Содержание

Новости зарубежного ВПК | Еженедельник «Военно-промышленный курьер»

DEFENSE NEWS (США)

Вооруженные силы Ирака рассматривают возможность приобрести российские танки Т-90.

Об этом сообщил руководитель консалтинговой компании NAMEA Group, бывший советник МВД и Минобороны Ирака Норман Риклефс. Он отметил, что Минобороны Ирака планирует закупить дополнительную партию российских танков Т-90 и переговоры уже идут. Число танков, которое планирует купить Ирак, он не назвал. Ирак в 2016 году уже приобрел в России 73 танка Т-90. Танки, в частности, поступили на вооружение 35-й бригады 9-й дивизии армии Ирака. До этого она была оснащена американскими танками Abrams, но после поставки Т-90 они были переданы в 34-ю бригаду.

ANADOLU (ТУРЦИЯ)

Министр национальной обороны Хулуси Акар прибыл в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе с целью участия в заседании министров обороны стран – членов альянса.

Акара встретили постоянный представитель Турции при НАТО Басат Озтюрк и другие официальные лица. Министр отметил, что Турция под руководством президента Реджепа Эрдогана добилась серьезных успехов, зарекомендовав себя в качестве значимого международного игрока. По его словам, современный мир переживает очень чувствительный период. «85 миллионов жителей Турции возлагают на вас большие надежды. В этом году исполняется 70 лет со дня вступления нашей страны в НАТО. Турция с 1952 года разделяет ценности и обязательства НАТО, успешно выполняя все миссии. Мы оказываем поддержку миссиям альянса, что важно для защиты прав и интересов нашей страны», – сказал Акар. Также планируются встречи с главами оборонных ведомств ряда стран.

DW (ГЕРМАНИЯ)

Из-за угрозы «российского вторжения» на Украину страны – члены НАТО отправили Киеву тысячи тонн оружия и боеприпасов.

Javelin и NLAW – противотанковые ракеты из США и Великобритании, Stinger и GROM – зенитные ракеты США и Польши, Bayraktar – беспилотники из Турции.

Помимо ракетных комплексов и индивидуальных средств защиты, таких как каски и бронежилеты, приземляющиеся в киевском аэропорту самолеты в основном доставляют боеприпасы. Они предназначены для автоматического оружия и артиллерийских орудий украинской армии и поступают в том числе из Чехии и Польши – той страны, которая видит и для себя угрозу со стороны России, а потому уже много лет передает оружие Украине. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), Канада и Франция с 2014 года также отправляют вооружения Украине. А в последние недели значительно увеличились поставки из Великобритании и США. По словам министра обороны Резникова, только из США на Украину уже доставлено 1300 тонн оружия.

В какой степени такого рода помощь со стороны государств – членов НАТО повлияет на баланс сил? Она мало что изменит в военных расчетах российского президента, признает Густав Грессель, эксперт по политике безопасности из Европейского совета по международным отношениям в Берлине.

EXPRESSEN (ШВЕЦИЯ)

Дания намерена усилить свою обороноспособность.

В частности, предполагается разместить два истребителя F-16 на острове Борнхольм, который считается стратегически важной территорией. Но датские эксперты уверены, что прямой военной угрозы Северной Европе нет.

Тем не менее помимо истребителей датские вооруженные силы сейчас собрали 700 солдат в один боевой батальон на базе в датском Слагельсе, а также повысили их боеготовность так, чтобы батальон мог в течение пяти дней принять участие в потенциальной операции НАТО.

Шведы на Готланд отправили дополнительные войска после того, как в Балтийском море зафиксировали российские десантные корабли. Здесь есть несколько стратегически важных мест, таких как Борнхольм, Готланд и Аландские острова. Все они с географической точки зрения имеют определяющее значение, если вы хотите контролировать Балтийское море. Эту тройку называют «ключом к Балтийскому морю».

EUROPEAN DEFENCE REVIEW (ФРАНЦИЯ)

ВВС Индонезии получат французские истребители Dassault Rafale.

Самолеты купят вместо российских Су-35, которые в 2015 году выбрали в качестве перспективных истребителей. Контракт на поставку французских самолетов подписали 10 февраля. Вице-маршал авиации Индонезии Юсуф Джаухари и генеральный директор Dassault Aviation Эрик Трапье подписали соглашение на поставку 42 воздушных судов. В рамках соглашения Dassault Aviation также обеспечит подготовку летного состава, поставит оборудование для учебного центра и организует инфраструктуру военных баз.

BAKHTAR (АФГАНИСТАН)

Радикальное движение «Талибан» (запрещено в РФ), захватившее власть в Афганистане в августе 2021 года, намерено увеличить численность своей армии до 150 тысяч военнослужащих.

Об этом сообщил пресс-секретарь Министерства обороны талибов Энаятулла Хаваризми. По его словам, при формировании новых вооруженных сил Министерство обороны планирует мобилизовать военных, имеющих боевой опыт, включая тех, кто состоял на службе при прежнем правительстве. «Для создания такой структуры необходимы профессиональные кадры, и Министерство национальной обороны наберет в новую армию офицеров с боевым опытом», – сказал Хаваризми.

Комментируя техническое оснащение будущей армии, представитель Минобороны заявил, что талибы ведут переговоры о предоставлении им военной техники «с рядом соседних стран». Ранее талибы заявляли, что численность их армии будет составлять 100 тысяч. Если количественный состав вооруженных сил «Талибана» будет доведен до 150 тысяч человек, то по численности они превзойдут любую из регулярных армий республик Центральной Азии.

THE INDIAN EXPRESS (ИНДИЯ)

Командующий Королевскими военно-морскими силами Омана контр-адмирал Саиф бин Насер бин Мохсин Аль-Рахби, находящийся с «визитом доброй воли» в Индии, провел переговоры индийским коллегой адмиралом Р. Хари Кумаром.

Цель – изучить пути дальнейшего укрепления сотрудничества между флотами двух стран. В заявлении ВМС Омана говорится, что этот визит открывает перспективы для оборонного сотрудничества с Нью-Дели. Отмечается, что сотрудничество ВМС Омана и Индии включает оперативное взаимодействие, обучение и обмен экспертами по конкретным вопросам. Оба военно-морских флота участвуют в проводимых раз в два года морских учениях «Насим аль-Бахр» с 1993-го. В последний раз эти маневры проводились в 2020 году у побережья Гоа, а следующие запланированы на конец 2022-го.

Подготовлено по материалам зарубежных СМИ

Россия вошла в пятерку лидеров по военным расходам в 2020 году

В 2020 году военные расходы в мире превысили $1,98 трлн, что на 2,6% выше показателей предыдущего года, сообщает Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (SIPRI). В пятерку лидеров по тратам вошли США, Китай, Индия, Россия и Великобритания, на них пришлось 62% всех мировых военных расходов.

По данным SIPRI, из-за экономических последствий пандемии коронавируса мировой ВВП за прошлый год сократился на 4,4%. «В результате доля военных расходов в ВВП — так называемое военное бремя — достигла 2,4% в 2020 году по сравнению с 2,2% в 2019 году. Это был самый большой рост военного бремени в годовом исчислении со времен мирового финансово-экономического кризиса 2009 года»,— говорится в пресс-релизе института.

Несмотря на рост военных расходов во всем мире, некоторые страны перераспределили часть денег, которые планировалось потратить на вооружение, на борьбу с пандемией, в числе этих стран — Чили и Южная Корея, пишет SIPRI.

Другие страны, в том числе Бразилия и Россия, потратили на военные расходы в 2020 году «значительно меньше», чем изначально рассчитывали, отмечают эксперты.

Топ-5 стран по военным расходам:

  • США ($778 млрд),
  • Китай ($252 млрд),
  • Индия ($72,9 млрд),
  • Россия ($61,7 млрд),
  • Великобритания ($59,2 млрд).

По оценке SIPRI, военные расходы России растут второй год подряд. В прошлом году траты страны на вооружение увеличились на 2,5% и достигли $61,7 млрд. Несмотря на это фактические военные расходы России в 2020 году были на 6,6% ниже первоначально запланированных, что стало более низким показателем, чем в предыдущие годы.

Военные траты США растут третий год подряд. В 2020 году они выросли на 4,4% по сравнению с 2019 годом, до $778 млрд, что составляет 39% от мировых военных расходов.

Увеличение трат США на вооружение эксперты SIPRI объясняют ростом инвестиций в военные исследования и разработки, а также несколькими долгосрочными проектами, в том числе запущенной модернизацией ядерного арсенала и «крупномасштабными закупками оружия».

«Это отражает растущую озабоченность (Вашингтона.— “Ъ”) по поводу предполагаемых угроз со стороны стратегических конкурентов, таких как Китай и Россия, а также стремление администрации Трампа поддержать истощенные вооруженные силы США»,— отмечается в пресс-релизе.

Военные расходы Китая растут 26-й год подряд. В прошлом году они выросли до $252 млрд, что на 1,9% больше по сравнению с 2019 годом. За период с 2011 по 2020 год военные расходы КНР увеличились в общей сложности на 76%. Расходы Китая на вооружение росли 26 лет подряд, что стало самым продолжительным периодом непрерывного роста среди всех стран в базе данных SIPRI, уточнили в институте.

Великобритания

увеличила свои военные расходы на 2,9%, до $59,2. Расходы Германии выросли на 5,2%, до $52,8 млрд. В общем военные расходы стран Европы в 2020 году увеличились на 4%.

Рост военных расходов был отмечен и в странах НАТО: по данным SIPRI, почти все члены Североатлантического альянса перевыполнили объем трат на вооружение в 2020 году.

«В результате 12 стран—членов НАТО потратили два или более процентов своего ВВП на свои вооруженные силы, что является основным целевым показателем расходов альянса (на вооружение.— “Ъ”)… К примеру, Франция, занявшая восьмое место, преодолела двухпроцентный порог впервые с 2009 года»,— уточняется в пресс-релизе.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе на военные расходы больше всего потратили Индия ($72,9 млрд), Япония ($49,1 млрд), Южная Корея ($45,7 млрд) и Австралия ($27,5 млрд). Военные расходы

в странах Африки выросли на 3,4%, до $18,5 млрд, наибольший рост был в Чаде (+31%), Мали (+22%), Мавритании (+23%), Нигерии (+29%) и Уганде (+46%). Траты на вооружение в Южной Америке снизились на 2,1%, до $43,5 млрд, в основном на этот показатель повлияло снижение военных расходов Бразилии (на 3,1%). Совокупные военные расходы 11 стран Ближнего Востока снизились на 6,5%, до $143 млрд. В частности, расходы Саудовской Аравии уменьшились на 10%, Кувейта — на 5,9%, Бахрейна — на 9,8%.

Напомним, в 2019 году мировые военные расходы достигали $1,91 трлн, в пятерку лидеров входили США, Китай, Индия, Россия и Саудовская Аравия. Доля российских компаний среди крупнейших производителей оружия тогда снизилась в два раза (в исследовании SIPRI упоминались всего две российские фирмы), а все пять крупнейших военно-промышленных компаний мира были из США (Lockheed Martin, Boeing, Northrop Grumman, Raytheon и General Dynamics).

Лаура Кеффер

США нанесли наибольший вред глобальному миру после Второй мировой войны_Russian.news.cn

Пекин, 16 сентября /Синьхуа/ — Если какая-либо держава и стремилась к мировому господству в начале этого века, принуждая других и нарушая правила, то это были США. Об этом говорится в статье газеты The New York Times, опубликованной в октябре прошлого года.

После провозглашения независимости в 1776 году США стремились расширить свою территорию и влияние. По завершении Второй мировой войны эта страна не жалела усилий для достижения и поддержания глобальной гегемонии. Пользуясь своим абсолютным превосходством в военной, экономической, научно-технической и культурной сферах, США часто вмешивались во внутренние дела других стран, осуществляли травлю, грабили и устанавливали свой контроль, прикрываясь лозунгами «свободы, демократии, прав человека».

В послевоенную эпоху сменявшие друг друга администрации США также придерживались стратегий гегемонизма. Начиная от Доктрины Трумэна, также известной как политика «сдерживания», и заканчивая внешнеполитическими курсами недавних американских администраций, включая стратегию «умной силы» Барака Обамы, политику Дональда Трампа «Америка прежде всего», план Джозефа Байдена «Отстроим лучше», конечной целью всегда было обеспечение гегемонии США.

США усугубляли напряженность во всем мире, развязывая войны, провоцируя конфронтации, свергая правительства с помощью вооруженных сил, принося войну и беспорядки во многие страны и регионы мира. Они руководствовались так называемой «Американской исключительностью», применяли двойные стандарты без учета международных законов и правил, серьезно препятствовали международному сотрудничеству, используя международные организации, соглашения и договоры, соответствующие их потребностям, но отказываясь от тех, которые шли вразрез с их интересами.

Взяв под свой контроль международную финансовую систему, США захватили огромное богатство, закрывая глаза на жадность и спекуляции, что привело к глобальному финансовому кризису. Они нагло навязывали «юрисдикцию длинной руки», инициировали торговые споры со многими другими, не останавливались ни перед чем для расправы с теми, кого считали оппонентами, а также пытались манипулировать международным общественным мнением, экспортируя свои ценности и осуществляя культурное вторжение в другие страны.

Это крупнейший саботаж международных правил и порядка, а также источник растущей неопределенности и нестабильности в мире. Гегемонизм и политика силы США подорвали мировой порядок, угрожали установлению мира и вызвали серьезные последствия для всего мира, став самым большим вызовом для прогресса человечества, цивилизации и мирного развития.

ВОИНСТВЕННАЯ НАЦИЯ

Соединенные Штаты всегда были воинственной нацией. После провозглашения независимости 4 июля 1776 года на протяжении всей своей истории, насчитывающей более 240 лет, страна не находилась в состоянии войны менее 20 лет.

Дакота Вуд, старший научный сотрудник оборонных программ Центра национальной обороны Фонда наследия, отметила в октябре 2018 года, что «примерно каждые 15 лет» США оказываются втянуты в конфликты.

Чтобы сохранить свою гегемонию, США неоднократно грубо нарушали принципы Устава ООН и нормы международного права.

Опираясь на свою военную мощь, США вмешивались во внутренние дела других государств и создавали конфликты, развязывая войны, применяя стратегии сдерживания и устраивая так называемые «мирные революции» и «цветные революции», что представляло серьезную угрозу миру на всей планете.

