам ведения боевых действий, научились создавать их сами. В большинстве случаев правила игры диктуем мы, — отметил собеседник.

Разведка на колесах

Из работы непосредственно на линии фронта вытекает другая возможность — использование транспортных средств. Наверное, никогда еще российский спецназ не был таким мобильным, как в сирийской кампании. На вооружении спецподразделений находятся бронеавтомобили «Тигр» и квадроциклы. Благодаря этой технике группа из четырех человек может прибыть на любой участок фронта «и развязать там маленькую войну», говорят офицеры спецназа. Группа может измотать противника и дестабилизировать линию соприкосновения на участке в несколько километров по фронту. На легкой технике она может возить относительно тяжелое вооружение — противотанковые управляемые ракеты, автоматические гранатометы и другие огневые средства. Классические пешие разведгруппы, совершающие рейды в тыл врага, такой возможности обычно лишены.

Пешая группа спецназа не только медленно добирается до места назначения (зачастую с рассветом им приходится прекращать движение и располагаться на дневку, чтобы не быть обнаруженными), но и сильно рискует: оснащенные современными тепловизорами и РЛС беспилотники могут вычислить даже хорошо замаскировавшуюся разведгруппу.

Военнослужащий армии России на бронеавтомобиле «Тигр»

Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский

— На технике ты быстро подскочил, отработал и уехал спокойно отдыхать, — рассказал собеседник «Известий». — Напрягаешься по минимуму, а в это время противник постоянно находится «в тонусе». Таким образом, за неделю-две можно подготовить участок фронта для будущих операций. В условиях Сирии 10 военнослужащих, работая на нескольких автомобилях или квадроциклах, могут за неделю «размягчить» линию фронта. Противник будет находиться в постоянном напряжении, устанет, и сирийским войскам при наступлении будет намного проще сломить его волю.

В бронеавтомобиле могут расположиться четыре специалиста. Среди них, например, разведчик, корректировщик, снайперская пара или другие специалисты. Прибыв на позицию, они могут и уничтожать противника из снайперского оружия, и наводить артиллерию и авиацию. Офицеры войсковой разведки и спецназа еще с курсантских времен постоянно учат иностранные языки, и если в группе есть специалист со знанием арабского, он может вступать во взаимодействие с дружескими войсками. Например, наводить сирийскую артиллерию и авиацию. Местные, как правило, много вопросов не задают и активно помогают, рассказывает участник боевых действий.

На все руки мастера

В каждом подразделении специального назначения есть снайперы с высокоточными комплексами. Снайперская пара по огневой эффективности может заменить целое подразделение.

— Если какой-то район очень интересный, или, как у нас называется, «рыбный», то снайперы будут работать посменно круглые сутки, пока не уничтожат вражеского снайпера, — говорит офицер. — К примеру, местные сообщают, что он появился на их участке и уже убил 10 сирийских солдат. Эта информация вовсе не служит сигналом «туда ходить не надо». Наоборот: собирается вся возможная информация по нему, подключаются современные технические средства, выстраивается тактика, чтобы его выманить или выследить и уничтожить. В течение одних суток, максимум  нескольких,  вражеская снайперская пара выявляется и поражается. О наших снайперах в Сирии можно сказать, что от них еще никто не уходил.

Порой на участках фронта, куда прибывает российский спецназ, возникает своего рода военное состязание: боевики тоже быстро понимают, что здесь против них действуют профессионалы, и стараются выставить там наиболее подготовленных снайперов и других специалистов.

— Когда мы понимаем, что с той стороны тоже профессионалы, нам это даже больше нравится, — сказал собеседник. — Для них, думаю, это тоже очень интересно. Но мы выигрываем с разгромным счетом.

Несмотря на то что спецназ стал больше работать, не пересекая линию соприкосновения, никуда не делись «классические» задачи, которые выполняются в тылу врага: обнаружение важных объектов, ликвидация главарей боевиков и другие, отмечает военный эксперт Антон Лавров.

Российские самолеты Су-34 на базе Хмеймим в Сирии

Фото: РИА Новости/Дмитрий Виноградов

— В Сирии гораздо больше, чем в предыдущих конфликтах, спецназу пришлось выполнять задачи по корректировке и наведению артиллерии, авиации и высокоточного оружия, — пояснил он.

До сирийской операции у спецподразделений было очень мало опыта по наведению авиации и высокоточного оружия, вспоминает зампред Союза десантников России гвардии полковник запаса Валерий Юрьев. Во время боевых действий в Чечне авиация применялась лишь эпизодически, высокоточного оружия практически не было, а подразделения спецназа и войсковой разведки почти всегда работали в условиях соприкосновения с противником. Как правило, группы выдвигались к объекту на своих двоих и уничтожали цель из стрелкового оружия. В Сирии группа может вообще никак не обнаружить себя, а только высветить объект, навести авиацию и уйти. В тылу врага спецназ старается не вступать лишний раз в огневой контакт. Кроме того, из-за пустынного характера местности в Сирии гораздо меньше, чем в предыдущих конфликтах, используется тактика засад, добавил Валерий Юрьев.

Всё, что нужно для победы

Неоценимую пользу разведывательным подразделениям в Сирии оказали бесплотные аппараты. Чаще всего их используют в прифронтовой линии, хотя при необходимости БПЛА можно направить и в глубокий тыл противника.

— Эти аппараты ускоряют время обнаружения противника, наведения ударных средств. У каждого небольшого подразделения должен быть дрон. Беспилотники спасли много жизней, — говорит офицер. 

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

По его словам, сейчас у бойца армейского спецназа есть все необходимое для успешного выполнения задач. Раньше ночью ему приходилось вести разведку своими органами чувств — вглядываться, прислушиваться. Сейчас есть приборы ночного видения, тепловизоры, другие средства разведки, с помощью которых можно просматривать большие участки местности, обнаруживать и уничтожать противника. Со временем они будут совершенствоваться. Как и огневые средства.

— Вообще зарубежные подразделения спецназа, как правило, подстраиваются под ВПК, — считает офицер спецназа. — Компания создала прибор, весь спецназ под него переучивается. У нас же ситуация совершенно иная: мы задаем тренды, так как мы работаем на переднем крае и только мы понимаем, что именно сейчас необходимо.

В Сирии спецназ решает как раз те задачи, для которых его готовили. И он не стоит на месте, а постоянно развивается. Если подразделения СпН сталкиваются с непонятной ситуацией, они не уходят и не прячутся: «Изучаем ситуацию, подстраиваемся под нее, отрабатываем и едем отдыхать».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Разведка и спецназ

03.06.2014
Разведка и спецназ


Центр сил специальных операций сухопутных войск Португалии

Основой ССО Португалии является Центр сил специальных операций (ЦССО). Организаци­онно он входит в состав аэромобильной бригады сухопутных войск. Его общей задачей является подготовка армейских подразделе­ний к ведению неконвенционной (партизан­ской) войны и проведению действий, направ­ленных против террористов…

03.05.2014
Разведка и спецназ


Спецназ ВМС Ирана «Такаваран»

Подразделение «Такаваран» — спецназ ВМС Исламской Республики Иран является аналогом SEAL ВМС США и специальной лодочной службы ВМС Великобритании. По оценкам зарубежных специалистов, численный состав подразделения – 200 про­фессиональных военнослужащих…

09.03.2014
Разведка и спецназ


Спецназ НОАК

Отряд «Черные пантеры» является ти­пичным подразделением специально­го назначения и расположен на тер­ритории Нанкинского военного округа. Офицеры и солдаты проходят сложную сис­тему отбора и еще более сложную подготов­ку по многим специальностям…

03.02.2014
Разведка и спецназ


Спецназ ФПС России: подразделение «Сигма» и ОГСпР

Успех уникальной операции декабря 1999 года, нацеленной на лишение басаевцев и хаттабовцев «дороги жизни» на чеченском участке российско-грузинской границы, во многом был обеспечен действиями спецназа Федеральной пограничной службы России. О спецназе ФПС «Сигма» в открытых источниках содержатся очень скудные данные. Попробуем обобщить то, что в действительности о нем известно…

21.01.2014
Разведка и спецназ


Израильский спецназ «Подразделение 217»

Подразделение специального назначе­ния «Сайерет дюведеван» («Подразделение 217») было создано в 1988 году. Годом позднее появилось аналогичное подразделение «Сайерет шимшон». Оба подразделения подчинялись генеральному штабу и предназначались для организации поиска, ареста или уничтожения террористов и освобождения заложников в районах компакт­ного проживании палестинцев…

09.06.2013
Разведка и спецназ

12.04.2013
Разведка и спецназ


Спецназ ВМФ России

Спецназ ВМФ – это подразделения Вооруженных сил РФ, имеющие особую подготовку, и предназначенные для ведения разведывательных и диверсионных действий на приморских направлениях в интересах Военно-морского флота и ГРУ ГШ. Бойцов спецназа ВМФ часто называют боевыми пловцами, но правильное название их воинской специальности – «водолаз-разведчик». Являясь, как и спецназ ГРУ, прежде всего, высокопрофессиональной силовой разведкой, спецназ ВМФ очень сильно отличается от армейского спецназа…

23.03.2013
Разведка и спецназ


САС — Специальная авиадесантная служба Сухопутных войск ВС Великобритании

Созданная на базе легендарной специальной авиаде­сантной службы, проявившей себя на полях Второй мировой войны, на сегодняшний день САС по праву считается одним из лучших подразделений спецназа в мире. Такие знаменитые формирования, как американские «Зеленые береты» и «Дельта» в процессе становления перенимали опыт САС…

07.07.2012
Разведка и спецназ


Силы специальных операций Греции

Силы специальных операций Греции имеются в сухопутных войсках (СВ) и военно-морских силах (ВМС). Силы специальных операций сухопутных войск включают 13-е командование ССО, 32-ю бригаду морской пехоты, 1-ю бригаду командос и специальный парашютный/воздушно-десантный отряд ЕТА…

07.05.2012
Разведка и спецназ


Герой России Анатолий Лебедь: портрет русского спецназовца

27 апреля погиб Герой России гвардии подполковник Анатолий Лебедь. Человек удивительной судьбы и выдающейся силы духа даже по меркам спецназа ВДВ, где он служил последние 13 лет… Жизненный (и боевой) путь Анатолия Лебедя известен лишь в общих чертах, что для спецназовца неудивительно. Подавляющее число боевых операций с его участием, вероятно, так и останется в тени, особенно с учетом того, что в некоторых войнах он принимал участие в качестве не военнослужащего, а добровольца, руководствуясь личными убеждениями…

23. 11.2011
Разведка и спецназ


Спецназ Индонезии

Основ­ным назначением КСО является подавле­ние повстанческих движений и подрыв­ной деятельности. Вместе с другими видами вооруженных сил оно призвано также защищать внешние гра­ницы страны. В военное время на КСО возлагаются задачи скрытного проникновения на территорию противника, раз­ведки и подготов­ки партизанских отрядов за лини­ей соприкосно­вения с врагом, а также участие в антиподрывных и защитных операциях в своем тылу…

05.01.2011
Разведка и спецназ


160-й авиаполк «Ночные сталкеры» (США)

Тесно взаимодействуя со всеми подразделениями специальных операций вооруженных сил США, «Ночные сталкеры», являются, по сути, авиационным спецназом. В настоящее время на вооружении 160-го авиаполка находится не менее 153 вертолетов различного типа и назначе­ния. ..

