Содержание

Осада Вены: достойная цель для завоевания Османской Империей | МИР ИСТОРИИ — WOH

После того как венгры были повержены их государство распалось на три части, одна отошла завоевавшим ее османам, другую подмял под себя брат императора Карла V из династии Габсбургов Фердинанд I, а третью, на правах вассала Османской империи, «отжал» хитрец Иоанн Запольяи.

Тот самый князь Трансильвании, который умышленно «задержался» со своей 40 000 армией, когда король Венгрии Людовик II необдуманно и дерзко вступил в битву при Мохаче с превосходящими силами османов, что стоило ему и его людям жизни. Теперь, как считал Сулейман I, настало время продолжить джихад в направлении Центральной Европы.

Питер Снайерс «Осада Вены в 1529 году»

Питер Снайерс «Осада Вены в 1529 году»

Предыстория похода на Вену

Английский историк сэр Эдвард Кризи, опираясь на десятитомные труды австрийского востоковеда историка Йозефа фон Хаммер-Пургшталь, в своей работе «История турок – османов» описал мотивацию похода Сулеймана I на Вену.

Река Дунай, на которой стояла Вена, должна была войти в состав мусульманского мира, как в свое время Евфрат, Нил, Инд и Тигр. Вене была уготована судьба Багдада на европейском Западе, а воды Дуная должны были обагриться христианской кровью. Сулейман станет посланником пророка Мухаммеда для непризнанного им за императора Карла V, утвердив в этих землях ислам и покорив европейцев. В мире существовал лишь один император – и им был Сулейман Великолепный!

Как сообщается в исследовании Кризи, Карл V в этот период был «занят делами в Италии», по другим источникам ввязался в затяжную войну с Францией. Поэтому целью похода становился его брат Фердинанд I.

Хуан Пантоха де ла Крус «Портрет Карла V» / Музей Прадо, Испания

Хуан Пантоха де ла Крус «Портрет Карла V» / Музей Прадо, Испания

10 мая 1529 года Османская империя отправила свою армию для проведения новой завоевательной кампании в Европе. Возглавил армию в походе сам султан, численность ее составляла от 120 до 250 тысяч человек. Помимо османов в ее составе действовали сербские и молдавские подразделения. Артиллерийский парк состоял из более трехсот тяжелых осадных орудий, а количество верблюдов, лошадей и мулов очевидцы называли бесчисленным.

Прибыв в покорённую Венгрию, для того чтобы унизить венгров, султан назначил местом своей встречи Мохач, где встречавший его Запольяи подобострастно и публично целовал Сулейману руку, в знак особого уважения и признания вассальной зависимости. Там к армии Сулеймана присоединились венгерские части союзников, и завоеватель двинул войска на захват территорий Венгрии, которые Габсбурги присвоили себе.

Николаус Мельдеманн «Круговая карта Вены с собором Святого Стефана в центре» / Венский музей, Австрия

Николаус Мельдеманн «Круговая карта Вены с собором Святого Стефана в центре» / Венский музей, Австрия

Подготовка австрийцев к обороне

Османская армия неумолимо двигалась к Вене, захватывая на своем пути города и крепости, беспощадно расправляясь с их австрийскими защитниками, подвергая насилию, пыткам и массово беря в плен мирное население. Так, в бывшей столице Венгрии — Буде, которая значительно позже, после слияния трех городов, станет называться Будапешт, был вырезан весь гарнизон.

На пощаду защитникам Вены рассчитывать не приходилось. Фердинанд I быстро собрался и «спешно отправился за помощью к брату в Богемию» и, не получив никакой значительной военной помощи, в Вену возвращаться не торопился. Оборону города он поручил старому и проверенному немецкому ветерану, 70-летнему наемнику и профессиональному воину — генералу Николасу фон Зальме.

Неизвестный художник «Портрет Фердинанда I»

Неизвестный художник «Портрет Фердинанда I»

Он заложил все четверо ворот города, и основные усилия направил на укрепление стен. Не особо рассчитывая на их прочность и зная о мощнейшей в мире османской артиллерии, он также стал готовить фортификационные сооружения в виде земляных валов и насыпей, снося мешавшие ему при этом здания.

Между тем поход османов затягивался, погодные условия в Европе в этом году не благоприятствовали их завоевательной кампании. Шли постоянные дожди, дороги размыло, реки вышли из берегов. Авангард армии Сулеймана I прибыл под Вену 23 сентября и его воины разъезжали на лошадях под стенами города, громко оскорбляя защитников и угрожая им смертью. На пиках у каждого из них была насажена голова австрийца.

Через два дня подошли основные силы османов и город охватил ужас. Защитников было всего 16 000, а армия Османской империи превосходила их по численности не меньше, чем в 10 раз. Узнав, что король Фердинанд I «мудро, если не геройски», решил отсидеться в надежном месте, подальше от осаждённой Вены, султан поставил главнокомандующим армией великого визиря Ибрагима-пашу.

Ганс Себальд Бехам «Паргалы Ибрагим-паша верхом на лошади» / Музей Бойманса-ван Бёнингена, Нидерланды

Ганс Себальд Бехам «Паргалы Ибрагим-паша верхом на лошади» / Музей Бойманса-ван Бёнингена, Нидерланды

Осада города

К сожалению, бо́льшую часть тяжелой артиллерии не удалось доставить к стенам города, так как установилась дождливая и холодная погода. Защитники Вены сражались отчаянно и упорно, несмотря на то, что угрозу городу составляла огромная численность военного контингента нападавших, которые непрестанно предпринимали попытки минирования и подрыва стен.

Через три недели изнурительных боев османскому командованию стало ясно, что дальнейшая осада приведет к поражению. В лагере османов постоянно возникали вспышки вирусных заболеваний, погода стояла холодная, росло число дезертиров, шел падеж вьючного скота, в особенности верблюдов.

Осада Вены турецкими войсками. Турецкая миниатюра

Осада Вены турецкими войсками. Турецкая миниатюра

Султан Сулейман I объявил, что отказ Фердинанда I и тем более его брата Карл V встретиться с ним в бою означает признание ими своего поражения. 16 октября османы, собрав лагерь и уничтожив тысячи пленных, состоявших в основном из числа крестьянских семей оккупированных деревень, двинулись в обратный путь в Стамбул.

По пути отхода янычары совершали бесчисленное количество зверских расправ и бесчинств. Эти события так запомнились европейцам, что британский премьер-министр Гладстон, через три столетия говорил о «памяти об их зверствах, глубоко проникших в сознание Европы…», как об этом упоминается у Антони Бриджа в книге «Сулейман Великолепный».

Сообщается, что во время осады погибли более 40 000 человек со стороны осаждающих город османов и 20 000 христиан как воинов, так и мирных жителей. Несмотря на организованный отход турецкой армии, эта неудача турок в осаде Вены была воспринята Европой как первое крупное поражение Османской империи с момента начала их военной экспансии в Европу.

Хуан де ла Корте «Турки покидают Вену» / Музей Прадо, Испания

Хуан де ла Корте «Турки покидают Вену» / Музей Прадо, Испания

Итоги и последствия события

То, что не было сделано османскими пушками и ятаганами янычар, было достигнуто в дипломатической победе Блистательной Порты, великим визирем Ибрагим-пашой. По результатам унизительного для европейцев мирного договора Фердинанд I сдал османам стратегически важную крепость Эстергом, отрёкся от претензий на венгерский трон, а за те венгерские земли, которые фактически контролировала династия Габсбургов, он взял на себя обязательство платить немалую ежегодную дань султану.

В качестве морального унижения, в протоколе подписания мирного договора, императора Карла V, как главу священной Римской империи, приравняли к великому визирю Ибрагиму-паше, а не к владыке Османской империи. К таким неоднозначным результатам привел этот военный поход Сулеймана I.

Все статьи по теме: #мир истории_османская империя

Статья написана для канала «Мир истории», автор: Лочуков Денис

Делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите проект, подписывайтесь на Яндекс.Дзен-канал «Мир истории» (https://zen.yandex.ru/history_world)

Битва под Веной (Осада Вены) 1683 год

Битва под Веной (Осада Вены)

1683 год

В XVII веке Османская империя, внешне находившаяся на вершине могущества, вступает в полосу кризиса. Поражение при Лепанто положило конец морской экспансии турок, но оставалась мощная сухопутная армия, привыкшая побеждать. Однако к середине века и в ней происходят масштабные изменения, заметно снизившие ее боеспособность. Шаг за шагом идет процесс разложения элитного корпуса янычар. Они начали обзаводиться семьями, стали заниматься торговлей и ремеслом. Постепенно янычары становились консервативной политической силой и орудием дворцовых переворотов. Из реальной боевой силы они все больше превращаются в подобие римской преторианской гвардии.

Этого, однако, пока не замечал ни турецкий султан, ни дрожащая от османского имени Европа. В 1670-е годы туркам удалось еще увеличить свою территорию в Европе, захватив Подолию и степную Украину до самого Днепра. Никто не предполагал тогда, что это станет их последним успехом.

Поводом для большой австро-турецкой войны стала антипротестантская политика австрийского эрцгерцога Леопольда I, по совместительству императора Священной Римской империи. Австрийские войска вторглись в центральную Венгрию. Венгерские протестанты во главе со своим вождем Имре Текели обратились за помощью к туркам. Османы посчитали этот раскол среди христиан самым благоприятным случаем для захвата Вены – важнейшей крепости, запирающей туркам путь в Центральную Европу. В 1683 году османский султан Мехмед IV объявляет императору войну.

Турки для войны с Австрией собрали весьма значительную армию. В ней было до восьмидесяти тысяч человек, пеших и конных, в том числе двенадцать тысяч янычар. Кроме того, по приказу султана тридцатитысячную конную орду прислал крымский хан, значительные контингенты прислали валахи и венгры Текели. В целом османские силы можно оценить в сто пятьдесят – сто семьдесят тысяч человек.

У командующего австрийской имперской армией Карла Лотарингского на тот момент было не более двадцати тысяч солдат. Правда, еще в марте 1683 года император Леопольд заключил оборонительный союз с польским королем Яном Собеским, но армия союзников еще только собиралась, когда турки уже подступили к стенам Вены. В первых же боях турки отбросили Карла Лотарингского. Вместе с отступившим Карлом из Вены бежали и восемьдесят тысяч беженцев во главе с самим императором. В городе остался одиннадцатитысячный гарнизон и пять тысяч городских ополченцев. 14 июля турки замкнули Вену в кольцо осады. В тот же день главнокомандующий турецкой армии Кара Мустафа отправил в город ультиматум о сдаче города. Командир гарнизона граф фон Штаремберг капитулировать наотрез отказался.

Жители Вены снесли многие дома вне городских стен, чтобы оставить осаждающих без прикрытия. Это дало возможность вести по туркам шквальный огонь, в случае если бы те пошли на приступ. В ответ Кара Мустафа приказал рыть в направлении города длинные траншеи, чтобы оградить своих солдат от огня. Хотя у турок имелась отличная артиллерия из трехсот орудий, укрепления Вены были очень прочными, построенными по последнему слову тогдашней фортификационной науки. Поэтому туркам пришлось прибегнуть к тактике минирования массивных городских стен.

Турки перерезали также все пути снабжения осажденного города продовольствием. Гарнизон и жители Вены оказались в отчаянном положении. Истощение и страшная усталость стали настолько острыми проблемами, что граф фон Штаремберг приказал казнить любого, кто заснет на своем посту. К концу августа силы осажденных были почти полностью исчерпаны.

В начале сентября пять тысяч опытных турецких саперов подвели мины под венские укрепления и взорвали один за другим значительные участки городских стен, Бургский бастион, Лебельский бастион и Бургский равелин. В итоге в ряде мест образовались бреши шириной до двенадцати метров. Защитники Вены пытались рыть свои туннели, чтобы помешать турецким саперам. Но 8 сентября турки все же заняли Бургский равелин и Низовую стену. Падение Вены казалось вопросом самого ближайшего времени. И тогда осажденные приготовились сражаться в самом городе.

К счастью для защитников города, как раз к этому времени большая польская армия перешла Дунай и соединилась с войском Карла Лотарингского, которому незадолго до этого удалось разбить венгров Текели. Объединенная армия союзников насчитывала более восьмидесяти тысяч человек, но ей нужно было действовать очень быстро, чтобы не прийти к стенам Вены слишком поздно. Союзникам это удалось, чему способствовали и разногласия в турецком лагере.

Так, крымский хан, оставленный в тылу, обиделся на это и отказался атаковать польские войска на их пути через горы, хотя его легкая и подвижная кавалерия смогла бы сильно задержать, а может быть, и совсем остановить тяжелую и неповоротливую в горах польскую конницу.

12 сентября наступило время великой битвы. Битва началась еще до того, как все силы христиан были развернуты. В 4 часа утра турки атаковали, чтобы помешать союзникам как следует построить свои силы. В ответ Карл Лотарингский и австрийские войска контратаковали с левого флага, в то время как немцы атаковали центр турок.

Тогда Кара Мустафа тоже бросил большую часть войск в контратаку, а часть элитных янычарских подразделений оставил для штурма города. Он хотел захватить Вену до прибытия поляков Собеского, однако было уже поздно. Турецкие саперы прорыли туннель для полномасштабного подрыва стен, а пока они лихорадочно его засыпали для усиления мощности взрыва, австрийцы успели прорыть встречный туннель и вовремя нейтрализовать мину.

Пока турецкие и австрийские саперы состязались в скорости, наверху шла яростная битва. Подошедшая польская кавалерия нанесла мощный удар по правому флангу турок. Османы же сделали основную ставку не на борьбу с союзными армиями, а на срочный захват города. Это оказалось фатальной ошибкой.

После двенадцати часов битвы поляки продолжали прочно держаться на правом фланге турок. Основная часть христианской конницы весь день простояла на холмах и наблюдала за битвой, в которой пока участвовали в большей степени пехотинцы. Примерно в 5 часов вечера разделенная на четыре части кавалерия пошла в атаку. Одна из этих частей состояла из австро-германских всадников, а остальные три – из поляков. Двадцать тысяч кавалеристов под личным командованием Яна Собеского спустились с холмов и прорвали ряды турок, и без того сильно уставших после целого дня битвы на два фронта. Христианские всадники ударили прямо по турецкому лагерю, в то время как гарнизон Вены выбежал из города и присоединился к избиению турок.

Осада Вены. Картина того времени

Османские войска были не только физически измотаны, но и пали духом после провала попытки подорвать стены и ворваться в город. А нападение кавалерии заставило их отступить на юг и на восток. Менее чем через три часа после атаки своей кавалерии христиане одержали полную победу. Вена была спасена.

Турки потеряли не менее пятнадцати тысяч человек убитыми и ранеными. Свыше пяти тысяч попало в плен. Союзники захватили также все османские пушки. При этом общие потери союзников составили четыре с половиной тысяч человек. В руки христиан попал и огромный турецкий обоз, и многочисленные шатры, в спешке брошенные турками. Словом, победа была полной.

Разгром турецкой армии под Веной имел огромное значение в истории Европы. Он поставил однозначную точку под дальнейшим расширением турецкой экспансии в Европе. После этого поражения Османская империя вынуждена была перейти к стратегической обороне, постепенно теряя захваченные ранее земли и утрачивая былое влияние.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Первая осада Вены: valerongrach — LiveJournal


Удивительно, но этот прекрасный город в центре Европы долгое время был чуть ли не пограничным и несколько раз над ним чуть было не взвивался мусульманский полумесяц. Но Вена выстояла за полтора века регулярных осад и войн. А началось все в 1529 году, когда в сентябре армия Сулеймана Великолепного добралась до столицы австрийских Габсбургов.

Армия турок собралась еще весной 1529 года в Болгарии. Сулейман собирался полностью захватить Венгрию. В общей сложности в его армии собралось около 120 000 человек. Причем были не только янычары, но и молдаване и венгры. Сулейман командовал армией сам, а сераскиром был Ибрагим-паша, бывший греческий раб, ставший визирем.

Поход турецкой армии начался 19 мая 1529 года. Но как-то сразу все пошло не так. Весной были очень сильные дожди и дороги были размыты. В результате в грязи вязли пушки, которые пришлось бросать.

До Венгрии турки добрались только 6 августа. 18 августа к султану явился Янош Запольяи, он перешел на сторону турок и помог им с захватом нескольких крепостей. 8 сентября турки захватили Буду.

Тем временем гарнизон Вены готовился к осаде, так как было понятно, что именно этот город – цель похода Сулеймана. Австрийцы прекрасно понимали, что пощады не будет, так как австрийский гарнизон Буды был вырезан. Эрцгерцог Фердинанд I срочно выехал в Богемию и попросил помощи у своего брата Карла V, но тот воевал с Францией и значительной поддержки оказать не мог. Прислал только кавалерийские испанские отряды.

Обороной Вены руководил маршал Вильгельм фон Роггендорф, а его заместителем стал немецкий ландскнехт Никлас граф Зальм, которому на тот момент было уже 70 лет. Зальм прибыл в Вену вместе с немецкими ландскнехтами и занялся укреплением стен. Все городские ворота были замурованы, а стены дополнительно укреплены. Кроме того, Зальм приказал насыпать земляные бастионы, безжалостно снося дома, которые мешали строительству укреплений.


В конце сентября османская армия начала осаду Вены. Но положение турецкой армии было не самым лучшим. На пути через Балканский полуостров было потеряно много тяжелых пушек, которые специально тащили для разрушения венских стен. Из-за дождей дороги были размыты, орудия тонули в грязи, вышедших из берегов реках. Гибли верблюды, на которых везли снаряжение и боеприпасы.

В результате до Вены турецкая армия дошла уже сильно ослабленной. Но Ибрагим-паша послал к осажденным трёх богато одетых европейцев с предложением сдать город. В ответ Никлас Граф Зальм отправил к паше трёх богато одетых мусульман без сообщений, что стало более чем наглядным ответом.

Началась осада и обстрел города. Но приказ Зальма насыпать земляные бастионы оказался правильным – нанести значительного вреда им турки не смогли. Провалились попытки подвести подкопы. Минные ходы уничтожали, а 6 октября 8 000 европейцев совершили крупную вылазку за пределы города и уничтожили множество подземных ходов турок. Правда, сделали это ценой больших потерь.

11 октября прошёл особенно сильный ливень. План взорвать стену и ворваться в пролом потерпел крах. У турок кончался корм для лошадей, росло количество заболевших и дезертиров. В сложном положении оказались даже янычары.

В результате 12 октября Ибрагим-паша собрал совет, на котором предложил последний раз пойти на штурм, пообещав солдатам увеличенную награду. Но христианские аркебузиры и пикинёры успешно отбили атаку турок. Ночью 14 октября осаждённые услышали истошные крики, доносившиеся из вражеского лагеря – перед уходом турки вырезали всех пленных христиан.
После этого турки ушли. Уже когда началось отступление, пошел ранний снег, зима началась раньше, чем обычно. В результате турки еще и бросили часть оставшихся пушек и амуницию. Но от планов захватить Вену турки откажутся еще очень не скоро.

Осада вены османами 1683. Осада Вены (1529). Великая турецкая война

Оса́да Ве́ны 1529 го́да — первая попытка Османской империи захватить столицу Австрийского эрцгерцогства Вену . Неудача осады ознаменовала конец стремительной экспансии Османской империи в Центральную Европу ; тем не менее, ещё целых 150 лет продолжались ожесточённые столкновения, достигшие своего апогея в 1683 году , когда произошла Венская битва .

Предыстория

Опыт этих двух кампаний показал: туркам не захватить столицу Австрии. Османской армии пришлось возвращаться зимовать в Стамбул, чтобы офицеры могли за зиму набрать в своих поместьях новых солдат.

Отступление войск Сулеймана I не означало их полного поражения. Османская империя сохраняла контроль над южной Венгрией. К тому же турки специально массированно опустошали австрийскую часть Венгрии и значительные территории самой Австрии, Словении и Хорватии , чтобы ослабить ресурсы этих земель и чтобы Фердинанду I было труднее отражать новые нападения. Турки сумели создать буферное марионеточное венгерское государство , которое возглавил Янош Запольяи.

Фердинанд I приказал воздвигнуть памятник на могиле Никласа, графа Зальм — последний был ранен во время последнего турецкого штурма и умер 30 мая 1530 года .

Турецкое вторжение дорого обошлось Европе. Погибли десятки тысяч солдат и множество мирных жителей; тысячи людей были уведены и проданы турками в рабство. Однако эпоха Возрождения стремительно шла вперёд, росла мощь европейских стран, и турки уже больше не могли продвигаться вглубь Центральной Европы.

Тем не менее, Габсбургам пришлось подписать в 1547 году с османской Турцией мирный договор, по которому Карлу V «позволялось» править Священной Римской империей «с позволения» султана Сулеймана Великолепного. К тому же Габсбурги


Священная Римская империя Священная Римская империя

Ве́нская би́тва произошла 11 сентября 1683 года после двухмесячной осады Вены , столицы Австрии , войском Османской империи . Победа христиан в этой битве навсегда положила конец завоевательным войнам Османской империи на европейской земле, а Австрия на десятилетия стала самой мощной державой Центральной Европы .

В крупномасштабном сражении победили польско-австрийско-германские войска под командованием Яна III Собеского , короля Польского и Великого князя Литовского . Войсками Османской империи командовал Кара-Мустафа , великий визирь Мехмеда IV .

Битва под Веной стала переломным событием в трёхвековой войне государств Центральной Европы против Османской империи. В течение последующих 16 лет австрийские войска перешли в масштабное наступление и отбили у турок значительные территории — южную Венгрию и Трансильванию .

Энциклопедичный YouTube

    1 / 5

    ✪ How Europe Has Almost Fallen | Battle Of Vienna, 1683

    ✪ Крылатые гусары: мифы и реальность — Антон Шиляев

    ✪ Battle Of Vienna — September 11th 1683

    ✪ Великая Турецкая война

    ✪ Ottoman–Habsburg wars

    Субтитры

    Византийская империя была региональной супердержавой и буферной зоной между христианским и исламским миром на протяжении столетий. После потери Константинополя, который перешёл к туркам-османам в 1453, Византийская империя перестала существовать, и новая сила пришла к власти в Малой Азии. Османской империи ещё только предстояло стать одной из величайших в истории империй мира. Османская военная машина крушила перед собой всё, и ни одна армия в то время не могла сравниться с её мощью. Османы вскоре подчинили Юго-Восточную Европу, Переднюю Азию и Северную Африку. Но этого было недостаточно. Османы долгое время стремились завоевать Европу, и захват Вены мог дать им контроль над придунайскими областями в Южной Европе и над наземными торговыми путями. Османская армия была созвана 21 января 1682 года, а 6 августа была объявлена война. Это означало рискованное или, скорее, неосуществимое вторжение, так как трёхмесячный поход затянулся бы до глубокой зимы, османы решили, что это будет слишком рискованно и отложили кампанию до следующего года. Вене потребовалось 15 месяцев, чтобы приготовиться к обороне, а Леопольду — чтобы собрать войска из Священной Римской империи и создать союзы. Окончательно союз Священной Римской империи с Польшей установился с подписанием Варшавского договора в 1683. Леопольд обещал поддержать Собеского, если османы нападут на Краков, А Собеский взамен — что польское войско будет отправлено на помощь в случае атаки на Вену. Этот союз, возможно, был главной причиной, по которой выиграна битва за Вену. Османские отряды достигли Белграда к маю. К ним присоединились войска Трансильвании и княжества Верхняя Венгрия. Часть армии начала осаду Дьёра, а оставшиеся 150,000 солдат направились в сторону Вены. 7 июля около 40,000 крымских татар прибыли в окрестности города. Они вдвое превосходили по численности имперские войска на этом участке. Император Леопольд вместе со своим двором и армией, состоящей из 60 000 австрийских солдат, перебрался из Вены в Пассау, а Карл V, герцог Лотарингии, отозвал своё двадцатитысячное войско и бежал в сторону Линца. Тем временем основное войско осман достигло Вены 14 июля, а число защитников города составляло лишь около 15,000 человек. Их возглавил граф Эрнст Рюдигер фон Штаремберг. Однако летом 1683 года король Польши, Ян III Собеский, подготовил поход на Вену, следуя своим обязательствам, установленным договором. Он оставил свою страну в сущности незащищённой, выдвинувшись из Кракова 15 августа. Имре Тёкёли, правитель Верхней Венгрии, видел возможность, но не смог развить наступление на Польшу. Ян Казимир Сапега Младший разорил венгерские владения в Карпатских горах с литовским войском и прибыл в Вену после победы. Главная османская армия окончательно окружила Вену 14 июля. В это время она, как я упоминал, имела лишь 15,000 защитников; они отказались сдать город, хотя перед воротами стояло 150,000 турок. Представьте, сколь велико было бесстрашие этих людей… Несмотря на то что османы потратили более 3-х недель, чтобы уничтожить старые укрепления вокруг города, прорыть туннели и так далее, осаждающим удалось отрезать Вену почти от всех путей снабжения продовольствием. Это вызвало всплеск отчаяния и падение боевого духа среди защитников, усталость достигла такой степени, что фон Штаремберг приказал расстреливать на месте любого солдата, найденного спящим в дозоре. Осаждённые были на последнем издыхании, когда имперские войска под руководством Карла V, герцога Лотарингии, разбили Тёкёли под Бизамбергом и соединились с ними. 6 сентября поляки, возглавляемые Собеским, переправились через Дунай для соединения с имперскими войсками и подкреплениями из Саксонии, Баварии, Бадена и так далее. Отвага и выдающиеся достижения Собеского способствовали поручению ему руководства силами союзников; теперь польский король имел под ружьём 70,000–80,000 человек. Битва началась ещё прежде, чем войска были полностью развёрнуты. В 4 часа утра 12 сентября 1683 года османы наконец начали нападение. Немцы первыми приняли удар. Карл Лотарингский двинулся с ними вперёд и занял несколько ключевых точек. К полудню имперские войска нанесли османам значительный ущерб и были близки к прорыву, но у турок оставались янычары и сипахи, ожидающие в резерве, пока их бросят на штурм. Османское руководство собиралось взять Вену прежде, чем Собеский прибудет, но время вышло. Вскоре после полудня на другом фланге началось крупное сражение: польская пехота начала наступление на османов. Вместо сосредоточения на битве со вспомогательной армией османы продолжали пробивать себе путь в город. Поляки достигли значительных успехов, и к 4 часам дня захватили деревню Герстхоф. Позднее эта деревня послужила базой для их мощной кавалерийской атаки. Османы оказались зажаты между польскими и имперскими войсками. Карл Лотарингский и Ян III Собеский вместе решили продолжить наступление и дожать противника. Имперцы возобновили нападение, хотя столкнулись с отчаянным сопротивлением, и развили успех, отвоевав деревни Унтердёблинг и Обердёблинг. Теперь они были близко к середине турецких позиций, Тюркеншанцу. Пока они готовились штурмовать его, действовать начала польская кавалерия. Установлено, что она медленно появилась из леса и вступила в бой, сминая ряды османов и приближаясь к Тюркеншанцу. который был атакован с трёх сторон (поляками с запада, саксонцами и баварцами с северо-востока, австрийцами с севера). В это время турецкий визирь решил оставить позицию и отступить. Союзники были готовы добить оттоманов. По приказу польского короля началась самая крупная конная атака в истории. 18,000 всадников рванулись с холмов. Истощённые и уже упавшие духом, турки вскоре начали бежать с поля боя. Собеский возглавил атаку. Кавалерийский наскок был последним, смертельным ударом. Менее чем через 3 часа после налёта кавалерии объединённые европейские христианские войска выиграли битву и спасли Вену. После победы Собеский по-своему пересказал известную цитату Юлия Цезаря: «Veni, vidi, vic»i ~ «Я пришёл, я увидел, Бог победил». Эта битва описывается как чудовищное поражение и провал Османской империи, самый ужасный со времени её основания. Османы потеряли примерно 20,000 человек, 15,000 из них в последней кавалерийской атаке. Оттоманы не смогли уже полностью восстановиться и впоследствии теряли всё больше и больше земель. Если бы европейцы не выиграли эту битву, мы, возможно, говорили бы на турецком сегодня. Сейчас Венская битва имеет для меня символическое значение. Европейцы не только победили более сильного противника и остановили распространение ислама в Европе, они стояли вместе, сражались и умирали вместе, чтобы сохранить то, что было и остаётся священным для нас, наш дом, Европу. Они сражались независимо от их этнического происхождения, были ли они славянами, немцами, итальянцами, они взяли в руки оружие и показали своё мужество. Победа под Веной должна остаться напоминанием о том, что в жилах европейцев действительно течёт храбрость, и никогда не следует бояться, с каким бы противником мы не столкнулись. Я надеюсь, что вам понравилось это видео и вы узнали что-нибудь новое. Если да, убедитесь, что вы поставили лайк и подписались, если ещё этого не сделали. Если вам нравится то, что я делаю, вы также можете поддержать меня на Patreon. Большое спасибо вам за просмотр!

