Содержание

Корабль Адмирал Нахимов

Главная

Досуг на курорте

Дайвинг в Анапе

Корабль Адмирал Нахимов

31 августа 1986 года при выходе из Новороссийской бухты пароход «Адмирал Нахимов» столкнулся с балкером «Петр Васёв» и затонул через 7-8 минут. Место катастрофы: Цемесская бухта, в 7 милях от порта Новороссийск, в 2,2 милях от ближайшего берега (мыс Дооб). Время крушения: 23:12-23:20 31.08.1986 г.

Корабль «Адмирал Нахимов» лежит на правом борту, на глубине 50 метров (глубина от поверхности воды до верхней точки затонувшего судна составляет 30 метров). 65 человек, которых так и не удалось достать из недр судна до сих пор покоятся там, поэтому любые разговоры, связанные с подъемом парохода на поверхность, встречают на своем пути определенные сложности морального аспекта — «стоит ли тревожить могилы?».



Район крушения «Адмирала Нахимова» в радиусе 500 метров официально является местом захоронения жертв катастрофы. Здесь запрещены постановка на якорь, погружение водолазов и подводных аппаратов, а также любые другие действия, нарушающие покой этого места. Экологической и навигационной опасности лежащее на дне судно не представляет.

Историческая справка

Первоначальное название судна — BERLIN (III) (порт приписки — Бремен. Судовладелец — Norddeutscher Lloyd). Дата постройки — 17 сентября 1925 года. Строитель — фирма «Bremer Vulkan» (Лоббендорф). Длина 174 м, ширина 21м, осадка 9 м.
Первый рейс с пассажирами осуществил 26 сентября 1925 года по маршруту Бремерхафен — Нью Йорк. S.s. «Berlin» принимал участие в спасении людей во время кораблекрушения парахода «Вестрис» в Атлантическом океане в ноябре 1928 года.

С сентября 1939 года — в составе военно-морских сил Германии в качестве госпитального судна.
31 января 1945 г. в результате подрыва на мине затонул на глубине 13 м. в устье реки Свине. Передан Советскому Союзу в 1946 году и переименован в «Адмирал Нахимов». После ремонта в ГДР с 1949 по 1957 гг. передан на баланс Черноморскому морскому пароходству (г. Одесса). С 1957 года п/х «Адмирал Нахимов» совершал круизы с советскими туристам вдоль берегов Черного моря под командовнием капитана Н.А. Соболева. Участвовал в перевозке военных на Кубу в период Карибского кризиса 1962 года.пароход Адмирал НахимовСовершал рейсы с кубинскими военными в Эфиопию в 1978 году, с паломникаи из Алжира в Гавану в июле 1978 г. В 1977 году экипаж парохода «Адмирал Нахимов» во главе со своим бессменным капитаном отметил 20-летие безаварийного плавания. Однако, на самом деле судно не отвечало требовниям Конвенции СОЛАС-1974 по безопасности мореплавания, поэтому дальнейшая его эксплуатация ограничилась круизами по Крымско-Кавказской линии между портами Одесса-Ялта-Новороссийск-Сочи-Сухуми-Батуми.Регистровые документы судна на годность к плаванию продлялись из года в год. Так было и летом 1986 года, когда руководство Черноморского пароходства как всегда его выпустило в рейс с более 1000 человек на борту.

Этот круиз оказался для парохода последним. Отправившись 29 августа 1986 г. из Одесского порта, пароходу уже никогда не суждено было вернуться обратно…

Фотогалерея

Вам может быть интересно

Заметили ошибку или неактуальную информацию? Пожалуйста, сообщите нам об этом

Пароход Адмирал Нахимов

Поделиться с друзьями:

Адмирал Нахимов — советский пассажирский пароход. В течение 29 лет совершал круизные рейсы по Крымско-кавказской линии.

31 августа 1986 года в 23 часа 20 минут потерпел крушение в 15 км от Новороссийска и 4 км от берега. Погибло 423 из 1243 человек.

История парохода

Пароход «Адмирал Нахимов» (порт приписки Одесса, СССР) был построен в 1925 году, в Германии. Предыдущее название судна — «BERLIN» (III) (порт приписки Бремен, Германия).

До 1939 года «Берлин» совершал регулярные рейсы через Атлантику, между портами Бремерхафен и Нью-Йорк. По комфортности пароход был оборудован на подобающем уровне, мог смело конкурировать с английскими атлантическими лайнерами. Ежегодно судно совершало порядка 12 рейсов Всю вторую мировую войну, до 31 января 1945 года пароход проплавал в качестве госпитального судна.

В январе 1945 года пароход «Берлин» под большой охраной подошел к Либаве (ныне Лиепая) для эвакуации окруженной немецкой курляндской группировки. Приняв на рейде войска, судно двинулось под усиленным конвоем в путь. Однако, подстерегавшие судно советские торпедные катера атаковали пароход. «Берлин» получил торпедную пробоину в носовую часть с левого борта.

С дифферентом на нос судно, всё же, продолжило движение, постоянно передавая в эфир сигнал бедствия — SOS. На траверзе порта Свинемюнде, в Померанской (ныне — Поморской) бухте, подорвавшись на собственном минном поле, «Берлин» получил пробоину 6х8 м и затонул на глубине 18 метров, по палубу B. Подняли судно со второго раза, 17 сентября 1947 года. После чего пароход получил новое название — «Адмирал Нахимов» и позже отведен в док Кронштадского завода для частичного ремонта.

С 1949 по 1957 год п/х «Адмирал Нахимов» проходил капитально-восстановительный ремонт в ГДР. С 1957 года в составе пассажирского флота СССР, судовладелец — Черноморское морское пароходство. Первый капитан под советским флагом — Николай Антонович Соболев.

Использовался пароход для совершения круизных рейсов по Крымско-Кавказской линии В 1962 году, во времена Карибского кризиса «Адмирал Нахимов» был привлечён для перевозки солдат на Кубу. После преодоления Карибского кризиса, «Адмирал Нахимов» вернулся к мирным круизным рейсам.

В 1965 году Академия наук СССР организовала на борту «Адмирала Нахимова» Всесоюзное совещание ученых по вопросу автоматического управления. Несколько раз, в конце 60-х, в 70-х годах «Адмирал Нахимов» совершал рейсы с паломниками в Саудовскую Аравию, совершал рейсы с молодёжью с участниками Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

В летние месяцы на судне проходили практику студенты высших и средних специальных морских учебных заведений. Круглогодично на судне стажировались курсанты ШМО и ПТУ, многие из них работали на штатных должностях.

В 1977 году экипаж судна во главе с бессменным капитаном отпраздновали 20-летие безаварийного плавания. А в 1978 году капитан Соболев вынужден был покинуть судно по состоянию здоровья. В 1984 году капитаном «Адмирала Нахимова» становится 56-летний Вадим Георгиевич Марков, перешедший на пароход с линий загранплавания и возглавлявший до этого экипажи таких судов как «Леонид Брежнев», «Фёдор Достоевский», «Армения».

Крушение

31 августа 1986 года, 22.00. Теплый южный вечер, небо в звездах, море спокойное. Пароход «Адмирал Нахимов» с пассажирами на борту отошел от причала порта Новороссийск и последовал к выходу из Цемесской бухты, направляясь в Сочи.

Пройдя Пенайские банки, пароход лег на курс 160 градусов, следуя 12-узловым ходом. На борту его находились 1234 человека: 888 пассажиров, 346 членов экипажа.

В это время грузовой теплоход-сухогруз «Петр Васев» входил в Цемесскую бухту, следуя со скоростью 11,5 узла курсом 36 градусов. На борту судна было около 30 тысяч тонн ячменя из Канады. Суда сближались на пересекавшихся курсах. Суммарная скорость их движения составляла свыше 23 узлов, или 43 километроа в час.

В соответствии с Правилом № 15 МППСС-72, пароход «Адмирал Нахимов«, обнаруживший встречный теплоход «Петр Васев», должен был уступить ему дорогу (остановиться или повернуть в сторону). Правило такое же, как и при движении машин на нерегулируемом перекрестке, элементарное не только для капитана судна, но и для водителя автобуса. В то же время «Петр Васев» в этой ситуации должен был идти с прежней скоростью, не меняя курса (Правило № 17 МППСС-72).

Кроме того, суда, выходящие из Цемесской бухты, в соответствии с действующими здесь правилами должны придерживаться правой (западной) части бухты, а суда, входящие в нее, — левой (восточной) стороны, если смотреть с берега.

Однако пароход «Адмирал Нахимов» выходил не прямо в море, чтобы затем повернуть в сторону Кавказского побережья, а сразу проложил курс вблизи мыса Дооб и дальше — вдоль побережья в сторону Сочи в восточном направлении, то есть выходил не по своей стороне акватории бухты.