21.12.2010
Разведка и спецназ


Спецгруппа ГСГ-9 (GSG-9, Германия)

Созданная в 1972 году, спецгруппа ГСГ-9 – одно из наиболее известных и профессиональных антитеррористических подразделений в мире. Подразделение применяется в любой точке мира, где террористы угрожают жизням германских граждан. Его бойцы могут действовать как оперативники, парашютисты и боевые пловцы. Из более чем 5000 различных операций, в которых участвовали бойцы ГСГ-9, ни одна не закончилась явным провалом…

04.09.2010
Разведка и спецназ


«Зелёные береты » (США)

Наиболее многочисленным компонентом сил специального назначения армии США являются «зелёные береты». Эта очень хорошо подготовленная ударная группа может выполнять боевые задачи во всех регионах и климатических зонах. ..

29.08.2010
Разведка и спецназ


Оперативный отряд «Дельта» (США)

В начале 60-х годов командование американских «зеленых беретов» заключило договор с английской САС о взаимном обмене людьми. В со ответствии с ним каждая из сторон должна была направлять по одному офицеру и одному сержанту на стажировку в течение года. Первым из американцев поехал в Англию командир 7-й группы «зеленых беретов» полковник Эдвардc, на следующий год туда отправился капитан Чарльз Бекквит…

17.08.2010
Разведка и спецназ


Французский разведывательный эскадрон в наступлении

Наступление, по взглядам французского командования, — основной вид боевых действий. Главная его цель — разгром противника по всей глубине боевых порядков и захват местности. Большое внимание при организации и планировании наступления уделяется разведке…

10.08.2010
Разведка и спецназ


75-й полк рейнджеров армии США

Наряду с «зелеными беретами» и оперативным отрядом «Дельта» вооруженных сил США, отряды рейнджеров призваны вести боевые действиям как в тылу врага, так и на передовой, проводить разведывательно-диверсионную работу, вести бои с партизанами, выполнять охранные функции. Их девиз: «Rangers lead the way» (Рейнджеры прокладывают путь)…

09.08.2010
Разведка и спецназ


Силы специальных операций США

Войны конца ХХ – начала ХХI века приобрели ярко выраженный локальный характер, при этом ключевую роль в них играют партизанские и прочие негосударственные формирования. Поэтому американское военно-политическое руководство активно применяет силы специальных операций (ССО) для проведения силовых акций, когда применение обычных вооруженных сил преждевременно или политически нецелесообразно…

08.08.2010
Разведка и спецназ


Подразделение боевых следопытов (Родезия)

Война в Родезии (с 1980 г. — Респуб­лика Зимбабве) проходила в условиях, которые трудно назвать подходящими для создания чисто экспериментального армейского подразделения. Основной проблемой родезийцев во время войны 1966—1980 гг. стало веде­ние боевых действий против партизан на огромном пространстве с использовани­ем при этом крайне малочисленных армии и полиции.

Родезийцы сумели трансформировать искусство африканских следопытов и охотников в вид военной науки и уничтожили на основе своих строго научных разработок множество боевиков, совершенно не подозревавших о том, что следы в буше их обутых в кубинские или китайские армейские башмаки ног явля­ются прекрасной путеводной нитью для беспощадных и хладнокровных охотни­ков на двуногую дичь. ..

Спецназ информационных войн

 

 

Любой технологический скачок несет для бизнеса как новые возможности, так и новые угрозы. Цифровая трансформация не станет исключением. О том, как противостоять новым угрозам цифровой эпохи и защитить свою деловую репутацию рассказывает ведущий эксперт по конкурентной разведке Академии Информационных Систем, один из основоположников современной школы конкурентной разведки в России Андрей Масалович.

 

– Андрей Игоревич, разведка всегда была уделом спецслужб, а сегодня мы все чаще слышим это слово применительно к задачам повышения конкурентоспособности, поддержки принятия решений и т. д. С чего все началось и насколько легитимно использовать разведывательные методы в интересах бизнеса?

Все началось с разведки по открытым источникам (OpenSourceIntelligence или сокращенно – OSINT). Она зародилась в 40-х годах прошлого века, когда на военной службе поняли, что дешифровка хорошо зашифрованных сообщений начинает буксовать. А это был в то время основной источник разведданных. Тогда военные выдвинули идею переключиться на углубленный анализ открытых источников. Самая старая книжка по OSINT, которую я держал в руках, датируется 1945 годом.

OSINT стал быстро превращаться в мощный разведывательный инструментарий. Известен случай, когда по одной фотографии на развороте журнала «Огонек» в 1958 году, американские спецслужбы обнаружили 3 завода по обогащению урана на Урале и оценили их выработку, причем ошиблись только на 10%. Фотография была посвящена передовикам производства единой энергосистемы Урала: люди в белых халатах стояли на фоне информационного плаката со схемой энергоснабжения в регионе. Разведчики увидели, что надпись внизу затерта, а значит, там было что-то интересное.

Они выявили на карте несколько известных ГЭС, нашли остальных, определили три крупнейших потребителя, которые не были никак обозначены на карте, и пустили туда разведывательный самолет У2. Один объект был скрыт облаками, и самолет-разведчик его не нашел, а два других нашел. Дальше было делом техники: по энергопотреблению объектов они вычислили, сколько примерно урана на них производится.

Разведка по открытым источникам имеет богатую историю, но ее долго не использовали в бизнесе, потому что спецслужбы работают вне правового поля. Бизнес же так или иначе подчиняется общепринятому законодательству, гражданскому кодексу и международным правовым актам.

Примерно 30 лет назад ситуация начала кардинально меняться. Поток обрабатываемой информации резко возрос, появились новые виды информационного взаимодействия: все транзакции стали переходить в электронную форму. Однако использовать OSINTнапрямую в гражданско-правовой было по-прежнему нельзя, поэтому специалисты придумали эдакий «OSINTLite» для бизнеса и назвали его Competitive Intelligence (конкурентная разведка).

Конкурентная разведка базируется на двух принципах:

  • не нарушать закон;
  • не нарушать этических норм ведения бизнеса.

От себя я бы добавил третий пункт: не оставлять следов своей деятельности.

За прошедшие 25–30 лет конкурентная разведка обросла своим инструментарием, методологией и даже философией. Усовершенствовался разведывательный цикл. Если раньше он содержал четыре основных компонента (постановка задачи, сбор, аналитическая обработка и отчет руководителю для принятия решения), то сейчас в центре цикла появилась информационно-аналитическая система, которая накапливает большие данные на будущее. Выросло и число компонентов – подразделение разведки окончательно «вписалось» в контур управления.

Пока конкурентная разведка вставала на ноги как дисциплина, мир изменился еще раз. Появились и получили распространение социальные сети, сформировалось единое цифровое пространство, началась цифровая трансформация различных сфер жизни общества.

Вот это важный момент, так как в погоне за «хайпом» каждый понимает цифровую трансформацию на свой лад. Какой видите цифровую трансформацию вы? И какую роль играет в ней служба конкурентной разведки?

Попытаюсь объяснить, какой представляю себе цифровую трансформацию на практике. Мир осознал, что новые технологии сами по себе не работают, пока на рабочих местах сидят сотрудники, работающие по старинке – по бумажкам или файлам, хранимым локально на своих ПК. Сегодня вместо внедрения серверов и ПО нужно менять всю триаду –люди, процессы, технологии. Другими словами, сначала переформатировать рабочие процессы, переучить сотрудников, и только туда уже вписывать новые инструменты.

Тот, кто это понял первым, резко рванул вверх. Показательный пример – сервис Uber. Я видел, как во Вьетнаме появился похожий «Убер для рыбаков»: в баркасе сидит рыбак, который только что наловил рыбу. Он набирает в мобильном приложении, что поймал и сколько, а ему показывают, какие есть ценовые опции у покупателей. На причале его уже будет ждать микроавтобус,который заберет свежую рыбу и мгновенно расплатится за товар через саму систему. Рыбаку удобно, так как не надо таскать с собой в море кошелек с наличными. А микроавтобус развезет улов ровно в те рестораны, которые заказали рыбу. Как следствие, рыба в ресторанах будет свежайшая, и дешевле, чем на побережье. В этом и есть суть цифровой трансформация: когда система без посредников оптимизирует логистику участников.

Одновременно с цифровой трансформацией значительно выросла имиджевая составляющая бизнеса. В эпоху традиционных каналов продвижения (реклама в СМИ и на телевидении) крупные компании легко наращивали свои преимущества, поскольку у конкурентов не было денег на столь дорогую рекламу. Сейчас, когда реклама в интернете стала стоить 2 копейки, выяснилось, что, во-первых, можно дешевле и эффективнее добиваться результата с выходом на нужную целевую аудиторию, а во-вторых, гораздо проще уронить репутацию конкурента, чем конкурировать с ним по правилам. Начались информационные войны. Они, конечно же, велись всегда, но в последние годы стали массовым явлением.

В центре цифровой трансформации пиара – то, что мы называем анализом поведения пользователя в социальных сетях или на других массовых ресурсах. Анализируя цифровые следы того или иного человека, я могу выявить его предпочтения и потребности, построить некий социальный портрет, чтобы выяснить, каково его реальное финансовое положение, можно ли ему давать кредит, предлагать бонусную карту или делать другие заманчивые предложения.Для всех провайдеров цифровых продуктов это новое и очень полезное знание.

Во-вторых,теперь я могу анализировать групповое поведение и распределение аудитории, чтобы понять, где сосредоточены мои потребители и куда наиболее эффективнее размещать рекламу. Сочетание этих факторов позволяет легко анализировать успешность продвижения в соцсетях своих страниц и страниц конкурентов, делать географические срезы по регионам и городам, социологические срезы по категориям населения. За эти задачи взялась конкурентная разведка, потому что они ей по духу близки.

А что вы можете сказать о пресловутой BigData, которая по идее призвана давать ответы на любые вопросы, связанные с глубоким анализом больших массивов данных?

Следующий этап цифровой трансформации как раз и связан с применением BigData для анализа поведения потребителей через их профили, взаимодействие, публикации в группах. Что такое большие данные? К своему стыду, я много лет считал, что этот термин – чистой воды рекламная выдумка журналистов.На самом деле это не так. Объемы собираемой для анализа информации имеют принципиальное значение.

Например, если мне в руки попадет чей-либо талончик на оплату парковки, это мне ничего не даст. Если попадется электронная база из 100 тыс. записей, где будут указаны дата, время, место и номер автомобиля, скорее всего, это мне тоже ничего не даст с точки зрения общей осведомленности. Но если попадется база оплаты парковок за 3–5 лет, то проанализировав ее, я точно буду знать, кто где работает и где живет, у кого есть любовница, кто встречается с конкурентами. Я смогу спрогнозировать, где и кого можно встретить следующей ночью. Таким образом, начинает решаться задача, к которой раньше нельзя было даже подступиться. Конкурентная разведка получила в бизнесе новый шанс, потому что исторически умела работать с такими большими объемами неструктурированных данных.

Как вы заметили выше, конкурентная разведка ведет себя в рамках правового поля, а информационные войны происходят вне всяких рамок и правил. Каким образом «правильная» конкурентная разведка может помочь бизнесу в противодействии информационным атакам?

