Содержание

Росгвардия сдаст на краповые береты — Российская газета

— Бойцы национальной гвардии будут, как и прежде, проходить испытания на право ношения почетных символов: крапового берета для спецподразделений и темно-зеленого — для разведчиков, — рассказал представитель центра.

Предварительный отбор кандидаты проходят в своих воинских частях, его условия с каждым годом усложняются.

— Испытания весьма сложные и рассчитаны на проверку не только физической подготовки бойцов, но и волевых качеств. C учетом того, какие сейчас у нас служат сержанты и офицеры, у каждого есть шанс получить этот почетный символ, — рассказали в Росгвардии.

Краповый берет как отличительный признак спецназа Внутренних войск был впервые принят в конце 70-х войск в подмосковной дивизии имени Дзержинского. Десять лет спустя традиция проходить испытания на право ношения берета распространилась в войсках, а с 1993 признана официально и требования к кандидатам существенно выросли.

К испытаниям допускаются бойцы, прослужившие в спецназе не менее полугода, имеющие положительную характеристику от командования, сдавшие предметы боевой подготовки на оценку не ниже «хорошо», а специальную огневую, физическую и тактическую подготовку — на «отлично».

Первым делом проверяется физическая подготовка претендентов: кросс три километра, подтягивание и тест 4х10, включающий в себя отжимание от пола, упор присев, упор лежа, упражнение на брюшной пресс, выпрыгивание из приседа. Тест проводится семикратно.

Затем проводится 10-километровый марш-бросок в боевой экипировке с преодолением водной преграды, боем, вводными и провокациями, направленными на отсев психологически неустойчивых кандидатов. Марш-бросок необходимо совершить за два часа, отставшие от основной группы более чем на 50 метров снимаются с дистанции.

Пришедших вовремя сразу после марш-броска направляют на полосу препятствий, преодолевать которую приходится под разрывы шумовых гранат и дымовых шашек.

Прошедшие полосу проверяют оружие, делая один холостой выстрел. Те, у кого автомат даст осечку, к дальнейшим испытаниям не допускаются. Остальные сдают зачет по скоростной стрельбе.

Следующий этап — штурм высотного здания с использованием альпинистского снаряжения. Скользя по веревке с пятого этажа, боец должен дать короткую очередь в окно четвертого, на третьем подготовить к броску гранату и на втором кинуть ее в окно, предварительно вышибив раму, затем спуститься на землю. На все дается 45 секунд.

После штурма кандидаты на краповый берет сдают акробатику: подъем разгибом из положения лежа на спине, удар ногами по силуэту с кувырком, сальто вперед с подкидного мостика. Упражнения выполняются одно за другим без остановки. После акробатики испытуемые демонстрируют несколько комплексов рукопашного боя. Оценивается качество выполнения ударов и блоков.

Последний и самый важный этап испытания — поединок. Он длится 12 минут со сменой четырех партнеров, один их которых обязательно является обладателем крапового берета. Прошедшим испытание считается боец, выдержавший поединок без нокаута и активно действовавший на всем его протяжении. Известны случаи, когда не выдерживали спарринг-партнеры и лишались за это крапового берета.

Право носить берет также получают военнослужащие, получившие в боевых действиях ранения или увечья, не позволяющие пройти испытание.

Сдача на краповый берет

Краповый берет является символом мужества, чести и достоинства военнослужащих внутренних войск МВД Республики Беларусь, имеющих высокий уровень боевой и идеологической подготовки и успешно прошедших квалификационные испытания на право его ношения (Из положения «О краповом берете»).

Берет, как элемент формы одежды, популярен во многих армиях мира и в основном отличительным признаком спецназа и других элитных подразделений.

Время рождения крапового берета связано с формированием в 1978 году, в преддверии Московской олимпиады, учебной роты специального назначения (УРСН) в дивизии им. Ф.Дзержинского. Позднее из нее вырос знаменитый отряд спецназа «Витязь». Идея сдавать экзамен на право ношения крапового берета родилась у бывшего командира «Витязя» Героя России С. Лысюка. «Все началось с прочтения книги «Команда «Альфа» Миклоша Саба, бывшего солдата войск специального назначения США, — вспоминает Сергей Лысюк. — Как пишет автор, в американском спецназе ничего и никогда не давалось просто так, все нужно было заслужить. Право ношения зеленого берета зарабатывалось через изнурительные испытания, через кровь и пот. Книга произвела на меня очень сильное впечатление и подтолкнула к мысли учредить в своем подразделении экзамен на право ношения крапового берета, чтобы он являлся не просто головным убором, а стал знаком высочайшей квалификации спецназовца. Об этом в начале 1988 года я рассказал своему другу Виктору Путилову. Он меня поддержал, и мы вместе разработали условия сдачи экзаменов по специальной физической и тактической специальной подготовке, которые с небольшими изменениями проводятся и по сей день во всех подразделениях спецназа внутренних войск» (по материалам журнала «Братишка»).

