Содержание

Сохэи – монахи-воины . Ниндзя. Первая полная энциклопедия

Авторы некоторых работ по истории ниндзюцу приписывают сотворение этого искусства монахам-воинам. Некоторый резон в этом есть, хотя бы потому, что одну из самых знаменитых школ ниндзюцу – Нэгоро-рю – действительно создали сохэи из монастыря Нэгоро-дэра (о Нэгоро-рю см. главу 7). Что же представляли собой монахи-воины и как они появились?

Знаменитый мастер боя копьем монах Инъэй. Со старинной гравюры

Феномен сохэев уходит своими корнями еще в X в. Возникновение особой группы монахов-воинов было связано с превращением буддийских монастырей в крупных земельных собственников. Известно, что японские государи видели в буддизме религию, способную защитить страну от всяких напастей. Действительно, когда однажды на Японию обрушилась эпидемия оспы, монахи вознесли молитвы Будде, и вскоре страшный мор прекратился. После этого щедрые дары дождем просыпались на монастыри. Императоры жаловали им земельные угодья, освобождали их от налогов.

И вскоре богатство и мощь буддийских монастырей возросли до невероятных размеров. Например, крупнейший монастырь Тодай-дзи в 747 г. имел 1000 домов, разбросанных по всем центральным провинциям страны. В 758 г. император Сёму пожаловал ему еще 5000 домов в 38 провинциях.

В то время как двор мало внимания уделял простому люду, монахи всегда проявляли по отношению к нему большую заботу – во-первых, этому их учил Будда, а во-вторых, буддийские монахи были едва ли не самыми образованными людьми в тогдашней Японии. Они учили народ строить мосты, возводить дамбы, рыть колодцы.

Поскольку земли храмов были освобождены от налогов, многие крестьяне стали формально дарить им свои земли и таким образом за небольшую мзду освобождать их от налогов. Монахи же быстро сообразили, что подобные спекуляции с землей могут сильно повысить их благосостояние.

Государство, как могло, боролось с ростом могущества храмов. Так, в 746 г. был издан указ, запрещавший монастырям покупать землю, однако запрет не распространялся на разработку пустошей, и монахи вновь нашли лазейку для обогащения.

К концу VIII в. столичные нарские монастыри начали оказывать столь мощное давление на императорский двор, что в 784 г. было принято решение перенести столицу из Нары в Нагаоку, но так как это место оказалось не вполне пригодным, в 794 г. двор переехал в Хэйан (ныне Киото), где и оставался на протяжении многих веков.

Еще в 788 г. в 10 км к северо-востоку от Хэйана на знаменитой горе Хиэй-дзан основатель буддийской школы Тэндай монах Сайтё заложил монастырь Энряку-дзи. Поскольку северо-восточное направление в китайской астрологии считалось «Воротами демона», откуда приходит все зло, нахождение в этой стороне буддийского храма было сочтено добрым знаком при выборе места для будущей столицы. Милости полились рекой на Энряку-дзи, «заслонившего собой» столицу, и вскоре своим богатством он стал соперничать со старыми монастырями Нары. С течением времени всю гору Хиэй покрыли замечательные храмы и хозяйственные постройки.

С момента переноса столицы в Хэйан между Энряку-дзи и старыми нарскими монастырями разгорелась жестокая вражда. Чтобы утихомирить религиозные споры, в 963 г. в императорском дворце состоялась «конференция» 20 ведущих представителей разных школ буддизма, которые должны были разрешить спорные вопросы. Но поскольку в основе вражды между монастырями лежали не религиозные, а экономические причины, это собрание иерархов лишь подлило масла в огонь.

Впрочем, и в самих центрах буддизма порядка тоже не было. Так, в 968 г. нарский монастырь Тодай-дзи начал настоящую войну за земельные участки, собственность которых была неясна, против своего соседа – Кофуку-дзи. А на горе Хиэй приход к верховенству непопулярного настоятеля и религиозные споры привели к образованию двух враждующих группировок. В результате последовавших «разборок» был даже убит один из кандидатов в настоятели.

В период политического хаоса X–XII вв., когда власть в стране захватили временщики из семьи Фудзивара, богатство буддийских храмов стало привлекать внимание предводителей самураев, желавших нажиться за счет служителей церкви. Да и государственные чиновники не раз покушались на суверенитет относительно беззащитных монастырских владений. Поэтому вскоре монахи с горы Хиэй создали собственную армию, которая должна была защитить их владения и привилегии от покусительства со стороны.

Поскольку армия Энряку-дзи вскоре от обороны перешла к наступлению, напав на синтоистский храм Гион в Хэйане, подчинявшийся нарскому Кофуку-дзи, другие монастыри, и Кофуку-дзи в первую очередь, тоже стали создавать военизированные объединения. Всего через несколько лет все крупные буддийские монастыри Нары и Хэйана уже располагали тысячами бойцов, разорительные нашествия которых в течение двух следующих столетий терроризировали суеверных придворных и простых горожан столицы.

Воины-монахи действительно были грозной силой. В ратном умении они мало уступали самураям, а иногда даже превосходили последних. Для увеличения своих армий монастыри стали посвящать в монахи всех желающих из числа прошедших военную подготовку. Зачастую такие «послушники» были беглыми крестьянами или мелкими преступниками. Они-то в основном и вели военные действия. Впрочем, и ученые монахи высшего уровня, составлявшие цвет японской нации, при необходимости с готовностью вступали в сражение.

Многочисленные гравюры донесли до нас облик сохэев, облаченных в тяжелые длинные рясы, с длинными башлыками, скрывающими лицо (по некоторым данным, так

сохэи пытались скрыть свой монашеский статус). Рясы сохэев при помощи гвоздичного масла окрашивались в светло-коричневый цвет или же оставались белыми. На ногах они носили деревянные сандалии на подставках – гэта. Во время сражений сохэи надевали под рясы боевые доспехи. Как правило, это был облегченный доспех пехотинца – харамаки, но некоторые монахи носили и тяжелый доспех ёрои. В бою многие из них снимали башлык и надевали повязку хатимаки, которая защищала глаза от пота. Основным оружием сохэев были алебарды-нагинаты, как правило, выполненные в стиле сёбу-дзукури с клинком до 120 см длиной, режущие удары которого оставляли страшные раны на теле противника.

Сохэй в бою. Со старинной гравюры

В обращении с нагинатой сохэи были настоящими виртуозами. Об этом свидетельствует, например, следующий эпизод из «Хэйкэ-моногатари»: «Но вот вперед выбежал Готиан Тадзима, потрясая алебардой на длинном древке, с изогнутым, словно серп, лезвием. «Стреляйте все разом, дружно!» – закричали воины Тайра, увидев, что Тадзима, совсем один, вскочил на перекладину моста. Несколько самых метких стрелков сгрудились плечом к плечу, вложили стрелы в луки и разом спустили тетиву, стреляли снова и снова. Но Тадзима не дрогнул. Когда стрелы летели высоко, он нагибался, когда низко – подпрыгивал кверху, а стрелы, летевшие, казалось, прямо в грудь, отражал алебардой. С того дня прозвали его Отражающим стрелы».

Любопытно также, что первое в японской литературе описание приемов кэндзюцу, фехтования мечом, также связано с сохэями. Содержится оно все в той же повести «Хэйкэ-моногатари»: «Никто другой не осмелился бы вступить ногой на узкую перекладину, но Дзёмё бежал так смело, будто то была не тонкая балка, а широкий проезд Первой или Второй дороги в столице! Он скосил алебардой пятерых и хотел уже поразить шестого, но тут рукоять алебарды расщепилась надвое.

Тогда он отбросил прочь алебарду и обнажил меч. Окруженный врагами, он разил без промаха, то рубил мечом вкруговую, то крест-накрест, то приемом «Паучьи лапы», то «Стрекозиным полетом», то «Мельничным колесом», и, наконец, как будто рисуя в воздухе замысловатые петли «Ава». В одно мгновение уложил он восьмерых человек, но, стремясь поразить девятого, нанес слишком сильный удар по шлему врага; меч надломился, выскочил из рукояти и упал в реку. Единственным оружием остался теперь у него короткий кинжал. Дзёмё бился яростно, как безумный».

Однако главным оружием монахов был, пожалуй, страх перед гневом богов. Все монахи носили с собой четки, с помощью которых они в любое время были готовы ниспослать проклятие на голову обидчика. Причем придворные, жизнь которых строго регламентировалась религиозными предписаниями, считавшие гору Хиэй священной покровительницей столицы, были особенно чувствительны к такому обращению. Несмотря на то что «священная» гора уже давно превратилась в разбойничий притон, в котором каждые четверо из пятерых монахов получили свой сан неправедным путем, они продолжали благоговеть перед «монастырем-покровителем».

Очень часто в бою перед строем человек двадцать монахов несли огромное переносное синтоистское святилище – микоси, в котором якобы обитало могущественное божество-ками горы Хиэй. Непочтительное поведение по отношению к микоси и несущим его монахам считалось оскорблением самого ками, и уж тут-то жди беды: страшной засухи, наводнения или эпидемии оспы – бог ничего не забудет и не простит. Можно легко представить, какой ужас на горожан и чиновников наводили полчища монахов с

микоси в голове армии, читающие нараспев буддийские сутры и ниспосылающие хором проклятия. Иногда монахи оставляли микоси прямо на улицах города, а сами удалялись на гору, и в столице царила паника, поскольку никто не знал, что же делать с этой обителью богов. Обычно это продолжалось до тех пор, пока правительство не удовлетворяло все требования монахов.

Однако самую дикую ярость монахи приберегали на случай межхрамовых столкновений, которые следовали одно за другим. Это не были религиозные войны, поскольку в их основе лежали не конфессиональные, а экономические противоречия. Борьба шла за землю и престиж, причем в качестве последнего аргумента сохэи не раз выдвигали сожжение монастыря-соперника. В 989 и 1006 гг. Энряку-дзи вел боевые действия против Кофуку-дзи, а в 1036 г. воевал против Мии-дэры. В 1081 г. Энряку-дзи в союзе с Мии-дэрой вновь атаковал Кофуку-дзи, но последний дал отпор хиэйским монахам и сжег Мии-дэру дотла. Несколько позже, в том же году, Мии-дэра вновь была сожжена, но уже монастырем Энряку-дзи, который не пожелал считаться с некоторыми притязаниями недавнего союзника. В 1113 г. воинственные хиэйские

сохэи разорили Киёмидзу-дэру во время скандала по поводу избрания нового настоятеля этого храма. В 1140 г. Энряку-дзи вновь напал на Мии-дэру, а в 1142 г. Мии-дэра атаковала Энряку-дзи. Список столкновений между монастырями бесконечен, перечислить их все невозможно…

Несмотря на всё буйство монахов, императорский двор продолжал осыпать их щедрыми дарами, золотом и землями. Возможно, придворные просто боялись «святых» мужей и надеялись таким образом купить их благосклонность. Но, по-видимому, насытить акусо – «плохих монахов» – уже ничто не могло. Они становились все более алчными. Пожалуй, лучше всего о сохэях сказал экс-император Сиракава, который во время одного из их выступлений выглянул в окно и печально прошептал: «Хоть я и правитель Японии, есть три вещи, которые не подвластны мне: стремнины реки Камо, выпадение игральных костей и монахи с гор!»

В XI–XII вв. монахи одного только Энряку-дзи не менее 70 раз подступали с военной силой к императору с требованием удовлетворить их пожелания. Не будет преувеличением сказать, что такая их активность во многом определила ход японской истории в тот период, поскольку именно благодаря их бесцеремонности в обращении с самим императором стало очевидно бессилие власти, позволившее чуть позже самурайскому сословию установить свое господство в стране.

Хотя пик военной активности буддийских монахов приходится на период XI–XII вв. , в последующие четыре столетия они продолжали вносить немалую лепту в хаос, царивший в Японии. И лишь во второй половине XVI в. объединители Японии Ода Нобунага и Тоётоми Хидэёси нанесли смертельный удар по военной мощи буддийских монастырей.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Konnichiwa Club — Воины-монахи сохэй

Буддийские священные писания запрещают монахам применять силу и лишать жизни. Тем не менее в истории Японии зафиксировано множество случаев, когда во время политических конфликтов, волнений, смен династий или иностранного вторжения буддийские храмы создавали собственные вооружённые силы для защиты своих интересов.

К таким методам «самозащиты» прибегали не только Японские храмы, но и многие другие буддисты в Восточной Азии. В период с 1553 по 1555 годы китайские монашеские отряды сражались вместе с правительственными войсками, чтобы отразить набеги прибрежных захватчиков. Аналогичным образом в 1592 году корейские буддийские монахи сформировали вооружённые группы для борьбы с вторгшимися японскими войсками. Однако ни китайские, ни корейские примеры не были так исторически значимы и хорошо изучены, как монахи-воины средневековой Японии

Арт пользователя @samanokami0122 в твиттере

Именно в Японии находилось большое количество так называемых 寺内町 дзинай мати — храмовых поселений, земли которых охранялись теми, кто там проживал. Их защитников принято называть 僧兵 со:хэй — воинами-монахами. Этот термин используется для описания армий, которые содержались в основном монастырями Энряку-дзи на горе Хиэй и Кофуку-дзи в городе Нара примерно с 970 года по XVI век.

Энряку-дзи

Группы сохэй были очень похожи на военно-религиозные ордена Европы, возникшие во время крестовых походов. Единственный европеец, который познакомился с монахами-сохэй, миссионер-иезуит Каспар Вилела, посетил храм Нэгоро-дэра в начале 1560-х годов и сравнил местных монахов с рыцарями Мальтийского ордена.

Японские монахи были похожи на европейские рыцарские ордены и своим устройством. Сохэй действовали не в одиночку или в определённой боевой группе от отдельного храма, а скорее как воины единого большого братства или даже монашеского ордена. Главный храм «ордена» сохэй мог иметь несколько, если не десятки или сотни, небольших монастырей, тренировочных залов и подчинённых храмов, связанных с ним.

Воины Чистой земли

Важно заметить, что сохэй называют воинов-монахов, относящихся к храмам Киото, Нары и Оми (префектура Сига). Самыми сильными храмами в период Хэйан (794—1185 гг.) являлись Тодай-дзи, Кофуку-дзи, Энряку-дзи и Мии-дэра. В дальнейшем, когда мы будем говорить о сохэй, мы будем иметь в виду монахов именно этих храмов (за редкими исключениями).

Но в истории Японии есть и другая группа, которую можно называть воинами-монахами, хоть это название является не совсем верным. В период Сэнгоку (1467—1615 гг.) правление самурайского сословия иногда серьёзно оспаривалось армиями, сформированными самоуправляющимися общинами низших классов, которые назывались 一向一揆 икко: икки.

Битва при Адзукидзаке (1564 г.) была кульминационным столкновением между Токугавой и Икки.

Икко-икки были приверженцами школы Дзёдо-синсю, или Истинной Школы Чистой земли. Хотя их часто называют монахами-воинами, к ним относились не только служители храмов, но также и бедные самураи, горожане, фермеры. Называют их монахами из-за того, что по доктрине Чистой Земли 門徒 монто, то есть собратья по вере, становятся практически частью церкви — обычному рабочему достаточно было стать приверженцем буддизма Чистой Земли, чтобы заработать себе статус монто, а затем он мог вступить в икко-икки и вуаля! Армия, состоящая из монахов-служителей церкви, готова.

А ещё икко-икки были одними из первых организованных военных групп в Японии, которые взяли на вооружение огнестрельное оружие. В течение десяти лет они смогли противостоять самому Оде Нобунаге, защищаясь из своего укреплённого храма Исияма Хонган-дзи. Кстати, он стоял на том же месте, где сейчас построен замок Осака.

Замок Осака

Буддизм и борьба

Первоначально буддийские солдаты-священники появились в результате соперничества, которое существовало между храмами Нары и горы Хиэй неподалёку от Киото. Истоком этого соперничества является смена столицы в 894 году с Нары на Киото. Самые крупные храмы Нары — Тодай-дзи и Кофуку-дзи — возмущались переездом в Киото и невзлюбили новый «центральный» Энряку-дзи. Помимо этого, между храмами велись серьёзные споры по поводу права духовенства Хиэй рукополагать, то есть посвящать в церковный сан, новых монахов, ведь ранее это делалось исключительно в Наре.

Сохэй храма Кофуку-дзи

Первый крупный случай насилия с участием священников произошёл в 949 году. Он начался как демонстрация протеста делегации из Тодай-дзи в Киото, а закончился дракой, в ходе которой погибли несколько человек. Затем последовали другие инциденты, и примерно в 970 году Рёгэн, глава Энряку-дзи, принял решение о создании постоянной боевой группы для защиты горы Хиэй и её растущего богатства.

Новоиспечённые воины-монахи вскоре оказались вовлечены в межхрамовые споры, некоторые из которых велись между Энряку-дзи и его дочерним храмом Мии-дэра, который лежал у подножия Хиэй. В течение последующих 100 лет периодически вспыхивали сражения между Энряку-дзи, Мии-дэра и храмами Нары. К 1006 году Кофуку-дзи из Нары в случае «заварушки» имел возможность выставить армию, которая насчитывала около 3000 сохэй.

Было даже несколько случаев, когда сохэй отправлялись в Киото, чтобы изложить свои требования перед членами императорского двора, которых они вполне успешно запугивали не только словами, но и оружием.

Монашеское обмундирование

Вооружение сохэй было весьма разнообразным. Очень часто с ними ассоциируется нагината, меч с длинной рукоятью. Хотя и по легендам, и по историческим источникам известно, что многие монахи-воины владели разными видами холодного оружия. Они также сражались верхом на лошади и в самурайских доспехах.

Оружие и одежда сохэй в период Камакура (1185—1333 гг.)

Монахи-воины, как и большинство других буддийских монахов, носили рясы, похожие на кимоно, слоями: обычно белые одежды были снизу, а тёмные или жёлтые сверху. Этот стиль мало изменился с момента появления буддизма в Японии в VII веке. Обувь традиционно состояла из носков таби и деревянных сандалий гэта или соломенных варадзи. Сохэй часто повязывали белый головной убор, чтобы закрыть большую часть головы, или заменяли его повязкой хатимаки. Именно по такому специфическому головному убору можно найти монахов сохэй на изображениях.

Конец эпохи

В начале XVII века сохэй практически исчезли из храмов. Причиной этому стало установление строгой власти сёгуната Токугава. В 1580-х и 1590-х годах различные фракции монахов-воинов выступали на стороне либо Токугавы Иэясу, либо его соперника Тоётоми Хидэёси, участвуя в ряде сражений и стычек. 

Несколькими годами ранее Ода Нобунага принудил уже упомянутых икко-икки к сдаче укреплённого Исияма Хонган-дзи, который он пытался осадить дважды. Сёгунат, поддерживающий конфуцианские ценности и стремившийся сконцентрировать всю военную мощь страны в своих руках, не мог позволить храмам иметь мощную армию, которая уже имела опыт давления на власть. Таким образом обе группы, которые запомнились в истории как воины-монахи, перестали существовать. 

Источники: 

Stephen Turnbull — Japanese Fortified Temples and Monasteries AD 710–1062

https://www.kcpinternational.com/2013/06/sohei/

https://www.japan-experience.com/plan-your-trip/to-know/understanding-japan/sohei-the-monk-soldiers

Самураи и сохеи

Все бегут посмотреть…
Как стучат деревянные подошвы
По морозным доскам моста!
Мицуо Басё (1644 – 1694). Перевод В. Марковой

История военного дела самураев, их оружия и доспехов, судя по отзывам, вызвала большой интерес у читателей ВО. Поэтому имеет смысл продолжить эту тему и рассказать еще и о третьей по значимости, после самураев и пехотинцев асигару, военной силе Японии – монахах буддийских монастырей! В романе Р. Киплинга «Ким» можно прочитать о том, что еще в конце ХIХ века буддийские монахи монастырей в Гималаях, дрались друг с другом (выясняя отношения между монастырями!) при помощи прорезных железных пеналов для письменных принадлежностей! Ну, а еще раньше, те же монахи не брезговали брать в руки и оружие посерьезнее…

Гигантская статуя Будды Амиды. Котоку-ин, Камакура, Япония.

Ну, а начать наш рассказ следует с того, что, как и в Европе, где конные рыцари со временем разделили славу на полях сражений с пехотинцами, в Японии то же самое имело место с самураями и асигару. При этом даже своим вооружением последние походили на европейских пикинеров и аркебузиров, что лишний раз доказывает, что законы войны непреложны и одинаковы для всех частей света, хотя местная специфика в любом деле, безусловно, присутствует. Например, в Японии, самураям приходилось значительно чаще, чем тем же самым европейским рыцарям, воевать… с кем бы вы думали? С монахами, которые прекрасно умели владеть оружием и, не задумываясь, пускали его в ход. Да, в Европе духовные лица тоже воевали – руководили войсками, а то и сами вступали в бой. Достаточно вспомнить нашего русского поединщика инока Ослябю, да и западноевропейских рыцарей-монахов. Впрочем, если уж оружие в Европе брал монах, то ему следовало придерживаться некоторых правил: ну, скажем, сражаться «без пролития крови», то есть стараться пользоваться не мечом, а булавой без шипов, хотя на рыцарей духовно-рыцарских орденов, таких как госпитальеры или тамплиеры, это требование и не распространялось. Не следовало иноку брать в руки арбалет, попавший под проклятие нескольких соборов, ну а во всем остальном он мало чем отличался от других воинов.

Ну, а вот в Японии, в случае с монахами все было совсем не так. Получилось, что именно они стали своего рода «третьей силой» в стране, хотя в основе их воинственности лежало все то же самое – жажда богатства, влияния и власти! Началось же все с того, что когда столица государства была перенесена из Нара в Киото, старые храмы Нара и новые храмы – основанные на горе Хиэй – монастыри Энрякудзи и Миидэра вздумали зачем-то враждовать, причем из-за вопросов веры. Чтобы примирить их в августе 963 года во дворце императора был проведен диспут, куда из монастырей в Нара и с горы Хиэй пригласили по двадцать монахов. Но диспут оказался безрезультатен, договориться им на нем не удалось, напротив, он только лишь подлил масла в огонь этих монастырских раздоров. Но и в самих монастырях тоже не все было гладко. В 968 году монахи монастыря Тодайдзи вступили в драку с соседями из монастыря Кофукудзи. Причина драки – спорный участок земли, о котором они не сумели договориться. В 981 году прошли выборы настоятеля монастыря Энрякудзи, в результате которых его монахи образовали две партии и даже предприняли попытку убить одного из претендентов. С другой стороны богатства храмов, которые быстро росли, сделались заманчивой приманкой и для вождей самурайских кланов, готовых на время забыть о религии ради золота. Правительственным сборщикам налогов тоже нужно было золото, к тому же на монастырских землях они чувствовали себя куда смелее, чем на «дарованных» самураям земельных участках. Вот почему монастыри горы Хиэй посчитали нужным иметь свои собственные армии, чтобы давать отпор любой агрессии от кого бы она ни исходила. Монастырь Кофукудзи также последовал их примеру, в особенности после того, как монахи из Энрякудзи решились напасть на святилище в Киото, которое принадлежало Кофукудзи. В результате самые крупные монастыри в Киото и Нара оказались местом сборища тысяч вооруженных людей, которых они использовали по своему произволу, чем создавали массу проблем не только для императора, но и грозили смертью и разорением рядовым жителям Киото.

