Содержание

Название битва народов получило сражение. Лейпцигское сражение

«БИТВА НАРОДОВ» — название сражения у г. Лейпциг 4-6 (16-18) октября 1813 г., в котором участвовали военные силы почти всех народов Европы в ходе ее освобождения от господства Наполеона I. На его стороне сражались полки французов, поляков, бельгийцев, саксонцев, итальянцев и голландцев — 155 тыс. человек. На стороне антинаполеоновской коалиции выступали русские, прусские, австрийские и шведские войска — 220 тыс. человек.

Сражение продолжалось три дня. Все его участники продемонстрировали отчаянную храбрость, но армия французского императора не смогла противостоять многочисленному противнику, тем более что в разгар битвы саксонская армия повернула свои пушки против французов.

В итоге Наполеон потерял 65 тыс. солдат, а союзники — 60 тыс. Для него эти потери оказались особенно тяжелыми, — они составляли почти половину его армии, а резервы Франции были истощены.

В результате поражения остатки армии Наполеона с боями отступили к р.

Рейн. Союзные войска получили возможность освободить Германию и затем вступили на территорию Франции. Сражение у Лейпцига положило основу для начала новой военной кампании 1814 г., закончившейся полным поражением Наполеона.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 41.

Битва народов

1 января 1813 года в присутствии императора Александра I русская армия переправилась через р. Неман для продолжения борьбы с Наполеоном за пределами Российской Империи. Русский царь требовал немедленного и постоянного преследования неприятеля. Александр считал, что мало отомстить Наполеону за поражения и унижения предыдущих лет одним изгнанием из пределов России. Царю нужна была полная победа над врагом. Он мечтал возглавить шестую коалицию и стать ее вождем. Его мечты сбывались. Одним из первых дипломатических успехов русских был переход Пруссии в стан противников французского императора. 16-17 февраля 1813 года

М. И. Кутузовым в Калише и прусским бароном К. Гарденбергом в г. Бреславле был оформлен и подписан союзный договор между двумя странами.

27 февраля главные силы русской армии вступили в Берлин. 15 марта пал г. Дрезден. В скором времени совместными усилиями русских и прусских партизан территория средней Германии была очищена от французов.

Первые крупные сражения между союзниками и Наполеоном (у Лютцена и Бауцена) закончились победой французов. Как полководец Наполеон не имел себе равных. Разбитые силы союзников были вынуждены отступать. Однако и Наполеон видел, что победа не достается ему легко. Сражения были упорными и кровопролитными. Обе стороны дрались мужественно, желая победить во что бы то ни стало.

Весной 1813 года между союзниками и Наполеоном было заключено перемирие, которое закончилось в конце июля. Отвергнув мирные предложения коалиционеров, Наполеон желал продолжения борьбы. «Все или ничего!» — вот был его девиз. Подобные шаги заставили Австрию, доселе не примкнувшую к врагам императора, 10 августа объявить ему войну и открыто примкнуть к шестой коалиции.

Однако Наполеон подтвердил свой лозунг новой блистательной победой. 14- 15 августа 1813 года произошла битва под Дрезденом. Союзники были разбиты и стали беспорядочно отступать. Их потери были в три раза больше французских. Среди союзных монархов началась паника. Призрак нового Аустерлица замаячил у них за спинами. Но вскоре поражения сменились победами. 17-18 августа произошло сражение при Кульме. В этом бою отступающие русские части нанесли поражение преследующему их корпусу генерала Д. Вандама. В плен были взяты до 5 тысяч человек, Вавдам и его штаб в придачу. После таких успехов союзники воспрянули духом и стали сосредоточивать силы под г. Лейпцигом для решительной схватки.

К началу октября участники шестой коалиции располагали примерно 1 млн солдат. Основные силы союзников были сосредоточены в составе 4-х армий: 1) Богемской — под командованием К.Ф. Шварценберга; 2) Силезской — под командованием Блюхера; 3) Северной армии — под началом шведского наследного принца (бывшего наполеоновского маршала) Ж. Б. Бернадота и 4) Польской армии под командованием русского генерала Беннигсена. Общая численность этих армий составляла 306 тысяч человек и 1385 орудий. (Троицкий Н.А. Александр 1 и Наполеон. М., 1994. С. 227.) Официальным главнокомандующим союзных сил считался князь Шварценберг, который подчинялся совету трех монархов — русского, прусского и австрийского. План коалиционеров заключался в том, чтобы силами всех армий окружить и уничтожить в районе Лейпцига армию Наполеона численностью до 180 тысяч человек при 600-700 орудиях.

Наполеон, осознавая численное превосходство союзных армий, принял решение разбить стоящие перед ним армии Шварценберга и Блюхера до подхода к месту сражения армий Бернадота и Беннигсена.

16 октября на равнине у г. Лейпцига началась одна из величайших битв эпохи наполеоновских войн, вошедшая в историю под названием «битва народов». К началу битвы Наполеон имел, по разным источникам, от 155 до 175 тысяч человек и 717 орудий, союзники — около 200 тысяч человек и 893 орудия.

В 10 часов утра битва началась канонадой союзных батарей и наступлением союзников на селение Вахау (Вашау). На этом направлении Наполеон сосредоточил несколько крупных батарей и силы пехоты, которые отбили все атаки союзников. В это время центр Богемской армии пытался пересечь р. Плейсу, чтобы ударить в обход левого фланга французов. Однако противоположный берег реки был весь усеян орудиями и французскими стрелками, которые метким огнем вынуждали неприятеля к отступлению.

Первую половину дня на всех участках сражения битва шла с переменным успехом. В некоторых местах союзникам удавалось захватит несколько участков обороны противника, но французы и их союзники, напрягая силы, переходили в контратаки и отбрасывали неприятеля на исходные позиции. На первом этапе боя союзникам не удалось сломать мужественное сопротивление французов и добиться где-либо решительного успеха. Более того, умело организовав оборону свою позиций. Наполеон к 15 часам дня подготовил плацдарм для решительного наступления и прорыва союзного центра.

Первоначально скрытые от глаз неприятеля 160 орудий по приказу генерала А. Друо обрушили ураганный огонь на место прорыва. «Земля дрожала от нестерпимого, оглушительного рева. Отдельные дома снесло, как ураганом; в Лейпциге за восемь верст звенели окна в рамах». (Герои и битвы. Общедоступная военно-историческая хрестоматия. М:, 1995. С. 218.) Ровно в 15 часов началась массированная атака пехоты и кавалерии. Против 100 эскадронов Мюрата выстроились в каре несколько батальонов принца Е. Вюртенбергского, ослабленные канонадой Друо; и открыли картечный огонь. Однако французские кирасиры и драгуны, при поддержке пехоты, смяли русско-прусскую линию, опрокинули гвардейскую кавалерийскую дивизию и прорвали центр союзников. Преследуя бегущих, они оказались в 800 шагах от ставки союзных государей. Этот ошеломляющий успех убедил Наполеона в том, что победа уже одержана. Властям Лейпцига было при казано звонить во все колокола в честь триумфа. Однако битва продолжалась.

Александр 1, раньше других поняв, что в битве наступил критический момент, приказал послать в бой батарею И.О. Сухозанета русскую дивизию Н.Н. Раевского и прусскую бригаду Ф. Клейста. До подхода подкреплений неприятеля сдерживала рота русской артиллерии и лейб-казаки из конвоя Александра.

Из своей ставки на холме у Тонберга Наполеон увидел, как пришл) в движение резервы союзников, как свежие кавалерийские дивизии остановили Мюрата, закрыли брешь в союзных позициях и вырвали по сути дела, из рук Наполеона уже торжествуемую им победу. Пол ный решимости одержать верх любой ценой до подхода войск Берна дота и Бенигсена, Наполеон отдал приказ пустить на ослабленный центр союзников силы пешей и конной гвардии. Однако неожиданная атака австрийцев на правый фланг французов изменила его планы и заставила послать часть гвардии на помощь князю Ю. Понятовскому который с трудом сдерживал австрийские удары. После упорного боя австрийцы были отброшены, а австрийский генерал граф М.

Мервельд попал в плен.

