Содержание

Хабар 24 — Новости Казахстана и мира на сегодня

Проверено

24.03.2022 | 92

По официальным данным казахстанцы в год производят до пяти миллионов тонн твёрдых бытовых отходов. Сколько из них идёт на переработку, никто…

Диагноз

19.03.2022 | 573

Проблемы полового бессилия — явление куда более распространенное, чем о нём принято говорить. Импотенция или эректильная дисфункция — крайне важная и…

Проверено

18.03.2022 | 645

В сентябре 2021 года Казахстан занял 2 строчку мирового рейтинга по количеству майнинга, и тут же стало понятно, что большинство…

АЛМАЗные советы

13.03.2022 | 933

Президент Академии профилактической медицины, член Американской ассоциации здравоохранения Алмаз Шарман: — В течение двух с половиной лет, каждую неделю, я старался доступно.

..

Диагноз

12.03.2022 | 1096

В рамках дорожной карты развития здравоохранения Восточно-Казахстанской области в Многопрофильльном центре онкологии и хирургии была проведена модернизация.  Программа «Диагноз» приехала в Центр, чтобы узнать…

Проверено

10.03.2022 | 1160

Хотя зима в этом году была малоснежная, сразу четыре региона страны – Карагандинская, Северо-Казахстанская, Акмолинская и Костанайская – всё равно находятся в зоне…

АЛМАЗные советы

07.03.2022 | 1311

Какой вид спорта или физической активности больше подходит тому или иному человеку, и как индивидуальные черты характера могут повлиять на…

Ошакбаев LIVE

04.03.2022 | 1703

Айдын Бикебаев, председатель Республиканской коллегии адвокатов.

в Нагорный Карабах возвращаются беженцы

Еще пять российских гуманитарных центров созданы в Нагорном Карабахе российским министерством обороны. Они войдут в состав Межведомственного центра гуманитарного реагирования и будут курировать вопросы медицины, разминирования, транспорта, торгово-бытового обеспечения и примирения враждующих сторон. Уже завтра военные приступят к первоочередным мероприятиям, а сегодня миротворцы помогли колонне азербайджанских военнослужащих беспрепятственно доехать от Шуши до Физулинского района. Кроме того, при содействии наших военных в регион уже вернулись более трех тысяч беженцев.

Это граница Мартунинского и Агдамского районов Нагорного Карабаха. На местности они никак не обозначена. Но местные-то знают, где заканчивается их земля, а где начинается соседняя. И в самое ближайшее время Агдамский район окажется в составе Азербайджана.

Окраина армянского села Барташе. Местные торопятся собрать урожай гранатов, которые никто здесь не собирал из-за боевых действий.

— Война, война, а надо работать.

Новые старые соседи азербайджанцы, которые могут появиться здесь уже завтра, пока этих людей настораживают. За более чем 30 лет они просто отвыкли жить бок о бок. Тем более, что теперь между соседями пройдет линия разграничения с военными по обе стороны.

— Ну и как вам?

— Время покажет. Спокойно не будет.

Покидать свое село эти люди пока не собираются. Мир в регионе им обещали на высшем международном уровне, а здесь, на земле гарантируют российские миротворцы. А вот из села Вазгенашен жители уезжают. Оно переходит в состав Азербайджана. Саркис Саркисян за сегодняшний день отправляет в Армекнию уже пятую машину с пожитками. Он надеется, что село все же останется в составе Карабаха, но на всякий случай вывозит все ценности.

«Надеюсь вернуться, но пока забираю все. У меня здесь дома трех братьев, 11 детей. Хотелось бы жить не где-то там, а у себя дома», – признается Саркис. Он едет в Армению, а его соседи перебираются поближе, в райцентр Мартуни, который и сам серьезно пострадал от войны. Мэр Мартуни Эдик Аванесян на вопрос, есть ли у города есть возможность им помочь, отвечает: «В Мартуни – нет. Много разрушений. Но чем можем, поможем».

Сегодня в Карабехе парадоксальная ситуация: одни из республики уезжают, другие в сопровождении российских миротворцев возвращаются. В колонне беженцев в центре Степанакерта Армен встречает маму с внуками.

«40 дней не виделись. Опасно было здесь, стреляли. Но уже все хорошо. Россия гарантирует безопасность. Путин гарантирует», – говорит Армен.

«Обеспечено возвращение 1199 беженцев, ранее покинувших свои дома в Нагорном Карабахе», – сообщил Игорь Конашенков официальный представитель министерства обороны РФ.

С передачей отдельных районов Карабаха Азербайджану количество российских миротворческих постов на линии разграничения, вероятней всего, увеличится. Но вот этот, между городом Шуша и Степанакертом, останется стратегическим. За день до появления здесь «голубых касок» точку, с которой столица НКАО, как на ладони, заняли азербайджанские войска. Но дальше по договоренности сторон продвинуться не смогли.

Сегодня в Карабахе российская сторона сформировала пять центров, которые должны способствовать нормализации обстановки: по гуманитарному разминированию, примирению сторон, транспортному и медицинскому обеспечению и торгово-бытовому снабжению.

Карабах не выдержит двоих – Газета Коммерсантъ № 208 (6929) от 13.11.2020

Россия и Турция вступили в бескомпромиссную борьбу за звание миротворцев. Анкара претендует на размещение в Нагорном Карабахе своих военных наблюдателей наряду с российскими, но в Москве дают понять, что турецким военным придется ограничиться съемками с беспилотников без выездов в зону бывшего конфликта. Между тем половина личного состава российского миротворческого контингента уже прибыла в регион. Вечером российский миротворческий батальон вошел в Степанакерт.

Перетягивание каната

В течение всего четверга власти России и Турции отчаянно спорили, обсуждая будущую роль турецких военных в Нагорном Карабахе. «Роль Турции в процессе мониторинга будет такой же, что и у России,— заявил утром министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.— Наблюдение будет вестись как на суше, так и в воздухе посредством беспилотных летательных аппаратов». Он добавил, что 13 ноября в Анкару «прибудет делегация из России для обсуждения деталей создания совместного наблюдательного центра по Карабаху». Не менее смелое заявление сделал и министр обороны Турции Хулуси Акар. «Турция примет участие в процессе наблюдения за соблюдением договоренностей по Карабаху. Турецкие военные будут действовать в составе совместной (с Россией.—

“Ъ”) миротворческой миссии».

Представителям Турции незамедлительно ответили пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков и глава МИДа Сергей Лавров. «Мы по-прежнему исходим из того, что миротворцами выступают российские военные, которые уже дислоцируются в зоне соприкосновения сторон, а взаимодействие с турецкими военными будет в рамках мониторингового центра, который будет расположен на территории Азербайджана»,— сказал господин Песков журналистам.

«Границы мобильности турецких наблюдателей ограничиваются теми географическими координатами, которые будут определены для расположения создаваемого российско-турецкого мониторингового центра на территории Азербайджана. На той части территории, которая не приближена к Карабаху и которая будет дополнительно согласована,— пояснил Сергей Лавров.— Вчера был подписан меморандум на уровне министров обороны России и Турции, центр будет работать исключительно в дистанционном режиме, используя технические средства объективного контроля, включая беспилотники и прочие технологии, которые позволяют определять ситуацию на земле, в Карабахе».

Стоит отметить, что заочный спор Москвы и Анкары начался еще накануне, в среду, когда заявление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о равнозначности российской и турецкой миссий распространило агентство Anadolu.

Кроме того, 11 ноября администрация президента Турции опубликовала сообщение по итогам телефонного разговора господина Эрдогана с президентом РФ Владимиром Путиным.

Там со ссылкой на слова турецкого президента говорится, что место для создания российско-турецкого центра «будет определено Азербайджаном на территории, освобожденной от армянской оккупации». Однако сделанные на следующий день заявления российских официальных лиц эту версию опровергают.

Опрошенные же “Ъ” турецкие эксперты убеждены, что Анкара будет настаивать на своем присутствии именно в качестве выездных наблюдателей. Как отметил директор программы европейских исследований в государственном центре SETA Энес Байраклы, присутствие турецких миротворцев «на земле» в Анкаре считают «естественно возможным» для поддержания баланса, так как Россия воспринимается как сторонник Армении. Он также отметил, что окончательное решение на этот счет должен принимать Азербайджан.

«Россия приложит все усилия, чтобы ограничить роль Турции,— отметил научный сотрудник Центра ближневосточных стратегических исследований (ORSAM) в Анкаре Ойтун Орхан.— Однако Турция тоже попытается выторговать как можно больше.

Если Турция не будет представлена на земле, ей будет сложнее влиять на политическое разрешение конфликта». Господин Орхан добавил, что Турцию мог бы устроить уже опробованный в Сирии формат совместного патрулирования, а вот наблюдения с беспилотников, как это предлагает российская сторона, будет недостаточно.

«Не думаю, что Россия сможет полностью проигнорировать турецкие ожидания»,— добавил эксперт.

Мнение Баку в ожесточенном споре Москвы и Анкары звучало весьма приглушенно. Однако, как явствует из интервью РБК посла Азербайджана в России Полада Бюль-Бюль оглы, оно ближе к российской позиции. «Это будет взаимный российско-турецкий центр, разговор не идет о введении миротворцев, то есть солдат турецких, разговор идет о техническом контроле за исполнением сторонами этого миротворческого заявления»,— сказал он, уточнив, что в турецком контингенте «нет необходимости».

О статусе Карабаха

На общем брифинге Полад Бюль-Бюль оглы сообщил не менее важные новости. По словам посла, азербайджанская сторона также передала российской список наемников, воевавших на стороне Армении. «По поводу наемников прошу обратить внимание: ни уважаемый Сергей Нарышкин (директор Службы внешней разведки РФ.— “Ъ”), ни уважаемый Сергей Викторович Лавров, говоря о цифрах наемников, ни разу не сказали, на чьей стороне они воюют. Поэтому я вчера как посол подписал документ в соответствующие органы РФ, где азербайджанская сторона представила фамилии, имена, позывные наемников, которые были на армянской стороне».

Полад Бюль-Бюль оглы поднял также вопрос о будущем Нагорного Карабаха — возможный статус региона. «Статуса Нагорного Карабаха на сегодня нет»,— напомнил он, но отметил, что «это может быть в лучшем плане культурная автономия для армянского населения, которое там проживает». Ранее президент Азербайджана Ильхам Алиев утверждал, что у Нагорного Карабаха не будет статуса, пока он остается на посту.

«Могу на своем уровне гарантировать, что никакому памятнику истории, а тем более духовности вреда нанесено не будет. Все исторические памятники, естественно, будут сохранены»,— добавил господин Бюль-Бюль оглы.

«Мы исходим из того, что статус будет определяться в зависимости от того, какие действия мы должны предпринять, чтобы восстановить этноконфессиональное согласие в Нагорном Карабахе,— высказался на ту же тему российский министр Сергей Лавров, подчеркнув: — Здесь мы не ставим каких-либо искусственных сроков».

Карабахский конфликт в документах и соглашениях

Смотреть

О будущем статусе Нагорного Карабаха говорил и премьер Армении Никол Пашинян. «Принципиально важное значение имеет окончательное решение вопроса о статусе Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха.— “Ъ”). Международное признание Республики Арцах становится абсолютным приоритетом. Причем для международного признания сейчас есть более весомые доводы»,— сказал он в эфире на Facebook, не уточняя, о чем идет речь.

Премьер контратакует

Стоит отметить, что в четверг положение господина Пашиняна уже не казалось таким шатким, как накануне. Он провел встречи с президентом Армении Арменом Саркисяном, а также с парламентской фракцией «Мой шаг», составляющей в парламенте большинство. Напомним, что оппозиционеры собирались добиться отставки премьера через парламент, но сделать это не удалось из-за отсутствия кворума. Митинг с требованием отставки премьера в четверг тоже не был таким масштабным, как в среду.

Протестующие, как и накануне, кричали «Пашинян — предатель!» и «Пашинян, уходи!», но уже к 20:00 акция закончилась. Серьезного противостояния с полицией не было, если не считать нескольких задержаний наиболее заметных участников акции, например депутата от партии «Процветающая Армения» Эдуарда Бабаяна.

Очевидно, что Никол Пашинян пытается вывести из игры наиболее опасных для него «бунтовщиков».

Так, стало известно, что лидеру партии «Родина» и экс-главе Службы национальной безопасности Армении Артуру Ванецяну вменяются уголовные статьи — «Организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, применением огнестрельного оружия либо оказанием вооруженного сопротивления представителю власти» и «Нарушение правил обращения с документами или с компьютерной информацией, содержащими государственную тайну». По той же статье задержан и представитель «Дашнакцутюн» Ишхан Сагателян, который был де-факто организатором митинга в среду.

«Там, безусловно, есть искренние люди, которым, наверное, обидно, что все так завершается на данном этапе,— прокомментировал ереванские протесты Сергей Лавров.— Хотя иллюзий о том, что семь районов вокруг Нагорного Карабаха должны навеки оставаться в том положении, в каком они были месяц, полтора, два назад, не должно было быть».

Сам же Никол Пашинян, говоря о роли России, не скупился на комплименты.

Он выразил уверенность, что «российские миротворцы обеспечат безопасность и связь Ереван—Степанакерт будет надежной», а «жители должны как можно скорее вернуться в свои родные дома». Желая обрадовать сограждан хорошей новостью, он также заметил, что разблокирование транспортного сообщения в регионе, которое закреплено в соглашении, подразумевает не только транзит азербайджанских грузов через армянскую территорию, но и наоборот. Например, появляется возможность для железнодорожного сообщения с Ираном через Нахичеванскую Автономную Республику Азербайджана.

Между тем российский миротворческий контингент продолжает разворачиваться в Нагорном Карабахе. Как сообщили в Минобороны РФ, туда уже успели перебросить 800 человек, то есть примерно половину от планируемых 1960. Согласно указу Владимира Путина, ротация военнослужащих будет проводиться «не реже двух раз в год». Вечером в четверг поступило сообщение о том, что российский миротворческий батальон вошел в Степанакерт.

Кирилл Кривошеев; Айк Халатян, Ереван

РСМД :: Нагорно-Карабахское урегулирование: оправдано ли ускорение?