Предпосылки к битве

Османская империя всегда стремилась захватить Вену. Стратегически важный крупный город, Вена контролировала Дунай , соединявший Чёрное море с Западной Европой, а также торговые пути из Восточного Средиземноморья в Германию . Перед тем, как начать вторую осаду австрийской столицы (первая осада была в 1529 году), Османская империя в течение нескольких лет тщательно готовилась к войне. Турки чинили дороги и мосты, ведущие к Австрии и к базам снабжения своих войск, на которые они свозили со всей страны оружие, воинское снаряжение и артиллерию.

Кроме того, Османская империя оказывала военную поддержку венграм и некатолическим религиозным меньшинствам, жившим в занятой австрийцами части Венгрии. В этой стране на протяжении многих лет росло недовольство антипротестантской политикой императора Австрии Леопольда I Габсбурга , ярого сторонника католической Контрреформации . В итоге это недовольство вылилось в открытое восстание против Австрии, и в 1681 году протестанты и прочие противники Габсбургов объединились с турками. Турки же признали предводителя восставших венгров Имре Тёкёли королём Верхней Венгрии (нынешняя восточная Словакия и северо-восточная Венгрия), ранее отвоёванной им у Габсбургов. Они даже обещали венграм создать специально для них «Венское королевство», если те помогут им захватить город.

В 1681-1682 годах резко участились столкновения между силами Имре Тёкёли и австрийскими правительственными войсками. Последние вторглись в центральную часть Венгрии, что и послужило поводом к войне. Великий визирь Кара Мустафа-паша сумел убедить султана Мехмеда IV разрешить наступление на Австрию. Султан приказал визирю войти в северо-восточную часть Венгрии и осадить два замка — Дьёр и Комаром . В январе 1682 года началась мобилизация турецких войск, а 6 августа того же года Османская империя объявила Австрии войну.

В те времена возможности снабжения делали крайне рискованным любое крупномасштабное наступление. В этом случае после всего трёх месяцев боевых действий турецкой армии пришлось бы зазимовать далеко от родины, на вражеской территории. Поэтому в течение 15 месяцев, прошедших с начала мобилизации турок до их наступления, австрийцы интенсивно готовились к войне, заключали союзы с другими государствами Центральной Европы, что и сыграло решающую роль в поражении турок. Именно в эту зиму Леопольд I заключил союз с Польшей . Он обязался помочь полякам, если турки осадят Краков , а поляки, в свою очередь, обязались помочь Австрии, если турки осадят Вену.

31 марта 1683 года в Императорский Двор Габсбургов пришла нота об объявлении войны. Её послал Кара Мустафа от имени Мехмеда IV. На следующий день турецкая армия отправилась из города Эдирне в завоевательный поход. В начале мая турецкие войска прибыли в Белград, а затем пошли на Вену. 7 июля 40 000 татар стали лагерем в 40 км к востоку от австрийской столицы. Австрийцев же в том районе было вдвое меньше. После первых схваток Леопольд I отступил в Линц с 80 000 беженцев.

В знак поддержки король Польши летом 1683 года прибыл в Вену, демонстрируя тем самым готовность выполнить свои обязательства. Ради этого он даже оставил свою страну незащищённой. Чтобы уберечь Польшу от иноземного вторжения во время своего отсутствия, он пригрозил Имре Тёкёли разорить дотла его земли, если тот посягнёт на польскую землю.

Осада Вены

Основные силы турок прибыли под Вену 14 июля. В тот же день Кара Мустафа отправил в город ультиматум о сдаче города.

Командир оставшихся 11 000 солдат, 5000 ополченцев и 370 пушек граф Эрнст Рюдигер фон Штаремберг , наотрез отказался капитулировать. За несколько дней до этого он получил страшное известие о резне в городе Перхтольдсдорфе , расположенном к югу Вены. Власти этого города приняли предложение о сдаче, тем не менее турки его вероломно нарушили и учинили резню.

Жители Вены снесли многие дома вне городских стен, чтобы оставить осаждающих без прикрытия. Это дало возможность вести по туркам шквальный огонь, если бы те сразу пошли на приступ. В ответ Кара Мустафа приказал рыть в направлении города длинные траншеи, чтобы оградить своих солдат от огня.

Хотя у турок имелась отличная артиллерия из 300 орудий, укрепления Вены были очень крепкими, построенными по последнему слову тогдашней фортификационной науки. Поэтому туркам пришлось прибегнуть к минированию массивных городских стен.

У турецкого командования было два варианта взятия города: либо ринуться всеми силами на приступ (что вполне могло привести к победе, так как их было почти в 20 раз больше, чем защитников города), либо осадить город. Турки выбрали второй вариант.

Казалось бы, турки поступили нелогично, однако штурм грамотно укреплённого города всегда стоит осаждающим огромных жертв. Осада же была прекрасным способом взять город при минимуме потерь, и туркам это почти удалось. Единственное, чего они не приняли в расчёт, — это время. Их неторопливость в деле захвата Вены, предшествовавшее этому неспешное продвижение армии вглубь Австрии привели к тому, что главные силы христиан подоспели вовремя.

Турки перерезали все пути снабжения осаждённого города продовольствием. Гарнизон и жители Вены оказались в отчаянном положении. Истощение и страшная усталость стали настолько острыми проблемами, что граф фон Штаремберг приказал казнить любого, кто заснёт на своём посту. К концу августа силы осаждённых были практически полностью исчерпаны, но как раз в это время герцог Лотарингский Карл V разбил Имре Тёкёли при Бизамберге , в 5 км к северо-востоку от Вены.

6 сентября польская армия перешла Дунай у города Тульна , в 30 км к северо-западу от Вены, и соединилась с остальными войсками Священной Лиги, действия которой к тому времени уже благословил Папа Иннокентий XI . И только лишь Людовик XIV, противник Габсбургов, не только отказался помогать союзникам, но и воспользовался ситуацией для нападения на южную Германию.

В начале сентября 5000 опытных турецких сапёров взорвали один за другим значительные участки городских стен: Бургский бастион, Лёбельский бастион и Бургский равелин. В итоге образовались бреши шириной в 12 метров. Австрийцы же пытались рыть свои туннели, чтобы помешать турецким сапёрам. Однако 8 сентября турки всё же заняли Бургский равелин и Низовую стену. И тогда осаждённые приготовились сражаться в самом городе.

Силы сторон

Численность османской армии составляла примерно 200 тысяч человек. Непосредственно осадой занимались 18 тысяч янычар , а ещё 70 тысяч турецких солдат следили за окрестностями.

Решающее сражение произошло 11 сентября , когда к Вене подошли объединённые силы Священной Лиги с главнокомандующим — королём Польским и Великим князем Литовским Яном III Собеским :

Всего 84 450 человек (из них 3 тысячи охраняли барабанщиков и в битве не участвовали) и 152 пушки.

Перед битвой

Союзным христианским силам приходилось действовать быстро. Нужно было спасти город от турок, иначе союзникам пришлось бы самим осаждать захваченную Вену. Несмотря на многонациональность и разнородность союзных сил, союзники всего лишь за шесть дней наладили чёткое командование войсками. Ядром войск стала польская тяжёлая кавалерия под командованием короля Польши. Боевой дух солдат был силён, ибо они шли в бой не во имя интересов своих королей, а во имя христианской веры. К тому же, в отличие от крестовых походов, война велась в самом сердце Европы.

Кара Мустафа же, имея в своём распоряжении достаточно времени для организации успешного противостояния силам союзников, подъёма боевого духа своих солдат, не сумел как следует воспользоваться такой возможностью. Он доверил защиту тыла крымскому хану и его кавалерии из 30-40 тысяч всадников.

Хан же чувствовал себя униженным оскорбительным обращением со стороны турецкого главнокомандующего. Поэтому он отказался атаковать польские войска на их пути через горы. И не одни только татары игнорировали приказы Кара Мустафы.

Помимо татар, турки не могли положиться и на молдаван и валахов, у которых были веские причины не любить Османскую империю. Турки не только обложили Молдавию и Валахию тяжкой данью , но и постоянно вмешивались в их дела, смещая местных правителей и ставя на их место своих марионеток. Когда князья Молдавии и Валахии узнали о завоевательных планах турецкого султана , они постарались предупредить об этом Габсбургов. Они также попытались уклониться от участия в войне, но турки принудили их. Есть много легенд о том, как молдавские и валашские пушкари заряжали свои орудия соломенными ядрами и стреляли ими по осаждённой Вене.

Из-за всех этих разногласий союзная армия сумела подойти к Вене. Герцог Лотарингии Карл V собрал войско на немецких территориях, которое получило усиление за счёт своевременного прибытия армии Собеского. Осада Вены длилась уже восьмую неделю, когда армия прибыла на северный берег Дуная. Войска Священной Лиги прибыли на Каленберг (Лысую Гору), господствовавшую над городом, и дали знать осаждённым о своём прибытии при помощи сигнальных ракет. На военном совете союзники пришли к решению переправиться через Дунай в 30 км выше по течению и наступать на город через венские леса. Ранним утром 12 сентября, перед самой битвой, для польского короля и его рыцарей была отслужена месса .

Битва

Битва началась до того, как все силы христиан были развёрнуты. В 4 часа утра турки атаковали, чтобы помешать союзникам как следует построить свои силы. Карл Лотарингский и австрийские войска контратаковали с левого фланга, в то время как немцы атаковали центр турок.

Тогда Кара Мустафа в свою очередь контратаковал, а часть элитных янычарских подразделений оставил для штурма города. Он хотел захватить Вену до прибытия Собеского, но было уже поздно. Турецкие сапёры прорыли туннель для полномасштабного подрыва стен, но пока они лихорадочно его засыпáли для усиления мощности взрыва, австрийцы успели прорыть встречный туннель и вовремя нейтрализовать мину.

Пока турецкие и австрийские сапёры состязались в скорости, наверху шла яростная битва. Польская кавалерия нанесла мощный удар по правому флангу турок. Последние же сделали основную ставку не на разгром союзных армий, а на срочный захват города. Эта ошибка их и погубила.

После 12 часов битвы поляки продолжали прочно держаться на правом фланге турок. Христианская конница весь день простояла на холмах и наблюдала за битвой, в которой пока участвовали в основном пехотинцы. Примерно в 17 часов разделённая на четыре части кавалерия пошла в атаку. Одна из этих частей состояла из австро-германских всадников, а остальные три — из поляков и граждан Великого княжества Литовского. 20 000 кавалеристов (одна из крупнейших кавалерийских атак в истории) под личным командованием Яна Собеского спустились с холмов и прорвали ряды турок, и без того сильно уставших после целого дня битвы на два фронта. Христианские всадники ударили прямо по турецкому лагерю, в то время как гарнизон Вены выбежал из города и присоединился к контратаке.

Османские войска были не только физически измотаны, но и пали духом после провала попытки подорвать стены и ворваться в город. А нападение кавалерии заставило их отступить на юг и на восток. Менее чем через три часа после атаки своей кавалерии христиане одержали полную победу и спасли Вену.

После битвы Ян Собеский перефразировал знаменитое изречение Юлия Цезаря , сказав: «Venimus, Vidimus, Deus vicit» — «Мы пришли, мы увидели, Бог победил».

Последствия битвы

Турки потеряли не менее 15 тыс человек убитыми и ранеными; свыше 5 тыс мусульман попало в плен. Союзники захватили все османские пушки. При этом потери союзников составили 4,5 тыс человек. Хотя турки и отступали в страшной спешке, они всё же успели перебить всех австрийских пленных, за исключением нескольких дворян, оставленных в живых с расчётом получить за них выкуп.

Добыча, попавшая в руки христиан, была огромна. Спустя несколько дней в письме к свой жене Ян Собеский писал:

«Мы захватили неслыханные богатства… палатки, овец, скот и немалое число верблюдов… Это победа, равной которой ещё не было, враг полностью уничтожен и всего лишился. Им остаётся только бежать, спасая свои жизни… Командир Штаремберг обнимал и целовал меня и называл меня своим спасителем».

Это бурное выражение благодарности не помешало Штарембергу приказать немедленно начать восстановление сильно повреждённых укреплений Вены — на случай турецкого контрудара. Однако это оказалось излишним. Победа под Веной положила начало отвоёвыванию Венгрии и (временно) некоторых балканских стран.

В 1699 году Австрия подписала Карловицкий мир с Османской империей. Задолго до этого турки расправились с потерпевшим сокрушительное поражение Кара Мустафой: 25 декабря 1683 года Кара Мустафа-паша по приказу командира янычар был казнён в Белграде (удавлен шёлковым шнурком, за каждый конец которого тянули несколько человек).

Великие битвы. 100 сражений, изменивших ход истории Доманин Александр Анатольевич

Битва под Веной (Осада Вены)

В XVII веке Османская империя, внешне находившаяся на вершине могущества, вступает в полосу кризиса. Поражение при Лепанто положило конец морской экспансии турок, но оставалась мощная сухопутная армия, привыкшая побеждать. Однако к середине века и в ней происходят масштабные изменения, заметно снизившие ее боеспособность. Шаг за шагом идет процесс разложения элитного корпуса янычар. Они начали обзаводиться семьями, стали заниматься торговлей и ремеслом. Постепенно янычары становились консервативной политической силой и орудием дворцовых переворотов. Из реальной боевой силы они все больше превращаются в подобие римской преторианской гвардии.

Этого, однако, пока не замечал ни турецкий султан, ни дрожащая от османского имени Европа. В 1670-е годы туркам удалось еще увеличить свою территорию в Европе, захватив Подолию и степную Украину до самого Днепра. Никто не предполагал тогда, что это станет их последним успехом.

Поводом для большой австро-турецкой войны стала антипротестантская политика австрийского эрцгерцога Леопольда I, по совместительству императора Священной Римской империи. Австрийские войска вторглись в центральную Венгрию. Венгерские протестанты во главе со своим вождем Имре Текели обратились за помощью к туркам. Османы посчитали этот раскол среди христиан самым благоприятным случаем для захвата Вены – важнейшей крепости, запирающей туркам путь в Центральную Европу. В 1683 году османский султан Мехмед IV объявляет императору войну.

Турки для войны с Австрией собрали весьма значительную армию. В ней было до восьмидесяти тысяч человек, пеших и конных, в том числе двенадцать тысяч янычар. Кроме того, по приказу султана тридцатитысячную конную орду прислал крымский хан, значительные контингенты прислали валахи и венгры Текели. В целом османские силы можно оценить в сто пятьдесят – сто семьдесят тысяч человек.

У командующего австрийской имперской армией Карла Лотарингского на тот момент было не более двадцати тысяч солдат. Правда, еще в марте 1683 года император Леопольд заключил оборонительный союз с польским королем Яном Собеским, но армия союзников еще только собиралась, когда турки уже подступили к стенам Вены. В первых же боях турки отбросили Карла Лотарингского. Вместе с отступившим Карлом из Вены бежали и восемьдесят тысяч беженцев во главе с самим императором. В городе остался одиннадцатитысячный гарнизон и пять тысяч городских ополченцев. 14 июля турки замкнули Вену в кольцо осады. В тот же день главнокомандующий турецкой армии Кара Мустафа отправил в город ультиматум о сдаче города. Командир гарнизона граф фон Штаремберг капитулировать наотрез отказался.

Жители Вены снесли многие дома вне городских стен, чтобы оставить осаждающих без прикрытия. Это дало возможность вести по туркам шквальный огонь, в случае если бы те пошли на приступ. В ответ Кара Мустафа приказал рыть в направлении города длинные траншеи, чтобы оградить своих солдат от огня. Хотя у турок имелась отличная артиллерия из трехсот орудий, укрепления Вены были очень прочными, построенными по последнему слову тогдашней фортификационной науки. Поэтому туркам пришлось прибегнуть к тактике минирования массивных городских стен.

Турки перерезали также все пути снабжения осажденного города продовольствием. Гарнизон и жители Вены оказались в отчаянном положении. Истощение и страшная усталость стали настолько острыми проблемами, что граф фон Штаремберг приказал казнить любого, кто заснет на своем посту. К концу августа силы осажденных были почти полностью исчерпаны.

В начале сентября пять тысяч опытных турецких саперов подвели мины под венские укрепления и взорвали один за другим значительные участки городских стен, Бургский бастион, Лебельский бастион и Бургский равелин. В итоге в ряде мест образовались бреши шириной до двенадцати метров. Защитники Вены пытались рыть свои туннели, чтобы помешать турецким саперам. Но 8 сентября турки все же заняли Бургский равелин и Низовую стену. Падение Вены казалось вопросом самого ближайшего времени. И тогда осажденные приготовились сражаться в самом городе.

К счастью для защитников города, как раз к этому времени большая польская армия перешла Дунай и соединилась с войском Карла Лотарингского, которому незадолго до этого удалось разбить венгров Текели. Объединенная армия союзников насчитывала более восьмидесяти тысяч человек, но ей нужно было действовать очень быстро, чтобы не прийти к стенам Вены слишком поздно. Союзникам это удалось, чему способствовали и разногласия в турецком лагере. Так, крымский хан, оставленный в тылу, обиделся на это и отказался атаковать польские войска на их пути через горы, хотя его легкая и подвижная кавалерия смогла бы сильно задержать, а может быть, и совсем остановить тяжелую и неповоротливую в горах польскую конницу.

12 сентября наступило время великой битвы. Битва началась еще до того, как все силы христиан были развернуты. В 4 часа утра турки атаковали, чтобы помешать союзникам как следует построить свои силы. В ответ Карл Лотарингский и австрийские войска контратаковали с левого флага, в то время как немцы атаковали центр турок.

Тогда Кара Мустафа тоже бросил большую часть войск в контратаку, а часть элитных янычарских подразделений оставил для штурма города. Он хотел захватить Вену до прибытия поляков Собеского, однако было уже поздно. Турецкие саперы прорыли туннель для полномасштабного подрыва стен, а пока они лихорадочно его засыпали для усиления мощности взрыва, австрийцы успели прорыть встречный туннель и вовремя нейтрализовать мину.

Пока турецкие и австрийские саперы состязались в скорости, наверху шла яростная битва. Подошедшая польская кавалерия нанесла мощный удар по правому флангу турок. Османы же сделали основную ставку не на борьбу с союзными армиями, а на срочный захват города. Это оказалось фатальной ошибкой.

После двенадцати часов битвы поляки продолжали прочно держаться на правом фланге турок. Основная часть христианской конницы весь день простояла на холмах и наблюдала за битвой, в которой пока участвовали в большей степени пехотинцы. Примерно в 5 часов вечера разделенная на четыре части кавалерия пошла в атаку. Одна из этих частей состояла из австро-германских всадников, а остальные три – из поляков. Двадцать тысяч кавалеристов под личным командованием Яна Собеского спустились с холмов и прорвали ряды турок, и без того сильно уставших после целого дня битвы на два фронта. Христианские всадники ударили прямо по турецкому лагерю, в то время как гарнизон Вены выбежал из города и присоединился к избиению турок.

Осада Вены. Картина того времени

Османские войска были не только физически измотаны, но и пали духом после провала попытки подорвать стены и ворваться в город. А нападение кавалерии заставило их отступить на юг и на восток. Менее чем через три часа после атаки своей кавалерии христиане одержали полную победу. Вена была спасена.

Турки потеряли не менее пятнадцати тысяч человек убитыми и ранеными. Свыше пяти тысяч попало в плен. Союзники захватили также все османские пушки. При этом общие потери союзников составили четыре с половиной тысяч человек. В руки христиан попал и огромный турецкий обоз, и многочисленные шатры, в спешке брошенные турками. Словом, победа была полной.

Разгром турецкой армии под Веной имел огромное значение в истории Европы. Он поставил однозначную точку под дальнейшим расширением турецкой экспансии в Европе. После этого поражения Османская империя вынуждена была перейти к стратегической обороне, постепенно теряя захваченные ранее земли и утрачивая былое влияние.

Данный текст является ознакомительным фрагментом. Из книги автора

Штурм Вены Поражение немецко-фашистских войск в Западной Венгрии создало благоприятные условия для наступления 2-го Украинского фронта, находящегося севернее Дуная.40-я армия, действуя совместно с 4-й румынской армией, ускорила наступление в горах Словакии и к 4 апреля

Из книги автора

ВЕНА 1683 г. Польский король Ян Собеский разбил многотысячное турецкое войско, много дней осаждавшее австрийскую столицу. Так закончилась последняя попытка Турции проникнуть в глубь Европы.Известный историк А. Тойнби называет несколько стран, по его мнению, являвшихся

Из книги автора

Мощное наступление русских в направлении Вены Ранним утром 16 марта все было готово для давно запланированного мощного наступления русских войск на участке между озером Веленце и Дунаем. Согласно приказу Ставки Верховного Главнокомандования войска 2-го и 3-го Украинских

Из книги автора

1683 Gurevich et al. // Soviet Physics Uspckhi. P. 446.

Из книги автора

Битва за Сталинград. Ржевская битва как прикрытие и отвлекающий фактор 12 июля 1942 года решением Ставки Верховного Главнокомандования был сформирован Сталинградский фронт под командованием маршала С. К. Тимошенко, перед которым была поставлена задача не допустить

Из книги автора

1683 РГАВМФ. Ф. 212. Оп. 4. Д. 5. Л. 152.

Из книги автора

Осада Маана Зейда все еще задерживала погода, что очень раздражало меня. Но случайное обстоятельство принудило меня покинуть его и вернуться в Палестину для неотложного совещания с Алленби. Тот рассказал мне, что военный кабинет настоятельно требует, чтобы он вызволил

Из книги автора

IX. ОСАДА АХАЛЦИХЕ Утром 10 августа 1828 года русские войска стояли перед Ахалцихе – грозные, победоносные. Вчетверо сильнейший турецкий вспомогательный корпус накануне в панике бежал от стен, которые пришел защищать, и естественно было предположить, что события минувшего

Из книги автора

1953 год. Советский доброволец из Вены В новогодний день 1953 года, усаживаясь в автомобиль, припаркованный в международном секторе оккупированной Вены, молодой американский вице-консул обнаружил конверт, адресованный американскому Верховному комиссару. Тогдашняя Вена

Из книги автора

ОСАДА И ОБОРОНА Оборона и осада у оленных чукчейИскусство осады и обороны укреплений у основной массы чукчей, у кочевых оленеводов, как и у номадов вообще, не было развито, хотя и существовало. У них не было каких-то специальных опорных пунктов для обороны — они

Из книги автора

ОСАДА ГИБРАЛТАРА Анализ операций, проведенных штурмовыми средствами, и изучение сложившейся на море обстановки показали, что хотя подводная лодка вполне подходит для транспортировки управляемых торпед, однако увеличилась опасность ее обнаружения в связи с

Из книги автора

ГЛАВА 9. ШТУРМ ВЕНЫ 5 апреля 7-я гвардейская армия 2-го Украинского фронта продолжала преследовать отступавшего противника по левому берегу Дуная и вышла к реке Морава. Форсировав устье Моравы, части армии захватили плацдарм на ее правом берегу. Части 10-го стрелкового

Из книги автора

БИТВА ЗА ОРЕЛ — РЕШАЮЩАЯ БИТВА ЛЕТА 1943 ГОДА Вторая мировая война — крупнейший конфликт в истории, величайшая трагедия, поставленная человеком на ее сцене. В громадных масштабах войны отдельные драмы, которые составляют целое, легко могут затеряться. Долг историка и его

Из книги автора

1683 РГВА. Ф. 1370. Оп. 1. Д. 54. Л. 1, 3–4,162–163,446.

Речь Посполитая
Священная Римская империя
Саксония
Франкония
Бавария
Швабия
Запорожские казаки

Ве́нская би́тва произошла 11 сентября 1683 года , после того, как Османская империя два месяца осаждала Вену , столицу Австрии . Победа христиан в этой битве навсегда положила конец завоевательным войнам Османской империи на европейской земле, а Австрия стала самой мощной державой Центральной Европы .

В крупномасштабном сражении победили польско-австрийско-германские войска под командованием Яна III Собеского , короля Польши . Войсками Османской империи командовал Кара-Мустафа , великий визирь Мехмеда IV .

Осада турками Вены началась 14 июля 1683 года , численность османской армии составляла примерно 90 тысяч человек. Самой осадой занимались 12 000 янычар , а ещё 70 000 турецких солдат следили за окрестностями. Решающее сражение произошло 11 сентября , когда к Вене подошли объединённые силы Священной Лиги общей численностью 84450 человек.

Силы Священной Лиги (король польский Ян III Собеский являлся главнокомандующим):

  • 18 400 австрийцев (из них 8100 кавалеристов), 70 пушек — под командованием Карла V, герцога Лотарингского ;
  • 20 000 баварских, франконских и швабских солдат с 38 пушками. Командир — принц Георг-Фридрих Вальдекский;
  • 9000 саксонцев (из них 7000 пехотинцев) с 16 пушками, ведомых курфюрстом Саксонии Иоганном Георгом III .

ВСЕГО: 84 450 человек (из них 3000 охраняли барабанщиков и в битве не участвовали) и 152 пушки.