В тот же день, на другом участке битвы, генерал Блюхер атаковал войска маршала О.Ф. Мармона, который с 24 тысячами солдат сдерживал его натиски. Деревни Мекерн и Видерич в течение боя неоднократно переходили из рук в руки. Одна из последних атак показала мужество пруссаков. Генерал Горн повел свою бригаду в бой, дав им приказ не стрелять. Под барабанный бой прусаки шли в штыковую атаку, а генерал Горн с бранденбургскими гусарами врубился во французские колонны. Французские генералы говорили позже, что они редко видели проявления столь неудержимой отваги, которую показали пруссаки. Когда первый день сражения закончился, солдаты Блюхера сделали себе заслоны из трупов убитых, полные решимости не отдавать французам захваченных территорий.

Первый день битвы не выявил победителей, хотя потери с обеих сторон были огромны (около 60-70 тысяч человек). В ночь с 16 на 17 октября к Лейпцигу подошли свежие силы Бернадота и Бенигсена. Теперь силы союзников имели двойное численное преимущество над силами Наполеона.

17 октября обе стороны убирали раненых и хоронили убитых. Воспользовавшись затишьем и осознав невозможность одержать верх над численно превосходящим противником, Наполеон вызвал к себе пленного генерала Мервельда и отпустил его с просьбой передать союзникам предложение мира. Ответа не последовало. К ночи

17 числа Наполеон приказал стянуть свои войска ближе к Лейпцигу.

В 8 часов утра 18 октября союзники начали наступление. Французы дрались отчаянно, деревни переходили из рук в руки по несколько раз, приходилось штурмовать или защищать каждый дом, каждую улицу, каждую пядь земли. На левом фланге французов русские солдаты графа А.Ф. Ланжерона неоднократно штурмовали дер. Шелфельд, дома и кладбище которой, обнесенные каменной стеной, были прекрасно приспособлены к обороне. Дважды отброшенный Ланжерон в третий раз повел своих солдат в штыки, и после страшной рукопашной схватки овладел селением. Однако посланные маршалом Мармоном против него резервы выбили русских с занятой позиции.

Особенно жестокая схватка кипела у дер. Пробстейд (Пробстгейт), в центре французской позиции. Корпуса генерала Клейста и генерала Горчакова к 15 часам ворвались в деревню и начали штурмовать укрепленные дома. Тогда в дело была брошена Старая Гвардия. Ее повел в бой сам Наполеон. Французы выбили союзников из Пробстейда и двинулись в атаку на главные силы австрийцев. Под ударами гвардии неприятельские линии «затрещали» и были готовы рассыпаться, как вдруг, в самый разгар битвы, вся саксонская армия, сражавшаяся в рядах наполеоновских войск, перешла на сторону союзников. Это был страшный удар. «Страшная пустота зазияла в центре французской армии, точно вырвали из нее сердце» -так образно описал последствия этой измены А.С. Мережковский. (Мережковский А. С. Наполеон. Нальчик, 1992. С. 137.)

Однако бой продолжался до ночи. К концу дня французам удалось удержать в своих руках все ключевые позиции обороны. Наполеон все же понимал, что еще один день он не выстоит, и поэтому в ночь с

18 на 19 октября отдал приказ к отступлению. Измученная армия французов стала отходить через Лейпциг за р. Эльстер. На рассвете, узнав, что неприятель очистил поле битвы, союзники двинулись на Лейпциг. Город защищали солдаты Понятовского и Макдональда. В стенах были проделаны бойницы, на улицах, в садах и кустарниках были рассыпаны стрелки и расставлены орудия. Каждый шаг стоил союзникам крови. Приступ был жесток и страшен. Лишь к середине дня удалось захватить предместья, выбив оттуда французов штыковыми атаками. Началась паника, в это же время единственный мост через р. Эльстер взлетел на воздух. Он был взорван по ошибке, так как охранявшие его солдаты, увидев прорвавшийся к мосту передовой отряд русских, в панике подожгли запальные фитили.

К этому времени половина армии еще не успела перейти реку. Наполеону удалось вывести из города лишь около 100 тысяч человек, 28 тысяч еще не успели переправиться. В начавшейся панике и сумятице солдаты отказывались подчиняться приказам, некоторые бросались в воду и пытались переплыть реку, но либо тонули, либо погибали от неприятельских пуль. Маршал Понятовский (он получил маршальский жезл за битву 17 октября), пытаясь организовать атаку и отступление, был дважды ранен, бросился на коне в воду и утонул. Ворвавшиеся в город союзники добивали расстроенную армию, убивали, резали, брали в плен. Таким образом было уничтожено до 13 тысяч человек, 20 дивизионных и бригадных генералов попали в плен вместе с 11 тысячами французов. Сражение при Лейпциге закончилось. Победа союзников была полной и имела огромное международное значение. Армия Наполеона была разбита, вторая кампания кряду кончилась неудачей. Вся Германия восстала против завоевателей. Наполеон понял, что его империя рушилась; распадалось сообщество стран и народов, спаянное железом и кровью. Народы порабощенных земель не желали переносить его иго, готовы были жертвовать жизнями своих детей, лишь бы сбросить ненавистных завоевателей. Битва под Лейпцигом показала, что конец Наполеоновскому господству близок и неизбежен.

Использованы материалы книги: «Сто великих битв», М. «Вече», 2002

Литература:

1. Бескровный Л.Г. Русское военное искусство XIX в. — М., 1974. С 139-143.

2. Богданович М.И. История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам. -T.I-3. -СПб) 1859-1860.

3. Бутурлин Д.П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 году. -4.1-2. -СПб, 1823-1824.

4. Военная энциклопедия. — СПб., Изд. И.Д. Сытина, 1914. -Т.14. — С. 563-569.

5. Военный энциклопедический лексикон, издаваемый обществом военных и литераторов. — Изд. 2-е. — В 14-й т. — СПб., 1855. -Т.8. — С. 141-154.

6. Герои и битвы. Общедоступная военно-историческая хрестоматия. — М., 1995. С. 210-221.

7. Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. — М., 1988. С. 363-365.

8. История Франции: В 3-х т. / Редкол. A.3. Манфред (отв. ред.). — М., 1973. — Т.2. — С. 162-163.

9. Левицкий Н.А. Лейпцигская операция 1813 года. — М., 1934.

10. Лейпцигское сражение 1813 года глазами его участников // Новая и новейшая история. — 1988. -№ 6. -С. 193-207.

11. Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны 1812 года. — Изд. 3-е. — 4.1-4. — СПб., 1843.

12. Михиевыч Н.П. Военно-исторические примеры. -Изд. 3-е испр. — СПб., 1892. С. 87-94.

13. Поход русской армии против Наполеона в 1813 году и освобождение Германии. Сборник документов. — М., 1964.

14. Советская военная энциклопедия: В 8-й т. /Гл. ред. комис. Н.В. Огарков (пред.) и др. -М., 1977. — Т.4. — С. 594-596.

Битва под Лейпцигом состоялась 16-19 октября 1813 года. Она была крупнейшей во всей истории вплоть до Первой мировой войны. На стороне Наполеона воевали не только французы, но и войска также входивших в империю королевств Саксония, Вюртемберг и Италия, Неаполитанского королевства, герцогства Варшавского и Рейнского союза. Против него выступали войска всей VI антифранцузской коалиции, то есть Российской и Австрийской империй, королевств Швеция и Пруссия. Именно поэтому это сражение также называют Битвой народов — там сошлись полки почти из всей Европы
Изначально Наполеон занимал центральное положение между несколькими армиями атаковал ближайшую Богемскую, состоявшую из русских и прусских войск, надеясь разбить её до подхода остальных. Сражение развернулось на большой территории, бои шли одновременно за несколько деревень. К концу дня боевые линии союзников еле держались. С 3 часов дня они уже в основном только оборонялись. Войска наполеона предпринимали яростные атаки, вроде попытки прорыва 10 тысяч кавалеристов маршала Мюрата в районе деревни Вахау, которая была остановлена только благодаря контратаке Лейб-гвардии казачьего полка. Многие историки убеждены, что Наполеон мог бы выиграть битву в первый день, но ему немного не хватило светового дня — в темноте продолжать атаки стало невозможно.
17 октября проходили локальные бои лишь за некоторые деревни, основная часть войск бездействовала. К союзникам шло 100 тысячное подкрепление. 54 тысячи из них (так называемая Польская армия генерала Беннигсена (то есть русская армия, шедшая с территории Польши)) появились уже в этот день. В то же время Наполеон мог рассчитывать только на корпус маршала фон Дюбепа, который за этот день так и не пришёл. Император французов отправил союзникам предложение о перемирии и потому почти не вел боевых действий в этот день — ждал ответа. Ответом его так и не удостоили.
Мочью на 18 октября войска Налолеона отошли на новые более укреплённые позиции. Их было около 150 тысяч, учитывая, что ночью войска королевств Саксония и Вюртембург перешли на сторону противника. Союзной утром послали в огонь 300 тысяч солдат. Они атаковали весь день, но не смогли нанести врагу решающего поражения. Они взяли некоторые деревни, но лишь потеснили, а не смяли и не прорвали вражеские боевые порядки.
19 октября оставшиеся войска Наполеона начали отступление. И тогда выяснилось, что император рассчитывал только на победу, для отступления осталась лишь одна дорога — на Вайсенфельс. Как это обычно случалось во всех войнах вплоть до XX века, отступление повлекло за собой самые большие потери.
Наполеон второй раз за короткое время собрал огромную армию, и второй раз почти всю её потерял. Также в результате отступления после Битвы народов он утратил почти вес захваченные земли за пределами Франции, потому надежды поставить под ружьё такое количество людей в третий раз у него уже не было. Потому эта битва и была такой важной — после неё преимущество и в численности, и в ресурсах всегда было на стороне союзников.