Поскольку «Петр Васев» не нарушал в этом смысле правил и входил в бухту, правильно придерживаясь ее восточной стороны, суда стали сближаться на пересекающихся курсах. В этой ситуации пароходу «Адмирал Нахимов» достаточно было повернуть на 25-30 градусов вправо, как того требует Правило 15, и суда свободно разошлись бы левыми бортами.

Но капитану «Адмирала Нахимова» не хотелось действовать по этим правилам. Он не изменил курс и предпочел вступить в радиотелефонные переговоры с капитаном теплохода «Петр Васев». При посредничестве берегового поста регулирования движения судов он договорился о том, что, вопреки требованиям МППСС-72, пароход «Адмирал Нахимов» будет следовать прежним курсом с той же скоростью, а «Петр Васев» уступит ему дорогу. Иначе говоря, один капитан предложил нарушить правила маневрирования, а другой капитан и береговой пост согласились на это. Но капитан парохода «Адмирал Нахимов» не ограничился тем, что договорился совершить правонарушение.

Он поручил выполнить противоправный маневр своему вахтенному — второму помощнику, а сам ушел с мостика в каюту и оставался там до столкновения. Второй помощник, видимо, понимая незаконность этого договора, неоднократно вызывал по радиотелефону теплоход «Петр Васев» и вновь просил подтвердить, что «Петр Васев» уступит дорогу «Адмиралу Нахимову».

Последнее подтверждение он получил в 23 часа 05 минут, то есть за 7 минут до столкновения. Весомую долю в создании опасной ситуации внес и капитан теплохода «Петр Васев». Он без колебаний согласился нарушить МППСС-72, когда в 22 часа 47 минут состоялся радиотелефонный разговор с береговым постом и «Адмиралом Нахимовым». Причем свое согласие он дал в условиях, когда визуально еще не видел «Адмирала Нахимова», ибо ходовые огни парохода терялись на фоне береговых огней и их трудно было заметить.

Они были обнаружены лишь в 23 часа, то есть за 12 минут до столкновения. Если бы капитан теплохода «Петр Васев» наблюдал ситуацию быстрого сближения двух крупных судов визуально, он неизбежно почувствовал бы угрозу. Но он не наблюдал за окружающей обстановкой, а неотрывно смотрел на экран СДРП (системы автоматической радиолокационной прокладки), где реальные суда представлены в виде светящихся точек, перемещающихся относительно друг друга. Это явление, известное как «радиолокационный гипноз», сыграло коварную роль не с одной сотней капитанов.

Находясь в таком «гипнозе», капитан утрачивает способность связать воедино картинку на экране радиолокатора с реальной действительностью. Лишь в 23 часа 05 минут капитан теплохода «Петр Васев» под воздействием настойчивых просьб второго помощника капитана с парохода «Адмирал Нахимов» оторвался от экрана САРН и приказал снизить ход до среднего, хотя дистанция между судами не превышала двух миль.

Теплоход «Петр Васев» тем временем продолжал идти прежним курсом, хотя и на экране САРП, и визуально было видно, что пеленг на пароходе «Адмирал Нахимов» практически не меняется. Это означало, что суда должны сойтись в одной точке, где и произойдет столкновение. Лучшим маневром в сложившейся ситуации было бы положить руль «право на борт» и уйти с пути «Адмирала Нахимова». Менее эффективным, но полезным мог быть немедленный «полный ход назад» в тот момент, когда в 23 часа 05 минут капитан теплохода «Петр Васев» увидел реальное положение вещей.

Однако вместо полного заднего хода он уменьшил его с полного до среднего вперед, хотя при такой большой массе судна и груза снизить скорость невозможно в течение нескольких минут». Иначе говоря, гигантское судно на большой скорости двигалось на пароход, где находились сотни людей. В 23 часа 07 минут, за 5 минут до столкновения, капитан снизил ход до малого, а еще через полминуты дал «стоп».

Только в 23 часа 09 минут он дал «малый назад», а через минуту, когда по радиотелефону раздался отчаянный крик второго помощника капитана парохода «Адмирал Нахимов»: «Немедленно работайте назад!», дал «средний» и тут же «полный назад». Но было поздно. Для запуска машины с полного переднего до полного заднего требуется намного больше времени, чем оставалось в реальной ситуации.

Винт теплохода «Петр Васев» едва набрал обороты на задний ход, когда произошло столкновение. Нос теплохода почти под прямым углом врезался в правый борт парохода «Адмирал Нахимов». Мощный бульб «Петра Васева» пробил огромную дыру в корпусе «Адмирала Нахимова», которая еще более увеличилась из-за того, что пароход под действием машин стремился вперед, и бульб, вошедший в его корпус, рвал обшивку, распространяя пробоину на соседние отсеки.

В считанные секунды вода затопила два отсека судна, в том числе машинное отделение. На пароходе погас свет. Судно начало быстро крениться на правый борт. Была дана команда спускать спасательные средства, но все произошло так быстро, что большая часть их так и не была спущена на воду и ушла на дно вместе с судном, которое затонуло через 8 минут после столкновения.

Пароход «Адмирал Нахимов» затонул через 7-8 минут. Удалось спасти 836 человек. Для спасательных работ было привлечено 60 плавсредств, 20 вертолетов и 80 водолазов. 4 сентября были подняты тела 116 погибших. Первый спасательный катер прибыл на место катастрофы через 25 минут после того, как «Адмирал Нахимов» пошел ко дну.

Всего в ту ужасную ночь команда катера спасла 84 человека. 146 пассажиров с погибшего «Адмирала Нахимова» спас военный катер с 8 моряками на борту под командованием мичмана А. Гусева.


Материалы для статьи взяты с Википедии.


Дайвинг в Анапе © «Аква-Глобус» IDD ***.
Контакты: г-к Анапа, пер. Кордонный, 1 г.
Тел.: Администратор клуба: 8 (918) 995-77-95, 8 (918) 054-33-07 , с 08.00 до 20.00 время московское;
Старший инструктор, Сервис оборудования, Газблендинг 8 (918) 040-68-49 (Whats App, Viber).

«Адмирал Нахимов» в ремонте. «Петру Великому» — приготовиться

Новости | 23 09 2021, 12:45 | СеверПост

Фото: М. Воркунков / ТАСС


На заводе ОСК в Северодвинске идёт модернизация тяжёлого атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов».

По окончании ремонта на его место может встать «Пётр Великий».

Замглавы ОСКа  по военному кораблестроению Владимир Королев рассказал в интервью ТАСС, что работа по ремонту ТАРК идёт полным ходом. На испытания в море корабль может выйти в 2023 году.

Королёв отметил, что «иногда строить корабль гораздо легче, чем его ремонтировать, и самое главное — завершить этот процесс».

Он пояснил, что эти операции предполагают совершенно разные подходы и уровень квалификации работников.

«Будем все же считать, что мы в графике. А нюансы, как водится, есть.  Думаю, крейсер выйдет на испытания в 2023 году», — сказал Королёв.

Он также предположил, что потом ОСК займётся ремонтом «Петра Великого».

«Надеемся, что после крейсера «Адмирал Нахимов» его место займёт крейсер «Пётр Великий», — заявил замглавы ОСК.

Впрочем, он отметил, что решение о проведении ремонта будет принимать командование ВМФ, пишет ТАСС.

Напомним, ранее Королёв отметил, что ремонт авианосца «Адмирал Кузнецов» идёт по плану.


Читайте также: Палубные лётчики Северного флота тренируют посадку на авианосец






Советский «Титаник».

Почему пароход «Адмирал Нахимов» затонул и убил 423 человека Лайнер «Адмирал Нахимов» с небольшими перерывами эксплуатировался 61 год

29 августа 1986-го «Адмирал Нахимов» стартовал из Одессы, а в 14:00 31 августа точно по расписанию прибыл в Новороссийский порт. В 22 часа капитан Вадим Марков приказал отдать швартовы, чтобы двинуться в Сочи, и лишь на 10 минут судно задержалось: по слухам, из-за догонявшего его на катере опоздавшего пассажира. Эта заминка не могла изменить общей ситуации, а вот сообщение, что навстречу лайнеру со стороны Босфора движется сухогруз «Петр Васев», стало для участников истории роковым.

Несмотря на предварительные договоренности о порядке расхождения, в 23:12 в пароход, на котором находились 897 пассажиров и 346 членов экипажа, врезался балкер. Уже через восемь минут «Адмирал Нахимов» опустился на дно. Семидневное путешествие по Черному морю вылилось для туристов в катастрофу, погубившую 423 человека. А ведь трагедии могли избежать: погода стояла прекрасная, капитан и его помощник были опытными мореходами. .. Что же пошло не так?