Битва под Веной стала переломным событием в трёхвековой войне государств Центральной Европы против Османской империи. В течение последующих 16 лет австрийские войска перешли в масштабное наступление и отбили у турок значительные территории — южную Венгрию и Трансильванию .

Предпосылки к битве

Османская империя всегда стремилась захватить Вену. Стратегически важный крупный город, Вена контролировала Дунай , соединявший Чёрное море с Западной Европой, а также — торговые пути из Восточного Средиземноморья в Германию . Перед тем, как начать вторую осаду австрийской столицы (первая осада была в 1529 году) , Османская империя в течение нескольких лет тщательно готовилась к войне. Турки чинили дороги и мосты, ведущие к Австрии и к базам снабжения своих войск, на которые они свозили со всей страны оружие, воинское снаряжение и артиллерию.

Кроме того, Османская империя оказывала военную поддержку венграм и некатолическим религиозным меньшинствам, жившим в занятой австрийцами части Венгрии. В этой стране на протяжении многих лет росло недовольство антипротестантской политикой императора Австрии Леопольда I Габсбурга , ярого сторонника католической Контрреформации . В итоге это недовольство вылилось в открытое восстание против Австрии, и в 1681 году протестанты и прочие противники Габсбургов объединились с турками. Турки же признали предводителя восставших венгров Имре Текели королём Верхней Венгрии (нынешняя восточная Словакия и северо-восточная Венгрия), ранее отвоёванной им у Габсбургов. Они даже обещали венграм создать специально для них «Венское королевство», если те помогут им захватить город.

В 1681-1682 годах резко участились столкновения между силами Имре Текели и австрийскими правительственными войсками. Последние вторглись в центральную часть Венгрии, что и послужило поводом к войне. Великий визирь Кара Мустафа-паша сумел убедить султана Мехмеда IV разрешить наступление на Австрию. Султан приказал визирю войти в северо-восточную часть Венгрии и осадить два замка — Дьёр и Комаром . В январе 1682 года началась мобилизация турецких войск, а 6 августа того же года Османская империя объявила Австрии войну.

В те времена возможности снабжения делали крайне рискованным любое крупномасштабное наступление. В этом случае после всего трёх месяцев боевых действий турецкой армии пришлось бы зазимовать далеко от родины, на вражеской территории. Поэтому в течение 15 месяцев, прошедших с начала мобилизации турок до их наступления, австрийцы интенсивно готовились к войне, заключали союзы с другими государствами Центральной Европы, что и сыграло решающую роль в поражении турок. Именно в эту зиму Леопольд I заключил союз с Польшей . Он обязался помочь полякам, если турки осадят Краков , а поляки, в свою очередь, обязались помочь Австрии, если турки осадят Вену.

31 марта 1683 года в Императорский Двор Габсбургов пришла нота об объявлении войны. Её послал Кара Мустафа от имени Мехмеда IV. На следующий день турецкая армия отправилась из города Эдирне в завоевательный поход. В начале мая турецкие войска прибыли в Белград, а затем пошли на Вену. 7 июля 40 000 татар стали лагерем в 40 км к востоку от австрийской столицы. Австрийцев же в том районе было вдвое меньше. После первых схваток Леопольд I отступил в Линц с 80 000 беженцев.

В знак поддержки король Польши летом 1683 года прибыл в Вену, демонстрируя тем самым готовность выполнить свои обязательства. Ради этого он даже оставил свою страну незащищённой. Чтобы уберечь Польшу от иноземного вторжения во время своего отсутствия, он пригрозил Имре Текели разорить дотла его земли, если тот посягнёт на польскую землю.

Осада Вены

Основные силы турок прибыли под Вену 14 июля. В тот же день Кара Мустафа отправил в город ультиматум о сдаче города.

Граф Эрнст Рюдигер фон Штаремберг, командир оставшихся 11 000 солдат и 5000 ополченцев и 370 пушек, капитулировать наотрез отказался. За несколько дней до этого он получил страшное известие о резне в городе Перхтольдсдорфе , расположенном к югу Вены. Власти этого города приняли соглашение о сдаче, но турки вероломно его нарушили и учинили резню.

Жители Вены снесли многие дома вне городских стен, чтобы оставить осаждающих без прикрытия. Это дало возможность вести по туркам шквальный огонь, если бы те сразу пошли на приступ. В ответ Кара Мустафа приказал рыть в направлении города длинные траншеи, чтобы оградить своих солдат от огня.

Турецкие сипахи времён Венской битвы

Хотя у турок имелась отличная артиллерия из 300 орудий, укрепления Вены были очень крепкими, построенными по последнему слову тогдашней фортификационной науки. Поэтому туркам пришлось прибегнуть к минированию массивных городских стен.

У турецкого командования было два варианта взятия города: либо ринуться всеми силами на приступ (что вполне могло привести к победе, так как их было почти в 20 раз больше, чем защитников города), либо осадить город. Турки выбрали второй вариант.

Казалось бы, турки поступили нелогично, однако штурм грамотно укреплённого города всегда стоит осаждающим огромных жертв. Осада же была прекрасным способом взять город при минимуме потерь, и туркам это почти удалось. Единственное, чего они не приняли в расчёт, — это время. Их неторопливость в деле захвата Вены, предшествовавшее этому неспешное продвижение армии вглубь Австрии привели к тому, что главные силы христиан подоспели вовремя.

Турки перерезали все пути снабжения осаждённого города продовольствием. Гарнизон и жители Вены оказались в отчаянном положении. Истощение и страшная усталость стали настолько острыми проблемами, что граф фон Штаремберг приказал казнить любого, кто заснёт на своём посту. К концу августа силы осаждённых были практически полностью исчерпаны, но как раз в это время герцог Лотарингский Карл V разбил Имре Текели при Бизамберге , в 5 км к северо-востоку от Вены.

6 сентября польская армия перешла Дунай у города Тульна , в 30 км к северо-западу от Вены, и соединилась с остальными войсками Священной Лиги, действия которой к тому времени уже благословил Папа Иннокентий XI . И только лишь Людовик XIV, противник Габсбургов, не только отказался помогать союзникам, но и воспользовался ситуацией для нападения на южную Германию.

В начале сентября 5000 опытных турецких сапёров взорвали один за другим значительные участки городских стен: Бургский бастион, Лёбельский бастион и Бургский равелин. В итоге образовались бреши шириной в 12 метров. Австрийцы же пытались рыть свои туннели, чтобы помешать турецким сапёрам. Но 8 сентября турки всё же заняли Бургский равелин и Низовую стену. И тогда осаждённые приготовились сражаться в самом городе.

Перед самой битвой

Союзным христианским силам приходилось действовать быстро. Нужно было спасти город от турок, иначе союзникам пришлось бы самим осаждать захваченную Вену. Несмотря на многонациональность и разнородность союзных сил, союзники всего лишь за шесть дней наладили чёткое командование войсками. Ядром войск стала польская тяжёлая кавалерия под командованием короля Польши. Боевой дух солдат был силён, ибо они шли в бой не во имя интересов своих королей, а во имя христианской веры. К тому же, в отличие от крестовых походов, война велась в самом сердце Европы.

Кара Мустафа же, имея в своём распоряжении столько времени для организации успешного противостояния силам союзников, подъёма боевого духа своих солдат, не сумел как следует воспользоваться такой возможностью. Он доверил защиту тыла крымскому хану и его кавалерии из 30 000 — 40 000 всадников.

Хан же чувствовал себя униженным оскорбительным обращением со стороны турецкого главнокомандующего. Поэтому он отказался атаковать польские войска на их пути через горы. И не одни только татары игнорировали приказы Кара Мустафы.

Помимо татар, турки не могли положиться и на молдаван и валахов, у которых были веские причины не любить Османскую империю. Турки не только обложили Молдавию и Валахию тяжкой данью , но и постоянно вмешивались в их дела, смещая местных правителей и ставя на их место своих марионеток. Когда князья Молдавии и Валахии узнали о завоевательных планах турецкого султана , они постарались предупредить об этом Габсбургов. Они также попытались уклониться от участия в войне, но турки принудили их. Есть много легенд о том, как молдавские и валашские пушкари заряжали свои орудия соломенными ядрами и стреляли ими по осаждённой Вене.

Из-за всех этих разногласий союзная армия сумела подойти к Вене. Герцог Лотарингии Карл V собрал войско на немецких территориях, которое получило усиление за счёт своевременного прибытия армии Собеского. Осада Вены длилась уже восьмую неделю, когда армия прибыла на северный берег Дуная. Войска Священной Лиги прибыли на Каленберг (Лысую Гору), господствовавшую над городом, и дали знать осаждённым о своём прибытии при помощи сигнальных ракет. На военном совете союзники пришли к решению переправиться через Дунай в 30 км выше по течению и наступать на город через венские леса. Ранним утром 12 сентября, перед самой битвой, для польского короля и его рыцарей была отслужена месса .

Битва

Битва началась до того, как все силы христиан были развёрнуты. В 4 часа утра турки атаковали, чтобы помешать союзникам как следует построить свои силы. Карл Лотарингский и австрийские войска контратаковали с левого флага, в то время как немцы атаковали центр турок.

Тогда Кара Мустафа в свою очередь контратаковал, а часть элитных янычарских подразделений оставил для штурма города. Он хотел захватить Вену до прибытия Собеского, но было уже поздно. Турецкие сапёры прорыли туннель для полномасштабного подрыва стен, а пока они лихорадочно его засыпáли для усиления мощности взрыва, австрийцы успели прорыть встречный туннель и вовремя нейтрализовать мину.

Венская битва (кисти Йозефа Брандта)

Пока турецкие и австрийские сапёры состязались в скорости, наверху шла яростная битва. Польская кавалерия нанесла мощный удар по правому флангу турок. Последние же сделали основную ставку не на разгром союзных армий, а на срочный захват города. Это их и погубило.

После 12 часов битвы поляки продолжали прочно держаться на правом фланге турок. Христианская конница весь день простояла на холмах и наблюдала за битвой, в которой пока участвовали в основном пехотинцы. Примерно в 17 часов разделённая на четыре части кавалерия пошла в атаку. Одна из этих частей состояла из австро-германских всадников, а остальные три — из поляков. 20 000 кавалеристов (одна из крупнейших кавалерийских атак в истории) под личным командованием Яна Собеского спустились с холмов и прорвали ряды турок, и без того сильно уставших после целого дня битвы на два фронта. Христианские всадники ударили прямо по турецкому лагерю, в то время как гарнизон Вены выбежал из города и присоединился к избиению турок.

Османские войска были не только физически измотаны, но и пали духом после провала попытки подорвать стены и ворваться в город. А нападение кавалерии заставило их отступить на юг и на восток. Менее чем через три часа после атаки своей кавалерии христиане одержали полную победу и спасли Вену.

После битвы Ян Собеский перефразировал знаменитое изречение Юлия Цезаря , сказав: «Venimus, Vidimus, Deus vicit» — «Мы пришли, мы увидели, Бог победил».

Последствия битвы

Турки потеряли не менее 15 000 человек убитыми и ранеными. Свыше 5000 мусульман попало в плен. Союзники захватили все османские пушки. При этом потери союзников составили 4500 человек. Хотя турки и отступали в страшной спешке, они всё же успели перебить всех австрийских пленных, за исключением нескольких дворян, оставленных в живых с расчётом получить за них выкуп.

Возвращение из Вены (кисти Йозефа Брандта) . Польско-литовская армия возвращается на родину с богатой добычей

Добыча, попавшая в руки христиан, была огромна. Спустя несколько дней в письме к свой жене Ян Собеский писал:

«Мы захватили неслыханные богатства… палатки, овец, скот и немалое число верблюдов… Это победа, равной которой ещё не было, враг полностью уничтожен и всего лишился. Им остаётся только бежать, спасая свои жизни… Командир Штаремберг обнимал и целовал меня и называл меня своим спасителем».

Это бурное выражение благодарности не помешало Штарембергу приказать немедленно начать восстановление сильно повреждённых укреплений Вены — на случай турецкого контрудара. Однако это оказалось излишним. Победа под Веной положила начало отвоеванию Венгрии и (временно) некоторых балканских стран. В 1697 году Австрия подписала Карловицкий мир с Османской империей.

Задолго до этого турки расправились с потерпевшим сокрушительное поражение Кара Мустафой. 25 декабря 1683 года Кара Мустафа-паша по приказу командира янычар был казнён в Белграде (удавлен шёлковым шнурком, за каждый конец которого тянули несколько человек).

Историческое значение

Хотя в то время ещё никто этого не знал, битва под Веной предопределила ход всей войны. Турки безуспешно сражались последующие 16 лет, потеряв Венгрию и Трансильванию, пока окончательно не признали своё поражение. Конец войне был положен

В течение длительного периода после заключения Житваторок- ского мира (1606) османо-австрийские отношения имели в целом спокойный характер, омрачаясь время от времени лишь пограничными инцидентами с неудачными попытками Габсбургов обеспечить себе некую долю политического влияния в Трансильвании. Ситуация изменилась, когда в результате карательных экспедиций османских войск 1658-1661 гг. в Трансильванию из части ее областей образовался Варадский вилайет, а на престол княжества был поставлен послушный вассал Порты. В результате ослабилась самостоятельность Трансильванского княжества, оно утратило значения как субъекта международных отношений.

Вена, старясь любой ценой избежать войны, согласилась с захватом турками Варада. Торгуясь с султаном Мехмедом IV об условиях сохранения мира, император Леопольд I потерял время для мобилизации сил по отражению очередной агрессии турок.

Австро-турецкая война 1663-1664 гг. В 1663 г. турецкая армия вторглась на территорию Венгерского королевства, а в следующем году двинулась на австрийскую столицу. Западная Европа как никогда прежде осознала опасность того, что не только Вена, вся Австрия, но и стоящие за ней города и земли Германской империи находятся в нескольких днях перехода от османских опорных пунктов. На помощь Леопольду I свои войска направили имперские сословия, курфюрсты Бранденбурга, Баварии, Саксонии, архиепископ Зальцбургский и Рейнский союз. Папа римский и испанский король помогали деньгами и военным снаряжением.

Генеральное сражение произошло 1 августа 1664 г. на границе Венгрии и Австрии у местечка Сентготхард. Османское войско имело двойное численное превосходство, но в результате борьбы отступило, а потом обратилось в бегство. Имперцы дали возможность туркам отойти к Вашвару. Пока европейские военачальники, политики, дипломаты действовали в целях закрепления успеха при Сентготхарде, представители императора и султана составили текст мирного договора, который утаивали в течение полутора месяцев.

Вашварский мирный договор 10 августа 1664 г. расширил венгерские владения султана на всем протяжении османо-австрийской границы. Мехмед IV и Леопольд I приняли на себя взаимные обязательства не помогать противникам другого, держать друг друга в известности относительно своих планов (!) и обменялись дорогими подарками в знак подтверждения добрых намерений.

Причины заключения Леопольдом этого поспешного, называемого современниками «позорного, трусливого и нечестного мира», лежали в сфере старых проблем династии австрийских Габсбургов. Приоритеты ее внешней политики оставались в Западной Европе и строились, в первую очередь, исходя из отношений с Францией и германскими князьями. Их участия в венгерских событиях в Вене опасались не меньше, чем перспективы воевать с турками в одиночку. Попытки французского короля Людовика XIV сколотить антигабсбургский блок виделись Австрийскому дому повсюду: в отношениях между королем и князьями, между королем и Рейнским союзом, между королем и венгерской оппозицией, между королем и Трансильванией, между королем и Польшей, а также между королем и султаном.

Подобные подозрения были небеспочвенными.

С одной стороны, в Западной Европе назревал военный конфликт между Францией и Испанией за Южные Нидерланды, и он беспокоил Леопольда больше, чем венгерские проблемы. Поэтому венский двор стремился не связывать себе руки войной с Турцией.

С другой стороны, Австрия ни в военном, ни в политическом отношении еще не чувствовала себя готовой к беспроигрышной войне, особенно не будучи уверенной в безотказном функционировании международной антиосманской коалиции. Венгрия, из-за которой и в которой велась эта война, ради своего спасения могла повернуться против Габсбургов, не побрезговав никакими союзами, даже с заклятыми их врагами: и с султаном, и с французским королем. Австрийский дом настороженно и недоверчиво относился к венграм, что не могло не отразиться на решениях, принимаемых в Вене в вопросах освободительной войны. Проблема имела не только политический характер — после Тридцатилетней войны (1618-1648) финансовые возможности Габсбургов были крайне истощены.

Вашварский мир 1664 г. вызвал шок в Венгрии, сопровождавшийся возмущением Габсбургами. Австрийское правительство расправилось с оппозиционной венгерской знатью, в стране был введен режим «прямого правления», что привело к открытому восстанию и долгой внутренней войне (движение куруцев) под руководством И. Тёкёли. Антигабсбургское движение главной задачей ставило изгнание турок и восстановление единого Венгерского королевства в том виде, в каком оно существовало до мохачской катастрофы (1526). У венгерской политической элиты не было иного пути «спасения нации», кроме обращения за помощью к могущественным державам, которые могли бы если уж не продолжить освободительную войну, то по крайней мере удержать Австрию от окончательного подчинения Венгрии. Такими державами являлись Франция и Османская империя. В свою очередь, и Людовик XIV, и Мехмед IV, оказывая военную и денежную поддержку Тёкёли, использовали движение куруцев как козырь в своем противостоянии с Габсбургами.

Поход Кара Мустафы на Вену 1683 г. Заключение Бахчисарайского перемирия (1681) с Россией открывало султану путь для долгожданной войны с германским императором. Мехмед IV грезил о славе венгерских походов Сулеймана I и мечтал превзойти своего предка, взяв Вену. Ближайшая цель виделась Стамбулу в полном и окончательном завоевании Венгрии. Успешные военные действия куруцев против Габсбургов оказались как нельзя кстати. И. Тёкёли получил султанский диплом с признанием его князем Верхней Венгрии (Словакия), он становился подданным Порты с обязательством уплаты дани.

Весной 1683 г. турецкая армия выступила из Адрианополя. Было объявлено, что начался поход на Венгрию, какие-либо иные планы кампании не афишировались. Двор Мехмеда расположился в Белграде, где султан объявил великого визиря Кара Мустафу сераскером похода. Визирь являлся его главным организатором и жаждал военной славы — в сражениях против русских и казаков на Украине лавры победителя ему не достались.

Из Белграда, уже без султанского сопровождения, Кара Мустафа продолжил путь в глубь венгерских территорий. Весь цвет аристократии Западной Венгрии, через которую пролегал путь на Вену, предложил великому визирю свою службу.

В турецкую армию влились отряды Тёкёли, войска крымского хана, воинские контингенты Молдовы, Валахии и Трансильвании, возглавляемые их правителями, отряды пограничных бейлербеев и комендантов крепостей (сведения о количественном составе османской армии колеблются от 100 до 350 тыс. человек). Военный совет принял решение идти на Вену.

14 июля 1683 г. Кара Мустафа подошел к австрийской столице. За неделю до этого Леопольд I с двором ее покинул, что было воспринято населением как позорное бегство. Главнокомандующий имперской армии герцог Карл Лотарингский разместил часть своих сил недалеко от города, чтобы дождаться здесь подхода союзных войск и создать резервный кулак. В столице остался 12-тысячный гарнизон.

Два месяца эти солдаты вместе с отрядами добровольцев из числа горожан мужественно оборонялись, отражая штурмы осман, следовавшие через каждые 2-4 дня. В начале осады Кара Мустафа не использовал войска и тяжелую артиллерию в полной мере: он хотел получить город с его огромными богатствами целым и невредимым. Этого можно было бы добиться, принудив Вену к капитуляции, которая отдала бы ее в распоряжение Кара Мустафы. Взятие города штурмом превратило бы его в законную добычу солдат. Во второй половине августа, когда стало ясно, что венцы намерены держаться до конца, великий визирь обрушил на них всю мощь османской военной машины. Осажденные оказались в критическом положении.

Франция и венгерский вопрос. В подготовке османского нашествия немалую роль сыграл Людовик XIV. Со времен союзного договора Франциска I и Сулеймана I (1535) Франция имела особые позиции при султанском дворе, считалась другом, и Порта в международных делах уделяла внимание прежде всего ее позиции. В XVI — первой половине XVII в. Франция решительно противодействовала росту могущества Габсбургов и неизменно поддерживала султана в международных конфликтах. Однако после Вестфальского мира (1648) австро-французское противоборство несколько ослабло, а дружественные отношения Франции с немецкими государствами и Речью Посполитой, придерживавшимися антиосманской ориентации, укрепились. Поэтому версальский двор не стремился столь активно, как раньше, поддерживать внешнеполитические планы Стамбула, чтобы лишний раз не компрометировать себя в глазах европейского общественного мнения связями с исламистами. Весьма символичным был жест кардинала Д. Мазарини, который, руководя долгие годы французской внешней политикой, подстрекал Порту против германского императора, а, умирая (1661), завещал Ватикану 200 тыс. эскудо на организацию европейской войны с турками.

В конце 1660-х — начале 1680-х гг. османо-французские отношения испытывали напряженность. Мехмед IV имел основания для недовольства своим союзником Людовиком XIV: при Сентготхарде вместе с имперской армией сражался французский отряд, а стены кипрской столицы Кандии венецианцы защищали с французскими волонтерами. Стремясь оторвать Польшу от Австрии (сближение этих стран, которое сменило их традиционное соперничество в Дунайско-Карпатском регионе, проявилось уже на рубеже XVI- XVII вв.), Франция обещала польскому королю Яну III Собескому содействие в укреплении позиций Речи Посполитой на Балтике и пыталась оказать давление на Порту с целью скорейшего заключения Журавненского мира (1676).

На берегах Босфора с нарастающим беспокойством следили за дипломатическими инициативами Версаля в венгерском вопросе — в Варшаве французские дипломаты вели переговоры с представителями куруцев и правительством Трансильвании о создании антигаб- сбургского блока и похода на Венгрию. Французская дипломатия приложила максимум усилий по изоляции императора Леопольда I и провоцированию конфликта между ним и султаном. В то же время Людовик боялся действовать открыто и всячески увиливал от настойчивых предложений Мехмеда заключить союз против императора. Уже находясь в походе, Кара Мустафа опасался встретить в Австрии французские войска, помогающие его противникам. Французский посол заверил великого визиря, что только новое нападение на Речь Посполитую может вызвать антитурецкое выступление Франции и что Людовик не будет противиться взятию австрийской столицы османами.

Во время осады Вены Людовик, учитывая бедственное положение императора, предложил Леопольду солдат вместе с длительным перемирием, но на условиях признания им французских захватов в Эльзасе, Лотарингии и Южных Нидерландах, осуществленных в начале 1680-х гг.

Получив отказ, Людовик вынашивал идею самому освободить Вену, отбросить турок, выступить спасителем Европы и уже одним этим установить преобладание Франции на континенте и, возможно, получить корону Священной Римской империи. Восточная политика Франции не просто использовала сиюминутную конъюнктуру, а стремилась учесть все факторы международной обстановки, обратив их себе на пользу. Людовик последовательно пытался встроить Порту в находящуюся под его влиянием политику восточных регионов Центральной Европы.

Однако события развивались не по сценарию Версаля.

Разгром армии Кара Мустафы. В марте 1683 г когда султанские войска выступили из Адрианополя, германский император и польский король заключили оборонительно-наступательный союз против Османской империи, который лег в основу будущей Священной лиги.

В августе Ян III Собеский с армией поспешил на помощь венцам. Соединившись с войсками Карла Лотарингского и контингентами войск из Саксонии и Баварии, Собеский возглавил операцию по снятию осады австрийской столицы. 12 сентября, когда турки готовились к решающему штурму Вены, союзники атаковали их. Крымские татары предали великого визиря и ушли, не вступив в бой. Турки были разбиты и начали отступать к Буде. Собеский, полный решимости продолжать войну, проигнорировал решение Леопольда I о роспуске союзных сил и бросился вслед за османской армией.

Кара Мустафа не только сумел навести порядок в своих войсках, но и нанести тяжелое поражение Собескому. Настала очередь подоспевших императорских войск спасать польского короля. 9 октября османы были разгромлены во время переправы через Дунай. Кара Мустафа бежал в Белград, где его ждала обычная в таких случаях судьба полководца, проигравшего войну: казнь путем удушения шелковым шнурком.

Впавший в депрессию Мехмед IV отошел от государственных дел. Даже в мечетях имамы публично обвиняли султана в том, что в трудное для страны время он не думает ни о чем, кроме гаремных утех и охоты.

Итог тактическая победа Священной Римской империи
Противники


богемские, немецкие и испанские наёмники


Молдавское княжество Молдавское княжество

Командующие

Вильгельм фон Роггендорф
Никлас, граф Зальм

Силы сторон
Потери
Аудио, фото, видео на Викискладе
Османская империя
Крымское ханство
Трансильвания
Молдавское княжество
Валахия
Командующие
Силы сторон
Потери

Венский кипферль — дедушка круассана…

Не так много людей знают, что круассаны, которые сейчас считаются французским национальным символом, на самом деле не являются французскими. История круассана начинается в Вене, и для того, чтобы объяснить ее, мы должны вернуться в историю и представить вам дедушку круассана — венский кипферль.

Легенды о Кипферле…

Существует много легенд о том, как появился Кипферл. Наиболее интересными и распространенными из них являются турки и средневековая осада Вены. Османская империя предприняла две безуспешные попытки захвата города Вены. Утверждается, что во время Второй осады Вены в 1683 году венский пекарь по имени Петер Вендлер создал пирожное в форме полумесяца для насмешек над турецким полумесяцем, которое они хотели посадить на венский собор Святого Стефана. Итак, каждый раз, когда венцы кусают кипферля, они едят турецкого врага, так сказать. Однако посадка турецкого флага так и не состоялась, поскольку Вена успешно защищалась оба раза. Еще одна легенда осады Вены гласит, что пекари, которым приходилось рано вставать, первыми заметили, как османы хотели получить доступ в город с помощью проходческих работ. Они забили тревогу и тем самым внесли значительный вклад в спасение Вены.

Picture © Credits to Wikipedia / Tyssil

Однако историки не могут доказать подлинность этой легенды. Тот факт, что форма Кипферла связана с турецким полумесяцем, недостаточен. Вместо этого, Кипферль намного старше, и он восходит даже к языческим временам, когда его выпекали как часть языческих обычаев. Даже в монастырях рогалики в форме круассанов выпекали на Пасху. Некоторые историки считают, что происхождение Кипферля восходит к монастырским пекарням, которые были первыми хлебопекарнями. В письменных документах изогнутая выпечка впервые упоминается в XII веке.

От Кипферля до Круасана.

Считается, что австрийский Кипферль служил образцом для французского круассана. Мария Антуанетта, дочь австрийской императрицы Марии Терезии, была замужем за французским королем Людовиком XVI. По ее словам, полумесяц кипферла в форме полумесяца пришел во французский двор в 18 веке. Вначале круассаны изготавливались из дрожжевого теста (бриоши) и назывались по форме восковой луны (круассана де Луна). Лишь с конца 19 века современные круассаны изготавливаются из тонкослоистого теста, покрытого дрожжами и лиственными листьями.

