Конфликт на КВЖД. 1929 г. Фотографии

О дальневосточном конфликте на КВЖД у нас здесь в Европейской части страны вспоминают крайне редко. Наложилось еще и то, что как до 1929 г., так и после, СССР активно в своих интересах сотрудничал с различными силами в Китае и, руководствуясь правилами хорошего тона, кое-что из совместной истории пришлось «забыть».

А вот в конце 1920-х события на КВЖД стали довольно значимыми во внешнеполитической жизни страны, широко освещались и, кроме этого, достаточно насыщены интересными деталями для нас нынешних. Для начала, это была первая крупная войсковая операция РККА после окончания Гражданской войны с применением авиации, кораблей Амурской флотилии, десантов и танков. Вдобавок, командованию РККА на Дальнем Востоке пришлось воевать против собственных «воспитанников» из Китая, где наши советники успешно работали как за несколько лет до конфликта, так и не один десяток лет после.

Под катом краткая историческая справка и фотографии. Все фото кликабельны.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) (построена в 1897—1903 гг., до 1917 года — Маньчжурская дорога) — железнодорожная магистраль, проходившая по территории Маньчжурии и соединявшая Читу с Владивостоком и Порт-Артуром напрямую с Транссибирской магистралью. Дорога построена русскими, принадлежала России и обслуживалась её подданными. Вокруг дороги существовала и охранялась зона отчуждения.


Мост КВЖД через приток Амура р. Сунгари


Станция КВЖД «Маньчжурия»


Тоннель Хинган

В результате всех перипетий 20-ого века к концу 1920-х статус дороги регулировался китайско-советскими соглашениями, заключенными при установлении дипотношений в 1924 году.


На станции КВЖД

Китайцы, придя в себя после гражданской войны, рано или поздно должны были попытаться изменить статус важнейшего инфраструктурного объекта в свою пользу. Деятельное участие в этом принимали многочисленные русские белогвардейцы, осевшие в Харбине, которые, мало того, что без симпатии относились к советским, так еще и вынуждены были зарабатывать себе на жизнь, служа в армиях различных китайских авторитетов.


Совместный русско-китайский персонал КВЖД

События, приведшие к военным действиям 1929 г, происходили с середины 1925 г. и привычно называются у нас «Провокации на КВЖД». Сюда входили многочисленные инциденты с задержаниями дипработников, налеты на административные зданий КВЖД, а также приграничные стычки.
Особое обострение вызвал приказ управляющего КВЖД М.Н. Иванова, в котором отмечалось, что с 1 июня 1925 г. подлежат увольнению все служащие дороги, не имеющие советского или китайского гражданства.

«Приказ был направлен, прежде всего, против эмигрантов, работавших в разных структурах железной дороги. В результате действий А.Н. Иванова 19 000 железнодорожников начали ходатайство о переходе в советское подданство главным образом из-за экономических соображений.


На китайской службе

Около тысячи эмигрантов отказались от советского подданства и взяли китайское. Еще около тысячи предпочли быть уволенными с КВЖД, чем принять то или иное подданство. Значительная часть эмигрантов, оставшихся без средств к существованию, пополнила ряды китайской армии.
В свою очередь, политика провоцирования конфликтных ситуаций на Китайской Восточной железной дороге, рассматриваемая, по выражению Н.И. Бухарина, как «революционный палец», запущенный в Китай, привела к конфронтации с местными китайскими властями.»

Эвакуация сотрудников КВЖД из Харбина после захвата администрации дороги китайцами

«В июне того же года в Нанкине состоялось совещание Чан Кайши с бывшим послом Китая в Москве Чжу Чаоляном по вопросу о КВЖД, а в начале июля на совещании китайского генералитета, проходившем в Пекине под председательством Чан Кайши, было принято решение о захвате дороги. «Цель нашей программы — уничтожение неравноправных договоров», «красный империализм является более опасным, чем белый», — заявил Чан Кайши.


Советский журнал «Огонек», 1929 г.


Встреча освобожденных китайцами из плена служащих КВЖД в Москве

10 июля 1929 г. по приказу нанкинского правительства мукденские войска губернатора Маньчжурии Чжан Сюэляна захватили телеграф КВЖД по всей линии, закрыли торговое представительство и другие хозяйственные учреждения СССР. Местные власти отстранили советских служащих от исполнения обязанностей и заменили их белоэмигрантами. В ходе этой провокации были разгромлены профессиональные и кооперативные организации рабочих и служащих дороги, арестованы более 200 граждан СССР, а около 60 человек, в том числе управляющий и его помощник, были высланы за пределы Китая.
Одновременно Чжан Сюэлян привел в боевую готовность свои войска и отряды русских белоэмигрантов и придвинул их к советской границе.»


Губернатор Маньчжурии Чжан Сюэлян на смотре своей авиации

13 июля 1929 г. советское правительство заявило протест по поводу этих незаконных действий и обратило внимание «мукденского правительства и национального правительства Китайской Республики на чрезвычайную серьезность положения, которое создано этими действиями».
После дипломатической пикировки, обоюдными отказами на невыполнимые требования, 20 июля произошел разрыв дипотношений между СССР и центральным нанкинским правительством.


Советские авиаторы со своим «рабочим инструментом»


Бойцы бронепоезда «Уфимец» на охране советской границы


Сообщение австралийской газеты The Sydney Morning Herald о эскалации напряженности между красными и белыми русскими на границе и действиях китайцев по укреплению своей обороны на случай начала боевых действий

СИЛЫ СТОРОН

В.К. Блюхер, командующий ОДВА

6 августа 1929 года была образована Особая Дальневосточная Армия (ОДВА). Командующим назначен В.К.Блюхер, ранее успешно работавшим в Китае советником при армии Гоминьдана. Теперь ему предстояло сражаться против своих же подопечных.


Мониторы Амурской флотилии еще царской постройки приняли активное участие в боевых действиях

Конфликт на КВЖД с китайцами стал для нашей армии первым настоящим боевым столкновением после Гражданской войны. Как раз завершалась военная реформа за авторством М. Фрунзе, которая ввела территориально-милиционную систему в РККА. К 1928 г. количество некадровых частей в армии составило 58%. Это было время Первого пятилетнего плана. Страна прощалась со своим аграрным прошлым и спешно начинала индустриализацию. Можно, наверное, сказать, что с китайцами мы вышли воевать с революционным энтузиазмом, усиленным опытом Гражданской войны и первыми образцами советской военной техники.


Танк МС-1 (Т-18)

Гидросамолеты Амурской флотилии

Численность советских войск, принимающих участие на первом этапе конфликта в Сунгарийской операции составляла около 1100 чел., 9 танков (первое боевое применение отечественного танка МС-1), 15 бомбардировщиков, 6 гидросамолётов и корабли Амурской флотилии.


