Содержание

Экс-президент Южной Кореи вышла из тюрьмы на 18 лет раньше срока

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Бывший президент Пак Кын Хе отсидела в тюрьме четыре года из двадцати двух по обвинению в коррупции

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин помиловал бывшего президента Пак Кын Хе, которая отбывала 22-летний тюремный срок по обвинению в коррупции.

Президентские полномочия Пак Кын Хе были приостановлены еще в 2017 году в результате процедуры импичмента.

В 2018 году Пак Кын Хе признали виновной в разглашении государственной тайны, вымогательстве, злоупотреблении властью и получении взяток. Ее также обязали выплатить штраф в 18 млрд вон (около 17,5 млн долларов). Изначально ее приговорили к 30 годам тюрьмы, но потом сократили и срок, и сумму штрафа.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

В 2016 году в Южной Корее прошли масштабные акции протеста с требованием отставки Пак Кын Хе

Она обвинялась в том, что вступила в сговор со своей близкой подругой Чхве Сун Силь, чтобы оказать давление на южнокорейские конгломераты, такие как Samsung и Lotte, и заставить их передать миллионы долларов фондам под управлением Чхве Сун Силь.

Бывшая президент не признала своей вины.

Она стала первым демократически избранным лидером своей страны, лишенным должности в рамках импичмента.

В этом году 69-летнюю Пак трижды госпитализировали из-за хронической боли в плече и пояснице.

Южнокорейское новостное издание Yonhap сообщило, что Пак, которая была среди претендентов на амнистию в честь Нового года, была включена в список в том числе и из-за ее слабого здоровья.

Решение о помиловании стало неожиданностью, поскольку президент Мун Чжэ Ин ранее говорил, что не допускает такого развития событий.

Первая женщина-премьер-министр Южной Кореи Хан Мён Сук, которая отбыла двухлетний тюремный срок с 2015-го по 2017-й год за взяточничество, также была реабилитирована правительством в рамках амнистии.

Обвинения Пак вызвали многочисленные массовые протесты в Южной Корее, поскольку впервые обнажили связи между высшими эшелонами политиков и главами коммерческих корпораций в Южной Корее. Люди призывали Пак уйти в отставку.

Импичмент и арест также проложили путь к власти президенту Мун Чжэ Ину, поскольку он выступал с предвыборным обещанием искоренить коррупцию в стране на самом высоком уровне.

Yonhap: в Южной Корее помилуют экс-президента Пак Кын Хе — Международная панорама

СЕУЛ, 24 декабря. /ТАСС/. Власти Республики Корея помилуют бывшего президента Пак Кын Хе, отбывающую 22-летнее тюремное заключение по обвинениям в коррупции и злоупотреблении служебным положением. Об этом сообщило в пятницу агентство Yonhap.

По его данным, 69-летняя Пак Кын Хе включена в список лиц, подлежащих амнистии по случаю новогодних праздников. Соответствующее решение принято по гуманитарным соображениям с учетом состояния ее здоровья. В 2019 году Пак Кын Хе была сделана хирургическая операция на плече, а в нынешнем году экс-президента трижды госпитализировали в связи с хроническими болями в плече и позвоночнике.​​​​​​

Политический скандал вокруг Пак Кын Хе разгорелся в октябре 2016 года, когда в печати появились сведения о влиянии на главу государства со стороны ее подруги Чхве Сун Силь. Расследование скандала показало, что на протяжении нескольких лет последняя была посвящена в детали государственного управления и вмешивалась в принятие политических решений. Кроме того, подруга президента оказывала давление на ряд компаний с целью перечисления ими десятков миллионов долларов в подконтрольные ей фонды.

После выявления фактов коррупции и незаконного участия Чхве Сун Силь в государственной деятельности по стране прокатилась волна крупных демонстраций, участники которых выступали за немедленную отставку президента. Решением парламента Пак Кын Хе была отстранена от исполнения обязанностей и впоследствии арестована.

По мнению южнокорейских экспертов, освобождение бывшего лидера страны окажет влияние на президентские выборы в марте следующего года, поскольку Пак Кын Хе популярна в городе Тэгу и провинции Кёнсан-Пукто, оплоте основной оппозиционной партии «Гражданская сила».

По данным Рёнхап, будет также помилована Хан Мён Сук, занимавшая пост премьер-министра в 2006-2007 годах при администрации президента Но Му Хёна.

Она обвинялась в незаконном получении денежных средств на политические цели, но не признала свою вину. При этом бывший президент страны Ли Мён Бак, который отбывает 17-летний срок тюремного заключения за причастность к коррупции, не включен в список подлежащих амнистии.

Четверых посадили, один покончил с собой. Что происходит с президентами Южной Кореи

Гибель богов

Современная политическая история Южной Кореи видела не одну смену режима. Будь-то революция или военный переворот — лидеры, шедшие к власти на протяжении десятилетий, теряли бразды правления за считанные дни.

Один из архитекторов южнокорейского государства — Ли Сын Ман — был отправлен в изгнание после вскрывшегося факта фальсификаций на президентских выборах 1960 года. Автор «корейского экономического чуда», президент Пак Чон Хи, получил пулю от ближайшего соратника.

Чон Ду Хван и Ро Де У отсидели в президентских креслах положенное, но получили внушительные сроки по делу о коррупции, а последний и вовсе был приговорен к смерти с последующей заменой приговора на пожизненное заключение.

Уже в XXI веке президент Но Му Хен стал фигурантом коррупционного дела, не справился с давлением и свел счеты с жизнью. Дочь Пак Чон Хи — Пак Кын Хе — избежала участи отца, но все-равно оказалась на скамье подсудимых, что обернулось тюрьмой — и вновь по обвинению в коррупции.

«Сочувствие господину месть»

Существует большое различие между тем, как власть менялась до 1980-х годов и после. По словам профессора Сеульского университета Кунмин Андрея Ланькова, в Южной Корее авторитарной эпохи военные перевороты были в порядке вещей.

«Это был феноменально успешный режим с точки зрения экономического развития и в целом стабильный по меркам таких режимов.

Периодически происходили массовые революционные всплески с требованием демократизации, которые обычно кончались сменой одного авторитарного режима на другой.

Это была обычная для того времени политика третьего мира. Если посмотреть на произвольно выбранную страну Азии, Латинской Америки или Африки в этот период, то там наблюдалась похожая картина», — отметил Ланьков.

В конце 1980-х годов в стране началась демократизация. На смену Чон Ду Хвану, которого многие обвиняли в жестком подавлении демонстраций и узурпации власти, пришел его соратник — Ро Де У — причем транзит власти произошел в результате первых в истории страны демократических выборов. Однако в начале 1990-х оба политика оказались на скамье подсудимых.

Был создан прецедент судебного преследования президента — инструмент, которым корейские политики воспользуются еще не раз, чтобы расправиться с оппонентами.

«До этого страна была в чем-то более-менее консенсусная, несмотря на недовольство авторитарным режимом, столкновений «стенка на стенку» не было. Однако в начале 1990-х сложилось два противостоящих друг другу непримиримых лагеря — правоконсервативный и лево-националистический, — объяснил Андрей Ланьков. — Разбирательство в отношении Чон Ду Хвана и Ро Де У стало сигналом, когда с точки зрения правых был создан прецедент судебного преследования президента».

Новый виток внутриполитических разборок с участием правоохранительных органов случился в 2008 году, когда в отношении президента Но Му Хена открыли дело по подозрению коррупции. Политик, не выдержав давления, покончил жизнь самоубийством. По словам Ланькова, левые болезненно восприняли смерть своего лидера и решили отомстить:

«Левые вернулись к власти на фоне импичмента Пак Кын Хе в 2017 году. Они ее, естественно, посадили — однако до сих пор неясно, сколько денег положила Пак в свой собственный карман. И, тем не менее, она оказалась в тюрьме»

Такая же участь ждала бывшего президента Ли Мен Бака, во время правления которого было инициировано разбирательство над Но Му Хеном. В результате серии антикоррупционных дел за решеткой оказались сразу два видных представителя правого крыла, и оба — президенты.

«Левые исходили из того, что они взяли власть надолго и навсегда.

В тот момент казалось, что правый консервативный лагерь окончательно разгромлен. Они не только посадили двух президентов. Арест Ли Мен Бака был четким сигналом — его заставили ответить за смерть Но Му Хена», — рассказал Ланьков.

Традиция против модерна

Уязвимость южнокорейских политиков перед лицом закона обусловлена сразу несколькими причинами. Желание двух лагерей отомстить друг другу лишь отчасти объясняет злоключения президентов этой страны. Андрей Ланьков обратил внимание на традиционную коррумпированность южнокорейских политиков, которая, как правило, и становится предметом разбирательств и позволяет правоохранительным органам инициировать уголовные дела.

