Содержание

Путин: ситуация вокруг КНДР балансирует на грани масштабного конфликта‍

Давление и оскорбительная риторика — это путь в никуда. Необходим диалог без предварительных условий. Таким видит решение проблемы Корейского полуострова президент Владимир Путин в статье, опубликованной в преддверии саммита БРИКС. Путин также предлагает партнерам по «пятерке» алгоритмы решения не менее острых экономических проблем.

Решать проблемы Корейского полуострова надо с помощью диалога, заявил президент Владимир Путин в опубликованной в пятницу, 1 сентября, в статье «БРИКС — к новым горизонтам стратегического партнерства».

Статья опубликована в преддверии IX саммита БРИКС и посвящена ключевым проблемам современности. Путин предлагает свое видение этих проблем. Одна из самых острых – урегулирование конфликта на Корейском полуострове.

Без предварительных условий

В последнее время эта проблема «обострилась и балансирует на грани масштабного конфликта».

«По мнению России, расчет на то, что можно остановить ракетно-ядерные программы КНДР исключительно давлением на Пхеньян, ошибочен и бесперспективен», — пишет президент.

Он предлагает решать проблему региона путем прямого диалога всех заинтересованных сторон без выдвижения предварительных условий.

«Провокации, давление, воинственная и оскорбительная риторика — это путь в никуда», — подчеркивает Путин.

Он напоминает, что вместе с китайскими коллегами Россия разработала «дорожную карту» урегулирования на Корейском полуострове, призванную способствовать поэтапному снижению напряженности.

В последние годы Северная Корея активно разрабатывает ядерную программу, проводит испытания ракет в непосредственной близости от границ соседних государств. Последний такой пуск состоялся 29 августа. Баллистическая ракета пролетела над территорией Японии и упала в 1180 километрах от острова Хоккайдо. В связи с этим инцидентом Совбез ООН провел экстренное заседание, на котором потребовал от Пхеньяна прекратить испытания.

Широкая антитеррористическая коалиция

В вопросах безопасности Россия выступает за более тесную внешнеполитическую координацию государств БРИКС в международных структурах, отмечает Путин в статье. Речь идет о таких структурах, как ООН и G20. «Очевидно, что, только объединив усилия всех стран, можно обеспечить стабильность на планете, найти пути урегулирования острых конфликтов, в том числе на Ближнем Востоке», — отмечает Путин, добавляя, что в последнее время сложились предпосылки для улучшения ситуации в Сирии. Созданы условия для начала процесса политического урегулирования и возврата сирийского народа к мирной жизни.

Вместе с тем борьба с террористами в Сирии, в других странах и регионах должна быть продолжена. «Россия призывает не на словах, а на деле приступить к формированию широкого антитеррористического фронта на общепризнанной международно-правовой основе при центральной роли ООН», — сообщает глава государства.

Кроме того Россия выступает за расширение взаимодействия в сфере глобальной информационной безопасности. Путин предлагает сообща сформировать соответствующую международно-правовую базу сотрудничества, «а в перспективе разработать и принять универсальные правила ответственного поведения государств в этой области».

В решении этих непростых вопросов потребуется поддержка и содействие партнеров по БРИКС (государства-члены: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка). Деятельность БРИКС, по мнению российского президента, может служить образцом для других международных форматов, она строится на принципах равноправия, уважения и учета мнений друг друга.

%«В БРИКС никто никому ничего не навязывает. Когда подходы не во всем совпадают, ведется терпеливая, кропотливая работа по их сближению», — пишет президент в своей статье.

Конструктивное сотрудничество в формате БРИКС направлено на формирование справедливого многополярного мироустройства, на создание равных для всех стран возможностей для развития.

Начало инвестиционного бума

Значительное место в статье уделено экономическому партнерству в рамках БРИКС — в сфере торговли, инвестиций, производственной кооперации.

Россия заинтересована в углублении экономического взаимодействия в формате «пятерки», и в последнее время на этом направлении достигнуты практические успехи. «Прежде всего, отмечу начало операционной деятельности Нового банка развития (НБР). Уже одобрено 7 инвестиционных проектов в странах БРИКС на сумму около $1,5 млрд», — сообщает Путин.

Ожидается утверждение второго пакета инвестпроектов на общую сумму $2,5–3 млрд. Эти проекты будут способствовать росту экономики, дальнейшей интеграции между странами.

Сдерживает экономический рост несправедливое устройство глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран, уверен Путин. Партнерам по БРИКС необходимо в этой связи сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют (доллара, евро, юаня). Добиваться более сбалансированного распределения квот и голосов в МВФ и Всемирном банке. Необходимо укреплять роль ВТО как ключевого регулятора международной торговли.

«Уверен, что страны БРИКС будут и далее консолидированно выступать против протекционизма и новых барьеров в мировой торговле», — отмечает Путин.

Деловые леди клуба БРИКС

В своей статье Путин вносит ряд точечных предложений по наращиванию экономического потенциала БРИКС. Например предлагается учредить Платформу энергетических исследований. Другая актуальная задача — «активизация сотрудничества стран БРИКС в области малого и среднего предпринимательства».

«На наш взгляд, необходимо интегрировать национальные интернет-ресурсы малого и среднего бизнеса, на которых можно было бы размещать кросс-ссылки и другую коммерческую информацию, обмениваться данными о надёжных партнерах», — предлагает президент.

Россия также выступает в пользу формирования государственно-частного диалога «Женщины и экономика». Имеется в виду перевести на постоянную основу дискуссии с участием представителей деловых и экспертных кругов, женских ассоциаций. Первое заседание такого диалога уже состоялось 4 июля 2017 года в гНовосибирске на полях Международного конгресса женщин БРИКС и ШОС. По мнению президента, следовало бы создать «Женский деловой клуб БРИКС».

Приоритетным может стать и направление сотрудничества в области науки, техники, инноваций, передовой медицины. Здесь у государств-членов БРИКС большой потенциал в виде развитой взаимодополняющей научной базы, уникальных технических разработок, квалифицированных специалистов, огромных рынков для наукоемкой продукции.

Саммит БРИКС пройдет в китайском Сямэне 3–5 сентября. Онпройдет под девизом «Углубление партнерских отношений в рамках БРИКС, создание прекрасного будущего».

Согласно китайской таможенной статистике, объем торговли Китая и России за январь-июль 2017 года составил $46,8 млрд. Прирост составил 21,8%. Китай на протяжении 7 лет подряд остается крупнейшим торговым партнером России.

Путин подвел итоги первой встречи с Ким Чен Ыном

Президент России Владимир Путин и лидер КНДР Ким Чен Ын во время переговоров в расширенном формате обсудили не только развитие двусторонних отношений и урегулирование ситуации на Корейском полуострове, но и возможность строительства новых линий электропередач, газопровода и нефтепровода из России в Северную Корею. По словам Путина, не первый год Москва и Пхеньян обсуждают организацию прямого железнодорожного сообщения между югом корейского полуострова и севером России, с выходом на Транссибирскую магистраль.

«Это и в интересах Южной Кореи, но есть, видимо, дефицит суверенитета при принятии окончательных решений», – отметил Путин на пресс-конференции во Владивостоке. Президент предположил, что из-за каких-то «союзнических обязательств КНДР перед США в какой-то момент все останавливается». По мнению Путина, если бы обсуждаемые проекты были реализованы, то это создавало бы условия, необходимые для повышения доверия, «которое так необходимо для решения кардинальных проблем».

«У меня сложилось впечатление», что Ким Чен Ын придерживается такой же точки зрения по вопросу снижения угрозы ядерных конфликтов, отметил Путин. «Им только нужны гарантии своей безопасности, вот и все», – сказал российский лидер. Он считает, что Пекин и Вашингтон должны решать все вопросы с Пхеньяном мирным путем, при помощи переговоров. Готовы ли идти стороны переговорного процесса на уступки, Путин не знает. «Мне кажется, что другого пути нет, а на что Ким Чен Ын согласен, а на что не согласен – лучше у него спросить», – подчеркнул Путин. Он пообещал проинформировать об итогах переговоров с лидером КНДР руководство США и Китая. «Здесь нет никаких секретов, позиция России всегда открыта, нет никаких заговоров», – сказал президент, добавив, что Ким Чен Ын сам просил его проинформировать Вашингтон о позиции КНДР.

Переговоры Путина и Ким Чен Ына во Владивостоке – это первая встреча лидеров двух стран, а также первая поездка северокорейского лидера в Россию с момента его прихода к власти в 2011 г. Российский президент приезжал в Северную Корею с официальным визитом только один раз – в 2000 г., когда страной руководил отец нынешнего лидера КНДР – Ким Чен Ир.

