Содержание

Главное Разведывательное Управление Генерального Штаба

Главное разведывательное управление (ГРУ) — центральный орган управления военной разведкой в Вооружённых Силах России.

В настоящее время официальное название — Главное управление Генерального штаба Вооружённых Сил России (ГУ ГШ).

ГРУ подчиняется начальнику Генерального штаба и министру обороны, занимается всеми видами разведки в интересах Вооруженных сил — агентурной, космической, радиоэлектронной.

Структура и численность ГРУ является государственной тайной. Приоритет в ГРУ отдаётся агентурной работе, добыванию секретных материалов, иностранных образцов современных вооружений. Резидентуры военной разведки существенно уступают резидентурам Службы внешней разведки Российской Федерации по численности и по объёмам финансирования, при этом они действуют более жёстко и целенаправленно.

СОЗДАНИЕ
Создано в 1918 по приказу Реввоенсовета Полевого штаба Красной Армии на базе управления, в функции которого входила координация усилий разведорганов подразделений РККА и подготовка разведывательной информации для Главного штаба Красной Армии. Первое официальное название — Регистрационное управление полевого штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РУПШКА).

Спецназ ГРУ в Афганистане в 1988 г. Фото Михаила Евстафьева

В 1950 был создан спецназ ГРУ (по бригаде на каждый военный округ или флот и бригада центрального подчинения). Основной задачей этих подразделений на первом этапе была борьба с главным противником — странами НАТО, обладавшими мобильным ядерным оружием. Подразделения спецназа ГРУ сыграли огромную роль в афганской войне, в операциях на территории Чеченской республики.

ШТАБ-КВАРТИРА
Штаб-квартира ГРУ расположена в Москве, на Хорошевском шоссе, в районе Ходынского поля. Строительство штаб-квартиры, представляющей собой восьмиэтажный комплекс общей площадью около 70 тыс. м3, внутри которого имеется ситуационный центр, командный пункт, спортивный комплекс и бассейн, было завершено осенью 2006. Стоимость строительства составила 9,5 млрд руб

«Совинформспутник»
ЗАО «Совинформспутник» Дата основания 1991 г. Численность 107 человек. Совинформспутник — организация Главного разведывательного управления ГШ, в чьи задачи входит продажа несекретных снимков, сделанных спутниками ГРУ. Прославилась в апреле 2000 года, когда американские журналисты обнаружили среди распространяемых Совинформспутником снимков фотографии сверхсекретной военной базы США, также известной под именем «Базы 51».

НАЧАЛЬНИКИ ГРУ
Семён Иванович Аралов (1918—1919)
Драбкин, Яков Давидович (1919, июнь-декабрь)
Георгий Леонидович Пятаков (1920, январь-февраль)
Владимир Христианович Ауссем (1920, февраль-июнь)
Ян Давыдович Ленцман (1920—1921)
Арвид Янович Зейбот (1921—1924)
Ян Карлович Берзин (1924—1935)
Сёмен Петрович Урицкий (1935—1937)
Ян Карлович Берзин (1937)
Семён Григорьевич Гендин (и.о. сентябрь 1937 — октябрь 1938)
Александр Григорьевич Орлов (и. о. октябрь 1938—1939)
Иван Иосифович Проскуров (1939—1940)
Филипп Иванович Голиков (1940—1941)
Алексей Павлович Панфилов (1941—1942)
Иван Иванович Ильичёв (1942—1945)
Фёдор Федотович Кузнецов (1945—1947)
Николай Михайлович Трусов (1947—1949)
Матвей Васильевич Захаров (1949—1952)
Михаил Алексеевич Шалин (1952—1956)
Сергей Матвеевич Штеменко (1956—1957)
Михаил Алексеевич Шалин (1957—1958)
Иван Александрович Серов (1958—1963)
Пётр Иванович Ивашутин (1963—1986)
Владлен Михайлович Михайлов (1986—1991)
Евгений Леонидович Тимохин (1991—1992)
Фёдор Иванович Ладыгин (1992—1997)
Валентин Владимирович Корабельников (1997-)

Структура ГРУ

На протяжении истории своего существования структура ГРУ пережила несколько переформирований. В нынешнем виде, по имеющимся в публикациях данных, структура ГРУ представляет собой 12 основных управлений и 8 вспомогательных отделов и управлений. Основные Управления:
Первое Управление — страны Европейского содружества
Второе Управление — страны Северной и Южной Америки, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия
Третье Управление — страны Азии
Четвёртое Управление — страны Африки
Пятое Управление — управление оперативной разведки
Шестое Управление — управление радиотехнической разведки
Седьмое Управление — НАТО
Восьмое Управление — диверсионный спецназ
Девятое Управление — управление военных технологий
Десятое Управление — управление военной экономики
Одиннадцатое Управление — управление стратегических доктрин и вооружения
Двенадцатое Управление

Вспомогательные Управления и Отделы:
Управление космической разведки
Управление кадров
Оперативно-техническое Управление
Административно-техническое Управление
Управление внешних сношений
Архивный отдел
Информационная служба

Специальная подготовка офицеров ГРУ осуществляется в Академии ГРУ (Военно-дипломатическая Академия Министерства Обороны). Подготовка осуществляется на трёх основных факультетах:
Факультет стратегической агентурной разведки
Факультет агентурно-оперативной разведки
Факультет оперативно-тактической разведки

При Академии работает адъюнктура и Высшие академические курсы

В структуру ГРУ также входят два научно-исследовательских института, расположенные в Москве, известные как 6-й и 18-й Центральные Научно-исследовательские институты.

зачем России нужна мощнейшая военная разведка — РТ на русском

5 ноября — профессиональный праздник военной разведки России. В этот день 98 лет назад было создано Регистрационное управление для координации усилий всех разведывательных органов армии. О том, какой путь прошла отечественная военная разведка и насколько она сильна сегодня, — в материале RT.

История военной разведки России началась около 500 лет назад, когда при Иване Грозном сформировалось единое государство и появились зачатки регулярной армии. В качестве отдельного института военная разведка оформилась в 1654 году, когда царь Алексей Михайлович учредил Приказ тайных дел. В 1716 году деятельность военной разведки была закреплена в Воинском уставе и обрела правовую базу.

Толчком к развитию разведывательной службы в Российской империи были политические интриги европейских монархий и постоянные войны на континенте. Колоссальное значение военной разведки было осознано российской элитой в период Отечественной войны. В 1812 году при военном министре появилась Особенная канцелярия.

Стратегическим противником Российской империи вплоть до начала XX века была Великобритания, разведка которой сотни лет была лучшей в мире. В 1920-е годы на фоне конфронтации с Западом советское руководство приложило огромные усилия для создания разветвлённой агентурной сети за рубежом. К середине 1930-х СССР не просто выровнял ситуацию, но и стал переигрывать британцев на их же поле.

Показателем успеха Москвы стало дело так называемой Кембриджской пятёрки — пяти агентов, завербованных советским разведчиком Арнольдом Дейчем. Агенты проникли в разведывательные и дипломатические структуры королевства и даже в Букингемский дворец. Огромный вклад советские военные разведчики внесли в разгром нацизма и в сдерживание США в годы холодной войны. 692 военных разведчика удостоены званий Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации.

 

История ГРУ

 До Великой Отечественной войны орган, отвечающий за управление военной разведкой, несколько раз менял название. 6 февраля 1942 года Иосиф Сталин подписал приказ о переименовании ведомства в Главное разведывательное управление Генерального штаба (ГРУ ГШ). Общая военная подготовка офицеров осуществлялась в Рязанском училище ВДВ и в Киевском общевойсковом командном училище. За специальную подготовку офицеров ГРУ отвечала Военно-дипломатическая академия Минобороны СССР. 

Военную разведку нередко путают с внешней, которой в СССР занимался 1-й Главк КГБ. В России внешняя разведка — компетенция СВР, которую с 5 октября 2016 года возглавляет Сергей Нарышкин, сменивший на этом посту Михаила Фрадкова.

Начальником ГРУ с января 2016 года является генерал-лейтенант Игорь Коробов. Он непосредственно подчиняется начальнику Генштаба Валерию Герасимову и министру обороны Сергею Шойгу. При этом глава ГРУ не имеет прямой связи с политическим руководством — за исключением президента, то есть Верховного Главнокомандующего. 

В первостепенные задачи ГРУ входит сбор и обработка данных о вооружённых силах зарубежных государств, а также информирование руководства. Военные разведчики используют широчайший набор технических средств: прослушивающие устройства, фотоаппараты, разнообразную радиолокационную и гидроакустическую аппаратуру, спутники, компьютерные технологии. Ещё одним способом получения информации является вербовка и работа с агентами.

По характеру задач военная разведка делится на стратегическую, тактическую и оперативную. Стратегическая разведка занимается сбором информации за сотни и тысячи километров от государственных границ. Тактическая — наблюдением, прослушкой. В её функции входят также ведение допросов и разведка боем. Оперативная разведка сосредоточена на изучении района предполагаемых боевых действий и оценке военной мощи противника.  

Деятельность ГРУ носит полностью засекреченный характер. Общественности ничего не известно о численности ведомства, количестве проведённых операций и расходах на его содержание. Единственный человек, раскрывший информацию об отечественной военной разведке, — экс-сотрудник легальной резидентуры ГРУ СССР в Женеве, автор книг «Ледокол» и «Аквариум», перебежчик Владимир Резун, в литературных кругах известный как Виктор Суворов. В середине 1990-х в СМИ появилась информация о том, что за свою деятельность Резун заочно приговорён к смертной казни.

 

Восстановленный потенциал

Историк разведки, писатель Геннадий Соколов в беседе с RT отметил, что советские и российские военные разведчики снискали большое уважение коллег из западных стран. «Офицеры, причастные к военной разведке, — это профессионалы высочайшего класса, которые делают своё дело вне зависимости от политических хитросплетений. Военная разведка работает во всех родах войск и подчиняется Москве (имеется в виду ГРУ.RT)», — подчеркнул Соколов.

Эксперт обратил внимание, что военная разведка — заказчик и эксплуатант высокотехнологичной продукции, которая потом находит применение в гражданском секторе (микрочипы, фото- и видеокамеры, телефонная связь, IT-системы, спутниковые навигационные системы). Военная разведка — в каком-то смысле катализатор научно-технического прогресса России. 

Соколов констатировал, что в 1990-е годы потенциал военной разведки России значительно снизился. Однако вскоре началась его масштабная регенерация. «Я полагаю, что на сегодняшний день наша страна восстановила утраченные позиции. Если почитать аналитику, Запад тоже многое потерял и теперь спешно наверстывает упущенное», — сказал RT Соколов.

Он напомнил, что в 1990-е годы в странах — членах НАТО были распущены подразделения разведки, ориентированные на сбор информации о России, а наиболее опытные кадры ушли на пенсию. В 2000-е годы изменений не происходило и серьёзного внимания РФ по-прежнему не уделялось. «Наши ГРУ и СВР очень ритмично и целенаправленно работают последние 15 лет. Ввиду текущей конфронтации с Западом, думаю, что работы прибавилось не у нас, а у них», — отметил эксперт. 

«Военная разведка — дело накладное для экономики. В 1930-е годы, когда мы отметились блистательными успехами, экономика была, мягко говоря, не в лучшем состоянии. Перед нами всегда стоит тяжёлый выбор, и мы делаем его в пользу обороноспособности. Мы, русские, готовы сидеть на хлебе и воде, лишь бы наша армия была сильнейшей в мире. Россия находится в крайне уязвимом геополитическом положении. Мы с точки зрения обеспеченности ресурсами — лакомый кусочек, и нас всегда будут пытаться ослабить», — уверен Геннадий Соколов.

 Алексей Заквасин

IV. Руководство Генерального штаба / КонсультантПлюс

IV. Руководство Генерального штаба

25. Генеральный штаб возглавляет начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации — первый заместитель Министра обороны Российской Федерации (далее — начальник Генерального штаба).

26. Начальник Генерального штаба непосредственно подчиняется Министру обороны Российской Федерации и несет персональную ответственность за выполнение задач, возложенных на Генеральный штаб и подчиненные непосредственно ему органы военного управления.

(п. 26 в ред. Указа Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

27. Начальник Генерального штаба издает приказы, директивы Генерального штаба, дает указания, при реализации решений Министра обороны Российской Федерации отдает приказания подчиненным Министру обороны Российской Федерации лицам от его имени, организует и контролирует их исполнение.

28. Начальник Генерального штаба как первый заместитель Министра обороны Российской Федерации имеет право подписывать приказы и директивы Министра обороны Российской Федерации (за исключением приказов, подлежащих государственной регистрации) по вопросам, относящимся к его компетенции, представлять Минобороны России во взаимоотношениях с Правительством Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, законодательными (представительными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, судами, вести переписку от имени Минобороны России, давать по вопросам, относящимся к его компетенции, указания, обязательные для исполнения заместителями Министра обороны Российской Федерации, главнокомандующими видами Вооруженных Сил, командующими войсками военных округов, командующим Северным флотом, командующими родами войск Вооруженных Сил, должностными лицами видов Вооруженных Сил, военных округов, Северного флота, родов войск Вооруженных Сил, центральных органов военного управления, органов военного управления, соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил.

(п. 28 в ред. Указа Президента РФ от 21.12.2020 N 803)

29. Начальник Генерального штаба имеет заместителей начальника Генерального штаба. Распределение обязанностей между заместителями начальника Генерального штаба осуществляется начальником Генерального штаба.

30. Начальник Генерального штаба:

а) осуществляет управление деятельностью Генерального штаба и отвечает за поддержание его в постоянной боевой готовности;

б) организует в соответствии с решениями Министра обороны Российской Федерации управление Вооруженными Силами;

в) организует разработку проектов плана обороны Российской Федерации, концепции и плана строительства и развития Вооруженных Сил, предложений по структуре, составу Вооруженных Сил от соединения и выше, по штатной численности военнослужащих и гражданского персонала Вооруженных Сил, проектов положений о Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации, военном округе Вооруженных Сил, военных комиссариатах, военно-транспортной обязанности и проектов иных нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам, относящимся к компетенции Генерального штаба и подчиненных ему органов военного управления, а также вносит указанные проекты и предложения на рассмотрение Министра обороны Российской Федерации для последующего представления Президенту Российской Федерации;

(пп. «в» в ред. Указа Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

г) организует взаимодействие с федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации при разработке проектов плана обороны Российской Федерации, концепции строительства и развития военной организации Российской Федерации, концепций и планов (программ) строительства и развития других войск и воинских формирований, а также государственных программ Российской Федерации, ответственным исполнителем которых является Минобороны России;

(пп. «г» в ред. Указа Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

д) организует и проводит проверки боевой и мобилизационной готовности Вооруженных Сил, организует контроль за состоянием мобилизационной готовности других войск, воинских и специальных формирований;

е) организует проведение мероприятий по оперативной и мобилизационной подготовке Вооруженных Сил, осуществляет координацию оперативной и мобилизационной подготовки других войск, воинских и специальных формирований, а также их взаимодействие в ходе планирования и проведения совместных мероприятий по оперативной и мобилизационной подготовке;

ж) утверждает структуру и штатную численность органов военного управления (за исключением структуры и штатной численности центральных органов военного управления и иных подразделений, входящих в структуру центрального аппарата Минобороны России), соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил;

з) вносит на рассмотрение Министра обороны Российской Федерации предложения по воинским должностям в Вооруженных Силах, подлежащим замещению высшими офицерами;

и) организует разработку и осуществляет координацию проведения единой военно-технической политики в Российской Федерации в части, касающейся создания и совершенствования вооружения и военной техники;

и. 1) руководит деятельностью органов военного управления по разработке и установлению обязательных требований в области технического регулирования к продукции (работам, услугам), используемой в Вооруженных Силах в целях защиты сведений, составляющих государственную тайну или относящихся к охраняемой в соответствии с законодательством Российской Федерации иной информации ограниченного доступа, к объектам, для которых устанавливаются требования, связанные с обеспечением ядерной и радиационной безопасности в области использования атомной энергии, а также к процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, утилизации и захоронения указанных продукции и объектов;

(пп. «и.1» введен Указом Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

к) осуществляет руководство организацией проведения научных исследований в интересах обороны, а также организацией научной работы в Вооруженных Силах;

л) осуществляет руководство военно-научным комплексом Вооруженных Сил, взаимодействие с Российской академией наук, научными организациями, находящимися в ведении федеральных органов исполнительной власти, а также с иными научными организациями и общественными объединениями;

м) осуществляет совместно с Главным управлением международного военного сотрудничества Минобороны России руководство организацией военно-научного сотрудничества с иностранными государствами и координацию этой деятельности;

н) осуществляет руководство военно-исторической работой, научно-информационной и редакционно-издательской деятельностью в Вооруженных Силах;

о) руководит организацией деятельности по обеспечению информационной безопасности, по защите государственной тайны в Вооруженных Силах, по радиоэлектронной защите и радиоэлектронно-информационному обеспечению Вооруженных Сил;

п) организует проведение мероприятий по противодействию коррупции в подчиненных ему органах военного управления;

р) утверждает совместно с заместителем Министра обороны Российской Федерации, отвечающим за финансово-экономическую работу, критерии для отнесения органов военного управления, воинских частей и организаций Вооруженных Сил к соответствующим разрядам, категориям и группам при разработке штатов, штатных перечней и штатных нормативов;

с) вносит в установленном порядке предложения о заключении международных договоров Российской Федерации;

т) представляет в установленном порядке военнослужащих и лиц гражданского персонала Вооруженных Сил к награждению государственными наградами Российской Федерации и ведомственными наградами;

у) назначает в установленном порядке военнослужащих на воинские должности, присваивает им воинские звания, увольняет с военной службы;

ф) решает в установленном порядке вопросы прохождения государственной гражданской службы (работы) лицами гражданского персонала Вооруженных Сил;

х) координирует планирование мероприятий по оперативному оборудованию территории Российской Федерации в целях обороны;

(пп. «х» введен Указом Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

ц) координирует выполнение геодезических и картографических работ в интересах обороны;

(пп. «ц» введен Указом Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

ч) координирует взаимодействие с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области связи, по вопросам совместной эксплуатации и восстановления единой сети электросвязи в интересах обороны и безопасности государства;

(пп. «ч» введен Указом Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

ш) координирует патентно-лицензионную работу, управление правами Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности, находящиеся в ведении Минобороны России, мониторинг их использования, а также проведение мероприятий по их правовой защите;

(пп. «ш» введен Указом Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

щ) обеспечивает реализацию отдельных функций по федеральному государственному надзору в области безопасности дорожного движения в Вооруженных Силах, а также в соответствии с законодательством Российской Федерации выполнение специальных разрешительных функций в области обеспечения безопасности дорожного движения;

(пп. «щ» введен Указом Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

э) утверждает тактико-технические требования к образцам вооружения и военной техники, разрешенным для экспорта, экспортную комплектацию продукции военного назначения, а также основные положения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ военного назначения, разрешенных для экспорта.

(пп. «э» введен Указом Президента РФ от 22.04.2020 N 283)

31. Начальник Генерального штаба осуществляет также другие полномочия в соответствии с федеральными конституционными законами, федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, приказами и директивами Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации и Министра обороны Российской Федерации.


Войска НКВД в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.)

Участие войск НКВД в Великой Отечественной войне – это особая страница нашей истории. Беспримерную стойкость показали военнослужащие войск во всех тяжелейших сражениях и боях: в обороне Брестской крепости, Риги, Таллина, Могилева, Ленинграда, Киева, Одессы, Тулы, в Московской и Сталинградской битвах, в битвах на Кавказе и на Курской дуге. Всего в боях с различной продолжительностью участвовали воинские части 58 дивизий и 23 отдельных бригад войск НКВД.

Военнослужащие войск НКВД проявили массовый героизм и мужественно защищали свое Отечество.

До последнего патрона сражались бойцы расположенного в Брестской крепости 132-го отдельного батальона войск НКВД. На стенах казармы батальона осталась известная всем надпись: «Я погибаю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.41».

Гарнизоны 9-й и 10-й дивизий войск НКВД по охране железнодорожных сооружений, охранявшие транспортные коммуникации на территории Украины, даже в окружении в глубоком тылу противника длительное время продолжали до последнего солдата оборонять объекты. Более 70% солдат и офицеров этих соединений остались пропавшими без вести, но до конца выполнили свой долг.

В боях за Ленинград отличились пять дивизий и две бригады войск НКВД. Так, 21-я стрелковая дивизия войск НКВД полковника М.Д. Папченко защищала южные подступы к городу и в последующем, благодаря мужеству воинов дивизии, стала 109-й Краснознаменной Ленинградской. 1-я стрелковая дивизия полковника С.И. Донского за особые отличия стала 46-й Лужской ордена Суворова 2 степени. 20-я стрелковая дивизия полковника А.П. Иванова действовала на знаменитом «Невском пятачке», потеряла более половины личного состава, но не отступила. От дивизии в тыл врага направлялись десантные отряды, которые, по отзыву Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, «всюду проявляли чудеса храбрости».

В обороне Москвы участвовали четыре дивизии, две бригады, ряд отдельных воинских частей и три бронепоезда войск НКВД. В этот период отличились 2-й полк, отдельный танковый батальон, артбатарея, другие подразделения ОМСДОН им. Ф.Э. Дзержинского, 156-й полк по охране оружейного завода в Туле, ставший Краснознаменным.

В батальонах 10-й стрелковой дивизии войск НКВД, удерживавшей оборонительные позиции в Сталинграде, оставалось по 10 – 15 чел, но последние 200 м до Волги враг так и не смог пройти. Это единственное соединение, удостоенное в тот период высшей награды Родины – ордена Ленина.

С 1941 года войска НКВД сформировали и передали Народному комиссариату обороны СССР 15 стрелковых дивизий. Все дивизии отлично воевали, заслужили почетные наименования и награды, две из них стали гвардейскими.

Общее руководство войсками НКВД с 1942 г. осуществлял заместитель наркома внутренних дел по войскам генерал-полковник А.Н. Аполлонов.

В 1943 году из пограничных и внутренних войск была сформирована и передана в состав Красной армии Отдельная армия войск НКВД. Она получила наименование 70-й армии и в составе Центрального фронта приняла «боевое крещение» в оборонительном сражении на Курской дуге. Стрелковые и артиллерийские части армии в течение четырех дней отражали ежедневно по 13 – 16 атак немецко-фашистских войск, но не позволили танковым колоннам противника прорвать даже тактическую зону обороны (впервые с начала войны). В последующем соединения 70-й армии отличились во многих боях и сражениях, а одна из них – 140-я стрелковая дивизия стала пятиорденоносной.

