Содержание

«Без лести предан». Загадочные страницы русской истории

«Без лести предан»

Думается, вопрос этот мог бы украсить любую военно-историческую викторину: «Кто из русских военачальников в 1809 году упросил императора Александра I не награждать его высшим российским орденом св. Андрея Первозванного, а в 1814-м — отменить приказ о производстве его в чин генерал-фельдмаршала?» Можно добавить, что через год этот генерал встал на колени, умоляя царя не заводить в России военных поселений.

Тем, кто не узнал, уточняем — это граф А. А. Аракчеев, второй после генерала Вязьмитинова военный министр (1808–1810). Он считается одним из самых одиозных персонажей российской истории. Алексею Андреевичу отказывают буквально во всем — в воинском мужестве, уме, благородстве, честности, а его заслуги перед Отечеством напрочь забыты. Так, в недавно выпущенном «Военном энциклопедическом словаре», сказано:

«Аракчеев Алексей Андреевич (1769–1834), российский военный деятель, генерал от артиллерии (1807), временщик при Александре I.

Занимал должность генерал- квартирмейстера армии, инспектора артиллерии, военного министра и др., насаждал в армии прусские военные порядки, палочную дисциплину, изжившую себя линейную тактику. В 1815–1825 гг. фактический руководитель государства, организатор и главный начальник военных поселений. Осуществлял реакционную политику крайне жестокими методами (отсюда порицательно — аракчеевщина)».

Прямо-таки созвучно А. И. Герцену: «Аракчеев, без сомнения, одно из самых гнусных лиц, всплывших после Петра I на вершины русского правительства». Неужели это современный научный взгляд на Алексея Андреевича?

Видно недаром «Аракчеев сказал однажды Ермолову: “Много ляжет на меня незаслуженных проклятий”», — что зафиксировано в «Военных записках» Д. В. Давыдова. В книге поэта-партизана есть, кстати, и такое утверждение: «Граф Аракчеев находился с 1808 года в весьма хороших отношениях с Ермоловым…» Это важно отметить потому, что Алексей Петрович, «протектор Кавказа», известен как человек независимый, гордый, самолюбивый, так что наличие «весьма хороших» с ним отношений характеризует Алексея Андреевича положительно.

Между тем всего за три года до того Ермолов надерзил графу, эта история получила огласку…

«Проходя из местечка Биржи, инспектор всей артиллерии граф Аракчеев делал в Вильне смотр моей роты, — написано в «Записках А. П. Ермолова». — Я, неблагоразумно и дерзко возразя на одно из его замечаний, умножил неблаговоление могущественного начальника, что и чувствовал впоследствии». Дело в том, что, получив замечание за состояние лошадей, подполковник Ермолов отвечал: «Жаль, ваше сиятельство, что в артиллерии репутация офицеров очень часто зависит от скотов».

Сколько карьер и судеб разрушено подобными «каламбурами»! Но Аракчеев — злопамятный и мстительный, как считается, через три года помогает Алексею Петровичу получить генеральский чин. Почему? Да потому, что деловые качества Ермолова казались ему гораздо важнее, чем вздорный характер оного… Граф всегда ставил на первый план интересы дела.

Тому в подтверждение — точка зрения А. А. Керсновского: с Графа Аракчеева по справедливости можно назвать создателем современной русской артиллерии. Она — плод его трудов, двадцатилетней упорной планомерной продуманной работы, как теоретической, так и практической. С этих времен у нас завелся тот артиллерийский дух, установились те артиллерийские традиции, носители которых на всех полях Европы отстояли за русской артиллерией место, указанное ей суровым гатчинцем, — первой в мире. Из многотрудной аракчеевской школы вылетели орлы наполеоновских войн — Ермолов, Яшвиль, Никитин, Костенецкий, Железное…»

В советской историографии никто не рисковал именовать Ермолова «орлом из Аракчеевского гнезда»…

А вот, кстати, как считал отставной артиллерийский полковник В. А. Сухово-Кобылин, отец драматурга: «Неоспорно, что Аракчеева было бы странно назвать человеком добрым; неоспорно и то, что он был неумолим к иным проступкам, как, например, ко взяточничеству или нерадению по службе. Тому, кто пробовал его обмануть (а обмануть его было трудно, почти невозможно), он никогда не прощал; мало того: он вечно преследовал виновного, но и оказывал снисхождение к ошибкам, в которых ему признавались откровенно, и был человеком безукоризненно справедливым; в бесполезной жестокости его никто не вправе упрекнуть…» Вообще, если обратиться к мемуарам, то граф предстает в них отнюдь не в образе однозначного беспощадного чудовища.

«Трудолюбие его было беспримерное, он не знал усталости, и, отказавшись от удовольствий света и его рассеянностей, он исключительно жил для службы, чего и от подчиненных своих требовал… Отличительная черта в характере Аракчеева состояла в железной воле; он не знал никаких препон своему упрямству, не взирал ни на какие светские приличия, и все должно было ему покоряться…» — так писал генерал-лейтенант А. И. Михайловский- Данилевский.

Граф Аракчеев принадлежал к тем редким людям, которые всего для себя добились сами. Хотя справедливости ради следует сказать, что XVIII столетие в России оказалось на редкость богато такими именами — А. Д. Меншиков, А. Г. Орлов, г. А Потемкин. И безусловно — Аракчеев.

Сын отставного майора, он семи лет от роду был привезен в Санкт-Петербург поступать в кадетский корпус. Немногие деньги у его отца закончились, а заявление о приеме все еще бродило по канцеляриям… «Я и теперь помню еще эту ступеньку, на которой, среди других нищих, заняли мы свое место», — признался под конец своей жизни всесильный граф, который, кстати, любое поступавшее к нему прошение рассматривал немедленно.

В конце концов Алексея приняли в корпус, где он не только быстро догнал в науках сверстников — до этого единственным его учителем был сельский дьячок, — но вскорости и превзошел их. А это, в сочетании с «мрачным и уединенным характером» и очень некрасивой внешностью, вызвало ненависть к нему однокашников. «Не было дня, чтобы они его не били и он не орошал слезами бедной подушки», — записал со слов графа генерал-майор С. И. Маевский.

Подобное «воспитание» вряд ли создает «человеколюбцев». Зато специалист из него получился настолько отменный, что еще до того, как Алексей закончил курс, директор корпуса генерал П. И. Мелиссино разрешил ему посещать классы и заниматься по собственному плану и разумению, а по выпуску оставил преподавателем математики и артиллерии. Вскоре Аракчеев возглавил особую гренадерскую команду, составленную из лучших строевиков корпуса; потом граф Н. И. Салтыков взял его адъютантом, а в октябре 1792 года он уже командовал артиллерийской ротой в Гатчинском гарнизоне великого князя Павла Петровича.

«Благодаря своему уму, строгости и неутомимой деятельности сделался самым необходимым человеком в гарнизоне, страшилищем всех живущих в Гатчине и приобрел неограниченное доверие великого князя… У него был большой организаторский талант, и во всякое дело он вносил строгий метод и порядок, которые он старался поддерживать строгостью, доходившей до тиранства», — вспоминал генерал-майор Н. А. Саблуков. Он свидетельствовал, что Аракчеев «был действительно беспристрастен в исполнении суда и крайне бережлив на казенные деньги».

«Страшилище всех живущих в Гатчине», — изрядно сказано! Но следовало бы учесть мнение графа Ф. В. Ростопчина, что самый честный из людей, окружавших в ту пору Павла Петровича, «заслуживал быть колесованным без суда». Стараниями матушки Екатерины, ненавидевшей сына, в Гатчинский гарнизон в основном попадали отбросы рода человеческого.

Однако, когда император Павел I вступил на престол, люди, его окружавшие, тут же взлетели на небывалую высоту. Аракчеев стал генерал-майором лейб-гвардии Преображенского полка и комендантом Петербурга. Но главное, государь соединил его руку с рукой своего старшего сына, великого князя Александра, сказав: «Будьте друзьями». Их дружба продолжалась всю жизнь.

Аракчеев в царствование Павла I — тема большого рассказа. Он был командиром первого полка русской гвардии, генерал-квартирмейстером Русской армии, инспектором всей артиллерии, бароном, графом — Павел Петрович прибавил к его гербу девиз «Без лести предан». Но были также и две опалы, причем обе за дело… Под конец своего царствования государь, понимая, что беззаветно преданный Аракчеев необходим у трона, вызвал его из ссылки, однако заговорщики сумели задержать графа чуть ли не на городской заставе.

Два года спустя — 26 апреля 1803 года — Александр I вновь пригласил Аракчеева на службу, и он опять занял должность инспектора артиллерии.

«Во время последней кампании против французов (1806–1807) император собственными глазами убедился во многих беспорядках по военному управлению… Одною артиллерией, доведенною до совершенства графом Аракчеевым, остался он доволен, — свидетельствовал известный мемуарист Ф. Ф. Вигель. — Зная, сколь имя сего человека… было уже ненавистно всем русским, но полагая, что известная его энергия одна лишь в состоянии будет восстановить дисциплину в войске и обуздать хищность комиссариатских и провиантских чиновников, он не поколебался назначить его военным министром».

13 января 1808 года граф встал во главе Военного министерства. 17 января он был также назначен генерал- инспектором всей пехоты и артиллерии. Время было весьма напряженное: только что закончилась очередная война с Францией, и многие понимали, что Тильзитский мир долгим не будет; продолжалась война с Турцией, хотя боевые действия были приостановлены ввиду мирных переговоров; на пороге была война со Швецией… В этой обстановке военный министр не мог быть просто номинальной фигурой, «другом государя» — как порой занимали ключевые государственные посты иные из фаворитов Екатерины И. Он должен был взвалить на себя и исполнять огромный объем обязанностей.

Вновь обратимся к свидетельству Михайловского- Данилевского, к его многотомному труду «Александр I и его сподвижники в 1812,1813,1814 и 1815 годах». Это биографии генералов, участников боев, портреты которых помещены в Военной галерее Зимнего дворца. Есть там и портрет Аракчеева, хотя считается, что не по праву, так как граф в боевых действиях не участвовал. Ну, к этому мы еще вернемся. А пока строки из биографического очерка:

«Двухгодовое начальствование графа Аракчеева военным министерством ознаменовалось многими замечательными переменами и улучшениями, особенно по части внутреннего устройства армии и ее управления. Между прочим, по его проектам были учреждены рекрутские депо, в которых получали фронтовое образование рекруты прежде поступления их в полки, и учреждены учебные гренадерские батальоны. Цель их — доставлять в армию сведущих унтер-офицеров…»

А вот — «История Русской армии»: «В бытность министром графа Аракчеева значительно сокращена переписка и упрощено делопроизводство… В 1809 году введено отдание чести и вообще приняты строгие меры к упрочению субординации и дисциплины в войсках, в частности в офицерской среде, сильно было распустившейся после смерти императора Павла».

Министру Аракчееву пришлось побывать и на театре боевых действий, причем не впервые, потому как до того он был в сражении при Аустерлице, состоял при государе, который, как известно, тогда находился на поле боя. В феврале 1809 года Александр I направил графа в Финляндию «с непременным повелением… двинуть войска в недра Швеции, через Ботнический залив». Дело в том, что, по словам Керсновского, «не веря в успех предприятия, генерал Кнорринг (главнокомандующий в Финляндии) и старшие начальники затягивали и откладывали его выполнение. К выступлению их побудил лишь посланный государем Аракчеев».

1 марта войска двинулись тремя колоннами через лед Ботнического залива в направлении Торнео, Умео и Аландских островов. Этот переход считался одной из славнейших страниц истории нашей армии. «Такова сила энергии графа Аракчеева, и ему одному принадлежит слава приведения в действие великой мысли Александра о перенесении русских знамен на шведский берег», — говорится в «Русском биографическом словаре». Александр I прислал графу свой орден св. Андрея Первозванного, но Аракчеев отказался от столь высокой чести.

5 сентября того же 1809 года между Швецией и Россией был заключен Фридрихсгамский мирный договор, а через год, с учреждением Государственного Совета, граф был назначен в этом Совете председателем Департамента военных дел, оставаясь при этом членом Комитета министров и сенатором. Его место в Военном министерстве занял генерал М. Б. Барклай де Толли…

Теперь вернемся к портрету Аракчеева в Военной галерее Зимнего дворца. Экскурсоводы утверждают, что помещен он здесь случайно, как бы «по блату». Но вот заметки графа о самых важнейших этапах его биографии, сделанные на прокладных листах принадлежавшего ему Евангелия. Верующий человек тут, как известно, душой кривить не станет: «Июня 17-го дня 1812 г. в городе Свенцянах призвал меня Государь к себе и просил, чтобы я опять вступил в управление военных дел, и с оного числа вся Французская война шла через мои руки, все тайные донесения и собственноручные повеления Государя Императора». Значит, участие в войне Аракчеев принимал, и немалое. К тому же в 1813 году он сопровождал государя, находившегося в Действующей армии, участвовал в боях при Люцене и Бауцене… Недаром же его, одновременно с М. Б. Барклаем де Толли, Александр I хотел произвести в генерал-фельдмаршалы. Граф отказался.

Одна из «претензий» современников и потомков к Аракчееву заключена в том, что это якобы он придумал «военные поселения», которые так и вошли в историю «аракчеевскими». Между тем и здесь Алексей Андреевич явился всего лишь ревностным исполнителем монаршей воли.

«Императора Александра I весьма часто и болезненно смущала мысль, что солдат, выступая на защиту отечества, лишен даже утешения предоставить своей жене и детям особый кров, где он мог бы с уверенностью найти их по окончании службы… Его доброжелательной душе рисовались в будущем идиллии Геснера, садики и овечки, — писал сенатор Е. Ф. фон Брадке. — Но граф Аракчеев сначала был решительно против этого и был вынужден изъявить свое невольное согласие лишь из опасения, что тот, кто примет на себя выполнение этой любимой мечты, может сделаться его опасным соперником». (Можно ли упрекнуть графа в том, что он не желал иметь соперников? Кто из нас таковых иметь желает?)

Про «садики и овечек» — очень трогательно, но стоит учесть, что сенатор писал это в царствование императора Николая Павловича, брата Александра I, когда поселения еще существовали. Зато в «Истории Русской армии», написанной в 1930-х годах, тема раскрывается несколько шире: идею поселений государь позаимствовал у прусского ландвера и хотел претворить ее в жизнь еще до Отечественной войны. Не успел. Когда же предложение возникло вновь, то против него резко выступили фельдмаршал М. Б. Барклай де Толли, начальник штаба 1 — й армии генерал-лейтенант И. И. Дибич и граф Аракчеев, «видевшие, что это повлечет за собой расстройство и ослабление боеспособности войск». Тогда-то и встал Алексей Андреевич на колени: «Государь, вы образуете стрельцов!» Тщетно. «Александр Благословенный» заявил, что «поселения будут устроены, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова».

Описаний военных поселений и быта поселенцев сохранилось немало. Одно из них принадлежит перу Н. И. Греча — журналиста, писателя и просветителя: «Вместо привольных, хотя и невзрачных, крестьянских изб возникли красивенькие домики, вовсе неудобные, холодные, в которых жильцы должны были ходить, сидеть, лежать по установленной форме… Эти учреждения возбудили общий ропот, общие проклятия. Но железная рука Аракчеева, Клейнмихеля сдерживала осчастливленных, по мнению Александра, крестьян в страхе и повиновении».

Известно, что российские правители народ за людей не считали — так, «расходный материал» для экспериментов и реформ, проводимых Иваном Грозным, Петром Великим, Иосифом Сталиным… Вот и граф Аракчеев знал, что настоящего солдата можно воспитать только «строгостью». Великий князь Константин сформулировал это четко: «девятерых забьем — десятого выучим».

Пишем это не в оправдание графа — мол, время было такое, по-иному было нельзя… Можно было, и свидетельства тому есть. Жестокость же порой вела к катастрофе, чему примером стали события в л. — гв. Семеновском полку, «подтянуть» который Аракчеев поставил полковника Шварца. Тот взялся за дело так рьяно, что за несколько месяцев замучил солдат издевательствами, муштрой и побоями, в результате чего любимый государев полк взбунтовался…

Такие вот штрихи к портрету — не только личности, но и эпохи, эту личность породившей. Недаром Денис Давыдов так характеризовал Аракчеева: «…Отлично умный, хотя грубый и кровожадный солдат…» И дальше с искренним и понятным уважением: «Найдя после смерти своей любовницы Настасьи много писем с подарками, он собрал их в одну комнату; пригласив к себе всех просителей, имена которых находились в конце писем, он сказал им: “Это ваши вещи, пусть каждый возьмет свое”». Понятно, что дары, которые разного рода просители присылали Настасье Минкиной, чтобы она «замолвила словечко», были очень недешевые. Кто после того может упрекать графа в мелочности? А какое позорище было для «взяткодателей»!

После кончины императора Александра Павловича граф Аракчеев отошел от дел и поселился в своем имении Грузино, где создавал образцовую усадьбу. На ее территории он установил памятники Павлу I, Александру I и павшим в Наполеоновских войнах офицерам гренадерского графа Аракчеева полка. Немалые средства передал он на создание в Новгороде кадетского корпуса. Когда же в 1834 году Аракчеев умер, то оказалось, что все свои средства он передает в распоряжение императора, и Николай I распорядился отдать этому корпусу все его имущество.

«Личность Аракчеева в свое время сильно волновала воображение его современников, но едва ли она будет долговечна в памяти потомков, — утверждали авторы «Русского биографического словаря». — Он был строгим исполнителем служебного долга, так, как он понимал его, но при этом его деятельность была чужда тех возвышенных стремлений, которые не утрачивают своего обаяния даже тогда, когда бывают соединены с заблуждениями и неудачами. Он олицетворял жизнь со службою и, подчиняясь всем ее суровым требованиям, того же, с неумолимою и неразборчивою взыскательностью, требовал и от других… Этот преданный слуга Александра остался верен прежде всего отличавшему его грубому презрению к человеческому достоинству, к тем струнам души, без которых немыслимы верные слуги Царю и Отечеству».

Известно, однако, что никто в России в те времена человеческое достоинство в расчет не принимал и с людьми как таковыми не считался.

