Содержание

Гражданская война в России 1917

«взыщется от вас всякая кровь праведная вами проливаемая» (Лук. 11.51)

95 лет назад, в 1917 году в России произошли события, коренным образом преобразившие, уклад и традиции жизни народов нашей громадной многонациональной страны, изменившие всю ее многовековую историю — Февральская и Октябрьская революции. В результате этих двух грандиозных событий Россия превратилась из великой державы, с которой считалась не только Европа, но и весь мир, в некое пространство с десятками самопровозглашенных государств, раздираемых враждой и амбициями различных правителей и вождей, территорию, где годами шла Гражданская война, а люди сотнями тысяч гибли в кровопролитных сражениях, умирали от ран, голода и болезней.

Кто развязал Гражданскую войн? Каковы ее причины? Любая революция представляет собой сложный и длительный процесс изменения настроений в широких социальных слоях. Считалось, что Февральская революция была «бескровной». Министр Временного правительства Павел Милюков утверждал: «Обе революции стояли в полнейшем контрасте друг с другом. Первую, февральскую, мы называли «бескровной» и считали национальной и разумной. Но вторая революция, октябрьская, наоборот, разъединила нацию и стала сигналом длительной гражданской войны, в которой были применены худшие виды насилия». Это оценка справедлива лишь отчасти, ведь именно в результате Февральской революции на фоне усталости народа от продолжающейся Мировой войны крайне обострилась классовая ненависть. А тут — свобода! Многие поняли свободу как вседозволенность — можно грабить и громить помещичьи усадьбы, убивать полицейских, учинять расправу над чиновниками и офицерами. Но если во время Февральской революции все это носило стихийный, неорганизованный характер, то Октябрьская революция узаконила эти дикие расправы, декретировав террор, массовые расстрелы, грабежи, арест заложников. К тому же узурпация власти Советами была встречена бывшими правящими классами, конечно, враждебно. Особенно оскорбил патриотические чувства офицеров и большей части интеллигенции Брестский мир. Именно после этого акта стали массово формироваться добровольные отряды Белой гвардии. Насилие со стороны Советской власти вызвало ответное насилие.

Цели Красных были четко обозначены в «Интернационале» — гимне большевиков «…весь мир насилья мы разрушим до основаья, а затем мы наш, мы новый мир построим…», а для этого было необходимо:

— захватить и удержать власть любой ценой, включая силу оружия;

— разрушить старый государственный строй: законодательную и исполнительную власть, органы местного управления, вооруженныые силы, полицию, суд, прокуратуру, адвокатуру;

— «Превратить войну империалистическую в войну гражданскую!» (В.И.Ульянов (Ленин), а путем Гражданской войны установить диктатуру пролетариата (фактически – партии большевиков), отказаться от управления страной демократическими методами; силою подавить сопротивление свергнутых классов;

— ликвидировать частную собственность на землю, орудия и средства производства;

— преодолевая естественноое неравенство людей, навязать людям «новое сознание» — опасную утопию социализма, коммунизма, т. е. «уравниловку».

Цели Белых были диаметрально противоположны целям Красных. В программе генерала Л.Г.Корнилова от 18 января 1918 г.: было намечено: «Восстановление прав гражданства: все граждане равны перед законом без различия пола и национальности. Уничтожение классовых привилегий, сохранение неприкосновенности личности и жилища, свободы передвижения, местожительства и проч. Восстановление в полном объеме свободы слова и печати; восстановление свободы промышленности и торговли, отмена национализации частных предприятий. Восстановление русской армии на началах подлинной военной дисциплины. Армия должна формироваться на добровольных началах, без комитетов, комиссаров и выборных должностей; полное исполнение Россией принятых союзных обязательств и международных договоров. Война должна быть доведена до конца в тесном единении с нашими союзниками. Мир должен быть заключен всеобщий и почетный на демократическом принципе, т.е с правом на самопределение угнетенных народов. Введение в России всеобщего обязательного начального образования с широкой автономией школы. Созыв сорванного большевиками Учредительного Собрания, которому должна быть передана вся полнота государственно-законной власти. Оно должно выработать основные законы Конституции и окончательно сконструировать государственный строй России. Восстановление целостности Российской Империи, нарушенной позорными условиями Брестского мира, заключенного большевиками с немцами; восстановление порядка в стране, разрушенного октябрьским переворотом. Восстановление основ частной собственности на землю, орудия и средства производства. Получение Церковью полной автономии в делах религии, устранение государственной опеки над делами религии, свобода вероисповеданий осуществляется в полной мере. Сложный аграрный вопрос представляется на разрешение Учредительного Собрания. До разработки последним в окончательной форме земельного вопроса и издания соответствующих законов, всякого рода захватно-анархические действия граждан признаются недопустимыми. Равенство всех граждан перед судом. Смертная казнь остается в силе, но применяется только в случаях тягчайших государственных преступлений. Сохранение за рабочими всех политико-экономических завоеваний революции в области нормировки труда, свободы рабочих союзов, собраний и стачек, за исключением насильственной социализации предприятий и рабочего контроля, ведущего к гибели отечественной промышленности. Признание за отдельными народами, входящими в состав России, права на широкую местную автономию при условии, однако, сохранения государственного единства. Польша, Украина и Финляндия, образовавшиеся в отдельные, национально-государственные единицы, должны быть широко поддержаны Правительством России в их стремлениях к государственному возрождению, дабы этим еще больше спаять вечный и нерушимый союз братских народов».

Приблизительно такими же были программы и других руководителей Белого движения: генералов А.И. Деникина, П.Н.Врангеля, А.В.Колчака. Никто из них не ставил своей целью восстановление монархии, ликвидацию завоеваний Февральской демократической революции, расчленение России или передачу ее иностранным интервентам. Вот, например, программа генерала А.И.Деникина: «Единство всех сил в борьбе с большевиками. Единство страны и власти. Самая широкая автономия окраин. Верность соглашениям с союзниками по войне. Сохранение Единой и Неделимой России».

К чему привела политика большевиков? Представители правящих кругов — дворяне, буржуа, чиновники, офицеры, купцы были изгнаны из всех органов государственной и местной власти, все они лишились прежних своих прав и привилегий. Их бесправие и дискриминация были закреплены декретами Советской власти. Отношение к ним и их семьям было большей частью издевательским, их третировали как нахлебников и тунеядцев. Проявлялось недоверие даже к тем из них, кто сотрудничал с Советской властью. По этой причине многие представители старой власти всеми силами стремились, естественно, к реставрации своего прежнего положения.

К тому же РКП(б) ни с кем не хотела делить власть. Была запрещена деятельность и издание газет других партий, кроме партии левых эсеров, но после 6 июля 1918 г. — и этой партии. Были ликвидированы все гражданские права и свободы человека, которые еще 17 октября 1905 г. были гарантированы манифестом царя, а именно: неприкосновенность личности и жилища, свобода собраний, слова, печати, всеобщих, равных и прямых выборов при тайном голосовании. За период с 1905 по 1913 гг. были проведены выборы в Государственную Думу !, 2, 3 и 4-го созывов от различных партий, включая оппозиционные. В 4-ю Думу были избраны и большевики: А.Е.Бадаев, Г.И.Петровский, М.К.Муралов, Н.Р.Шагов, Ф.Н.Самойлов, Р.В.Малиновский (оказавшийся провокатором и выведенный в 1915 г. из Думы). Газета «Правда», выходящая с 1912 г., несколько раз запрещалась за антиправительственные статьи, но уже через какое-то время выходила под новым названиенм. Так что Император Николай П был не такой уж «кровавый», как его изображала большевистская печать. А если говорить о «кровавом» режиме, то за последние 50 лет царской власти – с 1863 г. по 1913 г. было казнено около 7000 чел. (включая уголовников), а в первые годы советской власти количество казненных составляло десятки и сотни тысяч человек.

Под лозунгом «Экспроприровать экспроприаторов!» большевики разрушали вековые устои собственности, подвергали разграблению и разрушению помещичьи усадьбы, объекты культуры. Практически – начался массовый грабеж, и не только «помещиков и буржуев», но и — главным образом — простых крестьян — кормильцев земли русской. Уже через два дня после Октябрьского переворота, 9 ноября, первые продотряды забирают у крестьян хлеб и другие продукты сельского хозяйства.

В казачьих областях, в соответствии с письмом ЦК РКП(б) от 24 января 1919 г., подписанным.Свердловым, жестокими методами проводилась политика «расказачивания»: массовый террор, вплоть до расстрела, по отношению к казакам, сражавшимся против Советской власти, конфискации хлеба и других продуктов с/х. Казаки были лишены всех прав и привилегий и уравненены с пришлыми «иногородними».

Были разрушены традиционные понятия религии и веры, религия была объявлена «опиумом для народа», «поповскими бреднями», были разграблены и разрушены сотни храмов и монастырей, происходило надругательство над святынями, а священнослужители, особенно Русской Православной церкви, подвергались гонениям, объявлялись реакционерами, контрреволюционерами; производился их арест и заключение в тюрьмы и концлагеря, десятки тысяч из них были казнены, Самое удивительное, что все эти разрушения, аресты и казни производились руками тех же русских людей, которые вчера еще посещали храмы, крестили и венчали детей своих, молились Богу. Где же была у них вера в Бога? В кресте и иконах? Но православие должно быть не только и не столько в иконах и кресте, но в сознании и сердце людей, в соблюдении ими десяти Христовых заповедей. Была ли подлинная Вера у тех, кто разрушал храмы, глумился над святынями и расстреливал священников?!

Разрушались традиционные взгляды русского народа на культуру и духовные ценности; народу навязывались понятия «социалистической культуры», «социалистической нравственности и морали», «Морально все, что помогает строить коммунистическое общество», — провозглашал Ленин. Все остальное было объявлено «буржуазным». Свобода творчества была под запретом. Поощрялась половая распущенность, возникло даже течение «Долой стыд и позор!». В некоторых губерниях дошло до декретов об обобществлении женщин. Внутренняя политика большевиков, пренебрежительное отношение к интеллигенции оттолкнули большую ее часть от сотрудничества с «народной» властью. В результате – массовая вынужденная эмиграция из России ученых, инженеров, врачей, педагогов, писателей, артистов.

Жестокая, антидемократическая политика Советской власти, и привела к началу Гражданской войны.

О терроре. Много пишут и говорят о белом терроре, о терроре красном. Чей террор был более жестоким? Правда в том, что жестокость была с обеих сторон. Одни, распропагандированные и руководимые большевиками, стремились к всеобщему переделу: и всего мира, и хояйства соседа, его земли и скотины. Другие были не согласны с тем, что их грабят, лишают собственности, земли, жилища, которыми владели еще их прадеды. Вспыхнули застарелые обиды и претензии. Злодейское убийство большевиками – вопреки всем человеческим и государственным законам – царской семьи, включая детей — открыло шлюзы всеобщего недоверия, отчаяния, звериной ненависти, невиданной жестокости, страха, подлости и предательства. Все человеческие и религиозные ценности были попраны, святое смешано с грязью, все духовное забыто, все материальное превращено в жупел. «Грабь и убивай!» Война шла не только между Белыми и Красными, она шла между городом и деревней, между нациями и сословиями, между добром и злом, война вошла в каждый дом, в каждую семью. Война без границ и без пощады.

Хорошо характеризует этот период писатель Владимир Николаев в романе «Сивцев Вражек»: «Стена против стены стоят две братских армии, и у каждой была своя правда и своя честь. Были герои и там, и тут, и счастье сердца тоже, и жертвы, и подвиги, и высокая внекнижная человечность, и животное зверство, и страх, и разочарование, и сила, и слабость, и тупое отчаяние. Было бы слишком просто и для людей, и для истории, если бы правда была лишь одна и бились лишь с кривдой; но были и бились между собой две правды и две чести, и поле битвы усеяли трупами лучших и честнейших».

Советская власть придала террору массовость и силу закона. Для уничтожения «классового врага» был создан специальный аппарат. В январе 1918 г. на Ш съезде Советов вождь большевиков В Ульянов (Ленин) заявил: «еще ни один вопрос классовой борьбы не решался в истории иначе, как насилием. Насилие, когда оно происходит со стороны трудящихся, эксплуатируемых масс против эксплуататоров – да, мы за такое насилие». Выполняя указания вождя, Советская власть создала «Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе контрреволюцией и саботажем» (ВЧК) во главе с Ф.Дзержинским. Этот карательный орган беспощадно и жестоко расправлялся с теми, кто не был согласен с политикой большевиков. По одному только подозрению во враждебных действиях или высказываниях людей хватали, сажали в тюрьмы, казнили – без суда и следствия. Суд, прокуратура, адвокатура были признаны «буржуазными пережитка-ми». Руководствоваться надлежало только «революционной целесообразностью». Главный критерий обвинения – не конкретная вина, а классовая принадлежность, к этому призывали и руководители ВЧК Петерс, Лацис, Атарбеков и др. Особенно возросло количество репрессий в связи с убийством Володарского в Петрограде и покушением на Ленина. В приказе Наркома внутренних дел № 15 от 4 сентября 1918 г. говорилось: «Из буржуазии и офицерства должны быть взяты значительные количества заложников. При малейших попытках сопротивления или малейшем движении в белогвардейской среде должен применяться безоговорочно массовый расстрел». И в ответ на убийство Урицкого было расстреляно 900 чел. А после покушения на Ленина расстреляно более 6 тыс.чел., заключено в тюрьмы около 15 тыс.чел., отправлено в концлагеря (вот когда и где они появились!) более 6 тыс чел., взято в качестве заложников около 4 тыс. чел. Это было торжество большевистской «демократии»!. «Работа» ВЧК – это была фактически война «красных» против собственного народа. Террор против народа.

У белых таких директив не было, а были приказы о репрессиях в отношении предателей. Так, например, приказ Главнокомандующего Добровольческой армией от 14 ноября 1918 г. гласил: «…К стыду и позору русского офицерства, много офицеров, даже в высоких чинах, служат в рядах красной армии. Объявляю, что никакие мотивы не будут служить оправданием этого поступка. Ведя смертный бой с большевизмом, мы в провокаторах не нуждаемся. Всех, кто не оставил безотлагательно ряды красной армии, ждет проклятие народное и полевой суд Русской Армии – суровый и беспощадный. Генерал-лейтенант Деникин». Как уже говорилось, Белые также применяли массовые жестокие расправы над теми, кого они считали врагом, но расправы эти были скорее стихийными выразителями ненависти и не декретировались сверху.

В Гражданской войне победили Красные, т.к руководителями Белых были допущены серьезные ошибки: им не удалось избежать морального перерождения и внутренней разобщенности; не удалось им также создать эффективную структуру власти, решить земельный вопрос и убедить национальные окраины, что лозунг «Единой и Неделимой России» не противоречит их интересам. Любопытно признание А.И.Деникина, сделанное им в 1925 г.: «Ни одно из правительств (антибольшевистских – З.Ф.) не смогло создать гибкий и сильный аппарат, могущий стремительно и быстро настигать, принуждать, действовать и заставлять других действовать. Большевики тоже не захватили народной души, тоже не стали национальным явлением, но бесконечно опережали нас в темпе своих действий, в энергии, подвижности и способности принуждать. Мы с нашими старыми приемами, старой психологией , старыми пороками гражданской и военной бюрократии, с петровской табелью о рангах не поспевали за ними…».

Сыграло свою роль и неумение или нежелание руководителй Белого движения привлечь на свою сторону народ, крестьянство, слабая, даже наивная пропаганда, отсутствие четко выраженных программ и целей. Сторонники Белого движения зачастую плохо представляли себе жизнь простого народа, его нужды и чаяния, относились к рабочим и крестьянам с недоверием. Даже такие «благие» слова Белых как демократия, конституция, всеобщее избирательное право, право голоса, печати, собраний и т.д. – не находили отклика в душе русского крестьянина или рабочего – вчерашнего крестьянина. Его мышление не шло дальше защиты своего села, своего дома.

У Красных же была более активная, более изощренная пропаганда. Их лозунги «Мир хижинам, война дворцам!», «Земля крестьянам!», «Фабрики рабочим!», «Белые несут нам возвращение царского самодержавия, власти помещиков и капиталистов», «Мы построим новое, счастливое будущее», «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» — лозунги эти привлекали массы, хотя и несли колоссальную разрушающую силу. Крестьянство в массе своей поверило большевикам, встало на их сторону. А когда разочаровалось в их политике, увидело ложь в большевистских лозунгах, начало активно выступать за свои права и «лучшую долю». Одним из показателем этого стало массовое дезертирство из Красной армии в 1919 г – в году самых суровых испытаний для Советской власти: в феврале – 26115 чел., в марте – 54696, в апреле – 28326, в июне 146453, в июле – 270737, в августе – 299839, в сентябре – 228850, в ооктябре – 190801, в ноябре 263671, в декабре – 172831. А всего – 1761165 чел.! Зачастую пленные красноармейцы воевали, и довольно успешно, в рядах Белых армий. Но было уже поздно. Сила, и немалая, была на стороне Советской власти.

Еще одна причина. Вожди Белого движения отвергали какие-либо уступки сторонникам национальной независимости. В то же время большевики обещали неограниченное национальное самоопределение – это дало выигрыщ Ленину. (Изветно только, что обещание это ни тогда, ни позже большевики не выполнили. Такова была цена и другим их обещаниям)..

Немалую роль сыграла и территориальная разобщенность вооруженных сил Белых, в то время как Красные, расположенные в центре Европейской части страны, имели преимущество в пополнении численности армии, маневрировании войсками и снабжении их вооружением, боеприпасами, провиантом. Имело значение и численное — в 1,5 – 2,5 раза.- преимущество Красной армии над Белыми.

Не надо забывать и о таком факторе: на стороне Красных, добровольно или по принуждению, служило около 700 генералов (!) и 50 тыс.офицеров старой армии, которые не только разрабатывали планы боевых действий против Белых армий, но и профессионально руководили красными отрядами. «Без этих офицеров мы не создали бы Красную армию», — признавал Ленин,

Да и помощь Белым со стороны стран Антанты становилась все более ограниченной, пока не прекратилась вовсе.

Последствия Гражданской войны. Народы России понесли колоссальные людские потери. Всего было убито и умерло от ран в Красной армии – 950 тыс. чел., в Белых и национальных армиях – 650 тыс.чел., в партизанских отрядах – 900 тыс. чел. Погибло от красного террора 1,2 млн.чел., от белого террора – 300 тыс.чел., от партизанского террора – 500 тыс.чел. Умерли от голода и болезней – 6 млн.чел. Всего погибло 10, 5 млн. чел.

В стране — разруха. Промышленное производство сократилось до 4–20% от уровня 1913 г., сельское хозяйство — на 40%. В большинстве губерний царил голод, болезни: тиф, «испанка». Крестьянские хозяйства разорены. Большевики боялись крестянства, которое составляло тогда 83% населения России, но, относясь к крестьянам – собственникам как к реакционерам, требовали от них: «Хлеба, хлеба!». И выбивали хлеб при помощи продотрядов и комбедов (комитетов бедноты), обрекая ограбленных на голод и смерть. Характерно пренебрежительное высказывание Льва Троцкого: «Крестьянство составляет исторический навоз, из которого произрастает рабочий класс». Из-за недовольства крестьянства Советской властью, пытавшейся ввести «твердые цены», из-за грабежа со стороны продотрядов, по всей России прокатилась волна крестьянских волнений и восстаний, которыми было охвачено 118 уездов. Особенно ожесточенная борьба велась в Поволжье, чему помог мятеж чехословацкого корпуса, на Дону, Кубани, в Западной Сибири, в Приморье. На Тамбовщине по приказу М.Тухачевского № 0116 от 12. июня 1921 г. красные войска обрушили на крестьян жестокие репрессии, вплоть до расстрелов и применения удушливых газов. (Об этом периоде хорошо рассказывает кинофильм «Жила была одна баба»). В 1921 г. в Кронштадте восстали моряки, требуя перевыбров Советов, но без комиссаров и коммунистов. В Средней Азии до 1928 г. продолжалось басмаческое движение.

Невозможно в связи с этими событиями не вспомнить гневные слова Патриарха Московского и всея Руси Тихона (1865 – 1925 гг.) из письма, с которым он 13 (26) октября 1918 г. обратился к Совету народных комиссаров: «. ..Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания? По истине вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы (Матф.-7.9.10). Народу, изнуренному кровопролитной войной, вы обещали дать мир «без аннексий и контрибуций». Вместо аннексий и контрибуций великая наша родина завоевана, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото… Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли их в небывалое по жестокости братоубийство… Любовь Христову вы заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян доставить торжество призраку мировой революции… Никто не чувствует себя в безопасности, все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела… Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем неповинных, а просто по огульному обвинению в какой-то расплывчатой и неопределенной контрреволюционности. .. Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть и заглушили в нем сознание греха, но какими бы названиями не прикрывались злодеяния, — убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к небу об отмщении грехами и преступлениями…Отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры, обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междуусобной брани. А иначе «взыщется от вас всякая кровь праведная вами проливаемая» (Лук.11,51), «от меча погибнете сами вы, взявшие меч» (Матф.25.52)».

Ответом СНК было молчание и усиление репрессий против священнослужителей и народа.

Одним из самых значительных последствий Гражданской войны было бегство и насильственная эвакуация представителей бывших правящих классов и интеллигенции. Кроме солдат и офицеров Белых армий Россию покинули — добровольно или по принуждению — десятки тысяч людей. Из самых известных покинуло страну в 1917 -1931 гг., особенно в 1920-1921 гг., несколько сот человек, в том числе люди с мировым именем: изобретатель в области электроники Владимир Зворыкин, авиаконструкторы Игорь Сикорский и Михаил Григорашвили, авиационный инженер и летчик-испытатель Борис Сергиевский, экономист Василий Леонтьев, химик Алексей Чичибабин, историки Георгий Вернадский, Павел Милюков, писатели Леонид Андреев, Саша Черный, Александр Куприн, Дмитрий Мережковский, Владимир Набоков, Аркадий Аверченко, Иван Бунин, Зинаида Гиппиус, Надежда Тэффи, Марина Цветаева, Иван Шмелев, Евгений Замятин, писатель и историк Федор Степун; известные врачи: паталогоанатом Александр Павловский, иммунолог Петр Грабар, хирург Александр Алексинский, эмбриолог Константин Давыдов, терапевт Кази-мир Буйневич, физиолог Борис Бабкин, невропатолог Григорий Трошин; прославленный шахматист с мировым именем Александр Алехин; живописец и график Григорий Кандинский, живописцы Леонид Пастернак и Марк Шагал; скульпторы Сергей Коненков, Степан Нефедов (Эрьзя) и Осип Цадкин; киноактеры Иван Мозжухин и Михаил Чехов; легендарный певец Федор Шаляпин; популярные эстрадные певцы Петр Лещенко, Александр Вертинский и известная исполнительница русских народных песен Надежда Плевицкая; композиторы Сергей Рахманинов и Александр Гречанинов; режиссер Федор Комиссаржевский; известные музыканты: скрипач Яша Хейфец, пианисты Владимир Горовиц и Александр Зилоти, виолончелист Григорий Пятигорский; балетмейстеры и педагоги Михаил Фокин, Серж Лифарь, Георгий Баланчин, балерина Матильда Кшесинская и многие, многие другие. ..