Picture © Credits to iStock / HeikeRau

В Вене кипферль можно найти почти во всех пекарнях, таких как большие сети Anker, Ströck или Der Mann. По прошествии многих столетий они по-прежнему являются важной частью венской кухни. Однако не всем известно, что Кипферль является дедушкой круассана.

Picture © Credits to Wikipedia / euphro

Меня зовут Оги. Я журналист, а также экономист. Я люблю лыжи, путешествия, архитектуру, хорошую еду и напитки. Я пишу об этом (и многом другом) в прекрасной Австрии.

Осада Вены (1529). Венская битва (1683) Оборона вены 1683

В течение длительного периода после заключения Житваторок- ского мира (1606) османо-австрийские отношения имели в целом спокойный характер, омрачаясь время от времени лишь пограничными инцидентами с неудачными попытками Габсбургов обеспечить себе некую долю политического влияния в Трансильвании. Ситуация изменилась, когда в результате карательных экспедиций османских войск 1658-1661 гг. в Трансильванию из части ее областей образовался Варадский вилайет, а на престол княжества был поставлен послушный вассал Порты. В результате ослабилась самостоятельность Трансильванского княжества, оно утратило значения как субъекта международных отношений.

Вена, старясь любой ценой избежать войны, согласилась с захватом турками Варада. Торгуясь с султаном Мехмедом IV об условиях сохранения мира, император Леопольд I потерял время для мобилизации сил по отражению очередной агрессии турок.

Австро-турецкая война 1663-1664 гг. В 1663 г. турецкая армия вторглась на территорию Венгерского королевства, а в следующем году двинулась на австрийскую столицу. Западная Европа как никогда прежде осознала опасность того, что не только Вена, вся Австрия, но и стоящие за ней города и земли Германской империи находятся в нескольких днях перехода от османских опорных пунктов. На помощь Леопольду I свои войска направили имперские сословия, курфюрсты Бранденбурга, Баварии, Саксонии, архиепископ Зальцбургский и Рейнский союз. Папа римский и испанский король помогали деньгами и военным снаряжением.

Генеральное сражение произошло 1 августа 1664 г. на границе Венгрии и Австрии у местечка Сентготхард. Османское войско имело двойное численное превосходство, но в результате борьбы отступило, а потом обратилось в бегство. Имперцы дали возможность туркам отойти к Вашвару. Пока европейские военачальники, политики, дипломаты действовали в целях закрепления успеха при Сентготхарде, представители императора и султана составили текст мирного договора, который утаивали в течение полутора месяцев.

Вашварский мирный договор 10 августа 1664 г. расширил венгерские владения султана на всем протяжении османо-австрийской границы. Мехмед IV и Леопольд I приняли на себя взаимные обязательства не помогать противникам другого, держать друг друга в известности относительно своих планов (!) и обменялись дорогими подарками в знак подтверждения добрых намерений.

Причины заключения Леопольдом этого поспешного, называемого современниками «позорного, трусливого и нечестного мира», лежали в сфере старых проблем династии австрийских Габсбургов. Приоритеты ее внешней политики оставались в Западной Европе и строились, в первую очередь, исходя из отношений с Францией и германскими князьями. Их участия в венгерских событиях в Вене опасались не меньше, чем перспективы воевать с турками в одиночку. Попытки французского короля Людовика XIV сколотить антигабсбургский блок виделись Австрийскому дому повсюду: в отношениях между королем и князьями, между королем и Рейнским союзом, между королем и венгерской оппозицией, между королем и Трансильванией, между королем и Польшей, а также между королем и султаном.

Подобные подозрения были небеспочвенными.

С одной стороны, в Западной Европе назревал военный конфликт между Францией и Испанией за Южные Нидерланды, и он беспокоил Леопольда больше, чем венгерские проблемы. Поэтому венский двор стремился не связывать себе руки войной с Турцией.

С другой стороны, Австрия ни в военном, ни в политическом отношении еще не чувствовала себя готовой к беспроигрышной войне, особенно не будучи уверенной в безотказном функционировании международной антиосманской коалиции. Венгрия, из-за которой и в которой велась эта война, ради своего спасения могла повернуться против Габсбургов, не побрезговав никакими союзами, даже с заклятыми их врагами: и с султаном, и с французским королем. Австрийский дом настороженно и недоверчиво относился к венграм, что не могло не отразиться на решениях, принимаемых в Вене в вопросах освободительной войны. Проблема имела не только политический характер — после Тридцатилетней войны (1618-1648) финансовые возможности Габсбургов были крайне истощены.

Вашварский мир 1664 г. вызвал шок в Венгрии, сопровождавшийся возмущением Габсбургами. Австрийское правительство расправилось с оппозиционной венгерской знатью, в стране был введен режим «прямого правления», что привело к открытому восстанию и долгой внутренней войне (движение куруцев) под руководством И. Тёкёли. Антигабсбургское движение главной задачей ставило изгнание турок и восстановление единого Венгерского королевства в том виде, в каком оно существовало до мохачской катастрофы (1526). У венгерской политической элиты не было иного пути «спасения нации», кроме обращения за помощью к могущественным державам, которые могли бы если уж не продолжить освободительную войну, то по крайней мере удержать Австрию от окончательного подчинения Венгрии. Такими державами являлись Франция и Османская империя. В свою очередь, и Людовик XIV, и Мехмед IV, оказывая военную и денежную поддержку Тёкёли, использовали движение куруцев как козырь в своем противостоянии с Габсбургами.

Поход Кара Мустафы на Вену 1683 г. Заключение Бахчисарайского перемирия (1681) с Россией открывало султану путь для долгожданной войны с германским императором. Мехмед IV грезил о славе венгерских походов Сулеймана I и мечтал превзойти своего предка, взяв Вену. Ближайшая цель виделась Стамбулу в полном и окончательном завоевании Венгрии. Успешные военные действия куруцев против Габсбургов оказались как нельзя кстати. И. Тёкёли получил султанский диплом с признанием его князем Верхней Венгрии (Словакия), он становился подданным Порты с обязательством уплаты дани.

Весной 1683 г. турецкая армия выступила из Адрианополя. Было объявлено, что начался поход на Венгрию, какие-либо иные планы кампании не афишировались. Двор Мехмеда расположился в Белграде, где султан объявил великого визиря Кара Мустафу сераскером похода. Визирь являлся его главным организатором и жаждал военной славы — в сражениях против русских и казаков на Украине лавры победителя ему не достались.

Из Белграда, уже без султанского сопровождения, Кара Мустафа продолжил путь в глубь венгерских территорий. Весь цвет аристократии Западной Венгрии, через которую пролегал путь на Вену, предложил великому визирю свою службу.

В турецкую армию влились отряды Тёкёли, войска крымского хана, воинские контингенты Молдовы, Валахии и Трансильвании, возглавляемые их правителями, отряды пограничных бейлербеев и комендантов крепостей (сведения о количественном составе османской армии колеблются от 100 до 350 тыс. человек). Военный совет принял решение идти на Вену.

14 июля 1683 г. Кара Мустафа подошел к австрийской столице. За неделю до этого Леопольд I с двором ее покинул, что было воспринято населением как позорное бегство. Главнокомандующий имперской армии герцог Карл Лотарингский разместил часть своих сил недалеко от города, чтобы дождаться здесь подхода союзных войск и создать резервный кулак. В столице остался 12-тысячный гарнизон.

Два месяца эти солдаты вместе с отрядами добровольцев из числа горожан мужественно оборонялись, отражая штурмы осман, следовавшие через каждые 2-4 дня. В начале осады Кара Мустафа не использовал войска и тяжелую артиллерию в полной мере: он хотел получить город с его огромными богатствами целым и невредимым. Этого можно было бы добиться, принудив Вену к капитуляции, которая отдала бы ее в распоряжение Кара Мустафы. Взятие города штурмом превратило бы его в законную добычу солдат. Во второй половине августа, когда стало ясно, что венцы намерены держаться до конца, великий визирь обрушил на них всю мощь османской военной машины. Осажденные оказались в критическом положении.

Франция и венгерский вопрос. В подготовке османского нашествия немалую роль сыграл Людовик XIV. Со времен союзного договора Франциска I и Сулеймана I (1535) Франция имела особые позиции при султанском дворе, считалась другом, и Порта в международных делах уделяла внимание прежде всего ее позиции. В XVI — первой половине XVII в. Франция решительно противодействовала росту могущества Габсбургов и неизменно поддерживала султана в международных конфликтах. Однако после Вестфальского мира (1648) австро-французское противоборство несколько ослабло, а дружественные отношения Франции с немецкими государствами и Речью Посполитой, придерживавшимися антиосманской ориентации, укрепились. Поэтому версальский двор не стремился столь активно, как раньше, поддерживать внешнеполитические планы Стамбула, чтобы лишний раз не компрометировать себя в глазах европейского общественного мнения связями с исламистами. Весьма символичным был жест кардинала Д. Мазарини, который, руководя долгие годы французской внешней политикой, подстрекал Порту против германского императора, а, умирая (1661), завещал Ватикану 200 тыс. эскудо на организацию европейской войны с турками.

В конце 1660-х — начале 1680-х гг. османо-французские отношения испытывали напряженность. Мехмед IV имел основания для недовольства своим союзником Людовиком XIV: при Сентготхарде вместе с имперской армией сражался французский отряд, а стены кипрской столицы Кандии венецианцы защищали с французскими волонтерами. Стремясь оторвать Польшу от Австрии (сближение этих стран, которое сменило их традиционное соперничество в Дунайско-Карпатском регионе, проявилось уже на рубеже XVI- XVII вв.), Франция обещала польскому королю Яну III Собескому содействие в укреплении позиций Речи Посполитой на Балтике и пыталась оказать давление на Порту с целью скорейшего заключения Журавненского мира (1676).

На берегах Босфора с нарастающим беспокойством следили за дипломатическими инициативами Версаля в венгерском вопросе — в Варшаве французские дипломаты вели переговоры с представителями куруцев и правительством Трансильвании о создании антигаб- сбургского блока и похода на Венгрию. Французская дипломатия приложила максимум усилий по изоляции императора Леопольда I и провоцированию конфликта между ним и султаном. В то же время Людовик боялся действовать открыто и всячески увиливал от настойчивых предложений Мехмеда заключить союз против императора. Уже находясь в походе, Кара Мустафа опасался встретить в Австрии французские войска, помогающие его противникам. Французский посол заверил великого визиря, что только новое нападение на Речь Посполитую может вызвать антитурецкое выступление Франции и что Людовик не будет противиться взятию австрийской столицы османами.

Во время осады Вены Людовик, учитывая бедственное положение императора, предложил Леопольду солдат вместе с длительным перемирием, но на условиях признания им французских захватов в Эльзасе, Лотарингии и Южных Нидерландах, осуществленных в начале 1680-х гг.

Получив отказ, Людовик вынашивал идею самому освободить Вену, отбросить турок, выступить спасителем Европы и уже одним этим установить преобладание Франции на континенте и, возможно, получить корону Священной Римской империи. Восточная политика Франции не просто использовала сиюминутную конъюнктуру, а стремилась учесть все факторы международной обстановки, обратив их себе на пользу. Людовик последовательно пытался встроить Порту в находящуюся под его влиянием политику восточных регионов Центральной Европы.

Однако события развивались не по сценарию Версаля.

Разгром армии Кара Мустафы. В марте 1683 г когда султанские войска выступили из Адрианополя, германский император и польский король заключили оборонительно-наступательный союз против Османской империи, который лег в основу будущей Священной лиги.

В августе Ян III Собеский с армией поспешил на помощь венцам. Соединившись с войсками Карла Лотарингского и контингентами войск из Саксонии и Баварии, Собеский возглавил операцию по снятию осады австрийской столицы. 12 сентября, когда турки готовились к решающему штурму Вены, союзники атаковали их. Крымские татары предали великого визиря и ушли, не вступив в бой. Турки были разбиты и начали отступать к Буде. Собеский, полный решимости продолжать войну, проигнорировал решение Леопольда I о роспуске союзных сил и бросился вслед за османской армией.

Кара Мустафа не только сумел навести порядок в своих войсках, но и нанести тяжелое поражение Собескому. Настала очередь подоспевших императорских войск спасать польского короля. 9 октября османы были разгромлены во время переправы через Дунай. Кара Мустафа бежал в Белград, где его ждала обычная в таких случаях судьба полководца, проигравшего войну: казнь путем удушения шелковым шнурком.

Впавший в депрессию Мехмед IV отошел от государственных дел. Даже в мечетях имамы публично обвиняли султана в том, что в трудное для страны время он не думает ни о чем, кроме гаремных утех и охоты.

Великие битвы. 100 сражений, изменивших ход истории Доманин Александр Анатольевич

Битва под Веной (Осада Вены)

В XVII веке Османская империя, внешне находившаяся на вершине могущества, вступает в полосу кризиса. Поражение при Лепанто положило конец морской экспансии турок, но оставалась мощная сухопутная армия, привыкшая побеждать. Однако к середине века и в ней происходят масштабные изменения, заметно снизившие ее боеспособность. Шаг за шагом идет процесс разложения элитного корпуса янычар. Они начали обзаводиться семьями, стали заниматься торговлей и ремеслом. Постепенно янычары становились консервативной политической силой и орудием дворцовых переворотов. Из реальной боевой силы они все больше превращаются в подобие римской преторианской гвардии.

Этого, однако, пока не замечал ни турецкий султан, ни дрожащая от османского имени Европа. В 1670-е годы туркам удалось еще увеличить свою территорию в Европе, захватив Подолию и степную Украину до самого Днепра. Никто не предполагал тогда, что это станет их последним успехом.

Поводом для большой австро-турецкой войны стала антипротестантская политика австрийского эрцгерцога Леопольда I, по совместительству императора Священной Римской империи. Австрийские войска вторглись в центральную Венгрию. Венгерские протестанты во главе со своим вождем Имре Текели обратились за помощью к туркам. Османы посчитали этот раскол среди христиан самым благоприятным случаем для захвата Вены – важнейшей крепости, запирающей туркам путь в Центральную Европу. В 1683 году османский султан Мехмед IV объявляет императору войну.

Турки для войны с Австрией собрали весьма значительную армию. В ней было до восьмидесяти тысяч человек, пеших и конных, в том числе двенадцать тысяч янычар. Кроме того, по приказу султана тридцатитысячную конную орду прислал крымский хан, значительные контингенты прислали валахи и венгры Текели. В целом османские силы можно оценить в сто пятьдесят – сто семьдесят тысяч человек.

У командующего австрийской имперской армией Карла Лотарингского на тот момент было не более двадцати тысяч солдат. Правда, еще в марте 1683 года император Леопольд заключил оборонительный союз с польским королем Яном Собеским, но армия союзников еще только собиралась, когда турки уже подступили к стенам Вены. В первых же боях турки отбросили Карла Лотарингского. Вместе с отступившим Карлом из Вены бежали и восемьдесят тысяч беженцев во главе с самим императором. В городе остался одиннадцатитысячный гарнизон и пять тысяч городских ополченцев. 14 июля турки замкнули Вену в кольцо осады. В тот же день главнокомандующий турецкой армии Кара Мустафа отправил в город ультиматум о сдаче города. Командир гарнизона граф фон Штаремберг капитулировать наотрез отказался.

Жители Вены снесли многие дома вне городских стен, чтобы оставить осаждающих без прикрытия. Это дало возможность вести по туркам шквальный огонь, в случае если бы те пошли на приступ. В ответ Кара Мустафа приказал рыть в направлении города длинные траншеи, чтобы оградить своих солдат от огня. Хотя у турок имелась отличная артиллерия из трехсот орудий, укрепления Вены были очень прочными, построенными по последнему слову тогдашней фортификационной науки. Поэтому туркам пришлось прибегнуть к тактике минирования массивных городских стен.

Турки перерезали также все пути снабжения осажденного города продовольствием. Гарнизон и жители Вены оказались в отчаянном положении. Истощение и страшная усталость стали настолько острыми проблемами, что граф фон Штаремберг приказал казнить любого, кто заснет на своем посту. К концу августа силы осажденных были почти полностью исчерпаны.

В начале сентября пять тысяч опытных турецких саперов подвели мины под венские укрепления и взорвали один за другим значительные участки городских стен, Бургский бастион, Лебельский бастион и Бургский равелин. В итоге в ряде мест образовались бреши шириной до двенадцати метров. Защитники Вены пытались рыть свои туннели, чтобы помешать турецким саперам. Но 8 сентября турки все же заняли Бургский равелин и Низовую стену. Падение Вены казалось вопросом самого ближайшего времени. И тогда осажденные приготовились сражаться в самом городе.

К счастью для защитников города, как раз к этому времени большая польская армия перешла Дунай и соединилась с войском Карла Лотарингского, которому незадолго до этого удалось разбить венгров Текели. Объединенная армия союзников насчитывала более восьмидесяти тысяч человек, но ей нужно было действовать очень быстро, чтобы не прийти к стенам Вены слишком поздно. Союзникам это удалось, чему способствовали и разногласия в турецком лагере. Так, крымский хан, оставленный в тылу, обиделся на это и отказался атаковать польские войска на их пути через горы, хотя его легкая и подвижная кавалерия смогла бы сильно задержать, а может быть, и совсем остановить тяжелую и неповоротливую в горах польскую конницу.

12 сентября наступило время великой битвы. Битва началась еще до того, как все силы христиан были развернуты. В 4 часа утра турки атаковали, чтобы помешать союзникам как следует построить свои силы. В ответ Карл Лотарингский и австрийские войска контратаковали с левого флага, в то время как немцы атаковали центр турок.

Тогда Кара Мустафа тоже бросил большую часть войск в контратаку, а часть элитных янычарских подразделений оставил для штурма города. Он хотел захватить Вену до прибытия поляков Собеского, однако было уже поздно. Турецкие саперы прорыли туннель для полномасштабного подрыва стен, а пока они лихорадочно его засыпали для усиления мощности взрыва, австрийцы успели прорыть встречный туннель и вовремя нейтрализовать мину.

Пока турецкие и австрийские саперы состязались в скорости, наверху шла яростная битва. Подошедшая польская кавалерия нанесла мощный удар по правому флангу турок. Османы же сделали основную ставку не на борьбу с союзными армиями, а на срочный захват города. Это оказалось фатальной ошибкой.

После двенадцати часов битвы поляки продолжали прочно держаться на правом фланге турок. Основная часть христианской конницы весь день простояла на холмах и наблюдала за битвой, в которой пока участвовали в большей степени пехотинцы. Примерно в 5 часов вечера разделенная на четыре части кавалерия пошла в атаку. Одна из этих частей состояла из австро-германских всадников, а остальные три – из поляков. Двадцать тысяч кавалеристов под личным командованием Яна Собеского спустились с холмов и прорвали ряды турок, и без того сильно уставших после целого дня битвы на два фронта. Христианские всадники ударили прямо по турецкому лагерю, в то время как гарнизон Вены выбежал из города и присоединился к избиению турок.

Осада Вены. Картина того времени

Османские войска были не только физически измотаны, но и пали духом после провала попытки подорвать стены и ворваться в город. А нападение кавалерии заставило их отступить на юг и на восток. Менее чем через три часа после атаки своей кавалерии христиане одержали полную победу. Вена была спасена.

Турки потеряли не менее пятнадцати тысяч человек убитыми и ранеными. Свыше пяти тысяч попало в плен. Союзники захватили также все османские пушки. При этом общие потери союзников составили четыре с половиной тысяч человек. В руки христиан попал и огромный турецкий обоз, и многочисленные шатры, в спешке брошенные турками. Словом, победа была полной.

Разгром турецкой армии под Веной имел огромное значение в истории Европы. Он поставил однозначную точку под дальнейшим расширением турецкой экспансии в Европе. После этого поражения Османская империя вынуждена была перейти к стратегической обороне, постепенно теряя захваченные ранее земли и утрачивая былое влияние.

Данный текст является ознакомительным фрагментом. Из книги автора

Штурм Вены Поражение немецко-фашистских войск в Западной Венгрии создало благоприятные условия для наступления 2-го Украинского фронта, находящегося севернее Дуная.40-я армия, действуя совместно с 4-й румынской армией, ускорила наступление в горах Словакии и к 4 апреля

Из книги автора

ВЕНА 1683 г. Польский король Ян Собеский разбил многотысячное турецкое войско, много дней осаждавшее австрийскую столицу. Так закончилась последняя попытка Турции проникнуть в глубь Европы.Известный историк А. Тойнби называет несколько стран, по его мнению, являвшихся

Из книги автора

Мощное наступление русских в направлении Вены Ранним утром 16 марта все было готово для давно запланированного мощного наступления русских войск на участке между озером Веленце и Дунаем. Согласно приказу Ставки Верховного Главнокомандования войска 2-го и 3-го Украинских

Из книги автора

1683 Gurevich et al. // Soviet Physics Uspckhi. P. 446.

Из книги автора

Битва за Сталинград. Ржевская битва как прикрытие и отвлекающий фактор 12 июля 1942 года решением Ставки Верховного Главнокомандования был сформирован Сталинградский фронт под командованием маршала С. К. Тимошенко, перед которым была поставлена задача не допустить

Из книги автора

1683 РГАВМФ. Ф. 212. Оп. 4. Д. 5. Л. 152.

Из книги автора

Осада Маана Зейда все еще задерживала погода, что очень раздражало меня. Но случайное обстоятельство принудило меня покинуть его и вернуться в Палестину для неотложного совещания с Алленби. Тот рассказал мне, что военный кабинет настоятельно требует, чтобы он вызволил

Из книги автора

IX. ОСАДА АХАЛЦИХЕ Утром 10 августа 1828 года русские войска стояли перед Ахалцихе – грозные, победоносные. Вчетверо сильнейший турецкий вспомогательный корпус накануне в панике бежал от стен, которые пришел защищать, и естественно было предположить, что события минувшего

Из книги автора

1953 год. Советский доброволец из Вены В новогодний день 1953 года, усаживаясь в автомобиль, припаркованный в международном секторе оккупированной Вены, молодой американский вице-консул обнаружил конверт, адресованный американскому Верховному комиссару. Тогдашняя Вена

Из книги автора

ОСАДА И ОБОРОНА Оборона и осада у оленных чукчейИскусство осады и обороны укреплений у основной массы чукчей, у кочевых оленеводов, как и у номадов вообще, не было развито, хотя и существовало. У них не было каких-то специальных опорных пунктов для обороны — они

Из книги автора

ОСАДА ГИБРАЛТАРА Анализ операций, проведенных штурмовыми средствами, и изучение сложившейся на море обстановки показали, что хотя подводная лодка вполне подходит для транспортировки управляемых торпед, однако увеличилась опасность ее обнаружения в связи с

Из книги автора

ГЛАВА 9. ШТУРМ ВЕНЫ 5 апреля 7-я гвардейская армия 2-го Украинского фронта продолжала преследовать отступавшего противника по левому берегу Дуная и вышла к реке Морава. Форсировав устье Моравы, части армии захватили плацдарм на ее правом берегу. Части 10-го стрелкового

Из книги автора

БИТВА ЗА ОРЕЛ — РЕШАЮЩАЯ БИТВА ЛЕТА 1943 ГОДА Вторая мировая война — крупнейший конфликт в истории, величайшая трагедия, поставленная человеком на ее сцене. В громадных масштабах войны отдельные драмы, которые составляют целое, легко могут затеряться. Долг историка и его

Из книги автора

1683 РГВА. Ф. 1370. Оп. 1. Д. 54. Л. 1, 3–4,162–163,446.

Летом 1683 года крымский хан Мурад Гирай получил официальное приглашение к султану Мехмеду IV в ставку под Белгород. Торжественный прием и угощения в султанской армии были не случайны. По рекомендациям великого визиря Кара Мустафы паши султан имел намерения пригласить Мурада Гирая к участию в войне с австрийцами. Уже в июле 1683 года союзные войска под руководством Мурада Гирая двинулись к главному месту событий – Вене. К ним же примкнули и мадьярские повстанцы – куруцы под руководством графа Имре Текели противника австрийского господства.

В течение нескольких лет Османская империя тщательно готовилась к этой войне. Чинились дороги и мосты, ведущие к австрийской границе и к базам снабжения турецких войск, на которые свозилось оружие, воинское снаряжение и артиллерия. Ведь предстояло завоевать столицу Габсбургов, стратегически важный город контролировавший Дунай, соединявший Чёрное море с Западной Европой.

Как ни странно, а провокаторами новой войны стали сами австрийцы, вторгнувшиеся в центральную часть Венгрии, которая с 1505 года входила в границы Османской империи. Следует отметить, что мадьярское крестьянство отнеслось к приходу турок как к освобождению от засилья местных феодалов, обложивших их непосильными поборами, к тому же в отличие от кровавых распрей между католиками и протестантами Европы того времени, турки не запрещали ни одну из религий, хотя переход в ислам всячески поощрялся. Мало того, многие простые мадьяры, принявшие ислам, сумели подняться по карьерной лестнице военных сословий Османской империи. Правда, жители северных венгерских земель оказывали туркам сопротивление, создавая отряды гайдуков. Именно на гайдуков и рассчитывало австрийское правительство стремившееся присоединить к своей империи венгерские земли. Но основное население не восприняло австрийцев. В стране начались волнения против антипротестантской политики императора Австрии Леопольда I Габсбурга, ярого сторонника католической Контрреформации. В итоге, недовольство вылилось в открытое восстание против Австрии, и в 1681 году протестанты и прочие противники Габсбургов во главе с мадьярским графом Имре Текели объединились с турками.

В январе 1682 года началась мобилизация турецких войск, и 6 августа того же года Османская империя объявила Австрии войну. Но военные действия велись достаточно вяло, и через три месяца стороны свернули кампанию на 15 месяцев, в течение которых тщательно готовились к войне, привлекая новых союзников. Австрийцы, опасаясь османов, по возможности заключали союзы с другими государствами Центральной Европы. Леопольд I пошел на союз с Польшей, которой пообещал помочь, в случае если турки осадят Краков, а поляки, в свою очередь, обязались помочь Австрии, если османы осадят Вену. На стороне Мехмеда IV выступило Крымское ханство и Имре Текели, объявленный султаном королем Венгрии и князем Трансильвании.

И только 31 марта 1683 года Императорский Двор Габсбургов получил ноту об объявлении войны. Её послал Кара Мустафа от имени султана Мехмеда IV. На следующий же день турецкая армия выступила из Эдирне в поход. В начале мая турецкие войска подошли к Белграду, а затем двинулись на Вену. Одновременно к столице Австрийской империи из Крымского ханства выступила сорокатысячная крымскотатарская конница во главе с Мурадом Гираем и 7 июля стала лагерем в 40 км к востоку от австрийской столицы.