Храм Каннон-до в храмовом комплексе Миидэра.

В Японии воинствующих монахов стали называть словом «сохей», которое на письме состоит из двух иероглифов: первый – «со» означает «буддистский монах или священник», а «хей» – «воин либо солдат». Было и еще одно слово: «акусо», которое можно перевести, как «злой монах». Интересно, что на поле брани они ничуть не уступали формирующемуся сословию самураев, причем многие монастыри убеждали людей стать монахами только для того, чтобы обучиться воинскому мастерству. Понятно, что такими рекрутами в большинстве своем оказывались беглые крестьяне, а то и преступники, и вот они-то и сражались за свои монастыри. Будде служили лишь некоторые, своего рода элита, но даже многие монахи и священники высокого ранга – гакусё (ученые-монахи) охотно шли в бой, если была такая необходимость. В районе Киото центром беспокойств являлась гора Хиэй, поэтому здесь воины-монахи получили название ямабуси («воины горы»). Нужно отметить, что изначально название «ямабуси» относилось только к воинам секты Сюгендо. Эти монахи обычно занимались духовными практиками и никогда организованных армий не создавали. Но так как иероглиф «яма» означает «гора», то и выходцев с горы Хиэй стали ошибочно называть «горными монахами», хотя к секте Сюгендо они никакого отношения не имели.

Храм Энрякудзи на горе Хиэй.

Конечно, главным видом оружия монахов был страх, ведь монах мог проклясть любого, а это было очень страшно. Так же у каждого из них были четки, нередко весьма крупные и тяжелые, и они были готовы в любую минуту «велеть своим бусинам» обрушиться с проклятием на голову того, кто обижал монаха, а это было очень даже весьма «весомое проклятие»! Особенно это действовало на придворных, в жизни которых религия играла очень важную роль и которые искренне верили во всевозможные предзнаменования и предсказания. Так что гора Хиэй была для них настоящим священным местом, хотя этот дом божий уже давно стал настоящим логовом разбойников. Вероятно, что четверо из каждых пяти монахов-воинов не проходили даже настоящего обряда посвящения, а ограничивались только символическим бритьем головы.

Микоси.

Еще одним средством воздействия на непокорных, кто бы они ни были, являлся большой переносной и богато украшенный позолотой микоси (ковчег), в котором, якобы обитало божество. Его переносили на длинных шестах нередко двадцать монахов сразу, настолько они бывали велики. Любой враждебный выпад против микоси расценивали как нападение на само божество со всеми вытекающими из этого последствиями, и обычно на такое святотатство никто не решался. И вот такие микоси монахи просто приносили в поселок или в город и ставили посреди улицы, а сами шли к себе на гору. Так они и стояли там, внушая страх горожанам, и мимо них на узкой улице было не пройти, вот и приходилось все требования монахов удовлетворять. Да и как было этого не сделать?

Вот так современные монахи носят микоси.

Распри между монахами возникали из-за земель или собственного престижа и заканчивались обычно сожжением враждебного монастыря. Например, в 989 и 1006 гг. Энрякудзи выступил против Кофукудзи. В 1081 году Энрякудзи в союзе с Миидэра воевал с Кофукудзи, причем монахи Кофукудзи напали на Миидэра, захватили много добычи, а затем его сожгли. Затем, в этом же году, Энрякудзи поссорился уже с Миидэра и его монахи опять его сожгли. В 1113 году они также сожгли храм Киёмидзу из-за возникших разногласий по поводу избрания тамошнего настоятеля, а в 1140 году Энрякудзи объявил войну храму Миидэра, после чего в 1142 году теперь уже монахи из Миидэра напали на Энрякудзи. То есть получалось так, что войны между монастырями практически шли непрерывно.

Павильон Бисямон-до в комплексе Миидэра префектуре Сига.

Об ожесточенности боевых действий между монастырями свидетельствует пример с сожжением в 1081 году монастыря Миидэра, где было уничтожено 294 зала, 15 помещений, в которых находились священные сутры, 6 звонниц, 4 трапезных, 624 монашеских келий и более 1500 жилых домов – то есть практически все монастырские постройки. Обозлившись, монахи Миидэра напали на Энрякудзи, собрав большую армию. Правительству эта братоубийственная война не понравилась, и оно послало солдат, чтобы их усмирить. Однако итогом вмешательства стали слухи, что оба монастыря решили объединить усилия и вместе напасть на Киото. Императорский двор обратился к самураям, поскольку только они могли справиться с распоясавшимися монахами, а для защиты столицы был даже назначен сёгун Минамото Ёсииэ. Самураи укрепили столицу, но ожидавшегося нападения так и не произошло, и звание это он с себя сложил.

Прошло 10 лет, и в 1092 году императорский двор вновь был вынужден приглашать Минамото воевать против монахов, потому что те послали на Киото большое войско. Только увидев силы Минамото, монахи с неохотой отступили.

Тем не менее, несмотря на все их бунтарство, император продолжал дарить монастырям земли, золото и серебро. Возможно, таким образом, двор надеялся завоевать их расположение и заручиться божьей милостью, однако подарки монахи принимали охотно, а вот со всем остальным не спешили. Зато каждый раз, когда правительство пыталось вмешиваться в дела духовенства, монахи поднимали страшный шум, и ярость их была такова, что тут же выплескивалась на улицы столицы. Причем правительство имело силы, чтобы оказать на монастыри давление, но все, кто ему подчинялся, были слишком уж ревностными буддистами и просто не могли поднять руку на монахов, хотя те того явно заслуживали.

Самурай с двуручной палицей канабо. Ксилография Утагава Куниёси (1797 – 1866).

Впрочем, страх перед божеством даже в то время имел место далеко не всегда. Например, в 1146 году молодой самурай, которого звали Тайра Киёмори, пустил в стоящий посреди улицы микоси, стрелу. Она ударила в висевший перед ним гонг, раздался звон, что было воспринято как неслыханное святотатство. В ответ на это монахи Энрякудзи направили в Киото 7 000 воинов-монахов, которые прошли по его улицам, призывая на всех встречных всевозможные проклятия, а затем еще и потребовали выслать Киёмори из столицы. Императора уговаривали, чтобы он подписал указ об изгнании, но двор, понимая от кого зависит его безопасность, оправдал Киёмори, хотя и потребовал от него заплатить небольшой штраф.

До-мару эпохи Намбокутё, XIV век. Токийский национальный музей.

Два века монахи Энрякудзи не менее семидесяти раз с оружием в руках приходили к императору с разными требованиями, и это не говоря о распрях между самими храмами и также внутри них. Именно храмы не дали осуществить земельную реформу и вынудили двор выбрать в качестве противовеса их силе самураев, как в самой столице, так и в удаленных от нее провинциях. Более того: эпоха владычества военных кланов в Японии началась тоже из-за них, так как своими нападениями на столицу они показали, что без самураев император ну просто не может теперь обойтись!

Отрекшийся от власти император Сиракава, выгнавший из своего дворца монахов во время одного такого похода на столицу, сказал о них так: «Хоть я и правитель Японии, но есть три вещи, над которыми я не властен: водопады на реке Камо, падение игральных костей и монахи с горы Хиэй».

Харамаки-до XV век.

И это замечание было вполне оправданным. Мало того, что воинственные монахи принимали участие во многих войнах X-XIV вв., они еще и смещали императоров с трона и… ничуть не уступали самураям в бою!
Самое интересно, что облик буддийского монаха за все последние двенадцать столетий совсем не изменился: так что современные монахи, которых можно сегодня увидеть на горе Хиэй, очень похожи на своих предшественников эпохи самураев!

Сохей в полном вооружении. Фотография середины ХIX века. Токийский национальный музей.

Существует два иллюстрированных свитка, на которых воины-монахи изображены во всех подробностях. Первый называется «Тэнгу дзоси». В нем монахи показаны в широких тяжелых рясах с капюшонами, закрывающими лица. Верхняя одежда могла быть черной или желтой, иногда ее подкрашивали маслом клевера, что давало ей светло-коричневый оттенок, а иногда она могла быть просто белой. На многих из них рясы надеты поверх доспехов, которые, если судить по форме кусадзури, представляли собой простые до-мару пехотинцев. Некоторые вместо обычных капюшонов носили повязки хатимаки. Свиток «Касуга гонгэн рэйкэнки» показывает сохев Кофукудзи. Хотя они и являются монахами, своим монашеским одеяниям они явно предпочитают более практичные доспехи. Главным оружием монахов являлась нагината, или, например, такой ее вариант, как собудзукири нагината, с клинком, достигавшим более метра в длину.

Под кимоно надевалась набедренная повязка-фундоси, неизменно белого цвета, хотясамо кимоно могло быть и белым, и желто-коричневым, и насыщенного шафранного цвета. Поверх него могла быть надета черная с широкими рукавами «мантия», которую шили из очень тонкой, полупрозрачной ткани. На ногах носили белые носки-таби и соломенные сандалии-варадзи. Ноги до колен могли обматываться чем-то вроде обмоток – кяхан.

Деревянные сандалии гета – специфическая японская обувь была также очень популярна среди воинствующих монахов. Во всяком случае, многие из них изображены обутыми именно в эти забавные деревянные сандалии. Гета имели вид миниатюрных скамеечек, но при этом их всегда вырезались из целого куска дерева. Для европейца это обувь кажется странной, но японцы отлично умеют ее носить и считают удобной.

Таби и гета.

В некоторых случаях просторные рукава кимоно скрывали наручи-котэ, которые представляли что-то вроде холщового рукава, на который нашивали металлические пластинки, покрытые лаком. Монахи вполне могли носить шлемы, что доказывают изображения, на которых они одеты в полные доспехи и практически неотличимы от самураев.

Варадзи.

Известно, что среди монахов было немало искусных стрелков, и они активно использовали лук и стрелы, о чем, например, сказано в «Хейко Моногатари», где в описании вооружения монахов луки и стрелы опять-таки упоминаются перед всеми остальными видами оружия: «Все они отважные воины, вооружены луками и стрелами, мечами и нагината, каждый из них стоит тысячи обычных воинов, им все равно, кого встретить в бою: бога или дьявола».

На этой ксилографии Утагава Куниёси изображен известный японский полководец эпохи Сэнгоку Уэсуги Кэнсин. Он был буддийским монахов, о чем свидетельствует и его головной убор, но отнюдь это не мешало ему воевать.

Когда в Японию попало огнестрельное оружие, монахи научились им пользоваться одновременно с самураями, и успешно использовали его в боях. Характерной чертой воинов-монахов были штандарты с написанными на них буддийскими лозунгами. Обычно это были нобори, закрепленные па стандартном Г-образном древке. Обычно на них писалась молитва Будде: «Наму Амида Бутсу» («Приветствуем Будду-Амида»). Встречалась еще и такая надпись: «Тот, кто наступает, будет спасен, отступающий отправляется в ад», и воины секты Лотоса имели на нем девиз: «Наму Mёxo Peнге Кё» («Приветствуем Лотос Божественного закона»). Сектанты из Исияма-Хонгандзи несли на своих штандартах изображения журавля.

Могущество монахов было сломлено окончательно только Иэясу Токугава, и то только тогда, когда он победил своих противников в битве при Сэкигахара. До этого справиться с ними окончательно не мог ни один из его предшественников.

А. А. Маслов.МОНАХИ ВОИТЕЛИ. — Минспорта Ульяновской области

Social Like

 

 

А. А. Маслов

МОНАХИ ВОИТЕЛИ

 

Тайна «горных воинов» ямабуси

 

Путник, что решил подняться на вершину горы Оминэ, поросшую редким лесом, с удивлением встретит на пустынной скальной площадке странную одинокую фигуру, вырубленную из камня. Это — старик в длинных ниспадающих одеждах и высоких сандалиях-гэта с небольшой острой бородкой, сидящий, наклонив голову и опирающийся на посох с магической мандалой вместо навершия. От его фигуры веет каким-то неземным покоем и отрешенностью от всего суетного… И не случайно — перед нами изображение великого мага и горного скитальца-ямабуси Эн-но Гёдзя.

Эн-но Гёдзя — «Эн Аскет» (634-после 700) являлся реальной исторической фигурой. Вероятно, именно о нем идет речь в историческом повествовании «Сёку Нихонги», где рассказывается о неком проповеднике Эн-но Одзуно, который был объявлен в 699 году вне закона за то, что смущал сердца людей и создавал какие-то сообщества, неконтролируемые государством, чего естественно власти потерпеть не могли.

Именно Эн-но Гёдзя и стал основателем традиции странствий в горах, имеющих явный мистический характер и требующих немалого мужества. Например, в своих грехах ямабуси каялись, вися над пропастью на веревке, обвязанной вокруг пояса, и молитвенно сложив руки. Если покаяние было неискренним или неполным, то, как считалось, веревка должна была оборваться. Не трудно догадаться, на какую душевную чистоту подвигал монахов такой способ покаяния!

Сам Эн-но Гёдзя считался фигурой почти демонической, ему приписывались всякие чудеса, беседы с духами, полеты на большие расстояния. Он мог внезапно исчезнуть из вида и тут же появиться в нескольких сотнях километрах от этого места. Конечно, никакого прямого отношения к ниндзя или к каким-то другим воинским сообществам он не имел, хотя эзотерические идеи, которые он проповедовал, были близки и ниндзя, и монахам-воинам (сохэй), и даже многим самураям.

Кем же были эти горные отшельники — ямабуси? Чему поклонялись, какие идеалы исповедовали? «Ямабуси» («горными воинами») в строгом смысле называли далеко не всех монахов-отшельников, а именно, последователей синкретической буддийской секты Сюгэндо. Сюгэндо возникла на стыке двух крупнейших школ эзотерического буддизма Тэндай и Сингон. Это выразилось в том, что в Сюгэндо сложилось два крыла ямабуси — одни были ориентированы на доктрину Тэндай (хондзан), другие — на Сингон (тодзан).

В строгом смысле, Сюгэндо вряд ли можно отнести к классическому буддизму, так как в нем можно без труда встретить элементы китайского даосизма и японского шаманизма. В частности, это выражалось в вере в магических существ тэнгу, в культе священных гор (отсюда и тяга ямабуси к житию в горах). По своим ритуалам Сюгэндо ближе всего стояло к секте Сингон, последователи Сюгэндо активно использовали в своей практике магические знаки-мандалы, заклинания-матры и другие мистические приемы, пришедшие из секты Сингон.

Первые ямабуси жили закрытыми общинами, соблюдали строгий аскетизм, каждый сезон, то есть четыре раза в год уходили в горы и эта практика называлась «нюбу». Отсюда и произошло их название — «горные воины». На самых вершинах гор сооружались пагоды, где помещалась статуя боддисатвы Кокудзо. В лунные ночи перед этой статуей ямабуси совершали полный обряд: декламировали наизусть отрывки из сутр, толковали сложные места из своей доктрины. Считалось, что все это приближает ямабуси к обретению высшего знания — праджни.

Центром подвижничества ямабуси первоначально были горы Оминэ (именно там сегодня стоит памятник великому ямабуси Эн-но Гёдзя), а с ХVII в. они перемещаются на гору Хокусан, где их скиты стали множиться с каждым годом.

В чем же заключалось учение ямабуси? Последователи Сюгэндо считали, что существует высшее «природное знание» (сидзэнти). Оно равносильно «истинному Закону», то есть учению Будды. Постичь его можно лишь путем отшельнической практики высоко в горах и молитвами в лунные ночи, когда истина непосредственно и интуитивно входит в сознание ямабуси.

Ямабуси совершали длительные путешествия по горам в полном одиночестве, закаливая свой дух. Это были высочайшие мистики, многие из которых действительно благодаря аскезе и подвижничеству достигали чудесного откровения. Среди ямабуси существовало поверье, что благодаря таким долгим и порой весьма тяжелым путешествиям они могут обрести необычайную магическую силу. Путешествия сочетались с жесткой аскетической практикой, многодневными постами, пением молитв, рецитацией (монотонным и многократным повторением) священных формул, дыхательными и медитативными упражнениями, которые составляли суть их магической практики. Аскеза, что практиковали ямабуси, доходила порой до крайностей, например, на долгое время они могли отказаться от приема воды, хотя при этом питались разными фруктами. В результате этого мужественного подвижничества ямабуси достигали «состояния Будды» или «обретали природу Будды» еще при своей жизни, не уходя из этого мира в нирвану. Предварительно во время медитаций они проходили десять стадий «видения Будды» или десять этапов своего существования, пока, в конце концов, не достигали перерождение в «истинном виде».

Многие верили — а возможно так и было в действительности- что ямабуси обладают удивительной способностью изгнания злых духов из человека или из его дома. Такая практика, называемая экзорсизмом, заставляла говорить об этих людях как о существах полуземных, полу небесных. Никто в сущности не знал, какой природой, доброй или злой, они обладают, но так или иначе ямабуси заставляли трепетать многих обывателей.

Магическая практика ямабуси базировалась на переплетении буддизма и синтоизма. Буддийские монахи считались отменными врачевателями, причем использовали исключительно «тайные» средства, связанные с буддийской практикой и пришедшие в Японию в основном из Китая. В частности, одним из таких весьма эффективных средств были дхарани — ритмизированные сакральные формулы, которые изгоняли болезнь и залечивали раны. В VIII в. даже было запрещено использовать древние методы врачевания, пришедшие от синтоистских шаманов, и буддисты полностью монополизировали эту область.

Многие вообще верили, что ямабуси никакие и не люди, а лишь воплощенные духи — тэнгу, полулюди, полувороны, которые отличались легендарным владением боя на мечах. В период Камакура понятие «тэнгу» зачастую напрямую ассоциировалось с ямабуси. Рассказывали, что то ли сами ямабуси могут по своему желанию превращаться в тэнгу, то ли сами тэнгу без всякой на то воли отшельника вселялись в него. Практически на всех художественных свитках ямабуси изображались именно в виде тэнгу.

И все же между ямабуси и тэнгу знак равенства никогда не стоял. Ямабуси при всей мистичности своего ареола, все же оставались людьми.

Нередко истории о чудесном искусстве ямабуси переплетались с рассказами о небожителях «сэннин». Истоки легенд о сэннинах лежат в Китае, именно там, в народной и даосской среде широко распространился культ бессмертных небожителей («сянь» или «шэньсянь». Это были люди, которые постигли «исток Дао», а, следовательно, достигли просветления и бессмертия и теперь обитают либо в горах, либо в высших небесных сферах. Достигли они бессмертия самыми различными способами. Большинство приняли пилюлю бессмертия, что изготавливалась за счет долгой перегонки золота, ртути, серебра, меди с добавлением минералов, мышьяка, различных тяжелых металлов. Другие же занимались «пестованием духа», медитируя и постясь или упражняясь в особо утонченной сексуальной практике, дополняя таким образом «мужское через женское» и «ян через инь». Третьи были просто «вознесены» в мир бессмертных вместе со своими наложницами, слугами и колесницами.

Культ священных небожителей или бессмертных повлиял на становление теории медитативной и дыхательной практики в боевых искусствах, в частности, именно из него вышли такие системы управления циркуляцией внутренней энергией как китайский нэйгун (внутреннее искусство) или цигун («достижение мастерства в управлении ци»).

О бессмертных ходили сотни легенд, например, как они могли покидать свои тела и «странствовать духом», поселяться в телах умерших людей, летать, оседлав драконов или усевшись на облаках. Практически весь корпус этих легенд перекочевал из Китая в Японию, и естественно, что первыми кому стали приписываться подвиги бессмертных, стали отшельники ямабуси. Правда, несколько позже те же истории стали рассказывать и о ниндзя, что в мифологическом плане еще больше сблизило ямабуси и ниндзя.

На художественных свитках ямабуси изображались не только как тэнгу, но и в виде сэннинов — полысевшими старцами с длинной седой бородой, несколько вытянутой головой и сучковатым посохом в руках. Изображения сэнинов-ямабуси сопровождались и рядом необходимых атрибутов и символов, говоривших о бессмертии и запредельной мудрости: жабой, аистом, персиком (плод долголетия), оленем.

И все же между ямабуси и сэннинами даже в народных рассказах, полных почтения и страха перед теми и другими, мы видим заметную разницу. Ямабуси в основном жили все же не в горах — они предпринимали странствия по горам для достижения просветления и для соблюдения аскезы. Сэннины же жили постоянно либо в горах, либо на небесах, что в милофогическом сознании — одно и тоже.

Ямабуси приписывались нередко подвиги сэннинов. Например, Ёко Сэннин обладал таким могуществом, что мог разрушить свою собственную тень, а человек без тени и есть дух. К тому же этот удивительный человек был способен разделить свое тело на несколько частей и даже жить в середине пламени. Как-то один из местных правителей усомнился в его способностях и решил проверить это самым простым способом — он приказал сжечь Ёко Сэннина. Святого человека обложили дровами и подожгли. Когда же дрова догорели, а дым рассеялся, все с удивлением увидели Ёко Сэннина, который спокойно восседал на углях и с увлечением читал какой-то трактат.

Отношения к ямабуси было двойственным — народ побаивался этих отшельников и поклонялся им, а официальные власти их сильно недолюбливали, поскольку странствия ямабуси были практически неподконтрольны им, а странное поведение «не от мира сего» вызывало сильные, хотя и неоформленные подозрения. Если большинство буддийских сект вело активную политическую деятельность, занималось проповедями, в то время как аскетизм ямабуси значительно превосходил подвижничеству всех других сект.

Правда, ямабуси не были столь безобидны, как это может показаться на первый взгляд. Глубокий мистицизм и аскеза их жизни все же допускали некоторые отступления. Например, во время междоусобных схваток среди даймё, ямабуси нередко использовались в качестве шпионов, что в определенной степени приближает их по характеру к ниндзя.

Странный след оставили ямабуси в истории японских боевых искусств. В сущности, мы не знаем, чем конкретно они занимались, умели ли в реальности владеть мечом, и, кажется, практически не знали кулачного искусства. Но, тем не менее, и история института самурайства и тайных кланов ниндзя связывают свою родословную именно с магами и воинами ямабуси. Тем самым и самураи и ниндзя (зачастую это были одни и те же люди) как бы принимали на себя ту магическую энергию, ту страшную потустороннюю силу, которая приписывалась ямабуси.

