все пророчества о Третьей мировой войне

Зловещие предсказания о начале Третьей мировой войны сейчас настолько актуальны, что их нередко цитируют даже аналитики.

Редакция сайта

Теги:

Ванга

предсказания

будущее

ясновидящие

О том, что глобальный конфликт неизбежен, говорили и Ванга, и Нострадамус, и Вольф Мессинг, и чаще всего цитируют именно их слова. Но есть и другие ясновидящие, которые рассказывали, как и когда всё начнется.

Схиархимандрит Христофор: «Петербург уйдет под воду»

Тульский старец утверждал, что Третью мировую войну начнет КНР: «Как пойдёт Китай, так всё и начнётся». Россия окажется втянутой в конфликт, после чего «Петербург уйдет под воду», а Москва частично «провалится» под землю — «где мавзолей и подальше, за рекой».

Гунхильда Смелхус: «Храмы опустеют»

90-летнюю Гунхильду Смелхус прозвали «норвежской Вангой» за точность ее пророчеств. Ее слова записал один из самых влиятельных проповедников-евангелистов Норвегии — пастор Эммануэль Толлефсен-Минос.

Согласно предсказаниям Гунхильды, предшествовать войне будут изменения в мире: «храмы опустеют и превратятся в места развлечений», мужчины и женщины начнут жить друг с другом вне брака, «люди из бедных стран прибудут в Европу».

При этом сама Третья война, говорила Смелхус, не будет ознаменована политическими кризисами и начнется неожиданно, став самой большой катастрофой в истории человечества.

Сара Хофман: «Ракеты начнут летать из одной страны в другую»

Американка Сара Хофман начала видеть будущее после того, как попыталась покончить с собой, пережила клиническую смерть, но была реанимирована врачами.

По ее словам, Третья мировая начнется на Ближнем Востоке: иранцы нанесут ядерный удар по Израилю, после чего «ракеты начнут летать из одной страны в другую, и это быстро распространится по всему миру».

Митар Тарабич:  «Ученые изобретут странные пушечные ядра»

Митар Тарабич — неграмотный сербский крестьянин, который диктовал свои предсказания местному священнику Захарию Захаричу. Митар предвидел убийство сербского короля, победу СССР во Второй мировой войне, а также изобретение телевидение и интернета.

Вот какие строки есть в рукописи: «Ученые изобретут самые разнообразные и странные пушечные ядра. Взрываясь, они вместо того, чтобы убивать, будут заколдовывать все живое». По словам Тарабича, Третья мировая не затронет лишь одно государство — «страну на самом краю света, окруженную великими морями» (вероятно, речь идет об Австралии).

Вероника Люкен: «Будет разрушено три четверти мира.

..»

Домохозяйка из США Вероника Люкен говорила, что ей являются Дева Мария, Иисус и святые, которые просили передать их слова остальным людям. Согласно пророчествам Люкен, начало Третьей мировой войны зависит от одной страны: «У Сирии есть ключ к миру, либо к Третьей мировой войне. При ударе кожа забудет, что была на костях человека, и слетит, словно ее никогда не было! Будет разрушено три четверти мира…»

Маттиас Штромбергер: «Третья война станет концом многих народов»

Маттиаса Штромбергера называли «пророком из Баварского леса» — он родился в семье крестьян и стал правильщиком мельничных жерновов, который путешествовал по стране, предлагая свои услуги. Маттиас не умел писать, и его предсказания собрал в одну книгу священник Иоганн Георг Мюльбауэр.

Маттиас описал самые разные вещи, которые появились уже после его смерти: дирижабль, электричество, железную дорогу. Говорил он и о Третьей мировой войне: ей будет предшествовать строительная лихорадка, когда дома, «похожие на соты», начнут возводить везде. Сама война, по словам Штромбергера, уничтожит миллионы людей, а участие в ней примут почти все страны.

Алоис Ирльмайер: «Китай завоюет Индию»

Алоис Ирльмайер был строителем фонтанов, который помогал искать солдат, пропавших без вести. Ирльмайер утверждал, что часто видит картинки из будущего. Во время Второй мировой он поразил жителей родного города тем, что заранее знал, куда упадут бомбы.

Вот как Алоис описывал начало глобального бедствия: «Мусульманские войска двинутся на Западную Европу, Китай завоюет Индию, Иран нападет на Турцию». Мир, по словам пророка, принесет «третья девятка».

Альберт Пайк: «Ислам и Израиль взаимно аннигилируют друг друга»

Американец Альберт Пайк был высокопоставленным масоном, входящим в «Верховный совет мира». Он предсказывал, что Третья мировая война станет последней и начнется Ближнем Востоке из-за конфликта между арабами и израильтянами. После того, как конфликт завершится, будет установлена всемирная диктатура — власть единого для всей планеты правительства.

Мировая война, которой не будет? — Россия в глобальной политике

Локальные конфликты, терроризм, санкции – всё это никуда не денется. Но чтобы началась Третья мировая война, нужны совершенно особые условия. О том, что это за условия и стоит ли готовиться к большой войне, 29 ноября в интервью Science Bar Hopping online рассказал главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Фёдор Лукьянов. Беседу вела Ирина Шихман, журналист, телеведущая, видеоблогер, ведущая YouTube-канала «А поговорить?».

Почему не будет новой мировой войны?