«Работа корейского президента так же опасна, как работа летчика испытателя в 1920–30-е годы.

Заниматься корейской политикой, не имея, условно говоря, сундука с наличностью невозможно. Даже если депутат парламента тратит деньги по минимуму, ему все равно понадобится в три-четыре раза больше денег, чем он может получить в официальном порядке», — отметил эксперт.

Расходы южнокорейских политиков, подчеркнул Ланьков, выходят далеко за пределы содержания аппарата и включают в себя лоббирование интересов определенных бизнес-кругов, что также чревато последствиями. Но основная проблема заключается в слишком жестком и отчасти «популистском» законодательстве Южной Кореи, которое предусматривает серьезное наказание за коррупцию, не учитывая традиционные методы ведения политической деятельности в стране.

«Проблема в том, что корейское законодательство сильно ограничивает корейских чиновников. От политика ожидается, что у него будет аппарат, который надо содержать. Более того, их постоянно приглашают на мероприятия, на которых большой человек не может появится без конверта с подарочными деньгами. При желании практически к любому корейскому политику можно придраться, сославшись на нарушение антикоррупционного законодательства, и неважно, тратил он деньги на себя или нет», — подытожил Ланьков.

«Борьба на истребление»

Традиционная коррумпированность южнокорейских политиков, а также политическая поляризация внутри страны грозят обернуться еще не одним громким делом в отношении первых лиц государств в будущем.

«Оба лагеря стремятся отомстить — это борьба на истребление. Уровень личной неприязни таков, что он заставляет людей бороться. Сейчас в южнокорейской политике нет ориентации на совместное сотрудничество. Вместо этого — радикализация политики и желание полностью раздавить оппонентов», — отметил Ланьков.

Маховик мести может быть запущен и в обратную сторону, поскольку южнокорейские правые хотят отомстить «левому» президенту Мун Чже Ину за посадку Ли Мен Бака и Пак Кын Хе. Ситуация для левого крыла южнокорейских политиков осложняется тем фактом, что за последние годы они растеряли значительную часть электората.

«При том, что в 2017 году левые были уверены, что останутся надолго, сейчас они обнаружили, что часть народа не за них. Впервые за 40 лет левые потеряли молодежь, что также стало для них большим ударом. Студенчество, которое в основном симпатизировало левым, впервые с 1960-х годов отдает предпочтение правым. Им больше не интересны социал-демократические преобразования и националистические лозунги», — заявил Ланьков.

Одна из причин помилования президента Пак Кын Хе — попытка смягчить накал на случай поражения левого блока,

считает Андрей Ланьков. Лидеры левых отдают себе отчет в том, что в случае поражения на президентских выборах они сами могут оказаться за решеткой.

«Кандидат от правых — Юн Сок Ель — бывший прокурор, который сделал себе имя на борьбе с коррупцией, причем на коррупции среди правых политиках. Если во главе страны встанет человек, который исторически был расследователем коррупционных дел с репутацией национального героя, правые могут припомнить своим оппонентам дело 2017 года», — отметил Ланьков.

В то же время если у власти останутся демократы, они решат, что правые разгромлены не до конца, и попытаются их додавить. «У корейского политика всегда найдутся скелеты в шкафу», — заключил эксперт.

В Южной Корее помилуют экс-лидера страны, отбывающую 22-летнее заключение

https://ria.ru/20211224/pomilovanie-1765258925.html

В Южной Корее помилуют экс-лидера страны, отбывающую 22-летнее заключение

В Южной Корее помилуют экс-лидера страны, отбывающую 22-летнее заключение — РИА Новости, 24.12.2021

В Южной Корее помилуют экс-лидера страны, отбывающую 22-летнее заключение

Экс-президент Южной Кореи Пак Кын Хе, которая отбывает наказание в тюрьме за злоупотребление властью, получит помилование c 31 декабря, сообщило министерство… РИА Новости, 24.12.2021

2021-12-24T04:27

2021-12-24T04:27

2021-12-24T05:14

в мире

сеул

южная корея

пак кын хе

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156098/84/1560988447_0:71:2566:1514_1920x0_80_0_0_e0569f4c041f21c557f6b8ff956504af.jpg

СЕУЛ, 24 дек — РИА Новости. Экс-президент Южной Кореи Пак Кын Хе, которая отбывает наказание в тюрьме за злоупотребление властью, получит помилование c 31 декабря, сообщило министерство юстиции страны. В пятницу состоялось специальное заседание правительства Южной Кореи по вопросам помилования, смягчения наказания и восстановления полномочий ряда лиц, приуроченное к Новому году. В ходе заседания был рассмотрен и вопрос о помиловании экс-президента Пак Кын Хе.»Исходя из гуманитарных соображений, в число тех, кто получит помилование, входят осужденные, находящиеся в сложных условиях, такие как пожилые люди или тяжелобольные», — заявил на заседании премьер-министр страны Ким Бу Гём. Он добавил, что нынешнее помилование должно объединить граждан перед Новым годом и в трудных условиях продолжающейся пандемии коронавируса.Как поясняет агентство Рёнхап, в этом году Пак Кын Хе уже трижды попадала в больницу в связи с хроническим заболеванием плеча и спины. Предположительно, ее состояние здоровья и стало причиной помилования.Пак Кын Хе отстранили от должности в марте 2017 года из-за обвинений в злоупотреблении властью и взяточничестве. Ее обвиняли в сговоре с подругой Чхве Сун Силь и попытке заставить крупные конгломераты, такие как Samsung и Lotte, пожертвовать в подконтрольные той фонды 77,4 миллиарда вон. Экс-президента и ее помощников также обвинили в получении 3,5 миллиарда вон от трех бывших руководителей Национальной разведывательной службы страны.В 2018 году Пак Кын Хе приговорили совокупно к 30 годам тюрьмы и штрафу в размере около 17 миллионов долларов. В 2019 году Верховный суд отправил дело на повторное разбирательство, после чего в июле 2020 года Высший суд Сеула сократил тюремный срок до 20 лет, принимая во внимание, что экс-президент «получила мало личной выгоды» от своих преступлений, а также снял с нее обвинения в предполагаемом вымогательстве у конгломератов. В январе 2021 года Верховный суд Южной Кореи окончательно утвердил 20-летний срок для экс-президента. Пак Кын Хе также должна будет выплатить штраф в размере 180 миллиардов вон и компенсацию в размере 35 миллиардов вон.Всего экс-президент должна была провести в тюрьме 22 года, включая двухлетний тюремный срок, присужденный ей в 2018 году за незаконное вмешательство в процесс выдвижения кандидатов правящей на тот момент консервативной партии «Сэнури» (сейчас расформирована). Она пробыла в заключении четыре года и девять месяцев.Также в рамках нынешнего помилования была восстановлена в правах бывшая премьер-министр и первая женщина-премьер в Южной Корее Хан Мён Сук. В августе 2015 года она была признана виновной в получении незаконных пожертвований на сумму 900 миллионов вон (примерно 757 тысяч долларов по нынешнему курсу) и приговорена к двум годам тюремного заключения с последующим запретом баллотироваться на государственные должности в течение десяти лет. Она стала первым бывшим премьер-министром Республики Корея, получившим тюремный срок. Она уже отбыла свой двухлетний срок и теперь будет реабилитирована.

https://ria.ru/20200610/1572757480.html

https://ria.ru/20210118/prigovor-1593457889.html

сеул

южная корея

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156098/84/1560988447_0:0:2566:1926_1920x0_80_0_0_0cee66372710cf2fb077b55f72ab8e36.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, сеул, южная корея, пак кын хе

04:27 24.12.2021 (обновлено: 05:14 24.12.2021)

В Южной Корее помилуют экс-лидера страны, отбывающую 22-летнее заключение

СЕУЛ, 24 дек — РИА Новости. Экс-президент Южной Кореи Пак Кын Хе, которая отбывает наказание в тюрьме за злоупотребление властью, получит помилование c 31 декабря, сообщило министерство юстиции страны.

«Правительство завило 24 декабря, что в преддверии 2022 года решило с 31 декабря помиловать 3094 человека, включая бывшего президента… Для консолидации граждан (было решено — ред.) помиловать и восстановить в правах бывшую президента страны Пак Кын Хе, отбывающую длительное тюремное заключение», — говорится в заявлении ведомства.

В пятницу состоялось специальное заседание правительства Южной Кореи по вопросам помилования, смягчения наказания и восстановления полномочий ряда лиц, приуроченное к Новому году. В ходе заседания был рассмотрен и вопрос о помиловании экс-президента Пак Кын Хе.