Нагорно-Карабахский конфликт сегодня не назовешь главным вызовом международной безопасности. Он не входит в топы информационных лент и не рассматривается (в отличие от кейсов Абхазии, Южной Осетии или Донбасса) как одно из «прокси-противостояний» между Россией и Западом. Наоборот, Нагорный Карабах остается, пожалуй, уникальной точкой в Евразии, где российские, американские и французские дипломаты (эти три страны являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ, занимающейся поиском путей разрешения конфликта) работают совместно для реализации одной общей цели.

В сегодняшнем контексте крайне важно не потерять с аналитических радаров «не самый важный конфликт», понимать его динамику (пускай, кому-то она и кажется незначительным по сравнению с противостояниями на Ближнем Востоке, в Африке или на Украине). Говоря о сохранении «руки на пульсе» одного из самых продолжительных постсоветских конфликтов, мы не можем пройти мимо экспертной продукции Международной кризисной группы (ICG).

Авторы говорят о некоей открывшейся возможности для урегулирования застарелого конфликта. Более того, они констатируют, что «в начале 2019 года прогресс в переговорном процессе казался очевидным». Но на каком основании делаются эти и другие выводы?


Между миром и войной

Нагорно-Карабахский конфликт сегодня не назовешь главным вызовом международной безопасности. Он не входит в топы информационных лент и не рассматривается (в отличие от кейсов Абхазии, Южной Осетии или Донбасса) как одно из «прокси-противостояний» между Россией и Западом. Наоборот, Нагорный Карабах остается, пожалуй, уникальной точкой в Евразии, где российские, американские и французские дипломаты (эти три страны являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ, занимающейся поиском путей разрешения конфликта) работают совместно для реализации одной общей цели. На юго-востоке Украины о такой кооперации можно только мечтать.

После резкого обострения вдоль всей «линии соприкосновения» в начале апреля 2016 г. (эти события в СМИ называют четырехдневной войной) сопоставимых попыток сломать существующий статус-кво не предпринималось. Более того, даже после этого масштабного военно-политического потрясения, переговорный процесс не прервался. Уже 5 апреля 2016 г. в Вене состоялось заседание Минской группы ОБСЕ, в ходе которого обсуждалась эскалация вооруженного противостояния. Помимо этого состоялось заседание Постоянного совета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, посвященное этой же проблеме. Встреча же между президентами Армении и Азербайджана (первая после четырехдневной войны) состоялась 16 мая 2016 г. в столице Австрии и продолжалась в течение двух часов. Затем, 20 июня 2016 г. по предложению Владимира Путина в Санкт-Петербурге прошел трехсторонний саммит. Редчайший случай, когда инициатива Москвы получила поддержку из Вашингтона.

И с той поры переговоры как под эгидой Минской группы, так в трехстороннем (Армения — Азербайджан — РФ) и двустороннем (Россия — Армения, Россия — Азербайджан) формате остаются неотъемлемой частью Нагорно-Карабахского политического пейзажа. Другой вопрос — качество переговорного процесса, его содержательная сторона. Пока же зафиксируем: дипломатический формат сохранился, хотя говорить о значимых прорывах и сегодня не представляется возможным.

В то же самое время ситуация далека от благостной картинки. После апреля 2016 г. военная напряженность никуда не исчезла; и не только на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе, но и вдоль армяно-азербайджанской международно признанной границы, которая находится за пределами оспариваемой территории. И во многом это направление намного более опасно (прежде всего по своим последствиям), поскольку в этом контексте речь идет не только о противостоянии Баку с непризнанной Нагорно-Карабахской республикой (НКР), но и о потенциально возможном открытом конфликте Азербайджана и Армении, принимая во внимание членство Еревана в ОДКБ и стратегическое взаимодействие Баку с Анкарой.

Начиная с июня 2018 г., в широкий информационный оборот введена и так называемая нахичеванская операция, которая преподносится Азербайджаном как «освобождение 11 тыс. га земли», хотя ее детали до сих пор вызывают разноречивые оценки и трактовки в Баку и в Ереване. И хотя за период, прошедший с четырехдневной войны, кривая линия инцидентов поднималась и опускалась; очевидно одно: «замороженным» Нагорно-Карабахский конфликт не назвать. Угроза военной эскалации сохраняется, а количество встреч армянских и азербайджанских политиков и дипломатов, а также визитов посредников в регион пока не переходит в качество, если говорить о принятии конфликтующими сторонами неких компромиссных формул.

Таким образом, текущий статус-кво можно описать формулой «ни мира, ни войны». И крайне важно понять, какая чаша весов перевесит. Не менее важно объяснить, насколько устойчива данная конструкция, ведь отсутствие прочного мира не означает автоматическое сползание в открытый военный конфликт. Что держит ситуацию в неустойчивом, но в то же время продолжительном равновесии, ведь Соглашение о бессрочном прекращении огня вступило в силу 12 мая 1994 г.? В июле 2019 г. исполнилось уже 10 лет с момента публикации обновленного варианта так называемых базовых принципов, в соответствии с которым страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ рекомендовали конфликтующим сторонам «достичь соглашения». Однако за все это время стороны не сделали даже минимальных шагов по имплементации параметров, предложенных Баку и Еревану дипломатами-посредниками. И обновленные Мадридские принципы по-прежнему остаются «риторической фигурой», а не действующим алгоритмом достижения мира. В то же время нельзя говорить и о том, что Ереван и Баку спешно готовятся к войне; одни — для закрепления выгодного статус-кво, другие — для его радикального слома.

А был ли шанс?

В сегодняшнем контексте крайне важно не потерять с аналитических радаров «не самый важный конфликт», понимать его динамику (пускай, кому-то она и кажется незначительным по сравнению с противостояниями на Ближнем Востоке, в Африке или на Украине). Говоря о сохранении «руки на пульсе» одного из самых продолжительных постсоветских конфликтов, мы не можем пройти мимо экспертной продукции Международной кризисной группы (ICG). Ее вклад трудно недооценить — аналитики Группы регулярно публикуют материалы по ситуации в Закавказье в целом и вокруг Нагорно-Карабахского урегулирования в частности. Можно по-разному воспринимать те или иные интерпретации и выводы ICG, но неизменно одно — материалы экспертов Группы снабжены солидной эмпирической основой. Сами данные получены, как правило, в результате полевых исследований и работы с экспертами, изучающими Карабахский конфликт в течение многих лет. Международную кризисную группу трудно упрекнуть в «презентизме» и попытках играть на армянской или азербайджанской стороне. Все это делает доклады аналитиков ICG востребованными, без них сложно сегодня представить любую дискуссию по поводу динамики карабахского конфликта и его урегулирования. В этой связи новый доклад «Как выбраться из тупика в Нагорном Карабахе» можно только приветствовать. На английском языке название доклада звучит еще более интригующе — речь идет об откапывании (digging out) из имеющегося тупика [1].

Можно было бы в очередной раз воздать хвалу авторам аналитического материала за качественную скрупулезную работу по сложной этнополитической теме; и таковая была бы справедливой, привычный уровень подготовки доклада, выдержан. Однако хочется обратить внимание на ряд тезисов, которые кажутся, как минимум, спорными. Полемика вокруг них, думается, была бы продуктивной и полезной для поиска формулы мира в турбулентном регионе.

Начнем с главного. Авторы говорят о некоей открывшейся возможности для урегулирования застарелого конфликта. Более того, они констатируют, что «в начале 2019 года прогресс в переговорном процессе казался очевидным». Но на каком основании делаются подобные выводы? На основании частоты контактов между представителями Еревана и Баку, а также визитов посредников в регион? Тогда стоит вспомнить, что под занавес 2017 года переговорный процесс по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта значительно интенсифицировался. Сначала в Женеве прошла встреча президентов Армении и Азербайджана Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева, которые вернулись за стол переговоров после перерыва в один год и три месяц; затем в Москве сопредседатели Минской группы ОБСЕ встретились с главами МИД двух стран. Вскоре после этого министр иностранных дел РФ Сергей Лавров побывал в Баку и в Ереване, а в канун 2018 года прошла еще одна встреча армянского и азербайджанского министров. Но разве это открыло какие-то новые возможности? Разве такая высокая частота переговоров предотвратила обострение в Нахичевани и Тавуше летом 2018 г.?

Продолжим, тем не менее, задавать дополнительные вопросы. Какие новые сюжеты были введены в оборот в 2019 г. ? Разве все, начиная от «пакетного и «поэтапного плана», «обмена территориями» и заканчивая «базовыми принципами», еще не введено в дипломатический оборот? Разве Ереван и Баку уже перестали трактовать эти вопросы по-разному, и нашли консенсус? Разве ушел из официальной риторики сторон язык вражды? Ответы на все эти вопросы будут отрицательными. В содержательном плане ничего нового не произошло. Как в 2017 г., так и в 2019 г., и в 2020 г. стороны стремятся не столько к урегулированию конфликта (то есть к поиску механизмов, как обеспечить, например, возвращение беженцев или безопасный коридор между Арменией и Карабахом), сколько к конфликтному менеджменту. Достаточно взглянуть на ту лексику, которую используют армянские и азербайджанские дипломаты, на тот круг тем, которые «на столе». Это вопросы обмена пленными, минимизации инцидентов, мониторинга нарушений режима перемирия. Все это — про снижение издержек конфликта, но не про устранение фундаментальных его причин и опасных последствий.

Авторы доклада также утверждают, что новое правительство Армении во главе с Николом Пашиняном «заявило о готовности искать компромиссное решение». Этот вывод также кажется спорным в силу двух причин. Во-первых, упускается из виду момент принципиальной важности. Все лидеры Армении не только прошлого, настоящего, но и будущего не могли и не смогут уйти от обсуждения «цены уступок». Она может быть большей или меньшей, но на столе сегодня обновленные Мадридские принципы, основной смысл которых раскрыт и секретом не является.

Во-вторых, разве не Никол Пашинян высказал идеи о необходимости непосредственного вовлечения властей непризнанной НКР в переговоры, а также, по сути, обозначил в качестве предусловия для возвращения за стол переговоров полный отказ Баку от «милитаристской риторики». Более того, сам переговорный процесс был назван ими не «самоцелью»? Между тем очевидно, что сегодня такую идею в Баку не примут, даже если предположить приход завтра к власти в стране самой жесткой оппозиции Ильхаму Алиеву. По части Карабаха она, к слову, намного более радикальная, чем действующая власть. Да, конечно, после этих дебютных заявлений по карабахской тематике министр иностранных дел Армении и сам Н. Пашинян принимали участие в переговорах. Уже накопился внушительный список таких встреч как «на полях» авторитетных международных форумов, так и в двустороннем формате. Но разве идея оперативной связи по инцидентам относится к содержательной стороне мирного процесса, а не к тому же конфликтному менеджменту? К тому же, несмотря на все эти встречи, «обновленная» идея премьера Армении о прямой вовлеченности НКР не снята с повестки дня. Она вызывает споры в самом Ереване, но по факту эта позиция выглядит намного более бескомпромиссной, чем подходы Сержа Саргсяна. Интересно то, что сами авторы доклада признают тот факт, что с приходом к власти в Армении нового кабинета министров реальный прогресс на переговорах не был достигнут. Но непраздный вопрос: а были ли оправданными ожидания позитивных перемен? И на каком фундаменте вообще такие ожидания строятся?

Демократия и конфликт

Во многих выступлениях и публикациях последних лет авторов из США и европейских стран появилась своеобразная конвенциональная мудрость. То, что Никол Пашинян пользуется значительной поддержкой со стороны избирателей, связывается с его готовностью к переменам на карабахском направлении. Не раз озвучивался следующий аргумент. Н. Пашинян в отличие от С. Саргсяна обладает реальным доверием населения, уровень его легитимности намного выше, чем у любого из предшественников. На этом основании делался вывод: такой лидер способен пойти на принятие непопулярных решений, думая о будущем народа. То есть вместо популистского предложения он имеет шанс выйти на компромисс. При высокой популярности ему это будет легче сделать. Снова появился тезис об «окне возможностей», которое открывается перед Ереваном и Баку. Вот и авторы доклада ICG констатируют: «Один из способов подготовить условия для запуска переговоров состоит в следующем: Армения может попробовать убедить де-факто власти Нагорного Карабаха временно приостановить планы по созданию новых поселений в обмен на временный отказ Азербайджана от выдвижения исков в международные суды по вопросу о поселениях и введения очередных санкций».

Фактически снова повторяется тезис о демократии как «повивальной бабке» урегулирования конфликтов. Между тем ставка на народную поддержку с расчетом на ускорение мирного урегулирования имеет свои изъяны по многим причинам. Во-первых, потому, что в Армении именно в низкой легитимности С. Саргсяна усматривали угрозу «сдачи позиций». И бархатная революция проходила вовсе не под лозунгами безоговорочной «европеизации» любой ценой, включая и уступки по Карабаху. Напротив, в относительных неудачах 2016 г. винили закрытость властей от общественного мнения и народного участия в делах государственного управления. Таким образом, наивно полагать, будто вовлечение населения в политические процессы усилит позиции сторонников компромиссов. Напротив, оно может их ослабить. И в этом контексте отнюдь не случайным представляется уже упомянутое нами продвижение командой Н. Пашиняна тезиса о необходимости включения Степанакерта в переговоры. Премьер Армении словно бы сигналит своим партнерам: «Вы хотели народного мнения? Смотрите, оно такое и другим быть не может!»

Но к такому развороту не готов Баку (что вполне логично, учитывая азербайджанский подход к данному вопросу), а также, по большому счету, Минская группа. Ее сопредседатели — дипломаты отнюдь не самого высшего ранга. Для них решаться на изменение правил игры, значит, покуситься на прерогативы политиков высшего ранга; на это они не пойдут. Сами же первые лица стран, вовлеченных в процесс урегулирования, при всем понимании важности Карабаха, не готовы сделать его первостепенным сюжетом своей внешнеполитической повестки. В ней от Венесуэлы и Сирии до Украины все первые вопросы, похоже, расписаны на годы вперед. И доверие по ним практически отсутствует, равно как и содержательный диалог. Кто же станет переносить Карабах на первые строчки политического меню без особых причин? Разве что к этому вынудит новая эскалация, но возможна ли она? Исключать такое развитие событий нельзя, однако скатывание в нее не происходит по очевидным причинам: уверенности в быстрой победе (что показали и события 2016 г.) у Баку нет, а у Еревана нет никакого интереса к разрушению относительно выгодного (хотя и рискованного) статус-кво.