Лейпцигская «Битва народов», состоявшаяся 16–19 октября 1813 года, стала самым крупным сражением наполеоновских войн, превосходившим по масштабам большинство битв всей предшествовавшей мировой истории. Тем не менее, о ней мало что известно массовому читателю, не написано значимых литературных произведений, не снято популярных фильмов. В новом спецпроекте Warspot мы познакомим читателей с основными событиями этого эпохального сражения, оказавшего большое влияние на историю всей Европы.

На пути к Лейпцигу

Либертволквице

Линденау

И снова в бой

перед отходом

Отступление

Дрезденские ворота

Торгауские ворота

Галльские ворота

Наполеон Бонапарт. Картина Поля Делароша
Источник: windeos.wordpress.com

После гибели наполеоновской Великой Армии в России император Александр I решил перенести войну за границу и вести её до победного конца. Наполеон же оперативно собирал новую армию, вовсе не считая дело проигранным. После катастрофы 1812 года против него оформилась мощная коалиция (Россия, Англия, Швеция и Пруссия), а сателлиты Франции, которые были не в восторге от имперской политики Бонапарта, воспрянули духом… Присоединиться к союзником намеревалась и Австрия, беспощадно обкорнанная Наполеоном в предыдущих войнах и желавшая восстановления старых границ. Именно в старых границах желал видеть Австрийскую монархию её канцлер Клеменс Меттерних, 26 июня 1813 года изложивший Наполеону цену нейтралитета Австрии в будущей кампании. Самолюбивый французский император ответил отказом, и вскоре Австрия пополнила ряды новой, уже шестой антинаполеоновской коалиции…

Неспокойно было и в других странах Европы, пока ещё подвластных Бонапарту. Неаполитанское королевство до поры до времени не вызывало у Наполеона опасений, поскольку там правил его доверенный человек – маршал Иоахим Мюрат. Последний, вернувшись из плачевного русского похода, был уже не столь уверен в счастливой звезде своего императора и решил поторговаться с Лондоном и Веной, предлагая свою помощь в обмен на неаполитанский престол для себя и потомков… Вначале англичане проявляли некоторую негибкость и обещали маршалу лишь некую компенсацию за оставление им трона. Однако со временем Лондон смягчился и пошёл на уступки. Более того, на Мюрата благосклоннее взглянул и австрийский император, который не возражал против того, чтобы маршал остался на троне. Жена Мюрата и сестра императора Каролина Бонапарт способствовала альянсу как могла – стала любовницей австрийского посла графа фон Мира. Будь у четы Мюратов больше времени, на этом карьера маршала в качестве французского военачальника могла бы окончиться, но Бонапарт снова позвал подчинённого в бой – на сей раз под Дрезден.

Несмотря на все неудачи, энергия Наполеона не ослабевала. Уже в мае 1813 года его новая армия разбила русских и пруссаков при Вайсенфельсе, Лютцене, Бауцене, Вурсене. Бонапарт вновь казался непобедимым. Несмотря на перевес в силах, в июне 1813 года коалиция попросила у врага перемирия сроком на два месяца – и получила его. Тут же выяснилось, что в антинаполеоновском союзе есть слабое звено – Швеция, а точнее её правитель. Шведским принцем на тот момент был бывший генерал революционной Франции и маршал Империи Жан-Батист Бернадот. Армия, которую он возглавлял, комплектовалась шведами лишь частично – большую часть её контингентов составляли пруссаки, англичане и русские. Понятное дело, союзникам это не очень нравилось. Как не нравились и намёки Бернадота на предоставление ему после победы французского трона. В свою очередь, экс-маршал был недоволен тем, что разговоры об обещанной ему Норвегии становятся всё менее уверенными. Единство коалиции оказалось под вопросом.

Наполеон имел шансы перехватить инициативу и навязать противникам игру по своим правилам – но активность на разных направлениях предполагала распыление сил, а быть со всеми корпусами одновременно Бонапарт не мог. Командиры союзников отлично это понимали, стараясь избегать встречи с самим императором и максимально крепко бить его маршалов. Такая стратегия дала свои плоды: при Кульме потерпел поражение и попал в плен генерал Жозеф Вандам; при Кацбахе был разбит маршал Жак Макдональд; под Гроссберном были разгромлены войска маршала Николя Удино; при Денневице досталось «храбрейшему из храбрых» маршалу Мишелю Нею. К известиям о поражениях своих подчинённых Наполеон отнёсся философски, отметив, что «у нас действительно очень трудное ремесло» и добавив, что при наличии времени он бы написал пособие по военному искусству.

Так или иначе, поражения, нанесённые наполеоновским маршалам, уменьшали силы Франции, создавали угрозу положению самого Наполеона и сковывали его манёвр. Оставив маршалу Лорану де Сен-Сиру часть войск для обороны Дрездена, сам он отступил к Лейпцигу, надеясь выманить на себя одну из союзных армий и разбить её. Но к Лейпцигу пошла не одна, не две – все вражеские армии устремились сюда, чтобы разбить главные силы великого корсиканца…


Битва при Лейпциге, атака конницы Мюрата. Примерно то же самое происходило при Либертволквице. Иллюстрация к книге Адольфа Тьера «История Консульства и империи», том 4

Севернее Лейпцига наполеоновским войскам угрожали Силезская и Северная армии союзников, и Бонапарт намеревался навязать генеральное сражение одной из них до подхода второй. С юга шла третья, Богемская армия под командованием фельдмаршала Карла Шварценберга, против которой встали войска Мюрата, прикрывавшие развёртывание основных наполеоновских сил. Силы Шварценберга по численности превосходили французов более чем втрое – Мюрату оставалось лишь медленно отходить с боями. Маршал сделал даже больше, чем от него просили: в крайнем случае, Наполеон позволял сдать Лейпциг, но грамотные контратаки Мюрата дали возможность этого не делать. В итоге свою миссию военачальник выполнил – все 170 000 бойцов основной армии Наполеона успели развернуться и приготовиться к бою.

13 октября союзники решили проверить французов на прочность, запланировав рекогносцировку у селения Либертволквице. Войск у коалиции хватало, поэтому решили не экономить – на врага двинулись 60 000 человек: два русских пехотных корпуса, кавалерия генерал-лейтенанта графа Петра Палена (Сумской, Гродненский, Лубенский гусарские полки, Чугуевский уланский полк), батарея генерал-майора Никитина (1700 человек и 12 орудий), десять эскадронов прусской кавалерии (Неймаркский драгунский, Восточно-Прусский кирасирский и Силезский уланский полки, конная батарея №10) и резервная кавалерия генерала Фридриха Рёдера. Поддержку наступавшим оказывали русский казачий отряд Матвея Платова, прусский корпус Клейста и австрийский корпус Кленау. Согласно плану, последний должен был атаковать французские позиции на правом фланге, но к 13 октября не успел выйти на позиции, и атаку перенесли на следующий день.