Интервью в рамках фестиваля Science Bar Hopping online

– Сегодня мы поговорим о наших тревогах и страхах по поводу Третьей мировой войны. Обоснованы ли они или нам вообще нечего бояться в нынешнее время? Почему не будет Третьей мировой? Или она всё же возможна?

– Скорее – не будет, но стопроцентных гарантий, конечно, никто дать не может. Если мы говорим именно о мировой войне как о конфликте, который вовлекает самые могущественные страны мира, охватывает значительную часть земного шара и имеет последствия практически для всех, то шанс на такую войну, к счастью, сейчас гораздо ниже, чем сто лет назад. Потому что ядерное оружие, которым обладают державы, потенциально имеющие возможность такую войну развязать или вступить в неё, является хорошим фактором сдерживания. В первую очередь речь идёт о США, России и Китае, но в этот список можно добавить некоторые европейские страны (Великобританию и Францию), Индию, Пакистан и другие.

На самом деле, ядерное оружие ведь создавалось не как оружие применения, а как инструмент устрашения и сдерживания. Надо признать, что пока оно эту функцию успешно выполняет. И хотя сейчас много разных дискуссий ведётся по поводу того, что ядерное оружие перестаёт быть таким элементом полного ужаса, и некоторые начинают осторожно говорить о том, что точечное его применение не так уж и страшно для человечества (если это не будет масштабным конфликтом между Соединёнными Штатами и Россией), такие рассуждения тут же гасят.

Также говорят и о несправедливости. Ведь у ряда стран есть право (которое они сами себе и дали, придумав Договор о нераспространении ядерного оружия), а у остальных его нет. Поэтому идут разговоры о том, что это несправедливо и дискриминационно. Есть даже движение, в котором не участвуют главные страны, но оно очень массовое – более 50 стран, выступающих за полный запрет ядерного оружия.

Ядерное табу исчезает?

Нина Танненвальд

После десятилетий, когда крепло понимание того, что ядерное оружие неприемлемо, мир движется в противоположном направлении. Государства вновь стали ценить ядерное оружие. Ядерное табу теряет силу. Но это нельзя считать необратимым, таков выбор лидеров.

Подробнее

– Могут ли страны, официально не имеющие ядерного оружия, скрыть факт обладания ядерным потенциалом? Возможно ли такое скрыть и кто это будет проверять?

– Скрыть сейчас практически ничего невозможно. Механизмы проверки, которые разрабатывались с 1960-х годов после Карибского кризиса 1962 г. , когда США и СССР оказались на грани ядерного столкновения, запустили процесс выработки правил игры в сфере ядерных отношений. Они существуют до сих пор, но их значение сильно уменьшилось из-за наличия других методов. Сейчас всё увешано спутниками, и скрыть что-либо почти невозможно. И раньше это было, но не в таких масштабах – можно вспомнить начало 1960-х годов, когда американские разведчики летали над Советским Союзом, знаменитую историю со сбитым У-2 и Гэри Пауэрсом. Но тогда ещё не было всё так прозрачно, как сейчас. И эти механизмы транспарентности скорее выступают не как инструменты, чтобы реально «видеть» или «не видеть», а как некий индикатор наличия или отсутствия доверия.

Мы переживаем эпоху демонтажа всех прежних договорённостей. Последним остался Договор о сокращении стратегических и наступательных вооружений, заключённый при администрации Обамы, но он истекает в феврале 2021 года. Администрация Трампа склонялась его не продлевать (если и продлевать, но на немыслимых условиях и ненадолго), администрация Байдена, судя по всему, всё же готова его продлить, но на 5 лет – то есть просто отсрочка.

И когда всё это закончится, возникнет вопрос, а будут ли вообще правила в данной сфере? Особенно с учётом того, что, когда вырабатывалась прежняя модель, было всего два игрока (Францию, Великобританию и Китай тогда никто в расчёт не принимал). Сейчас же официальных игроков пять, и четыре неофициальных – Индия, Пакистан, Северная Корея, Израиль (с интересной позицией – «ядерного оружия у нас нет, но при необходимости мы готовы его применить»). И хотя у большинства стран несопоставимые арсеналы с российским и американским, но, например, тот же китайский арсенал, который засекречен (и никто точно не знает, сколько у них оружия), достаточно очевидно растёт.

Мы вступаем в новую эпоху, но это не означает приближение ядерной войны, – наоборот, возможно, это будет стимулом, чтобы некоторые политики взбодрились. И ядерная многополярность добавляет множество разных нюансов.

– Вот вы говорите, можно легко со спутника всё увидеть, а почему мы тогда не знаем про Китай?

– Всё, да не всё. Идёт соревнование тех, кто умеет смотреть, и тех, кто умеет прятать.

Век стратегической нестабильности

Элизабет Шервуд-Рэндалл

И Москва, и Вашингтон знали, что на любой ядерный удар последует аналогичный ответ. Такая вероятность позволяла сохранять опасное, но до последнего времени реальное равновесие. Появление новых технологий и распространение конкуренции на новые сферы сделало эту старую логику неактуальной.

Подробнее

– В 2016–2017 гг. все вдруг заговорили о Третьей мировой войне. Это как-то связано с президентством Дональда Трампа или просто раздувают медиа?