Эзотерический буддизм не долго царствовал в умах его последователей, уже в ХVI в. большинство буддийских школ невероятно политизируются, становятся четко очерченными социально-регулирующими институтами, в общем-то, далекими от мистической практики. Немалую роль в буддизме стали занимать не только политические, но и военные проблемы. Это дало неожиданный эффект — монахи, то были по своей сути далеки от официоза, стали резко сближаться с мистиками, усиливать эзотерический характер своей практики, а многие из них пополняли ряд ямабуси.

Эзотерический характер сохраняют в основном лишь две школы — Тэндай и Сингон. Механизм культурного самосохранения привел к тому, что эти школы стали по разному «пользовать» обычных прихожан и адептов высшего уровня. Передача «истинного учения», то есть самой сути буддизма, давалась только узкому кругу посвященных в ходе специальных тайных ритуалов. А вот для рядовых прихожан открывались лишь формы обычных ритуальных служений и простейшие теоретические догматы. Таким образом, сама духовная истина, стоящая вне словесных догматов, замыкалась лишь в крайне небольшой школе «носителей истины».

Число странствующих монахов, исповедовавших эзотерический буддизм, отнюдь не ограничивалось ямабуси. Например, в ХVI в. существовало некое воинское монашеское братство Коя-хидзири — «отшельники с горы Коя». Эти люди считались не только отменными бойцами, хранившими традиции древних ямабуси, но и прекрасными врачевателями, бродившими по Японии и лечившими при помощи трав, заклинаний и различных способов массажа. Но вскоре Коя-хидзири косвенно оказались замешаны в междоусобную войну, и их общины были разгромлены.

Общая канва тех событий такова. Крупнейшим центром буддийской секты Сингон считался монастырь Коясан, представлявший по сути мощную крепость. В нем шло активное обучение буддийской премудрости, воспитывались проповедники, переписывались философские труды, работали учебные заведения, что делало Коясан к тому же и крупным культурным центром. Но самого главное заключалось в том, что при монастыре состояла огромная армия монахов-воинов, которые надежно защищали монастырь от нападок тогдашнего военного правителя Японии Оды Нобунаги, поведшего решительную борьбу с рядом буддийских общин. Но однажды в 1574 г. в монастыре Коясан укрылись несколько сторонников князя Араки Мурсигэ, войска которого недавно разгромил Ода Нобунага. Это переполнило чащу терпения последнего и он отдал жесткий приказ не только разгромить монашескую армию Коясан, но к тому же начать преследование странствующих монахов-воинов, в результате чего погибло едва ли не несколько тысяч монахов. Так был разрушен один из крупнейших центров монахов-воинов Японии.

 

Монахи-бойцы: святые или наемники?

 

Помимо мистиков-ямабуси, которых иногда даже ошибочно называют предшественниками самураев, немалую славу снискали себе монахи-бойцы (сохэй). Образ японских монахов-бойцов оказался сильно идеализирован в западной литературе, и у нас еще будет возможность убедиться в этом. Нередко в книгах о боевых искусствах они выступают как благородные поборники справедливости, которые гармонично сочетали в себе буддийскую мудрость и кротость с отменным боевым мастерством. В реальности же это были достаточно жестокие люди, которые в своем большинстве быстро переродились в наемников или бандитов, сблизившись по своему характеру с ниндзя.

Возникновение особого слоя монахов-воинов сохэев было первоначально связано с чисто догматическими спорами между различными буддийскими течениями. Толчком к этому послужили разногласия в крупнейшей школе японского буддизма Тэндай, обещавшей своим последователям спасение в «чистой земле» В середине Х в. главным идеологом Тэндай становиться талантливый проповедник Рёгэн, который стал обладателем высшего монашеского ранга «дайсодзё», пожалованного ему самим императором. В своей проповеди Рёгэн утверждал положение о том, что любое живое существо, будь то человек или собака может достичь состояния будды.

В ту эпоху в Тэндай существовало несколько разных направлений, которые хотя и не сильно различались между собой, но, тем не менее, находил немало поводов для споров. Практически все школы Тэндай находились в горах Хиэй, где позже и возникли общины монахов-воинов. Долгое время между направлениями было примерное равновесие, но как только Рёгэн поднялся на высшую ступень тэндайской иерархии, но стал активно опекать крыло, возглавляемое патриархом Эннином, в то время как приверженцев другой школы Энсю-монто стали заметным образом игнорировать, не приглашали на общие собрания.

И вот в школах Энсю-монто стали постепенно возникать отряды вооруженных монахов, который сразу же после смерти Рёгэна в 993 г. разрушили павильон сторонников Эннина, а те в ответ разгромили несколько храмов своих соперников и изгнали их со священных гор Хиэй. Теперь последователи Энсю-монто, нашедшие себе пристанище в храмах провинции Оми, стали называться «храмовым течением» (дзимон), а их победители — секта Эннин-монто, оставшаяся в горах Хиэй с центром в монастыре Энрякудзи — «горным течением» (саммон).

Но соперничество на этом не закончилось, обе секты готовились не только к доктринальным диспутам, но и к неприкрытым военным действием. А для этого необходимо было иметь свою армию. Так в горах Хиэй появляются первые монахи-бойцы (сохэй). Из числа приверженцев буддизма, наименее способных к религиозной практике, специально готовили настоящих воинов, которые по своему мастерству не уступали самураям. К тому же они изучали теорию и практику ведения шпионажа, тайного штурма крепостей, слежения за своими соперниками. Так монахи-сохэи стали превращаться еще в одну категорию ниндзя.

Обе враждующих стороны имели своих сохэев, а позже практически во всех общинах Тэндай стали воспитываться монахи-воины.

Не лишне будет отметить, что монахи-воины существовали и в Китае, в частности, до сих пор послушники Шаолиньского монастыря сдают специальный экзамен на звание монаха-бойца (усэн). Однако по своему характеру традиция китайских усэнов и японских сохэев значительно различалась. Китайские усэны являлись, прежде всего, буддийскими монахами, то есть вся их жизнь была подчинена религиозной и духовной практике. Большинство из них жило в монастырях или принадлежало к какой-нибудь конкретной общине-сангхе. Они проходили те же этапы посвящения, что и обычные монахи (хэшэн), но в их повседневный распорядок входили тренировки в боевых искусствах. Например, в современном Шаолиньсы монахи посвящают тренировкам около четырех часов в день и около трех часов отводится на изучение теории ушу, остальное время занято буддийской практикой и изучением канонических текстов.

В отличие от своих китайских собратьев японские сохэи, хотя формально и принадлежали к буддийскому братству и даже ходили в буддийских одеждах, религиозной практикой почти не занимались. Они много тренировались, нередко выполняли функции наемников, а часто просто становились бандитами. В принципе если в Х-ХI вв. мы видим перед собой бритого буддийского монаха, который готов одним лишь посохом сражаться за догматы своей школы, то через пару веков перед нами предстоит уже готовый наемник, отличный боец, который традиционно именует себя «монахом». Сохэи быстро утрачивали свою связь с буддийскими общинами, к тому же практически не понимали теории школ эзотерического буддизма, типа Тэндай и Сингон, хотя продолжали формально принадлежать к ним.

Вооруженные и блестяще подготовленные монахи чаще всего становились наемниками. Теперь их называли по-разному — ямабуси, сохэй, коя-хидзири («отшельники с горы Коя»). И хотя изначально они принадлежали к абсолютно разным буддийским школам, теперь большой разницы между ними не существовало. Португальский миссионер Гаспар Вилела, прибывший в Японию в начале ХVI в., был поражен образом жизни монахов-воинов, что принадлежали к общине монастыря Нэгородзи секты Сингон. Их души нимало не занимала религиозная практика, зато все дни они проводили в праздности, разврате и пьянстве. Эти сохэи нередко шли в наемники и отличались особой изобретательностью и жестокостью в бою, что сильно смутило христианского миссионера. В конце концов, их деятельностью был обеспокоен сам сёгун Тоэтоми Хидэёси, который вообще с подозрительностью относился к ряду буддийских общин. В 1585 г. он отдал приказ о начале военного похода против боевой общины монастыря Нэгородзи, сжег монастырь дотла и уничтожил сотни монахов.

Естественно, все это не могло не отразиться на общем отношении к секте Тэндай, к которой формально принадлежали сохэи. Например, хроники ХII-ХIV вв., в частности, «Тайхэйки» рисуют тэндайских монахов не в виде молчаливых аскетов, ищущих спасения, а в виде бритоголовых воинов угрожающего вида с тяжелыми посохами, луками и мечами. В отличие от китайских усэнов, которых народ любил и стремился обучаться у них, в поздний период сохэев недолюбливали и боялись. Многие буддийские общины отказывались от своих собратьев-головорезов, что еще больше увеличивало количество бандитов на дорогах.

 

Возвращение горных воинов

 

Рассказы о монахах-воителеях, в основном о ямабуси важны для нас еще с одной точки зрения. Дело в том, что именно с ямабуси, а точнее с учением секты Сюгэндо, связывается происхождение идеологии знаменитых лазутчиков и наемников ниндзя. Более того, существует утверждение, правда, ничем не подкрепленное, что основатель этого отшельнического и аскетического движения Эн-но Гёдзя (VII в. ), о котором мы уже говорили, и был первым ниндзя. Якобы именно за тайную воинскую деятельность, схожую с тактикой ниндзя, ямабуси и были объявлены вне закона. Считается также, что ямабуси были отменными бойцами и стратегами, что делает их еще больше схожими с ниндзя. В других работах мы встречаем еще более прямые указания на связь ямабуси и ниндзя: «Независимые и восставшие ямабуси («монахи-воины») были вновь потревожены правительственными войсками и сочли необходимым совершенствоваться в искусстве боя и использовать свое искусство ниндзюцу».

Итак, из этого изложения вывод напрашивается сам собой: обиженные на правительство ямабуси превратились в ниндзя.

Как ни кажутся привлекательными все эти утверждения, они грешат явной путаницей. Прежде всего, отметим, что ямабуси и монахи-воины (сохэй) являются абсолютно разными людьми. Сохэи с Х в. создавали свои армии для обороны буддийских общин в областях Нара и Киото и действительно были неплохими бойцами, сочетающими воинские искусства с эзотерической практикой. Сама история возникновения таких необычных монахов бойцов (ведь буддийский закон запрещает причинять вред живым существам и тем более убивать их) тесно связана с китайскими монахами-бойцами (усэн), центром которых стал Шаолиньский монастырь. Усэны появляются уже в VIII в., а несколькими столетиями позже китайские монахи-бойцы активно участвовали в крупномасштабных сражениях с корейцами и японцами и считались наиболее грозной силой китайской армии.

Но почему же легенды столь настойчиво пытаются увязать в единый клубок горных странников ямабуси и «ночных воинов»? Прежде всего, самим ниндзя было выгодно, что бы их традицию связывали с традицией ямабуси, которых народ почитали и боялся за их магическое искусство. К тому же, мы еще неоднократно столкнемся с тем, что ниндзя не раз маскировались под странствующих ямабуси и даже одна из семи классических «масок» или «ролей» ниндзя так и именовала — ямабуси. Хотя в разные периоды и в разных регионах ямабуси порой объявлялись вне закона, в основном же их не трогали и почитали, а значит и такая «смена лица» позволяла ниндзя спокойно преодолевать заставы и уходить от облав. Кстати, напомним, что существуют утверждения, будто бы и ямабуси иногда использовались как шпионы некоторыми даймё.

И все же связь между ниндзя и ямабуси существовала, хотя не была столь явной, как зачастую склонны представлять это популярные авторы. Во всяком случае, никакого «перерождения» ямабуси в ниндзя не было. Тем не менее, основные районы деятельности крупнейших школ ниндзя — провинции Ига и Кога (именно здесь сложились самые знаменитые школы Ига-рю и Кога-рю) были одновременно и местами отшельнических скитов многих ямабуси. В горных районах Касаги и Ёсино, где когда-то шло знаменитое восстание ниндзя против Оды Нобунаги, еще в течение долгих столетий бродили ямабуси. Легенды об отшельников из секты Сюгэндо переплетались с рассказами о подвигах ниндзя, формируя некий единый образ «святого воина». Это же отразилось и на особой магической практике, которая приписывалась ниндзя и о которой у нас еще будет отдельный разговор.

Странствия ямабуси может быть продолжались бы еще очень долго, если бы их бродячий образ жизни стал вызывать особое подозрение у токугавского режима. Сначала правительство-бакуфу предприняло вполне корректную попытку как-то поставить под контроль этих вечных странников- воинов, романтиков, отшельников. Для этого даже был издан особый свод правил «Сюгэндо хатто». Но договоренность не удалась — бродячим воинам трудно было объяснить хотя бы какие-то земные правила. И в конце концов, в 1873 г. после начала реформ Мэйдзи 1868 г., когда произошла реставрация императорской власти и все привилегии самурайства были отменены, секта Сюгэндо была запрещена. Хотя никакой реальной опасности ямабуси не представляли, своим характером они никак не вписывались в строгую социальную структуру Японии. Многие ямабуси тогда подались в синтоистские священники, но в наши дни Сюгэндо стало вновь возрождаться. Может быть в наш мир вернутся знаменитые маги, отшельники и воины ямабуси?

 

  • Назад
  • Вперёд

Сохей — Pathfinder Family

Мировоззрение: Любое принципиальное.

КЗ: d8.

Стартовое богатство: 1d6 x 10 зм (35 зм в среднем).

Классовые навыки

Акробатика (Лвк), Верховая езда (Лвк), Внимание (Мдр), Дрессировка (Хар), Запугивание (Хар), Знание (история) (Инт), Знание (религия) (Инт), Изворотливость (Лвк), Исполнение (Хар), Лазание (Сил), Плавание (Сил), Проницательность (Мдр), Профессия (Мдр), Ремесло (Инт), Скрытность (Лвк)

Пункты навыков за уровень: 4 + модификатор Интеллекта.

Классовые особенности

Уровень БМА Стойкость Реакция Воля Прочее Град ударов Бонус к КБ Быстрое перемещение
1 +0,75 +2,5 +2,5 +2,5 Дополнительная черта, град ударов, Преданный Страж, мастер кулачного боя -1/-1 +0 +0 футов
2 +1,5 +3 +3 +3 Дополнительная черта, уклонение +0/+0 +0 +0 футов
3 +2,25 +3,5 +3,5 +3,5 Отточенные маневры, непоколебимый разум +1/+1 +0 +10 футов
4 +3 +4 +4 +4 Монашеский Скакун, Запас энергии ци (магия), Оружие Ци +1 +2/+2 +1 +10 футов
5 +3,75 +4,5 +4,5 +4,5 Высокий прыжок +3/+3 +1 +10 футов
6 +4,5 +5 +5 +5 Дополнительная черта, Мастерство Владения Оружием 1 +4/+4/-1 +1 +20 футов
7 +5,25 +5,5 +5,5 +5,5 Запас энергии ци (холодное железо/серебро), целостность тела +5/+5/+0 +1 +20 футов
8 +6/+1 +6 +6 +6 Оружие Ци +2 +6/+6/+1/+1 +2 +20 футов
9 +6,75/+1,75 +6,5 +6,5 +6,5 Уклонение+ +7/+7/+2/+2 +2 +30 футов
10 +7,5/+2,5 +7 +7 +7 Дополнительная черта, запас энергии ци (принципиальность) +8/+8/+3/+3 +2 +30 футов
11 +8,25/+3,25 +7,5 +7,5 +7,5 +9/+9/+4/+4/-1 +2 +30 футов
12 +9/4 +8 +8 +8 Оружие Ци +3, Мастерство Владения Оружием 2 +10/+10/+5/+5/+0 +3 +40 футов
13 +9,75/+4,75 +8,5 +8,5 +8,5 Алмазная душа +11/+11/+6/+6/+1 +3 +40 футов
14 +10,5/+5,5 +9 +9 +9 Дополнительная черта +12/+12/+7/+7/+2 +3 +40 футов
15 +11,25/+6,25/+1,25 +9,5 +9,5 +9,5 +13/+13/+8/+8/+3/+3 +3 +50 футов
16 +12/+7/+2 +10 +10 +10 Запас энергии ци (адамантит), Оружие Ци +4 +14/+14/+9/+9/+4/+4/-1 +4 +50 футов
17 +12,75/+7,75/+2,75 +10,5 +10,5 +10,5 +15/+15/+10/+10/+5/+5/+0 +4 +50 футов
18 +13,5/+8,5/+3,5 +11 +11 +11 Дополнительная черта, Мастерство Владения Оружием 3 +16/+16/+11/+11/+6/+6/+1 +4 +60 футов
19 +14,25/+9,25/+4,25 +11,5 +11,5 +11,5 Пустое тело +17/+17/+12/+12/+7/+7/+2 +4 +60 футов
20 +15/+10/+5 +12 +12 +12 Совершенство, Оружие Ци +5 +18/+18/+13/+13/+8/+8/+3 +5 +60 футов

У класса Сохей есть следующие особенности.

Ношение брони и обращение с оружием: Монах умеет обращаться со всем простым и особым оружием, а также легкими доспехами.

Бонус к КБ (Экс): Без доспеха и без нагрузки монах добавляет свой положительный модификатор Мудрости (если у него он есть) к КБ и ЗБМ. Кроме того, на 4 уровне он получает еще +1 к КБ и 3БМ, Этот бонус увеличивается за каждые четыре уровня монаха после 4 до максимума в +5 на 20 уровне. Эти модификаторы к КБ работают в том числе против атак касанием, а также когда монах застигнут врасплох, но не работают, если монах не может двигаться, беспомощен, облачен в доспехи, вооружен щитом, тяжело или средне нагружен.

Град ударов (Экс): Начиная с 1 уровня монах может в качестве полной атаки обрушить на врагов град ударов. В этом случае он может совершить на одну атаку больше, получая при этом штраф -2 ко всем атакам. Эти атаки могут представлять собои любую комбинацию из ударов без оружия и специальным монашеским оружием (для применения этой способности монаху необязательно иметь оружие в обеих руках). При граде ударов БМА, получаемый от уровней монаха, считается равным его уровню монаха. Это не влияет на БМА монаха в остальных случаях, например когда речь идет о требованиях к чертам или престиж-классам.

Начиная с 8 уровня монах проводит две дополнительных атаки, нанося град ударов, как если бы использовал черту Парное оружие+ (неважно, соответствует он требованиям этой черты или нет).

Начиная с 15 уровня монах проводит три дополнительных атаки, нанося град ударов‚ как если бы использовал черту Парное оружие++ (неважно, соответствует он требованиям этой черты или нет).

Монах прибавляет полный модификатор Силы к урону от града ударов, даже если наносит их неведущей рукой или оружием, которое держит в обеих руках. Он может заменять часть атак града ударов или их все боевыми маневрами разоружения, разрушения и сбивания с ног. Для нанесения града ударов он обязан или драться без оружия, или использовать оружие только из списка специального монашеского оружия. Если у монаха есть естественное оружие, он не может применять его для града ударов или атаковать им вместе с градом ударов в том же раунде.

Мастер кулачного боя: Начиная с 1 уровня монах получает черту Мастер кулачного боя в качестве дополнительной. Он может атаковать кулаками, коленями, локтями и ногами и способен наносить удары без оружия, даже если его руки заняты. У монаха, дерущегося без оружия, не бывает неведущей руки, и он применяет свой полный модификатор Силы ко всему урону от атак без оружия. Монах может наносить несмертельный урон без штрафов к попаданию, хотя обычно его атаки наносят смертельный урон. Вв время захвата он также может выбрать, будет ли наносить смертельный или несмертельный урон.

Для расчета действия заклинаний и иных эффектов, усиливающих естественное и рукотворное оружие, удар монаха без оружия считается одновременно и естественным, и рукотворным оружием. Кроме того, монах также наносит больший урон своими атаками без оружия, чем другие гуманоиды — 1d6 урона. Монахи небольшого размера наносят 1d4 урона, а крупного — 1d8 урона.

Дополнительная черта: На 1 и 2 уровнях, а также каждые четыре уровня после этого монах получает дополнительную черту. Эти черты он выбирает из следующего списка: Бой Верхом, Боевые рефлексы, Захват+, Мастер импровизации, Отбивание стрел, Стиль скорпиона, Уворот и Универсальный метатель. На 6 уровне к этому списку добавляются черты Хаматулацу, Кулак горгоны, Подвижность, Разоружение+, Сбивание с ног+, Таран+ и Финт+. На 10 уровне к этому списку добавляются черты Гнев медузы, Ловля стрел, Удар на проходе, Улучшенный критический удар, Бросок Ци. На 14 уровне к этому списку добавляются черты Бросок Ци+. Монах может выбрать любую из этих черт, даже если не соответствует ее обычным требованиям.

Преданный Страж (Экс): На 1 уровне сохей всегда может действовать в предбоевом раунде, даже если он не замечает своих врагов, хотя он остается застигнут врасплох, пока не начнет действовать. Кроме того, сохей получает бонус к броскам на инициативу, равный 1/2 его уровня монаха. На 20 уровне бросок на инициативу Сохэя автоматически получает естественную 20.

Уклонение (Экс): Начиная со 2 уровня монах может с легкостью уклоняться даже от самых необычных атак и магических воздействий. Если монах подвергается воздействию, позволяющему пройти испытание Реакции для уменьшения урона вдвое, то в случае успеха он не получает урона совсем. Если монах беспомощен, уклонение не работает. Эту способность можно использовать, только если монах облачен в легкие доспехи или не носит доспехов.

Отточенные маневры (Экс): Начиная с 3 уровня при расчете МБМ монаха используется его уровень в этом классе, а не БМА. На БМА, полученный от других классов, это не влияет, и он учитывается по обычным правилам.

Непоколебимый разум (Экс): Монах 3 уровня и выше получает +2 к испытаниям против заклинаний и иных эффектов школы очарования.

Монашеский Скакун (Св): На 4-м уровне сохей может потратить 1 очко из своего запаса ци, чтобы дать своему скакуну временные пункты здоровья, равные его удвоенному уровню, на 1 час за уровень. Кроме того, пока сохей и его скакун находятся рядом, в том числе когда сохей в седле, скакун получает любую из следующих способностей, которыми обладает сохей: бонус к КБ, Алмазная Душа, Уклонение, Высокий Прыжок, Уклонение+, ци удар (пока Сохей имеет хотя бы 1 очко в запасе ци), Совершенство и Непоколебимый Разум. Когда сохей тратит очки из своего запаса ци, его скакун получает те же преимущества, что и сохей.

Запас энергии ци (Св): На 4 уровне монах получает запас ци — особой энергии, которую он использует, чтобы творить поразительные вещи.

Максимальное количество ци у монаха равно 1/2 его уровня + модификатор его Мудрости. Пока у монаха есть хотя бы 1 ци, он может наносить удар ци.

На 4 уровне удар ци считается эквивалентом магического оружия, если речь идет о преододении СУ. На 7 уровне его атаки без оружия также считаются эквивалентом серебра и холодного железа, если речь идет о преодолении СУ. На 10 уровне его атаки без оружия также считаются эквивалентом оружия с принципиальным мировоззрением, если речь идет о преодолении СУ. На 16 уровне его атаки без оружия считаются эквивалентом адамантина, если речь идет о преодоленин СУ и твердости предметов.