14 октября войска обеих сторон встретились. На правом фланге французов, между селениями Конневиц и Марклеберг, позиции занимал 8-й пехотный корпус князя Юзефа Понятовского, состоявший из поляков (по разным данным, от 5400 до 8000 человек). На высотах от Марклеберга до Вахау располагался 2-й пехотный корпус маршала Клода-Виктора Перрена (15 000–20 000 человек). Высоты от Вахау до Либертволквице занимала пехота маршала Жака Лористона из состава 5-го корпуса (12 000–17 000 человек). У Либертволквице расположились 4-й и 5-й кавалерийские корпуса под командованием дивизионных генералов Сокольницкого и Пажоля (4-й корпус был укомплектован поляками). Позади главной массы французских войск позиции занимал 9-й пехотный корпус маршала Пьера Ожеро. Непосредственно перед Лейпцигом находилось свыше 60 000 человек, не считая прибывавших французских войск из состава других армий (уже после полудня в город приехал сам Наполеон). В первой линии врага встречало 40 000–50 000 человек.

Сражение началось утром 14 октября. На правом крыле французов между кавалерийскими частями Палена и войсками Понятовского разгорелся бой, продолжавшийся с переменным успехом. В это время батарея Никитина осыпала ядрами французов, находившихся у Либертволквице. Заметив русскую батарею, отделившуюся от основных войск союзников, Мюрат направил на неё части 5-го кавалерийского корпуса. Сумские гусары пытались противостоять атаке, но их мигом опрокинули. На выручку гусарам ринулась вся кавалерия союзников, которую только можно было задействовать (включая Чугуевский уланский полк, казачий полк Грекова, Восточно-Прусский полк, силезских и бранденбургских кирасир). Мюрат не заставил себя ждать, также бросив в бой всю свою конницу.

Завязавшийся бой походил на беспорядочную свалку, где каждый полк действовал сам по себе, без единого плана, тактических изысков и фланговых охватов – каждая подошедшая часть попросту бросалась в лобовую атаку. Осознав бессмысленность этой бойни, Пален ослабил натиск своего крыла, перебросив часть войск направо (ближе к центру сражения) под прикрытием двух прусских конных батарей. Французская артиллерия, сосредоточенная на высотах вблизи Вахау, методично истребляла всё живое на левом фланге союзников, но прусские орудия и батарея Никитина не позволяли ей пробить брешь в центре союзных войск. Примерно в 14:00 корпус Кленау сумел выйти во фланг французам, и его орудия открыли убийственный огонь по Либертволквице. Конница союзников потеснила французскую кавалерию, но не выдержала огня наполеоновских пушек и отступила сама.

В целом, битва у Либертволквице закончилась в пользу французов – они потеряли до 600 человек убитыми и ранеными, тогда как потери союзников были несравнимо большими: один только 4-й австрийский корпус лишился тысячи человек.


Открытка «Битва при Вахау», 16 октября 1813 года
Источник: pro100-mica.dreamwidth.org

После упорного боя под Либертволквице на поле битвы наступило некоторое затишье – 15 октября обе стороны подтягивали резервы, собирая силы воедино. Получив подкрепление в виде корпуса генерала Жана Ренье, Наполеон сумел сосредоточить под Лейпцигом до 190 000 человек. Союзные войска расположились вокруг лейпцигских предместий, взяв город в полукольцо и контролируя северные, восточные и южные подходы к нему. К 16 октября численность армий коалиции составила около 300 000 человек (Северная, Богемская и Силезская армии), на подходе была Польская армия генерала Леонтия Беннигсена.

Сражение началось утром 16 октября к югу от Лейпцига – войска коалиции пошли в наступление, заставив передовые отряды французов отступить и подавив артиллерийским огнём выдвинутые вперёд французские батареи. Но когда союзники подошли к самим предместьям, занятым французами, их встретил шквальный артиллерийский огонь. Попытка наступать у селения Конневице столкнулась с трудностями переправы – все броды простреливались французами. Союзникам удалось занять Вахау (корпус Евгения Вюртембергского), Марклеберг (корпус Клейста), Либертволквице и Кольмберг (войска Кленау), однако на этом успехи закончились. Более того, перешедшие в контратаку французы выбили союзников отовсюду кроме Вахау, нанеся им большие потери.

К полудню Наполеону удалось полностью сорвать план вражеского наступления на юге, отбросить союзные войска и перейти в контрнаступление. Целью французского главнокомандующего было обойти правый фланг союзников, прорвать центр Богемской армии кавалерией и отрезать её от других войск коалиции. В центре французская конница атаковала селения Госса и Ауэнгейм. Правый фланг союзных войск планировалось обойти у Зейферсгайна, однако в этом французы не преуспели.

Атака по центру была наиболее яростной. Неустрашимый Мюрат лично возглавил четыре кирасирские дивизии, которых поддерживали драгуны Пажоля. Грандиозная кавалерийская атака, в которой участвовали сразу 12 000 всадников, сметала всё на своём пути. Существенный урон понесли артиллеристы батареи Аракчеева, фронт был прорван, и этот прорыв пришлось немедленно затыкать резервами. В бой вступила и резервная артиллерия, причём с обеих сторон. С французской стороны раздался рёв 160 орудий гвардейской артиллерии генерала Друо, которая шквальным огнём истребляла прусские подкрепления, перебрасываемые к центру. Со стороны союзников отвечала резервная артиллерия генерал-майора Ивана Сухозанета.

В это же время австрийцы организовали контратаку на левом фланге против правого фланга французов. Опрокинув корпус Понятовского, австрийские войска повели наступление на Марклеберг и вновь взяли его.

Потеря Марклеберга, а также постоянная необходимость следить за левым флангом не давали Наполеону возможности развить успех в центре. Наступление французов застопорилось. Артиллерия Сухозанета понесла потери, но задание выполнила. Хорошо показала себя и русская пехота, выстоявшая под градом ядер. Всё, что смогли сделать французы – это ненадолго закрепиться в Ауэнгейме. Вскоре наполеоновским войскам пришлось оставить захваченные позиции, а армия коалиции удержала Марклеберг.


Раскрашенная гравюра XIX века. Битва под Лейпцигом
Источник: pro100-mica. dreamwidth.org

По своим масштабам битва при Линденау оказалась значительно меньшей, чем остальные бои 16 октября, но в случае успеха союзников она могла стать переломной во всей войне. Линденау – небольшое селение к западу от Лейпцига, его «западные ворота». Несмотря на всю важность этого пункта, он охранялся лишь четырьмя батальонами французов. Со стороны союзников на этот небольшой отряд надвигался двадцатитысячный австрийский корпус лейтенант-фельдмаршала Игнаца Дьюлаи… Быстрая победа австрийцев могла бы закрыть Наполеону путь домой.

Впрочем, о быстроте приходилось только мечтать – Дьюлаи не торопился с активными действиями, ожидая таковых от соседей. Лишь после того, как австрийский командующий понял, что на юге завязались бои, он спохватился и начал выдвижение войск на Линденау, но было уже поздно. Наполеон отправил к селению целый 4-й корпус генерала Анри Бертрана, который тут же окопался. Подступившие австрийские войска натолкнулись на упорнейшее сопротивление. Попытка взять Линденау австрийцам не удалась, хотя они были в шаге от успеха. Союзнический план захлопнуть ловушку и уничтожить армию Наполеона в Лейпциге провалился.

К вечеру, после тяжёлого боя, Дьюлаи был вынужден отвести свои войска. Несмотря на то что отрезать Наполеона от Франции не получилось, австрийский корпус добился позитивного результата, сковав своими действиями значительные французские силы. А резервов у Наполеона и без того остро не хватало…


Сражение в Мёкерне, 16 октября 1813 года. Автор картины – Кейт Рокко
Источник: pro100-mica.dreamwidth.org

На северном фланге наполеоновских войск корпус маршала Огюста Мармона должен был развернуться между селениями Радефельд и Лиденталь, став таким образом авангардом всей армии. Автором этого плана был сам Мармон, но Наполеон решил иначе и поставил войска маршала в резерв. Стоит ли говорить, что такая «смена коней на переправе» нарушила все планы Мармона. Более того, французов, начавших отходить с уже занятых рубежей, «подбодрили» атаки авангарда Силезской армии под командованием фельдмаршала Гебхарда Блюхера. Отступление французских сил ускорилось, и в итоге войска Мармона расположились, упершись левым флангом в селение Мекерн, а правым флангом – в селение Эйтерич и небольшую реку Ричке.