История судна

Изначально судно называлось «Берлин»

Выше мы назвали тот злосчастный рейс «Адмирала Нахимова» прощальным, так как еще в июле 1986-го был подписан приказ о сдаче лайнера на металлолом: все потому, что пароход уже разменял седьмой десяток. Судно под названием «Берлин» построили в 1925-м в Германии. Оно совершало трансатлантические переходы, затем использовалось для круизов по Средиземному морю, а во время Второй Мировой войны превратилось в плавучий госпиталь.

В 1945-м «Берлин» подорвался на мине и затонул, а спустя два года его вытащили советские водолазы. Переименованный в «Адмирал Нахимов» пароход отремонтировали и ввели в состав пассажирского флота СССР, и в 1957-м его капитаном стал Николай Соболев. Мужчина буквально влюбился в лайнер, напоминавший внутренним убранством скорее дворец, чем корабль.

При Соболеве судно стало легендой: на борту даже сняли фильм «Дамы приглашают кавалеров». По некоторым данным, уход капитана в конце 70-х на пенсию ознаменовал упадок лайнера: после принятия новых правил безопасности «Адмирал Нахимов» перестал выполнять международные рейсы, а на внутренние круизы соглашались немногие моряки. Это не значит, что команда собралась непрофессиональная, просто сработаться сменявшие друг друга члены экипажа, вероятно, не успевали.

Три фактора и одна большая причина

Вадима Маркова настигло клеймо человека, погубившего пассажирский лайнер, поэтому он неоднократно менял место жительства, опасаясь преследования убитых горем родственников жертв

31 августа судном командовал опытный 56-летний капитан Вадим Марков. Его не смутило сообщение, что навстречу движется балкер «Петр Васев»: нужно было лишь договориться по радиосвязи, кто кого пропускает.

С Поста регулирования движения судов экипажу сухогруза «Петр Васев», перевозившего 30 тысяч тонн зерна, предложили пропустить пассажирский лайнер, что формально уже считалось нарушением правил: корабли должны расходиться левыми бортами, а тут речь шла о правых. Впрочем, на подобное часто закрывали глаза, ведь маневр не был сложным.

не пропуститеВ больнице скончалась вторая жертва. Причины взрыва автобуса в Воронеже

Капитан «Петра Васева» Виктор Ткаченко был уверен, что при определенной скорости и координатах легко разойдется с «Адмиралом Нахимовым» на расстоянии чуть меньше километра. В успешности маневра не сомневался и Вадим Марков: убедившись, что пароход идет точно по курсу, он передал командование второму помощнику Александру Чудновскому и спустился в каюту. Еще несколько раз Чудновский и Ткаченко связывались по радиосвязи, подтверждая, что все в порядке.

«Ткаченко вел сухогруз, наблюдая за обстановкой с помощью САРП, хотя, согласно всем правилам, был обязан вести визуальное наблюдение с помощью бинокля, — отмечал следователь. — При этом освещенный яркими огнями пассажирский пароход ему был прекрасно виден. Когда мы его спрашивали, почему он не уступил дорогу, Ткаченко отвечал: «Думал, что проскочу»

Вот только Ткаченко ориентировался не на вид из бинокля, а на показания системы автоматизированной радиолокационной прокладки курса. Судя по данным локатора, разойтись суда должны были «красиво». Такие «маневры на грани» Виктор очень любил, за что и прослыл лихачом, хотя и мастером своего дела.

не пропуститеСмерть последнего пассажира, сигналы SOS с того света. Интересные факты о «Титанике»

Совсем иначе размышлял Чудновский, видевший с мостика, что корабли опасно сближаются. В итоге нервы второго помощника не выдержали, инстинктивно он стал уводить пароход левее, сменив курс без ведома капитана. Так как координаты локатора обновлялись с запозданием, Ткаченко поздно разглядел, что столкновение неизбежно, и не успел скорректировать направление движения. В 23:12 балкер врезался в лайнер, буквально протаранив борт «Адмирала Нахимова».

«Трагедии бы не произошло, если бы хоть один из трех факторов сработал: Ткаченко пропустил бы судно, Марков остался бы на рабочем месте, а Чудновский не сменил бы курс. В ту ночь все три фактора были против пассажиров «Адмирала Нахимова», — заключил следователь Борис Уваров.

С виду «Адмирал Нахимов» оставался роскошным, как в начале эксплуатации, но на самом деле внутренняя система безопасности имела серьезные недостатки и поломки

Большинство коллег не видели вины в действиях Вадима Маркова, ведь проблема крылась гораздо глубже. Согласно заключению экспертов по безопасности, к 1986-му «Адмирал Нахимов» был не пригоден к перевозке людей, так как плавучесть судна при столкновении находилась на нуле: в то время как новые зарубежные корабли, получив пробоину, могли тонуть сутками, «Нахимов» опустился на дно морское за считанные минуты.

не пропуститеХроника аварии на Чернобыльской АЭС

Внутренние створки, которые созданы для закрытия отсеков в трюме и, по сути, обеспечивают живучесть корабля, не работали: они просто сгнили. Но Черноморское пароходство обойтись без старого лайнера не могло, поэтому «Нахимова» отправили в очередной рейс, понадеявшись, что все пройдет без инцидентов. Выходит, сама советская система с ее плановой экономикой приблизила катастрофу, да не когда-то, а все в том же 1986-м — в год аварии на Чернобыльской АЭС…

Жертвы и герои

У сухогруза пострадал лишь нос, в то время как «Адмирал Нахимов» затонул и навсегда остался на морском дне

Пассажиры, наблюдавшие за звездами с правого борта, первыми увидели 170-метровый сухогруз «Петр Васев», надвигавшийся прямо на них. Люди бросились врассыпную в последний момент, ведь сигнала тревоги не прозвучало. Тут же затопило энергетическую установку, и погас свет. Капитан Марков выбежал наверх, приказал голосом объявить о ЧП и сбрасывать на воду шлюпки.

Однако дыра размером с трехкомнатную квартиру (по разным оценкам, расщелина достигала от 80 до 90 квадратных метров) не оставляла судну шансов. Затопление происходило так быстро, что экипаж успел сбросить лишь одну шлюпку, и тогда в ход пошли спасательные плоты.

не пропустите15 минут между жизнью и смертью. Как пассажиры Ан-28 спаслись в авиакатастрофе

На пароходе воцарилась паника, но когда старший механик Герман Юркин спустился вниз и включил аварийное освещение, пассажиры сумели сориентироваться и выбраться наверх. Сам Юркин погиб, не успев присоединиться к остальным.

Героически повела себя и 28-летняя бортпроводница Вера Федорчук, отправившаяся вниз за запасными ключами, чтобы спасти оставшихся в каютах детей: родители были на вечеринке в честь Дня шахтера на верхней палубе, а ребят уложили спать. К сожалению, Вера не смогла выбраться: водолазы обнаружили ее мертвой с зажатой в руке связкой. «Крики детей, звавших на помощь родителей, были самыми страшными звуками той ночи, когда затонул «Адмирал Нахимов», — вспоминали впоследствии очевидцы.

В ходе спасательной операции удалось спасти более 800 человек

Стюардесса Татьяна Федорова была чуть ли не единственной, кто в критический момент сохранял спокойствие и направлял окружающих. Женщина раздавала пассажирам спасательные жилеты, не думая о собственной безопасности. Ее бездыханное тело нашли только через два дня…

Люди оказались в воде, куда из баков «Адмирала Нахимова» литрами выливалось топливо, а из поврежденного носа «Петра Васева» — краска. Поэтому некоторые пострадавшие, сумевшие доплыть до берега, погибли на берегу от отравления.

не пропустите22 пассажира и 6 членов экипажа погибли в авиакатастрофе на Камчатке

«Под водой я плыл наугад, — делилась одна из жертв. — Мне повезло, что плыл в противоположную сторону от корабля, иначе просто затянуло бы в воронку. Каждый раз мне приходилось нырять глубже, чтобы не натыкаться на других пассажиров, которые в панике могли бы потянуть на дно. Таким способом, на ощупь, мне удалось добраться до перевернутой шлюпки, которая вместе с другими вещами слетела с «Нахимова».

На помощь бросились лоцманский катер, весельные ялы курсантов инженерно-морского училища Новороссийска, судна из порта, а потом и вертолеты из Сочи. 423 жертвы спасти не удалось, однако общественность узнала о крупнейшей катастрофе в истории пассажирского флота не сразу, так как сведения засекретили.