Российско-корейские переговоры начались с личной встречи Путина и Ким Чен Ына. Общение в формате тет-а-тет длилось почти два часа. Затем лидеры двух стран провели переговоры в расширенном формате с участием делегаций. Совместное заявление или подписание какого-либо документа по итогам переговоров не планировалось. Саммит Россия-КНДР закончился торжественным приемом, во время которого стороны обменялись подарками. Кремль до последнего момента не раскрывал детали поездки Ким Чен Ына в Россию из соображений безопасности. О месте и дате переговоров помощник президента Юрий Ушаков сообщил всего за два дня до них.

Лидер Северной Кореи уже дважды встречался с президентом США Дональдом Трампом. Первый саммит КНДР – США состоялся в июне 2018 г. в Сингапуре, второй – в феврале этого года во Вьетнаме. По итогам первых переговоров Трамп и Ким Чен Ын подписали соглашение о перезапуске двусторонних отношений и денуклеаризации Корейского полуострова. Во время второго саммита лидеры двух стран не смогли договориться о дальнейших действиях по вопросу ядерного разоружения. Лидер КНДР рассчитывал на отмену всех санкций США против КНДР в обмен на демонтаж ядерного объекта в Йонбене. Однако Вашингтон отказался выполнить это условие.

Корея без Путина: чем закончится встреча лидеров КНДР и США

12 июня в Сингапуре состоится саммит лидеров КНДР и США. Выбор нейтральной территории, стороны ранее не принимавшей активного участия в решении корейского вопроса, выглядит вполне логичным. Варианты, предложенные традиционными посредниками, — Владивосток, Пекин и даже Улан-Батор — были отклонены.

Межкорейская прелюдия

Встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа — событие историческое. До этого можно было наблюдать снижение напряженности на Корейском полуострове: отложенные совместные учения США и Южной Кореи в преддверии Олимпиады в Пхёнчхане, участие северокорейских спортсменов в Олимпийских играх, затем торжественная и глубоко символическая встреча Ким Чен Ына с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином, на которой был подписан крайне миролюбивый меморандум, и даже жест доброй воли со стороны руководства КНДР перед предстоящей встречей в Сингапуре — были освобождены и отправлены на родину заключенные, граждане США, подозреваемые в шпионской деятельности.

На этом фоне разного рода энтузиастами и доброхотами стала муссироваться тема денуклеаризации и даже возможного объединения Кореи или по крайней мере начала движения в этом направлении. Оправдан ли такой оптимизм и чего стоит ждать от предстоящей действительно исторической встречи лидеров Северной Кореи и США?

Реклама на Forbes

Пространство для переговоров

Официально поводом для встречи стало обсуждение ядерной программы КНДР. Собственно, именно ядерная программа, а не деспотический-коммунистический режим и пресловутая борьба за права человека является камнем преткновения при обсуждении всех прочих вопросов. И именно ядерная программа КНДР называется основным источником дестабилизации ситуации в регионе.

Вот только Пхеньян вряд ли откажется от своей ядерной программы. На то есть ряд объективных причин. Ядерный арсенал Северной Кореи по факту — единственный инструмент влияния и аргумент в спорах страны на международной арене. В непосредственной близости от северокорейских границ, на территории Южной Кореи располагаются американская военная база и американские же системы ПРО. Возможности обычных вооруженных сил КНДР не идут ни в какое сравнение с возможностями Южной Кореи и тем более США. Экономические стимулы для страны, практически полностью отрезанной от международного рынка, работают слабо. Отказываться от такого инструмента, как ядерный арсенал, в такой ситуации безрассудно.

Объединение Севера и Юга

Может ли Дональд Трамп пообещать Ким Чен Ыну поддержку в процессе мирного и постепенного объединения двух Корей и интеграции КНДР в мировую экономическую систему, чтобы убедить того приостановить ядерную программу, а в идеале начать процесс денуклеаризации? Маловероятно.

Дело в том, что объединения не хотят сами корейцы. Идея объединения давно стала политическим лозунгом, неотъемлемой частью официальной риторики обеих сторон. Неизменная верность идеи объединения в общественной дискуссии и в официальных речах имеет значение скорее ритуальное и символическое. Результаты регулярных опросов, проводимых Корейским институтом национального объединения показывают, что лишь небольшая доля населения Южной Кореи желает скорейшего объединения страны. Большинство склоняется к идее, что это должно происходить постепенно и желательно в как можно более далекой перспективе. 2017 году среди 20-летних южан объединение страны считали необходимым только 38%, а среди 60-летних — 71%. С каждым годом ситуация только усугубляется. Живые родственники по ту сторону демилитаризованной зоны и память о единой Корее остались только у стариков. За долгие годы (70 лет) существования порознь две страны разошлись в своем развитии значительно дальше, чем разделенное население Германии до 1989 года.

Уровень ВВП на душу населения Севера и Юга отличается по различным оценкам от 15 до 30 раз. Численность населения при этом отличается всего вдвое. В случае постепенной интеграции КНДР в общую экономику на базе федерации или конфедерации издержки по смягчению социального разрыва лягут на плечи жителей Юга. По подсчетам американских и южнокорейских исследователей объем таких издержек может достигать нескольких триллионов долларов (в 2010 году Федерация корейской промышленности называла цифру в $3,5 трлн). На такие жертвы южане идти не хотят.

Использование ресурсов Северной Кореи, минеральных и человеческих, также сулит скорее издержки, а не прибыль. Разработка месторождений (не самых обильных), строительство соответствующей инфраструктуры требуют времени и огромных капитальных затрат. Живущее и работающее в совершенно другом технологическом укладе население Северной Кореи не обладает необходимой квалификацией, умениями и знаниями, соответствующими современным требованиям. Их переобучение, подготовка и трудоустройство в современных реалиях — отдельная огромная проблема. Как показывают данные министерства объединения Республики Корея, из северокорейских перебежчиков (а это в среднем 2000 человек ежегодно) лишь 48% смогли трудоустроиться.

Сами по себе северокорейские предприятия и их продукция не смогут конкурировать на внешних рынках ни по качеству, ни по себестоимости в случае открытых для торговли границ и на внутреннем рынке. Познакомившиеся же с другим образом и уровнем жизни северокорейцы будут в объединенном государстве на правах иждивенцев и станут очагом социальной нестабильности. Пошатнется и авторитет северокорейской компартии. Вряд ли руководство КНДР не осознает таких рисков и готово отказаться от своей монополии на власть.

Военное присутствие США

Другим вариантом торга Кима и Трампа может стать военное присутствие США у северокорейских границ. Ким Чен Ын заявил, что готов на ядерное разоружение в случае, если не будет существовать угрозы безопасности и суверенитету КНДР. Однако именно регулярные совместные военные учения США и РК неоднократно провоцировали Северную Корею и давали толчок к новому витку напряженности на полуострове. Ожидать, что США свернут системы ПРО и свою военную базу в Чинхае — то же, что и верить в утопию.

Хотя в администрации США и называют воинственную политику КНДР причиной поддержания своего военного присутствия в Южной Корее, настоящая причина поддержания и даже наращивание военного присутствия — сдерживание Китая, который наряду с Россией, Ираном и КНДР был назван в числе основных угроз национальной безопасности США. «Китайская угроза», в свою очередь, никуда не девается.

Не все так плохо

Встреча 27 апреля в Пханмунджоме была полна символизма, как и подписанный по итогам встречи меморандум. Таким же символизмом были полны и все предыдущие двухсторонние встречи Южной и Северной Кореи (1972, 1991, 2000 и 2007 годов). Как известно, до сих пор это не привело к кардинальным переменам. Тем не менее есть и отличия нынешней ситуации от предыдущих. Помимо символических в этот раз КНДР пошла на конкретный шаг — Ким Чен Ын пообещал публично закрыть до конца мая ядерный полигон близ Вонсана. Шаг беспрецедентный, и это дает надежду на определенные перемены.

В то же время дипломатия Трампа, которую он ведет с элегантностью слона в посудной лавке, не может не вызывать озабоченности и является еще одним фактором неопределенности в предстоящих переговорах. Ему, очевидно, не дают покоя лавры миротворца, сочетающиеся со стремлением воплотить предвыборный лозунг о возвращении величия Америке. Отсюда попытка разрешить в сжатые сроки «вечные» конфликты посредством жестких, радикальных и порой недальновидных действий: перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим и признание спорной территории за Израилем, недавний скандальный выход США из ядерной сделки по Ирану.

Существуют вполне обоснованные опасения, что он попытается заставить КНДР отступиться, но при этом не предложит достаточных гарантий или альтернатив, опираясь на потенциал санкционного и военного давления. Такое поведение вполне может привести к серьезной дестабилизации.

Все вышеописанное не отменяет возможности сторон достичь компромисса. Необходимо при этом помнить, какие объективные препятствия стоят на пути переговорного процесса и что стоит на кону.

А где же Россия?

События на Корейском полуострове в последние месяцы развиваются стремительно и, что главное, имеют огромную важность не только для Кореи, но и для региона в целом. И возникает логичный вопрос: где во всем этом Россия? КНДР — страна с ядерным потенциалом и 25-миллионным населением, проживающим на очень небольшой территории, которая имеет общую границу с Россией. В худшем случае это военные действия непосредственно у российских границ и гуманитарная катастрофа, по масштабам кратно превышающая европейский кризис беженцев, поскольку граница сухопутная.