Позиции у селения Клейн-Видерич занимали другие части наполеоновской армии – поляки Яна Генрика Домбровского, прикрывавшие дорогу на Дюбен (по ней к Наполеону прибывали подкрепления – в частности, 9-я дивизия генерала Антуана Дельма).

Блюхер планировал ударить по левому флангу французов, прорвать оборону у Мекерна и выйти на Лейпциг. Перед боем он напутствовал своих бойцов такими словами:

«Кто сегодня не будет убит либо рад до безумия, значит, тот дрался как бесчестный негодяй!»

Пруссаки быстро выбили французов из Лиденталя и всеми силами обрушились на Мекерн. Предвидя такое развитие событий, Мармон выстроил эшелонированную оборону, а защита непосредственно селения была предоставлена морякам из состава 21-й дивизии генерала Лагранжа. В 14:00 началась атака позиций у Мекерна, на которые и пришлась вся сила прусского удара. Французы дрались ожесточённо, их батареи расстреливали наступавших буквально в упор, однако те всё же сумели дойти до артиллерийских позиций и захватить их. В самом селении французы дрались буквально за каждый дом и палисадник. Но сила силу ломит, и в итоге солдаты Мармона были выбиты из Мекерна, понеся большие потери.

Взятие селения далось пруссакам тяжело: генералу Иоганну Йорку пришлось бросить на Мекерн все силы своего корпуса, и его ряды нещадно проредила французская артиллерия. В один из моментов боя, когда контратака французских войск опрокинула прусские ряды, Йорк смог стабилизировать ситуацию и потеснить противника. В это время у французов начались проблемы с лояльностью немецких контингентов – неважно сражалась 25-я лёгкая кавалерийская бригада Нормана, укомплектованная вюртембержцами.

Ожесточённый бой разгорелся в центре. Русские войска потеснили части Домбровского, занимавшие позиции у Клейн-Видерича, и тем пришлось отойти к Эйтеричу. Перегруппировав свои силы и усилившись подошедшей дивизией Дельмаса, Домбровский пошёл в атаку, чтобы вернуть утраченные позиции. На сей раз он преуспел, поставив под угрозу коммуникации всей Силезской армии. Однако французы уже не могли сдерживать превосходящие силы противника. Домбровский отступил к Эйтеричу и Голису, а часть артиллерийских парков и обозов 3-го корпуса, которые прикрывала дивизия Дельмаса, попала в руки союзников. Утром 17 октября Домбровский был выбит и из Эйтерича. Блюхер торжествовал: он одержал крупную победу, и чаша весов начала клониться в сторону союзников.


Союзные монархи во время сражения при Лейпциге.

17 октября наступила оперативная пауза – обе стороны усиливались подкреплениями и оборудовали боевые позиции. Правда, эти подкрепления были абсолютно несоизмеримы по количеству. К союзникам подошла Северная армия шведского принца Жана-Батиста Бернадота (до 60 000 солдат), Богемская армия усилилась корпусом генерала Иеронима Коллоредо, на следующий день ожидали прибытия Польской армии генерала Леонтия Беннигсена численностью примерно в 50 000 человек. От русского императора Александра I к Беннигсену отправился гонец с посланием следующего содержания:

«Сражение, назначенное на следующий день, будет дано в годовщину победы, одержанной при Тарутине, положившей начало успехам русского оружия. Государь ожидает завтра того же от Ваших талантов и боевой опытности».

К Наполеону же за это время подошёл один-единственный 7-й корпус Ренье численностью в 12 637 человек, наполовину состоявший из саксонцев, надёжность которых, как и прочих немцев, была уже невысока. Наполеон понимал ничтожность своих пополнений и начал готовиться к отступлению. Чтобы выиграть время, он отправил к австрийскому императору пленного генерала Мервельдта с предложением о перемирии. Отправив парламентёра только к австрийцам, Наполеон рассчитывал рассорить союзников, не слишком доверявших друг другу. Обмануть своих врагов Бонапарт не сумел. Позже австрийский канцлер Меттерних писал:

«18 [октября] я радовался одному из моих самых прекрасных триумфов. В 6 часов утра пришел Мервельдт, которому Н. [Наполеон] поручил просить пощады. Мы же ответили ему огромной победой».

Русский и австрийский императоры не желали давать врагу передышку и решили продолжить борьбу как можно скорее. В ночь с 17 на 18 октября Франц I и Александр I провели молебен Всевышнему о даровании победы, а назавтра должно было начаться новое грандиозное сражение.


Сражение при Шёнефельде 18 октября 1813 года. Автор картины – Олег Пархаев
Источник: pro100-mica.dreamwidth.org

18 октября французы готовились к отступлению – собирали лошадей для обозов, избавлялись от всего ненужного. На юге французские войска начали покидать позиции, которые они удерживали с 16 октября, и занимать оборону чуть севернее – между Конневице и Пробстгейде.

Утром войска Беннигсена заняли место между Богемской армией Шварценберга и Северной армией Бернадота. Селения Кольмберг и Баальсдорф французы оставили сами, но из посёлков Гольцгаузен и Цуккельгаузен их пришлось вытеснять солдатам Богемской и Польской армий. Огрызаясь, французы сумели даже выбить русские части из Баальсдорфа. Но так как численное превосходство было явно на стороне коалиции, наполеоновская армия медленно отступала к Пробстгейде и Штетрицу. Чтобы не попасть в окружение, французам пришлось оставить и Штейнберг.

Южнее части Богемской армии (корпус генерала Витгенштейна) наткнулись на шквальный огонь врага около Пробстгейде и понесли большие потери. Попытка отсечь войска, отступавшие от Гольцгаузена, от основных наполеоновских сил, успеха также не принесла.

Параллельно с этим австрийцы предпринимали попытки выбить войска новоявленного маршала Франции Юзефа Понятовского из селений Делиц, Дезе и Лессниг. Маршала выручили дивизии Молодой Гвардии под началом маршала Шарля Удино, и войскам коалиции продвинуться не удалось. В это же время войска генерала Дьюлаи, едва не перерезавшие французские коммуникации, ушли в направлении Греберна, освободив французам путь к отступлению. Одновременно с этим Силезская армия Блюхера увязла в боях у Пфафендорфа и Галесской заставы.

На участке Северной армии Бернадота также шли боевые действия. Селение Шёнефельде штурмовали части генерала Александра Ланжерона – будущего одесского градоначальника. Бои продолжались до вечера – за каждый дом, двор и крест на кладбище. К ночи французов вытеснили из селения превосходящими силами.

Но настоящей катастрофой для Франции стало другое. Саксонцы 7-го корпуса и вюртембержцы дивизии Нормана, оборонявшиеся на участке Северной армии, наконец, сделали выбор, направив свои штыки против Наполеона. Для французов ненадёжность саксонцев секретом не была – Ренье предупреждал об этом Нея, но тот все предостережения пропустил мимо ушей. Для Наполеона это стало сильным ударом, современник писал: «До этого мгновения он сохранял спокойствие, держал себя как обычно. Случившееся несчастье никак не сказалось на его поведении; лишь на лице отразилось уныние» . Язвительный Байрон позже так напишет о предательстве саксонцев:

«От льва Саксонский вкрадчивый шакал

К лисе, к медведю, к волку убежал»

Стало концом Наполеона Бонапарта. Он оставался властелином значительной части Европы (непосредственно, через родственников или зависимых правителей), пользовался авторитетом на родине и не утратил ни своих талантов полководца, ни амбиций завоевателя. При этом потенциал Франции еще вполне допускал реванш, и противники императора спешили искоренить такую возможность.

Шестая коалиция и Молодая гвардия

К каждому из своих соперников в 1813 году Наполеон относился с долей презрения. России он боялся более всех, но знал, что в кампании 1812 года пострадала не только его армия – русские тоже потеряли до трети солдат и имели худшие возможности для пополнения армейских рядов. Знал Наполеон и то, что выступает категорически против продолжения войны (а вскоре знаменитый полководец умер). Пруссаков же и австрийцев император ни в грош не ставил и принципиально отказывался вести мирные переговоры, надеясь на победу.