«В жизни моей я руководствовался всегда одними правилами, — говаривал Аракчеев. — Никогда не рассуждал по службе и исполнял приказания буквально, посвящая все время и все силы мои службе царской. Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут — да что делать?»

Под Новгородом мы побывали в одной воинской части — в военном городке, где во времена Аракчеева стоял гренадерский полк. Сохранившиеся здесь старинные казармы до сих пор зовутся «аракчеевскими».

— Сколько служу, никогда лучших казарм не видел, — сказал заместитель командира. — Построены добротно: зимой в них тепло, летом прохладно. Всегда сухо. Умел, значит, граф о солдатах заботиться…

Предан без лести

Помните, как недавно Путин поздравлял Михалкова с днем рождения, а тот в ответной речи выдал фразу: «Владимир Владимирович, дорогой, вы все знаете, все понимаете, я, поверьте, искренне предан, без лести. Ваше здоровье, дорогой!»?

У меня эта фраза про «предан без лести» прям занозой засела, ведь точно ее раньше слышал.

Наконец в The Insider напомнили:

«Все рассмотренные нами до сих пор свойства личности Аракчеева объясняют как нельзя лучше ту острую ненависть, которая скопилась со всех сторон около этого человека и к возбуждению которой по отношению к себе он имел особенную способность. В чувстве ненависти к Аракчееву с полным единодушием сходились самые разнообразные слои общества. Мы видели выше, как ликовали по случаю смерти Аракчеева его крепостные крестьяне. В войске его имя поносили и солдаты, и офицеры: солдатские песни и ходившие в среде офицеров сатирические стихи в 20-х годах прошлого столетия часто были посвящаемы выражению негодующих чувств по адресу Аракчеева. Точно такое же отношение наблюдается и в среде крупных сановников того времени… Все они в своих письмах называют Аракчеева не иначе, как «змей», или «проклятый змей», или «неистовый изверг» и т. п. Наконец, и в широких слоях как столичной, так и провинциальной публики, в тысячеустой молве народной, имя Аракчеева произносилось с отвращением и содроганием. Вигель пишет в своих мемуарах, что он в раннем детстве слышал в провинциальном захолустье, как Аракчеева с омерзением и ужасом называли людоедом. Самые популярные остроты, приобретавшие тогда наибольшую распространенность, неизменно посвящались хуле на Аракчеева и, например по сообщению Фишера, знаменитый девиз аракчеевского герба «Без лести предан» был переделан публикою в «Бес лести предан».

Александр Кизеветтер. «Император Александр I и Аракчеев»

Смотрите, как тонко — Бес лести предан! Прелестно, прелестно!

Ну и еще имеется пушкинская эпиграмма на Аракчеева, цитирую:

Всей России притеснитель,
Губернаторов мучитель
И Совета он учитель,
А царю он — друг и брат.
Полон злобы, полон мести,
Без ума, без чувств, без чести,
Кто ж он? Преданный без лести,
Бляди грошевой солдат.

«Без лести предан» — Удачи и свободы Вашему Я! — LiveJournal

Граф Аракчеев являлся председателем Департамента военных дел Государственного совета…
Кроме этого он был доверенным лицом императора Александра I. Алексей Андреевич оставил о себе дурную славу жестокого тирана. Он пользовался всей полнотой власти и не стеснялся заявлять: «Государь — мой друг, и жаловаться на меня можно только Богу!». На его гербе красовалась надпись: «Без лести предан». Современники внесли свою поправку в характеристику фаворита: «Бес, лести преданный…»…

Надо признать, он вышел из семьи бедных помещиков и приехав в Петербург всего добился сам своей исполнительностью, твердым соблюдением воинского Устава и четким исполнением приказов. Его заметил Павел, который очень ценил именно эти качества. Он заслужил уважение будущего императора неутомимой деятельностью, знанием военной дисциплины, строгим подчинением себя установленному порядку.

Алексей Андреевич был пожалован комендантом Гатчины и впоследствии стал начальником всех сухопутных войск наследника. Он был необходим Павлу как «непревзойдённый в России мастер муштры».

Аракчеева боялись, ненавидели и презирали.

«Надменный временщик, и подлый, и коварный,
Монарха хитрый лжец и друг неблагодарный.
Неистовый тиран родной страны своей,
Взнесенный в важный сан пронырствами злодей!»

Так писал о нем Рылеев, и хотя имя Аракчеева в стихах не называлось, читатели прекрасно понимали, о ком идет речь.

Алексей Андреевич тоже все понимал и поэтому обратился к министру народного просвещения с требованием отдать под суд автора и цензора, допустившего эту сатиру. Сочувствовавший Рылееву Александр Иванович Тургенев подсказал министру дать Аракчееву такой ответ:

«Так как вы, ваше сиятельство требуете, чтобы я отдал под суд цензора за оскорбительные для вас выражения, то, прежде чем я назначу следствие, мне необходимо знать, какие именно выражения принимаете вы на свой счет?»

И Аракчеев предпочел отмолчаться…

Хотя у всех есть две стороны. Будучи влиятельнейшим вельможей, приближённым государя, Аракчеев, имея орден Александра Невского, отказался от пожалованных ему других орденов: в 1807 году от ордена св. Владимира и в 1808 году — от ордена св. апостола Андрея Первозванного. В 1814 году Аракчеев отказался от звания фельдмаршала.

Удостоившись пожалования портрета государя, украшенного бриллиантами, Алексей Андреевич бриллианты возвратил, а сам портрет оставил. Говорят, что будто бы император Александр Павлович пожаловал мать Аракчеева статс-дамою. Алексей Андреевич отказался от этой милости. Государь с неудовольствием сказал: «Ты ничего не хочешь от меня принять!» — «Я доволен благоволением Вашего Императорского Величества»…

После смерти Павла он честно служил и его сыну, твердо выполяя все приказы.

19 ноября 1825 года скончался Александр I. Аракчеев врервые изменил своим принципам и не принял участие в подавлении восстания декабристов. За это он был сразу отправлен в отставку Николаем I. Но либералы того времени этого не заметили. И в истории он остался лишь палачом и «душителем свободы».


Дом Аркачева на Мойке.

(С) разные места инета

Без лести предан

Автор: Даниил ВОЛКОВ
01.02.2012

 
 В оппозиции. Сергей Миронов с защитниками Химкинского леса  
   
   
Несмотря на разницу в росте, Сергей Миронов никогда не смотрит на Владимира Путина свысока
 
   
 
 
Своим активным участием в антипутинских митингах Геннадий Гудков поставил лидера своей партии в непростое положение
 
   
   
 Сергей Михайлович Миронов и в трудные времена умеет сохранять олимпийское спокойствие  
   

Сергей Миронов – тень Владимира Путина, которой ее «хозяин» все же иногда должен напоминать: «Знай свое место!»

Сергей Миронов в каком-то смысле самый загадочный из кандидатов в президенты. Не в том, что личность его представляется таинственной или в биографии, не дай бог, какие-нибудь темные пятна, вовсе нет. Загадка одна – что он делает в этой компании кандидатов, зачем идет на выборы? И, пожалуй, разгадать ее нам не удастся. Потому что даже сам Сергей Михайлович, складывается такое ощущение, не знает ответа на этот вопрос.
Напомним, что один раз в президентских выборах он уже участвовал – в 2004 году. Тогда, надо сказать, ответ на вопрос «зачем» он знал. Только лучше бы он придержал его при себе или соврал что-нибудь. А то – попал в анекдот.
Пожалуй, никто из кандидатов в президенты во всей мировой истории – во всяком случае, в истории цивилизованных стран – не давал столь странного ответа на вопрос о своих президентских амбициях, мотивациях и целях. Тогда, в 2004-м, напомню, кандидат в президенты Миронов заявил, что вообще-то он поддерживает кандидатуру Владимира Владимировича Путина и намерен за него голосовать. На последовавший вопрос, зачем в таком случае он сам выдвинулся, раз поддерживает кандидатуру собственного соперника, ответить внятно Миронов не смог. Да и какой мог быть ответ? У меня, мол, товарищи, раздвоение личности?..
На самом деле, конечно, никакого раздвоения личности у Миронова не было и нет. Был, как бы это сказать, недостаток политического опыта и избыток простодушия, в силу каковых Миронов и обмишулился, по сути дела выдав замысел Кремля.
В президенты он, верный путинец, не сам пошел. Его командировали – на случай, если остальные кандидаты снимут в последний момент свои кандидатуры и Владимир Путин окажется в своего рода «искусственном офсайте». Такая опасность была: лидеры «Яблока», КПРФ и ЛДПР решили в выборах не участвовать, мало того: Владимир Жириновский, словно новый Калигула, выдвинул вместо себя бывшего начальника своей охраны, мастера спорта по боксу и футболу, и выборы грозили принять вовсе комедийный оборот.
Однако самую комедийную ситуацию на тех выборах создал Сергей Миронов, раскрыв по наивности кремлевскую интригу. Бывший охранник Жириновского выглядел на его фоне куда солиднее. По мощам, как говорится, был и елей: набрав менее одного процента голосов, Миронов пришел к финишу последним.
Собственно, на этих выборах, 2012 года, ту же подстраховочную роль, что и Миронов в 2004 году, должен был сыграть иркутский губернатор Мезенцев. В отличие от Миронова он лишнего не говорил. Возможно, просто не успел. До финального забега его не допустили, увидев, что кандидатская команда и так формируется из вполне статусных фигур и неприятных сюрпризов ждать не надо. Мезенцев, правда, тоже угодил в неприятную ситуацию, когда его штаб застукали за подделкой подписных листов.

Не переключая лояльность
Впрочем, нельзя сказать, чтобы к 2004 году Сергей Миронов был совсем еще неопытным политиком. За плечами была большая жизнь: в 2004-м наш герой уже разменял шестой десяток. В первой ее половине он был инженером-геофизиком, в послесоветской России занялся в родном Ленинграде-Петербурге строительным бизнесом, а в 1994 году был избран депутатом городского Заксобрания первого созыва. Так он пришел в политику.
Ко всем переменам профессии Сергей Михайлович подходил очень основательно, каждый раз по новой получая высшее образование. В результате у него их накопилось четыре. Геофизик, юрист, философ, экономист – един в четырех лицах.
В Заксобрании новоиспеченный политик как взял с самого начала курс на поддержку мэра Анатолия Собчака, так никогда его и не менял. Говорим об этом без малейшей иронии. В те годы в Петербурге шла ожесточенная политическая борьба, причем на несколько фронтов, и многие ее участники не раз и не два «переключали лояльность». А вот вице-спикер Заксобрания Миронов как присягнул – в фигуральном, конечно, смысле – мэрии и лично Собчаку, так и оставался верен этой присяге. А взаимодействие между мэрией и депутатами координировал лично заместитель Собчака Владимир Путин.
И после падения Собчака в 1996 году Миронов не изменил принципам, оказавшись в оппозиции к новому мэру, Владимиру Яковлеву. Впрочем, порядочность и принципиальность бывает вознаграждена не только в сказках, но и в реальной жизни и, как ни странно, иногда даже в политике. После победы Владимира Путина в 2000 году на президентских выборах (Миронов был заместителем руководителя его избирательного штаба по Санкт-Петербургу) в мае 2001 года Яковлеву из администрации президента поступил сигнал: делегировать Миронова в Совет Федерации. Говорят, губернатор долго скрипел зубами по этому поводу, но делать было нечего…
А уже 5 декабря 2001 года Миронов был избран главой Совета Федерации, став третьим по важности человеком в государственной иерархии. Как видим, подлинно русская натура: долго запрягал, да быстро поехал.

Фальстарты
На высоком государственном посту от былой мироновской оппозиционности не осталось и следа. Да, впрочем, в реформированном годом раньше по инициативе президента Путина Совете Федерации оппозиционерам и делать было нечего..
Но, опять же, видимо, в силу природного простодушия натуры (и опять же – говорим об этом без малейшей иронии: посмотрите на лицо Сергея Михайловича, это действительно простодушный человек, теперь уже, конечно, царедворец, но, как сказал поэт, преданный без лести), Миронов захотел быть лояльнее всех и воплощать в жизнь путинские помыслы еще даже до того, как они будут артикулированы президентом. Как бы опережая желания и намерения патрона.
Так, первой его инициативой на новом посту стало предложение продлить срок президентских полномочий аж до 7 лет. Путину пришлось остудить пыл земляка, сказав, что считает такое увеличение нецелесообразным. На самом деле просто, видимо, время еще не пришло: мироновская инициатива, без упоминания имени автора, была одобрена семью годами позже и в сокращенном на год варианте.
Еще одним фальстартом обернулась организация в 2003 году новой партии – «Партии жизни». Конечно, идею «навеяло» сверху, организацию партии приветствовал лично Владимир Путин. И кремлевский замысел был вполне очевиден – умеренно левая, социалистическая партия, которая будет оттягивать на себя «ядерный» электорат КПРФ: пенсионеров и социально незащищенные слои населения. Но за дело, похоже, взялись неумелые исполнители и завалили его, едва начав. Партия вошла в историю одной, причем комичной инициативой – по защите русской выхухоли. В чью светлую голову пришла мысль начать политическую борьбу с защиты интересов мало кому известного зверька, да еще с таким, располагающим к двусмысленным шуткам наименованием? Неизвестно. Все открещиваются от выхухоли, в том числе сам Миронов. У победы, как известно, много отцов, а поражение всегда сирота. Но факт тот, что ни в чем не повинный выхухоль, вполне себе симпатичный зверек из семейства кротовых, «Партию жизни» закопал. На то он, впрочем, и крот.
Потом была еще более комичная, уже описанная история с выдвижением в президенты. А потом наш герой словно встрепенулся и сказал сам себе: ша, хватит людей смешить, займемся политикой всерьез! Маневр, как вы понимаете, у него был небольшой, надо было суметь, прошу прощения, и рыбку съесть, и ног не замочить. И он сумел.

Боевое крещение
Организованное при участии Сергея Миронова в 2006 году и им возглавленное политическое объединение «Справедливая Россия», конечно, родилось на свет не по «инициативе снизу». Мало того, оно было, по сути дела, реинкарнацией незадавшейся «Партии жизни». Только без выхухоли и с более сложным целеполаганием. Также левая партия социалистического типа, «Справедливая Россия», должна была составить реальный противовес КПРФ, оттесняя ее на периферию политической сцены. И виртуальный противовес – «Единой России». На основе «Единой России» и «Справедливой» технологи из кремлевской администрации намеревались построить в стране двухпартийную систему по образцу ненавистных Соединенных Штатов. Пресловутый образец ими не упоминался, но был вполне очевиден.
Не учли, однако, двух факторов. Того, что «Единая Россия» это никакая не республиканская (в номинациях американской политики), не консервативная и не правая партия. Это вообще не партия. Так, бюрократическая административная структура, без идеологии, «окормляющая» всех вокруг без разбора набором популистских лозунгов и опирающаяся не на избирателей, а на государственную машину, часть которой она собой и представляет.
А вторым неучтенным мудрецами из администрации фактором был тот, что организаторы «Справедливой России» во главе с Мироновым вполне себе инициативно и толково взялись за дело. «Единая Россия» к тому времени уже сидела в печенках не только у внесистемной оппозиции и обывателей, но и у многих статусных политиков. В «Справедливую» пришли оставшиеся вне публичной политики опытные люди из «Яблока», некоторые коммунисты и те единоросы, которые были оттеснены в своей партии на вторые и третьи роли, а хотели играть первые.
Одним словом, оттягивать избирателей «Справедливая Россия» стала не столько у КПРФ, сколько у «Единой России». Сергей Миронов, видимо, почувствовал себя успешным, мы бы даже сказали, самостоятельным политиком и, безупречно сохраняя лояльность лично Путину, стал позволять себе нападки на «ЕР» и ее руководителей. Противостояние довольно быстро обострилось, персонифицировалось и закончилось его поражением. Один в поле все-таки не воин: многочисленные и, видимо, гораздо более умелые, чем он, аппаратчики из «Единой России» во главе с Борисом Грызловым начисто его переиграли и вынудили в мае прошлого года покинуть пост председателя Совета Федерации.

Куда политику податься?
Вся эта история, однако, в конечном счете способствовала дальнейшей дискредитации «Единой России» и росту популярности «Справедливой», что и показали итоги декабрьских выборов в Думу. Даже несмотря на то, что в пользу «Единой России» были украдены голоса у всех партий, в том числе у «Справедливой», тренд был очевиден: у «Единой» на понижение, у «Справедливой» – на повышение.
Все бы хорошо. Но сегодня лично Сергей Миронов оказался в самом, пожалуй, интересном за всю свою политическую карьеру положении. Его партия после скандальных выборов трансформируется в оппозиционную, де-факто переставая быть «кремлевским проектом». Значительная часть ее электората настроена непримиримо или резко критически по отношению не только к «Единой России», но и к Кремлю, к Владимиру Путину. Ведущие партийцы, без которых уже нельзя представить себе сегодня «Справедливую Россию» – Геннадий Гудков, Илья Пономарев, – свой выбор сделали, они в самой гуще протестного движения, выступают на митингах, пестрящих плакатами «Россия без Путина!», «Путин, уходи!»
А Миронову-то куда податься? Позволить себе выступить против Путина он не может. За – тоже. Промолчать? А как быть, если попросят выступить? Пока что он успешно уклоняется от приглашений выступить на протестных митингах, а коли позовут на какую-нибудь новую Поклонную – куда деваться? Как сделать, чтобы и капитал, то есть избирателей, если не приобрести, то хотя бы сохранить, и невинность, то есть лояльность, соблюсти?
В общем, положение у Сергея Михайловича Миронова сегодня, прямо скажем, хуже губернаторского. И это самое кандидатство в президентство, когда нужно быть на виду и делать какие-то публичные заявления, совершенно ему сейчас ни к чему. Еще более ни к чему, чем в приснопамятном 2004-м. Тут уже не скажешь, что, мол, я, товарищи, хотя и кандидат в президенты, но голоса свои прошу вас отдать не за меня, а за Владимира Владимировича Путина.

Без лести предан — Блог «Новой газеты» — LiveJournal

Телеканалы широко отпраздновали юбилей Никиты Михалкова.

Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»

Юбилей Никиты Сергеевича Михалкова ТВ отметило как государственный праздник: показом его фильмов, фильмов о нем, многочисленными интервью с юбиляром, исполненными почтения и восторга интервьюеров перед великим современником. Достоин? Без сомнения.

Его кино (когда-то отличное), его роли уже вошли в историю отечественной культуры и последующие не всегда приглядные деяния и декларации не в состоянии «обнулить» реальные художественные достижения. Или в состоянии?

Пока в соцсетях поклонники и критики именинника ожесточенно спорили на вечную тему — совместны ли гений и злодейство? — федеральные телеканалы лишних вопросов не задавали: юбилей — не тот формат. Да и какие могут быть вопросы, если Никиту Сергеевича поздравил лично Путин — эта новость с пометкой «молния» открыла очередной выпуск «Вестей», окончательно утвердив юбиляра в статусе персоны, особо приближенной к «императору».

Впрочем, каналы, входящие в холдинг ВГТРК, запланировали обширную праздничную программу еще до верховного поздравления и награждения Михалкова звездой Героя Труда, о чем с самого начала недели предупреждали зрителей специальным анонсом. «Россия-1», «Культура», «Россия-24» — никто не остался в стороне от грядущего исторического события.

Некоторая пикантность ситуации заключается в том, что в мае ВГТРК изгнала «Бесогона» «кисти» будущего юбиляра со своего канала «Россия-24», о чем он сам рассказал в очередном выпуске авторской программы, окончательно переехавшей на YouTube. Якобы на ВГТРК ему сказали, «негоже одной государственной корпорации наезжать на другую» (Сбербанк и его главу Германа Грефа).

Общественность тогда бурно обсуждала, кто кого «сборет»: Михалков — ВГТРК в надежде на помощь Друга или руководство ВГТРК — Михалкова, возможно получившее карт-бланш от своих влиятельных кураторов.

Никита Михалков в день своего 75-летия во время встречи в режиме видеоконференции с Владимиром Путиным. Фото: Алексей Дружинин / пресс-служба президента РФ / ТАСС

Вернувшись после летних каникул, Никита Сергеевич в новом «Бесогоне» прокомментировал отклики на случившееся, вычитанные им в разных телеграмах, инстаграмах и прочих либеральных (естественно) изданиях.

«Кстати, посмотрим, кто придет к Михалкову на 75-летие в октябре»… «Есть ощущение, что влияние его сильно уменьшилось даже за последние пять лет — по сравнению с предыдущим юбилеем»… «Михалкову снова отказано в личной аудиенции у первого лица»… «Михалкова не допускают к президенту даже в формате закрытой встречи», — выводил на экран и читал со своей характерной интонацией автор «Бесогона» особо возмутившие его цитаты. «Кто сказал, что мне отказано в аудиенции?» — вопрошал он неизвестно кого, и было понятно: обижен, уязвлен и действительно искренне озабочен, как теперь пройдет его юбилей и кто придет к нему на праздник.

Из-за новой волны пандемии уже никто никуда не идет. А праздник — вот он. По высшему разряду.

В подводке к сюжету о юбилее (хронометражем более 8 минут) ведущий «Вестей» Эрнест Мацкявичус, перечислив многочисленные достижения юбиляра, прибавил к ним и самое ценное его качество: «убежденный патриот».

Любопытно, что «Вести» и «Время» на двух главных телеканалах страны показали разные версии общения Путина и Михалкова на «удаленке», в модном, по словам Путина, режиме видеоконференции. В «Вестях» Путин сказал, что «хотел именно увидеть» юбиляра, пожелать физического здоровья и творческого долголетия «без всякого сомнения очень талантливому выдающемуся деятелю российской да и мировой культуры», после чего поднял бокал с шампанским за его здоровье.

Никита Сергеевич произвел «тот же фокус с бокалом» и с чувством ответил: «Владимир Владимирович, дорогой, вы все знаете, все понимаете. Я, поверьте, искренне, искренне предан, без лести. Ваше здоровье, мой дорогой!»

В сюжете, открывшем программу «Время», дали расширенную версию ответного благодарственного михалковского слова: «Я хочу вам подарить одну пословицу замечательную китайскую. Она очень помогает: «Кидай в меня грязь, кидай в меня камни — я река». Как это глубоко и как точно.

Потому что то, что с нами хотят сделать, и то, как нас хотят заставить жить по чужим правилам, — это нужно выдерживать и понимать, что мы река и нас не должно сломать. Однажды вы мне сказали, что все можно простить, кроме предательства. Я абсолютно с этим согласен. Хочу пожелать вам и себе, чтоб мы как можно реже разочаровывались в людях. Это всегда очень печально.

А насколько хватит сил мне и нашему роду, мы как служили, так и будем служить Отечеству». И в заключение уже – «без лести предан».

Произнес Никита Сергеевич вот это вот «без лести предан» без малейшей иронии и даже, кажется, с увлажнившимся от нахлынувших чувств взором. Хотя, как потомственный дворянин, пожалуй, мог бы и знать: девиз с такими словами был начертан на гербе графа Аракчеева, крайне непопулярного в обществе военного деятеля времен Павла I и его сына Александра. Именно тогда эти слова приобрели исключительно иронический и даже презрительный смысл и послужили основой для многочисленных эпиграмм и каламбуров, в том числе и такого — «Бес лести предан» (вот же ирония истории).

Появившись вечером в эфире у Владимира Соловьева, юбиляр развил мысли, конспективно высказанные им в ответном слове Путину: о том, что Россия остается сегодня единственной в мире страной, которая пытается сохранить национальные и христианские ценности, на которые посягают «потомки Данте и Гете», да и внутри родной страны «воспитывается слой людей, которые готовы открыть ворота в осажденный город». Соловьев внимал своему гостю с несвойственным ему пиететом, поддакивал: «Мы стесняемся быть патриотами» (Они!!! Стесняются! — И. П.).

В конце не очень долгой и крайне путаной беседы Соловьев особо польстил собеседнику: «Вы один из немногих людей, у которых есть возможность высказывать ваши идеи лично руководителю страны. Это не большой секрет, что вы много лет дружите, вы когда-то об этом впрямую говорили, что Путин ваш друг и вы гордитесь этим. Путин понимает остроту проблем?» Никита Сергеевич выдержал паузу (о эти фирменные михалковские паузы!) и с болью высказал почти крамольное: «Мне было бы очень печально удостовериться, что нет, не понимает. Я не хочу в это верить, потому что по многим примерам мы видели, насколько он далеко и дальновидно понимает проблемы…

Но я знаю, и ты знаешь, и президент знает, какое количество его указаний выполняется хотя бы на 80%…»

Короче, бояре никудышные, царь хороший, и надо, чтобы рядом с ним обязательно был кто-то свой, способный вовремя подсказать, как и чем живет народ.

Про кино и художественные заслуги юбиляра в эксклюзивном интервью речи не было. Серьезные люди разговаривали. Государственные. Без лести преданные.

Ирина Петровская
Обозреватель «Новой»

А. А. Аракчеев: деспот или добросовестный исполнитель?

Алексей Андреевич Аракчеев

Личность и деятельность Алексея Андреевича Аракчеева противоречиво оценивались уже его современниками.

И чем дальше в прошлое уходило его время, тем более зловещим рисовался его образ.

Всем со школьной скамьи известна эпиграмма А.С. Пушкина на Аракчеева:

 

Всей России притеснитель,
Губернаторов мучитель
И Совета он учитель,
А царю он – друг и брат.
Полон злобы, полон мести,
Без ума, без чувств, без чести,
Кто ж он? Преданный без лести,
<…> грошевой солдат.

Пояснения к эпиграмме

Государственный совет – высший законосовещательный орган Российской империи в 1810-1906 гг.

«Без лести предан» – девиз аракчеевского герба.

Герб Аракчеева. Автор: Scan by Alma Pater. Из книги К. Шильдер. Император Александр Первый. Его жизнь и царствование, из Википедии

А в советское время об Аракчееве писали исключительно как о «реакционере, гонителе суворовской школы, царском холопе и угоднике». Но современные историки постепенно отказываются от такой оценки и видят в его деятельности желание усиления военной мощи России, установления порядка в стране и даже называют его одним из самых достойных военных и государственных деятелей России. Действительно ли этот человек был, по словам Пушкина, «без ума, без чувств, без чести»?

Из биографии А. А. Аракчеева

Алексей Андреевич Аракчеев – выходец из небогатой дворянской православной семьи. Он родился в 1769 г. в семье отставного гвардейского поручика. С детства был приучен родителями к труду, ответственности, дисциплине, бережливости. Начальное образование получил под руководством сельского дьячка. На обучение в артиллерийском кадетском корпусе отцу пришлось собирать пожертвования – настолько малоимущей была семья.

Д. Доу «Портрет Алексея Андреевича Аракчеева» (1824). Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Учился в кадетском корпусе, был довольно усерден в науках и скоро получил должность офицера.

В царствование Павла I

С.С. Щукин «Портрет Российского Императора Павла I»

Павел I (ещё во время правления Екатерины II) начал создавать своё войско, в которое и попал усердный и исполнительный офицер Алексей Аракчеев. Когда же Павел I взошёл на престол, он назначил Аракчеева комендантом Гатчины, а позже и начальником всех сухопутных войск.

Здесь и проявились те черты его характера, которые способствовали в дальнейшем отрицательной оценке личности Аракчеева. Он беспощадно наказывал за малейшее нарушение армейской дисциплины. Такая строгость далеко не всем нравится и чаще всего оценивается отрицательно. При этом уже не замечались положительные его действия, например, его забота о солдатском быте. Он так же беспощадно наказывал тех, кто не выполнял свои обязанности по отношению к солдатам: не водил их в баню, плохо кормил, воровал солдатские деньги и т.п. Все знали его личную честность и то, что Аракчеев никогда не брал взяток, хотя сам часто нуждался в деньгах, но и это обстоятельство не прибавляло к нему симпатии.

Сам он это отношение к себе чувствовал и понимал, какова будет оценка потомками его деятельности. Об этом он сказал генералу Ермолову: «Много ляжет на меня незаслуженных проклятий».

При императоре Павле I карьерный рост Аракчеева был стремительным: в начале царствования Павла Аракчеев имел звание полковника, в 1796 г. он получил звание генерал-майора, затем в этом же году – майора гвардии Преображенского полка и в этом же году он стал кавалером ордена св. Анны 1 степени. На следующий год Аракчеев был возведён в баронское достоинство и отмечен орденом св. Александра Невского.

Павел I пожаловал ему имение, при этом предоставил выбор имения лично Аракчееву, вдобавок к этому пожаловал 2 тысячи крестьян. В 1798 г. Аракчееву был пожалован графский титул.

Дом Аракчеева в усадьбе Грузино (Новгородская губерния). Автор: И. С. Семенов, из Википедии

В Грузине Аракчеев усердно взялся за хозяйство. Но с этого времени и уже до окончания царствования Павла I Аракчеев был в опале.

В царствование Александра I

Дж. Доу «Портрет Александра I» (1826). Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник «Петергоф»

Новый император вернул Аракчеева на службу в 1803 г. В 1805 г. он находился при государе в Аустерлицком сражении.

В 1806 г. он женился на генеральской дочери Наталье Хомутовой. Но их совместная жизнь продолжалась всего год – молодая жена покинула его дом, как считается, из-за грубости мужа.

Принимал деятельное участие в войне со Швецией в 1809 г.

13 января 1808 г. Аракчеев был назначен военным министром. На этом посту он отмечен многими полезными нововведениями в армии: было пересмотрено комплектование и обучение строевого состава, изменена организация армии. Особое значение Аракчеев уделял артиллерии, считая, что от неё во многом зависит исход боя: артиллерия была выделена в особый род войск, артиллерийская техника стала намного легче без снижения её боевой мощи, был основан специальный Артиллерийский комитет. Он заметно улучшил материальную часть армии. Во многом благодаря этим аракчеевским реформам Россия смогла дать достойный отпор Наполеону в 1812 г. Во время Отечественной войны Аракчеев занимался в основном образованием резервов и снабжением армии продовольствием, а после установления мира на него было возложено исполнение высочайших предначертаний не только по вопросам военным, но и в делах гражданского управления.

Именно графу Аракчееву император поручал наиболее ответственные и важные задачи. И вот одна из этих задач стала для него роковой: Александр I поручил ему создание военных поселений – Аракчеев оказался идеальным исполнителем этого проекта.

В чём суть этих военных поселений?

Вид военного поселения XIX в. Кречевицы (Новгородская губерния)

Одна из двух Аракчеевских казарм в Кречевицах. Автор: User:User№101 – собственная работа, из Википедии

Император Александр I хотел сократить расходы на армию и увеличить резерв войск, поэтому он решил передать пехоту и кавалерию на содержание крестьян. Войска помогали крестьянам в сельскохозяйственных работах, но в то же время давали им военные навыки. Таким образом, войска обеспечивались за счёт крестьян, а мужское население крестьян овладевало основами военного искусства, что пригодилось бы на случай войны. Высвободившиеся средства император планировал направить на выкуп крестьян с землями у помещиков (для последующего освобождения крестьян). Создание военных поселений резко отрицательно было воспринято обществом, оно вызывало бунты, которые жестоко подавлялись войсками. Однако современные историки считают, что многие из этих поселений процветали, не всё было так однозначно, как преподносила нам советская история.

При этом Аракчеев отличался особой скромностью: все заслуги он приписывал исключительно императору, а не себе. Императору он был предан бесконечно. Язвительные слова пушкинской эпиграммы «преданный без лести» в данном случае надо принимать без всякой иронии, в прямом смысле. К тому же он не отличался ни жадностью, ни стяжательством. От многих наград Александра I он отказывался. Император так говорил об Аракчееве: «Все, что делается дурного, он берет на себя, все хорошее приписывает мне».

Могущество Аракчеева продолжалось во все царствование императора Александра I. Но он отказывался от пожалованных ему орденов: в 1807 г. от ордена св. Владимира и в 1808 г. – от ордена св. апостола Андрея Первозванного, оставив себе на память только рескрипт (правовой акт, личное письмо императора) на этот орден.

В 1814 г. Аракчеев отказался от звания фельдмаршала.

«Удостоившись пожалования портрета государя, украшенного бриллиантами, Алексей Андреевич бриллианты возвратил, а самый портрет оставил. Говорят, что будто бы император Александр Павлович пожаловал мать Аракчеева статс-дамою. Алексей Андреевич отказался от этой милости. Государь с неудовольствием сказал:

— Ты ничего не хочешь от меня принять!

— Я доволен благоволением Вашего Императорского Величества, – отвечал Аракчеев, – но умоляю не жаловать родительницу мою статс-дамою; она всю жизнь свою провела в деревне; если явится сюда, то обратит на себя насмешки придворных дам, а для уединённой жизни не имеет надобности в этом украшении». Пересказывая об этом событии приближенным, Алексей Андреевич прибавил: «Только однажды в жизни, и именно в сём случае, провинился я против родительницы, скрыв от неё, что государь жаловал её. Она прогневалась бы на меня, узнав, что я лишил её сего отличия» (Словарь достопамятных людей русской земли, изд. 1847).

В период царствования Александра I Аракчеев достиг вершин власти. В последнее десятилетие его правления именно Аракчеев определял всю внутреннюю политику России.

В 1825 г. он занимался расследованием доносов и арестом заговорщиков (декабристов).

В том же году император умер, и его смерть сильно повлияла на графа, который, не явившись ко двору его преемника, удалился от дел. Умер Аракчеев в 1834 г.

Подведём итоги

Дж. Доу «Портрет Алексея Андреевича Аракчеева» (1823). Государственный Русский музей (Петербург)

Алексей Андреевич Аракчеев – видный государственный и военный деятель. Отличался дальновидностью, практическим умом, умением найти правильные решения в любой ситуации, был борцом со взяточничеством, честным и принципиальным человеком.

Провёл реформы в армии, которые позволили России достойно показать себя в Отечественной войне 1812 г.

В 1818 г. Аракчеев предложил императору проект, по которому казна может выкупать помещичью землю по договорённым ценам, чтобы начать отмену крепостного права. Но этот проект не был реализован. Однако Аракчеев принимал участие в подготовке проектов реформ по освобождению крестьян от крепостной зависимости, и это характеризует его как дальновидного политика.

Но термин «аракчеевщина» остался. Аракчеев отличался крутым нравом. Будучи начальником войсковых поселений, где сочетались сельскохозяйственные работы с войсковой муштрой, ввёл в поселениях строгий режим и жесткую регламентацию всех сторон жизни. Это вызвало многочисленные беспорядки и восстания. Военные поселения просуществовали до 1857 г.

Негативные оценки Аракчееву дали его современники, поэтому критическая точка зрения на его деятельность сформировалась ещё тогда, а в советской исторической науке термин «аракчеевщина» использовался уже в более широком смысле: для обозначения деспотизма самодержавного режима в России вообще.

Иногда всё-таки надо пересматривать исторические оценки.

А.С. Пушкин, написавший несколько эпиграмм на Аракчеева, так отзвался на его кончину в письме к своей жене: «Об этом во всей России жалею я один — не удалось мне с ним свидеться и наговориться».

Аракчеев и Фотий

Просмотры: 2 265

I

Что такое Аракчеев [Алексей Аракчеев (1769-1834) — политический деятель времен Павла I и Александра I. Подробнее читайте по ссылке. — прим. ред.]?

«Просто фрунтовый солдат», — сказал о нем Пушкин.

Но это не так просто. Весь петербургский период русской истории создал Аракчеева, получил в нем то, чего хотел.

Без лести предан — в этом гербе целая религия.

«Что мне до отечества! Скажите, не в опасности ли государь?» — воскликнул он в двенадцатом году перед вступлением Наполеона в Россию.

Провались отечество, да здравствует царь; не быть всем, быть одному — такова религия.

Дух небытия, дух человекоубийственной казенщины воплотился в Аракчееве до такой степени, что почти не видно на нем лица человеческого, как на гоголевском Вие: «лицо было на нем железное».

Железное лицо Аракчеева — лицо единовластия. Нет Аракчеева, есть аракчеевщина — бессмертное начало. Всего ужаснее в нем это нечеловеческое, нездешнее, «виево».