Благодаря бурному развитию технологий появилось очень много пограничных ситуаций, где практика правоприменения еще не сложилась. Интернет-среда – это новая планета с населением 1,5 млрд человек, где в большинстве случаев действуют не законы, а свод этических норм.

Мы столкнулись с еще одним новым явлением. 20 лет назад, чтобы проанализировать состояние бренда или его устойчивость, достаточно было прочитать заголовки статей. Сразу становилось ясно, кто больше и круче, кто быстрее всех продвигается на рынке. Существовало большое количество инструментов для мониторинга информационного поля, которые в автоматическом режиме читали заголовки и анализировали характер публикаций.Однако сегодня выяснилось, что при информационных атаках, реализуемых через социальные сети, данные инструменты перестают работать. Потому что атака развивается очень быстро,и реагировать на вбросы нужно практически мгновенно. Фиксировать источник атакинеобходимодо того, как она попадет в заголовки газет.

Как правило, информационные вбросыначинаются с профильных группв соцсетях или в каких-нибудь популярных анонимных аккаунтах, каналах Telegramили на «желтых»ресурсах, перекочевывая оттуда в официальные СМИ. Между официальными СМИ тоже идет конкуренция за читателя, поэтому они зачастую не тратят время на факт-чекинг, стремясь как можно скорее донести горячую информацию до читателя и попасть в Топ Яндекса. В сложившейся ситуации информационного противоборства преимущества получат те, кто умеет работать непосредственно с «желтым» или «серым» интернетом, а конкурентная разведка поднялась именно на том, что видит источники, невидимые для других.

В информационном противоборстве очень многое зависит от того, насколько правильно выстроены реакции на атаки. Информационные атаки, направленные на подрыв репутации, уже стали новым сегментом рынка теневых услуг. Соответственно, сформировались типовые сценарии нападения, от которых нужно уметь защищаться по таким же типовым сценариям. Здесь приведу два примера из жизни.

Пример первый – когда «валят» банк среднего размера. Если нападающий рассчитал все правильно, примерно в четверг после обеда производится первый вброс о том, что дела у банка идут плохо. Якобы в банкоматах нет денег, в отделениях стоит очередь и народ волнуется, а крупные клиенты в понедельник переведут все счета в Сбербанк. Примерно в пятницу вечером эта волна выплескивается в СМИ и подхватывается как единая массированная атака. Соответственно, с началом выходных народ бросается к банкоматам, деньги в них заканчиваются, и через полчаса становится правдой то, о чем писали вчера в соцсетях. Клиенты постят фотографии и еще больше раздувают пожар информационной войны. Поэтому в понедельник банку-жертве будет уже очень трудно встать на ноги. Все меры по противодействию атаки надо было предпринимать в пятницу вечером, когда сотрудники собирались идти домой.

Пример второй – это реальный кейс, которому место в учебниках по инфовойнам. Одному банку крупно повезло, так как нападающие сделали фальстарт. Новость попала в ленту РБК в четверг рано утром и провисела там 10 минут. Журналист увидел вбросы в соцсетях и, не проверив, перепечатал. Чуть позже пришел редактор и приказал удалить новость. Но ее успели увидеть некоторые читатели, включая сам банк. В банке был вице-президент, знающий, что и как надо делать при появлении признаков целенаправленной атаки.

Первым делом он удвоил дежурную смену менеджеров, с тем чтобы к каждому входящему в офис посетителю подходил сотрудник банка. Второе, он удвоил число менеджеров в call-центре. Третье, была запущена отдельная страница в соцсетях, на которую переключался поток входящих звонков. Пока человек ожидал в очереди вызовов, автоинформатор сообщал ему, что все разъяснения по поводу сегодняшней новости он может почитать на нашем сайте. Далее пиарщики банка распространили слух о заказном характере наезда, и в то же утро провели пресс-конференцию с трансляцией через интернет.

В итоге банк не только устоял, но и провел феерическую импровизированную акцию. Всем, кто приходил закрывать счёт, выдавались не только деньги, но и крутая бейсболка в подарок, с надписью «Паника, паника!». А раз банк позволяет себе такие вольности, у рынка не возникнет впечатление, что дела у жертвы действительно идут плохо.

И каково будет ваше резюме, общие рекомендации для порядочного бизнеса из этих двух историй?

Резюме этих историй таково: за устойчивость бренда в критических ситуациях должна отвечать служба безопасности, а не пиар-отдел. Второе: у банка (как у любой другой компании) должен быть вице-президент с функциями руководителя антикризисного штаба, которому подчиняются и операционные менеджеры, и пиар-служба, и безопасность. Третье: в каждой организации должна быть бумага под названием ActionPlan, то есть план действий в кризисных ситуациях. Не понимаешь, что происходит – открыл, прочитал и делаешь все по пунктам. План действий избавляет сотрудников от паники и самодеятельности. Четвертое: должна работать система раннего предупреждения, которая отслеживает появление активных угроз на ранних стадиях. Эту систему нужно настроить так, чтобы подхватывать вбросы раньше других и определять их источники и пути распространения.

Служба конкурентной разведки должна обеспечивать руководителя штаба разведданными от первичных систем мониторинга,раннего обнаружения и предупреждения угроз для быстрого и точного реагирования. В спецслужбах подобные системы называют системами контроля оперативной обстановки.Они используют несколько иные методы, чем привычные «гражданские» системы мониторинга информации. Они проникают глубже в интернет, следят за источниками будущих угроз и быстрее находят необходимую информацию.В них содержатся внутренние базы данных источников угроз, которых нет в обычных системах мониторинга.Быстрота достигается за счет возможности гибкости подключения источников. Широта и глубина охвата – за счет специальных поисковых роботов, часть которых умеют «читать» серый или невидимый (неиндексируемый) интернет. Поэтому конкурентная разведка применяет не только другой инструментарий, но и другую методологию работы с информацией.

Специалисты по безопасности должны видеть, откуда пошел первый вброс, и произвести необходимые процедуры форензики (компьютерной криминалистики), чтобы снять фактуру для передачи дела в правоохранительные органы. Так что у пиара, у службы безопасности и у операционного менеджмента будет свой фронт работ, и задач хватит на всех.

Какой можно сделать прогноз относительно развития сценариев информационного противоборства в Интернете?

Самое интересное и самое новое, что сейчас появилось – это умение активно драться в информационном пространстве, защищать свое доброе имя. Полноценно об информационном противоборстве заговорили после событий на Болотной площади осенью 2011 года, когда Интернет стал использоваться, как инструмент дестабилизации общества. Дальше эти же схемы стали применять для дестабилизации бизнеса, а в последнее время возникают новые измерения информационных войн. В частности, путем вброса можно подставить любого олигарха, чтобы американцы записали его в санкционный список и заблокировали банковские счета. С другой стороны, примерно также легко подставить его перед российской властью, набросив, что в эпоху санкций он играет на стороне противника. Подозреваю, что сейчас война на уровне репутации олигархов, конечных бенефициаров многих финансовых и промышленных групп, либо вот-вот начнется, либо уже ведется «под ковром».

Но параллельно с этим, возникли четкие правила игры в информационном противостоянии, поскольку этой истории уже больше 6 лет. Специалисты знают, какие каналы продвижения вбросов используют нападающие, какие есть для этого контрмеры, как быстро буквально из ничего сделать хайп и как управлять настроениями широкой аудитории. В интернете сейчас действует эдакий экспресс-спецназ, состоящий из блогеров-миллионников. Именно они являются лидерами общественного мнения, манипулируя сознанием миллионов подписчиков.

Кстати, в Великобритании недавно объявили, что любая скрытая реклама под видом личных блогов будет считаться противозаконной. Наши законодатели тоже пытаются отрегулировать блогосферу и я думаю, что со временем какие-то этические нормы информационного противоборства станут не просто правилами, но и законодательными нормами с присущей ответственностью за их нарушения.

 

Материал подготовила
Полина Корецкая

 

На Дальнем Востоке против двух командиров ГРУ возбудили дело о сексуальном насилии

Военный следственный отдел СК РФ по Уссурийскому гарнизону 21 сентября возбудил уголовное дело в отношении двух офицеров — командира 78-й отдельной роты специального назначения (орСпН) спецназа 14 бригады Главного управления генштаба майора Олега Панова и его заместителя капитана Александра Ерушевича. Они обвиняются по ст. 286 (превышение должностных полномочий) и ст. 132 (насильственные действия сексуального характера). Максимальное наказание — заключение на срок до десяти лет.

Первым рассказал об этом правозащитный проект Gulagu.net. Во фрагменте внутреннего документа уголовного дела, который опубликован на сайте организации правозащитником Владимиром Осечкиным, говорится, что 6 января 2021 года Панов применил физическое насилие к одному из рядовых. После этого майор, вступив в предварительный сговор с Ерушевичем, сказал фельдшеру поставить раздетому догола солдату клизму с водой и заставил последнего приседать, из-за чего фекалии вместе с водой выходили наружу. Затем Панов фактически надругался над рядовым: он приказал ему лечь на стол животом вниз и черенком от швабры, на который был надет презерватив, изнасиловал его. Ерушевич снимал происходящее на камеру.

Следствие также установило, что в августе 2020-го Панов, проводя воспитательную беседу с другими рядовым и ефрейтором, также угрожал насильственными действиями сексуального характера с использованиям швабры — введением черенка, на котором была медицинская перчатка, в анальное отверстие потерпевших.

Еще один инцидент произошел на Пушкинском полигоне в период с 8 по 16 декабря прошлого года. Панов, будучи недовольным из-за отказа рядового сдавать деньги на «нужды роты», приказал тому раздеться догола и избил его. После этого майор связал руки военнослужащему и зафиксировал их так, что рядовой оказался зафиксированным в положении стоя с вытянутыми вверх руками. В это время Панов продолжал избивать солдата веткой, оскорблял его и угрожал с помощью строительного степлера, который находился у него в руках, прикрепить половой член рядового к дереву.

На сайте ВСУ СК России по Восточному военному округу на текущий момент отсутствует релиз о возбуждении этого дела. СМИ, обратившимся в СК и ВСУ СК, в комментариях отказали, ответа на официальные запросы пока также нет.

«Важно, что это преступления совершались в августе и ноябре 2020 года, а третий эпизод — в январе 2021 года, однако уголовные дела были возбуждены более года спустя. Очевидно, что руководство этой военной части и 14-й бригады длительное время старались скрывать факт совершения таких страшных и позорных для армии преступлений. Возбуждение дел стало возможно благодаря тому, что солдаты-срочники освободились и получили возможность на свободе дать показания», — отметил правозащитник Владимир Осечкин.

По информации правозащитника, всего от действий Панова пострадали свыше 20 человек, а в основу уголовного дела легли те случаи, которые подтверждены судебно-медицинскими экспертизами. Как уточнил Осечкин, другие пострадавшие в настоящий момент дают показания.

Из справки личных данных подозреваемых офицеров известно, что 34-летний Панов родом из Москвы и закончил Череповецкий военный инженерный институт радиоэлектроники, в ВС РФ был призван в 2003 году, а в 2010-м заключил контракт сроком на 10 лет. У него есть жена и трое детей. 31-летний Ерушевич из Омска был призван в 2008-м, получил образование в новосибирском филиале Общевойсковой академии Вооруженных Сил Российской Федерации, его контракт действует с 2017 по 2022 год. Капитан женат и воспитывает ребенка.