В лучшем случае это начало диалога, налаживание торговых связей и восстановление железнодорожного сообщения Север — Юг, что даст России выход к портам Южной Кореи и, возможно, даст толчок к развитию Транссиба, который российское правительство активно продвигает в качестве альтернативного транспортного коридора.

В преддверии встречи Ким Чен Ына и Трампа в Сингапуре прошел ряд встреч на высоком и высшем уровнях всех заинтересованных сторон: встреча Ким Чен Ына и Си Цзиньпина в Пекине, встреча лидеров Севера и Юга в Пханмунджоме, визит госсекретаря США Майка Помпео в КНДР, трехсторонняя встреча президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина, премьера Японии Синдзо Абэ и главы МИД КНР Ли Кэцяна в Токио. Учитывая существование «шестистороннего формата» — КНДР, Республика Корея, КНР, США, Япония, Россия — за бортом обсуждений осталась только РФ. Помощник президента России Юрий Ушаков в апреле заявлял, что встреча Владимира Путина с Ким Чен Ыном пока не планируется.

Реклама на Forbes

Слухи о визите главы МИД КНДР в Москву не подтвердились, а других не было.  Россия — вторая по величине ядерная держава, имеет общую с КНДР границу, военный флот в тихоокеанской акватории и широкий круг экономических интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тем временем роль России в разворачивающихся событиях куда менее заметна, чем на Ближнем Востоке, что в контексте декларируемого «разворота на Восток» и «фокуса на Азию» выглядит странно. Самоустранение от участия в решении вопросов такого уровня может привести к потере всякого влияния в регионе, не оградит от потенциальных издержек, но может отрезать от потенциальных выгод.

На Западе усомнились в эффективности санкций против России

«Санкции не новы и не гарантированно срабатывают — просто посмотрите на Кубу», – так называется опубликованный в британском издании The Guardian анализ воздействия экономических штрафных мер.

«Ведение войны экономическими средствами не является чем-то новым, – пишет The Guardian. – Наполеон ввел неэффективное эмбарго на британский экспорт в начале XIX века, а во время Первой мировой войны обе стороны пытались при помощи голода заставить друг друга подчиниться.

Но с 1945 года санкции стали использоваться все чаще как средство попытки изменить либо политическую позицию, либо режимы в странах, на которые они направлены.

В одном из исследований, проведенном группой немецких ученых, отмечается, что со времен Второй мировой войны зарегистрировано более 1400 случаев, когда те или иные страны подвергались угрозам или санкциям.

Возможно, неудивительно, что отчет аналитического центра Ifo показал, что успех санкций тем выше, чем сильнее удар по экономике, на которую они направлены. В среднем за первые два года действия ограничительных мер уровень жизни падает на 4%, но за этим скрывается широкий спектр различных результатов.

Адам Слейтер, экономист консалтинговой компании Oxford Economics, говорит, что санкции, введенные против России в период с 2014 по 2018 год, сократили ВВП примерно на 1,2%, но считает, что «на этот раз, вероятно, будет более серьезное воздействие» в результате ужесточения подхода Запада: «Мы считаем, что снижение ВВП на 4-6% по сравнению с докризисным базовым уровнем является правдоподобным сценарием снижения».

Но экономический удар по стране — это не то же самое, что принуждение ее к резкому политическому повороту или смене правительства. Бывший посол Великобритании в ООН Джереми Гринсток говорит, что «нет ничего другого между словами и военными действиями, если вы хотите оказать давление на правительство». Но в громких делах есть лишь ограниченные доказательства того, что они сработали.

Возьмите случай с Кубой, которая находится под санкциями США с конца 1950-х годов, пишет The Guardian. Вашингтон решительно выступил против прихода к власти коммунистического режима Фиделя Кастро и с тех пор ограничивает поток товаров на остров.

По оценкам ООН и кубинского правительства, общая стоимость санкций для экономики составила 130 миллиардов долларов за шесть десятилетий, но, как отмечает академик из Гарварда Кристофер Родс, все санкции предоставили режиму удобного козла отпущения за беды страны. .

Во всяком случае, воздействие широкомасштабных санкций против Венесуэлы было еще более разрушительным, чем в отношении Кубы. Экономика выросла впервые за семь лет в 2021 году после периода, когда объем производства упал на 75% и обвал валюты. Были сильные экономические страдания и массовая миграция, но опять же без смены режима.

Иран подвергается санкциям США уже более 40 лет, с тех пор, как радикальные студенты захватили американское посольство в Тегеране в 1979 году.

Совсем недавно были предприняты при поддержке ООН шаги по предотвращению запрещенной ядерной деятельности с заметным ужесточением режима санкций, объявленного Дональдом Трампом в 2018 году.

Кратковременное ослабление санкций привело к всплеску экономики в 2016 году, но с тех пор показатели роста были удручающими. Тем не менее, Иран не проявляет немедленных признаков прогиба, настаивая на снятии санкций до начала переговоров по его ядерной программе.

Северная Корея — одна из беднейших стран мира, где доход на душу населения составляет менее одной десятой дохода соседней Южной Кореи.

ООН принимала резолюцию за резолюцией, требуя от Северной Кореи остановить свою программу создания ядерного оружия, были введены карательные санкции, ограничивающие торговлю и направленные против лиц, связанных с вооруженными силами. Не появилось ни малейшего признака демилитаризации Северной Кореи.

И, несмотря на серьезные экономические и гуманитарные потрясения, оружие, развернутое против России — захват активов страны, находящихся за границей, — до сих пор не сработало в Афганистане.

Лорд Мегнад Десаи говорит: «Американская гегемония финансового механизма тотальна. США контролируют Международный валютный фонд. Он может захватить валютные резервы Афганистана и вызвать голод, чтобы наказать талибов за унижение США».

Южная Африка служит примером того, где санкции были более эффективными, и дает некоторую надежду тем, кто думает, что Запад может выиграть битву против Путина невоенными средствами. Нельсон Мандела сказал, что «без сомнения» торговые эмбарго 1980-х годов ускорили закат апартеида.

Две вещи отличали ЮАР от Кубы, Ирана, Венесуэлы и Северной Кореи. Во-первых, к концу 1980-х годов режим апартеида был лишен международных друзей, и даже такие страны, как Великобритания и США, принимали законы, ограничивающие торговлю.

Во-вторых, его экономическая изоляция была усилена спортивным и культурным бойкотом, который дал понять южноафриканцам, что они живут в государстве-изгое.

«Даже жесткие санкции могут не произвести впечатление на Путина» — говорит Хольгер Шмидинг из банка Berenberg, указывая, что примеры Ирана и Северной Кореи показали, что режимы могут сохраняться долгое время, несмотря на очень жесткие ограничительные меры.

В прошлом Россия помогала смягчать санкции, наложенные на другие страны. Сможет ли Путин противостоять экономическим мерам, направленным против него сейчас, будет зависеть от того, сколько надежных друзей он еще сможет обрести и, что не менее важно, сохранит ли элита лояльность, подводит резюме The Guardian.

против лидеров каких стран США вводили ограничения

Президент Путин станет не первым лидером государства, в отношении которого американская администрация, вероятно, введет санкции. Персональные санкции в настоящий момент действуют против председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына, верховного лидера Ирана Али Хаменеи, президента Сирии Башара Асада и лидера Белоруссии Александра Лукашенко. «Актуальные комментарии» разбирались, из-за чего вводились санкции в отношении этих лидеров и привели ли они к желаемому результату.

Председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын

6 июля 2016 года США решили ввести санкции против лидера КНДР Ким Чен Ына за нарушения прав человека. Санкции касались недвижимости и других активов, которые находятся в юрисдикции американского правосудия. Это был первый случай, когда лидера КНДР выделили как отдельный объект санкций. При этом страна находится под санкциями с 2006 года.

«Под властью Ким Чен Ына Северная Корея продолжает невыносимо жестко действовать в отношении миллионов собственных людей, сюда входят внесудебные убийства, принуждение к труду и пытки», — говорилось в заявлении замглавы Минфина США по вопросам борьбы с терроризмом и финансовой разведки Адама Жубина.

Вместе с Ким Чен Ыном под санкции попал ряд высокопоставленных политиков КНДР, а также предприятия.

Американский профессор, специалист в области политики Корейского полуострова Джон Делюри назвал введенные ограничения бесполезными и контрпродуктивными.

В 2019 году переговоры президента США Трампа и лидера Северной Кореи Ким Чен Ына закончились провалом из-за требования со стороны КНДР снять санкции, на которое американский президент ответил отказом.

«Речь шла о санкциях. По сути, они хотели, чтобы санкции были полностью сняты, а мы не могли этого сделать», — сказал Трамп.