В Беларуси первые испытания на право ношения крапового берета прошли в мае 1993 года. С идеей провести во внутренних войсках «сдачу на берет» выступили офицеры-«краповики» батальона специального назначения (войсковая часть 3214), те, кто проходил такие испытания в России. В основу легли нормативы и требования российской «сдачи». Тогда первыми обладателями крапового берета в Беларуси стали 20 человек. На сегодняшний день испытания прошли около 600 военнослужащих.

С 1993 года испытания традиционно проходят два раза в год – весной и осенью. Правила почти не изменились, совершенствуется лишь материальная база.

Традиционно «сдача» проходит в четыре этапа:

Первый рассчитан на демонстрацию физической подготовки. Оценивается подтягивание на перекладине, акробатические упражнения (сальто с разбега, прыжок в кувырке через окно), боевые приемы и броски, бег на 100 и 3000 метров.

Второй, третий и четвертый этапы проводятся в один день.

На втором этапе кандидаты совершают комбинированный марш-бросок длиной 10-12 километров в район проведения специальной операции, на протяжении всего этапа кандидат подвергается воздействию огня, дыма, имитационных средств.

На третьем этапе кандидаты выполняют огневые задачи по уничто-жению «противника» из различных видов стрелкового оружия: автомата, пистолета, пулемета.

Четвертый этап, пожалуй, самый тяжелый. Длится он всего 12 минут, но бойцы часто называют его «12 минут ада». Время разделено на 4 периода — по 3 минуты. Именно это и есть продолжение рукопашной схватки. Каждый раунд — с новым (свежим!) противником-«краповиком».

Тому, кто сдал этот жесткий экзамен, вручается Краповый берет и тем самым он принимается в элитную группу тех избранных, которые смогли доказать, что они лучшие из лучших.

Сама церемония награждения проводится в торжественной обстановке. Военнослужащий, принимая награду, становится на одно колено, целует краповый берет. Поднимаясь с колен, он произносит: «Служу Республике Беларусь». Даже самых мужественных в момент получения берета нередко прошибает слеза.

Во внутренних войсках Беларуси действует добровольная общественная организация, состоящая из военнослужащих – обладателей Крапового берета — Совет Краповых беретов.

Совет Краповых беретов может лишить военнослужащего права ношения крапового берета за определенные проступки, в числе которых систематическое нарушение воинской дисциплины, превышение пределов необходимой обороны, неуставные взаимоотношения, снижение физической или специальной подготовки, совершение дисциплинарных проступков, преступлений, в том числе не связанных с военной службой.

ПРАВО НА КРАПОВЫЙ БЕРЕТ. Дивизия имени Дзержинского

ПРАВО НА КРАПОВЫЙ БЕРЕТ

Но об этом немного позже. Сейчас же, чтобы не нарушать хронологию событий в повествовании, об одной немаловажной традиции, родившейся в дивизии им. Ф.Э. Дзержинского, которой остаются верны и поныне не только в соединении, но и во внутренних войсках в целом. В 1988 г. в учебной роте специального назначения впервые сдавали экзамен на право ношения крапового берета. Чуть выше мы уже обмолвились о том, что носят его не все военнослужащие внутренних войск, а лишь их элита – спецназовцы, да и то только те, кто заслужил это право в суровом испытании.

Сегодня и люди в погонах, и те, кто далек от ратной службы, знают о легендарном головном уборе немного. Пожалуй, лишь то, о чем можно рассказать в формате телевизионного репортажа со сдачи экзамена в том или ином отряде спецназначения: что это не просто предмет военной формы, он не выдается в комплекте с обмундированием. Что краповый берет – символ доблести, славы и чести спецназа, знак, свидетельствующий о высоком профессионализме лучших бойцов, офицеров и прапорщиков. А вот откуда берет начало эта традиция, когда и как она зарождалась, чьим образцам следовали ее инициаторы – на эти вопросы даже некоторые спецназовцы затрудняются ответить.