Оба подозреваемых задержаны, уточняет «Лента.ру».

На произошедшее обратила внимание еще одна правозащитная организация — «Комитет солдатских матерей России». Как пишет «Ридус», там пообещали проверить информацию и по необходимости оказать помощь потерпевшим, а также призвали военнослужащих не замалчивать подобные издевательства во время прохождения военной службы. В частности, по словам юриста Комитета Александра Латынина, в случае отсутствия возможности доложить командованию о преступлении потерпевший, согласно закону, имеет право самовольно покинуть пределы воинской части и обратиться в ближайшие органы военной юстиции, чтобы заявить о применении неуставных отношений, физического насилия и другом.

«Если о преступлениях не заявлять, идти на какие-то уступки, то преступники остаются безнаказанными, у них появляется чувство вседозволенности, что недопустимо в условиях современной армии. Наш министр обороны заявляет, что неуставные отношения, то есть дедовщина, в армии искоренены», — добавил юрист.

Легенда о «Холуае» — Дальний Восток

Предпосылки

В 1950 году в каждом подразделении армии СССР были сформированы отдельные роты специального назначения. По 120 человек в каждой. Всего 46 подразделений. В основном они располагались на западном стратегическом направлении. В Приморском крае их сделали три: две — в общевойсковых армиях, а одну — в воздушно-десантном корпусе.

Их создание служило ответом на открытие блока НАТО. Советское правительство, осознавая, что цель военного альянса вовсе не оборона, принимает решение организовать систему противодействия. Одним из её элементов стали части специального назначения — их главной задачей было ведение «специальной разведки», а также выполнение особо важных задач диверсионного характера, нацеленных на уничтожение ядерного потенциала врага в его глубоком тылу.

Чтобы действовать успешно, разведчики изучали минно-взрывное дело, стрельбу из всех видов стрелкового оружия, учились прыгать с парашютом, оказывать медицинскую помощь, грамотно вести разведку. Отбирали только молодых людей, годных по состоянию здоровья к службе в воздушно-десантных войсках и с образованием не ниже среднего. В восьмидесятых годах до 30% личного состава спецназа имели высшее.

«Морской спецназ» в действии

Пресс-служба ТОФ

Тщательно изученный опыт Великой Отечественной войны показал, что наличие подобных частей в системе Вооружённых сил СССР жизненно важно — в том числе и для организации партизанского или повстанческого движения. На первых же крупных учениях новые части спецназа подтвердили свою боевую квалификацию, и ими заинтересовался советский ВМФ.

Во время Великой Отечественной войны и войны с Японией диверсионно-разведывательные формирования на флотах уже существовали. Однако по окончании войны все они были расформированы.

«Внезапно для противника мы высадились на японском аэродроме и вступили в переговоры. После этого нас, десять человек, японцы повезли в штаб к полковнику, командиру авиационной части, который хотел сделать из нас заложников, — вспоминает дважды Герой Советского Союза морской разведчик Виктор Леонов. — Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося с нами представителя советского командования капитана 3-го ранга Кулебякина, что называется, «припёрли к стенке».

Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали всю войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку, что заложниками мы не будем, а лучше умрём, но умрём вместе со всеми, кто находится в штабе.

Разница в том, добавил я, что мы постараемся вырваться отсюда. Герой Советского Союза Митя Соколов сразу встал за спиной японского полковника. Герой Советского Союза Андрей Пшеничных запер дверь на ключ, положил ключ в карман и сел на стул, а Володя Оляшев (после войны — заслуженный мастер спорта) поднял Андрея вместе со стулом и поставил прямо перед японским командиром. Иван Гузенков подошёл к окну и доложил, что находимся мы невысоко, а Герой Советского Союза Семён Агафонов, стоя у двери, начал подбрасывать в руке противотанковую гранату. Японцы, правда, не знали, что запала в ней нет. Полковник, забыв о платке, стал вытирать пот со лба рукой и спустя некоторое время подписал акт о капитуляции всего гарнизона».

Во время Великой Отечественной войны на Северном флоте Леонов командовал 181-м разведывательным отрядом, а завершал войну уже на Дальнем Востоке — командиром 140-го разведывательного отряда Тихоокеанского флота. В рассказе он приводит небольшой эпизод, когда одной силой духа удалось склонить к капитуляции 3500 японцев. Сегодня морские разведчики свято чтут память Леонова.

Создание «Холуая»

Чтобы восстановить морской спецназ, пришлось искать теоретическое и научное обоснование.

Начальник разведки ВМФ контр-адмирал Леонид Бекренёв в обращении к военно-морскому министру писал: «…учитывая роль разведывательно-диверсионных подразделений в общей системе разведки флотов, считаю необходимым провести следующие мероприятия: … создать … разведывательно-диверсионные подразделения войсковой разведки, дав им наименование отдельных морских разведывательных дивизионов…»

Бойцы «Холуая» во время показательных выступлений на параде ко Дню ВМФ

Юрий Смитюк / ТАСС

В то же время капитан первого ранга Борис Марголин обосновал такое решение, утверждая, что «…трудности и длительность подготовки разведчиков — лёгких водолазов вызывает необходимость заблаговременной их подготовки и систематической тренировки, для чего должны быть созданы специальные подразделения…».

Так, 24 июня 1953 года Главный Военно-морской Штаб сформировал части специальной разведки на всех четырёх флотах и Каспийской флотилии.

Формирование 42-го морского разведывательного пункта началось в марте, а закончилось в июне 1955 года. Костяк будущих разведчиков набирали в основном из числа матросов и офицеров управления связи военно-морской базы Порт-Артур. Штат разведпункта был рассчитан на 75 человек, но к 5 июня 1955 года удалось подобрать всего 32 человека — трёх офицеров, восьмерых старшин и 21 матроса.

Само слово «Холуай» (а также и его вариации — «Халуай» и «Халулай») по одной из версий означает «гиблое место», и хотя споры на этот счёт всё ещё продолжаются и китаеведы такой перевод не подтверждают, версия считается вполне правдоподобной — особенно среди тех, кто проходил службу в этой закрытой бухте.

Всё это время разведчики размещались на борту старого судна «Самсон» в бухте Улисс на окраине Владивостока. Здесь же разведчики впервые познакомились с барокамерами и торпедными аппаратами, а также прошли курс водолазной подготовки.

Существование новой части держалось в большом секрете. Официально войсковая часть № 59 190 называлась «42-й морской разведывательный пункт специального назначения Тихоокеанского флота». В народе прижилось название «Холуай».

В июле 1955 года в части началась одиночная тактико-специальная подготовка водолазов-разведчиков по программе сухопутных частей специального назначения. Через месяц прошли первые сборы, где отрабатывались приёмы хождения и переноски грузов под водой, выход на берег и маскировка водолазного снаряжения.

Опытовые учения — учения, когда в виде эксперимента устанавливается подлинность тех или иных теоретических представлений о действиях, которые ранее не производились.

Первые учения вновь образованного морского спецназа прошли в сентябре: высадившись с гребных лодок в Шкотовском районе, моряки по всем установленным правилам произвели войсковую разведку военно-морской базы «Абрек» и элементов её противодиверсионной обороны и автомобильных дорог в тылу условного «противника». Поставленную задачу спецназ выполнил, отчего наблюдавшее за опытовыми учениями командование разведки флота пришло в восторг.

К 1960 году штат части составлял 146 человек. Определились и со специализацией, выделив три направления: водолазы-разведчики, войсковые разведчики и разведчики радио- и радиотехнических средств.

В наши дни организационная структура разведывательного пункта снова претерпела изменения — появились новые технические подразделения, был усилен войсковой элемент и обновлена материально-техническая база.

Система отбора


Практически сразу командование части и разведки флота пришло к выводу, что подбор кандидатов для службы в элитной части должен быть очень жёсткий, если не сказать — жестокий. Целую неделю претендентов физически и психологически «испытывали», подвергая нагрузкам, выходящим за рамки общепринятого понимания «вступительных испытаний».

Бойцы «Холуая» в водолазной экипировке

Пресс-служба ТОФ

Попросту говоря, их гоняли и били, не давали спать и нормально питаться, унижали и оскорбляли, выявляя физический и психологический предел каждого из кандидатов. Во время такой проверки будущий разведчик не имел права роптать на трудности и любой ценой должен был выполнить поставленную перед ним задачу: к примеру, пять километров по сопкам пронести на себе «раненого» товарища. Такие испытания проходили далеко не все, и те, кто не выдерживал, тут же переводились в другие части флота — где не требовались подобные навыки. Зато справившихся зачисляли в элитную часть, и они приступали к повседневной службе — которая порой была ещё тяжелее, чем «неделя испытаний».

В такой жестокости таился особый смысл. Служба в спецназе подразумевала, что матросы и офицеры могут быть направлены в любую точку мира для выполнения «специальных задач». А командиры групп должны были быть уверены в своих подчинённых. Да, окончательную оценку уровню подготовки может поставить только реальный бой, но и его имитация, ярко сработанная перед кандидатами в процессе испытаний, могла сказать о многом.

Позже, когда в США создали свои подразделения «морских котиков» (SEAL), американцы целиком и полностью переняли советскую практику отбора будущих бойцов — как самую оптимальную, позволяющую в короткие сроки понять, на что способен тот или иной кандидат, готов ли он к тяжёлой службе в частях морского спецназа, не отступится ли он в самый трудный момент, не подведёт ли в бою или во время учебно-боевого задания.

Сейчас «вступительные экзамены» сдают все кандидаты на службу. Это уже не такая «адская неделя». В частности, кандидату нужно пробежать 10 километров в бронежилете и при этом уложиться в норматив бега, рассчитанный на пробежку в кроссовках, а не в армейских сапогах. Если не получилось — испытание завалено.

После нужно выполнить 70 отжиманий из упора лёжа, затем 15 раз подтянуться на турнике. Если человек проходит эти этапы, его приглашают на ринг. Смотрят, как реагирует на боль, как держится. Главное — не раскидать своих партнёров, а показать решительность и бесстрашие, нужно просто выстоять. Статистика говорит, что если кто дошёл до ринга, то он обычно на нём не ломается — это «свой» человек.

Организация и вооружение

В 1956 году морские разведчики начали осваивать парашютные прыжки. Прыгали в основном на морском аэродроме в посёлке Николаевка (Партизанский район). Для прыжков командование части заказывало самолёты Ан-2 или вертолёты Ми-4. Позже стали прыгать с Ан-26 и Ми-8.

Также учились высадке на вражеский берег через торпедные аппараты подводных лодок, лежащие на грунте. Это был, пожалуй, лучший способ выйти на особо охраняемые территории. Некоторые разведывательные корабли оснащались также торпедными аппаратами, но не для стрельбы торпедами, а для скрытной высадки разведчиков. Например, во время официального визита в «дружественной» стране.

Бойцы «Холуая» во время показательных выступлений на параде ко Дню ВМФ

Юрий Смитюк / ТАСС

Позже разведчики сформулировали требования к вооружению: оно должно быть лёгким и бесшумным. И в конце 50-х годов появились образцы специального вооружения — малогабаритные бесшумные пистолеты, подводные пистолеты и автоматы, да и многое другое. Еще спецназовцы хотели иметь непромокаемую верхнюю одежду и обувь, а глаза нужно было защищать от механических повреждений специальными защитными очками.