Потратив 1 ци, монах может произвести одну дополнительную атаку со своим максимальным модификатором атаки, когда наносит град ударов. Кроме того, он может потратит 1 ци, чтобы на 1 раунд увеличить свою скорость на 20 футов. Наконец, он вправе потратить 1 ци, чтобы получить бонус (уклонение) +4 к КБ на 1 раунд. Любая из вышеперечисленных способностей применяется в качестве быстрого действия. В дальнейшем у монаха появляются дополнительные способности, расходующие его ци. Запас энергии ци возобновляется каждое утро после 8 часов сна или медитации; эти часы необязательно должны идти подряд.

Оружие Ци (Св): На 4-м уровне в качестве быстрого действия сохей может потратить 1 очко из своего запаса ци, чтобы дать любому оружию, которым он владеет бонус (включая его невооруженный удар), +1 усиление бросков атаки и урона, увеличивая на +1 за четыре уровня после 4-го к максимальному бонусу +5 на 20-м уровне до конца его следующего хода.

Высокий прыжок (Экс): Начиная с 5 уровня монах прибавляет свой уровень ко всем проверкам Акробатики для прыжков как в высоту, так и в длину. Даже когда он прыгает с места, длина и высота прыжка считаются так, как если бы он прыгал с разбега. Потратив 1 ци (быстрое действие), монах получает на 1 раунд бонус +20 к проверкам Акробатики при прыжках.

Мастерство Владения Оружием (Экс): На 6 уровне сохей получает мастерство владения оружием в одной из следующих групп оружия, как классовая черта воина: луки, арбалеты, монашеское оружие, древковое оружие, копья или метательное оружие. Он может выбрать дополнительную группу оружия для каждых шести уровней после 6-го, до максимум трех на 18-м уровне. Сохэй может использовать серию ударов и ци-удар любым оружием, которым он владеет с владением оружием.

Целостность тела (Св): Начиная с 7 уровня монах может в качестве основного действия исцелять свои ранения. Потратив 2 ци, он восстанавливает количество ПЗ, равное его уровню монаха.

Уклонение+ (Экс): Начиная с 9 уровня способность монаха уклоняться от опасностей улучшается. Монах попрежнему не получает урона в случае успешного испытания Реакции, а при провале получает лишь половину урона. Если монах беспомощен, уклонение+ не работает.

Алмазная душа (Экс): С 13 уровня у монаха появляется УкМ, равная его текущему уровню монаха + 10. Любой заклинатель должен пройти проверку УЗ (1d20+УЗ) для преодоления УкМ монаха, чтобы воздействовать на него магией.

Пустое тело (Св): На 19 уровне монах обретает способность становиться эфирным на 1 минуту, как если бы он использовал заклинание выход в эфир. Такой выход является сопутствующим действием, расходующим 3 ци. Эта способность действует только на монаха — других существ он с собой брать не может.

Совершенство: На 20 уровне монах становится волшебным существом. Для заклинаний и магических эффектов он считается потусторонним существом, а не гуманоидом. Монах также получает СУ 10/хаос, что позволяет ему игнорировать первые 10 пунктов урона от любой атаки, кроме атак хаотичным оружием или естественным оружием существа, у которого есть аналогичное СУ. В отличие от прочих потусторонних существ, монаха можно воскресить, как если бы он принадлежал к своему изначальному типу существ.

Монашеские Обеты

Монах может дисциплинировать свое тело, чтобы удерживать больше ци, поддерживая строгие принципы обета. Придерживаясь принципов его обета, запас энергии ци монаха увеличивается на величину, указанную в описании обета. Каждый обет сопровождается штрафом или ограничением, чтобы компенсировать это увеличение ци. Монах может принять обет на любом уровне, но он не добавляет к своему запасу энергии ци, пока не получит Запас Энергии Ци как классовую черту.

Способность принимать эти обеты заменяет классовую черту Непоколебимый Разум, даже если монах откажется от всех своих обетов. Если монах сознательно и добровольно нарушил свою клятву, его запас энергии ци уменьшается до 0 (как если бы он потратил все свои очки ци), и он не может пополнять свой запас или использовать способности, для которых требуется ци или запас энергии ци, пока он искупит вину.

Искупление требует повторения его клятвы в сопровождении заклинания покаяние. После искупления возвращается обычный запас энергии ци (без бонуса от обета). Если он поддерживает ранее нарушенный обет в течение целого месяца, его запас энергии ци восстанавливает дополнительные очки после принятия обета, и он может решить, продолжить ли его обет или отказаться от своего обета без штрафа.

Как только монах откажется от обета в этой игре, он никогда не сможет получить дополнительные ци из этого обета. Монах может иметь несколько обетов. Их эффекты и увеличение его запаса энергии ци складываются.

Если монах нарушает обет, он переносит потерю ци, описанную выше; Искупление означает, что монах восстанавливает дополнительные ци из своих не нарушенных обетов, но дополнительные ци из нарушенного обета не возвращается, пока он не завершит месячное обязательство (по сути, нарушение одного обета не влияет на другие обеты, как только монах искупает вину).

Обет безбрачия: Монах должен воздерживаться от всех сексуальных и интимных физических нагрузок. Монах с этой клятвой доводит ее до крайности, отказываясь даже делить комнату с другим человеком, или спит на противоположной стороне лагеря от других людей в группе. Монах-целибат не может касаться других или заставлять других касаться его (включая заклинания касания союзников). Наносить удары по врагам или сражаться с врагами не запрещено, но монах избегает любых мирных или приятных контактов. Монах с этим обетом увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждые 5 уровней монаха (минимум +1).

Обет цепей: Либо из покаяния или чтобы привлечь внимание к страданиям порабощенных, монах носит кандалы на запястьях и ногах. Это дает монаху -1 штраф к броскам атаки и КБ и уменьшает его движение на 10 футов. Если он временно не может носить свои цепи, он может нести камни или какой-либо другой тяжелый груз (включая среднюю или тяжелую броню), чтобы симулировать это страдание. Монах с этой клятвой увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждые 3 уровня монаха (минимум +1).

Обет чистоты: Монах, выполняющий эту клятву, должен мыться ежедневно. Он должен переодеваться ежедневно или вскоре после того, как его одежда испачкается. Его внешность должна быть безупречной, в том числе аккуратно выбрит или подстрижен на лысо (и, для мужских монахов, поддерживать чисто выбритое лицо). Его клятва запрещает ему охотно прикасаться к грязи, болезням, мертвым или нежити (хотя он может пытаться очистить или лечить тех, кто страдает от болезней), хотя использование искусственного оружия для нападения на этих существ разрешено. Монах с этим обетом увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждые 5 уровней монаха (минимум +1).

Обет поста: Монах не ест ничего, кроме риса (или подобного мягкого, основного продукта) и не пьет ничего, кроме воды. В определенные дни (обычно один раз в месяц или во время религиозного праздника) он может съесть небольшую порцию другой простой, мягкой пищи для поддержания правильного питания. Монах не может использовать табак, наркотики, зелья, алхимические предметы, требующие еды или питья, или любые другие вещи, которые можно считать едой или питьем. Монах с этим обетом увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждые 6 уровней монаха (минимум +1).

Обет мира: Монах должен стремиться к достижению мира и может использовать насилие только в качестве крайней меры. Он никогда не сможет нанести первый удар в бою. При атаке он должен использовать защитное действие боя или общее действие Обороны в течение первых 2 раундов. Он должен всегда давать своему противнику возможность сдаться и не может преднамеренно убить другое существо, на которое можно разумно повлиять, чтобы бежать или присоединиться к цивилизованному обществу в качестве продуктивного члена (очевидно, это исключает многих монстров). Многие монахи, принявшие эту клятву, учатся хватать и удерживать противников, связывая их специализированными узлами, которые позволяют им свободно работать после достаточных усилий. Многие монахи мира являются вегетарианцами. Монах с этим обетом увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждые 5 уровней монах (минимум +1).

Обет бедности: Монах, принимающий обет бедности, никогда не должен владеть более чем шестью вещами — простым набором одежды, парой сандалий или туфель, миской, мешком, одеялом и любым другим предметом. Пять из этих предметов должны быть простого изготовления, хотя один может иметь определенную ценность (часто это реликвия, имеющая большое личное значение для монаха). Монах никогда не сможет хранить на себе больше денег или богатства, чем ему нужно, чтобы накормить, искупаться и укрыться в течение 1 недели в скромных условиях. Он не может занимать или нести богатство или предметы стоимостью более 50 зм, которые принадлежат другим. Ему разрешено принимать и использовать лечебные зелья (или подобные магические предметы, где предмет потребляется и после этого теряет ценность) от других существ. Монах с этим обетом увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждом уровне монаха, которым он обладает.

Обет молчания: Монах не должен говорить ни слова и стараться быть спокойным в своих действиях. Случайные звуки и звуки битвы (такие как звук кулака или оружия, поражающего противника) не влияют на его клятву, хотя большинство монахов с этим обетом выбирают свое оружие и противников так, чтобы минимизировать даже эти звуки. Монаху разрешено шуметь невокально, чтобы привлечь других (например, топая или хлопая в ладоши). Монаху разрешается использовать жесты и движения для общения с другими людьми (включая язык жестов) и ему разрешено писать. Монах с этим обетом увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждом уровне монаха, которым он обладает.

Обет истины: Монаху не разрешается умышленно говорить какую-либо ложь, в том числе блефовать, заявлять о полуистинах с намерением обмануть, преувеличивать, говорить ложь во благо и так далее. Это относится ко всем формам общения. Если представить обстоятельства, когда рассказ об Истине принесет ущерб другому, монах будет молчать. Многие монахи этой клятвы также принимают клятву тишины, чтобы показать свою приверженность. Монах с этим обетом увеличивает запас энергии ци на 1 ци на каждые 5 уровней монаха (минимум +1).

Бывшие монахи

Монах, переставший быть принципиальным, не может больше получать урови монаха, но сохраняет все способности класса.

Сохэй — плотоядные МИСП-монахи — Маскулист

Новичок, начни здесь!


Агитировать проще всего, опираясь на какие-нибудь примеры, — для наглядности, чтобы перед человеком сразу возникала картина, хотя бы примерная, того, что на практике представляют собой ваши идеи. Используется подобная практика и в агитации движения «Мужчины, идущие своим путем» (или МИСП), — в основном, в качестве примеров приводятся такие люди, как Исаак Ньютон и Никола Тесла, которые да, отлично подходят под определение МИСП, пусть даже во времена, когда они жили, подобное движение еще не существовало. Однако, это отдельные люди, индивиды, — для большей наглядности, на мой взгляд, лучше использовать какое-нибудь сообщество людей, поскольку МИСП – это, все-таки, движение людей, объединенных некой идеей, да и идеи МИСП-коммун нередко поднимаются (что, несомненно, очень хорошо). Существовали ли в истории подобные «МИСП-сообщества»? Да, существовали, и немало. Об одном из них я и расскажу.

Думаю, вы слышали такое словосочетание, как «МИСП-монах»? Несколько лет назад в маносфере стали появляться различные материалы о т.н. «МИСП-монахах», в качестве титульного изображения для которых использовались, как правило, изображения буддистских монахов, — в моем рассказе речь также пойдет о буддистских монахах, но о тех скучных лысых дяденьках в оранжевых робах, нет, — эти монахи, носившие название сохэй, очень сильно от них отличались. Жили они в Японии – родине т.н. «травоядных мужчин», материалы о которых также весьма распространены в маносфере, но, в отличие от своих травоядных потомков, были вполне себе плотоядны, являясь монахами-воинами, сыгравшими заметную роль в истории и культуре Страны Восходящего Солнца.

В отличие от горных монахов-отшельников ямабуси, сохэй представляли собой многочисленные и организованные армии, причем на определенных этапах они обладали таким большим влиянием, что даже крупные феодалы и сам сегун вынуждены были с ними считаться и сотрудничать. Создание сохэй приписывают Энрякудзи Рёгену – настоятель монастыря Энрякудзи, расположенного на горе Хиэй, — в связи со спорами со служителями храма Гиом, расположенного в Киото (Киото тогда был столицей Японии и оттуда поступали регламентирующие указы, которые не нравились многим монахам), он принял решение создать собственную армию, чтобы обезопасить свой монастырь и свой образ жизни. Правда, по одной из версий, данная армия состояла не из монахов, а из обычных наемников, — сторонники этой версии аргументируют свою точку зрения тем, что Рёген запрещал монахам носить оружие на территории монастыря (правда, вне территории не запрещал, а даже поощрял), но, в любом случае, отправной точкой существования монахов сохэй принято считать именно это событие. Также Рёген написал кодекс поведения монахов, состоящий из 26 статей.

Энрякудзи Рёген


Вскоре подобные монахи-воины стали появляться и в других монастырях. Обладая, помимо военной мощи, еще и большим религиозным авторитетом, монахи активно бросали вызов японской военной аристократии – самураям, в связи с чем в дневниках их нередко называют «акусо», что можно перевести как «злые монахи». Случались даже прецеденты, когда сохэй отвоевывали землю у крупных феодалов даймё, также они нередко участвовали в крестьянских восстаниях против власти самураев. Помимо Энрякудзи, большой славой пользовались также монастыри древней столицы Японии – Нары.

Помимо противоборства с самураями на полях сражений, а также на политической арене, сохэй, по сути, являлись вызовом той жесткой кастовой системы с самураями наверху, которая господствовала тогда в феодальной Японии: вступить в их ряды мог практически любой, при условии выплаты взноса, естественно, — в монахи принимали всех, и вступали в сохэй люди сугубо добровольно. Потому, публика там собиралась, как правило, очень разношерстная – это могли быть и крестьяне, и ремесленники, и даже беглые преступники, которые хотели таким образом скрыться от правосудия, так как при принятии монашеского сана им, вроде как, отпускались все грехи и в выдаче их властям отказывалось (кстати, судя по всему, обычная практика в буддистской традиции, т.к. в уже китайском эпосе «Речные заводи» также есть персонаж Лу Чжишень, также известный как «Татуированный монах», который стал монахом, чтобы скрыться от наказания за совершенное убийство, а до того, как присоединился в разбойникам с горы Ляшаньбо, которым и посвящено данное произведение, сменил несколько монастырей, так как весьма любил выпить и намять бока другим монахам, хотя и в европейских рыцарских монашеских орденах рыцари-разбойники, или раубриттеры, составляли весьма большую часть) — судя по всему, именно эта категория послужила причиной дурной репутации сохэй: если верить источникам, те, несмотря на монашеский сан, не гнушались вина, мяса и женщин, — в общем, ничего человеческого им было не чуждо. Но простой народ, крестьяне, при этом, к сохэй относились не в пример благосклоннее, чем к самураям, что означает, что бесчинств они творили, как минимум, меньше.

Если оружием-визитной карточкой самурая была катана (при том, что на поле боя катанами никто не сражался: самурай был, как правило, конным лучником, а в пешем бою брался за копью или алебарду-нагинату, и только потом – за меч, но не за катану, а за тати – меч, похожий на катану, но более длинный и более изогнутый, т.к. с доспехами носили именно тати, а не катану, и, кстати, большинство пафосных богато украшенных японских мечей – это именно тати, а не катаны, катана – это меч для ношения с гражданским костюмом, типа рапиры в Европе), то у монахов-сохэй это была японская алебарда-нагината, — на большинстве изображений они вооружены именно нагинатами. В реальности же снаряжение и вооружение сохэй было примерно такое же, как и у самураев, за исключением того, что сохэй часто надевали поверх доспехов монашескую робу, а также монашеский капюшон, тем более, что среди сохэй также попадались люди, имеющие самурайский сан (и даже известный полководец эпохи Сенгоку, также известной как Эпоха воюющих княжеств, Уэсуги Кенсин нередко изображается в монашеском капюшоне).


Монах сохэй в полном облачении. Поверх доспехов надета монашеская роба, в руках – нагината. Монашеский капюшон на голове – отличительная черта сохэй, выделяющая их среди прочих воинов.

Известно, что сохэй принимали активное участие в так называемой войне Гэмпэй, которая велась между кланами Тайра и Минамото за власть в стране, результатом которой стало установление первого в стране сегуната (Минамото). Большинство сохэй сражались на стороне клана Минамото, что привело к сожжению города Нара – крупного центра буддизма (древняя столица Японии, как никак), располагающего несколькими монастырями сохэй, кланом Тайра, который, на тот момент, в войне выигрывал.

Монахи, однако, несмотря на численное превосходство и лучшую оснащенность самураев Тайра, оказали им достойное сопротивление. Например, вот показательный отрывок из японского эпоса «Повесть о доме Тайра»:

«Среди монахов, обратившихся в бегство, был могучий храбрец Сакано Ёкаку. В искусстве ли владения мечом, в стрельбе ли из лука не было ему равных ни в одном из всех семи храмов и пятнадцати монастырей Нары! Поверх светло-зеленого нательного панциря облачился он в панцирь, скрепленный черным шнуром, поверх легкого шлема надел другой, тяжелый, с пятью пластинами, закрывавшими шею. В одной руке он сжимал длинную алебарду на белом древке с лезвием, заостренном, как лист осоки, в другой — огромный меч в черных лаковых ножнах. Ведя за собой десять монахов, своих собратьев, ринулся он навстречу врагу из ворот Великого Восточного храма. Только он один сумел продержаться долгое время. Многих всадников он перебил, многим коням порубил ноги. Но воинов Тайра было не в пример больше, они рвались вперед, непрерывно сменяя павших, и всех сподвижников Ёкаку, прикрывавших его сзади и спереди, в конце концов перебили. Ёкаку в одиночку продолжал яростно биться, но, когда в тылу у него не осталось никого из своих, он обратился в бегство и скрылся, устремившись на полдень в Ёсино. »

Прочитав, сразу и не скажешь, что речь идет о монахе, а не о самурае! Однако, не смотря на доблесть своих защитников, Нара была сожжена, что, впрочем, в результате, настроило против Тайра как прочих монахов, так и религиозных крестьян и горожан, что, возможно, и послужило причиной последующей победы Минамото.

Защита Нары. Сохэй сражаются против самураев клана Тайра.

Тема сохэй также затронута и в другом произведении о войне Гэмпэй – эпосе «Сказание о Есицунэ». Там же рассказывается о, пожалуй, самом известном монахе-сохэй – Бэнкэе. По легенде, матерью Бэнкэя была дочь богатого кузнеца, которую тот собирался выдать замуж, потому отправил в монастырь, чтобы там провели ритуалы приготовления к свадьбе. Но настоятелю монастыря девушка приглянулась, потому он оставил ее себе, и у них родился сын – Бэнкэй. Бэнкэй был необыкновенно высоким и коренастым, а также, согласно источникам, весьма страшным на лицо, потому многие считали его сыном демона. Характером он также обладал весьма буйным и мстительным, и жестоко отплачивал тем, кто над ним насмехался или пытался как-то ему насолить, в результате, был вынужден покинуть монастырь. Постранствовав по стране, Бэнкэй нашел себе занятие по душе: он стал подкарауливать странствующих самураев и отбирать у них мечи, собрав в итоге, по легенде, около тысячи. Однажды он увидел юношу с очень красивым мечом и решил присвоить его, меч, себе, но юноша оказался ни кем иным, как известным японским героем и полководцем Минамото-но Ёсицунэ, который раздал Бэнкэю на орехи, и Бэнкэй, в итоге, стал его верным вассалом.

Бэнкэй сопровождал Есицунэ во всех его походах и не оставил его даже тогда, когда тот попал в опалу: после победы над кланом Тайра старший брат Есицунэ Минамото-но Ёритомо, ставший сегуном, начал опасаться более высокого авторитета своего младшего брата, потому решил от него избавиться. В роли убийц, кстати, выступали все те же сохэй, которые были традиционными союзниками клана Минамото. Там довольно подробно описывается снаряжение и поведение этих монахов, больше похожих на самураев из военных эпосов, чем на стереотипных буддистских монахов. В итоге, Есицунэ зажимают в угол, почти все его спутники погибают, Есицунэ решает сделать себе сеппуку, убив перед этим свою жену и своих детей, и поручает Бэнкэю держать оборону, пока он совершает ритуальное самоубийство.

Бэнкэй занял позицию на узком мосту: сначала он отстреливался из лука, убив несколько врагов, но стрелы быстро закончились, потому он взялся за нагинату. Скоро враги поняли, что в ближнем бою справиться с Бэнкэем будет сложно, потому стали обстреливать его из луков, — несколько стрел попало в щели между доспехами, несколько человек набрались смелости и бросились на Бэнкэя в ближнем бою, но тот их зарубил, а затем неподвижно встал посередине моста, опершись на окровавленную нагинату. Стрелы у преследующих Есицунэ сохэй также закончились, потому они боялись подступить к Бэнкэю, но затем заметили, что на плечо того присела птица. Монахов озарила догадка, — они приблизились к Бэнкэю и поняли, что были правы – он был мертв. Он погиб стоя, защищая своего друга (а Есицунэ был ему, прежде всего, другом, и только потом – господином), и даже смерть не заставила его покинуть свой пост. Вот, кстати, хороший пример мужского братства, которое и должны, по идее, представлять собой МИСП.

Одно из изображений Бэнкэя. Оружие было для него своеобразным фетишем, — видимо, поэтому он отнимал мечи у самураев. По легенде, он любил обвешиваться оружием и, помимо нагинаты, меча (а то и нескольких мечей) и лука, таскал с собой еще, как правило, секиру и стальной посох.

Бэнкэй и Есицунэ.


Естественно, крупным феодалам существование такого явление, как сохэй, было как бельмо на глазу, и они стремились от него избавиться. Так, в течение периода Сенгоку, известный полководец Ода Нобунага, прославившийся тем, что начал объединение Японии, провел против сохэй ряд кровавых военных кампаний, самым известным событием среди которых был штурм монастыря Энрякудзи. Монахи, как и в прошлых битвах, оказали Нобунаге достойное сопротивление, тем более, монахи Энрякудзи слыли первоклассными стрелками из мушкетов. В ходе одной из кампаний в бою даже пал родной брат Нобунаги, но, в итоге, клану Ода все-таки, удалось одержать верх, Энрякудзи был сожжен, было убито более 3,5 тысяч монахов, а также жители окрестных деревень, оказывающие монахам содействие, включая женщин и детей. После такого удара сохэй оправиться уже не смогли и окончательно конец им положил Токугава Иэясу, завершивший объединение Японии под знаменем одного правителя, — часть сохэй была разоружена, часть убита, а часть перешла на службу клану Токугава.

Токугава Иэясу – человек, завершивший историю сохэй.