Китайцы окапываются перед боем

Китайцы имели многократное преимущество в живой силе повсеместно. В их рядах действовали отряды русских белогвардейцев. Имелось несколько разнотипных кораблей и вооруженных пароходов, бронепоезда, самолеты. Последние так и не приняли участия в боевых действиях «из-за погодных условий». Указывается наличие японского и европейского вооружения, а также присутствие иностранных советников. Основные силы Мукденской армии были сосредоточены на стратегических направлениях: вдоль железной дороги Хайлар — Маньчжурия; Чжалайнор, Хайлар, Цицикар — южнее Благовещенска, в устье реки Сунгари и в районе Турьева Рога.


Белые офицеры на службе у китайцев попадались достаточно часто. Не только в армии у Чжан Сюэляна. Нужно как-то было кормить свои семьи, а устроиться на работу в Китае было проблематично по многим причинам. Даже самые «мусорные» должности были недоступны из-за огромного количества нищих китайцев

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ (кратко)

Действия Красной Армии носили характер упреждающих ударов в местах сосредоточения китайской армии. Были проведены 3 отдельные операции: атака Сунгарийской группировки (разделенного на 2 этапа — взятие Лахасусу и последующий паход на Фугдин, Манчжуро-Чжалайнорская операция и боевые действия у озера Ханка в Приморье.


Советский десант под прикрытием орудий речных мониторов. Полундра!

Сражение за Лахасусу началось 12.10.1929 в 6:10 с налета гидросамолетов на город и китайскую флотилию. Далее в бой вступают корабли Амурской флотилии, которые выводят из строя артиллерию китайской флотилии и высаживают десант. Китайцы уходят по реке вглубь страны и закрепляются в городе Фугдин. Десант продолжает движение вверх по р. Сунгари.


Советские авиаторы демонстрируют моды сезона осень/зима 1929 г.


Шеренги бравых китайцев с легкими вкраплением славянских глаз


Под знамя его Высокопревосходительства …этого, как его, прости Господи, черта желтолицего, не упомнишь их всех по прозвищам…Смиррррно!


Советский речной монитор Амурской флотилии «Сун-Ят-Сен». Корабль заложен в 1907 году на Балтийском заводе Санкт-Петербурга как бронированная речная канонерская лодка «Шквал».

Сутки спустя корабли Амурской флотилии были у Фугдина. Советское наступление началось 31 октября и 3 ноября, город взят. (Позже сделаю отдельный пост — люблю речные бои!) Завершился разгром Сунгарийской группировки. Соединения РККА вскоре покидают территорию Китая и возвращаются в Хабаровск.


У летчиков боевой настрой! Харизматичные лица с не менее внушительным пулеметом Льюиса

Боевые действия на Забайкальском направлении начались 17 ноября с Манчжуро-Чжалайнорской операции. Три советские дивизии и кавалерийская бригада наступают, чтобы перерезать железную дорогу между Далайнором и Хайларом и окружить маньчжурские войска в этом районе. 18 ноября в город вошли части ОКДВА. В тот же день благодаря поддержке авиации удалось занять станцию Манчжурия.


Советские танки МС-1


Самолёты Р-1 19-го авиационного отряда «Дальневосточный Ультиматум». На борту эмблема отряда — кулак и надпись «ННН’Аа!»
Советско-китайский конфликт на К.В.Ж.Д., 1929 год.


Один из китайских офицеров Вей Чанг-лин, погибший во время конфликта

В плен попал весь штаб Чжалайнор-Маньчжурской группировки во главе с Лян Чжуцзяном. Тяжелые бои с большими обоюдными потерями закончились 27 ноября разгромом маньчжурской группировки недалеко от известного в будущем озера Ханка. Дальнейшего преследования отступающего противника не было из-за нежелания обострений отношений с японцами. Советские войска, выполнив задачу, покинули Китай в течение нескольких дней.

РАЗВЯЗКА
Китайцы запросили переговоров и 22 декабря в Хабаровске состоялось подписание советско-китайского протокола о восстановлении положения на КВЖД. В мае 1930 года за победу в конфликте В.К. Блюхер награждён орденом Красной Звезды за № 1.


Настоящие боевые буряты! — военослужащие бурят-монгольского кавалерийского дивизиона

Участник тех событий К.К. Рокоссовский также отмечал роль бурят-монгольского дивизиона в предрассветном бою: «Особенно отличился дивизион в бою в районе юго-восточнее города Маньчжурия, когда многотысячная колонна генерала Ляна совершила попытку прорваться на восток. Поднятый по тревоге Бурятский дивизион, не дожидаясь подхода частей Кубанской бригады, первым смело атаковал рвущиеся на восток многочисленные колонны врага и, врубившись в его ряды, задержал их продвижение, а затем вместе с подошедшими кубанцами обратил врага в бегство. Этой атакой была завершена операция по разгрому маньчжурской группировки противника».

Участникам боевых действиях на КВЖД вручались довольно оригинальные награды – знак «Бойцу ОКДВА» (1930). Знак был учрежден Центральным советом Осоавиахима в начале 1930 года для воинов Красной армии и бойцов специальных отрядов, сформированных из членов Осоавиахима, в память об этих событиях и очень ценился на Дальнем Востоке.

Правитель Манчьжурии Чжан Сюэлян вскоре устроил мятеж против центральной власти. Затем неожиданно сдался и добровольно предстал перед судом. Чан Кайши смягчил наказание мятежнику и заменил десять лет тюремного заключения на домашний арест. Однако, поскольку из большой политики «Молодой маршал» должен был уйти навсегда, то сроки домашнего ареста не были оговорены.


1931 год, справа налево: Юй Фэнчжи (жена Чжан Сюэляна), В. Дональд (консультант Чжан Сюэляна, австралиец), Чжан Сюэлян, графиня Чиано (дочь Муссолини)

Последующие 40 лет Чжан Сюэлян оставался под домашним арестом; даже когда в 1949 году гоминьдановцы были вынуждены бежать с континента на Тайвань, Чан Кайши взял Чжан Сюэляна с собой и продолжал держать в Тайбэе в качестве своего личного пленника. Даже после смерти Чан Кайши в 1975 году свобода передвижений Чжан Сюэляна была ограничена, лишь в 1991 году президент Ли Дэнхуэй разрешил ему покинуть остров. Несмотря на многочисленные предложения вернуться в КНР, где он считался героем, Чжан Сюэлян улетел в Гонолулу, где и скончался в 2001 году от пневмонии на 101-м году жизни.