Когда он умирал, Николай I прислал к нему в Грузино своего лейб-медика Вилие, который предписал больному, кроме лекарств, полное спокойствие; но однажды утром застал его с железным аршином в руке, которым умирающий наказывал провинившегося мальчика-садовника, «производя ему равномерные удары по носу».

Равномерные, «единообразные». «Я люблю единообразие во всем», — говорил Александр I. Александр говорил, Аракчеев делал.

Может быть, мальчик с окровавленным носом не чувствовал боли, окаменев от ужаса перед железным лицом этого железного автомата, «великого мертвеца» гоголевской «Страшной мести»: «Хочет подняться выросший в земле великий, великий мертвец».

И доныне весь русский народ — не этот ли бедный мальчик, которого бессмертный Аракчеев бьет железным аршином по носу?

В государстве — Аракчеев; в церкви — Фотий [архимандрит Фотий (Спасский) (1792-1838) — знаменитый религиозный деятель времен царя Александра I. Подробнее о нем читайте по ссылке. — прим. ред.]. Казенщина государственная и казенщина церковная. За обеими — единый дух небытия, единая религия: всякая власть от Бога. У Аракчеева — власть, у Фотия — Бог; у Аракчеева — земля, у Фотия — небо; у Аракчеева — плоть, у Фотия — дух.

Ему орудием духовным —

Проклятье, меч, и крест, и кнут.

Соединение Аракчеева с Фотием — соединение кнута с крестом. И это соединение совершается в лице благословенного.

Однажды Фотию было видение: «видел он себя в царских палатах, стоящего перед царем; Фотий, объяв царя за выю, во ухо тихо поведал ему, како, где, от кого и колико церковь православная обидима есть; царь же дал манием Фотию ведать, что постарается исправить все».

В том же видении является Аракчеев: по одну сторону царя — Фотий, по другую — Аракчеев.

В посмертных бумагах Фотия находится записка об Аракчееве: «Всяческая познавая, познал, что гр. Аракчеев всем сердцем Бога любит, царю предан, верен, правдив, православную церковь истинно любит. Он есть правое око царя, столп отечества, и таковые люди веками родятся. В нем кроме добра я ничего не видел. Ему можно все поверить, и с Божию помощью все может делать. За что спаси его Боже на многие лета для церкви и отечества!»

В 1829 году Пушкин писал к торвальдсеновскому бюсту Александра I:

Недаром лик сей двуязычен,

Таков и был сей властелин:

К противочувствиям привычен,

В лице и в жизни арлекин.

Это жестоко и несправедливо, это — оскорбление не царского величества, а страдания человеческого. Пусть арлекин, но ведь раненный насмерть, истекающий кровью. Двуязычность, двусмысленность, искажающая этот лик, — предсмертная судорога. И он скрывает ее, трагикомический Янус, двумя лицами, двумя масками: одна, обращенная к земле — Аракчеев, другая — к небу — Фотий.

II

«Полуфанатик, полуплут», — сказал Пушкин о Фотии. И это несправедливо: фанатик, но не плут.

Не из плутовства же постился так, что желудок «в ореховую скорлупу сжимался»; удручал себя веригами из медных крестов: «вся грудь моя — едина рана; правый сосец внутрь от огня изгнил; стою еще на ногах иногда, но слаб, как тень». Изнурил себя до того, что дрожал в постоянном ознобе и среди лета носил шубу.

Не из плутовства «был в бедах, болезнях, ранах, биениях, потоплениях многократно».

Сын мужика, сельского причетника, сам до конца дней мужик в рясе, вступает в бой против масонов и мистиков «с Илииною ревностью», точь-в-точь как рыцарь печального образа — против призрачных гигантов и ветряных мельниц.

Никому неведомый корпусный законоучитель «в церкви, в классах, на дорогах, в келье и где случай был ему небоязненно глас свой, яко трубу, возвышал, посреди великого града С.-Петербурга, дабы огласить тайны беззакония, вразумить царя, властей и всех к покаянию».

От государя и министра духовных дел, «глаголемого патриарха», князя Голицына, до последнего синодального чиновника — все ему враги. Но «дух ревности разжег его, и он, яко штурмом, хотел взять крепость вражию».

Покупал еретические книги, только что вышедшие из типографии, и публично при всех учениках в корпусе «предавал раздиранию и огню, произнося: анафема!»

В домах, где бывали тайные собрания масонов и мистиков, подкупленные слуги проламывали стены под потолком и просверливали дырочки, сквозь которые Фотий, будучи невидим, сам видел и слушал все, что делалось внизу.

Впоследствии, уже войдя в силу, вместе с обер-полицеймейстером Гладковым, учредил духовно-полицейский сыск. Один сыщик, выманив корректурные листы еретической книги пастора Госнера из типографии, представил их обер-полицеймейстеру, тот — Магницкому, Магницкий — Аракчееву, Аракчеев — государю. Вот маленькое начало Великой Инквизиции.

Но это впоследствии, а в первое время, за недостатком помощи полицейской, приходилось надеяться на помощь Божию, чудо Божие — или сатанинское.

«Сатана подсылал к нему духа злого, который внушал тайно, что он — Илия пророк новый, а посему некое бы чудо сотворил или хотя перешел по воде, яко по суху, противу самого дворца через реку Неву».

Митрополит вызвал его «на испытание, в уме ли он». Кажется, в самом деле, начиналось у Фотия сумасшествие. Вообразил, что масоны хотят его извести. Однажды в глухую полночь прибежал из корпуса к о. Иннокентию, ректору семинарии, босиком, в одной рубашке, выскочив в окно, при помощи кадетов.

По всей вероятности, окончательно сошел бы с ума и пропал бы где-нибудь в Соловках или Суздале, если бы не «ангел во плоти, дщерь-девица Анна».

Дочь графа Алексея Орлова-Чесменского, или, вернее, Ропшинского, того самого, из чьих молодецких рук, после внезапной смерти Петра III, Екатерина II получила престол, — благочестивая графиня Анна всю жизнь замаливала грех отца.

Благочестивая жена

Душою Богу предана,

А грешной плотью

Архимандриту Фотью.

Это клевета.

«Я, в мире пребывая, ни единожды не коснулся плоти женской, не познал сласти. Чадо мое, о Господе, есть девица непорочная во всецелости. Я грешник, но раб Бога моего верный: то ужели бы на дело Божие избрал сосуд растленный и нечистый?»

Этому, кажется, следует верить.

Некрасива, и уже немолода — «лет 35 от чрева матери» — была эта Дульсинея, когда встретила Дон-Кихота.

Может быть, с ее стороны было невинное обожание.

«— Ах, отец! отец! как он мил!» — восклицала она, млея, когда князь Голицын читал ей письма Фотия.

С его стороны — бурсацкая, слегка циничная, но отнюдь не любовная нежность. «Что тебе сделалось, чадо мое? Какая есть немощь твоя? Не застудилась ли? Можно поясницу и где неловко потереть спиртом или оподельдоком. Помни, в зеленых банках худой, а самый лучший в белых».

Как бы то ни было, встреча с Анною решила судьбу Фотия. Она сложила к ногам его свою женскую честь, свой вельможный сан и свои несметные богатства. «Бедный сирота», который родился в свином хлеву на соломе и выпрашивал у тетеньки конец пирога или гривенник на сбитень, оказался обладателем сорока пяти миллионов. Но дороже миллионов были связи с Голицыным, Аракчеевым и, наконец, самим государем.

Чудо совершилось: Фотий пошел через Неву по воде, яко по суху.

III

«Революция готовится вскоре.

Пароль на все наложен — пароль всегубительства — раскопать алтари и разрушить престолы.

Вскоре, как пожар, в России возгорится революция; теперь уже дрова накладены, и огнь подкладывается».

И не в одной России, но и во всем мире, «под видом тысячелетнего Христова царства, теократического правления, готовится революция в 1836 году: число звериное в Апокалипсисе — 666: 6+6+6=18; 6×6=36: 1836».

«Главная причина всего» — Библейское общество, масоны, мистики, министерство дел духовных, князь Голицын и «прочая сволочь зловредная».

Также Греч, издатель «Северной пчелы», и Тимковский, цензор: в обоих — «дух революционный».

«Тайна беззакония деется. Господь при дверях. Блажен, кто возьмет меры осторожности. Время еще не ушло.

Как пособить, дабы остановить революцию?

Министерство духовных дел уничтожить. Синоду быть по-прежнему.

В великой борьбе сей должен будет действовать за Бога государь православный, и на главе его помазанника лежат великие судьбы церкви и всего человечества.

Бог победил видимого Наполеона, вторгшегося в Россию: да победит он и духовного Наполеона лицом твоим, коего можешь ты, Господу содействующу, победить в три минуты чертою пера».

Таковы «откровения свыше», которые сообщал Фотий Александру I.

Похоже на бред. Но есть в этом бреду нечто до ужаса реальное, воплощенное во всю историческую русскую действительность: вера в Божественное всемогущество того, кто «в три минуты чертою пера» может спасти или погубить церковь.

«Исповедую же с клятвою крайнего судию Духовной сей коллегии быти самого всероссийского монарха», — сказано в присяге членов синода, по духовному регламенту Петра I, и подтверждено указом Павла I: «Самодержавец российский есть глава церкви».

Всего ужаснее то, что Фотий себя не обманывает, знает, откуда идет «революция»; «никто не смел противиться, помышляя, что все действуется не без воли Высочайшей. Император сам поврежден в познаниях истин веры. Сам себе, по неведению, изрывает ров погибели». Знает Фотий и то, что князь Голицын, «главная причина всего, — тридцатилетний друг царев, соучастник в тайных делах, о них же лет есть и глаголати (т. е. в делах любовных). Князь любимец от начала был у Александра, угождая плоти, миру и дьяволу».

Кому же именно дарована будет победа «в три минуты чертою пера» — Богу или дьяволу?

Но тут-то и возникает Аракчеев: «он все может исполнить, он верен. Он православную церковь истинно любит».

А так как «сему одному все тайны сердца царева откровенны» и «все дела о церкви ему же вверяемы», то в последнем счете судьбы церкви зависят единственно от Аракчеева: глава Церкви — не Христос, ни даже русский царь, а русский хам Аракчеев.

IV

В 1824 году 22 апреля, вечером, в девятом часу, в Лавру принесена тайная весть, что, по Высочайшему повелению, к митрополиту Серафиму будет Аракчеев.

«Царь Александр не хотел явно все произвесть в дело, а тайно думал и тихо учинить; Аракчеев старался от имени царя как-нибудь согласить во всем митрополита с князем Голицыным».

Александр, по своему обыкновению, прятал железные когти в бархатную перчатку.

Но тут произошло нечто внезапное, едва ли, впрочем, неожиданное для заговорщиков: фитиль поджег мину.

«— В деле святой церкви и веры нет середины! — воскликнул митрополит. — Когда делать царь хочет, то пусть делает, как должно; в противном случае он будет пред Богом виноват. Боже мой! страх одолевает меня. Что делается у нас? И все — как спят и пробудиться не могут. Из святейшего синода сделали нечистый един, просто сказать, заход (т. е. отхожее место). Церковь явно поругается. До чего мы дожили!»

«И тотчас, взяв белый клобук свой митрополичий, снял с головы своей, бросил на стол и сказал:

— Граф, донеси царю, что видишь и слышишь. Вот ему клобук мой! Я более митрополитом быть не хочу, — с князем Голицыным не могу служить, как явным врагом церкви и государства!»

«Аракчеев смотрел на сие, как на вещь редкую», — замечает Фотий.

Действительно, за весь «петербургский период русской истории» вещь редкая — этот Белый Клобук, духовный венец церкви, спорящий с железным венцом власти; это чудесное превращение Серафима в Никона, мокрой курицы в орла. Кости московских и византийских патриархов не повернулись ли в гробах своих?

«— Стой, владыко святый, стой до конца! — подливал масла в огонь Фотий. — Что сказано царю, то и верно: все рушат, все раздирают, и нет ниоткуда помощи; весь синод в плену у слуги дьявольского. Теперь едино остается делать, ежели царь не исправит дело веры и не защитит благочестие, — взять Святое Евангелие в одну руку, а в другую — Святой Крест, идти в Казанский собор и, посреди народа, возгласить: православные! веру Христову попирают, а новую какую-то, бесовскую, хотят ввести! Послушай, граф, донеси царю, что сие быть может сделано. Вся Россия узнает. Жены и дети найдутся многие, которые за Преблагословенную Приснодеву Богородицу вступятся. Она, владычица наша, вскоре приидет на помощь. Падет враг, и путь нечестивых погибнет!»

Здесь, как и везде, доведенная до конца реакция становится обратною революцией, черное железо накаляется докрасна. Эта маленькая революция, буря в стакане воды — не прообраз ли той настоящей бури, великой революции черных сотен, которой если не мы, то дети наши будут свидетелями?

Но Аракчеев слушает молча с полулисьей, полуволчьей усмешкой эти громы не из тучи. Он может быть спокоен: ни Серафим, ни Фотий не пойдут к народу; стоит их ударить железным аршином по носу, чтобы тотчас же вновь превратились орлы в мокрых куриц.

V

25 апреля Голицын приехал к Фотию в дом графини Орловой, в час пополудни. Фотий ждал во всеоружии.

Стоит у икон; горит свеча; св. Тайны Христовы предстоят; крест лежит на аналое; Библия раскрыта. «Входит князь и образом, яко зверь рысь, является. Протягивает руку для благословения. Но Фотий, не давая благословения, говорит:

«— В книге Таинство Креста под твоим надзором напечатано: „духовенство — зверь“ (т.  е. антихрист), а я, Фотий, — из числа духовенства, то благословить тебя не хочу, да тебе и не нужно».

«— Неужели за сие одно?» — удивился будто бы Голицын.

Тогда Фотий пришел в ярость, схватил крест, поднял его над головою и закричал:

«— Анафема! Да воскреснет Бог и расточатся врази Его! Будь ты проклят! Снидешь во ад, и все с тобою погибнут вовеки! Анафема всем!»

Голицын побежал вон из горницы, «во гневе, яко лишен ума», — утверждает Фотий, но на самом деле скорее, в страхе.

Голицын бежал, а Фотий кричал ему вслед:

«— Анафема! Анафема!»

Перепуганная дщерь-девица бросилась к Фотию.

«— Отец! Отец! Что ты наделал! Пожалуется князь государю — засудят тебя, заточат, сошлют в Сибирь…»

Девица плакала, а Фотий, «скача и радуясь», пел:

«— С нами Бог!»

Бог и Аракчеев. Несдобровать бы Фотию, если бы не Аракчеев: анафема Голицыну, министру духовных дел, тридцатилетнему другу царевича, была анафемой самому царю, разумеется, условная — если-де царь не покается.

Во всяком случае, теперь уже не могло быть примирения: надо было выбрать одно из двух — пожертвовать Фотием, т. е. Аракчеевым, Голицыну или Голицыным Фотию, т. е. Аракчееву.

15 мая 1824 года издан указ об уничтожении министерства духовных дел и об «оставлении синода по-прежнему». Аракчеев победил, Голицын пал.

«Вся столица славы великой исполнилась, — рассказывает Фотий. — Как свет солнца утреннего, разлиялся светлый слух о исчезании мирского владычества над церковью. Паде ад, дьявол побежден. Слава веры, победа церкви. — Митрополит пел, и Фотий пел». Кажется, вот-вот запоет Аракчеев.

Но в чем же, собственно, победа церкви? А вот в чем: отныне все доклады синоду представлялись государю через графа Аракчеева. Как некогда Голицына, так ныне Аракчеева можно было назвать патриархом. Самодержавие и православие — царство от мира и не от мира сего, соединились в Аракчееве. Железный аршин сделался жезлом, о котором сказано в Апокалипсисе: «Будет пасти народы жезлом железным».

«Порадуйся, старче преподобный, — писал Фотий другому своему архимандриту Герасиму, — нечестие пресеклось, общества все богопротивные, яко же ад, сокрушились. Министр наш один Господь Иисус Христос. Молися об Аракчееве: он явился раб Божий за святую церковь и веру, яко Георгий Победоносец».

Такова победа церкви, по мнению Фотия: Христос — «министр духовных дел»; победа Христа — победа Аракчеева.

VI

Это кажется сказкою, но это быль, и даже не быль, а современная русская действительность. Один большой Аракчеев, один большой Фотий раздробились на множество маленьких. Нужно ли называть имена?

Дух государственной казенщины, дух Аракчеева в церкви подобен явлению Вия:

«— Приведите Вия, ступайте за Вием».

«И вдруг настала тишина; послышалось вдали волчье завыванье, и скоро раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви».

Не слышится ли нам и ныне это волчье завыванье? Не раздаются ли тяжелые шаги?

«Ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. Весь он был черней земли. Тяжело ступал, поминутно оступаясь. Длинные веки опущены до самой земли. Лицо на нем железное».

Железное лицо Вия — лицо государственной казенщины в церкви.

«— Поднимите мне веки: не вижу».

Поднятие виевых век церковным сонмищем Фотиев есть учение о том, что свободный дух религии — дух революции. На него-то и кидается несметная сила чудовищ, как на бедного философа Хому Брута: «бездыханный, грянулся он о землю, и тут же вылетел из него дух от страха».

Когда наступило утро, «вошедший священник остановился при виде такого посрамления Божией святыни и не посмел служить. Так навеки и осталась церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, — и никто не найдет теперь к ней дороги».

Эти чудовища родились от союза двух нечистых сил — государственной казенщины с церковною, Аракчеева с Фотием.

1906

Основатели ненавидели излишнюю лесть. Что они подумают об администрации Трампа?

Обе стороны партизанского прохода резко отреагировали на выступление Пенса. Обозреватель New York Times Мишель Голдберг, например, написала: «Вице-президент Майк Пенс произнес панегирик своему боссу, который сидел за столом, скрестив руки на груди, и воспринимал унижение как должное».

Консерватор Билл Кристол был столь же насмешливым:

И я, простой скромный и недостойный вице-президент, взглянул в добрые и понимающие глаза великого и славного президента и сказал: «Спасибо, о президент! И спасибо, что позволили нам еще раз пожелать счастливого Рождества!» https://т.co/RAQwmQk2Sq

— Билл Кристол (@BillKristol) 22 декабря 2017 г.