В короткое время командованием войск была развернута эффективная система охраны тыла Действующей армии, вызывавшая восхищение иностранных специалистов. Кроме того, буквально на третьи сутки после начала войны войсками НКВД под охрану были приняты тысячи объектов, десятки тысяч километров коммуникаций, что позволило сорвать массированное воздействие немецких диверсионных групп.

Войска НКВД сыграли важную роль в развертывании партизанского движения. Так, только в партизанские отряды Ленинградской области в августе – сентябре 1941 года влились более тысячи воинов внутренних войск, а в 1942 году еще 300 бойцов. В ряды народных мстителей вставали военнослужащие войск, выходившие из вражеского окружения. Командиры и политработники откомандировывались на руководящие должности в партизанские отряды и соединения. Войска НКВД готовили разведывательно-диверсионные отряды и группы для действий в тылу врага.

Особый вклад в достижение победы внесли воины Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН). Здесь был собран цвет советского спорта, студенчества, лучшие разведчики страны. 25 военнослужащих бригады стали Героями Советского Союза.

Переход стратегической инициативы к Красной армии в 1943 г. и развертывание в связи с этим активных наступательных действий потребовали усиления и укрепления войск НКВД по охране тыла Действующей армии, а также совершенствования руководства ими. Приказом НКВД СССР в 1943 г. было создано Главное управление войск НКВД по охране тыла действующей Красной армии с подчинением ему всех управлений охраны тыла фронтов и входивших в их состав воинских частей.

Одной из задач внутренних войск в годы войны являлось обеспечение радиопротиводействия противнику. С этой целью в 1942 году в состав войск были включены переданные из Главного разведывательного управления Генштаба РККА радиодивизионы специальной связи мешающего действия для постановки помех радиостанциям противника на поле боя.

В 1943 году внутренние войска приняли от Главного управления связи Красной Армии 135 отдельных линейно-строительных рот ВЧ-связи, которые были сведены в 6 полков и 12 отдельных батальонов общей численностью более 31 тысячи человек. В связи с этим в составе Главного управления внутренних войск было создано Управление войск правительственной связи. Уже к середине 1943 года под его руководством было 12 отдельных полков и 4 отдельных батальона войск НКВД.

В период Великой Отечественной войны войска НКВД несли также гарнизонную службу в освобожденных районах, охраняли железные дороги, военные заводы и другие важнейшие объекты, конвоировали и охраняли военнопленных, вели борьбу с бандитизмом.

В завершающем периоде Великой Отечественной войны служебно-оперативная деятельность войск осуществлялась на значительной территории по фронту и в глубину, характеризовалась большой напряженностью и многочисленностью боевых столкновений. Так, только для очистки тыла 1-го Украинского фронта от банд Украинской повстанческой армии и остатков украинской дивизии СС «Галичина» в районе Рава-Русская в конце августа – начале сентября 1944 г. была проведена чекистско-войсковая операция на территории общей площадью более 3 600 кв. км. В ней принимали участие более 6 тыс. военнослужащих войск НКВД с артиллерией и бронетехникой.

Всего на завершающем этапе Великой Отечественной войны войска НКВД провели тысячи чекистско-войсковых (специальных) операций по борьбе с бандитизмом и националистическими формированиями в западных районах Советского Союза.

Таким образом, войска НКВД внесли весомый вклад в победу нашей страны в Великой Отечественной войне. За мужество и отвагу более 100 тыс. военнослужащих войск НКВД были награждены орденами и медалями. По последним данным, учтено 306 Героев Советского Союза, в том числе 4 дважды Героя, которые в различное время служили в войсках НКВД. 29 военнослужащих за совершенные подвиги зачислены навечно в списки воинских частей войск.

За доблесть и боевое мастерство 18 соединений и воинских частей войск НКВД отмечены государственными наградами или почетными наименованиями.

24 июня 1945 года на историческом Параде Победы ста фронтовикам-дзержинцам в составе свободного батальона ОМСДОН, которым командовал старший лейтенант Дмитрий Вовк, было предоставлено почетное право бросить знамена поверженной Германии к подножью Мавзолея.

Пять путинских элит на фоне транзита — Московский Центр Карнеги

Пять элит, определяющих транзит власти и будущее режима. Резюме

Послание Президента Российской Федерации Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 15 января 2020 года дало официальный старт политическому транзиту в стране. Поправки к Конституции и смена правительства открыли период перемен, которые могут значительно изменить структуру руководства государства. Стало ясно, что Владимир Путин покидает свой пост не позже 2024 года, что ставка будет сделана на преемника, вместе с которым оба лидера образуют затем новое издание властного тандема. Политический режим, таким образом, ожидают крупные кадровые изменения.

Ожидания крупных кадровых пертурбаций создают потребность в более детальном анализе правящей элиты. Именно элита будет определять вектор будущего развития страны, задавать тренды внутренней и внешней политики до и после ухода Путина с поста президента. В поисках ответов на эти вопросы слишком легко попасть в ловушки, искажающие реальное положение дел. Наиболее распространены три из них: эмоциональное отношение к Путину и его политике (критичное или позитивное), следование широко распространенным мифам о всемогуществе силовиков или доминировании путинских друзей, а также море ангажированной или попросту недостоверной информации о группах влияния и динамике их позиций. Достаточно вспомнить популярный среди российских экспертов мем об усилении влияния «группы Школова», названной в честь некогда очень амбициозного генерала, давно утратившего свое влияние. При этом занижаются или попросту не замечаются другие значимые процессы, такие как расширение роли технократов или вымывание из власти соратников Путина.

Для того чтобы лучше понять тенденции и динамику внутриэлитных ротаций, реальное влияние тех или иных игроков в условиях стартовавшего транзита, выделить источники перемен и противостоящие этим переменам консервативные силы, мы предлагаем новую классификацию российской элиты, цель которой — определить будущее лицо российского истеблишмента по итогам транзита власти. Каждый из пяти описанных ниже эшелонов имеет и свой особый функционал, и роль в формировании государственной политики. А начало транзита позволит нам выделить тренды, определяющие основные особенности большой элитной ротации.

На сегодня в рамках российской элиты достаточно четко оформились пять ключевых эшелонов, или групп, у каждой из которых есть и будет особая функция в системе управления. У каждой — особая динамика, выраженные или закамуфлированные идеологические предпочтения, а также возможности влиять на принятие решений. Эта новая классификация — попытка выйти за рамки сложившихся мифов и предложить инструмент для анализа, который позволит прогнозировать тренды будущей кадровой политики.

Итак.

«Свита» Путина ― фактически персональный секретариат и охрана президента, фигуры, работающие с ним плечом к плечу. Они в ежедневном режиме занимаются оперативным поддержанием деятельности главы государства, при этом ориентированы исключительно на удовлетворение его рабочих потребностей и, что крайне важно, — обеспечение его психологического комфорта. Это фактически личный кадровый резерв Путина, рассматриваемый им как источник для продвижения фигур, которые стали лично близки, но также проявили себя в служении. Самый яркий пример продвижения представителей «свиты» — назначение выходцев из Федеральной службы охраны Российской Федерации губернаторами. «Свитский» эшелон за последние годы значительно обновился, из него уходят фигуры, которые были знакомы с президентом до 2000 года, а на их место приходит новое, достаточно молодое поколение, в котором Путин видит потенциал на будущее. Именно фигуры из этой категории могут в итоге стать главными «страховками» Путина после его отставки с поста президента. Бывший глава государства будет, очевидно, заинтересован продвигать лично преданных ему персон на значимые посты в системе управления. «Свита», безусловно, будет сопровождать Путина и на его следующем посту, которым с учетом последних изменений может оказаться должность председателя Государственного совета Российской Федерации.

«Друзья и соратники» — ресурсная база режима и персональная опора Путина. Именно они были бок о бок с президентом, когда он только пришел к власти и нуждался в «расчистке» ельцинской элиты. Однако за 20 лет положение членов этой группы радикально изменилось. На сегодня среди них можно выделить три ключевых подгруппы, у которых очень по-разному складывается политическая судьба.

Первая подгруппа — госолигархи, близкие к Путину фигуры, которые по итогам первых лет правления их патрона получили в управление крупные активы государственной собственности. Вопреки распространенному мнению об их доминировании в системе принятия государственных решений, в действительности эти деятели четко дистанцируются от власти, все чаще фокусируясь на своих более узких корпоративных интересах.

Вторая подгруппа представлена государственными менеджерами ― чиновниками, построившими свою карьеру в системе государственной власти. Их становится все меньше внутри самой вертикали, но те, кто остается, сохраняют личную близость к Путину — Медведев, Козак, Кудрин. Их постепенное вымывание из власти и замена на технократов имеет под собой основания. С одной стороны, «соратники» президента сами по себе сторонятся ответственности и рисков государственной службы. С другой ― и президент предпочитает иметь дело с молодыми технократами, гораздо более комфортными для работы, чем те, кто может позволить себе говорить с президентом на правах старых друзей.

Наконец, наряду с госолигархами и госменеджерами образовался и еще один слой путинских «друзей». Это частные бизнесмены, чья роль в выработке госполитики, напротив, растет.

Политические технократы ― одна из самых динамично развивающихся категорий путинской элиты. Высокопоставленный слой политических технократов становится главной опорой Путина в реализации государственной политики. Это главные «рабочие лошадки», стабилизаторы системы. Они не входили в ближний круг президента изначально, до того как он занял этот пост, но заслужили персональное доверие первого лица за счет профессионализма и отсутствия серьезных провалов. Именно этот тип элиты управляет внутренней политикой (Сергей Кириенко), обороной (Сергей Шойгу), внешней политикой (Сергей Лавров), отвечает за финансовую (Антон Силуанов) и банковскую (Эльвира Набиуллина) стабильность. Как видно, в ходе недавней правительственной ротации ни один из них не потерял своих позиций, хотя никто из этих людей не является незаменимым и многие вполне могут со временем быть замещены другими, более техническими персонажами.

Охранители ― стражи режима. Это особая категория, которую не следует отождествлять с силовиками. Как правило, под силовиками принято понимать фигуры, находящиеся во главе силовых органов власти. Однако, во-первых, далеко не все из них обладают силовым ресурсом (например, Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации Николай Патрушев командует только аппаратом Совета Безопасности), а во-вторых, в современных условиях в России более выраженным становится политический слой, особенностью которого является силовая идеология. Поэтому для более точного описания используем понятие «охранители», имея в виду носителей силовой идеологии. На сегодня этот конгломерат фигур становится идеологически доминирующим в публичном пространстве. Среди охранителей наблюдаются два главных тренда. Первый тренд ― их политизация, то есть попытка влиять на публичный дискурс. Второй ― более выраженное влияние на повестку через все более жесткое законодательство. Политическое значение охранителей возрастает: они работают на консервацию режима, его защиту от перемен.

Исполнители — винтики системы. Исполнителей легко отличить по двум критериям: а) они не представляют особой личной ценности для Путина и б) они достаточно комфортны, если нет крупных провалов. К исполнителям-технократам можно отнести половину российских вице-премьеров, а также почти всех министров, подавляющее большинство губернаторов (кроме таких фигур, как мэр Москвы Собянин, Глава Чеченской Республики Кадыров или губернатор Санкт-Петербурга Беглов) и судейский корпус, за исключением глав высших судов. Это лучшие кандидаты в эшелон политических технократов, один из главных источников его формирования.

Очень часто наблюдатели задают вопрос: готова ли Россия к переменам? Сегодня, неожиданно для многих, страна начала меняться, но важно понимать: суть этого нового внутреннего движения — не развитие, а консервация. Режим готов к переменам ровно в той степени, в какой это позволит защитить режим от внутренних рисков условной «революции» или внешних угроз вмешательства и «раскачивания лодки». Российский политический режим ищет новые механизмы для обеспечения своей более долгосрочной прочности, а значит, он неизбежно будет становиться менее персоналистским. А будущая конфигурация, которая неизбежно, в случае ухода Путина с поста президента, будет представлять собой новую версию тандема, начинает формироваться уже сегодня.

Введение

В январе 2020 года Россия вступила в период транзита: Владимир Путин начал реализацию плана большой ротации элит. Этот план, по-видимому, включает в себя и его собственное перемещение с поста президента на другую позицию, в большей степени контрольную. Пока ротация затронула только правительство, а также частично силовиков. Несмотря на очевидную склонность к консервации, российский политический режим начал серьезно меняться — и институционально, и политически. Это резко поднимает значимость внутриэлитных изменений. Важно, кто будет определять вектор развития страны, как будет складываться судьба ближайших соратников Путина, сохранят ли свое доминирование силовики и где будет находиться главный кадровый источник формирования будущего руководства страны.

Все эти вопросы имеют не только внутриполитическое значение. Ответы на них позволят лучше понять, чего ждать от России в ближайшие десятилетия (особенно с учетом того, что в условиях транзита общая линия Кремля, в том числе и в вопросах внешней политики, может стать менее предсказуемой). Один из главных вызовов для наблюдателей ― непрозрачность механизмов принятия политических решений. Такая закрытость ведет к искажению представлений о реальности и появлению популярных и часто политизированных заключений, основанных на позитивном или негативном отношении к путинскому режиму. Помимо часто звучащего заблуждения, что всем занимается лично Путин и без него не решается ни один вопрос, постоянно можно слышать истории про всемогущих «путинских друзей» или захвативших все вершины власти силовиков, что в действительности оказывается далеким от реальности. Упрощение и искажение ― две ошибки, которые ведут к неверному пониманию политических процессов и усиливают ощущение непредсказуемости России.

Однако такая непредсказуемость имеет и объективные причины. Во-первых, сложилось сильное несоответствие формальной структуры власти и неформальных политических связей, когда, например, глава крупной госкорпорации может быть де-факто влиятельнее профильного министра. Во-вторых, несмотря на старт транзита, остается много вопросов о предстоящих изменениях, связанных с конституционной невозможностью нынешнего президента переизбираться в 2024 году. Что будет означать уход Путина с поста президента, притом что он, вероятно, останется наиболее влиятельным российским деятелем? Кто займет его место в Кремле и как будут складываться отношения Путина с новым президентом? Как это повлияет на общий курс российской политики и отразится на расстановке сил? Как будет меняться путинское окружение и как распределятся роли между ключевыми игроками?

Понять природу и характер функционирования главных эшелонов российского политического класса — значит понять и основные векторы будущей политики, намерения основных правящих групп и их возможности.

Цель настоящей работы в том, чтобы выявить основные тенденции изменений внутри руководства страны. Прежде всего, речь идет о тех фигурах, которые включены в систему принятия и исполнения политических решений, — президенте и его окружении, системе исполнительной власти. Стоит оговориться, что, как и любое обобщение, нынешняя классификация носит условный характер. Мы не рассматриваем сферу публичной политики: партию власти и системную оппозицию, которые представлены в федеральной системе законодательной власти, а также независимый частный бизнес, сформированный еще при Ельцине (несмотря на то, что многие из ельцинских олигархов пошли на тесные партнерские коалиции с путинскими друзьями, что было одной из главных стратегий не только выживания, но и успешной экспансии).

Представление о динамике распределения ролей в ближнем и дальнем окружении президента Путина, о возможностях и приоритетах тех или иных групп позволит лучше понять, в каком направлении развивается Россия.

Путинская элита: латентные тренды и распространенные заблуждения

За 20 лет нахождения Владимира Путина у власти были самые разные попытки систематизировать и классифицировать правящую элиту с точки зрения распределения власти или внутренних идеологических/политических конфликтов. В первые годы после избрания Путина политические процессы часто описывались с точки зрения противостояния ельцинской «семьи» и новых «питерских». Тогда по сути шло постепенное вытеснение из системы власти ставленников бывшего президента. Затем началось все более выраженное размежевание уже между «своими» ― «питерскими чекистами» и «питерскими либералами»1, а по мере взросления режима конфликтных линий становилось все больше. Власть регулярно имеет дело с «войнами силовиков», бесконечными конфликтами между друзьями Путина («Роснефть» против «Транснефти», «Роснефть» против «Газпрома» и т. д.), конкуренцией внутри вертикали (яркий пример последнего времени — вражда между Сергеем Кириенко и Вячеславом Володиным).

Описание внутриэлитных процессов часто происходит с использованием избитых и очень условных (что не означает обязательно ложных, но часто запутывающих) ярлыков. Например, «системные либералы»2, «силовики» или «путинские друзья и соратники». При этом вся элита стала выглядеть одинаково путинской, а разделение на «своих» и «чужих» утратило всякий смысл.

То, что в 2000 году считалось «путинской элитой», расширило свои границы настолько, что сегодня охватывает практически весь правящий истеблишмент. Именно поэтому так трудно объяснить вещи, которые в первые годы правления Путина казались невозможными: обыски у соратников президента или отток его друзей из властной системы при одновременном притоке молодых технократов на все уровни власти. Одновременно резко повысилась внутренняя конфликтность. Между собой, кажется, воюют все — соратники, друзья и министры, администрация президента и силовики. При этом и сажать стали без разбора: губернаторов, крупных бизнесменов, приближенных к власти, и даже высокопоставленных «чекистов». Такая картина рушит общее представление о том, что своих Путин не сдает, а сор из избы не выносит.

Достаточно выраженным мейнстримом сегодня является попытка объяснить едва ли не все происходящее в России ростом влияния силовиков. При этом мало кто понимает, что далеко не все силовики, например, реально обладают силовым ресурсом, а сами они представляют собой разрозненные фракции, которые бесконечно воюют между собой и имеют часто очень конкурентные отношения (даже, например, внутри ФСБ России) и разные интересы в вопросах внешней и внутренней политики. В то же время у тех, кого мы привыкли называть силовиками, есть общее — силовая идеология, влияние которой на общие внутриполитические тренды, действительно, значительно выросло. Это создает ощущение доминирования силовой части элиты в принятии политических решений, формировании «нового дворянства» (термин, который еще в 2007 году использовал некогда супервлиятельный соратник Путина Виктор Черкесов). Однако приводимая ниже классификация позволяет понять, что реальное влияние силовой части имеет гораздо более комплексную природу и свои существенные ограничители.

Главную сторону, противоборствующую силовикам, часто обозначают как «системных либералов», которые выглядят иногда как едва ли не сопоставимая сила. Но реальное влияние системных либералов значительно снизилось и стало скорее эпизодическим. Большинство из них утратили всякое влияние на политическую сферу, сфокусировавшись на своей профессиональной деятельности. В то же время в определенные моменты они могут оказываться востребованными. Об этом говорит, в частности, особая роль Алексея Кудрина: к его оценкам проблем нацпроектов, по словам одного источника, Путин прислушался, принимая решение о смене правительства. Однако общий тренд заключается в выдавливании всего либерального из власти.

Еще одна труднообъяснимая особенность последних лет — рост числа «посадок» влиятельных, близких к власти фигур — бизнесменов, назначенных Путиным губернаторов, федеральных чиновников и даже высокопоставленных «чекистов». Эти внутрирежимные чистки сопровождаются и резко возросшим давлением на оппозицию: ей чаще запрещают митинговать, блокируют от участия в выборах; в ее организациях проводят обыски, активистов уголовно преследуют. Еще никогда в России после кризиса 1993 года не было столь массового давления на все сегменты политической и общественной жизни, в той или иной степени критичные по отношению к власти. А разгром московских протестов летом 2019 года и затем массовые преследования их участников заставили говорить о «восстании силовиков» и новой, более консервативной реальности. Государство выглядит более репрессивным и менее толерантным по отношению даже к умеренным формам несогласия. Ротация в СПЧ в ноябре 2019 года — яркое тому подтверждение.

Однако какими бы всемогущими ни казались сами силовики, и они неожиданно, но часто оказываются жертвами собственной экспансии. Их не обходят стороной ни громкие уголовные дела, ни персональная критика президента, ни провалы в расследовании громких уголовных дел. Какова их реальная миссия в режиме Путина? Не боится ли президент их безграничной экспансии и могут ли они решиться на путч? Ответить на эти вопросы невозможно без четкого понимания природы силовой власти в России.

На этом фоне все более заметной становится тенденция к приходу на значимые позиции молодых технократов ― серых, неприметных функционеров без политического цвета и запаха, без собственных амбиций и повесток, готовых работать на ответственных должностях, не стесняясь нагрузки или ответственности. Это хорошо подтверждается и новым составом правительства, где и премьер, и почти все новые вице-премьеры и министры представляют именно эту категорию обновляемой власти. Технократы приходят на смену близким путинским соратникам или опытным политикам, занимая высокие позиции по всей вертикали, от администрации президента до губернаторов. Одни начинают видеть в них едва ли не будущих преемников Путина, другие политически игнорируют этот класс как слишком обесцененный и бесперспективный. Но нельзя не признать, что именно этот эшелон становится кадровой опорой режима в принятии и реализации государственных решений.

В последние годы наблюдаются важные, но не столь публичные процессы. Во-первых, близкое путинское окружение стало дистанцироваться от государственной службы. Работать внутри государства становится и опасно ― из-за рисков уголовного преследования, и дискомфортно — слишком много ответственности в условиях сложных задач (например, повышение экономического роста) и снижения рейтингов. Принцип «своих не сдаем» уже не имеет для Путина прежнего значения. А значит, любой федеральный или региональный служащий рискует однажды оказаться на скамье подсудимых ― просто в силу неразборчивости и хаотичности уголовных преследований, инициированных силовыми органами власти. Путинским соратникам проще решать свои вопросы, не занимая официальных высоких постов, выстраивая особые отношения с госчиновниками или участвуя в качестве частного лица в реализации государственной политики.

Во-вторых, сам Путин стал чаще делать ставку на тех, кто изначально не был к нему близок. Это новое поколение относительно молодых ставленников президента, с которыми ему проще и комфортнее работать. И именно оно может сыграть ключевую роль в формировании высшего руководства страны после транзита.

В-третьих, образовалась особая категория очень влиятельных фигур, которые взяли на себя важнейшие, политически значимые миссии и служат Путину на критично значимых участках, но не являются давними президентскими соратниками: с ними он не был близко знаком до избрания главой государства. Президент окружает себя исполнителями, которые с годами, приобретая опыт и связи, становятся новым костяком позднего периода путинского правления.