ЭПИЛОГ

«После подписания Хабаровского протокола все военнопленные и арестованные в связи с конфликтом на КВЖД были отпущены на свободу, а советские войска выведены с территории Китая. Последний отряд вернулся в СССР 25 декабря 1929 года. Вскоре нормальная работа КВЖД была восстановлена.
Китайских военнопленных в Советском Союзе тщательно «обрабатывали». Среди них работали опытные политические работники, которые агитировали китайских солдат за советскую власть. На бараках красовались лозунги на китайском языке «Мы и Красная армия — братья!».
В лагере выходила стенгазета под названием «Красный китайский солдат». Уже через два дня 27 китайских военнопленных подали заявления о вступлении в Комсомол, а 1240 человек подали заявление с просьбой оставить их в СССР.»

В 1931 Манчжурия была окончательно оккупирована Японией. В 1935 году после многочисленных провокаций в районе дороги, СССР продал КВЖД Маньчжоу-Го, чтобы потом в 1945 году вернуть ее себе, а потом снова подарить ее коммунистическому Китаю в политических целях вместе с Порт-Артуром в начале 1950-х.

psyont.livejournal.com

Малоизвестная история. Конфликт на КВЖД, 1929 год.

1929 год. Уже восемнадцать лет в Китае шла гражданская война. Страна представляла собой лоскутное одеяло из территорий, над которыми абсолютно и безраздельно властвовали полевые командиры. Маньчжурией, например, много лет правил Чжан Цзолин. Но в июне 1928 года он погиб при взрыве поезда, и власть перешла к его сыну — Чжан Сюэляну, прозванному «молодым маршалом». Ему требовалось как можно быстрее завоевать авторитет и укрепить власть. Проще всего было сделать это за счёт слабых соседей.

Вот только враждовать с формальным правителем Китая Чан Кайши или с Японией Сюэляну не хотелось: слишком опасно, можно запросто лишиться и территорий, и жизни. И тогда «молодой маршал» обратил свой взор в сторону Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Ей совместно владели  СССР и Китай, а проходила дорога как раз по территории Маньчжурии, подвластной Сюэляну. Маршал решил: а почему бы не превратить чужое совместное предприятие в своё и единоличное?

Рейдерство по-маньчжурски.

В несколько приёмов были захвачены основные учреждения КВЖД, а советские служащие — арестованы. Затем с китайской стороны начались обстрелы территории уже непосредственно Советского Союза. Сюэляну «по наследству» от отца достались сотни тысяч бойцов, артиллерия, авиация и даже танки — лёгкие «Рено», закупленные во Франции. В Советском Союзе не без оснований опасались, что «молодой маршал» может напасть на дальневосточные регионы страны.

Ситуация требовала быстрого и жёсткого решения. Поэтому в СССР была создана особая Дальневосточная армия (ОДВА).

В ночь на 17 ноября началась Маньчжуро-Чжалайнорская операция — части ОДВА перешли границу с Китаем. Им предстояло, нанеся скоординированные удары с севера и востока, взять укреплённый район у станции Чжалайнор и окружить гарнизон крупного города, называвшегося так же, как и вся провинция: Маньчжурия.

Выполнить эту задачу было не так уж и просто. Китайские укрепления рассчитывались на попадания 152-мм снарядов, местами они были окружены колючей проволокой. По воспоминаниям ветеранов боёв на КВЖД, на опасных направлениях китайцы выкопали рвы шириной до 4 метров, установили минные поля и камнемётные фугасы. Девятитысячный гарнизон укреплённого района имел на вооружении 50 миномётов, столько же пулемётов, бомбомёты калибром до 150 мм и около 20 орудий калибра 77 мм.

Для советских войск это была первая крупномасштабная наступательная операция после окончания Гражданской войны.

«Малые сопровождения» вступают в бой.

Бронетехника под советскими знамёнами воевала и до КВЖД, но это были бронеавтомобили, доставшиеся ещё от царской России, а также достроенные бронетрактора Гулькевича, трофейные «Рено», «Уиппеты» и «ромбы», захваченные во время Гражданской войны. Прочее оружие было зачастую не лучше: командиры жаловались, что половина гранат не взрывается, а изношенные пулемёты отказывают после 5–6 очередей. Не хватало биноклей, часов, снаряжения, лошадей и людей.

Главным козырем Красной армии в битве под Чжалайнором должна была стать рота танков МС-1 (девять машин). Это были первые серийные машины, произведённые в Советском Союзе. Чтобы не утратить внезапность от их появления на поле боя, выдвижение боевых машин было строго секретным. О том, что танки будут поддерживать наступление, не знала даже советская пехота.

Операция началась. Передовые пехотинцы бесшумно сняли часовых, и войска пошли в атаку. Завязался бой с несколькими блиндажами у железной дороги. Засевшие в них китайцы сопротивлялись отчаянно, не испугавшись даже вида танков. Правда, построены блиндажи были скверно — с большими мёртвыми зонами, по которым можно было приблизиться, и вертикальными печными дымоходами, удобными для закидывания внутрь гранат. В результате так всё и получилось.

Несмотря на первые успехи и участие танков, с ходу прорвать основной укрепрайон не удалось. Танки МС-1 не могли преодолеть широкие окопы, их приходилось объезжать. Из-за того, что танкисты и пехотинцы совершенно не умели взаимодействовать на поле боя, танки, как написано в одном из отчётов, «разбрелись по полю и выпали из подчинения». И ещё одна цитата, которая относится к боям на КВЖД, но характерна для любой страны и любой эпохи: «Танки действовали решительно, жертвуя собой, но пехота поддерживала их слабо и активности не проявила».

17 ноября укрепрайон Чжалайнор взят не был, а наступление потеряло темп. Пришлось сделать паузу для отдыха пехоты и подхода артиллерии.

Работа над ошибками.

На следующий день, 18 ноября, танки действовали уже взводами по три машины и в тесном взаимодействии с пехотой. Не будь танков — неизвестно, смогли бы советские конные батареи безнаказанно подъезжать к китайским дотам на дистанцию менее полукилометра и расстреливать их амбразуры в упор, а пехота — закидывать укрепления гранатами. Отчаянное сопротивление китайцев вполне могло привести к затягиванию операции и большим жертвам, а при подходе резервов из Манчжурии — и к более тяжёлым последствиям.

Неприятным сюрпризом стало то, что советская артиллерия не смогла уничтожить китайские блиндажи и землянки, а также подавить батареи. Спасало состояние китайской армии, которое даже в одной из лучших бригад было типичным для гражданской войны. Китайские пушки имели гранаты сомнительного качества, стояли в окопах с ограниченным сектором обстрела, а тактика применения артиллерии была, по оценке советских специалистов, крайне примитивна. Каждый блиндаж сопротивлялся упорно, но самостоятельно, без взаимодействия между частями. Китайцы, хотя и дрались в начале боёв до последнего патрона, плохо стреляли из винтовок и пулемётов, мало применяли гранаты. Основные потери наступавшим причиняли бомбомёты.

В танковой роте за время боёв вышли из строя семь машин (все по техническим причинам, китайцы так и не смогли подбить ни одного танка). С поддержкой танков пехота наконец взяла укрепрайон и захватила богатейшие трофеи за всю операцию на КВЖД — одни только винтовки считали не штуками, а вагонами.