Северная Корея публично отвергла идею о том, что санкции «максимального давления», навязанные администрацией Трампа, заставили страну отказаться от испытаний ядерного оружия и баллистических ракет и вместо этого вести переговоры с американской администрацией. А переговорщик по ядерным вопросам Ким Ён Чхоль сказал тогдашнему госсекретарю США Майку Помпео, что отказ Пхеньяна от оружия не является результатом санкций.

В июле 2018 года базирующийся в Сеуле Банк Кореи подсчитал, что в экономике Северной Кореи произошел самый большой спад за два десятилетия, при этом реальный годовой валовой внутренний продукт страны упал на 3,5% в 2017 году.

Внештатный научный сотрудник Центра Стимсона в Вашингтоне Бенджамин Кацефф Зильберштейн, в свою очередь, в 2019 году опубликовал обзор экономики Северной Кореи. Проанализировав такие данные, как цены на бензин и обменный курс северокорейской воны, Зильберштейн пришел к выводу, что «страна, вероятно, находится в состоянии сильного экономического стресса, связанного с экономикой.

Эксперт по экономике Северной Кореи в Сеульском национальном университете Ким Бьюн Ён  заявил, что резкий спад экспорта Северной Кореи в 2018 году является прямым следствием санкций, так как в 2016 году к ограничениям присоединились Россия и Китай, перекрыв важнейшие рынки, на которых Северная Корея могла зарабатывать на экспорте или рабочей силе.

О возможности снятия санкций против северокорейского лидера американская администрация не объявляла.

Верховный лидер Ирана Али Хаменеи

В июле 2019 году президент Трамп ввел санкции против верховного лидера Ирана Али Хаменеи, запретив ему поездки в США и любые финансовые операции с американскими компаниями. Эксперты и бывшие официальные лица США отмечали, что ограничения носят почти исключительно символический характер, так как верховный лидер не выезжает за границу, и у него и его ближайшего окружения нет активов в США.

Санкции против Али Хаменеи президент США объяснил тем, что Иран сбил американский дрон. В то же время Трамп заявил, что новые ограничения были бы введены независимо от инцидента с беспилотником. Ограничения, по словам действующего на тот момент американского президента, имеют целью заставить Иран начать переговоры о своих ядерных и ракетных программах.

В середине прошлого года телеканал NBC News сообщал, что администрация Байдена рассматривает вопрос о снятии санкций с верховного лидера Ирана, однако к настоящему моменту они все еще действуют.

Президент Сирии Башар Асад

Вашингтон ввел санкции в отношении президента Сирии Башара Асада в середине 2020 года. Ограничения были введены в рамках так называемого закона Цезаря, или «Акта о защите гражданского населения Сирии». По словам госсекретаря США Майка Помпео, «это является началом кампании по экономическому и политическому давлению на Асада с целью лишить его доходов и поддержки в ведении войны и совершении зверств против сирийского народа».

«Любой, кто ведет дела с режимом Асада, вне зависимости от того, где в мире он находится, может потенциально попасть под ограничения на въезд в США и финансовые санкции», — отмечал Помпео.

Однако санкции не привели к ожидаемому Соединенными Штатами результату. Обозреватель журнала Foreign Policy Анчал Вохра 11 января текущего года на бессмысленность американских санкций в отношении Сирии.

«В разгар гражданской войны сирийцы бежали от тяжелых бомбардировок, чтобы спасти свою жизнь, но теперь большинство из тех, кто остался, полны решимости избежать жизни в нищете. Совсем недавно сирийцы были среди мигрантов, стекавшихся к границам Евросоюза через Белоруссию. Этот кризис был организован Россией, сирийским правительством и их белорусским союзником, но желание сирийцев бежать из разрушенной экономики дома было само собой разумеющимся. Отчаяние сирийцев не утихло, несмотря на вооруженный конфликт. Кризис вызвал тревогу в европейских столицах, но также выявил недостатки западной политики», — заявил эксперт.

При этом Анчал Вохра признает, что девять из 10 сирийцев живут в нищете и не могут позволить себе предметы первой необходимости, такие как хлеб, молоко и мясо.

«Местная валюта резко обесценилась за последний год, а цены на продукты выросли более чем на 100 процентов. Около 7 млн человек не имеют средств для восстановления своих домов и общин. Экономика страны рухнула в результате разрухи, вызванной войной, многолетней коррупцией правительства Асада и крахом банковского сектора Ливана, в результате которого не только ливанцы, но и сирийцы потеряли свои вклады. Но западные санкции, запретившие любую реконструкцию, в том числе электростанций и разрушенных городов, безусловно, усугубили ситуацию», — отметил обозреватель Foreign Policy.

По его словам, сирийцы, хотя и не ожидали ничего от собственного правительства, всё же «надеялись, что иностранные инвесторы придут им на помощь, восстановят страну и позволят начать новую жизнь, однако эта надежда испарилась, когда в июне 2020 года вступил в силу Закон Цезаря о защите гражданского населения Сирии».

Сейчас санкции продолжают действовать.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко

Дополнительный санкционный список по Белоруссии был утвержден Советом Европы в ноябре 2020 года. Ограничения связаны с замораживанием в ЕС финансовых активов лиц и организаций, попавших в список, а также запрет на выдачу виз в страны Евросоюза указанным в нем людям.

«Исходя из тяжести ситуации, сложившейся в Белоруссии, и в связи с продолжающимися репрессиями в отношении гражданского общества и активистов оппозиции, Александр Лукашенко и 14 других лиц должны быть включены в список лиц и организаций, на которые распространяются санкции», — говорилось в заявлении, опубликованном на сайте «Официального журнала Европейского Союза».

В ЕС также отмечали, что прошедшая 23 сентября 2020 года инаугурация Лукашенко и его президентский мандат «лишены демократической законности».

1 января 2022 года Белоруссия ввела ответные меры в отношении западных стран. Согласно постановлению, под запрет на ввоз в Белоруссию попали свежее и замороженное мясо, колбасы и мясные изделия, сыры, молоко, шоколад, кондитерские изделия, орехи, фрукты, овощи и ряд других продуктов. Однако, вопреки пессимистичным прогнозам, прилавки белорусских магазинов после вступления решения о  введении контрсанкций в силу пока не опустели.

Владимир Путин и Дональд Трамп обсудят КНДР, Сирию и Украину – Мир – Коммерсантъ

Президент США Дональд Трамп сообщил о своем намерении встретиться с президентом России Владимиром Путиным во время своей поездки на саммит АТЭС во Вьетнаме. По словам господина Трампа, основными темами обсуждения станут ситуация в Сирии, на Украине и в Северной Корее. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков подтвердил, что в данный момент ведется «взаимное согласование». Встреча пройдет на фоне набирающего обороты в США скандала о предполагаемом вмешательстве Москвы в президентской кампанию 2016 года.

«У нас, возможно, будет встреча с (Владимиром.— “Ъ”) Путиным,— заявил Дональд Трамп телеканалу Fox News.— Он очень важен, потому что они (Россия.— “Ъ”) могут помочь нам с КНДР и Сирией. И нам нужно поговорить об Украине». Два лидера пересекутся в Дананге, вьетнамском городе, где на следующей неделе пройдет саммит организации Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества. Россия и США являются членами этой организации, основная задача которой — способствовать экономическому сближению стран, расположенных на обоих побережьях Тихого океана.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не исключил возможности встречи двух лидеров и подтвердил, что ведутся согласования для ее осуществления. «Важность такого контакта изначально для всех международных дел трудно переоценить»,— заявил он.

Напомним, это будет уже вторая встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Первая прошла в Гамбурге 7 июля на полях заседания форума «большой двадцатки». Тогда основными темами также стали Сирия и Украина. В этот раз, впрочем, КНДР станет основным предметом для обсуждения, сообщил президент США. «Это та проблема, которую мы можем решить,— заметил он.— И если мы ее не решим, им (КНДР.— “Ъ”) это никому не принесет ничего хорошего. Но Китай нам помогает». Президент США неожиданно похвалил руководство Китая, которое, по его словам, «сработало довольно замечательно», перекрыв каналы для банковских операций и сократив торговлю с Пхеньяном.

Встреча президентов придется на период ожесточенной внутриполитической борьбы в США, основным инструментом которой стали обвинения в адрес Дональда Трампа в связях с Россией и ее вмешательстве в выборы президента США 2016 года. Первым обвиняемым уже стал арестованный ФБР бывший глава предвыборного штаба Трампа Пол Манафорт. Сегодня стало известно, что генпрокурор Джефф Сешенс в свое время отказался организовывать встречу между тогда еще кандидатом в президенты США господином Трампом и Владимиром Путиным. Предложил ему это один из сотрудников предвыборного штаба бизнесмена Джордж Пападопулос, в настоящее время признанный виновным во лжи ФБР.