Венцы запаниковали не на шутку. Первым на произвол судьбы бросил столицу сам император Леопольд I, за ним последовали все придворные и венские аристократы, потом город оставили богатые люди. Общее число беженцев составило 80 000. Оборонять столицу остался лишь гарнизон. А 14 июля под Вену прибыли основные силы турок и в тот же день Кара Мустафа отправил в город ультиматум о сдаче города. Но граф фон Штаремберг, командир оставшихся 11 000 солдат и 5 000 ополченцев и 370 пушек, капитулировать наотрез отказался.

Хотя у союзных войск была отличная артиллерия из 300 орудий, укрепления Вены были очень крепкими, построенными по последнему слову тогдашней фортификационной науки. Поэтому турки прибегли к минированию массивных городских стен.

У союзников было два варианта взятия города: либо ринуться всеми силами на приступ (что вполне могло привести к победе, т.к. их было почти в 20 раз больше, чем защитников города), либо осадить город. Мурад Гирай настойчиво рекомендовал первый, но Кара Мустафа предпочтение отдал второму варианту. Он рассудил, что штурм грамотно укреплённого города будет стоить ему огромных жертв, а осада – это прекрасный способ взять город при минимальных потерях.

Турки перерезали все пути снабжения осаждённого города продовольствием. Гарнизон и жители Вены оказались в отчаянном положении. Истощение и страшная усталость стали настолько острыми проблемами, что граф фон Штаремберг приказал казнить любого, кто заснёт на своём посту. К концу августа силы осаждённых были практически полностью исчерпаны. Минимум усилия и город был бы взят, но визирь чего-то выжидал, оставаясь глух к советам крымского хана, начать штурм. Как отмечает османский историк Фундуклулу, Мурад Гирай расходился с мнением верховного визиря Кара Мустафы и готов был сам повести своих аскеров на взятие Вены, однако визирь не позволил ему этого сделать, опасаясь, что лавры победы достанутся крымскому хану, а не ему. Но сам не торопился предпринимать каких-либо действий. Если верить источникам тех лет, визирь под Веной расположился достаточно неплохо. В его огромном шатре были размещены комнаты для совещания и курения трубок, посреди которых струились фонтаны, спальни, ванна. Он наивно предполагал, что Вена последний барьер на пути к Центральной Европе, и очень скоро все лавры победы достанутся ему.

Но случилось то, чего опасался крымский хан.

Неторопливость визиря привела к тому, что к городу подошли главные силы христиан. Первая неудача случилась в 5 км к северо-востоку от Вены при Бизамберге, когда граф Карл V Лотарингский разбил Имре Текели. А 6 сентября в 30 км к северо-западу от Вены польская армия соединилась с остальными войсками Священной Лиги. Положения не спасло и то, что король Людовик XIV, противник Габсбургов, воспользовавшись ситуацией, напал на южную Германию.

В начале сентября 5 000 опытных турецких сапёров взорвали один за другим значительные участки городских стен, Бургский бастион, Лёбельский бастион и Бургский равелин. В итоге образовались бреши шириной в 12 метров. Австрийцы же пытались рыть свои туннели, чтобы помешать турецким сапёрам. Но 8 сентября турки всё-же заняли Бургский равелин и Низовую стену. И тогда осаждённые приготовились сражаться в самом городе.

В отличие от османов союзные христианские силы действовали быстро. Кара Мустафа же, имел в своём распоряжении, столько времени для организации успешного противостояния силам союзников, подъёма боевого духа своих солдат, не сумел как следует воспользоваться такой возможностью. Он доверил защиту тыла крымскому хану и его кавалерии из 30-40 000 всадников.

Мурад Гирай опасался подобного исхода. Он предпринял все возможное, однако время было утеряно. К тому же визирь повел себя крайне не тактично, игнорируя советы и действия хана, в порыве гнева унизил ханское достоинство. И случилось то, чего не ожидал Кара Мустафа. Хан отказался атаковать польские войска на их пути через горы, хотя его лёгкая и подвижная кавалерия смогла бы одержать верх над тяжело вооружёнными, неповоротливыми польскими всадниками Яна Собеского.

Из-за всех этих разногласий польская армия сумела подойти к Вене. Восьминедельная осада города прошла впустую. Поняв свою оплошность, визирь сделал попытку примириться с ханом и 12 сентября в 4 часа утра отдал приказ союзным войскам начинать битву, чтобы помешать противнику как следует построить свои силы.

Кара Мустафа хотел захватить Вену до прибытия Яна Собеского, но было уже поздно, поляки подошли раньше, чем предполагал визирь. Турецкие сапёры прорыли туннель для полномасштабного подрыва стен, а пока они его засыпали для усиления мощности взрыва, австрийцы успели прорыть встречный туннель и вовремя нейтрализовать мину. А в это время наверху шла яростная битва. Польская кавалерия нанесла мощный удар по правому флангу турок, которые сделали основную ставку не на разгром союзных армий, а на срочный захват города. Это их и погубило.

После 12 часов битвы османские войска были не только физически измотаны, но и пали духом после провала попытки подорвать стены и ворваться в город. А нападение польской кавалерии заставило их отступить на юг и на восток. Менее чем через три часа после атаки своей кавалерии поляки одержали полную победу и спасли Вену.

Чтобы не выгладеть в глазах султана виновником неудач под Веной, Кара Мустафа переложил всю вину на крымского хана и в октябре 1683 года Мурад был смещен.

Гульнара Абдулаева

Создавалось впечатление, что солнце теперь и не са­дилось над землями Габсбургов. А что же турки? В Вене, казалось, о них совсем забыли. И это была серьезная ошибка. В результате 27 сентября 1529 года скрытая угроза стала реальностью: султан Османской империи Сулейман Великолепный (1494–1566) осадил Вену.

До этого, в 1526 году, Сулейман отправил свою стоты­сячную армию в поход против Венгрии. 29 августа в битве при Мохаче турки наголову разбили и почти полностью уничтожили армию Лайоша II, а сам король, бежавший с поля боя, утонул в болоте. Венгрия была опустошена, и турки вывели из нее десятки тысяч жителей в рабство.

После этого южная часть Венгрии попала под власть турок. Однако Фердинанд I Австрийский (1503–1564), родной брат короля Испании Карла V (они были сыно­вьями Филиппа I и Хуанны Арагонской), выдвинул свои претензии на венгерский трон, так как его жена Анна была родной сестрой погибшего бездетным Лайоша II. Однако Фердинанду удалось добиться признания только в западной части Венгрии, а на северо-востоке страны у него появился конкурент — правитель Трансильвании Янош Запольяи, которого Сулейман Великолепный при­знал королем Венгрии и своим вассалом.

Фердинанд I также был провозглашен королем Вен­грии и захватил столицу Венгрии Буду.

В 1527–1528 годах турки последовательно завоевали Боснию, Герцеговину и Славонию, а потом под лозунгом защиты прав Яноша Запольяи султан 8 сентября 1529 года взял Буду, изгнав оттуда австрийцев, а в сентябре осадил Вену.

Численность войск Сулеймана Великолепного со­ставляла не менее 120 000 человек. Помимо элитных янычарских полков, в османскую армию входили также молдавские и сербские части. Против них Вена в свою защиту могла предложить совсем немного — малочис­ленную армию обороны да городской вал XIII века, который с того времени, по сути, ни разу не реконструи­ровался.

Венцы знали, что турки не пощадят их (они убеди­лись в этом после того, как был полностью вырезан ав­стрийский гарнизон Буды). Фердинанд I срочно выехал в Богемию и попросил помощи у своего брата Карла V, но тот был втянут в тяжелую войну с Францией и не мог оказать Фердинанду серьезной поддержки. Тем не менее несколько испанских кавалерийских полков Фердинанд от брата все же получил.

Маршал Вильгельм фон Роггендорф взял на себя ру­ководство обороной города. Он приказал замуровать все городские ворота и укрепить стены, толщина которых в некоторых местах не превышала двух метров. Он также приказал построить земляные бастионы, снося все дома, мешающие строительству.

Когда турецкая армия подошла к стенам Вены, сама природа словно встала на защиту австрийцев. Многие реки вышли из берегов, и дороги оказались размыты. Тяжелые осадные орудия турок застревали в грязи и то­нули в болотах. К тому же погибли сотни верблюдов, на которых турки везли амуницию, оружие и боеприпасы. В войсках свирепствовали болезни, и многие солдаты оказались неспособны сражаться.

Тем не менее турки предложили сдать город без боя. Ответа на это предложение не последовало, что само по себе уже было ответом — ответом отрицательным.

Началась осада, и турецкая артиллерия так и не смогла нанести сколько-нибудь значительный вред австрийским земляным укреплениям. Попытки прорыть подземные ходы в город или минные траншеи также закончились полным провалом. Осажденные постоянно совершали вылазки и срывали все замыслы осаждавших.

11 октября начался страшный ливень. У турок за­кончился корм для лошадей, росло число дезертиров, заболевших и умерших от ран и лишений. В тяжелом по­ложении оказались даже элитные янычарские части.

12 октября был созван военный совет, на котором было предложено предпринять последнюю попытку штурма. Однако и этот штурм был отбит, а в ночь на 14 октября осажденные вдруг услышали страшные крики, доносив­шиеся из вражеского лагеря, — это турки вырезали всех
пленных христиан перед тем, как начать отступление.

Жан де Кар пишет:

«15 октября войска Сулеймана сняли осаду. Она дли­лась восемнадцать дней, что немного, но все же никогда еще воины, одетые в странные доспехи и легкие каски с султанами, едва покрывавшие головы, и вооруженные длинными кривыми саблями, не подходили так близко к собору Святого Стефана. Венцы говорили потом об этом очень долго».

Уход турок был воспринят осажденными как чудо, а Вена впоследствии получила определение «сильнейшей крепости христианства» (в таковую она была перестроена сразу же после осады путем возведения нового, еще более мощного пояса укреплений).

В 1532 году Сулейман Великолепный предпринял но­вый поход, однако завоевание западной Венгрии отняло у турок слишком много времени. Зима была уже близко, и пытаться снова захватить Вену было уже бесполезно. Дело в том, что Карл V наконец-то пришел на выруч­ку брату, выставив против турок 80-тысячное войско. К тому же героическая оборона пограничной крепости Кёсёг сорвала планы тех, кто намеревался вновь осадить Вену. В результате туркам опять пришлось отступить, но при этом они разорили Штирию.

Тем не менее отступление войск Сулеймана Велико­лепного не означало их полного поражения. Османская империя сохранила контроль над южной Венгрией. К тому же турки специально опустошали австрийскую часть Венгрии и значительные территории самой Ав­стрии, чтобы ослабить ресурсы этих земель и чтобы Фердинанду I было труднее отражать новые нападения. При этом турки сумели создать буферное марионеточ­ное венгерское государство, которое возглавил вассал Сулеймана Великолепного Янош Запольяи.

И все же проваленная турками осада Вены ознаме­новала конец стремительной экспансии Османской империи в Центральную Европу, хотя после этого еще целых полтора столетия продолжались ожесточенные столкновения, достигшие своего апогея в 1683 год у, когда произошла знаменитая Венская битва.

В 1678–1679 годах в Вене свирепствовала бубонная чума. В результате страшная болезнь погубила от 70 000 до 120 000 человек — почти треть городского населения.

Проповедник Авраам Санта-Клара написал в 1680 году:

«Не осталось ни переулков, ни улиц, которые бы не перечеркнула свирепствующая смерть. Целый месяц во­круг Вены и в Вене можно было увидеть только одно — как несут мертвецов, как везут мертвецов, как тащат мертвецов, как хоронят мертвецов».

Не успел город оправиться от чумы, как на него свали­лось новое испытание. Это была вторая турецкая осада, которая имела место в 1683 году. Османская армия под предводительством Великого визиря Кара-Мустафы (1634–1683) при султане Мехмеде IV достигала, по одним данным, 175 000 человек, включая 15 000–20 000 крым­ских татар хана Мурад-Гирея и 110 000 человек с под­властных туркам земель, по другим данным, в том числе по информации Жозефа-Франсуа Мишо, «в лагере под стенами Вены собралось до 300 000 мусульман». Историк Альфред Мишьельс уточняет, что Кара-Мустафа «сделал огромные приготовления и собрал 300 000 войска» со­вместно с Эмериком Текели, венгерским феодалом, за­ключившим союзный договр с турками против Габсбур­гов. Он же утверждает, что «настоящее число турецкого войска известно достоверно по спискам, найденным в палатке Кара-Мустафы. 260 000 регулярного войска рас­положилось лагерем вокруг воинственного визиря».

В любом случае это была самая большая армия в исто­рии Османской империи. Она собралась из Азии, из Аф­рики, со всех концов империи, но самыми страшными воинами в этой армии были янычары (Янычары — регулярная турецкая пехота. Вместе с сипахами (тяжелой кавалерией) и акынджи (легкой конницей) они составляли основу войска в Османской империи ) и калмыки.

Вооруженных и боеспособных защитников горо­да удалось собрать лишь примерно 24 000 человек, но ими командовал граф Эрнст Рюдигер фон Штаремберг (1638-1701). Это был знаменитый австрийский полко­водец, неоднократно показывавший свою замечатель­ную храбрость и стратегические способности в войне с Францией, извечным противником Австрии. За три года до этого он был назначен комендантом Вены.

Турки подошли к Вене в начале июля 1683 года. Обо­ронявшиеся тут же приняли решение пожертвовать при­городом и подожгли его. 14 июля вся гигантская турецкая армия уже находилась перед стенами города. При этом генеральный штаб Кара-Мустафы расположился на горе, которая находится рядом с нынешней церковью Святого Ульриха. Был разбит огромный лагерь, о котором Аль­фред Мишьельс пишет:

«Утром 14-го, восходящее солнце осветило 25 000 па­латок в лагере неверных. По самой середине, блеском и величиной отличалась палатка Великого визиря».

При виде такой внушающей ужас картины в городе нача­лась паника, а бесстрастный и вялый император Леопольд I из династии Габсбургов (1640–1705) со всем двором бежал в Линц, бросив свою столицу на произвол судьбы.

В тот же день Кара-Мустафа отправил в город уль­тиматум о сдаче города. Граф Эрнст Рюдигер фон Штаремберг, естественно, капитулировать наотрез отказался. И дело тут было не только в его личном мужестве. Все в осажденном городе прекрасно знали, что незадолго до этого турки устроили резню в Перхтольдсдорфе, распо­ложенном к югу от Вены. Власти этого населенного пун­кта опрометчиво приняли предложение о капитуляции, но турки вероломно нарушили ее условия и потопили все вокруг в крови.

Получив отказ, Кара-Мустафа приказал рыть в направ­лении города длинные траншеи, которые оградили бы его солдат от огня австрийской артиллерии. Впрочем, у турок тоже имелась отличная артиллерия из 300 орудий, но укре­пления Вены были крепкими, построенными по последне­му слову тогдашней фортификационной науки. Поняв это, турки принялись минировать городские укрепления.

У турецкого командования было два варианта разви­тия событий: с одной стороны, можно было ринуться всеми силами на приступ (и это вполне могло привести к победе, так как турок было во много раз больше, чем защитников города), с другой стороны, можно было осадить и надежно блокировать город. Кара-Мустафа вы­брал второй вариант. Он совершенно правильно счел, что штурм грамотно укрепленного города будет стоить ему огромных жертв, осада же была прекрасным спосо­бом все равно взять Вену, но с минимальными потерями. И, надо сказать, ему это почти удалось. Единственное, чего Великий визирь не принял в расчет, — это время. Именно его неторопливость в конечном итоге и привела к тому, что к Вене успела подойти подмога.

Но до этого было пока далеко, а пока же турки пере­резали все пути снабжения осажденного города продо­вольствием. Гарнизон и жители Вены оказались в критическом положении. Как пишет в своей «Всемирной истории» Оскар Егер, «голод и изнурение делали свое дело». Всеобщее истощение вскоре стало таким сильным, что граф фон Штаремберг приказал казнить любого, кто заснет или потеряет сознание на боевом посту. Но и такие суровые меры уже не помогали, ведь очень трудно любить Родину на пустой желудок (не следует забывать, что даже «Отче наш» начинается с просьбы о хлебе насущном).

Однако тяжело было не только защитникам Вены. Турки тоже несли большие потери, и в их лагере скопи­лось много больных и раненых.

Несмотря на то что Вена держалась очень стойко, к концу августа стало казаться, что силы осажденных по­дошли к концу. И вот в это-то время к городу с северо-востока подошла подмога.

Решающее сражение произошло 12 сентября 1683 года, когда к Вене подошли объединенные силы Священной Лиги — антитурецкой коалиции под патронатом Римского папы, сложившейся в ходе начавшейся войны Австрии против Турции.

Общая численность союзной армии составила свыше 84 000 человек. Объединенными силами командовал ко­роль Речи Посполитой Ян III Собеский (1629–1696). С со­бой он привел 37 000 солдат с 28 пушками. Под командова­нием Карла V Лотарингского находилось 18 400 австрий­цев с 70 пушками. Принц Георг-Фридрих Вальдекский выставил 20 000 баварских, франконских и швабских сол­дат с 38 пушками. Курфюрст Саксонии Йоганн-Георг III командовал 9000 саксонцев с 16 пушками.

Численность турецкой армии вдень Венского сражения, по всей видимости, не превышала 55 000–60 000 человек.

За шесть дней до этого польская армия перешла Дунай в 30 километрах к северо-западу от Вены и соединилась с остальными войсками Священной Лиги, действия кото­рой к тому времени уже благословил папа Иннокентий XI. Один лишь король Людовик XIV, принципиальный про­тивник Габсбургов, отказался помогать союзникам.

К этому времени турецкие саперы взорвали один за другим значительные участки городских стен, что приве­ло к образованию огромных брешей. Все говорило о том, что очень скоро придется вести бои на улицах города.

Союзникам-христианам нужно было действовать очень быстро, чтобы самим не осаждать захваченную Вену. Они вышли на подступы к городу и заняли горные массивы Каленберг и Леопольдсберг, возвышающиеся над долиной, где располагались турецкие позиции. Сде­лав это, они дали знать осажденным о своем прибытии при помощи сигнальных ракет.

Ранним утром 12 сентября турки предприняли ата­ку, чтобы помешать союзникам как следует построить свои силы. Карл V Лотарингский со своими австрийцами контратаковал с левого флага, а немцы атаковали центр позиций турок.

Историк Оскар Егер пишет:

«Все христианское войско двинулось вперед на вар­варов. Слева, ближе к Дунаю, развернулись имперские войска, под предводительством герцога Лотарингского, у которого под началом находилось тридцать три вла­детельных принца; в числе их был один из Савойского дома. В центре были правительственные войска, а также и саксонские, и баварские, под предводительством самих курфюрстов; справа — поляки со своим королем Собес-ким. Туркам приходилось теперь выстроить фронт одно­временно на две стороны: к стороне города и к стороне подкрепления».

Кара-Мустафа, в свою очередь, контратаковал, но было уже поздно. Теперь уже польская кавалерия нанесла мощный удар во фланг турок. Это была великолепная атака! На турок накатилась настоящая двадцатитысячная железная лавина польских гусар и немецкой конницы. Считается, что это была одна из крупнейших кавалерийских атак за всю историю войн.

Ко всему прочему, воодушевленные защитники Вены выбежали из города и присоединились к атаке на турок.

Это была победа, после которой Ян III Собеский пере­фразировал знаменитое изречение Юлия Цезаря, сказав: «Venimus, Vidimus, Deus vicit » — «Мы пришли, мы уви­дели, Бог победил».

Жозеф-Франсуа Мишо рассказывает:

«Победа была скоро решена. «Слава Богу, — писал по окончании битвы король Польский, — Господь даровал победу нашему народу; даровал такое торжество, какого и не видано было в прошлых веках!» На другой день по­сле битвы совершили благодарственные молебствия во всех венских церквах, которые Великий визирь клялся превратить в мечети. Большое мусульманское знамя было послано папе, а королю Французскому Собеский послал «донесение о выигранном сражении и о спасении хри­стианского мира»».

В сражении под Веной турки потеряли не менее 15 000 человек убитыми и ранеными. Свыше 5000 человек у них попало в плен. При этом союзники захватили все турецкие пушки. Потери союзников составили примерно 4000–4500 человек.

Альфред Мишьельс констатирует:

«Произошел ужасный бой; повсюду неверные потер­пели поражение. Мало-помалу христиане окружили их со всех сторон, притеснили к реке и начали страшную резню […] В день освобождения Вены немцами и по­ляками погибло 20 000 оттоманов».

Оскар Егер дополняет:

«Турки обратились в бегство, оставив на поле битвы […] 300 орудий, 15 000 палаток, 9000 повозок и до десяти миллионов деньгами и драгоценностями. Погоня забе­жавшим врагом тоже дала значительные результаты».

Польский король потом написал свой жене:

«Мы захватили неслыханные богатства […] палатки, овец, скот и немалое число верблюдов […] Это победа, равной которой еще не было, враг полностью уничтожен и всего лишился. Им остается только бежать, спасая свои жизни […] Командир Штаремберг обнимал и целовал меня, называя меня своим спасителем».

Отметим, что Эрнст Рюдигер фон Штаремберг был ранен в руку, однако оставался на своем посту в течение всей осады. В награду за это он получил звание фельдмар­шала. Он приказал немедленно начать восстановление сильно поврежденных укреплений Вены — на случай ту­рецкого контрудара. Но это оказалось излишним. Турки и не думали о реванше. Более того, они сами расправи­лись с потерпевшим сокрушительное поражение Кара-Мустафой: 25 декабря 1683 года он по приказу султана Мехмеда IV был удушен шелковым шнурком, за каждый конец которого тянули несколько человек.

E.H. Грицак в своей книге «Вена» пишет:

«После осады 1683 года некогда прекрасная Вена представляла собой огромную груду камней в окруже­нии сгоревших предместий. Зиявшая дырами крепостная стена, обугленные деревья, развалившиеся дома, целые кварталы, уничтоженные огнем и турецкими снарядами, не оставляли сомнения в том, что город придется воз­водить заново. Начавшийся тогда строительный период оказался интенсивным, к счастью, благотворным и на века определившим развитие австрийской столицы.

Получив горький урок, власти в первую очередь по­заботились о защите, издав указ, согласно которому за­прещалось любое строительство ближе, чем на 600 шагов от крепостных стен. Все находившиеся в запретной зоне здания были снесены […]

Почувствовав заботу короны, столица стала развиваться очень быстро. Заметное оживление наблюдалось и в эконо­мике, и в культуре, вскоре достигшей небывалых высот».

Что касается турок, то в последующие шестнадцать лет они потеряли Венгрию и Трансильванию, пока оконча­тельно не признали свое поражение, подписав 26 января 1699 года Карловицкий мир.

Валахия
Командующие
Силы сторон
Потери
Великая Турецкая война и
русско-турецкая война 1686-1700
Вена — Штурово — Нейгейзель — Мохач — Крым — Патачин — Нисса — Сланкамен — Азов — Подгайцы — Зента

Ве́нская би́тва произошла 11 сентября 1683 года, после двухмесячной осады Вены , столицы Австрии , войском Османской империи . Победа христиан в этой битве навсегда положила конец завоевательным войнам Османской империи на европейской земле, а Австрия на десятилетия стала самой мощной державой Центральной Европы .

В крупномасштабном сражении победили польско-австрийско-германские войска под командованием Яна III Собеского , короля Польского и Великого князя Литовского . Войсками Османской империи командовал Кара-Мустафа , великий визирь Мехмеда IV .

Битва под Веной стала переломным событием в трёхвековой войне государств Центральной Европы против Османской империи. В течение последующих 16 лет австрийские войска перешли в масштабное наступление и отбили у турок значительные территории — южную Венгрию и Трансильванию .

Предпосылки к битве

Османская империя всегда стремилась захватить Вену. Стратегически важный крупный город, Вена контролировала Дунай , соединявший Чёрное море с Западной Европой, а также — торговые пути из Восточного Средиземноморья в Германию . Перед тем, как начать вторую осаду австрийской столицы (первая осада была в 1529 году) , Османская империя в течение нескольких лет тщательно готовилась к войне. Турки чинили дороги и мосты, ведущие к Австрии и к базам снабжения своих войск, на которые они свозили со всей страны оружие, воинское снаряжение и артиллерию.

Кроме того, Османская империя оказывала военную поддержку венграм и некатолическим религиозным меньшинствам, жившим в занятой австрийцами части Венгрии. В этой стране на протяжении многих лет росло недовольство антипротестантской политикой императора Австрии Леопольда I Габсбурга , ярого сторонника католической Контрреформации . В итоге это недовольство вылилось в открытое восстание против Австрии, и в 1681 году протестанты и прочие противники Габсбургов объединились с турками. Турки же признали предводителя восставших венгров Имре Тёкёли королём Верхней Венгрии (нынешняя восточная Словакия и северо-восточная Венгрия), ранее отвоёванной им у Габсбургов. Они даже обещали венграм создать специально для них «Венское королевство», если те помогут им захватить город.

В 1681-1682 годах резко участились столкновения между силами Имре Тёкёли и австрийскими правительственными войсками. Последние вторглись в центральную часть Венгрии, что и послужило поводом к войне. Великий визирь Кара Мустафа-паша сумел убедить султана Мехмеда IV разрешить наступление на Австрию. Султан приказал визирю войти в северо-восточную часть Венгрии и осадить два замка — Дьёр и Комаром . В январе 1682 года началась мобилизация турецких войск, а 6 августа того же года Османская империя объявила Австрии войну.

В те времена возможности снабжения делали крайне рискованным любое крупномасштабное наступление. В этом случае после всего трёх месяцев боевых действий турецкой армии пришлось бы зазимовать далеко от родины, на вражеской территории. Поэтому в течение 15 месяцев, прошедших с начала мобилизации турок до их наступления, австрийцы интенсивно готовились к войне, заключали союзы с другими государствами Центральной Европы, что и сыграло решающую роль в поражении турок. Именно в эту зиму Леопольд I заключил союз с Польшей . Он обязался помочь полякам, если турки осадят Краков , а поляки, в свою очередь, обязались помочь Австрии, если турки осадят Вену.

31 марта 1683 года в Императорский Двор Габсбургов пришла нота об объявлении войны. Её послал Кара Мустафа от имени Мехмеда IV. На следующий день турецкая армия отправилась из города Эдирне в завоевательный поход. В начале мая турецкие войска прибыли в Белград, а затем пошли на Вену. 7 июля 40 000 татар стали лагерем в 40 км к востоку от австрийской столицы. Австрийцев же в том районе было вдвое меньше. После первых схваток Леопольд I отступил в Линц с 80 000 беженцев.

В знак поддержки король Польши летом 1683 года прибыл в Вену, демонстрируя тем самым готовность выполнить свои обязательства. Ради этого он даже оставил свою страну незащищённой. Чтобы уберечь Польшу от иноземного вторжения во время своего отсутствия, он пригрозил Имре Тёкёли разорить дотла его земли, если тот посягнёт на польскую землю.

Осада Вены

Основные силы турок прибыли под Вену 14 июля. В тот же день Кара Мустафа отправил в город ультиматум о сдаче города.