«Исходя из гуманитарных соображений, в число тех, кто получит помилование, входят осужденные, находящиеся в сложных условиях, такие как пожилые люди или тяжелобольные», — заявил на заседании премьер-министр страны Ким Бу Гём. Он добавил, что нынешнее помилование должно объединить граждан перед Новым годом и в трудных условиях продолжающейся пандемии коронавируса.

10 июня 2020, 17:09

Главы государств, становившиеся фигурантами уголовных делКак поясняет агентство Рёнхап, в этом году Пак Кын Хе уже трижды попадала в больницу в связи с хроническим заболеванием плеча и спины. Предположительно, ее состояние здоровья и стало причиной помилования.Пак Кын Хе отстранили от должности в марте 2017 года из-за обвинений в злоупотреблении властью и взяточничестве. Ее обвиняли в сговоре с подругой Чхве Сун Силь и попытке заставить крупные конгломераты, такие как Samsung и Lotte, пожертвовать в подконтрольные той фонды 77,4 миллиарда вон. Экс-президента и ее помощников также обвинили в получении 3,5 миллиарда вон от трех бывших руководителей Национальной разведывательной службы страны.В 2018 году Пак Кын Хе приговорили совокупно к 30 годам тюрьмы и штрафу в размере около 17 миллионов долларов. В 2019 году Верховный суд отправил дело на повторное разбирательство, после чего в июле 2020 года Высший суд Сеула сократил тюремный срок до 20 лет, принимая во внимание, что экс-президент «получила мало личной выгоды» от своих преступлений, а также снял с нее обвинения в предполагаемом вымогательстве у конгломератов. В январе 2021 года Верховный суд Южной Кореи окончательно утвердил 20-летний срок для экс-президента. Пак Кын Хе также должна будет выплатить штраф в размере 180 миллиардов вон и компенсацию в размере 35 миллиардов вон.

Всего экс-президент должна была провести в тюрьме 22 года, включая двухлетний тюремный срок, присужденный ей в 2018 году за незаконное вмешательство в процесс выдвижения кандидатов правящей на тот момент консервативной партии «Сэнури» (сейчас расформирована). Она пробыла в заключении четыре года и девять месяцев.

Также в рамках нынешнего помилования была восстановлена в правах бывшая премьер-министр и первая женщина-премьер в Южной Корее Хан Мён Сук. В августе 2015 года она была признана виновной в получении незаконных пожертвований на сумму 900 миллионов вон (примерно 757 тысяч долларов по нынешнему курсу) и приговорена к двум годам тюремного заключения с последующим запретом баллотироваться на государственные должности в течение десяти лет. Она стала первым бывшим премьер-министром Республики Корея, получившим тюремный срок. Она уже отбыла свой двухлетний срок и теперь будет реабилитирована.

18 января 2021, 09:56

Глава Samsung получил 2,5 года тюрьмы за взятку подруге экс-лидера Кореи

В Южной Корее официально стартовала президентская предвыборная кампания

В Южной Корее официально объявлен старт предвыборной кампании, финалом которой станет избрание нового лидера страны уже через три недели. Как это происходит в Корее достаточно давно, хотя формально претендентов много, но реально все решится в противостоянии двух человек, каждый из которых представляет доминирующие политические лагеря страны — демократов и консерваторов.

В понедельник в Республике Корея завершился двухдневный период регистрации кандидатов, которые выразили желание побороться за пост президента. Согласно конституции РК, срок президентских полномочий составляет пять лет, причем один и тот же человек имеет право избираться только один раз без права переизбрания. Это означает, что нынешний достаточно популярный лидер РК Мун Чжэ Ин совсем скоро сложит свои полномочия. В этой связи абсолютно точно в Корее появится новый лидер. Бороться за право стать президентом на 20-х выборах изъявили желание сразу 11 человек. Во вторник, 15 февраля, был дан официальный старт президентской предвыборной кампании.

Хотя формальности с регистрациями кандидатов и началом агитационной кампании только-только завершены, но уже достаточно давно было известно, кто именно борется за пост президента.

Из 11 официальных кандидатов получить более пяти процентов голосов избирателей имеют реальную возможность лишь четверо, потому имеет смысл подробнее рассказать лишь именно о них, подразумевая, что остальные семеро по большому счету играют роль статистов и часто в опросниках общественного мнения про них даже и не спрашивают.

Основные претенденты

История внутренней политики Южной Кореи порой напоминает лихо закрученный детектив, если не триллер, где вчерашние враги через мгновенье становятся друзьями, а, казалось, самые дружные соратники превращаются в принципиальных противников. Не обошлось без такой интриги и на этот раз.

Как мы уже отмечали, реально на пост президента РК претендуют двое, и один из них — бывший губернатор столичной провинции Кенги 58-летний Ли Чжэ Мен, который выиграл «праймериз» и был выдвинут от правящей Демократической партии «Тобуро». К этой же партии принадлежит нынешний президент Мун Чжэ Ин.

Особенностью взглядов этого лагеря является то, что его представители, поддерживая тезис о необходимости сохранения военно-политического альянса с США (против чего сейчас в РК не выступает ни одна более-менее значимая политическая сила), при этом считают необходимым сохранять более сбалансированную позицию, не стремясь во всем полностью соглашаться с Вашингтоном. Демократы выступают за развитие сотрудничества с Пхеньяном, а также конструктивных отношений с Пекином и Россией, но при это достаточно критически настроены к Японии.

Главный противник Ли — представитель ведущей оппозиционной партии «Сила народа» экс-генпрокурор РК 61-летний Юн Сок Ель. Это уже лагерь принципиальных противников демократов — консерваторов. Последние выступают за безусловное развитие сотрудничества по всем направлениям с США, готовы жестко разговаривать с Северной Кореей и присоединяться к антикитайскому курсу Вашингтона. Учитывая сегодняшние отношения США с Россией, можно ожидать, что при Юне Южная Корея будет активнее следовать антироссийским акциям США, чем это было при том же Мун Чжэ Ине, хотя сам Юн заявлял о готовности развивать экономическое сотрудничество с Москвой и подчеркивал, что любит Пушкина и Достоевского.

Юн Сок Ель — это как раз тот случай перехода в противоположный политический лагерь. Сейчас он представляет партию, из которой вышли президенты Ли Мен Бак и Пак Кын Хе, но именно Юн сыграл немалую роль в том, чтобы Ли и Пак были признаны виновными в различных нарушениях закона и оказались за решеткой. А сейчас он представляет как раз лагерь союзников Ли и Пак — такова ирония корейской политики. Юн создал себе политический капитал на том, что, будучи назначенным президентом РК Мун Чжэ Ином на пост генерального прокурора, достаточно скоро развернул атаку на окружение президента, добившись снятия с постов двух министров юстиции. Юн, кроме того, в недавнем интервью заявил, что намерен активно добиваться расследования нарушений среди окружения Мун Чжэ Ина, чем спровоцировал президента на серию критических реплик.

Третьим претендентом является глава другой оппозиционной силы — Народной партии — 59-летний Ан Чхоль Су. Он успешный бизнесмен и имеет прозвище «корейский Касперский». Его основной бизнес связан с IT-решениями в сфере компьютерной безопасности, он имеет репутацию «продвинутого» и современного технократа. Внешнеполитическая позиция не такая крайняя, как у консерваторов, но по взглядам он, конечно же, куда ближе к консерваторам, чем к демократам.

Заключительная фигура, чье имя стоит упомянуть — представитель прогрессивной «Партии справедливости» 62-летняя Сим Сан Чжон. Это уже самое левое крыло более-менее влиятельных политических сил Южной Кореи, выражает интересы рабочих движений. Ее взгляды ближе к демократам, чем к консерваторам, но куда более радикальны.

Текущий политический расклад

Хотя официально предвыборная кампания началась только 15 февраля, но в реальности она уже давно в полном разгаре в течение нескольких месяцев. В начале февраля основная четверка претендентов провела два раунда публичных теледебатов, за которыми внимательно следили многие в Южной Корее.

За время кампании кандидаты вылили друг на друга ушаты грязи, развернув активную «войну компроматов», от которой устали многие избиратели. Основная борьба идет между демократом Ли Чжэ Меном и консерватором Юн Сок Елем, по поводу каждого из которых есть подозрения в разного рода нарушениях закона, что, впрочем, чаще всего не подтверждается, хотя бывают и исключения. Слабым звеном как Юна, так и Ли оказались их супруги — Ким Гон Хи и Ким Хе Ген, у каждой из которых политические противники мужей смогли обнаружить немало «скелетов в шкафах». В итоге как сами жены, так и Ли Чжэ Мен и Юн Сок Ель уже неоднократно публично извинялись за прошлые ошибки и «грешки».