В 1922 — 1923 гг были высланы из РСФСР на так «называемых философских пароходах» около 200 чел. среди которых философы Иван Ильин, Николай Лосский, Сергей Булгаков, Семен Франк, историки Лев Карсавин и Сергей Мельгунов, социолог Питирим Сорокин, историограф Федор Степун и многие другие.

Как цинично признал один из лидеров большевиков Лев Троцкий: «Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно». Сказалось и то, что Советская власть стремилась в эти годы установить нормальные отношения с иностранными государствами, и такая «лояльная» политика по отношению к интеллигенции способствовала этой цели.

Всего эмигрировало 2 млн.человек. А всего Россия потеряла 12,5 миллионов своих сынов и дочерей!

Что можно сказать в конце?

1. Февральская революция в России была вынужденной и необходимой акцией, т.к. самодержавный строй изжил себя, тормозя не только развтие боевых действий русской армии в войне, но и дальнейшее развитие России по пути демократии и прогресса.

2. Пришедшее на смену монархии Временное правительство также не смогло сплотить вокруг себя общество, не имело четкой программы действий, часто действовало вопреки воле народа и голосу разума, допуская во многих случаях мягкотелость, близорукость и неумение видеть проблемы и перспективы, а сверх того – неумение организовать выполнение жизненно необходимых для народа задач. Уместно привести здесь слова известного философа Питирима Сорокина: «Па-дение режима – результат не столько усилий революционеров, сколько одряхления, бессилия и неспособности к созидательной работе самого режима».

3. Октябрьский переворот был незаконен и не необходим. Избранное народом России Учредительное Собрание могло бы решить многие государственные вопросы на демократической основе. Но оно было разогнано большевиками, увидевшими себя в меньшинстве среди избранных. Большевики узурпировали власть. А разгон Учредительного Собрания и Брестский мирный договор стимулировали начало кровопролитной, масштабной, братоубийственной Гражданской войны.

4. Морально-этический аспект массового террора противоборствующих сторон — «все против всех» — оказался возможным из-за всеобщего одичания воюющих сторон, их крайнего ожесточения и категорического нежелания внимать голосу разума.

5. Поверив Белым, поверив Красным, поднявшись на Гражданскую войну, люди получили, в конце-концов, одни — жизнь на чужбине, часто в нищете и бесправии, а другие — строительство социализма, т.е. разрушение Храмов и надругательство над Верой, бесконечные пятилетки в четыре года, колхозное рабство, голод 30-х годов, всесилие ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ и сфабрикованные судебные процессы, массовые репрессии и ГУЛАГ, выборы без выбора, постоянную нужду в пище, жилье, работе и всюду ложь, ложь, ложь…

Отголоски этих явлений мы ощущаем, к сожалению, и ныне, спустя почти век! Да, легче придумать и создать что-то материальное — новый прибор, машину, атомную бомбу, телевизор, компьютер, чем изменить сознание человека, подвергшееся в течение ХХ столетия столь разрушительному воздействию двух Мировых войн и революций.

6. Мы, живущие сейчас, должны понять, что путь революции – тупиковый Никогда и нигде в мире, ни в одной стране за последние почти 100 лет революция не привела к счастью и процветанию людей, а только к деградации общества, разрушению тысячелетней культуры, к духовному и материальному обнищанию людей, к убийствам и войнам во имя иллюзорного «счастливого будущего». Как справедливо заметил Патриарх Кирилл: «Ни одна революция на осуществила тех лозунгов, к которым призывала. Ни одна революция не разрешила противоречий общества».

Тот, кто призывает к войне – преступник!

Тот, кто призывает к революции и гражданской войне – преступник во сто крат больший! Сохрани нас Господи от этих преступников!

А теперь решайте сами, кто победил в Гражданской войне.

 

Рисунки художника Павла Рыженко

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА: почему красные победили белых? | МИР ГЛАЗАМИ ФИЛОСОФА

(изображение взято из открытых источников)

(изображение взято из открытых источников)

После Октябрьской Революции власть в Петрограде перешла к большевикам, во главе с Владимиром Лениным. Но не все захотели признавать новую власть, в итоге Россия раскололась на два противоборствующих лагеря: красных (большевиков) и белых (бывшая царская элита), началась одна из самых страшных войн в истории России – Гражданская война.

ГРАЖДАНСКАЯ. ВОЙНА ЭЛИТ

Если рассмотреть красногвардейцев и белогвардейцев по национальному признаку, то здесь наблюдается явные этнические особенности.

Среди большевиков занимающих высокие посты подавляющее большинство были евреями, самые ключевые роли среди них занимали такие личности как Ште́йнберг (Зерахович) И.З., Свердлов Я.М., Зиновьев Г.Е., Каменев Л.Б., Троцкий Л.Д.

Большевики-евреи слева направо Зиновьв Г. И., Каменев Л.Б., Троцкий Л.Д (изображение взято из открытых источников)

Большевики-евреи слева направо Зиновьв Г. И., Каменев Л.Б., Троцкий Л.Д (изображение взято из открытых источников)

Даже лидер большевиков В.И. Ленин имел еврейское происхождение. В царское времена евреи были притесняемым народом, они долгое время жили в оседлых поселениях, въезд в города им был запрещён, поэтому многие из них активно вступали в революционное движение.

Лидер партии большевиков В.И. Ленин (изображение взято из открытых источников)

Лидер партии большевиков В.И. Ленин (изображение взято из открытых источников)

Этнический состав верхушки белого движения имели как немецкое: Миллер Е.К., Унгерн-Ште́рнберг Р.Ф., Будберг А.П., Врангель П.Н.,

Белогвардейцы — немцы слева направо Унгерн-Ште́рнберг Р.Ф., Миллер Е.К., Врангель П.Н. (изображение взято из открытых источников)

Белогвардейцы — немцы слева направо Унгерн-Ште́рнберг Р.Ф., Миллер Е.К., Врангель П.Н. (изображение взято из открытых источников)

так и русское (казачье) происхождение: Корнилов Л.Г., Деникин А.И., Колчак А.В. Как мы видим среди белогвардейцев основным костяком были офицеры царской элиты и казаки.

Верховный правитель России адмирал Колчак А. В. (изображение взято из открытых источников)

Верховный правитель России адмирал Колчак А.В. (изображение взято из открытых источников)

Исходя из вышеописанного мы видим наглядное столкновение элит, имеющих еврейское и русско-немецкое происхождение. Но почему же красные победили белых, имеющие в состав бывшую опытную царскую элиту? Ответ нужно искать в трёх основных факторах, сыгравших ключевую роль в гражданской войне.

1) Захват столицы. Эффективный захват любого государства начинается с его столицы. Так делали Наполеон, позже Гитлер, так сделали и большевики, когда захватили столицу Российской империи – Петроград, т.е., уже захватив Петроград у красногвардейцев было огромное преимущество, какого не было у белогвардейцев. К тому же большевики захватили и другие крупные города, такие как Москва (ставшая столицей с 1918), Нижний Новгород, Казань и т.д.

2) Состав руководства. У красногвардейцев был чётко распределён состав руководства, который условно делился на политических Совет народных комиссаров (Ленин В. И., Рыков А.И) и военных руководителей красной армии (Троцкий Л.Д.. Вацетис И.И., Фрунзе М.В).

Все лидеры белого движения были лишь офицерами, начиная с Верховного правителя России адмирала Колчака и заканчивая генерал-лейтенантом Деникиным А.И., т.е. среди них не было политических руководителей. Офицер как известно всегда подчиняется вышестоящему лицу, царю, премьер-министру или же президенту, поэтому у красногвардейцев в этом плане было проще, все военные подчинялись своим политическим руководителям, среди белогвардейцев такая организационная иерархия отсутствовала. Если у красных был свой символ, вождь в лице Ленина, то у белых этого символа не было, царя расстреляли, адмирал Колчак не имел такого сильного авторитета, да и он сам был вскоре схвачен и расстрелян большевиками в 1920 году.

3) Идеология. «Землю крестьянам, фабрики рабочим, власть советам» – такие лозунги звучали у красногвардейцев, которые были понятны даже обычному неграмотному крестьянину. «За единую и неделимую Россию» — громкие слова, но не убедительные исходили от белых, всё это вызывало не до понимания не только сред крестьян, но даже внутри самого белого движения. Особенно сильными были разногласия с казаками, которые хотели обрести свою автономию и с наёмным чехословацким корпусом. Отсутствие чётких целей и сплочённой организации только усугубляло ситуацию в белом движении. Так как среди лидеров красных было много евреев, то они лучше знали простой крестьянский народ, чем белые, поэтому Красная Армия умело манипулировала простым народом.

(изображение взято из открытых источников)

(изображение взято из открытых источников)

В 1922 году последние остатки Белой гвардии на Дальнем Востоке были вытеснены войсками Красной Армии, вся власть перешла в руки большевиков. Белогвардейцы и вся царская элита массово покинули теперь уже бывшую Российскую империю и эмигрировали в своём большинстве в ту страну, которой обычно подражали – Францию. В конце 1922 года на карте появляется новое государство СССР, а в Москве образуется новая еврейско-русская элита.

Гражданская война — раскололо общество нашей страны и являлась результатом противоречивой политики Российской империи, а также огромной культурной и классовой пропастью, образовавшейся между элитой и простым народом. Общие потери от этой войны по некоторым данным составило 12,5 млн. человек, причём её жертвами в основном становились обычные крестьяне, ведь в любой войне простой народ всегда становится инструментом в руках враждующий между собой верхушки.

Список используемой литературы

  • Голубев А. «Гражданская война 1918—1920 гг.» (недоступная ссылка) М.: «Молодая гвардия», 1932.
  • Гражданская война и военная интервенция 1918−20 / А. В. Голубев, С. Ф. Найда // Гоголь — Дебит. — М. : Советская энциклопедия, 1972. — (Большая советская энциклопедия: [в 30 т. ] / гл. ред. А. М. Прохоров; 1969—1978, т. 7).
  • Авторский коллектив. «Гражданская война в России: энциклопедия катастрофы» / Составитель и ответственный редактор: Д. М. Володихин, научный редактор С. В. Волков. — 1-е. — М.: «Сибирский цирюльник», 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-903888-14-6.
  • «Гражданская война и военная интервенция 1918—1922». Энциклопедия. М.: «Советская Энциклопедия». 1983
Понравилась статья? Ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал МИР ГЛАЗАМИ ФИЛОСОФА

Кто победил красные или белые. Кто же победил в Гражданской войне? Странное поведение потомков победителей

Как Гайдар «остановил гражданскую войну» «Люди напряженно всматривавшиеся и вслушивающиеся в передачи радио и телевидения… – вспоминает В. Л. Шейнис, – понимали: инициатива в руках белодомовских формирований, улицы Москвы пустынны, по ним беспрепятственно

автора Шуб Давид Натанович

ПРОТИВ МИРА — ЗА ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ Партийные историки говорят, что гражданская война в России была навязана советской власти контрреволюционерами и иностранными империалистами, но это опять-таки явная неправда. Еще в 1914 году Ленин писал: «Лозунг наш — гражданская

В очередной раз вернемся к истории уже почти вековой давности. На тему того, почему победили красные в Гражданской войне периода 1917-1921 гг., написано множество работ, защищено огромное количество диссертаций. Наиболее распространенные ответы я решил привести для вас в виде списка. Ну, а после этого списка мы рассмотрим пару причин, на которые не слишком-то обращало внимание большинство исследователей.

Гражданская война: почему победили красные

Вот те причины, которые фигурируют в научных работах и в научно-популярных статьях по истории чаще всего:

  • народ при царской власти сильно угнетали;
  • мечта о коммунизме полностью отвечала народной мечте о рае;
  • красных субсидировали западные евреи и масоны, мечтавшие об ослаблении России;
  • красные имели стратегическое преимущество, которое заключалось в более высокой мобильности войск, а действия белых были не согласованными;
  • большевикам удалось мобилизовать за счет насильственных методов в несколько раз больше людей, а белые набирали лишь добровольцев.

Со всеми этими доводами можно соглашаться или спорить, однако исследователи, как правило, не учитывали ряд факторов, которые также были очень важны для понимания, почему в войне победили красные. Так, почти ничего не сказано в исследованиях о жесточайшей племенной ненависти крестьян и рабочих к дворянскому сословию, особенно – к аристократии, включая и саму царскую династию. Если аристократов не любили даже небогатые дворяне, что уж говорить об остальных сословиях.

Две важных причины победы красных

В России на тот момент существовало, по сути, три класса. Первый — это аристократия, зажиточное дворянство и крупная буржуазия. Второй — мелкое дворянство (с поместьями и без), кулаки (зажиточные крестьяне), мещанство, интеллигенция, мелкие и средние торговцы (как сейчас бы сказали — малый и средний бизнес) и госслужащие. И третий – рабочие и крестьяне. И проблема аристократии заключалась в том, что против нее выступал не только средний класс (фактически целиком), но и многие представители второго класса, сочувствующие третьему. Это одна из причин. А на вторую причину указывают единицы, а между тем, она лежит на поверхности, так как причина эта — идеологическая. Можно сколько говорить о «племенной» ненависти рабочих и крестьян к аристократии и буржуазии, но для понимания того, почему люди в большинстве переходили на сторону красных, этого все недостаточно. Но в чем же дело? Посмотрите на идеологию белых и красных. Что предложили красные людям:

  • уничтожить белых;
  • повысить значимость и статус рабоче-крестьянского класса;
  • создать «рай на Земле», то есть коммунизм с прекрасными условиями для жизни.

А теперь о том, что предложили белые:

  • уничтожить красных;
  • всё, поскольку остальные детали программы были сформулированы настолько неясно, что понять их не могли не то что рабочие и крестьяне, но и некоторые представители второго сословия.

То есть белые попросту не знали, что они будут делать дальше, их главной задачей была победа над красными, а затем, как говорится, «после нас хоть потоп».

Из двух предлагаемых вам идеологий, какую предпочло бы большинство? Правильно, первую, потому что у белых, по сути, идеологии не было вовсе. Кроме того, отречение царя от престола сильно сломило их боевой дух. Итог: победа красных была предрешена по многим причинам, а ни одного фактора, свидетельствующего в пользу белых, не было. За эти мудрые мысли хочу поблагодарить своего учителя истории — ныне покойного кандидата исторических наук Ю.В.Тихомирова, человека, научившего нас понимать родную историю и мыслить критически.

Победившие в начавшейся 100 лет назад Гражданской войне большевики создали сверхдержаву, десятилетиями противостоявшую миру капитала, наживы и грабежа народов

СТОЛEТИE начала Гражданской войны в нашей стране в мае-июне прорежимная пропаганда отметила на редкость вяло: так, проскочили один-два сюжета в новостных программах – и пока все. Видимо, власть считает эту тему достаточно «скользкой»: возможно, на фоне неизбежных предстоящих протестов против повышения пенсионного возраста, а возможно, почему-то еще.

Но вот буквально в последние дни вновь зазвучал абсолютно ложный штамп, призванный вводить в заблуждение наших сограждан. К сожалению, не удержался от него и председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин, заявивший недавно, что среди участников Гражданской войны 1918-1922 годов «были и герои, и жертвы, но не было ни одного победителя» (выделено мной. – О.Ч.).

Позвольте, но как такое может быть даже с точки зрения формальной логики?! Чей же тогда флаг развевался над Кремлем после 1922 года все последующие десятилетия? Деникинский, врангелевский или, может быть, колчаковский? И главное: именно победитель в любой гражданской войне – а не представитель несуществующей «третьей стороны» – строит государство в соответствии с собственной идеологией и социально-экономической программой. Так не победители ли в Гражданской войне оказали влияние на развитие всего человечества, не говоря уже о самой России, ставшей сверхдержавой?

Вот что пишет об этом на страницах «демократической» газеты «Аргументы и факты» известный сценарист и актер Александр Адабашьян, исполнитель искрометной роли дворецкого Бэрримора («Овсянка, сэр!») в знаменитом советском сериале о Шерлоке Холмсе: «Eсли уж зашла речь о революции 1917 года, то, конечно, ее мировое влияние было колоссальным. Все социальные сдвиги – восьмичасовой рабочий день, бесплатное образование, медицина, ликвидация безработицы, безграмотности и много чего еще – пришли в мир именно от нас» (выделено мной. – О.Ч.).

А ведь Адабашьян известен своими, прямо скажем, далекими от симпатий к коммунистам и Советской власти взглядами. Тем показательнее объективное признание им очевидного, свершенного именно победителями в Гражданской войне. А бывший в первые после ельцинские годы министром культуры Михаил Швыдкой, чьи политические пристрастия столь же хорошо известны и не вызывают сомнений, вообще разразился на днях на страницах официальной правительственной «Российской газеты» просто поразительными суждениями.

«Надо, наконец, отдать себе отчет, – пишет он, – что планетарное значение русского языка в XX веке связано не только и не столько с величием Толстого, Достоевского и Чехова, а с двумя всемирно историческими событиями – Октябрьской революцией 1917 года и Великой Победой во Второй мировой войне… К новой Советской России, которая казалась оплотом мировой социальной справедливости, тянулись миллиарды современников, представляющие все континенты планеты. Третий Интернационал говорил на русском языке, так же, как на русском языке говорили советские солдаты, освободившие Eвропу с востока и азиатские страны с запада» (выделено мной. – О.Ч.).

Сказано так, что нечего и добавить! Хочется только в связи с этим задать вопрос: так к кому «тянулись» те самые «миллиарды (!) современников», о которых пишет М. Швыдкой? К пришельцам с Марса или все же именно к тем, кто победил в Гражданской войне? И кто же освобождал Eвропу и азиатские страны – «неизвестно кто» или конкретно победители в Гражданской войне и дети этих победителей? И, надеемся, что председатель Российского исторического общества не забыл, что, а точнее, кто изображен на красных знаменах гвардейских частей и соединений, штурмовавших Берлин. А изображен на всех гвардейских знаменах Красной Армии – победительницы в Гражданской войне, между прочим, портрет В.И. Ленина – создателя государства, победившего в Гражданской войне.

Но вернемся к высказываниям М. Швыдкого. Говоря о значении русского языка, он пишет: «Можно любить или не любить большевиков, восхвалять или проклинать Советский Союз, но нельзя не признать, что русский язык в глазах миллиардов людей несколько десятилетий XX века был символом великой державы, противостоящей мировой капиталистической системе.

» (выделено мной. – О.Ч.). Хорошее напоминание некоторым сегодняшним «квасным патриотам»: именно такое, и только такое противостояние на идеологической и социально-экономической основе прежде всего и делало нашу страну сверхдержавой и лишь во вторую очередь – ракетно-ядерный паритет. А что до языка, то, как отмечает тот же Швыдкой, «после распада СССР русский язык потерял мощнейшие идеологические и политические опоры. Меньше чем за тридцать лет количество людей, использующих русский язык, сократилось более чем на 75 миллионов человек» (выделено мной. – О.Ч.).

И к этому, пожалуй, трудно что добавить. Когда вследствие беспримерного в истории предательства плюс собственных ошибок потомки победителей в Гражданской войне потеряли власть, потерял свое мировое значение и наш великий, могучий русский язык.

И восстановить его значение одними имперскими залихватскими лозунгами невозможно.

Олег Черковец

Причины гражданской войны

Глубинными причинами гражданской войны в России были раскол общества, накопившиеся ненависть, ожесточение между различными группами населения, обостренные войной и двумя революциями, при которых сохранить гражданский мир было чрезвычайно трудно. Почву для недовольства большой части населения подпитывал и подписанный в марте 1918 правительством В. И. Ленина грабительский Брестский мир с Германией, лишавший страну огромных территорий и предполагавший выплату Германии огромной контрибуции. Этот договор больно ударил по настроениям людей, которые традиционно воспитывались в духе российского патриотизма: прежде всего, офицерства, вышедшего из дворянства и разночинной среды, и интеллигенции, связанной со старым государственным строем. Миллионы русских людей негативно отнеслись к роспуску большевиками нового Учредительного собрания в январе 1918, сочтя это отходом от обещанных демократических изменений. После развала многомиллионной царской армии огромные массы людей, имевших оружие, умевших и привыкших воевать, разъехались во все уголки страны, где по-своему продолжали революцию (отбирали землю, имущество, дома, ценности).

Цели сторон определились следующим образом: красные защищали завоевания революции, боролись против эксплуатации, за построение справедливого, гуманного общества; белые стремились вернуть утраченную власть и частную собственность, привилегии высших классов.

Начало гражданской войны

Относительно начала гражданской войны не существует единой точки зрения. Одни историки полагают, что гражданская война наступила с момента Октябрьского вооруженного восстания 1917 г., другие считают ее началом мятеж Керенского-Краснова. Это были эпизоды гражданской войны.

Полномасштабная гражданская война началась в конце мая 1918 г., когда одновременно произошли мятеж чехословацкого корпуса и выступление сил контрреволюции на обширной территории — от Поволжья до Дальнего Востока. Чехословацкий корпус был сформирован в России в годы мировой войны из военнопленных австро-венгерской армии для участия в войне против Германии. По согласованию со странами Антанты чехословацкий корпус был объявлен автономной частью французской армии, и Советское правительство обязалось переправить его с оружием через Дальний Восток в Европу. К концу мая 1918 г. эшелоны с чехословацкими войсками (численностью до 45 тыс. человек) растянулись по Сибирской железной дороге от Пензы до Владивостока на 7 тыс. километров. Медленное движение вызывало недовольство солдат; распространились слухи, что делается это намеренно, и 25 мая на многих станциях магистрали начался вооруженный мятеж. Восстание повсюду активизировало антибольшевистские силы, поднимая их на вооруженную борьбу, создавало местные правительства.

С помощью чехословаков в ряде мест установили свою власть силы так называемой демократической контрреволюции — эсеры, меньшевики, кадеты; возникли контрреволюционные правительства: Комуч (Комитет членов Учредительного собрания) в Самаре, Уральское временное правительство в Екатеринбурге, Временное сибирское правительство в Томске. Эти правительства, опираясь на военную мощь чехословацкого корпуса, провозгласили своими целями созыв Учредительного собрания, разогнанного большевиками, и борьбу против советской власти. Так образовался обширный Восточный фронт.

29 июня 1918 г. председатель СНК В. И. Ленин заявил: «Мы находимся в войне, и судьба революции решится исходом этой войны. Это должно стать первым и последним словом нашей агитации, всей нашей политической, революционной и преобразовательной деятельности».