Но дисплей критиковали и высмеивали отчасти потому, что он вызывал такой дискомфорт — и ощущение: что-то здесь не так .

История продолжается под рекламой

Республиканцы из «маленьких прав» давно возражают против политической лести

Позвольте мне предположить, что этот дискомфорт отчасти проистекает из гражданской традиции, которая глубоко сформировала американское политическое развитие: республиканизм. Республиканизм — это термин, относящийся к семейству политических идей, берущих начало, по мнению одних ученых, в Древнем Риме и, по мнению других, в древних Афинах. Ее можно описать как традицию, которая ценит свободу, обычно понимаемую как отсутствие произвольной власти, и считает, что свобода процветает в гражданской культуре, в которой добродетельные и заинтересованные граждане поддерживаются надежными институтами, такими как смешанная конституция, в которой есть разделение государственной власти, будь то в соответствии с классической римской моделью (консул, сенат и собрания) или в соответствии с американским разделением власти на исполнительную, законодательную и судебную.В этом отношении такой режим, как США, является республикой в ​​философском смысле.

Как я обсуждаю в своей будущей книге «Лесть и история политической мысли: это бойкое и маслянистое искусство», эта республиканская традиция включает в себя глубокое недоверие к лести. Обращаемся ли мы к ключевым республиканцам, таким как Марк Туллий Цицерон в поздней Римской республике, Никколо Макиавелли во Флоренции 16-го века или Джон Мильтон в Британии 17-го века, писатели-республиканцы отождествляют лесть с раболепием.Подобострастие здесь используется в нескольких смыслах. Можно быть раболепным в том смысле, что он морально слаб; отсюда и выражение «раболепный характер». И можно быть раболепным в смысле подчинения политическому господству. Аристотель классно связывал тиранию с лестью, учитывая, что «тираны всегда любят плохих людей, потому что они любят, чтобы им льстили, но ни один человек, в котором есть дух свободного человека, не унизит себя лестью» — и заниматься лестью нельзя. рациональный, хотя и унизительный ответ тем, кто использует произвольную власть.

История продолжается ниже объявления

Ранние американские мыслители также не одобряли политическую лесть

Безусловно, республиканизм был не единственным узнаваемым политическим языком в Америке конца 18-го века; как показал историк Исаак Крамник, границы между ним и другими идиомами были пористыми. Тем не менее республиканское подозрение в лести является общей чертой американской политической мысли конца 18 века. Джеймс Уилсон, который представлял Пенсильванию в Континентальном конгрессе и был назначен Джорджем Вашингтоном в Верховный суд, особенно проницателен в этом вопросе, написав в своих «Лекциях по праву» в 1791 году: в произвольных правительствах есть льстецы государям; так были и есть в свободных правительствах льстецы народу.…Последнее стадо льстецов склоняет народ к ненадлежащему использованию власти, которая у них есть права: первое стадо склоняет князей к ненадлежащему использованию власти, которой они не имеют права…. Оба льстят, чтобы продвигать свои частные интересы: оба предают интересы тех, кому льстят.

Если республика — это режим, который сосредоточен на общем благе свободы, то льстецы под подозрением по определению. Льстец занимается похвалой в корыстных целях, и ему нельзя доверять, потому что он заботится только о личных интересах. В связи с этим Александр Гамильтон предупреждал в «Федералисте 1», что «из тех людей, которые ниспровергли свободы республик, большинство начали свою карьеру с подобострастного ухаживания за народом… начиная с демагогов и заканчивая тиранами». Написав это, он беспокоился о политиках, которые льстят народу. Сэмюэл Уэст, министр из Массачусетса и активный патриот, больше беспокоился о том, чтобы льстить тем, кто обладает властью. Так, в проповеди 1776 года, озаглавленной «О праве бунтовать против губернаторов», он написал: «Давайте относиться к нашим правителям со всей той честью и уважением, которых требует достоинство их положения; но пусть это будет такая честь и уважение, какие достойны отдавать сыновьям свободы.Но он предостерег от «идолопоклоннического благоговения», которое всегда сопровождало «самоуправную власть и тираническое правительство».

Термин «льстец» был брошен как оскорбление как федералистами, так и антифедералистами, предполагая глубокое отвращение к стилю политики, связанному с монархией и двором, «зависимым иерархическим миром», который современный историк Гордон Вуд описал колонистам как стремится оставить позади. Любимой пьесой Джорджа Вашингтона, поставленной для его войск в Вэлли-Фордж, была пьеса Джозефа Аддисона «Катон: трагедия».В нем Аддисон противопоставляет «жесткую добродетель» Катона ослепительной пышности и великолепию Цезаря. Привлекательная внешность Цезаря ввела его соотечественников в заблуждение относительно того рабства, которое принесло его политическое превосходство; он был человеком, который называл своими друзьями тех, над кем на самом деле доминировал произвол. Неудивительно, что среди 110 правил, которые молодой Джордж Вашингтон записал в блокнот, мы находим следующее: «Не будь льстецом, не играй с теми, кто доставляет удовольствие, чтобы с тобой не играли». Эти правила, скопированные вручную из сборника, переведенного Фрэнсис Хокинс в 17 веке, теперь известны как «Правила вежливости и приличного поведения в компании и разговоре».Историк Чарльз Мур описал их как «формирующее влияние на развитие» Вашингтона.

История продолжается под рекламой

Пенс, конечно, мог быть совершенно искренним в своей похвале, вовсе не льстив Трампу, а просто выражая свои убеждения, пусть и неискусно. Тем не менее, конечно, сама природа похвал Пенса должна заставить задуматься тех, кто ценит республиканскую свободу: это может указывать на его собственное раболепие или убеждение, что Трамп либо уязвим для лести, либо желает ее.

Я не настаиваю на том, что политические элиты никогда не должны публично восхвалять друг друга, а скорее о том, что могут быть веские причины для сдержанности. Как советовал Вашингтон в «Правилах вежливости и приличного поведения в обществе и в беседе», «необходимо избегать излишних комплиментов и всякой жеманности церемоний, но при необходимости ими нельзя пренебрегать».

Лестные цитаты. К.Н. Дуглас, комп. 1917. Сорок тысяч цитат: прозаические и поэтические

1
 
  Всесильная лесть, вселенский владыка!

Папа.

  1
  Льстецы — злейшие враги.

Тацит.

  2
  Льстецы — заклятые враги принцев.

Юг.

  3
  Льстите мне; ибо любовь радуется похвалам.

Шекспир.

  4
  Подлость и лесть — кровные родственники.

Авраам Линкольн.

  5
  Лесть — служанка пороков.

Цицерон.

  6
  Самолюбие — величайший из льстецов.

Ларошфуко.

7
Лесть, опасная кормилица порока.

Дэниел.

  8
  Ни один мужчина не льстит женщине, которую искренне любит.

Такерман.

  9
  Тот, кому много льстят, скоро научится льстить самому себе.

Джонсон.

  10
  Родитель нечестивых, проклятие честных поступков.

Приора.

  11
  Льстищую ложь я ненавижу больше всего.

Купер.

  12
  Льстеец — тень глупца.

Сэр Томас Овербери.

  13
  Имитация — самая искренняя лесть.

Колтон.

  14
  Льстить легко; хвалить сложнее.

Рихтер.

  15
  Если хотите получить прибыль, научитесь хвалить.

Черчилль.

  16
  Смотрите, как они клянчат милостыню лести!

Молодой.

  17
  Не возлагайте на свою душу этого льстивого помазания.

Шекспир.

  18
  Справедливая похвала — только долг, а лесть — подарок.

Джонсон.

  19
  Льсть трудится под гнусным обвинением в раболепии.

Тацит.

 20
 
 
  Нет ничего лучше лести и дурных манер.

Стриж.

  21
  Самая тонкая лесть, которую женщина может получить, это действиями, а не словами.

Мадам. Неккер.

  22
  Льстить обычно умеют те, кто ни на что другое не годится.

Юг.

  23
  Когда встречаются льстецы, дьявол идет на обед.

Де Фо.

  24
         Из всех диких зверей сохрани меня от тирана;
Из всех ручных — льстеец.

Джонсон.

 25
  Лесть развращает и получающего, и дающего; и низкопоклонство приносит народу не больше пользы, чем королям.

Берк.

 26
  Самая твердая цель женского сердца своевременной, коварной лести может уступить.

Лилло.

 27
  Любящий, чтобы ему льстили, достоин льстеца.

Шекспир.

  28
  Не связывайтесь с тем, кто льстит устами своими.

Библия.

 29
  Лесть подобна расписным доспехам; только для шоу.

Сократ.

  30
  Самая опасная из всех лести – это неполноценность окружающих.

Мадам. Свитчин.

  31
 Льстящий женщине мужчина надеется либо счесть ее дурой, либо выставить ее дурой.

Ричардсон.

  32
  Нам льстят, потому что они могут положиться на нашу доверчивость.

Тацит.

33 33
, но когда я говорю ему, он ненавидит льстечения,
он говорит, что он делает, будучи потом самым польщенным.

Шекспир.

  34   Ни один козырек не станет черной подлостью так хорошо, как мягкая и нежная лесть.

Шекспир.

  35   Нет во всем мире человека более приятного голоса, чем тот, который воспевает его хвалу.

Фонтенель.

  36   О, если бы уши людей были глухи к советам, но не к лести!

Шекспир.

  37   Галантность ума состоит в том, чтобы приятно говорить лестные вещи.

Ларошфуко.

38 38 SAR, адуляция — это смертельная вещь — 1 9005 Ранг яд для предмета или короля.

Доктор Уолкот.

  39   Мужчины как каменные кувшины — их можно тащить за уши куда угодно.

Джонсон.

  40   Когда мир хмурится, мы можем смотреть ему в лицо; но пусть она улыбнется, и мы погибнем.

Бульвер-Литтон.

  41   Лесть — это своего рода плохие деньги, которым наше тщеславие придает оборот.

Ларошфуко.

  42   Дурак льстит себе, мудрый льстит дураку.

Бульвер-Литтон.

  43   Если бы мы не льстили себе, лесть других не могла бы нам повредить.

Ларошфуко.

  44   Не только короли — у народа тоже есть свои льстецы.

Мирабо.

  45   Самая искусная лесть — дать человеку выговориться и быть слушателем.

Эддисон.

  46
         Увы! похвала, данная на ухо
Ne’er была и никогда не может быть искренней.

Мисс Лэндон.

  47  Если мне кто-то будет льстить, я ему снова польщу, хоть он и был моим лучшим другом.

Франклин.

  48   Лесть, которая раньше была пороком, теперь превратилась в обычай.

Публий Сир.

  49   Лесть подобна низкой монете; оно обедняет того, кто его получает.

Мадам Войлез.

  50   Нет лести более искусной и действенной, чем безоговорочное согласие.

Хэзлитт.

51 51 51 Это бесплодный поощренный потрясающий среди мужчин, 1 легкая монета, мишура с комплиментами.

Теннисон.

  52
         Кто льстит, тот из всех людей самый низкий, 2 9 льстивый.

Ханна Мор.

  53   Он делает мне двойную ошибку, что ранит меня лестью своего языка.

Шекспир.

  54   Если бы мы никогда не льстили себе, мы получили бы лишь скудное удовольствие.

Ларошфуко.

  55   Лучше попасться воронам, чем льстецам; ибо те пожирают только мертвых, эти живых.

Антисфен.

  56   Льстец легко пробирается в чулан, а честные заслуги дрожат в холле или прихожей.

Джейн Портер.

57 57 9004 Вы играете в Sainiel, и подумайте с вилянием языка, чтобы выиграть меня.

Шекспир.

  58   Аплодисменты слишком грубы, чтобы их можно было проглотить целиком, хотя экстракт или настойка могут быть очень приятными.

Шенстоун.

  59   Льстецы всего лишь тени тел принцев; малейшее густое облако делает их невидимыми.

Джон Вебстер.

  60   Хотя лесть расцветает так же, как и дружба, плоды ее очень разные.

Сократ.

  61
                      О лесть!
Как скоро твое гладкое вкрадчивое масло
Покорит самого стойкого дурака!

Фентон.

  62   Иногда мы думаем, что ненавидим лесть, когда мы ненавидим только то, как нам льстили.

Ларошфуко.

  63   Лесть есть не что иное, как то, что пробуждает в уме человека идею предпочтения, которого у него нет.

Берк.

  64   Ничто так не отравляет государей, как лесть, и ничто так не отравляет нечестивых людей, как их доверие и благосклонность.

Монтень.

  65  Хорошо сказано, что архи-льстец, с которым все мелкие льстецы обладают разумом, есть человек.

Бекон.

  66   Люди обычно презирают там, где им льстят, и раболепствуют перед теми, кого с радостью превзошли бы; так что истина и церемония — две вещи.

Марк Антонин.

  67   Дайте мне лесть — лесть, пищу дворов, чтобы я мог качать его и убаюкивать его в пучине его желаний.

Бомонт.

  68   Любовь к лести у большинства людей проистекает из их низкого мнения о себе; у женщин наоборот.

Стриж.

  69  Среди всех болезней ума нет более эпидемической и пагубной, чем любовь к лести.

Стил.

  70   Богатый презирает тех, кто слишком ему льстит, и ненавидит тех, кто совсем ему не льстит.

Талейран.

  71   Искусство льстеца состоит в том, чтобы пользоваться слабостями великих, поощрять их заблуждения и никогда не давать советов, которые могут раздражать.

Мольер.

  72   Лесть часто представляет собой обмен взаимной подлостью, когда обе стороны намерены обмануть, но ни одна из них не обманута.

Колтон.

73 73 Остерегайтесь лести, «TIS A TARED 1 , которые офтат, оскорбляют очень идол-вице-вице, , чьи святыня, которого он будет парным.

Фентон.

  74   Нет ни одного из нас, который не был бы хуже королей, если бы так постоянно развращался, как они, с такими паразитами, которых называют льстецами.

Монтень.

  75   Без лести, мальчик! честный человек не может этим жить; это маленькое хитрое искусство, которым мошенники пользуются, чтобы задобрить и смягчить дураков.

Отуэй.

  76   Очень некрасивым или очень красивым женщинам следует льстить своим умом, а посредственным – своей красотой.

Честерфилд.

  77   Его природа слишком благородна для мира; он не стал бы льстить Нептуну за его трезубец или Юпитеру за его силу грома.

Шекспир.

  78  Поскольку все люди склонны льстить себе, принимать похвалы от других очень опасно.

Сэр Уолтер Рэли.

  79   Похвалите дурака за его ум и плут за его честность, и они примут вас в свои объятия.

Филдинг.

  80   Можно быть как ниже лести, так и выше нее. Тот, кто никому не доверяет, не будет доверять подхалимам. Тот, кто не ценит настоящей славы, не будет ценить ее подделку.

Маколей.

  81   Мы должны дать определение лести и похвале; они различны. Панегирик Плиний поощрял Траяна к добродетели; Тиберий стал упрямым в пороках из-за лести своих сенаторов.

Людовик Шестнадцатый.

  82   Если бы вы сказали Сикоракс, что ее сын Калибан так же красив, как Аполлон, она была бы довольна, несмотря на свою ведьму.

Теккерей.

  83   Действительно есть некоторые, которые заявляют, что презирают всякую лесть, но тем не менее и они должны быть польщены, если им говорят, что они презирают ее.

Колтон.

  84
         Ах! когда исчезнут средства, купившие эту хвалу,
Иссякнет дыхание, из которого сделана эта хвала.

Шекспир.

  85  Если вы говорите женщине, что она красива, шепните это тихо, потому что если дьявол услышит, он повторит это много раз.

Ф. А. Дюриваж.

  86   Женщины одним глотком глотают ложь, которая льстит, и выпивают по капле горькую правду.

Дидро.

  87   Льстецы всех веков напоминают те африканские племена, о которых говорит доверчивый Плиний, которые заставили людей, животных и даже растения погибнуть, очаровывая их похвалами.

Рихтер.

  88   Ловкие наблюдатели обнаружат, что некоторые из тех, кто делает вид, что не любит лесть, все же могут быть польщены, косвенно, хорошо приправленной руганью и насмешками над своими соперниками.

Колтон.

  89   Лесть — это ловушка, которая производит очень опасное впечатление. Оно будоражит воображение человека, тешит его тщеславие и доводит его до безразличия к собственной персоне.

Джереми Кольер.

  90   Нет худшего унижения, чем перехвалить человека, ибо если его ценность не соответствует тому, что о нем говорят, его собственные действия всегда лгут его чести.

Фелтем.

  91   Лесть очень нравится. Во-первых, льстеец может считать то, что он говорит, истиной, но, во-вторых, думает он так или нет, он определенно считает тех, кому он льстит, достаточно важными, чтобы им льстить.

Джонсон.

  92   Наивный ум чувствует в незаслуженной похвале горький упрек. Если вы отвергаете это, вы несчастны; если вы примете это, вы погибнете.

Ландор.

93 93 в Throng’d Lebee Bends Heavy Tribe: 1

1 с ярмаркой, но безмногими улыбается каждый вариш’и, 1 каждый гладкий как те, которые взаимно обманывают.

Томсон.

94 94 Я бы дал миру, могу ли я поверять 9005 по половине, что это должно быть; Любовь! Мог ли я подумать, что это Ты,   Когда лесть ласкала меня.

Мисс Лэндон.

95 95 похвалы простой глютун, он глотает, что пришло, и слойки DUNCE он принял его к славе; До тех пор, пока его вкус не стал черствым, почти до болезни, Тот, кто перчил выше всех, был уверен, что понравится.

Ювелир.

96 96 для похвалы слишком дорого любить, или тепло ищется Enfeebles вся внутренняя сила мысли; И слабая душа внутри себя неблагословенная, Наслаждаясь всяким наслаждением, К чужой груди склоняется.

Ювелир.

  97   Должны ли бедняки льстить? Нет; пусть засахаренный язык облизывает абсурдную пышность и сгибает беременные шарниры колена там, где бережливость может следовать за лестью.

Шекспир.

98 98 ‘TIS Старый Максим в школах, 9005

1 , что лесть еда дураков, 1 но сейчас, а затем вы мужчины остроумие Соблаговолите взять немного.