Ожидается, что эта кампания взаимных обвинений продолжится вплоть до самого дня голосования, что заставило многих корейцев прийти к банальному выводу: «Никому из политиков верить нельзя». Даже если это и так, то других претендентов уже нет.

Кто будет новым президентом Южной Кореи?

В отличие от предыдущих президентских выборов, которые в Корее в 2017 году проводились досрочно, после импичмента президенту Пак Кын Хе, которую с поста смела волна народного негодования, и когда в победе находившихся тогда в оппозиции демократов никто не сомневался, сейчас все сложнее.

За пять лет консерваторы смогли оправиться от страшного удара, нанесенного импичментом Пак Кын Хе, перегруппировались, сменили имидж, избрали самого молодого в истории корейской политики (36 лет) лидера партии и вернули себе лидерство, опередив демократов, к которым у народа накопилось немало претензий за годы правления Мун Чжэ Ина.

Согласно последним опросам общественного мнения, немного вперед вырвался как раз представитель консерваторов Юн Сок Ель — у него почти 39 процентов, но Ли Чжэ Мен отстает незначительно — 33 процента. Далее уже с большим отрывом идут Ан Чхоль Су — чуть более восьми процентов — и Сим Сан Чжон — три процента. Цифры наглядно показывают, кто главные претенденты.

Если все четверо дойдут непосредственно до выборов, то действительно предсказать победителя будет очень сложно, а все в итоге может решить перевес в пару-тройку процентов, когда чашу весов в пользу одного или другого кандидата может качнуть достаточно незначительный компромат, обнародованный в нужный момент.

Однако в воскресенье, 13 февраля, Ан Чхоль Су публично обратился к Юн Сок Елю, призвав объединиться и выдвинуть единого кандидата от оппозиции. Ан при этом не теряет надежды на президентство, так как настаивает на назначении кандидата на основе опроса общественного мнения, где, как он считает, сможет победить Юна. Экс-генпрокурор же, поприветствовав идею в принципе, призвал Ана просто «сделать последний решительный шаг», то есть снять свою кандидатуру в пользу главного кандидата от оппозиции — в пользу себя. Если так или иначе консерваторы смогут договориться об объединении сил и пойдут единым фронтом, то они с большой долей вероятности победят демократа Ли Чжэ Мена, а если нет, то выборы превратятся в непредсказуемую рулетку.

В любом случае развязка настанет уже достаточно скоро. Сами выборы пройдут 9 марта, в ночь с 9-го на 10-е станет известно имя победителя, а церемония инаугурации нового президента Республики Корея состоится 9 мая.

А что же Мун Чжэ Ин?

Про президентов в Корее уже давно шутят, что у них «одна из самых опасных профессий», так как многих из них после окончания срока полномочий достаточно скоро начинают вызывать на допросы, после которых в итоге они отправляются за решетку. Так было с экс-президентами Чон Ду Хваном, Ро Дэ У, Ли Мен Баком и Пак Кын Хе. Стоит также вспомнить, что Пак Чжон Хи застрелил его подчиненный, а экс-президент Но Му Хен покончил с собой, когда к нему направлялись следователи. Несколько менее известных лидеров снимали с постов в результате военных переворотов. Так что, если посмотреть на историю, то после ухода с поста президента Мун Чжэ Ину вряд ли удастся сразу расслабиться.

Сложно сказать, какая судьба уготована Муну, учитывая достаточно воинственные заявления того же Юн Сок Еля, но необходимо отметить, что нынешний президент остается весьма популярным. Сейчас его рейтинг составляет более 40 процентов, уже давно находясь на этом уровне, что является, пожалуй, самым высоким показателем за всю политическую историю Южной Кореи, если сравнивать рейтинги его предшественников под конец правления.

Сам же 69-летний Мун выглядит бодро, полон сил и сумел избежать синдрома «хромой утки», который настигал многих предыдущих президентов в последние месяцы нахождения на посту. Если верить Муну, то он намерен тихо жить, поселившись в загородном доме на юго-востоке страны.

Как будут звать следующего президента Южной Кореи? — Клуб «Валдай»

В этой обстановке нет ничего удивительного в том, что и правоконсервативный, и прогрессивный лагеря почти в равной степени подчёркивают свою готовность ориентироваться на Вашингтон. Тем не менее консерваторы выдвигают против своих оппонентов обвинения в том, что они, дескать, занимают недостаточно проамериканские позиции. Разумеется, эти обвинения, как и любая предвыборная пропаганда, являются преувеличением, но некое – небольшое! – зерно истины в них имеется. С точки зрения России это обстоятельство должно вызывать определённый интерес. В общем-то, для России будет несколько лучше, если следующего президента Южной Кореи будут звать Ли Чжэ Мён.

Ли Чжэ Мён склонен к сохранению определённой – пусть и умеренной – автономии в отношениях с Вашингтоном. На практике это может означать, что в случае дальнейшего обострения отношений между Россией и США администрация Ли Чжэ Мёна проявит некоторую осторожность в деле поддержки антироссийских инициатив Вашингтона. В случае с Юн Сок Ёлем и его окружением на это рассчитывать не приходится – и для него самого, и для его окружения необходимость поддержания союза с США является абсолютным императивом, в то время как Россия в его картине мира занимает маргинальное положение.

Можно обратить внимание на то, что главным советником Ли Чжэ Мёна по вопросам внешней политики является кадровый дипломат Ви Сон Нак, специалист по России и Восточной Европе, который, в частности, в 2011–2015 годах был послом в Москве. В целом Ви Сон Нак – сторонник прагматического курса, что в условиях Южной Кореи, разумеется, означает курс проамериканский. Но он достаточно позитивно относится к России и выступает за то, чтобы сохранять определённую автономию в американо-китайском противостоянии. С другой стороны, за внешнюю политику у Юн Сок Ёля отвечает американист Ким Сон Хан – человек, безусловно, знающий и эрудированный, но безоговорочно ориентированный на сохранение и усиление союза с США.

Пожалуй, единственным вопросом внешней политики, где между двумя кандидатами существуют заметные разногласия, является политика в отношении Японии и Северной Кореи. Традиционно южнокорейские «прогрессисты» являются сторонниками контактов с Пхеньяном, в том числе и торгово-экономических. Они отлично понимают, что эта торговля возможна только постольку, поскольку она субсидируется из южнокорейского бюджета, и готовы эти субсидии предоставлять.

Это обстоятельство позволяет противникам «прогрессистов» обвинять их в том, что они по-прежнему являются «пхеньянскими симпатизантами», каковыми многие из них, кстати, действительно были лет тридцать назад. И эти обвинения уже сильно преувеличены, хотя, в отличие от консерваторов, «прогрессисты» не рассматривают Северную Корею как врага на рефлекторном уровне.

Консерваторы же, наоборот, в отношениях с Северной Кореей являются сторонниками не столько жёсткой позиции, сколько максимального игнорирования самого факта существования другого корейского государства. Консерваторы уверены: практически все экономические и торговые связи с Северной Кореей в итоге идут Югу в убыток (это, кстати сказать, является чистой правдой) и в конечном счёте способствуют наращиванию северокорейского ракетно-ядерного потенциала. Поэтому консерваторы предпочли бы вообще не иметь с Севером никаких отношений.

Другая область, в которой возможно расхождение между вероятной международной политикой администрации Ли Чжэ Мёна и политикой администрации Юн Сок Ёля – это политика в отношении Японии. Традиционно Япония была главным врагом южнокорейских националистов – как правых, так и левых. В последние годы, однако, среди южнокорейских правых настроения склоняются в пользу примирения с Японией.

Напротив, среди «прогрессистов», которые являются куда более националистически настроенными, чем их оппоненты, антияпонские настроения по-прежнему сильны. Именно на этом время от времени пытался набирать политические очки Ли Чжэ Мён, который подчёркивает, что он, дескать, будет добиваться от Японии уступок по вопросам, связанным с её колониальным прошлым.

В общем, значение выборов переоценивать не надо: оба кандидата действуют в жёстких рамках, заданных нынешней политической ситуацией, свобода манёвра у них ограничена и любой исход выборов мало повлияет на внешнюю политику Сеула. Но, как говорится, в ситуации «есть нюансы», на которые надо бы обращать внимание иностранным наблюдателям.

Чжэ Ин Мун: фото, биография, досье

Мун Чжэ Ин — 12-й президент Республики Корея, юрист, политик. Был кандидатом от Объединённой демократической партии на пост президента Кореи в 2012 году, бывший лидер Совместной демократической партии. На выборах Президента Республики Корея в 2017 году баллотировался от Демократической партии Тобуро.