Всего 84 450 человек (из них 3 тыс. охраняли барабанщиков и в битве не участвовали) и 152 пушки.

Перед самой битвой

Союзным христианским силам приходилось действовать быстро. Нужно было спасти город от турок, иначе союзникам пришлось бы самим осаждать захваченную Вену. Несмотря на многонациональность и разнородность союзных сил, союзники всего лишь за шесть дней наладили чёткое командование войсками. Ядром войск стала польская тяжёлая кавалерия под командованием короля Польши. Боевой дух солдат был силён, ибо они шли в бой не во имя интересов своих королей, а во имя христианской веры. К тому же, в отличие от крестовых походов, война велась в самом сердце Европы.

Кара Мустафа же, имея в своём распоряжении достаточно времени для организации успешного противостояния силам союзников, подъёма боевого духа своих солдат, не сумел как следует воспользоваться такой возможностью. Он доверил защиту тыла крымскому хану и его кавалерии из 30 000 — 40 000 всадников.

Хан же чувствовал себя униженным оскорбительным обращением со стороны турецкого главнокомандующего. Поэтому он отказался атаковать польские войска на их пути через горы. И не одни только татары игнорировали приказы Кара Мустафы.

Помимо татар, турки не могли положиться и на молдаван и валахов, у которых были веские причины не любить Османскую империю. Турки не только обложили Молдавию и Валахию тяжкой данью , но и постоянно вмешивались в их дела, смещая местных правителей и ставя на их место своих марионеток. Когда князья Молдавии и Валахии узнали о завоевательных планах турецкого султана , они постарались предупредить об этом Габсбургов. Они также попытались уклониться от участия в войне, но турки принудили их. Есть много легенд о том, как молдавские и валашские пушкари заряжали свои орудия соломенными ядрами и стреляли ими по осаждённой Вене.

Из-за всех этих разногласий союзная армия сумела подойти к Вене. Герцог Лотарингии Карл V собрал войско на немецких территориях, которое получило усиление за счёт своевременного прибытия армии Собеского. Осада Вены длилась уже восьмую неделю, когда армия прибыла на северный берег Дуная. Войска Священной Лиги прибыли на Каленберг (Лысую Гору), господствовавшую над городом, и дали знать осаждённым о своём прибытии при помощи сигнальных ракет. На военном совете союзники пришли к решению переправиться через Дунай в 30 км выше по течению и наступать на город через венские леса. Ранним утром 12 сентября, перед самой битвой, для польского короля и его рыцарей была отслужена месса .

Битва

Битва началась до того, как все силы христиан были развёрнуты. В 4 часа утра турки атаковали, чтобы помешать союзникам как следует построить свои силы. Карл Лотарингский и австрийские войска контратаковали с левого фланга, в то время как немцы атаковали центр турок.

Тогда Кара Мустафа в свою очередь контратаковал, а часть элитных янычарских подразделений оставил для штурма города. Он хотел захватить Вену до прибытия Собеского, но было уже поздно. Турецкие сапёры прорыли туннель для полномасштабного подрыва стен, но пока они лихорадочно его засыпáли для усиления мощности взрыва, австрийцы успели прорыть встречный туннель и вовремя нейтрализовать мину.

Пока турецкие и австрийские сапёры состязались в скорости, наверху шла яростная битва. Польская кавалерия нанесла мощный удар по правому флангу турок. Последние же сделали основную ставку не на разгром союзных армий, а на срочный захват города. Это их и погубило.

После 12 часов битвы поляки продолжали прочно держаться на правом фланге турок. Христианская конница весь день простояла на холмах и наблюдала за битвой, в которой пока участвовали в основном пехотинцы. Примерно в 17 часов разделённая на четыре части кавалерия пошла в атаку. Одна из этих частей состояла из австро-германских всадников, а остальные три — из поляков и граждан Великого княжества Литовского. 20 000 кавалеристов (одна из крупнейших кавалерийских атак в истории) под личным командованием Яна Собеского спустились с холмов и прорвали ряды турок, и без того сильно уставших после целого дня битвы на два фронта. Христианские всадники ударили прямо по турецкому лагерю, в то время как гарнизон Вены выбежал из города и присоединился к избиению турок.

Османские войска были не только физически измотаны, но и пали духом после провала попытки подорвать стены и ворваться в город. А нападение кавалерии заставило их отступить на юг и на восток. Менее чем через три часа после атаки своей кавалерии христиане одержали полную победу и спасли Вену.

После битвы Ян Собеский перефразировал знаменитое изречение Юлия Цезаря , сказав: «Venimus, Vidimus, Deus vicit» — «Мы пришли, мы увидели, Бог победил».

Последствия битвы

Турки потеряли не менее 15 тыс. человек убитыми и ранеными; свыше 5 тыс. мусульман попало в плен. Союзники захватили все османские пушки. При этом потери союзников составили 4,5 тыс. человек. Хотя турки и отступали в страшной спешке, они всё же успели перебить всех австрийских пленных, за исключением нескольких дворян, оставленных в живых с расчётом получить за них выкуп.

Добыча, попавшая в руки христиан, была огромна. Спустя несколько дней в письме к свой жене Ян Собеский писал:

«Мы захватили неслыханные богатства… палатки, овец, скот и немалое число верблюдов… Это победа, равной которой ещё не было, враг полностью уничтожен и всего лишился. Им остаётся только бежать, спасая свои жизни… Командир Штаремберг обнимал и целовал меня и называл меня своим спасителем».

Это бурное выражение благодарности не помешало Штарембергу приказать немедленно начать восстановление сильно повреждённых укреплений Вены — на случай турецкого контрудара. Однако это оказалось излишним. Победа под Веной положила начало отвоёвыванию Венгрии и (временно) некоторых балканских стран.

В 1699 году Австрия подписала Карловицкий мир с Османской империей. Задолго до этого турки расправились с потерпевшим сокрушительное поражение Кара Мустафой: 25 декабря 1683 года Кара Мустафа-паша по приказу командира янычар был казнён в Белграде (удавлен шёлковым шнурком, за каждый конец которого тянули несколько человек).

Историческое значение

Хотя в то время ещё никто этого не знал, битва под Веной предопределила ход всей войны. Турки безуспешно сражались последующие 16 лет, потеряв Венгрию и Трансильванию, пока окончательно не признали своё поражение. Конец войне был положен Карловицким миром .

Политика Людовика XIV предопределила ход истории на столетия вперёд: немецкоговорящие страны были вынуждены вести войны одновременно и на Западном, и на Восточном фронте. Пока германские войска сражались в составе Священной Лиги, Людовик воспользовался этим, завоевав Люксембург , Эльзас и Страсбург , разорил огромные территории на юге Германии. А Австрия не могла оказать немцам никакой поддержки в их войне с Францией, пока шла война с турками.

В честь Яна Собеского австрийцы построили в 1906 году церковь в честь св. Иосифа на вершине холма Каленберг, к северу от Вены . Железнодорожная трасса Вена — Варшава также названа в честь Собеского. Созвездие Щит Собеского также было названо в его честь.

Польско-австрийская дружба недолго длилась после этой победы, так как Карл V Лотарингский принялся принижать роль Яна III Собеского и польского войска в битве. Ни сам Собеский, ни Речь Посполитая от спасения Австрии ничего существенного не выиграли. Напротив, битва под Веной ознаменовала зарождение будущей Австрийской империи ( -) и падение Речи Посполитой. В и 1795 годах Габсбурги приняли участие в первом и третьем разделах Речи Посполитой , в результате чего это государство исчезло с политической карты Европы. Показательно высказывание Николая I : «Самым глупым из польских королей был Ян Собеский, а самым глупым из русских императоров — я. Собеский — потому, что спас Австрию в 1683-м, а я — потому, что спас её в 1848-м». (Крымская война была проиграна Россией в первую очередь из-за вероломства Австрии: половину своей армии Россия вынуждена была держать на австрийской границе во избежание «удара в спину»).

Религиозное значение

В память о победе над мусульманами, поскольку Собеский поручил своё королевство заступничеству Девы Марии Ченстоховской , папа Иннокентий XI постановил отмечать праздник Святого Имени Марии не только в одной Испании и Неаполитанском королевстве , но и во всей Церкви . В литургическом календаре Римско-Католической Церкви это 12 сентября .

Из металла трофейных орудий, завоёванных в битве, в 1711 году для Собора Святого Стефана был отлит колокол Пуммерин .

В культуре

По легенде, именно после победы в Венской битве в городе начали пить кофе и появились кофейни .

В музыке

В литературе

  • Мональди Р., Сорти Ф. Imprimatur: В печать. — (Серия: Исторический детектив). — М .: АСТ ; АСТ Москва; Транзиткнига, 2006. — ISBN 5-17-033234-3 ; 5-9713-1419-X ; 5-9578-2806-8.
  • Малик В. . — М .: Детская литература , 1985.
  • Новичев А. Д. История Турции. Т. 1. — Л. : Изд-во ЛГУ , 1963.
  • Подхородецкий Л. Вена, 1683. — Пер. с польск. — М .: АСТ, 2002. — ISBN 5-17-014474-1 .
  • Эмиддио Дортелли Д»Асколи. Описание Чёрного моря и Татарии. / Пер. Н. Пименова. Предисл. А. Л. Бертье-Делагарда . — Записки Одесского общества истории и древностей. Т. 24. — Одесса : «Экономическая» тип. и лит., 1902.
  • Чухлиб Т. . — Киев : Клио, 2013. — ISBN 978-617-7023-03-5 .

В кинематографе

  • «11 сентября 1683 » — художественный фильм, реж. Ренцо Мартинелли (Италия, Польша, 2012).

См. также

Отрывок, характеризующий Венская битва (1683)

– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]
– O ja, [О да (нем.) ] – подтвердил первый голос.
– Да, im Raum verlegen, [перенести в пространство (нем.) ] – повторил, злобно фыркая носом, князь Андрей, когда они проехали. – Im Raum то [В пространстве (нем.) ] у меня остался отец, и сын, и сестра в Лысых Горах. Ему это все равно. Вот оно то, что я тебе говорил, – эти господа немцы завтра не выиграют сражение, а только нагадят, сколько их сил будет, потому что в его немецкой голове только рассуждения, не стоящие выеденного яйца, а в сердце нет того, что одно только и нужно на завтра, – то, что есть в Тимохине. Они всю Европу отдали ему и приехали нас учить – славные учители! – опять взвизгнул его голос.
– Так вы думаете, что завтрашнее сражение будет выиграно? – сказал Пьер.
– Да, да, – рассеянно сказал князь Андрей. – Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, – начал он опять, – я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите.
– Да, да, – проговорил Пьер, блестящими глазами глядя на князя Андрея, – я совершенно, совершенно согласен с вами!
Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешенным. Он понял теперь весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения. Все, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую (latente), как говорится в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.
– Не брать пленных, – продолжал князь Андрей. – Это одно изменило бы всю войну и сделало бы ее менее жестокой. А то мы играли в войну – вот что скверно, мы великодушничаем и тому подобное. Это великодушничанье и чувствительность – вроде великодушия и чувствительности барыни, с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом. Нам толкуют о правах войны, о рыцарстве, о парламентерстве, щадить несчастных и так далее. Все вздор. Я видел в 1805 году рыцарство, парламентерство: нас надули, мы надули. Грабят чужие дома, пускают фальшивые ассигнации, да хуже всего – убивают моих детей, моего отца и говорят о правилах войны и великодушии к врагам. Не брать пленных, а убивать и идти на смерть! Кто дошел до этого так, как я, теми же страданиями…
Князь Андрей, думавший, что ему было все равно, возьмут ли или не возьмут Москву так, как взяли Смоленск, внезапно остановился в своей речи от неожиданной судороги, схватившей его за горло. Он прошелся несколько раз молча, но тлаза его лихорадочно блестели, и губа дрожала, когда он опять стал говорить:
– Ежели бы не было великодушничанья на войне, то мы шли бы только тогда, когда стоит того идти на верную смерть, как теперь. Тогда не было бы войны за то, что Павел Иваныч обидел Михаила Иваныча. А ежели война как теперь, так война. И тогда интенсивность войск была бы не та, как теперь. Тогда бы все эти вестфальцы и гессенцы, которых ведет Наполеон, не пошли бы за ним в Россию, и мы бы не ходили драться в Австрию и в Пруссию, сами не зная зачем. Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. А то война – это любимая забава праздных и легкомысленных людей… Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия – отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то – это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду… Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много люден (которых число еще прибавляют), и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их! – тонким, пискливым голосом прокричал князь Андрей. – Ах, душа моя, последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что стал понимать слишком много. А не годится человеку вкушать от древа познания добра и зла… Ну, да не надолго! – прибавил он. – Однако ты спишь, да и мне пера, поезжай в Горки, – вдруг сказал князь Андрей.
– О нет! – отвечал Пьер, испуганно соболезнующими глазами глядя на князя Андрея.
– Поезжай, поезжай: перед сраженьем нужно выспаться, – повторил князь Андрей. Он быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал. – Прощай, ступай, – прокричал он. – Увидимся ли, нет… – и он, поспешно повернувшись, ушел в сарай.
Было уже темно, и Пьер не мог разобрать того выражения, которое было на лице князя Андрея, было ли оно злобно или нежно.
Пьер постоял несколько времени молча, раздумывая, пойти ли за ним или ехать домой. «Нет, ему не нужно! – решил сам собой Пьер, – и я знаю, что это наше последнее свидание». Он тяжело вздохнул и поехал назад в Горки.
Князь Андрей, вернувшись в сарай, лег на ковер, но не мог спать.
Он закрыл глаза. Одни образы сменялись другими. На одном он долго, радостно остановился. Он живо вспомнил один вечер в Петербурге. Наташа с оживленным, взволнованным лицом рассказывала ему, как она в прошлое лето, ходя за грибами, заблудилась в большом лесу. Она несвязно описывала ему и глушь леса, и свои чувства, и разговоры с пчельником, которого она встретила, и, всякую минуту прерываясь в своем рассказе, говорила: «Нет, не могу, я не так рассказываю; нет, вы не понимаете», – несмотря на то, что князь Андрей успокоивал ее, говоря, что он понимает, и действительно понимал все, что она хотела сказать. Наташа была недовольна своими словами, – она чувствовала, что не выходило то страстно поэтическое ощущение, которое она испытала в этот день и которое она хотела выворотить наружу. «Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу… и такие добрые у него… нет, я не умею рассказать», – говорила она, краснея и волнуясь. Князь Андрей улыбнулся теперь той же радостной улыбкой, которой он улыбался тогда, глядя ей в глаза. «Я понимал ее, – думал князь Андрей. – Не только понимал, но эту то душевную силу, эту искренность, эту открытость душевную, эту то душу ее, которую как будто связывало тело, эту то душу я и любил в ней… так сильно, так счастливо любил…» И вдруг он вспомнил о том, чем кончилась его любовь. «Ему ничего этого не нужно было. Он ничего этого не видел и не понимал. Он видел в ней хорошенькую и свеженькую девочку, с которой он не удостоил связать свою судьбу. А я? И до сих пор он жив и весел».
Князь Андрей, как будто кто нибудь обжег его, вскочил и стал опять ходить перед сараем.

25 го августа, накануне Бородинского сражения, префект дворца императора французов m r de Beausset и полковник Fabvier приехали, первый из Парижа, второй из Мадрида, к императору Наполеону в его стоянку у Валуева.
Переодевшись в придворный мундир, m r de Beausset приказал нести впереди себя привезенную им императору посылку и вошел в первое отделение палатки Наполеона, где, переговариваясь с окружавшими его адъютантами Наполеона, занялся раскупориванием ящика.
Fabvier, не входя в палатку, остановился, разговорясь с знакомыми генералами, у входа в нее.
Император Наполеон еще не выходил из своей спальни и оканчивал свой туалет. Он, пофыркивая и покряхтывая, поворачивался то толстой спиной, то обросшей жирной грудью под щетку, которою камердинер растирал его тело. Другой камердинер, придерживая пальцем склянку, брызгал одеколоном на выхоленное тело императора с таким выражением, которое говорило, что он один мог знать, сколько и куда надо брызнуть одеколону. Короткие волосы Наполеона были мокры и спутаны на лоб. Но лицо его, хоть опухшее и желтое, выражало физическое удовольствие: «Allez ferme, allez toujours…» [Ну еще, крепче…] – приговаривал он, пожимаясь и покряхтывая, растиравшему камердинеру. Адъютант, вошедший в спальню с тем, чтобы доложить императору о том, сколько было во вчерашнем деле взято пленных, передав то, что нужно было, стоял у двери, ожидая позволения уйти. Наполеон, сморщась, взглянул исподлобья на адъютанта.
– Point de prisonniers, – повторил он слова адъютанта. – Il se font demolir. Tant pis pour l»armee russe, – сказал он. – Allez toujours, allez ferme, [Нет пленных. Они заставляют истреблять себя. Тем хуже для русской армии. Ну еще, ну крепче…] – проговорил он, горбатясь и подставляя свои жирные плечи.
– C»est bien! Faites entrer monsieur de Beausset, ainsi que Fabvier, [Хорошо! Пускай войдет де Боссе, и Фабвье тоже.] – сказал он адъютанту, кивнув головой.
– Oui, Sire, [Слушаю, государь.] – и адъютант исчез в дверь палатки. Два камердинера быстро одели его величество, и он, в гвардейском синем мундире, твердыми, быстрыми шагами вышел в приемную.
Боссе в это время торопился руками, устанавливая привезенный им подарок от императрицы на двух стульях, прямо перед входом императора. Но император так неожиданно скоро оделся и вышел, что он не успел вполне приготовить сюрприза.
Наполеон тотчас заметил то, что они делали, и догадался, что они были еще не готовы. Он не захотел лишить их удовольствия сделать ему сюрприз. Он притворился, что не видит господина Боссе, и подозвал к себе Фабвье. Наполеон слушал, строго нахмурившись и молча, то, что говорил Фабвье ему о храбрости и преданности его войск, дравшихся при Саламанке на другом конце Европы и имевших только одну мысль – быть достойными своего императора, и один страх – не угодить ему. Результат сражения был печальный. Наполеон делал иронические замечания во время рассказа Fabvier, как будто он не предполагал, чтобы дело могло идти иначе в его отсутствие.
– Я должен поправить это в Москве, – сказал Наполеон. – A tantot, [До свиданья.] – прибавил он и подозвал де Боссе, который в это время уже успел приготовить сюрприз, уставив что то на стульях, и накрыл что то покрывалом.
Де Боссе низко поклонился тем придворным французским поклоном, которым умели кланяться только старые слуги Бурбонов, и подошел, подавая конверт.
Наполеон весело обратился к нему и подрал его за ухо.
– Вы поспешили, очень рад. Ну, что говорит Париж? – сказал он, вдруг изменяя свое прежде строгое выражение на самое ласковое.
– Sire, tout Paris regrette votre absence, [Государь, весь Париж сожалеет о вашем отсутствии. ] – как и должно, ответил де Боссе. Но хотя Наполеон знал, что Боссе должен сказать это или тому подобное, хотя он в свои ясные минуты знал, что это было неправда, ему приятно было это слышать от де Боссе. Он опять удостоил его прикосновения за ухо.
– Je suis fache, de vous avoir fait faire tant de chemin, [Очень сожалею, что заставил вас проехаться так далеко.] – сказал он.
– Sire! Je ne m»attendais pas a moins qu»a vous trouver aux portes de Moscou, [Я ожидал не менее того, как найти вас, государь, у ворот Москвы.] – сказал Боссе.
Наполеон улыбнулся и, рассеянно подняв голову, оглянулся направо. Адъютант плывущим шагом подошел с золотой табакеркой и подставил ее. Наполеон взял ее.
– Да, хорошо случилось для вас, – сказал он, приставляя раскрытую табакерку к носу, – вы любите путешествовать, через три дня вы увидите Москву. Вы, верно, не ждали увидать азиатскую столицу. Вы сделаете приятное путешествие.
Боссе поклонился с благодарностью за эту внимательность к его (неизвестной ему до сей поры) склонности путешествовать.
– А! это что? – сказал Наполеон, заметив, что все придворные смотрели на что то, покрытое покрывалом. Боссе с придворной ловкостью, не показывая спины, сделал вполуоборот два шага назад и в одно и то же время сдернул покрывало и проговорил:
– Подарок вашему величеству от императрицы.
Это был яркими красками написанный Жераром портрет мальчика, рожденного от Наполеона и дочери австрийского императора, которого почему то все называли королем Рима.
Весьма красивый курчавый мальчик, со взглядом, похожим на взгляд Христа в Сикстинской мадонне, изображен был играющим в бильбоке. Шар представлял земной шар, а палочка в другой руке изображала скипетр.
Хотя и не совсем ясно было, что именно хотел выразить живописец, представив так называемого короля Рима протыкающим земной шар палочкой, но аллегория эта, так же как и всем видевшим картину в Париже, так и Наполеону, очевидно, показалась ясною и весьма понравилась.
– Roi de Rome, [Римский король.] – сказал он, грациозным жестом руки указывая на портрет. – Admirable! [Чудесно!] – С свойственной итальянцам способностью изменять произвольно выражение лица, он подошел к портрету и сделал вид задумчивой нежности. Он чувствовал, что то, что он скажет и сделает теперь, – есть история. И ему казалось, что лучшее, что он может сделать теперь, – это то, чтобы он с своим величием, вследствие которого сын его в бильбоке играл земным шаром, чтобы он выказал, в противоположность этого величия, самую простую отеческую нежность. Глаза его отуманились, он подвинулся, оглянулся на стул (стул подскочил под него) и сел на него против портрета. Один жест его – и все на цыпочках вышли, предоставляя самому себе и его чувству великого человека.
Посидев несколько времени и дотронувшись, сам не зная для чего, рукой до шероховатости блика портрета, он встал и опять позвал Боссе и дежурного. Он приказал вынести портрет перед палатку, с тем, чтобы не лишить старую гвардию, стоявшую около его палатки, счастья видеть римского короля, сына и наследника их обожаемого государя.
Как он и ожидал, в то время как он завтракал с господином Боссе, удостоившимся этой чести, перед палаткой слышались восторженные клики сбежавшихся к портрету офицеров и солдат старой гвардии.
– Vive l»Empereur! Vive le Roi de Rome! Vive l»Empereur! [Да здравствует император! Да здравствует римский король!] – слышались восторженные голоса.
После завтрака Наполеон, в присутствии Боссе, продиктовал свой приказ по армии.

Вена-1914: танец над пропастью — BBC News Русская служба

  • Бетани Белл
  • Би-би-си, Вена

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Автор фото, Other

Подпись к фото,

В начале двадцатого века Вена была центром интеллектуальной и художественной жизни

Во время своего первого посещения Вены в начале 1990-х я больше всего хотела увидеть картины Густава Климта. На тот момент я мало что о них знала, так как в Англии я не изучала период европейской культуры, который потом назвали фан-де-сьекль. Случайно увидев открытку с изображением «Поцелуя», я была совершенно очарована. Ее золото и геометрическое своеобразие не выходили у меня из головы. Картина вызывала в воображении образ прекрасного мира, незнакомого и удивительного.

Приехав в Вену, я в первую очередь пошла в музей Бельведер, дворец, располагающийся на холме. К моему изумлению, этот дворец в стиле барокко когда-то был домом эрцгерцога Франца Фердинанда, чье убийство в Сараеве в 1914 году привело к началу Первой мировой войны.

Картины Климта не разочаровали, так же как и картины Эгона Шиле и Оскара Кокошки. Побродив по галерее пару часов, я вышла в сад. Моя голова была наполнена образами венского югендстиля.

На противоположной стороне дороги возле солидного здания конца XIX века собралась толпа. Я подошла поближе и увидела, что это посольство Югославии. Работник посольства только что прикрепил к дверям два уведомления о войне, полыхавшей на тот момент в Боснии. Неподалеку двое мужчин обсуждали осаду Сараева. Я вздрогнула. Прошлое вдруг показалось совсем близким.

Несколько месяцев назад я пила кофе с другом в знаменитом кафе «Гринштайдл». Во время нашей беседы я сказала, что, несмотря на то, что уже пятнадцать лет живу здесь, меня все еще преследует образ этого города накануне Первой мировой войны перед крушением Австро-венгерской империи.

Мой приятель нахмурил брови и заметил: «Разве другие периоды из прошлого Вены не кажутся одновременно близкими? Моцарт и архитектура барокко, Рингштрассе и XIX век, или даже зенитные башни Второй мировой войны. Почему бы не обратить внимание на это?»

Сидя за столиком из мрамора, я посмотрела по сторонам и заметила среди посетителей нескольких видных чиновников, пару иностранных дипломатов и одного известного австрийского историка. «Наверное, это связано с тем, что кафе всегда служило местом встречи венского общества. Только представь, кто здесь только не пил кофе!» — ответила я.

В конце XIX века кафе «Гринштайдл» находилось в самом центре блистательной интеллектуальной жизни Вены. Сюда приходили такие знаменитости, как Арнольд Шенберг и Теодор Герцль. Говорят, что Зигмунд Фрейд предпочитал кафе «Ландман», находящееся неподалеку.

«Ага, ты купилась на романтику периода фан-де-сьекль! — произнес мой друг и добавил. — А знаешь ли ты, что мифологизация этого времени поощрялась австрийскими лидерами после 1945 года? Они хотели вспоминать только то, что вызывало у них чувство гордости, а никак не Вторую мировую войну».

Автор фото, Other

Подпись к фото,

В конце XIX – начале XX века кофейни играли важную роль в культуре Вены

Он посмотрел на зеркало в стиле модерн, висящее над нашим столом, и заметил: «Даже это кафе не является подлинником той эпохи. Настоящее кафе «Гринштайдл» было закрыто в 1897 году. А это место открыли только в 1990-е».

«Ты лучше меня знаешь, что многие традиции и места сохранились. Не все вокруг фальшивка. Посмотри, например, вон туда», — возразила я и указала на окно, в котором виднелся противоположный берег реки. На нем возвышалось здание, построенное в 1910 году архитектором-модернистом Адольфом Лоосом. В свое время его строительство вызвало целый скандал, так как лишенное украшений здание сочли суровым и пустым.

«Меня преследуют мысли о том, как получилось, что вся эта утонченность и цивилизованность не смогла остановить крушение Вены. Отсюда вышло столько губительных идей, столько людей, разодравших Европу и двадцатый век на части», — сказала я.

Писатель Карл Краус написал именно об этом качестве Вены. В некрологе Францу Фердинанду он назвал Австрию лабораторией апокалипсиса.

Мой друг сухо улыбнулся: «Ах да, Вена, приближающаяся к своему крушению в танце».

1 января 1914 года газета Neue Freie Presse, до сих пор считающаяся одним из ведущих изданий в Австрии, опубликовала статью о карнавальном сезоне или, как его здесь называют, Fasching. «Дух венского карнавала – это неплохой способ понять настроение города в целом», — было написано в статье. Это наблюдение верно и в наши дни. Вена с трепетом относится к своим традициям. Отчасти это делается для туристов, отчасти потому, что жители Вены сами любят старину. Например, здесь несложно найти подростков, которые умеют или учатся танцевать вальс.