Со времен Второй мировой войны США вели или участвовали в войнах на Корейском полуострове, во Вьетнаме, Косово, Афганистане и Ираке, которые не только унесли жизни множества солдат, но и привели к чрезвычайно серьезным жертвам среди гражданского населения и материальным потерям, приведя к ужасным гуманитарным катастрофам.

В 2003 году, несмотря на широкое противодействие со стороны международного сообщества, США начали войну в Ираке, в результате которой, по данным Института международных и общественных отношений Уотсона, погибло от 180 до 200 тыс. иракских мирных жителей. Силы коалиции также использовали в Ираке боеприпасы, содержащие обедненный уран и белый фосфор, что серьезно угрожало местной окружающей среде и здоровью людей.

Согласно отчету, опубликованному в марте 2021 года американским антивоенным движением Code Pink, в течение последних 20 лет США и их союзники последовательно бомбили другие страны, сбрасывая в среднем более 40 бомб в день. В конце февраля 2021 года, чуть более чем через месяц после вступления в должность администрации Джозефа Байдена, американские войска нанесли авиаудары по восточной Сирии, вызвав решительное осуждение многих сторон.

За неизбирательными бомбардировками американских войск за рубежом стоят высокие военные расходы страны.

«В 2020 году военные расходы США достигли, по оценкам, 778 млрд долларов США, что на 4,4 проц. больше, чем в 2019 году», — отмечается в докладе Стокгольмского международного института исследования проблем мира, опубликованном в апреле.

«В 2020 году на долю Соединенных Штатов приходилось 39 проц. от общего объема мировых военных расходов, что является самым высоким показателем расходов на военные цели», — говорится в докладе.

Профессор международных отношений Гарвардского университета Стивен Уолт написал на веб-сайте журнала Foreign Policy: «Бесконечные кампании за рубежом развязывают множество политических сил — милитаризм, секретность, усиленную исполнительную власть, ксенофобию, фальшивый патриотизм, демагогию и т. д. Все это противоречит гражданским добродетелям, от которых зависит здоровая демократия».

Согласно статье, опубликованной в начале этого года Центром американского прогресса, организацией по исследованию и пропаганде государственной политики США, оборонный бюджет Соединенных Штатов сегодня выше с поправкой на инфляцию, чем на пике холодной войны, и превышает оборонные бюджеты следующих 10 крупнейших стран мира вместе взятых. При этом на долю военных расходов приходится более половины общего дискреционного бюджета всего федерального правительства. Однако «независимо от того, сколько США тратят на оборону, они не могут купить идеальную безопасность», утверждается в статье.

«ВОЙНА С ТЕРРОРИЗМОМ»

В этом году исполняется 20 лет с момента вторжения США в Афганистан под флагом борьбы с терроризмом. 14 апреля Дж. Байден объявил, что американские войска будут полностью выведены из Афганистана до 11 сентября, а 8 июля этот срок был перенесен на 31 августа.

Соединенные Штаты утверждали, что боролись с экстремизмом и приносили стабильность в истерзанную войной страну, но потерпели неудачу на обоих фронтах, заявил экс-президент Афганистана Хамид Карзай.

После терактов 11 сентября 2001 года антитеррористическая борьба стала основным направлением национальной безопасности и внешней политики США. С тех пор, руководствуясь двойными стандартами и менталитетом холодной войны, Соединенные Штаты ведут «войну с терроризмом» по всему миру во имя «национальной безопасности» и «защиты свободы», разделив страны на лагеря.

Антитеррористические операции под руководством США стали инструментом для поддержания гегемонии и продвижения так называемой американской демократии и ценностей за рубежом, в результате чего пострадали многие мирные жители, обострилась проблема беженцев, ряд регионов погрузились в хаос, а угрозы безопасности перекинулись на другие страны.

Соединенные Штаты также грубо нарушают права человека и свободу других стран, о чем свидетельствуют шокирующие факты, связанные с жестоким обращением американских военных с заключенными в Афганистане и Ираке.

С 2001 года «вопреки мнению большинства американцев, война против терроризма не прекращается — она распространилась более чем на 40 проц. стран мира», констатировал американский журнал Smithsonian в статье, опубликованной в начале 2019 года.

Согласно отчету, опубликованному в ноябре 2019 года проектом «Цена войны», проводимым в Брауновском университете США, в операциях после терактов 11 сентября погибло от 770 до 801 тыс. человек.

Исламское движение Восточного Туркестана /ИДВТ/ уже давно занимается антикитайской сепаратистской, радикальной и насильственной деятельностью внутри и за пределами Китая, что приводит к огромным жертвам и материальным потерям для китайского народа. Оно было включено в санкционный список в соответствии с резолюцией 1267 Совета Безопасности ООН.

В последние годы ИДВТ активно действует в Афганистане, Сирии и других регионах, организуя и осуществляя жестокие теракты, включая нападение с использованием заминированного автомобиля на посольство КНР в Кыргызстане в 2016 году.

Однако в конце 2020 года Соединенные Штаты в одностороннем порядке исключили ИДВТ из своего списка террористических организаций, заявив, что за более чем десятилетие не было получено достоверных доказательств того, что ИДВТ продолжает действовать. Такой шаг ясно показал намерение Соединенных Штатов сдерживать Китай с помощью терроризма.

Вашингтон также культивировал множество антиправительственных сил по всему миру, многие из которых впоследствии стали террористическими организациями и исполнителями террористической деятельности.

В частности, после Кубинской революции Соединенные Штаты приютили несколько вооруженных групп, противостоящих кубинскому правительству, и даже позволили им создать тренировочные лагеря на юге Флориды. В октябре 1976 года кубинский пассажирский авиалайнер взорвался над Барбадосом, в результате чего погибли все 73 человека, находившиеся на борту. Луис Посада Каррилес, уроженец Кубы, проживающий в Соединенных Штатах, подозревался в причастности к катастрофе и разыскивался Кубой, однако Вашингтон отказывается выдавать его Гаване.

В 1980-х годах Соединенные Штаты решительно поддерживали никарагуанских антиправительственных повстанцев. Стэнсфилд Тернер, бывший директор Центрального разведывательного управления США, однажды дал показания перед Конгрессом: «Я думаю, что многие партизанские действия носят террористический характер и являются террористическими актами, поддерживаемыми Соединенными Штатами, что неопровержимо».

Иронично то, что в 2001 году Соединенные Штаты вторглись в Афганистан во имя борьбы с терроризмом, но на деле взрастили терроризм. Во время холодной войны США использовали Афганистан в качестве пешки против Советского Союза, предоставляя большое количество оружия и денег экстремистским группировкам, включая силы Усамы бен Ладена, чтобы побудить их воевать с Советским Союзом. После ухода СССР из Афганистана Соединенные Штаты немедленно бросили этих бесполезных «друзей», превратив Афганистан в убежище для глобального терроризма и экстремизма.

Соучредитель американского антивоенного движения Code Pink Медеа Бенджамин и исследователь Николас Дэвис написали в статье, что, если администрация Дж. Байдена продолжит накапливать ложь и злодеяния предыдущих администраций, «она не сможет вернуть мировое уважение к американскому лидерству и не завоюет поддержку американской общественности в отношении своей внешней политики».

ПРИСТРАСТИЕ К ИНТЕРВЕНЦИОНИЗМУ

Чтобы сохранить и укрепить свою гегемонию, Соединенные Штаты прибегают ко всем средствам, от вынашивания «мирных эволюций» и подстрекательства «цветных революций» до свержения правительств других стран.

В июле этого года в некоторых районах Кубы вспыхнули антиправительственные демонстрации. Доказательства, обнародованные кубинским правительством, показывают, что с середины июня некоторые антикубинские силы в Соединенных Штатах, финансируемые правительством этой страны, намеренно распространяли ложь через социальные сети о том, что кубинская медицинская система рухнула под напором эпидемии коронавируса нового типа /COVID-19/. Они использовали эту ложь в качестве предлога для подстрекательства к военной интервенции на Кубе с целью свержения кубинского правительства. На основании так называемого «подавления правительством» демонстраций США ввели санкции против некоторых кубинских военных должностных лиц и учреждений.

В этом году кубинские СМИ сообщили, что за последние два десятилетия такие учреждения, как Агентство США по международному развитию /USAID/ и Национальный фонд поддержки демократии /NED/, выделили почти 250 млн долларов США на ряд подрывных программ, направленных против Кубы.

Выступая на торжественном заседании Генеральной Ассамблеи /ГА/ ООН по случаю 75-летия организации, министр иностранных дел Кубы Бруно Родригес заявил, что безответственное поведение Соединенных Штатов является самой большой угрозой глобальному миру и безопасности.

Соединенные Штаты пристрастились к вмешательству во внутренние дела других стран.

Американский автор Уильям Блюм в своей книге «Самый смертоносный экспорт Америки: Демократия» отметил, что после окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты пытались свергнуть более 50 иностранных правительств, большинство из которых были избраны демократическим путем, грубо вмешивались в демократические выборы по меньшей мере в 30 странах и пытались убить более 50 иностранных лидеров.

Во время холодной войны Соединенные Штаты проникли в Советский Союз и страны Восточной Европы, где спровоцировали восстания и разрушения.

После окончания холодной войны Соединенные Штаты еще более нагло пропагандировали интервенционизм и часто экспортировали «цветные революции». В конце 2003 года они вынудили тогдашнего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе уйти в отставку за так называемые «фальсификации» при подсчете голосов на парламентских выборах. Этот инцидент известен как «революция роз». В октябре 2004 года США сфабриковали скандал о «фальсификациях» на украинских выборах, подстрекали молодежь страны к выходу на улицы и поддержали приход к власти Виктора Ющенко. Это так называемая «оранжевая революция». В марте 2005 года США спровоцировали оппозицию Кыргызстана на протест против результатов парламентских выборов, что в конечном итоге привело к беспорядкам. Тогдашний президент Кыргызстана Аскар Акаев был вынужден бежать и объявить о своей отставке в ходе так называемой «тюльпановой революции». За последнее десятилетие Соединенные Штаты неоднократно вмешивались или манипулировали «цветными революциями» в некоторых странах Центральной и Восточной Европы, Центральной Азии и Западной Азии, а также Северной Африки.

На фоне «цветных революций», организованных Соединенными Штатами, в центре внимания оказалась самопровозглашенная неофициальная и некоммерческая организация: NED, известная как «крупнейший спонсор глобальных цветных революций». Основанная в 1983 году, она имеет тесные связи с Государственным департаментом США, USAID, ЦРУ и подобными организациями.

Каждый год эта организация предлагает более 1600 грантов для поддержки проектов неправительственных групп в более чем 90 странах. NED также является источником финансирования некоторых сепаратистских сил, направленных против Китая. На сегодняшний день этот фонд предоставил около 100 млн долларов США более чем 100 антикитайским группам, включая группы, которые Китай четко определил как террористические организации, такие как так называемый «Конгресс тибетской молодежи» и «Всемирный конгресс уйгуров». Средства на мероприятия «за независимость Гонконга» также поступали от NED.

ГЕГЕМОНИЯ ДОЛЛАРА

После Второй мировой войны Соединенные Штаты воспользовались гегемонией доллара США, чтобы извлечь выгоду из создания и притока мирового богатства.

Они использовали гегемонию доллара для увеличения финансовых рисков развивающихся стран, разграбления их богатств, включая ресурсы и недвижимость, и получения монопольных прав на такие отрасли коммунального обслуживания в этих странах, как водоснабжение, электроснабжение и транспорт.

В тех латиноамериканских странах, которые приняли Вашингтонский консенсус, темпы экономического роста в 1990-х годах снизились в среднем на 50 проц. по сравнению с 1980-ми годами.

Американские «экономические убийцы» под прикрытием экономистов, банкиров и международных финансовых консультантов манипулируют другими странами экономическими средствами, обманом заставляют развивающиеся страны попадать в заранее установленные экономические ловушки, контролируют природные ресурсы этих стран, позволяют средствам непрерывно поступать в США и укрепляют и расширяют экономическую, политическую и военную гегемонию Соединенных Штатов в мире, отметил американский экономист Джон Перкинс в своей книге «Исповедь экономического убийцы», опубликованной в 2004 году.

Это уже давно имеет место в международной торговле: Соединенные Штаты печатают доллары, а другие страны мира обменивают ресурсы и товары на доллары, а затем покупают казначейские облигации США и корпоративные ценные бумаги в качестве своих валютных резервов, что позволяет долларам возвращаться в Соединенные Штаты и поддерживать их экономику. Американский историк Найл Фергюсон однажды назвал это явление «самым большим бесплатным обедом в современной экономической истории».

Несмотря на растущий бюджетный дефицит и государственный долг, долги США по-прежнему могут пользоваться низкими процентными ставками благодаря гегемонии доллара США, что позволяет Соединенным Штатам собирать средства со всего мира по чрезвычайно низким ценам.

Опираясь на гегемонию доллара, Соединенные Штаты пользуются привилегией печатать деньги практически без ограничений.

После финансового кризиса 2008 года Федеральная резервная система /ФРС/ США начала в три раунда проводить политику количественного смягчения с конца 2008 года по октябрь 2014 года, перенеся кризис на весь мир с помощью чрезмерной эмиссии долларов.

С момента вспышки COVID-19, чтобы стимулировать экономику США и ее фондовый рынок, ФРС вновь прибегла к режиму «супер смягчения», включающему нулевую процентную ставку и неограниченное количественное смягчение. После прихода к власти администрации Дж. Байдена ФРС быстро разработала план экономического стимулирования на 1,9 трлн долларов США.

Что еще более примечательно, так это то, что каждый раз, когда ФРС спасает рынок США, бенефициарами являются не обычные американцы, а один процент американской элиты, которой достается почти вся прибыль, получаемая Соединенными Штатами со всего мира. Большинство из элиты являются наиболее влиятельными и хорошо финансируемыми группами интересов, включая интернет-гигантов, Уолл-стрит, отрасль медицинского страхования, фармацевтические компании, промышленность, добывающая ископаемые виды топлива, и военно-промышленный комплекс.