По итогам боёв танкисты высказали ряд пожеланий. Они хотели получить картечные снаряды для танковых орудий, радиостанции и ракеты для связи. В будущем танкисты хотели бы получить тяжёлые танки, специально предназначенные для взлома вражеских укреплений. При ведении танковой атаки было признано необходимым ставить дымовую завесу.

Возможная неудача СССР в стычке на КВЖД резко отразилась бы на его международном положении. Это было особенно критично в хаосе начинающейся Великой депрессии и грядущего передела мира. Однако, использовав всего одну танковую роту, причём не с самыми сильными и грозными машинами, Советский Союз вышел победителем в первой пробе своих сил на мировой арене. Пусть танки МС-1 не были самыми лучшими советскими танками — но они были первыми. И в боях на КВЖД они выполнили свою задачу полностью.

Автор текста — Евгений Белаш

Евгений Белаш — историк, автор книг и статей о Первой и Второй мировой войне. Наиболее известная работа — «Мифы Первой мировой». Автор книги «Танки межвоенного периода» об участии бронетехники в военных конфликтах 20-х — 30х годов прошлого века.

Источники:

Материалы Российского государственного военного архива (РГВА).

Федюнинский И. И. На Востоке. — М.: Воениздат, 1985.

http://worldoftanks.ru/ru/news/wot-assistant/history/kvzd_first_battle_of_soviet_tanks/

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82_%D0%BD%D0%B0_%D0%9A%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%92%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B6%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B5

Маньчжуро-Чжалайнорская операция.

Советское наступление было направлено на два укрепленных региона с центрами в Маньчжоули (Manzhouli) и Чжалайноре (Zhalainuoer). В этих районах китайцы прорыли многие километры противотанковых рвов и построили укрепления.

Наступление в ходе Мишаньфусской операции началось в ночь на 17 ноября. Мороз стоял около −20 °C. Чтобы обеспечить эффект внезапности, были предприняты все меры к должной маскировке. Оперативная группа под командованием Д. С. Фролова перешла государственную границу, преодолела вал Чингисхана и, пройдя незамеченной свыше 30 километров, захватила рудник Беляно в 8 км южнее города Маньчжурия, а затем перекрыла дороги и заняла господствующие высоты южнее и западнее города; одновременно с севера к городу подошла группа Стрельцова. Кольцо окружения замкнули подошедший с востока 106-й стрелковый полк и Бурятский кавалерийский дивизион. Вслед за этим шесть советских самолётов нанесли удар по военным объектам в городе (были разбиты казармы и выведена из строя радиостанция), а три самолёта сбросили бомбы на крепость Любенсянь, вызвав здесь пожары. Воспользовавшись замешательством противника, одна из стрелковых рот группы Стрельцова под прикрытием огня артиллерии и пулемётов ворвалась в китайские окопы на северной окраине города.

Поскольку советская кавалерия перерезала железную дорогу у Чжалайнора, китайские войска не могли ни отступить по ней, ни получить подкрепления.

В ночь с 17 на 18 ноября 1929 года противник предпринял попытку прорыва из города на юг, в результате Бурятский кавалерийский дивизион оставил высоту 444.88 и отступил к разъезду Абагайтуй. С целью исправить положение, командир 21-й стрелковой дивизии П. И. Ашахманов на 4 грузовиках спешно перебросил в район Беляно прибывшие из Читы подкрепления: одну роту 61-го Осинского стрелкового полка и команду пеших разведчиков, которые контратаковали и отбросили противника.

18 ноября, перейдя замерзшую реку Аргунь, наступление на Чжалайнор начала 5-я Кубанская кавалерийская бригада (командир — К. К. Рокоссовский), которая совместно с подразделениями 36-й Забайкальской стрелковой дивизии предотвратила вторую попытку прорыва гарнизона из окружения.

В этот же день, бойцы 35-й и 36-й стрелковых дивизий РККА при поддержке танков МС-1 сумели сломить сопротивление противника прежде, чем замеченные с воздуха подкрепления успели подойти. Город Чжалайнор был взят, несмотря на инженерные укрепления и ожесточённое сопротивление китайских войск.

Когда советские части вошли в Чжалайнор, город находился в состоянии хаоса. Все окна выбиты, на улицах — брошенное военное имущество.

19 ноября Красная армия повернула на Маньчжоули; китайские укрепления южнее и юго-западнее Чжалайнора были взяты через полтора часа.

Утром 20 ноября силы С. С. Вострецова окружили Маньчжоули и предъявили китайским властям ультиматум. В этот же день город был занят.

В боях за Чжалайнор и Маньчжоули РККА потеряла 123 военнослужащих убитыми и 605 ранеными. Китайские войска понесли значительные потери — около 1500 убитыми и свыше 8000 пленными, были разгромлены 15-я и 17-я смешанные бригады, трофеями советской армии стали артиллерийские орудия, два бронепоезда, большое количество военного имущества, вместе со штабом в плен сдались командующий Северо-Западным фронтом генерал Лян Чжу-цзян и около 250 офицеров Мукденской армии.

Хабаровский протокол.

19 ноября поверенный по иностранным делам Цай Юньшэн направил телеграмму представителю Наркоминдела в Хабаровске А. Симановскому о том, что два бывших сотрудника советского консульства в Харбине отправляются в сторону фронта Пограничная-Гродеково и просят, чтобы их встретили. 21 ноября двое русских — Кокорин, прикомандированный к немецкому консульству в Харбине с тем, чтобы помогать советским гражданам после разрыва дипломатических отношений с Китаем, и Нечаев, бывший переводчик КВЖД, — перешли на советскую сторону в районе станции Пограничная вместе с китайским полковником. Кокорин передал советским властям послание Цай Юньшэна, что тот уполномочен мукденским и нанкинским правительством приступить к немедленным мирным переговорам и просит СССР назначить официальное лицо для встречи с ним.

22 ноября Симановский передал им ответ советского правительства, и три посланника направились назад в Харбин. В ответной телеграмме было сказано, что СССР готов пойти на мирное урегулирование конфликта, но считает невозможным вступать в переговоры на прежних условиях, которые были оглашены через МИД Германии 29 августа, пока Китай не признает статус кво на КВЖД на основе Пекинского и Мукденского соглашений 1924 года, не восстановит в должности советского управляющего дорогой и не отпустит всех арестованных. Как только СССР получит подтверждение выполнения данных условий, все китайские заключенные, попавшие под арест в связи с конфликтом на КВЖД, также будут отпущены, а советская сторона примет участие в мирной конференции. Чжан Сюэлян выразил согласие — его ответ пришел в Наркоминдел 27 ноября. М. М. Литвинов ответил в тот же день и попросил Чжан Сюэляна направить своего представителя в Хабаровск.