Место рождения. Образование. Мун Чжэ Ин родился 24 января 1953 года на острове Коджедо. Его отец был беженцем из Северной Кореи, эвакуированным из его родного города Хамхына в декабре 1950 года во время Корейской войны при отступлении войск ООН под ударами китайской армии. Мун учился в средней школе Кённам в Пусане, которая считается одной из самых престижных школ за пределами Сеула.

Поступил в университет Кёнхи, где специализировался в области права. Был арестован и исключён из университета, когда организовал студенческий протест против конституции Юсин. Позже был призван в армию, в составе южнокорейского спецназа участвовал в конфликте в Пханмунджоме в 1976 году.

Карьера. После увольнения из армии сдал государственный экзамен на право заниматься юридической деятельностью и был принят в институт подготовки судебных кадров. Несмотря на то, что Мун Чжэ Ин был вторым по успеваемости на своем курсе, он не получил разрешения работать судьей из-за своего участия в организации студенческих протестов, поэтому выбрал профессию адвоката. Став адвокатом, сотрудничал с будущим президентом Республики Корея Но Мухёном. Они оставались друзьями до смерти Но Мухёна в 2009 году.

Политическая деятельность. После избрания Но Му Хёна президентом Мун Чжэ Ин работал в его администрации: в 2003-2004, 2005-2006 годах — старшим секретарем по гражданским вопросам.

В 2004-2005 годах — старшим секретарем по гражданскому обществу.

В 2007-2008 годах возглавлял администрацию президента.

С 2009 года — исполнительный директор, с 2010 года — председатель правления Фонда Но Му Хёна.

В 2012-2016 годах был депутатом Национального собрания Республики Корея 19-го созыва от муниципального округа Сасангу города Пусан.

В 2015-2016 годах был председателем Демократической партии Кореи.

В 2012 году участвовал в президентских выборах от опозиции, но, набрав 48 % голосов, уступил Пак Кын Хе, дочери бывшего авторитарного президента Пак Чонхи, представлявшей на выборах правящую партию Сэнури.

9 мая 2017 года были назначены досрочные выборы Президента Южной Кореи после импичмента Пак Кын Хе. Мун принял в них участие в качестве кандидата от Демократической партии Тобуро.

По окончательным данным Национальной избирательной комиссии Республики Корея, Мун Чжэ Ин заручился поддержкой 13 423 800 голосов избирателей, что составляет 41,08%. Представитель консервативной Партии свободной Кореи Хон Чжун Ха набрал 24,03% голосов (7850000 избирателей), а кандидат от Народной партии Ан Чхоль Су — 21,41% голосов. Явка на выборах составила 77,2%. 10 мая 2017 года Мун Чжэ Ин, согласно принятому решению ЦИК, официально вступил в должность президента Южной Кореи.

Взгляды. Мун Чжэ Ин выступает за отмену Закона о национальной безопасности Кореи, который, по мнению корейских либералов, используется для ограничения и угнетения левых политических сил в корейской политике. Он также обещает упразднить внутреннее крыло Национальной разведывательной службы, чтобы сохранить свой политический нейтралитет, передав внутренние дела полиции.

Будучи в оппозиции к президенту Пак Кын Хе, Мун Джэин высказывался против размещения элементов ПРО США THAAD, так как не уверен в её эффективности защиты Республики Кореи от угрозы со стороны КНДР.

Мун Чжэ Ин выступает за мирное воссоединение двух Корей. Широкий общественный резонанс вызвали слова Муна, что его первый международный визит в случае избрания президентом будет осуществлён в Северную Корею, однако свой первый визит Мун Джеин в июне 2017 года осуществил в Вашингтон, где встретился с президентом США Дональдом Трампом. Он заявил, что считает себя «другом Америки»: роль США в том, чтобы помочь Южной Корее избежать коммунизма, помогая при этом экономическому росту. В то же время его более либеральная внешняя политика отражена в отчете, опубликованном в книге: «Я проамерикански настроен, но теперь Южная Корея должна принять дипломатию, в которой она может и отказывать американцам». 

Общественная деятельность. Председатель комиссии по правам человека Союза юристов Пусана. Председатель филиала организации «Юристы за демократическое общество» в Пусане и провинции Кёнсан-Намдо. Постоянный член Пусанского демократического гражданского совета. Постоянный член организации «Народное движение за демократию». Профессор Корейского национального университета океанологии. Председатель правления Фонда Но Мухьона. Член Национального собрания Республики Корея 19-го созыва от муниципального округа Сасангу города Пусана.

Книги. Опубликовал мемуары «Судьба Мун Джэина», которые стали бестселлером.

Семья. Мун женился на Ким Юнг-Сук, вокалистке из того же университета, в котором он учился. Семья воспитывает двоих детей.

21.01.2022 г.

В Южной Корее стартовала предвыборная кампания за нового президента | Новости о выборах

Взлет цен на жилье, неравенство и коррупция – основные проблемы, волнующие избирателей на выборах 9 марта, до сих пор омрачены мелкими скандалами.

Предвыборная кампания на президентских выборах в Южной Корее официально началась во вторник, и ожидается, что это будет самая напряженная гонка за последние 20 лет.

Ли Джэ Мён из правящей Демократической партии начал свою предвыборную кампанию ровно в полночь с посещения диспетчерской вышки в юго-восточном портовом городе Пусан.

Юн Сок Ёль из консервативной Партии народной власти, главный соперник Ли, подал заявку на пост на Сеульском национальном кладбище, как сообщает информационное агентство Рёнхап.

Опросы общественного мнения показывают, что избиратели ищут президента, который сможет справиться с поляризованной политикой и коррупцией, а также справиться с растущими ценами на жилье и углубляющимся неравенством.

Но политические вопросы до сих пор были омрачены скандалами и мелкими спорами, начиная от обвинений в злоупотреблении властью и заканчивая размолвками из-за отношений одного кандидата с шаманом и специалистом по анальной акупунктуре.

Из 14 кандидатов Ли и Юн лидируют, а последние опросы общественного мнения дают Юну небольшое преимущество.

«Это самые туманные выборы, которые мы видели за последнее время, очень редко вероятный победитель еще не появился всего за три недели до голосования», — Бэ Чжон-чан, политолог, руководитель аналитического центра Insight K, Об этом сообщило информационное агентство Reuters.

Бывший губернатор провинции Кёнгидо Ли добился известности благодаря своей агрессивной борьбе с пандемией коронавируса и защите всеобщего базового дохода.

Юн — политический новичок, но он приобрел популярность благодаря своему имиджу стойкого генерального прокурора, который руководил громкими расследованиями коррупционных скандалов, охвативших помощников бывшего президента Пак Кын Хе, первой женщины-президента Южной Кореи, и нынешнего президента Мун. Джэ-ин.

Но растущее разочарование по поводу господствующей политики и разногласия с участием семей обоих кандидатов помогли продвинуть кандидатуру Ан Чхоль Су, магната программного обеспечения и врача, который является второстепенным кандидатом от оппозиции.

Он начал свою кампанию, встречаясь с избирателями в консервативном оплоте Тэгу, а также планирует посетить место рождения Пак Чон Хи, авторитарного бывшего президента и отца Пак Кын Хе.

В воскресенье он предложил объединить кампании с Юн, заявив, что это ускорит «подавляющую победу» и национальное единство.

Опросы показывают, что Юн и Ан могли бы одержать убедительную победу, если бы объединились.

Юн сказал, что рассмотрит предложение «положительно».

Выборы 9 марта станут первыми, когда право голоса получат 18-летние.

На фоне волны случаев заболевания Омикрон людям с диагнозом COVID-19 и тем, кто находится на карантине, будет разрешено голосовать после закрытия обычных избирательных участков. Во вторник страна подтвердила рекордные 57 177 случаев.

Президент Южной Кореи назвал три десятилетия отношений с Китаем «замечательными» — Синьхуа. Южная Корея.(Совместное фото для прессы/Раздаточный материал через Синьхуа)

«Отношения между Южной Кореей и Китаем достигли значительного прогресса за 30 лет, прошедших с момента установления дипломатических отношений в 1992 году», — сказал президент Кореи Мун Чжэ Ин.

Сеул, 17 февраля /Синьхуа/ — За последние 30 лет отношения Южной Кореи с Китаем достигли «заметного» прогресса, заявил президент Кореи Мун Чжэ Ин, который также подчеркнул необходимость восстановления порядка свободной торговли на основе многосторонности и взаимного сотрудничества.