Еще недавно считалось, что он впервые появился в… частях ВДВ. Но это абсолютно неверно! В 1967 г. для десантников, участвующих в парадах на Красной площади, был введен берет малинового цвета как символ воздушно-десантных войск некоторых армий мира. С правой стороны берета нашивался голубой флажок с эмблемой ВДВ. Но малиновые береты десантники – участники парада на Красной площади надели всего один раз – 7 ноября 1967 г. В 1969 г. правилами ношения военной формы одежды для военнослужащих ВДВ как головной убор летней повседневной формы был официально узаконен берет голубого цвета. И тот экспериментальный берет десантников не имел ничего общего с краповым, цвета погон внутренних войск беретом.

Время его появления, как уже и упоминалось, связано с формированием в 1978 г. учебной роты специального назначения дивизии им. Ф.Э. Дзержинского.

– В те времена всеобщего дефицита изготовить на заказ береты нужного цвета и пошива было очень трудно, – рассказывает полковник Сергей Лысюк. – Один из офицеров-тыловиков разузнал, что это можно сделать в Горьком. Так появились первые 25 беретов из краповой ткани и столько же из зеленой, которые вплоть до 1985 г. надевались только на показные занятия. В 85-м решили пошить береты на весь личный состав УРСН. Но еще около трех лет краповые береты надевались только на государственные праздники и показные занятия.

Идея сдавать экзамен на право ношения крапового берета родилась в начале 1988-го, когда в руки мне попала книга «Команда Альфа» Миклоша Сабо, бывшего солдата войск специального назначения США. Как пишет автор, в американском спецназе ничего и никогда не давалось просто так, все нужно было заслужить. Право ношения зеленого берета зарабатывалось через изнурительные испытания, через кровь и пот. Книга произвела на меня очень сильное впечатление и подтолкнула к мысли учредить в своем подразделении экзамен на краповый берет, чтобы он являлся не просто головным убором, а стал знаком высочайшей квалификации спецназовца. Об этом я рассказал офицерам и инструкторам спецподготовки роты. Они меня поддержали, и мы вместе с ними разработали экзаменационную программу по специальной физической и специальной тактической подготовке, которая с небольшими изменениями используется и по сей день во всех подразделениях войскового спецназа.

Поначалу квалификационные испытания проводились нелегально, под видом комплексных и контрольно-проверочных занятий. Идея о ношении крапового берета наиболее достойными спецназовцами, сдавшими экзамен на мужество и профессионализм, не находила понимания у командования, считавшего, что этот головной убор должны носить все военнослужащие подразделений специального назначения, невзирая на уровень их подготовки.

Но время взяло свое! Умелые действия «беретов» в спецоперациях, их морально-психологическая закалка доказали важность этих испытаний, которые стали официально признанной традицией. 31 мая 1993 г. генерал Анатолий Сергеевич Куликов, командовавший внутренними войсками МВД России, утвердил Положение «О квалификационных испытаниях военнослужащих на право ношения крапового берета». Согласно этому Положению краповые береты вручаются военнослужащим, успешно сдавшим экзамен, а также как награда за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга. Кроме того, право носить берет дано должностным лицам Главкомата, управлений округов и соединений внутренних войск, имеющим особые заслуги в деле развития частей и подразделений специального назначения. Яркие тому примеры – командующий внутренними войсками в 1994 – 1995 г. генерал-полковник Анатолий Романов, награжденный краповым беретом, еще когда был заместителем командующего внутренними войсками, нынешний командир дивизии генерал-майор Сергей Меликов, получивший берет за мужество и самоотверженность, проявленные в ходе боевых действий в Чечне, когда он служил в разведотделе Северо-Кавказского округа внутренних войск.
Герой России майор Игорь Задорожный, по праву заслуживший и высокое звание, и краповый берет в одной из спецопераций в Чеченской Республике.

Само собой разумеется, право носить краповый берет имеют руководители, отдающие приказ на применение сил специального назначения, – Президент России, министр внутренних дел и главнокомандующий внутренними войсками.

И все же вернемся к экзамену.