Для того чтобы лучше понять состав российской политической элиты, мы будем использовать три ключевых критерия.

  1. Близость к Путину в рабочем процессе ― критерий, позволяющий оценить, в какой степени эта фигура непосредственно взаимодействует с президентом в рамках ежедневной рутины.
  2. Политический функционал ― миссия, или особая зона ответственности, которая имеет значимость для президента с точки зрения государственного развития. Это самый важный критерий, при анализе которого необходимо учитывать, что функционал можно легко утратить, а вместе с ним и реальное влияние, как это было хорошо видно на примере главы РЖД Владимира Якунина, исчезнувшего из политического поля после отставки в 2015 году. То, что Путину представляется важной государственной задачей, становится для него существеннее судьбы даже самых близких его товарищей, а значит, и жертвовать ими без особых колебаний становится проще.
  3. Персональная значимость для президента ― критерий, учитывающий, входит ли данная персона в набор фигур, изначально лично близких президенту, к которым Путин особенно прислушивается и с кем часто советуется.

Эти три критерия важны для того, чтобы понять, кто в действительности имеет значительный потенциал для реализации транзита. Близость к Путину еще не означает большое влияние, равно как и наличие значительных ресурсов ― силовых или финансовых ― не гарантирует безопасности и политического долголетия.

Пять эшелонов путинской элиты

«Свита» — персональное сопровождение Путина

В российском экспертном сообществе популярна шутка: будьте особенно вежливы с путинскими охранниками, любой из них завтра может стать губернатором. В этой шутке есть доля правды, во всяком случае четыре выходца из ФСО России, служивших путинскими адъютантами, становились губернаторами. Два таких опыта были относительно неудачными: Евгений Зиничев, проработавший всего четыре месяца главой Калининградской области, и спешно снятый в прошлом году всего за пару месяцев до выборов губернатор Астраханской области Сергей Морозов. Первый, однако, продолжил карьерный рост ― успел поработать заместителем директора ФСБ России, а затем стал главой МЧС России.

«Свита» ― ядро кадрового ресурса Путина ― состоит из фигур, близких к телу президента и находящихся с ним в постоянном контакте. Это окружение за 20 лет кардинально поменялось: друзей и соратников президента, пришедших вместе с ним к власти в 2000 году, сменили более «технические» и гораздо более молодые люди, которые служат Путину. Именно из них стало формироваться ядро его кадрового ресурса, причем в большинстве случаев это фигуры, которые не служили больше никогда и никому. Однако уникальность данного ресурса не только в том, что эти фигуры обслуживают ежедневные потребности президента, но и в том, что они стали получать путевку в жизнь из рук самого президента, что как раз подтверждается продвижением четырех выходцев из ФСО России на гражданские позиции в публичной политике.

«Свита» оперативно поддерживает деятельность главы государства в ежедневном режиме: занимается графиком, протоколом, подготовкой и организацией встреч, а также обеспечением безопасности. Наиболее значимые и видные фигуры тут, безусловно, руководители ФСО России и Совета Безопасности Президента Российской Федерации, Руководитель Администрации Президента Российской Федерации Антон Вайно, пресс-секретарь Президента Российской Федерации Дмитрий Песков и другие. Это действительно особая категория, которая не столько руководит отдельными проектами, сколько обслуживает в оперативном режиме президента. «Свита» ориентирована исключительно на удовлетворение рабочих потребностей Путина и, что особенно важно, на его психологический комфорт ― это означает доставку только той информации, которая соответствует президентской картине мира. Как правило, фигуры из этого эшелона не являются публичными (не считая Пескова, что объяснимо его должностью), не имеют никакого политического или публичного опыта, но при этом особенно глубоко погружены в реально значимую для Путина повестку. Один из ярких примеров фигуры из «свиты» ― начальник Референтуры Президента Российской Федерации Дмитрий Калимулин, подготовивший, по данным издания «Проект», текст Послания Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации, где и были раскрыты детали конституционной реформы. Между тем подавляющее большинство официальных лиц были отодвинуты от обсуждения ключевых вопросов послания вплоть до дня его оглашения. Для справки: Калимулину 49 лет, и почти всю свою жизнь, с 1997 года, он работает в президентской референтуре.

Президентская «свита» в последние годы значительно обновилась. Прошла глубокая ротация в руководстве ФСО России и Совета Безопасности Президента Российской Федерации, а также в руководстве Администрации Президента Российской Федерации — всюду стали приходить относительно молодые, ранее практически не светившиеся фигуры, задача которых — четко улавливать и точно исполнять поручения главы государства. Психологический комфорт президента — главная неофициальная задача, от выполнения которой зависит их непосредственное будущее. Именно поэтому все то, что способно омрачить настроение президента, тут же встречает его резкую реакцию. Достаточно вспомнить громкий и неожиданный арест известного независимого журналиста Ивана Голунова. Событие, произошедшее в завершающий день Петербургского экономического форума и заметно подпортившее красивую картинку успешного мероприятия, никак не вписывалось в планы путинской администрации. На арест последовала мгновенная реакция: руководство Администрации Президента Российской Федерации потребовало от МВД России подробного рапорта, виновных отстранили от работы, а самого журналиста вскоре выпустили. Однако, как только тема ушла из публичной сферы, администрация банально забросила дело, вернувшись к нему только в преддверии большой путинской пресс-конференции в декабре прошлого года. Тут же выяснилось, что уголовное дело против пяти полицейских активно расследуется, вскоре последовали и аресты.

Несмотря на публичную неопытность, представители этого эшелона быстро набирают особый политический вес, что связано с растущей дистанцией между Путиным и бюрократией, Путиным и политическим классом. Президент склонен к повышенной секретности при обсуждении всех важных вопросов, и значит, круг лиц, с которыми он их обсуждает, сужается, а роль «свиты» в такой ситуации неизбежно растет. Большинство рутинных вопросов социально-экономической и экономической, бюджетной и финансовой политики делегируются правительству. Достаточно вспомнить, насколько явно Путин отстранился от спора между Игорем Сечиным и кабинетом министров в 2016 году. Тогда глава «Роснефти» пытался добиться, чтобы президент поддержал идею продажи «Башнефти» именно его компании. Вопреки мифам о всемогуществе главы «Роснефти» он не заручился однозначной поддержкой президента и был послан решать свои проблемы с правительством, что в итоге привело к уголовному делу против министра Алексея Улюкаева, откровенно выступавшего против продажи «Башнефти» госкомпании. На усмотрение правительства оставлял Путин и длительный спор о льготах для арктических проектов, которых активно добивался Игорь Сечин.

Путин сокращает общение не только с правительственными бюрократами, но и с более весомыми фигурами в иерархии власти, включая его собственных старых соратников, ведь они всегда что-то просят, отвлекают от более важных задач или на что-то жалуются. «Свита», в отличие от всех остальных, молчалива, исполнительна, самоотверженна и лучше других понимает, о чем можно, а о чем нельзя говорить с президентом.

Такая комфортность для Путина автоматически ведет к тому, что свита играет все более заметную роль в государственной политике. Как на практике происходит политизация «свиты»? Хорошим примером служит подготовка в 2019 году обмена пленными между Россией и Украиной. Ключевую роль в этом сыграл не российский МИД и не ответственный на тот момент за Донбасс Владислав Сурков. Все переговоры изначально были замкнуты на Руководителя Администрации Президента Российской Федерации Антона Вайно, который, в свою очередь, курировал действия других органов власти и работал в связке с Дмитрием Козаком. Организационная роль легко превращается в инструмент влияния, даже когда у тебя нет мандата на определение содержательной части курса. Именно поэтому складывается парадоксальная ситуация, при которой политический тяжеловес Сергей Иванов, как руководитель администрации, был менее вовлечен в ежедневную работу Кремля и более отстранен от работы, чем «технический» Вайно, который всегда наготове.

В течение первого срока Путина наблюдатели пытались сформировать кадровый резерв будущих назначенцев из работавших с ним в мэрии Санкт-Петербурга или в КГБ. Сейчас стоит внимательнее приглядеться к путинской свите. Это те, кто организует работу президента, обеспечивает его безопасность и информирует о текущих делах в ежедневном режиме. Те, кто, скорее всего, последует за Путиным на любой другой пост, который он может занять после формального ухода с поста президента. Именно эти фигуры, ориентированные на президента, лишенные персональных политических амбиций, могут в дальнейшем оказаться на значимых государственных позициях. Некоторых из них Путин может тестировать с прицелом на более значимые посты в будущей конфигурации власти ― судя по его опыту продвижения охранников на публичные должности (губернатор Тульской области Алексей Дюмин или бывший замминистра внутренних дел и губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов). О других, возможно, нам еще предстоит узнать. Однако важно понимать, что в отличие от любого публичного политика выходцы из путинской «свиты» — это всегда темные лошадки, приученные скрывать свою индивидуальность, запрещающие себе проявлять излишнюю инициативу и привыкшие служить, а не править. Им будет трудно в публичном пространстве, особенно с учетом крайне консервативной кадровой политики президента в условиях растущего запроса общества на оживление политической жизни.

«Друзья и соратники» Путина: три вида, три функции

В отличие от «свиты», которая находится в тени политического анализа, «друзья и соратники» пользуются пристальным вниманием аналитиков и часто демонизируются. Принято считать, что именно они и «рулят» государством, став ключевой опорой путинской власти. Им приписывают всемогущество, крупные ресурсы и активы, влияние на силовиков и едва ли не возможности диктовать решения самому Путину. Эти же фигуры становились главными объектами для западных санкций как неформальное лицо путинского режима. В действительности влияние «друзей и соратников» на государственную политику не только снижается, но и становится более «канализированным», менее масштабным. Путин реже встречается с ними, реже советуется, хотя, безусловно, продолжает доверять многим из тех, кого знает уже не одно десятилетие. Это его коллеги по работе в ГДР, в петербургской мэрии, спарринг-партнеры по дзюдо, партнеры по бизнесу (пресловутый кооператив «Озеро»). Условно эшелон соратников можно разделить на три больших, несопоставимых по своим ролям категории — государственные олигархи, государственные менеджеры и путинские предприниматели.

Государственные олигархи — служба в бизнесе

«Государственными олигархами» мы назовем тех, кто в результате первой волны путинской кадровой экспансии (с 2000-го по 2008 годы) получил в управление крупные активы государственной (или ставшей государственной) собственности. Крайне важно подчеркнуть, что это не собственники, а управленцы крупных компаний или корпораций, находящихся в той или иной степени под контролем государства. Среди них уже хорошо известные Игорь Сечин («Роснефть»), Сергей Чемезов («Ростех»), Алексей Миллер («Газпром»), Герман Греф (Сбербанк), Николай Токарев («Транснефть»), Анатолий Чубайс («Роснано»). Государственные олигархи не только управляют, но и получают из рук президента вполне определенную миссию, часто связанную с государственными задачами. Например, Чемезов — это спасение ВПК после разорительных 1990-х годов, Миллер — контроль над газовым ресурсом, особенно важным в геополитическом смысле, Греф — стабильность и эффективность главного банка страны, а также работа с большими данными, Чубайс — высокие технологии.

Из всей этой категории особо выделяется Игорь Сечин, который позволяет себе гораздо больше других. Сечин стоит за разгромом крупнейшей частной нефтяной компании «ЮКОС», с его подачи был осужден министр экономического развития (из-за негативной позиции по вопросу, принципиально значимому для «Роснефти»). Он известен попытками, пусть и не всегда удачными, лоббирования интересов компании в правительстве и через президента, беспрецедентными амбициями не только в нефтяной, но и в газовой сфере. Однако именно поэтому контакты Сечина с Путиным стали не только более редкими, но и более прохладными. Президента раздражал рост долгов компании, постоянные требования льгот и господдержки, корпоративные конфликты (например, с «Транснефтью») и периодически проявляющееся стремление Сечина выпячивать корпоративные интересы, не всегда совпадающие с государственными. Это становится все более выраженным трендом позднего путинского периода правления — дистанцирование «соратников» от власти и охлаждение Путина к близким фигурам, получившим активы и влияние.

Преобладает мнение о всемогуществе путинских друзей и доминировании их в системе власти. Однако реальность говорит об их растущей уязвимости. Путину проще работать с исполнителями, не имеющими собственных приоритетов и амбиций. Увлеченность же историческими и геополитическими миссиями обесценивает персональные отношения и заставляет Путина смотреть на бывших коллег/партнеров свысока. Госолигарх — статус, дарованный государством, а значит, он может быть утрачен при самых разных обстоятельствах и потенциально привести к резкому краху политической карьеры. Эта категория также наиболее уязвима с точки зрения предстоящей ротации власти: будущий преемник наверняка получит некую, пусть на первых порах ограниченную, автономию при реализации своей кадровой политики, а следовательно, и возможность расставлять своих людей в сфере государственного бизнеса.

Судьба бывшего главы РЖД Владимира Якунина убедительно показывает, насколько велика уязвимость госолигархов. Некогда мощная на политическом олимпе фигура исчезла с него сразу же после увольнения с занимаемой позиции в 2015 году. При этом и возможностей для карьерного роста у этих людей очень мало. Никто из них уже не захочет возвращаться в систему официальной власти, где ресурсов для сопоставимого уровня жизни нет и быть не может, а персональные риски ответственности и провала значительнее. Это дает крайне важное понимание, что никто из таких персонажей, как Чемезов или Сечин, ни за что не захочет руководить правительством или тем более администрацией президента, что делает все спекуляции на эти темы бессмысленными.

Госолигархи все еще пользуются особым личным доверием Путина и продолжают выполнять свои миссии, остающиеся в понимании президента государственническими. Эти люди пришли к власти вместе с Путиным и помогали ему «строить вертикаль», восстанавливать единство государственной власти, бороться с олигархами ― и в итоге фактически заняли их места уже в качестве государственных олигархов, но одновременно отодвигаясь от реальной каждодневной государственной жизни.

Однако госолигархам, влиятельным в своих «доменах», будь то нефть, газ, банки или ВПК, крайне сложно влиять на политику за пределами этих сфер. Положение «соратников» Путина в системе власти значительно мифологизировано. В реальности Игорь Сечин, например, все последние годы безуспешно лоббировал либерализацию рынка газа и реформу «Газпрома». Он в значительной степени утратил влияние в ФСБ после осуждения Улюкаева. Уволенный из спецслужбы генерал Олег Феоктистов, который фактически работал на Сечина и вел дело, не смог вернуться на высокую должность и был пристроен в карманный роснефтевский банк «Пересвет». Не удавалось Сечину получить и финансовую поддержку из ФНБ на инвестиционные проекты «Роснефти».

Другим примером может служить Сергей Чемезов — еще один товарищ Путина, с которым президент знаком еще по работе в ГДР. В отличие от многих иных фигур из этой категории, Чемезов имеет (и сохранил после ротации) серьезное влияние в правительстве, где близкими к нему фигурами считаются министр промышленности и торговли Денис Мантуров и вице-премьер Юрий Борисов. У него также тесные связи с Руководителем Администрации Президента Российской Федерации Антоном Вайно, отец которого уже давно входит в число ключевых фигур госкорпорации. Однако при возникновении политической проблемы Чемезов оказывается бессилен. Пример тому — неожиданное заявление главы «Ростеха» в августе прошлого года по поводу московских протестов. Чемезов тогда не только осудил недопуск оппозиции к выборам депутатов Мосгордумы, но и предупредил Кремль, что игнорировать растущее раздражение опасно. Эти слова кардинально расходились с кремлевской линией на жесткое подавление протестов, и сам Чемезов казался по отношению к ней едва ли не внутриэлитной оппозицией.

Это позволяет предположить, что реальное влияние «соратников» на транзит, стартующий уже в этом году, будет более ограниченным, чем могут ожидать наблюдатели. Путин не позволяет им выходить за рамки своих зон ответственности и предпочитает прислушиваться к профессиональным, а не дружеским советам. Более того, друзья-госолигархи все чаще приходят к Путину не столько для соучастия в проводимой политике, сколько с просьбами о помощи: выделить финансовые ресурсы, принять выгодный закон, добиться льгот. Корпоративные интересы «соратников» все чаще, в понимании Путина, расходятся с государственными. А значит, и их лоббистов постепенно отодвигают от обсуждения стратегически значимых государственных вопросов.

Но главная интрига, связанная с госолигархами, — в их мотивации и намерениях. Вопреки распространенному мнению это далеко не самые консервативные круги. Напротив, даже несмотря на свою зависимость от государства и Путина лично, госолигархи представляют собой крупный бизнес, причем часто международного масштаба, с транснациональными корпорациями среди партнеров. И следовательно, именно эта группа меньше всего заинтересована в конфронтации с Западом, новых санкциях и очередных витках противостояния. Как ни парадоксально, именно путинские госолигархи невольно оказываются в роли системных либералов, которые в наибольшей степени опасаются консервативного, изоляционистского тренда развития страны.

Государственные менеджеры — бюрократическая опора Путина

Вторая категория путинских многолетних «друзей и соратников» — государственные менеджеры. Они не занимаются бизнесом, но продолжают удерживать высокие позиции в системе государственной власти. Среди них Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Дмитрий Козак, Алексей Кудрин, которые работали с Путиным до его избрания президентом и продолжают оставаться рядом, несмотря на возможности преуспеть за пределами государственной службы. Кстати, интересно, что оба кандидата в преемники 2007 года — Медведев и Иванов — были именно из этой категории.

Так же как и «государственные олигархи», фигуры из этой категории постепенно дистанцируются от официальной власти в силу тех или иных причин. Сергей Иванов ушел в 2016 году с поста Руководителя Администрации Президента Российской Федерации (хотя и занял при этом статусный пост при президенте3). Работа Руководителя Администрации Президента Российской Федерации оказалась слишком рутинной, требовала большого погружения и предусматривала большую нагрузку без серьезных персональных привилегий и свободы действий. Кудрин был уволен Медведевым, на тот момент президентом, после острого конфликта с ним, но так и не вернулся ни в правительство, ни в Администрацию Президента Российской Федерации. Он был неожиданно назначен в 2018 году главой маловлиятельной Счетной палаты Российской Федерации, что, по сути, остается местом временного кадрового резерва. В то же время этот статус позволяет ему сохранять прямой доступ к главе государства, возможность продвигать политически значимую повестку (эффективность органов государственной власти) и быть одним из главных «контролеров» правительства.

Последняя ротация в правительстве полностью подтвердила линию на выведение «друзей» из системы официальной власти: в кабинете министров не осталось ни одного старого соратника Путина. Дмитрий Медведев занял пост Заместителя Председателя Совета Безопасности Российской Федерации, бывший вице-премьер Виталий Мутко стал главой корпорации «Дом.рф», то есть фактически перешел в статус госолигарха. Дмитрий Козак, серьезно набравший влияния за последние годы, перешел на пост заместителя Руководителя Администрации Президента Российской Федерации. В новом статусе он получит некоторые полномочия «подвисшего» пока Владислава Суркова, но будет курировать и более широкое поле — отношения со странами ЕАЭС, а значит, Украину и Белоруссию. Козак, как бывший коллега Путина по питерской мэрии, отвечавший сначала за подготовку к Олимпиаде 2014 года, затем за Крым, частично за Донбасс и ТЭК, теперь становится одной из важнейших фигур в администрации президента.

Таким образом, на сегодня внутри вертикали остались, по сути, четыре ключевые фигуры: Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Алексей Кудрин и Дмитрий Козак, но лишь последний находится на подъеме. Все остальные были в последние годы на нисходящем карьерном треке. Дмитрий Медведев отодвигается от системы исполнительной власти и в качестве заместителя Путина закрепляет свои позиции в институционально слабом Совете Безопасности Российской Федерации, остающемся консультативным органом. Президент, очевидно, стремится держать бывшего преемника при себе, не оставляя ему поля для самостоятельной деятельности (сферы безопасности и обороны полностью замкнуты только на Путина). Сергей Иванов, как бывший Руководитель Администрации Президента Российской Федерации, сохраняет статус спецпредставителя президента, но его основная работа сейчас концентрируется вокруг совместных с «Ростехом» проектов. Кудрин, сохраняя неформальную близость к Путину, тем не менее политически ограничен функционалом Счетной палаты Российской Федерации. Все эти фигуры вне зависимости от эволюции личных отношений с Путиным в глазах президента имеют особенные политические заслуги, такие как «служение Отечеству», готовность брать на себя ответственность и добровольный отказ уйти в бизнес. Путин ценит лояльность и жертвенность. Безропотное прохождение Медведева через все унижения, пережитые им после ухода с поста президента, безусловно, стало для Путина главным доказательством преданности и надежности, что также позволяло долго закрывать глаза на промахи и низкую эффективность кабинета министров в реализации национальных проектов или стимулировании экономического роста. Все эти фигуры из числа государственных менеджеров, несомненно, будут лучшим образом пристроены при любом раскладе власти после 2024 года.

В то же время проблема для этой категории заключается в том, что им становится слишком тесно в коридоре своих фактических возможностей. Медведев, если не будет снова выбран преемником, уперся в потолок своей карьеры. Кудрин слишком либерален, чтобы подняться в условиях консервативного тренда. Иванов, кажется, тоже утратил всякий интерес к госслужбе. Это фигуры в определенном смысле подневольные: они никогда не пойдут против Путина, но и у Путина становится все меньше возможностей, да и желания для их карьерного продвижения в условиях, когда намного проще ставить на менее опытных и неамбициозных технократов.

Частный бизнес и политические услуги

Особенно интересна в условиях транзита третья категория «друзей и соратников» Путина — частный бизнес. Имена многих ее представителей стали относительно хорошо известны только в 2010-е годы. Но именно эти персоны сегодня находятся в определенной степени на подъеме, и их роль будет расти.

Братья Ротенберги, братья Ковальчуки, Геннадий Тимченко, отец и сын Шамаловы, Евгений Пригожин ― все они, в отличие от госолигархов и госменеджеров, изначально не были напрямую связаны с государством, хотя нарастили свои активы во многом за счет близости к власти и госкорпорациям, чаще всего путем доступа к госконтрактам. Как правило, они выходцы из Санкт-Петербурга, где сблизились с Путиным не в силу совместной службы, а за пределами рабочих отношений. Это и участники пресловутого кооператива «Озеро», и совладельцы банка «Россия», который называют «кошельком Путина», и спарринг-партнеры Путина по дзюдо.