В июле Владимир Путин и Дональд Трамп наконец встретились. Переговоры двух президентов состоялись «на полях» саммита G20 в Гамбурге и затмили собой основную повестку мероприятия. По итогам встречи, продлившейся более двух часов вместо предусмотренных 30 минут, было объявлено о договоренностях по Сирии, Украине, кибербезопасности и обмену послами. Вместе с тем снять один из самых острых раздражителей двусторонней повестки — санкции в отношении российского дипкорпуса в США,— судя по всему, не удалось. Переговоры на эту тему, по данным “Ъ”, могут состояться во второй половине июля в Санкт-Петербурге.

Читать далее

Михаил Коростиков

Россия не признает Северную Корею ядерной державой

Опубликовано:

В среду, 6 сентября, президент России Владимир Путин и президент Южной Кореи Мун Чже Ин признали необходимость срочного разрешения напряженности на Корейском полуострове, связанной с ядерными испытаниями КНДР. Об этом Мун Чже Ин рассказал журналистам после встречи с российским коллегой во Владивостоке — сообщает агентство AFP.

Владимир Путин, со своей стороны, заявил, что Россия не признает за Северной Кореей статус ядерной державы и подчеркнул, что это принципиальная позиция. «Ракетно-ядерная программа Пхеньяна грубо нарушает резолюции Совета Безопасности ООН, подрывает режим нераспространения, создает угрозу безопасности в Северо-Восточной Азии», — цитирует российского президента агентство «Интерфакс».

Хотя на встрече во Владивостоке президенты Южной Кореи и России согласны в том, что ситуация вокруг ядерной программы КНДР нуждается в скорейшем урегулировании, о методах этого урегулирования единого мнения у них нет. Мун Чже Ин после последних испытаний призывал к новым санкциям в отношении КНДР, в плоть до полной изоляции страны. При этом Владимир Путин считает, что санкции не окажут воздействия на Пхеньян. Об этом он заявлял и накануне, на саммите БРИКС в Сямэне.

Во вторник, 5 сентября, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, призвал международное сообщество к совместным решениям, подчеркивая, что США, Южная Корея, Россия, Китай и Япония должны придерживаться одной стратегии. По словам Гуттереша, только единство поможет разрешить кризис дипломатическим путем.

Северная Корея объявила об успешном испытании водородной бомбы в воскресенье, 3 сентября. В соседних странах — Южной Корее, Японии, Китае и России было зафиксировано землетрясение, которое могло быть следствием этого взрыва.

Северная Корея: США и их союзники являются «первопричиной» вторжения России в Украину

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын встречается с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Пхеньяне, 31 мая 2018 г. (Министерство иностранных дел России)

Северная Корея назвала «гегемонистскую политику» Соединенных Штатов и их союзников «коренной причиной» российского вторжения в Украину, говорится в заявлении, сделанном в понедельник Министерством иностранных дел коммунистического режима.

Северная Корея в публичных заявлениях защищала мотивы России в течение нескольких недель, предшествовавших крупномасштабной операции 24 февраля. Это заявление было сделано в понедельник через пять дней после того, как президент России Владимир Путин направил российские войска в Украину.

«США и Запад, вопреки разумному и справедливому требованию России предоставить ей юридические гарантии безопасности, систематически подрывают обстановку безопасности в Европе, становясь все более наглыми в своих попытках развернуть систему ударных вооружений, демонстративно преследуя НАТО на восток. расширения», — говорится в заявлении Министерства иностранных дел, опубликованном государственным Центральным информационным агентством Кореи.

«Самая большая опасность, с которой сейчас сталкивается мир, — это своеволие и произвол» со стороны США, чья «односторонняя и двусторонняя политика» остается барьером на пути к миру во всем мире, говорится в заявлении.

Россия присоединяется к Северной Корее и оказывает дипломатическое влияние на режим. Согласно многочисленным новостным сообщениям, Россия и Китай ранее лоббировали в Совете Безопасности ООН отмену санкций против Пхеньяна.

Мировые лидеры осудили нападение России на Украину, в результате которого ко вторнику погибло 536 мирных жителей, в том числе 136 убитых, по данным США.Н. Управление по правам человека.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш в своем выступлении на экстренном заседании Совета Безопасности на прошлой неделе призвал Путина «не дать вашим войскам напасть на Украину» и «дать шанс миру».

«Во имя человечества верните свои войска в Россию, — сказал Гутерриш. — Во имя человечества не начать, возможно, самую разрушительную войну с начала века».

У.S. ввел свои собственные санкции против России после вторжения и лоббировал новые санкции в других странах, в том числе против российских банков и олигархов, связанных с ближайшим окружением Путина.

Европейский Союз в понедельник заморозил активы, принадлежащие Путину и министру иностранных дел России Сергею Лаврову, и ввел санкции против российской финансовой, энергетической, технологической и транспортной отраслей. Союз также ввел запрет на полеты России над своим воздушным пространством.

«Эти дополнительные санкции нацелены на всех, кто играет значительную экономическую роль в поддержке режима Путина и получает финансовую выгоду от системы», — заявил в пятницу верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.«Эти санкции обнажат богатство путинской элиты. Те, кто способствует вторжению в Украину, заплатят за свои действия».

Администрация президента Джо Байдена также расширила свои санкции против России. Министерство финансов объявило в четверг, что оно нацелится на два крупнейших финансовых учреждения России, Сбербанк и ВТБ, чтобы «резко» повлиять на «их фундаментальную способность работать».

Во время своего обращения к Конгрессу США в среду Байден объявил, что СШАС. запрещал полеты России над воздушным пространством страны.

«Я объявляю, что мы присоединимся к нашим союзникам в закрытии воздушного пространства Америки для всех российских рейсов, еще больше изолируя Россию и оказывая дополнительное давление на их экономику», — сказал Байден.

[email protected] Твиттер: @choibboy

Путин предупредил, что ситуация в Северной Корее находится на грани «крупномасштабного конфликта» в крупномасштабный конфликт и заявил, что было ошибкой пытаться заставить Пхеньян остановить свою ракетно-ядерную программу.

Путин, который должен принять участие в саммите стран БРИКС в Китае на следующей неделе, заявил, что единственный способ разрядить напряженность — это переговоры, а его министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что Вашингтон, а не Пхеньян, должен взять на себя инициативу в этом вопросе.

«Необходимо решать проблемы региона путем прямого диалога с участием всех сторон без выдвижения каких-либо предварительных условий (для таких переговоров)», — написал Путин, чья страна граничит с Северной Кореей, на сайте Кремля.

«Провокации, давление, воинственная и оскорбительная риторика — путь в никуда.

Российский лидер, чьи бомбардировщики, способные нести ядерное оружие, недавно пролетели над Корейским полуостровом, демонстрируя силу, заявил, что ситуация настолько ухудшилась, что теперь «балансируется на грани крупномасштабного конфликта».

Пхеньян работает над созданием ракеты с ядерной боеголовкой, способной поразить Соединенные Штаты, и недавно пригрозил посадить ракеты вблизи американской тихоокеанской территории Гуам.

В понедельник Северная Корея, которая рассматривает совместные военные учения США и Южной Кореи как подготовку к вторжению, подняла ставки, запустив над Японией ракету средней дальности.

«По мнению России, расчет на то, что остановить ракетно-ядерные программы Северной Кореи можно исключительно путем давления на Пхеньян, ошибочен и бесперспективен», — написал Путин.

Разработанная Москвой и Пекином дорожная карта, согласно которой Северная Корея должна прекратить свою ракетную программу в обмен на прекращение Соединенными Штатами и Южной Кореей крупномасштабных военных учений, была способом снизить напряженность, написал Путин.

Лавров, обращаясь к студентам в Москве, сказал, что, по его мнению, события приближаются к войне, которая, по его словам, приведет к большим жертвам в Японии и Южной Корее, если она произойдет.

«Если мы хотим избежать войны, первый шаг должна сделать та сторона, которая умнее и сильнее», — сказал Лавров, уточнив, что имеет в виду Соединенные Штаты.

Он сказал, что Россия работает за кулисами и что Москва знает, что у Вашингтона есть обратная связь с Пхеньяном, что, как он надеется, позволит обеим сторонам снизить напряженность.

Под редакцией Ричарда Бальмфорта

Не загоняйте Ким Чен Ына в угол

СОЧИ, Россия — Президент России Владимир Путин предупредил в четверг, что Северную Корею нельзя «загонять в угол», и призвал к диалогу, чтобы положить конец ее ядерному противостоянию с У.S.

Напряженность в отношениях между Пхеньяном и Вашингтоном в последние недели возросла: в августе президент Дональд Трамп пообещал, что Северная Корея будет встречена «огнём и яростью», если она будет угрожать США, и позвонил Ким Чен Ыну, лидеру КНДР, « человек-ракетчик» в речи в ООН в прошлом месяце.

В четверг Путин не упомянул конкретно США, но предупредил о растущей вероятности конфликта и указал, что Северная Корея является «суверенной страной».

«Проблемы нужно решать в диалоге, а Северную Корею нельзя загонять в угол», — сказал Путин, выступая перед элитой внешнеполитического ведомства России и зарубежными гостями на встрече, организованной дискуссионным клубом «Валдай» у Черного моря. Морской курорт Сочи.