Виновные

Ежегодно в Новороссийск отправляется «рейс скорби и памяти»: на катере людей доставляют к мысу Дооб, откуда видно место гибели парохода, лежащего на глубине 47 метров. 64 человека так и не удалось найти и поднять на поверхность

Огромное число жертв и возмущение родственников погибших ускорили следственный процесс. Обвинение предъявили капитанам Маркову и Ткаченко, а также второму помощнику Чудновскому. Последний не предстал перед судом: той ночью мужчина заперся в каюте, где его и нашли водолазы…

Капитанам вменяли «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта»: мол, Марков рано покинул мостик, а Ткаченко не смотрел в бинокль. На самом деле Вадим Марков имел право уйти в каюту, ведь убедился в правильности курса и оставил за старшего второго помощника, ну а Виктор Ткаченко оправдывался тем, что немедленно начал спасать пассажиров после столкновения. В любом случае, на показательном суде обоим дали по 15 лет колонии.

не пропуститеПоследние аудио и чудом спасшийся пассажир: кто виноват в ДТП, унесшем жизни пяти подростков

В 1992-м офицеров помиловали благодаря ходатайствам различных капитанских ассоциаций. Марков вернулся на Черноморский флот, где обучал курсантов, а в 2007-м умер от рака.

Еще во время суда на фоне чувства вины у Ткаченко развилось психическое расстройство, которое усугубилось из-за угроз родственников погибших его семье. После освобождения Виктор сменил фамилию и перебрался в Израиль, где водил уже не сухогруз, а частную яхту. Он погиб в 2003-м в кораблекрушении у берегов Канады. По страшному совпадению, именно там стартовало путешествие «Петра Васева»…

Фото: Валерий Шустов/РИА Новости, Малышев Николай, Павленко Илья, Веленгурин Владимир/ТАСС, Legion-Media

Атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов» получит новейшее ударное вооружение

Северодвинск, 4 августа 2021

Тяжелый атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов», который проходит ремонт на Севмаше (входит в ОСК), стал одной из тем селекторного совещания с руководящим составом Вооруженных сил. Заседание проходило 3 августа под руководством министра обороны Российской Федерации Сергея Шойгу.

Вопрос выполнения государственного контракта на ремонт и модернизацию тяжёлого атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов» был рассмотрен в тематической части селекторного совещания. Как сообщил Министр обороны, работы проводятся на Севмаше в рамках реализации гособоронзаказа. По их окончании Военно-морской флот России получит корабль, оснащённый мощным ударным вооружением, самыми современными зенитными ракетными и противолодочными комплексами.

«В августе прошлого года крейсер выведен из дока и переведён к набережной для продолжения достроечных работ на плаву, монтажа общекорабельных систем и палубных механизмов. В настоящий момент выполняются установка оборудования и электромонтажные работы. Затем необходимо обеспечить подготовку корабля и его новых комплексов вооружения, чтобы приступить к приёмо-сдаточным испытаниям», — сказал министр обороны Сергей Шойгу.

В ходе совещания были обсуждены сроки реализации основных этапов госконтракта*.

*По информации сайта МО

Другие новости

Семен Белкин: Памяти погибших кораблей. Часть 7. Пассажирский пароход «Адмирал Нахимов»

Германский респектабельный город Бремен славен не только бременскими музыкантами, но и отличными кораблями, которые издавна строились на местной верфи. При огромном стечении любопытных 24 марта 1925 года здесь был спущен на воду новый пассажирский пароход, получивший имя «Берлин». Это было большое 8-палубное судно, выполненное с немецкой аккуратностью и добросовестностью. На «Берлине» был предусмотрен полный комплект благ и удобств, чтобы сделать плавание комфортным и незабываемым. Уже 26 сентября 1925 года пароход вышел в свой первый рейс в Нью-Йорк, и до 1938 года он регулярно работал на трансатлантической линии. Однако в борьбе с лучшими трансатлантическими скороходами он не выдержал конкуренции и был переведен на круизные рейсы к берегам Шпицбергена и в Средиземном море. 

Когда началась Вторая мировая война, лайнер переоборудовали в плавучий госпиталь, и в этом качестве он проработал всю войну. В январе 1945 года пароход «Берлин» под большой охраной подошёл к Либаве (ныне Лиепая) для эвакуации части войск из окружённой немецкой курляндской группировки, но 31 января 1945 года он подорвался на мине. Несмотря на пробоину размерами 6×8 м, судно продолжало двигаться. Вскоре пароход получил вторую пробоину от повторного взрыва, и затонул на глубине всего 13 метров при собственной осадке 9 метров.

В начале 1947 года советскими специалистами была предпринята попытка поднять судно, но во время этой операции произошел новый взрыв и только 17 сентября 1947 года пароход был поднят на поверхность, и в качестве военного трофея перешел в собственность Советского Союза под гордым именем «Адмирал Нахимов». Корабль частично отремонтировали в Кронштадте, а затем долгое время он проходил капитально-восстановительный ремонт на верфях в ГДР.

Несколько лет «Адмирал Нахимов» бороздил океанские просторы, но когда в мире были приняты новые стандарты безопасности, его пришлось снять с международных линий. Так в 1957 году корабль оказался запертым в Черном море и стал выполнять внутренние круизы. Моряки неохотно шли на внутренние рейсы их интересовали только загранрейсы, где платили валюту и где были доступны иностранные магазины с обилием товаров, о которых можно было только мечтать в нищем Советском Союзе.

В итоге «Адмирал Нахимов» превратился в этакий «штрафной батальон», куда отправляли нарушителей дисциплины или тех, кого по разным причинам не допускали до работы на заграничных линиях, включая капитана Вадима Георгиевича Маркова, которого в 1984 году в качестве наказания за какие-то темные делишки с иностранной валютой перевели на внутренние линии. Марков очень страдал по этому поводу и принимал все меры, чтобы ему вернули визу и снова перевели на заграничные линии. Как мы узнаем впоследствии, этот фактор сыграл немалую роль в трагедии «Адмирала Нахимова».

Лайнер был передан в Черноморское морское пароходство, где он стал флагманом черноморского пассажирского флота. Широкая реклама обеспечивала пароходу «Адмирал Нахимов» стабильный пассажиропоток. Более того, экипаж парохода в одном из рейсов выступил с инициативой проведения 3—4 часовых морских прогулок, пока судно стоит в порту во время круиза. Впоследствии такие морские прогулки стали массовым явлением и оказались очень популярными среди местного населения – ведь каждому хотелось хоть на несколько часов побывать в райских условиях роскошного по тем временам лайнера. Имя парохода «Адмирал Нахимов» становилось известно во многих городах Советского Союза, часто упоминалось на страницах местных газет.

С лета 1960 года постоянным фрахтователем парохода на время навигации и круизных рейсов по Крымско-Кавказской линии стал Украинский республиканский совет по туризму и экскурсиям. За одну только навигацию 1960 года экипаж судна получил сотни благодарностей. В 1962 году одесский режиссёр Ковальчук снял телефильм, героями которого были члены небольшой семьи, решившие провести свой отпуск на пассажирском лайнере «Адмирал Нахимов». Фильм вышел под названием «15 дней одного года». Фильм обошёл экраны страны, вызвал большой интерес к морским путешествиям и способствовал пропаганде нового вида отдыха.

В 1962 году, во время Карибского кризиса, «Адмирал Нахимов» был привлечён для перевозки советских военнослужащих на Кубу. 13 августа 1962 «Адмирал Нахимов» вышел из Севастополя в рейс на Кубу. В газете «Правда» была опубликована статья о круизе парохода на Кубу с «сельскохозяйственными рабочими». По окончании Карибского кризиса «Адмирал Нахимов» вернулся к мирным круизным рейсам. Несколько раз в 1960-70 годах «Адмирал Нахимов» совершал рейсы с паломниками в Саудовскую Аравию, в 1979 году состоялись два секретных рейса Одесса — Куба— Эфиопия— Куба— Эфиопия— Ильичёвск — общей продолжительностью около полугода для доставки кубинских военнослужащих на театры военных действий в Африке.

В 1977 году экипаж судна отпраздновал 20-летие безаварийного плавания. В 1980 году на борту парохода «Адмирал Нахимов» проходили съёмки художественного фильма «Дамы приглашают кавалеров». 

31 августа 1986 года пароход «Адмирал Нахимов», в соответствии со своим круизным расписанием, прибыв из Ялты, пришвартовался в 14:00 у 34 пассажирского причала Новороссийского порта. Согласно расписанию, судну предстояло стоять в Новороссийске до вечера, потом должен был через Сочи идти в Батуми и вернуться назад в порт приписки. Погода стояла теплая, море было спокойным. Пассажиры отправились гулять по городу. В 22:00 корабль должен был выйти в море.