Финансовые и высокотехнологичные отрасли США быстро развивались во время пандемии, и крупные американские компании получили огромные субсидии в рамках различных пакетов экономических стимулов. В то же время большая часть избыточных долларов перетекла на фондовый рынок США, что еще больше увеличило благосостояние богатых. Согласно данным американского сайта Forbes за январь этого года, хотя десятки млн американцев потеряли работу во время пандемии COVID-19 за последний год, общее благосостояние более 650 американских миллиардеров увеличилось на 1,3 трлн долларов США /на 38,6 проц./, в то время как состояние пяти богатейших американцев увеличилось с 358 млрд долларов США до 661 млрд долларов США в общей сложности /на 85 проц./.

Бешеное печатание денег создало иллюзию временного процветания в Соединенных Штатах, но за ней кроются большие опасности. Баланс ФРС в настоящее время превышает 8 трлн долларов США, а государственный долг США составляет 28,5 трлн долларов США. Международное рейтинговое агентство Fitch понизило прогноз по суверенному кредитному рейтингу США до «негативного» в июле 2020 года, заявив, что растущие долги и дефицит подрывают суверенный долг США.

Практика США печатать деньги, чтобы заставить другие страны «платить» за свой дефицит, в конечном счете поставит под угрозу доминирование доллара. В последние годы, чтобы избавиться от гегемонии доллара, Россия, Европейский союз, Китай и другие страны ускорили свои усилия по дедолларизации. Однажды в 2018 году Джордж Сорос сказал, что доллар потеряет свой статус главной мировой резервной валюты и средства обмена в ближайшие несколько лет.

«ЮРИСДИКЦИЯ ДЛИННОЙ РУКИ»

В своей книге под названием «Американская ловушка», опубликованной в 2019 году, бывший руководитель компании Alstom Фредерик Пьеруччи рассказал о том, как Вашингтон расправился с Alstom во имя борьбы с коррупцией.

В книге он отметил, что за более чем десятилетие Соединенным Штатам удалось разорить многие крупные европейские транснациональные корпорации под предлогом борьбы с коррупцией.

На протяжении многих лет Вашингтон использовал такие средства, как «юрисдикция длинной руки» и экономические санкции для сдерживания своих врагов и стран-конкурентов, препятствуя их развитию в целях поддержания собственной гегемонии.

Например, США приняли закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», чтобы расширить санкции против России, КНДР и Ирана. США активировали раздел III закона Хелмса-Бертона, чтобы усилить эмбарго против Кубы и в одностороннем порядке наложить жесткие экономические санкции на иностранные предприятия, имеющие экономические связи с Кубой.

США продолжают расширять экстерриториальное применение своих внутренних законов и принудительно помещают иностранные физические и юридические лица под свою юрисдикцию, невзирая на нормы международного права.

В соответствии со своим внутренним законодательством США имеют доступ к данным пользователей и информации о переводах многих европейских банков через систему «Общества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций» /SWIFT/. В последние годы европейские предприятия постоянно подвергаются нападкам со стороны Министерства юстиции США и соответствующих финансовых регуляторов, а некоторые предприятия, обвиненные в «коррупции» или нарушении запрета США на торговлю с Кубой, Ливией, КНДР, Ираном и другими странами, были оштрафованы на сотни миллионов или даже миллиарды долларов, говорит Али Лаиди, исследователь из Французского института международных и стратегических отношений.

Эти шаги привели к ужасным трудностям в некоторых странах и даже гуманитарным кризисам, которые оказались не менее разрушительными, чем войны. С начала пандемии COVID-19 в Венесуэле, Сирии и Иране, давно находящихся под санкциями США, ухудшилась экономическая ситуация и ситуация в области здравоохранения, а также сложилась тяжелая эпидемическая ситуация. Тем не менее, Вашингтон пошел дальше в своих санкциях, что еще больше ухудшило обстановку в этих странах.

«Своими незаконными и бесчеловечными санкциями, а также террористическими действиями американцы нанесли народу Ирана ущерб в размере 150 млрд долларов», — заявил тогдашний президент Ирана Хасан Роухани в сентябре 2020 года.

США подтасовали экономические правила, используя их, когда они совместимы с их интересами.

При администрации Д. Трампа, чтобы подорвать безопасность и стабильность Китая и сдержать его развитие, США официально отказались признать статус Китая как рыночной экономики в документах, представленных в ВТО, спровоцировали торговые споры с Китаем и ввели ряд односторонних санкций в отношении китайских высокотехнологичных предприятий. Администрация Дж. Байдена продолжала злоупотреблять государственной властью, приняв ряд законопроектов и исполнительных распоряжений, направленных на подавление и ограничение Huawei и других китайских компаний любыми средствами.

США подавили даже своих союзников. После Второй мировой войны быстрый экономический подъем Японии вызвал безжалостные репрессии со стороны Соединенных Штатов, о чем свидетельствует соглашение «Плаза». Во время строительства газопровода «Северный поток-2» из России в Германию Вашингтон решил, что проект наносит ущерб его интересам в регионе, и ввел несколько раундов санкций, чтобы препятствовать продвижению проекта, вызвав сильное недовольство своих европейских союзников, включая Германию.

НАРУШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОРЯДКА

Обладая огромной мощью, Соединенные Штаты начали использовать «американскую исключительность» в качестве теоретической основы для бессмысленного попрания международных отношений.

Требуя от других стран соблюдения международного порядка, основанного на правилах, они уже давно ставят свои собственные интересы выше международной системы, в основе которой лежит ООН, и выше международного порядка, основанного на международном праве.

Хотя Соединенные Штаты возглавили создание международных систем и правил глобального политического и экономического управления после Второй мировой войны, США по привычке нарушали правила и выходили из международных организаций, как только они не удовлетворяли их требованиям. С 1980-х годов Соединенные Штаты отказались ратифицировать или в одностороннем порядке вышли из многих международных договоров и организаций, таких как Конвенция ООН по морскому праву, Всемирная конференция ООН по борьбе с расизмом и Киотский протокол.

Администрация Д. Трампа проявила особую волю, в соответствии с которой Соединенные Штаты за четыре года вышли из более чем 10 международных организаций и соглашений, таких как Совет ООН по правам человека /СПЧ/, Совместный всеобъемлющий план действий /СВПД/ и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности /ДРСМД/.

Соединенные Штаты были единственной страной, которая выступала против переговоров по протоколу о проверке к Конвенции о биологическом оружии, препятствуя усилиям международного сообщества по проверке биологической деятельности в различных странах и становясь камнем преткновения на пути контроля над биологическим оружием.

Соединенные Штаты не только часто выходили из международных групп, но и наказывали любую группу, которая осмеливалась бросить им вызов. В 2020 году администрация Д. Трампа объявила, что введет экономические санкции и ограничения на поездки должностных лиц Международного уголовного суда /МУС/, участвующих в расследовании действий США в афганской войне. Этот шаг еще хуже, чем их предыдущий отказ признавать и исполнять решения МУС или сотрудничать со следствием. Это еще раз показало, что Соединенные Штаты предпочли бы уничтожить «общественное оружие», если оно не может быть использовано в их собственных целях.

Администрация Дж. Байдена присоединилась к некоторым международным организациям и соглашениям только исходя из своей национальной стратегии, и осталась в стороне от соглашений, которые, по ее мнению, повредили бы ее интересам, таких как Договор по открытому небу. Поскольку администрация Дж. Байдена продвигала «избирательный мультилатерализм», некоторые европейские СМИ назвали это «Америка прежде всего 2. 0″.

На самом деле Соединенные Штаты никогда не проявляли доброты к другим странам, противникам или союзникам, если они не служили интересам США. В последние годы Соединенные Штаты просили НАТО, а также своих азиатских союзников увеличить свои военные расходы и платить Соединенным Штатам больше «сборов за защиту» за отправку войск.

Незадолго до поездки Дж. Байдена в Европу в июне стало известно, что Соединенные Штаты шпионили за политиками стран-союзников в Европе, что стало еще одним скандалом с слежкой после проекта PRISM в 2013 году. Это еще раз показало, что Соединенные Штаты уже давно проводят крупномасштабную кибер-слежку и атаки по всему миру, и что они, настоящая империя хакеров, стали самой большой угрозой глобальной кибербезопасности.

Пандемия COVID-19 подобно зеркалу обнажила изъяны политики «американского первенства». США с самого начала пандемии были привержены унилатерализму: они ввели эмбарго на поставки медикаментов и скупили производственные мощности по выпуску лекарств, которые могут быть использованы для лечения заболевания.

Эгоистичные действия США потрясли весь мир и нанесли серьезный ущерб глобальному сотрудничеству в борьбе с пандемией. В то время как вакцины вселяют надежду на глобальную борьбу с вирусом, США придерживаются «вакцинного национализма», спеша закупить даже те препараты, которые все еще проходят клинические испытания, и ставя некоторые менее развитые страны и регионы в отчаянное положение без доступа к вакцинам.

Оказывая другим странам вакцинную поддержку, США ставят политические условия. Испанский сайт El Mundo в редакционной статье сообщил, что Вашингтон предоставил Мексике вакцины в обмен на усиление контроля над нелегальными иммигрантами на границе с Гватемалой. Американский журнал Foreign Policy прокомментировал на своем сайте, что администрация Дж. Байдена по-прежнему преследует американские интересы в ущерб интересам других стран.

США тайно создали биологические лаборатории по всему миру для проведения мероприятий по биологической милитаризации. Тайна связи между Форт-Детриком и распространением COVID-19 до сих пор не разгадана.

Советник по науке и политике в отношении Китая и Юго-Восточной Азии Альянса экологического здравоохранения в Нью-Йорке Хьюм Филд сказал, что политизация отслеживания происхождения COVID-19 только порождает «сомнения» и «недоверие», в корне подрывая объединенные глобальные усилия, необходимые для победы над вирусом и пандемией.

ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ МАНИПУЛИРОВАНИЕ

В августе Белый дом объявил, что в декабре Дж. Байден соберет лидеров «мировых демократий» на виртуальном саммите за демократию, за которым «примерно через год последует второй, очный саммит».

Однако интересно то, что недавний опрос, проведенный по заказу Фонда «Альянса демократий» среди 50 тыс. респондентов из более 50 стран, показал, что почти половина респондентов считает США угрозой демократии.

В течение длительного времени США идентифицировали себя как «город на холме» и защищали такие американские ценности, как «демократия, свобода и права человека», как «универсальные», считая, что несут ответственность за продвижение своих ценностей по всему миру.

В действительности же эти «универсальные ценности» являются идеологическим инструментом США для поддержания глобальной гегемонии.

С одной стороны, США используют свои сильные позиции в области культуры и СМИ для насильственного продвижения американской демократии и ценностей в мире, особенно в развивающихся странах. С другой стороны, под прикрытием так называемых «универсальных ценностей» США пытаются занять высокую моральную позицию, чтобы манипулировать международным общественным мнением, нападать на страны и организации, которые они рассматривают как угрозы и соперников, и намеренно создавать разногласия и конфронтации.

В 2010 году, когда тогдашний президент Барак Обама представил американскому Конгрессу национальный проект стратегических коммуникаций, система государственной пропаганды США вступила в новую стадию, став более способной проводить межведомственные операции.

В 2014 году в опубликованной газетой Guardian статье была раскрыта секретная программа Агентства США по международному развитию /АМР США/, направленная на проникновение на кубинскую хип-хоп сцену и создание движения против кубинского правительства.

По данным британских СМИ, АМР США наняло десятки кубинских музыкантов для проектов, замаскированных под культурные инициативы, но на самом деле направленных на повышение их узнаваемости, чтобы бросить вызов кубинскому правительству.

США также увязывают свою экономическую помощь с политической системой, оказывая давление на африканские страны, чтобы они следовали западным политическим моделям через международные финансовые институты, возглавляемые США.

С 1980-х годов руководство США сделало продвижение «демократизации» в странах-получателях помощи главной целью своей внешней помощи. Но такие шаги часто приводили к бедствиям в странах-получателях. Быстрая политическая «демократизация» и экономическая приватизация во многих африканских странах привели к крупномасштабным политическим кризисам и даже кровавым конфликтам, при этом некоторые страны все еще находятся в состоянии политической нестабильности.

Администрация Дж. Байдена продвигает идею «возвращения к мультилатерализму», однако на практике она все еще придерживается политики небольшой клики, одержимой идеологическими разногласиями и бессмысленно подавляющей другие страны в угоду собственным интересам.

Гегемонистский контроль США лежит за механизмом Четырехстороннего диалога по вопросам региональной безопасности /Quad/, разведывательным альянсом «Пять глаз», «Группой семи» и всеми другими подобными группами, которые никоим образом не могут представлять международное сообщество.

Например, администрация Дж. Байдена подбила Великобританию, Канаду и других союзников раздуть в Совете ООН по правам человека /СПЧ/ свои ложные обвинения в отношении прогресса в области прав человека в Китае, включая утверждение о так называемом «принудительном труде» в Синьцзяне.

Между тем, прискорбная история геноцида и вымирания культур в этих странах, а также трагедии расовой дискриминации, происходящие в наши дни на их собственных задворках, постоянно выставляются на всеобщее обозрение.

На 47-й сессии СПЧ ООН более 90 стран призвали к справедливости, выразив свою поддержку Китаю и сказав «нет» антикитайским кликам.

В статье, опубликованной в американском журнале Foreign Affairs 9 июля, говорится, что «от пандемии COVID-19 до правил глобальной торговли, от изменения климата до экономического развития, Соединенные Штаты активно подрывают приоритеты большинства демократических стран мира.

«Либеральные демократические страны мира утратили свою монополию на определение того, что такое демократия», — заявил болгарский политолог Иван Крастев в статье, опубликованной в мае на сайте газеты «Нью-Йорк таймс». Ссылаясь на опрос, проведенный Исследовательским центром Пью несколько месяцев назад, И. Крастев отметил, что подавляющее большинство американцев «глубоко разочаровано своей собственной политической системой» и что «некоторые даже не убеждены, что все еще живут в демократической стране». Как показало исследование, так считают люди и во многих европейских странах.

Грэм Эллисон, профессор Гарвардского университета и американский политолог, популяризировавший термин «ловушка Фукидида», ранее отметил в статье, опубликованной в журнале Foreign Affairs, что «однополярность закончилась, а вместе с ней и иллюзия того, что другие страны просто займут отведенное им место в международном порядке, возглавляемом США».