Сегодня на вооружении «Холуая» современные образцы стрелкового оружия: 5,45-мм автоматы АК-74М, двухсредные (для стрельбы на воздухе и под водой) автоматы АДС, подводные пистолеты СПП-1, бесшумные стрелковые комплексы ВСС «Винторез» и АС «Вал», бесшумные пистолеты ПСС и АПБ, стреляющие ножи НРС-2, снайперские винтовки СВДС и пулемёты «Печенег». Полностью сменилась номенклатура приборов разведки и наблюдения, средств связи, навигации и целеуказания. В системе вооружения появились самоходные боевые роботы типа «Платформа-М», способные заменить собой человека на наиболее опасных для личного состава заданиях.

«Тритоны» были сверхсекретными аппаратами. Однажды при транспортировке машины, залегендированной под перевозку обычного груза, офицер, в гражданской одежде, под видом экспедитора, сопровождавшего контейнеры, услышал, как стропальщик, который следил за перегрузкой контейнера с железнодорожной платформы на грузовую машину, громко крикнул крановщику: «Петрович, поднимай аккуратно, здесь ТРИТОНЫ»… И только когда офицер взял себя в руки, унял дрожь и немного успокоился, то понял, что никакой утечки сверхсекретной информации не произошло, а незадачливый стропальщик всего лишь имел в виду ТРИ ТОННЫ веса контейнера (именно столько весил «Тритон-1М), а не секретнейшие «Тритоны», находившиеся внутри.

Важным направлением в морском спецназе были носители водолазов, которые могли скрытно доставлять группу специального назначения или отдельных разведчиков на значительные расстояния. Такими носителями были двухместные «Тритоны», позже, тоже двухместные, «Тритон-1М», ещё позже — шестиместный «Тритон-2». Эти аппараты позволяли диверсантам незаметно проникать прямо в базы противника, минировать корабли и причалы и выполнять другие разведывательные задачи.

Сегодня «Тритонов» нет в боевом составе флота. Образцы аппаратов в качестве памятников установлены на территории части, ещё один, списанный, представлен в уличной экспозиции музея Боевой славы Тихоокеанского флота во Владивостоке.

В наши дни подобные подводные носители утратили своё значение, поскольку их скрытное применение уже невозможно. Сегодня на вооружении морского спецназа состоят более совершенные — «Сирена» и «Протей» различных модификаций. Они позволяют производить скрытную высадку разведывательной группы через торпедный аппарат подводной лодки или разведывательного судна. «Сирена» «таскает на себе» двух диверсантов, «Протей» же — индивидуальный носитель. Кроме подводных в морском спецназе стала активно развиваться тема скоростных катеров, дающих группе специального назначения более высокий уровень мобильности.

Спецназовцы продолжают использовать парашюты. Сегодня это ПВ-3, они позволяют десантировать разведчика с вооружением и снаряжением в тыл врага с предельно малых высот. На вооружении также есть управляемые парашюты типа «крыло», которые могут осуществлять высадку сил разведки с максимальной точностью, порой — непосредственно на объект диверсии.

Боевое применение

Деятельность «Холуая» в реальных боевых условиях окутана завесой тайны, и «наружу» прорываются только отголоски тех мероприятий, которые проводят разведчики-диверсанты.

С 24 февраля по 27 апреля 1982 года штатная группа специального назначения впервые выполняла задачи боевой службы, находясь на разведывательном корабле ТОФ. Что именно они делали — можно только догадываться. Согласно отдельным воспоминаниям ветеранов части, задача была связана с проникновением на территорию другого государства.

Пресс-служба ТОФ

В 1989 году со 130-суточной боевой службы пришла ещё одна группа, которая, выполняя задание, использовала подводные носители «Сирена». К месту «холуаевцев» доставил малый разведывательный корабль из состава 38-й бригады ТОФ. Те задачи до сих пор окутаны завесой секретности, но после возвращения из похода задействованные в их выполнении военнослужащие получили государственные награды.

В 1995 году война в Чечне дотянулась и до Владивостока. В январе был сформирован 165-й полк морской пехоты, где состояли 15 морских разведчиков. Они выполняли обязанности войсковых разведчиков, на ходу постигая премудрости этого мастерства. По отзывам старшего начальника группировки морской пехоты ТОФ в Чечне полковника Сергея Кондратенко военные действовали блестяще. Разведчики в любой критической ситуации сохраняли хладнокровие и мужество. Пятеро «холуаевцев» сложили головы на этой войне. Прапорщику Андрею Днепровскому посмертно было присвоено звание Героя России.

Из наградного листа:

«…организовал подготовку внештатной разведгруппы батальона, и умело действовал в её составе. 19 февраля 1995 года в бою в городе Грозный лично спас жизни двум матросам и вынес тело погибшего матроса А.И. Плешакова. В ночь с 20 на 21 марта 1995 года при выполнении боевой задачи по захвату высоты Гойтен-Корт разведгруппа А.В. Днепровского скрытно подошла к высоте, выявила и обезвредила боевое охранение боевиков (одного убили, двух взяли в плен). В дальнейшем в ходе скоротечного боя лично уничтожил двух боевиков, обеспечив беспрепятственный подход роты к высоте и выполнение боевой задачи без потерь…»

В тот же день геройски погиб, выполняя последующую задачу…

В разное время государственные награды получили более 200 морских спецназовцев.

Мифы и реальность

Среди людей, далёких от реалий жизни морских разведчиков, ходят многочисленные легенды. В частности, поговаривают, что до сих пор часовой, которому удастся застрелить «холуаевца» при попытке последнего проникнуть на охраняемый объект, будет немедленно награждён и направлен в отпуск на родину. Или, например, что «холуаевцев» с одним ножом выбрасывают на парашютах посреди Сибири, и они должны выжить и скрытно вернуться в свою часть, по пути выкрав где-нибудь секретные документы.

Конечно, если часовой, действуя согласно уставу караульной службы, застрелит нарушителя, он будет награждён за решительные и грамотные действия. Но за всю историю морского спецназа подобных случаев с «холуаевцами» ещё не было — разведчики всегда старались проникнуть на охраняемые объекты там, где или нет часового, или он уже «не может сопротивляться».

Показательные учения «Холуая»

Юрий Смитюк / ТАСС

При объявлении учений на «Холуае» наряд всего Тихоокеанского флота удесятеряет свою бдительность и рвение к службе. Однако это никогда не мешало морским разведчикам похищать дневальных и дежурную документацию из расположения как береговых частей флота, так и непосредственно с кораблей.

Если говорить про «заброску в Сибирь», то это отчасти правда. По согласованию с командованием других военных округов, морские разведчики часто выполняли учебно-боевые задачи на удалённых территориях, где их ловили всем миром: гражданам объявляли, что органы правопорядка и армия ловят или сбежавших уголовников, или вооружённых дезертиров. Пока вокруг кипели страсти и милиция досматривала всех, кто хоть как-то был похож на диверсанта, истинные «диверсанты» спокойно «взрывали мост» и беспрепятственно уходили. Ни разу «холуаевцев» не поймали.

Не последнюю роль в успехе играет и физическая подготовка, которой в «Холуае» уделяют самое пристальное внимание. Во все времена представители этой воинской части на флотских соревнованиях занимали призовые места по силовым видам спорта, по единоборствам, бегу на лыжах, плаванию и стрельбе. В основном разведчики тренируют выносливость, а не силу, потому что именно выносливость становится решающим фактором в пеших или лыжных переходах, в подводном плавании и при длительном нахождении под водой.

Ежегодно морские спецназовцы участвуют в традиционных международных соревнованиях сухопутного спецназа, добиваясь высоких результатов. Так, в 2005 году группа от «Холуая» заняла третье место, а снайперская пара, выступая с винтовками Мосина, взяла «золото».

«Холуай» сегодня

В тяжёлые девяностые командование части сумело сохранить костяк профессионалов, тогда как много людей ушло «на гражданку» в поисках лучшей жизни. Было тяжело, но морские разведчики выстояли.

«Холуаевцы» постоянно тренируют погружения под воду, достигая необходимого уровня натренированности, отрабатывают способы скрытного перемещения и проникновения на охраняемые объекты, учатся грамотно применять стрелковое оружие и инженерные средства, изучают новую роботизированную и беспилотную технику — в общем, готовятся в любую минуту по приказу Родины выполнить любую поставленную перед ними боевую задачу.

Специальное разведывательное и передовое патрулирование малых подразделений

«Сообществу специальных операций повезло, что LTC (в отставке) Эд Волкофф нашел время, чтобы запечатлеть для потомков и спланировать будущие операции невероятно подробные и кропотливые соображения планирования, принятые во внимание командиры небольших подразделений наземной разведки MACVSOG».

Генерал-лейтенант Уильям П. Тангни, Армия США (в отставке)

«Эту книгу можно использовать в качестве справочника и даже учебного пособия для персонала спецназа.Поэтому, как правило, он написан кратким/грубым военным стилем, напоминающим то, что можно найти в Боевом уставе. Для удобства / и знакомства с полевым солдатом он обычно структурирован как оперативный план (OPLAN). Подводя итог, можно сказать, что эта книга является ценным дополнением для наших групп специального назначения и личного состава, и я настоятельно рекомендую ее не только им, но и всем военнослужащим и историкам в равной степени». Боура, спецназ армии США

«Сочетая свой обширный боевой опыт с подробными, оригинальными исследованиями, лейтенант.Полковник Волкофф написал самую продвинутую из когда-либо изданных книг о сборе разведывательных данных небольшими подразделениями и специальными операциями. В этой книге цитируются многочисленные примеры из реальной жизни, они анализируются и систематически представляются выводы в полезном учебном формате. Отслужив несколько командировок в качестве руководителя разведывательной группы MACV-SOG, проводя разведывательные операции и миссии прямого действия в глубоком тылу врага в Лаосе и Камбодже, он прекрасно знает, о чем пишет. Я лично служил вместе с тогдашним старшим сержантом Волкоффом в SOG и очень рекомендую его прекрасную книгу.»

Джон Л. Пластер, майор (в отставке), спецназ армии США

«Награжденный ветеран с многолетним опытом работы в качестве руководителя группы в агрессивных трансграничных операциях, Волкофф обладает уникальной квалификацией для представить этот бесценный документ персоналу специальных операций. Использование им первичных и современных источников снабжено сносками для дальнейшего использования, а его список разведывательных тем является исчерпывающим. Помимо объяснения базовой терминологии и тактики, Волкофф углубляется в мельчайшие детали, от индикаторов местности и дикой природы до многочисленных психологических требований, необходимых для того, чтобы быть эффективным руководителем группы (т. е., будьте решительны, но оставьте свое эго позади). Книга Волкоффа, по его словам, служит спасению жизней сотрудников научной фантастики и повышает шансы на успех миссии спецназа. Любой автор, исследующий будущую рукопись спецназа в будущем, был бы упущением, если бы не нашел эту важнейшую книгу для знаний по оперативной тактике». и включает «Самый титулованный зеленый берет Америки»

«Эта книга обязательна к прочтению для руководителей подразделений специальных операций, от уровня командования и принятия решений до командира небольшого подразделения.Понимание и применение тактики, методов и процедур, раскрытых г-ном Волкоффом, будет способствовать успеху миссии и возвращению команды домой». Силы специальных операций готовятся к арктическим миссиям

ХОЛОДНЫЙ ФРОНТ: силы специальных операций готовятся к арктическим миссиям

Navy Фотография специалиста по визуальной информации Криса Десмонда

В течение последних двух десятилетий У. S. Силы специальных операций развернуты в одних из самых опасных и негостеприимных мест на планете для борьбы с террористическими сетями. Поскольку Пентагон все больше сосредотачивается на соперничестве великих держав, вскоре они могут проводить больше времени в регионе, представляющем уникальный набор проблем, — в Арктике.