Это был последний – прощальный — рейс лайнера — еще в июле в Черноморском пароходстве подписали решение о списании судна на металлолом. Строго по расписанию в 22.00 приняв всех пассажиров на борт, пароход медленно отошёл от причальной стенки, сопровождаемый двумя буксирами. Однако вскоре пароход остановился, чтобы принять на борт с катера начальника управления КГБ по Одесской области генерал-майора КГБ Крикунова с семьей. Как говорят, начальство не опаздывает, а задерживается, поэтому капитан Марков, который возлагал большие надежды на этого генерала, приказал сделать 10-минутную остановку, и эти 10 минут сыграли свою роковую роль.

Всего на его борту в этот момент находилось, по официальным данным, 1243 человека: 346 членов экипажа и 897 пассажиров. Во время разворота судна в акватории порта капитан парохода Марков запросил у поста регулирования движения судов (ПРДС) информацию об обстановке. Пост ответил, что на пути судна и на рейде движения в настоящее время нет, за исключением сухогруза «Пётр Васёв», следующего со стороны Босфора в порт под выгрузку канадского ячменя. «Пётр Васёв» был предупреждён о выходе пассажирского парохода и обещал уступить дорогу «Адмиралу Нахимову» на выходе из бухты. Тем временем пассажиры «Адмирала Нахимова» начинали собираться на вечер в честь Дня шахтёра, кто-то лёг спать или укладывал детей. По расписанию в кинозале должен был начаться фильм «Я любил вас больше жизни».

В это же время к порту Новороссийск на скорости 12,5 узлов приближался сухогруз (или, как эти суда именуют профессиональные моряки, балкер от английского bulk – незатаренный груз) «Пётр Васёв». В 21 час 30 минут на мостик балкера поднялся капитан Виктор Ткаченко и принял управление судном на себя. На мостике в это время также находился 3-й помощник капитана Пётр Зубюк, который вёл визуальное наблюдение за обстановкой. Виктор Ткаченко сообщил портовым службам информацию о заходе и подтвердил, что уступит дорогу выходящему из бухты пассажирскому пароходу.

Позже Ткаченко подтвердил ту же информацию вахтенному второму помощнику капитана «Нахимова» Чудновскому. Судоводители обоих судов вели между собой переговоры и договорились разойтись на выходе правыми бортами. Капитан балкера Виктор Ткаченко включил монитор системы автоматизированной радиолокационной прокладки курса (САРП) для ввода информации и анализа сближения двух судов.

В 23 часа капитан парохода Марков покинул мостик и, по его словам, направился в свою каюту, хотя на самом деле он поспешил в каюту-люкс генерала Крикунова с бутылкой отборного коньяка в надежде за рюмкой испросить у всесильного генерала утраченную загранвизу. В нарушение морского устава, вместо того, чтобы руководить ответственной операцией по выходу из порта, он покинул свой пост, оставив старшим на мостике вахтенного второго помощника Чудновского. Александр Чудновский постоянно вёл визуальное наблюдение за приближающимся по правому борту сухогрузом. Минут через пять, обнаружив опасное сближение судов, Чудновский вышел на связь с «Петром Васёвым» и ещё раз уточнил порядок расхождения, на что получил подтверждение, что «Пётр Васёв» пропускает пароход «Адмирал Нахимов».

Капитан Ткаченко продолжал работать с САРП. Третий помощник капитана П. Зубюк, наблюдая огни парохода визуально, неоднократно указывал капитану, что машина переведена в манёвренный режим, а пеленг на «Адмирала Нахимова» практически не меняется, что говорит о возникшей угрозе столкновения. Свои доклады Зубюк одновременно записывал в бортовой журнал. И уже после столкновения капитан Ткаченко стёр показания в бортжурнале, вписал новые и нажал на Зубюка, чтобы тот согласился с изменёнными данными, но тот отказался. Ткаченко, передоверившись показаниям САРП, которая на мониторе показывала благополучное расхождение, на замечания своего помощника не обращал внимания. 

Лишь под действием настойчивых просьб с «Адмирала Нахимова», он поднял глаза и увидел, что его судно на полном ходу идёт прямо на пассажирский пароход. Через некоторое время Ткаченко стал отдавать команды в машинное отделение — сначала «средний вперёд», «малый вперёд», «стоп» и сразу «полный назад». Несмотря на то, что гребной винт уже работал на задний ход, сухогруз по инерции продолжал движение вперёд, следуя на опасное сближение с «Адмиралом Нахимовым».

В это же время Чудновский, наблюдая за приближением сухогруза с мостика «Адмирала Нахимова», приказал изменить курс, таким образом пытаясь уклониться от надвигающегося на него судна. Чудновский отдал команду «Лево на борт!». Рулевой только успел переложить руль лево на борт, как в 23:12 произошло столкновение. Услышав три гудка и предположив, что подавать их может только «Пётр Васёв», капитан Марков посмотрел в иллюминатор, но судна справа не увидел. Капитан решил вернуться на мостик и выяснить обстановку. Удар сухогруза застал его по пути наверх.

Оказавшись на мостике, капитан Марков отдал команду «Лево на борт!», с целью выбросить судно на мелководье, однако рулевой штурвала доложил, что судно руля не слушается. В этот момент у парохода затопило электрогенератор, и по всему кораблю погас свет. Капитан Марков, не имея возможности передать общесудовой сигнал тревоги и сигнал «SOS» по радио, приказал голосом объявлять по судну «шлюпочную тревогу».

«Пётр Васёв», успев снизить скорость лишь до 5 узлов, вошёл под углом 110° в середину правого борта парохода. В подводной части сухогруз протаранил своей выступающей частью так называемым бульбом, корпус «Адмирала Нахимова» на несколько метров в районе переборки между машинным и котельным отделением. «Адмирал Нахимов» продолжал по инерции двигаться вперёд, разворачивая сухогруз и тем самым увеличивая размер пробоины в правом борту, которая, по оценке экспертов, после расцепления судов составила 84 м², что примерно равно площади трехкомнатной квартиры.

Машинное отделение было полностью затоплено через полминуты после столкновения. Пароход стал крениться на правый борт. Основное освещение через некоторое время погасло, и людей охватила паника. Через короткий промежуток времени запустился аварийный дизель-генератор на шлюпочной палубе — заработало аварийное освещение, которое работало всего 2 минуты. Крен на правый борт уже был около 45°, люди держались за леера и за всё, за что можно было ухватиться. Некоторые перелезали на левый борт и по нему сползали в воду. Многие пассажиры оказались заблокированными в своих каютах.

К моменту столкновения взрослые уже уложили своих детей спать и, заперев каюты, пошли на концерт. Бортпроводница Вера Федорчук побежала за запасными ключами, чтобы открыть каюты, но не смогла выбраться — ширина коридоров на корабле не превышала 120 см. Позднее водолазы обнаружили тело 28-летней девушки, в руке у нее была сжата связка ключей. Многие дети утонули, поскольку не смогли выбраться из кают.

Те, кто были в каютах нижних палуб, практически не имели шансов на спасение, тем более что не все пассажиры оценили опасность и бросились наверх — многие стали собирать вещи, искать деньги, документы. Но и те, кто пытался выбраться наверх, не всегда могли найти выход, поскольку восьмипалубный корабль представлял собой настоящий лабиринт, и разобраться в сложных переплетениях его отсеков и лестниц было непросто. Вокруг стояла полная тьма, а корабль накренился уже более чем на 45 градусов.

Чуть лучше было положение находившихся наверху в танцевальном зале, на дискотеке, в барах и ресторанах лайнера. Ударом людей повалило на пол, многие получили травмы. По накренившейся палубе полетели стулья, столы, шезлонги и прочие незакрепленные предметы. Впотьмах люди метались по кораблю, не понимая, что им делать: все ждали указаний командного состава, но их не поступало. Спасательных жилетов не хватало — индивидуальные, предназначенные для пассажиров, находились в каютах, а аварийный запас еще нужно было найти и раздать.

Капитан Марков выскочил из каюты и приказал матросам голосом объявлять тревогу, готовить к спуску спасательные шлюпки и плоты. Однако вода настолько быстро заполняла корабль, что спускать шлюпки стало невозможно: экипаж успел спустить на воду лишь одну шлюпку с левого борта. Оставалось сбрасывать в воду самораскрывающиеся спасательные плоты. Матросы и ученики Одесской мореходной школы, которые проходили на пароходе практику, смогли спустить 32 из 48 плотов вместимостью от 10 до 32 человек. Дело в том, что часть из них была привязана проволокой и команда не успела открепить плоты.

Члены экипажа вели себя по-разному: кто-то думал только о собственном спасении, другие старались помочь людям, не думая о себе. Мотористам чудом удалось заглушить паровую машину, иначе от соприкосновения с холодной водой мог произойти взрыв котлов и погибших было бы в разы больше. Подняться наверх из затопленного машинного отделения шансов у них не было.