Владимир Лепин: создаем беспилотные реактивные системы залпового огня

— Создание холдинговой компании на базе АО «НПО «Сплав» связано с необходимостью эффективного контроля за целевым использованием средств, передаваемых предприятиям кооперации. Кроме того, это было нужно для сохранения производственного потенциала этих предприятий на уровне, необходимом для производства продукции в рамках выполнения заданий Минобороны и экспортных контрактов, организации жесткой вертикально управляемой структуры, отвечающей за разработку, производство, эксплуатацию, сервисное обслуживание, ремонт и утилизацию как РСЗО в целом, так и ее снарядов.

— Также хотелось бы поговорить об одном интересном не военном проекте «Сплава» — роботе-медсестре «Ангел». В чем особенности данной машины?

— Это уникальная разработка, объединившая в себе возможности диагностики и лечения неотложных состояний. Комплекс способен поставить диагноз, пошагово выстроить алгоритм лечения, наблюдать за больным и своевременно менять тактику лечения. Аппарат, существующий как в стационарной, так и и в мобильной версии, фиксирует все отклонения в состоянии больного, управляет системой шприцевых насосов, подающих лекарственные препараты по заданной программе. Комплекс анализирует полученную информацию и непрерывно адаптирует введение препаратов по результатам показаний датчиков блока сбора информации.

Мы считаем, что применение «Ангела» позволит сократить количество ошибок, связанных с неправильным введением лекарственных средств, оптимизирует процесс постановки диагноза, повысит качество оказания медицинской помощи пациентам, находящимся в критическом состоянии. Что касается мобильный версии этого робота, то он предназначен для оказания помощи при чрезвычайных ситуациях, во время транспортировки больных на этапах эвакуации, в удаленных населенных пунктах с возможностью дистанционной передачи данных. Поддержка принятия решения реализована в виде медицинских алгоритмов, отражающих основные этапы помощи больным в критическом состоянии и позволяющих врачу любой квалификации оказать эффективную и своевременную помощь.

— Есть ли уже заказчики у данной разработки?

— Да, и с этого года на «Сплаве» мы будем производить «Ангелов» серийно. Уже подписано соглашение с Пермским краем о поставке роботов. Вместе с министерством обороны мы планируем установить это оборудование в дальних регионах, в Арктике — договоренность уже достигнута, возможно, на погранзаставах. Понадобится лишь некоторая адаптация приборов к условиям Крайнего Севера, возможна техническая модернизация по климатическому фактору. Таким образом, приблизим медицинскую помощь к человеку и решим одновременно связь с высококвалифицированными врачами.

Запад не скрывает, что хочет разрушить Россию

Вечером в четверг состоялась встреча Президента Владимира Путина с предпринимателями. Все понимают, что впереди для России – непростые времена. Бизнесу придется работать в условиях санкций. С другой стороны, новые антироссийские санкции ввели бы в любом случае вне зависимости от событий на Украине. Ведь по большому счету тем, кто вводит санкции против нас, на Украину плевать. Украина для стран Запада всегда была лишь инструментом для сдерживания России.

При этом Россия в отличие от западных партнеров на разрушение своей или чьей-либо экономики не настроена.

«Россия остается частью мировой экономики. И в этой связи настолько, насколько она остается этой частью, Мы не собираемся наносить ущерб системе мирового хозяйства, в которой мы сами находимся, и настолько, насколько мы там находимся. Поэтому мне кажется, и наши партнеры должны это понять и не ставить перед собой задачу выталкивать нас из этой системы. Тем не менее даже по политическим соображениям эти рестрикции будут», – заявил Владимир Путин.

В каких условиях придется работать?

В течение второй половины недели Украина только раз ненадолго уступила первенство в сводках новостей – ее отодвинуло сообщение о том, что Ангела Меркель была ограблена в магазине, у нее вытащили кошелек, и она первая из всех руководителей Германии, с кем случилась подобная неприятность. А в остальное время – только Украина и Россия. Агрессия и война.

В четверг (впервые за все восемь лет кровавого конфликта) канцлер Германии Олаф Шольц произнес такие слова: «Все это происходит не далеко от нас, а здесь, в Европе. Всего в двух часах полета на самолете от Берлина семьи сидят в бомбоубежищах. Женщины, мужчины и дети боятся за свою жизнь».

Недавно на Мюнхенской конференции по безопасности он отрицал геноцид русских в Донбассе – говорил, что это смешно. Но если бы хотя бы раз он сам или уже упомянутая его предшественница проявили бы подобное сострадание в отношении невинных жителей Донецка или Луганска, если бы госпожа Бербок или те, кто был во главе немецкой дипломатии до нее, Маас или Штайнмайер, хотя бы раз пригрозили санкциями Киеву за неисполнение Минских соглашений, а не поощряли бы их саботаж, сегодня были бы другие новости, не такие.

«У нас уже полноценная блокада российских банков. Таким образом, деловые отношения с Россией практически закончены», – сказал министр финансов Германии Кристиан Линднер.

«Мы отреагируем очень четко: это разрушит Россию», – подчеркнула министр иностранных дел Германии Анналена Бербок.

На неделе, во вторник и пятницу, ЕС согласовал два пакета антироссийских санкций. Впервые индивидуальные ограничения введены в отношении Владимира Путина и Сергея Лаврова – им не закрыт въезд на территорию ЕС, но их активы будут заморожены. Впрочем, все признают символический характер акции: нет у Путина с Лавровым никаких активов на Западе. Как и у Сергея Шойгу – его имя также фигурирует в санкционном списке. В финансовом секторе под прямые рестрикции попали «Альфа-Банк», «Открытие», ВТБ, Сбер, «Россия» и «Промсвязьбанк». Сегодня Брюссель объявил о заморозке активов Центрального Банка России, номинированных в евро.

«Финансовые санкции сокращают доступ России к важнейшим рынкам капитала, мы сейчас нацелены на 70% российского банковского рынка. Но также и на ключевые государственные компании, включая сферу обороны. И эти санкции увеличат стоимость заимствований в России, повысят инфляцию и постепенно подорвут промышленную базу России», – уверена глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен.

В промышленном и транспортном секторах санкции распространяются на – «Аэрофлот», РЖД, «КаМАз», «Совкомфлот», «Севмаш», «Уралвагонзавод». В списке – около 60 предприятий ВПК. В планах – Еврокомиссии сократить высокотехнологичный экспорт в Россию – от полупроводников до продукции аэрокосмической отрасли – более, чем в два раза.

Британский МИД сообщает: Лондон не успокоится, пока экономика России не будет разрушена. Британские власти первыми в Европе закрыли небо для пролета российских самолетов, в том числе и бизнес-авиации. Следом это сделала половина стран НАТО, включая Германию (она закрылась на три месяца) и Италию, а также Швеция, Финляндия и Австрия. Теперь в качестве зеркальной меры авиакомпаниям этих стран придется менять маршруты своих полетов в Азию. Они станут длиннее на несколько тысяч километров и дороже на существенную сумму в евро для их пассажиров. Но об этом сейчас, в санкционном угаре, никто не думает.

«Мы должны будем продолжать это, чтобы задушить российскую систему», – сказал Жан-Ив ле Дриан, министр иностранных дел Франции.

Поучаствовать в кампании против России сейчас должны все, даже власти непризнанного края Косово включились в общий хор в поддержку территориальной целостности Украины. Отказался президент Сербии Вучич – страны, где, по его собственным словам, 85% населения будут поддерживать Россию при любых обстоятельствах. Вот что Вучич ответил на требования украинского посла Александровича осудить действия Москвы.

«Я прошу вас попросить президента своей страны господина Зеленского публично осудить жестокую и трагическую агрессию, которую совершили против Сербии США, Великобритания, Германия и некоторые другие страны. Я уверен, что он это сделает. И когда он это сделает, я с удовольствием сделаю то, о чем меня попросил господин Александрович. В наших интересах оставаться на европейском пути, не ставя под угрозу хорошие отношения с Россией и Китаем», – подчеркнул Вучич.

Он – один из немногих, большинство, разумеется, увлеченно жжет мосты. На столе – уже третий пакет санкций и радикальное предложение – отключить Россию от системы межбанковский расчетов SWIFT.

«Речь идет о том, что через эту систему Россия оплачивает импортные товары и получает деньги за все виды экспорта, включая энергоносители. SWIFT не уникальна – есть альтернативы, даже несколько, но для европейских компаний это фактически единственный механизм взаимодействия с контрагентами в России. Поэтому отключать SWIFT – это применить «ядерное оружие» по собственной территории», – считает Бруно Ле Мэр, министр финансов Франции.

«Приостановка работы SWIFT была бы технически сложной для подготовки, а также оказала бы огромное влияние на платежные операции в Германии», – говорит Штеффен Хебестрейт, пресс-секретарь правительства Германии.

То есть Германия, которая серьезно зависит от российского газа и угля, потеряет возможность оплачивать поставки, что означало бы полный разрыв энергетического сотрудничества с Россией и кризис всего. Специализирующаяся на энергетике консалтинговая группа Wood Mackenzie выдает на этот случай апокалиптический прогноз: конец экономического роста и уничтожение государственных бюджетов.

«Если весь российский газ будет отключен, у Европы не останется никаких шансов. Мы столкнулись бы с катастрофической ситуацией, когда к следующей зиме запасы газа оказались бы близки к нулю. Цены были бы заоблачно высокими. Отраслям промышленности пришлось бы закрыться. Инфляция будет нарастать по спирали. Европейский энергетический кризис вполне может спровоцировать глобальную рецессию», – уверена Екатерина Филиппенко, главный аналитик Wood Mackenzie по газовым исследованиям в Европе для CNBC.

Видимые сомнения властей ряда стран, в том числе еще и Италии, в необходимости таких жертв произвели успокаивающее влияние на рынок, который в начале недели взорвали новости о моратории на сертификацию «Северного потока-2» в качестве ответа на признание Россией народных республик Донбасса. С 1600 долларов за тысячу кубометров цены откатились в район 1100. Но вопрос о введение в эксплуатацию нового трансбалтийского газопровода, видимо, закрыт на обозримую перспективу, что перемножает на ноль шансы увидеть газ по хотя бы близким к докризисным ценам. Особенно с учетом того, что запасы в европейских ПХГ уже ниже 30%. Американцы будут счастливы заработать – ради этого все и затевалось – но компенсировать выпадающие объемы топлива за счет поставок СПГ ни они, ни все вместе взятые альтернативные поставщики не в состоянии.

«Европа очень активно в зимний период использовала газ в хранилищах. Он был запасен по старым ценам, в том числе российский газ. Но сейчас они выходят из зимы с пустыми хранилищами. Ценник на рынке фантастически высокий. Что делать? По-прежнему скупать американский СПГ и закачивать его на следующую зиму и благодарить их? Они настолько обросли жиром за годы счастливой жизни, что готовы на такие эксперименты. Сомнительно», – отмечают эксперты.

Но на Германию давят и могут продавить, как продавили поставки оружия Украине, – накануне было объявлено о передаче через Нидерланды 400 противотанковых комплексов немецкого производства. В планах США – навязать Европе войну с Россией на взаимное истощение. Газета Die Zeit задается правильным вопросом: а кто лучше готов к такого рода противостоянию? И дело не только в доходах от продажи энергоносителей и валютных запасах в 643 миллиарда долларов, а в том, что Россия делает выводы из санкционных войн.

«После санкций ЕС Путин ввел в 2014 году продовольственное эмбарго против ЕС. С тех пор сельское хозяйство России процветает в условиях изоляции, и Россия в значительной степени самодостаточна во многих видах продовольствия. И хлеб выглядит особенно хорошо, потому что Россия является вторым по величине производителем пшеницы в мире после Индии. Россия – это крупнейший экспортер, на который приходится 20% мировой торговли пшеницей», – пишет Die Zeit.

В худшем для Европы варианте, с выпадением Украины из числа экспортеров, Россия будет контролировать до трети рынка пшеницы. Сколько будет стоить одна «Бротхен» в Германии или тарелка спагетти в Италии, если торговая война приобретет тотальный характер? Не пойдет ли речь буквально о том, кто готов просверлить больше дырок на ремне?

«Мы в начале фактически торговых военных действий, которые будут очень неожиданными для многих. Последствий никто не просчитал: как ответит Россия, вдруг Россия закроет транспорт через свою территорию, энергоносители будут жутко дорожать, а деньги, которые собрали, нужны на погашение проблем и потрясений из-за пандемии. Война торговая очень сильно ударит по российской экономике, но многие эксперты отмечают, что жизнь на Западе будет чувствительно хуже», – сказал политолог Александр Рар.

Вечером в субботу немецкие власти сообщили, что, в принципе, не возражают против отключения России от SWIFT, но как-нибудь секторально, чтобы не затронуть область расчетов за энергоносители. Но с санкциями часто бывает так, что коготок увяз – всей птичке пропасть.

В среду Европа проснулась в новом мире и новом времени. Никто не может сказать, что будет дальше, поэтому ни в коем случае не в качестве прогноза – просто зарубка на память: времена менялись неоднократно, всякое было, но одно оставалось неизменным, когда объединенная Европа собиралась разрушить Россию, в конечном счете это всякий раз приводило к обратному результату.

Портфель для ястреба. Как заработать на оборонном секторе США

Акции американского военно-промышленного комплекса (ВПК) остаются привлекательными для инвесторов благодаря агрессивной внешней политике США. Конфликт в Сирии продолжается, при этом назревает новое противостояние с Ираном, Вашингтон продолжает поддерживать Израиль, что вызывает недовольство Палестины и грозит новой войной.

Хорошо отражает военную активность США доходность биржевого фонда (ETF) на американский ВПК — S&P Aerospace & Defense ETF (XAR), рост которого в два с половиной раза опережает рост индекса S&P 500 за последние семь лет.

Это говорит о том, что война в Сирии обеспечила этот инструмент более мощным позитивным драйвером, чем выход американской экономики из кризиса и повышение объемов потребления. Среди многочисленных американских компаний ВПК стоит обратить на игроков с крупной капитализацией, у которых больше шансов получить крупный госзаказ от Министерства обороны. Среди них — корпорации Boeing (тикер — BA)Raytheon (RTN)Lockheed Martin (LMT) и General Dynamics (GD).