Так закончилась история сохэй. А сами сохэй, как явление, весьма похожи на движение «Мужчины, идущие своим путем» — это люди, которые не принимали эксплуатирующую их систему, пытались, в случае возможности, бороться с ней, и нашедшие себе место в этом мире. Как видимо, все новое – это хорошо забытое старое: МИСП, по сути, существовали всегда, поскольку любой здравомыслящий мужчина всегда понимал, что лучший путь – это Свой.

Монахи-воины, японцы/сохей (боевые искусства)

Сохей (монахи-воины) стали олицетворением огромной светской власти , которой буддийские храмы Японии обладали больше, чем чем-либо еще. Хотя сам термин не появляется в японских источниках до 1715 г. н.э. (импортирован из Кореи), более чем через столетие после того, как вооруженные монахи и их последователи перестали играть какую-либо значительную роль, он использовался для обозначения широкого круга религиозных вооруженных сил. в эпоху до 1600 г. Сегодня рассказы о монахах, участвовавших в войне, заглушаются литературными и художественными представлениями и переплетаются с ними, что затрудняет определение их происхождения, роли и меняющегося характера в истории Японии.

В самом широком смысле сохей может включать не только вооруженных монахов, но и различных слуг, сражающихся от имени и под защитой могущественных буддийских монастырей и связанных с ними святынь. Как таковые они появились еще в восьмом веке, когда императорский двор отправил войска для борьбы с «варварами» в восточной части Японии. Сообщается, что молодые монахи из центральной Японии помогали правительственным войскам, хотя неясно, действительно ли они носили собственное оружие. Хроники и дневники впоследствии указывают на то, что в девятом и начале десятого веков имели место спорадические случаи насилия с участием монахов и их последователей. Однако следует отметить, что многие зачинщики были не посвященными в монахи, а местными силачами, которые использовали плащ из монашеских одежд, чтобы избежать налогов и присвоить себе землю.


Только в конце десятого века, в условиях растущей конкуренции за частные владения и власть в столичном регионе, мы видим, что вооруженные люди регулярно используются на службе в буддийских храмах. Одно из самых ранних и надежных документальных свидетельств относится к 970 году, когда главный настоятель Рё-гэн монастырского комплекса Энрякудзи, расположенного на горе Хиэй к северо-востоку от Киото, издал свод правил, включая запрет на ношение оружия в храме. подворье, дабы ограничить деятельность буйных элементов духовенства. Несмотря на указы Рёгэна, вооруженные жрецы все чаще вовлекались в споры с губернаторами и воинами-прислужниками дворян-землевладельцев и даже в столкновениях с другими храмами. Но разрешение конфликтов военными средствами не ограничивалось религиозными институтами. Императорская семья и дворяне, соревнующиеся за должности при императорском дворе, а также буддийские храмы, все больше и больше полагались на воинов не только для защиты и управления частными поместьями, но и в борьбе фракций в столице. Когда равновесие между этими фракциями нарушилось в конце двенадцатого века, вооруженные силы как класса воинов, так и влиятельных религиозных организаций были вовлечены в пятилетнюю гражданскую войну, которая в конечном итоге привела к созданию первого правительства воинов Японии (Камакура). бакуфу) в 1185 году.

Новое правительство должно было дополнить существующий императорский двор в Киото, , и поэтому его основными целями было сохранение порядка и сдерживание вторжений класса воинов. Однако местные воины продолжали добиваться успехов, присваивая земли и титулы у храмов, святынь и постепенно слабеющего класса знати в Киото. Тем не менее, наиболее могущественным монастырям в целом удалось сохранить свою независимость и имущество, отчасти благодаря своим вооруженным силам. Действительно, они были настолько успешны, что, начиная примерно с начала четырнадцатого века, военные хроники приписывают воинам, служащим религиозным учреждениям, репутацию мужества и боевых навыков, которые могли соперничать с таковыми у известных героев-самураев. Самый известный пример — Бэнкэй — великан-монах, живший в неспокойном конце двенадцатого века, — который символизирует такие характеристики с точки зрения силы, боевых навыков, остроумия и бескорыстной преданности. Говорят, что он выиграл 999 дуэлей, чтобы собрать мечи в честь Будды, прежде чем он был побежден молодым аристократическим воином (Минамото Ёсицунэ), которому он впоследствии верно служил до их храброй смерти перед лицом намного превосходящей силы. Кроме того, согласно известной военной хронике «Хайкэ Моногатари», разъяренный и жестокий рабочий-монах по имени Дзёмё Мэйшу балансировал на узкой балке моста, успешно отражая полчища воинов во время войны 1180-х годов. Чтобы передать двойственный характер этого монаха, рассказ описывает, как Джомио спокойно снял свои доспехи после битвы, пересчитал и обработал свои раны, прежде чем надеть монашеское одеяние и отступить, благочестиво воспевая имя Амиды, буддийского спасителя.

Спонсируемые и ценимые в основном представителями класса воинов, эти хроники восхваляют героизм таких жестоких монахов, в то время как другие произведения, заказанные столичной знатью, изображают религиозные силы крупных монастырей как негативное и разрушительное влияние на императорский двор. . Например, свитки с картинками XIV века изображают группы вооруженных священнослужителей, участвующих в общих собраниях монахов, чтобы повлиять на храмовую общину и организовать акции протеста в столице, а различные агиографии, прославляющие жизнь основателей новых, более популистских сект, не тратят зря возможности критиковать установленные храмы за их светское влияние. Несмотря на такие интерпретационные несоответствия, самым серьезным недостатком этих рассказов является их склонность пренебрегать разнообразным характером сражающихся священнослужителей, которые постоянно изображаются как единая группа мятежных, но хорошо одетых и легко узнаваемых монахов-воинов из нижние чины. На самом деле вооруженные религиозные силы исходили из различных слоев общества, объединенных защитным зонтиком важных буддийских монастырей.

На самом верху находились сыновья высокопоставленных и аристократов среднего ранга, которые организовывали и возглавляли вооруженных последователей храма в качестве аристократических священнослужителей. Хотя некоторые из них были искусными воинами, прежде всего это были образованные дворяне в монашеских одеждах, чьи навыки, обучение и статус делали их незаменимыми в управлении частными поместьями и внутренних делах своего храма. Иногда эти лидеры-монахи даже брали под свой контроль целый монастырь, как это было в случае с Синдзицу (1086-?), который заработал репутацию «злого военного монаха номер один в Японии» за свои попытки усилить влияние своего храма. в Наре и за его участие в столичных делах в середине двенадцатого века. К четырнадцатому веку имперские князья стремились стать главными настоятелями и взять под свой контроль силы и земельные активы богатых монастырей, чтобы продвигать имперское дело против все более влиятельной воинской аристократии. Поэтому нельзя упускать из виду роль этих благородных командиров-монахов, поскольку именно их амбиции и фракционная принадлежность сделали вооруженные силы постоянным и важным присутствием в самых высокопоставленных храмах в столичном регионе досовременной Японии.

Основная часть сил, сражавшихся во имя Будды, состояла из различных слоев населения. Некоторые из них были монахами более низкого ранга, на что указывают современные термины, используемые для их обозначения — акусо (злые монахи), дайсю (буквально «духовенство» — обычно обозначающие большую группу людей, связанных с храмом) , и шуто (духовенство) — которые использовались против более образованных и должным образом рукоположенных высокопоставленных монахов (часто называемых санго; монастырские деканы), но были также помощники и другие последователи под защитой дочерних синтоистских святилищ. Например, в монастырском комплексе Кофукудзи в Наре мы находим два типа вооруженных слуг. В северной части Я-мато — родной провинции храма — вооруженные последователи принадлежали к общине монахов-рабочих, которые работали местными управляющими имениями. На юге вооруженными последователями были местные силачи, которых называли «святыми служителями» (джиннинами), которые по внешнему виду очень напоминали местных воинов, так как не носили монашеских одеяний.

Таким образом, вооруженные силы религиозных учреждений имели много общего с зарождающимся классом воинов — действительно, многих боевых монахов трудно отличить от самураев — хотя последние пользовались гораздо более благоприятной репутацией, чем их религиозные собратья. Оба они были продуктом более широкой тенденции приватизации власти и земли, которая имела место с десятого и одиннадцатого веков, удовлетворяя потребность в защите частной собственности своих покровителей, среди которых были потомки императоров и другие дворяне, а также высокопоставленные лица. храмы. На самом деле, акусо (злые монахи) и самураи вполне уместно были описаны как пара близнецов, возникших в результате социально-политического развития эпохи Хэйан (79).2-1185) период. Как ни странно, если самураи часто изображаются доблестными и славными героями, то военные в монашеских одеждах до сих пор считаются злодеями.

Еще одно свидетельство сходства между самураями и сохей можно найти в их общем использовании оружия. Оба были вооружены мечами для ближнего боя, а также умело обращались с луком и стрелами. Кроме того, несмотря на то, что склонные к войне священнослужители могли носить религиозные одежды, нередко можно было найти доспехи под монашеской одеждой. Также использовались шлемы и бандана (хатимаки). Однако, в отличие от своих собратьев-самураев, воинственные монахи оставались преимущественно пешими воинами, становясь мастерами обращения с нагинатой (разновидностью алебарды, с изогнутым лезвием на конце длинного древка). Хотя нагината заслужила репутацию в боях один на один, она была особенно эффективна в бою с конными воинами, что указывает на то, что изначально ее предпочитали солдаты более низкого ранга. В конце концов, нагината стала одним из главных символических видов оружия вооруженных монахов, и несколько храмовых школ боевых искусств в шестнадцатом и семнадцатом веках стали специализироваться на ее использовании. Еще одним уникальным одеянием сохэй был капюшон, который многие носили, чтобы скрыть свою личность, позволяя монахам более низкого ранга преодолевать иерархические различия среди духовенства. В результате религиозные силы стали рассматриваться как более сплоченные, чем они были на самом деле, тем более что капюшоны часто использовались для обозначения вооруженных монахов в хрониках и свитках с изображениями начала четырнадцатого века.

Двойственный характер религиозных сил распался во время кульминации второго правительства воинов, бакуфу Асикага, в конце четырнадцатого и начале пятнадцатого веков, но наиболее влиятельные храмы продолжали процветать и сопротивляться воинам. учебный класс. За этим выживанием мы видим новых неаристократических военачальников, возглавляющих свои собственные силы в монастырях, что отражает окончательную ликвидацию в пользу военной власти древнего стиля правления, основанного исключительно на социальном статусе. Таким образом, новый состав монашеских общин отражал изменения в обществе в целом, поскольку война и насилие достигли новых высот во время хаоса периода Сэнгоку (1467–1573). В то время как храмы, которые не приспособились к этим обстоятельствам, были быстро поглощены региональными военачальниками, те, у кого было достаточно сил, к которым присоединились религиозные твердыни в сельской местности, активно участвовали в войнах, чтобы защитить свое имущество. Кроме того, местные воины и крестьяне собирались под знаменами новых популистских сект, хотя и редко в монашеских одеждах, чтобы сражаться во имя буддийского спасителя, чтобы противостоять деспотическому правлению воинских лидеров во время этих беспорядков.

К концу шестнадцатого века, Япония была постепенно умиротворена несколькими могущественными военачальниками, которые, что интересно, в первую очередь нацеливались на самые могущественные и независимые монастыри в своих попытках подчинить противников централизованному государству. Нападения и разрушение последних монашеских цитаделей Энрякудзи в 1571 году и Нэгородзи в 1585 году фактически означали конец религиозных сил, поскольку впоследствии Япония была преобразована в мирное и умиротворенное общество с созданием третьего правительства воинов, бакуфу Токугава. . Таким образом, сохэй были уничтожены, хотя некоторые храмы еще какое-то время продолжали демонстрировать боевые навыки нагината. Что еще более важно, они оставались частью культурного производства последующих столетий, и более поздние ученые часто обвиняли их в упадке имперского правительства до 1600 года. Сегодня все без исключения вооруженные монахи в своем мифическом виде все еще фигурируют в массовой культуре как в Японии, так и в США, будь то исторические драмы или анимационные комические сюжеты.

Sohei Японские воины-монахи Икко Икки 32 мм Миниатюры от

  • Нажмите, чтобы увеличить

3544 продажи |

4,5 из 5 звезд

от €9,96

Загрузка

Включая НДС (где применимо), плюс стоимость доставки

Заканчивать

Выберите отделку 1 солдат (9,96 евро) Командная группа (18,69 €) 5 артиллеристов (37,39 €) 10 артиллеристов (62,32 евро) 10 команд в неделю (62,32 евро) 10 стрелков в команде (62,32 евро) 20 артиллеристов (112,18 евро) 20 стрелков в команде (112,18 евро) 5 копий (37,39 €) 10 копий (62,32 €) 10 копий / команда (62,32 евро) 20 копий (112,18 евро) 20 копий / команда (112,18 €)

Выберите отделку

Стиль

Выберите стиль 28мм 32мм

Выберите стиль

Количество

12345678121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859606162636465666768697071727374757677787980818283848586878889

  • 29394959697989
      01102103104105106107108101111211311411511611711811

      2112212312412512612712812

      3113213313413513613713813914014114214314414514614714814915015115215315415515615715815916016116216316416516616716816917017117217317417517617717817918018118218318418518618718818911921931941951961971981992002012022032042052062072082092102112122132142152162172182192202212222232242252262272282292302312322332342352362372382392402412422432442452462472482492502512522532542552562572582592602612622632642652662672682692702712722732742752762772782792802812822832842852862872882892

        5925935945955965975985996006016026036046056066076086096106116126136146156166176186196206216226236246256266276286296306316326336346356366376386396406416426436446456466476486496506516526536546556566576586596606616626636646656666676686696706716726736746756766776786796806816826836846856866876886896
      • 6926936946956966976986997007017027037047057067077087097107117127137147157167177187197207217227237247257267277287297307317327337347357367377387397407417427437447457467477487497507517527537547557567577587597607617627637647657667677687697707717727737747757767777787797807817827837847857867877887897
      • 792793794795796797798799800801802803804805806807808809810811812813814815816817818819820821822823824825826827828829830831832833834835836837838839840841842843844845846847848849850851852853854855856857858859860861862863864865866867868869870871

        Хорошо сочетается с этими предметами от RedSharkMinis

        Воины-монахи и Сохей в истории Японии – UH Press

        КАКУЮ ИНФОРМАЦИЮ МЫ СОБИРАЕМ?

        University of Hawaiʻi Press собирает информацию, которую вы предоставляете при регистрации на нашем сайте, размещении заказа, подписке на нашу рассылку новостей или заполнении формы. При заказе или регистрации на нашем сайте, в зависимости от обстоятельств, вас могут попросить ввести: имя, адрес электронной почты, почтовый адрес, номер телефона или информацию о кредитной карте. Впрочем, Вы можете посетить наш сайт анонимно.
        Файлы журнала веб-сайта собирают информацию обо всех запросах страниц и файлов на веб-серверах этого веб-сайта. Файлы журнала не собирают личную информацию, но фиксируют IP-адрес пользователя, который автоматически распознается нашими веб-серверами. Эта информация используется для обеспечения правильной работы нашего веб-сайта, выявления или расследования любых ошибок и удаляется в течение 72 часов.
        University of Hawaiʻi Press не будет пытаться отслеживать или идентифицировать отдельных пользователей, за исключением случаев, когда есть обоснованные подозрения, что предпринимаются попытки несанкционированного доступа к системам. В отношении всех пользователей мы оставляем за собой право попытаться идентифицировать и отслеживать любое лицо, которое обоснованно подозревается в попытке получить несанкционированный доступ к компьютерным системам или ресурсам, работающим как часть наших веб-сервисов.
        В качестве условия использования этого сайта все пользователи должны дать разрешение University of Hawaiʻi Press на использование журналов доступа для отслеживания пользователей, которые обоснованно подозреваются в получении или попытке получения несанкционированного доступа.

        ДЛЯ ЧЕГО МЫ ИСПОЛЬЗУЕМ ВАШУ ИНФОРМАЦИЮ?

        Любая информация, которую мы получаем от вас, может быть использована одним из следующих способов:

        Для обработки транзакций

        Ваша информация, общедоступная или частная, не будет продаваться, обмениваться, передаваться или передаваться какой-либо другой компании по любой причине, без вашего согласия, за исключением явной цели доставки приобретенного продукта или запрошенной услуги. Информация о заказе будет храниться в течение шести месяцев, чтобы мы могли выяснить, есть ли проблемы с заказом. Если вы хотите получить копию этих данных или запросить их удаление до истечения шести месяцев, свяжитесь с Синди Йен по адресу [email protected] edu.

        Для проведения конкурса, рекламной акции, опроса или другой функции сайта

        Ваша информация, общедоступная или частная, не будет продаваться, обмениваться, передаваться или передаваться какой-либо другой компании по какой-либо причине без вашего согласия, за исключением с явной целью предоставления запрошенной услуги. Ваша информация будет храниться только до завершения опроса, конкурса или другой функции. Если вы хотите получить копию этих данных или запросить их удаление до завершения, свяжитесь с [email protected]

        Для отправки периодических электронных писем

        Адрес электронной почты, который вы предоставляете для обработки заказов, может использоваться для отправки вам информации и обновлений, касающихся вашего заказа, в дополнение к получению периодических новостей компании, обновлений, информации о связанных продуктах или услугах и т. д.
        Примечание. Мы храним информацию о вашей электронной почте в файле, если вы подписываетесь на нашу новостную рассылку по электронной почте. Если в любое время вы захотите отказаться от получения писем в будущем, мы прилагаем подробные инструкции по отказу от подписки внизу каждого письма.

        Для отправки каталогов и других маркетинговых материалов

        Физический адрес, который вы указываете, заполняя нашу контактную форму и запрашивая каталог или присоединяясь к нашему физическому списку рассылки, может использоваться для отправки вам информации и обновлений в прессе. Мы храним информацию о вашем адресе в файле, если вы решите получать наши каталоги. Вы можете отказаться от этого в любое время, связавшись с нами по адресу [email protected]

        КАК МЫ ЗАЩИЩАЕМ ВАШУ ИНФОРМАЦИЮ?

        Мы применяем различные меры безопасности для обеспечения безопасности вашей личной информации, когда вы размещаете заказ или вводите, отправляете или получаете доступ к своей личной информации.
        Мы предлагаем использовать безопасный сервер. Вся предоставленная конфиденциальная/кредитная информация передается с помощью технологии Secure Socket Layer (SSL), а затем зашифровывается в базе данных наших поставщиков платежных шлюзов, чтобы быть доступной только для тех, кто имеет специальные права доступа к таким системам, и они обязаны сохранять конфиденциальность информации. После транзакции ваша личная информация (кредитные карты, номера социального страхования, финансовые данные и т. д.) не будет храниться на наших серверах.
        Некоторые службы на этом веб-сайте требуют, чтобы мы собирали личную информацию от вас. В соответствии с Положением о защите данных мы обязаны сообщить вам, как мы храним информацию, которую собираем, и как она используется. Любая информация, которую вы отправляете, будет надежно храниться и никогда не будет передана или продана какой-либо третьей стороне.
        Однако вы должны знать, что доступ к веб-страницам, как правило, создает записи в журналах систем вашего интернет-провайдера или поставщика сетевых услуг. Эти объекты могут иметь возможность идентифицировать клиентское компьютерное оборудование, используемое для доступа к странице. Такой мониторинг будет осуществляться поставщиком сетевых услуг и не входит в сферу ответственности или контроля University of Hawaiʻi Press.

        ИСПОЛЬЗУЕМ ЛИ МЫ ФАЙЛЫ COOKIES?

        Да. Файлы cookie — это небольшие файлы, которые сайт или его поставщик услуг передает на жесткий диск вашего компьютера через веб-браузер (если вы щелкнете, чтобы разрешить установку файлов cookie), что позволяет системам сайтов или поставщиков услуг распознавать ваш браузер, а также собирать и запоминать определенную информацию. .
        Мы используем файлы cookie, чтобы запоминать и обрабатывать товары в вашей корзине. Вы можете увидеть полный список файлов cookie, которые мы устанавливаем, на странице нашей политики в отношении файлов cookie. Эти файлы cookie устанавливаются только после того, как вы согласились с ними через наш виджет согласия на использование файлов cookie.

        РАСКРЫВАЕМ ЛИ МЫ ЛЮБУЮ ИНФОРМАЦИЮ ВНЕШНИМ ЛИЦАМ?

        Мы не продаем, не обмениваем или иным образом не передаем вашу личную информацию третьим лицам, кроме тех доверенных третьих лиц, которые помогают нам в работе нашего веб-сайта, ведении нашего бизнеса или обслуживании вас, до тех пор, пока эти стороны соглашаются хранить эта информация конфиденциальна. Мы также можем раскрывать вашу личную информацию тем лицам, раскрытие которых требуется для соблюдения закона, обеспечения соблюдения политик нашего сайта или защиты наших или чужих прав, собственности или безопасности. Однако информация о посетителях, не позволяющая установить личность, может быть предоставлена ​​другим сторонам для маркетинговых, рекламных или других целей.

        СООТВЕТСТВИЕ ЗАКОНУ О ЗАЩИТЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ В ИНТЕРНЕТЕ КАЛИФОРНИИ

        Поскольку мы ценим вашу конфиденциальность, мы приняли необходимые меры предосторожности для соблюдения Закона штата Калифорния о защите конфиденциальности в Интернете. Поэтому мы не будем передавать вашу личную информацию третьим лицам без вашего согласия.

        СОБЛЮДЕНИЕ ЗАКОНА О ЗАЩИТЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ ДЕТЕЙ В ИНТЕРНЕТЕ

        Мы соблюдаем требования COPPA (Закона о защите конфиденциальности детей в Интернете), мы не собираем никакой информации от лиц моложе 13 лет. Наш веб-сайт, продукты и услуги предназначены для лиц старше 13 лет.

        ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ ТОЛЬКО В ИНТЕРНЕТЕ

        Эта политика конфиденциальности в Интернете распространяется только на информацию, собранную через наш веб-сайт, а не на информацию, собранную в автономном режиме.

        ВАШЕ СОГЛАСИЕ

        Используя наш сайт, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности нашего веб-сайта.

        ИЗМЕНЕНИЯ В НАШЕЙ ПОЛИТИКЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

        Если мы решим изменить нашу политику конфиденциальности, мы опубликуем эти изменения на этой странице и обновим дату изменения Политики конфиденциальности.
        Эта политика действует с 25 мая 2018 г.

        СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

        Если у вас есть какие-либо вопросы относительно этой политики конфиденциальности, вы можете связаться с нами, используя приведенную ниже информацию.
        University of Hawaiʻi Press
        2840 Kolowalu Street
        Honolulu, HI 96822
        USA
        [email protected]
        Тел. -7811

        Строительство монаха-воина Сохей в Dungeons and Dragons – Gleanings in Buddha-Fields

        Знаменитая картина, изображающая легендарную битву между Бэнкэй (слева), воином сохэй, и княжеским военачальником-самураем Минамото-но Ёсицунэ (справа) на мосту Годзё Охаси (五条大橋). Бенкей в конечном итоге уступает Ёсицунэ, и они становятся верными союзниками и последующими легами. Утагава Ёсифудзи (歌川国芳, 1798 – 1861), общественное достояние, через Wikimedia Commons

        Самураи, как и ниндзя, оставили сильное впечатление на западную культуру как два вида воинов в средневековой японской культуре: самурай как храбрый и могущественный «рыцарь» скрытный и хитрый ниндзя. Но есть и другая сторона войны в Японии, которую часто неправильно понимают, если вообще знают: сохэй (僧兵) или солдаты-монахи. Здесь вы можете увидеть отличный наглядный пример (извините, без английского).

        Появление воинов-монахов, необычное для буддийской культуры, где монахи должны воздерживаться от любого насилия и избегать убийства, характерно для Японии конца 11 века. Крупные городские храмовые комплексы все больше втягивались в политические баталии. Поскольку высокопоставленные монахи, примерно аналогичные епископам или аббатам, назначались из знатных семей, это создавало трения, когда соперничающие семьи провоцировали конфликты по поводу того, кто должен быть настоятелем такого-то храма или епископом, служащим Императору для такого-то и такого-то.

        В случае могущественной секты Тэндай, базирующейся на горе Хиэй, две соперничающие фракции под названием Джимон (храмовые ворота) и Санмон (горные ворота) начали борьбу за роль настоятеля ( засу ,座主) ордена Тендай. На протяжении поколений эта борьба привела к вооруженному, физическому конфликту, и секта Джимон была изгнана с горы, отступив в другой крупный храм, Мии-дэра. Отсюда секта Джимон сплотилась и выставила свою собственную армию. Но не только Тэндай собирали армии. Соперничающие с Тэндай секты, такие как секта Хоссо (базирующаяся в храме Кофукудзи), выставили собственные крупные армии и использовали их для запугивания соперничающих храмовых комплексов, а также правительства.

        Даже после смены правительства в период Камакура (12-14 вв.) сохэй по-прежнему обладали огромным влиянием на японскую политику из-за размера их армий и готовности бросить свой вес, как против еретиков новые буддийские секты и политики, не соблюдавшие правила. Мощная армия сохей из храма Энрыраку-дзи (гора Хиэй) даже осквернила могилу бывшего монаха Хонена в начале 12 века из-за его предполагаемой ереси. Так было до периода Воюющих царств 15-го века, когда военачальник Ода Нобунага уничтожил сохей , осадив гору Хиэй и поджег ее, что сохей как сплоченная армия закончилась.

        Несмотря на свою темную предысторию, сохей до сих пор являются объектом восхищения современной японской культуры, и в рамках написания приключенческого романа я подумал, что было бы неплохо найти для них место в сеттинге островов Хамато. Вопрос, какие они?

        Статуя Бэнкея, архетипа воина-сохей, в городе Танабэ в Вакаяме, префектура. шикабанэ таро, CC BY 3.0, через Wikimedia Commons

        Сохеи чаще всего изображаются как вооруженные воины с оружием нагината (глефа) и обычно клинком катана (эквивалентным длинному мечу в Руководстве мастера подземелий ) в качестве поддержки, при этом часто изображаются в белом капюшоне. Но бойцы ли они, клирики, боевые клирики, паладины? Я поиграл с несколькими вариантами и в конце концов остановился на сохеи, являющемся японским эквивалентом паладина. Вот почему.

        Несмотря на свою преданность определенному храму, сохей практически не имел рукоположения. Буддийские ордена того времени все еще строго следовали традиционным правилам посвящения, Виная , восходящим ко временам исторического Будды. Воин-монах, по своей буйной природе и политическим связям, нарушил бы немало заповедей.

        Кроме того, для полного монашеского посвящения требовались годы обучения и практики. Вместо этого монастырям приходилось быстро выставлять армии, поэтому воины им были нужны больше, чем монахи. sohei мог получить какое-то временное посвящение, если даже такое, но не посвящение в истинные монахи-бхиккху. Монахи-бхиккху (то есть буддийские монахи), конечно, будут аналогичны священнослужителям.

        Но их религиозный фанатизм и военную подготовку нельзя отрицать. Они не заурядные солдаты и не самураи из-за верности храмам, а не военачальники. Так что для меня класс паладина имеет смысл. Комбинация боец-клерик, основанная на моих пробах и ошибках, была слишком неуклюжей, чтобы заставить ее работать и при этом выглядеть как 9.0170 сохей воин. Воин класса паладин более органично сочетается с двумя аспектами боя и религии, и, подобно европейским рыцарским орденам, сохей может при необходимости выставить большие армии.

        Наконец, какую клятву сохей / паладин принял? Используя «Руководство игрока » в качестве отправной точки, я остановился на следующих интерпретациях:

        • Клятва мести — уничтожить еретиков или сверхъестественное зло в зависимости от склонности. Я чувствую, что персонажу игрока достаточно, чтобы найти подходящее «призвание», придерживаясь этой Клятвы, и поэтому это кажется мне наиболее подходящим.
        • Клятва Преданности — возможно, хотя и немного с натяжкой из-за сомнительной истории сохей . Можно по-прежнему быть преданным религиозному ордену, одновременно защищая общество. Такой «белый рыцарь» sohei , вероятно, более серьезно относится к религиозным заповедям (особенно с учетом того, что буддизм призывает не лишать жизни).
        • Клятва Древних — это мне показалось слишком натянутым. Я могу представить себе сохэй, каким-то образом связанный с другой религией Японии, синто, где Клятва Древних очень хорошо вписывается, но я не знаю ни одного исторического приоритета 9.0170 sohei , обслуживающий основные синтоистские святыни. Опять же, в фэнтезийном сеттинге возможно все.

        Таким образом, поигравшись с несколькими вариантами в DnD Beyond, я создал пример персонажа здесь: 1

        Несколько замечаний, некоторые из которых говорят сами за себя:

        • Я выбрал базового Человека только потому, что мне нравится бонусы к общей характеристике, но я мог бы выбрать Вариант Человека, чтобы сразу же получить умение Мастер древкового оружия . Любой вариант хорош, и нет ничего постыдного в том, чтобы расшириться и попробовать другие вещи.
        • Обладание навыками паладина во всем боевом оружии означает, что владение длинным мечом / катаной также не проблема. Однако в данном случае я решил вооружить его как нагинатой (глефа), так и дайкю (длинный лук). D&D Beyond позволяет мне назначать обычному оружию и снаряжению новые названия, сохраняя при этом механику.
        • Щиты были неслыханными в японском средневековом бою (основное внимание уделялось более легким и гибким доспехам), поэтому для этого персонажа я мог бы дать ему Защита Боевой стиль на уровне 2. Пока он использует кольчужную броню, хотя я, вероятно, позже перейду на шину.
        • sohei , использующий некоторую божественную магию, особенно для войны, имеет смысл в фэнтезийной теме, поэтому существующий список заклинаний паладина вполне подходит, хотя, возможно, с некоторыми корректировками вкуса.
        • Для предыстории я дал ему предысторию солдата и предысторию (отражающую историю), что он происходит из сельской, крестьянской семьи, которая жила и работала на сельскохозяйственных угодьях, принадлежащих могущественному храму. Семья крепостного. Нанятый в молодом возрасте, он участвовал в ряде сражений между своим храмом и местными воинами, пока храм не был разрушен. Теперь Синдзи пытается искупить свое участие в войне, путешествуя по большому миру.

        Итак, это моя первая попытка создать персонажа sohei для Dungeons and Dragons. Я дам вам всем знать, как это происходит.

        1 В соответствии с японским обычаем, я первоначально назвал его Моритомо Синдзи , с фамилией Моритомо, стоящей на первом месте, и именем, вторым. Однако, поскольку VTT и онлайн-игры D&D имеют ограниченное пространство для текста, позже я сократил слово до «Синдзи».

        Нравится:

        Нравится Загрузка…

        ОпубликованоDoug Опубликовано в Dungeons and Dragons

        🎵Бросьте монетку своему буддистскому-филэллинскому-D&D-играющему-японскому-изучающему-отцу-шутящему-путешественнику, о Долина Изобилия!🎵Он/его Посмотреть больше сообщений

        Монах-воин — TV Tropes

        http://tvtropes. org/pmwiki/pmwiki.php/main/warriormonk

        Следующий

        Перейти к

        Молитесь они лечат , а не ставят вы в больнице.

        Он не обязательно ударит вас своей рукой с мечом. Он поражает вас своей верой.

        Dungeons & Dragons дизайнер Энди Коллинз , в 4-м издании Paladins

        Воин-монах — воин, определяемый своей верой, который служит оружием и доспехами, равными любому обычному боевому снаряжению. Перед битвой он сосредотачивает свой разум священными песнопениями, цитирует священные писания, разбивая неверных, наносит удары с абсолютной убежденностью и сражается без страха и колебаний. Он представляет собой сочетание архетипа воина и архетипа шамана. Оба архетипа разделяют потребность в обрядах посвящения.

        Этот персонаж часто является членом Воинствующей Церкви, будь то воинственно настроенная секта в рамках более крупной религии или божественная армия могущественной теократии. Другие воины-монахи имеют более разнообразное происхождение и могут быть родом из настоящих монастырей, отношений мастер-ученик или даже могут быть самоучками. Монахи-воины могут быть блестящими примерами религиозных идеалов или в некоторых ситуациях могут закончить сражением с воинствующей церковью, если последняя стала коррумпированной церковью. Другие могут вообще игнорировать религиозную политику, делая больше для своей веры, подавая пример.

        Этот тип символов имеет два обычных региональных варианта:

        • Западная форма Монаха-Воина часто оказывается особенно набожным Рыцарем в Сияющих Доспехах, тяжеловооруженным и бронированным крестоносцем, сочетающим воинскую доблесть с непревзойденной преданностью идеалам церкви (если не обязательно самой церкви). ). Ожидайте, что таких воинов будут называть паладинами или храмовниками. В фэнтезийном сеттинге эти воины-монахи часто пользуются ощутимыми знаками благосклонности своего божества, а также различными защитными, лечебными или усиливающими способностями, частично совпадающими с репертуаром боевого медика. У них также иногда есть несколько атакующих способностей наряду с боевыми навыками. Тем не менее, иногда лучший способ расправиться с монстром или злодеем — это нанести хороший, сильный удар по голове, поэтому западные монахи часто вооружаются и тренируются с тупым оружием, таким как булавы, боевые молоты и цепы, особенно если для преодоления обета никогда не проливать кровь буквально.
        • Вариант Восточный в основном буддийский по своей природе, хотя в Китае есть свои даосские мистики, а в Японии — микоши и синтоисты. Будь то шаолиньские монахи в шафрановых одеждах или странствующий по горам Ямабуси или Сюгэндзя, этот, казалось бы, безобидный, легковооруженный путешественник неожиданно демонстрирует невероятные способности надрать задницу при признаке опасности, а затем дает несколько мудрых слов всем выжившим. Из-за различий между западными и восточными религиями эти воины-монахи, как правило, более созерцательные аскеты, чем догматичные фанатики-крестоносцы, но не менее набожны, чем их иностранные коллеги; Монахи, основанные на восточной религии, черпают вдохновение в фитнесе и усилиях, связанных с высшим мышлением и пониманием себя и окружающего мира (не забывая, что Гаутама тоже когда-то принадлежал к касте воинов, имея верных телохранителей, защищающих его во время паломничества от опасностей, и Бодхидхарма был первоначальным учителем физического мастерства в Шаолине), и тайны динамики мира, будь то ци или потенциальный будда во всем, позволяя понять, как течь со всем творением. Когда дело доходит до способностей воина-монаха в восточном стиле, все ставки сняты: они могут быть обладателями посоха боевых искусств, мастерами ближнего боя манипулирования Ки или ходячими аватарами стихийного разрушения.

        Если их дело достаточно достойно, эти персонажи могут стать одними из самых благородных героев в мире. В других случаях воины-монахи могут стать заблудшими экстремистами, которые позволяют цели оправдывать средства. В любом случае, Good Is Not Soft, скорее всего, будет действовать. Также важно помнить, что у злых церквей тоже могут быть (не)святые воины.

        Этот тип персонажа обычно ограничивается средневековой обстановкой, хотя существуют и современные примеры. См. Badass Preacher, когда святой человек берет в руки оружие, чтобы защитить свою паству, и Church Militant для религий, которые не уклоняются от насилия. Иногда может пересекаться с Master Swordsman. Монах с обнаженными кулаками — это субтроп, и он ни в коем случае не ограничивается монахами-воинами восточного стиля. Может обладать сверхспособностями Просвещения. Некоторые примеры Монахов-Воинов могут быть поощрены своим приказом стать Поэтом-Воином. Из-за того, что многие религии следуют практике пострига, монахи-воины, обладающие магическими или мистическими способностями, также могут быть Лысыми мистиками.


        Примеры:

            открыть/закрыть все папки

        Западный стиль:

            Аниме и манга

        • Они носят средневековое снаряжение, но используют более современное оружие и используются для борьбы с вторжением вампиров.
        • Лирическая Наноха :
          • Magical Girl Lyrical Nanoha StrikerS представляет сестру Шах Нуэру, церковного рыцаря Белканской Святой Церкви с двумя тонфами.
          • Сестра Сейн также в настоящее время тренируется, чтобы стать одной из них под руководством Шах с StrikerS Sound Stage X . Ее младшие сестры Отто и Дид также работают в церкви дворецким и монахиней соответственно.
          • Чантез Арпинион из Magical Girl Lyrical Nanoha ViVid — еще одна ученица Шаха. Она использует двойные тонфы, как и ее хозяин, и сражается, используя комбинацию суперскорости и хитрости.
        • Церковные рыцари Священной Империи в Слезы Тиары .

            Комиксы 

        • Ночной Змей очень религиозен и даже был рукоположен в католические священники в многолетней галлюцинации. Его вера позволила ему победить Дракулу там, где другие Люди Икс потерпели неудачу.
        • Жрицы Хатхаллы находятся в Артезии . Будучи женщинами и жестокими, они также попадают в Dark Action Girl.
        • Тара Ак-Вар из комиксов Supergirl , она супергерой, известная как Огненная Птица, а также набожная последовательница Церкви Рао. В Охота на Реактрон Выясняется, что она является воплощением криптонианской богини.
        • Чудо-женщина — принцесса амазонок, которая также предана своим многочисленным богам и иногда протягивает мирную руку своему врагу, а не сражается с ним.

            Фильм Live-Action 

        • Одноименный персонаж из фильма Священник принадлежит к англиканско-католическому ордену, единственной целью которого является избавление мира от вампиров с помощью ножей и других острых предметов.

            Литература 

        • Деяния Каина :
          • Монахи — воины, дипломаты и убийцы с высококлассными соматокомандными навыками. Часть «религия» кажется почти пристегнутой.
          • Жрецы Крила (и Рыцари Хрила) — это Рыцарь в Сияющих Доспехах, вариант этого образа, и преданность их богу имеет свои преимущества. Хрил — бог войны.
        • В Anathem авуты, монахи науки, логики и философии, имеют орден Звенящей Долины, который специализируется на науке боя.
        • Искусство Тьмы и Света имеет Рыцарей Святого Михаила, Военный Орден, основной задачей которых является соблюдение запрета Церкви на магию. Они представляют собой более или менее фэнтезийную версию рыцарей-тамплиеров, но набирают своих рекрутов исключительно из детей, рожденных с даром видеть магию (сами не использующие магию).
        • Архиепископ Турпин в средневековье Chanson de Roland .
        • Тридцать из серии Дренаи Дэвида Геммелла представляют собой группу воинов-монахов, которые проводят свою жизнь, тренируясь, чтобы сражаться в одной битве со злом, где все, кроме одного, умрут. Выжившего обычно отсылают перед последней атакой или их последней битвой, и он формирует следующую Тридцатку.
        • В Элантрис все священнослужители религии Дерети проходят обучение в монастырях, где они, среди прочего, изучают боевые навыки. Это доведено до крайности любимыми силовиками Вирна, монахами Дакхора, которые используют комбинацию Ужаса тела и Магии крови в тандеме с боевыми навыками, чтобы сделать их настолько опасными, что противники Дерети иногда называют их демонами .
        • Рыцари Церкви из Элениума и Тамули Дэвида Эддингса — странный пример. Хотя технически орден монахов-затворников, когда они не на полях сражений, для них смягчены обычные правила духовенства. Например, они могут жениться, несмотря на то, что являются духовенством в средневековой католической церкви. Что делает их действительно странными, так это то, что в мире, где Религия — это Магия, их магические силы исходят от Стирических Богов (а в случае Генеанских Рыцарей — и от Тролльских Богов). Это оставляет их, по сути, между двумя религиями, в то время как в остальном они играют (в основном) прямо. Абажур в самих книгах, когда до них наконец доходит, что, поскольку «магия» исходит от богов, им никогда не нужно было выходить за пределы своей собственной религии, поскольку эленского бога, вероятно, можно было бы убедить сделать для них то же самое, что стирикский и Тролльские боги делают для своих последователей. Сделан вывод, что бог Элены настолько отчужден, что неудивительно, что никто не думал, что это возможно.
        • Друг и компаньон Эльзабет Соустен, брат Иеронимус, воин монах , отлично владеет мечом и щитом, в юности учился у мастера по имени Леонард, которого очень уважает.
        • В Emberverse монахи горы Ангела стали такими после Изменения. Примечательно то, что это не только сознательный переход от более традиционного монаха к монаху-воину, но и то, что они очень часто абажурят его.
        • Злодей из Айвенго — это буквальный рыцарь-тамплиер, а также пример тропа.
        • Джоселин Веррей из серии Наследие Кушиэля принадлежит к ордену под названием Братство Кассилин. Братья Кассилин 10 лет тренируются, чтобы стать элитными телохранителями, служащими королевской семье. Все члены клянутся в верности Заветам Кассиэля, включая безбрачие.
        • Монах и викинг имеет брата Эйдена, который сопротивляется, но будет сражаться, если придется. После возвращения брата Эйдена в Ирландию и раскрытия его отношений с Флоки его собратья-монахи становятся жестокими.
        • Север из О страхе и вере , который очень откровенен в своей вере в мире, где почти никто больше не верит в Бога. Он часто молится до и после битвы и всегда молится за души тех, кто погиб в бою, будь то его союзники или враги.
        • Цикл Рейнарда : Жрецы-кузнецы Феникса полевые «боевые жрецы», которые присутствуют во время битвы при Самаре в году Барон Малепердуйс. Естественно, они вооружены боевыми молотами.
        • В некоторых из рассказов/баллад о Робин Гуде монах Тук является искусным фехтовальщиком и лучником, а когда это не так, он обычно может держаться кулаками или посохом.
        • Песнь Льда и Пламени имеет несколько:
          • Торос из Мира — красный монах бога огня Р’глора, а также грозный боец. Он сверг многих мужчин в рукопашной с помощью своего пылающего меча и, как известно, был первым воином, преодолевшим стену во время осады Пайка. Он потерял веру на некоторое время, пока в начале сериала он не пережил новое пробуждение.
          • Утопленники — это святые люди Утонувшего Бога, от которых ожидается, что они возьмут дубины из коряг и надерут задницы за веру, когда рядом язычники.
          • Бойцы Ночного Дозора принадлежат к полумонашескому ордену, где они должны дать обет безбрачия и отказаться от всех притязаний на наследие и земли. Назвать их монахами было бы преувеличением, так как они не придерживаются какой-либо веры (хотя новобранцы приносят свои обеты перед Семерыми или Древними Богами, в зависимости от того, что они выберут). Обет безбрачия соблюдается очень слабо, поскольку им неофициально разрешено вступать в сексуальные отношения, если они не производят потомства. Вербовка также постепенно ослабла, так как им приходится соскабливать со дна и набирать в основном из каторжников и преступников, тогда как в лучшие годы многие лорды и наследники «брали черных». Дозор стал формой наказания, и не очень аппетитным; в случае, если преступнику придется выбирать между тюрьмой, казнью или «взятием черного», большинство преступников выберет альтернативу Дозору.
          • Безликие из Дома Черного и Белого — монашеский орден, основанный на Браавосе, состоящий из узкоспециализированных и опытных убийц, которые служат Многоликому Богу, составному богу множества религиозных граней смерти. Говорят, что они достаточно искусны, чтобы добиться даже лучших результатов, чем многотысячные армии.
          • Воинствующая вера — более простой пример воинов-монахов, напоминающих рыцарские ордена христианства в реальном мире. По сути, силовики Веры Семи, Воинствующая Вера имели различные конфликты с Железным Троном из-за их веры в то, что они подчиняются более высокой силе, чем короли Вестероса, что делает их почти полностью безотчетными, откровенно ревностными и несгибаемыми. У ранних королей Таргариенов были постоянные проблемы с Воинствующей верой, которые они не могли решить силовыми средствами, и последующие конфликты привели к бесчисленным смертям с обеих сторон, пока мир не был достигнут путем оправданных уступок, ведущих к полному перемирию Воинствующей веры; затем Серсея Ланнистер разрешила им снова вооружиться.
        • Траксас сталкивается с двумя группами воинов-монахов, неудивительно, что это Траксас и воины-монахи .
        • Арамис из Три мушкетера учился на священника.

            Прямая трансляция 

        • Доктор Кто : «Время ангелов»/»Плоть и камень» имеет религиозный орден священнослужителей, которые, судя по титулам, которые они имеют, кажутся членами одного из вариантов англиканства. . Что освежает орден воинов-монахов из далекого будущего, они носят практичное камуфляжное боевое снаряжение вместо чего-либо откровенно религиозного или богато украшенного.
        • Проклятые : Красные паладины — орден католического духовенства, которому поручено выследить и убить всех фейри. Большинство из них имеют титул «Брат», а их лидера зовут «Отец». Все носят красные одежды того же покроя, что и католические монахи.

        Настольные игры Существует множество других бонусных классов с божественными и/или религиозными способностями, смешанными с боевыми способностями.