– Медиа, безусловно, раздувают, хотя не на пустом месте. Но дело совершенно не в Трампе. Его оболгали с ног до головы, назвали сумасшедшим психопатом, который в любой момент готов нажать на кнопку. Но Трамп первый и пока единственный президент США, который за годы президентства не начал ни одной войны. Все американские президенты какую-то войну да начинали. Не все заканчивали, но начинали.

Трамп лишь наносил демонстративные удары по Сирии, но это были операции, а не войны. Он оказался человеком по-своему миролюбивым. Война – не его стезя, он бизнесмен. Он понимает соперничество и конкуренцию, прежде всего, в категориях экономических мер – санкции, эмбарго, повышение тарифов – это его стихия. Он считал, что прежние администрации влезли в огромное количество совершенно ненужных войн. В непредсказуемости его также трудно упрекнуть. Просто он проводил другую линию, не такую, как до него. Но в рамках своей линии был предельно последовательным. Что он обещал во время избирательной кампании, то и старался выполнять. Мало что удалось, но точно больше, чем кажется. Хотя новая администрация и ведёт себя так, будто эти четыре года были ночным кошмаром, который нужно забыть, я думаю, что Америка уже повернула в противоположную сторону от того курса на глобальное лидерство, который проводился раньше. Риторика при Байдене, скорее всего, будет такая, как при Обаме, но так же, как было, уже не будет. Собственно, США уже тогда начали осознавать, что их ресурсы ограничены.

И, отвечая на ваш вопрос, почему такие психотические настроения, нужно сказать, что уходит та система отношений, которая казалась упорядоченной. Эта система укоренена в холодной войне, которая была беспрецедентно устойчива. Международные процессы были настолько управляемы, насколько вообще могут быть. Столь понятной ситуации в мире с точки зрения схемы отношений, как в период с 1945 по 1990-е гг., никогда ранее не существовало. Нельзя сказать, то та система была модельной и к ней надо возвращаться (что просто невозможно даже при замене Советского Союза Китаем), но она довольно неожиданно закончилась. И на смену ей пришла идея о том, что функцию гаранта теперь будет выполнять только одна держава, ведь она такая могучая, что может всё сама. В этой парадигме, которая активно продвигалась как на Западе, так и в остальном мире, все продолжали жить. Но вдруг оказалось, что это как-то не работает, и пошли сбои.

Начало XXI века знаменовало появление сомнений в способности Соединённых Штатов выполнять роль гаранта мировой стабильности. Формальным символом можно считать 11 сентября 2001 г., а дальше шаг за шагом представление об американоцентричном мире как о стабильном стало исчезать. Трамп это лишь констатировал, но поскольку он это сказал, на него все и набросились.

– Я как обычный житель страны с экрана телевизора постоянно слышу о внешнем враге, о «загнивающем Западе», о том, что мы должны их побороть и быть лучше. Как это соотносится с реальной картиной мира?

– Вы слышите разное. Это, я бы даже сказал, шизофренический нарратив. С одной стороны, враждебный Запад строит козни и пытается нас подорвать, с другой стороны – «ха-ха-ха», Запад уже сгнил, рассыпается и ничего не может. Это две линии нашей пропаганды, которые в некотором смысле друг друга исключают, но сосуществуют. Давайте не будем ориентироваться на телевизионную картинку, которая и у нас, и в США, и в Европе обслуживает текущие сиюминутные нужды.

Если посмотреть то, что происходит в мире системно, то роль Запада сокращается. На подъёме находятся другие игроки – азиатские в первую очередь, – и это продукт западной глобализации, которую Китай и некоторые другие страны Азии использовали на все двести процентов. Никто на Западе не рассчитывал, что главным выигравшим от либеральной глобализации будет Китай. И теперь западные возможности относительно сокращаются – прежде всего потому, что внутри очень много проблем. Ведь Трамп – лишь симптом проблем в американском обществе. Простые американцы в какой-то момент начали задаваться вопросами, а зачем нам это всё вообще надо, зачем нам глобальное лидерство. И настроение «давайте займёмся собой» оказалось очень распространённым, что и привело Трампа к власти.

Возвращаясь к тому, с чего мы начали. Наша телевизионная картинка чудовищно американоцентрична. Мы сконцентрированы на Соединённых Штатах. По инерции мы на всё смотрим сквозь западную призму. Но важно понимать, что мир стал другой, и воспринимать Азию сквозь западную перспективу мы не имеем права, потому что нам Азия ближе, чем им.

Для России выстраивание конструктивных и при этом равноправных отношений с Китаем гораздо важнее на следующие годы и десятилетия, чем отношения с Соединёнными Штатами. К сожалению, ментально мы на это ещё не перестроились. И речь не идёт о том, что мы должны забыть о США и Европе и броситься в объятия Китая. Как раз наоборот, должна быть достаточно сбалансированная политика. Необходимо просто перестроить логику.

– Если говорить о новой Третьей мировой, можно ли предположить, что про ядерное оружие мы забудем, но начнётся торговая война (как сейчас между США и Китаем) или, например, локальных конфликтов будет больше?

– Я всё-таки за точность и чистоту терминов. Мировая война – это масштабное взаимное уничтожение. Всё остальное – это другое. Это всё-таки методы конкуренции, которые могут обретать невероятно острый и достаточно сокрушительный характер. Отчасти это связано с тем, что политически мы уходим от ситуации полного американского доминирования в мире. Но экономически – нет. До тех пор, пока доллар является мировой резервной валютой, возможности Соединённых Штатов оказывать давление на другие страны гораздо больше, чем у других. Это постепенно будет меняться, но это долгий процесс. И это не война, а болезненная длительная перестройка всей мировой системы.