И последнее (по порядку, но не по важности). Международная кризисная группа уже не в первый раз призывает к ускорению мирного урегулирования: «Если поспешить, Армении и Азербайджану удастся вырваться из многолетнего застоя в отношениях, связанного со спорным регионом Нагорного Карабаха». Но разве мирный процесс — это сдача статьи к определенному дэдлайну? Чем мотивирована такая спешка, что она даст? Тем более в условиях, когда и элиты двух стран, и общества не готовы к компромиссам, не видят в них практической выгоды для себя, а абстракции вроде демократии или «доброй воли» просто не будут восприняты в Ереване и в Баку. Откуда представление, что подписание мирного договора, если произойдет, откроет дорогу в новое будущее? Где просчет рисков от внутриармянского и внутриазербайджанского раскола в случае принятия компромиссов? Между тем вся история мирного урегулирования от Ирландии до Ближнего Востока полна таких примеров. И самое главное — кто обеспечит эту спешку и какими ресурсами? На это, увы, ответов нет. И в итоге возникает ощущение, что общие выводы доклада живут какой-то отдельной от богатой эмпирической базы жизнью. И ориентированы они скорее не на аудиторию в Армении и в Азербайджане, а на западный политико-дипломатический мейнстрим с его пафосом всепобеждающей силы демократии и гражданского общества. Хотя, как установил Макйл Манн (и не только он), в обществах, где национально-государственная идентичность находится на стадии формирования, «демос (демократию) путают с этносом (этнической группой)» [2]. Со всеми вытекающими последствиями. И не только в Нагорном Карабахе.

1. Далее все цитаты приводятся по тексту Доклада.

2. Манн М. Тёмная сторона демократии. Объяснение этнических чисток. / Под ред. А. Р. Дюкова. — М.: Издательство «Пятый Рим»; Фонд «Историческая память», 2016.


В Нагорный Карабах вернулись уже более 23 тысяч беженцев. Новости. Первый канал

В Нагорный Карабах при поддержке российских миротворцев вернулись уже более 23 тысяч беженцев. И колонны автобусов продолжают прибывать. Только за сутки в Степанакерт приехали почти 1700 жителей. Многие из них не были дома долгие месяцы. Для оказания медицинской помощи наши специалисты развернули в Карабахе мобильный госпиталь. А еще на месте сейчас работают военные инженеры. Саперы разминируют в том числе жилые кварталы.

Взрывы под Степанакертом сегодня уже не пугают местных жителей. Они знают, что это российские миротворцы уничтожают неразорвавшиеся снаряды и мины. Каждый день саперы находят сотни взрывоопасных предметов, на полигоне образовался внушительный арсенал.

«Зеленые – натовского производства. Натовские, наши, есть украинские. Вот это украинская», – показывает директор центра гуманитарного разминирования Самвел Месропян.

Найденные снаряды и боеприпасы уничтожают небольшими порциями. Дело в том, что рядом находятся населенные пункты, так что по технике безопасности в каждой закладке не больше 16 килограммов в тротиловом эквиваленте.

В зоне особого внимания российских саперов жилые кварталы. Хозяева уже возвращаются в свои дома, так что разминирование надо провести как можно скорее. Во дворе прямо из-под куста торчит хвостовик от «Смерча». А в двух шагах от него играют дети.

«Я пошла кормить котенка, вижу: что-то серое. Потом подошла и увидела, что это «Смерч». Внизу дом вообще снесло», – рассказывает жительница Степанакерта Рита Оганян.

Работу осложняет то, что снаряды били по кварталам еще до листопада. И сегодня многие взрывоопасные предметы скрыты в листве и высокой траве.

«Наша задача, чтобы никто не подорвался, чтобы мы быстрее их обнаружили, дети бегают, они не знают, что это такое», – говорит сапер Тигран Василян.

Саперам помогает Юлана – бельгийская овчарка из Москвы. Это ее первая командировка. Но на ее счету уже с десяток опасных снарядов. А значит, и спасенных жизней.

«В основном у нас собаки работают с тротилом, гексогеном», – рассказывает вожатый служебных собак гуманитарной группы разминирования Андрей Степанцев.

Территорию местного аэродрома также пришлось разминировать, прежде чем обустроить здесь мобильный госпиталь. Всего 48 часов от прибытия до приема первых пациентов – норматив медицинского отряда специального назначения. Как из-под земли прямо на наших глазах вырастают модули будущей лаборатории, приемного отделения, хирургии, диагностики и даже стоматологии.

Главный модуль мобильного госпиталя уже готов к работе, осталось только подключить оборудование. Здесь будет операционная на два стола, а напротив – реанимационная, она уже почти готова к работе. Все оборудование в реанимационной способно выдерживать температурные перепады, ему не страшна влажность и пыль. А это уникальный аппарат ИВЛ. Он может вентилировать легкие не только кислородной смесью, но и обычным воздухом. Привезли, распаковали, включили и можно работать.

«Каждый аппарат оснащен внутренним аккумулятором. Если идет отключение, аппарат еще 8-10 часов способен работать без внешнего источника питания, и так все аппараты», – показывает начальник отдела по анестезиологии и реанимации Владимир Данилов.

Госпиталь рассчитан на сорок человек. Медики уже приступили к работе и готовы принимать пациентов из числа не только миротворцев, но и местных жителей. 

Ответы на вопросы СМИ по ситуации в Нагорном Карабахе • Президент России

Вопрос: Владимир Владимирович, вот уже неделя прошла с момента подписания важнейшего заявления между Азербайджаном, Арменией и Россией. Как Вы сейчас оцениваете ход его выполнения? Что успешно? В чём может быть проблема? Но самое главное – позволит ли, на Ваш взгляд, это соглашение разрубить тот очень тугой узел, столь давний и очень тяжёлый вопрос, когда, как Вы сами говорили, у каждой стороны своя правда?

В.Путин: Самое главное, что удалось сделать, – это прекратить кровопролитие. Я уже говорил, свыше четырёх тысяч человек погибло, только по официальным данным. На самом деле, я думаю, больше. Десятки тысяч ранены, искалечены. Послушайте, это же не кино. Это трагедия, которая происходит в жизни с конкретными людьми, с конкретными семьями. Поэтому прекращение кровопролития – это главный результат.

Но для того, чтобы понять, что происходит, нам придётся всё-таки вернуться назад, в историю, буквально в двух словах. Я вынужден напомнить, что всё это началось уже в далёком 1988 году, когда произошли столкновения на этнической почве в азербайджанском городе Сумгаите. Тогда пострадало гражданское население, армянское, потом эти события перекинулись на Нагорный Карабах.

И поскольку тогдашнее руководство Советского Союза не отреагировало должным образом на происходящие события… Повторю ещё раз: это вещи тонкие, здесь я не хочу занимать чью-то сторону, кто там прав, кто виноват, сейчас вообще невозможно сказать, но навести порядок нужно было, защитить людей надо было, гражданское население. Этого сделано не было. И тогда армяне сами взялись за оружие, и начался этот затяжной, по сути дела, многолетний конфликт, который привёл к тому, что в 1991 году Карабах объявил о своей независимости, суверенитете, самостоятельности, а в 1994 году были подписаны бишкекские соглашения, бишкекский меморандум, который прекратил боевые действия на тот момент времени. А что было в результате? В результате Карабах объявил о своей независимости, как я уже сказал, и ещё семь прилегающих к нему районов перешли под контроль армян, по сути, под контроль Армении.

Вот, собственно говоря, это то, что досталось нам из прошлого, и то, что надо было решить.

На мой взгляд, то, что прекратились боевые действия и, что очень важно, договорились о разблокировании всех транспортных коммуникаций, восстановлении экономических связей, – на мой взгляд, это чрезвычайно важно и это создаёт хорошую базу для нормализации отношений на длительную перспективу.

Реплика: Возвращаясь к истории: ведь и статус Карабаха тогда никто не признал.

В.Путин: Это правда: ни тогда, ни позже никто не признал. Кстати говоря, не признала и сама Армения.

Вопрос: Сейчас вообще существует ли проблема статуса Карабаха?

В.Путин: Да, такая проблема существует, окончательный статус Карабаха не урегулирован. Мы договорились о том, что мы сохраняем статус-кво, на сегодняшний день существующее положение. Что будет дальше – это предстоит решить в будущем или будущим руководителям, будущим участникам этого процесса. Но, на мой взгляд, если будут созданы условия для нормальной жизни, для восстановления отношений между Армений и Азербайджаном, между людьми на бытовом уровне, особенно в зоне конфликта, то это создаст условия и для определения статуса Карабаха.

Что касается признания-непризнания Карабаха в качестве независимого, самостоятельного государства, здесь можно по-разному это оценивать, но это, без всяких сомнений, было существенным фактором, в том числе и в ходе только что, надеюсь, завершённого кровопролитного конфликта. Потому что сам факт непризнания Карабаха, в том числе со стороны Армении, существенным образом накладывал отпечаток на ход событий и на его восприятие.

Здесь надо прямо говорить: в своё время после преступных, без всякого сомнения, действий бывшего грузинского руководства, имею в виду нанесение ударов по нашим миротворцам в Южной Осетии, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Мы признали справедливым волеизъявление народа, проживающего в Крыму, и стремление людей, проживающих там, воссоединиться с Россией, мы пошли навстречу людям, мы сделали это открыто. Кому-то это может нравиться, кому-то не нравиться, но мы делали это в интересах тех людей, которые там проживают, и в интересах всей России, и мы не стесняемся об этом прямо говорить. В отношении Карабаха это сделано не было, и это существенным образом, конечно, оказывало влияние на все происходящие там события.

Вопрос: Армяне, которые покидали Карабах во время боестолкновений, сейчас возвращаются в свои дома. Насколько, на Ваш взгляд, это вообще безопасно?

В.Путин: Это очень важный вопрос, это очень чувствительный вопрос. Как раз с целью обеспечения безопасности этих людей и размещается российский миротворческий контингент. Как Вы видите, под этим документом стоит подпись и Премьер-министра Армении, и Президента Азербайджана, и моя подпись стоит. Мы все прекрасно понимаем, отдаём себе отчёт в том, что, исходя из тяжести этого конфликта, исходя из того, что раны ещё, конечно, не затянулись, очень свежи, очень много потерь, как я уже сказал, беда пришла во многие дома, во многие семьи, и, кстати говоря, и в Азербайджане, и в Армении. Поэтому нужно время, для того чтобы всё успокоилось, улеглось и чтобы люди действительно почувствовали, что мирная жизнь вернулась в их сердце, в их душу, вот что самое главное. Ну а до этого, конечно, следует подумать о реальной безопасности людей, в том числе беженцев, возвращающихся, кстати говоря, с обеих сторон. И эта миссия возложена на российских миротворцев.

Вопрос: В ту ночь, сразу после подписания этого соглашения, мы стали свидетелями, как буквально в течение часа начали идти сообщения из Еревана о том, что там забурлила ситуация. И мы видим, что она бурлит и сейчас. Оппозиция обвиняет Премьера Пашиняна чуть ли не в измене, в предательстве Родины. В свою очередь Пашинян вот буквально накануне сказал следующее: армянская сторона могла избежать войны, если бы согласилась передать Азербайджану семь районов, а также город Шуша, но мы не хотели соглашаться на это, приняли вызов и боролись до конца. Действительно ли в ходе переговоров так тоже ставился вопрос?

В. Путин: Вопрос о возвращении Азербайджану пяти, а затем двух районов, которые находились под контролем (фактически под контролем Армении, надо прямо об этом сказать), ставился на протяжении длительного времени. В 2013 году в рамках Минской группы ОБСЕ Россия сформулировала условия, которые, на наш взгляд, могли бы положить начало мирному процессу. И с этим, кстати говоря, все участники этого минского процесса, Минской группы ОБСЕ, включая сопредседателей (а это, напомню, Россия, Франция и Соединённые Штаты Америки), все с этим согласились и поддержали.

Что лежало в основе этих предложений? Возвращение на первом этапе пяти контролируемых Арменией районов, а затем и двух районов дополнительно, создание коридора, который соединял бы Карабах и Армению в зоне Лачинского района Азербайджана (поэтому он условно получил название Лачинский коридор) и признание статус-кво самого Карабаха, не закрепляя его окончательного статуса.

Действительно, это я всё время говорил нашим армянским друзьям и азербайджанским тоже, на мой взгляд, это было бы решением вопроса. Но, к сожалению, мы подходили несколько раз к окончательному решению на этой базе… Да, кстати говоря, ещё обязательное условие было – возвращение беженцев, причём с обеих сторон, как азербайджанских беженцев, так и армянских беженцев к своим родным очагам. И это является безусловным требованием международного гуманитарного права. На мой взгляд, если бы это нам удалось сделать, удалось бы достигнуть договорённостей на этой базе, и войны бы не было, это правда. Я и сейчас в этом абсолютно убеждён.

К сожалению, когда мы подходили, вот-вот казалось, уже совсем близко были к решению вопроса на этой базе, то с одной, то с другой стороны возникали препятствия, которые мы так и не смогли преодолеть. В конечном итоге дело вылилось в такой кровавый, прямо скажем, вооружённый конфликт, свидетелями которого мы все были только что.

Что касается города Шуша, то о передаче Шуши вопрос никогда не ставился. Повторяю, статус окончательный Карабаха передавался на будущее время, и все должны были договориться о том, что сохраняется статус-кво как непризнанного государства.

Что касается города Шуша, то этот вопрос возник в ходе этого конфликта, в ходе этого кризиса. Действительно, это было, но было в каком контексте? 19–20 октября у меня состоялась серия телефонных переговоров как с Президентом Алиевым, так и с Премьер-министром Пашиняном. И тогда вооружённые силы Азербайджана вернули себе контроль над незначительной частью, южной частью Карабаха.

В целом мне удалось убедить Президента Алиева в том, что можно прекратить боевые действия, но обязательным условием с его стороны было возвращение беженцев, в том числе в город Шуша.

Неожиданно для меня позиция наших армянских партнёров была сформулирована таким образом, что это для них неприемлемо. И Премьер Пашинян мне прямо сказал, что видит в этом угрозу для интересов Армении и Карабаха. Мне сейчас не очень понятно, в чём эта угроза была бы, имею в виду, что предполагалось возвращение мирных граждан при сохранении контроля с армянской стороны над этой частью территории Карабаха, включая Шушу, и имея в виду наличие наших миротворцев, о чём мы уже тогда договаривались и с Арменией, и с Азербайджаном. И мне Премьер тогда сказал: «Нет, мы не можем на это пойти. Мы будем бороться. Будем воевать». Поэтому и обвинения в его адрес о каком-то предательстве не имеют под собой никаких оснований. Другое дело – правильно это было или неправильно, это другой вопрос, но здесь и речи быть не может ни о каком предательстве.