В 2019 году Министерство обороны выпустило свою последнюю арктическую стратегию, в которой отмечается важная роль специальных операторов.

«Целью Министерства обороны США для Арктики является безопасный и стабильный регион, в котором У.Интересы национальной безопасности Соединенных Штатов защищены, родина США защищена, и страны работают сообща для решения общих проблем», — говорится в документе. «Подвижный и экспедиционный характер ССО в сочетании с установившимися союзническими и партнерскими отношениями и оперативной совместимостью дает Минобороны готовую возможность конкурировать ниже уровня вооруженного конфликта в арктическом регионе и по всему спектру основной деятельности ССО».

Специальные операторы играли центральную роль в войнах после 11 сентября, проводя прямые штурмовые миссии, наиболее известным из которых был рейд 2011 года, в результате которого был убит Усама бен Ладен.Но если террористические группы не обосноваются на Крайнем Севере, ССО будут играть скорее вспомогательную роль в Арктике, используя широкий спектр навыков, говорят чиновники и аналитики.

Силы специальных операций США включают армейских зеленых беретов, морских котиков, морских рейдеров, летчиков специальной тактики и другие элементы.

«Мы много чего делаем, и, честно говоря, большая часть того, что нам поручают в сообществе ССО, — это миссии, которые предназначены для поддержки сил общего назначения, которые, очевидно, в Арктике… будут самой большой частью американской деятельности. там», — сказал Стив Буччи, отставной офицер спецназа и оборонный аналитик аналитического центра Heritage Foundation.«Практически все миссии, которые мы можем выполнять где-либо еще, мы можем выполнять в Арктике; … мы просто сделаем это в гораздо более холодных условиях, и нам будет намного сложнее это сделать».

Миссии

могут включать в себя специальную разведку, ведение огня по силам противника и обучение с иностранными партнерами.

Они также могут повлечь за собой то, что военные называют «нетрадиционными методами ведения войны», что является основной способностью «зеленых беретов» с момента их основания.

«Если противник в арктическом контексте, будь то Россия или Китай, захватил территорию или таким образом угрожал территории, мы могли бы пойти и помочь [союзникам] с помощью нетрадиционных боевых действий, чтобы попытаться освободить» территорию, Буччи сказал.«Или, если они угрожают ей какими-то из своих операций типа «серой зоны», мы могли бы отправить туда наших парней, чтобы они вошли и вели противоповстанческую или нетрадиционную войну».

Хотя операции по борьбе с терроризмом маловероятны, миссии прямого действия не исключаются, отметил он.

По словам Буччи,

SOF может быть приказано «вступить, взорвать радар или что-то в этом роде, что может помешать нашим более традиционным братьям и сестрам» в вооруженных силах.

Но есть уникальные проблемы в регионе, где температура может опускаться до более чем 50 градусов ниже нуля.

«Среда Арктики будет довольно сложной для подразделений специального назначения», — сказал Буччи. Он отметил, что коммандос нужно будет нести больше оборудования, такого как специальное снаряжение для выживания в холодную погоду. «И если вы … катаетесь на лыжах или тянете Ahkios [сани] и все такое, это действительно сложно».

Кроме того, солдатская экипировка и платформы, такие как самолеты и наземная техника, также могут не работать.

— Прежде всего оружие, — сказал Буччи. «Вся проблема смазки меняется.Смазочные материалы, которые работают при нормальных температурах, при очень низких температурах могут вызвать неисправности, потому что они засоряются… и затвердевают».

Наличие подходящего оборудования, его достаточное количество и правильное обслуживание имеют решающее значение, добавил он.

Связь также может быть проблемой, так как высокие широты не покрываются спутниками на геостационарной орбите, а сбои могут быть вызваны обледенением радиоантенн или сильным волнением на море.

Связь за пределами прямой видимости может быть сложной задачей, отметил командующий Командованием специальных операций ВВС лейтенант Уилсон.Генерал Джеймс Слайф.

«Нам просто нужно вернуться назад и заново усвоить некоторые уроки о различных формах волн, от которых мы, возможно, ушли в прошлом, или исследовать новые формы волн и новые полосы частот, которые позволяют нам общаться на больших расстояниях в этих высоких широтах», — сказал Слайф. журналисты во время круглого стола.

Между тем, с новым акцентом на соперничестве великих держав, AFSOC «отряхнула пыль с [наборов миссий], которые мы раньше выполняли как само собой разумеющееся, и отпала после 11 сентября», — сказал он.

Специальные операторы обладают рядом уникальных возможностей, отметил он. Например, боевые диспетчеры AFSOC могут устанавливать зоны приземления и управлять ими в сложных условиях.

«Мы заново учимся действовать… таким образом, чтобы мы могли быстро перевооружать и дозаправлять истребители из суровых регионов», чтобы они могли вернуться в воздух и присоединиться к бою, — сказал Слайф.

В январе 2020 года во время учений Emerald Warrior на Аляске летчики Special Tactics впервые смоделировали захват передовой точки дозаправки топливом, также известной как FARP, и дозаправку самолетов пятого поколения в экстремально холодных погодных условиях.

В операции участвовали экипажи 27-го крыла специальных операций, группа специальной тактики и F-22 Raptors, приписанные к 3-му крылу Тихоокеанских ВВС. Согласно пресс-релизу AFSOC, аэродром был обследован и обеспечен, в то время как самолет C-130, эксплуатируемый AFSOC, заправлял истребители, припаркованные на земле.

«Работа с новейшими и наиболее совершенными истребителями в ВВС дает [группам специальной тактики] возможность поддерживать технологическое превосходство и разрабатывать тактику, методы и процедуры, необходимые для того, чтобы максимально использовать их возможности… [в] сложной оперативной обстановке. «, — сказал офицер специальной тактики, личность которого в пресс-релизе не разглашается.

Тем временем Зеленые береты перевооружаются для арктических операций.

В сентябре воздушно-десантная группа 1-й группы специального назначения приняла участие в учениях Valor United 20 на Аляске.

Согласно армейскому пресс-релизу, они оттачивали свои навыки патрулирования и выживания «в одной из самых неумолимых местностей в Соединенных Штатах».

Ключевыми направлениями деятельности были движение в Арктике, горах и ледниках, спасение из трещин и дальняя высокочастотная связь.

«В конфликте с равным противником У.Силы США могут не полагаться на те же системы связи, что и в Глобальной войне с террором», — отмечается в релизе. «И Тихоокеанское командование специальных операций, и обычные силы определили потребность в навыках дальней радиосвязи, чтобы иметь возможность передавать сообщения без помех со стороны опытных, технически продвинутых противников».

Во время учений «Зеленые береты» успешно передали высокочастотные радиосообщения из отдаленных лагерей на Аляске на Окинаву, Япония, на расстояние более 4400 миль.

Они также отрабатывали свои специальные навыки разведки, строили скрытые пункты наблюдения и проводили дальнюю фотосъемку.
Отобранные команды «зеленых беретов» «должны быть в состоянии обеспечить себя для длительных операций в суровых арктических или альпийских условиях без компромиссов со стороны сил противника», отмечается в релизе. «В рамках этих операций отряд может быть вызван для обеспечения специальной разведки сил специальных операций или крупных обычных сил».

Армия и ее компонент ССО пересматривают вопрос о том, является ли достаточной текущая парадигма обучения в таких местах, как Высшая школа альпинизма специальных операций в Форт-Карсоне, штат Колорадо.Школа готовит «зеленых беретов» и другие силы к выживанию и борьбе в суровых условиях, а также сертифицирует их по навыкам военного альпинизма в суровых холодах, на большой высоте и под большим углом.

В марте армия опубликовала свою новую арктическую стратегию «Восстановление господства в Арктике», которая была разработана при участии SOCOM.

«Для проведения эффективных и длительных операций в Арктике требуется гораздо больше, чем просто набор специализированного оборудования», — говорится в стратегии.«Для создания настоящих всепогодных/экологических сил, способных к быстрому развертыванию, может потребоваться модификация роли Объединенных учебных центров и Учебного центра сил специальных операций в качестве кульминационных учебных мероприятий для базирующихся в Арктике формирований».

Служба должна выступать за более широкий доступ к ориентированным на Арктику школам союзников и партнеров для ССО, а также обычных вооруженных сил, добавил он.

Военнослужащие США часто отправляются за границу для обучения иностранных войск.Но когда дело доходит до Крайнего Севера, обучение должно работать в обоих направлениях, отметил Буччи.

Специальные операторы могли бы «поехать в некоторые из тех стран, которые имеют огромный опыт работы в такой среде — на самом деле, больше, чем у нас — и на самом деле учиться у них», — сказал он.

В марте морские котики США объединились с морскими пехотинцами и норвежскими солдатами в совместных учениях союзников по авиадиспетчерам близ Сетермуэна, Норвегия. Передовым операторам, известным как JTAC, поручено направлять боевые самолеты для непосредственной авиационной поддержки и других наступательных задач.

Во время совместных учений они отрабатывали имитацию авиаударов бомбардировщиков B-1 Lancer ВВС США.

«Интеграция JTAC с иностранными союзными войсками важна, поскольку она позволяет… союзным коллегам научиться действовать вместе и делать точные вызовы огня с боевых самолетов поддержки в суровом арктическом климате», — говорится в пресс-релизе морской пехоты.

В качестве еще одного примера партнерства в Северной Европе Командование специальных операций США в Европе и Командование специальных операций Швеции совместно работали над книгой под названием ROC: Resistance Operating Concept, опубликованной Joint Special Operations University Press, в которой отмечалось вторжение России в крымский регион Украины. и использование им тактики «серой зоны».

Швеция и Россия являются арктическими странами, как и США, Канада, Дания, Финляндия, Исландия и Норвегия. Китай считает себя «приарктической» державой.

«Европейские страны снова столкнулись с угрожающими соседями с потенциально агрессивными намерениями», — написал командующий SOCEUR генерал-майор Кирк Смит в предисловии к публикации. «Даже те, у кого есть сильные союзы и друзья, не обязательно способны предотвратить вторжение».

В книге подробно рассматриваются методы сопротивления — один из аспектов нетрадиционной войны, — которые союзные страны, находящиеся под угрозой, могут использовать для повышения устойчивости и сопротивления.

Хотя технологии важны, они не являются панацеей от всех проблем, с которыми Соединенные Штаты сталкиваются в Арктике, сказала профессор Университета Айдахо Лилиан «Док» Алесса, советник Министерства обороны.

«Первая истина SOF заключается в том, что люди важнее оборудования», — сказала она во время недавней презентации.

Специальные операторы обладают уникальной способностью развивать сети, работая с союзниками, частным сектором и академическими кругами, а также с местным населением и коренными народами, сказала она.

«Они могут привлечь нужных людей в нужное время с нужной информацией и правильным контекстом для… создания сети сотрудничества», которая необходима для улучшения ситуационной осведомленности и сотрудничества в этом регионе, добавила она.

