Содержание

Давыдов Денис Васильевич | МАУК Библиотека А.Аалто

 

Денис Васильевич Давыдов (1784-1839) — легендарная личность, генерал-лейтенант, идеолог и предводитель партизанского движения, участник Наполеоновских войн, включая Отечественную войну 1812 года, русский поэт «Пушкинской плеяды», автор исторических записок.

Родился в семье бригадира Василия Денисовича Давыдова (1747—1808), служившего под командованием Александра Васильевича Суворова (1729-1800), в Москве. Значительная часть детских лет Дениса Давыдова прошла в военной обстановке в Малороссии и на Слобожанщине, где служил его отец, командовавший полтавским легкоконным полком, и где была родина его матери. Великий Суворов повлиял на выбор жизненного пути Давыдова. Восхитившись в раннем детстве Александром Васильевичем, Денис решил стать военным, рано приобщился к военному делу, хорошо выучился верховой езде. Но его постоянно мучило то, что он был маленького роста, курносый и некрасивый.

В 1801 году Давыдов поступил на службу в гвардейский кавалергардский полк, находившийся в Петербурге, причем, когда Денис только явился определяться в полк, дежурный офицер наотрез отказался его принять из-за его маленького роста. Тем не менее, Давыдов добился, чтобы его приняли: за обаяние, остроумие и скромность очень его вскоре полюбили офицеры полка и составили ему протекцию. В сентябре 1802 года Давыдов был произведен в корнеты, в ноябре 1803 — в поручики. В это же время он начал писать стихи и басни, и в баснях стал очень едко и остроумно высмеивать первых лиц государства. Уже первая басня «Голова и Ноги» сделала автора скандально известным. В ней он делал всем понятный намек, что монарх («Голова»), плохо управляющий подданными («Ногами»), может от них и пострадать: «Коль ты имеешь право управлять,/ То мы имеем право спотыкаться,/ И можем иногда, споткнувшись,- как же быть,-/Твое величество об камень расшибить». Дерзкого поэта и гвардейского офицера предупредили о недопустимости подобных поступков, но по молодости лет и в упоении от своей популярности он не внял голосу разума. Появились другие басни («Река и Зеркало», «Орлица, Турухтан и Тетерев»), в которых без особой завуалированности автор рассуждал о жестоких поступках императора и высмеивал его природные недостатки. После этого долготерпению власти пришел конец: Давыдова из кавалергардов перевели в гусары с изменением чина (он стал ротмистром). Но это наказание дерзкого офицера было мягким (по причине ходатайств со стороны влиятельных родственников и друзей) и скорее моральным, лишающим нашего героя некоторой привилегированности. Однако, в гусарах Давыдову понравилось, у него появились новые друзья, а жизнь стала веселой и хмельной. Из-за этого Денис Давыдов чуть было не пропустил первую войну с Наполеоном. Гвардия принимала участие в сражениях с французами, а его гусарский полк – нет. Денис во что бы то ни стало решил попасть на фронт. В ноябре 1806 года он ночью проник к фельдмаршалу Михаилу Федотовичу Каменскому (1738-1809), назначенному в это время главнокомандующим русской армии. Крутой по нраву, а по виду невзрачный Каменский — маленький, сухонький старичок в ночном колпаке, чуть не умер от страха, когда перед ним появился Денис и потребовал отправить его на фронт. Давыдов вспоминает в своих записках: «Отчаяние решило меня: 16-го ноября, в четвертом часу полуночи, я надел мундир, сел в дрожки и приехал прямо к фельдмаршалу… Все спало на дворе и в гостинице… У входа… маленький коридор. В коем теплился фонарь… Я завернулся в шинель и прислонился к стене в ожидании… Слышу, отворяется дверь. И маленький старичок, свежий и бодрый, является в халате, с повязанною белой тряпицею головою и с незажженным в руке огарком. Это был фельдмаршал… «Кто вы таковы?» — спросил он… «Что вам надо?» Я объявил желание моё служить на войне. Он вспыхнул, начал ходить скорыми шагами взад и вперед… и почти в исступлении говорить: «Да что это за мучение! Всякий молокосос лезет проситься в армию!…» Однако, впечатленный рвением гусара, Каменский решил помочь ему с устройством на войну. Но не смог. Но Давыдов и в этом случае добился-таки желаемого. Слава об отчаянном гусаре дошла до Марии Антоновны Нарышкиной, фаворитки государя, она и помогла ему в его желании воевать. В начале 1807 года он был назначен адъютантом к генералу Петру Багратиону (1765-1512). В своё время Давыдов в одном из стихов вышутил длинный нос Багратиона и поэтому немножко побаивался первой встречи с ним. Багратион же, завидев Дениса, сказал присутствующим офицерам: «вот тот, кто потешался над моим носом». На что Давыдов, не растерявшись, ответил, что писал о его носе только из зависти, так как у самого его практически нет. Шутка Багратиону понравилась. И он часто, когда ему докладывали, что неприятель «на носу», переспрашивал: «На чьём носу? Ежели на моём, то можно ещё отобедать, а если на Денисовом, то по коням!»

Уже с 24 января 1807 года Денис Давыдов участвовал в боях с французами. В сражении при Прейсиш-Эйлау он находился при Багратионе, который появлялся со своим адъютантом на самых опасных и ответственных участках. Один бой по мнению Багратиона был выигран только благодаря Давыдову. Он в одиночку бросился на отряд французских улан и те, преследуя его, отвлеклись и упустили момент появления русских гусар. За этот бой Денис получил орден Святого Владимира IV степени, бурку от Багратиона и трофейную лошадь. В этой и других битвах Давыдов отличился исключительной храбростью, за что был награжден орденами и золотой саблей. Давыдов участвовал и в русско-шведской войне 1808-1809гг. По приезду в Россию он написал об этой войне «Воспоминание о Кульневе в Финляндии», отмечая, что «между тем кровь храбрых орошала тундры финские, запекалась на скалах, по ним рассеянных! … лучшую часть жизни мы провождали под инеями севера, средь океана вековых лесов, на берегах озер пустынных, гоняясь за славою, которой не было ни одного отголоска в отечестве! … я и тем буду доволен, если записки мои напомнят товарищам очаровательные минуты нашей юности, и мечты, и надежды честолюбия, и опасности, на которые мы бросались, и кочевья, и беседы оссиановские у пылающих пней, под пасмурным небом».В этом произведении Давыдов подробно описывает свой путь к месту службы в Финляндии, который, по существующим тогда дорогам, явно должен был проходить через Выборг. Но, к сожалению, прямых указаний о Выборге у самого Давыдова нет. О его пребывании у нас в это время (1808) мы узнаем из косвенных источников путем сопоставлений и от современных исследователей — Кеппа Е.Е. и Дмитриева В.В. Оба исследователя ссылаются на записки поэта, переводчика и мемуариста Александра Евгеньевича Грена (ок. 1807- не ранее 1880), который, описывая свои путешествия по России, в частности, от посещения дачи барона Николаи в Выборге, сообщал: «На самом конце сада есть большая сосновая аллея, которая называется Именною. Это название получила она от того, что путешественники, посещающие сад Барона Николаи, вырезают на огромных соснах свои имена. В числе знаменитых имен, замеченных мною, я встретил имена двух известных писателей наших: Д.В.Давыдова и К.Н.Батюшкова». К сожалению, у Александра Грена была очень сомнительная репутация мемуариста, как при жизни, так и позднее, особенно в научных кругах, и особенно в среде литераторов-пушкинистов: многие из опубликованных им документов (писем, записок) признаются современными исследователями фальсификацией, а сам он характеризуется человеком «с каким-то болезненным литературным честолюбием». И нам, собственно, остается поверить Грену на слово.

При начале войны 1812 г. Давыдов состоял подполковником в Ахтырском гусарском полку и находился в авангардных войсках ген. Васильчикова. 21 августа 1812 года Денис Васильевич и предложил Багратиону идею партизанского отряда. Эту идею он позаимствовал у гверильясов (испанских партизан). Наполеон не мог с ними справиться до тех пор, пока они не объединились в регулярную армию. Логика была простая: Наполеон, надеясь победить Россию за двадцать дней, на столько дней и взял с собой провианта. И если отбирать обозы, фураж и ломать мосты, то это создаст ему большие проблемы. 26 августа (по ст. стилю), в день Бородинского сражения, Давыдов сражался не только за Россию, но и за свою малую родину, ведь имение Бородино принадлежало его отцу. В ходе битвы имение было сожжено. Одним из выдающихся подвигов Давыдова было дело под Ляховым, где он вместе с другими партизанами взял в плен двухтысячный отряд генерала Ожеро. За бой при подходе к Парижу, когда под ним было убито пять лошадей, но он вместе со своими казаками всё же прорвался сквозь гусар бригады Жакино к французской артиллерийской батарее и, изрубив прислугу, решил исход сражения — Давыдову присвоили чин генерал-майора. По всей Европе о храбрости и удачливости Давыдова слагали легенды. Когда русские войска входили в какой-нибудь город, то все жители выходили на улицу и спрашивали о нем, чтобы его увидеть. Писатель Вальтер Скотт, признанный классик, называл Давыдова «черным капитаном», вел с ним переписку, а в его кабинете висел портрет нашего героя.

После Отечественной войны 1812 года у Дениса Давыдова начались неприятности. Вначале его отправили командовать драгунской бригадой, которая стояла под Киевом. Как всякий гусар, Денис драгун презирал. Затем ему сообщили, что чин генерал-майора ему присвоен по ошибке, и он полковник. И в довершение всего, полковника Давыдова переводят служить в Орловскую губернию командиром конно-егерской бригады. Это стало последней каплей, так как он должен был лишиться своих гусарских усов, своей гордости. Егерям усы не полагались. Он написал письмо царю, что выполнить приказ не может из-за усов. Денис ждал отставки и опалы, но царь, когда ему докладывали, был в хорошем расположении духа: «Ну что ж! Пусть остаётся гусаром». И назначил Дениса в гусарский полк с… возвращением чина генерал-майора. Позже за все заслуги перед Отечеством было принято решение поместить портрет Давыдова в Военную галерею 1812 года в Эрмитаже.

Последние годы жизни Д. В. Давыдов провел в селе Верхняя Маза, принадлежавшей жене поэта, Софье Николаевне Чирковой. Умер  Давыдов в неполные 55 лет. Умер в своей усадьбе, прах его был перевезен в Москву и погребен на кладбище Новодевичьего монастыря. Жена, Софья Николаевна пережила Дениса более чем на 40 лет. Давыдов до самой кончины сохранил изумительную молодость сердца и нрава. Веселость его была заразительна и увлекательна; он был душой дружеских бесед.  Он послужил прототипом персонажа романа Л. Н. Толстого «Война и мир» Василия Денисова. О Денисе Давыдове снято несколько  фильмов («Гусарская баллада»,  «Эскадрон гусар летучих»). О нем  (и от его лица) написана книга Андрея Белянина «Охота на гусара». В Москве есть улица Дениса Давыдова. И нам хочется верить, что в будущем обязательно найдутся документы, явно подтверждающие связь Дениса Давыдова с нашим городом.

 Источники информации:

2. А.Грен. Mon Repos, дача Барона Николаи, близ Выборга (из путешествий по России)//Детская библиотека, ч.2, с.86-92 // Материал научного архива ЛОГУК ГИАПМЗ «Парк Монрепо» Т-3, с.68. Материал предоставлен Ю.И. Мошник.  

3.Журнал «Story», cентябрь/08, с.116.  

Составитель текста — Алексеева Алиса, 7а, редактор — Л.Г.Волкова

 

Денис Давыдов — биография, герой войны 1812 года, фото, личная жизнь поэта


Имя: Денис Давыдов (Denis Davydov)

Дата рождения: 27 июля 1784 года

Дата смерти: 22 апреля 1839 года

Возраст: 54 года

Место рождения: Москва

Место смерти: деревня В.Маза, Ульяновская обл.

Деятельность: поэт гусарской поэзии, герой войны 1812 года

Семейное положение: был женат



Денис Давыдов — биография

Денис Давыдов -единственный из партизанских командиров Отечественной войны 1812 года, про которого снят художественный фильм. Впрочем, киноверсия судьбы героя несколько отличается от его реальной истории.

В 1980 году на киноэкранах СССР появилась кинолента «Эскадрон гусар летучих» с Андреем Ростоцким в роли поэта-партизана. Фильм прекрасный, но режиссеры весьма вольно обошлись с историческими фактами. Так, фильм убеждает нас в том, что именно подполковник лейб-гвардии Гусарского полка Давыдов накануне Бородинского сражения первым в армии высказал идею об организации партизанского движения в тылу французских войск.

Кроме того, зрителей уверяли, что эта идея не имела поддержки в военных верхах. Для ее реализации Давыдов обманом проник в личные покои Кутузова. Словом, перед нами — законченный портрет военно-поэтического хулигана. А как было на самом деле?

Главнокомандующий русской армией генерал Барклай-де-Толли еще 22 июля 1812 года отдал приказ о формировании и об отправке в тыл наступавших французских войск диверсионно-разведывательных отрядов добровольцев из казаков, гусар и улан. Курировали партизанское движение генералы Винценгероде (первый, кто увел отряд в тыл к французам) и Бенкендорф (будущий глава жандармов). Эти трое и подняли «дубину русской народной войны».

Поэтому, когда 21 августа 1812 года подполковник Давыдов с 50 гусарами и 80 казаками остался в тылу французов, там уже геройствовал отряд офицера-артиллериста Александра Фигнера. Так что «первооткрывателем» партизанских действий поэт-гусар не был. А вот поднять мужичков решил, и было из-за чего.