Начало 1813 года действительно принесло Франции существенные успехи. Но проблема состояла в том, что положение Наполеона после российского поражения изменилось к худшему:

  • «старая гвардия» осталась навеки под и Бородино; в армию набрали юнцов 18-20 лет, и боеспособность этой «Молодой гвардии» была сомнительна;
  • зависимые монархи усвоили, что император французов не является непобедимым;
  • на завоеванных территориях распространялось освободительное движение, вызванное, в том числе, военными поборами;
  • Франции предстояло воевать не с одной страной, а с блоком.

Этот блок известен как Шестая антифранцузская коалиция. В него входили Россия, Англия, Австрия, Пруссия, Швеция и еще несколько немецких государств.

Франция тоже имела союзников, в частности, из числа тех же немцев. Но ее блок был менее надежен. Характерно, что представители многих народов (в частности, немцы и поляки) воевали за обе стороны. Вот почему сражение октября 1813 года под Лейпцигом получило название «битвы народов».

Поражение с честью

Битва состоялась в течение 16-19 октября 1813 года. Французскими войсками командовал лично император, главнокомандующим силами союзниками – австрийский фельдмаршал Шварценберг, в решения которого (в особенности на этапе планирования) вмешивался Александр 1.

Расклад изначально был не в пользу французов – силы коалиции были больше на треть. Однако первый день можно считать победным для Наполеона – его войска решили все поставленные задачи, и при том имели меньшие потери, чем коалиция.

Далее расклад изменился. Союзники получили подкрепления, в 4 раза превышавшее по численности то, что пришло к французам. В сражении 18 октября саксонские, вюртембергские и баденские части, воевавшие за Наполеона, перешли к неприятелю, и это решило исход сражения.

Французы отчаянно защищали Лейпциг, но 19 октября были вынуждены оставить его. Отступление подготовлено не было (Наполеон рассчитывал на победу), и это увеличило количество потерь. Саперам было приказано взрывать мосты за отступающей армией, но они поторопились, и несколько тысяч человек погибли в воде и от собственных мин.

В целом французы потеряли 70-80 тыс. человек (включая убитых, раненых, пленных и перешедших к врагу), коалиция – 55 тыс. Всего в сражении участвовало до 500 тыс. человек и оно оставалось самым крупным в истории человечества вплоть до начала Первой Мировой войны.

Вечная память

«Битва народов» тоже не стала концом Наполеона, но приблизила его. У него заканчивались ресурсы для мобилизации. Французы, теряющие своих сыновей, были недовольны императором. На завоеванных Францией землях усиливалось сопротивление.

В 1913 году возле Лейпцига был установлен грандиозный мемориал, посвященный «битве народов». Страны коалиции выпускали в ее честь монеты, марки, памятные медали.

Но получилось, что народная молва часто сохраняла память о побежденных. В частности, в Польше чтут память лихого кавалериста Ю.Понятовского, служившего наполеону ради возрождения Польши и погибшего под Лейпцигом. Подвиги другого поляка с французской стороны, генерала Яна Домбровского, стали основой «мазурки Домбровского», нынешнего гимна Польши.

А десятки русских победителей Наполеона закончили на Сенатской площади и в Нерчинских рудниках. Впрочем, это совсем другая история…

«Битва народов» на Каталаунских полях

Первыми жертвами вторжения гуннов стали Вормс, Майнц, Трир, Страсбург (Аргенторат), Шпейер (Новиомаг), Безансон (Безонтион) и Мец. Следующими должны были оказаться Лютеция (Париж) и Аурелианум (Орлеан), но в силу загадочных обстоятельств этого не произошло. Вот как описывал эти события русский историк XIX века Д. И. Иловайский: «Народные предания Галлии рассказывают о разных чудесах, совершавшихся во время этого нашествия. Например, Париж был спасен молитвами простой девушки Женевьевы. Жители готовились уже его покинуть, но гунны повернули от города, Аттила прошел дальше к берегам Луары и осадил Орлеан. Епископ орлеанский (святой Аньян) поддерживал мужество горожан надеждой на Божью помощь. Наконец осажденные доведены были до крайности: уже предместья заняты врагом, а стены города тряслись под ударами таранов. Те, кто не мог носить оружие, усердно молились в храмах. Епископ дважды посылал уже на башню дозорных; два раза посланные возвратились, ничего не увидав. На третий раз они объявили, что на краю горизонта показалось облако пыли. «Это Божья помощь!» — воскликнул епископ. Действительно, то был римский полководец и наместник Галлии Аэций, который, кроме римских легионов, вел с собой союзников — вестготов и франков».

Так гласят легенды. На самом же деле Аттила просто не дошел до Парижа, повернув по дороге на Орлеан. Он осадил этот город, но взять его не смог вследствие отсутствия поддержки в тылу и прихода сил римского полководца и наместника Галлии Аэция. Надо сказать, что тот, благодаря проявленному им большому дипломатическому искусству, сумел быстро создать в противовес гуннскому союзу союз проримский, в который, кроме римских легионеров, вошли вестготы во главе со своим королем Теодорихом, алеманы, бургунды, сарматы, саксы, аморианцы, часть франков и аланов. Аттила, посчитав для себя неблагоприятным расклад сил и то, что лесистая местность у крепостных стен Орлеана не позволяла развернуться его коннице, вынужден был снять осаду с города и отойти к Шалону-сюр-Марн (Шалону-на-Марне), на Каталаунские поля . Римско-германское войско отправилось вслед за ним.

Подойдя к Каталаунским полям, воины Аэция по обыкновению устроили укрепленный лагерь из бревен, защищенный рвом и стеной. Аттила же просто велел построить свои кибитки в виде круга, а внутри его раскинуть палатки. Его воины не привыкли строить укрепления или рыть окопы.

Перед битвой царь гуннов обратился к придворным прорицателям за предсказанием ее исхода. Те, по словам Иордана, долго всматривались то во внутренности жертвенных животных, то в какие-то жилки на обскобленных костях и, наконец, объявили, что гуннам грозит опасность. Единственным утешением для Аттилы могло служить лишь то, что один из верховных вождей противника должен был пасть в этой битве.

Царь гуннов выбрал для боя равнину, что давало его коннице простор для маневра. Свои войска он вывел лишь в третьем часу пополудни, расположив их следующим образом: на левом фланге находились готы во главе со своим вождем Валамиром, на правом — король Ардарик с гепидами и представителями других народов. Сам же Аттила с гуннами расположился в центре. Он, видимо, планировал первым наброситься на римлян. Аэций же, напротив, возглавил левый фланг своего войска, на правый поставил короля Теодориха с вестготами, чтобы двумя этими крыльями отсечь противника от его флангов.

Перед началом сражения Аттила постарался вдохновить своих воинов речью. Если верить готскому преданию, приведенному Иорданом, то в ней говорилось: «Нападем смело на неприятеля, кто храбрее, тот всегда нападает. Смотрите с презрением на эту массу разнообразных народов, ни в чем не согласных между собою, кто при защите себя рассчитывает на чужую помощь, тот обличает собственную слабость перед всем светом… Итак, возвысьте свою храбрость и раздуйте свой обычный пыл. Покажите, как следует, гуннам свое мужество… Я бросаю первый дротик в неприятеля, если кто-либо может остаться спокойным в то время, когда бьется Аттила, тот уже погиб». Как видим, царь гуннов был силен в красноречии, и его призывы всегда достигали цели. Поэтому и на этот раз воодушевленные его словами воины со свирепой отчаянностью бросились в бой.

Ход битвы, состоявшейся 15 июня 451 года , подробно описан Иорданом: «Войска сошлись… на Каталаунских полях. Была на равнине покатая возвышенность, образующая холм. И вот каждая сторона стремилась захватить ее. …Направо стояли гунны со своими, налево — римляне и вестготы с союзниками. И вот, оставив склоны, они вступают в битвуиз-за вершины. Правое крыло войска составлял Теодорих с вестготами, левое — Аэций с римлянами, в середине же поместили Сангибана, предводительствовавшего… аланами… Против расположилось гуннское войско, в середине которого находился со своими храбрейшими Аттила… Крылья же образовали многочисленные народности и различные племена, которых Аттила подчинил своей власти. Между ними выделялось войско остготов, предводительствуемое Баламиром, Теодемиром и Видемиром… А бесчисленным войском гепидов предводительствовал прославленный король Ардарик, который вошел в доверие к Аттиле своей исключительной верностью… Остальная же… толпа королей и вождей разных племен ожидала, подобно телохранителям, приказаний Аттилы, и как только он поводил глазами, так без возражений, со страхом и трепетом являлся пред его лицо каждый… Один Аттила — король над королями — стоял над всеми и за всех действовал… Аттила направил своих, чтобы они заняли вершину холма, однако Торисмунд и Аэций его опередили: они раньше овладели возвышенностью холма и легко отбили устремившихся туда гуннов… Сходятся врукопашную. Завязывается битва, жестокая и повсеместная, ужасная, отчаянная. Ни о чем подобном не рассказывает древность, повествующая о такого рода деяниях… Если верить рассказам стариков, протекавший по упомянутому полю в низких берегах ручей широко разлился от крови, струившейся из ран сраженных… Тут Теодорих король, объезжавший и ободрявший свое войско, был сброшен с коня и, растоптанный ногами своих, кончил престарелую жизнь… Тогда вестготы, отделившись от аланов, устремились на отряды гуннов и убили бы самого Аттилу, если бы он из предосторожности заблаговременно не убежал и не укрылся в лагере, обнесенном повозками».