Серия ракетных и ядерных испытаний потрясла соседей Северной Кореи. США ответили санкциями.

Министр иностранных дел Северной Кореи в прошлом месяце заявил, что Трамп «объявил войну» его стране и что режим Кима рассмотрит возможность сбивать американские бомбардировщики. Позже Белый дом назвал утверждение о том, что США объявили войну, «абсурдным».

Северокорейский лидер Ким Чен Ын посещает обувную фабрику на фотографии, опубликованной в четверг государственным Центральным информационным агентством Кореи.KCNA / via Reuters

Официальные лица Северной Кореи в прошлом году также заявили, что страна может попытаться нанести удар по материковой части США, если против нее будут мобилизованы американские ядерные силы.

Пхеньян в публичных заявлениях заявил, что хочет официального прекращения Корейской войны. Конфликт был остановлен перемирием 1953 года, но мирный договор так и не был подписан. Он также не хочет ничего, кроме полной нормализации отношений с США и того, чтобы к нему относились с уважением и как к равному на мировой арене.

В связи с тем, что Соединенные Штаты отошли на международную арену, местные эксперты предположили, что путинская Россия вновь проявляет уверенность.

Президент России Владимир ПутинАЛЕКСАНДР ЗЕМЛЯНИЧЕНКО / POOL / EPA

Анджела Стент, директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета, подчеркнула, что Россия стала сильным игроком на Ближнем Востоке, особенно после ее военной интервенции в 2015 году. в конфликте в Сирии.

Стент сказал, что при президенте Бараке Обаме США «отказались от более активной роли там, и я думаю, что Россия, безусловно, пришла и заполнила вакуум.

«Россия — единственная великая держава на Ближнем Востоке, которая ведет переговоры и с шиитскими, и с суннитскими странами, а также с Израилем», — добавила она.

При администрации Трампа США поставили под сомнение международные соглашения, такие как ядерная сделка с Ираном и Парижское соглашение по климату.

Россия в последние годы усилила напряженность в связи с аннексией Крыма в 2014 году или предполагаемым вмешательством в выборы в США в 2016 году.

Сергей Кисляк, бывший посол России в США, однако, сказал, что не верит, что Москва стремится к большей роли на международной арене.

Сергей Кисляк (справа) и министр иностранных дел России Сергей Лавров на встрече с президентом Дональдом Трампом в Белом доме 10 мая. Кисляк до июля был послом России в США. Фото МИД России / через AP, файл

«Мы то, что мы такие, — сказал он. — Мы страна, которая сама по себе исключительная, у которой есть свои интересы, у которой есть возможность и решимость их защищать, и мы это сделаем».

Федор Лукьянов, научный руководитель Фонд развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» заявил, что российское руководство расценивает поведение У. С. как «совершенно непредсказуемый» на данный момент из-за внутренних беспорядков при администрации Трампа.

«С российской стороны существует очень четкое понимание того, что ситуация может выйти из-под контроля гораздо легче, чем раньше», — сказал он, приведя в качестве примера северокорейский кризис.

Сергей Караганов, Российский совет по иностранным делам и оборонной политики, сказал, что Запад больше не доминирует в военном отношении, поэтому у других игроков есть возможность вмешаться. ограниченным образом.

По теме: Потенциальные преемники Путина играют в долгую игру

«Мы не собираемся доминировать — в лучшем случае мы будем балансиром и поставщиком безопасности для всего мира», — сказал Караганов, предупредив, что для России было бы рискованно слишком вмешиваться.

Внутренние вопросы станут особенно важными для Путина в ближайшие месяцы, учитывая, что он должен баллотироваться на переизбрание в марте следующего года, в то время как Россия все еще восстанавливается после экономического кризиса.

Путин уже почти 14 лет на посту президента и может похвастаться двумя другими сроками пребывания на посту премьер-министра страны.

По данным социологических опросов, российские избиратели озабочены вопросами экономики, образования, медицинского страхования, пенсионного обеспечения и социального обеспечения.

Такие результаты позволяют предположить, что главная проблема, которую Путин должен решить, прежде чем россияне отправятся на избирательные участки, может быть не за границей, а как стимулировать экономический рост и ускорить развитие внутри страны.

Карло Ангерер сообщил из Сочи, Россия.Джейсон Камминг сообщил из Лондона.

Карло Ангерер — мультимедийный продюсер и репортер из Майнца, Германия.

Джейсон Камминг внес свой вклад.

Северная Корея злорадствует, Южная Корея делает паузу из-за войны России на Украине

Со своих совершенно разных точек зрения в Пхеньяне и Сеуле лидеры Северной и Южной Кореи наблюдают за нападением России на Украину, реагируя на них противоположно, исходя из их собственных особых отношений с Москвой, а также с Пекином.

Для северокорейского лидера Ким Чен Ына российское вторжение дает возможность четко сблизиться с президентом Владимиром Путиным по одной особой причине: Ким гордится ядерным оружием своей страны, от которого он отказался отказаться перед лицом предложений в огромных количествах. помощи со стороны США и Южной Кореи, и Путин вызвал отклик, приведя свои ядерные силы в состояние боевой готовности против США и их союзников по НАТО.

Дело в том, что главный враг Путина в Украине, кроме самих украинцев, это США.Президент Байден просит Конгресс одобрить экстренную помощь Украине в размере 10 миллиардов долларов, обещая в своем обращении к Конгрессу, что Путин «заплатит цену» за то, что там происходит. Неповиновение Путина — еще один повод для злорадства Кима. В триумфальном тоне министерство иностранных дел Северной Кореи заявило, что США и их союзники «систематически подрывают обстановку безопасности в Европе, становясь более вопиющими в своих попытках развернуть систему ударного оружия». По его словам, все, чего хотела Россия, — это «юридические гарантии безопасности» — не случайно именно эту терминологию Северная Корея использует для рационализации своей ядерной программы.

Для президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина вопрос, как реагировать, гораздо сложнее. Его первоначальный ответ был вопиющей попыткой осчастливить своего американского союзника и при этом отклонить жалобы России. «Как ответственный член международного сообщества, — заявил он, — Республика Корея окажет поддержку и примет участие в усилиях международного сообщества по мирному урегулированию ситуации, включая экономические санкции». Любой, кто читал его заявление в вакууме, не зная заранее новостей, никогда бы не узнал, что солдаты стреляют друг в друга из оружия, а люди истекают кровью и умирают.

Для Муна загадка о том, что сказать и что делать, гораздо сложнее, чем для Кима, и это не только потому, что Северная Корея — это диктатура с гранитным лицом без свободы слова, а Южная Корея — это свободная демократия.

Во-первых, Мун собирается уйти в отставку вскоре после выборов 9 марта, на которых Ли Джэ Мён, кандидат от правящей Минджу или Демократической партии, сталкивается с серьезным вызовом со стороны кандидата от консервативной Партии народной власти Юн Сок- йол.Мун, ярый сторонник примирения с Северной Кореей, не смог вовлечь Кима в диалог после провала второго саммита Кима с бывшим президентом Трампом в Ханое три года назад. Мун не хочет обидеть ни Россию, ни Китай, которые присоединились к России в отношении вторжения в Украину. Он также не хочет разрушать союз Южной Кореи с США, которые держат в Корее 28 500 военнослужащих.

Вторая проблема заключается в том, что в Южной Корее практически нет топливных ресурсов. Юг рассчитывает на страны Ближнего Востока в отношении большей части своей нефти и природного газа, но по-прежнему импортирует 20 процентов своего природного газа из России.На протяжении десятилетий лидеры Южной Кореи говорили о трубопроводе для транспортировки природного газа из России через Северную Корею в Южную Корею. Северная Корея отказывается рассматривать такую ​​несбыточную мечту, но кто знает, сколько лет спустя? Это может произойти, если Россия и две Кореи когда-нибудь преодолеют политические и дипломатические препятствия.

Южная Корея должна рассмотреть другие вопросы. Китай воздержался от принятия резолюции Совета Безопасности ООН, осуждающей вторжение в Украину, что свидетельствует о том, что Китай не присоединяется к США.С. и НАТО в противостоянии всему, что делает Россия. Возможно, это было меньше, чем искреннее одобрение российского вето после того, как министр иностранных дел Китая Ван И заявил, что Китай «сожалеет о начале военных действий между Украиной и Россией», но нет сомнений, на чьей стороне Китай в любом конфликте с участием США.

Нет никаких сомнений и в том, что Южная Корея должна пройти тонкую грань между своим американским союзником и двумя великими державами, расположенными гораздо ближе к дому. Китай является крупнейшим торговым партнером Южной Кореи и северным соседом, благодетелем и защитником Северной Кореи. По всем этим причинам Южная Корея должна ладить как с Китаем, так и с Россией. Ровные отношения с обоими жизненно важны. Вместе они спасли Север от поражения в Корейской войне и могут сделать это снова.