Главным вызовом для этой категории всегда была проблема институциональной отстраненности от власти: никто из них не занимал серьезных должностей и не сопровождал Путина в выстраивании вертикали в начале его правления. Капитализация их близких отношений с президентом происходила в частной сфере, но всегда была тесно связана с интересами государства, особенно с доступом к государственным или окологосударственным заказам. Через это выстраивались коалиции — например, Ротенбергов с «Газпромом», Тимченко с нефтяными госкомпаниями. Но главный секрет их продвижения в другом. Стремясь оказать услугу Путину, они берут на себя политически значимые обязательства, чем усиливают свою востребованность со стороны власти. Аркадий Ротенберг, например, вопреки серьезным санкционным рискам строил Крымский мост. Евгений Пригожин «продает» Путину услуги по кибервойнам, экспорту политических технологий (в Африку), а также частные военные кампании.

Отдельно в связи с этим стоит упомнить Ковальчуков. В частности, Юрий Ковальчук не только считается бенефициаром банка «Россия», но и стоит за крупнейшим медийным холдингом — «Национальная Медиа Группа», куда входят центральные телеканалы, печатные СМИ и другие активы. Учитывая, что информационная политика крупнейших СМИ курируется из администрации президента, Ковальчук получает «склейку» с Кремлем и возможность поддерживать тесную связь с государством.

Однако Ковальчуки — это не только медиаактивы и банк «Россия», а еще и «Росатом» — крупнейшая госкорпорация, ответственная за атомную энергетику, участвующая в разработке новейших атомных вооружений, а также в арктической политике. С «Росатомом» тесно сотрудничает глава Курчатовского института Михаил Ковальчук, старший брат Юрия Ковальчука и близкий друг Путина, часто консультирующий президента по самым разным вопросам ― в частности, по генной инженерии или биологическому оружию, чем Путин сильно увлечен в последние годы. Сын Юрия Ковальчука Борис Ковальчук работал заместителем директора «Росатома», а в конце 2009 года был назначен главой государственной компании «Интер РАО» — монопольного оператора экспорта-импорта электроэнергии.

Бывший глава «Росатома», а ныне куратор внутренней политики в администрации президента Сергей Кириенко продолжает тесно взаимодействовать с Юрием Ковальчуком и близкими к нему политтехнологами, в том числе и в вопросах организации и проведения региональных выборов.

Особенность данной категории в том, что ее представители обладают собственными крупными финансовыми, медийными или иными ресурсами, и государство не стесняется ими пользоваться. Тут выгодный симбиоз интересов: Кремль предоставляет политический патронаж, а взамен путинские частные бизнесмены позволяют власти использовать их активы в политических целях. В силу своей ресурсообеспеченности они в меньшей степени зависят от государства. Мало того, в отличие от госолигархов, которые приходят к Путину просить о помощи и поддержке, путинские бизнесмены помогают президенту, предлагая эксклюзивные услуги. Такая модель отношений позволяет предположить, что именно частный путинский бизнес будет наращивать влияние в период транзита и после него. Помимо значительного сближения с кураторами внутренней политики (после прихода Кириенко), эта группа усиливает свое влияние и на правительство. Так, новый министр цифрового развития и связи Максут Шадаев близок к Юрию Ковальчуку (через «Ростелеком», где он занимал пост вице-президента).

Нетрудно предположить, что именно частный путинский бизнес в итоге может оказаться на подъеме в случае ослабления власти. Чем больше государство будет нуждаться в ресурсах и услугах, тем более востребованными будут привилегированные путинские предприниматели, получившие доступ к власти за счет доверия, но накопившие за последние годы достаточный «жир», чтобы выступать уже более самостоятельными акторами.

Еще одна важная особенность. Госолигархи строят в основном международный крупный бизнес. Частные путинские предприниматели не так интегрированы в мировую экономику и гораздо более консервативны, чем их коллеги по госбизнесу. Более того, спрос на их услуги может вырасти в случае осложнения отношений и усиления конфликта России с Западом. А значит, далеко не все они будут противиться новым волнам закручивания гаек или агрессивной риторике в адрес Запада. Кроме того, это категория, особенно близкая к силовикам ― Службе внешней разведки Российской Федерации и Минобороны России (Михаил Ковальчук), ГРУ (Евгений Пригожин), ФСО России (Тимченко, Ковальчуки), ― что делает ее консервативным, но ресурсным партнером власти в условиях транзита.

Технократы с политическими функциями и их особая ответственность

Наблюдатели привыкли ассоциировать режим Путина с его идеологами, олигархами, силовиками. Но при этом из поля зрения практически выпадает особая категория, политическая значимость которой в последние годы значительно выросла, ― так называемые технократы, которые с годами превратились в бюрократическую опору путинского режима.

Элита в целом может быть грубо разделена на политическую и технократическую части. Первая задает направление развития, формулирует политические смыслы и идеологическую рамку решений, определяет архитектуру и участвует в выработке решений. Вторая исполняет решения первой. Технократы — это бюрократия, которая обслуживает политическую часть элиты и реализует ее решения, но не участвует в определении курса. Например, «друзья и соратники» Путина — политическая часть элиты, а «свита» — технократы со статусом приближенных и особенно доверенных лиц, посвященные в часто сокровенные нюансы путинской жизни. При этом режим становится все менее политизированным, то есть технократы вытесняют политические фигуры, а президента все больше раздражает политическая амбициозность или излишняя инициативность. Яркий тому пример — избавление президента от бывшего куратора внутренней политики Вячеслава Володина, «сосланного» за чрезмерную увлеченность политическим творчеством в Госдуму. На смену ему пришел «администратор» ― начисто отрекшийся от своего былого политического прошлого Сергей Кириенко, предпочитающий не творить, а управлять, администрировать политическое поле.

Такие, как Кириенко, и формируют другую категорию особых технократов — технократов с политическими миссиями. В отличие от «друзей и соратников», политические технократы (как и любые другие технократы) не были близки к Путину до того, как он стал президентом. Многие из них поднимались по карьерной лестнице в период ельцинского правления, но совершили рывок уже при Путине, встроившись в новую политическую реальность. Это крайне важный момент: они не были изначально «своими» для Путина, но приобрели особое доверие уже в период, когда тот был президентом.

Вопреки распространенной мифологии, ни силовики, ни «путинские друзья» не являются сегодня главной опорой власти. В практическом плане такой опорой служат именно политические технократы — те, кто берет на себя реализацию политически значимых для Путина задач. В отличие от обычных технократов тут есть и поле для умеренной автономии, и возможность проявить себя, что открывает пути для реализации амбиций. Главный тренд последних трех лет — рост числа и влияния таких фигур на всех важных участках функционирования государственной машины.

В администрации президента это в первую очередь Сергей Кириенко, Алексей Громов, в правительстве — Андрей Белоусов, Юрий Трутнев, Антон Силуанов, Сергей Лавров, Сергей Шойгу. К ним также следует добавить Председателя Центрального банка Российской Федерации Эльвиру Набиуллину, а также мэра Москвы Сергея Собянина. До недавнего времени к политическим технократам, безусловно, стоило бы отнести и Владислава Суркова — куратора Донбасса. Каждый из них либо достался Путину еще от ельцинского наследства (Громов, Сурков, Шойгу, Лавров), либо был «подобран» и «выращен» в процессе становления путинского режима (Собянин, Набиуллина, Трутнев, Белоусов). Как видно, это достаточно мобильная и востребованная часть элиты. Динамика карьерного пути ее представителей напрямую зависит от успешности выполнения ими полученной миссии, при этом сами миссии могут меняться.

Каждый из политических технократов управляет важнейшим, с точки зрения Путина, участком работы с особой политической ответственностью. Так, Набиуллина отвечает за стабильность банковской системы, Белоусов — за экономический рост, Силуанов — за бюджетную стабильность. В ведении Лаврова внешняя политика, у Кириенко вся внутренняя политика, выборы и губернаторы. Собянин отвечает за столицу, Шойгу — за военные кампании и модернизацию вооружений и т. д. Для Путина это профессионалы, люди-функции, которые добились успехов и приобрели заслуги. Влияние политических технократов в рамках вверенного им участка работы остается доминирующим. Кроме того, их психологически сложнее всего увольнять: слишком много с ними связано государственных дел, и это влечет за собой порой мягкое отношение президента к ошибкам или недочетам.

За последние годы эшелон политических технократов значительно расширился. Он и дальше будет расширяться, делая правящую элиту в целом менее «путинской», то есть ее ключевые представители все реже смогут похвастаться близким знакомством с Путиным до того, как он поднялся на федеральный уровень своей карьеры.

Иными словами, все чаще важные решения в вопросах развития страны принимаются людьми, которые не являются давними друзьями главы государства. Это тоже крайне важный момент. Считается, что Путин продвигает только тех, кого давно и хорошо знает. Однако практика показывает обратное: ставка часто делается на хорошо себя проявивших, даже если такая фигура никогда не была близкой.

Политические технократы, как и все технократы, лишены возможности проявлять серьезную политическую инициативу. Не стоит ждать от них реформ или политического творчества ― это исполнители. Однако получение от президента особой миссии политизирует их статус. Стоит ли удивляться тому, как трудно Путину психологически заменить подуставшего министра иностранных дел Сергея Лаврова или куратора Донбасса Владислава Суркова, об уходе которого говорили уже на протяжении последних двух лет. Показательно, что после того как об отставке Суркова объявил близкий к нему эксперт Алексей Чеснаков, президент думал почти месяц, пока не принял окончательное решение уволить своего помощника.

У политических технократов есть важное преимущество: они готовы действовать жестко и четко в контексте заданного Путиным курса. Учитывая, что степень их успешности будет оцениваться по результатам, особое значение приобретает способ измерения этого успеха. Отсюда все более выраженная зацикленность на показателях и цифрах: рейтинги, коэффициенты, самые разные индикаторы, которые имеют сегодня гораздо большее политическое значение, чем прежде. Красиво нарисованная картинка становится более востребованной, чем реальная ситуация. На этом фоне стоит ли удивляться все более сомнительным действиям Росстата с методиками расчета ключевых показателей социально-экономического развития или манипуляциям государственных социологических центров с оценками рейтингов Путина? Такой механический подход к решению управленческих задач вполне соответствует стилистике политических технократов.

Новый премьер-министр России Михаил Мишустин тоже из их числа. В этом плане стоит специально оговориться: технический премьер — не синоним политической слабости. Мишутин в отличие от Медведева сумел добиться назначения четырех из девяти «своих» заместителей, он получил персональное путинское благословение на решение политически значимых задач. Его правительство выглядит более консолидированным и дееспособным. Однако Мишустина нельзя считать политическим премьером: отсутствие опыта в публичной политике, собственной повестки, амбиций и идеологического «окраса» не позволяют переводить его в категорию политиков. Косвенным подтверждением этого является и тот факт, что Путин не пришел на рассмотрение его кандидатуры в Госдуме — вряд ли это имело бы место при желании президента «утяжелить» своего премьера.

В руководстве правительства сохраняется немало политических технократов. Это уже упомянутые Лавров, Трутнев, Шойгу, Белоусов и Силуанов (сохранивший, несмотря на утрату статуса вице-премьера, автономность: Минфин будет подчиняться напрямую премьеру, а не профильному вице-премьеру Белоусову), а также Юрий Борисов и Татьяна Голикова. Как видно, Путин крайне неохотно занимается ротацией политических технократов, хотя и они рано или поздно становятся заметными.

Одна из главных интриг: готов ли Путин рассматривать политических технократов как ресурс для выращивания будущего преемника? Понятно, что дать однозначный ответ мы не сможем, но эта категория как минимум заслуживает самого пристального внимания. Несмотря на отсутствие изначальной близости к Путину, политические технократы продолжают сопровождать президента в реализации всех важнейших направлений государственной политики, в то время как «друзья и соратники» все больше фокусируются на корпоративных или частных проектах.

Охранители ― новое дворянство?

Главный тренд последних нескольких лет — консервативный. Действия заметной части элиты направлены на защиту системы от любых несанкционированных воздействий, извне или изнутри. Эта часть элиты — «охранители», чье влияние и на внешнюю, и на внутреннюю политику становится все более выраженным.

Чтобы можно было понять природу формирования охранителей, важно напомнить, что путинский режим до 2012 года был практически нейтральным с идеологической точки зрения. Несмотря на определенную ущербность строящейся демократии (которую называли управляемой, потом суверенной), ставка в целом делалась на рыночную экономику, открытость мировому сообществу и относительно одинаковые ценности «цивилизованного мира». Иными словами, страна пыталась добиться такой же «развитости», как и на Западе, но своим путем. Перелом начал происходить в 2012 году, когда Путин вернулся на пост президента. После первых для Путина сильнейших массовых акций протеста, сильно «просевшего» рейтинга и разобщенности элиты, внутри которой была сильна поддержка второго срока Медведева, в декабре 2012 года президент объявляет о важности «духовных скреп» и традиционных ценностей. Это был в определенном смысле поворотный момент, когда верховный правитель сформировал мощный политический спрос на консервативную идеологию. Именно тогда режим впервые начал ценностно противопоставлять себя «загнивающему» Западу. Спустя несколько лет, начиная с 2016 года, к этому добавится новый элемент — позиционирование «путинизма» не только как альтернативы для России, но и как модели на экспорт.

Проблема заключается в том, что путинизм как набор неких ценностей и идеологических рамок начинает жить сам по себе, независимо от желаний Путина. Это проявление инстинкта самосохранения системы, которая ищет обоснования для своего бесконечного самовоспроизводства. Происходит культивирование охранительной идеологии, в чем-то совпадающей с путинизмом, но часто гораздо более радикальной.

Охранительная, или силовая, идеология — на сегодня крайне важный элемент современной политики путинского режима. Как правило, такая идеология включает в себя набор тезисов, часто основанных на теории заговора и носящих ярко выраженный антизападный и антилиберальный характер. Носители ее склоны объяснять текущие неудачи внешним вмешательством, зациклены на необходимости патриотической мобилизации общества для противостояния внешним угрозам, ставят государственные приоритеты выше частных, требуют более жесткого контроля над частной и политической жизнью, активного вмешательства государства во все сферы публичной и частной деятельности. Наиболее яркие представители этой категории — руководители силовых органов власти: Председатель Следственного комитета Российской Федерации и бывший путинский однокашник Александр Бастрыкин, Директор Службы внешней разведки Российской Федерации Сергей Нарышкин, а также Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации Николай Патрушев. Все трое активно и публично продвигают, по сути, вариант государственнической идеологии, основные идеи которой периодически излагаются в их авторских колонках в прокремлевских СМИ.

В отличие от Нарышкина и Бастрыкина Патрушев в нынешнем виде не является главой силового ведомства, у него нет своего силового ресурса. Однако он стал редким исключением на посту Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации, превратив эту изначально консультативную и слабую площадку в единственный комфортный для Путина механизм обсуждения государственных решений. Совет Безопасности Российской Федерации не только проводит еженедельные совещания под председательством президента, но и готовит практически все значимые концепции государственной политики: экологическая и климатическая доктрины, доктрина продовольственный безопасности, энергетическая и транспортная стратегии, а также военная доктрина и концепция внешней политики России. Еще никогда за все годы существования современной России Совет Безопасности Российской Федерации не влиял столь активно на выработку концептуальных документов, причем не только в узких вопросах безопасности, но и в широком контексте экономической и социальной политики. При этом важно оговориться: такая активность не всегда означает реальное участие в выработке проводимого курса, однако она оказывает идеологическое влияние на политическую дискуссию вокруг него.

Несколько более примитивным на фоне Патрушева и Нарышкина выглядит директор Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Виктор Золотов, который также хорошо известен своими антизападными и антилиберальными взглядами, что особенно заметно проявилось в ходе его персонального конфликта с Алексеем Навальным. Именно Золотов отвечает за пресечение массовых протестов, а его прямые угрозы Навальному не оставляют сомнений, что глава Росгвардии выступает за наиболее жесткое подавление любого несогласия с проводимым курсом.

Антизападные и антилиберальные взгляды, или, условно, охранительная позиция, нацелены на консервацию режима и его защиту от внешних и внутренних вызовов. Это имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Так, именно Патрушев и Бортников докладывали Путину о внешних силах, якобы организовавших массовые акции протестов в Москве летом 2019 года. Такое объяснение стало основанием для жесткого подавления акций и массового уголовного преследования участников. Патрушев считается идеологом многих законодательных инициатив, усиливающих контроль над Интернетом и онлайн-коммуникациями. ФСБ России, в свою очередь, продвигала пакет антитеррористических и антиэкстремистских законов, которые позволяли контролировать мобильную связь и интернет-общение.

Владимир Путин всегда с особым почтением относился к этой категории элиты, для него нет более преданных, более жертвенных служащих, чем охранители. В последние годы их политические возможности существенно расширились, что связано прежде всего с падающей личной вовлеченностью Путина во внутренние дела страны. Проще делегировать важные функции профессионалам, которые, как Путину представляется, могут поддерживать порядок и стабильность, пока глава государства занят более серьезными, в основном внешнеполитическими делами.

Еще одна причина роста влияния охранителей на внутреннюю политику — функциональная ограниченность возможностей остальной части элиты. Сергей Кириенко, который относится к числу политических технократов, предпочитает не проявлять инициативу и работать с теми институтами, что уже созданы. Без специального поручения со стороны Путина никто в администрации президента не будет выдвигать собственные идеи или ставить политические эксперименты, обновлять политическую архитектуру. Поэтому, когда появляется политическая проблема, такая как протесты или очередное громкое антикоррупционное расследование Алексея Навального, в ход идут силовые приемы ― просто в силу того, что гражданские кураторы внутренней политики парализованы в возможностях вести диалог, маневрировать или кооптировать своих оппонентов. Фактически все системное политическое поле «выстроено» и подконтрольно (парламентские партии), тут не остается места для политического оживления. А все, что за пределами этого поля, оказывается в зоне ответственности силовой части элиты.

Исследования по теме

Несколько лет назад мы уже рассуждали о кристаллизации внутри российской элиты трех особых категорий: «воинов», «купцов» и «духовников». Первые — силовики, вторые — крупный бизнес, третьи — пропагандисты, которые раскручивают дискурс вокруг духовных скреп, православия, традиционных ценностей. Сегодня можно с уверенностью сказать, что «духовники» превратились в особую политическую силу, которая легитимирует консервативный тренд и репрессивные действия силовиков. Репрессивный аппарат государства вместе с идеологически обслуживающими его консерваторами и образуют охранителей.

В связи с этим к традиционным силовикам важно добавить и представителей парламентского корпуса, прежде всего спикера Госдумы Вячеслава Володина. За последние четыре года Володин превратился в несилового охранителя, проводника более жесткой политики. Как и политические технократы, он никогда не был «своим» для Путина, однако на протяжении четырех лет с 2012-го по 2016 год был востребован как куратор внутренней политики в рамках администрации президента. Переход Володина в Госдуму стал значительным понижением, что во многом содействовало радикализации его риторики в пользу более агрессивной и антизападной. Именно Володин не только активно поддерживал многие законопроекты, сужающие свободы и усиливающие контроль, но и участвовал в их разработке. Часто и тесно взаимодействующий с Патрушевым, Володин был также главным организатором работы думской комиссии по расследованию фактов внешнего вмешательства в региональные выборы.

Статус охранителя дает особые привилегии. Пока такие путинские предприниматели, как Евгений Пригожин или Юрий Ковальчук, оказывают государству информационные или иные услуги за счет медийных или финансовых ресурсов, охранители пытаются взять на себя роль стражей режима, защищая его идеологически. Демонстрация приверженности силовой идеологии позволяет напрямую апеллировать к Путину и присягать ему на верность. Именно поэтому так быстро растет и конкуренция среди консерваторов, стремящихся доказать президенту, что именно они в наилучшей степени понимают национальные интересы страны и механизмы их защиты, в отличие, например, от гражданских кураторов внутренней политики. Отсюда и потоки законодательных инициатив, призванных обезопасить режим от нестабильности и беспорядков, а по сути ― от любой реальной оппозиции. И такая инициативность практически не встречает внутри системы серьезного сопротивления. Просто некому взять на себя ответственность и поставить под сомнение действия охранителей, чья инициативность, как это ни парадоксально, остается единственно возможной и ненаказуемой в системе власти.

В то же время и охранители не являются всемогущими — почти все они в той или иной степени имеют уязвимые места. Виктор Золотов так и не сумел превратить Росгвардию в полноценную спецслужбу ― не получил оперативно-разыскные функции. Он вызвал сильнейшее раздражение Кремля из-за публичной стычки с Навальным, а в 2019 году пережил сильнейшую кадровую встряску, потеряв значительную часть своей команды. Бортников вынужден иметь дело с бесконечными конфликтами в системе ФСБ России, что постоянно ведет к громким уголовным делам и разоблачениям «коррупционеров» или «предателей». Бастрыкин ― из всей этой компании самый слабый игрок. Помимо массовых антикоррупционных дел Следственный комитет Российской Федерации имеет серьезные репутационные проблемы (низкая эффективность и непрофессионализм), а сам глава комитета фактически был подмят «чекистами» и утратил самостоятельность. Показательно, что Путин в прошлом году не посетил традиционную расширенную коллегию Следственного комитета Российской Федерации, хотя в отношении других силовых структур он это делает регулярно.

Выраженный радикализм и антизападничество охранителей — следствие скорее слабости, чем политической силы. На протяжении практически всего путинского правления силовики были отодвинуты от важнейших государственных решений, их роль была подчеркнуто исполнительной, подчиненной близким Путину соратникам. За последние пять лет ситуация поменялась радикально. По мере того как Россия втягивалась в горячие и гибридные войны, охранители тоже расширяли свои политические функции ― за счет возможности проявлять инициативу, действовать на опережение, причем не всегда ставя в известность Путина (например, об аресте Майкла Калви Путин узнал только через два дня), а иногда и прямо формируя его отношение к происходящему. Практически все публичные оценки президента, касающиеся громких дел, будь то дело «Нового величия», «Сети» или злоупотреблений в отношении участников акций протестов, отражают точку зрения ФСБ России, Росгвардии или Совета Безопасности Российской Федерации.

Охранители ― очень разношерстная категория, которую объединяет прежде всего антизападная и антилиберальная идеология с опорой на «традиционные ценности». Однако было бы ошибочно видеть в этой категории единый фронт. Охранители часто конкурируют между собой, но в этой конкуренции, в этом постоянном соревновании репрессивных идей и происходит усиление консервативного тренда, его регулярная подпитка.