Автор фото, AFP

«Балы и вечеринки помогают скоротать долгие зимние ночи. Сначала ты танцуешь до трех или четырех утра, а потом идешь в кафе есть гуляш», — рассказал мне другой приятель.

Как и 100 лет назад, празднества здесь устраиваются для всех, а не только для высшего общества. Есть балы для полицейских, для пожарных, есть даже бал для мусорщиков. И даже несмотря на то, что австрийская монархия перестала существовать после поражения Австрии в Первой мировой войне, пышные балы в Хофбургском дворце продолжаются.

Как-то раз я брала интервью у дипломата как раз на балу в Хофбурге. На мне было вечернее платье, на нем – смокинг. Из бальной залы до нас доносились звуки вальса. Мимо нашего стола прошел мужчина с большими усами, на пиджаке которого блестели медали и награды в области гастрономии.

Мы сидели в Палате тайного совета, в комнате, где Франц Фердинанд принес клятву о том, что его дети не станут наследниками императорского трона. По мнению старого императора Франца-Иосифа, избранная эрцгерцогом в качестве супруги Софи Чотек была недостаточно голубых кровей. Говорят, что кайзер даже обрадовался, когда услышал весть об убийстве принца и его жены в Сараеве. Ведь таким образом была устранена угроза роду Габсбургов, вызванная низким происхождением Софи.

Монарх, дольше которого на троне в европейской истории не находился никто, был не в силах справиться даже с проблемами в собственном семействе. Что же говорить о многонациональной империи.

Автор фото, Other

Подпись к фото,

Франц-Фердинанд в окружении своей семьи

Перед зданием Венской народной оперы (Фолькопера) стоит синий уличный знак, на котором обозначены направления на Будапешт, Прагу, Брно. Все эти города когда-то были частью империи Габсбургов. После падения «железного занавеса» жители Вены стали возрождать исторические связи со своими соседями. Австрийские банки и компании начали активно инвестировать в Восточную Европу.

Несколько раз, разговаривая с венскими предпринимателями и политиками о регионе, я подмечала довольно собственнический тон, который, скорее всего, раздражает их чешских и венгерских коллег. Раскрыв венскую телефонную книгу, легко найти фамилии, напоминающие о мультикультурном наследии старой империи – Седласек, Мюллер, Хорват, Богдан, Кауфман, Новак.

Даже не являясь более империей, Вена по-прежнему остается городом иммигрантов. Только сейчас мигранты приезжают в основном из Турции или Сербии, а не из Богемии или Галиции. Ультраправые партии по-прежнему процветают, пытаясь играть на чувствах обиды и негодования местного населения. Тем не менее, ситуация в современной Вене разительно отличается от начала XX века, когда вокруг бушевали этнические и расовые конфликты.

В течение нескольких лет я совершала пробежку по одному и тому же маршруту: вокруг великолепного Рингштрассе мимо неоготического здания Ратуши, вдоль Дунайского канала мимо банка в стиле модерн до Фолькоперы. Но лишь сравнительно недавно я обратила внимание на бронзовую статую перед кафе «Прюкль», задуманную в 1913 году. Это образ бургомистра Карла Люгера или Карла Красивого, одной из самых харизматичных и спорных фигур в венской истории.

Карл Люгер был градоначальником с 1897 до 1910 год и способствовал превращению Вены в современный город. В число его достижений входит строительство домов для бедных и престарелых, проведение муниципального газа, расширение трубопровода, снабжающего город чистой альпийской водой. Кстати, одно из безусловных преимуществ Вены – это то, что здесь из крана и сейчас льется горная родниковая вода. Однако, несмотря на все заслуги, некоторые жители Вены считают, что барельеф нужно снести. А в прошлом году на бульваре Ригнштрассе имя Карла Люгера было стерто.

Автор фото, Other

Подпись к фото,

Статуя Карла Люгера

Люгера часто называют отцом современного политического антисемитизма. Его популистские кампании против евреев пользовались настолько дурной славой, что даже сам император отказался признать его победу на выборах мэра. Для того, чтобы занять пост и принять присягу, Люгеру понадобилось два года. Фигура Люгера также оказала огромное влияние на одного художника, жившего тогда в Вене. Его звали Адольф Гитлер.

Десять лет назад австрийские газеты сообщили о закрытии мужского общежития в рабочем квартале Бригиттенау. Я пошла посмотреть на здание, которое почти век предоставляло кров венским бездомным. Здесь в начале века жил Гитлер. Без денег и известности он пришел сюда через пять лет после открытия общежития и жил до 1913 года.

В то время это финансируемое Ротшильдами и управляемое городом учреждение считалось революционным. Здесь вместо общего помещения у каждого постояльца была своя комната. В общежитии также располагалось несколько ванных комнат и большая, светлая зала для чтения. В ней будущий фюрер часто занимался рисованием, читал или разговаривал с соседями о политике. Сейчас это здание, бывшее когда-то частью «лаборатории апокалипсиса», является современным и хорошо оборудованным домом для престарелых.

«За прошедший век Вена прошла через ад, — поделилась со мной подруга-историк, — но сейчас это намного более тихое место. Молодые люди учат иностранные языки, снова интересуются миром».

Автор фото, Other

Подпись к фото,

Вена в двадцать первом веке

Она права. Потеряв былой блеск, преображенная Вена кажется тише и мягче. Уровень жизни в городе, несомненно, высокий, и это является причиной его самодовольства. Атмосфера спокойного процветания может убаюкать. Создается иллюзия, будто ты живешь в счастливом опереточном мире, в котором все проблемы решаются с помощью музыки и танцев или, на крайний случай, чашечки кофе со взбитыми сливками.

Ко времени ноябрьского перемирия 1918 года Австро-Венгерская империя уже исчезла с лица земли. Из центра огромной державы Вена превратилась в столицу маленькой страны. Сегодня лишь горстка людей помнит 11 ноября как день, когда император Карл полностью уступил управление страной правительству и навсегда выехал из своей летней резиденции в Шенбрунне. Жителей Вены это интересует мало. 11 ноября напоминает им совсем о другом.

Если прогуляться по элегантной улице Грабен, расположенной в самом сердце города, в 11:11 утра 11 ноября, то можно стать свидетелем удивительной сцены. Такое не увидишь больше нигде – военный оркестр в серых шинелях и красных беретах с золотыми кисточками бравурно исполняет кадриль Штраусса. Рядом с ним на возвышении стоит танцмейстер одной из венских бальных школ. На нем белый галстук и развевающийся на ветру черный фрак. Он направляет собравшуюся толпу в танце, который чем-то напоминает шотландский рил. Дамы приседают, кавалеры кланяются, и на час Грабен превращается в бальную залу. Так жители Вены отмечают начало карнавала.

Империи приходят и уходят, а танец продолжается.

Турецкие осады — История Вены

Первая турецкая осада

Турецкая осада 1529 г., фрагмент карты Мельдеманна

В 1529 году город был осажден турками. Хотя Вена не была завоевана, осада должна была сильно повлиять на ее физическую структуру. Уже в 1530 году были предприняты работы по замене уже неэффективных средневековых городских стен современными укреплениями и бастионами, построенными по итальянскому образцу. Пригороды понесли наибольший ущерб в 1529 году.Большая часть строительных работ в городе до середины 17 века была сосредоточена на укреплениях. Это также включало предоставление широкой полосы земли вокруг города, так называемого «гласиса», который должен был быть свободен от строительства. Но современная топография была также в значительной степени сформирована строительством монастырей, которые тем временем начали отражать архитектурный подъем пригородов. В то же время в городском пейзаже начала XVII века стал заметен нарастающий элемент барокко.


Императорская резиденция

Успешный отпор турецким войскам в 1529 году принес городу большой международный авторитет. Рассказы о путешествиях и описания 16-го века уже свидетельствуют о столичном характере Вены с поразительно высокими зданиями, но также и узкими улочками и в целом бурной городской жизнью. Однако это также положило начало концу позднесредневековой бюргерской автономии. Возобновление восхождения к славе Габсбургов, вновь ставших императорами Священной Римской империи в 1438 году, не оставляло для этого места.Даже зарождение Вены при Бабенбергах было отмечено ролью города как резиденции, и эта тенденция стала еще более очевидной на заре раннего Нового времени. В то время Вена стала столицей Священной Римской империи и резиденцией императора. Это не в последнюю очередь отражается в том факте, что во всей строительной деятельности доминировали двор, аристократия и церковь. Двор располагался во дворце Хофбург, к которому с 17-го и 18-го веков были добавлены летние резиденции в пригороде (дворец Шнбрунн).Аристократические семьи строили свои дворцы в городе и пригородах, подражая придворному стилю. Церковь была тесно связана с государем в ответ на идеи религиозной реформы, возникающие и распространявшиеся в 16 веке, и заказала настоящий поток монастырей. Такая строительная деятельность отражала ситуацию с собственностью в городе, городская территория принадлежала многочисленным помещикам, а городская администрация была лишь одним из них.

Вторая турецкая осада

Вид на город, созданный Якобом Хофнагелем (1609)

Вторая турецкая осада в 1683 г. снова резко повлияла на физическую и строительную структуру города.Хотя сочетание современных укреплений и доблести защитников города позволило городу выдержать натиск. Городские стены, а также отдельные постройки во внутренней части города сильно пострадали. Пригороды были в руинах.

В то время как последствия осады 1529 г. заключались в основном в восстановлении защитной стены вокруг города, прекращение осады 1683 г. вызвало настоящий бум архитектурного развития города в целом.В то время как укрепления были перестроены, как само собой разумеющееся, весь город погрузился в великолепие барокко. Строительная деятельность все больше и больше перемещалась на окраины и предместья, которые в 1704 году были окружены обширным внешним кольцом городских укреплений, так называемым «Линиенваллом». Целью стены в последующие годы оказалась налоговая граница.

Осада Вены | Военная вики

Осада Вены в 1529 году была первой попыткой Османской империи во главе с Сулейманом Великолепным захватить город Вену, Австрия.Осада ознаменовала собой вершину могущества Османской империи и максимальную степень османской экспансии в Центральной Европе. После этого последовали 150 лет ожесточенной военной напряженности и взаимных атак, кульминацией которых стала Венская битва 1683 года, положившая начало 15-летней Великой турецкой войне.

Неспособность османов захватить Вену в 1529 году повернула вспять почти столетнее завоевание Восточной и Центральной Европы. Османская империя ранее аннексировала Центральную Венгрию и создала вассальное государство в Трансильвании после битвы при Мохаче.По словам Тойнби, «провал первой [осады Вены] остановил волну османских завоеваний, которая затопляла долину Дуная на протяжении столетия». [6]

Некоторые историки предполагают, что главной целью Сулеймана в 1529 году было фактически установить османский контроль над всей Венгрией, западная часть которой (известная как Королевская Венгрия) находилась под контролем Габсбургов. Решение атаковать Вену после столь длительного перерыва в европейской кампании Сулеймана рассматривается как оппортунистический маневр после его решающей победы в Венгрии.Другие ученые предполагают, что подавление Венгрии просто стало прологом к более позднему, преднамеренному вторжению в Европу. [7]

Фон

Основная статья в Битве при Мохаче и кампании Фердинанда I

В августе 1526 года султан Сулейман I нанес решительное поражение войскам короля Венгрии Людовика II в битве при Мохаче, проложив путь османам к установлению контроля над юго-восточной Венгрией; Луи был убит. Эрцгерцог Австрии Фердинанд I Габсбургский, брат императора Священной Римской империи Карла V, претендовал на вакантный венгерский престол по праву своей жены Анны Богемской и Венгерской, сестры бездетного (и, следовательно, наследника) Людовика.Фердинанд получил признание только в западной Венгрии; в то время как дворянин по имени Джон Заполя из базы власти в Трансильвании бросил ему вызов за корону и был признан королем Сулейманом в обмен на принятие статуса вассала в Османской империи. Таким образом, до 1700 года Венгрия была разделена на Королевскую Венгрию и Османскую Венгрию.

После сейма в Пожони (современная Братислава) 26 октября [8] Фердинанд был провозглашен королем Королевской Венгрии из-за женитьбы на сестре Людовика, а его собственная сестра была вдовой Людовика, погибшего в Мохаче.Фердинанд намеревался утвердить свои претензии на Венгрию и захватил Буду в 1527 году, но отказался от нее в 1529 году, когда османская контратака лишила Фердинанда всех его территориальных приобретений. [9]

Османская армия

Весной 1529 года Сулейман собрал большую армию в Османской Болгарии с целью обеспечения контроля над всей Венгрией и уменьшения угрозы, исходящей от Фердинанда I и Священной Римской империи на его новых границах. Оценки армии Сулеймана сильно разнятся от 120 000 до более чем 300 000 человек, упомянутых различными летописцами.Европейские историки более позднего 18-го века склонны преувеличивать эти цифры, чтобы преувеличить храбрость превосходящих численностью защитников Вены. [10] Наряду с многочисленными подразделениями сипахи , элитной конницей османской кавалерии и тысячами янычар, османская армия включала в себя контингент Молдавии и сербов. Сулейман выступал в качестве главнокомандующего (а также лично руководил своими войсками), а в апреле он назначил своего великого визиря (высшего османского министра), бывшего греческого раба по имени Ибрагим-паша, Сераскером , командиром с полномочия отдавать приказы от имени султана. [11]

Сулейман начал свою кампанию 10 мая 1529 года и с самого начала столкнулся с многочисленными препятствиями. [12] Весенние дожди, характерные для Юго-Восточной Европы и Балкан, были в том году особенно сильными, вызвав наводнение в Болгарии и сделав участки пути, по которому шла армия, едва проходимыми. Многие крупнокалиберные пушки и артиллерийские орудия безнадежно завязли или увязли, не оставив Сулейману иного выбора, кроме как бросить их, а верблюды, привезенные из восточных провинций империи, непривычные к тяжелым условиям, в большом количестве пропали.Болезни и слабое здоровье стали обычным явлением среди янычар, унося множество жизней в опасном путешествии.

Сулейман прибыл в Осиек 6 августа. 18-го числа он достиг равнины Мохач, где его приветствовали значительные кавалерийские силы во главе с Иоанном Заполя (который позже сопровождал Сулеймана в Вену), который отдал ему дань уважения и помог ему отбить несколько крепостей, потерянных австрийцами после битвы при Мохаче. , включая Буду, которая пала 8 сентября. [13] Единственное сопротивление было в Пожони, где турецкий флот подвергся бомбардировке, когда плыл вверх по Дунаю. [12]

Защитные меры

Карта Вены 1530 года

Когда османы продвигались к Вене, население города организовало специальное сопротивление, сформированное из местных фермеров, крестьян и гражданских лиц, полных решимости отразить неизбежное нападение. Защитников поддерживали различные европейские наемники; а именно немецких ландскнехтских пикинеров и испанских мушкетеров, присланных Карлом V. старый немецкий наемник по имени Николай, граф Сальмский, отличившийся в битве при Павии в 1525 году. [12] Салм прибыл в Вену в качестве главы отряда наемников по оказанию помощи и приступил к укреплению трехсотлетних стен, окружающих собор Святого Стефана, возле которого он разместил свою штаб-квартиру. Чтобы город мог выдержать длительную осаду, он заблокировал четверо городских ворот и укрепил стены, толщина которых в некоторых местах не превышала шести футов, воздвиг земляные бастионы и внутренний земляной вал, сравняв постройки там, где это было необходимо, чтобы освободить место. для обороны. [12]

Осада

Собор Святого Стефана в Вене, используемый в качестве неофициального штаба австрийского сопротивления Никласом Графом Зальмом, назначенным главой отряда наемников по оказанию помощи.

Османская армия, прибывшая в конце сентября, была несколько истощена во время длительного продвижения на австрийскую территорию, оставив Сулеймана без верблюдов и тяжелой артиллерии. Многие из его войск прибыли в Вену в плохом состоянии здоровья после невзгод долгого перехода через разгар европейского сезона дождей, и из тех, кто годен к бою, треть составляла легкая кавалерия, или сипахов, , плохо приспособленных для осадная война.Султан отправил трех богато одетых австрийских пленных в качестве посланников для переговоров о сдаче города; Салм отправил обратно трех богато одетых мусульман без ответа. 300 оставшихся легких артиллерийских орудий и пушек Сулеймана немедленно начали бомбардировку стен Вены, но обстрелу не удалось значительно повредить австрийские оборонительные земляные укрепления.

Эта статья не содержит цитат или ссылок.Пожалуйста, улучшите эту статью, добавив ссылку. Для получения информации о том, как добавлять ссылки, см. Template:Citation.


Когда османская армия заняла свои позиции, австрийский гарнизон предпринял вылазки, чтобы помешать рытью и минированию туннелей под городскими стенами османскими саперами, и в одном случае почти захватил Ибрагима-пашу. Силы обороны обнаружили и успешно взорвали несколько мин, предназначенных для обрушения стен города, впоследствии 6 октября направив 8000 человек для нападения на османские горнодобывающие предприятия, разрушив многие туннели, но понеся серьезные потери, когда ограниченное пространство помешало их отступлению в город. . [12]

Изображение немецких ландскнехтов около 1530 года, прославленной наемной пехоты средневековья, известной своими длинными алебардами и цвайхандерскими мечами.

11 октября снова выпал дождь, и, поскольку османам не удалось пробить бреши в стенах, шансы на победу начали быстро таять. Кроме того, Сулейман столкнулся с критической нехваткой припасов, таких как еда и вода, в то время как потери, болезни и дезертирство начали сказываться на рядах его армии.Янычары начали выражать свое недовольство развитием событий, требуя решения, оставаться в осаде или отказаться от нее. 12 октября султан созвал официальный совет для обсуждения этого вопроса. Было решено предпринять последний крупный штурм Вены: авантюра «все или ничего». [16] Войскам предложены дополнительные награды. Однако и эта атака была отбита, так как снова одержали верх аркебузы и длинные пики защитников. [17]

Из-за не по сезону сильного снегопада условия стали еще хуже.Отступление османов обернулось катастрофой: большая часть багажа и артиллерии была брошена или потеряна в суровых условиях, как и многие пленные. Отступающая армия подверглась нападению в Пожони (современная Братислава), недалеко от Вены, когда силы Сулеймана направились на восток обратно в Османскую Венгрию.

Эта статья не содержит цитат или ссылок. Пожалуйста, улучшите эту статью, добавив ссылку. Для получения информации о том, как добавлять ссылки, см. Template:Citation.

Последствия

Османское изображение осады XVI века, хранящееся в Стамбульском художественном музее Хашетт.

Некоторые историки предполагают, что последняя атака Сулеймана не обязательно была направлена ​​на взятие города, а на то, чтобы нанести как можно больший ущерб и ослабить его для последующей атаки, тактика, которую он применил в Буде в 1526 году. Сулейман возглавил еще одну кампанию против Вены. в 1532 году, но на самом деле это так и не произошло, поскольку его силы были остановлены хорватским капитаном Николой Юришичем во время осады Гюнса (Кёсег). [2] Никола Юришич, имея всего 700–800 хорватских солдат, сумел задержать свои силы до наступления зимы. противостоять османской армии. Вместо того, чтобы предпринять вторую попытку осады, османские войска повернули назад, опустошая при отступлении юго-восточное австрийское государство Штирия. [19] Две венские кампании, по сути, обозначили крайний предел османских тыловых возможностей для развертывания больших армий глубоко в Центральной и Западной Европе в то время. [20] Армия вернулась в Константинополь, где стояла на зимовку, чтобы ее войска могли позаботиться о своих вотчинах и набраться для кампании следующего года.

Эта статья не содержит цитат или ссылок. Пожалуйста, улучшите эту статью, добавив ссылку. Для получения информации о том, как добавлять ссылки, см. Template:Citation.


Вторжение и его решающая осада нанесли тяжелые потери обеим сторонам, десятки тысяч солдат и мирных жителей остались мертвыми.Однако это была веха, которая ознаменовала конец экспансии Сулеймана в центр Европы и, возможно, начало застоя и упадка Османской империи как доминирующей державы мира эпохи Возрождения. [21] Немецкий историк Роберт Адольф Канн заметил: «Сдача Вены храбрым гарнизоном под командованием графа Николаса Зальма в 1529 году была, вероятно, большим, хотя и менее впечатляющим достижением, чем освобождение пятью поколениями позже, достигнутое главным образом благодаря усилиям довольно большая армия объединенных имперских и польских сил». [22]

Однако отступление Сулеймана не ознаменовалось полным провалом. Кампания подчеркнула и сохранила контроль Османской империи над южной Паннонской равниной и оставила после себя след побочного ущерба в соседних Габсбургских Венгрии и Австрии, что ослабило способность Фердинанда провести устойчивую контратаку. Достижением Сулеймана было закрепление достижений 1526 года и дальнейшее создание марионеточного королевства Иоанна Заполя в качестве буферного государства против Священной Римской империи. [23] Фердинанд I установил надгробный памятник немецкому наемнику Никласу Графу Зальму, главе наемного отряда помощи, отправленного в Вену, в знак признательности за его усилия. Никлас пережил первоначальную попытку осады, но был ранен во время последнего османского нападения и умер 4 мая 1530 года. [24] Саркофаг эпохи Возрождения сейчас выставлен в баптистерии собора Вотивкирхе в Вене. Сын Фердинанда, Максимилиан II, позже построил замок Ногебауд на том месте, где, как говорят, Сулейман разбил свою палатку во время осады. [25]

После того, как наступление Османской империи в Центральной Европе было остановлено, османы направили свои усилия в сторону Средиземного моря. Успешно вытеснив рыцарей Святого Иоанна с Родоса во время Второй осады Родоса в 1522 году, в 1565 году была подготовлена ​​почва для решающей битвы между христианскими силами рыцарей-госпитальеров и мальтийцами при осаде Мальты.

Эта статья не содержит цитат или ссылок.Пожалуйста, улучшите эту статью, добавив ссылку. Для получения информации о том, как добавлять ссылки, см. Template:Citation.

Ссылки и примечания

  1. ↑ Shaw, Stanford J. (29 октября 1976 г.). История Османской империи и современной Турции . Издательство Кембриджского университета. п. 93. ISBN 978-0-521-29163-7. http://books.google.com/books?id=Xd422lS6ezgC&pg=PA93. Проверено 22 сентября 2011 г.
  2. 2.0 2.1 2,2 2,3 Тернбулл, Стивен. Османская империя 1326–1699 гг. Нью-Йорк: Оспри, 2003. стр. 51.
  3. ↑ Тернбулл говорит, что гарнизон насчитывал «более 16 000 человек». Османская империя , стр. 50; Киган и Уиткрофт предполагают 17 000. Кто есть кто в военной истории , стр. 283; По некоторым оценкам, чуть больше 20 000, например: «Вместе с Вильгельмом фон Роггендорфом, маршалом Австрии, Зальм руководил обороной Вены с 16 000 регулярных войск и 5 000 ополченцев.Дюпюи, Тревор, и др. , Энциклопедия военной биографии , стр. 653.
  4. ↑ Тернбулл предполагает, что у Сулеймана было «приблизительно 120 000» солдат, когда он достиг Осиека 6 августа. Османская империя , стр. 50; Кристофер Даффи предполагает, что «Сулейман возглавил армию из 125 000 турок». Осадные войны: крепости в раннем современном мире 1494–1660 , стр. 201. Более высокие оценки см. В дальнейшем примечании о войсках Сулеймана.
  5. ↑ Тернбулл, Стивен. Османская империя 1326–1699 гг.Нью-Йорк: Оспри, 2003. стр. 51.
  6. ↑ Тойнби, с. 119
  7. ↑ Это была «запоздалая мысль в конце сезона предвыборной кампании». Райли-Смит, стр. 256; «Решение в последний момент после быстрой победы в Венгрии». Шоу и Шоу, стр. 94; Другие историки, например Стивен Тернбулл, рассматривают подавление Венгрии как рассчитанный пролог к ​​дальнейшему вторжению в Европу: «Иоанн Саполя [ sic ] стал примечанием к следующему крупному турецкому наступлению на Европу в самой амбициозной кампании Великой Отечественной войны. правления великого султана.» Тернбулл, стр. 50.
  8. ↑ Тернбулл, Стивен. Османская империя 1326–1699 гг. Нью-Йорк: Оспри, 2003. стр. 49.
  9. ↑ Тернбулл, Стивен. Османская империя 1326–1699 гг. Нью-Йорк: Оспри, 2003. стр. 49–50.
  10. ↑ Тернбулл предполагает, что у Сулеймана было «приблизительно 120 000» солдат, когда он достиг Осиека 6 августа. Тернбулл, стр. 50; В историях девятнадцатого века фигурируют очень высокие цифры, например, у Августы Феодосии Дрейн в 1858 году: «более 300 000 человек»; такие оценки могут быть получены из современных отчетов: венецианский автор дневников Марино Сануто 29 октября 1529 года, например, записал, что турецкая армия насчитывала 305 200 человек (упоминается в книге Альберта Хоу Либера «Правительство Османской империи во времена Сулеймана Великолепного»). , стр. 107).В современных книгах иногда повторяются более высокие цифры — например, Даниэль Широ в «Истоки отсталости в Восточной Европе », 1980, стр. 183, говорит, что «около 300 000 человек осадили Вену в 1529 году»; альтернативная фигура появляется в «Ислам на войне »: «250-тысячная армия султана предстала перед воротами Вены во время первой осады этого великого города», Walton, et al. , 2003, стр. 104.
  11. ↑ В апреле грамота, которой Сулейман подтвердил назначение Ибрагима-паши сераскером , включала следующее: «Что бы он ни говорил и как бы он ни решил относиться к вещам, вы должны принимать их, как если бы они были благоприятными словами, и уважать — повелевающие указы, исходящие из моего собственного языка, раздающего жемчуг.»Цитируется Роадсом Мерфи в Оттоманская война 1500–1700 , стр. 136.
  12. 12,0 12,1 12,2 12,3 12,4 Тернбулл, стр. 50-1.
  13. ↑ Ставрианос, стр. 77.
  14. ↑ Фердинанд I отступил в безопасное место в Габсбургской Богемии после просьбы о помощи к своему брату, императору Карлу V, который был слишком растянут войной с Францией, чтобы выделить для дела больше, чем несколько испанских пехотинцев.
  15. ↑ Рестон, Джеймс-младший, Защитники веры: Карл V, Сулейман Великолепный и битва за Европу, 1520–1536 , Маршалл Кавендиш, 2009, стр.288 ISBN 1-59420-225-7, ISBN 978-1-59420-225-4
  16. ↑ Шпильман, стр. 22.
  17. ↑ Ставрианос, стр. 78.
  18. ↑ Уиткрофт (2009), с. 59.
  19. ↑ Трейси, стр. 140.
  20. ↑ Райли-Смит, стр. 256.
  21. ↑ «Это можно считать концом османского военного превосходства». Ставрианос, стр. 78.
  22. ↑ Канн, стр. 38.
  23. ↑ Шоу и Шоу, стр. 93.
  24. ↑ Запись на Салме. Дюпюи, и др. , стр. 653.
  25. ↑ Лоутан, стр. 43.