«Для этого необходимо работать с сообществами на местах, рассматривая их как партнеров в сфере безопасности и обороны», — сказала Алесса. «Это то, для чего были созданы и созданы SOF, и это будет нашим ключом к тому, чтобы мы адаптировались к новому миру в Арктике.

Темы: Спецоперации, Спецоперации — Конфликт низкой интенсивности

Как заранее решить, кто будет проходить курсы повышения квалификации

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Наслаждайтесь большим количеством аудио и подкастов на iOS или Android.

Элита морской пехоты — это группа под названием Force Reconnaissance.Эти войска задействованы в специальных операциях, как «зеленых» (в которых поражение противника считается неудачей), так и «черных» (где именно в таком бою и заключается весь смысл). Начальная подготовка для поступления в войска, открытая только для тех, кто уже является морским пехотинцем или военно-морским врачом, длится 25 дней. Среди прочего, добровольцы должны топтаться на месте в течение почти часа, пробежать восемь миль (12 км), неся более 50 фунтов (около 23 кг) снаряжения, и проплыть 100 ярдов (90 метров) со связанными руками и ногами.Только половина тех, кто вызвался на этот тренинг, заканчивает его. Из тех, кто этого не делает, примерно половина отклоняется судьями из-за угрозы безопасности или из-за проблем со здоровьем, которые мешают им пройти курс. Другая половина, однако, выбывает по собственной воле.

Такой высокий процент отсева дорого обходится рекрутерам Force Reconnaissance и досаждает им. Поэтому они обратились к доктору Саксону, чтобы узнать, что происходит, чтобы предпринять шаги для уменьшения потерь.

Чтобы собрать соответствующие данные, она отобрала 121 стажера и дала каждому из них два устройства: iPhone и Apple Watch (браслет, который показывает время, как обычные часы, и следит за тем, чем занимается владелец).Она загрузила в телефоны приложение, которое задавало участникам ряд демографических и психологических вопросов в начале их обучения. Из ответов на них она вывела для каждого добровольца баллы по пяти основным личностным чертам, признаваемым психологами — открытость, добросовестность, экстраверсия, покладистость и невротизм — а также по устойчивости эго (способность контролировать гнев и контролировать импульсы в стрессовых ситуациях). , положительный аффект (склонность человека испытывать положительные эмоции при столкновении с трудностями), удовлетворенность жизнью и уровень психопатии.Тем временем часы отслеживали количество шагов, которые сделал их владелец, и отслеживали как частоту сердечных сокращений, так и расход калорий.

После того, как волонтеры начали обучение, они ежедневно получали на свои телефоны дополнительные анкеты. Их попросили оценить свою боль, как душевную, так и физическую, по шкале от одного до пяти. Их спросили, думают ли они об уходе и думают ли они, что их инструкторы хотят, чтобы они закончили учебу. Их также спрашивали об их сне, гидратации, питании и их собственной уверенности в том, что они закончат учебу.

Выборка доктора Саксона оказалась довольно репрезентативной в плане их прохождения курса. Как она сообщает в Journal of Medical Internet Research , 56% были успешными, 23% отказались от участия по собственной воле, а 21% были удалены по ряду медицинских соображений, а также по соображениям безопасности и производительности. Анализируя данные о тех, кто бросил учебу, доктор Саксон обнаружил, что ни физические показатели, такие как походы или водные тренировки, ни физиологические показатели частоты сердечных сокращений, производительности труда, гидратации, питания и продолжительности сна не предсказывают, кто выкинет полотенце.Кроме того, среди психологических факторов не имели значения добросовестность, невротизм, открытость или покладистость. А вот экстраверсия (точнее, интроверсия) была. Используя баллы для этого параметра, а также для положительного эффекта, доктор Саксон смог ретроспективно предсказать с точностью 70%, кто выбывает из исследования.

Она также показала, когда полотенце, скорее всего, будет брошено. Большинство выбывших произошло непосредственно перед серией тренировок на время, проводимых в глубоководном бассейне в полной форме.Эти упражнения предназначены для проверки способности кандидатов выполнять задачи под водой, задерживая дыхание, в хаотической среде.

Что будут делать с этой информацией инструкторы морской пехоты, пока не ясно. Они могли бы использовать его, чтобы отсеять вероятные неудачи до начала курса, хотя это может показаться несправедливым по отношению к интровертам, которые, тем не менее, прошли бы его. Или они могут выбрать тех, кто нуждается в небольшом поощрении, чтобы броситься как в буквальном, так и в переносном смысле в бездну, исходя из предположения, что, сделав это, они затем пройдут оставшуюся часть курса спокойно.Любой подход, по-видимому, снизит процент отсева. В чем вы можете быть уверены, так это в том, что сам курс не станет легче. ■

Эта статья появилась в разделе «Наука и технологии» печатного издания под заголовком «Война на истощение»

Является ли это Самый сложный фитнес-тест спецназа?

Норвежский альпинист, ставший видеоблогером Магнус Мидтбё, недавно получил беспрецедентный доступ к обучению самых высоких сил специального назначения Норвегии: эскадрильи дальней разведки.

По прозвищу LRRP, скандинав похож на морских котиков США: строго засекреченное подразделение, которое работает независимо и в основном в тылу врага. Ранее в этом году одна команда провела 44 дня подряд на улице в 22°F

.

Частично их привлекательность для Мидтбё, помимо очевидного, заключается в том, что норвежская эскадрилья LRRP также известна своими способностями к альпинизму. Это как бы связано с территорией, когда вершины вашей страны достигают 8000 футов над уровнем моря. Мидтбё впервые почувствовал, что значит проводить секретные миссии на большой высоте, сопровождая их в 35-часовом путешествии по поиску сбитого пилота.Посмотреть это приключение можно здесь.

Не менее безумной была его поездка в тренировочный центр команды, где только 1% претендентов проходят тест, чтобы присоединиться к самой элитной оперативной группе Арктики. Мидтбё прошел тест вместе с солдатом-ветераном по имени «Эван», лицо которого показано на видео, потому что он собирается уйти в отставку.

Вот разбивка теста:

  1. Жим штанги с собственным весом для одного повторения: этот тест фактически начинается с 175 фунтов, что больше веса Мидтбо.Ему удалось поднять 175, 198 и 220 фунтов. (Некоторые цифры, к вашему сведению, могут показаться немного странными, потому что Норвегия работает в метрической системе.) В этом тесте Эван поднял 242 фунта в последней попытке.
  2. Подтягивания с отягощением на одно повторение: минимум здесь был сумасшедшим 55 дополнительными фунтами, которые крепятся к телу с помощью цепи и грузового пояса. Подтягивания — специальность Мидтбё, и он сделал максимальное количество повторений с дополнительными 140 фунтами, свисающими с его талии. Эван поправился до 132 фунтов.
  3. Подбрасывание набивного мяча: это может показаться случайным, но это эффективный способ контролировать функциональную силу. Вполне вероятно, что во время миссии солдатам приходится запускать друг в друга рюкзаки или другое снаряжение. Мяч весит 22 фунта, а минимальное расстояние, на которое должен бросить тренирующийся, составляет 16,5 футов. И Мидтбё, и Эван подтвердили это.
  4. Поход с отягощением на беговой дорожке: главное событие. Испытание тяжелое до этого момента, но не совсем дьявольское — это скорее испытание физической силы. Вот тут-то и начинается мучительная битва со своим мозгом. Вы должны ходить по беговой дорожке в полной форме с 55-фунтовым рюкзаком за спиной и восьмифунтовым пистолетом в руке не менее 25 минут.Да, и каждые пять минут после 10-минутной отметки судья увеличивает уклон на 3%. Мидтбё дошел до 18 минут. Эван, профессионал, достиг 30 лет.

Это самый сложный тест на пригодность для спецназа в мире? Невозможно сказать. У каждого спецподразделения по всему миру есть какая-то вариация этого похода с отягощением на беговой дорожке, предназначенная для того, чтобы превратить самых сильных людей планеты в лужи пота и слез. (Поскольку Эван стрелял в течение 30 минут и начал колебаться, солдаты за кадром начали кричать ему «ДАВАЙ!» по-норвежски.Это было так же страшно, как и вдохновляюще.)

Однако, если не считать помазания теста GOAT, давайте просто насладимся этим редким взглядом в мир, где «функциональная пригодность» приобретает реальное значение жизни или смерти. И вся заслуга Мидтбё — хотя он, возможно, и не сдал экзамен, он сдал тест сразу после завершения своей 35-часовой миссии в горах. Видеоблог – обычно сомнительная профессия. Не так здесь.

Спасибо за внимание InsideHook .Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку и будьте в курсе.

Командующий SOCOM: Морские котики сосредоточатся на стратегической разведке, работая с партнерами

Морской котик США бросает цветную дымовую шашку M18 во время зачистки тренировочной базы во время Sentry Rescue IV, инициативы совместного командования по разработке тактики, методов и процедур для сценариев восстановления личного состава, Арканзас, 26 августа 2021 г. US AIR NATIONAL ОХРАНА / Тех. сержант Бриджит Уолтермайр

АРЛИНГТОН, Вирджиния.— Командующий национальными силами специальных операций сказал, что морские котики будут играть важную роль в будущем, позволяя командирам понимать возможности и намерения противника.

Морские котики, наряду с силами специальных операций других вооруженных сил США, играли огромную роль в войнах в Юго-Западной Азии с 9-11 сентября, служа на переднем крае сил США и коалиции в конфликтах низкой интенсивности в Афганистан, Ирак, Сирия и другие места.

Поскольку США сосредоточены на сдерживании будущего конфликта с Китаем и переключении внимания на высокотехнологичные операции, 70-тысячные силы специальных операций (ССО) также смещают акцент.

Выступая перед военными репортерами и редакторами на симпозиуме в Арлингтоне, генерал армии Ричард Д. Кларк, командующий Командованием специальных операций США, сказал, что ССО «более интегрированы, чем когда-либо прежде», в том числе с межведомственными партнерами.

Кларк сказал, что, по его мнению, «морские котики» «работают с партнерами, способными обучать, а также выполнять другую ключевую миссию или деятельность, а именно стратегическую разведку».Они могут попасть в места, куда никто другой не может добраться, они могут быть на побережье — в подводной/подводной области — и имеют решающее значение».

Кларк сказал, что SOF — это больше, чем просто рейдовые силы прямого действия, но эти силы по-прежнему будут поддерживать эту способность, которую «мы отточили до исключительной степени».

Командующий сказал, что ССО выигрывает от тесного сотрудничества с силами общего назначения, и что его командование будет использовать любую возможность для использования первоклассной подготовки своих сил.

боевых действий специальных операций | Britannica

война специальных операций , нетрадиционные военные действия против уязвимых мест противника, которые предпринимаются специально назначенными, отобранными, обученными, оснащенными и поддерживаемыми подразделениями, известными как силы специального назначения или силы специальных операций (ССО). Специальные операции часто проводятся в сочетании с обычными военными операциями в рамках продолжительной военно-политической кампании. Некоторые специальные операции представляют собой зрелищные прямые рейды, привлекающие широкую огласку, но другие представляют собой долгосрочные косвенные усилия, о которых никогда не сообщается.Каждая специальная операция, в какой бы форме она ни проводилась, представляет собой попытку максимально экономичного решения конкретных задач оперативного или стратегического уровня, которые трудно или невозможно решить силами одних только обычных сил.