Бой прекратился только с наступлением ночи. Для Аттилы он стал единственным, в котором великий завоеватель потерпел поражение. Победившие римляне укрылись в своем укрепленном лагере, а удрученный предводитель гуннов в ожидании следующего штурма стал готовиться к худшему. В случае нового натиска со стороны римлян он даже решил сжечь себя на костре, но не попасть в руки врагов. В то же время Аттила не терял надежды на то, что ему удастся обмануть противника и выбраться из западни. Поэтому он приказал, чтобы из его лагеря всю ночь раздавались звуки трубы и бряцание оружия, которые должны были убедить Аэция и его союзников в готовности гуннского войска продолжить наутро битву. Это была своеобразная «психическая атака», которой хитрый завоеватель пытался устрашить римских воинов. Описывая состояние гуннского короля, Иордан сравнивал его с раненым зверем: «Как лев, гонимый отовсюду охотниками, большим прыжком удаляется в свое логовище, не смея броситься вперед, и своим рыканием наводит ужас на окрестные места, так гордый Аттила, король гуннов, среди своих кибиток наводил ужас на своих победителей».

Но новой атаки со стороны римлян на следующий день не последовало. В их стане возникли разногласия, в результате которых новый король вестготов Торисмунд покинул со своим войском лагерь. Оставшийся без союзника Аэций не решился атаковать гуннов. Благодаря этому Аттила смог спокойно уйти с остатками своей армии за Рейн. Исходя из этого, некоторые военные историки (в частности, Алексей Паталах) склонны считать результат сражения ничейным, но подавляющее большинство оценивает его как первое и единственное поражение гуннского завоевателя. И только Рафаэль Безертдинов утверждает, что в этой битве проиграли римляне и их союзники: «Обе стороны несли большие потери, но горели желанием победить. Страшная резня длилась сутки. Напор Аесиуса удержали не союзники хуннов, а их богатыри, которых много полегло на поле боя. К вечеру второго дня римские легионеры отступили. Весь мир убедился — тюрки непобедимы».

Так или иначе, но битва на Каталаунских полях стала одной из самых кровопролитных в истории войн. Согласно позднейшей легенде, после нее тени павших еще три дня продолжали сражаться между собой. А число погибших с обеих сторон было огромным. По данным Иордана, в битве в общей сложности погибло 165 тысяч человек. Другие ученые, в част ности известный русский историк и публицист XIX века М. М. Стасюлевич, доводят число потерь с обеих сторон до 300 тысяч человек. Однако обе эти цифры можно считать преувеличенными. С учетом разнородности участников сражения оно было названо «битвой народов». По единодушному мнению историков, она является одной из самых значительных битв мировой истории. Считается, что если бы в ней победил Аттила, то это могло бы привести к гибели остатков римской цивилизации и падению христианства в Западной Европе, а в конечном итоге — к господству азиатов в Европе. В частности, Бувье-Ажан пишет, что «битва народов» ознаменовала собой столкновение двух миров — «римской цивилизации» и «варварства». Их противостояние выразилось и в уровне технического прогресса, и в противоборстве христианства и язычества, «вернее, разнородного смешения языческих верований и суеверий в сочетании с атеизмом». Французский историк дал очень емкое и образное определение этому событию, сказав, что «на Каталаунских полях сошлись Запад и Восток, город и степь, крестьянин и кочевник, дом и шатер, Меч Господень и Бич Божий». А еще он считает, что «это была борьба за независимость и свободу», в которой «различные варварские племена поднялись против захватчиков-гуннов, чтобы сообща защитить землю Галлии».

Тем не менее, исход «битвы народов» по сей день вызывает у историков множество вопросов. Ответить на них очень непросто, так как не сохранилось никаких воспоминаний непосредственных ее участников, а все, что о ней известно, почерпнуто из произведений преимущественно римских авторов, содержащих их личные субъективные комментарии. Примерами того могут служить письма и поэмы Сидония Аполлинария и упомянутое уже здесь сочинение Иордана. Но больше всего отголосков этого сражения дошли до нас в легендах, одинаковых у самых разных народов и бережно сохранявшихся в течение многих столетий, которые мало что поясняют в расстановке сил и намерениях противников. В какой-то мере это, возможно, удалось сделать Бувье-Ажану в одной из глав своей книги об Аттиле, которая так и называется «Загадка Каталаунских полей». Первый вопрос, которым задается французский исследователь, звучит так: почему вестготы ушли с места битвы первыми. Поскольку угроза со стороны Аттилы еще не исчезла и битва могла возобновиться в любое время, не был ли их уход предательством по отношению к римлянам? Но, проанализировав события в Аквитании того времени, он пришел к выводу, что поведение вестготов, скорее всего, было обусловлено обстоятельствами, связанными с трагической смертью Теодориха. Молодой король вестготов Торисмунд поспешил вернуться на родину, опасаясь, что его младший брат Эврих, узнав о смерти отца, может захватить власть в стране. По мнению Бувье-Ажана, он поклялся Аэцию, что вернется к нему, если в этом возникнет необходимость, и ушел со своими воинами по его просьбе ночью, не гася за собой огни.

Но почему же тогда покинул Каталаунские поля Аттила? Может быть, благодаря непогашенным вестготами огням — этой маленькой военной хитрости Аэция, — он не догадался об уходе вестготов и, опасаясь того, что его заметно поредевшая армия не выдержит следующего боя, решил отступить? Но французский историк сомневается в этом, считая, что численность гуннской армии и после сражения оставалась вдвое большей, чем у галло-римлян. Он высказывает другие предположения о причине отступления гуннов: «Предположение первое: Аттила сохранял численное превосходство, и активное преследование его было чревато для Аэция определенным риском. Он отступал — и этого было довольно.

Второе предположение: Аттила был уверен, что Аэций не станет продолжать войну, так как, не получив от Валентиниана III дополнительных легионов, он мог преподнести отступление гуннов как победу и претендовать на триумфальную встречу в Италии.

Третье предположение: возобновление сражения привело бы к полному разгрому гуннов, от которого Аэций предпочел пока воздержаться, понимая, что Аттила не нападет. Аттила же осознал, что одного только героизма и численного превосходства недостаточно, чтобы выиграть войну. Он оценил преимущества техники и снаряжения римлян и опасался нового, еще более тяжелого поражения. Поэтому он решил вести себя как побежденный, демонстративно отступив, чтобы Аэций посчитал ненужным добивать поверженного врага, признавшего свое поражение.

Четвертое предположение: между Аттилой и Аэцием существовал сговор. Даже сойдясь на поле брани, они инстинктивно оставались сообщниками. Каждый мог стремиться победить другого, но никак не уничтожить. Раздел «мира» все еще был возможен, надо было только дождаться удобного момента и разыграть свои личные козыри. Аэций отпустил Аттилу, как сделал это еще раньше под Орлеаном. Аттила сделал бы то же самое, если бы повернулось колесо фортуны и побежденным оказался бы Аэций. Можно даже предположить, что посредничал не один только Констанций и связь между Аттилой и Аэцием поддерживалась регулярно, даже в самые напряженные периоды их взаимоотношений. Подобное и возможно, и невозможно. Возможно, что в 451 году так и случилось…

Была у Аттилы и еще одна причина уйти: он должен был сохранить доверие союзников. Если в сложившихся условиях Аттила и согласился сыграть для римлян и галло-римлян роль побежденного, то гунны и их союзники вовсе не считали сражение проигранным. Бой был прерван, и хотя обе стороны понесли тяжелые потери, ничего еще не было решено».