«Отношения между Южной Кореей и Китаем достигли значительного прогресса за 30 лет, прошедших с момента установления дипломатических отношений в 1992 году», — сказал Мун в недавнем совместном письменном интервью агентству «Синьхуа» и другим глобальным информационным агентствам.

Мун призвал укреплять взаимопонимание, особенно между молодыми и будущими поколениями в обеих странах, а также способствовать развитию межличностных и культурных обменов для достижения этой цели, сказал президент.

Две страны объявили 2021 и 2022 годы Годом культурных обменов между Китаем и Южной Кореей, согласившись наметить план развития двусторонних отношений на следующие 30 лет.

Посетители осматривают выставочный зал Южной Кореи во время Китайской международной ярмарки торговли услугами (CIFTIS) 2021 года в Пекине, столица Китая, 5 сентября 2021 года. /Синьхуа/Ван Тяньцун/ Международный статус двух стран, Мун сказал, что Сеул и Пекин укрепляют связи по вопросам Корейского полуострова и глобальным проблемам, таким как реагирование на COVID-19 и изменение климата.

Что касается протекционизма и односторонних действий, Мун сказал, что тесное сотрудничество в рамках международного сообщества имеет решающее значение, поскольку глобальные проблемы, такие как пандемия и изменение климата, не могут быть решены усилиями отдельных стран.

Благодаря взаимному доверию и инклюзивности, основанным на солидарности и сотрудничестве, международное сообщество может преодолеть нынешний кризис COVID-19, отметил Мун.

На фотографии, сделанной 27 февраля 2020 года, видны коробки с масками, подаренные Тэгу посольством Китая в Сеуле, Южная Корея. (Посольство Китая в Южной Корее/Раздаточный материал через Синьхуа)

«Подобно тому, как мир до сих пор шел по пути взаимной выгоды и общего процветания посредством свободной торговли и инвестиций, восстановление порядка свободной торговли, основанного на многосторонности и взаимном сотрудничестве, станет путь к преодолению кризиса COVID-19 и стабилизации глобальной цепочки поставок», — сказал он.

Мун добавил, что Южная Корея извлекла выгоду из свободной торговли и будет активно работать с другими странами для установления открытого и справедливого торгового порядка, подчеркнув необходимость дополнительного экономического сотрудничества между Китаем и Южной Кореей.

Он также призвал к продолжению усилий по денуклеаризации и установлению мирного режима на полуострове наряду с гарантиями безопасности Корейской Народно-Демократической Республики и нормализацией ее отношений с Соединенными Штатами.

Президентские выборы в Южной Корее: чем очерняться, что дает?

9 марта в Южной Корее будет избран новый президент, который сменит действующего Мун Чжэ Ина.За два с небольшим месяца до того, как избиратели отправятся на избирательные участки, кампания в основном была сосредоточена на личных нападках и обвинениях в коррупции, при этом мало внимания уделялось насущным проблемам, стоящим перед нацией.

Согласно последним опросам, два ведущих кандидата, Ли Джэ Мён от правящей Демократической партии и Юн Сок Ёль от оппозиционной Партии народной власти, идут ноздря в ноздрю, и обе кампании использовали личные нападки, чтобы добиться победы на выборах. преимущество.

Ли, бывший губернатор провинции Кёнгидо, сталкивается с множеством обвинений в коррупции и скандалов, которые ставят под сомнение его способность быть президентом.

Во-первых, есть утверждения, что Ли напал на свою жену Ким Хе Гён, в результате чего сломал кость, что потребовало госпитализации и операции. Сына Ли также недавно обвинили в пристрастии к азартным играм и посещении массажного салона для занятия проституцией.

Затем было время, когда Ли, адвокат, защищал племянника, жестоко убившего свою девушку и ее мать в 2006 году, нанеся им 18 и 19 ножевых ранений соответственно. Ли критиковали не за то, что он защищал своего племянника, а за то, что он грубо преуменьшил значение этого дела как досадного случая «насилия на свиданиях».

Кандидат от Партии народной власти Юн, бывший генеральный прокурор, и члены его семьи также подверглись нападению.

Совсем недавно жену Юна, Ким Кун Хи, обвинили в фальсификации ее резюме, за что она недавно извинилась перед южнокорейской общественностью. Ким также была замешана в обвинениях в фальсификации цен на акции, связанных с торговцем импортными автомобилями. В июле свекровь Юн была осуждена за мошенничество и нарушения медицинского законодательства, связанные с ее больничным бизнесом, и впоследствии приговорена к трем годам тюремного заключения.

Есть признаки того, что общественность Южной Кореи устала от негативной агитации обоих лагерей.

Поделиться в Твиттере

Поскольку выборы уже названы «самыми неприятными» в корейской истории, есть признаки того, что общественность Южной Кореи устала от негативной агитации обоих лагерей. Обе кампании призывали воздерживаться от нападок на персонажей и вместо этого переключать свое внимание на представление своего видения страны.

Тон предвыборной кампании может отвлекать внимание избирателей из Южной Кореи, что затрудняет их сосредоточение на достоинствах, политических платформах и возможности избрания каждого кандидата.На самом деле, некоторые южнокорейцы обеспокоены тем, что общественность не будет голосовать за предпочитаемого ими кандидата, а будет мотивирована голосовать за «менее нелюбимого» кандидата.

Однако, учитывая недостатки Ли и Юна и сложные семейные дела, а также на фоне растущей критики в отношении того, что ни один из кандидатов, по-видимому, не имеет ясного и четкого политического видения страны, возможно, у самих кандидатов может быть реальный стимул продолжать негативную кампанию, чтобы отвлекать избирателей.

Эта реальность может вызывать тревогу не только у южнокорейской общественности, сталкивающейся с этим важным избирательным выбором, но и у стран, чья политика и интересы будут наиболее затронуты результатами мартовских выборов.

Соединенные Штаты сосредоточены на всеохватывающем стратегическом соревновании с Китаем, которое потребовало согласованных усилий самых стойких умов и ресурсов в Индо-Тихоокеанском регионе и за его пределами.

Вашингтон и его союзники объединили свои силы в рамках многонациональных пактов о сотрудничестве, таких как QUAD, диалог четырех наций, включающий Соединенные Штаты, Японию, Индию и Австралию, а совсем недавно — Пакт о безопасности Австралии, Великобритании и США. известный как AUKUS, для противодействия агрессии Китая.

Сеул не подписал никаких коллективных договоров, ориентированных на США, которые были бы явно провашингтонскими или явно противостоящими Китаю.

Обеспокоенная слишком явным уклоном в пользу Соединенных Штатов и, следовательно, столкнувшись с гневом Пекина, администрация Луны предпочла сохранять расплывчатую позицию по щекотливым вопросам, которые могут привести либо к неодобрению со стороны США, либо к принуждению со стороны Китая.

Нерешительность администрации Луны вызвала еще большее разочарование в Вашингтоне и сделала ее более легкой мишенью для запугивания со стороны Пекина.

Поделиться в Твиттере

Вместо того, чтобы помочь Сеулу сохранить равные отношения между Вашингтоном и Пекином, нерешительность администрации Муна привела к еще большему разочарованию в Вашингтоне и сделала его более легкой мишенью для запугивания со стороны Пекина.

Администрация Байдена не оказывала открытого давления на Сеул, чтобы тот занял недвусмысленную позицию по американо-китайским вопросам. Тем не менее, разногласия между союзниками по поводу давних общих ценностей, особенно в отношении ядерной угрозы со стороны Северной Кореи, вызывают обеспокоенность по поводу согласованности действий Южной Кореи по другим вопросам, имеющим более широкое стратегическое значение не только для США.интересы С., но и Сеула.

Ожидается, что кандидат Ли продолжит внешнюю политику администрации Луны и подчеркнет прагматический подход к дипломатии.

Это говорит о том, что Ли, как и Мун, может воздержаться от принятия позиции между Вашингтоном и Пекином. Ли также выразил несогласие с присоединением к трехстороннему союзу с США и Японией, назвав союз «опасным» и поставив под сомнение надежность Токио.

Кандидат Юн подчеркнул важность U.S. союз с национальной безопасностью Сеула, а также с более широкими областями сотрудничества, включая вопросы технологий и климата.

На недавней встрече с официальными лицами США Юн выразил надежду на расширение альянса и предложил Сеулу активно участвовать в усилиях по созданию глобальной коалиции стран, разделяющих ценности демократии, прав человека и основанной на правилах международный заказ.

Поскольку предвыборная гонка еще слишком близка, отсутствие значимых политических дебатов и ясности в отношении результатов политики будет по-прежнему оставлять южнокорейский электорат в значительной степени неосведомленным о том, что может быть самым важным решением, которое они примут в Новом году.