Это для нас село Бородино — адрес Бородинской битвы. А для Дениса Васильевича — имение отца, где он провел детские годы. На глазах Давыдова разбирали его родной дом: нужны были материалы для постройки редутов на Бородинском поле. Обездоленные крепостные, избы которых также пошли на слом, окружили молодого барина: «Что ж нам-то делать, кормилец?» — «Айда со мной в лес!» — предложил командир-помещик… Разумеется, самовооружение крепостных не нашло одобрения у помещиков в генеральских и офицерских эполетах. Наполеон — конечно, зло, но что, если освободительная война переродится в новую «пугачевщину»?

Как воевал партизан Давыдов в войну 1812 года, известно. Но после ее завершения его военная служба не закончилась, как показано в фильме. Хотя на киноэкране приведен подлинный факт военной бюрократии: в генерал-майоры Давыдов был произведен указом Александра I от 20 января 1814 года. Однако позже, в связи с двукратным представлением на один и тот же чин, подписание указа отложили. В итоге Давыдов стал генерал-майором от кавалерии лишь 21 декабря 1815 года, но со старшинством с 20 января 1814 года. И причиной стала не столько путаница в делопроизводстве, сколько месть царедворцев за колкие эпиграммы юного кавалергарда в недавнем прошлом.

Начал военную службу Денис Васильевич в полку кавалергардов, куда его поначалу не хотели брать за маленький рост и хрупкое (в сравнении с богатырями кавалергардами) телосложение. Все же приняли, но в полку на новенького смотрели насмешливо и свысока — в прямом и переносном смысле. Честолюбивый Давыдов отвечал злыми эпиграммами и едкими стишками, героями которых становились и вышестоящие начальники, и даже императорские особы. ..

«Особисты» и «политработники» той эпохи тоже не дремали. Рассудив, что офицера с такими вольными мыслями нельзя держать в свите императора, его сослали с повышением сразу в два чина в Белорусский гусарский полк. А когда язвительный гусар был представлен к генеральскому чину, устроили так, что почти два года Денис Васильевич служил… без знаков военного отличия.

В самом деле, какие прикажете нашить? Абсурдность положения исправил император, на имя которого написал рапорт сам Давыдов. И продолжил служить. В 1828 году он принял участие в войне с Персией, повоевал на Кавказе в корпусе генерала Ермолова. Возможно, тот вызвал его в свой штаб как специалиста уже по «антипартизанской» войне.

В последний раз Денис Васильевич оторвался от литературы и семейных хлопот ради войны в 1830 году, отправившись воевать с польскими партизанами. В 1831-м Николай уже без всяких проволочек произвел Давыдова в чин генерал-лейтенанта от кавалерии, но отправил не в отставку, а в бессрочный отпуск, то есть в запас.

«Я люблю кровавый бой,/ Я рожден для службы царской!/ Сабля, водка, конь гусарский — / С вами век мне золотой!» — стиль поэта-партизана хорошо узнаваем. Кровожадный рубака, вечно хмельной поэт и покоритель дамских сердец на балах -такая характеристика накрепко «прилипла» к нему и едва не расстроила свадьбу. Но об этом чуть позже.

Мало кому известны мемуары генерала Давыдова о его участии в войне с горцами на Кавказе и об усмирении восставших поляков. Что и понятно: поэт-романтик и патриот в нашем представлении никак не может служить карателем. Служил.

Но самый интересный забытый труд Дениса Васильевича — написанный им по заданию Военного министерства: «Опыт и теория партизанских действий». В нем он обобщил и проанализировал свои рейды по французским тылам в 1812-м.

Денис Давыдов — биография личной жизни

Отцовское имение Бородино после 1812 года восстановлению не подлежало. Но в апреле 1819-го генерал Давыдов венчался с дочерью генерала Чиркова — Софией. Правда, сначала будущая теща наотрез отказалась благословлять брак: она не забыла восторженных рифм потенциального зятя о водке, трубке, сабле и картах. Переубедили ее друзья жениха, доказав, что все эти «корнетские шалости» юности в далеком прошлом.

А под венец пойдет солидный человек и прославленный генерал, увешанный боевыми орденами. Что ее дочь в один день станет генеральшей. Что генералов много, а литературный талант — Давыдов — такой один. И генеральша Чиркова махнула рукой: засылайте сватов!

Семейный союз случился удачным, принес 9 детей, а в качестве приданного — имение в Симбирской губернии Верхняя Маза. Помимо богатого барского дома были и крепостные — 164 души. Сытое теплое Поволжье — это не разоренная войной, обезлюдевшая Смоленщина. И Давыдов остался на Волге. Размеренная мирная жизнь, кабинет с рукописями, любящая жена и дети… Это в 1806 году корнет Давыдов пробрался ночью в спальню к фельдмаршалу Каменскому с требованием немедленно отправить его в действующую армию: на войну с польскими повстанцами почтенный генерал Давыдов из дома уезжал с огромной неохотой.


Партизанский командир 1812 года генерал Бенкендорф отпустил всех своих крепостных на волю без выкупа. Певец свободы генерал Давыдов до такой «блажи» не возвысился — даже своих крестьян-«бородинцев», с кем воевал в лесах, не отблагодарил волей.
В 1837 году, в 25-летнюю годовщину Бородинского сражения, он в последний раз побывал в родных местах. Командовал почетным караулом по переносу праха генерала Багратиона на Бородинское поле, заодно продал часть принадлежащих ему с сестрой земель под строительство мемориального комплекса Бородино.

Скончался генерал Давыдов сравнительно молодым — в возрасте 54 лет — от апоплексического удара. Его сыновья сделали неплохую карьеру в императорской армии, но ни генеральских эполет, ни литературной славы не заслужили.

А мы по-прежнему с замиранием сердца пересматриваем фильм «Эскадрон гусар летучих». И слушаем, слушаем упоительные романсы Дениса Васильевича.

Автор биографии: Александр Димидюк

КАЗАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ.

А. Н. ТУПОЛЕВА

Денис Васильевич Давыдов — русский поэт, наиболее яркий представитель «гусарской поэзии», мемуарист, генерал-лейтенант. Один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года.

Денис Васильевич Давыдов рано приобщился к военному делу, хорошо выучился верховой езде. В 1801 году Давыдов поступил на службу в гвардейский кавалергардский полк, находившийся в Петербурге. Стал писать стихи и басни, но увлекся и в баснях стал очень едко высмеивать первых лиц государства. Из-за сатирических стихов последовал перевод Дениса из гвардии в один из армейских гусарских полков, в киевскую губернию на Украине. С 24 января 1807 года Денис Давыдов участвовал в боях с французами. В сражении при Прейсиш-Эйлау он находился при Багратионе, который появлялся со своим адъютантом на самых опасных и ответственных участках. В этой и других битвах Давыдов отличился исключительной храбростью, за что был награжден орденами и золотой саблей. При начале войны 1812 года Давыдов состоял подполковником в Ахтырском гусарском полку и находился в авангардных войсках ген.

Васильчикова.

   

На литературном поприще ему сопутствовал успех. Д.В. Давыдов писал стихи и печатался в лучших журналах и альманахах, стал членом литературного общества «Арзамас» и находился в дружеских отношениях с А.С. Пушкиным, В.А. Жуковским, П.А. Вяземским. Он тесно общался с декабристами, хотя и отказался вступить в их общество, считая, что Россия не доросла до конституции. Литературная деятельность Давыдова выразилась в целом ряде стихотворений и в нескольких прозаических статьях. Денис Давыдов был мастером стихотворных каламбуров и известным на всю русскую армию острословом, задевавшим высших сановников и самого царя. Прозаические статьи Давыдова делятся на две категории- статьи, носящие характер личных воспоминаний, и статьи историко-полемические. 

«Имя Победы»: Давыдов Денис Васильевич

Лучшие книги Дениса Васильевича Давыдова 

С литературой по теме, вы можете ознакомиться в научно-технической библиотеке им. Н.Г. Четаева КНИТУ-КАИ

Клятву верности сдержали: 1812 год в русской литературе / сост. С. Серков . — М. : Московский рабочий, 1987. — 477 с. 

Аннотация: В книгу включены воспоминания участников и очевидцев Отечественной войны 1812 года Н. Дуровой, Д. В. Давыдова, Ф. Н. Глинки, произведения А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова, В. А. Жуковского, рассказы писателей А. Е. Зарина, И. И. Лажечникова, А. Бестужева и других, а также документы и письма М. И. Кутузова.

Давыдов, Денис Васильевич. Стихотворения / Д. В. Давыдов. — Л. : Сов. писатель, 1959. — 283 с.

Аннотация: В сборник вошли основные стихи из поэтического наследия известного поэта и легендарного партизана, героя Отечественной войны 1812 г. Дениса Давыдова (1784-1839), а также стихотворения современников, ему посвященные.

Давыдов, Денис Васильевич. Военные записки / Д. В. Давыдов ; предисл. О. Михайлова. — М. : Воениздат, 1982. — 359 с. 

Аннотация: В сборник вошли очерки, статьи, воспоминания, записки героя Отечественной войны 1812 года, прославленного партизана. Помимо большой военно-исторической ценности, они являются своеобразным памятником русской литературы 20-30-х гг. XIX века. Пушкин.

Давыдов, Денис Васильевич Гусарская исповедь : стихотворения / Давыдов, Денис Васильевич ; сост. Н. В. Алехина. — М. : ТОО Летопись, 1997. — 169с. 

Аннотация: Стихотворения знаменитого Дениса Давыдова отражают все аспекты его яркой личности: боевые подвиги, дружбу, любовь и широту русской души. Стихотворный талант и неподражаемый стиль великолепного гусара высоко ценили современники; его стихи не только интереснейший памятник блестящей эпохи, но и произведение искусства.

По материалам с сайта https://www.livelib.ru/author/119280-denis-davydov

Материалы подготовлены: О.А. Кулябиной, главным библиотекарем сектора социокультурных коммуникаций НТБ им. Н.Г. Четаева

Денис Давыдов: биография и творчество поэта — Другие авторы

Давыдов Денис Васильевич (1784—1839) — поэт, писатель, мемуарист. Родился в Москве в старинной дворянской семье. Отец — кавалерийский офицер. В детстве Денису случилось встречаться и разговаривать с А.В. Суворовым. В очерке «Военных записок», по словам Давыдова, Суворов благословил его и сказал: «Ты выиграешь три сражения!» С 1801 года Денис Давыдов служил в кавалергардском полку. До 1812 года Давыдов участвовал в трех войнах. Был адъютантом у Багратиона. За храбрость и мужество многократно награжден и получил чин ротмистра. В Отечественную войну 1812 года явился выдающимся организатором партизанских действий в тылу врага. «…Я считаю себя рожденным единственно для рокового 1812 года», — писал Давыдов. С русскими войсками прошел Европу до Парижа. По возвращении в Россию он много пишет лирических стихотворений. Наиболее замечательным был цикл из девяти «Элегий» (1814—1817).

В январе 1816 года Давыдов был произведен в генерал-майоры. Продолжает писать, становится членом Общества «Арзамас». В 1829 году Денисов женится на С.Н. Чирковой. Большую часть жизни Давыдов служил в армии, но, чувствуя себя несправедливо обойденным, в 1823 году подаёт в отставку.

Сблизился с А.А. Бестужевым, А.С. Грибоедовым, Е.А. Баратынским, Н.М. Языковым и др. Однако в 1826 и 1831 годах участвовал в персидской и польской кампаниях, с трудом выпросив на то разрешение. Его подвиги принесли ему европейскую известность, он переписывался с Вальтером Скоттом. Портрет Давыдова висел в рабочем кабинете Вальтера Скотта. Принадлежа к суворовской военной школе, Давыдов любил и уважал солдат.

Влечение Дениса Васильевича к изящной словесности проявилось рано. Он попробовал писать стихи. Он обратился к переводам, затем к басням, в которых раскрываются такие важные вопросы, как жизнь народа, нравы двора. В XIX веке Давыдов был первым поэтом, который возобновил в литературе политическую басню. В басне «Голова и Ноги» «голова» беззаботная загоняла «бедные ноги», относилась к ним как к «ссылочным невольникам», а на их жалобы разразилась славословием. Декабристы называли эту басню в числе других «вольных» сочинений, «способствующих развитию либеральных понятий». За такие «возмутительные» стихи (басни «Голова и Ноги», «Быль или басня, кто как хочет назови» и др.

), высмеивающие придворную знать, Давыдов был выслан из столицы в захолустный гусарский полк под Киев. С тех пор начальство смотрело на него как на неблагонадежного и до конца жизни всячески ущемляло.

Новые впечатления Давыдова от службы стали основой послания «Бурцову. Призывание на пунш», стихотворения «Гусарский пир» и т.д. Гусарский быт был разгульным и бесшабашным. Ф.В. Булгарин вспоминал, что «попировать, подраться на саблях, — это входило в состав нашей военной жизни в мирное время». Итак, после 1806 года основной темой лирики Давыдова становится гусарская тема. В его стихах сочетаются просторечие, военный жаргон, солдатский фольклор, живые разговорные интонации, несколько грубоватый, но эмоциональный энергичный стих.

Д.В. Давыдов сочинил о себе легенду, где утверждает, что поэтическим творчеством занимается в свободное от службы время: «Я не поэт, я — партизан, казак». На самом деле к литературному творчеству он относился серьезно, много уделял творчеству времени. Муза Д. В. Давыдова вдохновлялась не только военными подвигами, но и любовными приключениями. Цикл стихов он посвятил Евгении Золотаревой: «Ей» (1833), (1834) — «Вальс», «Романс» («Я вас люблю так, как любить вас должно…»), «И моя звездочка» и др. Ученые отмечают новаторство Давыдова не только в гусарской, но и в любовной лирике.

Выйдя в отставку, Давыдов жил большей частью в своем симбирском имении Верхняя Маза, временами — в Москве. В преддверии 25-летней годовщины Бородинского сражения Давыдов предложил перезахоронить Багратиона на Бородинском поле. Он добивался этого, более того, его назначили конвоировать останки Багратиона.