Реклама на Forbes

Титаны ВПК

Лидер этого списка Boeing зарабатывает на военных госзаказах около 12% от общего объема доходов, за год его акции подорожали на 86%. За 2017 год компания заработала $93 млрд, из которых 61%  ей принесли коммерческие самолеты, 12%, как уже было сказано, — военные заказы, 16% пришлось на сервисную выручку и оставшиеся 12% — на выполнение заказов космической отрасли.

Таким образом, порядка 24% денежного потока Boeing формируют стабильные заказы от государства, причем их маржинальность выше, чем у коммерческого сегмента. Среди продуктов компании есть такие известные марки военных самолетов, как F/A-18 Super Hornet, A-10 Wing Replacement, B-1B Lancer, Phantom Eye и AH-64 Apache. Очевидно, что военный сегмент не является основным для бизнеса компании, но он один из важнейших за счет своей стабильности.

А вот Lockheed Martin — это уже чисто военная компания: 82% выручки она получает, выполняя государственные или коммерческие заказы для оборонного сектора, а оставшиеся 18% приходятся на заказы космической отрасли, более 90% которых связаны с выпуском спутников военного назначения.

Таким образом, можно считать, что практически всю выручку Lockheed Martin генерирует за счет военного сектора. За 2017 год оборот Lockheed Martin составил $51 млрд, 70% заказов поступили от Министерства безопасности США и Пентагона.

Крупнейшая военная программа LMT связана с разработкой истребителя F-35, начавшейся еще в 1912 году. Если Lockheed Martin сократит расходы на самую востребованную модель самолета, то сможет получить самый крупный заказ в истории ВПК — на сумму $1,1 трлн в течение следующих 60 лет. Есть все основания полагать, что LMT станет одним из лидеров предстоящего десятилетия по объему госзаказов.

General Dynamics — это второй по размеру подрядчик Министерства безопасности. Выручка GD по итогам 2017 года составила $31 млрд, из которых 61% сформировали заказы от правительства США.

Доходы компаний делятся на четыре сегмента: Information Systems and Technology, Aerospace, Marine Systems и Combat Systems. Одно из самых перспективных для компании направлений — это IT-департамент, занимающийся системами навигации для ракет и информационной безопасностью. GD является крупнейшим поставщиком услуг и продуктов для  компьютерной безопасности.

На фоне скандала со взломом ресурсов Демократической партии Белый дом планирует увеличить расходы на защиту данных на 8% по сравнению с 2017 годом. По нашим оценкам, бюджет на технологии по безопасности составит порядка $50 млрд. Безусловно, это не единственное направление, на котором зарабатывает GD, однако ее продукция опережает по техническим характеристикам продукцию Lockheed Martin или Raytheon, обеспечивая значительное конкурентное преимущество.

Raytheon всегда находился в топ-листе подрядчиков Пентагона, имея репутацию лучшего производителя ракет и систем навигации. Оружие, которое делает Raytheon, в частности Patriot, Sidewinner и Tomahawk, применяется почти во всех военных конфликтах, где участвуют США. Компания сотрудничает не только с Пентагоном, но и с NASA, которое заказывает у нее радары и датчики слежения.

69% выручки Raytheon генерирует за счет заказов Минобороны США, 13% —за счет заказов иностранных государств, 18% получает от частных предприятий по всему миру. Выручка компании делится на четыре сегмента: Missile Systems с долей в обороте 29%, Space and Airborne Systems (24%), Intelligence and Information Systems (23%) и Integrated Defense Systems (21%). Бизнес RTN отличает высокая диверсификация выручки, поэтому, даже если начнется негативный тренд в одном-двух сегментах, способность компании создавать свободный денежный поток не пострадает.

В ближайшие годы на фоне текущих и вероятных конфликтов американский ВПК продолжит активно развиваться. Еще одним драйвером роста станет увеличение военного бюджета США, в том числе повышение расходов на военную технику на 12,5% по сравнению с 2017 годом, а на защиту страны— на 8%.

Главные бенефициары — Boeing (BA), Raytheon (RTN), Lockheed Martin (LMT) и General Dynamics (GD) — по-прежнему будут опережать индекс S&P 500. Если  возможности инвестировать в одну из этих компаний нет, есть смысл вложиться в упомянутый фонд S&P Aerospace & Defense ETF (XAR). По нашим оценкам, XAR  в этом году прибавит в цене около 20%, а акции крупнейших компаний — более 30%.

Власти откладывают ИТ-импортозамещение в банках, ТЭК и ВПК на три года

| Поделиться

Минцифры предложило продлить сроки перевода КИИ на отечественный софт и оборудование на три года — на 2024 и 2025 гг. соответственно. При этом провести аудит иностранного ПО и утвердить план перехода на отечественный софт субъекты КИИ обязаны до 1 июля 2021 г.

Подробности переноса сроков

Владельцы критической информационной инфраструктуры (КИИ) должны будут перейти на преимущественное использование российского софта не с 2021 г., как было установлено ранее указом Президента Владимира Путина, а с 2024 г. Дата обязательного перехода на российское оборудование также сдвигается с 2022 г. на 2025 г. Это следует из доработанного Минцифры проекта указа Президента, опубликованного на портале нормативно-правовых актов.

Субъекты КИИ, к которым относятся госорганы, ТЭК, транспортные, телекоммуникационные, финансовые компании, предприятия здравоохранения, оборонной промышленности и другие компании, повреждение сетей связи которых может иметь серьезные последствия, обязаны провести аудит иностранного ПО и до 1 июля 2021 г. утвердить план перехода на отечественный софт.

Напомним, что в мае 2020 г. Минцифры опубликовало проекты указа Президента и постановления Правительства России о переходе владельцев КИИ на преимущественное использование отечественного ПО с 2021 г., а российского оборудования — с 2022 г. В случае если будет утверждена текущая доработанная версия проекта указа, это даст временную передышку участникам рынка, которые выражали сильную озабоченность быстрым принудительным переходом на отечественный софт и оборудование.

В частности, в августе 2020 г. Ассоциация банков России попросила главу Правительства Михаила Мишустина отложить переход на четыре года. В июле 2020 г. президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин в письме главе Минцифры Максуту Шадаеву, опасался, что формулировки приказа приведут к необходимости не преимущественного, а всеобъемлющего перехода на отечественное оборудование и ПО. Указанное в проекте условие о модернизации, гарантийном и техобслуживании иностранного оборудования и софта российскими компаниями практически невозможно обеспечить.

Как говорится в проекте указа, технологическая независимость является необходимым условием обеспечения безопасности КИИ. «В целях обеспечения технологической независимости проектом указа предусматривается обязанность субъекта КИИ по приоритетному использованию российских аналогов иностранного ПО и (или) оборудования в случае, если они позволяют по своим техническим характеристикам в полной мере достичь определенных законодательством целей и задач субъекта КИИ», — отмечается в документе.

Проект указа Президента «О мерах экономического характера по обеспечению технологической независимости и безопасности объектов КИИ» подготовлен во исполнение поручения Президента ‎от 2 июля 2019 г. № Пр-1180.

Закон о безопасности КИИ

Закон о безопасности КИИ вступил в силу 1 января 2018 г. Он предусматривает подключение объектов КИИ к государственной системе обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак (ГосСОПКА). Также в законе оговаривается категорирование объектов КИИ и предъявление к ним, в зависимости от категории, соответствующих требований по обеспечению информационной безопасности.

Руслан Рахметов, Security Vision: Прорывные технологии рождаются при быстром принятии решений в сложных обстоятельствах

Безопасность

В конце 2019 г. Правительство ввело запрет на два года на государственные закупки иностранных систем хранения данных для использования на объектах КИИ.

В феврале 2020 г. ФСТЭК подготовила проект поправок к закону «О безопасности КИИ», позволяющих полностью отказаться от использования в этой сфере иностранных программно-аппаратных комплексов.

В сентябре 2020 г. CNews писал, что власти предложили отнести госкомпании и госкорпорации к объектам КИИ наравне с госорганами и банками с 1 января 2021 г.

Кроме того, 30 октября 2020 г. стало известно, что «Почта России» должна до 30 декабря 2020 г. провести тендер на закупку серверов, СХД и аппаратно-программных комплексов. При этом 70% их стоимости должно приходиться на отечественную электронику из реестра Минпромторга. Также, по словам высокопоставленного чиновника Минфина, до конца 2020 г. директивы срочно сменить подрядчиков может получить еще 51 госкомпания.

Ирина Пешкова



Мнение | Пришло время разбить военно-промышленный комплекс

Напрашивается вопрос: тратим ли мы эти деньги, потому что нам это нужно, хотя наш военный бюджет уже выше, чем у следующих 11 крупнейших стран вместе взятых? Или есть другие стимулы в игре?

Связи между правительством и частным сектором — которые президент Дуайт Д. Эйзенхауэр назвал «военно-промышленным комплексом» — составляют основу нашей национальной обороны. После терактов 11 сентября от одной трети до половины из почти 14 триллионов долларов, потраченных Пентагоном, достались коммерческим оборонным подрядчикам.Десятки членов Конгресса и их супруги владеют акциями этих компаний на миллионы долларов.

История продолжается под рекламой

И чиновники Пентагона регулярно покидают свои правительственные посты, чтобы работать в корпоративных советах или лоббировать интересы — как вы уже догадались — оборонных подрядчиков. В недавнем отчете Счетной палаты правительства говорится, что в период с 2014 по 2019 год 1718 бывших высокопоставленных чиновников министерства обороны и закупщиков перешли на работу во многие из крупнейших оборонных подрядчиков страны.Генералы нажили состояния, присоединившись к советам директоров корпораций, чтобы заложить свой опыт руководства конфликтом, который длился 20 лет, стоил налогоплательщикам триллионы и унес жизни 176 000 человек — только для того, чтобы потерпеть неудачу в своей основной цели. Как пишет обозреватель Эрик Альтерман, на вопрос, кто выиграл войну с терроризмом, есть четкий ответ: «бывшие генералы, адмиралы и другие оборонные подрядчики, заработавшие на этом миллионы».

В результате решения о том, вступать ли в военные конфликты, принимаются людьми, кровно заинтересованными в продолжении этих конфликтов.Средства массовой информации регулярно приглашают бывших военных и государственных служащих прокомментировать оборонную политику США, не раскрывая при этом их финансовых интересов в этой политике. Всего за 10 августовских дней отставной генерал армии Джек Кин 16 раз появлялся на Fox News; генерал армии в отставке Барри МакКэффри 13 раз появлялся на MSNBC; и генерал армии в отставке Дэвид Х. Петреус шесть раз появлялся на MSNBC, CNN и Fox News. Кин возглавляет компанию по производству военной техники, МакКэффри давно не разглашает информацию о конфликте интересов, а Петреус входит в советы директоров двух фирм, имеющих интересы в оборонном секторе.

Огромная широта влияния военно-промышленного комплекса — до такой степени, что его можно было бы более точно назвать комплексом военно-промышленный-конгресс-медиа — может сделать демонтаж системы безнадежным. Но история предлагает решение.

История продолжается ниже объявления

Почти 80 лет назад, тогда-сен. Гарри С. Трумэн возглавлял Специальный комитет по расследованию программы национальной обороны, комиссию по устранению расточительства и предотвращению наживы на войне.Всего за семь лет это сэкономило стране от 113 до 170 миллиардов долларов в сегодняшних долларах. Нам нужно что-то подобное — и даже более смелое — сегодня: независимая комиссия, чтобы разрушить коварные симбиотические отношения между Пентагоном и частным сектором.

Но комиссия — это только первый шаг. В 2019 году сенатор Элизабет Уоррен (штат Массачусетс) предложила план, согласно которому чиновникам министерства обороны будет запрещено владеть акциями оборонных подрядчиков, и им придется ждать не менее четырех лет после ухода из правительства, чтобы присоединиться к этим фирмам. Ее план также потребует, чтобы подрядчики конкретно раскрывали информацию о своей лоббистской деятельности и не позволяли подрядчикам, устраивающимся на государственные должности, работать над проектами, которые могут повлиять на их бывших работодателей.

Что касается разрешения конфликтов интересов в Конгрессе, то существует редкий потенциал для межпартийности: в марте более дюжины законодателей с обеих сторон внесли законопроект, запрещающий членам Конгресса и высокопоставленным сотрудникам покупать или продавать акции, находясь у власти.

Продолжение истории ниже объявления

Эти предложения закрепляют то, что должно быть здравым смыслом: люди, влияющие на решения о том, будет ли наша страна участвовать в зарубежных конфликтах, не должны иметь явных личных финансовых стимулов для этого. Если бы эти предложения хоть немного обуздали неконтролируемые военные расходы, они высвободили бы средства для решения других, но не менее насущных проблем. Только с предложенными 24 миллиардами долларов из новых фондов Пентагона федеральное правительство могло бы поддержать почти 14 миллионов американцев, задолжавших по аренде, или помочь сельским и городским общинам восстановиться после урагана Ида, или профинансировать почти 8 миллиардов доз вакцины против COVID-19.

Но мы не должны ограничиваться лишь блокированием дальнейшего увеличения военных расходов; мы должны перенаправить значительную часть расходов Пентагона на меры, которые действительно сделают нас более безопасными — решение проблемы изменения климата, предотвращение будущих пандемий и уменьшение расовой и экономической несправедливости. Например, член палаты представителей Марк Покан (штат Висконсин) предложил поправку, которая сократит общий бюджет Пентагона на 10 процентов, за исключением каких-либо сокращений военного персонала или программы оборонного здравоохранения.

Когда Эйзенхауэр впервые предупредил мир о влиянии военно-промышленного комплекса, он предупредил о «возможности катастрофического подъема неуместной силы». Последние два десятилетия войны подпитывали этот катастрофический подъем. По мере того, как мы сворачиваем внешние конфликты, наша страна стоит перед выбором. Мы можем удвоить цикл военных прибылей — или мы можем отрезать его и отдать приоритет нашим гражданам, нашей экономике и нашей честности на мировой арене.

Черные деньги за войной: как военно-промышленный комплекс США процветал после терактов на Ближнем Востоке

Крупнейший спекулянт на войне — США.Графика: Deng Zijun/GT


Вывод американских войск из раздираемого войной Афганистана многие считают политическим провалом. Однако аналитики отмечают, что 20-летняя война означает скорее «необычайный успех» американского военно-промышленного комплекса (AMIC), состоящего из частных торговцев оружием, лоббистов и чиновников Пентагона, которые увековечивали войну и получали огромные прибыли от терактов.