Создание вооруженных сил Советской Республики

С весны 1918 г. интенсивно шел процесс формирования и укрепления боеспособности Красной Армии. 4 марта был создан Высший военный совет, который руководил строительством вооруженных сил и военными операциями. В апреле сформированы волостные, уездные, губернские и окружные комиссариаты по военным делам, в функции которых входили учет и призыв военнообязанных, формирование воинских частей и их снабжение, обучение трудящихся военному делу. В апреле декретом ВЦИК вводится всеобщее военное обучение трудящихся в возрасте от 18 до 40 лет. Создается Всероссийский главный штаб, формируется партийно-политический аппарат Красной Армии, вводится институт военных комиссаров, привлекаются военные специалисты из царской армии (под контролем комиссаров), создаются курсы и школы для подготовки «красных командиров» и т. п. В июне был объявлен призыв в Красную Армию рабочих и трудящихся крестьян 1893-1897 гг. рождения, что означало переход к всеобщей воинской повинности. Проводилась также мобилизация в новую армию бывших офицеров русской армии; всего за годы гражданской войны их было привлечено до 75 тыс. Эти меры Советского правительства позволили резко увеличить численность Красной Армии. Если на 20 мая 1918 г. в ней насчитывалось 264 тыс. бойцов, то к концу сентября — уже 600 тыс. Ленин поставил задачу довести численность армии до 3 млн бойцов (к концу войны она составила 5,5 млн человек).

В сентябре 1918 г. постановлением ВЦИК Высший военный совет был упразднен и вместо него создан Революционный военный совет республики (РВСР) во главе с Л. Д. Троцким. Этот орган высшей военной власти действовал в соответствии с директивами ЦК РКП(б) и Советского правительства. Была введена должность главнокомандующего; сначала этот пост занимал И. И. Вацетис, а с июля 1919 г. — С. С. Каменев (оба — бывшие полковники царской армии, участники первой мировой войны).

Формирование белого движения и белых армий

Белое движение начало формироваться весной-летом 1917 г., когда монархисты и кадеты стали консолидироваться для борьбы против растущего революционного движения. Более широкое развитие оно получило после победы Октябрьской революции. Белое движение объединило тех, кто был заинтересован в реставрации старых порядков, восстановлении власти буржуазии, — генералов и офицеров старой армии, высшее чиновничество, духовенство, купечество, определенные слои буржуазной интеллигенции. В этом движении участвовали и представители «низов», считавшие, что они спасают Россию от бунтовщиков.

Основателями белого движения были генералы М. В. Алексеев, Л. Г. Корнилов, A.M. Каледин. Вскоре после Октября М. В. Алексеев направил во все концы России обращение с призывом к офицерам прибыть в Новочеркасск, где формировались добровольческие части.

Вначале Добровольческая армия насчитывала 2 тыс. человек, а к лету 1918 г. выросла до 10-12 тыс. Командовать ею было поручено А. И. Деникину. В конце 1918 — начале 1919 г. он установил связь с адмиралом А. В. Колчаком, генералами Н. Н. Юденичем (руководитель контрреволюции на северо-западе) и Е. К. Миллером (главнокомандующий белой армии на Севере). В мае 1919 г., стремясь к объединению сил контрреволюции, Деникин признал главенство адмирала Колчака — «верховного правителя Русского государства и верховного главнокомандующего русских армий». Колчак назначил Деникина своим заместителем на юге России.

Установление диктатуры А. В. Колчака

В середине октября 1918 в Омске, где находилось созданное кадетами Временное правительство – Директория, прибыл адмирал А. В. Колчак, во время мировой войны командовавший Черноморским фронтом. Кадеты в Омске высказывались за установление военной диктатуры и в Колчаке видели человека, пригодного для роли диктатора. 4 ноября он получил пост военного министра правительства, 18 ноября им был совершен правительственный переворот: руководители Директории были арестованы. На следующий день он издал приказ о своем назначении Верховным правителем России и главнокомандующим.

Колчак сохранил коалиционное Омское правительство из эсеров и кадетов. Все акты Верховного правителя скреплялись подписью председателя Совета министров эсера Н. Н. Вологодского.

Самым трудным для колчаковской власти был аграрный вопрос, окончательное его решение она откладывала до «созыва национального собрания». Задержка решения земельного вопроса привела к тому, что Колчак растерял политические преимущества, связанные с антибольшевистскими настроениями сибирского крестьянства. Кроме того, правительство Колчака проводило воинские наборы в армию, реквизиции продовольствия, и, встретив сопротивление крестьян, направляло карательные экспедиции в деревни. Крестьянство ответило вооруженными восстаниями против политики Колчака и произвола военных.

В начале 1919 белые армии рассчитывали объединенными силами начать наступление на Москву. Главный удар наносился с востока войсками Колчака, а вспомогательные удары с юга войсками Деникина и с северо-запада – Юденича. В начале марта 1919 армия Колчака заняла Уфу и к середине апреля отрезала от Советской России Туркестан.

Весной 1919 антибольшевистские вооруженные силы начали согласованное наступление против советских войск. Основная ставка была на армию Колчака, захватившую к этому времени огромную территорию Сибири и Дальнего Востока. Командование Колчака рассчитывало, что успешное наступление позволит соединить восточные, южные и северные силы белых для совместного удара по жизненным центрам Советской республики. Сражения шли одновременно на востоке, юге и севере страны.

Центральная группа войск Колчака глубоко вклинилась в расположении советских войск. Используя эту стратегическую обстановку, советское командование направило удар своих войск во фланг основных сил Колчака и нанесло им тяжелое поражение. В войсках Колчака началось разложение, под ударами красных они отступали с Урала, на восток, в Сибирь. Приближался конец остатков колчаковских сил и самого Колчака. Под Иркутском, в Черемхово, 31 декабря 1919 произошло антиколчаковское выступление. 7 февраля 1920 по постановлению Ревкома Колчак и председатель его правительства В. Н. Пепеляев были расстреляны. 7 марта части Красной Армии вошли в Иркутск.

Одновременно с победами на Восточном фронте, красные нанесли поражение белым под Петроградом, где войска Юденича при поддержке эстонских и финских частей перешли в наступление на город. Помощь белой армии оказывала английская эскадра. В конце мая продвижение белых под Петроградом было остановлено. В августе белая армия была отброшена к эстонской границе.

После поражения главных сил Колчака и войск Юденича летом 1919 основная ставка антибольшевистских сил была сделана на армию Деникина, действующую на Южном фронте. Под командованием Деникина были Донская казачья армия и Добровольческая армия, объединенные в Вооруженные силы юга России.

Наступление армии Деникина

Летом 1919 центр тяжести борьбы белых армий против красных войск был перенесен в район действия войск, руководимых Деникиным. Под натиском превосходящих сил белой армии советские войска, оборонявшие Донбасс, начали отступление. К концу июня войска Деникина заняли значительную часть Украины и повели наступление на центральные районы страны. 3 июля Деникин издал Московскую директиву – приказ о наступлении на Москву. С лета 1919 увеличились военные поставки для его армии из-за рубежа. В августе 1919 войска Деникина заняли Донбасс, Донскую область, Харьков, Царицын, Киев, Одессу. К середине октября войска заняли Воронеж, приближаясь к подступам Москвы. Бои становились все ожесточеннее. 13 октября Деникин занял Орел, но это был его последний успех.

Насильственная мобилизация крестьян, проводившаяся Деникиным, способствовала увеличению численности его войск, но привела к ослаблению их боеспособности: вместо выбывших в ходе боев добровольцев армия пополнялась недовольными мобилизованными крестьянами.

Советские войска Южного фронта, усиленные новыми пополнениями, перешли в наступление. 18 ноября они заняли Курск. В результате контрнаступления Красной Армии в конце октября – начале ноября 1919 войска Деникина были разбиты. Во второй половине ноября деникинская армия была расчленена на три группировки: одна под давлением красных войск отходила к Одессе, другая – к Крыму, главная – к Ростову и Новочеркасску. В январе 1920 Красная Армия взяла Таганрог, Ростов, Киев, Царицын, в феврале – правобережную Украину, в январе – марте 1920 главные силы Деникина были разгромлены. В конце марта их остатки эвакуировались в Крым. 4 апреля Деникин сложил с себя обязанности главнокомандующего, объявил своим преемником генерала П. Н. Врангеля и эмигрировал.

Война с Польшей

Весной 1920 создавшаяся мирная передышка была прервана. 25 апреля поддержанные Антантой польские войска на Украине перешли в наступление и вскоре оккупировали Киев. На Западный фронт были переброшены крупные советские силы с Северного Кавказа, в том числе 1-я конная армия С. М. Буденного. В июле Киев был освобожден, советские войска вышли к Варшаве и Львову, но под Варшавой потерпели поражение. Польское руководство во главе с Ю. Пилсудским, опасаясь, что продолжение войны с Советской Россией может обернуться поражением Польши, пошло на мирные переговоры.

18 марта 1921 в Риге был подписан мирный договор между РСФСР и Польшей. К Польше отходили районы Западной Белоруссии и Украины. Договор обязывал обеспечить свободное развитие языка, культуры и исполнение религиозных обрядов лицам польской национальности в России, а в Польше – лицам русской и украинской национальностей.

Разгром армии Врангеля

Мир с Польшей позволил командованию Красной Армии сосредоточить большие силы на Юго-Западном фронте для борьбы с войсками Врангеля, захватившими плацдармы на левом берегу Днепра. Из Юго-Западного фронта был выделен самостоятельный Южный фронт под командованием М. В. Фрунзе.

В октябре войска Южного фронта перешли в наступление и разбили главные силы Врангеля, лишь наиболее боеспособным белогвардейским частям удалось пробиться в Крым. В ноябре части Красной Армии прорвали сильные укрепления на Перекопском перешейке и 17 ноября завершили взятие Крыма. Разгромом войск Врангеля была в основном завершена Гражданская война на большей части европейской территории страны.

Потери в гражданской войне

Отдельные очаги антибольшевистских выступлений советские войска подавляли в течении 1921 и 1922 (кронштадтских моряков, тамбовских крестьян и др.). Потери в гражданской войне — людские, материальные, морально-психологические — были огромными. Людские потери, по разным данным, составили от 8 до 13 млн человек. Люди погибали не только на фронтах, в ходе восстаний и мятежей, партизанской борьбы, но и в результате красного и белого террора, а также от голода и эпидемий. Большой потерей следует считать эмиграцию из России около 2 млн представителей дворянства, крупных чиновников, белых офицеров, предпринимателей, политических деятелей, интеллигенции, писателей, специалистов народного хозяйства, ученых и конструкторов. Это привело к обеднению интеллектуальной и политической жизни страны, оскудению русской культуры.

Значительны были и территориальные потери России: Польша, Финляндия, Латвия, Литва, Эстония, Западная Украина, Западная Белоруссия, Бессарабия, отошедшие от России, занимали 800 тыс. кв. км с населением 30 млн человек.

Результатом войны стали страшная экономическая разруха, затопление шахт, разрушение мостов, расстройство транспорта, разрыв экономических связей между различными районами страны. Общая сумма материального ущерба составила 1 / 4 всего национального достояния предвоенной России.

Гражданская война оказала огромное влияние на стиль мышления, психологию, политическую культуру и методы государственной деятельности большевиков. В их сознании прочно и надолго утвердились идеи, методы и формы, присущие «военному коммунизму». Период гражданской войны оказал важнейшее влияние на формирование и развитие советской политической системы.

Факторы победы Красной армии в гражданской войне

Правящие круги Антанты, принимая решения о военной помощи противникам большевиков, рассчитывали обеспечить им превосходство над красными войсками. На деле же их участие в Гражданской войне России обернулось, в конечном счете, против опекаемых ими белых, оно позволило большевистским властям под лозунгом борьбы с оккупантами направить гнев патриотично настроенных масс против получавших иностранную помощь белых армий. Это в немалой степени облегчало Советской власти быстрое создание мощной постоянно пополняющейся резервами Красной Армии, основанной на всеобщей воинской обязанности, военной дисциплине и принуждении. Со 100 тыс. человек в апреле 1918 армия выросла до 1 млн. в октябре 1918, до 1,5 млн. в мае 1919 и 5 млн. человек в 1920. Для командования такой многомиллионной армией требовались многочисленные квалифицированные военные кадры, и советское правительство использовало офицеров царской армии. Агитация, призывы к борьбе с иностранными оккупантами и материальные стимулы побудили в июне 1918 – августе 1920 вернуться в строй 48 тыс. бывших офицеров и 415 тыс. унтер-офицеров. На многие высшие военные посты были поставлены опытные крупные царские военные специалисты и военачальники из рабоче-крестьянской среды. Некоторые из них оказались талантливыми полководцами: М. В. Фрунзе, М. Н. Тухачевский, одерживавшие победы над Колчаком, Врангелем, командовавший «красной кавалерией» С. М. Буденный. Руководил всеми Л. Д. Троцкий – народный комиссар обороны Советского правительства.

Победам Красной Армии способствовали также особенности географической среды и структуры населения Центральной России, являвшейся оплотом большевиков. Москва, Петроград и другие промышленные города, густо населенные районы вокруг них поставляли красным войскам пополнения, вооружение, обмундирование. Сюда сходились транспортные пути. Белые же армии и режимы, особенно после падения Самары, находились на периферии страны, в слабо населенных донских, кубанских и уральских степях, в Сибири. Контролируя центр страны, Советское правительство могло в случае необходимости перебрасывать войска с одного фронта на другой, оптимально используя резервы, чего не могли делать ее противники, находившиеся на периферии.

Неоднократные мобилизации коммунистов и комсомольцев на фронт
укрепляли моральный дух бойцов. Большую роль в победе большевиков сыграла так же идеологическая, агитационная работа по разъяснению целей борьбы за новое общество, в котором отсутствует эксплуатация и господствуют идеалы добра, справедливости, братства и равенства. А стремление лидеров белого движения было направлено к восстановлению ненавистных народу старых порядков, восстановлению экономических и политических структур, исторически отживших. Острое недовольство вызвало в европейской России возвращение помещиков и капиталистов, откладывание решения аграрного вопроса, в Сибири — попытки колчаковцев собрать с крестьян недоимки за три года, жестокости реквизиционных отрядов.

Причинами победы Красной Армии в Гражданской войне стали:

1. Социальная и идейная разнородность белого движения.

2. Использование большевиками возможностей мощного государственного аппарата, способного проводить массовые мобилизации, укрепляли моральный дух бойцов.

3. Продуманное идеологическое обеспечение военных компаний.

4. Поддержка значительной частью населения лозунгов и политики большевиков.

5. Отсутствие массовой поддержки «белых» населением.

6. Географический фактор — советская власть в самые трудные периоды войны сохранялась в центре России, где имелись значительные ресурсы, концентрировалась промышленность, сходились транспортные пути.



Глава 4 Кто выиграл Гражданскую войну?

Глава 4

Кто выиграл Гражданскую войну?

Странное поведение потомков победителей

Вроде бы очевидно: победили красные. В военном отношении это так и есть, но гражданские войны не выигрывают.

Все так, но простите… Тогда почему же вдруг в 1970-е годы на экраны стали выходить фильмы, так сочувственно, с такой болью трактующие «белую» тему?!

Тот же превосходный «Адъютант его превосходительства»… В нем, конечно, все «правильно»: красные воюют за справедливость, а белые категорически не правы. Да и не мог бы в СССР выйти на экраны фильм, в котором все это было бы иначе.

Но как симпатичны, как привлекательны белые! Это люди долга и чести, образованные и достойные. Как больно сжимается сердце при мысли об их неизбежной гибели!

Или вот сцены из другого фильма, в котором белого офицера «берут» на конспиративной квартире. Он отстреливается до последнего и в конце концов стреляет себе в сердце. Красные «победители» вламываются в сизый от порохового дыма, залитый человеческой кровью коридор, парень сидит на полу, перед простреленной во многих местах дверью. Он держит на ладони ладанку, подаренную любимой девушкой. И опять больно сжимается сердце.

Это — официальные советские фильмы, шедшие в кинотеатрах и по телевизору. А в те же годы начали петь «белогвардейские» песни. В компаниях их пели под гитару. В 1980-е это безобразие про «поручика Голицына» выплескивалось и на эстраду. Конечно же, нет ничего общего у этих песен с подлинными солдатскими песнями Гражданской войны, с песнями эмиграции. Глупо считать наследником белых противного нафабренного шансонье, который тянет, томно закатывая глазки, эдак мерзко:

— Па-аарручик Га-аалицин…

Но ведь пели! Пели и слушали! А вот песни Красной Армии — не пелись. Ни «Сотня юных бойцов из буденновских войск // На разведку в поля поскакала». Ни «По долинам и по взгорьям // Шла дивизия вперед, // Чтобы с бою взять Приморье // Белой армии оплот».

Наше поколение, предпенсионного возраста, еще хотя бы слышало эти песни и знает о них. А те, кто моложе нас хотя бы лет на 10, уже могли и не знать. А «Поручика Голицына» кто не слышал?

В общем, не пелся в компаниях ни советский официоз, ни исторические песни Красной Армии. А вот «белогвардейщина» пелась!

В эти же годы, где-то между 1970-м и 1980-м, произошел очень важный поворот в сознании людей. Стало престижно знать свою родословную, знать историю семьи. Чем занимался, что за человек был прадед. Как выглядела, что любила готовить прабабка. Шла мода на старинные фотографии, на историческую память, на родословные древа и иконы.

Мода — штука не особенно надежная, но есть ведь разница, на что мода. Одно дело — мода на порнографию, а совсем другое — на иконы. Или мода мочиться в заброшенных церквах, или мода ставить свечки Богу.

В эти годы все чаще девушки пели фольклорные песни: и «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан», и «Матушка, матушка, что во поле пыльно», и «Где любимый ночует».

А раз в экспедиции запели «Боже, Царя храни». Пели не пацаны — могучие дядьки с бородами, разменявшие не одно «поле». Первый раз спели, пожимали плечами, объясняли самим себе и друг другу: мол, это мы так, мелодия очень красивая… А второй раз спели с чувством, стоя. И глядя друг другу в глаза.

В 1970-е еще тайком, еще только на интеллигентских кухнях начали делиться полузабытым, вчера еще совершенно ненужным: чей дедушка… прадедушка… еще родственник… был в Белой… армии… у Деникина он был… вот где…

А в Уссурийске, показывая мне легендарный паровоз, местный парень-археолог в 1985 году сказал, нажимая на слово «наши»:

— Вон паровоз… В его топке наши спалили этого… Лазо.

Папа парня — инженер на местном заводе. Мама — инструктор в обкоме. Правильная советская биография. Но и он хотел иметь какое-то отношение к Белому движению, пусть присоединяясь к откровенному зверству. Пусть это мы… Это «наши» засунут Лазо живьем в топку.

И дальше — больше, дальше только сильнее. То ходил школьный анекдот про Вовочку-матюгальщика: как он привел на урок истории дедушку.

— Вы видели живым Чапаева?!

— Ну, живым видел недолго…

— А где вы его видели?!

— Плывет Чапаев через Урал-реку, а я его та-та-та из пулемета! И больше я его уже не видел…

В «перестройку» такие воспоминания стали предметом восторгов, об участии предков в белых или в казачьих армиях говорили вслух и порой страшно хвастали. Пусть кто-то и выдумывал, приписывал самому себе родословную. Но, ведь получается, человек хотел иметь именно таких предков! Сам выбирал, даже вопреки реальной истории семьи.

Наши в городе

…В первый раз я провел этот эксперимент среди студентов Красноярского университета, в 1995 году. Хотите, спросил я, докажу, что белые победили в Гражданской войне? Не выходя из этой комнаты?

— Докажите!

— Ребята, если Красная Армия победила, то ведь среди присутствующих должно быть много потомков победителей. Логично?

— Логично.

— Поднимите руки все, у кого есть предки среди красноармейцев. Или среди чоновцев, чекистов, любых карателей? Или из латышских стрелков… Или из красных партизан? Есть такие?

Поднялась рука… Еще несколько… 11 рук из 29 человек.

— Отлично! Если Белая армия проиграла, то ведь многие в ней погибли. Так?

— Наверное…

— И тогда многие белые не могли завести семьи, бежали за границу. Их жен и детей тоже истребляли. Так?

— Так…

— Значит, потомков белых должно быть очень мало. Так поднимите руку те, у кого деды-прадеды были в белых армиях? Или у казаков? Или у крестьянских повстанцев?

— А если есть предки и там и там?

— Поднимайте руки оба раза.

Две руки… три… восемнадцать… Вроде все. Я посчитал число рук и сам поднял девятнадцатую.

— Итак, здесь присутствует 11 потомков красных и 19 потомков белых. Так кто победил?!

Студенты весело смеялись.

— Доказал я, что Белая армия победила? Убедил вас?

— Убедил!

— Поздравляю, господа! Наши в городе!

С тех пор я проводил этот эксперимент в разных аудиториях. Моими студентами были и будущие искусствоведы, и будущие архитекторы, и художники, и технари. Чем вуз элитнее и специальность престижнее, тем больший процент был в аудитории потомков белых. Больше всего — среди философов в Санкт-Петербурге. Среди 34 человек потомками белых оказались 22, красных — 8. Самый меньший процент потомков белых оказался среди будущих строителей дорог в Красноярске. 55 из 120, при 49 потомков красных.

Получалось удивительное: Красная Армия, армия-победительница, уходила из наших городов, из нашей жизни. Уходила, не отстреливаясь в арьегардном бою, а уходила без всякой чести. Эдак тихонько, на цыпочках, опустив головы, тащила за собой красную тряпку, как поджатый хвост.

Сегодня, даже если есть в семье такие предки, их стыдятся больше, чем уголовщины и проституции. Позор семьи.

А Белая армия, стократ ославленная «белым стадом горилл», сборищем садистов и мракобесов, как раз очень даже гордо вступала в жизнь России. Если человек даже врет, просто приписывает себе таких предков — это высшее пижонство из возможных.

Почему?!

Объяснить могу только одним: за шестьдесят лет, между 1917-м и 1977 годом, Россия закончила модернизацию. Теперь все или почти все у нас образованные. Русские европейцы. И как ни обрабатывай этих людей, как ни потчуй идеологической жвачкой, а красная идея им не близка.

Не зря же с таким успехом сначала читалось, потом и в кино смотрелось «Собачье сердце» Булгакова. Примитивная идея уравниловки могла радовать сердце дедушки-красноармейца. Ему могло хотеться порвать книгу, как атрибут «барской» жизни. Тянуло нагадить в чистой комнате или в хрустальную вазу — потому что в его избе грязно, а хрусталя он не имел и иметь никогда не будет. И презирает того, кто его имеет. Кто пьет из хрусталя хорошее вино, а не хлещет самогон из железной кружки. Дедушке хотелось отрицать более сложный, более утонченный мир — особенно если кишка тонка самому в него войти.