– Бывая на испытаниях в родном отряде, – говорит Лысюк, – всегда сравниваю: как сдавали проверку на профессиональную зрелость в конце 1980-х годов прошлого уже века, в период зарождения традиции, и как это делается сейчас. С удовлетворением отмечаю: братишки работают по-боевому. С прицелом не на количество, а на качество. Так и надо держать! Хотя важно помнить и о том, что утвержденные правила – не догма. Думается, сдача на берет должна меняться в сторону усложнения. Не зря в спецназе говорят: ратному совершенствованию пределов нет.

Так что же представляет собой экзамен, который между собой спецназовцы часто называют экзаменом на мужика?

Он проводится дважды в год: ранней весной и поздней осенью. Испытаниям предшествует долгий этап предварительного отбора кандидатов. Причем не важно, кто они – офицеры, прапорщики или солдаты. Специально для оказания помощи командиру и офицерам подразделения в проведении квалификационных испытаний, повышения профессионального уровня и укрепления воинской дисциплины в подразделении спецназначения создается общественный орган – совет «краповых беретов».

В совет избираются самые подготовленные, опытные «краповики», пользующиеся непререкаемым авторитетом среди сослуживцев. Его члены не только помогают проводить предварительное тестирование на допуск к испытаниям и оценивать кандидатов в ходе самого экзамена, но и серьезно обсуждают, как тот или иной военнослужащий, изъявивший желание сдать проверку на мужество, относится к выполнению своих обязанностей, как ведет себя по отношению к товарищам, можно ли положиться на него в трудную минуту. Если воин по всем статьям – достойный, правильный парень, ему дают добро, включают в список кандидатов, допущенных к сдаче экзамена. Ну а когда солдат, сержант не дотягивает по уровню спецподготовки или дисциплина у него хромает, совет говорит: нет, рановато тебе, дружок, бороться за право носить берет, подтянись, поработай над собой, подкорректируй линию своего поведения.

Решающее слово: допускать или не допускать кандидата к испытаниям – всегда было за советом.

Забегая вперед, скажем, что совет же решает, лишать или не лишать берета провинившегося «краповика». Увы, в семье не без урода. Бывает, что обладатель спецназовской святыни превращает ее в средство дешевой бравады, хвастовства, пытается добиться привилегий за чужой счет, забывает о личной примерности. Таких за дискредитацию звания военнослужащего подразделения специального назначения, за измену идеалам спецназа лишают крапового берета.

Для наказания провинившихся в свое время в УРСН даже ввели специальный ритуал, позаимствованный у американских «зеленых беретов», – так называемое «выколачивание». Происходило это следующим образом: выстраивался личный состав подразделения в краповых беретах и при государственных наградах; нарушитель выводился на правый фланг; под барабанную дробь оглашался приказ о лишении права ношения крапового берета; к нарушителю подходил командир и срывал с его головы берет. Затем провинившийся с личными вещами уходил в обычное мотострелковое подразделение, а в те минуты, когда он, сгорая со стыда, шел мимо строя, каждый военнослужащий поворачивался к нему спиной. После этого он не имел права переступить порог подразделения спецназа.

Итак, предварительный отбор проведен. Кандидаты ранним утром в полной экипировке (примерно килограмм 25—30) с оружием строятся на плацу части. Звучит Гимн, с напутствием выступают ветераны спецназа, и в путь.

Путь длиной в один день, который начинается с марш-броска не менее десяти километров. Причем это расстояние нужно не просто пройти или пробежать. На протяжении всего маршрута инструкторы то и дело подбрасывают вводные. То условный противник атаковал слева или справа, и вся группа сдающих должна развернуться в боевой порядок, отразить нападение, перебежками, переползанием перегруппироваться, занять выгодную позицию и, поднявшись в атаку, уничтожить незримых боевиков. То форсировать подернувшуюся льдом речушку, то штурмовать пятидесятиметровую сопку. И все это по камышам, бурелому, по колено в грязи и в воде. Плюс к тому бронежилет движения сковывает, каска то и дело по переносице стучит, на глаза сползает, да в мозгу постоянно одна мысль свербит: не забился бы ствол автомата (если он позже на контрольной точке не выстрелит, все, прощай, мечта о краповом берете – экзамен не сдан). Марш-бросок плавно перетекает в преодоление специальной полосы препятствий в экстремальных условиях. Тут нужно и через ограждение перелезть, и на второй этаж по фасаду здания забраться, и по качающемуся веревочному мосту пройти, и завал проскочить, и под проволокой, натянутой всего-то в трех десятках сантиметров над землей, не задев, проползти. А инструкторы по ходу то обстреляют вдруг из-под стены, то взрыв-пакет под ноги бросят, да еще подгоняют при этом: «Давай, давай! Резвее! Скорость!»