3 декабря 1929 года Цай Юньшэн и Симановский подписали предварительное соглашение. 5 декабря Чжан Сюэлян телеграммой подтвердил согласие с его условиями. 13 декабря Цай Юньшэн прибыл в Хабаровск. Было объявлено, что полномочия Люй Чжунхуа как президента КВЖД прекращаются с 7 декабря. Симановский объявил, что советское правительство назначает генеральным управляющим дороги Ю. В. Рудого.

22 декабря был подписан Хабаровский протокол по которому КВЖД вновь признавалась совместным советско-китайским предприятием.

Оригинал взят у amarok_man в КВЖД. Боевое крещение советской бронетехники

leon-rumata.livejournal.com

Бои 1929 г. на КВЖД: Мишаньфуская операция

17-18 ноября 1929 г. в районе озера Ханка на Дальнем Востоке силами частей Особой Дальневосточной армии (ОДВА) была проведена Мишаньфуская операция по разгрому китайских войск, сконцентрированных на советско-китайской границе. Противостояние на этом участке границы началось из-за конфликта на КВЖД. Части Красной Армии были переброшены на границу, в район станции Гродеково, для помощи пограничникам, уже в июле 1929 г. В сентябре на границе произошли бои с китайскими и белогвардейскими отрядами.

Для разгрома китайской группировки войск в районе города Мишань (Мишаньфу) были собраны части 1-й стрелковой Тихоокеанской дивизии А. И. Черепанова, 9-й отдельной кавалерийской бригады Д. Д. Вайнерха. Их поддерживали 5-я истребительная и 40-я бомбардировочная эскадрильи авиационной группы Э. П. Карклина. Силы Красной армии на этом направлении составили 2800 бойцов, 960 сабель, 36 орудий, 131 станковый пулемет и 25 самолетов. Им противостояла группировка китайских войск численностью около 4000 человек кавалерии и пехоты.

2-му Нерчинскому и 3-му Верхнеудинскому полкам Тихоокеанской дивизии была поставлена задача выступить из поселка Турий Рог на север и к вечеру 17 ноября овладеть городом Мишань. В это время 9-я кавалерийская бригада с приданными ей гаубичной батареей и посаженным на подводы батальоном Верхнеудинского полка должна была обойти город с запада и отрезать противнику пути отступления. 1-му Читинскому полку предстояло выдвинуться со стороны поселка Крайний и занять район Тайпинчжин – Цумитайза, перерезав пути подхода подкреплений противнику с юго-запада.

Все три отряда поставленные задачи выполнили, китайцы отступили на всех участках. Главные силы Тихоокеанской дивизии, пройдя с боями 40 км, сломили сопротивление китайцев и к вечеру 17 ноября взяли город Мишань. В документах ОГПУ говорилось (орфография сохранена):

«При вступлении наших частей Мишаньфу производил впечатление вымершего города. Большая часть населения, будучи напуганная китвластями «зверствами» красных отступала вместе с китвойсками. Оставшиеся жители закрылись в домах и фанзах».

Однако вскоре китайцы стали возвращаться домой. Уже 18 ноября в г. Мишань состоялся митинг личного состава Верхнеудинского полка. Потом был организован в одной из местных школ митинг для китайцев.

Китайские войска не отказались от сопротивления. Утром 18 ноября они силами пехотного и кавалерийского полков южнее Мишаня перешли в наступление, которое было остановлено огнем Читинского полка. Донесение ОГПУ от 20 ноября гласило:

«Во время возвращения эшелон главного руководства, следующий на 4-х автомобилях, был обстрелян. Ответным огнем противник был вынужден к отступлению, оставив одного убитого и раненого».

20 ноября 1929 г. все советские части Приморской группы войск покинули территорию Китая и вернулись на исходные позиции. В оперативной сводке особого отдела ОГПУ ОДВА по состоянию на 20.11.1929 говорилось:

«По последним данным в операции на Мишаньфу противника убитых 1200, много раненых, 185 пленных. Наши потери: убитых 17, раненых 57. Лошадей 40… Нами взяты трофеи: 250 лошадей… три грузовика, легковой автомобиль…»

Вооруженное противостояние на границе в районе Восточного участка КВЖД продолжалось до середины декабря. В оперативной сводке особого отдела ОГПУ от 10 декабря говорилось:

«8 декабря район Якеши Мяньдухе 3 кавбригада Мукденвойск, один из кавполков ст. Якеши ожидает якобы приказа общем наступлении Маньчжурском Гродековском направлениях одновременно… данным войск наблюдения в районах Пограничная Санчагоу течение суток 9 декабря большое оживление усиленные работы укреплению позиций. Проводилась установка проволочных заграждений. Постройка козырьков блиндажей. В течение 9 декабря ст. Пограничная прибыло 2 состава. АГД ОГПУ 10 декабря офицеры 2 кавбригады 1 кавдивизии прибыли Хулин целью вербовки солдат потерпели неудачу население армию не идет… Данным Примгруппы днем 9 декабря нашему охранению произведено 20 ружвыстрелов 4 пулеметные очереди китстороны Пограничная».



Знак «Бойцу ОКДВА» вручался отличившимся в боях участникам конфликта

(http://forums-su.com)

Военные приготовления китайской стороны в районе станции Пограничная были прекращены лишь 14 декабря 1929 г. Вскоре, после подписания Хабаровского протокола, части Красной армии были отведены от границы.

Читайте также материал «КВЖД. Боевое крещение советской бронетехники»

warspot.ru

Конфликт на КВЖД. Боевые действия советской авиации

А.Дёмин

В середине 1929 г. начался вооружённый конфликт на советско-китайской границе, связанный с захватом китайскими войсками Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), проходившей по территории Маньчжурии и с конца XIX века находившейся в совместном управлении России и Китая. История боевых действий наземных подразделений Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА) при поддержке авиачастей хорошо известна и подробно описана в ряде публикаций[].

Советской разведке было хорошо известно, что в тот период авиационная группировка в Маньчжурии была самой мощной в Китае и достигала 180-190 достаточно современных боевых самолетов различных типов, в их числе истребители «Фоккер», легкие бомбардировщики и разведчики Бреге-14, -19, Потез-25, Юнкерс Ju20/35. и им подобные (значительная часть авиапарка требовала ремонта). В тот период на севере Китая не прекращались междуусобные войны с активным применением авиации, которая нередко и определяла исход конкретного сражения. Командовавший ВВС Маньчжурии Чжан Сюэлян (сын годом ранее погибшего в результате диверсии диктатора Чжан Цзолиня) тратил много сил и средств на развитие боевой авиации, и в 1929 г. получил прекрасную возможность проверить свои силы в воздушных сражениях, причем не с конкурирующими «милитаристами» из соседних провинций, а с советскими самолётами. Однако практически ни в одном из источников не отмечено появление в воздухе китайских самолётов, не говоря уже о каких-либо столкновениях в воздухе. Так участвовала ли в том конфликте боевая авиация Китая? Ответить на этот вопрос удалось лишь совсем недавно, обнаружив в РГВА оперативные и разведсводки, ежедневно посылаемые в Разведуправление (РУ) РККА[]. Они дают возможность понять, как действовала авиация с китайской стороны.