Свифт.

99 99 9004 , и (незнакомец все еще!) Лягулловки

1 похвала порочит; как будто дурак должен иметь в виду, Плевком в лицо, чтобы очистить его.

Молодой.

  100   Прекрасные речи — инструменты глупцов или мошенников, которые используют их, когда им нужен здравый смысл; но честность не нуждается ни в маскировке, ни в украшении.

Отуэй.

101 101 * * * для Ne’er 9005 был лесть потерян на ухо поэта; Простая гонка! они тратят свой труд На напрасную дань улыбки.

Скотт.

  102   Вред лести не в том, что она убеждает человека в том, что он тот, кем он не является, а в том, что она подавляет влияние честного честолюбия, вызывая мнение, что слава может быть достигнута без труд заслуг.

Джонсон.

  103   Нет языка, который льстил бы, как язык любовника; и все же в преувеличении своих чувств лесть кажется ему обычным делом. Странное и расточительное изобилие, которое быстро иссякает, истекая!

Бульвер-Литтон.

  104   Сначала льстим себе; и тогда лесть окружающих обеспечена успехом. Она пробуждает в нас любовь к себе — партия, которая всегда готова восстать против нашего здравого смысла и присоединиться к внешнему врагу.

Стил.

  105   Христианин! ты знаешь, что носишь с собой порох.Желай несущих огонь держаться подальше. Это опасный кризис, когда гордое сердце встречается с льстивыми устами.

Флафель.

  106   Смотрите, как вы слушаете голос льстеца, который в обмен на свой небольшой капитал рассчитывает извлечь из вас значительную выгоду. Если однажды вы не подчинитесь его желанию, он припишет вам двести недостатков вместо совершенства.

Саади.

  107   Пусть страсть лести будет настолько чрезмерной, предложение может идти в ногу со спросом, и на великом мировом рынке, на котором остроумие и глупость ведут свои сделки друг с другом, есть торговцы всех видов.

Камберленд.

  108   Лесть, хоть и дешевая монета, но необходимые карманные деньги при дворе; где по обычаю и согласию оно получило такую ​​валюту, что это уже не мошеннический, а законный платеж.

Честерфилд.

  109   Льстецы — худшие из предателей, ибо они усилят ваши несовершенства, ободрят вас во всех бедах, ни в чем не исправят, но так затенят и закрасят ваши безрассудства и пороки, как никогда, по их воле отличать добро от зла ​​или порок от добродетели.

Сэр Уолтер Рэли.

  110   Летец называется зверем, который кусает улыбаясь. Но трудно узнать их от друзей, так они подобострастны и полны протестов; ибо как волк похож на собаку, так и льстец на друга.

Сэр Уолтер Рэли.

  111   Не хвалите людей в лицо, чтобы они могли отплатить вам той же монетой. Это такая тонкая паутина, что ее без труда можно разглядеть; он редко бывает достаточно сильным, чтобы ловить мух сколько-нибудь значительного размера.

Фуллер.

  112   Познай себя, свое зло как свое добро, и лесть не повредит тебе; да, ее речь будет предостережением, смирением и руководством. Ибо в чем больше всего тебе недостает, там главным образом будет хвалить тебя подхалим.

Таппер.

113 113 9004 Defy 1 9005 Языки Союз; но место храбрее В любви моего сердца нет никого, кроме тебя; Нет, дайте мне слово; одобри меня, господин.

Шекспир.

  114   Вкусная эссенция! как ты освежаешь природу! как сильно все его силы и все его слабости на твоей стороне! как сладко ты смешиваешься с кровью и помогаешь ей через самые трудные и извилистые пути к сердцу!

Стерн.

  115  Необходимо совсем немного знакомства с сердцем, чтобы понять, что первое желание женщины — быть красивой; и что, следовательно, самый быстрый способ добиться ее доброты состоит в том, чтобы восхвалять ее красоту.

Джонсон.

  116   Слепые к своему истинному характеру из-за себялюбия, каждый человек является своим собственным первым и главным льстецом, готовым поэтому приветствовать льстеца извне, который приходит только для подтверждения приговор льстецу внутри.

Плутарх.

  117  Едва ли природа создала женщину настолько уродливой, чтобы она была нечувствительна к лести в свой адрес; если ее лицо настолько возмутительно, что она должна в какой-то степени осознавать это, ее фигура и ее вид, как она надеется, вполне компенсируют это.

Честерфилд.

  118   Быть польщенным – это благодарно, даже если мы знаем, что нашим похвалам не верят те, кто их произносит; ибо они доказывают, по крайней мере, нашу силу и показывают, что наша благосклонность ценится, поскольку она куплена подлостью лжи.

Джонсон.

119 119 Родитель злых, Бэйн честных дел, 1 Мундитуйный лесть! Твои злые семена, В недобрый час и роковой рукой, Печально diffus’do’er добродетель gleby земля, С поднимающейся гордостью, посреди кукурузы, И подавить надежды и урожай года.

Приор.

  120  Едва ли можно поверить, до какой степени проницательность может быть ослеплена туманом гордыни, а мудрость — опьянением лести; или как низко может опуститься гений последовательными градациями раболепия и как быстро он может упасть в пропасть лжи.

Джонсон.

  121   Не позволяйте никому быть настолько свободным с вами, чтобы хвалить вас в лицо. Таким образом, ваше тщеславие потребует пищи. В то же время ваша страсть к уважению будет более полно удовлетворена; мужчины будут хвалить вас в своих действиях; там, где вы сейчас получите один комплимент, вы получите двадцать вежливости.

Стил.

  122   Мы должны быть осторожны, когда слишком мало льстим глупцам или слишком много мудрецам; ибо льстеец должен действовать прямо противоположно врачу и давать самую сильную дозу только самому слабому пациенту.

Колтон.

  123
         Не сопротивляйся, что бы она ни сказала;
Ибо «уходи», она не означает «прочь».
Хотя они никогда не бывают такими черными, говорят, что у них лица ангелов.
Тот человек, у которого есть язык, я говорю, не мужчина,
Если своим языком он не может завоевать женщину.

Шекспир.

  124   Льсть должна соответствовать уму и вкусу получателя. Мы не наливаем эссенции в бочки, а портер — в склянки. Тонкий ум может вызвать отвращение к комплиментам, которые понравятся более грубому уму; как некоторые прекрасные дамы, которые были бы потрясены мыслью о рюмке, не откажутся от ликера.

Колтон.

  125   Чтобы все люди научились говорить правду, необходимо, чтобы все также научились ее слышать; ибо нет более распространенной лжи, чем лесть, которой трус предается страхом, зависимый — интересом, а друг — нежностью.Те, кто не раболепны и не боязливы, тем не менее желают доставлять удовольствие; и хотя продолжают предъявляться несправедливые требования похвалы, всегда найдутся люди, которых надежда, страх или доброта заставят их заплатить.

Джонсон.

  126  

100 Цитаты о предательстве о друзьях в предательстве и утрате доверия (2021)

Эта коллекция поможет вам перейти от предательства к предательству.

Предательство так больно. Это одно из самых разрушительных переживаний в жизни, которое трудно понять. Это разрушает доверие, которое у вас было к другим, и заставляет вас чувствовать, что вы все сами по себе.

Когда близкий вам человек злоупотребляет вашим доверием, это ставит все под сомнение и не дает простых ответов. Вы можете оправиться от многих ошибок, но предательство трудно пережить.

Но хотя вы не можете избежать чувства укуса предательства, вы можете исцелиться от него.Поймите, что это не ваша вина. Это не ты. Это человечество.

Вместо того, чтобы позволять поведению другого человека негативно влиять на вашу жизнь, научитесь расти и развиваться на основе полученного опыта. Двигайтесь дальше и доверяйте тем, на кого вы можете положиться.

Сосредоточьтесь на вещах, которые будут питать ваш дух и наполнять вашу душу счастьем. Помните, что вы контролируете свои эмоции и то, как вы относитесь к другим.

Чтобы помочь вам исцелиться и двигаться вперед, ниже представлена ​​наша коллекция вдохновляющих, мудрых и воодушевляющих цитат о предательстве, поговорок и пословиц о предательстве, собранных из разных источников на протяжении многих лет.

Кроме того, ознакомьтесь с нашей коллекцией цитат о фальшивых людях, которые помогут вам избавиться от фальшивых друзей.

Цитаты о предательстве о предательстве друзей и утрате доверия

1. «Для меня предательство хуже смерти. Видите ли, я мог помыслить смерть, но не мог помыслить предательство». – Малкольм Икс

2. «Я никогда не мог причинить ему столько боли, чтобы его предательство перестало причинять боль. И болит каждая часть моего тела». – Вероника Рот

3.«Легче простить врага, чем друга». – Уильям Блейк

4. «Любое доверие связано с уязвимостью и риском, и ничто не считалось бы доверием, если бы не было возможности предательства». – Роберт С. Соломон

5. «Вы знаете, что вас зарезали, когда чувствуете глубокую боль предательства». – Les Parrott

6. «Если вас предали, немедленно отпустите разочарование. Таким образом, горечь не успевает укорениться.  – Тоба Бета

7. «С предательством никогда не бывает легко справиться, и нет правильного способа принять его». – Christine Feehan

8. «Лучше иметь врага, который даст тебе пощечину, чем друга, который ударит тебя ножом в спину». – Неизвестно

9. «В каждом предательстве всегда есть урок на всю жизнь». – Эдмонд Мбиака

10. «Трагедия в жизни обычно приходит с предательством и компромиссом, торговлей своей честностью и отсутствием достоинства в жизни.Вот где действительно приходит неудача». – Том Кокрейн

Цитаты о предательстве, которые помогут вам оправиться от него

11. «Забавно, как иногда люди, за которых вы готовы принять пулю, стоят за спусковым крючком». – Неизвестно

12. «Каждый переживает хотя бы одно ужасное предательство в своей жизни. Это то, что нас объединяет. Хитрость заключается в том, чтобы не позволить этому разрушить ваше доверие к другим, когда это произойдет. Не позволяй им отнять это у тебя». – Шеррилин Кеньон

13.«Жизнь научила меня, что нельзя контролировать чью-то лояльность. Неважно, насколько хорошо вы к ним относитесь, это не значит, что они будут относиться к вам так же. Независимо от того, как много они значат для вас, это не значит, что они будут ценить вас так же. Иногда люди, которых ты любишь больше всего, оказываются людьми, которым ты меньше всего можешь доверять». – Трент Шалтон

14. «Самая страшная боль в мире выходит за рамки физической. Даже дальше, чем любая другая эмоциональная боль, которую можно почувствовать. Это предательство друга.” –   Хизер Брюэр

15. «Предательство — единственная верная правда». – Артур Миллер

16. «Мне нанесли удар в спину те, кто мне больше всего был нужен. Меня обманывали те, кого я люблю. И я чувствовал себя одиноким, когда не мог себе этого позволить. Но, в конце концов, мне пришлось научиться быть самому себе лучшим Другом, потому что будут дни, когда никто не будет рядом со мной, кроме меня самого». Неизвестно

17. «Верны раны друга, но обманчивы поцелуи врага.” – Притчи 27:6

18. “Любовь и брак – замечательные арены, на которых можно поставить характер. Мы, скорее всего, рискуем своей моралью и убеждениями, когда влюблены. Предательство также дает огромное представление о персонаже». – Анита Шрив

19. «Предавай друга, и ты часто обнаружишь, что погубил себя». — Эзоп

20. «Я плачу не из-за тебя; ты того не стоишь. Я плачу, потому что мое заблуждение о том, кем ты был, было разрушено правдой о том, кто ты есть.” – Стив Мараболи

Также прочитайте эти проницательные цитаты о проблемах доверия, которые помогут вам понять значение доверия и помочь вам в решении ваших проблем с доверием.

Цитаты о предательстве, которые помогут вам двигаться вперед

21. «Иногда вместо того, чтобы обижаться, вы должны смотреть на предательство как на подарок. Так гораздо проще подмести его и выбросить вместе с остальным мусором. А почему это вы спрашиваете? Потому что мусор начинает вонять… и когда это происходит, он больше не имеет ценности в вашей жизни.” – Donna Schoenrock

22. ”Один из самых трудных уроков в жизни – отпускать. Будь то вина, гнев, любовь, потеря или предательство. Изменения никогда не бывают легкими. Мы боремся, чтобы удержаться, и мы боремся, чтобы отпустить. Если тебе было больно, пока это не разорвало твою душу на куски, твой взгляд на жизнь обязательно изменится, и никто и ничто в этом мире больше никогда не сможет причинить тебе боль». – Мариз Рейес

23. «Простите себя за слепоту, которая поставила вас на путь тех, кто предал вас.Иногда доброе сердце не видит зла». – Неизвестно

24. «Некоторые люди готовы пожертвовать годами дружбы, лишь бы немного оказаться в центре внимания». – Лорен Конрад

25. «Честный враг лучше ложного друга. Если вы сомневаетесь, обращайте больше внимания на то, что люди делают, и меньше на то, что они говорят. Действия не только говорят громче слов, их труднее подделать». – Zero Dean

26. «Я достаточно взрослый, чтобы простить тебя, но я не настолько глуп, чтобы снова доверять тебе.” – Неизвестно

27. «Любовь приходит к тем, кто все еще надеется после разочарования, кто все еще верит после предательства и кто продолжает любить после того, как ему причинили боль». – Неизвестно

28. «Я могу быть многим, и даже больше, чем я не являюсь, но я бы никогда не сделал с тобой то, что ты сделал со мной, и я думаю, что это говорит о многом». – Джессика Катофф

29. «Ножи предательства и драмы врезаются глубоко и ранят… но они также отсекают бессмыслицу и раскрывают ваших настоящих друзей.” – Стив Мараболи

30. «Худшее чувство в мире – знать, что тебя использовал и солгал тот, кому ты доверял». Неизвестно

Цитаты о предательстве, чтобы вдохновить на исцеление

31. «Трудно сказать, кто прикрывает твою спину, от того, у кого она достаточно длинная, чтобы просто воткнуть в нее нож…». ―  Николь Ричи

32. «Чтобы произошло предательство, сначала должно было быть доверие». – Сюзанна Коллинз

33. «Лучше умереть, чем быть преданным.В смерти нет обмана. Он выполняет именно то, что обещал. Однако предательство… предательство — это преднамеренное уничтожение надежды». – Steven Deitz

34. «Тот, кто бросает друга, так же плох, как и тот, кто бросает свою жизнь». – Софокл

35. «Удовольствие, которым нужно наслаждаться за счет чужой боли, никогда не может быть таким, каким может полностью насладиться достойный ум». – Samuel Johnson

36. «Тот, кто не испытал экстаза предательства, вообще ничего не знает об экстазе.— Жан Жене

37. «Вероломные люди специализируются на том, чтобы сказать не то, что нужно, в неподходящее время не тому человеку». – Les Parrott

38. «Ложные друзья подобны нашей тени, держатся рядом с нами, пока мы гуляем на солнце, но покидают нас, когда мы переходим в тень». – Кристиан Невелл Бови

39. «Имея дело с предателями, я кое-чему научился. Они сильны только тогда, когда ты отвернешься». – Эминем

40.«Речь идет не только о том, кто реален вам в лицо, но и о том, кто реален за вашей спиной». – Unknown

Также ознакомьтесь с этими цитатами о врагах, которые заставят вас разорвать отношения со своими заклятыми врагами.

Цитаты о предательстве, чтобы вдохновить и научить

41. «Тот, кто советует вам быть сдержанным перед друзьями, желает предать вас без свидетелей». – Дон Дж. Мануэль

42. «Доверяй только себе, и никто тебя не предаст». – Уильям Пенн

43. «Когда кто-то подрывает ваше доверие, не чувствуйте себя глупо, доверяя ему. Вы не сделали ничего плохого, они просто ненадежный человек». – Соня Паркер

44. «В жизни можно легко доверять кому-то, но когда доверие подорвано, очень трудно снова кому-то доверять». – Сушан Шарма

45. «Только время может доказать ценность дружбы. Со временем мы теряем ложные и сохраняем лучшие. Настоящие друзья остаются, когда все остальные ушли». – Риту Гатури

46.«Всегда спите с одним открытым глазом. Никогда не принимать как должное. Ваши лучшие друзья могут оказаться вашими врагами». – Сара Шепард

47. «Продолжайте говорить обо мне за моей спиной и наблюдайте, как Бог благословляет меня перед вашим лицом». – Неизвестно

48. «Бойся не врага, который нападает на тебя, а фальшивого друга, который тебя обнимает». – Неизвестно

49. «Доверие – это хрупкая вещь, однажды заработанное, оно дает нам огромную свободу, но как только доверие потеряно, его невозможно восстановить, конечно, правда в том, что мы никогда не знаем, кому мы можем доверять. Те, к кому мы ближе всего, могут предать нас». – Мэри Элис Янг

50. «Вы можете стрелять в меня своими словами, вы можете резать меня своими глазами, вы можете убивать меня своей ненавистью, но все же, как воздух, я поднимусь». – Maya Angelou

Цитаты о предательстве и предательстве

51. «Человек, который доверяет, никогда не будет предан, только ошибется». – Кэлли, Блейкс 7, «Миссия Судьбы»

52. «Мы можем терпеть наших настоящих врагов, но не предателей и предателей.” — Санджи Пол Арвинд

53. «Я благодарен тем, кто предал меня… Они думали, что просто вонзают мне нож в спину, но они также освобождали меня от своей ядовитой жизни». – Стив Мараболи

54. «Чтобы понять верность, нужно пережить предательство». – Томас, Joy Division (2006)

55. «Никогда не доверяйте незнакомым рукам, вы никогда не узнаете, как они поддерживают вас и наносят удары в спину своими мозгами». Деболина Бхавал

56.«Когда вы предаете кого-то другого, вы также предаете себя». – Исаак Башевис Зингер

57. «Будь уверен, что тот, кто предал тебя однажды, предаст тебя снова». – Иоганн Каспар Лафатер

58. «Одно из любимых занятий Предателей – рассказывать о пренебрежительном отношении и обидах, которые они хранили годами». – Les Parrott

59. «У людей наверху редко бывают враги, чаще всего льстивый «друг» наносит им удар в спину.― Амит Абрахам