Что касается второго аспекта, о котором вы упомянули, – большое количество локальных конфликтов – это есть и сейчас. Даже во время пандемии, когда мир был если не парализован, то замедлен, конфликты никуда не делись. Случилась большая война на Южном Кавказе, большая война в Эфиопии, продолжаются конфликты в Сирии, Ливии и так далее. Но всё-таки мировая война – это другое.

Мировая война – это масштабное уничтожение масс людей в глобальном объёме с участием ведущих в военном отношении стран мира. А локальные конфликты будут всегда. Сейчас растёт важность непосредственно играющих сторон: она становится выше, чем была раньше, а внешнее влияние, наоборот, уменьшается. Во времена холодной войны почти любой региональный конфликт был завуалированным противостоянием США и СССР. Сейчас же практически везде – своя динамика, а у внешних сил возможностей, ресурсов и интереса – намного меньше. Мы раз за разом наблюдали, как ведущие крупные державы, вмешиваясь в конфликты, ничего не могли сделать. Яркими примерами являются провал США в Ираке и Афганистане. Европа, пару раз попробовав в Африке силами французов, сейчас старается просто дистанцироваться от всего. Россия – отдельный интересный вопрос. У неё скорее эффективный опыт вмешательств, но параллельно с этим начинает формироваться новая система приоритетов. Я думаю, что в ближайшие годы мы увидим изменения российской политики в том числе в отношении соседних стран. Идея, что всё вокруг нас – наша сфера интересов, которая была до недавнего времени, начинает постепенно уходить.

К разговору о безопасности никто не готов?

Фёдор Лукьянов

Америка самоопределяется, Европа отстраняется, Китай делает вид, что он тут вообще ни при чём. К разговору о стратегической стабильности сейчас никто не готов. Так что, может быть, стоит поберечь силы до того, когда настроение изменится.

Подробнее

– Что сегодня может быть предпосылкой для Третьей мировой войны?

– Думаю, мировая война может начаться только в случае, если в ведущих странах (которые могут быть инициаторами мировых войн) будут приходить к власти радикально-мыслящие, националистические, безответственные политики, не понимающие опасности войны и того, как всё устроено. Но, мне кажется, всё-таки даже при том политическом хаосе, который во всём мире сейчас царит, это маловероятно. И волна популизма, которую очень много обсуждали в середине этого десятилетия, постепенно начинает затихать. Для популистов красное словцо важнее всего остального, но ведь публика хочет результата.

Скорее можно ждать ренессанса более серьёзной классической политики. Партийные системы в разных странах тоже переживают тяжёлый кризис, так как они больше не отражают структуру общества. В Америке мы уже увидели перерождение обеих главных партий: республиканцы при Трампе резко начали смещаться вправо, а демократы едут в сторону радикальных левых. Я не думаю, что мы на грани периода приходов безумцев к власти. А без этого причин, которые вызвали бы необходимость войны при наличии ядерного оружия, я не вижу. И хотя религиозный вопрос – очень острый и опасный, это тоже не причина для мировой войны, а больше триггер локальных кризисов.

– Как вы думаете, почему страны в связи с коронавирусом не объединились, чтобы сделать быстро сделать одну общую вакцину? 

– Единственная правильная реакция на появление заразы – это неизбежная изоляция. Другого способа человеческая история не придумала. Когда начинается эпидемия, все должны максимально закрыться. И пандемия показала, что идея о необратимости глобализации – иллюзорна. Одномоментное схлопывание мира, к которому мы привыкли, хорошо это продемонстрировало. А самое главное, оказалось, что когда возникает серьёзная проблема, угрожающая жизни, здоровью и благополучию конкретных людей, они обращаются не в ООН, не в международные организации, не в «третий сектор», они обращаются к собственному государству с требованием их защитить. И государства (кто-то хуже, кто-то лучше) эту ответственность берут на себя, ведь именно они отвечают за безопасность жизни граждан своей страны – не за мировое благо, а за своих людей. Совершенно естественно, что здесь появляется эгоизм.

Хотя насчёт вакцины, конечно, говорят, что это всеобщее благо и мы должны помогать друг другу, но сначала мы обеспечим жителей своей страны, а потом мы готовы, например, дать какое-то количество африканцам.

– Не окажется ли, что в будущем, в постковидное время из-за вакцины возникнет борьба Севера с Югом? Не начнётся ли ряд террористических акций, если более развитые страны будут жить хорошо и быстро справятся с пандемией, а страны победнее – нет?

– Здесь начнётся другое. Вернее – не начнётся, а продолжится. Расслоение, которое пандемия может усугубить, даст свои плоды. Наверное, богатый Север, имея больше денег и возможностей, начнёт быстрее из этого выползать, а бедный Юг либо медленнее, либо вообще не выползет. Мировое сообщество может сделать вид, что не так важно, что там в Африке происходит, они и так там умирают. Это цинично, и на словах все будут другое говорить, но на практике возможно так и будет.

Реакцией будут не теракты, а то, что уже давно идёт, – попытки обратной колонизации.