С конца XIX века в Маньчжурии проживало немало русских, многие из них работали на КВЖД. В 1920-е годы русская диаспора в регионе выросла по сравнению с дореволюционной численностью в несколько раз, в основном, за счет личного состава остатков белых армий. В одном из главных городов, Харбине, в 1916 г. проживало 34200 русских, а в 1922 г. — уже 120 тыс., до 25% от всего городского населения. Под сильным влиянием (и нажимом) белоэмигрантов китайские власти начали преследовать советских граждан — сотрудников КВЖД. 27 мая 1929 г. в Харбине произвели обыск в советском консульстве и арестовали 39 советских граждан, а некоторых даже убили. Президент Китая Чан Кайши лично прибыл в Пекин и отдал приказ о передислокации китайских войск на границу для подготовки к войне. Еще до начала вооруженного конфликта некий пилот-любитель Фэн Юн, состоящий в «особых отношениях» с Чжан Сюэляном (видимо, просто приятель), на своем самолёте однажды слетал в район советско-китайской границы, вероятно, на разведку.

 ***

11 июля китайский председатель правления КВЖД сместил с должности советского сопредседателя и его заместителя, заменив их китайцами. Всех советских руководителей в правлении дороги сменили белоэмигранты. Одновременно ликвидировали все советские торговые, промышленные и общественные организации. В нарушение соглашения от 1924 г. китайские войска силой захватили КВЖД, 14 июля 1929 г. правительство СССР направило ноту протеста, требуя освободить арестованных и восстановить нормальный режим работы КВЖД. Однако попытка урегулировать конфликт политическими средствами успеха не имела, китайцы восприняли её как слабость. Начались нарушения границы, частые обстрелы территории СССР, убийства мирного населения. 18 июля Советский Союз объявил о разрыве дипломатических отношений с Китаем. 20 июля советские части начали наступление на китайские войска на трех участках фронта. Начались боевые действия.

Разведсводка РУ РККА от 17 августа сообщила: «Захват КВЖД, планомерно подготовляющийся в течение последних лет, следует поставить в связь с известной консолидацией основных сил реакции Китая. Вне сомнения существует договоренность Мукдена с Нанкином[]. Последнее совещание в Пекине имеет прямое отношение к захвату».

В результате 6 августа 1929 г. появился приказ Реввоенсовета СССР о создании Особой Дальневосточной армии (ОДВА, позже Краснознаменной — ОКДВА) под командованием В.К. Блюхера. Авиационная группировка насчитывала около 70 боевых самолётов Р-1 и поплавковых МР-1, а также несколько истребителей «Мартинсайд». По состоянию на 31 июля в составе Даурской группировки насчитывалось 19 самолётов, в Хабаровско-Сунгарийской — 8, Гродековской — 37, Читинской — 6. Благовещенская и Владивостокская группировки ОДВА самолётов не имели.

Командующий ВВС Манчжурии Чжан Сюэлян (слева) и «генерал» Яо на фоне Хэндли-Пейджа HP O/7

Чжан Сюэлян мог противопоставить им до 50 боеспособных самолётов. В разведсводке от 17 июля сообщили, что китайцы начали переброску авиации ближе к линии фронта, отправив вместе с наземными войсками в район ст. Маньчжурия — Хайлар отряд самолётов и на ст. Пограничная два самолёта. 19 июля отмечалась вероятная переброска авиаотряда предположительно из 10 машин в Баргу и двух самолётов на ст. Пограничная (подчеркивалось, что сведения требовали проверки). 26 июля, по данным ОГПУ, китайские войска на Сунгарийском направлении усилили авиаотрядом в семь самолётов, их туда привезли разобранными. По агентурным данным, также требовавшим проверки, 3 августа через Хайлар на запад проследовали ещё три разобранных самолёта. Уточнить эти данные по китайским источникам не удалось.

Боевые действия на реке Сунгари начались 11 августа. На следующее утро Р-1 из 40-й эскадрильи им. В.И. Ленина бомбили китайские корабли. Авиация Чжан Сюэля-на в боях участия не принимала. Лишь в разведсводке от 17 числа подтвердили наличие трех китайских самолётов в районе ст. Маньчжурия, а 28 августа в разведсводке отметили, что в тот день в районе Чжалайнор разбился один из трёх имевшихся там китайских самолётов. 31 августа разведчики сообщили, что из Мукдена в направлении ст. Маньчжурия отправлен авиаотряд из 20 самолётов. Далее каких-либо упоминаний о китайской авиации в советских донесениях не было до 5 октября, в тот день через Харбин на западную линию КВЖД проследовали два авиаотряда в составе: до 175 солдат, трёх грузовых автомобилей, двух брезентовых ангаров и двух зенитных орудий (тип и количество самолётов разведчики не смогли установить).

В сентябре—октябре советская авиация использовалась не слишком интенсивно, боевые вылеты выполняли самолёты Даурской и Гродековской группировки. Так, 3 сентября Даурская авиация совершила отдельные полёты в районе ст. Маньчжурия — Чжалайнор. 7 сентября китайцы обстреляли ружейным огнем советский Р-1 при пролёте над линией окопов у Чжалайнор. Когда в тот же день они начали обстреливать другой наш самолёт, также пролетавший над вражескими окопами, по противнику открыли огонь наши пулемётчики и артиллерия. Однако почти сразу же последовал приказ командования: без особой нужды по «белокитайцам» не стрелять, чтобы не «раздувать» конфликт. 10 сентября в авиачастях провели учебные полёты со стрельбой по наземным мишеням, 15 и 20 сентября также организовали учебные полёты. Лишь 2 октября состоялись разведполёты в районе ст. Маньчжурия — Чжалайнор. Р-1, высланный в Нерчинский завод, из-за нехватки горючего удачно сел на вынужденную в 50 км северо-восточнее ст. Даурия.

Инспекторска проверка авиации Чжан Сюэляна. На заднем плане — Бреге-14

В Гродековской авиационной группировке 3 сентября при возвращении с оперативного задания в 2 км севернее ст. Пограничная с высоты 346,6 ружейно-пулеметным огнем был обстрелян самолёт 19-го авиаотряда. 8 сентября в 2-00 по местному времени там же произошел крупный бой наземных войск с участием авиации.