Американский независимый аналитический центр Security Policy Reform Institute (SPRI) недавно опубликовал список главных бенефициаров войны в Афганистане, в который входят известные американские военные подрядчики, такие как Lockheed Martin, Raytheon, General Dynamics, Boeing и Northrop Grumman.

Эксперты отмечают, что от Ирака до Сирии и Афганистана военно-промышленный комплекс США, подпитываемый огромной экономической приманкой, создал себе цель врага: террористов.

Это напоминает предупреждение бывшего президента США Дуайта Эйзенхауэра в начале 1961 года о том, что «огромное военное ведомство и крупная военная промышленность» стали скрытой рукой в ​​политике США.

Аналитики говорят, что суть системы AMIC заключается в том, чтобы полагаться на ось влияния частных дилеров, лоббистов и чиновников обороны, которые создали самоподдерживающуюся и перерабатывающую промышленность, управляемую атаками.

«AMIC глубоко повлиял на американскую политику. Его основная политическая ориентация и движущая сила — побудить США неоднократно участвовать в войнах за границей, чтобы получить от них прибыль и начать следующий раунд атак», — Ли Хайдун, профессор Института Международные отношения Китайского университета иностранных дел, сообщили Global Times в среду. «Ведение кровопролитных войн — мотивация выживания военно-промышленного комплекса США, которая также обречена вести к еще большей нестабильности и хаосу в мире.

Огромный бонус от войн на Ближнем Востоке

Войны США в Афганистане, Ираке и Сирии обошлись американским налогоплательщикам в 6,4 триллиона долларов с момента их начала в 2001 году, согласно отчету Института международных и общественных отношений Уотсона в Брауне. University опубликовано в ноябре 2019 г. 

Налогоплательщики в США подвергались финансовой эксплуатации из-за огромных военных расходов правительства. С 2001 по 2021 год годовой оборонный бюджет США продолжал стремительно расти. Согласно последнему исследованию проекта Cost of War Университета Брауна , война в Афганистане обошлась в 2 доллара.3 трлн. Это расходы в размере 300 миллионов долларов в день в течение 20 лет.

Бесчисленные доллары были превращены в оружие, такое как Black Hawk, Scan Eagles, Humvees и карабины, чтобы убивать людей в ближневосточном регионе.

Менее чем за два десятилетия цена акций пяти крупнейших оборонных подрядчиков, упомянутых ранее, выросла от 3 до 12 раз. По данным американского онлайн-издания Intercept, во время войны в Афганистане акции оборонных компаний в целом превзошли фондовый рынок на 58 процентов.Война получается только для того, чтобы эти «законные убийцы» строили свою кровавую империю на столбах из афганских скелетов.

По сообщениям СМИ, США имеют половину из 10 крупнейших мировых оборонных подрядчиков и 43 из 100 крупнейших оборонных компаний.

Lockheed Martin, крупнейший в мире оборонный подрядчик, в 2018 году получил около 70 процентов своих чистых продаж в размере 53,8 миллиарда долларов от правительства США, что больше, чем весь бюджет Налоговой службы и Агентства по охране окружающей среды вместе взятые.

Четвертый по величине военный подрядчик, Raytheon, поставщик ракет и высокоточного оружия большой дальности, считается одним из пяти американских производителей оружия, доминирующих в основных мировых сделках с оружием, с глобальными клиентами в более чем 80 странах. США и многие их союзники полагаются на радары и перехватчики баллистических ракет компании в рамках своей оборонной стратегии, сообщает USA Today.

«Немалая часть такой колоссальной прибыли торговцев оружием использовалась в качестве расходов на лоббирование или политические взносы и становилась карманными деньгами для конгрессменов.Это может объяснить, почему пересмотр и утверждение оборонного бюджета прошли так гладко, о чем даже не мечтали сторонники законов о медицинском обслуживании или контроле над оружием», — сказал Global Times комментатор по международным делам Синь Пин. Симбиотические отношения

Еще в 2011 году основатель Wikileaks Джулиан Ассанж однажды заявил, что целью антитеррористической атаки США в Афганистане было «вести бесконечную войну, а не успешную войну […] для вымывания денег из налоговой базы». Соединенных Штатов […] в руки транснациональной элиты безопасности». Американские налогоплательщики были потрачены на войну, и лишь малая часть денег пошла на восстановление страны», — сообщалось в нем. Экономика США из-за сильной зависимости от сложной экосистемы AMIC.

СМИ сообщили, что в Вашингтоне есть тысячи лоббистов, которые продвигают в Конгрессе постоянно растущий, но ненужный военный и оборонный бюджет, в основном из личных интересов.

Бывший секретарь Министерства внутренней безопасности США Майкл Чертофф, например, однажды предложил масштабную закупку дорогих, но широко раскритикованных сканеров всего тела, используемых в аэропортах для сдерживания террористической угрозы. Но мало кто знает, что производитель машины на самом деле является клиентом консалтингового агентства Чертоффа по вопросам безопасности, сообщают СМИ.

В США распространена тенденция, когда некоторые конгрессмены склонны занимать посты в этих крупных дельцах и развивать старые уловки со своими коллегами из Хилла, предположил Синь.

«Что касается Пентагона, то он получил оружие, необходимое для движения колесницы, скандируя «защищать права человека или защищать демократию». Они стремились защитить универсальную ценность, но на самом деле они защищали бесконечный денежный поток от постоянных войн», — сказал Синь.

В недавнем сообщении Washington Post был опубликован список генералов США, возглавлявших миссию в Афганистане и добившихся успехов в учреждениях после службы. В отчете говорится, что они накопили влияние в бизнесе, в университетах и ​​в аналитических центрах, в некоторых случаях продавая свой опыт в конфликте, в результате которого погибло около 176 000 человек, который стоил США более 2 триллионов долларов и завершился восстановлением правления талибов.

«Восемь генералов, которые командовали американскими войсками в Афганистане в период с 2008 по 2018 год, вошли в более чем 20 корпоративных советов, согласно обзору раскрытий информации компании и другим публикациям», — сообщает Washington Post.

Разгневанный рядовой американец, возможно, никогда не узнает, что военно-промышленный комплекс легко получал одобрение бюджета снова и снова от Конгресса, несмотря на то, что опросы основного общественного мнения показывают сильную оппозицию войнам в Ираке, Сирии и Афганистане, говорят эксперты.

«Это то, что Эйзенхауэр назвал «неуместной силой» военно-промышленного комплекса, силой, которая делает публичное сопротивление и даже тысячи погибших солдат нематериальными. Война может быть адом для одних, но для других это рай на войне. «зависимая экономика», — сказал Джонатан Терли, профессор права общественных интересов в Университете Джорджа Вашингтона, в своей статье для «Аль-Джазиры».

AMIC, с его накопленным богатством и обширным влиянием, постепенно стал важной частью американской политики. Даже избранные политики редко осмеливаются бросить вызов или ослабить его власть, сказал Ли Global Times. Ли отметил, что AMIC активно участвует в производственных цепочках, от которых зависят многие люди и которые даже являются важной опорой экономики во многих регионах.

«В долгосрочной перспективе он представляет большую угрозу для американской дипломатии и внешней оборонной стратегии, но глубоко укоренившиеся недостатки его собственной политической системы не могут устранить этого фундаментального противоречия», — сказал Ли.

В целом внешняя и оборонная политика США не разрабатывалась на основе рационального мозгового штурма и долгосрочного стратегического видения. Скорее, она порождена ожесточенным столкновением различных групп интересов. По словам Ли, это далеко не разумно и сбалансировано.

Военно-промышленный комплекс США рассматривает войну как кратчайший путь к прибыли

На протяжении многих лет военные расходы США постоянно бьют рекорды, в то время как бюджетный дефицит страны усугубляется, за чем стоит сильное влияние военно-промышленного комплекса страны.

На протяжении всей истории США их военно-промышленный комплекс, влиятельная группа интересов, неоднократно манипулировал политическим процессом принятия решений в стране и рассматривал войны как кратчайший путь к прибыли, побуждая правительство США вызывать в мире одну катастрофу за другой.

Война — это большой бизнес для США, как резко выразился Питер Кузник, профессор истории Американского университета в США.

Чтобы создать неэластичный спрос на торговлю оружием, США.Военно-промышленный комплекс США стремился подтолкнуть внешнюю политику США к войнам и конфликтам.

«США, движимые политико-корпоративной жадностью, на два десятилетия лишили Афганистан стабильности и спокойствия», — говорится в статье, опубликованной на сайте «Pakistan Observer».

В афганской войне, где потери считаются жизнями, единственным победителем является военно-промышленный комплекс США, отмечается в статье.

«Таким образом, решения о начале и продолжении войн принимаются людьми, заинтересованными в продлении войны как можно дольше», — говорится в статье.

По данным Института реформ политики безопасности, независимой танк в США

Тот факт, что ведущие американские оружейные компании получили огромные прибыли от войны в Афганистане, отражает вековое особое существование военно-промышленного комплекса США.С.

Во время Второй мировой войны была выкована структурная связь между гигантской военной машиной США и экономической системой страны и сформировалась огромная группа интересов, состоящая из американских военных, военно-промышленных предприятий, политиков и научно-исследовательских учреждений.

«Это сочетание огромного военного ведомства и крупной военной промышленности является новым для американского опыта. Тотальное влияние — экономическое, политическое и даже духовное — ощущается в каждом городе, в каждом доме штата, в каждом офисе федерального правительства», — предупреждал бывший У.Президент США Дуайт Дэвид Эйзенхауэр в своей прощальной речи в 1961 году.

«В советах правительства мы должны остерегаться приобретения необоснованного влияния, стремящегося или не запрашиваемого военно-промышленным комплексом», — добавил Эйзенхауэр.

Однако в последующие десятилетия влияние ВПК не было обуздано, а глубоко проникло в процесс принятия решений США

Компания General Dynamics хорошо начала этот год; хотя мир становится все более и более опасным для человечества, компания увидела хороший признак стабильного спроса, заявила в апреле Феба Новакович, председатель General Dynamics.Ее замечания показали, что военно-промышленный комплекс США на самом деле состоит из кучки стервятников.

Ни для кого не секрет, что компании военной промышленности США тратят большие суммы денег на лоббирование американских политиков, жертвуя деньги на их избирательные кампании и финансируя так называемых политических экспертов, чтобы гарантировать, что политика будет в их пользу.

Представители компаний военной промышленности также часто пользовались «вращающейся дверью», чтобы занимать должности в ключевых подразделениях, принимающих решения.

Согласно статистике, сегодня на политической арене США действуют более 4000 лоббистов военно-промышленного комплекса.

Военно-промышленный комплекс может не только следить за тем, чтобы смена правительства не затронула его собственные интересы, но и часто может препятствовать принятию правительством решений, которые могут уменьшить его кусок пирога, даже если эти решения согласуются с общественным мнением. интерес.

Правительство США безудержно предоставляло ресурсы торговцам оружием, жертвуя инвестициями в свои общественные блага и увеличивая риски войн, что не принесло пользы себе и другим, прокомментировала Эрика Фейн, старший вашингтонский директор американской антивоенной коалиции Win Without Война.

Чтобы обеспечить высокий спрос на торговлю оружием, военно-промышленный комплекс США постоянно подстрекал правительство к созданию мнимых врагов, никогда не колеблясь внушать людям страх и создавать проблемы.

США ищут врагов по всему миру под прикрытием обеспечения национальной безопасности и продвижения демократии и свободы, одним из драйверов которых являются интересы военно-промышленного комплекса, отмечают американские наблюдатели.

Если бы не русские, У.США придумали бы других соперников, чтобы заменить их в качестве оправдания своей военной агрессии, сказал Джордж Кеннан, сформулировавший политику сдерживания США в отношении Советского Союза, в своей речи в последние годы своей жизни.

После окончания холодной войны США последовательно начали Косовскую войну, войну в Афганистане, войну в Ираке и многие другие войны, на которых американские торговцы оружием нажили большое состояние.

В течение долгого времени военно-промышленный комплекс США неоднократно рассматривал войны как подходящий вариант для США. внешнюю политику С. в стремлении преследовать собственную выгоду, что причиняло бесконечную боль людям в других странах и приводило к беспорядкам и волнениям в мире.

Такие последствия заставляют людей во всем мире невольно задаваться вопросом: что сделали США, чтобы взять на себя международные обязательства, о которых они постоянно говорят? Как он защитил права человека, о которых всегда говорит? Где так называемая демократия, которой она не переставала хвастаться?

Кто выигрывает войну? Это всегда ВПК

Войны никогда не идут на пользу нациям, так как в них нет явных победителей и проигравших.Обе стороны страдают от экономических потерь, увеличения оборонных бюджетов, милитаризации общества и государства, нестабильности военно-гражданских отношений и отката к демократическим проектам. Это относится и к продолжающейся российско-украинской войне! Россия может стать победившей стороной и опасной военной силой по соседству. Однако, как и в прошлом, военно-промышленный комплекс (ВПК) в разных странах, включая Россию и Украину, будет пожинать огромные коммерческие выгоды как во время, так и в разрухе после войны и выйти из нее решительным победителем.

Война между Россией и Украиной происходит в то время, когда глобальные продажи оружия вялы из-за проблем, связанных со спросом. Страны со средним уровнем дохода были обеспокоены сокращением расходов, сокращением рабочих мест и последствиями, связанными с Covid, во многих странах. Ранним признаком «хороших дней» для этих стран со средним уровнем дохода в до сих пор жалком сценарии войны является «поток объявлений» о военной помощи Украине со стороны США и дружественных им стран. Большая часть этой военной помощи будет использована для финансирования закупки оружия у национальных ВПК в этих странах.Когда война прекратится, эти ВПК снова окажутся в авангарде восстановления военного потенциала Украины, получая выгодные военные контракты. Они также могут играть на психозе страха других европейских стран и расширять свой бизнес. Германия, например, только что объявила об увеличении своего оборонного бюджета более чем на два процента наряду с масштабной программой перевооружения. Вскоре этому примеру могут последовать и другие страны НАТО. Это означает расширение бизнеса для ССД в этих и других странах.