60. «Удар друга ранит глубже, чем удар врага». ― Амит Калантри

Проницательные цитаты о предательстве

61. «Открытый враг лучше ложного друга ». – Греческая пословица

62. «Самое печальное в предательстве то, что оно никогда не исходит от твоих врагов». – Неизвестно

63. «Говорят о человеке, предавшем свою страну, своих друзей, свою возлюбленную. Сначала должна быть моральная связь.Все, что человек может предать, — это свою совесть». – Джозеф Конрад

64. «Нет ничего более болезненного, чем разочарование в единственном человеке, который, как вы думали, никогда не причинит вам вреда». – Неизвестно

65. «Вы можете либо дать негативу власть над своей жизнью, либо вместо этого выбрать счастье». – Анаис Нин

66. «Будьте осторожны, кому вы доверяете. Предательство всегда исходит от людей, которым ты доверял». – Анураг Пракаш Рэй

67. «Если вы не выражаете свои собственные оригинальные идеи, если вы не слушаете свое собственное существо, вы предадите себя.– Неизвестно

68. «Нет большего благословения, чем рука семьи, которая поднимает тебя с падения; но нет меньшего проклятия, чем семейная рука, которая ударит тебя, когда ты повержен». – Вес Фесслер

69. «Предательство доверия влечет за собой тяжелые табу». Олдрич Эймс

70. «Это была ошибка», – сказали вы. Но самое жестокое было то, что мне казалось, что я ошибся, доверившись тебе. – Дэвид Левитан

Цитаты о предательстве, чтобы просветить вас

71.«Когда вы понимаете, что вас глубоко предали, вас действительно охватывает страх. Это то, что вы чувствуете в первую очередь. А потом гнев и разочарование. Потом разочарование и разочарование». – Хосе Н. Харрис

72. «Когда ты пропал из поля зрения так же долго, как и я, у людей появляется забавное чувство предательства, когда они снова видят тебя». – Эстер Уильямс

73. «Иногда самые близкие люди предают вас, и ваш дом больше не место, где вы можете быть счастливы.” – Кристин Кас

74. «Раньше я рекламировала свою верность и не верю, что есть хоть один человек, которого я любила бы, которого бы я в конце концов не предал». – Альбер Камю

75. «Вы хотите верить, что в жизни есть отношения, которые не предают. Отношения, которые выходят за рамки такой боли. И нет». – Калеб Карр

76. «Нанеси удар в тело, и оно заживет, но рань сердце, и рана останется на всю жизнь». – Минеко Ивасаки

77.«Любовь — это то, что ты еще можешь предать. Предательство может случиться, только если ты любишь». – John le Carre

78. «Вы верите, что мужчина может по-настоящему любить женщину и постоянно ее предавать? Неважно физически, но предать ее в своем уме, в самой «поэзии своей души». Ну, это непросто, но мужчины делают это постоянно». – Марио Пьюзо

79. «Я всегда думаю, что хуже: предательство эмоциональное или предательство физическое? Это действительно сложный вызов». – Хилари Бертон

80.«Когда никто из твоих знакомых не говорит правды, ты учишься видеть то, что лежит на поверхности». – Кассандра Клэр

Вам также могут понравиться эти цитаты разочарования о любви и жизни.

Другие цитаты и высказывания о предательстве

81. «Ты нарушишь свое обещание. Я понимаю. И я держу руки мои за уши сердца моего, чтобы не возненавидеть тебя». – Catherynne M. Valente

82. «Более постыдно не доверять нашим друзьям, чем быть обманутыми ими.— Конфуций

83. «Предательство — обычное дело для людей без совести». – Тоба Бета

84. «Только те, кому ты доверяешь, могут предать тебя». – Терри Гудкайнд

85. «Смысл был в том, чтобы узнать, чего мы больше всего боимся: быть неправильно понятым или быть преданным». – Адам Левин

86. «Даже когда ваше тело предает вас, ваш разум отрицает это». – Сара Груэн

87. «Она воспримет это как предательство. Больше ничего.Не меньше.» – Саманта Янг

88. «Мы ни на кого не можем положиться в этом мире, а иногда даже предаем самих себя». – Дин Кавана

89. «Предательство не смешно. Это причина падения империй». – Мариша Пессл

90. «Людям, которые не держат обещаний, нельзя доверять». – RJ Intindola

Цитаты о предательстве, которые до боли правдивы или задают трудные вопросы

91. «Возможен ли успех без предательства?» — Жан Ренуар

92.«Я никогда не знал более вульгарного выражения предательства и обмана». — Люсьен Бушар

93. «Мы должны не доверять друг другу. Это наша единственная защита от предательства». — Теннесси Уильямс

94. «Большинство из нас считает удачу своим правом, а неудачу — предательством этого права». — Уильям Фезер

95. «Предательство может быть чрезвычайно болезненным, но только от вас зависит, насколько эта боль причинит вам необратимый вред». — Эмили В. Гордон

96.«Есть много глупых мужчин, которые считают, что макияж — это предательство правды, и мне это так смешно». — Катя Замолодчикова

97. «Естественно, когда человек делает прогрессивные шаги, могут быть и те, кто увидит в этом предательство своих целей и интересов». — Луи Фаррахан

98. «Семейное предательство для меня самое душераздирающее — потому что, если вы не можете доверять своей семье, чтобы она любила вас и защищала вас, кому вы действительно можете доверять?» — Александра Брэкен

99.«Предательство — один из моих самых больших страхов. Предательство постоянно происходит на самых разных уровнях, и нет ничего хуже, чем осознавать, что кто-то, кому ты думал, что можешь доверять, пошел против тебя». — Кэти Ли

100. «Как бы я ни пессимистично относилась к природе людей и нашей способности к жестокости, недоброжелательности, предательству, лени, инертности и всем прочим, я думаю, что мы можем превзойти все это и установить прямой.» — Джордан Петерсон

Какая из этих цитат о предательстве вам больше всего понравилась?

Предательство больнее всего. Это ударяет вас в спину и заставляет задуматься, что вы сделали не так, чтобы заслужить такое обращение.

Когда вас предают, вы можете потерять способность доверять как себе, так и другим. Но хотя затянувшуюся боль забыть нелегко, вы можете оправиться от предательства и двигаться вперед.

Вам понравились эти цитаты о предательстве? Какая из цитат вам понравилась? Дайте нам знать в разделе комментариев ниже.

Похвала как манипуляция: 6 причин сомневаться в комплиментах

Пока чужая похвала не звучит откровенно неискренне, вы, скорее всего, будете приветствовать ее.Быть широко признанным за то, что вы делаете — или за то, кем вы являетесь — просто чувствуется хорошо. Это чудесно подтверждает, и это так же обнадеживает, как и подтверждает. Большинство из нас любят комплименты и лесть именно потому, что они могут поддержать нас, согреть наши сердца и развеять старые страхи и неуверенность в себе.

Но у похвалы есть и обратная сторона. Гораздо больше, чем мы обычно понимаем, это может представлять собой своего рода словесный подкуп, предлагаемый в первую очередь в интересах человека, предлагающего его. В этом посте будут предложены шесть способов, которыми похвала может иметь скрытое намерение завоевать вашу благосклонность или выбить что-то из вас — что-то, что вы, вероятно, не захотели бы предоставить в противном случае.

Если вы неуверенны в себе и поэтому вам требуется внешнее подтверждение, чтобы чувствовать себя достойным или хорошим о себе, вы будете особенно восприимчивы (или «мишенью») к неискренней похвале с прикрепленными к ней невидимыми нитями (или ценником). Такая похвала дорогого стоит. Эксплуатирующие хвалители охотятся на тех, у кого низкая самооценка, и, кажется, имеют радар для их обнаружения. Они точно знают, как поднять вашу уверенность — и уменьшить вашу неуверенность — с помощью льстивых махинаций, в конечном счете предназначенных не для вашего благополучия, а для их собственного.

Вряд ли это означает, что вы должны быть подозрительными (или параноидальными) в отношении любого случая положительного подтверждения со стороны другого лица. Но иногда было бы разумно подумать, не пытается ли человек, который вас хвалит, лукаво маневрировать, чтобы получить что-то взамен — не является ли, по сути, его похвала «подставой». В частности, если их комплименты кажутся преувеличенными, возможно, вам нужно изучить вероятность того, что у них есть какой-то скрытый мотив, чтобы воспользоваться вами.

Вот шесть способов, которыми льстецы могут тайно замышлять «заманить вас»:

  1. Если они сами не уверены в себе, расчетливые комплименты хвалителей могут быть их предпочтительным способом понравиться вам или лучше вписаться в группу, важным членом которой вы можете быть.Они могут намеренно стараться изо всех сил поддерживать или подтверждать вашу точку зрения, чтобы завоевать вашу благосклонность. Чтобы укрепить (или «закрепить») свои отношения с вами, они могут заявить, что ваша позиция в чем-то идентична их, или что они действительно восхищаются вами за то, насколько вы проницательны, умны или сообразительны.
  2. Если они хотят усадить вас (как бы) за стол переговоров, они могут ухитриться подмазать вас заранее, так что вы будете более склонны согласиться на какую-то сделку, с которой они хотят вас познакомить — «сделку» это, вероятно, принесет им гораздо больше пользы, чем вам.Проницательно «соблазняя» вас, заставляя вас чувствовать себя действительно особенным — независимо от того, заставляет ли это вас видеть себя значительно более умным, проницательным, популярным, достойным похвалы и т. д., чем вы обычно это делаете, — они могут заставить вас чувствовать себя в некотором долгу перед ними. И, не осознавая этого, вы можете быть более склонны идти с ними на компромиссы, подчиняться их воле или выполнять их приказы, когда они предлагают некое «взаимовыгодное соглашение».
  3. Тесно связанные с вышеизложенным, они могут попросить вас об особой услуге.Поэтому, чтобы увеличить шансы на то, что вы выполните их пожелания, они «одарят» вас тщательно рассчитанной похвалой и лестью. На самом деле, вы можете в конечном итоге (в порядке взаимности) почувствовать, что вынужден согласиться или согласиться с их желаниями. К сожалению, слишком легко получить выгоду, если их похвала — какой бы эксплуататорской она ни была — удовлетворяет какую-то вашу глубокую личную потребность (или страстное желание). В таких случаях вы можете не обращать внимания на то, что их комплименты далеко не так искренни и аутентичны, как в данный момент они невинно кажутся.
  4. Если они поссорились с вами, особенно из-за того, что вели себя с вами нечестно или бесчестно, один из способов, которым они могут попытаться отомстить вам, — это найти, за что вас похвалить. Если им удается заставить вас чувствовать поддержку или оправдание, вы, вероятно, или рискуете почувствовать себя лучше в отношении их . Их фальшивая похвала — пусть обильная и необоснованная — может увеличить вероятность того, что вы захотите простить их и возобновить отношения, которым вы по уважительным причинам начали не доверять и, возможно, уже пытались разорвать.
  5. Если они бесстыдны или неэтичны — достаточно, чтобы оправдать ярлык психопата — , они могут предложить вам «фальшивую похвалу», чтобы заставить вас довериться им или поделиться с ними привилегированной или очень личной информацией. Затем, когда их двойные попытки заставить вас раскрыть конфиденциальные данные увенчаются успехом, они — агрессивно или пассивно-агрессивно — используют это против вас. Предавая ваше доверие, они воспользуются преимуществом, которое вы непреднамеренно им поставили, чтобы преследовать свои корыстные интересы.На рабочем месте это превосходство может позволить им «украсть» продвижение по службе, которое в противном случае получили бы вы, а не они. Или это может привести к их тайной компрометации или упреждению вас множеством других коварных способов. Доверие их похвале — то есть их кажущимся уважением и высоким уважением к вам — делает вас жертвой того, чтобы быть обманутым (или сбитым с толку) ими. С помощью фиктивной похвалы они могут завоевать ваше доверие, а затем, к сожалению, использовать его в своих интересах.
  6. 92–180 Окончательную причину я привожу здесь в качестве дополнения и обязательно с оговорками, поскольку она относится к обусловливанию или «программированию» детей действовать определенным образом. Запланированное комплимент в этом контексте может относиться как к обучению ребенка в основном просоциальным целям, так и к тому, что я считаю более вопиющими и явно корыстными формами манипулирования детьми. Я хотел бы обратиться к родителям, чьи мотивы выборочного комплимента своему ребенку откровенно эгоцентричны.Многие так называемые «опекуны» хвалят своих детей , а не , чтобы поощрить их к более доброму, внимательному или добродетельному поведению, но чтобы подкрепить поведение, которое просто делает их более уступчивыми, податливыми или с ними легче справляться. Таким образом, если потребности ребенка представляют для него неудобство или неудобство, он может — с помощью очень избирательной, манипулятивной похвалы — систематически поощрять этого ребенка воздерживаться от того, чтобы делиться своими мыслями, чувствами, желаниями или потребностями или отстаивать их. Косвенно они могут вызвать у ребенка ощущение, что он хороший или достойный, только когда он сосредотачивается исключительно на
    потребностях родителя .Воспитание ребенка таким образом гарантирует психологическое насилие, поскольку попытки сформировать ребенка в соответствии с эгоистичными желаниями родителей вынуждают ребенка отказываться от своих собственных вполне законных желаний и потребностей — если, конечно, они не бунтуют решительно. против такого родительского диктата, который, к сожалению, имеет свои собственные серьезные психические и эмоциональные последствия.

Если не считать того, что вы должны без разбора опасаться похвалы или лести других, разумно будет только подумать о том, могут ли они иметь скрытый замысел, восхваляя вас.Таким образом, вы сведете к минимуму вероятность того, что их, казалось бы, заслуживающие доверия комплименты на самом деле не являются какой-то двуличной аферой.

Примечание 1. Я уже писал два предыдущих поста о манипуляции, и обе они с иронией указывают на ее малоизвестные положительные стороны (см. «Новый взгляд на манипуляцию» и «Интригующие преимущества манипуляции»).

Я также написал серию постов о том, как меня обманывают. Вот часть 1: «Насколько вы уязвимы для обмана?»

Примечание 2: Если вы каким-то образом откликнулись на этот пост, я надеюсь, вы рассмотрите возможность отправки ссылки на него другим.

© 2014 Леон Ф. Зельцер, доктор философии. Все права защищены.

произведение, наиболее восхитительное для познания и столь же полезное, например, / собранное Лодовиком Ллойдом … ; и исправлено и возрождено Р.К. …

ГЛ. XLIII.

Лесть — сладкая приманка Зависти, мантия злобы, единственная чума мира, чудовище, уродливое на вид, если его можно увидеть, и опасное, чтобы доверять, если его можно узнать; у него столько же голов, сколько у Хидры, чтобы изобретать зло; столько же рук, сколько у Бриарея, чтобы совершить зло; столько же глаз, как Аргос, чтобы созерцать и наслаждаться местью, столь же быстроногий, как Талус. входить в дом каждого человека со словами, сладкими, как мед, но с горьким, как желчь, сердцем, о котором говорится в старой поэме: Melin ore, verba lactis: felin corde, fraus in factis.

Антисфен, ученый афинянин, говаривал, что лучше иметь в своем доме воронов, чем льстецов: ибо вороны говорили, что пожирают только мертвое тело, а льстец поедает тело и душу живьем. Ибо как тирания скрыта в тайных недрах зависти, так и зависть скрывается под строгими фразами лести, и очень Страница  278 хорошо по сравнению с крокодилами Нила или сиренами морей, один плачет и скорбит, другой поет и смеется, один со слезами, а другой с весельем изучают, как досадить бедному мореплавателю.Льстивый Паразит, как говорит Овидий, отрицает отрицанием и утверждает утвердительным; плачет с печальным и смеется с веселящимся: как когда-то Клисоф, который, когда его господин Филипп, царь Македонский, а затем Александр Македонский, остановился, потому что у него была подагра, он тоже остановится; когда царь веселился за выпивкой, Клисоф не грустил: В конце концов, всему, что Филипп брал в руки, тот же Клисоф подражал. Аристипп-философ мог бы лучше удовлетворить царя Дионисия лестью, Дион-сиракузянин мог бы доставить ему удовольствие правдой.Клео могла лучше удовлетворить желание и похоть Александра с помощью поддельной лести, чем Калистен, его советник, мог удовлетворить его с помощью философии. Кто мог подвигнуть Цезаря на что-либо, кроме Куриона, его Паразита? Ни Помпей, его зять, ни его единственная дочь Юлия, ни все сенаторы Рима.

Льстецы большей частью опасны, всем вредны, никому не выгодны, а между тем из государей наиболее приняты: В облике человечества они качаются и властвуют при дворе, как яростные кентавры, уродливые Сциллы, огромные циклопы, мрачные горгоны, раздражающие фурии и чудовищные гарпии; да, с еще тысячей уродств.Ибо кто более сделан, чем тот, кто меньше всего заслуживает уважения? кому доверяют больше, чем тому, кто раньше всех обманет? кого всегда слышно больше, чем того, кто меньше всего должен появляться в поле зрения в любое время? кто имеет больше всех людей, чем тот, кто меньше всего заслуживает людей? В конце концов, кто где-либо более любим, чем тот, кого больше всего следует ненавидеть повсюду? Простой народ мидийцев и персов за то, что они преклонили колени перед Александром и сделали его сыном Юпитера, были более уважаемы за свою лесть, чем знатные македонцы за свою правдивость и прямолинейность.

Page 279Что это, как не лесть, доводит дело до конца? То, что знаменитый и прославленный князь Агамемнон со всей силой и могуществом Греции не мог покорить за десять лет осады; один хитрый Синон, простой и глупый грек, соблазнил ум царя Приама и обманул лестью его знатных, и склонил горожан через лесть к их полному уничтожению и последнему смятению. Тот древний и прославленный город Вавилон, который царь Дарий со всей силой Персии так и не смог покорить, некий Зопир, гражданин, рожденный в Вавилоне, ложной верой и поданной лестью, говорю я, предал его царю Да∣рию.