Су Ким — политический аналитик в некоммерческой беспристрастной корпорации RAND и докторант SAIS Университета Джона Хопкинса.

Этот комментарий изначально был опубликован на Nikkei Asia 31 декабря 2021 года. Комментарий дает исследователям RAND платформу для передачи идей, основанных на их профессиональном опыте и часто на их рецензируемых исследованиях и анализе.

Президентское помилование застало Южную Корею врасплох

O КОРПОРАТИВНЫЕ РАБОТНИКИ на площади Кванхвамун в центре Сеула вздохнули с облегчением незадолго до Рождества.С тех пор, как в 2017 году Пак Кын Хе, бывшего президента, посадили в тюрьму за коррупцию и злоупотребление властью, ее сторонники устраивают шумные акции протеста в центре столицы Южной Кореи, требуя ее освобождения. Даже после того, как массовые митинги были запрещены в попытке остановить распространение Covid-19, одинокие протестующие с мегафонами или динамиками, установленными на фургонах, продолжали объезжать площадь. Теперь царит тишина. 24 декабря Мун Чжэ Ин, преемник г-жи Пак на посту президента, объявил, что помилует ее и освободит в канун Нового года.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Наслаждайтесь большим количеством аудио и подкастов на iOS или Android.

Немногие наблюдатели ожидали, что мистер Мун примет такое решение. Президент, которому осталось всего несколько месяцев до избрания его преемника 9 марта, пришел к власти в 2017 году после нескольких месяцев протестов против администрации г-жи Пак. Протесты, известные как движение при свечах, привели к тому, что ей объявили импичмент, а также обвинили в таких правонарушениях, как вымогательство взяток у конгломератов и давление на университет, чтобы он принял дочь близкого друга.

Когда г-н Мун вступил в должность, он пообещал чтить дух движения и порвать со старыми обычаями политического истеблишмента, в том числе отказаться от обычая помилования бывших президентов, осужденных за коррупцию. Он придерживался обещания на протяжении большей части своего срока полномочий, прощая людей более экономно, чем его предшественники.

Тем не менее, ухудшение здоровья г-жи Пак и приближающийся конец его срока, кажется, побудили г-на Муна передумать. В его офисе заявили, что он надеется, что это решение устранит политические разногласия и поможет вступить в эпоху национального единства, и попросили тех, кто выступал против помилования, проявить понимание, учитывая болезни г-жи Пак.

Как оказалось, левая база в партии Минджу г-на Муна не проявила такого понимания. Редакционные статьи левых газет и представители организаций, возглавлявших протесты против г-жи Пак, обвинили его в предательстве движения свечей. Его партия, которая, по-видимому, не была в курсе решения до его оглашения, выступила с кратким заявлением, в котором отметила, что помилование является прерогативой президента. Ли Джэ Мён, кандидат от партии Минджу на смену г-ну Муну, который шумно выступал против помилования, сказал, что, хотя нет смысла возражать против уже принятого решения, г-жа Пак должна еще раз извиниться перед теми, кто был пострадал от ее преступлений.

Консервативная оппозиция приветствовала помилование. Но он жаловался, что г-н Мун также освободил Ли Сок Ки, про-северокорейского подстрекателя, отбывавшего срок за государственную измену, и восстановил гражданские права Хан Мён Сука, бывшего премьер-министра левых взглядов, который отсидел два года. год приговора за взяточничество с 2015 по 2017 год.

Несмотря на запятнанное наследие г-на Муна как «президента при свечах», политические выгоды для уходящего президента и его лагеря вполне могут в конечном итоге перевесить затраты на помилование г-жи Пак.Сообщения о плохом здоровье опального бывшего президента заслуживают доверия; скорее всего, она останется в больнице на несколько недель, прежде чем ее отправят домой. Если бы она умерла в заключении на глазах у г-на Муна всего за несколько недель до президентских выборов, вызванное этим возмущение вполне могло склонить чашу весов против кандидата от его партии.

Помимо судьбы своих политических преемников, г-н Мун, возможно, имел в виду и собственное будущее. Южнокорейские президенты после ухода с поста часто подвергаются расследованию в связи с коррупцией.Ли Мён Бак, предшественник госпожи Пак, отбывает длительный срок за взяточничество. Но Му Хён, который предшествовал ему, покончил жизнь самоубийством вскоре после ухода с поста во время расследования коррупции в отношении ближайших помощников и членов семьи. Усилия г-на Муна по обузданию власти прокуратуры не расположили к нему прокуроров, один из которых сейчас является кандидатом в президенты от оппозиции. Возможно, он надеется, что его преемник вспомнит о его акте милосердия. ■

Эта статья была опубликована в азиатском разделе печатного издания под заголовком «Милосердная луна». Чжэ Ин заявил в пятницу, что помилует бывшего президента Пак Кын Хе, которая отбывает 20-летний тюремный срок после того, как была осуждена за взяточничество и другие уголовные обвинения.

69-летняя г-жа Пак, которая стала первым демократически избранным лидером Южной Кореи, отстраненным от должности в результате парламентского импичмента, будет освобождена 31 декабря, чтобы способствовать «примирению и консолидации национальной власти, чтобы помочь преодолеть национальный кризис, вызванный Пандемия Covid-19», — говорится в сообщении Минюста.

На данный момент она отбыла четыре года и девять месяцев своего срока. Опасения по поводу ее здоровья возникли после того, как в прошлом месяце ее доставили в больницу в столице Сеуле из-за различных заболеваний.

Вопрос о том, заслужила ли г-жа Пак помилование, стал спорным политическим вопросом в преддверии президентских выборов в марте. Офис г-на Муна, который по закону не может баллотироваться на переизбрание, звучал уклончиво до сих пор, когда репортеры спросили о перспективах освобождения г-жи Пак.

Г-н Мун сказал, что ухудшающееся здоровье г-жи Пак также было фактором, повлиявшим на решение его правительства освободить ее.

«Нам пора объединить наши ресурсы и шагнуть в будущее», — сказал он в заявлении, призывающем к национальному единству, чтобы помочь преодолеть «многочисленные трудности, с которыми сталкивается нация.Он добавил: «Я надеюсь, что эта амнистия поможет преодолеть разногласия во мнениях и откроет новую эру консолидации и гармонии».

Г-жа Пак поблагодарила г-на Муна и его правительство за помилование и еще раз извинилась перед людьми за скандал, заявил ее адвокат Ю Ён-ха в пятницу после встречи с г-жой Пак в больнице.

Госпожа Пак была помилована по широкой амнистии, охватившей 700 других заключенных, чьи оставшиеся сроки заключения будут отменены или сокращены вдвое. Президент Южной Кореи имеет право амнистировать заключенных в соответствии с Конституцией и часто применяет его, чтобы отметить крупные национальные праздники или начало нового года.

Г-жа Пак, дочь бывшего военного диктатора Пак Чон Хи, находилась у власти четвертый год в 2016 году, когда сотни тысяч протестующих начали ежемесячные еженедельные митинги в центре Сеула, требуя отстранения ее от должности за коррупцию и некомпетентность.

В декабре того же года Национальная ассамблея объявила ей импичмент по обвинению во взяточничестве и злоупотреблении президентской властью в деле, которое выявило тесные тайные связи между влиятельными политиками и огромными семейными конгломератами в Южной Корее, известными как чеболь.

В марте 2017 г. г-жа Пак была отстранена от должности после того, как Конституционный суд оставил в силе решение законодателей об импичменте. Вскоре после этого она была арестована по нескольким уголовным обвинениям. Первоначальным решением от апреля 2018 года она была приговорена к 24 годам лишения свободы.

В январе этого года Верховный суд утвердил сокращение тюремного срока госпожи Пак до 20 лет и обязал ее выплатить штраф в размере 18 миллиардов вон (15 миллионов долларов США), заявив, что она и ее давний друг и доверенное лицо Чхве Сун Сил собрал или потребовал 19 долларов.3 миллиона взяток от трех крупных компаний, в том числе 7 миллионов долларов от Samsung, крупнейшей и самой прибыльной бизнес-группы Южной Кореи.

Суд постановил, что Samsung предлагала взятки госпоже Пак и ее другу, чтобы помочь заручиться государственной поддержкой попытки вице-председателя компании Ли Чжэ Ёна унаследовать контроль над управлением от своего отца, Ли Кун Хи, компании Samsung. председателя, который умер в прошлом году.

Младший мистер Ли, приговоренный к двум с половиной годам тюремного заключения за коррупционный скандал, был освобожден условно-досрочно в августе, когда Южная Корея освободила сотни заключенных в ознаменование августовских событий. 15 День национального освобождения, посвященный окончанию японского колониального господства над Южной Кореей в конце Второй мировой войны.