Различия между военными действиями специальных операций и обычными военными действиями

Спецоперации проводятся вооруженными силами в форме. Это различие помогает отличить боевые действия специальных операций от таких действий, как саботаж и подрывная деятельность, проводимая разведывательными органами, или внутренняя безопасность и охрана правопорядка, проводимая правоохранительными подразделениями с использованием специального оружия и тактики. Иногда грань между специальными операциями, проводимыми разведывательными органами, и операциями, проводимыми воинскими частями, не четкая, как, например, в случае сбора разведывательной информации, с одной стороны, и специальной разведывательной деятельности — с другой. Часто единственное различие между ними носит организационный характер, поскольку спецназ подчиняется военной цепочке подчинения, а его операторы носят униформу, а сотрудники спецслужб — нет. Кроме того, существуют юридические различия между этими двумя видами деятельности: национальные законы, разрешающие открытые и тайные военные действия, могут быть полностью отделены от законов, разрешающих тайные действия гражданских разведывательных служб, и, конечно же, существует большая разница в правовой защите, предоставляемой во всем мире. военных, а не сотрудников разведки.(Сотрудники разведки не имеют юридического статуса на международном уровне, тогда как военнослужащие якобы получают некоторую защиту в соответствии с законами войны. )

Силы специальных операций Германии

Члены сил специальных операций немецкой армии Kommando Spezialkräfte (KSK) демонстрируют ввод вертолета, 2004 г.

Томас Кинцле/AP

Викторина Британника

Мировые войны

Сразитесь за звание волшебника войны с этой викториной о знаменитых конфликтах на протяжении всей истории.

Учитывая свой неортодоксальный характер, боевые действия специальных операций напрямую связаны с другими хорошо известными формами нетрадиционных боевых действий, такими как терроризм, партизанская война и повстанческое движение. Однако чаще всего специальные силы обучаются противодействию таким формам ведения войны, используя превосходную тактику, оборудование, снабжение и мобильность для поражения террористов, партизан и повстанцев, которые по необходимости применяют нетрадиционную тактику. Силы специального назначения стремятся лишить нерегулярных противников тех немногих тактических преимуществ, которыми они обладают, лишая их мобильности, убежища, внезапности и инициативы.В других случаях, однако, специальные силы могут фактически вести партизанскую войну или повстанческое движение против обычных противников на государственной основе, например, беспокоя или беспокоя линии снабжения, поднимая партизанские силы или отвлекая силы противника от обычных операций, заставляя их бороться с угрозами. в районах, которые считаются умиротворенными или безопасными.

Спецназ МВД России и гражданский доброволец ищут боевиков-исламистов в деревне на юге Российской республики Дагестан, 1999 год.

Эдуард Джафаров/AP

Специальные операции также следует отличать от операций, проводимых «специализированными» обычными вооруженными силами, например, воздушно-десантными и десантными подразделениями. Эти силы организованы, оснащены и обучены для выполнения одной конкретной задачи (например, воздушно-десантного десанта, захвата аэродрома или высадки морского десанта), и им потребуется значительное время, переобучение и переоснащение для выполнения другой задачи. Часто такие специализированные подразделения получают прозвище corps d’elite , отражающее их уникальное предназначение, традиции и прошлые боевые достижения.Наиболее существенные различия между силами специальных операций и специализированными силами заключаются в двух основных областях. Во-первых, это масштабы их операций: специальные операции относительно невелики и проводятся ротами, взводами, бригадами или эскадрильями, в то время как специализированные операции проводятся крупными соединениями, такими как полки, бригады или даже дивизии. Вторая область — ортодоксальность: в специальных операциях используются импровизированные и часто непрямые подходы, тогда как в специальных военных операциях используются ортодоксальные подходы при относительно прямом нападении.

Подводя итог, можно сказать, что боевые действия специальных операций отличаются от обычных боевых действий по трем критериям: экономичность применения силы; различные соображения и расчеты политического и операционного риска; и характеристики и качества вооруженных сил, которые их проводят. «Особые» качества спецподразделений являются продуктом их организации, обучения, обеспечения и, самое главное, отбора. Все эти факторы подробно обсуждаются ниже, и все они позволяют создавать гибкие силы, применяющие нестандартные подходы к решению сложных и рискованных задач.

Армия обороны Израиля

Военнослужащий Инженерного подразделения специального назначения Армии обороны Израиля, подготовка к подземным боям, 2012 г.

Стратегическое значение Сил специальных операций (ССО) никогда не было выше, поскольку от относительно небольших сил, призванных действовать во все более сложных условиях, требуется больше возможностей.

Рост ССО

Будь то проведение специальных разведывательных (SR) или миссий прямого действия (DA), кампаний по оказанию гуманитарной помощи/помощи при стихийных бедствиях (HADR) или военной помощи (MA) для развития местных сил партнеров по всему миру, спектр используемых наборов миссий различными международными группами SOF продолжает расти, предъявляя значительные требования к еще более совершенным технологиям и материалам. В результате государственные органы постоянно думают о том, как оптимизировать эти компоненты сил в условиях возникающей конкуренции.

Баннер для Центра закупок, технологий и логистики сил специальных операций США (SOF AT&L) дает представление о летальности и мобильности, которые все операторы SOF постоянно переоценивают для своих постоянно меняющихся миссий

. Такое преобразование SOF обсуждалось Объединенным комитетом США Университет специальных операций (JSOU) на базе ВВС Макдилл в Тампе, Флорида, с 7 по 8 января.Более 80 участников из правительства США, Командования специальных операций (USSOCOM) и Командования сил специальных операций Канады (CANSOFCOM) собрались, чтобы изучить будущие проблемы для SOF в оперативной среде.

С выступающими, включая заместителя командующего USSOCOM и исполняющего обязанности заместителя помощника министра обороны Томаса Александера, специальные операции и конфликты низкой интенсивности (SOLIC), мероприятие было сосредоточено на поддержании тактического, оперативного и стратегического преимущества; готовность и сохранение сил; передовые партнерские отношения; и технологические инновации ССО для наилучшего противодействия будущим угрозам.

В частности, обсуждения были сосредоточены на текущих угрозах, связанных с борьбой с терроризмом (CT) и борьбой с повстанцами (COIN), а также на возникающих сигналах спроса, связанных с Соревнованием великих держав (GPC) и равными противниками с большими возможностями, включая Китай, Иран, Северная Корея и Россия.

Будущее SOF

Комментарий к этому событию также перекликается с опубликованным в июне 2019 года документом JSOU Special Operations Research Topics 2020, в котором рассматривается, как «слияние информации, технологий и инноваций (искусственный интеллект, машинное обучение, кибероперации и большие данные)» повлияет на эти вопросы.

Принимая во внимание «будущую операционную среду», JSOU подтвердил, как она будет характеризоваться «равными, почти равными и негосударственными конкурентами, с технологически продвинутыми угрозами, повсеместным наблюдением, боевыми сетями с искусственным интеллектом (ИИ), ускоряющимся скорость изменений, глобально масштабируемая и взаимосвязанная информация, а также возрастающая роль людей и населения в конкуренции и конфликтах».

Впоследствии результаты JSOU призвали SOF определить «новые операционные концепции и связанные с ними возможности для противостояния этому широкому спектру ожидаемых будущих проблем безопасности».

«В этой все более сложной среде, характеризующейся экспоненциальным развитием технологий, изменением глобального порядка и сверхмощными противниками, ССО должны соответствующим образом оптимизироваться, чтобы противостоять этим вызовам.

«Будущие ССО должны быть более смертоносными, межрегионально интегрированными и эффективными в оспариваемых областях. Мы должны использовать передовые технологии и тактики, которые используют уязвимости противника и сводят на нет преимущества конкурентов», — говорится в документе, прежде чем исследовать ряд «революционных технологических переломных моментов», включая искусственный интеллект, машинное обучение и облачные вычисления.

«Мы должны разработать новые подходы к конкуренции и борьбе в будущем, которые обеспечивают асимметричное преимущество и поддерживаются правильными технологиями, оборудованием и возможностями», — говорится в документе, прежде чем подчеркнуть важность многостороннего партнерства в рамках международного сообщества ССО.

Технологические области, представляющие интерес для SOF, варьируются от летальности и живучести до обеспечения связи и мобильности групп и операторов небольших подразделений с командирами SOF по всему миру, что также требует прорывных технологий в будущем.Примеры включают AI/ML и большие данные; новые биотехнологии; передовые информационные и коммуникационные технологии; а также оптимизированная 3D-печать.

Конференция командиров ССО НАТО

Аналогичные опасения относительно будущей оперативной обстановки были высказаны на проводимой раз в два года конференции командующих сил специальных операций НАТО, которая в последний раз проводилась CANSOFCOM в Оттаве с 6 по 8 октября, и на которой обсуждалась роль сил специальных операций в «соперничестве между государствами, кризисах и конфликтах».

По словам командующего Штабом специальных операций НАТО (NSHQ), вице-адмирала SEAL ВМС США Колина Дж. Килрейна, командующий SOF не обеспечивает сквозного решения проблемы равноправного состояния и GPC. Вместо этого он предложил, как ССО могут «преуспевать в оспариваемых пространствах», чтобы наилучшим образом способствовать операциям и кампаниям, проводимым более широким альянсом.

Спецоперация: Абу Бакр Аль-Багдади

Возможно, самая известная спецоперация, проведенная в 2019 году, заключалась в том, что Объединенное командование специальных операций США (JSOC) успешно провело десантную группу вертолетов (HAF), чтобы убить или захватить Абу Бакра аль-Багдади, лидера самопровозглашенного Исламского государства.

Параллельное сравнение комплекса в Сирии, оккупированного лидером ДАИШ Абу Бакром аль-Багдади, до и после рейда сил специальных операций США 26 октября 2019 года.

Операция, проведенная 26 октября, продемонстрировала сложности, связанные с проведением таких тайных специальных операций в суровых и экспедиционных условиях. По словам генерала Центрального командования Кеннета Ф. Маккензи, «оперативная разведка» позволила разработать план проведения специальных операций, который был реализован 1-м оперативным отрядом спецназа армии США «Дельта».

«Группа специальных операций была развернута в Сирии и направлена ​​против изолированного комплекса в провинции Идлиб примерно в четырех милях от турецкой границы.По нашим оценкам, он скрывался в провинции Идлиб, чтобы избежать интенсивного давления, которое оказывалось на ИГИЛ в других районах Сирии», — пояснил Маккензи СМИ, подтвердив, как штурмовая группа была введена на винтокрыле при поддержке боевых вертолетов с воздуха. , беспилотные летательные аппараты и истребители четвертого/пятого поколения.

Согласно заявлению Министерства обороны (МО), штурмовые отряды окружили комплекс и провели «вызов», призывая находящихся внутри мирно сдаться.Затем пятеро вражеских комбатантов, которые не сдались, были атакованы и нейтрализованы, когда Аль-Багдади самоподорвал самодельное взрывное устройство пояса смертника в туннеле после того, как его преследовали военная служебная собака и нападавшие.

«После убийства/самоубийства Багдади штурмовая группа расчистила туннель от мусора и забрала останки Багдади для проверки ДНК», — заключил Маккензи.