Возвращение империй, только уже в виде тех людей, которые не видят для себя перспектив жизни в Африке, на Ближнем Востоке, в Южной Азии. И они всеми правдами и неправдами будут прорываться в тот мир, который лучше справляется. И что с этим делать – неизвестно. Правая идея о закрытии всех границ не сработает, а леволиберальная – об открытии границ – опасна. Европейцы уже «открывали ворота» в 2015 г. и до сих пор не могут оправиться от результатов. Дальше всё будет только усугубляться.

Это не война, не терроризм и даже не локальные конфликты. Это великое переселение народов в условиях, когда богатый мир уже начинает ощущать критическую неспособность это абсорбировать.

– В России важнейшей наукой является геополитика. Вы считаете это наукой?

– Геополитика – определённая сфера знаний, которая интересна и важна, но её, как и любую другую сферу знаний, нельзя абсолютизировать. Взаимоотношения стран в географическом контексте – важный элемент. Но когда из него пытаются сделать руководство к действию по любым вопросам, это просто не работает.

Мир сейчас очень сложен именно в том смысле, что из-за всех технологических прорывов, коммуникационных революций, соотношение людей и территорий изменилось. Можно быть далеко от своей территории и всё равно ей принадлежать, и наоборот. Поэтому геополитика важна, её хорошо понимать, но не нужно превращать в догму.

– Нам часто говорят, что конкуренция – двигатель прогресса. А конкуренция между странами?

– Конкуренция между странами – это двигатель исторического процесса, который может вести в разные стороны – к прогрессу или регрессу. Это форма существования государств. Они иначе как в конкуренции – не существуют.

Конкуренция имеет разные формы. Например, внутри Европейского союза тоже есть конкуренция между странами, хотя они теснейшим образом объединены. Крайний пример конкуренции – это мировая война, которой, как мы пытаемся сегодня объяснить, не будет. И здесь нет понятий «хорошо» или «плохо», это как погода – мы живём в таких условиях.

– Если не будет Третьей мировой войны, то, на Ваш взгляд, какие страны с кем будут конкурировать? Повестка поменяется?

– Повестка меняется с неизбежностью. Сейчас идут фундаментальные сдвиги, которые не вполне ясно, чем завершатся. Американо-китайские отношения, вероятно, станут самыми главными на предстоящий период. Некоторые считают, что это даже будет подобие двухполюсной холодной войны, но я думаю, что, скорее всего, всё будет гораздо сложнее. Холодная война была невероятно упорядочена, и такое уже не вернётся, даже с заменой СССР на Китай. Но, конечно, это две крупнейшие державы, от которых очень многое будет зависеть.

У России тоже начинается новый этап истории – и политической, и экономической, и истории отношений с соседями. Если совсем упросить, на протяжении 25 лет лейтмотивом российской политики было стремление преодолеть последствия распада СССР, когда Россия из одного из столпов мирового устройства откатилась непонятно куда. И на протяжении этих 25 лет – и при Ельцине, и при Путине одном, и при Путине другом, и при Путине третьем и так далее – разными методами Россия пыталась вернуть себе роль великой державы. Вернула. И дальше возникают вопросы. Во-первых, в каком мире мы оказались, будучи значимой страной. Во-вторых, что в этом мире на самом деле великой державе нужно. Ответов на эти и множество других новых вопросов в прошлом уже не найдёшь, поскольку ситуация несравнима с той, что была в прежние периоды нашей истории.

Текст подготовила Анна Портнова

«Запад уже не боится ядерной войны»

Фёдор Лукьянов

Почему мы никак не найдём общего языка с американцами, хотя давно не строим коммунизм и тоже пьём кока-колу? Наступил ли уже предсказанный сто лет назад Шпенглером закат Европы? Каким будет наш мир завтра, если мы не узнаём его уже сегодня? И куда мы, гомо сапиенсы, несёмся – к высотам прогресса или к чёрту на рога? Фёдор Лукьянов ответил на вопросы «Литературной газеты».

Подробнее

#война #геополитика #Карибский кризис #Третья мировая война #ядерное нераспространение #ядерное оружие

В каком случае начнется третья мировая война — коротко о ситуации на 28 июня

https://ru.sputnik.kg/20220628/situatsiya-ukraine-28-iyun-1065622308.html

В каком случае начнется третья мировая война — коротко о ситуации на 28 июня

В каком случае начнется третья мировая война — коротко о ситуации на 28 июня

Зампред Совбеза РФ заявил, что любые попытки посягнуть на Крым будут расцениваться как объявление войны России. 28.06.2022, Sputnik Кыргызстан

2022-06-28T10:07+0600

2022-06-28T10:07+0600

2022-06-28T10:23+0600

спецоперация россии по защите донбасса

россия

украина

сша

турция

швеция

финляндия

нато

дмитрий медведев

война

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://sputnik.kg/img/07e6/06/1c/1065622692_0:0:3013:1694_1920x0_80_0_0_f29c87ab15dbf9eb94150b66a644dcab.jpg