В то же время общий тренд на сегодня кажется противоречивым.

С одной стороны, голос охранителей во внутренней повестке становится все более громким. Кстати, это было очень хорошо видно и по первым результатам рабочей группы, созданной Путиным для обсуждения поправок в Конституцию: подавляющее большинство идей отдает махровым консерватизмом и даже советизмом. Консерватизм становится мейнстримом в российской политике, и любой, кто желает продвижения, будет встраиваться в этот тренд. При этом все, даже отдалено напоминающее либерализм, модернизм или прогрессивное мышление, выдавливается на периферию.

С другой стороны, этот тренд начал жить своей собственной жизнью. Он не задается искусственно из Кремля (хотя там ему скорее потакают), где сделана ставка на деполитизацию, технократизацию власти, что вполне может отразиться и на будущей ротации состава Госдумы. Путину дискомфортно иметь дело с политиками, пусть даже и консервативными. Проблема тут, как уже говорилось, в том, что консервативный тренд вышел из-под контроля. Жесткая ориентация охранителей на Путина и поддержку режима со временем может стать серьезным препятствием для любых попыток инициировать оттепель или нормализовать отношения с Западом. Фактически сформировался идеологический раскол элиты, которая всегда была прагматична, на прогрессистов и консерваторов. Такое положение может провоцировать политические конфликты и создавать риски нового путча, что вполне вероятно, если ― или когда ― режим попытается снова вернуться к прогрессивной повестке, а его глава, например тот же преемник, окажется недостаточно сильным, чтобы гарантировать стабильность.

Наступление исполнителей

Исполнители ― самая многочисленная, но при этом самая политически слабая и техническая категория ― особенно важна для нашего исследования, так как позволяет прочертить разделительную линию между теми, кто приобрел особый политический статус, и теми, кто остается на уровне легко заменимых технических фигур.

Исполнителей легко отличить по двум критериям. Они а) не представляют особой личной ценности для Путина и б) не создают серьезных проблем и достаточно комфортны, если нет крупных провалов. К исполнителям относились большинство российских вице-премьеров старого медведевского правительства: Ольга Голодец, Максим Акимов, Алексей Гордеев. В новом правительстве среди вице-премьеров исполнителями являются все четыре ставленника Мишустина: Дмитрий Григоренко, Виктория Абрамченко, Алексей Оверчук и Дмитрий Чернышенко, а также бывший заместитель Собянина Марат Хуснуллин. Все новые министры — также простые исполнители. Исключения составляют лишь некоторые из них: глава МЧС России Евгений Зиничев (выходец из свиты), а также упомянутые выше Лавров и Шойгу. Глава МВД России Владимир Колокольцев — чистый исполнитель, несмотря на формальный статус силовика: он политически слаб, не является носителем силовой идеологии (и в этом плане скорее прогрессивен), лишен каких-либо серьезных политических миссий. Кстати, и силовик Юрий Чайка, теперь уже бывший генпрокурор, всегда был лишь исполнителем, несмотря на свои попытки выпрыгнуть из этой категории ― за счет нападок на внесистемную оппозицию, что было скорее формой защиты от разоблачений со стороны ФБК Алексея Навального, или раскручивания себя в качестве главной правозащитной структуры, что, понятно, не очень получалось. Новый генпрокурор пока скорее исполнитель — он достаточно молод и еще не отличился собственными амбициями или попытками вступать в идеологический дискурс.

Говоря о министрах-исполнителях, имеет смысл отдельно назвать тех, кто выделяется принадлежностью к той или иной группе влияния: Константин Чуйченко ― креатура Медведева, Дмитрий Патрушев ― сын Николая Патрушева, Денис Мантуров ― ставленник Сергея Чемезова, Дмитрий Кобылкин — человек «Новатэка» и т. д.

У исполнителей нет особой миссии. Как правило, они отвечают за рутинные государственные задачи, где пересекается множество интересов гораздо более влиятельных игроков, чем они сами. Тот же министр энергетики, например, политически слабее Сечина или Миллера; новый министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Шадаев слабее любого крупного игрока в сфере IT, не говоря уже о силовиках, сохраняющих в коммуникационной сфере, да и в министерстве тоже, значительные позиции. Новый министр экономического развития Решетников, как и все его предшественники, будет скорее выполнять экспертно-прогнозные, аналитические функции, чем формировать курс. К исполнителям следует отнести и бывшего министра экономического развития Максима Орешкина, которого одно время даже называли возможным преемником Путина; в итоге он стал помощником Путина, заняв место Андрея Белоусова. Это повышение, однако, новым Белоусовым его не делает: центр принятия экономических решений перемещается из администрации президента в кабинет министров. Все реальные вопросы, связанные с выработкой экономического курса, решаются на уровне Белоусова, Силуанова и Набиуллиной, а также неформальными консультантами ad-hoc Кудриным и Грефом.

Тем не менее исполнители — лучшие кандидаты в эшелон политических технократов, один из главных источников его формирования. Они также составляют ту базу, которая менее других подвержена политическим пертурбациям и может в определенной степени сохраниться при любом варианте транзита власти. Интересно, что все бывшие министры были аккуратно пристроены Путиным на новые должности, никого не выгнали и не заклеймили позором. Это также наиболее технократическая, то есть деидеологизированная часть элиты, которая крайне настороженно наблюдает и за консервативными тенденциями, и за экспансией силовиков. И чем сильнее станет проявляться репрессивный тренд, тем глубже будет идеологическое противоречие между охранителями и технократической частью путинской бюрократии.

Транзит и большой элитный раскол. Заключение

Россия издалека может казаться страной с мощной консолидированной элитой, тесно сплоченной вокруг своего лидера Владимира Путина. Однако реальность совсем другая: элита становится все более фрагментированной и конфликтной. Причем конфликтной не только по вопросам влияния или собственности, но и идеологически. А это очень серьезный вызов для Путина. Ведь именно он привел свой режим к такой ситуации, когда наиболее активная и громкоголосая часть элиты оказывается радикальнее его самого.

Разобщенность и фрагментация ведут к тому, что в элите практически не образуется коалиций и каждый игрок действует исходя из собственных корпоративных или политических приоритетов. Мы описали пять ключевых эшелонов, формирующих путинскую элиту. Но лишь один из них приобретает роль главного внутреннего раздражителя, источника системных и идеологических конфликтов, которых в таких масштабах не было внутри государственной вертикали с кризисного 1993 года. Охранители ― особая категория, экспансия и идеологическое доминирование которой (особенно на фоне известной фразы Путина об изжившей себя либеральной идее) пугает практически все группы влияния ― от путинских соратников, таких как Сергей Чемезов, до главных столпов проводимой государственной политики, как Дмитрий Медведев или Эльвира Набиуллина.

Образуется главная линия большого внутриэлитного раскола между все более технократической гражданской частью элиты, то есть теми, кто вынужден оставаться политически нейтральными, но продолжает отвечать за модернизацию государства, ― и консервативно, антизападно настроенными охранителями, занимающими вакуум выжженной публичной политики. С усилением противоречий ― между консервацией и прогрессом, репрессиями и либерализацией, давлением и диалогом, агрессией и примирением ― режиму придется иметь дело при реализации любого сценария транзита власти. Останется ли Путин главным игроком или позволит править преемнику ― в обоих случаях усиление раскола неизбежно. Общие действия власти становятся менее скоординированными, разобщенными.

Внешнеполитический фон тут будет и дальше играть важную роль, влияя на внутриполитические изменения в России. Чем конфликтнее внешняя среда и непримиримее отношения с Западом, тем больше политических преимуществ получат охранители вместе с моральным правом требовать ужесточения режима, борьбы с внешними и внутренними угрозами. В то же время даже в случае гипотетического улучшения отношений с Западом рассчитывать на внутриполитическую оттепель не приходится. Снижение восприятия внешней угрозы вряд ли изменит вектор на консервацию и ужесточение режима, хотя и может замедлить этот процесс. Россия вступает в фазу развития, когда политическая инерция может быть нарушена только в случае внутренних катаклизмов — при ошибках в управлении, игнорировании реальных проблем, усугублении отчужденности власти от общества. Но именно такие конфликты будут неизбежно вести к формированию изначально слабо выраженной, но постепенно все более четко оформляющейся непутинской элиты, источником которой, скорее всего, в итоге и окажется тот самый класс технократов-модернизаторов, разочаровавшихся в нынешнем курсе.

Публикация подготовлена при финансовой поддержке Carnegie Corporation of New York. Фотографии © ТАСС.

Примечания

1 В 2000-е годы очень популярно было рассуждать о конфликте между «газпромовской» группой во главе с Дмитрием Медведевым и «питерскими чекистами», возглавляемыми Игорем Сечиным, а также между приверженцами рыночных реформ, запущенных в 2000–2003 годах и затухших к 2005 году, и сторонниками усиления государства в экономике. 

2 К системным либералам принято относить Алексея Кудрина, Германа Грефа, Анатолия Чубайса, Эльвиру Набиуллину, руководство ВШЭ. Это те, кто выступает с близких к власти позиций за рыночные реформы и нормализацию отношений с Западом.

3 С августа 2016 года Иванов занимает пост специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта, а также является постоянным членом Совета Безопасности Российской Федерации.

 

Скрипали и вбросы о «тайных совещаниях в ГРУ»: «Классика английской провокации» : Аналитика Накануне.RU

Скрипали и вбросы о «тайных совещаниях в ГРУ»: «Классика английской провокации»

Полковник в отставке Главного управления Генштаба ВС РФ Григорий Ванин о том, что правда, а что вымысел в «деле Скрипалей»

О «провалах российской военной разведки» говорили в Министерстве обороны, якобы там провели секретное совещание, где обсудили неудачи нашей агентуры в США, Великобритании, Нидерландах и Черногории, сообщает «МБХ Медиа» опального олигарха Михаила Ходорковского (центр «Досье» рассказал об обсуждении в Минобороны провалов ГРУ).

По данным этого информационного вброса, в провалах обвиняют в частности некоего полковника ГРУ Константина Б. (якобы он работает под прикрытием посольства в Нидерландах), удивительно, но стратегические противники вычислили, что он был когда-то соседом по дому и близким другом Чепиги, который известен по короткому интервью на «Раша Тудей» как Боширов.

По данным «МБХ Медиа», полковник ГРУ работал в Нидерландах – там он должен был найти агентурные подходы к следственной группе, расследующей крушение малазийского «Боинга», потом он же якобы занимался подготовкой кибератак на штаб-квартиру ОЗХО в Гааге (когда выясняли, кому принадлежит «Новичок») – и тут опять провал, группу хакеров рассекретили и выслали.

Также британцы вызнали и «реальную» фамилию Александра Петрова – в материале приводится фамилия Мишкин, и он оказался военным врачом.

Как итог – начальника ГУ Генштаба ВС (так на самом деле нынче называется бывшее ГРУ) Игоря Коробова после всех этих «провалов» могут отправить в отставку. Из материала «МБХ Медиа» следует, что все скандалы прошедшего года – правда, а главное оправдание нелепым действиям – это то, что группы разведчиков разучились вести «агентурную работу».

«По словам источника центра «Досье», на совещании в штаб-квартире ГРУ были проанализированы действия всех групп, направленных проводить диверсии и спецмероприятия за рубежом. Как заключило руководство, разведчики и их командиры не соблюдали элементарных основ нелегальной и агентурной работы», – пишет близкое к Ходорковскому издание.

С учетом всей неразберихи, вбросов последних недель и жалкого оправдания «Петрова и Васечкина» у Симоньян, в это, пожалуй, уже несложно поверить. Однако мы попросили полковника в отставке Главного управления Генштаба ВС РФ Григория Ванина прокомментировать эту информацию, чтобы попытаться разобраться, что правда, а что вымысел.

В интервью Накануне.RU Григорий Ванин поставил под сомнение подлинность информации о каком-то «секретном совещании».

Григорий Петрович, в медиа появилась история про секретное совещание, на котором разбору полетов подверглись сотрудники ГРУ из-за «провалов» в Черногории, Великобритании, Нидерландах. Якобы из-за раскрытия наших сотрудников Боширова, который оказался Чепига, и Петрова, который оказался Мишкиным, теперь может быть уволен начальник ГУ Генштаба. Много странных вбросов вокруг этого дела в Солсбери, никаких официальных заявлений от разведки. Можно ли вообще разобраться – что правда, а что вымысел?

– Я ничего не знаю об этом совещании, но я знаю четко, что разведка глупостями не занимается. Тем более ГРУ. Главное разведывательное управление, которое глупые люди называют спецслужбой, является подразделением Генерального штаба Вооруженных сил России. Штатным подразделением для ведения военной разведки, и какими-то политическими интригами военная разведка не занимается. Таких задач нет.

Судя по этому информационному вбросу, у нас признали, что группы разведчиков разучились вести «агентурную работу»: говорили по телефонам, зарегистрированным в Москве, все подробности операций обсуждали в открытую, резкое падение квалификации – что это, глупость, измена или просто наветы и «вражеская пропаганда»?

– У нас журналисты – «большие специалисты» по агентурной работе, они знают, что можно, а что нельзя делать. Какая агентурная работа? Кто-то из этих авторов представляет, что такое вообще «агентурная работа»? Кто такой агент? Никакого представления нет, даже в терминах.

Я смотрю программы по ТВ на эту тему и рыдаю – до чего журналистика стала примитивной. А ведь люди, наверное, университеты заканчивали, чтобы нести такую ерунду с экранов? Журналистика стала сейчас придатком рекламы – всем нужна сенсация, нужна ложь и сказка про «агентуру».

Я в журналистике проработал лет 15 после того, как уволился из армии в 1992 году, был редактором журнала «Факт», обозревателем журнала «Вертикаль власти», газеты «Союзное вече» – поэтому ситуацию я вижу с двух сторон. Уровень профессионализма в журналистике очень упал. Мы стали «американцами» в этой сфере. О какой достоверной информации можно говорить, если даже эта статья о тайной встрече разведчиков полна безграмотности и непонимания сути дела?

Что такое вообще «агент»? Агент – это источник информации, которого берегут как зеницу ока. Провал – это когда агент раскрывается. Есть определенные правила, как беречь источник информации. Потому, даже терминологически Боширов и Петров не могут быть агентами. Агент – это иностранец. Но они, эти двое, все равно не агенты и отношения к ГРУ не имеют, даже если и служили в армии и если воевали где-то там. Это 100%.

Нельзя обвинять одну журналистику, многие сферы «упали» в последние 25 лет в России?

– Это правда, вот с этим я соглашусь. Многие сферы интеллектуальной работы «упали» – и социология, и политология.

Вот и есть опасения – не подверглась ли разведка такой же деформации за эти 15-20 лет известных событий?

– Нет-нет, разведка, какой была, такой и осталась, как были программы теоретической и практической подготовки разведчиков, так все и осталось. Как была в основе подготовки практика разведки русская и советская, так традиция и осталась – ничего по сути не поменялось. Поменялись только потребители разведданных, они перестали воспринимать разведывательную информацию. Но это не деградация разведки, это деградация государственного управления. Вот это произошло. Разведка оказалась ненужной этой системе, а отбор и подготовка в разведчики идет в нормальном, традиционном режиме и нареканий вызывать не может.

А что же тогда произошло в Солсбери, так много противоречивой информации, где там правда?

– Я вам могу сказать, кто это делает и почему. У меня еще в 2002 году была на эту тему статья в «Союзном вече»– это не новая история, подобное уже было не один раз. Помните, как отравили Литвиненко? Отравили его очень оригинально – радиоактивным веществом, полонием. Но полоний имеет еще другое название – это изотоп, который применяют в медицине для лучевой терапии. В США он продается свободно людям, которые имеют медицинский диплом и занимаются врачебной практикой. Это у нас его не купить, особенно не получить в частные руки. А в Штатах – пожалуйста! И кто такой Литвиненко? Он связался с фондом Березовского, «Фондом гражданских свобод» – помните такой? Этим фондом руководил Александр Гольдфарб, он закончил биологический факультет МГУ, практиковал как врач, занимался радиобиологией в Германии, а потом переехал в США и там продолжил медицинскую практику. Я прямо никого не обвиняю, но такая версия рассматривалась всерьез, в том числе и семьей убитого. Этот «Фонд гражданских свобод» вербовал всех бывших разведчиков беглых, предателей наших – для чего? Чтобы они там оказывали некоторые услуги. Литвиненко не захотел, он решил уйти из Фонда – его просто убрали, он слишком много знал. Тот же Березовский, как только он написал покаянное письмо Путину – тут же погиб, говорят, был обнаружен задушенным с шарфом на шее в ванной, но что на самом деле произошло? Тема этого фонда очень интересная, ею никто не занимается, но дело в том, что тот же самый Ходорковский – он тоже был в этом фонде, и Каспаров, и бывший министр Касьянов.

То же самое случилось и со Скрипалями, вы думаете?

– Возможно, то же самое со Скрипалями. Скрипаль приехал в Англию, чем он жил и как – неизвестно, но, видимо, также отказался от какой-то работы, и на нем испробовали яд, который могут использовать для диверсий. Такой же был майор Николай Мельниченко, который записал разговор Кучмы про Гонгадзе, а потом Гонгадзе был найден убитым в лесу, и все обвинили Кучму, первый «майдан», помните? Фонд Березовского принимал в нем активное участие. Мельниченко прекратил всякие связи с Фондом, почувствовав смертельную угрозу. Возьмите Политковскую, кто ее отравил в полете? Так и не определили, каким ядом она была отравлена. То же самое произошло с Гайдаром в Англии, его тоже отравили, но он не стал лечиться там, а вернулся в Россию, и здесь его спасли от смерти. Это все цепочка одних и тех же событий, имеющих один и тот же источник.

Боширов и Петров – это кто такие тогда? Они все-таки сотрудники ГРУ или «просто туристы», на ваш взгляд?

– Они никакого отношения к ГРУ не имеют. Никакого. На них вешают всех собак, нашли просто какие-то похожие типажи бывших курсантов военных училищ, сличили, потому что лица похожи. Здесь все напутали.

Никакого отношения они к разведке не имеют, разведчики так себя не ведут. Да и мотива отравления Скрипалей нет, кроме шпионских фантазий из кинобоевиков. А вот история с Литвиненко и отравление Скрипалей похожи по исполнению и по мотивации.

Почему тогда наше руководство под натиском всех этих вбросов и дезинформации просто не выступит и не скажет, что все это ложь, не приведет факты, документы и так далее?

– Потому что вот такое руководство. На чем построено наше государство Российская Федерация? На предательстве и лжи – мы же об этом не говорим? Хотя сам Путин сказал, что при Ельцине в каждом правительственном кабинете было по десятку ЦРУ-шников, советников. Ну предали всё, что можно было предать.

Сейчас на Украину пальцем показываем, а мы – та же самая Украина. Руководство просто не знает, как поступать и что делать, сидят там дети высокопоставленных чиновников с заграничным образованием. У многих в голове ничего нет, потому что образование у нас – это услуга, были бы деньги – будет диплом, а деньги папины. Утрирую, конечно, но в принципе так и сложилось.

А что касается Скрипалей все же, что это за история получается?

– Получается, что это просто очередная провокация. Вот вы знали, что «Интеледженс сервис» подчиняется Министерству иностранных дел Британии? Эту службу создавали еще в первой половине 19 века, специально для того, чтобы они проводили различные политические провокации. И «Интеледженс сервис» существовала в недрах Министерства по делам колоний. Был такой премьер Пальмерстон, он был министром по делам колоний, потом по обороне и потом премьером даже стал. Вот он первый и придумал термин «информационная война». Вот откуда и пошла «Интеледженс сервис», которая, помимо прочего, занимается и информационной войной, и политическими провокациями по сей день. Эта служба совсем не похожа ни на нашу контрразведку, ни на военную разведку. Это нечто совершенно иное, ну а мы проводим аналогии МИ-5 и МИ-6 с нашей разведкой и контрразведкой, примеряем их практику провокаций на себя. Отсюда нелепые вбросы в СМИ на английский манер. А что касается «МБХ Медиа», то это портал Ходорковского, сам по себе провокационный. Им верить я бы не стал.

Но вот теперь, согласно информации об этом «секретном совещании», в нашей разведке полетят головы?

– Я думаю, что ничего никуда не полетит. Какое совещание там проводилось – я не знаю, скорее всего, это просто слухи. И если такое совещание проводилось, то оно, наверняка, было закрытым, и вряд ли там были посторонние люди, которые могли бы организовать утечку информации и еще рассказать, что «полетят» какие-то головы. Это все чепуха. Таких совещаний проводится десятки в год. Менять – меняют начальников, как и везде, кадровые изменения, кто-то не справляется.

Но есть и более сложные процессы – сейчас разведку забрать под себя пытаются люди, связанные с нефтью и газом, люди, которые конкурируют между собой и с коллегами за рубежом. Может быть, они чем-то недовольны, может, они хотят своих людей расставить, такая интрига может быть. Но я еще раз повторяю: Главное разведывательное управление – это штатное подразделение Генерального штаба, такие управления в каждой армии есть, и это штатное подразделение занимается военной разведкой, военной информацией, а не политикой.

Может быть, эта диверсия и направлена на то, чтобы разрушить разведывательное управление изнутри, дискредитировать, уничтожить традицию, которая уцелела?

– Вот, здесь правда – существуют разработки специальных мероприятий, которыми занимаются наши стратегические противники. Мероприятия проводятся для того, чтобы дискредитировать оппонента, то есть нас. Очень много таких вещей, не только спецопераций, даже если посмотрите западные фильмы про нас – русские разведчики все небритые, злые, пьют водку и все дураки. Ну, они так нас показывают. И это тоже провокация. Провокация, чтобы дискредитировать ГРУ и страну в целом.

Но почему Главное управление Генштаба никак не комментирует всю эту информацию?

– Они правильно делают – это не публичная организация. Наговаривать в СМИ можете что угодно, говорить – что хотите, но мы делаем свое дело в рамках закона и никакого отношения к отравлению Скрипалей не имеем.

Они же не на ток-шоу должны идти, кричать о себе вообще не принято в разведке. Зачем привлекать внимание? Ведь разведка – это очень важная деятельность и для политики, и для людей, которые рискуют своей жизнью, свободой, обеспечивая военную безопасность государства.