Однако судьба распорядилась иначе. Денис Давыдов умер 22-го апреля в Верхней Мазе, был перезахоронен в Москве на кладбище Новодевичьего монастыря в тот день, когда кортеж с гробницей полководца Багратиона въехал в Москву.

Источник: Обернихина Г.А., Обернихин В.А. Уроки поэзии: Поэтические шедевры русских поэтов XVIII-XIX вв.: Учеб. пособие. — М.: ИНФРА-М, 2012

Давыдов Денис Васильевич | Генеалогическое древо

Семейное положение:

Родился

16 июля (27 июля н.с.) 1784 года в Москве

Умер

22 апреля (04 мая н.с.) 1839 года в селе Верхняя Маза (Мыза) Сызранского уезда Симбирской губернии

Отец

Давыдов Василий Денисович

Мать

Щербинина Елена Евдокимовна

Женитьба

13 апреля 1918 года на Чирковой Софье Николаевне
Дети

1.Денис Денисович Давыдов,

2.Василий Денисович Давыдов,

3.Николай Денисович Давыдов,

4.Вадим Денисович Давыдов,

5.Юлия Денисовна Давыдова,

6.Ахилл Денисович Давыдов,

7.Мария Денисовна Давыдова,

8.Екатерина Денисовна Давыдова,

9. Софья Денисовна Давыдова

 

Военная карьера:

1801 г.

поступление в Кавалергардский полк эстардт-юнкером

1802 г.

первый офицерский чин — корнет

1804 г.

переведен в Белорусский гусарский полк

1806-1807 гг.

Франко-русская война (сражался с французами в Пруссии)

1808-1809 гг.

Русско-шведская война (сражался со шведами в Финляндии)

1809-1810 гг.

Русско-турецкая война (сражался с Турками в Молдавии и на Балканах)

1812-1814 гг.

Отечественная война (инициатор армейского партизанского движения, сражался с французами в России и гнал их до Парижа)

1814 г.

произведен в генералы

1815 г.

генерал-майор, занимал место начальника штаба 7-го, а затем 3-го корпусов

1818-1819 гг.

начальник штаба 7 и 8 армейских корпусов

1823 г.

вышел в отставку

1826 г.

вернулся на службу

1826-1827 гг.

участник Персидской кампании

1831 г.

участник подавления польского восстания

1832 г.

окончательно покинул службу в звании генерал-лейтенант

 

Творчество:

Давыдов Денис Васильевич писал стихи, военно-исторические мемуары и статьи, печатался в лучших журналах и альманахах.

1816 г. стал членом литературного общества «Арзамас»

 

1811-го году

25 октября

Bout-rime

NN

А кто он?— Француз, германец…

Ахтырские гусары…

Богомолка

Бородинское поле

Бурцову (В дымном поле, на биваке…)

Бурцову: призывание на пунш

В альбом (На вьюке, в тороках…)

В былые времена она меня любила…

В. А.Жуковскому (Жуковский, милый друг!..)

ВальсВечер в июне

Вечерний звон

Вольный перевод из Парни

Вы хороши!- Каштановой волной…

Выздоровление

Генералам, танцующим на бале

Гераков! прочитал твое я сочиненье…

Герою битв, биваков, трактиров и б…….

Голова и Ноги

Голодный пес

Графу П.А.Строганову за чекмень

Гусарская исповедь

Гусарский пир

Гусар

Договоры

Другу-повесе

Душенька

Ей

Если б боги милосердия…

Зайцевскому, поэту-моряку

И моя звездочка

К Е. Ф. С-ну, убеждавшему меня…

К моей пустыне

К портрету N.N.

К портрету Бонапарте

Как будто Диоген с зажженным фонарем…

Когда я повстречал красавицу мою…

Листок

Логика пьяного

Маша и Миша

Меринос собакой стал…

Моя песня

Мудрость

На голос русской песни

На монумент Пожарского

На смерть N. N.

Надпись к портрету Багратиона

Неверной

Нет, кажется, тебе не суждено…

О ты, убивший жизнь в ученом кабинете…

О, кто, скажи ты мне, кто ты…

Орлица, Турухтан и Тетерев

Ответ женатым генералам, служащим не на войнах

Ответ на вызов написать стихи

ОтветПартизан (Отрывок)

Пастушка Лиза, потеряв…

Песня (Я люблю кровавый бой…)

Песня старого гусара

Племяннице

Поведай подвиги усатого героя…

Полусолдат

Поэтическая женщина

При виде Москвы, возвращаясь с персидской войны

Река и Зеркало

Речка

Решительный вечер

Романс (Жестокий друг, за что мученье?..)

Романс (Не пробуждай, не пробуждай…)

С. А. Кушкиной

Современная песня

Сон (Кто столько мог…)

Счастлив, кто заплатил щедротой за щедроту…

Тебе легко — ты весела…

Товарищу 1812 года, на пути в армию

Тост на обеде донцов

Унеслись невозвратимые…

Ученый разговор

Челобитная

Чиж и Роза

Что пользы мне в твоем совете…

Элегия I (Возьмите меч…)

Элегия II (Пусть бога-мстителя…)

Элегия III (О милый друг, оставь…)

Элегия IV (В ужасах войны кровавой…)

Элегия IX (Два раза я…)

Элегия V (Всё тихо! и заря…)

Элегия VI (О ты, смущенная…)

Элегия VII (Нет! полно пробегать…)

Элегия VIII (О пощади!. .)

Эпиграмма (Он с цветочка на цветок…)

Эпиграмма (Остра твоя, конечно, шутка…)

Эпитафия (Под камнем сим лежит…)

Я вас люблю так…

Я помню — глубоко…

Биография:

ДАВЫДОВ Денис Васильевич (16.7.1784, Москва — 22.4.1839, деревня Верхняя Мыза Сызранского уезда Симбирской губернии), генерал-лейтенант (2.12.1831). Из древнего дворянского рода, ведущего свою историю от татарского мурзы Минчака, выехавшего в Москву в начале XV в. Сын бригадира. Службу начал в 1801 эстандарт-юнкером Кавалергардского полка. В 1802 произведен в корнеты. Стал известен как поэт, автор «антиправительственных» стихов, создатель особого стихотворного стиля — «гусарской лирики». В 1804 за сатирические басни переведен поручиком в Белорусский гусарский полк. Ставшие широко известными стихи создали Давыдову славу «пьяницы-гуляки», «сорви-головы», «рубахи-парня». В 1806 зачислен в лейб-гвардии Гусарский полк и назначен адъютантом генерала князя П. И. Багратиона. Принимал участие в сражениях при Гуттштадте, Деппене, Кйльсберге. Отличился в сражении при Фридланде. Участник русско-турецкой войны 1806—12 и русско-шведской войны 1808—09. В апреле 1812 переведен подполковником и командиром батальона в Ахтырский гусарский полк. Участвовал в боях при Романове, Салтановке, Смоленске. 22 авг. (3 сент.) при подходе армии к Бородину (которое принадлежало Давыдовым) получил от Кутузова отряд (50 гусар и 80 казаков) для рейдов в тылу противника.

Привлек к партизанскому движению крестьян, вооружил их и возглавил один из крупнейших партизанских отрядов в тылу Великой армии. После ряда успехов в подчинение Давыдова были переданы 2 казачьих полка, кроме того, его отряд постоянно пополнялся бежавшими из плена русскими солдатами и добровольцами. Затем Давыдов получил еще один казачий полк. Соединившись с партизанскими отрядами А.С. Фигнера, А.Н. Сеславина и В.В. Орлова-Денисова, Давыдов под Ляховым 28 окт. (9 нояб.) атаковал бригаду генерала Ж. Ожеро из дивизии генерала Л. Барагэ д’Илье и заставил его капитулировать (в т.ч. в плен попали 2 генерала и 60 офицеров). 4 нояб. под Красным взял в плен генералов Альмерона и Бюрта, большой обоз и много пленных. 9 нояб. разгромил под Копысом кавалерийское депо, которое охраняли 3 тыс. чел. 9 дек. занял Гродно. За отличия в 1812 награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. В 1813 отряд Давыдова вошел в состав корпуса генерала Ф.Ф. Винцингероде. По собственной инициативе провел набег на Дрезден и заключил договор о капитуляции франц. гарнизона. За это Винцингероде отстранил Давыдова от командования, расформировал его отряд и потребовал предания Давыдова суду. Однако Александр I вернул Давыдова в армию, но назначения он так и не получил. Лишь осенью 1813 Давыдов получил в командование 2 казачьих полка. Участник сражений при Калише, Бауцене, Рейхенбахе, Лейпциге, Касселе. С 1814 командир Ахтырского гусарского полка в авангарде Силезской армии. Отличился в сражении при Ла-Ротьере и Бриене. 20. 01.1814 произведен в генерал-майоры, но из-за путаницы получил чин лишь 21.12.1815. В 1815 командир бригады 1-й драгунской, с 1816 2-й гусарской дивизии. В 1818 начальник штаба 7-го, с 1819 — 3-го пехотных корпусов. В 1820 отправлен в длительный отпуск, а после того как ему не дали занять пост начальника штаба Отдельного Кавказского корпуса (о чем просил и генерал А.П. Ермолов), Давыдов в 1823 вышел в отставку. В 1826 вернулся на службу. Во время русско-персидской войны в урочище Мирок 21.9.1826 разбил 4-тыс. отряд противника. Командовал отрядом во время подавления Польского восстания 1830—31. В 1832 вышел в отставку. Прославился как «поэт-партизан», «певец вина, любви и славы».

Источники и ссылки:

https://fb.ru/article/138959/denis-davyidov-biografiya-stihi-i-foto

Денис Давыдов: биография, стихи и фото.

https://ru.wikipedia.org/

Википедия — свободная энциклопедия, создаваемая совместными усилиями добровольцев.

http://www. denisdavydov.org.ru/

Цель проекта собрать воедино информацию о Денисе Давыдове. Проект входит в состав мегапроекта «Знаменитые люди Орловской губернии».

 

Литература:

Барков Александр. Денис Давыдов. Издательство ИТРК. Год: 2002. Страниц: 416. SBN: 5-88010-150-9

Поэт-гусар Денис Давыдов (1784-1839) уже при жизни стал легендой и русской армии, и русской поэзии. Адъютант Багратиона в военных походах 1807-1810 гг., командир Ахтырского гусарского полка в апреле-августе 1812 г., Денис Давыдов излагает Багратиону и Кутузову план боевых партизанских действий. Так начинается народная партизанская война, прославившая имя Дениса Давыдова.

В эти годы из рук в руки передавались его стихотворные сатиры и пелись разудалые гусарские песни. С 1815 г. Денис Давыдов член «Арзамаса». Сам Пушкин считал его своим учителем в поэзии. Многолетняя дружба связывала его с Жуковским, Вяземским, Баратынским.

Не умрет твой стих могучий,

Достопамятно-живой,

Упоительный, кипучий,

И воинственно-летучий,

И разгульно удалой.

— писал о Давыдове Николай Языков.

В историческом романе Александра Баркова воссозданы события ратной и поэтической судьбы Дениса Давыдова.

Два исторических рассказа, заключающих книгу, также посвящены событиям Отечественной войны 1812 г.

Для широкого круга читателей.

Серебряков Г. ЖЗЛ. Денис Давыдов. М. : Мол. гвардия, 1985. — 446 с, ил. — (Жизнь замечат. людей. Сер. биогр.; Вып. 14 (661)).

Имя Дениса Давыдова стало легендарным еще при его жизни. Герой Отечественной
войны 1812 года, верный последователь суворовских традиций, он был одним из
инициаторов партизанского движения в России. Денис Давыдов известен и как
самобытный поэт, и как автор произведений по истории военного искусства. О жизни
«певца-героя», полного мужества и отваги, всегда готового «вновь за родину восстать», и
рассказывает автор.

Задонский Н.А. Денис Давыдов. М. : Мол. гвардия, 1958.

Николай Алексеевич Задонский писал эту книгу в течении 12 лет с 1944 по 1956 гг. В процессе этой долголетней работы было перебрано очень много книжных и архивных материалов, на основе которых и была впоследствии написана данная историческая хроника.

Денис Васильевич Давыдов прожил бурную жизнь, в которой взлеты перемеживались с падениями. Его тихо и люто ненавидел император, его любили войска и народ. Песни и стихи Давыдова и по сей день поражают своей легкостью и смыслом. Но он был не только поэт, но и отважный воин, который принял участие во многих войнах того времени, что вела Россия.

Читая эту книгу, мы встретимся с Багратионом, Суворовым, Кутузовым, Пушкиным, Чаадаевым, Наполеоном и многими-многими другими историческими персонажами, чем так богата та эпоха.

 

ДЕНИС ДАВЫДОВ. Статьи о русских писателях

ДЕНИС ДАВЫДОВ

В свое время Белинский писал о том, что Давыдову принадлежат «три славы: слава воина, слава поэта и слава отличного прозаического писателя». Действительно, знаменитый партизан Отечественной войны 1812 года был и замечательным поэтом, и первоклассным мастером повествования в прозе. Великий современник Дениса Давыдова Пушкин, всегда дороживший дружбой поэта–партизана, считал Давыдова в числе своих литературных учителей.

Первые стихи Дениса Давыдова относятся к 1803 году. Они прославили девятнадцатилетнего автора, хотя напечатаны не были. Освобожденные от условностей классического стиха XVIII века и прежде всего от традиционной благонамеренной морали, его стихи дышали той иронией, которая шла гораздо дальше простой поэтической вольности. Антиправительственные по духу, многие из этих стихов распространялись в рукописных копиях, конспиративным путем, и такие, например, из них, как басня «Голова и ноги» и «Сон», получили особенно широкую известность.