Как следует из дополнения к оперсводке, китайцы в 2-00 открыли ружейно-пулемётный огонь по нашему охранению и выпустили три снаряда, они почему-то не разорвались. Причиной обстрела могло стать крушение пассажирского поезда на перегоне Бадахеза — Пограничная 7 сентября в 21-00. Позже разведчики лично убедились, что поезд действительно упал с насыпи под откос, но что явилось причиной крушения — не сообщали.

В ответ на огонь с китайской стороны наше охранение тоже начало стрельбу, однако в отличие от предыдущих перестрелок китайцы огонь не прекратили. В 6-00 о боестолкновении донесли командарму В.К. Блюхеру, и спустя час последовал приказ: «Сильным, но коротким шквалом артогня обстрелять один—два наиболее насыщенных района китайских окопов, причем не допускать обстрела Пограничной и не переходить границу…» Пока приказ Командующего дошел до командира 1-й дивизии, он «проявил инициативу», послав самолёты бомбить позиции противника и ст. Пограничная. Около 7-00 пятёрка Р-1 сбросила бомбы на передовые окопы и станцию, повредив три пути. Артиллерийские наблюдатели засекли разрывы бомб между эшелонами, там возник большой пожар — загорелся эшелон с боеприпасами. Отмечено также, что при бомбёжке китайские солдаты в панике убегали даже из блиндажей. Позже выяснилось, что паника возникла не только на Пограничной, но и на соседней ст. Мулино. В оперсводке также отмечалось, что бомбардировкой и артиллерийским огнём с нашей стороны «приведены в молчание» (т.е. подавлены) бронепоезда, бомбомёты и батарея. Все попытки китайцев вести ответный ружейно-пулемётный огонь и артстрельбу силами одной батареи успеха не имели. Неизвестно, отметил ли Блюхер инициативу комдива и если да, то как. Через день, 10 сентября три Р-1 19-го ао с 4-00 до 5-00 проводили разведку в районе Пограничной. 12 сентября авиации поставили задачу обнаружить банду Мохова, однако летавшие на разведку в район разъезда Кноринг и ст. Манзовка, Хорольское и Стардевица самолёты никаких следов бандитов не обнаружили. 15 сентября провели авиаразведку района Пограничная — Сочнево — Мулин. 20 сентября, с 9-00 до 14-00 выполнялись полёты в район Пограничной с оперативными заданиями. 26 сентября на разведку в район Мишань — Мулин вылетали четыре самолёта 40-й аэ. 3 октября звено 40-й аэ провело авиаразведку района Турий рог, погранпост 25, Дворянка, Рыболов.

Бомбардировщик Бреге Bre-19GR с эмблемой ВВС Гоминьдана

Сведений о боевых действиях авиации Сунгарийской группировки в оперсводках практически нет, за исключением авиаразведки и фотосъёмки района Сахаляна, выполненного 7 сентября двумя гидросамолетами МР-1 из 68-го оао. Вылетев с базы 7 сентября в 10-00, они вернулись в Благовещенск 8 сентября в 12-00.

Активные боевые действия в районе Лахасусу против китайской военной флотилии в устье Сунгари начались 12 октября. Р-1 из 40-й аэ и МР-1 из 68-го оао наносили бомбовые удары по вражеским укреплениям, кораблям и огневым точкам. Авиация во многом содействовала захвату Лахасусу.

Сунгарийская операция успешно завершилась 16 октября. В срочном политдонесении в Москву указано, что три самолёта получили пулевые пробоины, но остались в строю.

17 октября в Шанхайской прессе сообщили о поражении китайской военной флотилии на Сунгари. Среди трёх потопленных и четырёх повреждённых канлодок, а также 1000 убитых матросов почему-то упомянули и два уничтоженных китайских аэроплана.

17 октября разведсводка донесла, что из Харбина в Цицикар и Хайлар отправили 12 двухместных бомбардировщиков «Бреге» и «Потез», личный состав отряда исключительно китайский. Одновременно сообщили, что на ст. Маньчжурия прибыл двухместный «Потез» «старой конструкции с малым радиусом действия, лётчик и механик русские».

В агентурных данных от 24 октября наконец-то появились достоверные и наиболее полные сведения о состоянии и дислокации китайских авиачастей. Выяснилось, что 20 октября из Харбина в Хайлар вылетел авиаотряд № 3 в составе пяти самолётов — три «бомбера» «Бреге» и два разведчика «Потез». «Бомбовозы» вооружались шестью бомбами по 1 пуду 5 фунтов (ок. 20 кг), разведчики — одним пулемётом «Кольт», всего отряд имел 60 бомб. Авиаотряд № 2 (пять самолётов) придали 1-й Мукденской армии и временно оставили в Харбине (один самолёт при перелете из Мукдена из-за неисправности совершил вынужденную посадку в Чаньчуне и требовал ремонта). Отряд предназначался для боевых действий в устье Сунгари. Летчики в нем китайские, выпускники Мукденской авиашколы, техническое состояние самолетов плохое. При этом агент особо обратил внимание, что «Мукден предложил местному командованию воздержаться от посылки самолётов на ст. Пограничную и Маньчжурию ввиду превосходства нашей авиации». Позднее разведчики уточнили, что авиаотряд № 2 утром 3 ноября отправили из-под Цицикара в Саньсинь, и подтвердили наличие в Хайларе авиаотряда № 3 (пять самолётов).

Разведсводки оказались единственными документами, где изредка упоминались китайские самолёты, в ежедневных оперсводках их вообще ни разу и не отметили, поскольку ни одного боевого вылета по понятным теперь причинам лётчики Чжан Сюэляна так и не сделали. Лишь в одном из политдонесений ОКДВА в Политуправление РККА упомянули появление на одном участке фронта двух «Бреге», быстро скрывшихся при приближении наших самолётов.

Авиаотряды ВВС Гоминьдана были вооружены даже летающими лодками FBA-19

Сейчас китайские источники подтверждают абсолютную достоверность и точность советских разведсводок. Действительно, маньчжурские войска не спешили вводить в бой свои авиачасти, понимая, что советская авиация сильнее. Лишь регулярные и очень серьёзные удары по наземным войскам вынудили командование просить у Чжан Сюэляна авиационной поддержки. К фронту отправили два авиаотряда. 26 октября 3-й авиаотряд (пять «Потезов», командир Ван Цзюй-йоу), усиленный одним зенитным орудием, расквартировали в Анси, оперативно подчинив его Западной армии.

3 ноября пять самолётов из 2-го авиаотряда (группой командовал Цзян Синчэн) перебазировали в Илань в подчинение Восточной армии. В эти же дни еще один самолёт (тип неизвестен, китайцы называли его «Цзифэнхао», т.е. «резкий, сильный ветер») разбрасывал над Цицикаром антисоветские листовки.