А вся история со Скрипалями – это классика английской провокации.

ФСБ, ФСО, внешняя разведка (СВР И ГРУ), Совет безопасности

Открытая правовая школа при факультете права НИУ ВШЭ
ФСБ, ФСО, ВНЕШНЯЯ РАЗВЕДКА (СВР И ГРУ),
СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ
Тема 3
Москва, 2018
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
(ФСБ РОССИИ)
Эмблема ФСБ России
Директор ФСБ
Бортников (с 2007 г.)
ОСНОВЫ
• ФЗ «О федеральной службе безопасности»
• Образована в 1995 г., правопреемник КГБ СССР
• ФСБ – централизованный, основанный на принципе единоначалия орган
государственной безопасности
• Руководит работой непосредственно Президент России, он же назначает
директора ФСБ
• Структура ФСБ определена только законом, иные подразделения нельзя
создавать
• Сочетает в себе гражданские и военные элементы: есть как военнослужащие ФСБ,
так и государственные гражданские служащие
ПРИНЦИПЫ ФСБ
• Аполитичность
• Законность
• Уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина
• Гуманизм
• Единство и централизация
• Конспирация, сочетание гласных и негласных методов работы
ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ ФСБ
• По умолчанию, сведения о работниках ФСБ, бывших работниках ФСБ и
информаторах ФСБ являются секретными
• Правила применения оружия, проникновения в жилые помещения для
сотрудников ФСБ такие же, как и для сотрудников других правоохранительных
органов
• ФСБ не вправе использовать свои полномочия для иных целей, чем это
предусмотрено законом
• Сотрудник ФСБ при исполнении не может быть задержан или досмотрен иначе как
без представителя ФСБ или решения суда
• Надзором за ФСБ занимается только Генеральная прокуратура, Президент,
Правительство и суды. Общественного контроля нет
ПРЕДМЕТ РАБОТЫ ФСБ
• Контрразведка
• Внешняя разведка (фактически, по всей видимости, не ведется)
• Борьба с терроризмом
• Борьба с преступностью
• Пограничная деятельность
• Информационная безопасность
СТРУКТУРА ФСБ
Авиаотделения,
образовательные
организации,
экспертные
учреждения и др.
ФСБ – ОРГАН ГОСУДАРСТВЕННОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ. ЗАНИМАЕТСЯ ЗАЩИТОЙ
ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
ПУТЕМ БОРЬБЫ С ОСОБО ОПАСНОЙ
ПРЕСТУПНОСТЬЮ, ЗАНИМАЕТСЯ
КОНТРРАЗВЕДКОЙ И ПОГРАНИЧНОЙ
ОХРАНОЙ. ТАКЖЕ ЛИЦЕНЗИРУЕТ
КРИПТОГРАФИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ОХРАНЫ РОССИИ
(ФСО РОССИИ)
Эмблема ФСБ России
Директор ФСО
Кочнёв (с 2016 г.)
ОСНОВЫ
• ФЗ «О государственной охране»
• Образована в 1996 г.
• ФСО обеспечивает государственную охрану зданий, территорий и лиц
• Принципы схожи с другими правоохранительными органами,
дополнительно есть принцип комплексности госохраны и принцип
приоритета предупредительных мер охраны
• Подчиняется напрямую Президенту России
• Сведения о методике госохраны не подлежат прокурорскому надзору
ПРЕДМЕТ РАБОТЫ ФСО
• Госохрана включает в себя: личные телохранители, защищенная связь, безопасный
транспорт, питание, бытовое обслуживание; выявление и предупреждение угроз
безопасности объекта охраны (например, незаконного опубликования его персональных
данных)
• Объекты госохраны: Президент России (он не вправе отказаться от нее) и его семья,
Председатель Правительства России, Председатель СФ РФ, Председатель ГД РФ,
Председатели КС РФ и ВС РФ, Генпрокурор России, Председатель СК РФ, главы
иностранных государств во время пребывания в России
• Президент России своим решением может предоставить госохрану кому угодно
• Также ФСО занимается охраной некоторых объектов (например, мест работы охраняемых
лиц)
• ФСО также оператор некоторых ГИС, например сайта pravo. gov.ru
ФСО ЗАНИМАЕТСЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ОХРАНОЙ НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫХ ПОЛИТИКОВ
И ЧИНОВНИКОВ. ФСО ОБЕСПЕЧИВАЕТ
БЕЗОПАСНУЮ РАБОТУ ОСНОВНЫХ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНСТИТУТОВ, ТАКИМ
ОБРАЗОМ ЗАЩИЩАЯ КОНСТИТУЦИОННЫЙ
СТРОЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРАВА ГРАЖДАН
ОРГАНЫ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: СВР И ГРУ
Эмблемы СВР и ГРУ
Директор СВР
Нарышкин (с 2016 г.)
Начальник ГРУ
Коробов (с 2016 г.)
ОСНОВЫ
• ФЗ «О внешней разведке»
• СВР образована в 1991 г., ГРУ (ныне Главное управление Генштаба ВС РФ) – 1992 г.
• Органы разведки призваны обеспечивать защиту личности, общества и государства от внешних угроз путем
разведки
• Суть разведки состоит в добывания и обработки информации о затрагивающих жизненно важные интересы
России реальных и потенциальных возможностях, действиях, планах и намерениях иностранных государств,
организаций и лиц
• К разведке должны прибегать только тогда, когда нет иных целесообразных способов обеспечить безопасность
России
• Из особенных принципов: разделение предмета работы СВР и ГРУ, подконтрольность Федеральному Собранию,
сочетание гласных и негласных методов работы
• Разведка не может использовать антигуманные методы работы, а также наносить вред жизни и здоровью людей
• Точная структура органов разведки засекречена
ПРЕДМЕТ РАБОТЫ СВР И ГРУ
• Разведка на территории России в отношении граждан России запрещена
• ГРУ занимается военной внешней разведкой, СВР – гражданской
• Разведка добывает информацию для Президента, Правительства и Федерального
Собрания в политической, экономической, оборонной, научно-технической и
экологической областях, а также для обеспечения безопасности России
• Для достижения этих целей разведка: сотрудничает с добровольными информаторами;
обеспечивает безопасность своих сотрудников; взаимодействует с ФСБ по вопросам
контрразведки; организовывает легальные и нелегальные резидентуры; защищает
российскую гостайну за рубежом; обеспечивает подготовку новых кадров в Академии
внешней разведки
СВР И ГРУ ЗАНИМАЮТСЯ ПРАВООХРАНОЙ
КОСВЕННО, ЗАЩИЩАЯ РОССИЮ ОТ ВНЕШНИХ
УГРОЗ ПУТЕМ ДОБЫЧИ ЗА РУБЕЖОМ
ИНФОРМАЦИИ, НА ОСНОВЕ КОТОРОЙ
ПРЕЗИДЕНТ, ПРАВИТЕЛЬСТВО И ПАРЛАМЕНТ
ПРИНИМАЮТ ВАЖНЫЕ РЕШЕНИЯ ДЛЯ
БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ И, СЛЕДОВАТЕЛЬНО,
ОХРАНЫ И ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА
И ГРАЖДАНИНА
СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
(неоф. Совбез)
Эмблема
Председатель Совета
Безопасности России
Секретарь Совбеза
Патрушев
ОСНОВЫ
• ФЗ “О безопасности”
• Совещательный орган, собирается периодически
• Состоит из Президента, секретаря, членов и постоянных членов Совбеза (в том числе, директора органов
госбезопасности, министр МВД, мэр Москвы, Генпрокурор и т.д.)
Организует постоянную работу Совета секретарь Совета и его аппарат
Готовит для Президента России проекты решений по вопросам:
обеспечения безопасности,
организации обороны, военного строительства, оборонного производства, военно-технического
сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами
• Экономической безопасности (в том числе, санкции)
• Оценка эффективности обеспечения безопасности
• Разработка стратегии национальной безопасности
СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ ЗАНИМАЕТСЯ
КОСВЕННОЙ ЗАЩИТОЙ ПРАВ И СВОБОД
ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА ПУТЕМ
СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ
ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ,
ПОЗВОЛЯЯ ДРУГИМ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМ
ОРГАНАМ ЭФФЕКТИВНО ОСУЩЕСТВЛЯТЬ СВОЮ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Григорий Машанов
Студент магистратуры НИУ ВШЭ
Юрист «Трансперенси Интернешнл – Россия»
[email protected]

подчиненное определение и значение | Британский словарь

1 подчиненный /səˈboɚdənət/ имя прилагательное

/səˈboɚdənət/

прилагательное

Britannica Dictionary определение ПОДЧИНЕННЫЙ

: в положении меньшей власти или авторитета, чем кто-либо другой — часто + до : менее важен, чем кто-то или что-то другое — часто + до

2 подчиненный /səˈboɚdənət/ имя существительное

множественное число подчиненные

2 подчиненный

/səˈboɚdənət/

существительное

множественное число подчиненные

Britannica Dictionary определение ПОДЧИНЕННЫЙ

[считать]

: кто-то, у кого меньше власти или авторитета, чем у кого-то другого : тот, кто подчиняется кому-то другому 3 подчиненный /səˈboɚdəˌneɪt/ глагол

подчиненные; подчиненный; подчиняющий

/səˈboɚdəˌneɪt/

глагол

подчиненные; подчиненный; подчиняющий

Britannica Dictionary определение ПОДЧИНЕННЫЙ

[+ объект] формальный

: думать или относиться (к кому-то или чему-то) как к менее важному, чем кто-то или что-то еще — обычно от + до

— подчинение

/səˌboɚdəˈneɪʃən/ имя существительное [не в счет]

подчиненный | Значение подчиненного в словаре Лонгмана современного английского

0 63 > Посмотреть больше
Настоящее
I, вы, мы, они подчиненные
он, она, это подчиненные
> Посмотреть больше
прошлых
я, вы, он, она, она, мы, они, они подчиненные
настоящий идеальный
I, вы, мы, они имеют подчиненные
он . она, оно, мы, они подчиним
Future perfect
я, ты, он, она, оно, мы, они подчиним
> Посмотреть меньше
Настоящее
Я подчиняюсь
он, она, оно подчиняется 9007 9007
Вы, мы, они подчиняются
I, он, она, она был подчиненным
Вы, мы, они были подчинены
настоящий Perfect
я, вы, мы, они были подчинены
он, она, это был подчиненным
прошедший прошедший
я, вы, он, она, это , мы, они были подчинены
я, вы, он, она, она, мы, они будут подчиняться
Bute Perfect
я, вы, он, она, оно, мы, они будут подчиняться
> Посмотреть меньше

подчиненный — Викисловарь

Английский

Этимология

Из среднеанглийского subordinat , из средневековой латыни subōrdinātus , причастие прошедшего времени subōrdināre , из sub- + ōrdināre («по заказу»).

Произношение[править]

Прилагательное и существительное
  • (Великобритания) enPR: sə-bôʹdĭn-ət, IPA (ключ) : /səˈbɔːdɪnət/
  • (США) enPR: sə-bôrʹdĭn-ət, IPA (ключ) : /səˈbɔɹdɪnət/
Глагол
  • (Великобритания) enPR: sə-bôʹdĭn-āt, IPA (ключ) : /səˈbɔːdɪneɪt/
  • (США) enPR: sə-bôrʹdĭn-āt, IPA (ключ) : /səˈbɔɹdɪneɪt/

Прилагательное[править]

подчиненный ( сравнительный более подчиненный , превосходный самый подчиненный )

  1. Помещен в более низкий класс, ранг или положение.
    • 1695 , Джон Вудворд, Очерк естественной истории Земли и земных тел, особенно минералов и т. д. :
      Несколько видов […] и подчиненный вид каждого легко известны.
    Синоним: меньше
    Антонимы: высший, вышестоящий
  2. Покорный, нижестоящий или контролируемый властью.
    • 9 ноября 1662 , Роберт Саут, О сотворении человека по образу Божьему
      Это был подчиненный , не порабощенный, с пониманием.
    Антоним: непокорный
  3. (грамматика, пункт, несопоставимый) зависит от основного предложения и либо изменяет, либо дополняет его

    В предложении «Барбекю закончилось до прихода Джона» придаточное предложение «до прибытия Джона» указывает время главного предложения «Барбекю закончилось».

    Синоним: зависимый
    Противопоставления: независимый, главный
  4. По убыванию обычной серией.
Переводы[править]

помещен в более низкий класс, ранг или должность

подчиняется или контролируется властью

Существительное[править]

подчиненный ( множественное число подчиненный )

  1. (исчисляемый) Тот, кто находится в подчинении.
    Синонимы: младший, младший, рапорт, подчиненный, подсобник
    Антонимы: босс, командир, лидер, менеджер, начальник, начальник
Переводы[править]

Глагол[править]

подчиненный ( третье лицо единственного числа простое настоящее подчиненный , причастие настоящего подчиненный , простое прошедшее и причастие прошедшего времени подчиненный )

  1. (переходный) Сделать подчиненным.
  2. (переходный) Считать менее ценным или важным.
    Синонимы: принижать, очернять
  3. (переходный, финансовый) Сделать менее приоритетным в порядке выплаты при банкротстве.
Переводы[править]

считать менее ценным или важным

См. также[править]

Анаграммы


итальянский[править]

Этимология 1

Прилагательное

подчиненный

  1. женский род множественного числа от subordinato
Причастие

подчиненный   ф   pl

  1. женский род множественного числа от subordinato

Этимология 2[править]

Глагол[править]

подчиненный

  1. перегиб subordinare :
    1. второе лицо множественного числа настоящее ориентировочное
    2. повелительное наклонение во множественном числе от второго лица

Произношение[править]

Глагол[править]

подчиненный

  1. второе лицо множественного числа настоящее активное повелительное наклонение subōrdinō

Вопросы и ответы: что такое отношения подчиненный-руководитель на рабочем месте?

  1. Развитие карьеры
  2. Вопросы и ответы: что такое отношения подчиненный-начальник на рабочем месте?
От редакции Indeed

11 февраля 2021 г.

Подчиненный — это термин, который некоторые работодатели используют для описания сотрудников более низкого ранга.В современных компаниях многие руководители избегают использования этого термина и вместо этого принимают более позитивные обозначения для улучшения отношений с сотрудниками. В этой статье мы обсудим определение подчиненного и альтернативные термины, которые можно использовать вместо него, а также советы, как стать эффективным сотрудником и руководителем.

Кто является подчиненным?

Подчиненный — это человек, занимающий второстепенное положение. В бизнес-среде подчиненный — это просто сотрудник, который не относится к управленческому уровню и подчиняется либо руководителю, либо группе руководителей.Также возможно, что внутри бизнеса существует иерархия, в которой менеджер является подчиненным менеджера более высокого уровня. Хотя на рабочем месте, безусловно, все еще есть подчиненные, это слово обычно имеет негативный оттенок, и многие компании стараются его избегать.

Определение роли подчиненного

Роль подчиненного на рабочем месте означает, что человек отчитывается перед кем-то еще. Подчиненный — это сотрудник, который стоит ниже другого сотрудника в корпоративной иерархии.Конкретные роли и обязанности подчиненного зависят от его уровня, бизнеса и отрасли.

Определение подчиненных отношений

Определение подчиненных отношений — это отношения, в которых два человека взаимодействуют на разных уровнях. Непосредственный подчиненный отчитывается перед руководителем и полагается на руководителя в вопросах направления, лидерства и обратной связи. Кроме того, в этих отношениях руководитель несет ответственность за руководство и помощь в развитии навыков подчиненного.

Альтернативы термину «подчиненный» на рабочем месте

Хотя на каждом рабочем месте есть подчиненные, этот термин устарел и редко используется в современной деловой среде. Если руководитель относится к членам своей команды как к подчиненным, это может быть истолковано в неблагоприятном ключе.

Рассмотрим следующие альтернативы использования термина подчиненного:

  • Toothmatemate

  • сотрудников

  • ассистенты

  • Associates

  • Авторы

Другой вариант — просто использовать должность человека.Проявление уважения к сотрудникам благодаря тому, как вы к ним относитесь, поощряет позитивные отношения и способствует росту и продуктивности на рабочем месте.

Изображение Описание

Обязанности руководителя

включают в себя:

97
  • Создание и управление графиками команды

  • Отчетность к HR и старшему управлению

  • Оценка производительности и обеспечения обратная связь

  • Выявление и применение возможностей карьерного роста

  • Помощь в решении проблем и споров сотрудников

  • Советы как быть эффективным сотрудником (подчиненным)

    Преимущества Стремление быть эффективным сотрудником может иметь ряд преимуществ. как ваша профессиональная жизнь, так и компания, в которой вы работаете.Независимо от того, какую должность вы занимаете, вы всегда можете работать над улучшением своих навыков и вкладом на своем рабочем месте. Ниже приведены несколько способов, с помощью которых вы можете быть наиболее эффективным сотрудником, когда отчитываетесь перед кем-то еще:

    Продолжить обучение

    Когда вы только начинаете новую работу, вы, вероятно, готовы учиться всему, что необходимо для достижения успеха в вашей работе. позиция. Однако по мере того, как вы продолжаете работать и получаете большую нагрузку, у вас может оставаться меньше времени, чтобы посвятить изучению своей роли и места в компании.Если вы сделаете это приоритетом для непрерывного образования на вашей должности, это поможет вам постоянно улучшать свои навыки, повышать производительность труда и делать свои повседневные обязанности интересными.

    Приоритет профессионализма

    Профессиональное поведение на работе поможет вам заслужить уважение начальства и оставаться эффективным на работе. Примеры профессионализма на рабочем месте включают в себя приход на работу вовремя или рано каждый день, соблюдение дресс-кода и воздержание от сплетен.Чем более вы профессиональны, тем больше ваш работодатель будет вам доверять и уважать.

    Работайте усердно

    Чтобы быть продуктивным и уважаемым сотрудником, нужно каждый день усердно работать. Это означает, что вы прибываете готовыми полностью посвятить себя работе и стремитесь эффективно выполнять поставленные перед вами задачи. Чтобы продемонстрировать свою трудовую этику, постарайтесь помочь другим членам команды, когда вы закончите свои обязанности, и задавайте вопросы, когда вам нужны разъяснения, чтобы показать, что вы слушаете и понимаете свои цели.

    Ограничьте отвлекающие факторы

    На современном рабочем месте существует множество отвлекающих факторов, от мобильных телефонов до электронной почты и социальных сетей. Выключить телефон или держать его в беззвучном режиме и избегать отвлекающих факторов во время работы — важная часть того, чтобы быть лучшим сотрудником. Если вы пользуетесь компьютером, старайтесь держать открытыми только те вкладки веб-сайтов, которые вы используете в данный момент.

    Связано: Советы по демонстрации трудовой этики

    Советы по поддержанию позитивных отношений с вашими сотрудниками (подчиненными)

    Сотрудник — это человек, на которого вы полагаетесь в выполнении задач, необходимых для развития вашего бизнеса.Способности и навыки ваших сотрудников могут напрямую повлиять на ваш успех в качестве руководителя. Как эффективный руководитель, вы должны сделать своим приоритетом развитие позитивных отношений с людьми, которые подчиняются вам.

    Связано: Руководство по управлению персоналом: определение, советы и навыки

    Способы поощрения конструктивных отношений между вами и вашими сотрудниками включают:

    Поощрение открытого общения компании в целом.Поощрение открытого общения может показать вашим сотрудникам, что вы готовы выслушать их опасения и серьезно отнестись к их мнению. Одним из способов поощрения общения является практика открытых дверей и общение лицом к лицу.

    Когда сотрудники приходят к вам со своими проблемами, идеями или жалобами, будьте уверены, что вы внимательны и тактичны.

    См. также: Как эффективно общаться с трудной командой

    Четко излагайте ожидания от работы

    Сотруднику может быть сложно оправдать ваши ожидания, если он не полностью понимает свою роль в компании.Четкое определение обязанностей для каждой должности в вашей команде может помочь вашим сотрудникам более эффективно достигать своих целей и повышать производительность.

    Предложите конструктивный отзыв

    Как руководитель вы должны понимать сильные и слабые стороны своих сотрудников и работать над развитием их навыков в соответствии с их должностью. Один из способов сделать это — конструктивная обратная связь, сосредоточение внимания на конкретных проблемах, оставаясь позитивным и ободряющим. Предлагая обратную связь, обязательно упомяните проблему и укажите, как сотрудник может преодолеть препятствие в будущем.

    Проблемы подчиненного

    Как подчиненные могут улучшить отношения с начальством? И как начальство может помочь своим подчиненным чувствовать себя комфортно в часто напряженных отношениях? Эти вопросы обычно лишь косвенно рассматривались в управленческих кругах. Тем не менее, отношения настолько опасны для многих подчиненных, что они реагируют способами, которые наносят ущерб им самим и их организациям. Основываясь на работах психолога Эрика Эриксона, авторы представляют дилеммы, с которыми обычно сталкиваются подчиненные.Они отмечают, что знание этих дилемм может сделать их более управляемыми, а затем дают советы начальству, чтобы помочь подчиненным справиться с такими ситуациями.

    Почти каждый в административном мире подчиняется кому-то другому. Таким образом, ладить с начальством имеет решающее значение для карьерного успеха.

    Однако менеджеры склонны подходить к этой теме лишь косвенно, говоря об эффективном лидерстве (ответственность второй половины в отношениях) или стремясь перейти от роли подчиненного к роли начальника.Игнорируется тот факт, что большинство менеджеров всегда будут работать под началом кого-то другого и что быть эффективным подчиненным — такая же важная профессиональная задача, как и быть эффективным начальником.