А внуку стал близок мир книг, библиотек, красивой посуды и картин, который встает со страниц Булгакова и Шмелева. Ему стала близка идея защиты этого мира, потому что этот мир стал его собственным миром. Тот самый — с кружевной занавеской, со стопками книг во вкусно пахнущих корешках, с вежливостью, гимназической формой и хорошим русским языком. В конце ХХ века такой мир может находиться на 5-м этаже шлакоблочного дома, в русской глубинке. Но его обитателям близок по смыслу и по духу мир булгаковской квартиры на первом-втором этаже каменного питерского дома.

Внукам стала близка белая идея. Внуки почувствовали, что их дедушек крупно обманули. Что дедушки воевали совсем не за то, за что следовало воевать. И они запели песни армии, защищавшей уютный, добрый мир русской интеллигенции. Своей армии.

Историческая аналогия

С чем бы это сравнить? Пожалуй, так: я очень четко осознаю, что в эпоху Екатерины и Пушкина мои предки не жили в дворянских особняках. Но вот стою в доме Пушкина в Михайловском — и я дома. Это не дом моих предков, даже не дом людей моего сословия… Но тут очень много знакомого. Картины на стенах. Книги в шкапах, стопки книг на мебели. Книги на немецком, на французском. Музыкальные инструменты. Стол, за которым собиралась семья, красивая скатерть. У каждого свой стул, а не общая лавка. У каждого своя тарелка, а не общий чугунок. Некрашеные полы, очень простая обстановка. Та самая, с детства родная и привычная обстановка скромного достатка, при высоком уровне образования и культуры. Все родное, русское, любимое.

Мир более древний, чем мир интеллигенции. Но мир, породивший интеллигенцию, мир Булгакова, к которому принадлежали мои предки. К которому через них принадлежу и я сам.

И потому Пугачев может сколько угодно говорить, что защищает народ. Мои предки были теми, кого он «защищал», но мне не нужна его «защита». Пугачев идет против моего мира. Победи Пугачев — и мой мир попросту не смог бы родиться.

И потому Пугачев — не мой герой. Он враг всего, что я люблю, его идеи мне полностью чужды. Когда Суворов и граф Панин гонят и бьют Пугачева, я готов забивать банником порох в ствол орудий и сыпать картечь. Это идет моя армия.

А когда Пугачев берет крепость из «Капитанской дочки», побеждают не мои предки. Не «наши». Это отвратительные дикари, с которыми я не желаю иметь ничего общего.

…Вот и Троцкий тоже говорил, что защищает народ. В 1970-е годы школьников пытались воспитывать на сюрреалистических рассказах про «романтику Гражданской войны» и на примере Павлика Морозова. Нас водили к «вечному огню» в честь красных героев Гражданской войны. Окуджава хныкал свои песенки про «комиссаров в пыльных шлемах» и про «комсомольскую богиню».

А потомки тех, чьи интересы «выражал» Троцкий, кого защищали «красные герои», не хотели иметь с ним ничего общего. И с его идеями. И с армией, которую он создал.

Есть старая притча Христа: мол, чтобы зерно выросло и дало новые колосья, оно должно сначала умереть. Белое движение проиграло и погибло. Уцелевшие в боях доживали на парижских чердаках на грошовые пенсии и подачки, потому что доблестные союзники не хотели их больше знать. Но, умерев, Белое движение проросло в современной России — как прорастает тугой колос со множеством зерен, из одного-единственного, давно сгнившего, погибшего зерна.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что стало бы с Россией, если бы белые победили в Гражданской войне

Гражданская война в России стала ключевым эпизодом столкновения двух сил – большевиков и империалистов. Дальнейший ход истории известен. А что было бы со страной в случае победы белых?

В иной парадигме

История, как известно не терпит сослагательного наклонения. Но давайте предположим, что Деникин сумел найти резервы и совершил осенью 1919 года успешный поход на Москву. На то ведь были основания. В это же время уже отступающая к Иркутску армия Колчака находит в себе силы и широким фронтом отвоевывает Сибирь, а затем Поволжье.

Красные повержены и уходят в подполье. В главные порты России – Архангельск, Одессу, Севастополь, Новороссийск, Владивосток – прибывают те, кто поддерживал белое движение, а также многие из тех, кто уже успел эмигрировать за рубеж. Однако вместе с ними в Россию приходят представители американского, английского, японского капитала и берут под свой контроль целый ряд сырьевых и промышленных объектов страны.

Какое-то время империей управляет ставка Деникина, однако, вскоре это место занимает Колчак на правах «Верховного правителя России». Николай II с семьей убит, а у руководства страны даже мыслей по возрождению монархии не возникает. [С-BLOCK]

Перед новым главой государства стоит ряд важнейших вопросов, в первую очередь, рабочий и крестьянский. Ведь взбудораженная обещаниями большевиков эта огромная и разношерстная народная масса будет отстаивать свои права. Не менее насущной станет проблема выплат долга Российской империи, накопившегося с начала Первой мировой войны. Его уже требуют страны Антанты.

В России во избежание бунтов на неопределенное время возникает военная диктатура. Несмотря на некую видимость порядка, по мнению историка Ярослава Бакланова, на всем пространстве Российской империи будут усиливаться сепаратистские настроения, в первую очередь, в Средней Азии. Стремление к независимости азиатских республик охотно поддержит Британия, которой совсем не нужен в этом регионе конкурент в лице России.[С-BLOCK]

Бакланов считает, что для решения аграрного вопроса «белому правительству», вероятно, пришлось бы пойти на национализацию большей части помещичьих земель «для последующей легитимной приватизации ее предприимчивой частью населения». Страна двинулась бы по пути либеральных экономических реформ.

Никто точно не скажет, что ожидало бы Россию, решившую пойти по буржуазному сценарию развития. Скорее всего, не было бы ломки мировосприятия, оттока интеллигенции, культурной революции и масштабных репрессий. Очевидно, что Россия пошла бы на более тесное сближение с Западом.

Крах «Белой империи»

Многие историки выражают сомнение, что белые в случае победы смогли бы предстать монолитной властью. Ведь в белом движении не было единства. Там нашли себе место монархисты, приверженцы парламентской монархии, сторонники либерально-буржуазной республики, и даже социалисты.

Идеализировать белогвардейцев нет никаких оснований. Как писал Михаил Булгаков, Белая гвардия состояла по большей части из «вчерашних студентов и интеллигентов, сбитых с винтов жизни Мировой войной». В отличие от большевиков у них не было четкой программы обустройства жизни в стране.

Известны частые разногласия внутри белого движения, которые то и дело возникали в ходе Гражданской войны. Если допустить, что белые одержали верх над красными, то это вряд ли бы привело к миру. Один гражданский конфликт вполне мог перерасти в другой, и в таком случае Россия стала бы легкой добычей интервентов, которые поддержали бы лояльные к ним силы и посадили бы марионеточное правительство.[С-BLOCK]

Допустим, интервенция провалилась. Тогда, вероятно, вновь возник бы вопрос об «Учредительном собрании»: а это бесконечные прения в Думе, доходящие до мордобоя, и, в конечном итоге отсутствие, компромисса. По улицам вновь бегают анархисты и левые, отстаивая свои политические идеалы с помощью оружия, а дальше… угроза новой революции.

Впрочем, сильный лидер наподобие Колчака мог бы разгула анархии не допустить. Однако мы знаем его как талантливого военачальника и полярного исследователя, как политик он себя не успел проявить. В Сибири народ его недолюбливал. Кто знает, возглавь он России, и в восточной части империи вполне могло развиться сепаратистское движение, которое было только на руку японцам и американцам.

В 1979 году Василий Аксенов написал фантастический роман «Остров Крым», где описал, как белогвардейцы, первоначально создавшие в Крыму свое государство, вынуждены были перейти под крыло СССР. Не исключено, что и белогвардейская Россия рано или поздно сменилась бы советской властью.

На откуп иностранцам

В соседней с Россией Польше был наглядный пример, по какому пути могла пойти наша страна, одержи в ней верх белое движение. После победы белополяков в Польше к власти дорвались «великодержавники»: страна начала построение капитализма в довольно благоприятных условиях. В Польшу потекли западные инвестиции, правительство сумело обойтись без раскулачивания, коллективизации и масштабной национализации, а Войско Польское смогло разгромить Красную Армию и разжиться новыми территориями.

Но при всем при этом промышленное производство Польши не только не росло, но и наоборот, сокращалось. Объем промышленной продукции на 1937 год в стране был в 1,5 – 2 раза ниже, чем в 1913 году. Как отмечает писатель Анатолий Гусев, одной из важнейших причин, задерживавших развитие польской экономики, было «господство монополий и засилье иностранного капитала, хозяйничавшего в стране, точно в колонии». Еще в начале 20-х Ленин отмечал, что у поляков «нет ни одной фабрики, ни одного завода, ни одной отрасли промышленности, которые бы не были в кармане американцев».[С-BLOCK]

В Польше усилилась бедность, одновременно возросло количество олигархов. По статистке, которую приводит Гусев, монополисты в год выкачивали из Польши до 400 млн. злотых. Только за пять лет (с 1928 по 1933 г.) иностранный капитал нажил в Польше 1 млрд. 333 млн. злотых – тем самым отыграл почти полную сумму зарубежных капиталовложений в польскую промышленность.

Историки предполагают, что в случае победы белого движения в России западные инвесторы чувствовали бы себя здесь куда вольготнее, чем в Польше. Как результат, в России практически полностью бы отсутствовала национальная промышленность. Подчинить такую страну не составило бы труда.

Только диктатура

В Европе была еще одна страна, в которой ситуация напоминала Россию после Октябрьской революции – Испания. Основная часть испанцев жила за гранью бедности, крестьяне страдали от малоземелья и гнета землевладельцев, рабочие — от неурегулированного вопроса трудовых отношений. Были там свои «белые» и «красные», правда, их противостояние произошло только в середине 1930-х.

В течение нескольких лет республиканскую Испанию возглавляли левые партии, проводившие мало популярные у населения аграрные реформы. Кроме того, вследствие антиклерикальных мер был ликвидирован договор с католической церковью – Испания стала светской республикой. Всё, как и в советской России.

Тем не менее, под лозунгами движения к «свободному коммунизму» испанское общество все больше политизировалось и радикализировалось. Забастовки, покушения, сопровождавшиеся бомбометанием, и кровавая смута в деревне стали обычным явлением. Только в ходе Гражданской войны (1936–1939 гг.) националистические и правые силы поставили крест на коммунистическом будущем Испании. [С-BLOCK]

Возможно, если бы лидеры белого движения в России отложили свои реваншистские планы на пару лет, то на фоне непопулярных мер большевиков они имели бы высокие шансы на успех. А что дальше? В Испании пришло время диктатуры Франко. И «белой» России было ее не избежать, чтобы сохранить власть.

Испанское государство было построено на четырех китах: контролируемой экономике, автаркии, корпоративизме и социальной «гармонизации». В период Второй мировой войны Испания сохраняла нейтралитет, а с середины 1950-х началось «экономическое чудо», которое вывело Испанию в число наиболее развитых европейских стран.

Примечательно, что русские белоэмигранты в период гражданской войны в Испании поддерживали именно националистический режим. И кто знает, может в случае победы белых путь России предвосхитил бы историю франкистской Испании.

Несмотря на то, что для возрождения царизма в России не было никаких предпосылок, некоторые исследователи уверены, что после возможной победы белогвардейцев у нас было бы учреждено монархическое государство. При этом новые власти должные усилия направили бы на сохранение, и даже расширение империи.

Какие были на то предпосылки? Посмотрите, как русские в 1916 году остановили геноцид армян, устроенный турками, – акцентируют внимание современные монархисты. – Царская Россия отвоевала бы у турок всю Западную Армению, и присоединила бы ее территории к империи.

Незавидная судьбы ждала бы Турцию, утверждают сторонники монархии. Мы бы не стали поддерживать Ататюрка, который фактически обманул Ленина и направил подаренное ему золото на поддержание геноцида армян. Россия расчленила бы Турецкое государство, не оказалась бы в изоляции, продолжив поддерживать отношения с Западом, не допустила бы усиления в Европе нацизма, и очень быстро превратилась бы в мирового лидера с полумиллиардным населением, – таков самый оптимистичный сценарий возможной победы белых над красными.

Почему Белые проиграли, и как они могли победить?: terskiykazak — LiveJournal

Гражданская война унесла 12,5 млн жизней и вместо послевоенного мира и спокойствия принесла только новые страдания в виде раскулачивания , расказачивания и репрессий. В своей прошлой статье я писал о проблемах царской армии до Великой Войны ,а теперь хочу затронуть причины их поражения в Гражданской Войне.

Отсутствие четкой позиции по земельному вопросу

Это основная причина, на мой взгляд. 86% населения России составляли крестьяне. Разумеется,что их всех волновал земельный вопрос. Советы предлагали разделить все помещичьи и церковные землевладения. Это было четко и понятно. А кроме того, крестьяне попросту боялись, что после победы над большевиками,всё вернется в старое русло.

Я думаю, что эту проблему можно решить только одним путем. Обещать людям передел помещичьей земли, определенно нельзя, ведь большая часть поддержки Белой Армии исходила именно от состоятельных граждан. Единственным вариантом решения, я вижу финансовую поддержку жителей после войны. Беспроцентные ссуды, денежные выплаты или пособия, да что угодно!

Белогвардейцы, реконструкция. Фото Владимира Юрченко.

Тут Вы наверное спросите, автор, а где же взять деньги? А деньги на самом деле были, вернее золото. Считаю ,что лучше часть этих запасов потратить на своих граждан, ведь это будущий вклад в экономику, чем раздать чехам, французам и англичанам.

Пропаганда большевиков

Этот бой белые проиграли изначально. Их лозунги были красивыми, но невнятными и непонятными простым российским мужикам-работягам того времени. Лозунги: «За единую и неделимую Россию!» или «Спасай Отечество!» — звучат патриотично, но ничего не несут простым людям. Вот к примеру: «Землю — крестьянам, фабрики — рабочим» намного лучше отражает всю суть.

В этом вопросе основная проблема Белой Армии была в том, что они держались за прошлое. На мой взгляд, не следовало пытаться сохранить былые порядки и уклад, а придумать новую и привлекательную идею для простых людей.

Плакаты красных(слева) и белых(справа) времен Гражданской Войны. Изображение в свободном доступе

Нехватка солдат

Если говорить проще, это проблема вытекала из предыдущих двух. Помимо необученных крестьян, ряды Красной Армии пополняли и военные. А у белых были в основном седые генералы и мальчишки-юнкера.

В случае привлекательности идей белых для простых людей, вопрос нехватки бойцов был бы решен. Да , это были бы в основном простые крестьяне, как у красных, но все же лучше чем ничего, верно?

Белогвардейцы. Фото в свободном доступе.

Отсутствие единства и неумение договариваться

На протяжении Гражданской Войны вспыхивали постоянные восстания, у большевиков было полно врагов! Белые, зеленые, казаки, даже голубая армия воевала против! (читать подробнее можно здесь) . Это я еще не считаю отделившиеся регионы. Тоже касалось и внутренних разногласий . Деникин ругался с Красновым, атаман Семенов с Колчаком.

Краснов и Деникин. Фото в свободном доступе

Решение простое. Очаги боев пылали не только по всему фронту красных, но и в глубоких тылах. При наличии хороших дипломатических навыков у лидеров Белого Движения, можно было устроить большевикам настоящий ад.

Несмотря на то,что многие офицеры сражались с большевикам не щадя себя, были и те, кто прохлаждался в ресторанах или пока еще безопасных усадьбах. Когда в Новочеркасском соборе отпевали первых жертв войны — гимназистов и студентов генерал Алексеев сказал:

«Я бы поставил им памятник — разорённое орлиное гнездо, а в нём убитые птенцы — и на нём написал: «Орлята умерли, защищая родное гнездо, а где же были орлы?»

Источник…

Почему красные победили белых? Писатель Леонид Юзефович – о ходе истории | Люди | ОБЩЕСТВО

В Петербурге завершился Международный книжный салон, одним из гостей которого был историк, писатель Леонид Юзефович. Его романы в 2001-м и 2016-м признавались «Национальным бестселлером», также он лауреат престижной премии «Большая книга».  Как же сейчас, в год 100-летия Октябрьской  революции,  Юзефович оценивает её значение, гражданскую  войну и другие события, повлиявшие на ход истории – в материале SPB.AIF.RU.

О гражданской войне

– Сегодня историки предлагают не делить  в России гражданскую войну и революцию.  Считаю, это правильный подход.  Мы же говорим о Великой французской революции,  которая началась в 1789 г., а финал её чётко до сих пор так и не указан.  В итоге этот сложный  период  в истории Франции определён единым понятием – Великая революция. И нам было бы разумно говорить о Великой революции в России, которая началась в 1917-м: не делить её на Февральскую, Октябрьскую и гражданскую войну, потому что в целом это одно и то же. Когда  окончилась гражданская война – тоже большой вопрос. В советское время её концом считался 1920-ый год, взятие Перекопа.  Хотя на самом деле боевые действия завершились только в 1922-м, когда пал Владивосток, басмаческое движение, крестьянские волнения в стране  продолжались и дальше.

Юзефович рассказал о своем отношении к революции и гражданской войне. Фото: АиФ

Почему мне интересен этот  период? Потому что там человек намного виднее. В обычной мирной жизни мы многое не делаем из страха, власти закона, условностей общежития. А в  революцию, когда ломается привычный ход вещей, человек остаётся наедине с самим собой и голосом своей совести. Посмотреть на него в этот время очень интересно.

О достоверности архивов и источников

–  По истории белого движения сейчас открыто немало материалов,  однако в целом их столько, что часть даже не введена в оборот. Чего стоит архив белой  эмиграции, который хранился в Праге. В 1945-м, когда наши войска вошли в столицу Чехословакии, его весь вывезли в Москву. Сейчас он находится в Центральном государственном архиве России и доступен для изучения.  Я там работал и интересовался судьбой документов.  Это свыше миллиона единиц хранения. Интереснейшие материалы, многие из которых неизвестны. Один факт: ещё пятнадцать лет назад было разобрано немногим больше 150 тысяч дел.

Также очень любопытен архив ФСБ.  Последнюю книгу о генерале Пепеляеве я писал именно в этом архиве,  там много такого, чего мы не знаем. Сохранился, например,  дневник генерала, его стихи, которых до сих пор никто не видел.  Кстати,  часть дневника была опубликована в 1923-м, в основном  фрагменты, касающиеся   политических событий. А вот материалами, которые мне лично гораздо интереснее – воспоминания о жене, детях, тайном бракосочетании, сокровенные мысли – никто не интересовался. Архив особенно хорош тем, что часто ты можешь быть первым. В каждом деле есть так называемый лист использования, где обязательно указывается, кто его уже смотрел. И вот берёшь архивное дело –   в  листе ни одной фамилии. Понимаешь, что этого никто не видел, и появляется неизъяснимое чувство первооткрывателя.  

О пропаганде  красных и белых

– Часто говорят, что белые проиграли красным в том числе из-за слабой пропаганды. Готов спорить. У Колчака, например,  был так называемый Осведомительный отдел армии (Осведарм), который  как раз выполнял пропагандистские функции. Все помнят знаменитый большевистский  плакат Дмитрия Моора «Ты записался добровольцем?», созданный им в 1920-м. Там красноармеец тычет пальцем в зрителя, а глаза поворачиваются по ходу движения  человека. Но мало кто  знает, что  у белых имелся точно такой же. С одним изменением: «Вы записались добровольцем?». Только по одной этой детали видим, какая огромная разница в менталитете людей.

Но дело не в агитации, хотя и она сыграла свою роль. По подсчётам историков, к концу гражданской войны Красная армия насчитывала 5 миллионов штыков. Белые на всех фронтах, в Сибири, на Юге, за весь период  сумели выставить не более 700 тысяч. А исход гражданской войны был решён уже летом 1919-го.

О победе «голытьбы» над дворянами

– Думать, что с одной  стороны была  голытьба, а с другой – дворяне, интеллигенция,  белая кость – неправильно. Также неверно считать, что на стороне белых была великая культура, а красные – варвары. Это упрощённый подход к русской революции. Не нужно думать, что все кадровые,  хорошо обученные офицеры служили только у белых. В Красной армии находилось не меньше квалифицированных военных, а по некоторым данным и больше.  Дело в том, что весь кадровый корпус  старой русской армии был выбит ещё в 1914-м, потому что первыми погибают на войне кадровые офицеры.  Среди белых, например, было очень много прапорщиков.Это люди, которые кровью, храбростью  и  ранами завоёвывали свой первый офицерский чин. И вдруг приходит революция, и им говорят: «А ваша звёздочка на погонах ничего не стоит». Психологически  человеку с этим очень сложно смириться, вот он и переходит в другой лагерь.

Сегодня с момента революции прошло сто лет, и пора оценить всё взвешенно.  Давайте уйдём от идеологии и посмотрим на этот период в том числе как на огромную трагедию. Ведь люди часто оказывались по обе стороны баррикад – случайно.  Если вы живёте в Омске в 1918-м – вас мобилизуют в Белую армию. Если в это же время, но в Екатеринбурге – в Красную. Дальше идёте на войну – убивают товарища, и вы за него мстите. Не вы выбрали этот путь. Например, ижевские и воткинские рабочие за белых воевали под красным знаменем, а в бой за царя и отечество шли с песней «Смело товарищи в ногу». В целом же людей, которые по идеологическим причинам участвовали в гражданской, немного.  Большинство воспринимало это как стихийное бедствие, которое надо пережить. 

В обычной мирной жизни мы многое не делаем из страха, власти закона, условностей общежития. А в революцию, когда ломается привычный ход вещей, человек остаётся наедине с самим собой и голосом своей совести

О Колчаке

– Знаете, был такой казачий атаман Семёнов, деятель белого движения в Забайкалье и на Дальнем Востоке. О нём так говорили: «Семёнов-то сам хорош. Семёновщина ужасна». То же можно сказать о Колчаке. Колчаковщина была достаточно жёсткой и кровавой, не нужно заблуждаться. Как и красные режимы. В целом это было время, когда о мягкости, гуманизме говорить не приходится.  И кто кого больше расстрелял – сегодня спор об этом пора заканчивать. Что касается самого Колчака – это бесспорно талантливый человек, который оказался не на своём месте. В этом его трагедия. Хотя сам он личность очень достойная и вызывает всяческое уважение.  

О революции и перевороте

– Иногда просят помочь разобраться в терминологии. Мол, что произошло в 1917-м – Великая революция или переворот? Думаю, надо считать, что произошёл Октябрьский переворот внутри русской революции.  Есть даже эпиграмма в переводе Маршака: «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе». В советской историографии вообще считалось, что  25-е октября – это точка, вокруг которой вращается мир.  Мол, других «опор» в истории нет. Хотя сегодня мы знаем: приход к власти большевиков в 1917-м  многие даже не заметили. Жизнь в очередной раз доказала, что она сильнее всякой политики.