      • Warhammer 40,000 имеет несколько. Хотя Экклезиархия является Воинствующей Церковью, которая в основном ограничивается проповедью и поддержанием фанатизма во всем Империуме, некоторые священники и аббаты-строители на самом деле отправляются в поле и выполняют некоторые военные обязанности вместе с Имперской Гвардией, некоторыми инквизиторскими ячейками и, в первую очередь, Сестрами. Битвы, которые технически являются группой учреждений-клиентов Экклезиархии.
        • В то время как у Адепта Сороритас есть много орденов, посвященных медицине, дипломатии и научным занятиям, есть Ордены Милитант, более известные как Сестры Битвы, которые действительно прямо играют этот образ.
        • Что касается отдельных орденов Космического Десанта, то в этом образе есть что-то вроде скользящей шкалы. Большинство Орденов по сути являются монашескими и воинственными братствами, и их члены делают немного больше, чем спят, едят, молятся и тренируются для большинства своих членов, не находящихся на войне; и склонны выкрикивать мантры, литании, заклинания, песнопения и другие имперские крылатые фразы посреди битвы. Но, несмотря на это, многие космические десантники считают своего основателя и истинного повелителя, которого большая часть человечества обычно называет Богом-Императором человечества, очень могущественным человеком и ничем иным (согласно его собственному мнению по этому вопросу). ).
          • Черные Храмовники довольно неуклюже разыгрывают этот троп совершенно прямо, поскольку они печально известны набожным и яростно пуританским орденом. Они черпают много элементов и вдохновения от тевтонских рыцарей и рыцарей-тамплиеров.
          • Темные Ангелы и ордена-преемники, однако, обыгрывают этот троп чуть менее грубо, поскольку они по сути являются рыцарскими орденами Артура. Однако они менее монашествующие, чем Черные Храмовники, чьи источники вдохновения были основаны на религиозных мотивах.
          • Серые Рыцари, специализированный Орден Космических Десантников, служащий военным отрядом Ордо Маллеус, ветви Инквизиции, специализирующейся на борьбе с Хаосом, являются единственной фракцией, у которой никогда не было примеров, чтобы кто-либо перешел на сторону Хаоса. так что в их ряды неизбежно войдут некоторые жрецы Экклезиархии и странные элементы Адепта Сороритас.
        • И, конечно же, поскольку темные божества также иногда флиртуют с этим клише, подходят мрачно-набожные ордена и отряды Космического Десанта Хаоса. Наиболее примечательным является легион Несущих Слово, которые, возможно, несут полную ответственность за состояние, в котором находится галактика, которые были первыми Крестоносцами Хаоса, открыли путь к поклонению Хаосу для всех имперских фракций и, конечно же, остаются самыми фанатичными. последователи. По иронии судьбы, Несущие Слово обратились к Хаосу, потому что Император отверг их поклонение ему, что привело к тому, что он послал Ультрамаринов разрушить город-собор, построенный Несущими Слово во имя его имени, и заставил их преклонить колени перед ним в подчинении. Жало и унижение отвержения вкупе с потребностью поклоняться высшей силе привели их в Хаос.
        • И, наконец, Капелланы Космического Десанта и Темные Апостолы являются духовными лидерами Орденов Космического Десанта и Легионов Предателей. Эти ребята фанатичны и харизматичны до такой степени, что становятся духовными лидерами добрых и злых орденов монахов-воинов, что само по себе впечатляет.
      • Warhammer также дает нам Воинов-Жрецов Зигмара, которые любят колотить вещи большими молотами и носить тяжелые пластинчатые доспехи (хотя они обычно заметно оставляют свои головы незащищенными, которые часто бреют в знак преданности, как настоящие религиозная практика). Последователи Ульрика похожи, но предпочитают топоры и вместо этого демонстрируют свою веру с помощью различных волчьих тотемов (обычно мехов). Есть также Бретоннские Поиски и Рыцари Грааля, и некоторые военачальники Хаоса считаются злыми версиями этого тропа.

          Видеоигры 

      • Вооруженный молотом, тяжелобронированный Омникнайт из Dota 2 сражается на службе у «Всезнания».
      • Орден тамплиеров из Dragon Age в основном состоит из воинов-монахов церкви.
      • Драконья корона В есть женщина-воин-монах, которая служит в качестве вспомогательного NPC в Забытом святилище. Она была искалечена демоном, когда пыталась очистить это место с помощью Священного Символа, и ей приходится полагаться на вас, чтобы остановить воскрешение Короля Демонов. Несмотря на это, если вы решите остановить Короля Демонов напрямую и слишком долго будете сражаться с его Архидемоном, ей все равно удастся пробиться через подземелье, несмотря на ее травму, и успешно поместить Святой Символ на алтарь Святилища, чтобы уничтожить оставшихся. демоны для вас.
      • В Dungeon Keeper II монахи являются могущественными Рыцарями-Волшебниками с Исцеляющими Руками, защитными способностями и вооруженными распятиями, которые могут обойти способности воскрешения вампиров и сделать их Мертвее, чем Мертвые. Одна миссия отправляет Хранителя уничтожить одну из их крепостей в подземном мире.
      • В The Elder Scrolls V: Skyrim Бдение Стендарра — это Воинствующий Орден Церкви, посвященный Аэдрику Божественному Стендарру, Богу Справедливости, Милосердия и Сострадания. В основном их можно найти блуждающими по сельской местности, уничтожающими сверхъестественные угрозы (даэдра, даэдрические прихожане, вампиры, ликантропы и т. д.) своими булавами и заклинаниями. Несмотря на то, что они служат Стендарру, они не отличаются милосердием и не делают различий между поклонниками более доброжелательных даэдра и/или дружественных соседских вампиров. Их штаб-квартира уничтожается орденом вампиров в начале 9-го века.0170 Dawnguard DLC.
      • Одноименный E.Y.E. из E.Y.E: Divine Cybermancy описываются как пси-кибернетические воины-монахи. Интересно, что хотя все они следуют западной форме этого тропа (одетые в доспехи и сражающиеся с оружием, психическими силами и кибернетикой, а не боевыми искусствами), они разделены на две фракции из-за нехватки ресурсов. Хотя между ними мало других различий, Culter Dei (фракция игрока) носят доспехи в средневековом европейском стиле, а Jian Shang Di носят доспехи, напоминающие доспехи самураев или ниндзя. Кроме того, вместо того, чтобы быть частью церкви, они являются боевой рукой группы мегакорпораций, и их главная цель — бороться с Метастремонической силой, без упоминания каких-либо богов. Естественно, весь сеттинг сильно вдохновлен Вархаммер 40,000 .
      • «Святой воин» из GURPS: Dungeon Fantasy .
      • Клерик Альдо из Король Драконов , мускулистый монах с тяжелым оружием. В его профиле даже говорится о его неприязни к холодному оружию, поэтому он сражается булавой.
      • В двух самых ранних частях The Legend of Zelda Линк определенно был этим тропом. (В обеих играх есть одна и та же ссылка.) Он был праведным воином, у которого на щите было Распятие, а в инвентаре была Библия, и он был готов самоотверженно и беспрекословно рискнуть своей жизнью, чтобы избавить мир от зла. Он использовал крест, чтобы видеть невидимых врагов, и даже научился особой технике фехтования у рыцаря в церкви. Более того, одно из его «магических заклинаний» на самом деле представлено изображением молящегося. Более поздние партии отказались от этого мотива.
      • Любой танкист в Lineage 2 связан с богом своей расы, Рыцарь/Храмовник Шилен поклоняется Шиллен, а Рыцарь/Храмовник Евы благоволит Еве. Исключением являются рыцари-люди, и у Паладина / Рыцаря-Феникса, и у Темного Мстителя нет божества, поскольку Великий Каин считается Темным Богом Разрушения.
      • Жрец-помощник из набора Magic Sword: Heroic Fantasy — типичный пользователь белой магии, использующий «световые пули» в качестве вспомогательной атаки.
      • Священники (и, возможно, монахини), обученные Орденом Святого Леннокса в Open Blue , в связи с тем, что большинство из них отправляются в качестве капелланов на борт авелианских военных кораблей и, следовательно, должны знать, как защитить себя во время сражений с пираты. А Орден служил испанской инквизицией Авелии. v5 добавляет Орден Святой Клары, который обучает монахинь сражаться с Легионами Ада и черной магией, и Орден Святой Микаэлы, который, хотя и специализируется на экзорцизме, тем не менее обучает своих монахинь рукопашному бою, потому что мир в целом просто опасно.
      • В Сонни , ближе к концу первой игры, Сонни и Верадукс сталкиваются с Палладином на миссии, а во второй игре встречают культ, в котором они являются солдатами.
      • Научно-фантастический вариант: армия Эона в Supreme Commander с тремя известными званиями: Рыцарь, Тамплиер и Крестоносец. Их лидера называют Аватаром Войны.
      • Паладины во вселенной Warcraft .
        • В World of Warcraft применяются некоторые варианты:
        • Паладины Альянса играют прямо — они получают силы (защиту, исцеление или надирание задниц) благодаря своей вере в Свет. Паладины дренеев на самом деле столкнулись с Наару, которые являются Кристальными Ангелами Пилы.
        • Эльфы крови внесли неожиданный поворот: изначально играбельные паладины насильно вытягивали свои силы из захваченных наару, в результате чего их навыки становились немного темнее и острее. Затем враждебно настроенные эльфы крови похитили их Наару и продолжили высасывать из него силы в свою пользу. Игровые эльфы обнаружили, что у них все еще есть свои силы — это был План части Наару, чтобы открыть их для истинного Света. Их навыки стали больше соответствовать версиям Альянса, хотя у них все еще было свое особое ездовое животное.
        • Cataclysm добавляет в смесь тауренов-паладинов, которые, в соответствии со своими склонностями к природным героям, получают свои силы от Солнца.
        • Это также в определенной степени относится к друидам и шаманам, которые подпитываются соответствующими духовными или религиозными организациями и полностью способны причинить боль близко и лично. Однако это не такой яркий пример:
          • Друиды меняют форму, чтобы сражаться, а не полагаться на доспехи и оружие.
          • Шаманы не принадлежат к определенной религиозной организации, а скорее следуют за духами земли напрямую.

          Webcomics 

      • Девушка-гений имеет Корбеттитский орден, монашеский орден монахов, управляющих поездами. Среди прочего, они строят поезда вокруг Европы. Нарушь их расписание, навреди их поездам, их пассажирам или помоги тебе Небеса, уничтожь их кухни , и ты узнаешь, что на самом деле означает «гнев Божий».

      Восточный стиль:

          Аниме и манга 

      • В Brave10 , Сейкай и монах, и боец. Часто, как нет, он начинает это.
      • Убийца Демонов: Кимэцу но Яиба : Гёмей Химэдзима, Хашира Скалы, был слепым монахом, пока его не обвинили в убийстве демона и не спасли Ояката. Он чрезвычайно сильный воин, раскачивающийся на цепи с гигантской металлической сферой на одном конце и топором на другом, он до сих пор носит с собой четки и часто произносит буддийскую молитву секты Дзёдо.
      • Криллин от Жемчуг дракона . Он уже был сильным воином во время своего появления, но к концу сериала он стал одним из сильнейших людей в мире. Среди фанатов бушуют споры о том, является ли он сильнейшим из .
      • Хотя это и не настоящие монахи, в Eyeshield 21 учащиеся старшей школы Синрюдзи (Синрюдзи означает Храм Бога-Дракона) призывают использовать этот образ, часто медитируя и читая буддийские писания. Также ниспровергнуты, поскольку нам часто напоминают, что под их суровыми личностями они на самом деле просто ваши типичные сумасшедшие девочки-подростки.
      • Жрецы-воины религии Ишвал в Стальной алхимик . Еще до того, как он получил способность убивать с помощью Facepalm Of Doom, Шрам, как было показано, мог сразиться с целым взводом солдат одними лишь кулаками.
      • Изменен Исэ Рамоном из Гамаран Шура : он, безусловно, выглядит соответствующе, одет в рясу буддийского монаха и казака, щеголяет лысиной и является лучшим мастером боевых искусств и убийцей бакуфу. Однако ничто не указывает на то, что он на самом деле монах.
      • Бенкей Мусашибу из Геттер Робо — монах, который начал сражаться с Они по необходимости. Даже управляя гигантским роботом, он по-прежнему читает буддийские молитвы как форму призыва к атаке.
      • Джоджу Сенджин!! Мусибугё :
        • Член Мусикари Соуган имеет типичную внешность и одежду буддийского воина-монаха и даже владеет Копьем Чистилища, массивным гибридом нагинаты и трезубца, которое может генерировать взрывы при повороте рукоятки. Его описывают как самого преданного, рационального и серьезного члена их группы, желающего доставить свою цель в адское пламя. Он также обладает некоторой Злодейской Доблестью, будучи слишком готовым пожертвовать своим оружием в попытке победить героя.
        • Братья Миёси Сэйкай и Иса, двое из Десяти Великих Жуков Санада, сохраняют монашескую форму гигантских тараканов, но безжалостно убивают людей, чтобы «спасти их души», молясь Будде Амиде, убивая невинных.
        • Иссин из группы храмового патруля Мусибугё — бывший монах, все еще одетый и одетый, сражающийся с массивной винтовкой, созданной специально для уничтожения жуков. Однако жуткий вид жертв жуков заставил его настолько пресытиться мыслью об отправке их на Небеса с помощью молитв, что он потерял веру и перестал молиться за мертвых, полагая, что это ничего не делает для трупов. Пылающая решимость Дзимби в попытке спасти даже явно обреченного фермера от его ужасной смерти меняет его мышление, когда он клянется молиться за умерших, как только они закончат с крепостью-муравейником.
      • Антагонисты второго сезона сериала Mobile Suit Gundam Thunderbolt — монахи Наньян — буддийский культ, правящий Южными морями Земли. Первоначально связанные с Федерацией, они дезертируют и противостоят обеим сторонам в конце Однолетней войны, и то, чего им не хватает в технологической войне, они компенсируют догматической верой, созданной путем промывания мозгов силой лидера Newtype, которая доходит до самоубийства. атаки.
      • В Наруто у нас есть монахи знаменитого Храма Огня, которые известны своей чакрой Дар Отшельника. Основной техникой, полученной из этого, является приветственный подход: тысячерукое убийство . Очень понятно.
      • В One Piece есть Арудж, пират, созданный по образцу типичного японского воина-монаха, вместе со своей командой.
      • Анжи Юкюзан из Руруни Кеншин — падший буддийский священник, наделенный феноменальной силой. Обычно он сражается без оружия, хотя носит с собой короткий меч, напоминающий буддийский молитвенный инструмент.
      • Санзо из Saiyuki — прекрасный пример.
      • Бродяга : Монахи храма Ходзоин — набожные буддисты и очень искусные копейщики. Большинство обычных ронинов, которые бросают им вызов в их храме, быстро получают свои задницы. Их мастер, Иншун, заслуживает особого упоминания за то, что он первым действительно победил Мусаси в честном бою и продемонстрировал такое мастерство, что заставил высокомерного кунг-фу Гая Гион Тодзи потерять всякую веру в свои способности.

          Комиксы 

      • Киото и Нара сохей из Ши основаны на буддийских воинах-монахах из японской истории (см. «Реальная жизнь» ниже), но буддизм появляется редко, и они больше действуют как ниндзя. Интересно, что внутренняя борьба главной героини Аны Исикавы за то, чтобы сбалансировать свое обучение сохей и превращение ее дедом в инструмент мести с ее набожным католицизмом, делает ее самым прямым примером этого тропа в комиксе.

          Фильм Живое действие 

      • Вавилон н.э.. Версия с перевернутым полом — сестра Ребекка из секты неолитов. В исполнении Мишель Йео.
      • Пуленепробиваемый монах главный герой. Не требует пояснений.
      • Брюс Ли в эпизоде ​​ «Выход дракона» . Первые две сцены демонстрируют как его надирание задницы, так и его философские качества. (На самом деле обсуждение философии было добавлено в сценарий самим Брюсом.)
      • В The Gamers: Dorkness Rising , Брат Сайленс — эльф-монах-кунг-фу, персонаж игрока в кампании Кевина Лоджа Dungeons & Dragons , на котором Касс настаивает, несмотря на то, что Лодж настаивает на том, что это западноевропейский сеттинг без эльфов. Развлечения включают в себя использование Оглушающих Кулаков и столь же вызывающих головную боль Коанов Мороженого.
      • Чиррут Имве в Изгой-один — монах (частично) в красных рясах, каждый бит которого поддерживает набожная, мистическая вера в космическую силу, а также он обладает некоторыми серьезными навыками в коклюше.
      • Ото Тачибана из Ямато Такеру — жрица Аматэрасу, которая также является могущественным мастером боевых искусств. Она также бросает огненные шары, сочетая этот образ с Волшебником кунг-фу.

          Фольклор

      • Мусасибо Бэнкэй был сохей (см. ниже), который был важной фигурой в легенде о самурайском военачальнике Минамото-но Ёсицунэ; он был вассалом и верным другом Ёсицунэ, которого часто изображали человеком огромной силы и бессмертной верности.

          Литература 

      • Завоеватель : Яо Шу в Lords of the Bow .
      • Плоский мир : Похититель Времени имеет Боевых Монахов Ордена Вэнь Вечно Удивленных, также известных как Исторические Монахи, также известных как Люди в Шафране из Нет Такого Монастыря. Раньше они были полицией времени, чья работа заключалась в том, чтобы следить за тем, чтобы история происходила «правильно». После того, как реальность была почти разрушена из-за того, что им не удалось предотвратить Крушение Времени, их работа заключалась в том, чтобы убедиться, что история произошла вообще .
      • Фэншэнь Яньи : В какой-то момент Цзян Цзия говорит своим людям, что есть три типа людей, которых генерал должен бояться встретить на поле боя: даосы, буддийские монахи и женщины, поскольку все трое с большей вероятностью имеют овладел колдовством и магическими способностями. Действительно, все трое обычно встречаются как чрезвычайно опасные противники.
      • Путешествие на Запад : предотвращено смертным Трипитакой, но сыграно непосредственно тремя его учениками Обезьяной, Пигси и Сэнди, которые являются очень могущественными полубогами, способными с легкостью побеждать демонов и прогонять целые армии. Сам Обезьяна достаточно силен, чтобы бежать на полной скорости с двумя горами на плечах.
      • Путь Тигра имеет как добродетельных последователей Квона, так и злых воинов Алого Богомола, заклятых врагов. Только в финальном боссе первой книги героический главный герой-ниндзя участвует в поединке кунг-фу со злым мастером Яэмоном.

          Прямая трансляция 

      • В серии Китайский паладин монахи горы Шу посвятили себя истреблению зла и помощи справедливым и невинным. У них также есть мантра, изгоняющая демонов, которая легко удваивается как кредо крутости. Мо Иси и Святой Меч из оригинальной серии и Сюй Чанцин из сиквела являются основными примерами.
      • Шаолиньские монахи появляются в качестве одного из претендентов на Смертельный воин против маори. Они ловко выигрывают.
      • Доктор Кто
        • Злые монахи в «Зуб и коготь» были мастерами боевых искусств, что было немного неуместно, учитывая, что они были шотландцами 19-го века.
        • Более оправдано в «Мерзких снеговиках», действие которого происходит в тибетском монастыре. Монахи были миролюбивыми, пока нападения йети не заставили их обучать воинов-монахов для своей защиты.

          Настольные игры 

      • Dungeons & Dragons :
        • Сохей из настроек кампании Восточные приключения или Кара-тур различных изданий являются примером. Сами монахи — очень слабый пример, учитывая, что к этому классу прилагается очень мало явной религиозности, за исключением получения Религии как классового навыка в некоторых выпусках.
        • Есть также гиззераи, Добрый аналог гитьянки, которые являются аскетическими, бережливыми кочевниками, живущими согласно учениям философа Зертимона.
      • Легенда о пяти кольцах состоит из множества орденов монахов, некоторые из которых обладают разным уровнем боевого мастерства.
        • Некоторые члены татуированных монахов исе дзуми из клана Дракона и некоторых сект Братства Синсей тренируются специально как воины, особенно те, кто состоит в ордене Хитоми клана Дракона или в Ордене Осано-Во Братства.
        • Это в дополнение ко многим орденам монахов, даже тех, кто номинально является пацифистами, которые все еще обучаются боевым приемам как духовной практике. (Их клятвы пацифизма обычно не распространяются ни на кого и ни на что, испорченное Shadowlands.)
        • Но воины-монахи клана пауков (прямо вдохновленные японским историческим sohei ) являются лучшим примером этого тропа, как и подобает суровому положению их клана как клана социальных дарвинистов Рокугана.
      • Magic: The Gathering имеет их в обоих своих азиатских планах. В Камигаве, недалеко от Японии, будока и каннуси ищут гармонии с природой, но когда бушует война ками, они вынуждены сражаться с теми самыми духами, с которыми ищут союза. В Таркире основано буквально на все кроме Японии, Джескай больше сосредоточены на личном совершенствовании и боевых искусствах. После переписывания плана клан Оджутай, который их заменяет, является репрессивными, фанатичными теократами, поклоняющимися драконам.
      • В Rocket Age некоторые марсианские монастыри имеют склонность к боевым искусствам, и от них произошли некоторые боевые искусства, такие как Небесный Кулак.
      • В Ю-Ги-О! есть Вооруженный самурай Бен Кей, который, естественно, основан на Мусасибо Бенкей.

          Видеоигры 

      • Body Blows : Ло Рэй — шаолиньский монах, способный владеть огнем (как Лю Кан, описанный выше), который участвует в турнире. Тем не менее, он немного похож на Нун Ту Холи, поскольку в его биографии говорится, что его мотивирует получение славы и богатства.
      • Гарр из Дыхание Огня III может обмануть некоторых своей внешностью (в конце концов, он гигантская горгулья, любящая алкоголь), но он показывает ранние намеки на это, такие как его гигантские бусы и молитвенная поза, которую он принимает при произнесении заклинаний. магия. Затем в середине игры выясняется, что он является частью очень набожного города, а сам он является частью группы «ангелов», посланных Богом для устранения зла. И оказывается, что «Бог» — это не кто иной, как Мирия (Большой Плохой из BOF1, а «зло» — раса главных героев сериала, Клан Выводка/Дракона.
      • Донован в Darkstalkers был дампиром, ставшим буддийским монахом, который придерживался учений своей религии, чтобы укротить своего внутреннего врага.
      • Класс монахов в Final Fantasy .
      • Норио из Призрак Цусимы — монах-воин сохей , который объединяет силы с Дзин Сакаи в освобождении острова Цусима от монголов. Он также владеет нагинатой, как это было принято для сохей , и часто заявляет, что сражается ради мира на Цусиме.
      • «Мастер боевых искусств» из GURPS: Dungeon Fantasy .
      • В Heroes of Might and Magic есть монахи, которые стреляют энергетическими шарами, а затем вызывают метеоры. Исключением были две первые игры, но даже в них были религиозные деятели в мантиях с капюшонами, бросающие энергетические шары. Просто их называли друидами, а не монахами.
      • Одноименные существа в Камико — это жрицы, которым боги даровали одну из японских императорских регалий, превратив их в могучих воинов, обладающих способностью убивать демонов.
      • Орден Бирона в Легенда о Легее — это монашеский орден монахов-воинов восточного стиля, объединяющий духовные учения с обучением боевым искусствам. Гала, один из членов вашей группы, является членом ордена в начале игры. В отличие от многих примеров этого тропа, он владеет топорами, булавами и булавами.
      • Mortal Kombat дает нам Лю Канга и Кунг Лао. У них даже появился спин-офф под названием Shaolin Monks .
      • Роль монаха в Net Hack — мистический эксперт по боевым искусствам, придерживающийся строгого духовного поведения (в идеале, хотя и не всегда на практике).
      • Онмёдзи дает нам Аобозу, буддийского священника, и в некоторой степени главного героя Абэ-но Сэймэй, который является оммёдзи (практикующим оммёдо ).
      • Воины-самураи : Ниндзя ветра на самом деле странствующие монахи, одетые в цельную шляпу комусо и использующие свои деревянные флейты в качестве оружия наряду с акробатикой. В первой игре монахи-воины, владеющие нагинатой, сражались в рядах Хонгандзи, а во второй игре представлены телохранители монахов и монахинь, вооруженные нагинатой и способные создавать лечебные предметы ради игрока. Несколько параметров настройки для редактирования персонажа позволяют вам играть за монаха.
      • Sekiro: Shadows Die Twice : помимо павших буддийских монахов, вставших на еретический путь, в игре есть адепты копья храма Сенпоу (которые в основном преследуют вас, размахивая двусторонней нагинатой), смертоносные охотники на шиноби (наемник Сохей вооруженный крестообразными копьями) и босс Порочный Монах (на самом деле высокая буддийская монахиня в маске Они, вооруженная Унагинатой).
      • Монахов-воинов Сохей можно нанять как в Shogun: Total War , так и в Total War: Shogun 2 . Во второй игре они являются специальностью клана Уэсуги. Икко-икки также используют Сохей в качестве особого отряда.
      • Джурунг из Strider (2014) — духовный воин-шаман, обладающий силами воды и слепой, полной верой в божественность Великого магистра Мейо и право его «видения» на Землю. Как его ближайший подчиненный, он правит Подземельем от своего имени и сражается, полностью убежденный, что «его воля ведет» его к победе.