Удивительно, но внутренние ВПК в России и Украине в последнее время также снизились, что заставляет их искать возможности для возрождения. Внутренний ВПК России был опорой ее статуса великой державы, заняв девять позиций в списке 100 крупнейших компаний-производителей вооружений SIPRI. Однако в последнее время экспорт вооружений из России сократился. Согласно данным SIPRI, если в 2011–2015 годах на Россию приходилось 26% мирового экспорта вооружений, то в 2016–2020 годах этот показатель снизился до 20%.Деловое пространство захватили США и Франция. Продолжающаяся война отвлечет больше бюджетных ресурсов на российский оборонный сектор, создаст внутренний спрос и возродит благосостояние отечественного ВПК, даже если это потребует огромных затрат на разработку. Кроме того, международный рынок вооружений будет внимательно следить за характеристиками российского высокотехнологичного оружия, которое может повысить благосостояние российского ВПК и восстановить его авторитет как военной державы.

Точно так же Украина была ведущим экспортером оружия в период с 2011 по 2015 год, на ее долю приходилось 2.6% мирового экспорта вооружений. Однако в период 2016–2020 годов этот показатель резко снизился до 0,9 процента. Была ли борьба между российским ВПК и его украинским коллегой? Похоже, что это так, поскольку России не нравится соперничество между братьями и сестрами в экспорте вооружений и независимый подъем крупных оружейных компаний (таких как Укроборонпром ) в Украине. Это объясняет, почему Россия систематически уничтожала ключевые военные объекты Украины, помимо преднамеренного уничтожения крупнейшего в мире стратегического грузового самолета Ан-225 «Мрия».Украина, безусловно, будет стремиться к быстрому восстановлению, несмотря на огромные потери инфраструктуры в продолжающейся войне. В долгосрочной перспективе он также рассчитывает диверсифицировать свой экспорт вооружений, поскольку его традиционные покупатели, такие как Китай, могут не остаться предпочтительными пунктами назначения после войны и изменившихся политических уравнений.

Критики могут по-прежнему недооценивать то, что MIC является общим причинным фактором в войнах и подобных войнам ситуациях. Они, однако, забывают, что MICs, по всему спектру, имеют экзистенциальную связь с войнами.Все войны в недавнем прошлом увековечивались СПК за счет продажи оружия любой из сторон, что укрепляло военную уверенность более слабой стороны. Интересно, что многие ВПК, с небольшой помощью своих неомеркантилистских национальных правительств, продали оружие обеим сторонам конфликта! Они сыграли сомнительную роль в разжигании войн между нациями и гражданских войн внутри наций в значительной части Азии, Африки и Латинской Америки. В совокупности они подпитывают политическую экономию оборонной модернизации на глобальном уровне. Это лучше всего видно из того факта, что продажи общевойсковых вооружений крупнейших мировых компаний-производителей вооружений (топ-100 SIPRI) превысили 531 миллиард долларов в 2020 году. Многие ВПК имеют большую продажную стоимость, чем любой национальный оборонный бюджет, за исключением США и Китая.

MIC продают мечты о «войне будущего» разным странам, обещая преимущество поколений в технологиях и производительности. «Революция в военном деле (RMA) — еще одно модное словечко, которое нам преподнесли, в основном по настоянию этих ВПК.Если война — это все о технологическом лидерстве, ВПК хотели бы, чтобы мы поверили, что такое «лидерство» в лучшем случае дает нам эфемерные удовольствия, и нам нужно увековечить поиск крупных военных инноваций (ВМИ) и оружия с помощью этих ВПК. Таким образом, стремление к новому оружию загоняет страны в «технологическую ловушку» со средним уровнем дохода. «Государство всеобщего благоденствия» трансформируется в «государство войны», движимое тем, что социолог Ч. Райт Миллс назвал «военной метафизикой» или «экономикой перманентной войны». Читателям, испытывающим муки сомнений, рекомендуется прочитать поучительный рассказ Эндрю Файнштейна ( The Shadow World: Inside the Global Arms Trade , 2011).В книге описывается закулисная история мировой торговли оружием, подробно раскрывая смертоносный сговор, который у MIC есть с другими заинтересованными сторонами.

Несмотря на разрекламированные постулаты различных академиков, такие как «упадок насилия», ВПК и военный бизнес никуда не денутся! Каждая война доказывала, что только ВПК возвращались с военными трофеями за счет увеличения мощи, прибыли и глобального охвата. И все же, простое определение MIC как «виновника проблемы» не разрешит человеческую дилемму перед войной и связанными с ней проблемами.Война между Россией и Украиной — это еще одна глава в печальной истории. Нам скорее нужны «осведомленные опасения» и «осведомленность» об этих пророках войны, маскирующихся под «защитников мира».

FacebookTwitterLinkedinЭлектронная почта
Правовая оговорка

Мнения, выраженные выше, принадлежат автору.

КОНЕЦ СТАТЬИ

Слева направо копейка падает, так как дни военного превосходства США сочтены Факты,

Фарид Закария из CNN опроверг идею о том, что Пентагон требует еще больших военных расходов из-за китайской угрозы, своей собственной эффективности в качестве военной машины в таких местах, как Афганистан, или из-за соотношения цены и качества.Он показал, что одержимость Пентагона своим «военным превосходством» над конкурентами совершенно преувеличена.

Закария за четыре минуты разрушил и уничтожил мантру американских военных об угрожающем мире, который требует от Пентагона еще больших расходов на обеспечение «безопасности». Он сравнил проецирование мощи Китая через инициативу «Один пояс, один путь» на триллион долларов с американской программой создания истребителей F-35 стоимостью около 2 триллионов долларов. Это основано на требовании военных начальников, чтобы его военная машина оставалась в несколько раз сильнее и крупнее, чем следующие восемь мировых держав вместе взятых, даже несмотря на то, что большинство из них являются союзниками США.

Военное определение реальности царит, но как долго?

Существует «военное определение реальности», которое остается фундаментальным для американской внешней политики и мышления истеблишмента национальной безопасности. Подобно тому, как человек, вооруженный молотком, ходит в поисках гвоздей, милитаристский истеблишмент Соединенных Штатов рассматривает большинство проблем с точки зрения насилия и воинственности. Сила — это его первый инстинкт, а не последнее средство. Напугать «американский народ до чертиков» — это способ сохранить его таким, но все больше и больше людей просто не покупаются.

Все это, конечно, знают критики и скептики, так в чем же дело? Ну, это большое дело, когда критика исходит из залов американской власти, от одного из столпов внешнеполитического истеблишмента. Резюме Закарии является блестящим образцом органичной интеллектуальной элиты внешнеполитического истеблишмента США и их менталитета. Его место на CNN , где он охватывает около 200 миллионов домов по всему миру, дополняется его колонкой в ​​ Washington Post , его карьерой в Newsweek и журналом Time .Родившийся в Индии, он прошел обучение в Йельском университете, Гарварде и Совете по международным отношениям. Вы помните, что именно Генри Люс, владелец Time , объявил о начале «американского века» еще в 1941 году. Именно CFR проделал большую работу, чтобы это произошло.

Читайте также: Урок для Индии в экономическом гамбите Джо Байдена

Что ж, нам уже 80 лет, и «золотой век» Pax Americana, похоже, давно прошел. Спровоцированное Трампом и запланированное восстание 6 января 2021 года стало ключевым моментом, когда очарование обещаний Америки нанесло сокрушительный удар и потрясло мир.Он все еще стоит, но он глубоко ранен, и раны не затянутся слишком быстро, поскольку причины проблемы остаются могущественными и широко распространенными в Республиканской партии страны, а также в двухпартийном консенсусе относительно военной мощи как ее основного вклада в мир. политика.

Итак, когда Закария говорит — часто со страниц Foreign Affairs , домашнего органа внешнеполитической элиты США, издаваемого CFR, где он когда-то был главным редактором, — это важная часть выступления этой элиты.Он не одинок в беспокойстве о том, куда на самом деле движется американская мощь и какая власть работает лучше всего, когда мы вступаем в то, что Закария давно назвал «постамериканским миром».

Ведущий CNN Фарид Закария. Фото: Всемирный экономический форум/Flickr, CC BY 2.0

Ось эволюции – союз Коха-Сороса, а не революция

Но что-то изменилось под поверхностью политики США в течение некоторого времени. Помните, что оба кандидата в президенты в 2020 году баллотировались, обещая положить конец «бесконечным войнам» Америки.Справа, слева и в центре политики США растет оппозиция чистой цене крови и сокровищ американского военного комплекса.

Призывы к «сдержанности» против «либеральной гордыни» и «либеральной гегемонии» исходят от либеральных ученых, которые обычно с энтузиазмом относятся к продвижению «демократии» в США и т. д., таких как Тони Смит из Университета Тафтса, не говоря уже о реалистах, таких как Стивен Уолт из Гарварда и Джон из Чикаго. Миршеймер. Уолт и Миршаймер, как известно, назвали войну в Ираке 2003 года «ненужной», поскольку Саддам Хусейн оказался «сдерживаемым» разрушительными санкциями и запретными для полетов зонами. В конечном итоге это призывы к большей сдержанности как в военной, так и в так называемой «мягкой силе» мира, который не хочет и не нуждается в необузданном американском вмешательстве.

А появление союза денег Коха и Сороса для финансирования нового аналитического центра — Института ответственного государственного управления Куинси — усиливает доводы в пользу того, что в стране военного мышления что-то происходит. За последнее десятилетие Фонд Чарльза Коха инвестировал около 25 миллионов долларов США (19 миллионов фунтов стерлингов) в ключевые университетские программы в таких учреждениях, как Гарвард, Массачусетский технологический институт и Тафтс, для продвижения «стратегической сдержанности» и прекращения превосходства США, одержимости сохранением Мировое господство США.Я писал о том, как эти программы обучают новое поколение выпускников, приверженных реализму, готовых к назначению будущими администрациями.

Это может быть не революция, которая закрывает 800 американских военных баз по всему миру, добивается выхода из НАТО или из Индо-Тихоокеанского региона, Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока. Но даже относительно незначительное смещение приоритетов и расходов может сигнализировать об изменении менталитета, который перестанет быть «величайшим в мире поставщиком военного насилия», как Мартин Лютер Кинг назвал Соединенные Штаты в 1967 году.

Читайте также: Президент Байден сталкивается с многочисленными кризисами и нуждается в радикальной повестке дня, несмотря на оппозицию корпораций

Когда правые и либеральные миллиардеры, известные тем, что поддерживают многих лошадей в своих заявках на политические, интеллектуальные и идеологические сдвиги власти, поддерживают одни и те же тела, это может указывать на важную перезагрузку, которая, вероятно, отразится на всей системе, появление нового консенсуса в зачаточной форме.

Новая книга Вертхейма-Куинси

Стивен Вертхейм
Завтра, мир – рождение Ю.S. Глобальное превосходство
Издательство Гарвардского университета (2020)

Представляет значительный интерес тот факт, что руководитель Института Куинси только что опубликовал книгу о самом моменте создания милитаристского менталитета среди внешнеполитической элиты США. Это был момент созидания и разрушения, или, точнее, момент переопределения. Это произошло с крахом Франции, подвергшейся нападению безжалостного насилия Гитлера в мае и июне 1940 года. Военный образ мышления Америки родился в момент нацистского ужаса, а все остальное сделали невероятные навыки пиара.

Вертхейм утверждает, что хорошо вооруженная нацистская Европа, агрессивная и враждебная и стремящаяся к мировому господству, предоставила возможность «американской внешнеполитической элите» (чьи границы, происхождение и состав он никогда подробно не уточняет — но см. ДеГраафу за прекрасное исследование и анализ), которые переопределили американский интернационализм как вооруженное превосходство, создали американский «изоляционизм» как своего врага и продвигали имперскую карьеру Америки под прикрытием «порядка, основанного на правилах».

Вертхейм, чья книга основана на его докторской диссертации в Колумбийском университете, подготовил интересное исследование внешнеполитической элиты США, породившее военное мышление и последовавший за ним военно-промышленный комплекс, против чего предостерегал президент Эйзенхауэр, покидая свой пост в 1961 г. — руководил его строительством 8 лет. Эйзенхауэр был воплощением военно-промышленно-интеллектуального комплекса: верховный главнокомандующий вооруженными силами в Европе во время Второй мировой войны, президент Колумбийского университета и 34-й президент США (1953-61).

Исследование Вертхейма основано на работе элитного Совета по международным отношениям во время Второй мировой войны, которая уже довольно широко изучалась в «ревизионистской» литературе, в том числе (для полного раскрытия) этим рецензентом. Работа над CFR и ему подобным хорошо известна среди ученых, но не так хорошо известна среди широкой публики даже в Соединенных Штатах, не говоря уже о мире. Это так, даже когда Foreign Affairs читается элитой по всему миру.

Планирование американской версии lebensraum

То, что работа CFR совместно с Государственным департаментом США во время Второй мировой войны буквально изменила Америку, ее самооценку и роль в мире, а в результате и сам мир, подтверждается существующими исследованиями, хотя и хорошо скрытыми. на виду.Классическое исследование Шоупа и Минтера остается обязательным к прочтению для всех, кто хочет узнать историю во всех ее потрясающих деталях. Roots of War Ричарда Барнетта также блестяще рассказывает эту историю. Его подзаголовок раскрывает его цель и достижение: люди и институты, стоящие за внешней политикой США.

Читайте также: Может ли президентство Байдена изменить правила игры во внешней политике США?

Для некоторых читателей самый ошеломляющий момент осознания наступает при чтении рабочего документа CFR от октября 1940 года, который позже привел к определению экономической и коммерческой глобальной «Большой зоны» — необходимого глобального экономического и финансового «жизненного пространства» Америки в свете материковой части Европы, контролируемой нацистами.Эта большая территория, рассчитанная экономистами CFR, охватывала западное полушарие, Великобританию и ее империю, большую часть Африки, всю Азию, включая Австралию и Новую Зеландию, но не включала Советский Союз. Военная оборона Соединенных Штатов, согласно этой точке зрения, началась в Африке, Азии и Латинской Америке, и для этого потребовалась бы сеть глобальных военных, военно-морских и воздушных баз, которые в процессе заменили бы британские и другие европейские колониальные державы и заменили их.

Вертхейм цитирует планировщиков CFR относительно военной стратегии, которой требовал такой глобальный контроль: «Соединенные Штаты должны использовать свою военную мощь, чтобы защитить максимально возможную территорию негерманского мира от контроля со стороны Германии, чтобы сохранить для своей сферы интересов превосходство экономической мощи над германской сферой» (с.69).