Гражданская война, доступна онлайн | Библиотека Конгресса

Гражданская война, доступная в Интернете | Библиотека Конгресса

К началу страницы

  • Фото, печать, рисование [Два брата по оружию] 1 фотография: четвертьпластинчатая тинтипия; рамка 11 х 8.5 см. | На фотографии изображены два афроамериканских солдата профсоюза, портрет в полный рост, одетые в форму, сидящие, обняв друг друга за плечи, лицом вперед. Няня, возможно, Лысый Гай (слева) и Джордж Гай (источник: исследователь С. Гарднер, 2019 г.).
  • Фото, печать, рисование [Послевоенный солдат с белым поперечным ремнем, овальной американской пряжкой, двубортным пальто, погонами, кивером с красным, белым и синим помпоном, держит винтовку 45-70 с примкнутым штыком, в перчатках, нарисованный фон] 1 фотография: четвертьпластинчатая, раскрашенная вручную; 12 x 8 см (бумажный коврик) | На фотографии изображен афроамериканец в военной форме, стоящий в полный рост перед студийным фоном.
  • Фото, печать, рисование [Групповой выстрел, офицеры 54-го Массачусетского полка.Цветной] 1 фотография: ок. жестяная шестая пластина; 8,6 х 6,5 см. | На фотографии изображены в рост три офицера 54-го Массачусетского пехотного полка.Ситтеры были идентифицированы как младший лейтенант Иезекииль Голберт Томлинсон, капитан Луис Ф. Эмилио (в центре) и младший лейтенант Дэниел Г. Спир (записи Национального архива).
  • Фото, печать, рисование [Исаак Йост из роты C 118-го Иллинойсского пехотного полка стоит в униформе со штыковым мушкетом и револьвером] 1 фотография: амбротипия на шестой пластине, раскрашенная вручную; 8.3 x 9,5 см (футляр) | На фотографии изображен солдат в форме Союза, который умер от застойной лихорадки в больнице в Порт-Гудзоне, штат Луизиана, 27 января 1864 года. Исаак Йост умер от застойной лихорадки в больнице в Порт-Гудзоне, штат Луизиана, 27 января 1864 года.

Часть

  • гражданская война
  • гражданская война 17 494
  • Отдел эстампов и фотографий 17 492
  • Онлайн-каталог Библиотеки Конгресса 11 260
  • Американская память 8475
  • Стеклянные негативы времен Гражданской войны и связанные с ними репродукции 8437
  • Семейная коллекция фотографий гражданской войны Лильенквист 4463
  • Лот 14043 1628
  • Рисунки (документальный) 1557
  • Стереографические карты 1331
  • Лот 15158 1109
  • Подробнее

Участник

  • Во, Альфред Р.(Альфред Рудольф) 1135
  • Во, Альфред Р.1069
  • О’Салливан, Тимоти Х.677
  • Гарднер, Александр 496
  • Национальные фотопортретные галереи Брейди 398
  • Барнард, Джордж Н.396
  • Рассел, Эндрю Дж.333
  • Гибсон, Джеймс Ф.210
  • Брэди, Мэтью Б.203
  • Э.и Х.Т. Энтони (фирма) 185
  • Больше участников

Субъект

  • Соединенные Штаты 17 319
  • История 17 307
  • гражданская война 17 303
  • Портретные фотографии 8 522
  • Стеклянные негативы 5 508
  • Альбуминовые отпечатки 5232
  • Союз 5152
  • Военнослужащие 5000
  • Солдаты 4421
  • Армия 4318
  • Больше предметов

Экспертные ресурсы

В окопах вечной украинской войны

— Он что-то говорил о свадьбе, — сказал Владимир.— Но мы не говорили о завершении нашей службы.

«Ну, он говорил об этом только что с нами», — сказал отец Ярослава. «Он еще не говорил об этом с ребятами. Он купил дом, отремонтировал его. Все своими руками, все как хотели. Он сказал: «Мой контракт закончится, и мы будем жить как люди». Если бы кто-нибудь сказал нам. …”

Он не закончил фразу.

К этому моменту Ярослав был похоронен в своем родном городе Подлипное, в трех часах езды к северо-западу от Киева.Утром возле дома Ярослава начали собираться скорбящие. Его деревянный фасад был свежевыкрашен в ярко-зеленый цвет. Семья, друзья, соседи, одноклассники, однополчане и местные ветераны несли цветы, многие из них были окрашены в сине-желтый цвет украинского флага, все они были перевернуты, согласно местному обычаю. Некоторые, как полководец Ярослава, приехали со всей страны, чтобы присутствовать. К полудню собралось несколько сотен человек.

В полдень к дому подъехала полицейская машина с включенной сиреной, и толпа расступилась, пропуская ее.За ним был Хамви с открытой задней частью. Гроб был задрапирован сине-желтыми венками. Почетный караул курсантов вынес гроб в сад. Квартет священников и армейских капелланов в оливково-серых стихарях пел гимны. Невеста Ярослава потеряла сознание, и ее внесли в дом. Когда гроб несли обратно в «хаммер», курсант закричал: «Герои никогда не умирают!» Другие кадеты повторили: «Герои никогда не умирают!» Духовой оркестр заиграл панихиду и двинулся к церкви, «хаммер» и толпа последовали за ним.

Я столкнулся с мужчиной лет 60, который ходил на одном костыле. На нем была старая тельняшка , традиционная полосатая майка российских военных, под шинели. Свисающие с него медали звенели.

Он был советским десантником в Афганистане, сказал он мне, и гордился этим. Но он тоже был украинцем, из Донецка, и когда началась война на Донбассе, помогал организовывать добровольцев из Подлипного. С тех пор он ходил на подобные похороны.Если бы это было несколько лет назад, сказал он, весь город вывернулся бы. Скорбящих были бы тысячи, а не сотни.

«Сейчас все устали от войны, — сказал он.

Хоть он и украинец, но тоже тосковал по временам Советского Союза, признался он. Тогда жизнь была надежной. Лидеры могли быть жестокими, но они были честными. Теперь это был беспорядок. Он не знал, чего ожидать.

Консерваторы, опасающиеся гражданской войны и готовящиеся к ней

Обновлено на 4 стр.м. ET 5 октября 2021 г.

«Позвольте мне начать с большого. Миссия Института Клермонта — спасти западную цивилизацию», — говорит Райан Уильямс, президент организации, глядя в камеру в строгом темно-синем костюме. «Мы всегда ставили высокие цели». Воет труба. На экране мелькают учредительные документы Америки. Добро пожаловать в интеллектуальный дом американских правых трампистов.

Когда Дональд Трамп пришел к власти, вселенная Клермонта, которая спонсирует стипендии и публикации, в том числе Claremont Review of Books и The American Mind , росла вместе с ним, публикуя эссе, которые, казалось, объясняли, почему президент так апеллировал к многих американцев и пытается сопоставить политическую философию со своим президентством.Уильямс и его соратники поставили перед собой задачу разрушить и переделать право; они считают, что Америка раскололась на две принципиально разные страны, не в последнюю очередь из-за подъема секуляризма. «Основатели были довольно единодушны, во главе с Вашингтоном, что Конституция действительно подходит только для христианского народа», — сказал мне Уильямс. Возможно, впереди нас ждет насилие. «Меня беспокоит такой конфликт, — сказал мне Уильямс. «Гражданская война была ужасной. Это должно быть то, чего мы пытаемся избежать почти любой ценой.

Читайте: Республиканцам вроде Боба Коркера некуда деваться

Стоит обратить внимание на то, что почти . «Идеальным финалом было бы перестроить нашу политику и взять под контроль все три ветви власти на одно или два поколения», — сказал Уильямс. Трамп покинул свой пост, по крайней мере, на данный момент, но те, кого он вдохновлял, полны решимости вернуть себе власть в американской политике. Мой разговор с Уильямсом был сжат и слегка отредактирован для ясности.


Эмма Грин: В чем вы видите угрозу западной цивилизации?

Райан Уильямс: В Клермонтском институте мы сосредоточились на прогрессивном движении.[Прогрессисты думают, что] ограниченное правительство в смысле Основателей — система сдержек и противовесов, надежный федерализм, достаточно фиксированный взгляд на человеческую природу и связанные с ней права — все это должно уступить место представлению о том, что права развиваются со временем.

Самая большая институциональная часть [прогрессивного движения] — это большая бюрократия или административное государство, которое изолировано от контроля со стороны исполнительной власти или даже, что все чаще, Конгресса.

Я бы сказал, что на переднем крае прогрессивизма сейчас находится такого рода пробужденный антирасизм социальной справедливости.Это угроза ограниченному правительству, потому что оно, похоже, исходит от таких ученых, как Ибрам Кенди, который предложил Департамент по борьбе с расизмом, который фактически имел бы карт-бланш контроля над местными органами власти и правительствами штатов. Его определение расизма — это любая политика, которая приводит к несопоставимым результатам для разных групп. И мы не согласны с этим. У вас всегда разные результаты между разными группами. Природа человека разнообразна. У всех нас разные таланты. Стремление к равным результатам будет успешным только в новом пробуждении тоталитаризма.Я понимаю, что это звучит немного преувеличенно, но, похоже, это путь, по которому мы идем.

Зеленый: Через секунду мы распаковываем «разбудивший тоталитаризм», но я хочу убедиться, что правильно понял вашу отправную точку. Когда вы говорите западная цивилизация , это звучит так, как будто вы описываете не обязательно людей, расположенных в географическом или временном пространстве, а скорее набор идей, которые, по вашему мнению, выходят из моды или активно разрушаются различными силами в обществе.Я правильно понимаю?

Williams: Вы никогда не сможете по-настоящему отделить набор идей и принципов от людей, среди которых он вырос. Америка — это идея, но дело не только в этом. Это люди, которые заселили его, основали и заставили процветать.

Зеленый: Просто чтобы задать вопрос напрямую, вы имеете в виду белых людей?

Уильямс: Нет, не обязательно. Я имею в виду, что западная цивилизация исторически сложилась там, где много белых людей, но я не думаю, что между ними есть какая-то необходимая связь.Способность верить в естественные права и режим ограниченного правительства, как это делали Основатели, не зарезервирована только для белых людей.

Зеленый: Итак, вы считаете, что есть американские граждане другого происхождения, принадлежащие к западной цивилизации, а не только белые люди.

Williams: Нет. Я думаю, что «белые» — довольно произвольная категория —

Зеленые: Люди европейского происхождения.

Уильямс: Хорошо, достаточно честно.Нет, это не исключительное наследство этого.

Зеленый: Одна из говядины во вселенной Клермонта — это то, что вы все называете «Корпорация консерватизма»: консерваторы профессионального класса, которые проводят панельные дискуссии и управляют многомиллионными аналитическими центрами, которые выпускают официальные документы, которые в конечном итоге не ведут ни к чему, на ваш взгляд. Вы, ребята, тоже мозговой центр. Почему вы не просто немного другая версия Conservatism, Inc.?

Уильямс: Достаточно честно.Наша цель не в том, чтобы сказать, что в крупных консервативных аналитических центрах не ведется хорошая работа. Но мы думаем, что сейчас мы находимся в реальном кризисе режима. Наша политическая элита, культурные и корпоративные институты, кажется, верят в способ управления государством, который в корне расходится с первоначальным, основополагающим взглядом или даже взглядом Линкольна. Мы не согласны с тем, кто такие мужчины и женщины; о том, что такое человеческая природа; какие права. Это настоящий кризис. Мы были бы рады, если бы наши старшие братья сосредоточились исключительно на том, что мы считаем реальными угрозами: политике идентичности; эта идеология антирасизма и пробуждения, до которой, как вы сказали, мы еще доберемся; представление о том, что границы — это анахронизм и даже расизм, а гражданство — явление глобальное, а не национальное; что Китай — наш главный соперник; подъем больших технологий.

Зеленый: Давайте поговорим о политике идентичности и «пробуждении». Люди часто используют эти термины, и они могут больше скрыть, чем прояснить. Что вы на самом деле имеете в виду, когда говорите, что выступаете против них?

Williams: Есть несколько нитей. Наиболее популярной сейчас кажется критическая теория, которая родилась во Франции в 60-х годах и мигрировала в американские университеты. Он породил все эти академические центры — гендерные исследования, антиколониализм, афроамериканские исследования.У него есть несколько основных принципов: в политике нет такой вещи, как правда; все дело в нарративах и силе, и мы не можем знать правду в принципе. Нет такой вещи, как естественные права; политика гарантирует, что дискретные группы идентичности, особенно те, которые были угнетены с течением времени, теперь имеют возможность выразить себя.

Это означает деконструкцию и разрушение того, что долгое время было доминирующим нарративом, то есть режимом естественных прав Основателей. Одним из институциональных средств для этого был Закон о гражданских правах 1964 года, который должен был выполнить обещание Декларации независимости для чернокожих американцев, преодолевших сегрегацию.Но суды и административные органы быстро отвернулись от дальтоников и видения равных возможностей основателей и обратились к позитивным действиям — этому расчету на нынешнего или прошлого угнетателя, а также на стремление к равенству и социальной справедливости. Теперь это, кажется, означает, что мы действительно не будем там, где должны быть, пока все группы не будут представлены в равной степени и не получат одинаковые результаты, скажем, в отношении домовладения, богатства, доли генеральных директоров или членов Конгресса. Кажется, это и есть цель вейкизма.

Зеленый: Насколько я понимаю, вы не согласны с основным духом движения за гражданские права, который должен был разрушить правовой режим расизма, навязанный государством в первую очередь чернокожим американцам?

Уильямс: Нет, я с этим не согласен.

Зеленый: Но вы не согласны с тем, как вы видите этот манифест слева сегодня. Есть ли у вас альтернативное видение того, как расовая справедливость или равенство — или любой другой термин, который вы бы использовали — должны выглядеть в 2021 году? Как мы должны бороться с продолжающейся юридически санкционированной дискриминацией, если вы считаете, что такая вещь существует?

Williams: Настоящий режим недискриминации – это когда государство не может поставить в невыгодное или выгодное положение какую-либо группу на основании цвета кожи или этнической принадлежности.Это изначальное обещание Декларации независимости. Во многих смыслах это Конституция для дальтоников.

Счетчик слева состоит в том, что существует системный расизм, который накапливался годами в некоторых правовых системах. Я должен был увидеть какое-то реальное доказательство этого. Основным доказательством, кажется, являются несопоставимые результаты, а значит, системный расизм.

Зеленый: Возьмем один конкретный пример политики. Тюремная система в Соединенных Штатах непропорционально заключает в тюрьму чернокожих мужчин.Причины этого включают в себя законы о вынесении приговора, такие как правила о трех ударах, или хранение определенных наркотиков наказывается более сурово, чем другие. Это область политики, в которой левые и правые принципиально расходятся во мнениях относительно роли, которую раса сыграла в создании нынешней карцеральной системы.

Итак, я думаю, вопрос в том, в вашем видении Америки это проблема? И это проблема, вызванная расизмом?

Уильямс: Это будет зависеть от того, что движет несоизмеримыми результатами.Мы должны были бы отделить степень, в которой вынесение приговора является действительно дискриминационным — и не должно быть, если это так, — и степень, в которой высокий уровень лишения свободы чернокожих американцев обусловлен их гораздо более высокой склонностью к совершению насильственных преступлений.

До тех пор, пока мы не сможем говорить об этом — если мы сможем признать, что левые и правые — это было бы прекрасной отправной точкой, чтобы попытаться вникнуть в некоторые вопросы, о которых вы говорите, например, о различной классификации наркотиков, более связаны с той или иной группой.Однако мы должны начать с признания того, что в тюрьмах находится гораздо больше чернокожих, потому что они совершают насильственные преступления гораздо чаще [чем американцы других рас]. Белые совершают насильственные преступления гораздо чаще, чем азиаты, поэтому я не хочу предлагать расовую иерархию преступлений. Но это просто факт, который мы должны признать.

Зеленый: Но некоторые преступления, скорее всего, будут замечены государством, верно? Легче бороться с мелкими кражами, чем с беловоротничковыми преступлениями.Еще вы можете сказать, что есть бедные чернокожие сообщества, где совершается больше преступлений, но есть причины, по которым это происходит: эти сообщества систематически игнорировались с течением времени. И мы как общество должны это изменить.

Я настаиваю на этом, потому что кажется, что люди на вашей орбите тратят много времени на противодействие прогрессивной программе, но я не вижу, чтобы вы формулировали свое видение того, как должным образом исправить такого рода ошибки.

Williams: В той мере, в какой мы можем обнаружить реальную дискриминацию исключительно по признаку расы, мы должны это сделать.Но нам нужно отказаться от представления о том, что различные результаты фактически являются свидетельством дискриминации. Примеров бедности, даже острой бедности, не ведущей к преступности, предостаточно. Я думаю, это во многом связано с культурой, семьей и всем остальным. Я хочу, чтобы мы были честными социологами в отношении патологий, преследующих Америку.

Читайте: Чего хотят враги абортов в Техасе дальше

Зеленый: Гленн Эллмерс написал эссе для The American Mind о том, почему Институт Клермонта не является консервативным.В частности, он пишет, что некоторые люди, проживающие в Соединенных Штатах — «определенно больше половины» — не являются американцами в каком-либо узнаваемом смысле.

Что значит заявить, что более половины людей, проживающих в стране, не являются настоящими американцами?

Уильямс: Гленн, конечно, был провокатором и полемистом. Но если Клермонт считает, что настоящий американизм — это вера в принципы основания Америки, мы должны признать, что значительная часть наших сограждан не согласна с нашими принципами и выводами о том, для чего нужна политика.Если мы расходимся в этих фундаментальных вещах, мы действительно две Америки.

Даже во время Гражданской войны — я думаю, что сейчас мы более разделены, чем тогда. Как сказал Линкольн, все мы молились одному и тому же Богу. Мы все верили в одну и ту же Конституцию. Мы просто разошлись по вопросу о рабстве.

Зеленый: Эта картина единства вокруг определенного набора идей, принципов и верований о природе человека и Бога, которую вы рисуете, не соответствует условиям основания Соединенных Штатов.Америка была основана как место, куда люди с действительно экстравагантными идеями могли приехать и мирно жить в географической близости друг к другу, в конечном итоге управляемые общей конституцией. Было задействовано много религиозных радикалов. Америка была основана на том принципе, что люди должны терпеть друг друга, но не более того.

Чем это отличается от сегодняшнего дня, когда мы продолжаем испытывать смятение из-за того, кто мы есть, во что мы верим и какой должна быть наша ориентация как нации?

Уильямс: Ну, большинство основателей Америки были христианами.Радикалы были, конечно. Но тогда было гораздо больше единого мнения о том, что такое человеческая природа — в широком смысле о монотеизме, но также и о христианстве.

Конечно, Мэриленд был сборищем католиков, которые хотели иметь собственное жилье. Но было гораздо больше консенсуса в отношении того, что должно делать правительство: обеспечивать блага свободы и естественных прав. Первой среди них была свобода совести — ваша свобода поклоняться так, как вы считаете нужным. Я бы отверг ваше утверждение о том, что плюрализм правил в день основания.Плюрализм — термин, появившийся в американской традиции гораздо позже и означающий, что режим безразличен к типам групп, существующих в стране. Я не думаю, что Основатели вообще поддерживали бы это. Они думали, что естественные права принадлежат людям во всем мире, но условия для обеспечения хорошего управления и защиты этих прав часто были недоступны. Потребовалась определенная доля удачи, цивилизационные традиции, знания и философия, чтобы добраться туда.

Во многих отношениях чудо Америки состояло в том, чтобы решить проблему, мучившую Западную Европу в течение стольких лет, заключавшуюся в том, что каждое религиозное различие было экзистенциальным политическим различием, которое вело к гражданской войне, страданиям и грабежам. Во главе с Мэдисоном и Джефферсоном мы решили политико-богословскую проблему — это модный термин Лео Штрауса. Они решили ее достаточно хорошо, чтобы мы все могли жить вместе как сограждане.

Такой консенсус существовал довольно давно — в широком смысле, конституционализм и ограниченное правительство.Мы спорили по этому поводу, но все считали, что Конституция — это хорошо, и что правительство должно защищать права. Вопиющей проблемой, которая преследовала нас на протяжении многих лет, было очевидное противоречие рабства принципам Декларации. Но на самом деле не было Основателей, которые защищали бы рабство как благо. Может быть, несколько из Южной Каролины, но на этом все. Существовал моральный консенсус, даже если они несовершенно соответствовали ему, воплощенный в нашей конституционной культуре.Мы потеряли это. Если мы не согласны с тем, что биология человека является хорошим руководством для определения мужского и женского начала, мы далеки от консенсуса основателей.

Зеленый: Как вы думаете, сможет ли Америка держаться вместе в 2021 году без христианства в своей основе?

Уильямс: У меня неоднозначное отношение к этому вопросу. Я думаю, что для Америки было бы плохо, если бы это давнее христианское ядро ​​распалось. Основатели были довольно единодушны, во главе с Вашингтоном, что Конституция действительно подходит только для христианского народа.

Я бы немного изменил это и сказал, что большинство христиан могут поддержать это. Но если вы не думаете, что ваши права в конечном счете исходят от Творца, вы на полпути к нашему современному беспорядку.

Зеленый: Письмо во вселенной Клермонта часто имеет ужасный оттенок. Эссе «Выборы рейса 93» — один из примеров того или иного эссе Гленна Элмерса.

Я всегда задаюсь вопросом: чем закончится игра? Если вы действительно чувствуете, что американский проект находится в кризисе; что наша страна — это не одно, а два образования; и что на карту поставлено не что иное, как наша способность быть свободным народом, управляемым в соответствии с общей конституцией — вы, ребята, что, копите оружие?

Уильямс: Идеальным финалом было бы провести перестройку нашей политики и взять под контроль все три ветви власти на одно или два поколения.Целью будет не завоевание синей Америки, а скорее восстановление конституционного режима, который мы считаем утраченным.

Мы должны найти какой-то образ жизни, чтобы идти вперед. Если мы две Америки, одним из наиболее совершенных решений может быть возвращение к федерализму — увольнение федералов во многих отношениях. Пусть красная Америка будет красной, а синяя Америка будет синей. Это явно сложнее, потому что даже в красных штатах у вас много демократов, и наоборот. Но нам нужно восстановить надежный федерализм, который дает штатам гораздо больше свободы действий.Мы зашли слишком далеко в сфере федерального контроля, произвола и злоупотреблений.

Прочтите: Ножи достаются Джошу Хоули

Зеленый: Республиканцы проигрывали голоса избирателей почти на всех президентских выборах за последние три десятилетия. Беспокоитесь ли вы о проекте правления меньшинства, пытающемся утвердить свое видение страны, где очень многие люди не согласны даже с вашими основными положениями о том, как должна выглядеть американская республика?