Бувье-Ажан категорически не согласен с теми учеными, которые считают, что отступление Аттилы от Константинополя, снятие им осады Парижа и «бессмысленное дезертирство» с Каталаунских полей служат «доказательством его нездорового непостоянства, неспособности завершить начатое дело, за которое уже дорого заплачено». В связи с этим он пишет: «Это предположение совершенно несостоятельно. Поступки Аттилы имеют под собой весомые основания. Штурм Парижа не решал стратегических задач, а отступление с Каталаунских полей, хотя и нанесло болезненный удар по его самолюбию, было продиктовано исключительно здравым смыслом. Продолжение битвы могло обойтись слишком дорого, разумнее было пересмотреть план кампании». По всей вероятности, гуннский завоеватель руководствовался при этом известным принципом: отступление не поражение, отойти еще не значит уйти.

Трудно судить, насколько справедливо то или иное умозаключение французского историка, так как ни одно из них не подкреплено историческими материалами. Однако о том, что после жестокой «битвы народов» Аттила вовсе не считал себя побежденным, а войну оконченной, можно судить хотя бы по тому, что сразу же по возвращении домой он стал готовиться к новому походу. Проанализировав расстановку сил на территории Западной Римской империи, он решил, что наиболее правильным будет сконцентрироваться на захвате Италии и завоевании все той же Галлии, но теперь с юга. И уже весной 452 года гуннский завоеватель вторгся в Италию, по обыкновению отмечая свой путь ужасными разрушениями, пожарами и истреблением тысяч людей. По словам Бувье-Ажана, «начиналась самая ужасающая кампания Аттилы. Помимо кровавой резни, она была примечательна достижениями гуннов в области военной техники и стратегии, а также своим совершенно неожиданным, парадоксальным финалом».

Из книги Наполеон автора Тарле Евгений Викторович

Глава XIV. Восстание вассальной Европы против Наполеона и «Битва народов». Начало крушения «Великой империи». 1813 г. В 12 суток, сначала в санях, потом в экипаже, Наполеон промчался по Польше, Германии, Франции и утром 18 декабря 1812 г. явился в Тюильрийский дворец. Он ехал,

Из книги Всемирная история. Том 4. Новейшая история автора Йегер Оскар

Из книги Англия и Франция: мы любим ненавидеть друг друга автора Кларк Стефан

Чужие на Елисейских Полях Тем временем и на севере дела складывались не лучше. Пруссаки уже шагали по просторам Франции, во главе с фельдмаршалом со звучным именем Гебхард Леберехт фон Блюхер. Это было вдвойне болезненно для Наполеона: мало того что на него надвигалась

Из книги Всемирная история без комплексов и стереотипов.

Том 2 автора Гитин Валерий Григорьевич

Заметки на полях скрижалей Хроника каждой эпохи изобилует сообщениями, не имевшими объективной ценности: то, что для одного читателя будет переворачивающим душу наизнанку откровением или хотя бы достойным внимания фактом, для другого окажется совершенно тривиальной

Из книги Аттила. Бич Божий автора Бувье-Ажан Морис

XIV ЗАГАДКА КАТАЛАУНСКИХ ПОЛЕЙ Загадка? Скорее, загадки, которые поставили бы в тупик самого Сфинкса.Обратимся к фактам и только фактам.Сражение прекратилось, когда Аттила и Валамир, с одной стороны, Меровей и Гондиок, с другой, покинули поле битвы. Далее ничего не

Из книги Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца автора Стингл Милослав

III. На полях империи Кроме королевы кукурузы и короля картофеля, земледельцы-инки в древнем Перу знали еще великое множество других культурных растений. Из клубнеплодов они знали «оку», которая, как и картофель, могла расти и в надоблачных высотах Анд. Здешние крестьяне

Из книги Избранные произведения о духе законов автора Монтескье Шарль Луи

ГЛАВА III О том, что нужды южных народов отличаются от нужд северных народов В Европе существует некоторое равновесие между народами юга и севера. Первые имеют всевозможные удобства для жизни и мало нужд; у вторых много нужд и мало удобств для жизни. Одним природа дала

Из книги Наполеоновские войны автора

«Битва народов» 4 – 7 (16 – 19) октября произошло грандиозное сражение, получившее уже у современников название «Битва народов» («Vфlkerschlacht»), а затем прочно вошедшее в обиход историков. Со стороны союзников в ней участвовали русские, прусские, австрийские и шведские войска,

автора

БИТВА НА КАТАЛАУНСКИХ ПОЛЯХ АттилаСражение, разыгравшееся в 451 г. на одной из равнин в Шампани, стало своеобразным концентрированным выражением всех европейских конфликтов эпохи Великого переселения. Это не была битва Востока с Западом или хаоса против порядка, это

Из книги 500 знаменитых исторических событий автора Карнацевич Владислав Леонидович

«БИТВА НАРОДОВ» ПРИ ЛЕЙПЦИГЕ «Битва народов» показала, что, несмотря ни на какой полководческий гений, император не может одолеть объединенные силы сразу нескольких крупных держав. Они просто были в состоянии задавить массой французскую армию.После изгнания Наполеона

Из книги Аттила. Предводитель гуннов автора Хаттон Эдвард

Глава 7 Отступление Аттилы и битва на Каталаунских полях Похоже, отступление Аттилы от Орлеана стало одним из самых ужасных, о которых до нас дошли сведения. Готский хроникер Иордан, писавший через сто лет после излагаемых событий, полностью или почти полностью полагался

Из книги Хронология российской истории. Россия и мир автора Анисимов Евгений Викторович

1813, 16–19 октября Битва народов под Лейпцигом Эта битва решила судьбу Германии и привела к тому, что французы были вынуждены отступить во Францию. После провального похода в Москву Наполеон быстро оправился, создал две армии и, несмотря на переход Пруссии на сторону

Из книги Все сражения русской армии 1804?1814. Россия против Наполеона автора Безотосный Виктор Михайлович

«Битва народов» 4–7 (16–19) октября произошло грандиозное сражение, получившее уже у современников название «битва народов» («V?lkerschlacht»), а затем прочно вошедшее в обиход историков. Со стороны союзников в ней участвовали русские, прусские, австрийские и шведские войска,

Из книги Великое прошлое советского народа автора Панкратова Анна Михайловна

2. Царская Россия — тюрьма народов. Царизм — враг народов России Присоединённые к Российской империи территории царское правительство превращало в свои колонии. Окраины империи давали сырьё для промышленности центра России и служили рынком для сбыта её

Из книги Империя и воля. Догнать самих себя автора Аверьянов Виталий Владимирович

На полях замысла 28. В стратегической перспективе такой курс означает развитие процесса воссоединения исторической России (соответствующие предложения Абхазии, Осетии, Приднестровью), а также переговоры с Казахстаном и Украиной по поводу интенсификации путей взаимной

Из книги Женщины-медики – отважные патриотки автора Сатрапинский Феодосий Васильевич

На полях сражений Награждение орденами и медалями Советского Союза санитаров и санитаров-носильщиков за вынос раненых с поля боя явилось ярким выражением заботы Коммунистической партии и Советского правительства о защитниках нашей Родины, о быстрейшем их

Битва народов

Ошибочно думать, что поражение в России в 1812 году стало концом Наполеона Бонапарта. Он оставался властелином значительной части Европы (непосредственно, через родственников или зависимых правителей), пользовался авторитетом на родине и не утратил ни своих талантов полководца, ни амбиций завоевателя. При этом потенциал Франции еще вполне допускал реванш, и противники императора спешили искоренить такую возможность.

Блок: 1/4 | Кол-во символов: 420
Источник: https://IstoriyaKratko.ru/pravlenie-romanovyh/voyny-romanovyh/bitva-narodov-pod-lejptsigom-v-1813-godu.html

Значение битвы при Лейпциге в мировой истории

Битва под Лейпцигом, также известная как Битва Народов, была, безусловно, крупнейшим сражением наполеоновских войн. Это был первый раз, когда Наполеон был побежден в сражении. Следующей весной триумфальные силы семи крупнейших европейских держав, известных как Шестая коалиция, победили Наполеона и заставили его отречься от престола и торжественно вошли в Париж.