          Вестерн Анимация 

      • Даже если Аанг из Avatar: The Last Airbender не ожидал такого поворота событий, он определенно вписывается в шаблон. Предыдущий аватар мага воздуха, Янчен, тоже был этим (даже если технически она была монахиней). Она недвусмысленно говорит ему, что его долг перед миром перевешивает его личные убеждения и что он должен убить Повелителя Огня Озая.
      • Монахи в Xiaolin Showdown .

      Другое:

          Комиксы 

      • У судей есть элементы этого, будучи (теоретически) целомудренными, лишенными эмоций и любящими «Я сделал то, что должен был сделать».

          Fan Works 

      • Хранитель добавляет оригинального персонажа по имени Имоджен, которая является храмовым фехтовальщиком, предположительно обладающим той же дисциплиной, что и Аурон, как мышца в паломничестве леди Джиннем.

          Фильм Живой боевик 

      • Стрелки-«жрецы» в Equilibrium также подходят под этот троп. Их называют священнослужителями, а их лидера зовут Отец. Они якобы светская Полиция Культуры, но они сильно обыгрывают квазирелигиозную тему и угол боевых искусств, не впадая легко ни в западный, ни в восточный подтип.
      • Солдаты в фильме Люди, которые смотрят на козлов . Они называют себя монахами-воинами, используя фразы нового века, и их цель — стать воинами, подобными джедаям.
      • Рыжая Соня : Жрицы из Ордена Талисмана владеют мечами, чтобы защитить артефакт от королевы Гедрен и ее войск. Хотя в конце концов они терпят неудачу, сначала они берут с собой много солдат.
      • Звездные войны : Джедаи сочетают западное рыцарство и фехтование с восточным мистицизмом, аскетизмом и акробатикой. Они не поклоняются никакому божеству в обычном смысле этого слова, хотя их благоговение перед самой Силой вполне подходит. Дело доходит до того, что их штаб-квартира называется Храмом джедаев. Им также запрещено иметь привязанности, которые они определяют как навязчивые/оскорбительные/контролирующие отношения с людьми, вещами или даже эмоциями.

      Вы не должны слишком привязываться, слишком любить, слишком любить жизнь, как она есть сейчас. Эмоции ценны, и их не следует подавлять но ты должен научиться управлять ими, падаван, иначе они будут управлять тобой.

      — Мастер-джедай Депа Билаба (Канан: Последний падаван)

          Литература

      • Книга Предка : одноименная церковь Предка обучает всех своих послушников рукопашному бою, боям на мечах, боям на кинжалах и другие дисциплины. Став полноценными монахинями и монахами, они могут решить стать боевыми сестрами/братьями и служить военной рукой церкви и элитными войсками империи. В бою они сочетают безмятежное состояние ума, которого они достигли с помощью медитации, с оружием в довольно западном стиле и доспехами из фэнтези / научной фантастики.
      • sfvantskors , воины-мистики Старой Веры из Путешествия Чатранда в основном то, что вы получите, если смешать ниндзя восточного стиля, монахов шаолиня и паладина западного стиля. Они имеют заслуженную репутацию одних из самых крутых воинов в своем мире. Неда Паткендл, также известная как Неда Пламя Феникса, сестра главного героя, является одной из них.
      • Церковь Абелликан из саги Р. А. Сальваторе Demon Wars имеет очень сильные боевые традиции (единственный воин, способный постоянно быть лучшим обученным эльфом фехтовальщиком, — это абелликанский монах, хотя и злой), хотя не все абелликанское духовенство следует этому пути. Они монахи в западном стиле, но их боевые приемы основаны на боевых искусствах восточного стиля, первоначально изученных у мистиков Джхеста Ту с Пути Облаков.
      • Динотопия: Путешествие в Чандару ссылается на храм, полный Шаолиня Акрокантозавр .
      • Члены одноименной организации Особых Обстоятельств принадлежат к широкому спектру религий, как западных, так и восточных, каждая из которых считает свою веру неотъемлемой частью своих наступательных и оборонительных способностей.
      • Монахи Каравен из Ведьминские земли — религиозный орден, основанный для защиты Кар Авен. В результате они уделяют большое внимание боевой подготовке (смесь западного и восточного стилей), а их наемная ветвь широко известна своей эффективностью. Эврейн и Эдуэн обучались у них, и хотя первая целительница, она по-прежнему девушка-боевик.

          Прямая трансляция 

      • Звездный путь: Пикард : Коват Милат — орден ромуланских монахинь-воительниц, считающихся одними из лучших воинов-единоборцев в галактике, которых боится даже печально известный Тал Шиар.

          Настольные игры 

      • Подобно Exalted выше, в Anima: Beyond Fantasy , имея сеттинг игры, два типа сосуществуют в Церкви Авеля, но западный колорит имеет элементы восточного. (Ки атаки и тому подобное) тоже.
      • Безупречный Орден в Exalted в основном относится к восточному типу, но — Exalted является Fantasy Kitchen Sink — они также имеют некоторые оттенки западного разнообразия.
      • Битва братьев из Угасающие солнца — странная комбинация. С одной стороны, это будущая версия Тамплиеров, дополненная банковскими услугами, но с другой стороны, они также известны самым смертоносным боевым искусством без оружия в Империи. Между тем, их характерная силовая броня на самом деле не связана ни с одним из архетипов.
      • В Magic: The Gathering Regatha Крепость Керал представляет собой довольно уникальное чудовище, сосредоточенное на личной свободе и изучении пиромантии.

          Видеоигры

          Веб-комиксы

      • Guilded Age : Пенк, ставший аватаром Тектоникуса.
      • Пример монахини кунг-фу Чен-Чен из Харьковаста обладает невероятными способностями, связанными с ее обучением боевым искусствам, которое она получила как член религиозного ордена.
      • В Орден Палки Мико Миядзаки и остальные азуритские паладины Сапфировой гвардии — паладины западного стиля из восточно-вдохновленной цивилизации, называющие себя самураями. Мико еще больше усложняет ситуацию, имея уровни в реальном классе монахов.

          Интернет-оригинал 

      • SCP Foundation имеет собственные специализированные вооруженные силы под названием Мобильная оперативная группа (MTF) для борьбы с наиболее агрессивными объектами SCP в мире. Одним из ответвлений МОГ является Чи-13, также известный как «Мальчики из хора», которые придерживаются сильных религиозных убеждений. Они приветствуют все веры, но требуется именно вера в эту веру, поскольку работа мальчиков из хора — сражаться со злыми сущностями, уязвимыми для веры, и святыми предметами, такими как серебро.

          Western Animation 

      • Kids Next Door может в определенной степени соответствовать этому тропу, хотя они смоделированы в основном как военная организация, детей, которые присоединяются к ним, обычно учат и обучают сражаться, чтобы защитить детей и свои права от зла ​​и делать все, что связано с достижением этой цели. И оперативники KND, по большей части, имеют укоренившуюся решимость бороться за это дело, никогда не отказываясь от него. Эти черты дают KND много общего с монахами-воинами. По сути, их учат бороться за идеал, хотя и не политический или религиозный, именно это удерживало KND вместе и что могло быть причиной того, что эта организация существует с 19-го века.век.
      • В зависимости от типа магии, маги рун в Принц Драконов могут соответствовать как западному, так и восточному варианту этого тропа. Солнечных магов также называют «жрецами», и такие примеры, как Бабукар из Tales of Xadia , используют свою магию в битвах, ища «достойных противников», чтобы победить их. Небесные маги, тем временем, разделяют мистицизм, аскетизм и акробатику монахов-воинов восточного стиля.
      • Очень редкий злодейский пример можно найти в Дочерях Аку из Самурая Джека. Выращенные и обученные Культом Аку, они очень набожны и без исключения самые опасные противники Джека.

          Реальная жизнь

      • Епископы и другое духовенство часто сражались в Крестовых походах. Широко распространено мнение, что церковный закон против пролития крови вынуждал их использовать тупое оружие, такое как булавы, но это миф. Есть ряд средневековых иллюстраций священнослужителей, использующих холодное оружие, например, в Rolandslied Конрада Священника, c . 1170. Еще более примечательно то, что на иллюстрациях в рукописи I.33 в качестве мастера изображен монах.
      • Японский Сохей и первые монахи Шаолиня — очевидные исторические восточные варианты. Знаменитый военачальник Уэсуги Кеншин стал монахом буддийского бога Бишамонтэна и изображен как Его набожный последователь как в Samurai Warriors , так и в Sengoku Basara .
      • В Корее во время войны буддийские монахи часто поставляли большое количество бойцов либо для правительственных армий, либо в качестве добровольцев, сражающихся в одиночку против агрессоров. Во время японского вторжения в Корею в 16 веке это приводило к случайным сражениям, в которых с обеих сторон сражались буддийские монахи.
      • В Средневековье их было немало в форме Орденов Крестоносцев. В то время как их были десятки, большая тройка, так сказать, состояла из рыцарей-госпитальеров и рыцарей-тамплиеров, а также тевтонских рыцарей — последний изначально был орденом госпитальеров, который взял элементы как от госпитальеров, так и от тамплиеров. Мало того, что они были важны в военном отношении, поскольку представляли собой большие контингенты профессиональных солдат в эпоху, когда профессиональные солдаты были определенной редкостью, они также обладали светской политической и финансовой властью — хотя реальная власть, которой они обладали, часто преувеличивалась, особенно когда речь шла о тамплиерах. . На самом деле тамплиеры из трех троих были, возможно, самыми слабыми, поскольку у них не было прочной территориальной базы (госпитальеры захватили Родос, затем Мальту и Ordenstaat тевтонских рыцарей охватывал значительную часть Балтийского побережья от Германии до Западной России. Тамплиеры, напротив, купили Кипр, а затем продали его, когда поняли, что не смогут его удержать).
        • Насколько святыми были эти воины, зависит от того, насколько благосклонно вы относитесь к их действиям и членам, но стоит отметить, что в свое время их часто критиковали за то, что они властолюбивы, жаждут земли и больше озабочены финансовой/политической выгодой. чем выполнять свой христианский долг. Стоит также отметить, что, хотя ряд этих критических замечаний был оправдан, многие из них были написаны несимпатичными современниками и теми, кто их свергал. На самом деле, мусульманские источники часто давали больше комплиментов, чем христианские, ссылаясь на их подлинную веру (считающуюся достойной восхищения даже у неверных), их храбрость и боевые навыки, а также тот факт, что длительное общение с мусульманами и евреями сделало их гораздо более разумными. компании, чем свежеприбывшие фанатики. Один исламский источник на самом деле назвал тамплиеров «своими друзьями», отметив, как группа из них вмешалась, чтобы защитить его, когда только что прибывший крестоносец преследовал его, пока он молился, и извинился за грубость своего товарища-крестоносца.
        • Конечно, Ордены не были идеалистами с широко открытыми глазами. Некоторые из них были настолько плохи, что другие Ордены отказались их включать — Ливонские Братья Меча, известные своей распущенностью, что Тевтонский Орден отказался принять их, несмотря на то, насколько ценными были их земли, и их пришлось принудить к этому. Сами тевтоны прославились тем, что к 15 веку успешно превратили опыт крестовых походов в пакетный тур для молодой знати Европы. Как ни странно, одним из этих дворян был не кто иной, как Генрих Болингброкский, также известный как Генрих IV Английский.
      • С исламской стороны гази и некоторые ордена дервишей также могут соответствовать различным степеням. Большинство ключевых религиозных деятелей ислама, включая их отцов-основателей, были воинами или полководцами, потому что этого требовала политическая ситуация того времени.
      • В Куликовской битве 1380 г. н.э. как русская, так и неназванная армия Татарского ханства выдвинули чемпиона, чтобы решить исход сражения без реального боя. Татарским чемпионом был Темир-мурза, а русским воином-монахом Александр Пересвет. К сожалению, эти двое убили друг друга в первом раунде, и тотальная битва все же состоялась. Другим выдающимся русским воином-монахом, участником этой битвы, был Родион Ослябя.
      • Военные капелланы считаются некомбатантами, но имеют личное оружие и часто участвуют в боевых действиях.
      • Жанна д’Арк была целомудренной девицей, посвященной церкви, и могла соответствовать требованиям. (Хотя более точно ее можно было бы классифицировать как монахиню-воительницу.)
      • Шаолиньские монахи.
      • Священнослужители предоставили удивительное количество партизан во время Второй мировой войны, особенно на Балканах, а также в Латинской Америке эпохи холодной войны. Некоторые из них избрали этот образ зигзагом, отказавшись от религии и присоединившись к коммунистическим партизанским силам (например, священники-партизаны в армии Тито и кубинский Гильермо Сандинас), хотя многие по-прежнему выполняли религиозные функции по отношению к гражданскому населению в районах, которые они контролировали. .
      • Святой Игнатий Лойола предлагает странную ненасильственную версию этого. Начав свою взрослую жизнь в качестве солдата и приняв монашескую жизнь только после того, как чуть не потерял ногу из-за выстрела из французской пушки, Лойола стал, возможно, самым влиятельным теологом своего времени, основав Общество Иисуса, орден, организация которого во многом заимствована из военной подготовки Игнатия (хотя и ненасильственным образом), проповедуя постоянное состояние «кампании» посредством обращения, образования и межкультурного диалога, при этом расширяя католическое влияние во всем мире.
      • Иногда практикующий боевые искусства поддается убеждению, что восточные боевые искусства не являются христианскими. Результаты могут быть разными, но, по крайней мере, некоторые из этих людей решают загадку, бросать ли практику или нет, отбрасывая воспринимаемые «восточные» аспекты и заменяя их христианскими концепциями.

       

      Норио

      Последний выживший монах-воин из Кедрового храма.

      Дзигоку: воин-монах сухей

      [ . НАЗАД в DARUMA MUSEUM TOP . ]
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: ::::::::::::::::::::::::::

      soohei, sōhei 僧兵 монах-воин, монах-воин
      shuuto 衆徒 Shuto

      Один из самый известный цувамоно (Геркулес), возможно, сверхсильный Мусасибо Бэнкэй 武蔵坊弁慶, монах-солдат, сопровождавший Ёсицунэ всю его жизнь.

      . Мусасибо Бэнкэй 武蔵坊弁慶.

      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::

      — цитата
      Сохей (僧兵, букв. «монахи-воины»; боевые монахи)
      были буддийскими воинами монахи феодальной Японии. В определенные моменты истории они обладали значительной властью, вынуждая имперское и военное правительства сотрудничать.

      Известность сохей росла параллельно с господством Влияние школы Тендай между 10 и 17 веками. Воины защищали землю и запугивали соперничающие школы буддизма, став важным фактором в распространении буддизма и развитии различных школ в период Камакура.

      Они были похожи на горных аскетов-монахов-воинов ямабуси, но в отличие от одиночных ямабуси, сохей обычно организовывались в большие армии или толпы. Известным монастырем является Энряку-дзи на горе Хиэй, недалеко от Киото.

      Сохеи во многом схожи с западными братьями-мирянами, членами монашеского ордена, которые, возможно, не были посвящены в духовный сан. Подобно монахам-воинам в Германии или другим религиозным орденам, например, участвовавшим в крестовых походах, сохэй действовали не как отдельные личности и даже не как члены небольших отдельных храмов, а скорее как воины в большом расширенном братстве или монашеском ордене. «Домашний храм» монашеского ордена сохей мог иметь несколько, если не десятки или сотни, небольших монастырей, учебных залов и подчиненных храмов.


      — Бэнкэй и Ёсицунэ

      Оружие и одежда
      Сохеи были весьма разнообразны по своему вооружению. Нагината — это оружие, которое чаще всего ассоциируется с ними, хотя в легендах, а также в истории известно, что многие воины-монахи владели всем, от лука и стрел до танто и вакидзаси (кинжал и короткий меч). Многие сражались верхом на лошадях, а многие в самурайских доспехах О-ёрой.

      Монахи-воины, как и большинство других буддийских монахов родственных сект, носили поверх друг друга серию кимоноподобных мантий, обычно белых снизу и желто-коричневых или шафраново-желтых сверху; этот стиль очень мало изменился с момента появления буддизма в Японии в 7 веке. Обувь традиционно состояла из носков таби и гэта (деревянных сабо) или соломенных сандалий вараджи. Монахи-воины часто складывали и завязывали белый головной убор, чтобы покрыть большую часть головы, или заменяли его повязкой хатимаки. Наконец, многие воины-монахи носили самурайские доспехи.

      Сохей использовали различное оружие. Оби, или пояс кимоно, часто дополнялся более тяжелым поясом, чтобы из него можно было перекинуть меч. Тип меча тачи , вероятно, был наиболее распространенным, хотя многие монахи могли носить и танто. Многие монахи также были опытными лучниками и использовали луки из бамбука и ротанга, называемые дайкю , с бамбуковыми стрелами. Однако наиболее традиционным оружием монаха была нагината, оружие, очень похожее на европейскую глефу или алебарду. Сохей также были обучены использовать тяжелую девятку.1194 kanabō , который представлял собой большой посох или дубину, выкованный из твердого железа. Несмотря на свою смертоносность, это оружие обычно использовалось для победы над противником без кровопролития.

      Монахи Икко-икки 16-го века, в основном из-за того, что они были деревенской толпой, отличались гораздо большим разнообразием доспехов и вооружения. Многие носили более традиционные монашеские одежды с разной степенью и типами доспехов. Многие носили различные виды шлемов, в то время как многие другие выбрали соломенную шляпу и плащ крестьянина. Нагината оставалась очень распространенной, наряду с различными мечами и кинжалами и ограниченным количеством аркебуз (за исключением Сайка Икки, поскольку они в основном состоят из мушкетеров и оружейников в соответствии со стандартом Сайки Магоичи иметь полностью мушкетерский армия). Наконец, хотя это и не было ни доспехами, ни вооружением, очень распространенным предметом, которым владели толпы воинов-монахов Икко-икки, было знамя с написанным на нем буддийским лозунгом. Одним из наиболее распространенных лозунгов было пение «Приветствую Амида Будду!» (Наму Амида Буцу).
      © Подробнее в ВИКИПЕДИИ !

      . нагината 薙刀 / 長刀 / 眉尖刀 Японская алебарда.

      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::

      — цитата —
      сохей — монахи-воины
      Знаменитые монахи-воины, или Сохей, с горы Хиэй пришли о, казалось бы, неожиданным образом.
      С самого начала считалось, что 延暦寺 Энрякудзи запрещено как женщинам, так и правоохранительным органам. Последний запрет привлек на гору Хиэй такой крупный преступный элемент, что Какудзин (1012–1081), 35-й настоятель Энрякудзи, призвал своих последователей сформировать армию и прогнать нежелательных. На самом деле, многие из тех, кто взялся за оружие, вполне могли быть теми самыми нежелательными беглецами, с которыми они должны были сражаться. С этого времени гора Хиэй будет поддерживать боевую руку, которую она редко колеблется использовать. Одной из частых жертв жесткой тактики Энрякудзи был не кто иной, как сам император. Как якобы сказал император Сиракава: «Есть три вещи, которые даже я не могу контролировать: воды реки Камо, бросок костей и горные монахи».
      Когда монахи горы Хиэй оказывались в разногласиях с судом по какому-либо делу (возможно, по поводу прав на землю или налогообложения), они собирались и маршировали к воротам Киото, неся на плечах священный паланкин (микоши). ) синтоистского божества Санно. Столь почитаемым был этот артефакт, что никто не осмеливался преградить ему проход и гораздо чаще император уступал требованиям монаха. Монахи-воины Энрякудзи продолжали играть важную роль в районе Киото на протяжении сотен лет, до прихода Оды Нобунаги.
      Хотя очевидно, что это не первый монастырский комплекс с военным аспектом, репутация Энрякудзи действительно была велика.
      . Период Хэйан — Двор и клан — FWSeal.

      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: ::::::::::::::::::::::::::

      — — — — — H A I K U — — — — —

      寒月や衆徒の群議の過ぎて後
      kangetsu ya shuuto no gungi no sugite nochi

      эта холодная луна —
      после ухода монахов-солдат
      военное собрание

      . Ёса Бусон 与謝蕪村 в Эдо.

      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: ::::::::::::::::::::::::::


      источник: iso4z. cocolog-nifty.com

      僧兵の古寺を奈落に樹氷咲く
      soohei no koji o naraku ni juhyoo saku

      превращая старый храм
      воинов-монахов в ад —
      ледяные цветы на деревьях

      Кимура Кохицудзи 木村仔羊

      . Нараку ならく / 奈落 ад, ад.

      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: ::::::::::::::::::::::::::

      僧兵の裔は美男よ竹伐会
      soohei no ei wa binan yo takekiri-e

      the потомки
      солдат-монахов такие красивые —
      ритуал резки бамбука

      Хама Акифуми 浜明史

      — 20 июня в храме Курамадера, Киото 鞍馬寺.
      Четыре бамбуковых шеста перед главным залом храма срублены двумя группами людей, одетых в парадные одежды, восточной и западной группой. Они используют специальные топоры лесоруба (山刀) и борются за скорость. Группа, которая финиширует первой, будет использована для предсказания урожая предстоящей осени.

      . Курама но таке кири эшики 鞍馬の竹伐会式 рубит бамбук у Курамы.