Уильямс: Я отвергаю предположение, что только потому, что всенародное голосование не выиграно, вы не обладаете конституционным большинством.У нас есть система Коллегии выборщиков не просто так. Демократия для Основателей была средством защиты прав. Они создали республику, а не демократию. Правило чистых чисел никогда не было пробным камнем справедливости для Основателей. Но упорная неспособность права завоевать народное большинство — это проблема. Наш проект заключается в том, чтобы убедить наших сограждан, даже независимых и демократов, в том, что нынешний режим идет по ложному пути.

Зеленый: В качестве описательного вопроса, как вы думаете, ребята, вы на самом деле говорите от имени молчаливого большинства в Америке, которое на самом деле симпатизирует вашим целям?

Уильямс: Это проверяемое предложение.Я надеюсь, что это так. Трамп показал, как это можно сделать. Это было только начало.

Зеленый: Многие справа, кажется, больше не верят в реальность. QAnon получает много шумихи, но многие люди справа продвигают истории и нарративы, которые не подтверждаются доказательствами или фактами, особенно о выборах 2020 года.

Вы вообще озабочены этой проблемой? Я заметил, например, что один из ваших товарищей по Публию в этом году является помощником по законодательным вопросам Марджори Тейлор Грин, чьи взгляды определенно не совпадают с реальностью.Вас это вообще касается?

Williams: Мы верим в истину и разум. Вопрос в том, чья правда и чья причина. Это часть оспариваемого качества нашей национальной политики. И это не просто правильно. Треть населения считает, что выборы были отданы Байдену сфальсифицированно. Среди них много демократов.

Наш национальный стандарт на уровне элитных СМИ в наши дни кажется чем-то далеким от истины. Мы не фанаты Q в Клермонте. Но неудивительно, что в наше идеологически разделенное время у нас есть реальное разделение по поводу истины и реальности.Наши национальные элиты, и особенно медийные элиты, кажутся идеологическим крылом левой Америки, а не нейтральными арбитрами истины. Неудивительно, что значительная часть недовольных правых обращается к альтернативным источникам политической информации. Многие из этих источников — чудаки и сумасшедшие, но в этом тоже нет ничего нового. У нас всегда была прочная традиция подстрекателей и теоретиков заговора. В каком-то смысле это очень по-американски.

Зеленый: Ваш ответ поразительно постмодернистский: кажется, вы превозносите существование множественных нарративов, которые могут содержать или не содержать элементы истины.Это также в основном критика другой стороны — многие люди ненавидят СМИ и думают, что они говорят неправду. Но если вы пытаетесь сформулировать, что такое истина, поскольку она связана с американским основанием, духом и миссией, я думаю, вас будут особенно интересовать дела в вашем собственном доме. Грин сказала, что не думает, что 11 сентября произошло. Она думает, что Ротшильды устроили лесные пожары, используя гигантские космические лазеры. Мы живем в трудное время для того, чтобы прийти к общему мнению о том, что такое реальность.Вы делаете все возможное, чтобы содержать свой дом в чистоте?

Williams: Что касается вопроса о MTG, то частью нашего проекта всегда было обучение людей, которые работают в сфере национальной политики, политики, журналистики и т. д. Так что я не думаю, что для нас есть хоть малейшее подозрение в том, что мы улучшаем персонал. Конгресса, независимо от того, кто конгрессмен. Конечно, мы заботимся о том, чтобы охранять свой собственный дом и следить за тем, чтобы в нашей политической и интеллектуальной коалиции не было людей, которые фундаментально отвергают то, что мы считаем правильным.Эта битва продолжается.

Но я буду оспаривать ваши слова. Я не хотел возвышать понятие конкурирующих нарративов. Люди все больше не знают, где получить достоверную информацию. Огромный вклад в это внесли наши элитные СМИ.

Зеленый: Считаете ли вы, что у Америки есть обнадеживающее будущее, или вы думаете, что мы движемся к некоему поколенческому конфликту, который потенциально может быть насильственным?

Уильямс: Меня беспокоит такой конфликт.Гражданская война была ужасной. Это должно быть то, чего мы пытаемся избежать почти любой ценой.

Многие нормальные американцы просто хотят заниматься своей повседневной жизнью, растить свои семьи и следить за тем, чтобы наши дети были успешными. В конце концов, это не так уж и идеологично. Я возлагаю на это огромную надежду. На национальном уровне — уровне элиты — мы должны продвигать интеллектуальные идеи, которые мы считаем верными, и политику, которая, по нашему мнению, будет наиболее успешной. Но мы недооцениваем степень, в которой мы можем снизить температуру в Америке и двигаться вперед с гораздо большим единством.

Зеленый: Я поищу это в следующий раз, когда буду читать Claremont Review of Books — это попытка убедиться, что наша температура снижена.


Первоначально в этой статье говорилось, что республиканцы не побеждали на президентских выборах в течение нескольких десятилетий. На самом деле Джордж Буш-младший выиграл всенародное голосование в 2004 году.

4.Мы позволяем технологиям управлять нашим общением.

Авраам Линкольн был технарем. Продукт промышленной революции, Линкольн — единственный президент, запатентовавший устройство для плавания лодок на мелководье. Он был очарован идеей применения технологий на войне: например, в 1861 году, будучи впечатлен демонстрацией идей воздушной разведки, он основал Корпус воздухоплавателей, который вскоре начал запускать воздушные шары над лагерями Конфедерации в действии. воздушного шпионажа.

Lincoln также поощрял разработку скорострельного оружия для модернизации боя. Лауреат Пулитцеровской премии историк Джеймс Макферсон, автор книги «, испытанные войной: Авраам Линкольн в качестве главнокомандующего, », отмечает, что Линкольн лично испытал «кофейную мельницу», раннюю версию ручного пулемета.

Но больше всего Линкольн любил телеграмму. Изобретенная всего несколькими десятилетиями ранее телеграфная система стала общенациональной в 1844 году.

Как рассказывает Том Уилер в своей книге, Mr.Электронная почта Линкольна: нерассказанная история о том, как Авраам Линкольн использовал телеграф, чтобы выиграть гражданскую войну, 90 420 Белый дом не имел телеграфной связи. Дважды в день на протяжении всего своего президентства Линкольн ходил на телеграф военного министерства (на месте нынешнего здания исполнительного директората Эйзенхауэра, к западу от Белого дома), чтобы получать новости и отдавать приказы своим генералам на фронте. Он отправил это генералу Улиссу С. Гранту 17 августа 1864 года: «Держись бульдожьей хваткой, жуй и давись, насколько это возможно.»

До дней Линкольна письма и речи часто были многословными. С появлением телеграфа возникла потребность в краткой связи. В конце концов, каждая точка и тире азбуки Морзе имели свою цену. Исчезли «почему», «при этом» и «следовательно». Красивой, официальной речи не было.

Речь Линкольна в Геттисберге и на второй инаугурации демонстрируют эту новую экономию фраз. «События развивались слишком быстро для более томных фраз прошлого», — пишет историк Гарри Уиллс в своей книге « Линкольн в Геттисберге». «Хитрость, конечно, заключалась не только в том, чтобы быть кратким, но и в том, чтобы сказать много в наименьшем количестве слов. Линкольн справедливо хвастался шестью сотнями слов своей второй инаугурации: «Я подозреваю, что в этом документе много мудрости».

Мало того, что во время войны зависимость Линкольна от телеграфа в конечном итоге привела к волне инвестиций в новые устройства связи, от телефона до Интернета (последний не случайно был изобретен для использования в военных целях), она также стала сигналом к ​​эволюции языка. которые трансформируются так же быстро, как и устройства, которые мгновенно твитят наши слова по всему миру.

Митинг на возвышенности («Гражданская война и новое рождение американской свободы»)



Ралли на возвышенности

МЕНЮ

Предисловие

Введение

«А Более совершенный союз»

«Рабство в Американская жизнь: прошлое, настоящее и будущее»

Целительство, наследие и история:

1).»Выздоровление и история: поля сражений и проблема памяти гражданской войны»

2). «Наследие и история: дилеммы интерпретации»

«Гражданин Солдаты Гражданской войны: за что они воевали»

«Рабство и приближение гражданской войны: вопрос интерпретации»

«Гражданский Тыл войны»

«Гражданский Война и новое рождение американской свободы»

Об участниках



Митинг на Высота



«Гражданская война и Новое рождение американской свободы» Эрика Фонера

«Гражданская война и новое рождение американской свободы»


Что такое свобода? Как американцы видят этот идеал? И как Гражданская война сформировала концепцию и взгляды американцев на свобода ? Слово «свобода» из 90 419 употреблялось так часто и так во многих контекстах это стало клише.Сегодня антиправительственные ополченческие группировки страстно претендовать на владение концепцией свободы. И наоборот, американский либералы рассматривают расширение прав и возможностей всех людей через гражданские права и экономические возможность как правильное определение свободы. Ясно тогда, что есть не является последовательным, универсальным значением термина «свобода». Но, как профессор Фонер утверждает, что Гражданская война в США изменила значение свободы. и значительно расширил право на свои благословения.Для нас Авраам Линкольн сказал в Геттисберге, что Гражданская война положила начало новому рождению свободы.

Представлено Джоном Латшаром
Геттисбергский национальный военный парк

It Мне очень приятно принимать участие в этом симпозиуме. Я очень уважаю Службу национальных парков. Сложность его режиссеры и переводчики сталкиваются в передаче истории на этих площадках то, что мы делаем в классе, выглядит ужасно легко.Но независимо от критические замечания и основания для улучшения, мы, академические историки, действительно ценю то, как вы несете историю миллионам американцев каждый год. Я собираюсь поговорить о том, что Дуайт Питкейтли называл «ну и что» аспект Гражданской войны — некоторые последствия войны. Более именно, я собираюсь говорить о том, что война означает для нас сегодня для понять, кто мы как народ, как нация.Тема сегодня такая взятый из Геттисбергского адреса, который, разумеется, был дан по какому-то адресу. Сейчас это Геттисбергский национальный военный парк.

Гражданская война была «новым рождением свободы» для Соединенных Штатов. Состояния. Теперь мне не нужно убеждать вас, что нет идеи больше центральное место в нашем представлении о себе как об американцах, чем свобода. Этот является центральным словом в нашем политическом словаре, и между свободой и его слово-близнец — свобода — вы можете найти эти понятия почти в каждом Ключевой документ американской истории.Декларация независимости перечисляет свобода как одно из неотъемлемых прав человека. Конституция объявляет что его цель состоит в том, чтобы обеспечить блага свободы. Гражданская война привели к «новому рождению свободы», как сказал Линкольн. Соединенные Штаты по словам президента Франклина, боролись во Второй мировой войне за четыре свободы. Д. Рузвельт. Наша любовь к свободе была представлена ​​полюсами свободы, шапки свободы и статуи свободы.Это было разыграно путем сжигания штампами и сжиганием призывных билетов, бегством от рабства и демонстрацией за право голоса. Как писал Ральф Банч в 1940 году, «каждый мужчина в улица, белая, черная, красная или желтая знает, что это земля бесплатно.»

Но, несмотря на центральное место свободы в нашей истории, это понятие не фиксировано, не предопределено, а многократно менялось в американской истории, и постоянно является предметом споров и даже очень ожесточенные бои.Что такое свобода? Кто имеет право определять что такое свобода? Кто имеет право определять, кто имеет право на свободу? Охватывает ли свобода всех, кто оказался в пределах границ Соединенных Штатов, или некоторые люди имеют право на большую свободу, чем другие? Эти дебаты продолжались на протяжении всей нашей истории и будут продолжаться в следующий век. Я не сомневаюсь в этом.

Сегодня, если у вас есть свободное время, воспользуйтесь своим верным компьютером и искать в Интернете в поисках свободы.Вы найдете некоторые очень странные вещи. Вы обнаружите, что термин «свобода» чаще всего ассоциируется с антиправительственные либертарианцы, люди, которые верят в экономику свободного рынка и особенно в праве на ношение оружия. Патриотические организации, милиция организации, именно эти группы сегодня наиболее настойчиво используют слово свобода. Сайт экстремистской группировки «Милиция Монтаны», украшено выражением: «Выбор твой: свобода или рабство.» Они не говорят о рабстве, которое мы обсуждали на этом симпозиуме. Даже у такой крупной корпорации, как Sony Pictures, есть веб-сайт, рекламирующий грядущий фильм Патриот, действие которого происходит во время американской революции и с Мелом Гибсоном в главной роли. На этом сайте у Сони есть лаймовая доска объявлений с потоком «Обсудить свободу», где люди могут высказать свое мнение. Здесь вы найдете комментарии, в которых говорится, что владение оружием должно иметь приоритет. из всех других свобод это наша самая ценная свобода.Существует также современная американская декларация свободы по образцу Декларации Независимость 1776 г. с различными жалобами на федеральное правительство. включая подоходный налог, социальное обеспечение, экономическое регулирование и членство в ООН. Вот что сегодня означает свобода. Но это не всегда имело такое значение. Гражданская война, помимо всего прочего, был кризис смысла свободы в этой стране, и это произвело переопределение свободы в американской истории.«новое рождение свободы», о котором говорил Линкольн, было также фундаментальным изменением в что такое американская свобода и кто имеет на нее право.

Обе стороны Гражданской войны сражались во имя свободы. Многие, кто брался за оружие в борьбе за независимость Юга, писали о это как борьба за свободу. Белый Юг унаследовал от довоенного период понимания свободы, в основе которого лежало местное самоуправление, возможности для экономической независимости и безопасности собственности, в том числе собственность у рабов.Действительно, многие белые южане считали, что рабство была основой свободы. «Я занимаюсь славным делом свободу и справедливость», — писал солдат из Алабамы в 1862 году, не имея больше смысла иронии, чем у Томаса Джефферсона, когда он писал о «неотъемлемом праве» на свободу, в то время как у него было более сотни рабов. Иметь рабов было очень хороший способ обеспечить свою экономическую независимость, которая была одним из Основы свободы в XIX в.

солдат Союза, конечно, тоже говорили о том, что один Новобранец из Пенсильвании назвал «свободой волшебное слово». Они видели войну как попытку сохранить Соединенные Штаты как то, что Линкольн назвал « последняя, ​​лучшая надежда земли» или «маяк свободы и свободы», как один солдат написал: «человеческому роду». Но по мере развития войны эти стали даваться абстрактные определения Америки как символа свободы. путь к более конкретному смыслу свободы, связанному с эмансипацией рабы.Миллионы северян, которые не были аболиционистами, когда начала войны убедились, что обеспечение Союза как воплощения свободы требовало уничтожения рабства. Это был смысл Линкольна когда он говорил о «новом рождении свободы» или когда он говорил Конгрессу в декабре 1862 г., накануне Прокламации об освобождении рабов, «предоставив свободу рабу, мы обеспечиваем свободу свободному, равно как и благородному в что мы даем и что мы сохраняем.«Эмансипация, как пришел к выводу Линкольн, было необходимо для сохранения свободы белой Америки и Соединенных Штатов. Заявляет о себе как об эмблеме свободы для всего мира. Линкольн также комментировал во время Гражданской войны, насколько изменчиво и оспаривал это понятие свободы было. «Мы все выступаем за свободу, — заметил он в 1864 г., — но используя одно и то же слово, мы не имеем в виду одно и то же. На север,» продолжал он, свобода означала, что «каждый человек может пользоваться продуктом своего труда, работать и пользоваться плодами своего труда.Для южных белых это означало мастерство, власть, — как он сказал, — делать с другими людьми все, что им заблагорассудится. и продукт труда других людей». Для Линкольна, в конечном счете, рабство была формой воровства, хищения продуктов труда одного человека и присвоение его другим. Триумф Союза укрепил эту северную видение свободы как контроля над собой и над своей властью труда как национальной нормы.Но в процессе смысл свободы и определение тех, кто имел право пользоваться свободой, было очень радикально преобразился.

На протяжении всей американской истории войны способствовали изменению концепции американского общества. Война за независимость привела к отмена рабства в северных штатах. Женщины получили право голоса после Первой мировой войны восемнадцатилетние подростки получили эту привилегию во время Война во Вьетнаме.Победа Союза в 1865 году также вызвала острые дискуссии. по этому вопросу, американской национальности. «Кто такой американец?» Венделл Филлипс, великий аболиционист заметил в 1866 г., «это исключительная тот факт, что в отличие от всех других наций, у этой нации есть еще вопрос, как тому, что представляет собой гражданин. «Из Гражданской войны возник новый принцип, национальное гражданство, члены которого пользовались равной защитой законов независимо от расы.Он переопределил границы американского нация — не физическая граница, хотя она и сделала это, — а нация воображаемая граница. В начале 1865 г. Верховный суд, который восемь лет Ранее в решении по делу Дреда Скотта было заявлено, что ни один черный человек не может быть гражданином, признал первый афроамериканский адвокат Джон Рок из Бостон, чтобы заниматься юридической практикой перед ним.

«Уже не могло быть и тени сомнения,» писал Фрэнсис Либер, тогдашний политический писатель, что чернокожие были гражданами, имеющими право на защиту со стороны федерального правительства.Это была не только новая логика свободы, но и служба 200 000 человек. чернокожие в армии и на флоте Союза поставили вопрос о черном гражданстве в послевоенной повестке дня страны. «Неизбежное следствие черного военной службы», как заметил один сенатор, заключалась в том, что «черный человек отныне принять новый статус среди нас».

Это было в 1864 году. В том же году Линкольн написал частное письмо губернатору Луизианы Майклу Хану, в котором говорится, что некоторые чернокожие американцы должны иметь право голоса.Что интересно вот что Линкольн выделил достойных. Жители Нового Орлеана имели довольно значительное население хорошо образованных, имущих свободных африканцев. Американцы, подавшие прошение об избирательном праве. Линкольн сказал губернатору Ган, что эти образованные свободные негры должны иметь право голоса. Но он добавил также тех, кто воевал в армии Союза, что было гораздо большая и совсем другая группа.Тех, кто воевал в армии, не было. образован, не имел собственности; они были, по большей части, бывшими рабами совершенно непохоже на свободных негров в Новом Орлеане. Но Линкольн был чрезвычайно впечатлен вкладом чернокожих солдат в последние два лет войны, чтобы помочь добиться победы Союза.

Расизм едва ли был искоренен из американской жизни Гражданская война. Но к 1865 году, как заявил Джордж Уильям Кертис, редактор Hapers Weekly , война превратила «правительство в белых людей в правительство человечества.«Это стерло расовое определение американского гражданства, которое существовало от отцов-основателей к Гражданской войне. И, перерисовав эту границу гражданства, война связал прогресс свободы непосредственно с могуществом национального государства. «Война, — заявил немецкий историк девятнадцатого века Генрих фон Трейчке, «превращает народ в нацию». Гражданская война была начата, чтобы сохранить старый Союз, но в итоге он привел к возникновению нового национального государства, нового правительство с очень расширенными полномочиями.

Война выковала национальную идентичность в новую национальную самосознание. Такова была мораль одной из самых популярных историй. периода войны. Раньше мы постоянно читали это в школе, а теперь не так популярен— Человек без страны Эдвард Эверетт Хейла, опубликованной в 1863 году. Главный герой Хейла, Филип Нолан, в припадке гнев проклинает Соединенные Штаты, землю его рождения.В качестве наказания, он обречен жить на корабле, чтобы никогда не ступить на американскую землю или чтобы услышать имя Соединенных Штатов Америки произносится. Мораль эта история в том, что лишиться национальной идентичности — значит потерять свою ощущение себя, своей индивидуальности. Это новое национальное государство было тесно связано с прогрессом свободы во время Гражданской войны. Война, как Фредерик Дуглас сказал, «слил дело раба и дело страны.» Это было ключом к освобождению рабов. Причина раба и дело страны теперь стало идентичным.

Безусловно, поколение северных школьников научился декламировать бессмертные слова Дэниела Вебстера, сказанные на полу Сената в 1830 г., «Свобода и Союз, отныне и навсегда, едины и неразделимы». Но Вебстер говорил о доктрине прав штатов, а не о правах Юга. своеобразный институт рабства.Когда Дуглас сказал тридцать лет спустя: что свобода и союз стали тождественными, он говорил о рабстве, не политическая доктрина. Рабство было не только аморальным преступлением, но и оскорбление национальной власти. «Власть господина над рабом». сказал Чарльз Самнер, сенатор-аболиционист из Массачусетса, был несовместимы с высшими правами национального правительства. Каждый гражданин обязан быть верным нации.Никто не должен быть верен другого человека, как это делал раб. И уничтожение рабства провозглашение президента, законодательством и поправкой к конституции был ключевым актом в процессе национального строительства. Оно объявило о появлении национального государства нового типа, достаточно могущественного, чтобы разрушить центральную учреждение южного общества.

Драма эмансипации и триумф Союза сплавил воедино национализм, мораль и идею свободы, сочетание подкрепляется как религиозным, так и светским языком.«Как он умер чтобы сделать людей святыми, давайте жить, чтобы сделать людей свободными», — говорится в «Боевом гимне». Республики. «И те, кто верил в тысячелетнюю миссию Америки, представлять свободу в мире, интерпретировал гражданскую войну как божественное наказание за это отклонение от принципа свободы. Линкольн сам, не очень религиозный человек, стал использовать этот язык как военный продолжал. Но эмансипация также дала нации шанс на возрождение, для очищения себя от этого греха рабства.

Конкретная реальность эмансипации превратила свободу в политический вопрос, предметный вопрос, а не просто абстракция или философское концепция. Она поставила в самой прямой форме вопрос, каковы права свободных американцев? «Что такое свобода?» Конгрессмен Джеймс Гарфилд — спросил в 1865 году. — Разве это голая привилегия — не быть прикованным? вот и все, тогда свобода есть насмешка, жестокое заблуждение.«Какие права пошли вместе с освобождением рабов? Имели ли освобожденные люди право на гражданское равенство, к политическому равенству, к владению собственностью? Если отмена рабства закрепила статус свободы как ключевого термина на нашем политическом языке это сделало контроль над определением свобода тем более важна в политических дебатах. Свобода стала территория конфликта открыта для самых разных и очень противоречивых интерпретаций в связи с Гражданской войной.

Теперь я собираюсь немного поговорить о периоде после Гражданской войны. Если мы собираемся рассматривать Гражданскую войну в контексте с точки зрения его причин, мы также должны думать о последствиях Гражданская война и ее непосредственные последствия, период Реконструкции, когда нация пыталась справиться с результатами победы и освобождения Союза. Было много актеров, если использовать театральную метафору, на сцене истории, которые пытались выдвинуть собственное определение свободы.Первый среди них были, конечно, и сами бывшие рабы. В рабстве, Афроамериканцы выработали собственное понимание того, что такое свобода. быть. Приняв демократический язык нации как свой собственный, они интерпретировали это в свете их собственных особых традиций и религиозных верований коренится в библейской истории Исхода, в которой страдает избранный народ долгий период рабства, который в конечном итоге должен быть освобожден благодаря божественному вмешательству.Рабы считали себя бесправными личностями и народом. отсутствие самоопределения. Итак, свобода для них означала не получение правительство от вашей спины, как это, кажется, означает сегодня, но избегая многие несправедливости рабства, в том числе наказание кнутом, нарушение семьи, отказ или доступ к образованию и сексуальная эксплуатация черных женщин.