Вопрос: Вы упомянули уже о Минской группе ОБСЕ. И накануне Франция и США как сопредседатели этой группы призвали Россию дать разъяснения о роли Турции в карабахском урегулировании. И вообще много возникает очень вопросов по поводу центра с Турцией по контролю за прекращением огня. Президент Эрдоган и глава МИД Турции заявляли о том, что турки будут принимать участие в миротворческой миссии на совместной основе с Россией. Действительно ли это так? И чем будет этот центр заниматься? И самое интересное, где он всё-таки будет в итоге дислоцироваться?

В.Путин: Что касается Турции, роли Турции, об этом хорошо известно, об этом прямо говорили неоднократно в Азербайджане, да и турецкая сторона этого никогда не скрывала, они поддерживали в одностороннем порядке Азербайджан.

Но что я могу Вам сказать? Это геополитические последствия развала Советского Союза. Мы всё время говорим об этом как-то в общем и целом. Здесь не в общем и целом, здесь совершенно конкретные события, которые мы сейчас наблюдаем, свидетелями которых мы являемся. Что я имею в виду? Азербайджан – это независимое суверенное государство. Азербайджан вправе выбирать себе союзников так, как он считает нужным. Кто же ему в этом может отказать? Это первое.

И второе. Я уже сказал, что никто, даже Армения не признала независимость Карабаха. Что это означает с точки зрения международного права? Что Азербайджан возвращал территории, которые он считал (Азербайджан), но и всё мировое сообщество считало азербайджанской территорией. И в этой связи он имел право выбрать любого союзника, кто оказывает ему в этом известную помощь.

Кстати говоря, Турция изначально была членом Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию. Так что она находилась внутри и международного института, международного механизма урегулирования. Она не была в качестве сопредседателя. Было три сопредседателя у нас: Франция, Россия и США. Турция в число сопредседателей не входила, тем не менее она входила в эту группу, всего там 11 государств.

Можно какие угодно давать оценки действиям Турции, но трудно обвинить Турцию в нарушении международного права. Там вкусовые оценки могут быть какие угодно, но тем не менее дело обстоит именно так, как я сейчас об этом сказал.

Что касается миротворческой миссии, то да, действительно, и Азербайджан, и Турция всегда говорили о возможности участия Турции в миротворческих операциях. Мне всё-таки, кажется, удалось убедить и наших турецких партнёров, и наших коллег в Азербайджане в том, что не надо создавать условия или предпосылки для разрушения наших договорённостей, такие условия, которые бы провоцировали одну из договаривающихся сторон на какие-то крайние меры и крайние действия.

Что я имею в виду? Имею в виду очень тяжёлое наследие прошлых лет и то, что связано с трагическими, кровавыми событиями времён Первой мировой войны, с геноцидом. Это фактор, который можно признавать, можно не признавать, кто-то признаёт, а кто-то в мире не признаёт.

Для России здесь проблем нет, мы давно это всё признали. Но зачем же провоцировать армянскую сторону наличием турецких солдат на линии соприкосновения? Мне кажется, что и Президент Эрдоган это прекрасно понимал и понял.

Здесь не было у нас никаких проблем. Мы договорились о том, что Турция по просьбе Азербайджана будет принимать участие в контроле за соблюдением прекращения огня. Мы сделаем это совместно с Турцией, имею в виду, что у нас есть очень хороший опыт взаимодействия на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии, где мы и в Идлибской зоне, и на границе между Сирией и Турцией вместе организуем совместное патрулирование, конвой.

Здесь такого рода взаимодействие не требуется, но мы договорились о том, что мы создадим совместный центр, который будет использовать беспилотные летательные аппараты, вместе будем контролировать ситуацию вдоль линии разграничения с помощью этих летательных аппаратов, вместе будем получать информацию и вместе её анализировать и, соответственно, делать выводы из того, что происходит в действительности, в жизни в режиме онлайн, в режиме текущего времени.

Где он будет размещаться – это другой вопрос. Очевидно, что он будет на суверенной территории Азербайджана находиться, и Азербайджан вправе принять решение самостоятельно, где он посчитает целесообразным его разместить.

Вопрос: По поводу вкусовых оценок. Всё-таки очень много, конечно, говорят и рассуждают о роли Турции в этом регионе. Как Вы в целом оцениваете её роль во всём произошедшем в последние месяцы?

В.Путин: Я думаю, что это не входит в мои обязанности – оценивать роль Турции. Разные люди, разные страны оценивают по-разному. На данный момент времени по-разному у различных государств складываются отношения с Турцией. Мы знаем предысторию, и подчас драматическую предысторию отношений между Турцией и Россией на протяжении веков.

Но я хочу знаете на что обратить внимание? На то, что, скажем, не менее тяжёлая и трагическая история была у многих европейских народов в отношениях друг с другом. Например, та же Франция и Германия. Сколько раз они воевали между собой? Сейчас они в рамках НАТО вместе осуществляют свои функции по обороне и безопасности, так, как они считают нужным это сделать, сотрудничают в рамках Европейского экономического сообщества. Они преодолели всё это, перешагнули и в интересах будущего своих народов двигаются дальше. Почему мы здесь, в регионе Чёрного моря, не можем сделать то же самое?

Да, у нас далеко не всегда и не во всём совпадают позиции и точки зрения, они иногда и диаметрально расходятся. Но в том и заключается искусство дипломатии – в том, чтобы найти компромисс. А компромисс основан на уважении к партнёру.

Вопрос: Со стороны Франции и США сквозит уже чуть ли не обида, что их-то вот не позвали поучаствовать в этом соглашении. Вообще, у этого формата – Минской группы ОБСЕ – есть будущее?

В.Путин: Ну, я не знаю по поводу обид. Когда вопросы решаются, обсуждаются на таком уровне и в таком контексте, когда речь идёт о здоровье и о жизни, о судьбе миллионов людей на длительную историческую перспективу, здесь не до обид, не до того, чтобы губы надувать. Здесь совершенно другие категории учитываются. И я думаю, что на самом деле это гипербола, такое художественное преувеличение, что кто-то на кого-то обиделся.

Что касается роли Франции и Соединённых Штатов, я очень высоко их оцениваю, роль и Франции, и Соединённых Штатов, потому что они всегда были в материале, всегда искали пути решения этой проблемы. Я уже сказал, начиная с 2013 года, когда Россия предложила основу формата будущего урегулирования, и Франция, и США в целом поддержали наше предложение и вместе солидарно работали.

Вопрос в том, как и возможно ли было учитывать до деталей мнение каждого из наших партнёров при подготовке итогового документа, который лёг в основу нашего трёхстороннего заявления, в основу прекращения огня, но это вопрос чисто технического характера, ведь это не подрывает базы нашей общей позиции по принципам урегулирования. Заявление, которое мы сделали, полностью основано на трёхсторонней позиции.

Что касается самого подписания, подписантов, ведь, обратите внимание, я уже сказал, что 19–20 числа у меня была серия телефонных переговоров и с Президентом Алиевым, и с Премьером Пашиняном, и в целом, как мне казалось, мы уже почти достигли договорённостей о прекращении боевых действий. Но не сложилось, не срослось, к сожалению. И ситуация начала складываться таким образом, что, в общем, произошло то, что можно было предвидеть, а именно, вооружённые силы Республики Азербайджан взяли под контроль Шушу. И, как абсолютно справедливо и по-честному, обращаясь к своему народу, сказал Премьер-министр Пашинян, по-моему, вчера. Он сказал, что ситуация сложилась критическая для армянской стороны. Счёт шёл на часы. И возможно было взять и Степанакерт, и дальнейшее движение. Поэтому в этих условиях, если уж сказать прямо, в интересах армянской стороны было немедленно прекратить боевые действия. Где уж здесь проводить дополнительные консультации в рамках Минской группы ОБСЕ? Это просто нереалистично. Надо исходить из реалий, которые сложились на поле боя в данный момент времени. Мы так и сделали в интересах как азербайджанского, так и армянского народов.

Вопрос: Вы сказали об этом, да и широко известно, никто не скрывал, что Азербайджан поддерживала Турция. Было достаточно много информации о переброске в зону конфликта боевиков с Ближнего Востока. А Армению поддерживали, она чувствовала помощь? Как известно, Армения – член ОДКБ.

В.Путин: Я хочу вернуть Вас к той части, о которой я говорил в начале. Армения же не признала независимость и суверенитет Нагорного Карабаха. Это означало с точки зрения международного права, и Нагорный Карабах, и все прилегающие к нему районы являлись, являются неотъемлемой частью территории Азербайджанской Республики.

Договор ОДКБ (о коллективной безопасности) предусматривает взаимную помощь в случае агрессии в отношении территории страны – участницы этого договора. На территорию Армянской Республики никто не покушался. И это не давало нам никакого права принять прямое участие в этих боевых действиях.

Что касается того, не чувствовала ли себя Армения в одиночестве, – уверяю вас, что Российская Федерация в рамках и многосторонних, и двусторонних обязательств, в том числе в сфере военно-технического сотрудничества, полностью выполняла все свои обязательства, за что руководство Армении, в том числе в лице Премьер-министра Пашиняна, неоднократно выражало слова благодарности и подчёркивало, что Россия в полном соответствии со своими обязательствами выполняет все обязательства (прошу прощения за тавтологию) в этой сфере.

Мы, кстати говоря, исходили и из того (Вы сейчас упомянули о роли Турции, о неформальных вооружённых формированиях), мы исходили из того, что даже в ходе таких серьёзных событий должен быть соблюдён баланс сил. И уверяю вас в том, что Армения не чувствовала себя брошенной, забытой. И Россия сделала всё, чтобы этого не было. Но так сложилась ситуация на поле боя, именно так, как она сложилась, о чём и сказал откровенно и честно Премьер-министр Пашинян в своём обращении к нации, во вчерашнем своём заявлении.

Вопрос: Возвращаясь к внутриполитической обстановке в Армении, очень остро там ситуация складывается, Президент Армении уже требует назначить парламентские выборы и передать власть правительству национального согласия. Ну, бурлит, действительно, ситуация. Нет ли опасности в том, что в итоге к власти в Армении придут люди, которые попросту откажутся выполнять всё то, что подписано.

В.Путин: Это было бы самоубийством.

Я ещё раз повторяю, Премьер Пашинян – ему, конечно, тяжело, но он сказал, обрисовал истинную картину, истинное положение дел, так, как оно есть, так оно было на момент подписания нашего трёхстороннего заявления, и так, как оно есть сегодня. Мне добавить нечего. Он сказал всю правду, правдиво, честно абсолютно, здесь, я повторяю, нечего добавить. Поэтому это, конечно, дело каждой стороны, соблюдать или не соблюдать достигнутые договорённости, но, повторяю ещё раз, это было бы огромной ошибкой. Надеюсь, что этого не случится. Это первое.

Второе. Что касается внутриполитической ситуации, это не наше дело, это дело Армении. Армения – независимое, суверенное государство. Это государство вправе решать свои внутренние дела так, как считает нужным. Но если Вы хотите моей оценки, то воюющая или находящаяся в опасности возобновления боевых действий, как это всегда было на протяжении предыдущих лет, страна всё-таки не может позволить себе вести себя таким образом, в том числе в сфере организации власти, чтобы раскалывать общество изнутри. Мне кажется, это абсолютно недопустимо, контрпродуктивно и в высшей степени опасно. На мой взгляд, мы являемся как раз свидетелями, отчасти хотя бы, но свидетелями того, что происходило в последнее время.

Вопрос: После соглашения стремительно в зону конфликта были переброшены российские миротворцы. Того числа, которое там есть, его достаточно для выполнения поставленных задач? И важный вопрос: получат ли наши военнослужащие так называемые боевые за такую службу?

В.Путин: У нас есть нормативная база. Отрегулировано это в соответствующих указах Президента, которые были приняты раньше. Военнослужащие, которые выполняют миротворческие функции, выполняют эту миссию, получают дополнительные выплаты, но не боевые, а именно за выполнение своих миротворческих функций за рубежом.

Что касается того, хватает или не хватает, то этот вопрос должен решаться из реальных требований жизни, которые возникают, конечно, каждый день. В принципе мы исходим из того, что этого достаточно. Но если что-то можно и нужно будет менять, то это можно будет делать только по согласованию сторон.

Вопрос: Вы уже несколько раз сказали, что в ходе всего этого конфликта многократно разговаривали как с Премьером Армении, так и с Президентом Азербайджана, и раньше Вы об этом тоже говорили. Если вернуться в ту ночь, в какой момент всё-таки, когда и как документ стал таким, каким мы все его увидели?

В.Путин: Вы знаете, это был сложный, я бы сказал, энергозатратный процесс, я думаю, что со всех сторон. И происходило это в результате трёхсторонних консультаций. По сути, мне пришлось взять на себя роль посредника, когда я разговаривал с одним и со вторым лидером, выслушивал их требования, претензии к тексту, вносил какие-то изменения, связывался с другой стороной, выслушивал их пожелания и требования, потом консультировался с первой по поводу приемлемости этих положений для других партнёров. Но фактически это была равноправная, равноценная, трёхсторонняя работа.

Вопрос: Это всё произошло именно в этот день или ранее уже были какие-то намётки?

В.Путин: Именно в этот день.

Да, я возвращаюсь к тому, что было сказано Премьером Пашиняном. Просто сложилась такая ситуация в зоне боевых действий, когда, прямо скажем, Армения подошла к такой черте, когда нужно было принимать решение. Но надо отдать должное, и в этих условиях, конечно, всё-таки борьба шла с обеих сторон за каждую фразу, за каждый пункт, можно сказать, за каждую запятую.

Вопрос: В ту ночь мы все были свидетелями, у Вас состоялся телемост с Алиевым. Пашиняна не было в этом телемосте. Почему?

В.Путин: Это его надо спросить. Он просто не посчитал возможным, нужным. Важна же была не картинка, а суть наших договорённостей.

Вопрос: Из Армении и от российских армян даже сейчас можно часто слышать упрёк, что довольно своеобразная, мягко скажем, позиция руководства Армении в отношении в том числе и России, в общем-то, и привела к тому, чем всё завершилось. Как Вы такие оценки оцениваете?