Борясь за жизнь корабля, погибли старпом А. Маглыш, главный механик И. Дехтярев, старший механик Г. Юркин. Героически вели себя библиотекарь Татьяна Дымкова, бортпроводницы Татьяна Федорова и Вера Федорчук, которые до последнего момента раздавали жилеты и выводили пассажиров. Они не успели покинуть внутренние отсеки и погибли вместе с судном. Боцман Вильям Лобода и несколько матросов сразу бросились спускать шлюпки и плоты, которые спасли множество жизней…

Из поврежденных танков «Нахимова» в воду начало выливаться большое количество топлива. На поверхности моря оно образовало толстую маслянистую пленку, которая сильно сковывала движения в воде. В хранилищах на носу сухогруза «Васева» хранилось много краски, которая при столкновении также вылилась в воду. Некоторые из пострадавших смогли выбраться на берег, но погибли позже, потому что нахлебались отравленной воды.

Один из пассажиров «Нахимова», выживший во время трагедии и полностью поседевший за один день, вспоминал: «Под водой я плыл наугад. Мне повезло, что плыл в противоположную сторону от корабля, иначе, просто затянуло бы в воронку. Каждый раз мне приходилось нырять глубже, чтобы не натыкаться на других пассажиров, которые в панике могли бы потянуть на дно. Таким способом на ощупь, мне удалось добраться до перевернутой шлюпки, которая вместе с другими вещами слетела с «Нахимова». За нее уже держалось несколько пассажиров. Остальным, кто плавал рядом, я помогал добраться до нас. Таким образом, почти 40 пассажирам удалось продержаться в воде в течение нескольких часов и дождаться спасателей».

Через 8 минут после столкновения, в 23:20, «Адмирал Нахимов» затонул с креном на правый борт около 60 градусов. Всего за восемь минут! Для сравнения: «Титаник» после столкновения с айсбергом держался на плаву почти четыре часа.

На месте крушения на поверхности воды оказалось около 1000 человек, перепачканных краской и мазутом. 2-й помощник капитана «Адмирала Нахимова» Александр Чудновский, который управлял судном в момент столкновения, сразу после удара и нелицеприятного разговора с капитаном спустился в свою каюту, заперся и утонул вместе с кораблём. Чтобы извлечь его тело, водолазам впоследствии пришлось взламывать дверь.

В это время из порта навстречу «Петру Васёву» шёл лоцманский катер ЛК-90 с лоцманом М. Карповым для проводки сухогруза к причалу. Увидев накренившийся на правый борт пароход, капитан катера немедленно прокричал в эфир: «Нахимов» лёг на борт!». В 23 часа 35 минут ЛК-90 подошёл к месту катастрофы и приступил к спасению людей, одновременно передав по радио, что понадобятся буксиры и спасательные катера. О столкновении судов было немедленно доложено капитану порта Новороссийск, который тут же по телефону отдал указание всем плавсредствам следовать в район аварии для спасения людей. Первыми на место катастрофы снялись буксиры, рейдовые катера, малые пассажирские катера, пассажирские суда на подводных крыльях «Комета».

Одновременно команда сниматься и следовать в район катастрофы поступила на пограничные катера. Лоцманский катер ЛК-90 уже работал на месте крушения, приняв на борт со значительным перегрузом 118 человек. Часть пассажиров позже были пересажены на другие суда, подоспевшие к тому времени в район аварии. Рейдовый катер РК-34, приняв на борт пострадавших людей (в том числе и капитана парохода Маркова), стал выходить из опасной зоны, но намотал на винт полипропиленовый конец, размотавшийся с затонувшего «Адмирала Нахимова» и всплывший к поверхности.

Всего в спасательной операции приняло участие 64 судна. Команда спасать людей была также отдана и команде сухогруза «Пётр Васёв». Капитан Ткаченко приказал следовать малым ходом в район аварии. Ветер к тому времени разогнал волну до высоты в 2 м. Пострадавших людей ветром и течением стало относить прямо на сухогруз и через некоторое время по обоим бортам плавало несколько десятков человек. Ткаченко приказал спустить на воду вёсельную шлюпку и мотобот, а также опустить парадный трап для приёма пострадавших на борт. Однако парадный трап заклинило и его спустить не удалось. В полночь 31 августа капитан Ткаченко доложил капитану порта, что «Адмирал Нахимов» затонул. Всего за эту ночь экипажем сухогруза было поднято 37 живых людей и 1 труп.

Из Москвы была направлена правительственная комиссия во главе с первым зампредом Совета министров СССР Гейдаром Алиевым. Для расследования причин катастрофы из Москвы прибыла группа из 50 человек, в том числе несколько следователей прокуратуры и заместителей председателя КГБ, министра внутренних дел, министры морского флота, транспорта и торговли, ответственные работники ЦК и других ведомств. С 1 сентября 1986 года на месте катастрофы работали водолазы. Они проникали внутрь корпуса парохода через отверстия, вырезанные в борту.

Судно легло на грунт почти полностью на правый борт. Продольные коридоры превратились в узкие лазы, поперечные — в шахты. Повсюду была разбросана мебель, в коридорах образовались целые завалы из ковровых покрытий, мебели и трупов. Большинство дверей кают заклинило и водолазам пришлось извлекать из кают тела людей, предварительно взломав двери. Всего, по официальной версии, в результате катастрофы погибло 423 человека (359 пассажиров и 64 члена экипажа). Среди погибших был и генерал Крикунов вместе со своей семьей, которые оказались заблокированными в своей каюте «люкс».

Данные о пассажирах и членах экипажа круизного рейса парохода «Адмирал Нахимов»:

 

Но это, к сожалению, не все. Выше мы не случайно два раза употребили выражение «по официальной версии». Руководство пароходства давно подозревало, что на «Адмирале Нахимове» частенько провозили «зайцев», однако поймать любителей левых доходов за руку ранее не удавалось. И только после трагедии было точно установлено, что в последнем рейсе на пароходе было как минимум 16 левых пассажиров. Сколько их было на самом деле – до сих пор неизвестно.

Первого сентября начались подводные работы, которые вели военные и гражданские водолазы. Судно лежало на боку, на глубине 47 метров. Работы затруднялись сложностью конструкции, завалами из мебели, запертыми дверьми. Тем не менее, водолазы подняли 358 тел. В процессе работ, выполняя свой профессиональный и человеческий долг, погибли два водолаза: мичманы Юрий Полищук и Сергей Шардаков. После второго несчастного случая работы решено было прекратить. Под водой остались как минимум 65 тел погибших.

В марте 1987 года в Одессе в доме культуры железнодорожников после почти полугодового следствия состоялся суд. Под давлением возмущенных родственников погибших глава правительственной комиссии Гейдар Алиев публично пообещал, что виновные будут расстреляны и требовал предъявлять обвинение по статье «Умышленное убийство». Однако следователь Уваров делать этого не стал.

Обвинение было предъявлено капитанам Маркову и Ткаченко. Был и третий обвиняемый — Чудновский, но до суда он не дожил: как мы помним, в ту роковую ночь, сразу после столкновения и короткого разговора на повышенных тонах с капитаном, он ушел к себе в каюту и запер ее изнутри. Его тело было поднято на поверхность водолазами.

Капитаны В. Марков и В. Ткаченко были признаны виновными по статье 85 УК РСФСР и приговорены к 15 годам тюрьмы. Однако после распада Советского Союза в ноябре 1992 года указами президентов Украины и России оба капитана, один из которых отбывал срок наказания в России, другой на Украине — были освобождены. Капитан Вадим Марков вернулся в Одессу и работал в Черноморском пароходстве.

Его преследовала горькая слава человека, погубившего пассажирский пароход. Несколько раз он менял место жительства, чтобы избежать преследований родственников погибших, но не эмигрировал. После тяжёлой болезни В. Г. Марков умер 31 мая 2007 г. в Одессе. Капитан Виктор Ткаченко, сменив свою фамилию на фамилию жены — Тальор, эмигрировал в Израиль. В сентябре 2003 года яхта под командованием Виктора Тальора потерпела крушение вблизи Ньюфаундленда. Позже останки яхты и погибших людей, в том числе капитана, нашли у канадского берега. Похоронен В. Ткаченко в Тель-Авиве.

Строго наказали и ряд высокопоставленных чиновников, включая министра морского флота Тимофея Гуженко, которого «по состоянию здоровья» срочно отправили на пенсию. Более мелких чиновников: начальника Черноморского пароходства, начальника службы безопасности мореплавания пароходства, директора Одесского бюро путешествий освободили от занимаемых должностей и исключили из КПСС, что в те времена было равносильно концу карьеры без малейшего шанса снова выплыть на поверхность.