Свобода также означала коллективную власть, долю в права, права и возможности других американцев.негры истолковали начало Гражданской войны как послание Бога о том, что их проход в обетованную землю свободы был теперь под рукой. Задолго до Линкольна объявил эмансипацию целью войны Союза, рабы называли войну «свободой войны». Исходя из этого понимания, тысячи рабов в 1861 и 1862 гг. бежали с плантаций, когда могли, и когда поблизости подошла армия Союза. Их действия поставили будущее рабства в национальную политическую повестку дня.Что бы вы сделали с этими людьми? Ты возвращаешь их, ты освобождаешь их, вы их нанимаете, вы их обучаете? Администрация Линкольна имела начать проводить политику в отношении рабства из-за бегства рабов с плантаций.

Это была страна, которая гордилась своей демократией. В В таком контексте право голоса стало казаться необходимым для свободы. Так как Фредерик Дуглас заявил в 1865 году, что «рабство не будет отменено до тех пор, пока черный человек имеет избирательный бюллетень.«Лишить права голоса значило быть не в полной мере бесплатно по-американски. В монархическом правительстве, продолжал Дуглас, не было особого позора для тех, кому было отказано в праве голоса. Но, в Америке исключение заклеймило людей, как сказал Дуглас, «отметкой неполноценности». Как только закончилась Гражданская война, да и еще до в некоторых районах она закончилась, негры на Юге сходились на митинги, парады, петиции и многими другими способами, требуя права голоса.Иногда они устраивали «голосования за свободу», в которых у них были свои собственные выборы, когда местные белые власти не давали им голосовать. Что-нибудь афроамериканцы считали, что меньше, чем полное гражданство, предаст обещание освобождения. И, конечно же, чернокожие в конце концов получили право голоса во время Реконструкции и участвовал в замечательном эксперименте в межрасовой демократии после Гражданской войны.Затем, через поколение, в 1890-х годах один за другим южные штаты получили право на голосовать против афроамериканцев. И долго после того, как они были раздеты франшизы, чернокожие будут вспоминать акт голосования как важный элемент эмансипации и рассматривают потерю избирательного права как шаг назад к рабству.

Также имеет решающее значение для определения свободы бывшими рабами. была экономическая автономия.Когда генерал Уильям Т. Шерман встретился с группой чернокожих министров в Саванне в январе 1865 года, вскоре после его марша к морю он спросил у них их определения рабства и свободы. Представитель этих чернокожих министров Гаррисон Фрейзер предложил определения. «Рабство, — сказал Фрейзер, — это получение… работы другого человека, а не с его согласия». Примерно так и сказал Линкольн. Свобода, с другой стороны, означало «поместить нас туда, где мы можем пожинать плоды нашего собственный труд.Затем Шерман спросил, как они могли это сделать, и они сказали: «дайте нам землю, и мы сможем пожинать плоды нашего труда, и тогда мы быть по-настоящему свободным». «Только земля, — сказал другой бывший раб, — бедный класс, чтобы насладиться сладким даром свободы. «Что случилось после это было то, что Шерман издал свой знаменитый Полевой приказ № 15, который установил в сторону полосы земли на побережье Южной Каролины и Джорджии для поселение черных семей на участках в сорок акров.У Шермана тоже было много мулов со своим войском. Многие из них были изношены от перетаскивания вещей по всей Грузии. Итак, он сказал, что эти черные семьи получат сорок акров земли и эти сломанные мулы, чтобы помогать обрабатывать землю. Отсюда пошло выражение «сорок акров и мул». Это отразилось по всему Югу в первые дни Реконструкции и вот-вот единственное, что сегодня знает большинство студентов о Реконструкции — возможно, потому что это название кинокомпании Спайка Ли.

Для афроамериканцев свобода означала многое из того же вещи, которые это значило для белых американцев: экономическая автономия, семейная стабильность, право голоса, плоды своего труда и так далее. Но вместе взятые отношение бывших рабов имело несколько иную направленность, чем белых. Для большинства белых американцев свобода была врожденным правом, которое нужно защищать. Для афроамериканцев было чем-то бороться за бессрочное процесс и тысячелетнее преобразование каждого аспекта их жизни.Многие белые использовали термин «рабство» для обозначения себя в девятнадцатом веке. век. Рабочее движение говорило о наемном рабстве, женское движение говорил о сексуальном рабстве. Рабство было мощной метафорой отсутствия прав. Но, конечно, для негров это не было метафорой. Рабство было травматический реальный опыт, который на много-много лет позже помочь сформировать их представление о себе и своем американском обществе.

Магазин Альфреда Р. Во «Первое голосование», октябрь 1867 г.

Конечно, афроамериканцы были не единственными актерами на сцене пытается выдвинуть определение свободы. Южные белые, особенно у класса плантаторов была своя версия того, что такое свобода. И в после Гражданской войны белые южане при содействии и подстрекательстве Президент Эндрю Джонсон пытался удержать черную свободу в пределах самые узкие мыслимые границы.Как северный журналист Сидни Эндрюс писал в конце 1865 года, путешествуя по Югу: «Белые кажутся совершенно не в силах понять, что свобода для негра требует того же как свобода для них. Они с готовностью признают, что правительство сделали его свободным, но они, кажется, считают, что имеют право осуществлять все тот же старый контроль. «Большинство белых южан считали, что плантация система должна была поддерживаться после рабства, а это означало, что афроамериканцы нельзя было дать выбор, хотят ли они работать или нет на плантациях.Их приходилось принуждать к этому. Они получат некоторую заработную плату или долю урожая, но у них не было бы выбора как их белые аналоги других профессий.

Свобода по-прежнему означала иерархию в обществе. Это все еще означало господства над подчиненными, как это было до Гражданской войны. Свобода для белые южане по-прежнему были привилегией для некоторых, а не право каждого.«Человек может быть свободным, но не независимым», — писал один плантатор. Другими словами, это не означало отдать землю неграм. «Мужчина может быть свободным и не иметь права голоса», — сказал другой. очень узкое определение. Одна газета Кентукки резюмировала все это так: говоря: «бывший раб свободен, но свободен только для труда». Первый Роль раба заключалась в том, чтобы работать так, как он или она были в рабстве, и никаких других прав пришла вместе с эмансипацией.И действительно, это видение было закреплено законом в первые дни президентской реконструкции в 1865-66 гг. Так называемой Черные кодексы, принятые южными штатами для регулирования перехода от свободы, пытался заставить бывших рабов вернуться к работе на плантациях и подписывать трудовые договоры, не давая им никаких политических прав.

Эти законы так грубо нарушили смысл эмансипации что они вызвали большую враждебность на Севере и стали катализатором важный конфликт между президентом Эндрю Джонсоном и республиканцами Конгресс.Этот конфликт в конце концов привел к его импичменту, к свержению президентской реконструкции и к принятию законов о гражданских правах и конституционные поправки, которые вводят новое определение свободы в Основные законы нашей страны. Большая часть конфликта вокруг Реконструкции вращалась вокруг определения свободы. Республиканское большинство в Конгрессе действовали по принципу, что свобода требует равенства перед законом для всех американцев.Таков был принцип Закона о гражданских правах 1866 года. и Четырнадцатая поправка. Эти действия установлены впервые время в американской истории принцип, который мы считаем само собой разумеющимся, который был новым дело в 1866 году — принцип гражданства по праву рождения. Это один из самое важное наследие Гражданской войны, принцип, что любой родившийся в Соединенных Штатах является гражданином. Такого не было до Гражданская война.Верховный суд постановил в 1857 году в решении Дред Скотт, что ни один черный человек не может быть гражданином, родившимся здесь или нет, свободным или рабом. Гражданство было для белых американцев.

Равенство перед законом было совершенно новым явлением в Американская история тоже. В Союзе не было государства, которое давало юридическое равенство чернокожих перед Гражданской войной. Даже Массачусетс, который был близок, по-прежнему запрещал чернокожим вступать в государственную милицию, Например.В каждом штате, Северном и Южном, были специальные законы, касающиеся негры. Определенные вещи считались преступлениями, если их совершал черный, в отличие от белый делает их. Некоторые наказания были более суровыми, если черный совершал преступление, чем если бы белый совершил то же преступление. Итак, этот двойной принцип гражданства по праву рождения и равенства перед законом — что закон должен применять одинаково ко всем, независимо от расы — это были продукты гражданской войны.

Если кто-то хочет знать, почему Гражданская война актуальна сегодня, это некоторые из причин. Он создал нашу современную концепцию что значит быть гражданином США. Эти законы коснулись все; они не просто расширили определение свободы для черных. Эти принципы звучали во все времена и повлияли на каждого иммигранта, въехавшего в страну. До 1940-х годов азиатские иммигранты не могли стать натурализованными гражданами, но их родившиеся в Америке дети автоматически становились гражданами.Таким образом, разрыв между поколениями среди азиатских американцы, между иммигрантом-негражданином и детьми-гражданинами, это восходит к Четырнадцатой поправке и принципу права первородства гражданство.

Четырнадцатая поправка также имела еще один мощный эффект. о том, чем стала американская нация. Включив в Конституцию новой концепции уполномоченного национального государства, она не только установила новое определение свободы, оно предоставило новый способ обеспечения соблюдения этого Свобода.Государство, возникшее из Гражданская война рассматривалась, по словам Чарльза Серннера, как «хранитель свободы». Четырнадцатая поправка возлагала на федеральное правительство ответственность за отмену действий государства, нарушающих права граждан. Можно очень ясно понять, что это означает, изучив Тринадцатая, Четырнадцатая и Пятнадцатая поправки к Конституции – Поправки о реконструкции гражданской войны.Тринадцатый отменил рабство, Четырнадцатый установил равное гражданство, а Пятнадцатый предоставил чернокожие мужчины имеют право голоса.

Сравните язык этих поправок к законопроекту прав, которые рассматриваются как воплощение наших свобод. Счет прав представляет собой серию отрицаний или ограничений Конгресса: Конгресс не должен принимать никаких законов, ограничивающих свободу слова, печати и религии.Принцип Билля о правах заключается в том, что слишком сильное федеральное правительство будет попирать наши свободы. Лишь в двадцатом веке Верховный суд заявил, что государства должны соблюдать или признавать свобод в Билле о правах. Тринадцатый, четырнадцатый и пятнадцатый поправки заканчиваются пунктом, в котором говорится: Конгресс имеет право для «приведения в исполнение» поправки «соответствующим законодательством».«Таким образом, парадигма изменено с «Конгресс не должен принимать закон» на «Конгресс должен иметь власть. «Это яркий пример сдвига федерализма в сторону уполномоченное национальное правительство, несущее первостепенную ответственность за защита прав граждан. Поправки к реконструкции Гражданской войны сделал Конституцию другим документом, чем она была.

Сегодня мы слышим политические дебаты о возвращении к первоначальный замысел составителей Конституции.Эта теория игнорирует Дело в том, что Конституция изменилась коренным образом. Перед гражданским Война, бесправные группы никогда не ссылались на Конституцию, чтобы заявить о своей права; вместо; они ссылались на Декларацию независимости. Конституция был документ, посвященный федерально-государственным отношениям и правам собственности, а не права граждан. После Гражданской войны Конституция стал средством, с помощью которого меньшинства и другие лица могли заявлять претензии на свободу и отстаивать свои права.

В то время как Гражданская война и Реконструкция вносят радикальные поправки изменилось федеральное правительство в отношении защиты прав меньшинств преобладающие гендерные традиции оказались более устойчивыми измениться, чем расовые условности. Гражданская война объединила движение среди женщин-активисток, чтобы также отстаивать свои права. «Переписывание Конституция, — как сказал один из лидеров феминисток, — давала возможность отделить права граждан от расы и пола, два несчастных случая тело.»Мы должны похоронить чернокожего мужчину и женщину в гражданине», сказал еще один. Негр временно получил права. этого не произошло для женщин, как известно. Действительно, женское движение было горько разочаровано Четырнадцатой поправкой, которая ввела слово «мужской» в Конституция впервые. И, если этого было недостаточно, Пятнадцатый Поправка защищала избирательное право на основе расы, но оставляла открытой возможность дискриминации в избирательных правах по признаку пола, что было обычным во всех штатах того времени.Таким образом, женское движение на своем пути идти до достижения своих прав.

Расширение свободы в Гражданскую войну не было тотальным, но это изменило определение того, кто имел право на американскую свободу. Афроамериканцы выиграли, но затем потеряли право голоса. Желание бывших рабов за землю также встретили разочарование. Усилия в Конгрессе, чтобы дать бывшим рабам землю, во главе с Таддеусом Стивенсом — Конгрессмен из Пенсильвании — не получил поддержки большинства.Посредством 1870-х примирение и воссоединение были важнее, чем права и Свобода. Частью стоимости воссоединения было забвение, почему Гражданская война боролись и оттеснили в сторону права, которые афроамериканцы выиграл в его последствиях.

В заключение скажу, что в ретроспективе эпохи гражданской войны и реконструкции становится решающим моментом в продолжающаяся и навсегда незавершенная история свободы в Америке.это история как и многие другие части нашей истории, которые одновременно воодушевляют и отрезвляют. Приятно видеть, как четыре миллиона человек переходят из рабства на свободу, и увидеть великую борьбу, которая произошла, чтобы дать им свои права как граждане — великий эксперимент Реконструкции и появление подлинной межрасовой демократии на Юге в тот период. Это отрезвляет потому что, как сказал Томас Вентворт Хиггинсон, командир черных солдат в Гражданской войне позже писал: «революции могут пойти вспять.» История свободы в этой стране — это не линейная история прогресса. Это не история предопределенного повествования, ведущего к фиксированному концу большего Свобода. Революция Гражданской войны пошла вспять. Это было бы будущим поколениям, в том числе и нашему собственному, попытаться придать полный смысл до уничтожения рабства в 1865 году.

Вопросы и ответы:

Вопрос: Не правда ли, жадность была основой причина Гражданской войны и защита института рабства?

Ответ: Как американец я никогда не недооцениваю сила жадности как движущей силы человеческого поведения, и, конечно же, рабство возникло как форма получения прибыли.Поэтому рабы были привезенные сюда в первую очередь для труда на благо других — табак плантаторы, плантаторы хлопка и так далее. Гражданская война заставила некоторых людей очень богатыми, но сделал некоторых людей довольно бедными, не так сильно на Юге, но обязательно на севере. Некоторые люди получили огромную пользу от Гражданская война. Тем не менее, пытаясь свести вопрос о рабстве к вопросу жадности, игнорирует сложные разветвления этого института.Рабство была система труда, система экономического производства, система расы отношения, система политической власти и система морали. Все из этих элементов были вовлечены в проблему рабства и в Гражданскую Война, так это про деньги, это про религию, это про мораль, это о политике, и это об идеологии. Именно это делает преподавание истории сложное и интересное — попытаться объединить все эти факторы в связную историю этого драматического периода.

Вопрос: Чтобы по-настоящему понять войну, нужно ли нам в некотором смысле мы не возвращаемся в сознание южан в 1860 году. и что для них значило рабство, пытаясь отбросить в сторону наши современные взгляды на пороки рабства, которые могут сделать невозможным по-настоящему понять каковы были их мысли?

Ответ: Да, ответ в том, что мы должны попытаться вернуться назад и представить себя актерами того времени.Но, по делая это, историки дают много, много интерпретаций Гражданской Война. Есть толкование, что Гражданская война была большой ошибкой; это был, как говорится в одной книге, кризис страха и паранойи. Лично я считаю, что в любой войне есть своя доля паранойи и страха, но я думаю, разумнее спросить, почему люди в то время считали рабство такое важное для них учреждение, что они были готовы пойти в война, чтобы защитить его или общество, построенное на нем.Как известно, самый южный солдаты не были рабовладельцами, но они вложили средства в защиту своего «образ жизни», основанный на рабстве. Даже нерабовладелец был защита общества, фундаментальный организующий принцип которого вращался вокруг рабство. Большинство из них не сказали бы: «Я борюсь за рабство», но они непременно сказал бы: «Я против отмены рабства, потому что это разрушило бы южное общество, каким я его знаю.»

Одна вещь, которую нужно помнить, это то, что рабство существовало на протяжении большей части истории человечества — печальный комментарий — и фактически рабство существует сегодня. Рабы покупаются и продаются, пока мы говорим в Судан и в некоторых других местах. Великие империи Греции и Рима были построенный на рабстве. Совсем недавно в истории человечества появилось представление о том, что каждый человек имеет право на свободу. Рабовладельцы считали, что они были, в некотором смысле, нормальными людьми по отношению к мировой истории, и что люди на Севере и в Великобритании были отклонениями.Эта система свободного труда, это представление об индивидуальном равенстве было отклонением от с точки зрения того, как существовал мир. Это настроение, которое нам невозможно полностью воспроизвести, зная то, что мы знаем и чувствуя как мы себя чувствуем. Итак, , чтобы понять обе стороны Гражданской войны, мы должны попытаться войти в настроение людей тогда, а не настроение 2000 года. Что касается вопроса о рабстве, это непростая задача.

Вопрос: Отменил ли Конгресс рабство в округ Колумбия и компенсировать владельцам?

Ответ: Конгресс отменил рабство в округе Колумбии 16 апреля 1862 года. Закон предусматривал компенсацию владельцев до 300 долларов за каждого раба. Округ Колумбия находился под юрисдикция Конгресса; следовательно, Конгресс мог делать все, что хотели туда, чего не могли сделать со штатами.Линкольн предложил несколько раз компенсировал эмансипацию в 1862 году. Он призвал Конгресс делегации из Делавэра и предложил оплатить освобождение рабов в этом состоянии. Он утверждал, что это был способ урегулировать гражданскую войну, и что это будет намного дешевле, чем стоимость войны. Но лидеры в Делавэре сказали нет — «нам не нужны ваши деньги, но нам нужны наши рабы». Это был не только вопрос денег.Некоторые рабовладельцы в лояльных приграничные государства действительно получили компенсацию. Однако подавляющее большинство рабы были освобождены без компенсации владельцам, и действительно Четырнадцатый Поправка запрещала любую компенсацию освобожденным рабам после этого. точка.

Вопрос компенсации актуален на сегодняшний день, т.к. вопрос о репарациях за рабство. Должны ли потомки рабы получают репарации, как, например, сегодня миллиарды долларов присваиваются для компенсации рабам в нацистской Германии? Без комментируя этот конкретный вопрос, позвольте мне сказать, что во время Гражданской войны вопрос компенсации, связанный с компенсацией капитанов, а не рабы.Некоторые рабы говорили, что заслужили землю как форму компенсация, но вопрос в Гражданской войне был вопросом о том, или нет, собственники должны получить компенсацию за утрату своих прав собственности в рабах.

Вопрос: Должны ли мы рассматривать рабство в контексте превосходства белой расы или расизма, который был набором убеждений, разделяемых обоими Север и юг? И, исходя из этого предположения, не должно ли белое большинство имеют право на самоуправление и создание любой формы белых они хотят превосходства?

Ответ: Я вовсе не согласен с тем, что расизм или превосходство белых было очень глубоко укоренившейся системой верований на протяжении всей страна в девятнадцатом веке, и, действительно, до и после.Но Я думаю, что опасность просто сказать это состоит в том, чтобы рассматривать расизм как константу. всегда есть и никогда не меняется. Расизм, как и все остальное, история. Его формы меняются, его сила меняется, как и его значимость. в жизни людей. Люди имеют множество различных наборов убеждений одновременно время и многие виды идентичностей. Мы видели случаи, когда белые люди, которых можно было бы назвать расистами, объявили забастовку вместе с чернокожими потому что у них общие экономические проблемы, которые могут взять верх над их расизмом в тот момент.Мы видели, как это работает и в другую сторону. Мы видели бедных белые люди в эпоху популизма в конце 1800-х годов на стороне плантаторов хотя их экономические интересы были связаны с черными фермерами.

Все это составляет период гражданской войны и реконструкции тем более примечательно. Это было время, когда большинство белых северян на самом деле были готовы по многим причинам — как грубым, так и благородным — отбросить расизм и на самом деле делать вещи, которые кажутся немыслимыми.В 1860 г. было совершенно невообразимо, что большинство людей на Севере поддержал бы поправку к Конституции, дающую чернокожим право голоса или предпринять серьезные шаги, чтобы положить конец дискриминации. Сама гражданская война, эмансипация, и риторика свободы существенно ослабила расизм и открыла окно возможностей, чтобы Четырнадцатая поправка и гражданские права были приняты законы. Позже, к 1870-м годам, расизм становится более заметным. особенность снова.Он возвращается в сочетании с такими взглядами, как социальный дарвинизм. и взгляды на врожденную иерархию интеллекта и таланта в мире. К 1890-м годам расизм усилился из-за враждебности к иммиграции. Так, Я думаю, что мы должны смотреть на период Гражданской войны и Реконструкции как момент, который иллюстрирует, что расизм, как и все другие вещи, является изменчивым явление — у него бывают взлеты и падения — и попытайтесь понять, почему в этот момент произошло.

Вопрос: Каким образом Четырнадцатая поправка применяется к Биллю о правах в соответствии с доктриной инкорпорации?

Ответ: В соответствии с доктриной Четырнадцатая поправка, посредством пункта о «равной защите», применяется почти весь Билль о правах штатам, а также федеральному правительство. Инкорпорация развивалась в ХХ веке, начиная с в 1920-х годах, а затем ускорился в 1960-х годах при Уоррен Корт.К настоящему времени большая часть Билля о правах была включена в штаты. в ряде решений Верховного суда. Имеются убедительные доказательства того, что первоначальный замысел многих создателей Четырнадцатой поправки, в в частности, конгрессмены Джон Бингем из Огайо и сенатор Джейкоб Ховард из Мичиган, заключалась в том, что должны быть применены по крайней мере первые восемь поправок. в штаты. Проблема с выяснением, был ли это оригинал намеренно или нет то, что Четырнадцатая поправка прошла через столько проектов и так много голосов — было семь или восемь голосов в комитете по Реконструкция, которая разработала поправку — ни один человек или группа фактически был ответственным.Это был компромисс, и как все компромиссы было многое, что кому-то нравилось, а кому-то нет подобно. Но я думаю, что цель Четырнадцатой поправки состояла в том, чтобы уполномочить федеральное правительство может преобладать над штатами, если это необходимо для защиты права граждан. Доктрина инкорпорации является продуктом этой цели Четырнадцатой поправки.

Предложений для дальнейшего чтения:

Амар, Акил Рид. Билль о правах: создание и Реконструкция. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1998.