В.Путин: Я не понимаю, что имеется в виду. Никаких особенностей в наших взаимоотношениях с Арменией за последнее время, в том числе за время, когда у власти находился Премьер Пашинян, я не отмечаю. Да, я уже говорил применительно к сегодняшнему дню, но я и к ситуации нескольких лет до этого считал и считаю, что страна, которая находится в достаточно сложном положении, на грани боевых действий, не может себе позволить организацию внутренней политической жизни и власти с помощью улиц. До хорошего этого не доводит. Раскол общества не ведёт ни к чему хорошему. Консолидировать надо общество, а не разваливать.

Но мою позицию все знают, я говорю об этом открыто, здесь я, не стесняясь, сейчас говорю об этом публично. Но это никак не повлияло на наши отношения. Да, у меня были добрые отношения с прежним руководством, я этого никогда не скрывал и не прятал эти отношения никогда. Но это никак не отразилось на межгосударственных наших связях. Потому что, во-первых, у нас и личные отношения сложились достаточно доверительные и конструктивные. Поэтому мне эти намёки не очень понятны. Первое.

А второе и очень важное. Кроме лиц, облечённых определённым доверием в своей собственной стране, есть народ этой страны. И если Вы говорите об армянском народе, то Россию и армян связывают многовековые отношения, уходящие корнями далеко-далеко в прошлое.

В основе наших отношений – культурная, религиозная близость, многое исторически нас связывает. И это важнее даже, чем отношения между конкретными людьми. Мы помним об этом, никогда не забываем, и это лежит в основе нашего взаимодействия с Арменией.

Война год спустя: Нагорный Карабах сегодня

Год назад, 27 сентября 2020-го, началась война в Карабахе — одна из самых кровопролитных в регионе в 21 веке. Война продолжалась 44 дня и за это время унесла жизни по меньшей мере 6700 человек. Стороны до сих пор уточняют потери, процесс обмена пленными не завершился, международные наблюдатели призывают Азербайджан и Армению расследовать совершенные военные преступления. Журналист JAMnews Артур Хачатрян, который освещал войну прошлой осенью, снова съездил в Степанакерт (Ханкенди), чтобы узнать, как живут его жители сегодня.

Дисклеймер: в материале используются топонимы, принятые в Армении и непризнанной «Нагорно-Карабахской Республике».

Война закончилась 9 ноября 2020 года — поздно вечером в этот день премьер-министр Армении Никол Пашинян согласился передать под контроль Азербайджана часть непризнанной «Нагорно-Карабахской Республики» — земли, не входившие в состав Нагорно-Карабахской области советского Азербайджана, а также территории, которые азербайджанские войска успели занять осенью 2020 года, в том числе и стратегически важный город Шуши (Шуша). Под контролем Армении осталась столица непризнанной «Нагорно-Карабахской Республики», город Степанакерт, который азербайджанцы называют Ханкенди. Президент Азербайджана Ильхам Алиев, в свою очередь, согласился на то, что в этот регион войдут российские миротворцы — на днях Алиев заявил, что позитивно оценивает их присутствие в Карабахе, хоть и имеет к ним ряд претензий. 

Поражение в войне привело к глубокому политическому кризису в Армении. Здесь до сих пор протестуют родственники погибших и пропавших без вести. Азербайджан, вернувший контроль над некоторыми территориями, обещает вернуть в Карабах беженцев, которые были вынуждены уехать оттуда в первую войну, 30 лет назад. Однако сейчас на эти земли никого не пускают под тем предлогом, что территории заминированы. 

Женщина посещает могилу родственника, погибшего во время военного конфликта с Азербайджаном. Ереван, 26 сентября 2021 года. Фото: KAREN MINASYAN / AFP via Getty Images

Все еще «дорога жизни»

 

Чтобы понять, в каком положении оказался Нагорный Карабах после войны, достаточно проехать по Лачинскому коридору. Этот шестикилометровый участок дороги, прозванный «дорогой жизни», связывает Армению с непризнанной республикой. Он находился под контролем Карабаха с 1992 года до самого конца войны: Карабах потерял его в ноябре 2020-го. Сейчас безопасность передвижения по Лачинскому коридору обеспечивают российские миротворцы.

Не доезжая до коридора, еще на территории Армении стоит табличка «Свободный Арцах приветствует вас». На некогда оживленной трассе теперь можно заметить лишь немногочисленные машины. А в самом начале коридора высвечивается другая надпись на русском: «Лачинский коридор — зона ответственности российских миротворцев».

Хорошо укрепленные блокпосты россиян стоят каждые 5 километров. Снимать их строго запрещено. Солдаты просят показать документы, иногда проверяют багажники машин. Они вежливы, обычно желают доброй дороги проезжающим.

Возникает ощущение, что вокруг зона отчуждения: заброшенные деревни, оставшиеся после войны окопы и следы осколков на асфальте и заборах домов. Это тяжелое зрелище для армян, но еще тяжелее им видеть город Шуши (Шуша), со взятием которого и закончилась вторая карабахская война. Уже при подъезде в глаза бросается большая строительная площадка: Азербайджан ускоренными темпами строит дороги и туннели.

Следы обстрелов на воротах. Фото: JAMnews

Рядом с городом расположился последний российский КПП коридора, в пяти метрах от которого стоят азербайджанские солдаты. Армянскую надпись «Шуши» на крепости сменило азербайджанское название города — «Шуша», а рядом с азербайджанскими флагами развевается турецкий — красный с полумесяцем.

Позиции противоборствующих сторон теперь располагаются между Шуши и Степанакертом (Ханкенди), в некоторых местах на расстоянии нескольких десятков метров друг от друга. Столица Нагорного Карабаха теперь находится фактически на линии соприкосновения.

Живой и тихий Степанакерт

Если случайно попасть в Степанакерт, не зная его предыстории, вряд ли можно догадаться о том, что еще год назад город подвергался жестким ударам современных оперативно-тактических ракетных комплексов и реактивных систем залпового огня.  

Сейчас Степанакерт практически полностью восстановлен. Здесь ускоренными темпами строят новые жилищные комплексы, чтобы обеспечить кровом вынужденных переселенцев. Их несколько десятков тысяч. Часть вернулась в Карабах и до сих пор живет в гостиницах и общежитиях, другие остались в Армении, а третьи и вовсе уехали в Россию.

Степанакерт — все тот же чистый и приятный городок с вечерними кафе и освещенными фонтанами. С закатом центр оживляется, однако из ресторанов не звучит громкая музыка, машины по городу ездят спокойно, а люди словно стесняются смеяться в полную силу.

Степанакерт. Фото: JAMnews

Следы войны на зданиях практически стерты, но раны в душах людей по-прежнему свежи: почти каждая семья потеряла родственника или друга.

На некогда оживленном рынке продавцам приходится высматривать немногочисленных покупателей. Раньше сюда захаживали гости из Армении и даже туристы из других стран. Сейчас поток мизерный, рассказывает Донара Барсегян, которая уже более 10 лет прямо на рынке печет женгялов хац, фирменные карабахские лепешки: «Месяц спустя после войны людей стало очень мало. Немногие приезжают, а некоторые вообще уезжают. Раньше было хорошо. Очень много людей было».

Тетя Донара с рынка не уходила: пекла хлеб с зеленью, фирменное блюдо карабахцев, даже в разгар войны. С утра пекла и раздавала его солдатам, а потом шла собирать зелень для начинки, чтоб начать все сначала на другой день. Донара — почти символ города. Она всегда на месте, что бы ни случилось.

«Тяжело людям сейчас. Финансовая помощь от государства была полезной, но этого мало. Есть отток из республики. Некоторые приходят сюда за большими сумками — а потом уезжают с ними в Россию. Но есть и те, кто возвращается. Люди боятся, что снова может начаться война. Русские говорят, мол, пока мы здесь, можете быть спокойны, но все же», — говорит Донара.

Донара печет лепешки на рынке Степанакерта. Фото: JAMnews

Российские миротворцы

К российским миротворцам здесь относятся хорошо, и люди надеются, что их миссию продлят. Согласно совместному заявлению глав России, Армении и Азербайджана от 10 ноября 2020 года, если через 5 лет после размещения ни одна из сторон не предложит прекратить миссию, российские миротворцы останутся. Но 2025 год кажется здесь очень далеким.

Давид Бабаян, министр иностранных дел непризнанной республики, заявляет, что Азербайджан уже сейчас готовит почву для отказа от миротворческой миссии.

«В целом люди доверяют миротворцам, и это не нравится Азербайджану и Турции. Поэтому они всячески пытаются дискредитировать российских миротворцев различными способами. Сейчас пытаются показать, что у России одинаковые интересы с Турцией и Азербайджаном, что все уже решено, что Азербайджан возьмет Арцах под свой контроль, и никто этому не будет препятствовать. Но мы считаем Россию братской для нас страной», — говорит он.

Однако даже присутствие российских солдат не предотвращает случаи нарушения режима прекращения огня. Правда, после войны серьезных инцидентов не фиксировали, однако время от времени выстрелы звучат, а люди получают ранения. Обстрелам подвергаются и населенные пункты.

Село Кармир Шука (Красный Базар) сейчас оказалось на линии соприкосновения, хотя до войны оно находилось далеко в тылу. Азербайджанские позиции размещены всего лишь в километре от домов. После войны по Кармир Шука стреляли несколько раз — пока обходилось без жертв. Местным тяжело жить в таких условиях. Несмотря на это, практически все жители вернулись в село после окончания боевых действий.

«Когда стреляют, сразу попадает в нас»

Оставаться или уезжать — пожалуй, главный вопрос, которым задаются жители Нагорного Карабаха. После войны это уже другая земля: нет стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Местные уверены, что обстрелами и различными провокациями Азербайджан хочет углубить эту нестабильность и заставить оставшихся жителей выехать.

Джульетта Арутюнян соглашается на интервью после долгих уговоров. Ее сын оставил дома жену, пятерых детей и записался добровольцем. Воевал до последнего дня. Сама она с мужем переждала войну в Армении. Вернулась через несколько дней после подписания документа о прекращении огня.

«Мы будем жить тут, что бы они ни делали. Это земля наших предков. Только их посты очень близко находятся. Хотелось бы, чтобы отошли немного. Потому что, когда стреляют, сразу попадают в Красный Базар», — рассказывает она.

Джульетта Арутюнян с мужем. Фото: JAMnews

Но, разумеется, отводить назад войска никто не будет. Этому селу еще повезло: соседнее село Тагаварт разделилось на две части — армянскую и азербайджанскую. Позиции сторон находятся прямо между домов, местами их разделяет всего пара десятков метров.

В отличие от Тагаварта и Кармир Шука, город Мартуни живет в относительном спокойствии. Азербайджанские позиции здесь можно разглядеть только в бинокль. Во время войны Мартуни подвергался ожесточенным бомбежкам, но сейчас здесь царит тишина. Жизнь вернулась в привычное русло, но на лицах многих жителей все та же печаль.

В центре города тишину нарушают звуки пианино, виолончели и скрипки. В музыкальной школе полно учеников даже в субботу. Их стало гораздо больше после войны, когда сюда переселились жители перешедших под контроль Азербайджана населенных пунктов.

«Война непосредственно повлияла практически на все семьи. Есть семья Агасян, где на войне погибли два брата. Один был героем войны 16-го года и нашим учеником. Это трагично, сложно словами описать. Есть погибшие сын и отец», — говорит Альвина Багдасарян, директорка местной школы.

Альвина Багдасарян. Фото: JAMnews

Она пережила уже третью войну. Как почти все здешние мужчины, ее муж и сын тоже пошли добровольцами. Мартуни смог выдержать натиск противника, хотя в начале войны Азербайджан стремился прорвать линию обороны именно в этом направлении.

Может ли быть четвертая война? Может, говорит Анаит. Но уезжать все равно не собирается: «И речи быть не может, — отрезает она. — Будем жить, как раньше».

Оставшаяся под контролем армянской стороны территория непризнанной «Нагорно-Карабахской Республики» фактически полностью отрезана от Армении. Но официальный Ереван не собирается отказываться от вопроса статуса Нагорного Карабаха.

Сейчас, год спустя после войны, главная задача местных властей — вернуть оставшихся в Армении переселенцев в Карабах. Они считают, что понадобятся десятки лет, чтобы восстановить довоенные темпы развития. А простые жители думают, что в любой момент нужно быть готовыми к войне. Люди уверены, что она неизбежна.

Урок в школе искусств. Фото: JAMnews

Борьба в плоскости дипломатии

По мнению президента Азербайджана Ильхама Алиева, год назад его страна законно воспользовалась своим правом на самооборону, а сегодня готова к переговорам о мирном соглашении с Арменией. Об этом Алиев заявил на уровне глав государств и правительств в ходе 76 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 23 сентября 2021 года.

В то же время, по его словам, административной единицы под названием «Нагорный Карабах» не существует. Алиев также вспомнил, что 27 сентября 2020 года, спустя три дня после его выступления на Генассамблее ООН, Армения «перешла в широкомасштабное наступление против военных позиций и гражданских лиц Азербайджана». Соответственно, Азербайджан начал контрнаступление и «восстановил свою территориальную целостность и историческую справедливость. Нагорно-карабахский конфликт остался в прошлом».

По словам Алиева, теперь можно начать переговоры о делимитации и демаркации границ, что вернет мир в регион. К тому же есть предложения и по транспортным проектам, в частности, по Зангезурскому коридору, который соединит основную часть Азербайджана с Нахичеванской Автономной Республикой и Турцией, — это создаст новые возможности для региона.

«Однако мы все еще не видим позитивной реакции от Армении на наше предложение», — заявил он. 

Премьер-министр Армении Никол Пашинян на 74-й сессии Генеральной Ассамблеи в штаб-квартире ООН. Фото: JOHANNES EISELE / AFP via Getty Images

На той же 76 сессии Генассамблеи ООН премьер-министр Армении Никол Пашинян выступил с заявлением, что «право народа Нагорного Карабаха на самоопределение не может быть отменено, а карабахский конфликт не может считаться урегулированным в результате применения силы». Пашинян отметил, что урегулирование конфликта возможно только в рамках переговорного процесса под эгидой Минской группы ОБСЕ.

Россия заявляет, что Азербайджан входит в зону миротворческих сил в Нагорном Карабахе, Баку это отрицает в нарушение соглашения, но Азербайджан оспорил эти претензии.

Россия заявила, что призвала Азербайджан вывести свои войска и «прилагает усилия» для переброски сил на исходные позиции. В нем также говорится, что Азербайджан нанес четыре удара беспилотниками по Нагорному Карабаху.