Если Северная Корея немного медлила с публичной поддержкой войны России на Украине, причина могла быть в том, что Ким ждал, что говорят его китайские друзья. Теперь, когда у Кима есть правильные сигналы, у Муна есть гораздо больше поводов для беспокойства. «Мы должны найти сложный баланс между альянсом и стратегическим партнерством», — сказал Ви Сун Лак, бывший посол Южной Кореи в России, который консультировал кандидата от либералов Ли Чжэ Мёна по вопросам внешней политики.«Мы должны использовать свое собственное положение и идентичность и не поддаваться влиянию других».

Безусловно, признал Ви в выступлении в Сеульском клубе иностранных корреспондентов, Южная Корея должна была принимать решения, «исходя из нашего союза с США». Он не видит «вероятности войны между США и Россией», а вместо этого видит «невоенное решение». Точно так же он предполагает «снятие напряженности» на Корейском полуострове «дипломатическими методами».

Премьер-министр Южной Кореи Ким Бу Хен, чья основная работа заключается в том, чтобы председательствовать на заседаниях кабинета министров, пробудил мечту Муна о США.С., Китай и обе Кореи соглашаются с заявлением об окончании войны, подтверждающим, что Корейская война, закончившаяся в 1953 г. перемирием с тяжелым вооружением, действительно закончилась. Ким отбросил опасения, что Север потребует роспуска американо-корейского союза и вывода американских войск в качестве условий для заявления, которое по логике вещей должно превратиться в мирный договор. «Мы не имеем в виду сразу мирный договор», — заверил он иностранных журналистов.

Консервативный кандидат Юн Сук Ёль тем временем продолжает требовать, чтобы Север отказался от своей ядерной программы, подчеркивая необходимость улучшения отношений с США.С., который вовсе не в восторге от объявления об окончании войны и возобновления совместных военных учений на земле с участием американских и южнокорейских войск.

В Пхеньяне, когда Северная Корея вернулась к ракетным испытаниям после перерыва во время Олимпийских игр в Пекине, Ким Чен Ын имел основания быть более уверенным, чем когда-либо, в своей ядерной программе. Упоминание Путиным ядерного варианта подтвердило, что он полагается на ядерное оружие и ракеты как на высшую угрозу для ближних и дальних врагов.

Дональд Кирк работает журналистом более 60 лет, посвятив большую часть своей карьеры конфликтам в Азии и на Ближнем Востоке, в том числе в качестве корреспондента Washington Star и Chicago Tribune. В настоящее время он является внештатным корреспондентом, освещающим Северную и Южную Корею. Он является автором нескольких книг об азиатских делах.

The Hill удалил свой раздел комментариев, так как есть много других форумов, на которых читатели могут участвовать в беседе. Приглашаем вас присоединиться к обсуждению в Facebook и Twitter.

Как обстоят дела в отношениях России и Северной Кореи?

Изменение климата

Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

Джоди Фриман, профессор права Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике. ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, регулировании окружающей среды и исполнительной власти.Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов.Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как сократить разрыв между этим и тем, что делают правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда все мы думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, а другие страны объявили о постепенном введении в отношении российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах.И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и ведутся дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики. Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов заслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено EPA — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе. И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно привели бы к довольно прогрессивным изменениям, довольно агрессивным, амбициозным изменениям — более быстрым и глубоким сокращениям в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего.У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление имеет действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся под угрозой. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, тогда как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать бензин, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить свет на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны. Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — так что подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед.И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже предыдущих — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, оставит его в положении, когда он будет пытаться искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя.И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть возможности в будущем для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата.Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями. Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и поощрения, чтобы изменить траекторию, чтобы со временем — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее. , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача. И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Поскольку это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить эти распоряжения — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями.И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались, когда адвокаты излагали свои позиции, и, по сути, петиционеров в данном случае, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, реализуемый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд напортачил, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы, если это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно. Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы могли бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд ограничивает EPA настолько, что ограничивает строгость, это похоже на потерю некоторой способности, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, очень минимальное правило, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию. Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Вы будете накапливать богатство с течением времени в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда вложить это богатство. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вложить наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию. Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает значительные средства в атомную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных вооружений, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я бы сделал — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства и не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс. На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но это правда, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан. Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство доходов в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения. Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что вопрос — это абсолютно правильный способ думать об этом, то есть мы действительно должны помогать странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде релевантного — связанного, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде — осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Итак, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует от правительств всего мира лидерства. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерских отношений, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть. То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы электрифицировать транспортный парк в максимально возможной степени. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет обеспечить их энергией по-другому, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевых выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов.Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций. Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, по мере того, как это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей. Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью дискуссии вокруг торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся вместе говорить о национальной безопасности и климате. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военнослужащих, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит. Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которая следит за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы располагали правильной информацией — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно. Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как это ни печально, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен. (КОНЕЦ)

Вебинар с Джоди Фриман 23 марта 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

Ким Чен Ын из Северной Кореи устраивает кровавую бойню Владимира Путина в Украине Все о нем

СЕУЛ — У Владимира Путина есть родственная душа в Пхеньяне в лице лидера Северной Кореи Ким Чен Ына.

За несколько часов до того, как Путин приказал привести свои ядерные силы в состояние повышенной боевой готовности, Северная Корея опубликовала анализ, показывающий параллель между опасениями Путина и потребностью Кима в ядерном оружии и ракетах перед лицом требований США и их союзников о денуклеаризации.

«Самая большая опасность, с которой сейчас столкнулся мир, — это своеволие и произвол Соединенных Штатов и их вассальных сил, которые расшатывают международный мир и стабильность в основе», — говорится в комментарии северокорейского внешнеполитического ведомства. .

В то время как Путин обвинял западные страны в «недружественных действиях», призывающих к «особому режиму боевого дежурства» — имея в виду подготовку к ядерной войне, — Северная Корея заявила, что «США и их вассальные силы» виноваты во всех мировых проблемы, в том числе кризис в Украине.

Комментарий был первой реакцией режима Кима на российское вторжение в Украину, и он показал, что Ким разделяет общее дело с Россией против США и других стран.В то время как российские войска бесчинствовали на территории Украины, Ким, похоже, так же готов рискнуть массовыми убийствами на Корейском полуострове.

Как будто Путин был на линии с Кимом, говоря о необходимости ядерной защиты от всех хулиганов, которые оба считают, что они сговорились против них. Не сообщается, что они разговаривали, но их правительства явно согласны с важностью ядерного сдерживания против общего врага, США Олимпиада.После проведения семи ракетных испытаний в январе Северная Корея отложила испытания во время Олимпиады по просьбе Китая, который не хотел, чтобы они отвлекали от славы игр.

Реакция Северной Кореи на вторжение поставила Север в ногу с Китаем, где официальный представитель министерства иностранных дел обвинил США в «раздувании пламени» и спросил: «Как они хотят потушить огонь?» Китай, верный союзник Северной Кореи и источник всей ее нефти и половины ее продуктов питания, продемонстрировал свою солидарность с Россией, воздержавшись от принятия резолюции Совета Безопасности ООН, осуждающей вторжение после того, как Россия наложила на нее вето.

Люди смотрят телевизионный экран, на котором транслируется выпуск новостей с видеозаписью испытания северокорейской ракеты на железнодорожной станции в Сеуле 27 февраля 2022 года после того, как Северная Корея выпустила «неопознанный снаряд», по словам южных военных.

Jung Yeon-je/AFP via Getty

Тем не менее сообщение северокорейского комментария было гораздо более тревожным, учитывая, что Север, как сообщается, продолжает производить ядерные боеголовки с момента своего последнего ядерного испытания в сентябре 2017 года.По оценкам, в настоящее время Северная Корея имеет около 60 ядерных боеголовок на своем ядерном комплексе в Йонбёне, примерно в 60 милях к северу от Пхеньяна.

Комментарий, приписываемый исследователю Северного общества международных политических исследований, также отражает обеспокоенность Северной Кореи санкциями, введенными США и ООН после десятков ракетных испытаний и шести ядерных испытаний, четыре из которых были проведены после Ким Чен Ына. пришел к власти после смерти своего отца, Ким Чен Ира, в декабре 2011 года. США «держались исключительно за счет односторонних санкций и давления» на Россию, говорится в комментарии, напоминающем о санкциях против Севера.

В соответствии с частыми осуждениями политики США в отношении Кореи, в комментарии говорилось, что «коренной причиной украинского кризиса» были «своеволие и произвол США». В ответ на часто приводимое Северной Кореей обоснование потребности в ядерном оружии, в комментарии США обвиняются в том, что они «стремятся только к глобальной гегемонии и военному превосходству, игнорируя законные требования России о своей безопасности». комментарий появился как циничная попытка оправдать дополнительные ракетные испытания, возможно, межконтинентальной баллистической ракеты, способной достичь цели США.С., и даже, возможно, седьмое подземное ядерное испытание.