Много лет спустя, уже после кровавого подавления Декабрьского восстания 1825 года, один из декабристов писал из крепости: «Кто из молодых людей, несколько образованных, не читал и не увлекался сочинениями Пушкина, дышащими свободою, кто не цитировал басни Дениса Давыдова «Голова и ноги»…»

Ранние стихи Дениса Давыдова послужили основанием для преследований поэта. В 1804 году Денис Давыдов был взят на подозрение и вскоре переведен из гвардейского полка в Белорусский гусарский полк, расположенный в Киевской губернии.

Дальнейшая же слава Дениса Давыдова, как партизана и героя войны с Наполеоном, отнюдь не уберегла поэта от преследований и издевательств со стороны «людей сухой души и тяжкого рассудка», как называл Давыдов генералов аракчеевской поры.

В борьбе с Наполеоном Денису Давыдову принадлежит безусловно почетное место. Он был в числе немногих русских офицеров, своевременно оценивших великую силу гнева народа, поднявшего знамя партизанской борьбы.

В романе «Война и мир» Лев Толстой следующим образом пишет о Давыдове: «Денис Давыдов своим русским чутьем первый понял значение той страшной дубины, которая, не спрашивая правил военного искусства, уничтожала французов, и ему принадлежит слава первого шага для узаконения этого приема войны».

Известно, что партизанский отряд Давыдова, действуя в тылу наполеоновской армии, первым научился бить французов. В 1813 году партизанский отряд Дениса Давыдова, как пишет Белинский, «рванулся вперед и занял половину Дрездена, защищенного корпусом Дюрота». Однако знаменитый партизан был принесен в жертву честолюбию крупных военных чиновников, которые боялись, что слава Дениса Давыдова затмит их имена. После взятия Дрездена Давыдов был послан в тыл.

Дальнейшая военная карьера Дениса Давыдова была неблестяща. В мрачные времена аракчеевщины он пробовал протестовать против черной реакции бездарных генералов, «у которых убито стремление к образованию» и которые предпочитали боевым людям «любителей изящной ремешковой службы». Однако Давыдов вынужден был выйти в отставку и поселиться в глухой деревне Симбирской губернии.

Мой меч из рук моих упал.

Мою судьбу Попрали сильные.

Счастливцы горделивы,

Невольным пахарем влекут меня на нивы, —

писал Денис Давыдов в стихотворении «Бородинское поле».

В это время в основном и создавались «Военные записки» Дениса Давыдова. «Не позволяют драться, я принялся описывать, как дрались», — говорил он.

Большой интерес представляют воспоминания Дениса Давыдова о Суворове, Кульневе и Багратионе. Встречам своим с Суворовым и Кульневым он посвятил специальные очерки. Он блестяще изобразил этих замечательных людей, в каждом из них найдя свои особенности, наиболее высоко оценивая Суворова, как первого русского полководца, подобно Наполеону «шагнувшего исполинским махом» в деле военного искусства. Денис Давыдов приводит большой материал, свидетельствующий о независимости, с которой держался Суворов в своих отношениях с царским двором.

Денис Давыдов первым из военных писателей выступил с разоблачением версии о морозах как единственной причине поражения армии Наполеона в России. Он блестяще доказал несостоятельность этой версии, широко поддерживаемой во французской мемуарно–исторической литературе, сославшись кстати на то обстоятельство, что осенью 1812 года сильных морозов не было, и выставил действительные причины разгрома наполеоновской армии: беспредельный героизм русского народа, его армии и партизанских частей, действовавших в тылу у неприятеля, и гениальный план Кутузова, «заманившего неприятеля» в Москву.

«Военные записки» Дениса Давыдова являются ценнейшими мемуарными произведениями русской литературы первой половины XIX века. Замечательна их форма, в высшей степени непринужденная, богатая действительно глубоким изображением интимного мира и в этом смысле приближающаяся к лучшим образцам художественной прозы. Отличен язык «Военных записок» — полный экспрессии и истинно поэтической одухотворенности. Давыдов сыграл большую роль в демократизации русского литературного языка, внеся в него просторечье солдатской лексики. Несомненно влияние прозы Дениса Давыдова на язык пушкинской прозы. Известно, как высоко оценивал мемуары Дениса Давыдова сам Пушкин, посвятивший своему «отцу и командиру» несколько стихотворений.

На 20–е и 30–е годы падает расцвет поэтической деятельности Дениса Давыдова. Он все больше и больше сближается с Пушкиным, сотрудничает в пушкинском «Современнике» и мечтает о составлении вольного общества поэтов.

Основной темой творчества Дениса Давыдова продолжает оставаться собственная жизнь воина–партизана. «Он был поэт в душе, — писал Белинский, — для него жизнь была поэзиею, а поэзия жизнью».

Военная тема, до того представленная в русской поэзии в отвлеченном, следовало бы сказать, одописном виде, в стихах Дениса Давыдова получила совершенно новое направление. Он сделал свой стих легким, полным внезапности, насытив его тем «энергическим порывом чувства», который особо подчеркивал Белинский, говоря о стихах Давыдова.

Большой интерес представляют «Военные записки» Дениса Давыдова. В них он пишет о партизанских действиях в 1812 году — о «нравственной силе народа, вознесшейся до героизма», много уделяет внимания военному быту того времени, в своем изображении часто поднимаясь до обличения военного начальства. Известно, что Пушкину, которому слал Давыдов свои повести, стоило немалых трудов спасти часть из них от «умогасительной цензуры» и напечатать в «Современнике».

Денисом Давыдовым еще не однажды будут заниматься историки и литературоведы. Он вполне заслуживает этого. Он заслуживает и глубокого уважения, которое в наше время и оказывается этому воину–партизану и прекрасному поэту.

Денис Давыдов: неравный бой против мифов

https://radiosputnik.ria.ru/20210530/1734780118.html

Денис Давыдов: неравный бой против мифов

Денис Давыдов: неравный бой против мифов — Радио Sputnik, 30.05.2021

Денис Давыдов: неравный бой против мифов

Давыдов первым попытался развеять миф о «генерале Морозе», доказав, что Наполеон был разгромлен еще до наступления сильных холодов. Об этом в программе радио Sputnik «Российская летопись» расскажет ее автор и ведущий Владимир Бычков.

2021-05-30T08:33

2021-05-30T08:33

2021-05-30T08:54

в эфире

подкасты – радио sputnik

российская летопись

общество

история

франция

москва

наполеон бонапарт

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/1e/1734780619_0:156:3000:1844_1920x0_80_0_0_0507f152be846c1be8b8333935f7f2a5. jpg

Денис Давыдов: неравный бой против мифов

Автор Владимир Бычков, радио Sputnik Давыдов первым попытался развеять миф о «генерале Морозе», доказав, что Наполеон был разгромлен еще до наступления сильных холодов. Об этом в программе радио Sputnik «Российская летопись» расскажет ее автор и ведущий Владимир Бычков. В мае 1839 года скончался Денис Васильевич Давыдов. Генерал-лейтенант, один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года, военный историк, мемуарист, поэт. Некий сослуживец Давыдова в предисловии к одному из последних сборников стихотворений партизана написал: «Его благословил великий Суворов: благословение это ринуло его в боевые случайности на полное тридцатилетие… Спокойствие и мир – и о Давыдове нет слуха, его как бы нет на свете. Но повеет войною ? и он уже тут, торчит среди битв, как казачья пика. Снова мир – и Давыдов опять в степях своих, опять гражданин, семьянин, пахарь, ловчий, стихотворец, поклонник красоты». И лишь немногие поначалу догадались, что эти строки написал вовсе не сослуживец поэта-партизана, а он сам. Денис Давыдов родился и вырос в военной среде. Отец – бригадир Василий Денисович, командир Полтавского легкоконного полка. Однажды, когда Денису было девять лет, в гости к его отцу приехал Суворов. Гениальный полководец сказал ему про сына: «этот удалый, будет военным, я не умру, а он уже три сражения выиграет». По воспоминаниям, «Давыдов был не хорош собою; но умная, живая физиономия и блестящие, выразительные глаза – с первого раза привлекали внимание в его пользу. Голос он имел пискливый; нос необыкновенно мал; росту был среднего, но сложен крепко, и на коне, говорят, был как прикован к седлу. Наконец, он был черноволос и с белым клоком на одной стороне лба». В начале Отечественной войны Денис Давыдов, служивший тогда в Ахтырском гусарском полку, явился к князю Петру Ивановичу Багратиону с докладом: «Главнокомандующий приказал доложить Вашему Сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить». Багратион, у которого, как и положено кавказцу, нос был внушительных размеров, спрашивает у бравого гусара: «Неприятель у нас на носу? на чьем? если на вашем, так он близко; а коли на моем, так мы успеем еще отобедать». .. Несмотря на малый рост, Давыдов был принят в 1801 году, в год воцарения Александра I, в Кавалергардский полк. В 17 лет уже гвардейский поручик. Это на два чина больше, чем в армии: поручик в гвардии – это капитан или ротмистр в войсках. В общем, своею военную карьеру Денис Давыдов начинал блестяще, если бы не одно «но» – его страсть к стихотворству. Он распространял среди сослуживцев и знакомых в петербургском обществе свои рукописные басни и эпиграммы. Одна из басен – «Голова и ноги» – обратила на себя внимание властей. Это саркастическое обращение подчиненных Ног к повелевающей Голове начиналось так: «Уставши бегать ежедневно По лужам, по грязи, по жесткой мостовой, Однажды Ноги очень гневно Разговорились с Головой: «Как мы несчастны, Боже мой, Что век осуждены тебе повиноваться!..» Заключительная фраза гласила: «Смысл этой басни всякий знает»… И Давыдов оказался прав: император Александр Павлович верно понял «смысл» опуса – и вскоре остроумный поэт был переведен из кавалергардов в Белорусский гусарский полк, расквартированный в Малороссии. В 1805 году началась война с Наполеоном, и бравый Денис Васильевич так бы и прозябал в своем захолустье, вдали от войны, если бы не решился на отчаянный поступок. Однажды ночью он проник к фельдмаршалу графу Михаилу Федотовичу Каменскому, назначенному главнокомандующим. По воспоминаниям, Каменский, маленький, сухонький старичок в ночном колпаке, чуть не умер от страха, когда перед ним появился Денис и потребовал отправить его на фронт. Каменский всего неделю командовал армией – и, как говорили потом, был снят, поскольку помутился рассудком: вышел к войску в заячьем тулупе, в платке и заявил: «Братцы, спасайтесь кто как может…» В армии шутили, что он спятил после появления перед ним ночью Дениса Давыдова… Впрочем, это не более чем выдумка. Старый Каменский, против своей воли назначенный императором главнокомандующим, попросту растерялся, отдал приказ об отступлении и сдал командование армией своему подчиненному генералу Беннигсену. Александр I не стал предавать Каменского суду в уважение его былых заслуг, чина и возраста. А Денису Давыдову ночное «посещение» Каменского помогло. Анекдот на все лады повторялся в обществе. И находчивому гусару помогла Мария Антоновна Нарышкина, фаворитка императора. Вскоре Давыдов был назначен адъютантом к генералу Петру Ивановичу Багратиону. Он сражался в кампании 1807 года с французами в Пруссии, в 1809 – со шведами в Финляндии, в 1809?1810 годах – с турками в Молдавии и на Балканах. За мужество и отвагу получил несколько наград, в том числе золотую саблю с надписью «За храбрость». А потом грянула Отечественная война, превратившая храброго гусара-поэта во всенародного любимца – предводителя партизанских отрядов, грозу наполеоновской армии. Знаменитое изображение на народном лубке Дениса Давыдова на лошади, в армяке, с окладистой бородой и с иконой на груди можно было встретить повсюду – от аристократического дома до простой крестьянской избы. И не только в России. Такой портрет, например, украшал кабинет писателя Вальтера Скотта… Кстати, по иронии судьбы, село Бородино, где произошла великая битва, предопределившая исход войны, принадлежало семье Давыдовых. А еще до этого подполковник Давыдов предложил князю Багратиону разработанный им план партизанских действий. Партизаны, по его мысли, должны были дополнять операции регулярных частей, проводить, говоря сегодняшними реалиями, разведывательно-диверсионные операции. Багратион одобрил план и доложил о нем Кутузову. Давыдов получил под свою команду 30 гусар и 80 казаков. И тогда никто не мог подумать, что идея партизанской войны, предложенная Давыдовым, ее успешное проведение, переживет века и распространится по всему миру. Позднее число армейских партизанских отрядов выросло. Их возглавляли, помимо Давыдова, Сеславин, Фигнер, Дорохов. Были и крестьянские партизанские отряды: Герасима Курина, Федора Потапова, Василисы Кожиной… Эта «малая война» была эффективной: Наполеон нес большие людские и материальные потери, была фактически нарушена связь французской армии с тылом. Подсчитано, что осенью 1812 года только за шесть недель партизаны уничтожили около 30 тысяч вражеских солдат. Кутузов в донесении Александру I, рассказывая о визите Лористона в его ставку, в частности, сообщал, что наполеоновский парламентер «более всего распространился об образе варварской войны, которую мы с ними ведем; сие относительно не к армии, а к жителям нашим, которые нападают на французов, поодиночке или в малом числе ходящих, поджигают сами домы свои и хлеб, с полей собранный, с предложением неслыханные такие поступки унять. Я уверял его, что, ежели бы я и желал переменить образ мыслей сей в народе, то не мог бы успеть для того, что они войну сию почитают, равно как бы нашествие татар, и я не в состоянии переменить их воспитание». Странные претензии. Да, в XVIII веке в Старом Свете привыкли к тому, что народ не имеет «прямого» отношения к войне. Просто неприятельские, да и подчас и свои военные их «всего лишь» перманентно грабят и насилуют. А народ молчит, как безропотная скотинка. И платит контрибуции победителям. Но Россия – не Европа. И никому, думается, не надо объяснять, как и почему война против армии «двунадесяти языков» Наполеона приняла у нас народный характер… А Давыдов, несмотря на свои подвиги, не раз испытывал на себе переменчивость фортуны. Так, в 1813 году он отбил у французов большой обоз. Но вместо благодарности был отстранен от командования отрядом, поскольку, как было сказано в докладной записке, своим самовольным маневром оголил фланг русской армии. Уже за отличия в боях во Франции Давыдов в январе 1814 года был произведен в генерал-майоры. Однако вскоре звание отобрали: дескать, военная канцелярия что-то напутала, другой Давыдов произведен в генералы. А Денис Васильевич получит свои кровно заработанные генеральские эполеты лишь два года спустя… Но слава партизана и поэта открывала перед Давыдовым двери любых салонов и собраний. Он дружил с Пушкиным, Жуковским, Вяземским, Баратынским, Катениным, был членом литературного общества «Арзамас». Декабристы пытались привлечь его в свою тайную организацию. Однако Денис Васильевич не разделял их революционных прожектов, фантазий и восторгов. Он написал о видном декабристе Михаиле Орлове: «Что мне до конституционных прений! Мне жалок Орлов с его заблуждением, вредным ему и бесполезным обществу. Я ему говорил и говорю, что он своею болтовней воздвигает только преграды к своей службе, на которой он мог быть истинно полезен отечеству»… При Николае I Давыдов воевал на Кавказе, сражался в персидской кампании 1826 года, участвовал в подавлении польского восстания 1831 года. Впрочем, и новый монарх к нему относился с предубеждением. И, в конце концов, это принудило Дениса Васильевича выйти в отставку в чине генерал-лейтенанта. Он покидал военную службу с огромным сожалением: «Я, который оставляю в покое и кресты, и ленты, и чины, совсем ничего не желаю, кроме команды и неприятеля, меня не только первых, но и последних лишают». Но неисправимый оптимизм Давыдова все-таки победил: «Не позволяют драться, я тогда буду писать о том, как дрались». Он писал как воспоминания, так и работы по военной истории: «Встреча с великим Суворовым», «Встреча с фельдмаршалом графом Каменским», «Воспоминание о сражении при Прейсиш-Эйлау», «Тильзит в 1807 году», «Дневники партизанских действий», «Опыт теории партизанского действия», «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?». Давыдов первым попытался развеять миф о «генерале Морозе», доказав, что армия Наполеона был разгромлена еще до наступления сильных морозов: «во все время шествия французской армии от Москвы до Березины, то есть в течение двадцати шести дней, стужа, хотя и не чрезвычайная (от двенадцати до семнадцати градусов), продолжалась не более трех суток. Между тем французская армия при выступлении своем из Москвы состояла, по списку французского главного штаба… из ста десяти тысяч человек свежего войска, а по словам всех историков кампании, представляла только сорок пять тысяч по прибытии своем к берегам Березины. Как же подумать, чтобы стодесятитысячная армия могла лишиться шестидесяти пяти тысяч человек единственно от трех- или пятисуточных морозов, тогда как гораздо сильнейшие морозы в 1795 году в Голландии, в 1807 году во время Эйлавской кампании, продолжавшиеся около двух месяцев сряду… скользили, так сказать, по поверхности французской армии, не проникая в средину ее, и отстали от ней, не разрушив ни ее единства, ни устройства? Все это приводит нас к тому уверению, что не стужа, а другое обстоятельство было причиною разрушения гигантского ополчения». Давыдов специально выделяет слова генерала Гурго, адъютанта Наполеона, который говорит о том, что Березина не была покрыта льдом во время переправы французской армии. О каком же тогда «генерале Морозе» можно говорить?. . И еще одно соображение. Русская армия была обмундирована еще со времен Петра I на европейский манер, так что ни о каком нашем «преимуществе» перед холодами речи быть не может. И никакие привычки и закаливание при морозе надолго не помогут. И все-таки надо сказать, что попытка Давыдова развеять миф о «генерале Морозе» не удалась – в Европе он пустил глубокие корни. Гитлеровские войска свое поражение под Москвой в 1941 году тоже оправдывали вмешательством «генерала Мороза». Оно, конечно, понятно: на миф, легенду можно списать все, в том числе и свои судьбоносные, а подчас и просто глупые просчеты. Впрочем, с тех времен изменилось немногое – миф лишь упростили для обывательского понимания, заменили словосочетание «генерал Мороз» на более емкое и краткое слово – «Россия». В этом выпуске вы также услышите: – Фарфоровый завод Гарднера.