В Минобороны Азербайджана опровергли версию Москвы и назвали заявление России «односторонним».

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

В нем говорилось, что «незаконные» армянские вооруженные формирования предприняли попытку диверсии, но были вынуждены отступить, когда были применены «немедленные меры». Он подтвердил приверженность Азербайджана «трехстороннему заявлению» — соглашению, которое он подписал с Арменией и Россией в ноябре 2020 года о прекращении военного конфликта в Нагорно-Карабахском регионе после более чем месячного кровопролития.

Азербайджан вышел победителем в этом конфликте, вернув территории, которые он потерял в предыдущей войне между 1991 и 1994 годами.

Но многие вопросы остаются нерешенными, в том числе правовой статус Нагорного Карабаха и проживающих там армян.

Москва направила в регион почти 2000 миротворцев после прекращения огня, подтвердив свою роль полицейского и главного посредника в нестабильной части бывшего Советского Союза, где Турция также обладает растущим влиянием благодаря своему тесному союзу с Азербайджаном.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Репортаж журналистов Reuters, Наиля Багирова, редактирование Кристины Финчер

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Армения сообщает об 1 погибшем и 8 раненых в столкновениях с Азербайджаном

Армянские военные сообщили в пятницу, что один из ее солдат был убит и еще восемь ранены в очередном столкновении с азербайджанскими войсками на границе между двумя странами, где напряженность снизилась варился месяцами.

Минобороны Армении возложило ответственность за гибель на «агрессивные действия» азербайджанских войск, якобы атаковавших армянские позиции на восточном участке границы. Министерство обороны Азербайджана, в свою очередь, заявило, что первыми открыли огонь армянские силы.

Обе страны сообщили об аналогичном столкновении в четверг: Азербайджан сообщил об одном раненом, а Армения заявила, что двое ее военнослужащих получили ранения.

Армения и Азербайджан были вовлечены в многолетний спор по поводу сепаратистского региона Нагорный Карабах, который находится на территории Азербайджана, но находился под контролем этнических армянских сил, поддерживаемых Арменией, с тех пор, как в 1994 году там закончилась сепаратистская война.

Москва выступила посредником в заключении мирного соглашения в ноябре 2020 года, положившего конец шестинедельным боевым действиям, в ходе которых было убито более 6600 человек. Перемирие при посредничестве России позволило Азербайджану восстановить контроль над значительной частью Нагорного Карабаха и прилегающих территорий, которые контролировали поддерживаемые Арменией сепаратисты.

Загрузите приложение NBC News для получения последних новостей и политики

Напряженность на общей границе двух стран нарастала с мая, когда Армения протестовала против того, что она назвала вторжением азербайджанских войск на свою территорию.Азербайджан настаивает на том, чтобы его солдаты были размещены на территории, которую он считает своей территорией, в районах, граница с которыми еще не была демаркирована. С тех пор поступают сообщения о столкновениях.

В прошлом месяце президент России Владимир Путин принимал лидеров Армении и Азербайджана для переговоров в Сочи. После встречи Путин сообщил, что лидеры тройки договорились создать до конца года механизмы установления границ между двумя странами.

Азербайджан: Предшествующая ситуация и влияние нагорно-карабахского конфликта 2020 г., 21 декабря 2020 г. — Азербайджан

Боевые действия в Нагорном Карабахе начались 27 сентября после нескольких месяцев нарастания напряженности. В течение более шести недель в Нагорном Карабахе и прилегающих районах происходили боевые действия и перемещение населения, в результате чего погибло около 150 человек, в том числе 50 гражданских лиц в Нагорном Карабахе и 98 гражданских лиц в Азербайджане (ICG 14/10/2020; Human Rights Омбудсмен 11.09.2020; Генеральная прокуратура 30.11.2020). Кроме того, с армянской стороны погибло 2317 солдат (The Guardian, 14.11.2020), а также 2783 солдата с азербайджанской стороны (Министерство обороны Азербайджана, 12.03.2020). Более 130 000 человек были перемещены в результате конфликта, в том числе 90 640 человек из Нагорного Карабаха, прибывших в Армению (МОМ, 12.11.2020), и около 40 000 человек, временно перемещенных в районах, близких к линии соприкосновения (ЛС) на азербайджанской стороны (Азербайджанская Республика, 11.09.2020), большинство из которых смогли вернуться в свои дома к началу декабря (интервью с ключевым информатором, 12.14.2020).

9 ноября между Арменией, Азербайджаном и Россией было подписано соглашение о прекращении огня, которое по состоянию на середину декабря все еще соблюдается. Согласно этому соглашению, Азербайджан будет контролировать части Нагорного Карабаха, которые он захватил в ходе боевых действий, а также будет передан контроль над семью территориями вокруг Нагорного Карабаха, которые ранее контролировались Арменией (Том де Ваал 11.09.2020 ; Аль-Джазира, 11.09.2020; Би-би-си, 11.10.2020). Армянские силы обязаны покинуть Нагорный Карабах и прилегающие территории.Этнические армяне также покидают территории, которые в настоящее время находятся под контролем Азербайджана (Аль-Джазира, 15.11.2020; Eurasianet, 15.11.2020).

В этом отчете представлен всесторонний обзор имеющихся первичных и вторичных данных о районах Азербайджана, затронутых недавним нагорно-карабахским конфликтом, по состоянию на 15 декабря. В нем содержится сводка имеющейся информации о приоритетных географических районах и секторах для реагирования, а также об основных уязвимых группах пострадавшего населения, нуждающихся в поддержке.

Где излияние сочувствия, когда моя страна находилась в состоянии войны?

Помню, в то время я чувствовал себя таким беспомощным и пытался полностью погрузиться в работу. Я не уверен, что это сильно помогло, но, по крайней мере, уменьшило мою злость на мир.

Мои международные друзья тоже молчали. Они не меняли свои аватарки. Большинство не писало мне сообщений о любви и солидарности. Было всего два друга (один из Африки и один из Европы), которые сделали это, и я буду им вечно благодарен.Поверьте, когда вам больно, для вас важно каждое слово поддержки. Это серебряная подкладка. Эти сообщения напоминают вам, что вы не одиноки, и даже могут вызвать улыбку.

Я хочу жить в мирной стране

Нагорно-карабахский конфликт 2020 года перевернул мою жизнь. Я уже не тот.

Я мог бы молчать об этом, казаться счастливым и вернуться к нормальной жизни, но каждую ночь я думаю о более чем 4000 армянских семьях, потерявших своих сыновей в войне 2020 года, и о 200 семьях, чьи сыновья до сих пор пропали без вести.Я думаю и об азербайджанских семьях, у которых тоже есть потери. Я уверен, что все люди скорбят и любят точно так же.

Для меня все дело в человечности. Меня не волнуют политика, земля, переговоры, экономика — я просто хочу жить в мирной стране, где родителям не придется жить в страхе, что они больше не увидят своих детей.

Иногда мне жаль, что я не родился в этом регионе, где жизнь так нестабильна и хрупка, где нет уверенности в завтрашнем дне.

Я живу в постоянном страхе перед переменами – будь то непрекращающаяся война, землетрясение или политическая напряженность. Сложно за всем этим уследить, когда ты обычный человек, который не хочет заниматься политикой и просто хочет жить нормальной жизнью.

Главный урок, который я извлек из войны, — не ждать помощи или солидарности извне. Вы одиноки, и вам нужно жить со своими постоянными ранами, так как всегда будут шрамы. Наверное, мои шрамы слишком свежи и глубоки — поэтому нет больше места, чтобы чувствовать чужую боль.

Почему прекращение огня в Нагорном Карабахе не положит конец конфликту

9 ноября лидеры России, Азербайджана и Армении подписали соглашение о прекращении огня в Нагорном Карабахе, горном районе на центр затяжного «замороженного конфликта» между Азербайджаном и Арменией. Соглашение, подписанное после 44 дней боевых действий, вводит ряд новых условий, которые ранее не включались ни в одно соглашение о прекращении огня, и все они считаются успехами для Азербайджана и России, но не обязательно для Армении.

Конфликт в Нагорно-Карабахской области (НКР), которую армяне называют Арцахом, продолжается с 1988 года, когда армянское большинство населения региона выразило желание покинуть Азербайджанскую Советскую Социалистическую Республику как раз в тот момент, когда распадался Советский Союз. Возникшая в результате война закончилась в 1994 году, но поскольку ни Азербайджан, ни какая-либо другая страна не признали независимость новой Нагорно-Карабахской Республики, статус региона стал предметом разногласий между Азербайджаном, НКР и Арменией.Соглашение о прекращении огня, положившее конец войне 1990-х годов, известно как Бишкекский протокол. Он не имел срока действия и должен был оставаться в силе до тех пор, пока не будет достигнуто окончательное соглашение. Тем не менее, такого соглашения так и не появилось, и ни один новый протокол о прекращении огня не был принят до тех пор, пока не был согласован в этом месяце.

Что побудило к соглашению?

Соглашение положило конец 44-дневным боевым действиям, которые ему предшествовали, — самому продолжительному вспышке насилия в регионе с начала 1990-х годов. Напряженность в регионе всегда была высокой, но после четырехдневной войны в апреле 2016 года ситуация оставалась относительно мирной.Тем не менее в июле 2020 года на границе с Арменией в течение нескольких дней вспыхивали боевые действия, что вновь разожгло конфликт и спровоцировало самую недавнюю эскалацию. Похоже, что боевые действия были заранее спланированы и поддержаны Турцией. Процесс опознания тел все еще продолжается, но официальное число погибших в Армении на данный момент составляет 2425 военнослужащих и 50 гражданских лиц. Еще 122 мирных жителя получили ранения. Азербайджан еще не объявил о своих военных потерях, считая эту информацию секретной, но оценил свои потери среди гражданского населения в 92 человека, более 400 человек получили ранения. По данным ЮНИСЕФ, с начала боевых действий более 130 000 мирных жителей были перемещены.

В последние дни боев произошел ряд знаменательных событий, подтолкнувших Армению к капитуляции. 8 ноября, за день до подписания соглашения о прекращении огня, президент Азербайджана Ильхам Алиев объявил, что азербайджанские силы взяли под контроль стратегически важный город Шуша, известный армянам как Шуши. Город, имеющий историческое значение как для азербайджанцев, так и для армян, расположен на возвышенности с видом на Степанакерт, столицу НКР, и лежит вдоль дороги, соединяющей Степанакерт с территорией Армении.Эта победа не только позволила Азербайджану подготовиться к потенциальному нападению на Степанакерт, но и дала азербайджанским силам преимущество контроля над важными путями снабжения. Сначала Армения отрицала факт взятия города и заявляла, что боевые действия продолжаются. Официальный представитель Минобороны Армении Арцрун Ованнисян написал в Facebook: «Бои в Шуши продолжаются — ждите и верьте в наши войска».

Но силы Армении быстро истощились, и кажется, что контроль Азербайджана над городом стал главным толчком для капитуляции Армении.9 ноября Алиев объявил, что Азербайджан взял под контроль еще 23 села. Президент НКР Араик Арутюнян позже подтвердил заявление Алиева о том, что Азербайджан захватил дополнительную территорию. В этот момент пресс-секретарь Арутюняна Ваграм Погосян написал в Facebook: «К сожалению, за нами последовала череда неудач, и город Шуши полностью вышел из-под нашего контроля. Враг стоит перед Степанакертом, теперь само наше существование в опасности».

В тот день премьер-министр Армении Никол Пашинян дал согласие на прекращение огня при посредничестве России, прекращение боевых действий и согласие на ряд капитуляций со стороны Армении.Арутюнян сказал: «Если бы боевые действия продолжались, мы потеряли бы весь Арцах [другое название НКР] в течение нескольких дней…. И у нас было бы больше жертв». За последние два десятилетия ни Азербайджан, ни Армения не смогли воспользоваться преимуществом и вырваться из этого зашедшего в тупик конфликта. Но на этот раз с помощью Турции Азербайджан воспользовался своим военным преимуществом и не оставил Армении иного выбора, кроме как согласиться на сделку.

Что в соглашении?

В октябре министры иностранных дел Азербайджана, Армении и России договорились о трех гуманитарных соглашениях о прекращении огня, каждое из которых было нарушено почти сразу.Однако ноябрьское соглашение отличается. Формально это перемирие, означающее прекращение военных действий. Но функционально это капитуляция со стороны Армении, содержащая ряд неблагоприятных уступок, которые закладывают основу для более прочного мирного соглашения, которое будет заключено в результате будущих переговоров. На данный момент капитуляция не гарантирует ни мира, ни стабильности, но может, по крайней мере, обеспечить безопасность людей в регионе. Примечательно, что на этот раз соглашение подписали лидеры каждой страны, а не их министры иностранных дел.

Соглашение, первоначально опубликованное на русском языке, состоит из девяти частей. Первая часть соглашения, призывающая к полному прекращению огня и прекращению всех боевых действий, вступила в силу в полночь по московскому времени 10 ноября. Помимо прекращения боевых действий, соглашение требует присутствия российских миротворческих войск, требует от Армении передать ряд территорий под контроль Азербайджана и создает для Азербайджана новый коридор, соединяющий территорию Нахчыванской Автономной Республики — азербайджанский эксклав, ограниченный Арменией на севере и востоке, Ираном на юге и западе и Турцией на западе — с Великим Азербайджаном.Пашинян назвал эти условия «болезненными уступками».

Карта Нагорного Карабаха и его окрестностей после прекращения огня в 2020 году (Кристофер Дж. Хачадур)

С 1992 года и Армения, и Азербайджан согласились осуществлять надзор за Минской группой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), сопредседателями которой являются Россия, США и Франция — три из пяти постоянных членов Совет Безопасности ООН — как подходящий механизм для разработки мирного плана. Тем не менее, Минская группа в полном составе не участвовала в разработке этого соглашения, поскольку, по словам президента России Владимира Путина, «ситуация менялась каждый час, и вести переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ было невозможно из-за нехватки времени». Соглашение требует, чтобы Армения уступила несколько районов территории (Агдамский, Лачинский и Кельбаджарский) Азербайджану. Кроме того, Азербайджан сохранит за собой территории, захваченные им во время войны, в том числе стратегический город Шуша/Шуши.