Историк из КНР Ма Юйфу подтверждает, что авиация Чжан Сюэляна практически не выполняла боевых вылетов из-за «очень холодной погоды». Самолёты не могли летать якобы «из-за обледения», их приходилось прятать в утеплённых землянках и выводить на аэродром лишь после длительного прогрева моторов — «из-за очень холодных дней» полётов фактически не было[].

Чжан Сюэлян надел летный шлем и готовится к вылету

В отличие от китайской, советская авиация в ноябре в «очень холодную погоду» продолжала «в одиночку» действовать только против наземных войск противника. 30 октября советская военная флотилия двинулась вверх по Сунгари, ей поставили задачу разгромить вражескую группировку в районе Фугдина (Фуцзинь). Гидросамолеты 68-го оао вели воздушную разведку, прикрывали с воздуха корабли с десантом. В первый день операции МР-1 выполнили 17 разведполётов. На следующий день командир отряда Э.М. Лухт и лётчик Д.И. Боровиков парой бомбили вражеские корабли и укрепления. По самолётам открыли массированный прицельный огонь с земли. Прицельно отбомбившись по китайской канонерской лодке, позже Лухт докладывал: «Лётчиками отряда уничтожены канонерка… вооружённый пароход, баржа… Подавлены вражеская артиллерия и пулемётные точки. Рассеяна белокитайская конница, чем оказана помощь десанту».

В авторитетных европейских изданиях, таких как «Дейли Телеграф», «Таймс», «Пари Матч» и пр., сразу же отметили, что всего у китайцев на Сунгари имелось семь канлодок и вооружённый пароход. Журналисты, получив сведения, что во время боя и после него были уничтожены шесть пароходов, а наиболее сильная канлодка из боя вышла сильно повреждённой и, прийдя в Фугдин, затонула, сделали вывод, что «если так, то в настоящее время на Сунгари китайской военной флотилии нет».

Бомбардировщики Бреге-14 ВВС Манчжурии

О контактах с «белокитайской» авиацией упоминается лишь в воспоминаниях летнаба В. Толстого, начальника штаба 19-го ао «Дальневосточный Ультиматум»:

«В один из ноябрьских дней внезапно весь отряд «Дальневосточный Ультиматум» был поднят на ноги воздушной тревогой. Так же как и перед бомбометанием все дружно с сознанием исключительной ответственности заняли свои места. С редкой быстротой готовились самолёты к вылету. Бинокли выискивали на горизонте воздушного противника, противовоздушная оборона была наготове, посты наблюдения доносили: «Пять китайских самолётов летят в нашу сторону!».

— Неужели сбудется воздушный бой? — переговаривались лётчики.

Не довелось «Ультиматуму» в этот день померяться силами с самолетами противника, они долетели до границы и вернулись на свой аэродром. Это был день 11 ноября, когда из Харбина прилетели на фронт китайские самолёты. С этого дня отравлено было настроение наших лётчиков. Они спали и видели воздушный бой, а днем они мучили командование расспросами: «когда же?», «когда же разрешат?». У них уже у каждого были проекты боя, они до тонкости рассчитали маршрут и время, и количество бомб, но… командование не разрешало. «До тех пор, пока не будет угрозы со стороны китайских самолётов, не трогать!»

Трудно передать настроение лётчиков. Они готовили пулеметы, проверяли машины, выискивали в небе противника, готовы были каждого пролетающего дикого гуся принять за китайский самолёт, гадали: «будет или не будет?».

— Будет, — говорит лётчик Соколов.

— А откуда ты знаешь? — спрашивают его.

— По пулемёту сужу, он у меня пророк. В мирное время работает с перебоями, ничего не могу поделать, а как боевую работу почует, так безотказно. Сегодня пробовал — ни одной задержки — значит, будет, — шутит он.

Японские солдаты изучают захваченный Потез-25 на Мукденском аэродроме

17 ноября нависла угроза. Самолёты противника налетели на нашу территорию и вновь ушли к себе. Это совпало с началом маневров мукденской конницы в районе Турий Рог. «Ультиматум», нагрузившись бомбами, вылетел, имея своей задачей уничтожить китайский авиаотряд.

Большой и тяжелый путь. Мороз. Ветер. Снежная дымка. Но не это беспокоило лётчиков. У экипажей на всех самолётах одна мысль: «А что, если опоздаем?».

Приближается цель, видимость плохая, но все глаза направлены к аэродрому, выискивают самолеты, и возбуждение разом охватывает всех: противник застигнут на месте.

Первое звено пулемётным огнем атакует самолёты противника. «Ультиматовцы» заходят на бомбометание. Пришедший в себя противник открывает интенсивный огонь из зенитных орудий и пулемётов. Розочки разрывов шрапнелей все ближе и ближе к нашим самолётам, вот они уже нащупали нашу высоту.

Под нами на китайском аэродроме пять новеньких французских самолетов «Бреге-19». Заходим на первый залп. Прошло 25 минут. «Ультиматум», выполнив задание, возвращался обратно. Самолёты противника были выведены из строя?».[]

17-18 ноября Р-1 из 40-й аэ поддерживали наступление войск в работе города Мишань. При содействии авиации город был взят, противник понес серьёзные потери.

17 ноября началась операция в районе Чжалайнора, 20 Р-1 бомбили укрепления южной линии обороны китайцев, которые наземные части затем захватили стремительной атакой 18 ноября самолёты 25-го ао атаковали китайские войска в районе ст. Маньчжурия, Р-1 из 6-го авиаотряда и 26-й эскадрильи бомбо-штурмовыми ударами обрабатывали передний край обороны китайцев в районе Чжалайнора. 18 ноября советские войска штурмом овладели Чжалайнором, 20 ноября взяли станцию Маньчжурия.

Далее наши самолёты перешли к бомбардировке китайских резервов в направлении на Хайлар. 29 ноября китайские части оставили город, часть советских самолётов перебазировалась на местный аэродром. Отсюда в течение нескольких дней лётчики выполнили последние боевые вылеты, главным образом, разведывательные.

26 ноября Китайское правительство вынужденно запросило помощь у международных наблюдателей, но СССР твердо заявил, что переговоры возможны лишь без каких-либо посредников. Представитель Маньчжурского провинциального правительства выехал на переговоры в Хабаровск, где 22 декабря подписали мирное соглашение, и конфликт был исчерпан; Все советские части ушли с территории Маньчжурии. Авиации Чжан Сюэляна оставалось существовать еще около двух лет, пока в сентябре 1931 г. Маньчжурию не оккупировали японцы. Противодействия в воздухе им не было, все «соколы» и «тигры» Чжан Сюэляна благополучно разбежались с мукденского аэродрома.

Источник: А. Дёмин. КВЖД-1929: «И разведка доложила точно» // Легенды и мифы отечественной авиации. Сборник статей. Редактор-составитель А.А. Дёмин. Выпуск 4.  — М., 2012.

ПРИМЕЧАНИЯ

www.airaces.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о