audio/mpeg

Денис Давыдов: неравный бой против мифов

Автор Владимир Бычков, радио Sputnik Давыдов первым попытался развеять миф о «генерале Морозе», доказав, что Наполеон был разгромлен еще до наступления сильных холодов. Об этом в программе радио Sputnik «Российская летопись» расскажет ее автор и ведущий Владимир Бычков. В мае 1839 года скончался Денис Васильевич Давыдов. Генерал-лейтенант, один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года, военный историк, мемуарист, поэт. Некий сослуживец Давыдова в предисловии к одному из последних сборников стихотворений партизана написал: «Его благословил великий Суворов: благословение это ринуло его в боевые случайности на полное тридцатилетие… Спокойствие и мир – и о Давыдове нет слуха, его как бы нет на свете. Но повеет войною ? и он уже тут, торчит среди битв, как казачья пика. Снова мир – и Давыдов опять в степях своих, опять гражданин, семьянин, пахарь, ловчий, стихотворец, поклонник красоты». И лишь немногие поначалу догадались, что эти строки написал вовсе не сослуживец поэта-партизана, а он сам. Денис Давыдов родился и вырос в военной среде. Отец – бригадир Василий Денисович, командир Полтавского легкоконного полка. Однажды, когда Денису было девять лет, в гости к его отцу приехал Суворов. Гениальный полководец сказал ему про сына: «этот удалый, будет военным, я не умру, а он уже три сражения выиграет». По воспоминаниям, «Давыдов был не хорош собою; но умная, живая физиономия и блестящие, выразительные глаза – с первого раза привлекали внимание в его пользу. Голос он имел пискливый; нос необыкновенно мал; росту был среднего, но сложен крепко, и на коне, говорят, был как прикован к седлу. Наконец, он был черноволос и с белым клоком на одной стороне лба». В начале Отечественной войны Денис Давыдов, служивший тогда в Ахтырском гусарском полку, явился к князю Петру Ивановичу Багратиону с докладом: «Главнокомандующий приказал доложить Вашему Сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить». Багратион, у которого, как и положено кавказцу, нос был внушительных размеров, спрашивает у бравого гусара: «Неприятель у нас на носу? на чьем? если на вашем, так он близко; а коли на моем, так мы успеем еще отобедать». .. Несмотря на малый рост, Давыдов был принят в 1801 году, в год воцарения Александра I, в Кавалергардский полк. В 17 лет уже гвардейский поручик. Это на два чина больше, чем в армии: поручик в гвардии – это капитан или ротмистр в войсках. В общем, своею военную карьеру Денис Давыдов начинал блестяще, если бы не одно «но» – его страсть к стихотворству. Он распространял среди сослуживцев и знакомых в петербургском обществе свои рукописные басни и эпиграммы. Одна из басен – «Голова и ноги» – обратила на себя внимание властей. Это саркастическое обращение подчиненных Ног к повелевающей Голове начиналось так: «Уставши бегать ежедневно По лужам, по грязи, по жесткой мостовой, Однажды Ноги очень гневно Разговорились с Головой: «Как мы несчастны, Боже мой, Что век осуждены тебе повиноваться!..» Заключительная фраза гласила: «Смысл этой басни всякий знает»… И Давыдов оказался прав: император Александр Павлович верно понял «смысл» опуса – и вскоре остроумный поэт был переведен из кавалергардов в Белорусский гусарский полк, расквартированный в Малороссии. В 1805 году началась война с Наполеоном, и бравый Денис Васильевич так бы и прозябал в своем захолустье, вдали от войны, если бы не решился на отчаянный поступок. Однажды ночью он проник к фельдмаршалу графу Михаилу Федотовичу Каменскому, назначенному главнокомандующим. По воспоминаниям, Каменский, маленький, сухонький старичок в ночном колпаке, чуть не умер от страха, когда перед ним появился Денис и потребовал отправить его на фронт. Каменский всего неделю командовал армией – и, как говорили потом, был снят, поскольку помутился рассудком: вышел к войску в заячьем тулупе, в платке и заявил: «Братцы, спасайтесь кто как может…» В армии шутили, что он спятил после появления перед ним ночью Дениса Давыдова… Впрочем, это не более чем выдумка. Старый Каменский, против своей воли назначенный императором главнокомандующим, попросту растерялся, отдал приказ об отступлении и сдал командование армией своему подчиненному генералу Беннигсену. Александр I не стал предавать Каменского суду в уважение его былых заслуг, чина и возраста. А Денису Давыдову ночное «посещение» Каменского помогло. Анекдот на все лады повторялся в обществе. И находчивому гусару помогла Мария Антоновна Нарышкина, фаворитка императора. Вскоре Давыдов был назначен адъютантом к генералу Петру Ивановичу Багратиону. Он сражался в кампании 1807 года с французами в Пруссии, в 1809 – со шведами в Финляндии, в 1809?1810 годах – с турками в Молдавии и на Балканах. За мужество и отвагу получил несколько наград, в том числе золотую саблю с надписью «За храбрость». А потом грянула Отечественная война, превратившая храброго гусара-поэта во всенародного любимца – предводителя партизанских отрядов, грозу наполеоновской армии. Знаменитое изображение на народном лубке Дениса Давыдова на лошади, в армяке, с окладистой бородой и с иконой на груди можно было встретить повсюду – от аристократического дома до простой крестьянской избы. И не только в России. Такой портрет, например, украшал кабинет писателя Вальтера Скотта… Кстати, по иронии судьбы, село Бородино, где произошла великая битва, предопределившая исход войны, принадлежало семье Давыдовых. А еще до этого подполковник Давыдов предложил князю Багратиону разработанный им план партизанских действий. Партизаны, по его мысли, должны были дополнять операции регулярных частей, проводить, говоря сегодняшними реалиями, разведывательно-диверсионные операции. Багратион одобрил план и доложил о нем Кутузову. Давыдов получил под свою команду 30 гусар и 80 казаков. И тогда никто не мог подумать, что идея партизанской войны, предложенная Давыдовым, ее успешное проведение, переживет века и распространится по всему миру. Позднее число армейских партизанских отрядов выросло. Их возглавляли, помимо Давыдова, Сеславин, Фигнер, Дорохов. Были и крестьянские партизанские отряды: Герасима Курина, Федора Потапова, Василисы Кожиной… Эта «малая война» была эффективной: Наполеон нес большие людские и материальные потери, была фактически нарушена связь французской армии с тылом. Подсчитано, что осенью 1812 года только за шесть недель партизаны уничтожили около 30 тысяч вражеских солдат. Кутузов в донесении Александру I, рассказывая о визите Лористона в его ставку, в частности, сообщал, что наполеоновский парламентер «более всего распространился об образе варварской войны, которую мы с ними ведем; сие относительно не к армии, а к жителям нашим, которые нападают на французов, поодиночке или в малом числе ходящих, поджигают сами домы свои и хлеб, с полей собранный, с предложением неслыханные такие поступки унять. Я уверял его, что, ежели бы я и желал переменить образ мыслей сей в народе, то не мог бы успеть для того, что они войну сию почитают, равно как бы нашествие татар, и я не в состоянии переменить их воспитание». Странные претензии. Да, в XVIII веке в Старом Свете привыкли к тому, что народ не имеет «прямого» отношения к войне. Просто неприятельские, да и подчас и свои военные их «всего лишь» перманентно грабят и насилуют. А народ молчит, как безропотная скотинка. И платит контрибуции победителям. Но Россия – не Европа. И никому, думается, не надо объяснять, как и почему война против армии «двунадесяти языков» Наполеона приняла у нас народный характер… А Давыдов, несмотря на свои подвиги, не раз испытывал на себе переменчивость фортуны. Так, в 1813 году он отбил у французов большой обоз. Но вместо благодарности был отстранен от командования отрядом, поскольку, как было сказано в докладной записке, своим самовольным маневром оголил фланг русской армии. Уже за отличия в боях во Франции Давыдов в январе 1814 года был произведен в генерал-майоры. Однако вскоре звание отобрали: дескать, военная канцелярия что-то напутала, другой Давыдов произведен в генералы. А Денис Васильевич получит свои кровно заработанные генеральские эполеты лишь два года спустя… Но слава партизана и поэта открывала перед Давыдовым двери любых салонов и собраний. Он дружил с Пушкиным, Жуковским, Вяземским, Баратынским, Катениным, был членом литературного общества «Арзамас». Декабристы пытались привлечь его в свою тайную организацию. Однако Денис Васильевич не разделял их революционных прожектов, фантазий и восторгов. Он написал о видном декабристе Михаиле Орлове: «Что мне до конституционных прений! Мне жалок Орлов с его заблуждением, вредным ему и бесполезным обществу. Я ему говорил и говорю, что он своею болтовней воздвигает только преграды к своей службе, на которой он мог быть истинно полезен отечеству»… При Николае I Давыдов воевал на Кавказе, сражался в персидской кампании 1826 года, участвовал в подавлении польского восстания 1831 года. Впрочем, и новый монарх к нему относился с предубеждением. И, в конце концов, это принудило Дениса Васильевича выйти в отставку в чине генерал-лейтенанта. Он покидал военную службу с огромным сожалением: «Я, который оставляю в покое и кресты, и ленты, и чины, совсем ничего не желаю, кроме команды и неприятеля, меня не только первых, но и последних лишают». Но неисправимый оптимизм Давыдова все-таки победил: «Не позволяют драться, я тогда буду писать о том, как дрались». Он писал как воспоминания, так и работы по военной истории: «Встреча с великим Суворовым», «Встреча с фельдмаршалом графом Каменским», «Воспоминание о сражении при Прейсиш-Эйлау», «Тильзит в 1807 году», «Дневники партизанских действий», «Опыт теории партизанского действия», «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?». Давыдов первым попытался развеять миф о «генерале Морозе», доказав, что армия Наполеона был разгромлена еще до наступления сильных морозов: «во все время шествия французской армии от Москвы до Березины, то есть в течение двадцати шести дней, стужа, хотя и не чрезвычайная (от двенадцати до семнадцати градусов), продолжалась не более трех суток. Между тем французская армия при выступлении своем из Москвы состояла, по списку французского главного штаба… из ста десяти тысяч человек свежего войска, а по словам всех историков кампании, представляла только сорок пять тысяч по прибытии своем к берегам Березины. Как же подумать, чтобы стодесятитысячная армия могла лишиться шестидесяти пяти тысяч человек единственно от трех- или пятисуточных морозов, тогда как гораздо сильнейшие морозы в 1795 году в Голландии, в 1807 году во время Эйлавской кампании, продолжавшиеся около двух месяцев сряду… скользили, так сказать, по поверхности французской армии, не проникая в средину ее, и отстали от ней, не разрушив ни ее единства, ни устройства? Все это приводит нас к тому уверению, что не стужа, а другое обстоятельство было причиною разрушения гигантского ополчения». Давыдов специально выделяет слова генерала Гурго, адъютанта Наполеона, который говорит о том, что Березина не была покрыта льдом во время переправы французской армии. О каком же тогда «генерале Морозе» можно говорить?. . И еще одно соображение. Русская армия была обмундирована еще со времен Петра I на европейский манер, так что ни о каком нашем «преимуществе» перед холодами речи быть не может. И никакие привычки и закаливание при морозе надолго не помогут. И все-таки надо сказать, что попытка Давыдова развеять миф о «генерале Морозе» не удалась – в Европе он пустил глубокие корни. Гитлеровские войска свое поражение под Москвой в 1941 году тоже оправдывали вмешательством «генерала Мороза». Оно, конечно, понятно: на миф, легенду можно списать все, в том числе и свои судьбоносные, а подчас и просто глупые просчеты. Впрочем, с тех времен изменилось немногое – миф лишь упростили для обывательского понимания, заменили словосочетание «генерал Мороз» на более емкое и краткое слово – «Россия». В этом выпуске вы также услышите: – Фарфоровый завод Гарднера.