Соглашение позволяет этническим армянам покинуть территорию в разные периоды времени, прежде чем Азербайджан получит официальный контроль над рассматриваемыми территориями. Первый уступленный район был передан под контроль Азербайджана 20 ноября, когда части азербайджанской армии вошли в Агдамский район. Кельбаджарский район должен быть освобожден до 25 ноября, а контроль над Лачинским районом перейдет к 1 декабря.

Бывший посол США Стивен Манн, бывший сопредседатель Минской группы, в недавнем интервью отметил, что тема Кельбаджара уже давно является чувствительной и сложной. Из территорий, которые Армения уступает Азербайджану, Кельбаджар имеет наибольшее количество памятников армянской культуры и расположен между Арменией и НКР. По словам Манна, «вставить азербайджанцев между двумя армянскими массами» в прошлом считалось одной из самых сложных частей предполагаемого мирного соглашения, и тот факт, что Азербайджан сразу же берет под свой контроль Кельбаджар, является признаком того, что Азербайджан знает рычаги воздействия на Армению и смогла заставить армянское правительство согласиться даже на самые невыгодные условия.

Согласно договоренности, Россия развернет миротворческий контингент, а также миротворческий центр для контроля за прекращением огня. Российский миротворческий контингент останется на месте в течение пяти лет с автоматическим продлением на следующий пятилетний период, если ни Азербайджан, ни Армения не заявят о своем намерении прекратить действие положения за шесть месяцев до истечения срока. После подписания соглашения Азербайджан потребовал, чтобы турецкие войска участвовали в наблюдении за прекращением огня вместе с Россией (хотя якобы не упуская из виду армянские районы), на что обе страны согласились. Путин отметил, что Россия «будет делать это [миротворчество] вместе с Турцией, учитывая, что у нас есть очень хороший опыт сотрудничества на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии, где мы организуем совместное патрулирование как в идлибской зоне, так и на границе с Сирией». и Турция». Министр иностранных дел России Сергей Лавров первоначально указал, что «[никакие] миротворческие подразделения Турецкой Республики не будут отправлены в Нагорный Карабах». Тем не менее, за рамками соглашения о прекращении огня Турция создала совместный миротворческий центр с Россией и направила войска для присоединения к российским силам в Азербайджане.Россия продолжает настаивать на том, что турецкие войска не будут участвовать в наземной миротворческой миссии в НКР, а будут наблюдать за перемирием с постов наблюдения в Азербайджане. Пока не ясно, какой будет реальность.

В соглашении определены некоторые обязанности российских миротворческих сил. Лачинский коридор, соединяющий Армению и НКР, будет контролироваться российским миротворческим контингентом, при этом Азербайджан обязан гарантировать безопасность граждан, транспортных средств и грузов, перемещаемых в обоих направлениях по коридору. Точно так же от Армении требуется гарантировать безопасность транспортного сообщения между западными районами Азербайджана и Нахчыванской Автономной Республикой, которые разделены Арменией. Правительство Армении гарантирует беспрепятственное передвижение граждан, транспортных средств и товаров в обоих направлениях в соответствии с соглашением. По сути, Азербайджан будет контролировать маршрут, соединяющий Армению с Нагорным Карабахом, а российское агентство внутренней безопасности будет контролировать маршрут, который проходит через южную Армению и связывает одну азербайджанскую территорию с другой.

Помимо уступки территорий и развертывания миротворческих сил, соглашение также затрагивает гуманитарные аспекты конфликта. Стороны должны произвести обмен военнопленными, заложниками и другими задержанными лицами, а также телами погибших. Положение гласит: «Внутренне перемещенные лица и беженцы возвращаются на территорию Нагорного Карабаха и прилегающие районы, находящиеся под контролем Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев [УВКБ ООН]». Тот факт, что это положение относится к внутренне перемещенным лицам или беженцам в целом, а не к армянам или азербайджанцам, предполагает, что оно не отдает предпочтение переселению одной группы перед другой.С начала конфликта при распаде Советского Союза более 300 000 армян и 600 000 азербайджанцев были перемещены из Нагорного Карабаха, и, хотя подробности еще не конкретизированы, прекращение огня от 9 ноября призывает УВКБ ООН. контролировать переселение внутренне перемещенных лиц, в том числе этнических армян, перемещенных в результате войны 2020 года.

Эта первоначальная капитуляция далека от исчерпывающей, и многие детали еще предстоит проработать. Статус самого Нагорного Карабаха остался без внимания, и хотя Алиев сказал, что «Карабах не будет иметь [автономного] статуса, пока я буду президентом», вопрос не решен.Путин подтвердил, что статус Карабаха не решен и что это было исключительно соглашение о прекращении войны и прекращении кровопролития. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан также подтвердил это, заявив, что «уже начались обсуждения» с Путиным и США относительно будущего статуса региона.

Хотя французские и американские дипломаты прибыли в Москву 12 ноября, они не сыграли роли в капитуляции, несмотря на их формальную роль сопредседателей Минской группы. Президент Франции Эммануэль Макрон выразил удовлетворение окончанием боевых действий и готовность выработать справедливое, прочное и приемлемое политическое решение для всех сторон в регионе.Тем временем Соединенные Штаты хранили заметное молчание. Еще неизвестно, что предпримут три сопредседателя Минской группы, чтобы помочь установить мир в регионе после этой первоначальной капитуляции.

После войны, до мира

Сдача Армении и Нагорного Карабаха Азербайджану при посредничестве означает формальное окончание нынешних боевых действий, но не конец конфликта, поскольку это не мирное соглашение. В то время как все стороны ранее договорились о ненасильственном урегулировании конфликта, созданном Минским процессом, Алиев четко заявил о своих возражениях против мирного урегулирования в недавнем интервью Vice News. Но, изменив статус-кво на местах, Алиев не изменил согласованной роли международного сообщества через Минскую группу в организации прочного мирного соглашения. Группа предусматривает международный процесс, посредством которого все стороны согласились обсудить мирный план.

Структура, изложенная в мандате Минской группы, требует, чтобы группа отчитывалась перед рядом органов о своем прогрессе и работе. Сопредседатели Минской группы от России У.S. и Франция должны отчитываться перед главой офиса (CIO) ОБСЕ — должность, которую в настоящее время поочередно занимает премьер-министр Албании Эди Рама. Затем ДП должен «информировать Председателя Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) и Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о ходе Минского процесса и обо всех аспектах ситуации на местах, о выполнении его соответствующих резолюций по мере их поступления». а также о нынешнем и будущем сотрудничестве между ОБСЕ и Организацией Объединенных Наций в этом отношении. Кроме того, сопредседатели могут представлять соображения и предложения относительно новых резолюций, которые могут быть приняты СБ ООН в интересах мирного разрешения конфликта, и должны поддерживать необходимые контакты с международными и региональными организациями и учреждениями, такими как Красный Крест и УВКБ ООН.

В координации с международным сообществом Минская группа уполномочена содействовать переговорам о «мирном и всеобъемлющем урегулировании» конфликта.Сопредседатели несут ответственность за содействие урегулированию конфликта без применения силы и должны «помочь Действующему председателю в разработке плана создания, состава и функционирования многонациональных миротворческих сил ОБСЕ…. ” Хотя действующее соглашение о прекращении огня включает миротворческие силы, формально в него входят только российские миротворцы.

Хотя можно утверждать, что ужасная ситуация в Нагорном Карабахе потребовала одностороннего посредничества России вне минского процесса, мандат Минской группы, тем не менее, утверждает, что все переговоры проходят под эгидой самой группы. После прекращения огня США и Франция потребовали, чтобы стороны вернулись к поиску дипломатического решения конфликта под эгидой Минской группы. Франция, в частности, выразила обеспокоенность тем, что Минская группа была исключена из переговоров, и подчеркнула необходимость возобновления работы сопредседателей группы.

Фактически, кажется, что Франция является единственным сопредседателем, непреклонным в возвращении к формальным процессам, согласованным изначально. Между тем США не участвовали в переговорах с момента их попытки урегулировать ситуацию в конце октября.И Рама, ИТ-директор ОБСЕ, тоже хранил молчание: его последнее заявление по этому конфликту было сделано 11 октября, когда он приветствовал прекращение огня по гуманитарным соображениям. Перед этим он призвал прекратить боевые действия 28 сентября, на следующий день после их начала. По крайней мере, публично он не делал заявлений по региону уже более месяца.

Президент Франции Макрон призвал к созыву Минской группы для обсуждения беженцев, демаркации границы, статуса Нагорного Карабаха и других вопросов. Франция также призвала Россию устранить неясности в отношении прекращения огня, особенно в отношении роли Турции и иностранных боевиков.Кроме того, Макрон потребовал международного наблюдения за прекращением огня в нагорно-карабахском конфликте, чтобы гарантировать, что будущие мирные переговоры не будут вестись только Турцией и Россией.

Вмешались и другие действующие лица, чтобы попытаться устранить некоторые пробелы, оставленные соглашением. Например, ЮНЕСКО предложила направить миссию для защиты культурных объектов и артефактов, а УВКБ ООН проводит миссии по быстрой оценке потребностей, чтобы подготовиться к реагированию на спонтанное прибытие перемещенных лиц.Европейские парламенты также предприняли определенные действия: парламент Нидерландов ввел санкции против Алиева и Эрдогана за военные преступления, Конгресс депутатов Испании предложил диалог и переговоры по конфликту между Арменией и Азербайджаном, а Сенат Франции принял резолюцию о признании независимости Арцаха. .

Но это не отменяет необходимости всеобъемлющего мирного урегулирования через Минскую группу. Пашинян представил «дорожную карту» из 15 пунктов.18, ключом к которому является восстановление главной роли Минской группы.

Роль России

Россия вряд ли захочет продвигать одобренный Минском мирный процесс. В других странах Россия обратила в свою пользу другие замороженные конфликты, включая Приднестровье в Молдове, Абхазию и Южную Осетию в Грузии, Крым и Донбасс в Украине. После четырехдневной апрельской войны 2016 года региональные аналитики утверждали, что главная цель России на Кавказе — маргинализация Минской группы и укрепление собственных геополитических позиций за счет присутствия российских миротворцев.Работа внутри Минской группы, с этой точки зрения, противоречит цели России по самоутверждению.

Возобновление боевых действий в 2016 году подготовило почву для конфликта 2020 года. Фактически, наблюдатели предполагали в конце войны 2016 года, что «в ближайшем будущем Москва будет стремиться навязать временное решение конфликта, включая, например, ввод миротворческих сил в Нагорный Карабах». Это именно то, что сейчас произошло.

Армения пошла на болезненные уступки, но Азербайджан не победил.Обе страны теперь зависят от России в обеспечении региональной стабильности. Любая надежда на многостороннее мирное соглашение, которое обеспечит прочную территориальную стабильность и урегулирует правовой статус региона, теперь исходит из Москвы, а не из Баку или Еревана. Пока Россия будет отстраняться от процесса, установленного Минской группой, урегулирование конфликта никогда не будет обсуждаться, а элементы гражданского общества, включая жителей Карабаха, которые в противном случае были бы включены в мирный план, останутся в неведении.

Эскалация насилия в Нагорном Карабахе: локальные решения дают главную надежду

Хотя подробностей по-прежнему мало, боевые действия, развернувшиеся между Арменией и Азербайджаном, кажутся более интенсивными, чем стычки, в результате которых летом 2020 года погибло не менее десятка человек На момент написания с воскресенья было убито около 100 человек, как мирных жителей, так и военнослужащих, и боевые действия продолжаются.

Ни Армения, ни Азербайджан до сих пор не смогли добиться военного преимущества, которое можно было бы перевести в значительные боевые успехи.Однако каждый из них объявил военное положение и начал полную мобилизацию своих национальных вооруженных сил, что сопряжено с риском эскалации боевых действий. С 1992 года в Нагорном Карабахе действуют местные силы самообороны, которые были полностью мобилизованы 27 сентября и участвуют в боевых действиях.

Периодические вспышки, перемежающиеся периодами относительной стабильности, характерны для конфликтов, которые восходят к началу 1990-х годов и позже. Однако опасения, что местное насилие может перерасти во что-то более серьезное, возможно, стали более выраженными в то время, когда европейские правительства, похоже, менее склонны к риску, используют военизированный язык и часто связывают споры с защитой суверенитета.

Международные организации, в том числе Организация Объединенных Наций, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Европейский Союз, немедленно отреагировали на боевые действия призывами к сдержанности, соблюдению режима прекращения огня и проведению содержательных переговоров, ведущих к устойчивому миру . Однако на сегодняшний день урегулирование оказалось труднодостижимым, и внимание все больше сосредоточивалось на оказании гуманитарной помощи и повышении безопасности людей для местного населения, чтобы уменьшить наихудшие последствия конфликта, который кажется неразрешимым.

Конфликт

Конфликт в первую очередь связан с контролем над горным Нагорно-Карабахским регионом Азербайджана, который находится недалеко от его границы с Арменией. В основе нынешнего конфликта лежит неспособность сбалансировать два принципа, присущих европейской системе безопасности на основе сотрудничества: нерушимость границ и национальное самоопределение. Однако влияли и другие факторы, в том числе вопросы религии, культуры и этнической принадлежности, поскольку население Нагорного Карабаха в подавляющем большинстве имеет армянское происхождение и христианскую веру (Азербайджан является конституционно светским государством, но большинство его населения составляют мусульмане). ).Энергетическая геополитика вокруг трубопроводов, соединяющих Каспийское море с Европой, которые проходят рядом с оспариваемой территорией (и которые иногда подвергались нападениям), повысила значение конфликта для ряда других государств. Конфликт был важным политическим фактором как в Армении, так и в Азербайджане, где защита того, что считается жизненно важными национальными интересами, использовалась для мобилизации политической поддержки.

Азербайджан подчеркнул, что в хельсинкском Заключительном акте (соглашении, принятом на саммите Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 году, которое привело к созданию ОБСЕ) подписавшие европейские государства обязались воздерживаться сейчас и в будущем от нападения на границы или от любого захвата части или всей территории любого государства-члена ОБСЕ.По мнению Азербайджана, конфликт является результатом совершенной Арменией агрессии, приведшей к незаконной оккупации территории.

Армения, со своей стороны, подчеркнула обязательство уважать право на самоопределение, которое также закреплено в Хельсинкском Заключительном акте, в котором говорится, что «все народы всегда имеют право при полной свободе определять, когда и как они желают, их внутренний и внешний политический статус. . .’. Для Армении конфликт отражает неспособность Азербайджана признать законный призыв к созданию Нагорно-Карабахской Республики (называемой Арменией Республикой Арцах), сделанный местным населением в ходе голосования в местном парламенте и в последующем подтверждающем референдум.