Испытания не из простых. На этих двух этапах, как правило, из полусотни кандидатов человек тридцать—сорок отсеивается. Оставшихся проверят на предмет сохранности оружия: на специальном учебном месте каждый спецназовец должен выстрелить в воздух из своего автомата одним боевым патроном. Выстрелил – прошел дальше, осечка или какая неисправность – готовься к следующему экзамену, через полгода.

На следующем этапе экзамена бойцы сдают проверку готовности к штурму высотных зданий. Они должны с помощью специального снаряжения спуститься за насколько десятков секунд по фасаду с пятого этажа здания. При этом обстрелять на одном из этажей условных бандитов, а на другом забросить в помещение с предполагаемыми преступниками учебную гранату. Те, кто успешно справляется и с этим испытанием, проходят дальше на акробатику (прыжки, кувырки и сальто), само собой, уже без боевой экипировки, и потом выполняют четыре комплекса специальных упражнений, которые являются одновременно проверкой координации после всего, что уже пройдено, и разминкой перед заключительным этапом – рукопашным боем.

В спарринге каждый из кандидатов должен показать технику владения приемами рукопашного боя. Здесь мало стойко держать удар и просто устоять на ногах. Нужно вести схватку активно. А это непросто. Ведь каждого кандидата по очереди экзаменуют военнослужащие, имеющие краповый берет. С ними он борется по четыре минуты. Весь бой длится двенадцать минут, причем для «краповика» является подтверждением квалификации. Если сам он будет избит, то его могут лишить крапового берета. Но и излишняя жестокость к экзаменуемым наказывается. Негоже, когда у аттестующих верх берут эмоции, и стремление выявить наиболее достойных приводит к жестоким избиениям.

– Столь же недопустимы перегибы, – продолжает Сергей Иванович Лысюк, – и на других этапах квалификационного экзамена, в первую очередь игнорирование мер безопасности, что приводит к трагическим последствиям. Настойчиво внушал солдатам и офицерам: самое главное – не запятнать нашу святыню. Если ее ценой будет нечаянно загубленная жизнь – мы дискредитируем краповый берет как знак высокого ратного мастерства.

Нельзя мириться и с другой крайностью – с послаблениями и упрощениями на экзамене в погоне за числом «краповых беретов». Больше – не всегда лучше. Поэтому квалификационные проверки необходимо проводить с максимальным напряжением сил. В нашей роте, а затем в батальоне и отряде «Витязь» получали общий «зачет» и соответственно право на ношение берета не более 10—20% экзаменуемых. Но это только поднимало авторитет воинов, сдавших трудный мужской экзамен. Командиры и сослуживцы относились к ним с особым уважением. Они были настоящим боевым ядром коллектива.

Учитывая характер, содержание экзамена и то, что краповый берет – одновременно и награда за мужество, стойкость, выносливость, боевое мастерство, проявленные в испытаниях, и знак высокой профессиональной квалификации, приобретенной в упорных тренировках, и символ доблести спецназа, которому по плечу любые, самые трудные и ответственные задания Родины, серьезное внимание уделяется ритуалу его вручения. Он по-военному прост, строг и в то же время волнующий до кома в горле.

Участники экзамена строятся там же, где и прошли последние испытания. Заслужившие право ношения крапового берета получают его в торжественной обстановке из рук заслуженных ветеранов спецназа, поворачиваются лицом к строю при развернутом Знамени отряда, опускаются на правое колено, целуют берет, надевают его на голову и, приложив руку к головному убору, громко произносят: «Служу! Отечеству! И спецназу!»

С этого момента победитель – в элитной когорте сил специального назначения. И обязан в боевых операциях, в учебе, в повседневной жизни подтверждать завоеванное в испытаниях право носить святыню спецназа.