БИШКЕК, 28 июня — Sputnik. Россия продолжает специальную операцию на Украине, сообщает РИА Новости.Представляем обзор событий на утро 28 июня.Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев дал интервью газете «Аргументы и факты». Приводим основные тезисы.Швеция, Финляндия и Турция под эгидой НАТО работают над соглашением по безопасности, которое будет включать такие вопросы, как экспорт оружия и борьба с терроризмом, сообщил генсек организации Йенс Столтенберг. По его словам, Швеция за последние недели сделала ряд конкретных шагов в области борьбы с терроризмом, чтобы урегулировать опасения Турции. В стране начались новые расследования в отношении Рабочей партии Курдистана, рассматриваются запросы Турции на экстрадицию.Он отметил, что в понедельник в Брюсселе прошла вторая за последние семь дней встреча высокопоставленных представителей Швеции, Финляндии и Турции, а на вторник в Мадриде запланирована встреча лидеров трех стран.Финляндия и Швеция на фоне российской специальной операции на Украине 18 мая передали генсеку НАТО заявки на вступление в альянс. Турция заблокировала начало процесса рассмотрения заявок. Эрдоган подчеркнул, что Анкара не может сказать «да», поскольку не верит заверениям Хельсинки и Стокгольма о связях с представителями Рабочей партии Курдистана, запрещенной в Турции.Канцлер Германии Олаф Шольц заявил, что в отношениях с Россией «нет пути назад».Киев готов взорвать Криворожскую тепловую электростанцию для обвинения российских ВС в создании энергетического и гуманитарного кризиса, сообщило Минобороны РФ. По данным министерства, на лисичанском направлении уничтожен отряд из украинских боевиков и иностранных наемников, причастных к пыткам российских солдат. На территории завода «Азот» в ЛНР у неонацистов больше не осталось заложников, отмечает Минобороны.

https://ru.sputnik.kg/20220626/rezolyutsiya-biolaboratorii-eaes-1065589716.html

украина

сша

турция

швеция

финляндия

Sputnik Кыргызстан

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

2022

Sputnik Кыргызстан

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Новости

ru_KG

Sputnik Кыргызстан

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

1920

1080

true

1920

1440

true

https://sputnik.kg/img/07e6/06/1c/1065622692_0:0:2731:2048_1920x0_80_0_0_a2a1dc5082f6017ea767fca64cd50c34.jpg

1920

1920

true

Sputnik Кыргызстан

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Sputnik Кыргызстан

россия, украина, сша, турция, швеция, финляндия, нато, дмитрий медведев, война

россия, украина, сша, турция, швеция, финляндия, нато, дмитрий медведев, война

БИШКЕК, 28 июня — Sputnik. Россия продолжает специальную операцию на Украине, сообщает РИА Новости.

Представляем обзор событий на утро 28 июня.

Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев дал интервью газете «Аргументы и факты». Приводим основные тезисы.

Эскалация напряженности в отношениях с Москвой — дело бессмысленное и недешевое, о чем свидетельствует опыт многих десятилетий.

Любые попытки посягнуть на Крым будут расцениваться как объявление войны России, а если это сделает страна, входящая в НАТО, это будет означать конфликт со всем альянсом, который фактически станет третьей мировой войной.

Государства, которые ввели санкции против России, являются сателлитами США, им нет особого дела до Украины и ее жителей.

России нужно обучить специалистов, которые не будут уступать в квалификации уехавшим сотрудникам западных компаний, всячески пытавшихся отсрочить уход из РФ.

В числе приоритетов политики Москвы — создание отечественной продукции и комплектующих, которые позволят обойтись без импортных деталей, программного обеспечения или сервисов.

Вступление Швеции и Финляндии в НАТО ничем новым России не грозит, но она будет вынуждена укреплять свои рубежи. Перспектива получить российские «Искандеры» на пороге и платить налоги ради оборонных целей под эгидой НАТО вряд ли приведет в восторг граждан двух стран-кандидатов.

Швеция, Финляндия и Турция под эгидой НАТО работают над соглашением по безопасности, которое будет включать такие вопросы, как экспорт оружия и борьба с терроризмом, сообщил генсек организации Йенс Столтенберг. По его словам, Швеция за последние недели сделала ряд конкретных шагов в области борьбы с терроризмом, чтобы урегулировать опасения Турции. В стране начались новые расследования в отношении Рабочей партии Курдистана, рассматриваются запросы Турции на экстрадицию.

«Мы сейчас очень активно работаем над следующими шагами в процессе присоединения. Я был в тесном контакте со Швецией в эти недели, в выходные мы общались с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Опасения по вопросам безопасности всех членов альянса должны приниматься в расчет как часть процесса присоединения. Опасения Турции легитимны и должны обсуждаться», — сказал Столтенберг.

Он отметил, что в понедельник в Брюсселе прошла вторая за последние семь дней встреча высокопоставленных представителей Швеции, Финляндии и Турции, а на вторник в Мадриде запланирована встреча лидеров трех стран.

Финляндия и Швеция на фоне российской специальной операции на Украине 18 мая передали генсеку НАТО заявки на вступление в альянс. Турция заблокировала начало процесса рассмотрения заявок. Эрдоган подчеркнул, что Анкара не может сказать «да», поскольку не верит заверениям Хельсинки и Стокгольма о связях с представителями Рабочей партии Курдистана, запрещенной в Турции.

Канцлер Германии Олаф Шольц заявил, что в отношениях с Россией «нет пути назад».

Киев готов взорвать Криворожскую тепловую электростанцию для обвинения российских ВС в создании энергетического и гуманитарного кризиса, сообщило Минобороны РФ. По данным министерства, на лисичанском направлении уничтожен отряд из украинских боевиков и иностранных наемников, причастных к пыткам российских солдат. На территории завода «Азот» в ЛНР у неонацистов больше не осталось заложников, отмечает Минобороны.