    Но быть подчиненным означает иметь дело с особой напряженностью, которая часто приводит к изнурительным реакциям самозащиты, как показывают следующие примеры:

    • Старший менеджер крупной розничной компании возвращается в главный офис после 15 лет развития новых подразделений по всей стране.Его сделали исполнительным вице-президентом и сказали, что он станет президентом через пару лет. Но после года работы в штаб-квартире он понимает, что его наставник не собирается уходить на пенсию и, что более важно, обращается с людьми манипулятивно и властно. Его неспособность противостоять своему боссу создает дискомфорт и, наконец, эмоциональный кризис. Он занимает должность в другом бизнесе и покидает розничную компанию, не оставив наследника.
    • Бывший армейский офицер принят на работу администратором в крупную компанию благодаря своему опыту управления крупными проектами.Хотя его компетентность ценится, он придерживается бюрократического стиля, который сослужил ему хорошую службу в армии. Более неформальная система, которую предпочитает его новый босс, доставляет ему дискомфорт, и он отказывается приспосабливаться к ней, и в конце концов его увольняют.
    • Руководитель проекта исследовательской группы чувствует угрозу, когда его начальник назначает в штат группы талантливого и конкурентоспособного человека. Когда его спрашивают, как новый человек приспосабливается к жизни, менеджер делает ему комплименты, но не обсуждает слабости новичка и опасения менеджера по поводу собственного будущего.В конце концов он уходит в отставку из страха, что новый человек скоро заменит его. Босс не может объяснить, что произошло. Он как раз собирался назначить нового человека на другой проект и вовсе не собирался заменять менеджера проекта.

    Кто-то может возразить, что все три случая являются примерами неэффективных подчиненных, от которых начальство должно с радостью избавиться. Но в другом смысле каждое из действий подчиненных вполне объяснимо как попытка сохранить личную неприкосновенность, остаться компетентным или предотвратить смущение. Какой руководитель не признал бы, что это законные потребности в профессиональной жизни?

    Как удовлетворить потребность организации в соответствующей степени иерархии и в то же время удовлетворить потребность подчиненного в защите своей личности, всегда было проблемой в организациях. Недавние исследования динамики власти показывают, что попытки подчиненного защитить себя являются естественным следствием самой иерархии. То есть власть, которой обладает начальник, часто заставляет его или ее пытаться манипулировать подчиненным и упускать из виду тот факт, что подчиненный имеет важные чувства и эмоции, не говоря уже о важных способностях.

    Исследование показывает, что это манипулирование происходит из-за структуры отношений между начальником и подчиненным, а не из-за личностей начальников. 1

    В самом деле, у какого менеджера, выступающего в роли начальника, не было опыта ретроспективного взгляда на проект и признания, хотя бы самому себе, что его роль не так критична, как он чувствовал в то время, и что вклад его подчиненных, вероятно, был больше, чем он хотел признать? И какой менеджер, действующий в качестве подчиненного, не чувствовал, что начальник не отдает должного его усилиям и что забота о себе является необходимым, хотя, возможно, унизительным фактом жизни организации?

    Дилеммы самозащиты

    Если кто-то признает, что иерархия может развратить начальство, но предполагает, что иерархия необходима для жизни организации, он также должен принять допущение, что подчиненные имеют право защищать себя. Таким образом, проблема для тех, кто занимается эффективным управлением организацией в целом, состоит не в том, чтобы попытаться избавить подчиненных от самозащиты, а в том, чтобы создать среду, уменьшающую их потребность в самозащите.

    Первым шагом в этом направлении является прояснение способов, которыми пробуждается самозащита. Немногие руководители, выступающие в роли начальников или подчиненных, осознают, насколько распространено стремление к самозащите и, следовательно, как много аспектов отношений между начальником и подчиненным оно затрагивает.Мы предлагаем рассматривать ситуацию как ряд дилемм, которые подчиненные должны решить в отношениях с начальниками, а именно:

    • Альянс против конкурентов.
    • Уточнение ожиданий или предположений.
    • Инициатива против зависимости.
    • Компетентность против неполноценности.
    • Дифференциация против идентификации.
    • Личное отношение против безличного.
    • Взаимная забота против личного интереса.

    Мы вывели эти дилеммы в значительной степени из теории индивидуального развития, сформулированной Эриком Эриксоном, новаторским психологом, написавшим Детство и общество и другие книги о человеческом развитии. 2 Мы утверждаем, что те же самые проблемы, с которыми, согласно Эриксону, должен столкнуться каждый человек, чтобы найти значимую роль в обществе, воссоздаются в отношениях начальник-подчиненный.Высшее в некотором смысле представляет собой то, что Эриксон описывает как давление общества. 3

    В каждой дилемме мы сначала рассмотрим последствия выбора подчиненным того или иного варианта, а затем рассмотрим ситуации, в которых дилемма имеет тенденцию быть наиболее важной.

    Альянс против конкурентов

    Смотреть на начальника как на надежного союзника или конкурента, от которого следует остерегаться.

    То, как подчиненный справляется с этой дилеммой, особенно важно, потому что последствия неправильного выбора могут быть катастрофическими. Недоверие к начальнику, когда у него или нее действительно благие намерения, может привести к обиде и упущенным возможностям для всех заинтересованных сторон. Конечно, доверие начальнику, а затем использование его в своих интересах также может создать трудности, потому что подчиненный занимает более низкое положение, что затрудняет ответные меры.

    Очевидно, что начальник также должен сделать выбор, рассматривать подчиненного как союзника или конкурента, но начальник может довольно легко исправить плохой выбор благодаря своей силе.

    Эта дилемма часто возникает перед подчиненными, независимо от преобладающей в организации философии управления, как мы недавно обнаружили в компании, известной своей чуткостью к потребностям своих сотрудников. Женщина-менеджер по персоналу, подчиняющаяся непосредственно руководителю отдела-мужчине, быстро поднялась по служебной лестнице и стала одной из старших женщин-менеджеров организации. Хотя она эффективно работала над устранением сексуальных предубеждений при продвижении по службе, она чувствовала, что не добилась полного успеха.

    Ее чувства подтвердились, когда компания отказалась от женщины и выдвинула кандидата-мужчину на руководящую должность. Женщина, которую не повысили, пожаловалась начальству, и они созвали собрание руководителей, занимающихся этим делом. Женщина-менеджер по персоналу считала, что женщина, подавшая жалобу, имела полное право чувствовать дискриминацию; тем не менее, босс попросил менеджера защитить практику продвижения подразделения на собрании.

    Должна ли она высказать свои убеждения на этой встрече и рискнуть вызвать гнев своего начальника? Или она должна пойти к нему напрямую и поделиться с ним своими проблемами? Любой выбор может уменьшить ее шансы на успешное документирование своего дела и поддержку своей коллеги-женщины, если ее начальник не сочувствует или не желает объективно рассматривать вопрос.

    После долгих мучений она решила довериться своему боссу. Ее начальник с пониманием отнесся к ее опасениям и после дальнейших размышлений решил поддержать ее позицию.

    Такой же выбор возникает, когда, чтобы прощупать почву, начальник просит подчиненного отстаивать противоречивую позицию, которую начальник еще не поддержал публично, когда подчиненному поручается защита непопулярного дела или когда подчиненного просят подписывать бумаги и передавать сообщения, которые он или она на самом деле не понимает.Таких ситуаций в повседневной жизни организаций предостаточно. Никто не пострадает, пока существует взаимное доверие вверх и вниз по иерархии. Тем не менее такие события ставят подчиненного в невыгодное положение, если начальник оказывается ненадежным и если во время самого действия именно подчиненный должен сделать решающий выбор.

    Уточнение ожиданий или предположения

    Искать объяснения того, чего хочет начальник, или оставаться неуверенным в ожиданиях начальника и рисковать неправильной интерпретацией.

    Делегирование полномочий таким образом, чтобы и начальник, и подчиненный чувствовали себя комфортно, имеет решающее значение для отношений в целом. Даже в этом случае можно ожидать повторного появления определенной напряженности, поскольку условия часто меняются. Доступность каждой стороны для другой может меняться по мере того, как один человек начинает больше путешествовать или переезжает в новый офис. Новые проекты могут поддаваться другим моделям делегирования.

    Подчиненный, который справляется с этими изменениями, регулярно ища разъяснений в отношении того, чего ожидает начальник, увеличивает свою способность чувствовать, каких результатов на самом деле хочет начальник.Таким образом, подчиненный может разработать четкие представления о том, что делать, когда возникают непредвиденные события. Он может получать удовольствие от неограниченных заданий и в то же время чувствовать себя хорошо, когда обращается к начальнику с вопросами, которые либо не могут, либо не должны решаться в одиночку.

    Однако поиск разъяснений относительно ожиданий по мере изменения условий может быть угрожающим процессом для подчиненного. Новые условия могут привести к тому, что начальник потребует большего делегирования, чем подчиненный готов, вызывая беспокойство и неуверенность в себе, что может привести к неэффективному выполнению работы.Определенные ситуации могут привести к тому, что начальник ужесточит контроль, оставив подчиненного, склонного к независимости, с ощущением, что он загнан в угол. Таким образом, предугадывание изменяющихся ожиданий начальника и избегание прямых разъяснений может рассматриваться как наилучшая доступная стратегия. Наиболее распространенными результатами такого подхода являются недоразумения, которые приводят к плохой работе и опасениям со стороны всех заинтересованных сторон.

    Более ранний пример исполнительного вице-президента, который покинул свою компанию вместо того, чтобы спорить со своим наставником по поводу даты выхода на пенсию и стиля работы, представляет собой случай, в котором произошло несколько важных изменений, касающихся делегирования полномочий, которые не были учтены эффективно. Когда подчиненный отсутствовал, создавая новые подразделения, общение было спорадическим и концентрировалось на важных результатах. Однако, когда он вернулся в штаб, общение продолжалось и касалось оперативных деталей. В поле ему были делегированы четкие вопросы, связанные с технологиями и затратами. Вернувшись в штаб-квартиру, где различия в стилях управления двух мужчин были более очевидными, президент также контролировал и контролировал стиль работы вице-президента.

    Пока подчиненный был в поле, он был еще молодым менеджером на пути вверх.По возвращении ему было за пятьдесят, и он очень хотел взять бразды правления в свои руки, но его наставнику было за семьдесят, и он беспокоился о том, чтобы сохранить контроль. Ясно, что личностный рост каждого мужчины и меняющиеся потребности в развитии подливали масла в огонь. Различные изменения привели к ситуации, когда подчиненный считал, что его автономия несправедливо ограничивается, и все же в конце концов он не желал выступать против своего начальника по этому поводу.

    Тот факт, что подчиненный в этом примере покинул компанию, когда он был так близок к вершине и после столь долгой карьеры, показывает, как эта дилемма может сохраняться на протяжении всей карьеры менеджера.Прояснение ожиданий неизбежно является несовершенным процессом. Начальство не всегда знает, чего хочет. Часто они узнают слишком поздно. То, что хочет начальник, и то, насколько хорошо это понимает подчиненный, редко находятся в идеальном равновесии. Однако в какой-то момент подчиненный должен очистить воздух или столкнуться с последствиями.

    Инициатива против зависимости

    Предлагать и продвигать способы достижения целей организации и повышения собственного развития или ждать, пока начальник возьмет на себя ответственность и изменит личные устремления.

    Большинство менеджеров ценят инициативу своих подчиненных для достижения целей организации и развития как отдельных участников, но они значительно различаются в том, как они различают инициативу, которая поддерживает их работу, и инициативу, которая носит конкурентный характер. Последнее порождает взамен конкуренцию, и если у подчиненного нет других могущественных сторонников, он или она, скорее всего, проиграет из-за власти начальника.

    Подчиненный, который работает над проявлением инициативы до тех пор, пока не найдет области, в которых она приветствуется, может свободно вносить предложения, которые соответствуют его собственным устремлениям, не опасаясь, что его заблокируют.

    Когда он опасается, что проявление инициативы будет бесплодным или вызовет возмездие, подчиненный, скорее всего, уклонится от такого поведения, а также возьмет на себя вину за неудачи, возникающие из-за плохого руководства. Этот паттерн может усиливать его чувство зависимости и побуждать его воздерживаться от внушений, когда он действительно может быть полезен. Таким образом, начальник задает направление без участия подчиненного.

    Решить, взять ли на себя инициативу или положиться на начальника в определении новых направлений, особенно сложно для подчиненного, чьи таланты быстро развиваются и которого многие люди начинают считать ценным ресурсом. Тогда возрастает риск вызвать чувство соперничества у начальника и шансы найти новые возможности, которыми хотел бы воспользоваться подчиненный. Рассмотрим случай с менеджером по персоналу, который прошел программу обучения организационному развитию и только начал применять свои новые навыки на практике.

    «Как только я завершил диагностику группы обработки данных и стало известно, что вовлеченные менеджеры действительно довольны, мне начали звонить руководители других отделов.За три недели я набросал достаточно работы, чтобы занять себя на год.

    «Но тут мой босс струсил. Он знает об организационном развитии, но я думаю, что он в основном этого боится. Он заставил меня отменить почти все работы, потому что, по его словам, он хотел, чтобы я разработал остальную часть программы EEOC. Я думаю, настоящая причина заключалась в том, что он не хотел, чтобы мы стали известны как группа OD. Тогда ему пришлось бы изображать из себя эксперта, которым он, как он знает, не является, или полагаться на меня, чего он делать не собирается, или тренироваться дальше, чего он боится.

    Всякий раз, когда у подчиненного появляется возможность повысить свой статус за счет начальника, возникает эта дилемма, однако изменения и инновации со стороны обоих имеют решающее значение для успеха любой организации.

    Компетентность против неполноценности

    Чувствовать себя способным в своей работе, учитывая свой опыт и подготовку, или чувствовать себя некомпетентным и не в ногу со своими коллегами.

    Подчиненные, которые считают свои собственные навыки адекватными по сравнению с навыками других на их уровне, скорее всего, будут учиться на отзывах о своей работе.Они также могут запросить обратную связь в подходящее время. Они приветствуют новые сложные задачи и ожидают вознаграждения за хорошую работу. Их интерес к тому, как начальник оценивает их навыки, побуждает к сотрудничеству в планировании шагов развития карьеры.

    Подчиненные, сомневающиеся в своих навыках, склонны избегать обратной связи, неверно истолковывать критерии эффективности и разочаровываться в критических оценках. Они также вряд ли будут инициировать новые виды деятельности, которые могли бы улучшить их навыки.Желание подчиненного вернуться назад или выбрать безопасный образ действий из-за боязни еще большего отставания отрицательно сказывается на отношениях с начальником.

    Решение о том, насколько открыто быть с начальником в отношении компетентности, возникает всякий раз, когда подчиненные сталкиваются с ежегодными обзорами, анализом бюджета, решениями по контракту, собраниями по прогрессу или важными пунктами продвижения. Эти периоды особенно напряжены из-за вознаграждений и наказаний, которые могут возникнуть. Восприятие себя как компетентного и открытое для оценки и обратной связи способствует углубленному анализу, но плохая оценка может навредить всей карьере.Заявление о том, что вы не участвуете в гонке заранее или что вы не имеете права на беспристрастное слушание, может сохранить лицо перед коллегами и уменьшить эмоциональные потрясения, но шансы того, что вас сочтут нежелающим сотрудничать, также могут возрасти.

    К сожалению, эта дилемма часто осложняется организационной политикой. Хотя избегание негативной оценки иногда является законным, оно может переплетаться с избеганием оценок со стороны тех, кого подчиненные ошибочно считают предубежденными против них.

    Рассмотрим случай руководителя проекта в инженерной фирме, у которого сложились очень тесные отношения со старшим партнером, лицом, наиболее ответственным за его найм. Зная, что некоторые другие выступили против его выбора, руководитель проекта обычно избегал контакта с ними, но предлагал оценку от партнера. Незадолго до важного решения о повышении старший партнер умер от сердечного приступа. Другие партнеры считали вполне оправданным отказаться от лидера проекта из-за их прошлых отношений с ним.

    Обход поставил менеджера в невыгодное положение по сравнению с конкурирующими коллегами. Его отношения с другими партнерами так и не улучшились, а его производительность снизилась. В конце концов он ушел из компании на другую должность.

    Дифференциация против идентификации

    Производить впечатление человека, сильно отличающегося от вышестоящего с точки зрения навыков, устремлений, ценностей и профессиональных интересов, или отождествлять себя с начальником как с кем-то, кому нужно подражать.

    Одной из важнейших задач, стоящих перед каждым подчиненным, является решение, какой образ создать по отношению к начальнику.Эта задача частично решается за счет способов решения ранее обсуждавшихся дилемм.

    Дилемма подчиненного, определить ли себя как похожего по подходу и взглядам на начальника или как уникально отличающегося от него, зависит от того, в какой степени начальник является привлекательным образцом для подражания.

    В отличие от других дилемм, мы не считаем ни один из вариантов этой дилеммы обязательно идеальным для организации. Совершенно иная идентичность подчиненного по сравнению с идентичностью начальника может быть столь же ценной для организации, как и очень похожая, в зависимости от обстоятельств. Точно так же ни один из вариантов не обязательно идеален для подчиненного. В какой-то момент своей карьеры ему может быть особенно полезно отождествлять себя со своим начальником и использовать его в качестве важного образца для подражания. В других случаях подчиненный может обнаружить, что четкое отличие себя от своего начальника важно для улучшения его собственного представления о себе.

    Тем не менее, дилемма важна, потому что ее решение может повлиять на общий тон отношений. Видение себя отличным от высшего поощряет акцент на контрасте.Отождествление с высшим подчёркивает единомыслие и приглашает к отношениям типа «учитель-ученик». Что важно для подчиненного, так это прояснить свой выбор в начале отношений, чтобы он мог извлечь из этого максимальную пользу и сопротивляться тяге в противоположном направлении.

    Проблема идентификации выходит на первый план каждый раз, когда у менеджера появляется новый лидер. Часто менеджеры, вступающие в середине карьеры, используют такие смены руководства как возможность вычеркнуть себя. Вот что рассказал 37-летний прораб о смене начальства:

    «Я занял эту должность, когда Билл был руководителем отдела.Раньше он занимал мою должность, и это, наряду с нашим сходством в происхождении, позволило мне легко использовать его в качестве модели. Я сделал по полной. Люди говорили мне, что я даже отвечал на звонки, как он, использовал те же фразы и рассказывал те же анекдоты. Что еще более важно, когда я был в затруднительном положении, я часто спрашивал себя, что бы он сделал на моем месте.

    «Когда Роджер сменил Билла, я принял важное решение. Роджер очень харизматичный менеджер. Мне было бы легко использовать его в качестве модели так же, как я использовал Билла.Но я решил не делать этого. Мне нужно было время, чтобы понять, кто я.

    «Я говорил с Роджером о своих карьерных интересах, и он оказал мне большую поддержку, помогая связать их со своими целями, не заставляя меня принять его стиль».

    Личные отношения против безличных отношений

    Смотреть на начальника как на человека, сталкивающегося с аналогичными проблемами в управлении семьей и карьерой и в развитии дружеских отношений, или рассматривать мир начальника как другой и далекий и, таким образом, относиться к нему или к ней только на утилитарной основе.

    Наша деловая культура имеет предубеждение против близких дружеских отношений между менеджерами, особенно в крупных корпорациях. Предубеждение, по-видимому, связано с опасениями, что связи, не связанные с работой, могут поставить под угрозу объективность, а также из-за частых переводов, которые мешают людям развивать тесные связи с местом.

    Тем не менее, время, потраченное на то, чтобы узнать о семейной жизни, поделиться проблемами, не связанными с работой, и выслушать личные проблемы друг друга, — это виды близости, которые становятся все более допустимыми в современном мире управления.

    Подчиненным, которые не смогли удовлетворительно разрешить ранее обсуждавшиеся дилеммы, трудно решить, относиться ли к начальнику как к человеку или просто как к должностному лицу в бизнес-роли. Отношение к вышестоящему как к личности открывает двери для выражения своих чувств конкуренции, неуверенности в себе, зависимости и неполноценности. Но признание этих чувств в деловых отношениях может быть легко истолковано как признак слабости.

    Даже когда предыдущие дилеммы были разрешены удовлетворительно, выбор личного или безличного отношения имеет важные последствия.Подчиненные должны осознавать, что немногие начальники все время действуют строго как ролевые игроки. У них случаются истерики, игривые моменты, идиосинкразии и периоды депрессии или восторга из-за того, что происходит в их личной жизни. Любое из этих состояний может запугать, смутить или разочаровать подчиненного, который предпочитает общаться на строго безличной основе.

    Подчиненные, которые относятся к своему начальнику как к взрослому человеку с общими интересами и проблемами, могут терпеть настроение и особенности своего начальника, сопротивляться его иррациональному поведению, не опасаясь навсегда испортить отношения, и принимать любую дружбу, которая развивается.

    Личное общение может помочь подчиненному понять взаимосвязь между эмоциональными потребностями начальника и его деловым поведением. Рассмотрим случай инженера на большом производственном предприятии:

    .

    «У меня был 18-летний опыт работы в области промышленного проектирования, когда я пришел сюда, и когда я впервые начал работать с Говардом, моим начальником, все было очень непросто. Я сразу понял, что могу многое сделать, но каждый раз, когда я что-то предлагал, Говард мне отказывал.Как-то я всегда ошибался. Он говорил мне, что эту идею пробовали раньше, но она не сработала, или затраты на это не стоили затраченных усилий, или продюсеры на это не купились.

    «Только когда я узнал его поближе, я понял, что Ховард говорит «нет» всему с первого раза. Он делает это на собраниях руководства. Он делает это со своей секретаршей. Он делал это со своими детьми, когда я пил у него дома.

    «Со временем стали ясны две вещи. Во-первых, Говард не забывает.Он вернет вам вашу идею, если заинтересуется, воздаст вам должное и поможет действовать в соответствии с ней. Во-вторых, я понял, что мне не нравится начинать с «нет». Я столкнулся с ним, и он значительно улучшился. Я вижу, как он ловит себя на мысли, когда начинает вести себя негативно, и мы шутим об этом. Иногда он все равно это делает, но теперь я с ним довольно хорошо лажу, потому что мы оба знаем, что это «только его путь».

    Взаимная забота против личного интереса

    Серьезно думать о благополучии и развитии начальника или быть полностью озабоченным собственным успехом.

    Начальников часто вознаграждают за то, насколько хорошо они развивают своих подчиненных, но обратное, как правило, неверно. И все же подчиненные, которые могут выйти за рамки своих личных интересов и помочь своему начальству в работе, могут помочь своим отношениям и себе. Начальство, скорее всего, будет работать над развитием подчиненных, которые охотно делятся своим опытом в тех областях, где начальник слаб, и проявляют заботу о благополучии компании.

    Риск, конечно, заключается в том, что существует немного формально санкционированных вознаграждений за помощь в развитии начальника, и всегда остается шанс, что начальник воспользуется отношениями, присвоив себе неправомерное признание того, что подчиненный действительно сделал.