audio/mpeg

В мае 1839 года скончался Денис Васильевич Давыдов. Генерал-лейтенант, один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года, военный историк, мемуарист, поэт. Некий сослуживец Давыдова в предисловии к одному из последних сборников стихотворений партизана написал: «Его благословил великий Суворов: благословение это ринуло его в боевые случайности на полное тридцатилетие… Спокойствие и мир – и о Давыдове нет слуха, его как бы нет на свете. Но повеет войною ‒ и он уже тут, торчит среди битв, как казачья пика. Снова мир – и Давыдов опять в степях своих, опять гражданин, семьянин, пахарь, ловчий, стихотворец, поклонник красоты».И лишь немногие поначалу догадались, что эти строки написал вовсе не сослуживец поэта-партизана, а он сам.Денис Давыдов родился и вырос в военной среде. Отец – бригадир Василий Денисович, командир Полтавского легкоконного полка. Однажды, когда Денису было девять лет, в гости к его отцу приехал Суворов. Гениальный полководец сказал ему про сына: «этот удалый, будет военным, я не умру, а он уже три сражения выиграет».По воспоминаниям, «Давыдов был не хорош собою; но умная, живая физиономия и блестящие, выразительные глаза – с первого раза привлекали внимание в его пользу. Голос он имел пискливый; нос необыкновенно мал; росту был среднего, но сложен крепко, и на коне, говорят, был как прикован к седлу. Наконец, он был черноволос и с белым клоком на одной стороне лба».В начале Отечественной войны Денис Давыдов, служивший тогда в Ахтырском гусарском полку, явился к князю Петру Ивановичу Багратиону с докладом: «Главнокомандующий приказал доложить Вашему Сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить». Багратион, у которого, как и положено кавказцу, нос был внушительных размеров, спрашивает у бравого гусара: «Неприятель у нас на носу? на чьем? если на вашем, так он близко; а коли на моем, так мы успеем еще отобедать»…Несмотря на малый рост, Давыдов был принят в 1801 году, в год воцарения Александра I, в Кавалергардский полк. В 17 лет уже гвардейский поручик. Это на два чина больше, чем в армии: поручик в гвардии – это капитан или ротмистр в войсках. В общем, своею военную карьеру Денис Давыдов начинал блестяще, если бы не одно «но» – его страсть к стихотворству. Он распространял среди сослуживцев и знакомых в петербургском обществе свои рукописные басни и эпиграммы. Одна из басен – «Голова и ноги» – обратила на себя внимание властей. Это саркастическое обращение подчиненных Ног к повелевающей Голове начиналось так:»Уставши бегать ежедневноПо лужам, по грязи, по жесткой мостовой,Однажды Ноги очень гневноРазговорились с Головой:»Как мы несчастны, Боже мой,Что век осуждены тебе повиноваться!..»Заключительная фраза гласила: «Смысл этой басни всякий знает»…И Давыдов оказался прав: император Александр Павлович верно понял «смысл» опуса – и вскоре остроумный поэт был переведен из кавалергардов в Белорусский гусарский полк, расквартированный в Малороссии.В 1805 году началась война с Наполеоном, и бравый Денис Васильевич так бы и прозябал в своем захолустье, вдали от войны, если бы не решился на отчаянный поступок. Однажды ночью он проник к фельдмаршалу графу Михаилу Федотовичу Каменскому, назначенному главнокомандующим. По воспоминаниям, Каменский, маленький, сухонький старичок в ночном колпаке, чуть не умер от страха, когда перед ним появился Денис и потребовал отправить его на фронт. Каменский всего неделю командовал армией – и, как говорили потом, был снят, поскольку помутился рассудком: вышел к войску в заячьем тулупе, в платке и заявил: «Братцы, спасайтесь кто как может…» В армии шутили, что он спятил после появления перед ним ночью Дениса Давыдова…Впрочем, это не более чем выдумка. Старый Каменский, против своей воли назначенный императором главнокомандующим, попросту растерялся, отдал приказ об отступлении и сдал командование армией своему подчиненному генералу Беннигсену. Александр I не стал предавать Каменского суду в уважение его былых заслуг, чина и возраста.А Денису Давыдову ночное «посещение» Каменского помогло. Анекдот на все лады повторялся в обществе. И находчивому гусару помогла Мария Антоновна Нарышкина, фаворитка императора. Вскоре Давыдов был назначен адъютантом к генералу Петру Ивановичу Багратиону.Он сражался в кампании 1807 года с французами в Пруссии, в 1809 – со шведами в Финляндии, в 1809‒1810 годах – с турками в Молдавии и на Балканах. За мужество и отвагу получил несколько наград, в том числе золотую саблю с надписью «За храбрость». А потом грянула Отечественная война, превратившая храброго гусара-поэта во всенародного любимца – предводителя партизанских отрядов, грозу наполеоновской армии. Знаменитое изображение на народном лубке Дениса Давыдова на лошади, в армяке, с окладистой бородой и с иконой на груди можно было встретить повсюду – от аристократического дома до простой крестьянской избы. И не только в России. Такой портрет, например, украшал кабинет писателя Вальтера Скотта…Кстати, по иронии судьбы, село Бородино, где произошла великая битва, предопределившая исход войны, принадлежало семье Давыдовых.А еще до этого подполковник Давыдов предложил князю Багратиону разработанный им план партизанских действий. Партизаны, по его мысли, должны были дополнять операции регулярных частей, проводить, говоря сегодняшними реалиями, разведывательно-диверсионные операции. Багратион одобрил план и доложил о нем Кутузову. Давыдов получил под свою команду 30 гусар и 80 казаков. И тогда никто не мог подумать, что идея партизанской войны, предложенная Давыдовым, ее успешное проведение, переживет века и распространится по всему миру. Позднее число армейских партизанских отрядов выросло. Их возглавляли, помимо Давыдова, Сеславин, Фигнер, Дорохов. Были и крестьянские партизанские отряды: Герасима Курина, Федора Потапова, Василисы Кожиной…Эта «малая война» была эффективной: Наполеон нес большие людские и материальные потери, была фактически нарушена связь французской армии с тылом. Подсчитано, что осенью 1812 года только за шесть недель партизаны уничтожили около 30 тысяч вражеских солдат.Кутузов в донесении Александру I, рассказывая о визите Лористона в его ставку, в частности, сообщал, что наполеоновский парламентер «более всего распространился об образе варварской войны, которую мы с ними ведем; сие относительно не к армии, а к жителям нашим, которые нападают на французов, поодиночке или в малом числе ходящих, поджигают сами домы свои и хлеб, с полей собранный, с предложением неслыханные такие поступки унять. Я уверял его, что, ежели бы я и желал переменить образ мыслей сей в народе, то не мог бы успеть для того, что они войну сию почитают, равно как бы нашествие татар, и я не в состоянии переменить их воспитание». Странные претензии. Да, в XVIII веке в Старом Свете привыкли к тому, что народ не имеет «прямого» отношения к войне. Просто неприятельские, да и подчас и свои военные их «всего лишь» перманентно грабят и насилуют. А народ молчит, как безропотная скотинка. И платит контрибуции победителям. Но Россия – не Европа. И никому, думается, не надо объяснять, как и почему война против армии «двунадесяти языков» Наполеона приняла у нас народный характер…А Давыдов, несмотря на свои подвиги, не раз испытывал на себе переменчивость фортуны. Так, в 1813 году он отбил у французов большой обоз. Но вместо благодарности был отстранен от командования отрядом, поскольку, как было сказано в докладной записке, своим самовольным маневром оголил фланг русской армии. Уже за отличия в боях во Франции Давыдов в январе 1814 года был произведен в генерал-майоры. Однако вскоре звание отобрали: дескать, военная канцелярия что-то напутала, другой Давыдов произведен в генералы. А Денис Васильевич получит свои кровно заработанные генеральские эполеты лишь два года спустя. ..Но слава партизана и поэта открывала перед Давыдовым двери любых салонов и собраний. Он дружил с Пушкиным, Жуковским, Вяземским, Баратынским, Катениным, был членом литературного общества «Арзамас». Декабристы пытались привлечь его в свою тайную организацию. Однако Денис Васильевич не разделял их революционных прожектов, фантазий и восторгов. Он написал о видном декабристе Михаиле Орлове: «Что мне до конституционных прений! Мне жалок Орлов с его заблуждением, вредным ему и бесполезным обществу. Я ему говорил и говорю, что он своею болтовней воздвигает только преграды к своей службе, на которой он мог быть истинно полезен отечеству»…При Николае I Давыдов воевал на Кавказе, сражался в персидской кампании 1826 года, участвовал в подавлении польского восстания 1831 года. Впрочем, и новый монарх к нему относился с предубеждением. И, в конце концов, это принудило Дениса Васильевича выйти в отставку в чине генерал-лейтенанта. Он покидал военную службу с огромным сожалением: «Я, который оставляю в покое и кресты, и ленты, и чины, совсем ничего не желаю, кроме команды и неприятеля, меня не только первых, но и последних лишают». Но неисправимый оптимизм Давыдова все-таки победил: «Не позволяют драться, я тогда буду писать о том, как дрались». Он писал как воспоминания, так и работы по военной истории: «Встреча с великим Суворовым», «Встреча с фельдмаршалом графом Каменским», «Воспоминание о сражении при Прейсиш-Эйлау», «Тильзит в 1807 году», «Дневники партизанских действий», «Опыт теории партизанского действия», «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?».Давыдов первым попытался развеять миф о «генерале Морозе», доказав, что армия Наполеона был разгромлена еще до наступления сильных морозов:»во все время шествия французской армии от Москвы до Березины, то есть в течение двадцати шести дней, стужа, хотя и не чрезвычайная (от двенадцати до семнадцати градусов), продолжалась не более трех суток.Между тем французская армия при выступлении своем из Москвы состояла, по списку французского главного штаба… из ста десяти тысяч человек свежего войска, а по словам всех историков кампании, представляла только сорок пять тысяч по прибытии своем к берегам Березины. Как же подумать, чтобы стодесятитысячная армия могла лишиться шестидесяти пяти тысяч человек единственно от трех- или пятисуточных морозов, тогда как гораздо сильнейшие морозы в 1795 году в Голландии, в 1807 году во время Эйлавской кампании, продолжавшиеся около двух месяцев сряду… скользили, так сказать, по поверхности французской армии, не проникая в средину ее, и отстали от ней, не разрушив ни ее единства, ни устройства?Все это приводит нас к тому уверению, что не стужа, а другое обстоятельство было причиною разрушения гигантского ополчения».Давыдов специально выделяет слова генерала Гурго, адъютанта Наполеона, который говорит о том, что Березина не была покрыта льдом во время переправы французской армии. О каком же тогда «генерале Морозе» можно говорить?..И еще одно соображение. Русская армия была обмундирована еще со времен Петра I на европейский манер, так что ни о каком нашем «преимуществе» перед холодами речи быть не может. И никакие привычки и закаливание при морозе надолго не помогут. И все-таки надо сказать, что попытка Давыдова развеять миф о «генерале Морозе» не удалась – в Европе он пустил глубокие корни. Гитлеровские войска свое поражение под Москвой в 1941 году тоже оправдывали вмешательством «генерала Мороза». Оно, конечно, понятно: на миф, легенду можно списать все, в том числе и свои судьбоносные, а подчас и просто глупые просчеты. Впрочем, с тех времен изменилось немногое – миф лишь упростили для обывательского понимания, заменили словосочетание «генерал Мороз» на более емкое и краткое слово – «Россия».В этом выпуске вы также услышите:– Фарфоровый завод Гарднера.