Несмотря на осуждение, у г-жи Пак по-прежнему было немало преданных сторонников, в основном пожилых консервативных южнокорейцев, которые проводили митинги в центре Сеула, называя ее невиновной и требуя ее освобождения.

Те, кто выступал за ее помилование, сравнивали ее дело с делами бывших военных диктаторов Чун Ду Хвана и Ро Тэ У. После того, как они покинули свой пост, Г.Чун был приговорен к пожизненному заключению, а г-н Ро получил 17 лет тюрьмы по обвинениям в подстрекательстве к мятежу и мятеже. Обвинения были связаны с их участием в военном перевороте 1979 года, который привел г-на Чуна к власти, и в расправе над демонстрантами в юго-западном городе Кванджу в следующем году. И г-н Чун, и г-н Но были помилованы в 1997 году после двухлетнего заключения.

Ли Джэ Мён, которая баллотируется на президентских выборах в марте в качестве кандидата от Демократической партии г-на Муна, выступила против досрочного освобождения г-жи Пак, заявив, что она недостаточно раскаялась в совершенных ею преступлениях.

Другой бывший президент, Ли Мен Бак, отбывает 17-летний тюремный срок по обвинению во взяточничестве и растрате. Но г-н Ли не был включен в амнистию, объявленную в пятницу. Юн Сок Ёль, кандидат в президенты от консервативной оппозиционной Партии народной власти, заявил, что рассмотрит вопрос о помиловании как г-жи Пак, так и г-на Ли, если он будет избран.

Правительство г-на Муна объявило специальную амнистию бывшему премьер-министру Хан Мён Сук, одному из бывших политических союзников президента.В 2015 году г-жа Хань была приговорена к двум годам тюремного заключения по обвинению в сборе незаконных политических пожертвований. Срок ее полномочий истек в 2017 году. В пятницу правительство заявило, что ее гражданские права, такие как право голосовать и баллотироваться, будут восстановлены.

В пятницу правительство также освободило Ли Сокки, прогрессивного политика, условно-досрочно. Он был арестован правительством г-жи Пак в 2013 году по обвинению в заговоре с целью начать вооруженное восстание с целью свержения сеульского правительства в случае войны с Северной Кореей. Он отсидел все, кроме девяти месяцев своего девятилетнего срока.

Г-н Ли был первым южнокорейским законодателем, осужденным по обвинению в заговоре с предательством, поскольку прошлые военные диктаторы страны использовали такие обвинения, чтобы заставить замолчать диссидентов несколько десятилетий назад. Прогрессивные южнокорейцы потребовали его освобождения, назвав его жертвой того, что они считали политической охотой на ведьм со стороны г-жи Пак, направленной на подавление ее политических врагов.

Заявление Президента о положении в Корее

27 июня 1950 г.

В КОРЕЕ Правительственные войска, вооруженные для предотвращения пограничных рейдов и обеспечения внутренней безопасности, подверглись нападению вторгшихся войск из Северной Кореи.Совет Безопасности ООН призвал войска вторжения прекратить боевые действия и отойти к 38-й параллели. Этого они не сделали, а наоборот усилили атаку. Совет Безопасности призвал всех членов Организации Объединенных Наций оказать всемерное содействие Организации Объединенных Наций в выполнении этой резолюции. В этих обстоятельствах я приказал военно-воздушным и морским силам Соединенных Штатов оказать прикрытие и поддержку корейским правительственным войскам.

Нападение на Корею ясно показывает, что коммунизм уже не использует подрывную деятельность для завоевания независимых наций и теперь будет использовать вооруженное вторжение и войну.Оно нарушило приказы Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, изданные в целях сохранения международного мира и безопасности. В этих обстоятельствах оккупация Формозы коммунистическими силами явилась бы прямой угрозой безопасности Тихоокеанского региона и силам Соединенных Штатов, выполняющим свои законные и необходимые функции в этом районе.

Соответственно, я приказал 7-му флоту предотвратить любое нападение на Формозу. В связи с этим я призываю китайское правительство на Формозе прекратить все воздушные и морские операции против материка.7-й флот увидит, что это сделано. Определение будущего статуса Формозы должно дождаться восстановления безопасности в Тихом океане, мирного урегулирования с Японией или рассмотрения в Организации Объединенных Наций.

Я также приказал усилить вооруженные силы Соединенных Штатов на Филиппинах и ускорить оказание военной помощи филиппинскому правительству.

Я также распорядился ускорить оказание военной помощи силам Франции и Соединенных Штатов в Индокитае и отправить военную миссию для обеспечения тесных рабочих отношений с этими силами.

Я знаю, что все члены Организации Объединенных Наций тщательно рассмотрят последствия этой последней агрессии в Корее в нарушение Устава Организации Объединенных Наций. Возвращение к верховенству силы в международных делах имело бы далеко идущие последствия. Соединенные Штаты будут продолжать отстаивать верховенство закона.

Я поручил послу Остину как представителю Соединенных Штатов в Совете Безопасности доложить об этих шагах Совету.

Пак Кын Хе: Южная Корея помиловала бывшего президента, заключенного в тюрьму даровать особое помилование.

В 2017 году Пак стала первым демократически избранным лидером страны, которого принудительно отстранили от должности после того, как Конституционный суд страны поддержал парламентское голосование по импичменту в связи с обвинениями в коррупции и кумовстве. В 2018 году она была признана виновной по нескольким пунктам обвинения в злоупотреблении властью, взяточничестве и принуждении и приговорена к 24 годам тюремного заключения, позже сокращенному до 20 лет после повторного судебного разбирательства. Эти обвинения связаны с масштабным делом о торговле влиянием, которое охватило Южную Корею, вызвало массовые протесты, перевернуло политику страны и затронуло некоторых из ее самых влиятельных фигур.В январе этого года высший суд Южной Кореи оставил в силе сокращенный до 20 лет тюремный срок Пак. Ей также грозит дополнительный двухлетний срок за обвинение в 2018 году за вмешательство в выдвижение кандидатов от консервативной политической партии, которую она ранее возглавляла. По данным Министерства юстиции, 69-летняя Пак

перенесла операцию на плече в 2019 году, когда отбывала тюремный срок. Местные СМИ неоднократно замечали ее в больнице в инвалидном кресле.

Выступая через своего адвоката после помилования в пятницу, Пак извинилась «перед людьми за то, что вызвала столько беспокойства. »

«Я сосредоточусь на лечении и постараюсь как можно скорее отблагодарить людей», — сказала Пак, как сообщила ее адвокат Ю Ён-ха, которая не сообщила подробностей о состоянии ее здоровья.

Пак была госпитализирована в медицинском центре Samsung в Сеуле с 22 ноября, подтвердила CNN команда по связям с общественностью больницы, но причина ее пребывания не разглашается из-за конфиденциальности.

Пак также поблагодарила президента Мун и правительство за помилование.

Представитель Голубого дома добавил, что Мун надеется, что помилование Пака станет возможностью начать новую эру единства и гармонии, и попросил понимания у тех, кто против этого решения.

Министр юстиции Пак Бом Ке сказал на брифинге, что помилование станет шансом объединить корейский народ, чтобы преодолеть национальный кризис, вызванный пандемией, и двигаться вперед в будущее.

Пак, отсидевший в тюрьме около четырех лет и восьми месяцев, выйдет на свободу 31 декабря.

Коррупционный скандал в Южной Корее

Дочь бывшего диктатора Пак Чон Хи, Пак Кын Хе стала первой женщиной-президентом Южной Кореи, когда пришла к власти в 2013 году, но ее срок был омрачен спорами.

Голосование за импичмент Пак в 2017 году состоялось после того, как миллионы южнокорейцев в течение нескольких месяцев вышли на улицы, требуя ее увольнения, после разоблачения чрезмерного влияния, которым обладает ее советник и доверенное лицо Чхве Сун Сил, дочь лидер культа.

Вскоре после того, как Пак лишили должности, она была арестована и предстала перед судом за вымогательство взяток у крупных конгломератов страны, включая Samsung. В 2018 году она предстала перед судом по отдельным обвинениям в получении незаконных средств от Национальной разведывательной службы.

К скандалу были причастны еще несколько человек. В 2018 году доверенное лицо Пака Чхве было приговорено к 20 годам тюремного заключения по 18 обвинениям, включая злоупотребление властью, принуждение, мошенничество и взяточничество, и оштрафовано на 16 долларов.6 миллионов.

В 2017 году глава Samsung Ли Чжэ Ён был признан виновным во взяточничестве и других обвинениях в коррупции и приговорен к пяти годам тюремного заключения.