    Тем не менее, мы обнаружили, что начальники положительно реагируют на подчиненных, у которых есть что-то важное, что может способствовать развитию их начальников, и которые готовы поделиться этим. Например, во время интервью с белым директором по маркетингу о его ключевых подчиненных мы обнаружили, что он был ближе всего к черному менеджеру по продукту. Когда мы спросили его, почему именно эти отношения сложились так хорошо, он объяснил, что впервые нашел темнокожего менеджера, который был готов разделить повседневный опыт работы с чернокожими в организации, где доминируют белые.Эта информация помогла белому руководителю оценить собственное поведение, более эффективно взаимодействовать с чернокожими коллегами и выявить важные проблемы в межрасовых отношениях внутри компании.

    Таким образом, мы подозреваем, что наиболее успешными отношениями между начальником и подчиненным являются те, в которых обе стороны могут определить и использовать важные ресурсы друг друга. Этими ресурсами могут быть навыки, знания, харизма или просто способность помочь сформулировать общепринятые ценности.

    Целостность против.отказ

    Принять отношения с их ограничениями или отвергнуть или представить в ложном свете.

    К концу жизни, по Эриксону, человек должен решить, чем все закончилось. Прожить последние годы с чувством целостности означает принять прошлое таким, каким оно было, признать и хорошее, и плохое, и оценить весь свой опыт как нечто, что не может, не нуждается и не должно быть изменено. . Мудрость достигается за счет эмоциональной интеграции того, что произошло, и за счет добросовестной передачи своих идей следующему поколению.Отсутствие такой интеграции приводит в отчаяние. Люди, доведенные до отчаяния, ожесточаются и пытаются переписать свою историю, участвуя в новых предприятиях, которые невозможно завершить.

    Большинство подчиненных не сталкиваются с этой дилеммой до выхода на пенсию, но в меньших масштабах она возникает каждый раз, когда подчиненный переходит на другую должность или проходит оценку. Он может относиться к отношениям со своим начальником либо с чувством целостности, либо с чувством отрицания, что является эквивалентом отчаяния.

    Подчиненные, которые честны сами с собой, принимают отношения такими, какие они есть и были. В беседах с другими такие подчиненные откровенно говорят о сильных и слабых сторонах, которые они видят в начальнике, но они также склонны принимать во внимание опыт начальника и оценивать последствия для своего будущего. Подчиненные с таким складом ума рассматривают факты прошлого как прочную основу для понимания настоящего и видения будущего.

    Например, менеджер, который только что ушел от многолетнего работодателя, описал собрание, на котором он объявил о своем решении уйти:

    «Кеннету часто не хватает слов.Когда я сказал ему, что ухожу, он сказал только три. Сначала он улыбнулся и сказал: «Отлично!» Затем он сделал паузу на минуту, посмотрел на меня с грустным лицом и сказал: «Чокнутый!» Это все, что ему нужно было сказать. Мы оба работали над тем, чтобы я получил повышение в компании, которое соответствовало бы моим талантам и интересам. Подходящего слота просто не было. Мы оба знали, что я был ценен на своем старом месте, но было ясно, что я не могу оставаться там вечно. Так что это был хороший ход. Кеннет был хорошим начальником».

    Подчиненные, которые нереалистично относятся к своим отношениям с начальством, часто не желают брать на себя ответственность за то, что произошло.Они считают отношения неудачными или, по крайней мере, не оправдавшими их ожиданий. По их мнению, неудача в основном лежит на начальстве. Именно начальство должно было быть мудрее или более заботливым, более делящимся, более компетентным.

    С точки зрения третьей стороны, в этих обвинениях может быть доля правды. Начальник действительно сильнее подчиненного и может оказать большее влияние на их отношения. Тем не менее, чтобы построить отношения, нужны два человека.

    Безусловно, подчиненный несет определенную ответственность за противодействие начальнику, который не соответствует ожиданиям подчиненного. Это не означает, что постоянная конфронтация вокруг всех дилемм, которые мы обсуждали, является лучшим способом общения с начальником. Но подчиненный, который хочет сохранить чувство честности, должен взять на себя личную ответственность за то, что не смог справиться с трудной ситуацией.

    Принятие мер

    Простое признание различных дилемм, с которыми сталкиваются подчиненные, является первым шагом в решении проблемы самозащиты.Второй шаг — использовать дилеммы в качестве инструмента для обсуждения проблем и опасений. Конечно, характер и исход таких дискуссий отчасти зависят от того, как подчиненные и начальники ранее решали дилеммы.

    Подчиненные, считающие своих начальников конкурентами, вряд ли будут откровенны с ними. Те, кому не хватает уверенности в себе, будут озабочены тем, что хочет услышать начальник. Те, кто боятся проявить инициативу, не будут говорить от всего сердца.Те, кто чувствует себя неполноценным, направят разговор на тривиальные вопросы. Те, кто полагается на начальство в определении своей идентичности, не смогут занять последовательную позицию. Те, кто настаивает на поддержании строго ориентированных на задачу отношений, отвергнут упражнение как неуместное в рабочей обстановке или не поймут его актуальности для общей ситуации. Те, кто сосредоточен на себе, не будут прислушиваться к потребностям начальника, а те, кому не хватает честности, будут рисовать красивые картинки о себе и возлагать все бремя перемен на могущественного начальника.

    Начальники, которые также не смогли решить дилеммы, скорее всего, ответят тем же, несмотря на их более защищенное положение. Диалог, скорее всего, закончится тем, что будет много говорить о разговорах, которые не оставят ничего решенным.

    Хотя дилеммы на самом деле возникают у подчиненного, именно у начальника больше возможностей действовать, и поэтому мы считаем уместным на данном этапе обратиться к нему с несколькими предложениями.

    Самоанализ: Имейте в виду дилеммы, имея дело с подчиненным.Какие виды самозащитного поведения вы, скорее всего, поощряете, хотя и непреднамеренно, своими действиями? Подчиненный оценит вашу чуткость и, таким образом, сможет сообщить о своих опасениях.

    Эмпатия: Сообщите своему подчиненному, как бы вы отреагировали, если бы ваш начальник обсуждал с вами такие же важные вопросы. Хотя вы и ваш подчиненный можете быть очень разными, сообщить подчиненному, что вы обдумали проблему таким образом, — это знак вашего уважения к нему или ей, что, вероятно, поощрит открытое обсуждение.

    Готовность: Время от времени обсуждайте вопросы самозащиты непосредственно на тренировках или ретритах, после общих успехов или в начале и в конце основных задач. Извлеките максимальную пользу из таких случаев, заранее уточнив для себя, какие вопросы вы считаете наиболее важными и как вы могли бы начать их обсуждение.

    Обязательство: После начала диалога о проблеме не прекращайте его до тех пор, пока не будет достигнуто какое-либо решение.Важные вопросы редко удается решить за один сеанс. Потратьте время, чтобы продолжить и рассмотреть новые подходы. Отсутствие последующих действий может быть столь же разрушительным, как и неспособность решить проблему изначально.

    Надежда: Межличностные отношения редко бывают идеальными с точки зрения обеих сторон одновременно. Если вы не сможете принять и разделить тот факт, что вы оба работаете ради недостижимого идеала и готовы принять эту предпосылку, вы оба обречены на разочарование.

    Потребность в самозащите является устойчивым следствием отношений начальник-подчиненный. Потребность не может быть устранена, но каждая сторона может оценить издержки самозащитных реакций по отношению к другой и может сделать выбор, отражающий их долю в более крупной организации.

    1. См. Дэвид Кипнис, «Развращает ли власть?» Journal of Personality and Social Psychology, , январь 1972 г., с. 33; и Филип Г. Зимбардо, Крейг Харви, У. Кертис Бэнкс и Дэвид Джаффе, «Пиранделевская тюрьма: разум — грозный тюремщик», New York Times Magazine, , 3 апреля 1973 г., с.38.

    2. Нью-Йорк: Нортон, 1964.

    3. Эрик Эриксон резюмирует свою теорию в книге «Идентификация и жизненный цикл » (Нью-Йорк: издательство Международного университета, 1959).

    Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за сентябрь 1979 года.

    : Статья II. Исполнительный департамент :: Конституция США с комментариями :: Justia

    РАЗДЕЛ 3. Он будет время от времени предоставлять Конгрессу информацию о положении в Союзе и рекомендовать на их рассмотрение такие меры, которые он сочтет необходимыми и целесообразными; он может в исключительных случаях созывать обе палаты или любую из них, а в случае разногласий между ними в отношении времени отсрочки он может отложить их на такое время, которое он сочтет нужным; он будет принимать послов и других государственных министров; он позаботится о том, чтобы законы добросовестно исполнялись, и назначит всех офицеров Соединенных Штатов.


    Аннотации

    Если закон возлагает обязанность на главу департамента eo nomine , получает ли после этого Президент право в силу своей обязанности «заботиться о добросовестном исполнении законов», заменять своим собственным суждением решение главного офицера относительно исполнения такой обязанности? В ходе дебатов в Палате представителей в 1789 году о местонахождении полномочий на отстранение от должности Мэдисон утверждал, что их следует приписывать только президенту, потому что «намерение Конституции, особенно выраженное в пункте о добросовестном исполнении, заключалось в том, чтобы первый магистрат должен нести ответственность за исполнительный отдел», и эта ответственность, по его мнению, давала право «инспектировать и контролировать» поведение подчиненных исполнительных должностных лиц. «Вест, — сказал он, — власть [смещения] в сенате совместно с президентом, и вы немедленно отменяете великий принцип единства и ответственности в исполнительном ведомстве, который был предназначен для обеспечения безопасности свободы и общества». хорошо.» 729

    Но это было сказано в отношении должности государственного секретаря, и когда вскоре после этого встал вопрос о полномочиях Конгресса регулировать срок пребывания в должности контролера казначейства, Мэдисон занял совершенно иную позицию, фактически уступив что этот офис должен был быть рычагом некоторых собственных полномочий Конгресса и, следовательно, должен быть защищен от полномочий по смещению. 730 И в деле Marbury v. Madison , 731 Председатель Верховного суда Маршалл проследил параллельное различие между обязанностями государственного секретаря в соответствии с первоначальным законом, которым был создан «Министерство иностранных дел», и теми, которые были добавлены более поздним актом изменение названия отдела на его нынешнее. Первые, как он указывал, находились целиком в «политическом поле», и, следовательно, за их увольнение секретарь был полностью ответственен перед президентом.Последние, с другой стороны, имели исключительно статутное происхождение и вытекали из полномочий Конгресса. Таким образом, для них секретарь был «служащим закона» и «подпадающим под действие закона за свое поведение». 732

    Административная децентрализация против джексоновского централизма. — В заключении, вынесенном генеральным прокурором Виртом в 1823 г., утверждалось, что обязанность президента в соответствии с пунктом о заботе требует от него едва ли большего, чем привлечение к ответственности должностного лица, допустившего преступную небрежность, за его нарушения либо путем его смещения, либо путем возбуждение против него процессов импичмента или уголовного преследования. 733 Заключение полностью упустило из виду важный вопрос о местонахождении полномочий толкования закона, которые неизбежно связаны с любыми усилиями по его обеспечению. Диаметрально противоположная теория о том, что Конгресс не может наделить любого главу исполнительного департамента, даже в рамках специально делегированных Конгрессом полномочий, какой-либо законной свободой действий, которую президент не имеет права контролировать, была впервые недвусмысленно изложена в Послании протеста президента Джексона. от 15 апреля 1834 г., 734 , защищая отстранение Дуэйна от должности министра финансов из-за отказа последнего изъять депозиты из Банка Соединенных Штатов.Здесь утверждается, «что вся исполнительная власть принадлежит президенту»; что право смещать тех офицеров, которые должны помогать ему в исполнении законов, является следствием этой власти; что министр финансов был таким офицером; что хранение государственной собственности и денег было исполнительной функцией, осуществляемой через министра финансов и его подчиненных; что при выполнении этих обязанностей Секретарь находился под надзором и контролем Президента; и, наконец, что акт об учреждении Банка Соединенных Штатов «не изменил, поскольку он не мог изменить отношения между президентом и секретарем, — не освободил первого от его обязанности следить за добросовестным исполнением закона, а последнего — от надзора президента». и контроль. 735 Короче говоря, полномочие президента по смещению, в данном случае безоговорочное, было санкцией, предусмотренной Конституцией в отношении его власти и обязанности контролировать своих «подчиненных» во всех их официальных действиях общественного значения.

    Власть Конгресса против обязанности президента перед законом. — Решение суда от 1838 г. по делу Kendall v. United States ex rel. Stokes , 736 пролили больше света на полномочия Конгресса санкционировать действия должностных лиц исполнительной власти.Соединенные Штаты были должны Стоуксу деньги, и когда генеральный почтмейстер Кендалл по наущению Джексона отказался их платить, Конгресс принял специальный закон о выплате. Кендалл, однако, по-прежнему не соответствовал требованиям, после чего Стоукс потребовал и получил мандамус в окружном суде Соединенных Штатов по округу Колумбия, и после апелляции это решение было подтверждено Верховным судом. Хотя дело Кендалл , как и Марбери против Мэдисона , касалось вопроса об ответственности главы департамента за исполнение министерских обязанностей, обсуждение адвокатом в Суде и собственное мнение Суда охватывали весь предмет отношение Президента к своим подчиненным при исполнении ими уставных обязанностей. Суд низшей инстанции утверждал, что обязанность президента в соответствии с пунктом о добросовестном исполнении не давала ему никакого другого контроля над офицером, кроме как следить за тем, чтобы он действовал честно и с надлежащими мотивами, но не имел права толковать закон и следить за тем, чтобы исполнительные действия соответствовали к этому. Адвокат Кендалла решительно выступил против этой позиции, опираясь в основном на заявления Гамильтона, Маршалла, Джеймса Уилсона и Стори, касающиеся полномочий президента в области международных отношений.

    Суд решительно отверг этот вывод.В нем указывалось, что «на многих должностных лиц исполнительного департамента возложены определенные политические обязанности, выполнение которых находится под руководством президента. Но было бы тревожной доктриной, согласно которой Конгресс не может возлагать на какого-либо исполнительного должностного лица какие-либо обязанности, которые они могут счесть надлежащими, которые не противоречат никаким правам, гарантированным и защищенным Конституцией; и в таких случаях долг и ответственность вытекают из закона и подлежат контролю закона, а не указанию президента. И это в особенности тот случай, когда предписанная обязанность носит чисто министерский характер». 737 Короче говоря, Суд признал, что основной вопрос дела заключался в том, делает ли обязанность Президента «заботиться о добросовестном исполнении законов» конституционно невозможным для Конгресса когда-либо поручить составление своих статутов кому-либо, кроме президента, и он ответил на это отрицательно.

    Майерс против Моррисона. —Как обстоят дела с этим вопросом сегодня? Ответ на этот вопрос, поскольку он существует, следует искать в сравнении решения Суда по делу Майерс , с одной стороны, и его решения по делу Моррисон , с другой. 738 Первое решение остается в силе для поддержки права Президента смещать и, следовательно, контролировать решения всех должностных лиц, через которых он осуществляет большие политические полномочия, вытекающие из Конституции, а также смещать многих, но не всех должностные лица — обычно начальники отделов, — через которых он осуществляет полномочия, возложенные на него законом. Morrison , однако, перерабатывает Myers , чтобы рассказать о конституционной неспособности Конгресса участвовать в решениях об увольнении.Он позволяет Конгрессу ограничивать право смещать президента и тех, кто действует от его имени, путем введения стандарта «уважительной причины» при условии соблюдения баланса. То есть Суд теперь рассматривает критический вопрос не о том, чем занимаются должностные лица, выполняют ли они «чисто исполнительные» функции или «квази» законодательные или судебные функции, хотя должны учитываться обязанности и функции. Скорее, суды должны «обеспечить, чтобы Конгресс не вмешивался в осуществление президентом «исполнительной власти»» и его конституционно установленную обязанность в соответствии со статьей II заботиться о добросовестном исполнении законов. 739 Таким образом, Суд продолжил, Myers был прав в своем заключении и в своем предположении, что есть некоторые исполнительные должностные лица, которые должны быть смещены Президентом, если он должен выполнять свои обязанности. 740 С другой стороны, Конгресс может счесть необходимым защитить срок полномочий некоторых должностных лиц, и если у него есть веские причины, не ограничивающиеся вторжением в президентские прерогативы, он будет поддержан при условии, что ограничения на отстранение от должности не являются такими характер, препятствующий способности президента выполнять свои конституционные обязанности. 741 Офицер в Моррисон , независимый адвокат, выполнял следственные и прокурорские функции, чисто исполнительные, но у Конгресса были веские причины обеспечить ее пребывание в должности и отсутствие доказательств того, что ограничение «неправомерно ограничивает» президентские полномочия. 742

    Ранее соблюдавшееся правило «яркой линии» больше не действует. Теперь у Конгресса гораздо больше свободы в регулировании исполнительной власти, но он должен тщательно формулировать свои доводы и соблюдать нечеткие линии, установленные Судом.

    Полномочия президента руководить исполнением уголовного закона. — Этот вопрос также достиг апогея в «царствование Эндрю Джексона», предшествовавшего и даже предвосхитившего эпизод с Дуэйном на несколько месяцев. «В ту эпоху, — рассказывает Уайман в своих «Принципах административного права», — первая поправка к доктрине централизма во всей ее полноте была изложена в неясном мнении по незначительному вопросу — Драгоценности принцессы Оранжской, 2 Opin. 482 (1831 г.).Эти драгоценности. . . были украдены у принцессы одним Полари и схвачены офицерами таможни Соединенных Штатов в руках вора. Министр Нидерландов представил президенту Соединенных Штатов обстоятельства дела, за которыми последовала просьба о возвращении драгоценностей. Тем временем окружной прокурор вел судебное разбирательство по делу об осуждении от имени Соединенных Штатов, от которого он не собирался отказываться. Президент чувствовал себя перед дилеммой: если по закону обязанность окружного прокурора возбуждать уголовное дело или нет, президент мог бы вмешаться и распорядиться, продолжать или нет. Мнение было написано Тэни, в то время генеральным прокурором; он полон уместных иллюстраций необходимости наделения главы исполнительной власти полной властью как сопутствующей его полной ответственности. Он заключает: если следует сказать, что окружной прокурор имеет право прекратить судебное преследование, нет необходимости делать вывод о праве президента, чтобы направлять его для его осуществления — я отвечаю, что указание президента не требуется. сообщать окружному прокурору о любых новых полномочиях, но направлять его в осуществлении полномочий, которыми он, как признано, обладает.Наиболее ценной и надлежащей мерой для президента часто может быть приказ окружного прокурора о прекращении судебного преследования. Окружной прокурор может отказаться подчиниться приказу президента; и если бы он отказался, судебное преследование, пока он оставался на своем посту, все равно продолжалось бы; потому что сам президент не мог отдать приказ суду или клерку сделать какую-либо конкретную запись. Он мог действовать только через своего подчиненного, окружного прокурора, ответственного перед ним и занимающего свой пост по своему усмотрению.И если этот офицер все еще продолжает судебное преследование, которое, по убеждению Президента, не должно продолжаться, устранение непослушного офицера и замена его более достойным позволит Президенту через него добросовестно исполнять закон. И именно по этой причине, среди прочих причин, полномочия по смещению окружного прокурора принадлежат президенту». 743


    подчиненных судебных приставов, статистика | CJP


    С июня 1998 года комиссия разделяет полномочия с вышестоящими судами в отношении дисциплины нижестоящих судебных приставов (SJO), адвокатов, нанятых судами штата Калифорния в качестве судебных комиссаров и судей.В 2020 году в Калифорнии было 250 уполномоченных подчиненных должностей судебных приставов.

    Подчиненные судебные приставы – штатные должности
    По состоянию на 31 декабря 2020 г.

    • Уполномоченные суда240
    • Судебные судьи10
    • Итого250

     

    2020 Статистика

    Жалобы, полученные и рассмотренные

    В 2020 году комиссия рассмотрела 80 новых жалоб на нижестоящих судебных исполнителей.Поскольку первоначальные расследования должны были проводиться вышестоящими судами, функция комиссии в первую очередь заключалась в рассмотрении действий местных судов с целью определения наличия каких-либо оснований для дальнейшего расследования или действий комиссии.

    Правило подачи новых жалоб

    • Правило 109(c)(1) обжалование решения местного суда57
    • Правило 109(c)(2) по запросу местного суда2
    • Правило 109(c)(3) уведомление местного дисциплинарного суда0
    • Правило 109(c)(4) уведомление местного суда об отставке с
    • ожидающее расследования1
    • Правило 109(c)(5) подчиненный судебный пристав-исполнитель уходит в отставку или уходит в отставку
    • до получения жалобы в суд4

     

    2020 Объем дел – подчиненные судебные приставы

    • Дела, находящиеся на рассмотрении 01. 01.203
    • Рассмотрены новые жалобы64
    • Закрытые дела66
    • Дела, находящиеся на рассмотрении 31.12.201

    Расхождения в итоговых показателях обусловлены сводными жалобами/распоряжениями.

     

    В 2020 году комиссия начала одно предварительное расследование.

    Закрытые дела

    В 2020 году комиссия завершила рассмотрение 66 жалоб на нижестоящих судебных исполнителей. Комиссия закрыла 63 из этих дел после первоначального рассмотрения, поскольку она установила, что рассмотрение и разрешение жалоб вышестоящими судами были адекватными и что дальнейшее разбирательство не требовалось. По итогам расследования комиссия вынесла одно частное замечание и закрыла два дела без дисциплинарного взыскания.

    На конец года одно дело оставалось на рассмотрении комиссии.

    2020 SJO Распоряжения по рассмотрению жалоб

        • Всего решений по жалобам66
        • Закрыто после первоначального рассмотрения63
        • После независимого расследования комиссии:
        • Частное предупреждение1
        • Закрыт без дисциплины2

     

    Вид судебного дела, лежащего в основе
    SJO Жалобы, завершенные в 2020 году

    • Мелкие претензии 36%
    • Семейное право33%
    • Трафик6%
    • Общие гражданские 11%
    • Преступник5%
    • Все остальные9%
    • (в том числе вне рабочего места)

     

    Источник жалоб по
    SJO Заключено в 2020 году

    • Сторона/Семья/Друг93%
    • Судья/Судебный персонал6%
    • Адвокат1%
    • Все остальные заявители0%
    • Источник, отличный от жалобы0%
    .