франция

москва

россия

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Владимир Бычков

https://cdnn21.img.ria.ru/images/147864/47/1478644726_749:0:3743:2994_100x100_80_0_0_905ee0b9ba84015abc1396146c74b9f7.jpg

Владимир Бычков

https://cdnn21. img.ria.ru/images/147864/47/1478644726_749:0:3743:2994_100x100_80_0_0_905ee0b9ba84015abc1396146c74b9f7.jpg

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/1e/1734780619_167:0:2834:2000_1920x0_80_0_0_21e41ccf4fc48daab0955e0bc9fbf0d9.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Владимир Бычков

https://cdnn21.img.ria.ru/images/147864/47/1478644726_749:0:3743:2994_100x100_80_0_0_905ee0b9ba84015abc1396146c74b9f7.jpg

в эфире, подкасты – радио sputnik, общество, история, франция, москва, наполеон бонапарт, александр пушкин, петр багратион, александр i, отечественная война (1812), александр суворов (хоккей), россия

В мае 1839 года скончался Денис Васильевич Давыдов. Генерал-лейтенант, один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года, военный историк, мемуарист, поэт.

Некий сослуживец Давыдова в предисловии к одному из последних сборников стихотворений партизана написал: «Его благословил великий Суворов: благословение это ринуло его в боевые случайности на полное тридцатилетие… Спокойствие и мир – и о Давыдове нет слуха, его как бы нет на свете. Но повеет войною ‒ и он уже тут, торчит среди битв, как казачья пика. Снова мир – и Давыдов опять в степях своих, опять гражданин, семьянин, пахарь, ловчий, стихотворец, поклонник красоты».

И лишь немногие поначалу догадались, что эти строки написал вовсе не сослуживец поэта-партизана, а он сам.

Денис Давыдов родился и вырос в военной среде. Отец – бригадир Василий Денисович, командир Полтавского легкоконного полка. Однажды, когда Денису было девять лет, в гости к его отцу приехал Суворов. Гениальный полководец сказал ему про сына: «этот удалый, будет военным, я не умру, а он уже три сражения выиграет».

По воспоминаниям, «Давыдов был не хорош собою; но умная, живая физиономия и блестящие, выразительные глаза – с первого раза привлекали внимание в его пользу. Голос он имел пискливый; нос необыкновенно мал; росту был среднего, но сложен крепко, и на коне, говорят, был как прикован к седлу. Наконец, он был черноволос и с белым клоком на одной стороне лба».

В начале Отечественной войны Денис Давыдов, служивший тогда в Ахтырском гусарском полку, явился к князю Петру Ивановичу Багратиону с докладом: «Главнокомандующий приказал доложить Вашему Сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить». Багратион, у которого, как и положено кавказцу, нос был внушительных размеров, спрашивает у бравого гусара: «Неприятель у нас на носу? на чьем? если на вашем, так он близко; а коли на моем, так мы успеем еще отобедать»…

Несмотря на малый рост, Давыдов был принят в 1801 году, в год воцарения Александра I, в Кавалергардский полк. В 17 лет уже гвардейский поручик. Это на два чина больше, чем в армии: поручик в гвардии – это капитан или ротмистр в войсках. В общем, своею военную карьеру Денис Давыдов начинал блестяще, если бы не одно «но» – его страсть к стихотворству. Он распространял среди сослуживцев и знакомых в петербургском обществе свои рукописные басни и эпиграммы. Одна из басен – «Голова и ноги» – обратила на себя внимание властей. Это саркастическое обращение подчиненных Ног к повелевающей Голове начиналось так:

«Уставши бегать ежедневно

По лужам, по грязи, по жесткой мостовой,

Однажды Ноги очень гневно

Разговорились с Головой:

«Как мы несчастны, Боже мой,

Что век осуждены тебе повиноваться!..»

Заключительная фраза гласила: «Смысл этой басни всякий знает»…

И Давыдов оказался прав: император Александр Павлович верно понял «смысл» опуса – и вскоре остроумный поэт был переведен из кавалергардов в Белорусский гусарский полк, расквартированный в Малороссии.

В 1805 году началась война с Наполеоном, и бравый Денис Васильевич так бы и прозябал в своем захолустье, вдали от войны, если бы не решился на отчаянный поступок. Однажды ночью он проник к фельдмаршалу графу Михаилу Федотовичу Каменскому, назначенному главнокомандующим. По воспоминаниям, Каменский, маленький, сухонький старичок в ночном колпаке, чуть не умер от страха, когда перед ним появился Денис и потребовал отправить его на фронт. Каменский всего неделю командовал армией – и, как говорили потом, был снят, поскольку помутился рассудком: вышел к войску в заячьем тулупе, в платке и заявил: «Братцы, спасайтесь кто как может…» В армии шутили, что он спятил после появления перед ним ночью Дениса Давыдова…

Впрочем, это не более чем выдумка. Старый Каменский, против своей воли назначенный императором главнокомандующим, попросту растерялся, отдал приказ об отступлении и сдал командование армией своему подчиненному генералу Беннигсену. Александр I не стал предавать Каменского суду в уважение его былых заслуг, чина и возраста.

А Денису Давыдову ночное «посещение» Каменского помогло. Анекдот на все лады повторялся в обществе. И находчивому гусару помогла Мария Антоновна Нарышкина, фаворитка императора. Вскоре Давыдов был назначен адъютантом к генералу Петру Ивановичу Багратиону.

Он сражался в кампании 1807 года с французами в Пруссии, в 1809 – со шведами в Финляндии, в 1809‒1810 годах – с турками в Молдавии и на Балканах. За мужество и отвагу получил несколько наград, в том числе золотую саблю с надписью «За храбрость».А потом грянула Отечественная война, превратившая храброго гусара-поэта во всенародного любимца – предводителя партизанских отрядов, грозу наполеоновской армии. Знаменитое изображение на народном лубке Дениса Давыдова на лошади, в армяке, с окладистой бородой и с иконой на груди можно было встретить повсюду – от аристократического дома до простой крестьянской избы. И не только в России. Такой портрет, например, украшал кабинет писателя Вальтера Скотта…Кстати, по иронии судьбы, село Бородино, где произошла великая битва, предопределившая исход войны, принадлежало семье Давыдовых.

А еще до этого подполковник Давыдов предложил князю Багратиону разработанный им план партизанских действий. Партизаны, по его мысли, должны были дополнять операции регулярных частей, проводить, говоря сегодняшними реалиями, разведывательно-диверсионные операции. Багратион одобрил план и доложил о нем Кутузову. Давыдов получил под свою команду 30 гусар и 80 казаков. И тогда никто не мог подумать, что идея партизанской войны, предложенная Давыдовым, ее успешное проведение, переживет века и распространится по всему миру.

Позднее число армейских партизанских отрядов выросло. Их возглавляли, помимо Давыдова, Сеславин, Фигнер, Дорохов. Были и крестьянские партизанские отряды: Герасима Курина, Федора Потапова, Василисы Кожиной…

Эта «малая война» была эффективной: Наполеон нес большие людские и материальные потери, была фактически нарушена связь французской армии с тылом. Подсчитано, что осенью 1812 года только за шесть недель партизаны уничтожили около 30 тысяч вражеских солдат.

Кутузов в донесении Александру I, рассказывая о визите Лористона в его ставку, в частности, сообщал, что наполеоновский парламентер «более всего распространился об образе варварской войны, которую мы с ними ведем; сие относительно не к армии, а к жителям нашим, которые нападают на французов, поодиночке или в малом числе ходящих, поджигают сами домы свои и хлеб, с полей собранный, с предложением неслыханные такие поступки унять. Я уверял его, что, ежели бы я и желал переменить образ мыслей сей в народе, то не мог бы успеть для того, что они войну сию почитают, равно как бы нашествие татар, и я не в состоянии переменить их воспитание».

Странные претензии. Да, в XVIII веке в Старом Свете привыкли к тому, что народ не имеет «прямого» отношения к войне. Просто неприятельские, да и подчас и свои военные их «всего лишь» перманентно грабят и насилуют. А народ молчит, как безропотная скотинка. И платит контрибуции победителям. Но Россия – не Европа. И никому, думается, не надо объяснять, как и почему война против армии «двунадесяти языков» Наполеона приняла у нас народный характер…

А Давыдов, несмотря на свои подвиги, не раз испытывал на себе переменчивость фортуны. Так, в 1813 году он отбил у французов большой обоз. Но вместо благодарности был отстранен от командования отрядом, поскольку, как было сказано в докладной записке, своим самовольным маневром оголил фланг русской армии. Уже за отличия в боях во Франции Давыдов в январе 1814 года был произведен в генерал-майоры. Однако вскоре звание отобрали: дескать, военная канцелярия что-то напутала, другой Давыдов произведен в генералы. А Денис Васильевич получит свои кровно заработанные генеральские эполеты лишь два года спустя…

Но слава партизана и поэта открывала перед Давыдовым двери любых салонов и собраний. Он дружил с Пушкиным, Жуковским, Вяземским, Баратынским, Катениным, был членом литературного общества «Арзамас». Декабристы пытались привлечь его в свою тайную организацию. Однако Денис Васильевич не разделял их революционных прожектов, фантазий и восторгов. Он написал о видном декабристе Михаиле Орлове: «Что мне до конституционных прений! Мне жалок Орлов с его заблуждением, вредным ему и бесполезным обществу. Я ему говорил и говорю, что он своею болтовней воздвигает только преграды к своей службе, на которой он мог быть истинно полезен отечеству»…

При Николае I Давыдов воевал на Кавказе, сражался в персидской кампании 1826 года, участвовал в подавлении польского восстания 1831 года. Впрочем, и новый монарх к нему относился с предубеждением. И, в конце концов, это принудило Дениса Васильевича выйти в отставку в чине генерал-лейтенанта. Он покидал военную службу с огромным сожалением: «Я, который оставляю в покое и кресты, и ленты, и чины, совсем ничего не желаю, кроме команды и неприятеля, меня не только первых, но и последних лишают».

Но неисправимый оптимизм Давыдова все-таки победил: «Не позволяют драться, я тогда буду писать о том, как дрались». Он писал как воспоминания, так и работы по военной истории: «Встреча с великим Суворовым», «Встреча с фельдмаршалом графом Каменским», «Воспоминание о сражении при Прейсиш-Эйлау», «Тильзит в 1807 году», «Дневники партизанских действий», «Опыт теории партизанского действия», «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?».

Давыдов первым попытался развеять миф о «генерале Морозе», доказав, что армия Наполеона был разгромлена еще до наступления сильных морозов:

«во все время шествия французской армии от Москвы до Березины, то есть в течение двадцати шести дней, стужа, хотя и не чрезвычайная (от двенадцати до семнадцати градусов), продолжалась не более трех суток. Между тем французская армия при выступлении своем из Москвы состояла, по списку французского главного штаба… из ста десяти тысяч человек свежего войска, а по словам всех историков кампании, представляла только сорок пять тысяч по прибытии своем к берегам Березины. Как же подумать, чтобы стодесятитысячная армия могла лишиться шестидесяти пяти тысяч человек единственно от трех- или пятисуточных морозов, тогда как гораздо сильнейшие морозы в 1795 году в Голландии, в 1807 году во время Эйлавской кампании, продолжавшиеся около двух месяцев сряду… скользили, так сказать, по поверхности французской армии, не проникая в средину ее, и отстали от ней, не разрушив ни ее единства, ни устройства?

Все это приводит нас к тому уверению, что не стужа, а другое обстоятельство было причиною разрушения гигантского ополчения».

Давыдов специально выделяет слова генерала Гурго, адъютанта Наполеона, который говорит о том, что Березина не была покрыта льдом во время переправы французской армии. О каком же тогда «генерале Морозе» можно говорить?. .

И еще одно соображение. Русская армия была обмундирована еще со времен Петра I на европейский манер, так что ни о каком нашем «преимуществе» перед холодами речи быть не может. И никакие привычки и закаливание при морозе надолго не помогут.

И все-таки надо сказать, что попытка Давыдова развеять миф о «генерале Морозе» не удалась – в Европе он пустил глубокие корни. Гитлеровские войска свое поражение под Москвой в 1941 году тоже оправдывали вмешательством «генерала Мороза». Оно, конечно, понятно: на миф, легенду можно списать все, в том числе и свои судьбоносные, а подчас и просто глупые просчеты. Впрочем, с тех времен изменилось немногое – миф лишь упростили для обывательского понимания, заменили словосочетание «генерал Мороз» на более емкое и краткое слово – «Россия».

В этом выпуске вы также услышите:

– Фарфоровый завод Гарднера.

Денис Давыдов

Биография

Денис Васильевич Давыдов (русский: ????? ?????????? ???????) (27 июля 1784 г. — 22 апреля 1839 г.) был русским солдатом-поэтом периода наполеоновских войн. кто изобрел определенный жанр? гусарская поэзия отличалась гедонизмом и бравадой? и эффектно устроил свою жизнь, чтобы проиллюстрировать такую ​​​​поэзию.

Давыдов происходил из знатного русского дворянского рода. Получив известность как неутомимый партизан-лидер Отечественной войны в России, он стал одним из самых популярных мужчин в стране.Юноши пушкинского окружения видели в нем образцового романтического героя, ценили его общество и декабристы.

Стихи Давыдова читаются как дневник гусара и бонвивана, которым он был. Восхищенные Белинским своей органичностью и русскостью, они обращаются к таким темам, как мужество в бою, блудницы, водка и ценность настоящей дружбы. В них он воспевает безрассудную доблесть, как на поле боя, так и перед бутылкой.

Дикция в некоторых его стихах весьма нетрадиционна, иногда слова приходится заменять точками, но всегда она полна духа и отличного ритмического хода. Его более поздние стихи вдохновлены поздней любовью к очень молодой девушке. Они страстно сентиментальны и так же живы и живы по дикции и ритмической эластичности, как его гусарские стихи. Пушкин высоко ценил его поэзию и говорил, что Давыдов указал ему, как быть оригинальным[1].