Северная Корея в последний раз провела испытания межконтинентальной баллистической ракеты в ноябре 2017 года и, как полагают, готовится к испытанию еще одной межконтинентальной баллистической ракеты. Воскресные испытания были довольно обычным явлением: ракета малой дальности пролетела 185 миль, прежде чем приземлиться у восточного побережья, но последнее предыдущее испытание Севера 30 января было испытанием гиперзвуковой ракеты средней дальности с максимальной дальностью почти 2800 м. миль.

Возобновление ракетных испытаний Северной Кореи вызывает глубокую тревогу у правительства президента Мун Чжэ Ина, которому не удалось добиться примирения и диалога с Северной Кореей. В следующую среду корейцы проголосуют за нового президента в рамках кампании, в которой кандидат от правящей Минджу или Демократической партии Муна Ли Джэ Мён пообещал добиваться примирения. Он сталкивается с консерватором Юн Сок Ёлем, который горячо поддерживает требования США о денуклеаризации как условии любой сделки с Севером.

Мун, стремясь не обидеть ни Россию, ни Китай, сожалея о том, что происходит на Украине, не упомянул Путина по имени. Он также не назвал российское вторжение посягательством на демократию.

Испытание северокорейской ракеты вместе с комментарием также появилось как предупреждение южнокорейским избирателям об опасностях проведения жесткой линии.

В основном, однако, это было напоминание о поддержке Россией Северной Кореи, начиная с советской эпохи, когда Советский Союз поставил деда Ким Чен Ына, Ким Ир Сена, в качестве первого правителя Северной Кореи после капитуляции Японии и разделения на Корейском полуострове в 1945 году. Китайские войска вытеснили американские и южнокорейские войска с Севера во время Корейской войны, в то время как Россия обеспечивала жизненно важную поддержку с воздуха и тяжелое вооружение — все это снова понадобится Северу во время второй Корейской войны.

Как Северная Корея относится к украинскому кризису – The Diplomat

Реклама

«Ситуация на Украине никогда не имеет для нас значения». Поскольку внимание всего мира сосредоточено на Европе, «существует вероятность того, что Северная Корея будет проводить стратегические провокации». Это были слова ныне избранного президента Южной Кореи Юн Сок Ёля почти за три недели до того, как южнокорейцы вышли на избирательные участки, чтобы избрать преемника Мун Чжэ Ина.

Сообщение Юна, необычайно мощное замечание тогдашнего кандидата в президенты, было ясным.На стремительно меняющуюся ситуацию в Украине будет обращать внимание не только Южная Корея, но и Северная Корея. Но в какой степени украинский кризис окажет прямое влияние на собственное внешнеполитическое поведение Северной Кореи, ее действия по отношению к Соединенным Штатам и ее отношение к собственным ракетным и ядерным разработкам? Более того, учитывая недавнюю волну ракетных пусков из Северной Кореи, каковы могут быть ее более широкие внешнеполитические цели в 2022 году?

Глобальный кризис и внимание: когда придет время

Ранее в этом году, когда Пхеньян провел семь раундов ракетных испытаний только в январе месяце, У. Госсекретарь США Энтони Блинкен поспешно заметил, что Северная Корея «пытается привлечь к себе внимание», утверждая, что Пхеньян «делал это в прошлом. Вероятно, они продолжат это делать». Это был далеко не своевременный ответ, не говоря уже о точном отображении полных мотивов Северной Кореи. Все мы знаем, что Пхеньян не просто хочет «внимания»; скорее, она стремится добиться политических и экономических уступок от своего давнего противника — Соединенных Штатов, их союзников и международного сообщества в целом, преследуя главную цель — международное признание в качестве ядерной державы.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получайте информацию о новостях недели и о разработке сюжетов для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

Один из способов, с помощью которого Север — исторически — стремился добиться политических и экономических уступок, — это проведение провокаций в надежде, что международное сообщество тогда прислушается, если не согласится, с пожеланиями Пхеньяна. Обмен провокационной риторикой «око за око» между бывшим У.Президент США Дональд Трамп и северокорейский лидер Ким Чен Ын — не в последнюю очередь печально известные слова «огонь и ярость» — сразу приходят на ум.

Нравится эта статья? Щелкните здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Тем не менее, в то время, когда международное сообщество по-прежнему сосредоточено на Восточной Европе, воинственное поведение Северной Кореи, вероятно, будет иметь два последствия, ни одно из которых не предлагает каких-либо реальных конкретных достижений в более широких внешнеполитических устремлениях Пхеньяна.Во-первых, конечно, проведение ракетных испытаний большего масштаба и сложности позволит Северу продолжать выигрывать время. Поскольку внимание всего мира направлено на Восточную Европу, вероятность того, что международное сообщество введет дополнительные многосторонние или двусторонние санкции в отношении Северной Кореи, если она продолжит ракетные испытания, остается низкой. Тем не менее, если будут проведены новые ядерные испытания, последнее из которых было проведено в 2017 году, международная реакция может быть заметно более мощной. Во-вторых, и в связи с этим, однако, это окно возможностей невелико.Даже если Пхеньян не понесет издержек санкций, в настоящее время он мало что получает от международного сообщества.

Внешнеполитические приоритеты Пхеньяна

В речи Ким Чен Ына перед правящей Рабочей партией Кореи (ТПК) в декабре 2021 года внешнеполитические приоритеты Северной Кореи на ближайший год упоминались минимально, в отличие от его выступлений — и новых Адреса года – прошлых лет. Например, не было ни явного упоминания о Соединенных Штатах, ни продолжительного внимания к межкорейским отношениям.Это стало неожиданностью, поскольку эти вопросы продолжают оставаться важными для политических расчетов Северной Кореи.

Реклама

Тем не менее, позиция Пхеньяна в отношении российского вторжения в Украину, несколько предсказуемо поддерживающего своего бывшего покровителя времен холодной войны, со временем становится все более громкой, даже несмотря на то, что откровенные комментарии государственных СМИ по этому вопросу были далеко не регулярными. Когда Север прибегает к риторике в этом ключе — наиболее заметно обвиняя Соединенные Штаты в том, что они являются «первопричиной» украинского кризиса, — такие действия предполагают, что режим Кима берет проверенный и испытанный лист с Севера. Внешнеполитический сценарий Кореи.Он будет использовать любую критику в адрес Соединенных Штатов, в том числе со стороны России, для дальнейшего изображения Вашингтона как воинственного субъекта, против которого Север имеет полное право продолжать наращивание военной мощи.

Недавние ракетные испытания, хотя и не являются прямым ответом на продолжающийся кризис в Украине, предполагают продолжение все более ненасытного стремления Пхеньяна к дальнейшему развитию ракетных и, возможно, даже ядерных ракет в этом году, как это было продемонстрировано в январе. Северная Корея утверждает, что провела испытания «спутников-разведчиков» 26 февраля и 4 марта.Тем не менее, в недавнем заявлении Министерства обороны США говорится, что эти испытания в решающей степени касались новой системы межконтинентальных баллистических ракет (МБР), даже если они «не продемонстрировали дальность МБР».

Обнародование 10 октября 2020 года Hwasong-17, возможно, крупнейшей в мире дорожно-мобильной межконтинентальной баллистической ракеты на жидком топливе, прочно укоренилось в умах как аналитиков, так и политиков, и поднимает вопрос о том, можно ли использовать такую ​​технологию. для последующих испытаний. Действительно, недавний визит Ким Чен Ына на космодром Сохэ указывает на вероятность проведения в ближайшем будущем дальнейших ракетных испытаний в рамках спутниковой программы Северной Кореи.На обычном эвфемистическом языке Ким ясно дал понять, как будут происходить дальнейшие запуски «спутников»; высока вероятность того, что Пхеньян замаскирует запуск МБР под запуск «спутника».

Ястреб в Сеуле

Остается неясным, как международное сообщество отреагирует на действия Северной Кореи, помимо риторического осуждения и введения санкций. 12 марта Соединенные Штаты ввели санкции против северокорейских лиц, базирующихся в России, и российских фирм, ответственных за поддержку продаж северокорейских ракет.

Юн, открыто избранный президент Южной Кореи, подчеркнул свое несогласие с внешней политикой Южной Кореи, которая «направлена ​​в основном на улучшение отношений с Северной Кореей», намекая на подход, которого придерживалась администрация Мун Чжэ Ина в прошлом пять лет.

Даже с приходом к власти нового президента Южной Кореи инерция в политике Южной Кореи по отношению к Северной Корее, как я утверждал ранее, остается вероятной возможностью. Тем не менее, украинский кризис также влияет на внешнеполитические приоритеты Южной Кореи в более широком смысле.Тот факт, что Южная Корея недавно прекратила операции с центральным банком России и обязалась ограничить экспорт в Россию, может показаться решающим шагом, но следует отметить, что Сеул применил такие санкции только после первых шагов, предпринятых Европейским союзом и Соединенными Штатами.

Нравится эта статья? Щелкните здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.