И спецназовцы соединения подтверждали его, подтверждали не раз. Помнится, один офицер дивизии рассказал случай, который произошел с ним на КПП при въезде в город Коканд, где он нес службу во время очередной «горячей» командировки ОМСДОНа в Ферганскую область. В городе был введен режим особого положения. Все трассы, ведущие в Коканд, перекрыты контрольно-пропускными пунктами. Наряды, выполнявшие задачи на них, должны были проверять транспорт, направляющийся туда, грузы, перевозимые им, и граждан, которые на автомобилях едут в город. Так вот, проверяя очередную машину, он обратил внимание на то, что пассажиры легковушки уж очень агрессивно настроены по отношению к наряду. Чтобы как-то охладить их пыл, он напомнил им о праве военнослужащих подозрительных лиц задерживать для выяснения личности, а в случае сопротивления применять специальные средства.

– Ты что, крутой? – стал пререкаться водитель автомобиля.  – Мы признаем только одну часть, которая у нас в городе порядок наводит, дивизию Дзержинского.

– А я из нее и есть, – пояснил офицер.

– Не похоже что-то. Там ребята все крепкие, как на подбор, и береты бордовые носят…

Вот так узнавали дивизию далеко за пределами Москвы и Московской области, такую оценку ее солдатам и офицерам давали жители тех районов и республик, в которых в горячую пору «перестройки» выполняли задачи дзержинцы.

Спецназовцы отказались носить краповые береты после инцидента на испытаниях

+ A —

«Экзамены с каждым годом превращаются в фарс»

Ветераны и бойцы спецназа Росгвардии начали отказываться от ношения краповых беретов. Недовольство военных вызвал инцидент, якобы произошедший на испытаниях в Ставропольском крае. Как стало известно СМИ, прибывшие в регион инструкторы спецподразделения «Витязь» столкнулись с тем, что многие соискатели пытались схитрить во время испытаний, но даже после дисквалификации незаслуженно получили знак отличия спецназа — краповый берет. Источник раскрыл нам детали инцидента и объяснил, почему бойцы спецназа так возмущены.

На полигоне Росгвардии в произошло столкновение между представителями спецподразделения «Витязь» и местных бойцов. Об этом написал один из блогеров. Инцидент случился во время состязаний на получение крапового берета. Кандидат обязан пройти ряд испытаний на физическую подготовку и выносливость — пробежать кросс во всей выкладке, выдержать рукопашный бой с несколькими бойцами.

Однако соискатели из Чечни вроде как уклонялись от честного прохождения испытаний. В частности, в ходе марш-броска их подвозили знакомые на автомобилях. Инцидент привел к конфликту между инструкторами спецподразделения «Витязь», приехавшими принимать экзамен, и местными бойцами.

Конфликт вновь обострился после того, как на следующий день бойцы узнали, что многие из дисквалифицированных чеченских бойцов в итоге все-таки получили краповый берет, даже не пройдя всех испытаний.

В качестве протеста члены подразделения «Витязь» с понедельника начали снимать краповые береты. Это решение поддержали многие бойцы и ветераны по всей России. Как рассказал «МК» боец Росгвардии, решение было поддержано практически повсеместно. По его словам, это не первый случай, когда краповые береты без прохождения испытаний получали десятки, если не сотни человек.

— Это не сейчас всё началось и не вчера. Это уже который год, и каждый раз всё хуже. Раньше хитрецов подгоняли там, чтобы добежали. Один бежит, трое страхуют. Так нельзя — это уже нарушение. Почему один сам бежит, а другому водичку подают, под ручки ведут, если оступится. Могут на руках нести, да что угодно. Причем были и жалобы и рапорта — всё без толку. В конце концов надоедает всем уже несправедливость.

— А вы сами присутствовали на таких соревнованиях?

— Нет, я с таким не сталкивался. Но у нас круг общения свой. Мы знакомимся в командировках, на соревнованиях. Все друг друга знают, друг другу доверяют. И еще фото-видео много, вы сами смотрите в Сети — как иногда сдают любые испытания. Везде халтура. А начальство чисто по политическим мотивам не хочет это вскрывать. Говорят: давайте сор из избы не выносить. И годами ничего не делают. Дальше что? Ордена выдавать будут просто так каждому? Потому что так кто-то там договорился? Это надо остановить, и мы это требование поддерживаем.

— Есть желание выступить публично, написать совместное письмо командованию?

— Писали, сочиняли. Ответа нет. Надоело писать. Хотят решать ситуацию необходимо. Надо что-то менять.