Литературная маска лихого гусара опровергается некоторыми менее известными произведениями Давыдова. Он выпустил «Очерк теории партизанской войны» (1821) и «Некоторые события из жизни Дениса Васильевича Давыдова» — серию воспоминаний о военной жизни, использованную Львом Толстым в «Войне и мире».Давыдов даже появляется в романе Толстого в образе Василия Денисова. По словам Д. С. Мирского, «в своей автобиографии он предается настоящей оргии каламбуров и шуток, не всегда в лучшем вкусе. язык» [2].

[править] Литература
В эту статью включен текст из книги Д.С. Мирского «История русской литературы» (1926-27), которая сейчас находится в открытом доступе.Д. С. Мирский. История русской литературы. Издательство Северо-Западного университета, 1999. ISBN 0-8101-1679-0. Страница 118.

[править] Внешние ссылки
(Русский) Биография
(Русский) Стихи
Получено с «http://en.wikipedia.org/wiki/Denis_Davydov»



Виктор Ерофеев
Виктор Ерофеев ( русский : ?????? ??????? ; род. 1947 г.) — российский писатель, сын высокопоставленного советского дипломата (тесно сотрудничавшего со Сталиным). Он провел часть своего детства в Париже, что объясняет, почему большая часть его работ была переведена…

Дурова Надежда
Дурова Надежда Андреевна (рус. ??????? ????????? ??????), также известная как Александр Дуров, Александр Соколов и Александр Андреевич Александров (1783, Киев — 21 марта 1866, Елабуга) женщина, ставшая орденоносцем русской кавалерии…

Иван Барков
Биография Иван Барков родился в 1732 году в семье православного священника. В детстве он посещал православную школу, но в 16 лет выиграл поступление в МГУ и стипендию. Он любил язык и поэзию, которые были его основным направлением…

Евгений Баратынский
Евгений Абрамович Баратынский (русский: ??????? ????????? ??????? ????, 2 марта 1800 г. – 11 июля 1844 г.) был отмечен Александром Пушкиным как лучший русский поэт-элегик. После длительного периода, когда его репутация пошла на убыль, Баратынский был открыт заново…

Белла Ахмадулина
Белла (Изабелла) Ахатовна Ахмадулина (русский: ????? ???????? ?? ????????) — русский поэт, которого Иосиф Бродский назвал лучшим из ныне живущих русскоязычных поэтов.Белла родилась 10 апреля 1937 года в Москве. Ахмадулина была единственной…

Биография



Денис Давыдов Статистика | FBref.com

Стандартная статистика: Национальные лиги

Сравнить Денис Давыдов с

Питаться от

Стрельба: Внутренние лиги

Игровое время: Внутренние лиги

Разная статистика: Внутренние лиги

О FBref.

ком

FBref.com запущен (13 июня 2018 г.) с покрытием национальных лиг Англии, Франции, Германии, Италии, Испании и США. С тех пор мы неуклонно расширяем наше покрытие, включая национальные лиги из более чем 40 стран, а также национальные кубки, суперкубки и молодежные лиги из ведущих европейских стран. Мы также добавили покрытие для крупных международных кубков, таких как Лига чемпионов УЕФА и Кубок Либертадорес.

FBref включает в себя то, что мы считаем одним из самых полных источников данных о женском футболе в Интернете.Это включает в себя всю историю чемпионата мира по футболу среди женщин, а также последние сезоны национальных лиг из девяти стран.

В сотрудничестве со StatsBomb мы включаем расширенные аналитические данные, такие как xG и xA, для избранных соревнований. Для получения дополнительной информации о модели ожидаемых голов и о том, какие соревнования рассматриваются, см. наш пояснитель xG.

Просмотр дополнительной информации

Денис Давыдов — Дом

ACM DL представляет собой обширный репозиторий публикаций по всей области вычислительной техники.

ACM намерен сделать получение любой статистики публикации понятной для пользователя.

  1. Среднее число цитирований на статью = Общее количество цитирований, деленное на общее количество публикаций.
  2. Счетчик цитирования = совокупное общее количество раз, когда все авторские работы этого автора цитировались другими работами в библиографической базе данных ACM. Были захвачены почти все списки ссылок в статьях, опубликованных ACM.Списки литературы от других издателей менее хорошо представлены в базе данных. Неразрешенные ссылки не включаются в счетчик цитирования. Счетчик цитирования — это цитирование любого типа работы, но учитываются ссылки только ИЗ журнальных и научных статей. Списки литературы из книг, диссертаций и технических отчетов обычно не фиксируются в базе данных. (Счетчики цитирования для отдельных работ отображаются вместе с отдельной записью, указанной на странице автора.)
  3. Количество публикаций = все произведения любого жанра во вселенной библиографической базы данных компьютерной литературы ACM, автором которой является это лицо.Работы, в которых человек играет роль редактора, советника, председателя и т. д., перечислены на странице, но не входят в число публикаций.
  4. Годы публикации = промежуток времени от самого раннего года публикации работы этого автора до самого последнего года публикации работы этого автора, зафиксированной в библиографической базе данных компьютерной литературы ACM (The ACM Guide to Computing Literature, также известный как «Путеводитель».
  5. Доступно для скачивания = общее количество работ этого автора, полные тексты которых могут быть загружены с сервера полнотекстовых статей ACM. Загрузки из внешних полнотекстовых источников, на которые есть ссылки из библиографического пространства ACM, не считаются «доступными для загрузки».
  6. Среднее количество загрузок статьи = Общее количество совокупных загрузок, разделенное на количество статей (включая мультимедийные объекты), доступных для загрузки с серверов ACM.
  7. Загрузок (всего) = Общее количество загрузок всех работ этого автора с сервера полнотекстовых статей ACM с момента первого подсчета загрузок в мае 2003 года.Отображаемые счетчики обновляются ежемесячно и поэтому отстают от текущей даты на 0-31 день. Роботизированная активность удаляется из статистики загрузок.
  8. Загрузок (12 месяцев) = Совокупное количество загрузок всех работ этого автора с сервера полнотекстовых статей ACM за последние 12 месяцев, для которых доступна статистика. Отображаемые счетчики обычно отстают от текущей даты на 1-2 недели. (Количество загрузок за 12 месяцев для отдельных произведений отображается вместе с отдельной записью. )
  9. Загрузки (6 недель) = Совокупное количество раз, когда все работы этого автора были загружены с сервера полнотекстовых статей ACM за последний 6-недельный период, для которого доступна статистика. Отображаемые счетчики обычно отстают от текущей даты на 1-2 недели. (Количество загрузок за 6 недель для отдельных работ отображается вместе с отдельной записью.)

Денис Давыдов, русский солдат и поэт, c1828 (фотографии, гравюры, рамы, плакаты,…) #14853609

Фотографический снимок Дениса Давыдова, русского солдата и поэта, около 1828 г. Художник: Джордж Доу

Денис Давыдов, русский солдат и поэт, около 1828 г. Давыдов (1784–1839) стал знаменитостью благодаря своим подвигам в качестве лидера партизан во время вторжения Наполеона в Россию в 1812 году. Он изобрел жанр поэзии, известный как гусарская поэзия, известная своим изображением гедонизма и бравады в военной жизни. Находится в собрании Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург

.

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 14853609

Денис Васильевич Давыдов

Искусство Автор Тело кавалерист Цвет Цвет Концепция Страна Лихой Давыдов Доу Денис Денис Давыдов Лицо Изображения изобразительного искусства Джордж Джордж Доу Голова Голова и плечи гусар Литература Место нахождения Мужчина военная форма Усы Наполеоновские войны Род занятий Картина Люди Поэт Поэзия Портрет Профессия Россия русский Солдат Солдаты Тело Герой войны Писатель

Печать 10 x 8 дюймов (25 x 20 см)

Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для обрамления

проверить

Гарантия Pixel Perfect

чек

Изготовлен из высококачественных материалов

проверить

Необрезанное изображение 20.3 х 23,5 см (оценка)

чек

Отделка профессионального качества

чек

Размер изделия 20,3 x 25,4 см (ориентировочно)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Отпечатано на бумаге архивного качества для непревзойденной стойкости изображения и великолепной цветопередачи с точной цветопередачей и плавными тонами. Отпечатано на профессиональной бумаге Fujifilm Crystal Archive DP II плотностью 234 г/м². 10×8 для альбомных изображений, 8×10 для портретных изображений.Размер относится к используемой бумаге в дюймах.

Код продукта dmcs_14853609_676_0

Фотопечать Печать плакатов Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Печать на холсте Художественная печать Антикварные рамы Фото Кружка Установленное фото Премиум обрамление Металлическая печать Стеклянная подставка Коврик для мыши Подушка Сумка акриловый блок Стеклянная рамка Стеклянные коврики

Полный ассортимент художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для оформления) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляются через несколько дней.

Фотопечать (8,50–182,43 долл. США)
Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для оформления.

Печать плакатов (13,37–72,97 долл. США)
Бумага для постеров архивного качества, идеальна для печати больших изображений

Принт в рамке (54,72–279,73 долл. США)
Наши современные репродукции в рамке профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Пазл ($34.04 – 46,21 долл. США) Пазлы
— идеальный подарок на любой праздник

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долл. США)
Поздравительные открытки, подходящие для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Печать на холсте (36,48–231,08 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию картины на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Художественная печать (36,48–486,49 долл. США)
Наши репродукции произведений изобразительного искусства с мягкой текстурированной натуральной поверхностью — это лучшее, что может быть лучше оригинальных произведений искусства, — они соответствуют стандартам самых требовательных музейных хранителей.

Старинные рамы (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских репродукций в рамке со скошенным краем

Фотокружка ($12,15)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные кружки с фотографиями станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Установленная фотография (15,80–158,10 долл. США)
Отпечатанные фотографии поставляются в специальном картонном футляре, готовые к рамке

Каркас премиум-класса (109 долл. США.45 – 352,70 доллара США)
Наши превосходные репродукции в рамке премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Металлический принт (144,73–485,28 долл. США)
Изготовленные из прочного металла и с использованием роскошных технологий печати, металлические принты оживляют изображения и придают современный вид любому пространству

Стеклянная подставка (9,72 долл. США)
Индивидуальная стеклянная подставка. Также доступны элегантное полированное безопасное закаленное стекло и термостойкие коврики под стол

.

Коврик для мыши ($17.02)
Фотопринт архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышами.

Подушка (30,39–54,72 долл. США)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Большая сумка (36,43 долл. США)
Наши большие сумки изготовлены из мягкой прочной ткани и снабжены ремнем для удобной переноски.

Acrylic Blox (36,48–60,80 долл. США)
Обтекаемый, односторонний современный и привлекательный принт на столешнице

Стеклянная рамка (27 долларов США.96 – 83,93 доллара США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, кроме того, мониторы меньшего размера можно использовать отдельно на встроенной подставке.

Стеклянные салфетки (60,80 долл. США)
Набор из 4 стеклянных салфеток. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Соответствующие подставки также могут быть доступны

История ВИЧ-положительного просителя убежища Дениса Давыдова | Здоровье | Lifestyle

Гей, ВИЧ-положительный беженец Денис Давыдов вернулся в Сан-Хосе, штат Калифорния., после 46 дней содержания под стражей в центре заключения Кроум в Майами. Сотрудники Таможенно-пограничной службы (ТПО) задержали Давыдова за просроченную въездную визу, несмотря на то, что он ожидал предоставления убежища. Его дело сейчас передано в Калифорнию, но дата следующего суда остается неизвестной.

В России Давыдов годами не имел доступа к лекарствам от ВИЧ. Другие преследовали его за то, что он гей. Он сказал: «Я даже не хочу думать о том, что будет со мной, если меня отправят туда». В Кроме он снова нашел бесчеловечные условия.«Охранники называли нас по номеру и стране происхождения, как будто мы даже не были людьми. Я был просто «Россия XYZ», — сообщил Давыдов.

Давыдов приехал в США в сентябре 2014 года и подал прошение о предоставлении убежища в июне 2015 года. Служба гражданства и иммиграции США (USCIS) предоставила 30-летнему россиянину «статус ожидания убежища». Этот статус позволяет ему оставаться в США, даже если срок действия его визы истечет, пока USCIS рассматривает его заявление о предоставлении убежища.

Лица, ищущие убежища, должны оставаться в пределах США.С., пока их дело не будет решено. В начале марта Давыдов отправился в поход на Виргинские острова США.

Когда 13 марта он пытался сесть на свой рейс домой в Сан-Хосе, штат Калифорния, агенты CBP задержали Давыдова в Сент-Томасе, Виргинские острова. В то время у него была физическая документация о его ожидающем статусе убежища от USCIS. CBP обвинила Давыдова в «просрочении срока действия визы», но USCIS предоставила ему разрешение оставаться в США, пока его дело находится на рассмотрении. Люди, ожидающие статуса убежища, часто «просрочивают» свою визу. По данным Immigration Equality (IE), у агентов CBP не было законных оснований для задержания, поскольку дело Давыдова о предоставлении убежища все еще рассматривалось.

Непонятно, за что CBP задержала Давыдова. Джеки Йодашкин из IE сообщил, что до задержания Давыдова агенты CBP не нашли у него лекарства от ВИЧ. Они также не нашли гей-порно или других гей-«индикаторов». Йодашкин указал, что Давыдов говорит с акцентом.

Пока Давыдов мог получить лекарства от ВИЧ в Кроме, у него развилась молочница.Дежурный врач сказал Давыдову, что ему необходимо обратиться к специалисту. Прождав шесть часов, чтобы увидеть этого специалиста, ему так и не оказали медицинскую помощь. С тех пор молочница прошла.

Йодашкин сказал, что в настоящее время IE представляет 56 российских ЛГБТ, ищущих убежища в США. Ямайка, Мексика и Россия производят наибольшее количество просителей убежища в США. Российские просьбы о предоставлении убежища увеличились после 2013 года, когда Россия приняла закон о борьбе с пропагандой ЛГБТ.