90 010 Обе страны закрепились в бурном переходном периоде, который произошел с распадом Советского Союза (обе были частью Советского Союза и объявили о своей независимости в последние месяцы 1991 года). В 1994 году прекращение огня при посредничестве России положило конец наиболее ожесточенной фазе конфликта, но оставило анклав в пределах международно признанных границ Азербайджана вне контроля центральных властей, и с тех пор ситуация практически не изменилась.

Позиции укрепились благодаря опыту вооруженного конфликта. Руководство Азербайджана настаивает на том, что «ни пядь» оккупированной территории, включая не только Нагорный Карабах, но и земли, обеспечивающие доступ к нему Армении, не может оставаться вне контроля Азербайджана. Армения настаивает на самоопределении Республики Арцах «без каких-либо ограничений».

Милитаризованная риторика, связанная с определением суверенитета с нулевой суммой, означает, что риск насилия всегда рядом с поверхностью.Периодически вспыхивают боевые действия, часто вызванные сочетанием действий Армении, которые, как представляется, укрепляют статус-кво, и решимостью Азербайджана противостоять таким действиям. Вспышка боевых действий в 2016 году унесла более 200 жизней.

Текущие боевые действия, по-видимому, связаны с использованием более современного оружия, приобретенного у иностранных поставщиков, включая реактивную артиллерию дальнего действия, беспилотные боевые летательные аппараты и разведывательно-наблюдательные беспилотники.Азербайджан использовал ресурсы, полученные от продажи нефти и газа, для покупки оружия у ряда поставщиков и создания отечественной военной промышленности, а военная помощь со стороны России позволила Армении сбалансировать модернизацию вооруженных сил Азербайджана.

Внешние партнеры, способные изменить военный баланс, до сих пор не пытались это сделать. Россия является военным союзником Армении, а Турция долгое время поддерживала позицию Азербайджана. В нынешних боевых действиях используется военная техника, поставленная Россией и Турцией.Возможность его эскалации несет в себе определенный риск более непосредственного вовлечения в конфликт более крупных держав. Однако Россия ясно дала понять, что характер конфликта в настоящее время выводит его за рамки мандата Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), а заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что настало время урегулировать конфликт, похоже, это не свидетельствует о прямом военном вмешательстве, чтобы склонить чашу весов в пользу Азербайджана.

Международная дипломатия

После двух лет переговоров ОБСЕ создала в 1994 году так называемую Минскую группу, чтобы помочь создать условия, в которых можно было бы договориться о прочном урегулировании. Россия, Франция и США являются сопредседателями Минской группы, а ее постоянными членами являются Беларусь, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция, наряду с Арменией и Азербайджаном.

Минская группа последовательно заявляла, что единственный способ сблизить несовместимые максималистские позиции конфликтующих сторон – это создать на местах условия, при которых полностью соблюдаются права человека и основные свободы населения и где люди могут осуществлять свои гражданские, политические, экономические , социальные, культурные и религиозные права свободно.

Сопротивление компромиссам, которые способствовали бы стабильному политическому урегулированию, в этих условиях может быть снижено, поскольку население будет уверено в своей личной безопасности. Однако десятилетия конфликта, в течение которых власти уделяли военной безопасности первоочередное внимание, сделали почву, на которой принципы, кодифицированные в Хельсинкском Заключительном акте, могли укорениться менее плодородной. Недавние заявления Минской группы ограничивались призывом к воюющим сторонам соблюдать договоренности о прекращении огня и воздерживаться от провокационных заявлений и действий.

Более широкий контекст европейской безопасности также ухудшился, что ведет к сокращению сотрудничества. В начале 1990-х годов считалось естественным, что Россия будет играть центральную роль в урегулировании конфликтов, вспыхнувших на территории бывшего Советского Союза. Однако по прошествии трех десятилетий некоторые постсоветские конфликты остаются неурегулированными, и укоренилось мнение, что это, по крайней мере отчасти, связано с тем, что Россия находит неурегулированные конфликты политически удобными.Азербайджан со временем наладил тесные партнерские отношения с Организацией Североатлантического договора (НАТО), и многие высокопоставленные азербайджанские лидеры считают членство конечной целью. Однако Азербайджан никогда не получал никаких обязательств от НАТО относительно членства, и Альянс сделал неурегулированный вооруженный конфликт общим препятствием для вступления.

Надежды на то, что президентские и парламентские выборы в Армении в 2018 году будут способствовать прочному урегулированию конфликта, также рассеялись, поскольку неформальные двусторонние встречи лидеров Армении и Азербайджана не улучшили напряженные отношения.Предложение об урегулировании путем переговоров, выдвинутое премьер-министром Армении Николом Пашиняном летом 2020 года, было сразу отвергнуто Азербайджаном, который охарактеризовал его содержание как акт недобросовестности.

Содействие сотрудничеству на местном уровне

Неурегулированные конфликты множатся и усугубляют ряд косвенных угроз безопасности человека наряду с прямой угрозой, вызванной насильственными столкновениями. Качество жизни людей, застрявших в оспариваемых пространствах, снижается из-за развала инфраструктуры и отказа в предоставлении коммунальных услуг.ОБСЕ и ООН выступают за аполитичные и технические инициативы, направленные на то, чтобы помочь местному населению поддерживать нормальную жизнь там, где давние конфликты в Европе остаются неразрешенными.

Если исходить из того, что нынешняя вспышка боевых действий в Нагорном Карабахе утихнет без эскалации, этот подход, возможно, дает наибольшую надежду на продвижение к разрешению конфликта. В то время, когда всеобъемлющие дипломатические решения неуловимы, сосредоточение внимания на общесогласованных рисках и угрозах, с которыми можно справиться технически без препятствий, основанных на идентификации, могло бы привлечь рядовых участников региональных сетей и платформ.Со временем это может построить отношения, которые помогут разблокировать дипломатическую деятельность.

По мере того, как готовность находить совместные решения проблем безопасности по всей Европе постепенно улетучивается, продвижение инициатив в области безопасности человека становится той тонкой тростинкой, на которую все больше опираются надежды на прогресс.

 

Карта контроля над Нагорным Карабахом и хронология: вывод войск из Арцаха — 1 декабря 2020 г.

Доступны более новые версии этой карты. Чтобы увидеть их, просмотрите все статьи о Нагорном Карабахе на PolGeoNow.

Это обновление (приблизительных) окончательных результатов азербайджано-армянской войны 2020 года является бесплатным для всех читателей.

Карта текущего территориального контроля. Эван Сентанни и Джордже Джукич, начиная с этой карты,
Bourrichon и Lesqual. Лицензия: CC BY-SA


графика Djordje Djukic


Силы Арцаха/Армянской армии производят обещанный вывод войск


Нажмите, чтобы увеличить: Карта территориальных изменений во время и после войны
Война 2020 года между Азербайджаном и поддерживаемой Арменией самопровозглашенной Республикой Арцах, последняя сторона завершила дополнительные выводы, обещанные в сделке.

Хотя официальной карты новых линий контроля еще не выпущено, PolGeoNow оценил их курс на основе сообщений новостей и сравнения информации, представленной различными другими онлайн-картографическими проектами.

Главное, что изменилось с момента окончания боевых действий, это то, что силы Арцаха и, предположительно, любые силы собственно Армении, которые были с ними, отошли со всех районов за пределами бывших границ советской эпохи Нагорно-Карабахской автономной области ( НКАО), оставив под контролем самопровозглашенной республики только собственно Нагорный Карабах, за вычетом некоторых территорий, утраченных Азербайджаном в недавней войне.Эти территории, не входящие в состав НКАО, ранее контролировавшиеся Арцахом, были одними из самых горячо оспариваемых Азербайджаном за последние три десятилетия на том основании, что они даже не были частью советского подразделения, наследником которого Арцах претендовал.

Между тем, официальный статус Нагорно-Карабахской области и самопровозглашенной Республики Арцах до сих пор не урегулированы, и планируется рассмотреть в ходе дальнейших мирных переговоров между Азербайджаном и Армения.

 

Неопределенность карты


Даже точные районы, из которых были выведены арцахские силы, являются предметом некоторой неопределенности, поскольку текст мирного соглашения, опубликованный во время прекращения огня, кажется лишь наброском, не содержащим достаточно подробностей. для решения некоторых географических вопросов.А именно:

  1. В тексте говорится, что Арцах выйдет из Кельбаджарского района, но все вторичные источники, похоже, согласны с тем, что это относится только к части этого азербайджанского района за пределами бывших границ НКАО (официально они пересекаются).
  2. Широко распространено мнение, что узкая полоса контролируемой Арцахом/Арменией территории вдоль южной границы собственно Армении была передана Азербайджану вместе с Лачинским районом, хотя большая ее часть официально не является частью Лачинского района и не упоминается иным образом в текст соглашения.
  3. Сообщается, что район в южной части бывшей НКАО, между Лачином и Гадрутом, в настоящее время находится под контролем Азербайджана (или должен перейти под его контроль), несмотря на то, что о нем не сообщалось захваченным во время войны. Другие проекты по отслеживанию конфликта различаются в зависимости от того, было ли это по какой-то причине включено в вывод войск после прекращения огня или оно было действительно захвачено во время войны, но в то время о нем не сообщалось. Хотя ни один из этих источников не следует считать авторитетным, два из них с лучшим послужным списком по точности (ISW News и Suriyak) изображают его как район вывода войск после прекращения огня, и мы следовали этой интерпретации на нашей карте.

Точное расположение линии фронта во время прекращения огня, которая определяет, какие дополнительные районы должны оставаться под контролем Азербайджана, также достоверно не известно, особенно район горы Муровдаг на севере, который, как утверждается, захвачен Азербайджаном. почти в начале боевых действий, и теперь часто предполагается, что он остается под контролем этой страны, хотя это никогда не было убедительно подтверждено.

Из-за всех этих неопределенностей представленные здесь карты следует рассматривать как предварительные, приблизительные изображения результата. Мы надеемся, что со временем станут доступны официальные карты и более подробные описания контрольных линий, и если будут различия, мы планируем сообщить о них в одной из будущих статей о картах.

Заявленные название страны: (английский, армянский)
. • Нагорно-Карабах (английский)
• Нагорно-Карабах (Английский)
• Lerrnayin Gharabagh (Armentian)
Полное заявленное имя:
• Республика Арцах (англ.)
• Арцахи Анрапетутюн (арм.)
Альтернативное Ф.И.О.:
• Нагорно-Карабахская Республика (англ.)
• Лернаин Карабахи Анрапетутюн (арм.)
Столица: 20 Степанакерт Статус По данным Азербайджана: оккупированная Арменией территория Азербайджана

Хронология событий

Ниже приводится хронология территориального контроля и других ключевых военно-политических событий в нагорно-карабахском конфликте с момента нашего предыдущего отчета от 10 ноября 2020 года.

Примечание: Хотя вооруженные силы Армении и Арцаха являются организационно отдельными силами, у них есть история тесного сотрудничества в Нагорно-Карабахском регионе. Источники новостей редко проводят различие между этими двумя организациями, при этом термин «армянские силы» относится к одной или обеим из них взаимозаменяемо.


13-14 ноября 2020 года
В преддверии передачи Кельбаджарского района из Арцаха Азербайджану в соответствии с условиями соглашения о прекращении огня проживающие там культурно-армянские люди сожгли свои дома и бежали в Армению, опасаясь возмездия Азербайджана .

15 ноября 2020 г.
Азербайджанские военные вошли и взяли под свой контроль Агдамский район после вывода войск Арцаха. Армяне в этом районе тоже сожгли свои дома и бежали до прихода азербайджанских войск.

16 ноября 2020 года
Российские миротворческие силы установили семь временных наблюдательных постов в так называемом Лачинском коридоре, который соединяет Армению с собственно Нагорным Карабахом, для обеспечения безопасного прохода своих сил в подконтрольные Арцаху районы Нагорный Карабах.

6

Страна Короткая зона:
• Азербайджан (английский)
• Azərbaycan (Азербайджан)
• Azərbaycan (Азербайджан)
Полное официальное название:
• Азербайджан (English) • Azərbaycan Respublikası (Азербайджан)
Capital: Баку
17 ноября 2020 г.
Парламент Турции проголосовал за предоставление Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выдал мандат сроком на один год. миротворцев в Азербайджан для наблюдения за соблюдением соглашения о прекращении огня.В то время как Россия является союзником Армении, Турция является близким союзником Азербайджана, но в целом имеет хорошие отношения с Россией.

18 ноября 2020 г.
Власти Армении подтвердили, что 2425 солдат Арцаха, 1712 из которых были идентифицированы, и 54 армянских мирных жителя были убиты в ходе войны. Однако 25 октября один врач в Степанакерте уже оценил число погибших мирных жителей от 300 до 400 человек. Несколько сотен арцахских солдат числятся пропавшими без вести.

 

Азербайджан подтвержден что 94 его мирных жителя были убиты, а позже выяснилось, что потеряли 2783 солдата, 100 до сих пор пропали без вести.Сирийская обсерватория Организация по правам человека (SOHR) также сообщила о 541 сирийском боевике, убитом во время войны на стороне Азербайджана.
Краткое название страны:  
• Армения (англ.) : Ереван
23 ноября 2020
В результате взрыва фугаса погиб азербайджанский военный и ранены один российский миротворец и четверо спасателей Арцаха, которые занимались поиском пропавших без вести солдат.

25 ноября 2020 г.
Азербайджанские военные взяли под свой контроль Кельбаджарский район после того, как арцахским силам была предоставлена ​​10-дневная отсрочка от их первоначального срока вывода, установленного 15 ноября.

28 ноября 2020 г. В Физулинском районе погибли четыре человека, один ранен.

1 декабря 2020 года
Азербайджанская армия вошла в Лачинский район, завершив захват всех территорий, удерживаемых арцахскими силами за пределами Нагорно-Карабахского региона с 1990-х годов.Лачинский коридор остался под контролем российских миротворческих сил для обеспечения гражданского сообщения между Арменией и Нагорным Карабахом.

После спора между Арменией, Азербайджаном и Арцахом? Просмотреть все статьи о Нагорном Карабахе на PolGeoNow.

Изображения флагов Азербайджана, Армении и самопровозглашенной Республики Арцах находятся в открытом доступе и взяты из Викисклада.

.