Общественные организации ЕАЭС приняли резолюцию против биолабораторий США

Возможна ли третья мировая война? Следующие несколько недель покажут

Горящий автомобиль возле пострадавшего от обстрела родильного дома в Мариуполе, Украина, среда, 9 марта 2022 г. Российская атака серьезно повредила родильный дом в осажденном портовом городе Мариуполь, сообщают украинские официальные лица. AP Photo/Евгений Малолетка

Новости @ Северо-восточная домашняя страница

Возможна ли третья мировая война? Следующие несколько недель покажут.

0%

Далее

Этот репортаж является частью продолжающегося освещения российско-украинской войны. Посетите нашу специальную страницу , чтобы узнать больше по этой теме.

Поскольку украинское сопротивление стоит на своем и оказывается грозным против вторжения российских войск, вполне возможно, что наземная война, развязанная президентом России Владимиром Путиным, которая идет уже второй месяц, может продолжаться еще некоторое время, говорят северо-восточные эксперты.

И если США и их союзники по НАТО собираются избегать военного вмешательства в конфликт, который может перекинуться на другие западные страны, потенциально разжигая третью мировую войну, события в ближайшие дни окажутся критическими, говорит Май’а. Кросс , профессор политологии и международных отношений Эдварда В. Брука на Северо-Востоке.

«Следующие несколько недель будут решающими с точки зрения выяснения того, распространяется ли война за пределы Украины», — говорит Кросс. «У России не все так хорошо на земле, и она наращивает ракетные и авиаудары. Это чревато случайным пересечением границы страны НАТО. Вопрос в том, как на это отреагирует НАТО».

Если будут случайные или целенаправленные российские удары по территории НАТО, это приведет к срабатыванию статьи 5 западного договора, что обязательно вызовет военный ответ со стороны США, говорит Кросс. По ее словам, вполне вероятно, что это спровоцирует конфликт между Западом и Россией наподобие мировой войны, поскольку в нем будет задействовано большинство мировых сверхдержав.

Конфликт может выглядеть по-разному. Вполне возможно, говорит Кросс, что участие США и НАТО останется обычным, а это означает, что оно будет включать развертывание воздушных и наземных сил — танков, артиллерии, военных вертолетов и истребителей — для отражения сил России.

Майа Кросс, профессор политологии и международных отношений Эдварда У. Брука в Северо-Восточном университете. Фото Алиссы Стоун/Северо-восточный университет

Что означала бы мировая война для тех сверхдержав, которые в настоящее время не вовлечены в конфликт? В случае с Китаем, второй по величине сверхдержавой в мире, все неясно, хотя Коммунистическая партия Китая критически относится к роли США в конфликте, предполагая, что вторжение НАТО спровоцировало Россию, говорит Кросс.

«Но то, что мы видели, особенно после вторжения, это то, что Китай пытается дистанцироваться от России, предлагая себя в качестве модератора и пытаясь найти мирное решение», — говорит Кросс.

Несмотря на неудачи России на Украине, разведка США сообщила , что Путин полон решимости добиться успеха, удваивая тактику, которая все чаще приводит к гибели мирных жителей. Первым свидетельством этого стал нанесенный в последние дни российским авиаударом родильный дом в Мариуполе на юге Украины. Российские войска также нанесли 9Театр 0047 в Мариуполе , где укрывались мирные жители, затем торговый центр в Киеве , в котором погибли восемь человек.

Стивен Флинн, директор-основатель Глобального института устойчивости на северо-востоке. Фото Мэтью Модуно/Северо-восточный университет

«Сейчас частью российской стратегии является нападение на мирных жителей Украины, — говорит Кросс. «Они знают, что при наступлении по земле в эти украинские города будет трудно победить, не понеся больших потерь. Так что если вы будете больше сидеть сложа руки и нацеливать ракеты на эти города издалека, вы сможете быстрее распространять разрушения. К сожалению, побочным продуктом этого является гибель мирных жителей».

В течение нескольких дней президент Украины Владимир Зеленский призывал США и их союзников ввести бесполетную зону в Украине, чтобы запретить российским самолетам летать над территорией Украины. Но президент Джо Байден и другие официальные лица союзников отвергли эту идею, сославшись на риски военной конфронтации между Западом и Россией, которая может быстро перерасти в нечто худшее.

«Бесполетная зона вообще невозможна, потому что Россия воспримет это как явный акт войны», — говорит Кросс.

Будет ли третья мировая война, если она произойдет, неизбежно связана с ядерным оружием? Это более чем возможно, говорит Стивен Флинн , директор-основатель Global Resilience Institute на северо-востоке.

«Мы все еще в атомном веке, — говорит Флинн. «Я знаю, кажется, что нам не приходилось обращать внимание на этот факт в течение нескольких лет, но реальность такова, что у России и Соединенных Штатов достаточно ядерного оружия, чтобы многократно уничтожить мир».

По вопросам СМИ обращайтесь по адресу [email protected]

Темы
Новости мира Глобальный институт устойчивости Джо Байден Майа Кросс НАТО Северо-восточный университет ядерная война политическая наука Россия Украина Война Стивен Флинн НАС. Украина Владимир Путин война Третья мировая война
Кредиты
Таннер Стенинг.