Они вот на Кавказе борьбу любят, им пояса выдают тоже за то, что ты вышел на один раунд? Только за победу. Здесь должно быть так же. Смог — получил, нет — идешь лесом. .. Сейчас они выкладывают в Сеть фото, как они получили берет, что мол гордимся земляками, честь. Тогда это пусть их честь будет. Пусть они ходят, а мы тогда не будем носить этот берет.

Насколько я знаю, пока ни одно подразделение не сказало: «Нет, мы не поддержим отказ от беретов». Все поддерживают. И мы будем добиваться решения вопроса. Не все куплены, не всех задавили. Если не понравится наша позиция — готов лично писать рапорт об отставке. И я такой не один.

Продолжение темы — в материале «Стало известно, почему племянника Кадырова сняли с испытаний на краповый берет».

Конфликт при испытаниях на сдачу крапового берета на Ставрополье — главное

На Ставрополье разгорелся скандал вокруг испытаний на получение крапового берета. СМИ писали, что от них отстранили племянника главы Чечни Абдул-Керима Кадырова. Якобы на полигоне учебного центра «Тамбукан» произошла драка, а некоторые бойцы отказались от своих знаков отличия в знак протеста против нечестной игры других кандидатов. Что произошло на тестах, разбирался «360».

Все началось с информации в прессе о том, что некоторых испытуемых подвозили на машинах — давали им отдыхать, чтобы те снова продолжили бег через пару километров. Инструкторы возмутились происходящим, началась перепалка, переросшая в конфликт.

Официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин сообщения о драке опроверг. Краповый берет он назвал символом доблести, который «не снимают даже перед врагом». Из-за несогласия с исходом соревнований, добавил Грибакин, подобное не стал бы делать ни один боец.

СМИ о конфликте

Столкновение на полигоне «Тамбукана», писал «MK», якобы произошло между представителями спецподразделения «Витязь» и местными бойцами. Соискатели из Чечни от честного прохождения испытаний уклонялись. Конфликт обострился, когда спецназовцы узнали о получении крапового берета многими дисквалифицированными чеченскими бойцами.

По версии источника, члены подразделения «Витязь» с понедельника начали отказываться от краповых беретов. Решение нашло поддержку у многих бойцов и ветеранов по всей России. Случай, заявил боец Росгвардии, не первый: береты без прохождения испытаний уже получали. Причем десятки, если не сотни людей.

Военный журналист Семен Пегов в Telegram-канале WarGonzo писал, что одним из снятых с испытаний военных оказался Абдул-Керим Кадыров. Он приходится племянником главе Чечни Рамзану Кадырову.

Официальный ответ

В конфликте между спецназовцами пообещал разобраться Совет краповых беретов. Позже основатель центра подготовки «Витязь» Сергей Лысюк рассказал сайту RT, что правила марш-броска никто не нарушал.

«Никаких поблажек не было. Мы провели совет краповых беретов с привлечением тех людей, которые принимали участие в испытаниях. Мы не нашли там каких-то злоупотреблений и прочее», — сказал он, подчеркнув, что СМИ раздули ситуацию.

Бойцы, сказал Лысюк, не меняли после случившегося головной убор на уставные кепки. На разводе 18 октября все спецназовцы стояли в краповом берете.

«Право получить краповый берет имеет только тот, кто действительно нормально и четко сдаст все испытания», — отметил он.

В беседе с газетой «Известия» Сергей Лысюк заявил, что информация о драке является фейковой. Среди не сдавших только что или проваливших испытания в прошлом всегда есть недовольные.

Нашлось объяснение и звукам стрельбы. Таким образом инструкторы, пояснил Люсюк РИА «Новости», разряжали оружие выбывших с марш-броска.

«То есть они бегут марш, оружие заряжено холостыми патронами. Кого снимают с марша — оружие разряжают выстрелом», — пояснил он.

На марш, добавил Лысюк, вышли 52 человека, из которых успешно сдали нормативы только 38. Родственник Кадырова, рассказал он News.ru, сошел на марш-броске. На машинах никого из участников испытаний не подвозили.

«Никто никогда никого не подвозит. Кто там даст подвезти? Испытания принимают те, кто сам сдавал на берет, они никому на халяву получить берет не дадут. Это дело чести», — заключил он.