Библиография

  • Широ, Даниэль, Истоки отсталости в Восточной Европе , 1980, ISBN 0-520-07640-0
  • Дюпюи, Тревор.Н., Курт Джонсон и Дэвид Л.Л. Бонгард, Энциклопедия военной биографии , IBTauris & Co. Ltd., 1992, ISBN 1-85043-569-3
  • Фишер, Сидней Нетлтон, Ближний Восток: история , Кнопф, 3-е изд. 1979 г., ISBN 0-394-32098-0
  • Канн, Роберт Адольф, История империи Габсбургов: 1526–1918 , University of California Press, 1980, ISBN 0-520-04206-9
  • Киган, Джон и Эндрю Уиткрофт, Кто есть кто в военной истории: с 1453 года до наших дней , Рутледж (Великобритания), 1996, ISBN 0-415-12722-X
  • Лутан, Ховард, В поисках компромисса: миротворцы в контрреформации Вена , 1997, издательство Кембриджского университета, ISBN 0-521-58082-X
  • Либер, Альберт Хоу, Правительство Османской империи во времена Сулеймана Великолепного , издательство Гарвардского университета, 1913
  • Мерфи, Роадс, Османская война 1500–1700 , Rutgers University Press, 1999, ISBN 0-8135-2685-X
  • Райли-Смит, Джонатан, Оксфордская история крестовых походов , Oxford University Press, ISBN 0-19-280312-3
  • Шоу, Стэнфорд Джей и Эзель Курал Шоу, История Османской империи и современной Турции , Cambridge University Press, 1977, ISBN 0-521-29163-1
  • Сикер, Мартин, Исламский мир в упадке: от Карловицкого договора до распада Османской империи , Прегер / Гринвуд, 2000, ISBN 0-275-96891-X
  • Спилман, Джон Филип, Город и корона: Вена и Императорский двор , Purdue University Press, 1993, ISBN 1-55753-021-1
  • Тойнби, Арнольд, Исследование истории , Oxford University Press, издание 1987 г., ISBN 0-19-505080-0
  • Тернбулл, Стивен, Османская империя: 1326–1699 , Osprey Publishing, 2003, ISBN 1-84176-569-4
  • Трейси, Джеймс.D., Реформации в Европе: 1450–1650 , Роуман и Литтлфилд, 2006, ISBN 0-7425-3789-7
  • Уолтон, Марк В., Джордж. Ф. Нафзигер и Лоран. В. Мбанда, Ислам в войне: история , Прегер / Гринвуд, 2003, ISBN 0-275-98101-0
  • Уиткрофт, Эндрю (2009). Враг у ворот: Габсбурги, османы и битва за Европу . Основные книги. ISBN 0-465-01374-0, 9780465013746. 

Как осада Вены изменила ход истории — Reed Magazine

Судьба Европы висела на волоске, когда османская армия осадила Вену в 1683 году.

Рик Петерсон ’15 | 1 декабря 2015 г.

Ярким весенним днем ​​1682 года Мехмед IV, султан Османской империи, поднял свои знамена, семь древних хвощей Дома Османа, перед дворцом Токапы в Стамбуле, и собрал гигантскую армию: грозную Янычары, кавалерия из Египта, пехота из Боснии, татарские разведчики из Крыма, а также специализированные подразделения, занимающиеся артиллерией, минированием, установкой палаток и даже выпечкой хлеба.Маршируя по венгерской равнине вместе со стадами овец и верблюдов, огромные османские силы были объединены единой целью — завоеванием Вены и разрушением империи Габсбургов.

Кампания, которую часто называют «Осадой Вены» (более точным названием было бы «Вторая Османская осада Вены»), на самом деле была целиком посвящена эго. С одной стороны находился Императорский Дом Османа, который утверждал, что происходит от Ноя и является законным наследником Римской империи.С другой стороны находился Императорский Дом Габсбургов, которые и претендовали на происхождение от Ноя и титул Священной Римской империи. Их соперничающие претензии на трон Рима, а также близость их империй привели к конфликтам поколений.

Мехмед, снискавший себе репутацию ленивого и гедонистического человека (его прозвище было «Охотник»), отчаянно хотел, чтобы его считали великим султаном, таким как Мехмед II (взявший Константинополь) и Сулейман Великолепный (начавший неудачную Первую Османская осада Вены).Габсбургский император, напротив, был книжным Леопольдом, который выучился на священника. Многие современники не считали его особенно эффективным лидером, но он считал себя оплотом христианского мира, осажденным армией язычников.

Возможно, самое большое эго принадлежало османскому великому визирю Кара Мустафе. Кара Мустафа был приемным сыном легендарной политической династии Кепрюлю; Кёпрюлюс спасли империю от грани краха, когда Мехмед был еще ребенком, и настолько расширили полномочия великого визиря, что они, а не султан, фактически правили империей.Кара Мустафа был особенно амбициозен; по сей день многие историки считают, что он намеревался узурпировать трон или создать собственное королевство.

Вена, известная туркам как «Золотое яблоко», должна была казаться перезревшим плодом в 1682 году. В том году венгры-протестанты под предводительством графа Имре Текели восстали против репрессий своих католических габсбургских повелителей и искали защиты у османов. Благодаря этому восстанию у османов теперь были союзники на территории Габсбургов, готовые доставить их к воротам Вены — и ко всему, что лежало за ее пределами.

На последнем курсе я изначально собирался написать диссертацию об американской войне во Вьетнаме, но к тому времени, когда я представил свои идеи на исторический факультет (в самый последний момент), специалистов по американской истории уже не было. осталось мне посоветовать. Я вернулся к своей отступной теме, смутному представлению о Стамбуле в период раннего Нового времени. Во время моей первой встречи с профессором Дэвидом Гарреттом [история 1998–] мы отклонили эту тему и начали изучать новые.В какой-то момент он спросил: «Что вас так привлекает в османах того периода?» По сути, я хотел знать, почему османы отказались от мечты править средиземноморским миром. После некоторых исследований я решил сосредоточиться на осаде Вены. Кроме того, я хотел узнать, действительно ли это было, где и когда был изобретен круассан (это не так).

В общей сложности османские силы насчитывали поразительные 200 000 человек — почти в десять раз больше, чем силы армий Габсбургов.Османы пронеслись через обширную венгерскую равнину и подошли к Вене с юго-востока. Леопольд, полагая, что это было просто пограничное вторжение, не эвакуировал королевскую семью (или королевское столовое серебро), пока облако пыли захватчиков не омрачило горизонт. Прибывшие османы обнаружили, что пригороды города горят (что помогло скрыть их передвижения от габсбургской артиллерии), и немедленно начали рыть осадные сооружения.

Здравый смысл подсказывал, что нужно построить и вторую линию укреплений, обращенную наружу, чтобы защитить осаждающую армию от контратаки.Но почему-то Кара Мустафа этого не сделал. В течение следующих двух месяцев он растрачивал янычар — возможно, лучших пехотинцев в мире в то время — на бесполезные атаки на бреши в венских укреплениях, пробитые его артиллерией и минами, как правило, практически безрезультатно.

Между тем условия внутри города становились отчаянными. Форма дизентерии, известная как «красный флюс», поразила тысячи жителей Вены. Запасы еды и воды быстро истощались.Османы обстреливали город из минометов и стрел, каждую ночь посылая бесшумную смерть дугой на оборону. Леопольд умолял о помощи своих европейских союзников, но заверения были расплывчатыми, а сроки неопределенными.

Историки часто ссылаются на великие технологические и экономические силы, чтобы объяснить, почему войны выигрываются или проигрываются. Но судьба Вены часто, кажется, зависела от незначительных деталей, таких как защита разрушенного равелина (тип V-образной отдельно стоящей земляной работы), которая длилась на три дня дольше, чем осмелились надеяться Габсбурги, или В тот момент, когда османская мина пробила главную стену в ее наиболее уязвимом месте — как раз в тот момент, когда Габсбурги меняли караул, штурмовая волна янычар наткнулась на двойную дозу мушкетного огня и была разорвана на части на своем новом «аппарели».Тупиковая ситуация сказалась на моральном духе Османской империи. Солдаты перестали соблюдать санитарную дисциплину, которая была одной из их отличительных черт; вскоре болезнь распространилась по забитым трупами траншеям.

12 сентября наконец прибыло подкрепление Леопольда. Под предводительством польского короля Яна Собеского польские всадники — знаменитые крылатые гусары — захватили Каленбургские высоты над городом. Когда Кара Мустафа попытался перебросить войска, чтобы справиться с ними, запутанная битва во внутренних районах превратилась в османское бегство.Батальонам янычар не было приказано покинуть свои окопы слишком поздно, что привело к новым ненужным потерям, и многие горняки оказались в ловушке в своих туннелях, когда поляки и Габсбурги пронеслись через окопы. Великий гамбит османов обернулся катастрофой.

Кара Мустафа был казнен в день Рождества за свою неудачу. Однако на этом война не закончилась; почувствовав запах крови, победившие европейцы сформировали «Священную лигу» и контратаковали османов.Ряд некомпетентных великих визирей наблюдали за поражениями на поле боя, которые привели к мятежу и политическим потрясениям. Власть султаната была ослаблена, а янычарский корпус — сердце османской военной машины — был выпотрошен. После 17 лет ожесточенного конфликта османы подписали унизительный Карловицкий договор, уступив многие территории в Европе и Средиземноморье. Смелый удар по Вене имел более неприятные последствия, чем любая другая военная операция в истории. Вместо того, чтобы возродить свою империю, Мехмед и Кара Мустафа предрешили ее судьбу.

Метки: Академики, студенты, диссертация

Битва за Вену: кампания XVII века, все еще влияющая на современную европейскую политику

Австрия действует против мусульман почти каждый день из-за их подсознательного страха перед турками. Австрийцы не забыли страх и бегство своего императора в битве при Вене в 1683 году. Когда турки потерпели поражение в битве при Вене, европейцы были так счастливы, что все, включая немцев, поляков, хорватов и армян, считали, что они внесли наибольший вклад к этому поражению.

Фетва страха

Отношения между двумя странами обострились, когда великий визирь Мерзифонлу Кара Мустафа-паша начал помогать Эмерику Тёкёли де Кесмарку, лидеру протестантских венгров под властью Австрии. Австрия не хотела начинать войну с османами. Граф Альберт де Капрара был отправлен в Стамбул послом для возобновления Васварского мира. Посол приложил большие усилия, чтобы продлить срок действия сделки. Согласно «Силахдар Тарихи», одному из наиболее значительных исторических источников по истории Османской империи 17 и 18 веков, написанному Силахтаром Финдиклили Мехмедом Агой, фетва указывала, что кампания не разрешена в соответствии с исламским законом.

Однако паша не отказался от идеи похода на Австрию, игнорируя фетву. Он принес письма с жалобами на нападения австрийских солдат на границе и убедил тогдашнего османского султана Мехмеда IV начать военную кампанию против Австрии.

Кампания на Вену завершилась осенью 1682 г., и османская армия двинулась к Эдирне. Когда переговоры в декабре того же года не дали никаких результатов, кампания была объявлена ​​официально.1 апреля 1683 года, после того как армия провела зиму в Эдирне, османы начали действовать. Великий визирь Мерзифонлу Кара Мустафа-паша упомянул об идее нападения на Вену вместо Дьера, что было целью, поставленной султаном, когда он впервые был в Секешфехерваре 25 июня 1683 года. Только крымский хан Мурад-Гирей и будапештский губернатор Ибрагим-паша возражали против идеи великого визиря.

Османская армия подошла к Вене за 105 дней. Битва за Вену была быстрой и успешной.Учитывая, что Сулейман I, известный как Сулейман Великолепный, достиг Вены 27 сентября, а Мехмед III достиг замка Эгер 21 сентября, Мерзифонлу Кара Мустафа-паша вначале вел очень успешные действия, поскольку армия достигла Вены 14 июня. , ранняя дата.


Рисунок неизвестного художника изображает вторую осаду Вены Османской империей.

Император сбежал

Когда 1 июля османская армия достигла Дьера, начиная с Секешфехервара, страх в Вене усилился.Император Леопольд бежал из города. После того, как авангард османской армии достиг города 13 июля, армия под командованием Мерзифонлу Кара Мустафы-паши 14 июля достигла городских стен Вены четырехчасовой прогулкой. Когда венцы не сдались, началась осада.

Количество оборонявшихся австрийских солдат после двухмесячной осады значительно уменьшилось. По мере того как осада продолжалась, еды стало не хватать, и вспыхнули такие болезни, как дизентерия. Османы прорыли туннель в Вене в пяти точках рядом со стенами замка.Если их взорвать, замок может рухнуть.

Безысходность в городе внезапно сменилась радостью, когда 11 сентября на помощь прибыло войско. Зазвонили колокола, и люди зааплодировали.

История изменилась в Вене

Христианские войска под командованием Иоанна II Собеского без боя захватили холмы к северо-западу от Вены. Готовясь к войне, османская армия сняла осаду. 12 сентября война началась у холма Каленберг. Противник получил преимущество из-за тактических ошибок Мустафы-паши.Когда вражеские войска начали входить в центр османской армии, Кара Мустафа-паша приказал турецким войскам, которые в течение двух месяцев окружали Вену, отступить к Буде. Исторический период для османских вооруженных сил подошел к концу.

Пекарь, спасший Вену

Статуя османского солдата, держащего меч, сидящего на лошади, находится на углу пересечения улиц Штрауха и Хайденшуса в Вене. Эта статуя чтит память пекаря, спасшего Вену от турок.

Во время битвы за Вену в 1683 году османская армия использовала туннели, которые были более эффективным методом разрушения городских стен, чем стрельба. Туннели, вырытые под стенами, были начинены взрывчаткой. Взрывчатка взорвалась, и взрывом были разрушены стены. В 17 веке защитники городских стен пытались понять, был ли прорыт туннель, ставя на стены ведра, наполненные водой, чтобы предотвратить такие разрушения.

Австрийцы предотвратили многие османские туннели, точно определив их местонахождение.В последние дни осады османским туннелекопателям удалось прорыть туннель, который достиг городских стен, и австрийцы не обнаружили его.

Когда они запустят взрывчатку, стены будут разрушены. Пекарь, чья пекарня находилась примерно в 400 метрах от стен, встал рано, чтобы испечь хлеб и пирожные. Когда он месил тесто, он услышал шум из-под земли. Он сразу сообщил об этом австрийским солдатам, которые вырыли еще один туннель и взорвали его перед османскими солдатами. Десятки османских солдат были замучены в туннеле.Предупреждение пекаря спасло Вену.

После того, как османская армия потерпела поражение недалеко от Вены, австрийские власти наградили тех, кто способствовал спасению города. Одним из первых награжденных стал пекарь. Граф Штархемберг спросил его, что ему нужно. Пекарь сказал, что хочет испечь торт с изображением полумесяца, символа османов. Счет принят. Так был создан круассан, неизменный элемент европейских завтраков.

Первый день осады

14 июля, в первый день осады, Вена едва не пала перед османской армией.Австрийцы подожгли пригороды города, чтобы османы не использовали их для рытья траншей. Однако огонь перекинулся на одно из зданий вокруг Скотских ворот и, в конце концов, на склад, где хранилось 1800 тонн пороха. Если порох взорвется, городские стены и большая часть города будут разрушены. Среди людей началась большая паника. Распространился слух, что османский солдат совершил поджог, и люди били всех, кого видели в венгерской одежде.

Во время хаоса с мальчика, пытавшегося уклониться от военной службы в женской одежде, слетел парик.Публика убила его, думая, что он предатель. Поскольку паника продолжалась, благодаря мерам предосторожности капитана Гвидо Вальда Рюдигера, графа Штархембергского, приходившегося племянником коменданту замка, пожар был потушен в 40 шагах от порохового склада.

Информационный бюллетень Daily Sabah

Будьте в курсе того, что происходит в Турции, это регион и мир.

ЗАПИШИТЕ МЕНЯ

Вы можете отписаться в любое время. Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими Условиями использования и Политикой конфиденциальности. Этот сайт защищен reCAPTCHA, и к нему применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Кровавая осада Вены песня. При этом турки потеряли сто шестьдесят тысяч человек; это величайшая победа, когда-либо одержанная над турками с момента основания Османской империи.Написано английским джентльменом-добровольцем, находившимся в гарнизоне во время осады.

Заголовок: Кровавая осада Вены песня. При этом турки потеряли сто шестьдесят тысяч человек; это величайшая победа, когда-либо одержанная над турками с момента основания Османской империи. Написано английским джентльменом-добровольцем, находившимся в гарнизоне во время осады.
Права/Разрешения: Библиотека Мичиганского университета предоставляет доступ к этим клавиатурам и закодированным изданиям произведений для образовательных и исследовательских целей.Считается, что эти транскрипции являются общественным достоянием в Соединенных Штатах; однако, если вы решите использовать любую из этих транскрипций, вы несете ответственность за собственную юридическую оценку и получение любого необходимого разрешения. Если у вас есть вопросы о коллекции, пишите на [email protected] Если у вас есть сомнения по поводу включения элемента в эту коллекцию, свяжитесь с [email protected] Это заявление не распространяется на какие-либо изображения страниц или другие дополнительные файлы, связанные с этой работой, которые могут быть защищены авторскими правами или другими лицензионными ограничениями.Пожалуйста, перейдите на http://www.textcreationpartnership.org/ для получения дополнительной информации.
Источник печати: Кровавая осада Вены песня. При этом турки потеряли сто шестьдесят тысяч человек; это величайшая победа, когда-либо одержанная над турками с момента основания Османской империи. Написано английским джентльменом-добровольцем, находившимся в гарнизоне во время осады.
Лондон: напечатано для Дж.Дин, продавец книг на Крэнборн-стрит, в Лестер-Филдс, недалеко от Ньюпорт-Хауса, [1688]
Условия предмета:

Австро-турецкая война, 1683-1699 гг. — Ранние работы до 1800 г.

Турция — История — Сулейман II, 1687-1691 — Ранние работы до 1800 г.

Вена (Австрия) — История — Ранние работы до 1800 г.

URL-адрес: http://имя.umdl.umich.edu/a28427.0001.001
Как цитировать: Рекомендации по цитированию этого текста см. в разделе Цитирование TCP на веб-сайте Text Creation Partnership.

Вена, Осады | Encyclopedia.com

ВЕНА, ОСАДЫ. Город Вена был объектом двух безуспешных осад османскими войсками в период раннего Нового времени.

ПЕРВАЯ ОСАДКА, 1529

Когда в битве при Мохаче в 1526 году войска султана Сулеймана I (годы правления 1520–1566) разгромили венгерскую армию и убили короля Людовика II, они расчистили путь к венгерскому престолу для их главного соперника, Габсбургов.После того, как протеже Сулеймана Янош Саполяи (годы правления 1526–1540) был изгнан из Венгрии своим соперником Фердинандом I Габсбургским, также избранным королем Венгрии (1526–1564), Сулейман стремился исправить непредвиденные последствия своей победы при Мохаче. . Османская армия численностью от 80 000 до 100 000 человек отвоевала Буду, столицу Венгрии, у Габсбургов в сентябре 1529 года и вернула ее своему союзнику Яношу. Однако Сулейман хотел разрешить соперничество Габсбургов и Османской империи в Центральной Европе, завоевав Вену, столицу Дунайской монархии Габсбургов.Вену защищали от 18 000 до 25 000 солдат под умелым руководством Никласа Графа цу Зальма и Вильгельма Фрейхера фон Роггендорфа, которые приказали существенно укрепить средневековую и устаревшую оборону города. Осада длилась около двух недель (27 сентября — 15 октября 1529 г.). Османская бомбардировка не была эффективной, поскольку нападавшим пришлось оставить свою осадную артиллерию в Болгарии и Венгрии из-за необычно дождливой погоды и грязных дорог. Защитники обнаружили или обезвредили большую часть османских мин, а когда некоторым минам удалось открыть значительно большие отверстия, нападавшие были отбиты копейщиками и аркебузирами.С приближением зимы османы сняли осаду. После очередной неудачной попытки в 1532 году, когда небольшой венгерский замок Кюсег (Гюнс) остановил армию Сулеймана, султан и Фердинанд приняли статус-кво в Венгрии.

ВТОРАЯ ОСАДКА, 1683

В 1683 г. Вена была вторично осаждена османами, которые к 1541 г. завоевали центральную Венгрию, приблизив границу к опасной близости от австрийской столицы. В 1660-х годах под умелым руководством великих визирей Кепрюлю были новые османские завоевания в Венгрии (1660 и 1663 гг.), Крите (1669 г.) и Польше-Литве (1672 и 1678 гг.).Недавнее возрождение османских военных успехов, возобновление франко-габсбургского соперничества и, что более важно, слабость, которую Габсбурги продемонстрировали в Венгрии против восстания Имре Тёкёли Куруц (1681–1683), убедили Кара Мустафу-пашу, амбициозного великого визиря (1676–1683), что пришло время покорять Вену. Со вспомогательными войсками крымских, валашских, молдавских и трансильванских вассалов армия, достигшая окраин Вены к началу июля, насчитывала около 150 000 человек, хотя только 40 000 составляли центральные части постоянной армии и хотя, как и в 1529 г., османы не хватало тяжелой осадной артиллерии.Граф Эрнст Рюдигер фон Стархемберг умело руководил силами обороны численностью 15 000 человек, но к началу сентября сильные османские бомбардировки и минирование открыли многочисленные бреши в стенах, и защитникам не хватало припасов. Пятьдесят девять дней осада закончилась прибытием имперской и польской армии помощи под командованием Карла V, герцога Лотарингии, и короля Иоанна III Собеского (годы правления 1674–1696) 11 сентября 1683 года. Решающая битва при Каленберге , на окраине Венского леса, произошло на следующий день, когда 75-тысячная армия помощи уничтожила незащищенный лагерь нападавших.Кара Мустафа и его армия бежали, оставив христианам богатую добычу. Вену спасла коалиция центральноевропейских стран, чья армия оказалась тактически превосходящей и впервые в истории османско-европейских противостояний смогла сравниться с османами с точки зрения развернутой живой силы и вооружения, а также в материально-техническом обеспечении.

См. также Османская империя ; Сулейман I .

БИБЛИОГРАФИЯ

Баркер, Томас М. Двойной орел и полумесяц: Вена Вторая турецкая осада и ее историческая обстановка. Albany, NY, 1967.

Broucek, P., E. Hillbrand, and F. Vesely. Historischer Atlas zur Zweiten Türkenbelagerung: Wien 1683. Vienna, 1983.

Кройтель, Ричард Ф., изд. Кара Мустафа фор Вена. Грац, 1982 г.

Лейч, Вальтер. «Warum wollte Kara Mustafa Wien erobern?» Jahrbücher für Geschichte Osteuropas 29, no. 4 (1981): 495–514.

Габор Агостон

Осада Вены: 1683

 

Одним из самых важных сражений XVII века было сражение под Веной, которое произошло 12 сентября 1683 года. Исход этого сражения оказал глубокое влияние на будущее Восточной, если не всей Европы. В битве за Вену в основном участвовали турки, на стороне которых было около 15 000 татар, против менее многочисленной комбинации польских, немецких и австрийских войск.Турецкие войска возглавлял великий визирь Кара Мустафа, человек честолюбивый, но не очень хороший полководец, судя по количеству проигранных сражений. Противоборствующие силы возглавил Ян Собески. 21 мая 1674 года Собеский был избран королем как Иоанн III сеймом. Это было после смерти короля Михаила Вишневецкого годом ранее, 10 ноября. Собеский был умным, талантливым и смелым человеком. Он также был патриотом Польши и всегда хотел лучшего для своей страны.

Назад в Польшу Хронология

Назад к хронологии абсолютной монархии

Вернуться к хронологии Османской империи

г. Примерно с марта турки готовились к нападению на столицу Габсбургов Вену и довольно быстро собирали свои силы.К июню они вторглись в Австрию, а король Леопольд и его двор бежали в Пассау. 14 июля турки подошли к Вене. Они осадили большой город. Одним из недостатков турок было то, что у них не было достаточно тяжелой артиллерии. Защитники храбро сражались, но их запасы продовольствия и боеприпасов истощались. Турки проделали несколько брешей в стенах, но их усилиям помешали баррикады, воздвигнутые жителями Вены.

Ранее в том же году, 31 марта 1683 года, король Иоанн III подписал Варшавский мирный договор с императором Священной Римской империи Леопольдом.В этом договоре было оговорено прийти на помощь, если турки нападут либо на Краков, либо на Вену. Следуя своему согласию в договоре и призыву папы, Собеский двинулся на Вену с армией численностью около 30 000 человек. Собеский сказал, что целью его поездки в Вену было «приступить к Священной войне и с Божьей помощью вернуть прежнюю свободу осажденной Вене и тем самым помочь колеблющемуся христианскому миру».

Достигнув Вены, соединился с австрийцами и немцами.Собеский планировал атаковать 13 сентября, но заметил, что турецкое сопротивление было слабым. Когда он приказал атаковать, то полностью застал Кара Мустафу врасплох. Собеский и его гусария, польская тяжелая кавалерия, вместе со всей армией сыграли важную роль в победе. Собеский со своей хусарией бросился к штабу Кара Мустафы, и, увидев это, армия Мустафы в панике бежала. Несмотря на это, турецкая армия понесла большие потери. Эта победа освободила Европу от турок-османов и их нашествий и закрепила христианство как основную религию во всей Европе.

После битвы Ян Собеский во славе вошел в Вену. Король и его польская армия приобрели большую известность после своей победы. Яна III Собеского считали не только спасителем Вены, но и спасителем всей Европы от турок-османов.

Ссылки:

План Осада Вены | Биография Собески.


Библиография:

Хоффман, Пол, The Vienesse: Splendor, Twilight, and Exile (Нью-Йорк; Anchor Press, 1988)

Стивен, Стюарт, Поляки (Нью-Йорк; Macmillan Publishing Co.Инк, 1982)

Галецкий, Оскар, История Польши (Нью-Йорк; Дорсет Пресс, 1992)

Виммер, Январь, Осада Вены 1683 г. (Варшава; Интерпресс, 1983)

Zamyoski, Adam, The Polish Way (Лондон; Butler & Tanner Ltd, 1987)

Дюран, Уилл и Ариэль, Эпоха Людовика XIV (Нью-Йорк; Саймон и Шустер, 1963)

Фернандес-Арместо, Фелипе, The Times Illustrated History of Europe (Лондон; Times Books, 1995)


Под редакцией: Маргарет Тельма, средняя школа фон Штойбен, Чикаго, Иллинойс,
Исследователь: Войтек Хшановски, средняя школа фон Штойбен, Чикаго, Иллинойс,
Автор: Каролина Вальчик, средняя школа фон Штойбен, Чикаго, Иллинойс,
13 октября 1998 г.
авторское право 1996-2020 принадлежит ThenAgain.