Страна о кораблекрушении узнала не сразу. Пострадавшим было велено не сообщать родственникам о случившемся, а за государственный счет всем отправили телеграммы «Жив и здоров. Город Новороссийск». Слухи, конечно, уже пошли, но в пароходстве на звонки взволнованных граждан бодро отвечали, что всё в порядке, «Адмирал Нахимов» в плавании. Новороссийск сразу закрыли для иностранцев, да и нашу прессу пускали неохотно. Снимать журналистам запретили, а уже отснятые фотокорами пленки «люди в штатском» засветили.

Траур объявлен не был, а о спасательной операции сообщили лишь через несколько дней. Причем говорилось, что на некоем не названном судне произошла авария, о кораблекрушении речи не было. Лишь пятого сентября в «Правде» появилась информация о том, что ЦК КПСС и Верховный совет выражают соболезнования родственникам погибших в Новороссийске. Без указания их числа и причины катастрофы.

Пароход «Адмирал Нахимов» до сих пор лежит на глубине 47 м в Цемесской бухте. Экологической и навигационной опасности судно не представляет. Проектов судоподъёма в настоящее время не существует. Район, ограниченный окружностью радиусом 500 метров, центром которой является место затонувшего парохода «Адмирал Нахимов», официально признан местом захоронения жертв катастрофы. Постановка на якорь, погружения водолазов и подводных аппаратов, а также любые действия, нарушающие покой места захоронения, в указанном районе запрещены. 

В 2006 году, в двадцатую годовщину гибели судна, служителем Свято-Успенского храма Новороссийска отцом Алексеем было совершено заупокойное богослужение, на борту затонувшего судна был закреплён освящённый деревянный крест. Отец Алексей стал первым и единственным в мире священником, совершившим поминальную службу под водой…

До сих пор осталось загадкой, каким образом могла произойти эта катастрофа. Два судна достаточно исправные, хотя «Нахимова» можно было уже давно отправить на металлолом, нормальные погодные условия, два опытных и, как показала экспертиза, трезвых капитана. На протяжение всего периода сближения между судами работала радиосвязь, капитаны или их помощники контролировали ситуацию, отлично понимали друг друга, а в результате – гибель большого парохода и сотни человеческих жизней.

Но, как показало расследование, даже после столкновения у людей должно было быть гораздо больше шансов выжить. Но почему-то оказались открыты водонепроницаемые двери между отсеками, что позволило воде мгновенно распространиться по судну, хотя для их закрытия нужно было лишь повернуть одну ручку. Открыты были и окна иллюминаторов нижних палуб, что инструкцией было запрещено. Но, как выяснилось, на судне отвратительно работала вентиляция и каюты на нижних палубах летом превращались в душегубку. Это все знали, и экипаж вынужден был выбирать между комфортом пассажиров и соблюдением требований безопасности. Капитану поставили в вину и то, что с пассажирами не были проведены инструктажи на случай аварии и «шлюпочные учения» на случай эвакуации.

Очевидно, что «Нахимов» в плане обеспечения безопасности морально устарел и его давно нужно было либо списать, либо серьезно конструктивно модернизировать. Но каждый рейс приносил пароходству доход и на явные проблемы закрывали глаза, надеясь на русский «авось».

Что касается чисто навигационных ошибок, то было отмечено, что при заходе в порт «Петр Васев» развил неоправданно и необъяснимо высокую скорость. Критической ошибкой навигаторов было то, что после столкновения почти под прямым углом, «Петр Васев» дал задний ход и таким образом полностью открыл образовавшуюся после тарана дыру, куда мощным потоком тут же хлынула вода.

Не случись этого, лайнер не затонул бы в считанные минуты, и большему количеству людей удалось бы спастись. Преступными были признаны действия капитана Вадима Маркова, который, как мы помним, сразу после отхода поспешил по известным нам причинам покинуть мостик, хотя он был обязан оставаться там только после расхождения со встречным судном. Что же касается второго помощника Чудновского, несшего вахту на мостике, то он вместо того, чтобы круто отвернуть судно и избежать столкновения делал отвороты по пять градусов, чего оказалось явно недостаточно.

Далее эксперты установили, что на судне не хватало шлюпок, а находившиеся в наличии проржавели, а еще несколько из них не смогли оторвать от борта. Спасательные круги были прикручены металлическими тросами, и сорвать их было не под силу даже мужчинам. На «флагмане Черноморского пароходства», как мы уже знаем, плохо работала вентиляция, неисправной оказалась внутренняя трансляция, иллюминаторы закрывались не плотно, электромеханическая часть практически износилась. И Регистр СССР выпустил такое судно в плавание!

Море всегда было и остается самым строгим и объективным дознавателем, неподкупным судьей и исполнителем наказания. Как дознаватель, море располагает самыми точными средствами, чтобы определить изъяны как в металлической конструкции, так и в человеческой душе; в качестве судьи море объективно определяет виновность тех или иных лиц вне зависимости от их должностей и сфер влияния.

Оно всегда может определить, какая трагедия произошла из-за так называемого человеческого фактора или по причине, которую суеверные моряки некогда назвали Act of God, и этот термин по сей день сохранен во всех англоязычных юридических документах, но в русской официальной атеистической документации она именуется «Действие неодолимой силы» — имеются в виду штормы, землетрясения, военные действия и другие подобные явления, которым не может противостоять самый опытный мореплаватель. И только как исполнитель наказания море часто оказывается несправедливым: оно может оставить в живых трусов и разгильдяев и в то же время забрать в свое безмолвное царство самых квалифицированных и отважных моряков, а главное — в ни в чем не повинных детей, женщин и пожилых людей.

Ежегодно 31 августа на место катастрофы приходит катер с родственниками погибших. Они опускают на воду венок и бросают цветы. За «Адмиралом Нахимовым» прочно закрепилось имя «советский «Титаник». Наряду с гибелью пассажирского лайнера «Михаил Лермонтов» и взрывом на Чернобыльской ГЭС, гибель «Нахимова» была и остается в памяти как самая крупная трагедия того злополучного 1986 года.

 

Круиз смерти. Крушение «Адмирала Нахимова» стало «советским Титаником» | История | Общество

Гибель парохода «Титаник» после столкновения с айсбергом в 1912 году на десятилетия вперёд стала символом всех крупных морских катастроф, произошедших в мирное время. К концу XX столетия у людей вновь стала появляться иллюзия, что трагедии подобного рода ушли в историю. Расплата за подобные заблуждения всегда получается жестокой.

31 августа 1986 года в Цемесской бухте близ Новороссийска произошла катастрофа, которую впоследствии стали называть «советским Титаником». Но, в отличие от истории 1912 года, в данном случае не было никакого айсберга — крушение явилось исключительно делом человеческих рук.

Трофейный «Берлин»

Советский круизный пароход «Адмирал Нахимов» был спущен на воду в марте 1925 года в немецком Лоббендорфе, получив название «Берлин». В первые годы своего существования «Берлин» совершал рейсы из Германии в Нью-Йорк. К концу 1930-х годов трансатлантические рейсы стали невыгодными, и судно перевели на круизы по Средиземному морю.

С началом Второй мировой войны «Берлин» был переоборудован в госпитальное судно и в таком качестве использовался вплоть до 1945 года. В январе 1945 года он подорвался на мине близ порта Свинемюнде и затонул на небольшой глубине. В 1947 году судно было поднято советскими водолазами и отправлено на частичный ремонт в доки Кронштадтского порта. Ставший трофеем пароход получил новое название — «Адмирал Нахимов», после чего отправился на Родину, в Германию. В ГДР пароход подвегся капитальному ремонту и в 1957 году вошёл в состав Черноморского морского пароходства. «Берлин», 1920-е годы. Фото: Commons.wikimedia.org

Престижный отдых и специальные операции

«Адмирал Нахимов» стал в СССР символом престижного круизного отдыха, доселе незнакомого советским гражданам. Впрочем, иногда он использовался и в других целях. Так, во время Карибского кризиса на его борту перебрасывали на Кубу советских военнослужащих, а в 1979 году — кубинских военнослужащих для выполнения секретной миссии в Африке.

В истории «Адмирала Нахимова» были и рейсы с паломниками в Саудовскую Аравию, и плавание с участниками Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. Пароход обладал исключительной репутацией — за почти три десятка лет его эксплуатации в СССР с его участием не было зафиксировано ни одного серьёзного происшествия.

Время, однако, давало о себе знать — в 1980-х годах «Адмирал Нахимов» сменил дальние рейсы на круизы по Чёрному морю. Круизы эти пользовались бешеным успехом у неизбалованных жителей СССР.

Прогулочная палуба «Адмирала Нахимова» в 1957 году. Фото: Commons.wikimedia.org

Рейс Одесса – Батуми – Одесса

29 августа 1986 года «Адмирал Нахимов» выходил в очередной рейс по маршруту Одесса – Батуми – Одесса с заходами в Ялту, Новороссийск и Сочи. Завершиться круиз должен был 5 сентября. Покинув Одессу, пароход благополучно добрался до Ялты, а затем в 14:00 31 августа прибыл в Новороссийск. В 22:00 лайнер должен был покинуть порт и взять курс на Сочи. На его борту находилось 1243 человека: 346 членов экипажа и 897 пассажиров.