Право на берет

Право носить краповый берет получают военнослужащие и сотрудники подразделений специального назначения внутренних войск — и только после успешного прохождения квалификационных испытаний. Берет могут вручить за мужество и отвагу при исполнении служебного долга и особые заслуги в развитии подразделений и частей спецназа.

Претендентов на краповый берет ждет прохождение 10-километрового марш-броска, причем в экстремальных условиях и в полной боевой экипировке, с оружием. Им также предстоит несколько боев в рукопашную. Проходят испытания около 10% бойцов спецназа.

Ни доблести, ни чести? Испытания спецназа на Ставрополье вылились в скандал | ПРОИСШЕСТВИЯ: События | ПРОИСШЕСТВИЯ

Испытания на получение крапового берета в ставропольском учебном центре «Тамбукан» обернулись скандалом. В соцсетях и телеграм-каналах появилась информация о том, что представители Чеченской Республики грубо нарушили правила, но всё равно получили заветный символ доблести и чести. Как развивались события и что о ситуации думают эксперты – узнал «АиФ-СК».

Десять километров в экипировке

Квалификационные испытания были организованы на базе учебного центра «Тамбукан». В управлении Росгвардии по СК в беседе с «АиФ-СК» уточнили, что это полигон, расположенный возле границы Ставропольского края и Кабардино-Балкарии.

С 11 по 15 октября там проходили соревнования, по итогам которых лучшие бойцы должны были получить краповый берет – высшую форму отличия военнослужащих спецподразделений.

115 бойцов участвовали в испытаниях. Фото: Росгвардия

О некоторых результатах этих испытаний 16 октября на своей странице в ВК сообщил глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

«По итогам выполнения заданий права ношения крапового берета удостоились семеро наших спецназовцев. Успешно все испытания прошли дорогие братья — командир ОМОН УФСВНГ РФ по ЧР Анзор Бисаев и командир ГБР СОБР «Терек» УФСВНГ РФ по ЧР Сайди Лорсанкаев. Кроме того, краповиками стали Мовсар Абдулхаджиев, Рамзан Мукаев, Хизир Мусаев из специального моторизованного полка «Север» имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова Грозненского соединения Росгвардии, а также Идрис Аташев и Тамерлан Садулаев из специального моторизованного батальона «Юг» Грозненского соединения Росгвардии. Я с большим удовольствием поздравляю наших бойцов с завоеванием права ношения краповых беретов!», — написал Кадыров, подметив с гордостью, что теперь в республике служат 43 краповика.

На следующий день, 17 октября, подробности появились на  сайте Росгвардии. На краповые береты претендовали 115 кандидатов. Вначале они сдали зачёты по всем дисциплинам. Прошедшие отбор в полной экипировке совершили 10-километровый марш-бросок по пересеченной местности. В пути им пришлось преодолевать затяжной подъём, штурмовать высоту, пересекать условно заминированный и зараженный участки, форсировать водную преграду. От спецназовцев также требовалось выполнить упражнения по огневой и высотной подготовке и комплекс спецупражнений. В финале сильнейших ждал спарринг с другими кандидатами и инструкторами. С последней фазой испытаний справились лишь 38 бойцов. Они и стали обладателями краповых беретов.

«Поздравляю краповиков Северо-Кавказского округа с пополнением — военнослужащими, которые сегодня доказали своё право стать частью элиты спецназа», — сказал во время торжественного вручения беретов начальник Главного управления сил специального назначения Росгвардии генерал-лейтенант Игорь Семиляк.

За краповым беретом — с ветерком?

Однако вскоре выяснилось, что с тем, как проходили испытания и их результатом, согласны далеко не все. Военкор Александр Коц в своём телеграм-канале 17 октября сообщил, что бойцы 604-го центра спецназначения «Витязь» решили отказаться от ношения краповых беретов. Демарш объяснили вопиющими нарушениями в ходе испытаний на базе «Тамбукан». Якобы представителей Чеченской Республики чуть ли не к финишу подвозили на автомобилях, в то время как остальные преодолевали тяжёлый путь на своих двоих. По некоторым данным, негодование соперников, опешивших от такого поворота, привело к драке. Сообщалось, что нарушения были зафиксированы, а бойцы-нарушители дисквалифицированы. Но, несмотря на это, они каким-то образом всё равно получили краповые береты.

В понедельник, 18 октября, официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин информацию о драке и отказе спецназовцев «Витязя» носить береты опроверг.