Белз, Герман. Новое рождение свободы: республиканец Партия и права вольноотпущенников, 1861-1866 . Нью-Йорк: Фордхэмский университет Пресс, 2000.

Дональд, Дэвид Герберт. Линкольн. Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1995.

Фонер, Эрик. Свободная земля, Свободная рабочая сила, Свободные люди: Идеология Республиканской партии накануне Гражданской войны. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1995.

.

_______. История американской свободы. Новый Йорк: WW Norton, 1998.

.

_______. Реконструкция: Незавершенная революция Америки, 1863-1877 . Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1988.

.

Фоллер, Филип С.и Джордж Уокер. Материалы Конвенции Черного государства, 1840-1865 , 2 тома. Филадельфия: Темпл Университетское издательство, 1996.

.

Фредериксон, Джордж М. Внутренняя гражданская война: Северная интеллигенция и кризис Союза. Шампейн-Урбана: Университет Иллинойса, 1993.

.

Гесс, Эрл Дж. Свобода, добродетель и прогресс: северяне и их война за Союз. Нью-Йорк: Издательство Университета Фордханл, 1997.

Хильдебранд, Реджинальд Ф. Времена были странными и «Перемешивание: методистские проповедники и кризис эмансипации». Дарем: Издательство Университета Дьюка, 1995.

.

Кинг, Ричард Х. Гражданские права и идея свободы. Афины: Издательство Университета Джорджии, 1996.

.

Нагд, Пол К. Священное доверие: американское гражданство 1798-1898 .Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1971.

.

Нили, Марк Э. Судьба свободы: Авраам Линкольн и гражданские свободы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1991.

Робертсон, Джеймс О. Американский миф, американская реальность. Нью-Йорк: Хилл и Ван, 1982.

Ролз, Джон. Политический либерализм. Нью-Йорк: Колумбия Университетское издательство, 1995.

Сандквист, Эрик Дж. Пробудить нации: Гонка в Создание американской литературы. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1993.

Как Юг выиграл гражданскую войну

Когда Конфедеративные Штаты Америки отделились, реакция Соединенных Штатов Америки была твердой: роспуск Союза недопустим. Напротив, Соединенным Штатам потребовалось еще несколько лет, чтобы решить вопрос о том, разрешат ли они рабство в пределах своих границ, а Соединенным Штатам потребовалось более столетия.S. для обеспечения соблюдения гражданских прав и избирательных прав для всех своих граждан. Это произошло главным образом из-за политической власти Юга. Чтобы стать самой богатой и могущественной страной в мире, Соединенным Штатам пришлось включить Юг, а за это всегда приходилось платить. Конституция (с ее компромиссом на три пятых и другими) неуклюже зафиксировала противоречие между ее демократической риторикой и основополагающим присутствием рабства в тринадцати первоначальных штатах. Покупка Луизианы 1803 года, посредством которой У.С. приобрела больше рабовладельческих территорий во имя национальной экспансии, что дало толчок динамике, приведшей к Гражданской войне. Соединенные Штаты отвергли любую возможность позволить Югу идти своим путем; в свою очередь, Юг фактически присвоил себе право голоса в делах страны.

Юг был аномальным регионом страны — своенравным, отсталым, невежественным, — но он, наконец, собирался должным образом присоединиться к национальному проекту: такова была либеральная риторика, сопровождавшая движение за гражданские права.Это была также риторика, сопровождавшая Реконструкцию, которая основывалась на полном гражданстве бывших рабов. В течение десятилетия Юг так высоко поднял цену принуждения, что страна сдалась и позволила региону сохранить отдельную систему расовой сегрегации и подчинения. Почти столетие страна предоставляла покоренному Югу очень щедрые условия.

Революцию за гражданские права тоже можно рассматривать как сделку, а не просто победу: нация стала южанизированной точно так же, как Юг стал национализированным.Политический консерватизм, традиционное кредо белого Юга, превратился из считавшегося мертвым в 1964 году в мощную силу в национальной политике. За последние полвека в стране было больше президентов из бывшей Конфедерации, чем из бывшего Союза. Расовые предрассудки и конфликты воспринимались как проблемы Америки, а не Юга.

Даже до Гражданской войны рабский Юг и свободный Север не были так уж далеки друг от друга. Недавняя серия важных исторических исследований выступила против представления о довоенном Юге как о месте, обособленном, саморазрушительно преданном своему особому институту.Вместо этого они показывают, что Юг был необходим для развития глобального капитализма, а остальная часть страны (наряду с большей частью мира) была глубоко замешана в южном рабстве. Рабство сделало Соединенные Штаты экономической державой. Он также служил вредоносной инновационной лабораторией для влиятельных новых методов в финансах, менеджменте и технологиях. Англия отменила рабство в своих колониях в 1833 году, но затем стала крупнейшим покупателем основной культуры рабовладельческого Юга — хлопка. Фабрики в Манчестере и Ливерпуле были построены для переработки южного хлопка в одежду, а это означало, что рабство было необходимо для промышленной революции.Свен Бекерт в «Империи хлопка» утверждает, что Гражданская война, прервав поток хлопка с юга, разожгла глобальный колониализм, потому что Европе нужно было найти другие места для поставок хлопка. Крейг Стивен Уайлдер в книге «Эбеновое дерево и плющ» в значительной степени приписывает подъем великих американских университетов рабству. Уолтер Джонсон в «Реке темных снов» настолько сильно склонен не рассматривать рабство просто как региональную систему, что он склонен брать «Юг» в кавычки.

После того, как рабство закончилось и Реконструкция уступила место системе Джима Кроу, Демократическая партия на протяжении десятилетий была маловероятным союзом белого Юга (черный Юг фактически не мог голосовать) и рабочих Севера.Это означало, что в американском либерализме было много от Юга. Айра Кацнельсон в «Страхе самого себя» умело определяет глубокое влияние Юга на эпоху «Нового курса», период либерального расцвета страны, включая не только ее неспособность бросить вызов сегрегации, но и сильный промилитаристский настрой, который помог сформировать холодную войну. Великая миграция чернокожих на Север и Запад, пик которой пришелся на 1940-е и 1950-е годы, частично национализировала версию южной культуры по крайней мере одной расы и, превратив неизбирателей в избирателей путем переселения, помогла породить политическую волю, которая привело к принятию законодательства о гражданских правах 1960-х гг.После того как эти законы были приняты, Юг стал для Республиканской партии тем же, чем раньше был для Демократической партии, — основным ядром национальной коалиции. В этом году на Юге идет президентская гонка республиканцев.

Я южанин в пятом поколении, хотя и давно эмигрировал, и мне знакомо уязвленное негодование, с которым люди на родине реагируют на любое предположение, что Юг больше не является — или, может быть, никогда не был — полностью отдельным регионом. А как же наши гончие собаки, наши веранды, наше обаяние, наше поклонение футболу, наш медлительный «образ жизни»? Иностранцы, побывавшие на Юге, начиная с Алексиса де Токвиля и Фредерика Лоу Олмстеда или даже дальше, обычно соглашались с туземцами в отношении самобытности Юга, хотя часто видели в этом что-то, что следует осуждать, а не восхищаться.Как может Юг быть таким американским, если он ощущается (и пахнет, и звучит, и выглядит) таким южным?

Одной из многих категорий приезжих на Юг были либералы времен Нового курса, которых в первую очередь интересовала не раса, а «условия» — бедность, болезни, невежество. В их число входили фотографы-документалисты, направленные Управлением безопасности ферм федерального правительства, которые в конечном итоге создали большинство знакомых образов Великой депрессии, а также антропологи, социологи, журналисты, социальные реформаторы, художники и кинематографисты.Зловещая книга Джеймса Эйджи и Уокера Эванса «Давайте теперь восхваляем известных людей» — один из самых устойчивых примеров этой традиции. (В фильме Престона Стерджеса 1941 года «Путешествия Салливана» почти невозможно высмеивать таких посетителей, а также ясно давать понять, что их миссия имеет сильное моральное оправдание.) В тот же период белые писатели-южане создали свои собственные произведения. что торговали в южных лишения и дисфункции. Уильям Фолкнер был во главе этого класса, в который также входили Эрскин Колдуэлл (который тоже был частью социально-документальной традиции благодаря своему профессиональному и личному партнерству с Маргарет Бурк-Уайт), а позже Карсон МакКаллерс и Фланнери О’ Коннор.

Пол Теру, опытный писатель-путешественник, похоже, подготовился к «Глубокому югу: четыре сезона на проселочных дорогах» (Houghton Mifflin Harcourt), первой из десяти своих книг о путешествиях, действие которых происходит в Соединенных Штатах, погрузившись в эти произведения. со второй четверти ХХ века. Жанр, в котором он работает, естественным образом организуется в виньетки, сделанные с упором на литературное мастерство, а не на анализ, поэтому ему никогда не приходится излагать парадные аргументы или даже точно говорить, что он искал в этих четырех длинных сценах. автомобильные туры.Юг остается более сельским, чем северо-восток, но в настоящее время, как и в остальной части страны, большинство людей живут в мегаполисах. Тем не менее, Теру говорит нам: «Я держался подальше от больших городов и прибрежных населенных пунктов. Я держался Нижней страны, Черного пояса, Дельты, глухих лесов, городков с мухоморами». Этот принцип, возможно, был способом упростить его писательское задание: это места, где некоторые люди едят белок и енотов, и они явно необычны, в отличие от людей в пригороде Атланты.Это облегчает их яркое изображение. Но Теру остается пытаться вызвать образ самого быстрорастущего региона страны, где проживает сто двадцать миллионов человек, перенося нас в ряд бедных, малонаселенных, обезлюдевших мест, таких как округ Хейл, штат Алабама; дельта Миссисипи; и Озаркс, где основные заметные изменения за последние несколько десятилетий связаны с аутсорсингом и появлением индейцев гуджарати в качестве владельцев мотелей.

В. С. Найпол, бывший наставник Теру, двадцать шесть лет назад написал очень похожую книгу под названием «Поворот на юг.Найпол, никогда не отличавшийся сентиментальностью по отношению к угнетенным, в конце концов прославлял «деревенщину» (у вас должна быть бледная кожа, чтобы иметь красную шею) как героический тип Юга. Теру считает себя либералом, и он даже близко не подходит к защите политики и взглядов белого Юга. С другой стороны, он также не хочет играть роль неодобрительного или насмехающегося северянина. Нынешняя национальная культура, кажется, связана с той частью Юга, которую Теру посещал благодаря веселым карнавалам реалити-шоу, таким как «Утиная династия» и «Here Comes Honey Boo Boo».— Теру говорит сочувствующим, скорбным тоном, а не насмешливым. Люди, которых он посещает, пожилые, оседлые. Многие из них либо работают, либо являются клиентами агентств социального обслуживания и развития сообществ. Белых больше, чем черных. Он часто сравнивает сельский Юг — «гниющий, живописно безнадежный, забытый» — со слаборазвитыми районами Африки к югу от Сахары, которые он время от времени посещает с тех пор, как в 1963 году был волонтером Корпуса мира в Малави, и регулярно жалуется, что Юг получает гораздо меньше внимания от крупных благотворительных организаций и тому подобного.(Его особенно раздражает, что Глобальная инициатива Клинтона не проявляет столь малого интереса к беднейшим регионам родного штата Билла Клинтона.)

«Мы уже там?»

В заключительном, исповедальном разделе Теру связывает проект книги со своим собственным этапом жизни. В свои семьдесят четыре года он ловит себя на том, что думает о прошлом больше, чем о будущем, и задается вопросом, не оставил ли его натиск стремительного мира. Где лучше развлекаться такими мыслями, как не в Аллендейле, Южная Каролина, призрачном городе, который не пересекает система автомагистралей между штатами? Но такой склад ума неумолимо ведет его к подразумеваемой теории Юга как действительно радикально обособленного региона.На протяжении всей книги он отмечает религиозность Юга и его озабоченность оружием как продукт его деградировавшего статуса, а не культуры, которая всегда была более благочестивой и воинственной, чем остальная часть страны. Во время одного из нескольких посещений оружейных выставок, во время которых он изо всех сил пытается понять, а не осуждать, он отмечает: «Белые чувствовали себя презираемым меньшинством — другими, побежденными, непонятыми, вмешивающимися, помыкающими, обманутыми». Его окончательное суждение о Юге, вынесенное в конце книги, таково: «Катастрофически пассивный, словно смертельно раненный Гражданской войной, Юг отстал от процветания и имеет мало возможностей оказывать влияние на страну в большой, поэтому он остается замурованным в своем регионе, особенно в своих сельских районах, отгороженным от мира стеной.

Даже если вы считаете, что Юг отделен от остальной части страны, вы все равно можете, если присмотритесь, обнаружить щупальца южного влияния, которые простираются за линию Мейсона-Диксона. Раса является очевидным примером. Рабовладельческие государства разработали сложную и характерно американскую бинарную расовую систему, в которой все представители широкого спектра европейского происхождения были помещены в одну категорию — белые, а все представители широкого диапазона африканского происхождения (включая тех, у кого было больше белых предков, чем черных предков). ) был помещен в другую категорию, черный.Эти тенденциозные категории были национализированы так долго, что кажутся естественными почти всем американцам. Они южного происхождения, но не южные. Они сильно определяют, где мы живем, как говорим, что думаем о себе, на ком женимся. Они глубоко укоренились в законодательстве и политике благодаря переписи населения, полицейским отчетам, опросам избирателей и многим другим средствам.

Частый спутник идеи простого различия между черным и белым — это идея простого различия между расистами и нерасистами.Не может быть никого, кто считает, что расисты существуют только на Юге, но есть много людей, особенно белых, которые считают, что расизм — это еще одна простая бинарность, и что они живут на ее лучшей стороне. Пол Теру восхищается тем, что Стром Турмонд, старый сторонник сегрегации из Южной Каролины, стал отцом внебрачного темнокожего ребенка. «Забавно, что у такого расиста, как Турмонд, роман со своим черным слугой», — говорит он кому-то, кого навещает. Ну давай же! Наглядно видно, как часто это случалось — «расизм», проявляющийся скорее в чувстве сексуальных прав, чем в отвращении.Сам Теру проявляет нехарактерный электрический разряд негодования в тех редких случаях, когда он созерцает городскую черную культуру. В одном отрывке он ссылается на «непристойное, полуграмотное рычание и ворчание рэпа», а в другом он описывает хорошо одетую чернокожую группу, с которой он сталкивается на мероприятии в Литл-Роке, как «косяк кожистых акулы», которые «подозрительны, холодны, с оттенком высокомерия в приветствии, как будто они еще только учатся обращаться с белыми.

Книга Ари Бермана «Дайте нам избирательный бюллетень» (Фаррар, Штраус и Жиру), история Закона об избирательных правах 1965 года, представляет собой превосходный расширенный пример механизмов, с помощью которых раса на Юге становится расой в стране. Закон об избирательных правах последовал за более известным Законом о гражданских правах на год. Его правильно понимают как часть волны законов, олицетворяющих политический триумф движения за гражданские права, но Берман, как и большинство людей, находит ускоряющим событием убийство в июне 1964 года в округе Нешоба, штат Миссисипи, три молодых борца за гражданские права, Джеймс Чейни, Эндрю Гудман и Майкл Швернер.

Миссией Чейни, Гудмана и Швернера была регистрация избирателей — отсюда их связь с Законом об избирательных правах. Печально, но правда, что их убийства не вызвали бы такого глубокого резонанса, если бы Гудман и Швернер не были белыми из Нью-Йорка, приехавшими на юг, чтобы принять участие в Лете свободы. Фактически, низовые организации, отстаивающие право голоса, были в основном черными и южными. Незадолго до Лета Свободы прихожане методистской церкви горы Сион в городке Лонгдейл округа Нешоба, где живут все чернокожие, проголосовали за то, чтобы сделать свою церковь местной штаб-квартирой движения по регистрации избирателей.За несколько дней до убийств Ку-клукс-клан сжег церковь из-за той роли, которую она играла. Чейни, Гудман и Швернер возвращались из поездки в Лонгдейл для расследования пожара, когда они были убиты.

Гражданская война в Южном Судане

Последние разработки

Рост межобщинного насилия и нападений, угроза срыва мирного процесса и тяжелые гуманитарные условия на обширных территориях Южного Судана вновь обусловили неотложную необходимость повышения безопасности и удовлетворения основных потребностей в защите гражданского населения Южного Судана.Спустя более года после того, как президент Южного Судана Сальва Киир и бывший лидер оппозиции Риек Мачар сформировали правительство единства, наблюдается медленный прогресс в реализации основного мирного соглашения страны, которое было подписано в 2018 году и положило конец гражданской войне, начавшейся в 2013 году.

В ответ на массовое насилие в отношении мирных жителей во время гражданской войны миротворческая миссия ООН в стране (МООНЮС) создала крупные лагеря, предназначенные для защиты мирных жителей от продолжающегося насилия. Осенью 2020 года МООНЮС начала сокращать численность персонала на этих объектах защиты гражданского населения в пользу более гибкого реагирования на насилие в стране, поднимая вопросы о возвращении беженцев и обеспечении безопасности государством по всей стране.Помимо кризиса в области здравоохранения, вызванного COVID-19, в стране с ограниченными ресурсами для борьбы с пандемией по состоянию на апрель 2021 года более семи миллионов человек испытывают острую нехватку продовольствия, и отсутствие безопасности продолжает негативно сказываться на маршрутах доставки гуманитарной помощи.

Продолжающиеся споры и отсутствие соглашений о разделении власти между многими соперничающими группировками Южного Судана в ходе гражданской войны, закончившейся в 2018 году, ставят под сомнение способность правительства предотвратить насилие в преддверии национальных выборов, которые должно произойти в 2022 году.Вооруженный мятеж, возглавляемый на юге страны Томасом Чирилло, который возглавляет группу, известную как Фронт национального спасения (NSF), представляет серьезную угрозу для гражданского населения и еще больше угрожает мирному процессу. Более того, два лидера страны — Киир и Мачар — были главными зачинщиками соперничающих группировок в гражданской войне, начавшейся в 2013 году, и мир между ними хрупок.

Фон

В декабре 2013 года, после политической борьбы между Кииром и Мачаром, которая привела к смещению Мачара с поста вице-президента, вспыхнули столкновения между солдатами президентской гвардии из двух крупнейших этнических групп Южного Судана.Солдаты из этнической группы динка, присоединившиеся к Кииру, и солдаты из этнической группы нуэр поддержали Мачара. В разгар хаоса Киир объявил, что Мачар предпринял попытку государственного переворота, и насилие быстро распространилось на штаты Джонглей, Верхний Нил и Юнити. С самого начала конфликта вооруженные группы преследовали мирных жителей по этническому признаку, совершали изнасилования и сексуальное насилие, уничтожали имущество и грабили деревни, а также вербовали в свои ряды детей.

Под угрозой международных санкций и после нескольких раундов переговоров при поддержке Межправительственного органа по вопросам развития (ИГАД) Киир в августе 2015 года подписал мирное соглашение с Мачаром.В качестве первого шага к прекращению гражданской войны Мачар вернулся в Джубу в апреле 2016 года и снова был приведен к присяге в качестве вице-президента, проведя более двух лет за пределами страны. Вскоре после его возвращения между правительственными войсками и оппозиционными группировками вспыхнуло насилие, в результате которого десятки тысяч человек снова были вынуждены покинуть свои дома. Машар бежал из страны и в конце концов был задержан в Южной Африке. В 2017 и 2018 годах между двумя сторонами и другими группировками был заключен ряд соглашений о прекращении огня, которые впоследствии были нарушены.

После почти пяти лет гражданской войны Киир и Мачар участвовали в переговорах при посредничестве Уганды и Судана в июне 2018 года. Позже в том же месяце Киир и Мачар подписали Хартумскую декларацию о соглашении, которая включала прекращение огня и обещание вести переговоры соглашение о долевом прекращении войны. Несмотря на спорадические нарушения в последующие недели, Киир и Мачар подписали окончательное соглашение о прекращении огня и разделении власти в августе 2018 года. За этим соглашением последовало мирное соглашение о прекращении гражданской войны, подписанное правительством и оппозиционной партией Мачара вместе с несколько других повстанческих фракций.Соглашение, названное Обновленным соглашением об урегулировании конфликта в Южном Судане, включало новую структуру разделения власти и восстанавливало Мачара на посту вице-президента.

В конце октября 2018 года Мачар вернулся в Южный Судан на общенациональное празднование мира, посвященное окончанию гражданской войны. Однако сообщения о продолжающихся нападениях и нарушениях в сочетании с провалом многочисленных предыдущих мирных соглашений подчеркивают опасения, что хрупкий мир может не удержаться. Хотя официальные данные о жертвах трудно подтвердить, по оценкам одного исследования, проведенного в апреле 2018 года, за пять лет войны было убито почти четыреста тысяч человек, еще около четырех миллионов человек были перемещены внутри страны или бежали из страны.

В конце декабря 2013 года Совет Безопасности ООН санкционировал быстрое развертывание около 6000 сил безопасности в дополнение к 7600 миротворцам, уже находящимся в стране, для помощи в усилиях по государственному строительству. В мае 2014 года Совет Безопасности проголосовал за редкий шаг, чтобы сместить мандат миссии с национального строительства на защиту гражданского населения, разрешив войскам ООН применить силу. После пересмотра приоритетов защиты Миссия ООН в Республике Южный Судан столкнулась с серьезными проблемами из-за ухудшения ситуации с безопасностью и ее сложных отношений с правительством Республики Южный Судан.ООН санкционировала развертывание дополнительных четырех тысяч миротворцев в составе региональных сил по охране в 2016 г., хотя их прибытие было отложено до августа 2017 г.

Насилие не позволяет фермерам сажать или собирать урожай, что приводит к нехватке продовольствия по всей стране. В июле 2014 года Совет Безопасности ООН объявил продовольственный кризис в Южном Судане «худшим в мире». В первые несколько месяцев 2017 года в Южном Судане был объявлен голод, и почти пять миллионов человек оказались в опасности из-за отсутствия продовольственной безопасности.С тех пор сохраняется острая нехватка продовольствия, и официальные лица ООН предупреждают, что 2021 год может стать еще худшим годом, когда более восьми миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи.

Проблемы

Соединенные Штаты были ведущим посредником независимости Южного Судана, решение о которой было принято на референдуме 2011 года, и оказывали дипломатическую поддержку и гуманитарную помощь. До начала гражданской войны в 2013 году Соединенные Штаты поддерживали и защищали Народно-освободительное движение Судана (НОДС), которое стало новым правительством страны.Хотя Соединенные Штаты и их международные партнеры в значительной степени отходят на второй план в посреднических усилиях, проводимых Межправительственной организацией по развитию (МОВР) и соседними странами, они заинтересованы в обеспечении прочного урегулирования конфликта в Южном Судане, решении гуманитарного кризиса, вызванного войной и предотвращение дестабилизирующих региональных последствий.

.