Капитаном «Адмирала Нахимова» с 1984 года являлся Вадим Марков, опытный моряк, имевший за плечами работу на линиях загранплавания. Свой корабль капитан Марков знал отлично, да и никаких опасностей выход из порта не сулил.

Согласно сообщению поста регулирования движения судов (ПРДС), в этот момент к порту Новороссийска подходил единственный корабль — сухогруз «Пётр Васёв», вёзший канадский ячмень. Командовал сухогрузом капитан Виктор Ткаченко, который сообщил, что пропустит выходящий из бухты пароход.

«Пётр Васёв» идёт навстречу

С задержкой в 10 минут от расписания «Адмирал Нахимов» отшвартовался и устремился к выходу из порта. Пароход прошёл ворота порта, вышел на курс 154,2 и стал следовать по направлению к буям Пенайских банок, которые находились на выходе из бухты.

На борту царило спокойствие. Часть пассажиров отправилась спать, кто-то собирался на киносеанс, молодёжь была на дискотеке в музыкальном салоне, часть людей находилась в барах.

В это время капитан Ткаченко ещё раз подтвердил, что «Пётр Васёв» пропустит «Адмирала Нахимова». Ту же информацию по радиосвязи Ткаченко передал второму помощнику капитана «Адмирала Нахимова» Александру Чудновскому, который в 23:00 принял вахту у капитана Маркова. Ткаченко и Чудновский договорились о том, что суда разойдутся правыми бортами. Капитан Ткаченко ориентировался на показания САРП — системы автоматизированной радиолокационной прокладки курса. Данные этого устройства говорили о том, что суда благополучно разойдутся.

Но находившийся на «Адмирале Нахимове» Чудновский, наблюдавший за ситуацией визуально, уже примерно в 23:05 обнаружил, что суда идут на опасное сближение. Вахтенный снова связался с Ткаченко, уточнив: «Пётр Васёв» точно пропускает пароход? Капитан Ткаченко подтвердил: да, всё в порядке.

«Пётр Васёв». Фото: Commons.wikimedia.org

«Работать немедленно назад!»

Тем временем и на «Петре Васёве» были те, кто видел, что ситуация развивается в опасном направлении. Помощник капитана Зубюк обращал внимание Ткаченко на то, что пеленг на «Адмирала Нахимова» практически не меняется, что говорит о возникшей угрозе столкновения. При этом Зубюк указывал на огни парохода, говорившие о том, что суда приближаются к столкновению.

Капитан Ткаченко ещё несколько минут с необъяснимым упрямством смотрел только на прибор. И лишь затем, наконец посмотрев туда, куда указывал Зубюк, с ужасом понял — «Пётр Васёв» на большой скорости летит прямо на «Адмирала Нахимова».

Капитан Ткаченко стал отдавать команды в машинное отделение — «средний вперёд», «малый вперёд». Эти полумеры уже не помогали, и последней командой Ткаченко стала: «Стоп, полный назад!». Однако тяжёлый сухогруз не может изменить направление движения моментально. «Пётр Васёв» продолжал идти на «Адмирала Нахимова». На пароходе вахтенный помощник капитана Александр Чудновский передал по радио на сухогруз: «Работать немедленно назад!». Рулевому «Адмирала Нахимова» была отдана команда: «Лево на борт!».

«Нахимов» ушёл на дно за 8 минут

Это не помогло — в 23:12 произошло столкновение. «Пётр Васёв» на скорости 5 узлов вошёл под углом 110° в середину правого борта парохода. В подводной части балкер вошёл своей выступающей частью, бульбом, в корпус «Адмирала Нахимова» на несколько метров в районе переборки между машинным и котельным отделением. «Адмирал Нахимов» продолжал по инерции двигаться вперёд, разворачивая сухогруз и тем самым увеличивая размер пробоины в правом борту, которая в итоге составила около 80 квадратных метров.

Огромная пробоина привела к стремительному затоплению парохода. Всего за 30 секунд водой было заполнено машинное отделение. Корабль стал валиться на правый борт. Аварийное освещение, включившееся взамен отключившегося основного, проработало всего две минуты. Многие люди были заблокированы в каютах внутри гибнущего судна. Всё, что успели члены команды, — спустить на воду надувные плоты. Через 8 минут после столкновения, в 23:20, «Адмирал Нахимов» ушёл под воду, оставив на поверхности сотни борющихся за жизнь людей. Среди них не было помощника капитана Александра Чудновского. Моряк, понимая, что судно гибнет, вынес себе смертный приговор — спустившись в свою каюту, он заперся в ней и вместе с «Адмиралом Нахимовым» ушёл на дно.

Гибнущих людей спасали более 60 судов

Первым к месту катастрофы подошёл небольшой лоцманский катер ЛК-90, направлявшийся к «Петру Васёву» для проводки его к причалу. «Адмирал Нахимов» затонул на глазах членов экипажа катера.

В 23:35 ЛК-90 приступил к спасению людей. На борт маленького судёнышка подняли 118 человек, что значительно больше допустимой нагрузки. Потом спасённых стали передавать на другие подошедшие корабли. В это время капитан порта Новороссийск Попов отдал приказ всем плавсредствам следовать в район катастрофы для спасения людей. Буксиры, малые и рейдовые катера, катера погранвойск, «кометы» на подводных крыльях — всего 64 судна приняли участие в спасательной операции.

Работать приходилось в сложных условиях — сильный ветер, волны до двух метров. Но моряки делали всё возможное и невозможное. Курсанты Новороссийского высшего инженерно-морского училища, поднятые по тревоге, выходили в море на яликах, сами рискуя погибнуть.

В спасательной операции участвовала и команда сухогруза «Пётр Васёв», поднявшая на борт 36 человек. Из 1243 человек, находившихся на борту, погибли 423: 359 пассажиров и 64 члена экипажа. Среди погибших было 23 ребёнка.

Кто виноват?

Из Москвы прибыла большая правительственная комиссия во главе с первым зампредом Совета министров СССР Гейдаром Алиевым, а вместе с ней и многочисленная следственная группа.

Под суд в итоге пошли оба капитана — Виктор Ткаченко и Вадим Марков получили по 15 лет лишения свободы. Маркову, чудом уцелевшему в катастрофе, поставили в вину отсутствие на мостике. В момент катастрофы капитан находился в каюте начальника управления КГБ по Одесской области генерал-майора Крикунова, куда был приглашён на ужин. В отличие от Маркова, генерал Крикунов погиб вместе с семьёй.

За тридцать лет в катастрофе «Адмирала Нахимова» кого и чего только ни обвиняли — и аномальную зону, и советский строй, и ветхость судна, и диверсантов… История про обычный «человеческий фактор» многим резала слух. «Адмирал Нахимов» забрал ещё две человеческие жизни уже после крушения — два водолаза погибли, поднимая тела жертв на поверхность. После этого работы на судне были прекращены, и тела 64 человек так и остались внутри корпуса «Адмирала Нахимова».

Капитан «Петра Васёва» уехал в Израиль и погиб в кораблекрушении.

В 1992 году, после распада СССР, президенты России и Украины помиловали осуждённых капитанов.

Вадим Марков после освобождения вернулся в Одессу, работал в Черноморском пароходстве капитаном-наставником. Из-за преследований со стороны родственников погибших его семье несколько раз приходилось менять место жительства. В 2007 году капитан «Адмирала Нахимова» скончался от рака.

Капитан «Петра Васёва» Виктор Ткаченко, взяв фамилию жены — Тальор, переехал на постоянное место жительства в Израиль, надеясь, что там история гибели «Адмирала Нахимова» перестанет мешать ему жить. В 2003 году яхта, которой управлял Виктор Тальор, потерпела крушение у берегов Ньюфаундленда. Обломки яхты и останки людей нашли на побережье Канады.

Район Цемесской бухты, где на глубине 47 метров лежит «Адмирал Нахимов», официально является местом захоронения жертв катастрофы. Постановка на якорь, погружения водолазов и подводных аппаратов, а также любые действия, нарушающие покой места захоронения, в указанном районе запрещены.

Российский модернизированный крейсер типа «Киров» «Адмирал Нахимов» выйдет на ходовые испытания в 2023 году

Атомный крейсер проекта 11442М «Адмирал Нахимов» проекта «Киров», который сейчас ремонтируется и модернизируется на «Севмаше», выйдет на ходовые испытания в 2023 году, сообщил ТАСС заместитель генерального директора по военному кораблестроению Объединенной судостроительной корпорации Владимир Королев.