Что мне говорить о древних лакедемонянах, самых знаменитых и достойных людях во всем мире своими войнами; которого не могли победить ни мидяне, ни персы, ни македоняне, ни вся Греция; Фриник своей лестью обманул их. Жители Самбы были обмануты ложным Аполлонием. Менелай был обманут лестью Париса. Дион Сиракузский был убит своим льстивым другом Галикратом. О сосущий змей злобы, чей плод — смерть! Если бы царь Антигон знал о лести своего притворного друга Аполлофана, он не был бы обманут, как это было на самом деле. Если бы царь Астиаг хорошо знал своего слугу Гарпага, он не был бы убит царем Киром. Если бы этот благородный и знаменитый римлянин Красс взвесил лесть Карена, он не был бы так позорно убит парфянами.

Какая лесть была между Ясоном и Медеей? какой обман последовал? Какая лесть была между Тесеем и Ариадной? что за фальшь получилась? Одни помогали Ясону добыть Золотое руно, другие избавляли Тесея из страшного лабиринта от чудовища Минотанта, были обмануты лестью.Но мы переходим к паломничеству и делам принцев. Кто убил Цезаря, этого достойного императора, в римском сенате? Брут и Кассий, те льстецы, которых больше всего любил Цезарь. Кто отравил этого могучего Победителя Александра посреди Страница  288 его победы в Вавилоне? те, кто льстил ему больше всего, его собственный дегустатор чаш, Лола, и его родственник Антипатр. Кто предал знаменитого римлянина Цицерона его заклятому врагу Марку Антонию? даже тот, кого Цицерон прежде защитил и спас от смерти, Попилий.Наконец, кто предал Христа, Бога и Человека, книжникам и фарисеям? его казначей, этот льстивый Иуда с красивой речью, говоря: Ави Рабби, обнимая и целуя его, как это делают льстецы.

Где проявляется большая тирания, чем там, где больше всего используется лесть? Где практикуется больший обман, чем там, где любезность наиболее нежна? Где больше лжи, чем там, где больше доверия? Первое, что обмануло человека, была лесть, которую дьявол, змей, употребил, чтобы обмануть Еву; льстив ей, говоря: если ты вкусишь от этого плода, то познаешь добро и зло и будешь как боги на земле.Как Дьявол есть единственный Отец всей лжи, так он и единственный Отец лести, стремящийся всегда к лучшему, а не к худшему; сопровождая высших, а не низших, посещая двор чаще, чем страну, и приближаясь близко к князьям, а не к нищим.

Когда на Христа накинулись лестью дивель, обещавший ему весь мир, если он встанет на колени и польстит ему: Я хотел бы к Богу, чтобы все Князья говорили с льстецами, как Христос говорил с Дьяволом: избегай сатаны: A∣путь льстец.Или же я желаю, чтобы мудрецы, которые скорее всех соблазняются лестью, подражали примеру знатного человека из Фив по имени Итмений, который, будучи посланным послом из Фив в Персию, понял нравы и нравы гордых персов, и что ничего нельзя было получить без лести и услышать без того, чтобы не преклонить колени, он уронил свой перстень на землю, благодаря чему он мог склониться перед царем, но не перед царем, а чтобы взять его перстень. Или же я хотел бы, чтобы все люди отвечали льстецам, как Диоген отвечал Аристиппу; который говорил Диогену, что если Диоген мог довольствоваться тем, что льстит Дионисию, то Страница  289 Король, ему не нужно было лизать посуду или жить бедно в Афинах; Диоген ответил.Если Аристиппу нравилось облизывать посуду или жить бедно в Афинах, ему не нужно было льстить Дионисию.

У Целия читается, что кипрские служанки были так преданы лести, что становились на колени, чтобы поклониться и согнуть плечи, как подножие своим дамам, чтобы они садились на колесницы. кипрские женщины породили такое количество льстивых паразитов, что славные господа теперь никогда не нуждаются в льстивых слугах. Схоллеры Гнато всегда часто посещают трасонические места.Разве не многие из нас теперь будут говорить со своими друзьями, как Никезий имел обыкновение говорить с Александром Великим, раненым и истекающим кровью? О, что это за благородная кровь! Эта кровь исходит от какого-то Бога, а не от человека. Мудрый человек говорит, что всем людям следует не доверять пяти вещам; чужая собака, незнакомая лошадь, полый берег, болтливая женщина и льстивая служанка. Хорошие слова радуют дураков; да, льстивые речи одолевают мудрецов. Деметрий, одержавший победу в войнах при Саламине, так обрадовался своему состоянию, что послал Аристодема, очень тонкого и хитрого льстеца, удостоверить своего отца, царя Антигона, в его процветающем успехе, поручив ему, чтобы показать королю, его отцу организованно триумф и победу самым широким образом.Аристодем, не менее обрадованный известием, затем искусный в лести, оставив свой флот и свою роту на Кипре, отправился по суше к царю Антигону; который, узнав, что Аристодем происходит от его сына Деметрия, желая узнать новости и услышать о войнах и успехах своего сына, послал водолазов, чтобы встретить его на пути, чтобы узнать правду и действие Его приход: Он приветствовал всех людей как одного очень печального, и такого печального, что все люди решили, что либо Деметрий был убит, либо потерял поле боя.Король, узнав, что Аристодем очень опечален и что хороших новостей не предвидится, поспешил ему навстречу. который, когда Аристодем увидел, он закричал с Страница  290 громкий голос издалека, говорящий: «Блаженнейший ты царь Антигон, возлюбленный богами, приветствуемый Деметрием и ныне боящийся всего мира». Твой сын есть Победитель над Завоевателями и Царь над Царями, триумфальный победитель в войнах при Саламине: так искусственно Аристодем льстил царю Антигону, так что царь с такой же радостью слушал льстивую фразу Аристодема: так как он имел радость и веселье о благополучии своего сына Деметрия.Таким образом, он завоевал сердце и погрузился в душу царя Антигона, так что его награда была в такой же степени его лестью, как и его благодарностью за его новости. Марку Антонию так понравилась лестная речь афинян, в то время как он был вынужден покинуть Рим с помощью Августа Цезаря, что афиняне вышли навстречу ему из города, произнося речь в ком. ∣исправление его мудрости, говоря: что он был вполне достоин иметь Минерву в браке. Он так радовался их лести, что они лестью убедили этого римлянина оказать большую честь Афинам, тогда природа могла бы жаждать от его рук любить Рим.Такая сила имеет лесть, что, когда Александр Великий умер бы от горя: да, убил бы себя за то, что он убил Клита в гневе, Анх•х с суровыми словами и справедливыми приговорами, как отплатил за свою печаль . Аристипп, когда он не мог добиться своей цели от руки Дионисия лестью и красивыми словами, он становился на колени, обнимал и целовал его ноги, и, будучи обвинен своими друзьями, что он, будучи философом, был льстецом, он отвечал им в этом роде: Аристипп не виноват в том, что говорит с кем-либо там, где его ухо, а Дионисий, скорее, виноват в том, что слышит в ноги или в то, что его уши приставлены к пяткам.Итак, Диоген спросил, какое животное наиболее вредно для человека: из диких зверей тиран, из ручных зверей льстеец. Кто тот, кто не любит лести? какой князь тот, кто не доволен лести? Что он за бог, говорит поэт, если не любит похвалы и хвалы? Геракл был рад услышать восхищение Кекропа, Вакха. был рад услышать лесть Силена: даже сам Юпитер, Царь Богов, был в восторге от Вулкана. Таким образом, средство избежать этой Горгоны, изгнать этого монстра, изгнать этого убийцу, как говорит мудрец Катон, состоит в том, чтобы использовать истину, ибо тот, кто всегда слушает добрые слова, никогда сам никогда не будет говорить худого. Природа лести была так известна и так ненавистна Августу-императору, что он ненавидел коленопреклонение своих домашних слуг. Точно так же император Тиберий ни в коем случае не позволял никому из своих людей называть его лордом. Лесть иногда так ненавидели в Афинах, что, когда Тимагор был послан послом к ​​Дарию К. Персидскому, за то, что он льстил царю в разговорах, по возвращении он был обезглавлен. Так и Эвагор был предан смерти за то, что назвал Александра сыном Юпитера.

Лакедемоняне так боялись лести, что изгнали Архилога только за его красноречие в сочиненной им книге. Лесть была так ненавистна в Риме, что Катон Цензор приказал изгнать из Рима некоторых знатных афинских ораторов, чтобы они своими красивыми речами и лестью не могли досадить Римскому государству. Что, как не лесть, может сокрушить? что может не sugred Ora∣tours двигаться? чего не мог сделать Демосфен в Афинах? чего не мог Цицерон убедить в Риме? Царь Пирр имел обыкновение говорить, что он завоевал больше городов, поселков и стран благодаря льстивым убеждениям Кинея, чем когда-либо покорил силой и силой все Эпирское королевство. Но чтобы избежать слишком много ударов по одной струне, что, как говорит Плутарх, утомительно для читателя (ибо природа жаждет (говорит Плавт) новшеств): я скажу немного о тех, кто избегал лести: это была единственная причина, по которой Пифагору, что благородный Философ покинул свою страну Самос, единственная причина, по которой достойный и ученый Солон бежал из Афин, главная причина, побудившая Ликурга отречься от Лакедемона, и единственная причина, по которой Сципион Насика оставил Рим: ибо где лесть пренебрегают, там правда изгоняется, где лесть выдвигается Страница  292 и почитаемая там истина угнетается и побеждается: в прекрасном лесть находит дружбу, когда истина приобретает ненависть, как это доказано в историях Сенеки и Калистена, двух знаменитых философов, один из которых был учителем Нерона, императора Рима, а другой был назначен Аристотелем. чтобы служить Александру Великому, эти Философы, потому что они не хотели питать испорченные натуры и дерзкие умы этих гордых князей лестью и лестью, они были преданы смерти: Сенека Нероном за его боль и путешествие, предпринятое с Императором в читал ему «Философию Калистена» Александра, потому что он порицал обычаи мидийцев и персов, которые так льстили, что Александр приказал всем людям называть его сыном Юпитера. Таковы же Цицерон и Демосфен, один — властелин Оратур и римский Феникс, другой — священный якорь, покровитель Афин и защитник всей Греции; которые много раз спасали два знаменитых города Рим и Афины, один от пагубного и тайного заговора нечестивого Кателина и его сторонников, другой от гордых покушений и долгих войн Филиппа, царя Македонского, все же были они и изгнали, и сослали свои страны Цицерона ради Клодия, которого римляне так тяготили, что двадцать тысяч с не меньшей тяжестью носили траурные одежды в Риме, потом слезы проливали по Демосфену в Афинах.В то время некоторые так ненавидели лесть, что благородный Фокион, ученый афинянин, пошел сказать своему другу Антипатру, что он не примет в друзья никого, кого он знал как льстеца. тот, кто в наши дни не может льстить, не может получить дружбы, согласно высказыванию Теренция, obsequium a∣micos и т. д. Ибо как Аристида из Афин за его многочисленные благодеяния для афинян лестью воспрепятствовали и за правду изгнали, так и Фукидид, посланный послом из Афин в Амфиполь, город между Фракией и Македонией, который царь Филипп сдерживали силой, обходились лестью. Истинное служение часто вознаграждается гневом и яростью князей, как Фрасибул. благородный капитан и знаменитый, ибо его правда была изгнана из Афин. Лентул, защитник Италии, изгнан из Рима. Дион Сиракузский, изгнанный из своей страны Дионисием: даже этот прославленный Ганнибал, этот давний защитник Карфагена, был вынужден после долгой службы своей стране скитаться повсюду, как пилигрим, в поисках какой-нибудь защиты для своей жизни. . Для доказательства этого можно было бы привести слишком много примеров из греческих и латинских историй.Главный оплот государства, по словам Демосфена, — это вера без лести, добрая воля, испытанная в общинах, и прямолинейность без обмана, смелость и доверие к дворянству. Лесть есть единственная ловушка, которой обманываются все мудрецы, и это хорошо знали фарисеи, которые, желая уловить Спасителя нашего Христа запоздалым в речах, стали льстить Ему красивыми словами, говоря: Владыка, знаем, что Ты справедлив и истинен, и что ты пришел от Бога. Так и Ирод, желая угодить иудеям, убив Иакова, брата Иоаннова, и заключив Петра в темницу, так угодил народу лестью, что они восклицали: это голос Божий, а не голос человеческий: так сладка была лесть среди иудеев. Льстивые друзья Аммона, зная о порочности его ума и его порочном отношении к Мардохею, не отвратили Аммона от его тирании, но польстили ему красивыми словами и заставили приготовить высокую виселицу для Мардохея, где были повешены Аммон и его дети. Но юноше, который пришел льстить царю Давиду, говоря: Саул и дети его умерли, Давиду было повелено умереть за его лесть.

Майк Пенс достиг своего предела с Трампом. Это было некрасиво.

В Овальном кабинете на прошлой неделе, за день до голосования, Mr.Трамп подтолкнул г-на Пенса к ряду встреч, одна из которых длилась не менее часа. Джон Истман, консервативный исследователь конституции из Университета Чепмена, находился в офисе и утверждал г-ну Пенсу, что у него есть право действовать.

На следующее утро, за несколько часов до голосования, Ричард Каллен, личный адвокат г-на Пенса, позвонил Дж. Майклу Луттигу, бывшему судье апелляционного суда, уважаемому консерваторами, у которого г-н Истман когда-то работал клерком. Г-н Луттиг согласился быстро написать свое мнение о том, что вице-президент не имеет права изменить результат, а затем опубликовал его в Твиттере.

Через несколько минут сотрудники г-на Пенса включили доводы г-на Луттига, назвав его по имени, в письмо, в котором сообщалось о решении вице-президента не пытаться блокировать выборщиков. Во вторник г-н Луттиг сказал, что для меня «высшая честь в жизни» сыграть роль в сохранении Конституции.

После гневного звонка с проклятиями г-на Пенса г-н Трамп разозлил сторонников на митинге против своего вице-президента, сказав: «Я надеюсь, что он не слушает RINO и глупых людей, которых он слушает.

«В тот день он подставил Майка Пенса, взвалив его себе на плечи», — сказал Райан Стритер, советник мистера Пенса, когда он был губернатором штата Индиана. «Это довольно беспрецедентная вещь в американской политике. Для президента бросать своего собственного вице-президента под автобус и поощрять своих сторонников брать его на себя — это просто бессовестно, на мой взгляд».

Мистер Пенс к этому моменту уже ехал в кортеже к Капитолию. Когда толпа ворвалась в здание, агенты секретной службы эвакуировали его, его жену и детей сначала в его кабинет с этажа, а затем в подвал.Его агенты убеждали его покинуть здание, но он отказался покинуть Капитолий. Оттуда он говорил с лидерами Конгресса, министром обороны и председателем Объединенного комитета начальников штабов, но не с президентом.

Сенатор-республиканец позже сказал, что никогда не видел мистера Пенса таким рассерженным, чувствуя себя преданным президентом, для которого он так много сделал. По словам одного из советников Трампа, вице-президент вступил на «территорию Сессий», имея в виду Джеффа Сешнса, генерального прокурора, которого президент пытал перед увольнением.(Вице-президент не может быть уволен президентом.)

О самоуважении: эссе Джоан Дидион 1961 года со страниц журнала Vogue

В том или ином обличии индийцы всегда таковы. Опять же, это вопрос признания того, что все, что стоит иметь, имеет свою цену. Уважающие себя люди готовы пойти на риск того, что индейцы будут настроены враждебно, что предприятие обанкротится, что связь может оказаться не такой, в которой каждый день — праздник, потому что ты женат на мне. Они готовы вложить что-то от себя; они могут вообще не играть, но когда они играют, они знают шансы.

Такое самоуважение является дисциплиной, привычкой ума, которую невозможно подделать, но можно развивать, тренировать, уговаривать. Однажды мне посоветовали в качестве противоядия от слез положить голову в бумажный пакет. Как это бывает, есть веская физиологическая причина, что-то связанное с кислородом, для того, чтобы сделать именно это, но один только психологический эффект не поддается исчислению: чрезвычайно трудно продолжать воображать себя Кэти в Грозовом перевале с головой в мешок продовольственной ярмарки.То же самое и со всеми мелкими дисциплинами, неважными сами по себе; представьте себе сохранение любого вида обморока, сочувственного или плотского, в холодном душе.

Но эти маленькие дисциплины ценны лишь постольку, поскольку они представляют более крупные. Сказать, что Ватерлоо было выиграно на игровых площадках Итона, не значит сказать, что Наполеон мог быть спасен благодаря экстремальной программе в крикете; давать официальные обеды в тропическом лесу было бы бессмысленно, если бы свет свечи, мерцающий на лиане, не призывал к более глубокой и сильной дисциплине, ценностям, привитым задолго до этого.Это своеобразный ритуал, помогающий нам вспомнить, кто и что мы есть. Чтобы помнить, надо знать.

Иметь то чувство собственного достоинства, которое, к лучшему или к худшему, составляет самоуважение, потенциально означает иметь все: способность различать, любить и оставаться равнодушным. Не иметь его — значит быть запертым в себе, парадоксально неспособным ни к любви, ни к безразличию. Если мы не уважаем себя, мы, с одной стороны, вынуждены презирать тех, у кого так мало ресурсов, чтобы общаться с нами, так мало понимания, что они остаются слепыми к нашим фатальным слабостям. С другой стороны, мы находимся в особом плену у всех, кого видим, странным образом полных решимости пережить — поскольку наше представление о себе несостоятельно — их ложных представлений о нас. Мы льстим себе, думая, что это принуждение нравиться другим — привлекательная черта: дар воображаемой эмпатии, свидетельство нашей готовности давать. Конечно, мы сыграем Франческу для Паоло, Бретта Эшли для Джейка, Хелен Келлер для любой Энни Салливан: нет слишком неуместных ожиданий, нет слишком нелепых ролей. Во власти тех, кого мы не можем не презирать, мы играем роли, обреченные на неудачу еще до того, как они были начаты, и каждое поражение порождает новое отчаяние от необходимости угадывать и удовлетворять очередное требование, предъявляемое к нам.

Это явление иногда называют отчуждением от себя. На поздних стадиях мы уже не отвечаем на телефонные звонки, потому что кому-то может что-то понадобиться; то, что мы могли бы сказать нет , не погрязнув в самоупреках, — идея, чуждая этой игре.