Взаимосвязь экономических целей и вооруженного превосходства вряд ли может быть лучше сформулирована, давно признанная существующей наукой. Не могло быть и прагматического приспособления к нацизму, которое допускал такой план. «Американский век» родился в жалкой секретности, финансировался Фондом Рокфеллера и под прикрытием интернационализма. Хозяева вселенной открыли несколько идеалов, кроме глобального господства.

Президент Вудро Вильсон в Париже, январь 1919 года. Фото: США, армия, Корпус связи, фотограф/Библиотека Конгресса

Однако, рассказывая свою убедительную и информативную историю, Вертхайм несколько преувеличивает идеализм исторического американского интернационализма, в том числе представленного президентом Вудро Вильсоном.Такой пересказ упускает из виду довольно устоявшуюся позицию среди студентов, изучающих международные отношения, что «момент Вильсона» был пропитан расовым и колониальным мышлением и установками, в том числе внутри Лиги Наций. Лига, возглавляемая самопровозглашенными либеральными идеалистами, как известно, отказала Японии в просьбе о пункте о «расовом равенстве». А провозглашенный Вильсоном принцип самоопределения наций — во многом под давлением ленинского призыва в поддержку уставших от войны европейских рабочих и колониальных народов — применялся только к белым меньшинствам Европы.

Главный вклад книги Вертхейма состоит в двух аспектах: с научной точки зрения, она пролила свет на зарождение «вооруженного превосходства» и на то, как сердце американского интернационализма было выдолблено и наполнено военным насилием в своей основе, а не тем идеализмом, который обычно ассоциируется с с Организацией Объединенных Наций. Тем не менее, исторические факты об этом процессе были исследованы и опубликованы десятилетия назад. Но стоит напомнить.

Настоящая ценность Завтра, мир заключается в его увязке с формированием и работой Института Коха-Сороса-Квинси, бросающим вызов милитаризму США, с растущим общественным спросом на сдерживание бесконечных войн Америки, на фоне появления постамериканской мира, на который так долго указывал Закария.

Прагматичный радикализм Байдена – приносит плоды дома: выйдет ли он за пределы кромки воды?

Президент Джо Байден маловероятен как радикал, но он унаследовал Америку, чьи проблемы многочисленны, глубоки и системны как дома, так и за рубежом. С ними просто нельзя справиться по-старому, и он это знает. Недаром он читал о Франклине Делано Рузвельте, известном как «новый курс». Также верно и то, что Рузвельт много сделал для включения Нового курса в новую глобальную большую сделку.Это была жестокая сделка для «третьего мира» колонизированных народов, залитых кровью во время и после холодной войны.

Мир сегодня совсем другой. Это не просто постамериканский стиль. Америка — не единственная рамка для описания мира. Это гораздо более многополярно, поскольку мы приближаемся к фактическим закатам глобального превосходства США. Точно так же, как белые американцы должны приспособиться к своему статусу «большинство-меньшинство» через 20 лет – они будут крупнейшей отдельной расовой группой, но уже не будут составлять большинство населения – так и американский внешнеполитический истеблишмент должен приспосабливаться к США как единственная сильнейшая, но уже не полностью преобладающая мировая держава.Слишком много глобальных проблем не требуют военного решения.

Читайте также: Трамп, мастер массовой дезориентации, ушел. Но есть ли трампизм?

Байдену еще предстоит повторить на мировой арене то, что он, кажется, лидирует в США: возможная революция стоимостью 5 триллионов долларов в инфраструктуре, рабочих местах, здравоохранении, вакцинации и борьбе с неравенством. Это программа, которая давно назрела, но критики скажут, что это просто еще одно необходимое лицо капитализма в условиях кризиса. Это. Это все, на что способен прагматический радикализм.Но это намного лучше, чем бескомпромиссный трампизм.

Президент США Джо Байден выступает во время краткого выступления в Белом доме в Вашингтоне, США, 25 января 2021 г. Фото: Reuters/Kevin Lamarque/File Photo

Шквал исполнительных указов Байдена впечатлил, даже если он не изменил подход Америки к миру. Музыка настроения очень разная, и это приветствуется. Запрета на поездки для мусульман больше нет, саудиты получили выговор, а продажи оружия сократились, Всемирная организация здравоохранения вновь присоединилась к организации, как и Совет ООН по правам человека. Мьянма попала под санкции. Персонал Международного уголовного суда не подвергался санкциям. Есть движение в отношении повторного присоединения США к ядерному соглашению с Ираном, поскольку Европа, Китай и Россия договариваются о новых переговорах с Ираном. Также необходимы шаги по восстановлению дипломатических отношений с Кубой. Тарифы Трампа в отношении Китая остаются в силе, хотя сейчас стратегия заключается в «экстремальной конкуренции» в рамках сотрудничества в области изменения климата и пандемии.

Стиль Байдена — это мягко-мягко, с прицелом на «массовую двухпартийность».Он знает, что избиратели-республиканцы в сельских районах Америки выиграют от его инфраструктуры и других программ, подорвав позиции ультраправой Республиканской партии Трампа в Вашингтоне, округ Колумбия. Как представитель истеблишмента, хорошо знающий, как работает политика, он все же может инициировать предварительные шаги, которые приведут к важным изменениям. Он не одним глазом смотрит на свое историческое наследие. «Я убежден, что если мы будем действовать сейчас, через 50 лет люди оглянутся назад и скажут, что это тот момент, когда Америка завоевала будущее», — утверждает Байден.Масштабная программа реформ стоимостью в несколько триллионов долларов направлена ​​на создание мощной основы для возрождения среднего класса. Это повлияет на глобальную ориентацию Америки и концепции внешней политики и национальной безопасности.

Слишком рано делать вывод, что колокол звонит в конец американского века вооруженного превосходства на службе своих экономических интересов. Он может быть все еще очень слабым, но если мы внимательно прислушаемся, мы можем услышать зачаточные движения идеологической смены власти в самом сердце американского внешнеполитического истеблишмента.

Индерджит Пармар — профессор международной политики Лондонского Сити, а также приглашенный профессор LSE IDEAS (аналитический центр LSE по внешней политике). Он обозреватель The Wire . Его псевдоним в Твиттере — @USEmpire.

Предупреждение военно-промышленного комплекса Эйзенхауэра, 50 лет спустя: NPR

В своей заключительной речи из Белого дома президент Дуайт Д.Эйзенхауэр предупредил, что гонка вооружений потребует ресурсов из других областей, таких как строительство школ и больниц. Билл Аллен/AP скрыть заголовок

переключить заголовок Билл Аллен/AP

В своей заключительной речи в Белом доме президент Дуайт Д.Эйзенхауэр предупредил, что гонка вооружений потребует ресурсов из других областей, таких как строительство школ и больниц.

Билл Аллен/AP

17 января 1961 года президент Дуайт Эйзенхауэр сделал нации страшное предупреждение о том, что он назвал угрозой демократическому правительству. Он назвал это военно-промышленным комплексом, грозным союзом оборонных подрядчиков и вооруженных сил.

Эйзенхауэр, пятизвездный генерал армии в отставке, человек, который руководил союзниками в день «Д», сделал замечания в своей прощальной речи из Белого дома.

Как рассказал репортер NPR Том Боумен Morning Edition, соведущей программы Рене Монтань, Эйзенхауэр использовал эту речь, чтобы предупредить об «огромном военном истеблишменте», который объединился с «крупной военной промышленностью».

Вот выдержка:

«В правительственных советах мы должны остерегаться приобретения необоснованного влияния, намеренного или непрошеного, со стороны военно-промышленного комплекса. Существует возможность катастрофического подъема неуместной власти, и будет сохраняться.

С тех пор эта фраза стала боевым кличем противников военной экспансии.

Ютуб

Эйзенхауэр дал адрес после двух сроков пребывания в должности; это было всего за несколько дней до того, как новый президент, Джон Ф. Кеннеди, должен был быть приведен к присяге. больницы и школы.

Боумен говорит, что в своей речи Эйзенхауэр также высказался как человек, видевший ужас и затянувшуюся грусть войны, сказав, что «мы должны научиться составлять разногласия не с помощью оружия, а с помощью интеллекта и достойной цели».

Еще одной проблемой, по словам Боумена, была возможность того, что по мере того, как армия и военная промышленность набирают силу, они станут угрозой для демократии, а гражданские лица потеряют контроль над военно-промышленным комплексом.

В своем выступлении Эйзенхауэр также объяснил, как развивалась ситуация:

«До последнего из наших мировых конфликтов у Соединенных Штатов не было военной промышленности.Американские производители лемехов могли со временем и по мере необходимости изготавливать и мечи. Но мы больше не можем рисковать экстренной импровизацией национальной обороны; мы были вынуждены создать постоянную военную промышленность огромных размеров». Но это изменилось после войны в Корее

Боуман говорит, что важно отметить, что во время холодной войны U.С. военные не сокращали свои войска, как это было после Второй мировой войны.

«После Корейской войны здесь была большая постоянная армия, — говорит он.

Новая опора Америки на передовые оружейные технологии также способствовала тому, что Боуман называет «технологической гонкой с Советами».

А это означало, что производство оружия стало более специализированным.

«Поэтому [для] такой компании, как Ford, перейти от автомобилей к джипам — это одно, а от автомобилей к ракетам — совсем другое», — говорит Боумен.

Стремясь контролировать рост военно-промышленного комплекса, Эйзенхауэр последовательно стремился урезать бюджет Пентагона.

Бывшему генералу нужен бюджет, который страна может себе позволить, говорит Боуман. Своим сокращением бюджета он расстроил все военные службы, особенно ВВС.

Цитируя еще одну цитату Эйзенхауэра — на этот раз из другой речи о военных расходах — Боумен говорит: «Реактивный самолет, который ревет над головой, стоит три четверти миллиона долларов. Это больше, чем человек заработает за свою жизнь. Какой мир может позволить себе такие вещи надолго?»

В сегодняшнем правительстве у Эйзенхауэра есть поклонник в лице его коллеги, канзасского министра обороны Роберта Гейтса, который держит портрет бывшего генерала в своем кабинете в Пентагоне, говорит Боумен.

Выступая в библиотеке Эйзенхауэра в прошлом году, Гейтс говорил о ненасытном аппетите Америки к все большему и большему количеству оружия:

«Действительно ли количество военных кораблей, которые у нас есть и которые мы строим, подвергает Америку риску, когда США.Боевой флот S. больше, чем следующие 13 флотов, вместе взятых — 11 из которых являются нашими партнерами и союзниками?

Опасно ли, что к 2020 году у США будет всего в 20 раз больше современных истребителей-невидимок, чем у Китая?

Вот такие вопросы задавал Эйзенхауэр как главнокомандующий. Думаю, именно такие вопросы он задал бы сегодня».

Во-первых, «есть всего несколько оборонных гигантов, — говорит он, — а это значит, что вы не можете найти лучшую цену».

Такие компании, как Lockheed Martin и Northrop Grumman, также хорошо разбираются как в лоббировании, так и в маркетинге для продвижения своих интересов.

Боуман говорит: «Они также распространяют рабочие места по всей стране, чтобы заручиться политической поддержкой».

Гейтс также обсудил трудности сокращения военных расходов:

«Требуются политическая воля и готовность, которыми обладал Эйзенхауэр, чтобы сделать трудный выбор — выбор, который вызовет недовольство влиятельных людей как внутри Пентагона, так и за его пределами. .

Боуман говорит, что некоторые отраслевые обозреватели считают, что «единственное, что может создать политическую волю, — это огромный дефицит в стране». Только это может привести к сокращению общего оборонного бюджета.

50 взглядов на военно-промышленный комплекс США

50 сведений о военно-промышленном комплексе США

Словосочетание «военно-промышленный комплекс» вызывает образы тайного сотрудничества между могущественными корпоратизированными торговцами оружием и теневыми правительственными агентствами. Во многих случаях эти изображения не так уж и далеки. Вооруженные силы Соединенных Штатов не могли бы быть самой эффективной боевой силой в мировой истории без частных оборонных подрядчиков, которые выполняют их заказы и удовлетворяют их потребности. На самом деле, без частных подрядчиков американские военные — и большая часть правительства в целом — перестали бы функционировать.

Значительный объем государственной работы, когда-то выполнявшейся государственными служащими, был передан по контракту частным компаниям, которые обещают сделать ее лучше и дешевле.В период с 1996 по 2017 год число государственных подрядчиков выросло с 3 миллионов до 4,1 миллиона человек. Крупнейшим государственным подрядчиком является Lockheed Martin Corp., поставщик оборонных, аэрокосмических, защитных и передовых технологий с обязательствами на сумму около 48,3 миллиарда долларов. Таким образом, можно утверждать, что американская оборона и национальная безопасность представляют собой конечную экономию на подкачке.

Наступление 21-го века и война с терроризмом привели к массовому расширению частных военных контрактов.Министерство обороны, Министерство внутренней безопасности и другие гигантские агентства начали отдавать на откуп все мыслимые задачи фрилансерам, от административных задач до строго секретных, критически важных работ.

Вооруженные силы США полагались на частную промышленность задолго до того, как кто-либо услышал термин военно-промышленный комплекс (ВПК). Однако во второй половине 20-го века появился новый тип торговцев оружием и совершенно иная договоренность между военными и их частными поставщиками.Сегодня границы между правительством и подрядчиком все больше стираются. Бывшие оборонные подрядчики и лоббисты регулярно получают высокопоставленные должности в государственной обороне. Солдаты и оперативники спецподразделений находят прибыльную вторую карьеру в частных оборонных и охранных фирмах. Разведывательные и правоохранительные органы укомплектованы бывшими военнослужащими, которые часто переходят на работу в частный сектор обороны. Насколько эти совпадения сеют общественное недоверие и подозрительность, настолько военно-промышленный комплекс Америки остается окутанным дезинформацией и мифологией.

Используя различные источники, включая правительственные данные, исторические записи и новостные сообщения, Стакер составил список из 50 идей, которые отделят факты от вымысла, поскольку они относятся к огромному, мощному и постоянно растущему американскому военно-промышленному комплексу.

Вам также может понравиться: Старейшие национальные парки Америки

.