Чем может закончиться война в Украине

Хайн Гуманс вырос в Амстердаме в шестидесятые и семидесятые годы прошлого века, окруженный историями и воспоминаниями о Второй мировой войне. Его отец был евреем и прятался «под половицами», как он выразился, во время нацистской оккупации. Когда Гуманс приехал в Соединенные Штаты изучать международные отношения, он вспомнил, как на одном из занятий его спросили о его наиболее важном личном опыте международных отношений. Он сказал, что это была Вторая мировая война. Другие студенты возражали, что это было недостаточно личное. Но это было очень личным для Гоэманса. Он вспомнил, как присутствовал на праздновании сороковой годовщины освобождения Амстердама канадскими войсками в мае 1985. Многие канадские солдаты, принимавшие участие в освобождении, были еще живы, и они воссоздали приход канадских войск для освобождения города. Гуманс вспоминает, как думал, что жители Амстердама будут слишком пресыщены, чтобы присутствовать на поминках, и был тронут тем, что он ошибался. «Весь город был битком набит людьми у дорог, — сказал он мне недавно. «Я был действительно удивлен тем, насколько глубоко это было прочувствовано».

Гоэманс, который сейчас преподает политологию в Рочестерском университете, написал диссертацию по теории прекращения войны, то есть изучению того, как заканчиваются войны. Гуманс узнал, что была проделана огромная работа по изучению того, как войны начинаются , но очень мало о том, чем они могут завершиться. Возможно, для такой оплошности были исторические причины: ядерное вооружение Соединенных Штатов и Советского Союза означало, что война между ними может положить конец человеческой цивилизации; не просто умирание некоторых, но смерть всего. Таким образом, изучение войны во время холодной войны породило богатый словарь сдерживания: прямое сдерживание, расширенное сдерживание, сдерживание путем наказания, сдерживание путем отрицания. Но холодная война закончилась, а войны продолжались. Гоэманс увидел возможность для интеллектуального вмешательства.

В своей диссертации и в последующей книге «Война и наказание» Гоэманс изложил теорию того, как и почему одни войны заканчивались быстро, а другие жестоко затягивались. Война в названии была Первой мировой войной; «наказание» было тем, чего лидеры в Германии, в частности, боялись, ожидало их, если они принесут домой что-то меньшее, чем победа. Когда в 2000 году вышла книга Гоэманса, это было первое современное полномасштабное исследование, полностью посвященное проблеме прекращения войны, и оно помогло начать эту область.

Традиционно, пишет Гуманс, считалось, что войны заканчиваются, когда одна сторона сдается. «Пока побежденный не уйдет, война будет продолжаться», как выразился один автор в 1944 году. Но эмпирические данные показали, что это в лучшем случае неполный отчет. Обычно для начала войны требовались две стороны, даже если у них была разная вина, и обычно требовались две стороны, чтобы ее закончить; побежденный может принять условия, которые были предложены на прошлой неделе, но что помешало победителю изобрести новые условия? Классическим примером из Первой мировой войны был отказ большевиков после захвата ими власти в России продолжать борьбу против Германии; провозгласив «ни войны, ни мира», они просто оставили переговоры в Брест-Литовске. Буквально побежденный ушел», — пишет Гоэманс. Но немцы, вместо того, чтобы смириться с этим, продолжали продвигаться вглубь России. Только после того, как большевики согласились на еще более жесткие условия, чем те, которые были предложены всего тремя неделями ранее, немцы согласились на выход из войны.

Более поздняя теоретическая литература признавала двусторонний характер войны, пишет Гуманс, но и здесь были упущены важные аспекты. Теория войны заимствовала из экономической теории понятие «торг», и считалось, что войны начинаются, когда процесс переговоров — обычно на части территории — терпит неудачу. Наиболее распространенной причиной поломки, по мнению военных теоретиков (и опять же заимствований из экономики), была некоторая форма информационной асимметрии. Проще говоря, одна или обе стороны переоценили свои силы по сравнению с силами противника. Для такой информационной асимметрии было много причин, не последней из которых было то, что боеспособность отдельных наций почти всегда была тщательно охраняемым секретом. В любом случае, лучший способ узнать, кто сильнее, — начать драться. Потом все стало ясно довольно быстро. Многие войны заканчивались именно таким образом, когда стороны переоценивали свои относительные силы и решали заключить сделку.

Но были и другие виды войн, в которых преобладали факторы помимо информационных. Эти факторы, отчасти из-за того, что они не играли заметной роли в экономике, были изучены хуже. Одним из них был тот факт, что контракты в международной системе — в данном случае мирные соглашения — практически не имели механизма обеспечения соблюдения. Если страна действительно хотела разорвать сделку, не было третейского суда, в который могла бы обратиться другая сторона. (Теоретически этим судом могла бы быть Организация Объединенных Наций, но на практике это не так.) Это породило проблему, известную как «заслуживающие доверия обязательства»: одна из причин, по которой войны могут не закончиться быстро, заключается в том, что одна или обе стороны просто не могли доверять друг другу. другой, чтобы соблюдать любое мирное соглашение, которого они достигли. В его 2009 г.В книге «Как заканчиваются войны» коллега Гоэманса Дэн Рейтер привел пример Великобритании поздней весной 1940 года, после падения Франции. Великобритания проигрывала войну и не была уверена, что Соединенные Штаты вступят вовремя, чтобы спасти ее. Но британцы продолжали сражаться, потому что знали, что никакой сделке с нацистской Германией доверять нельзя. Как сказал Уинстон Черчилль своему кабинету в своей неподражаемой манере: «Если эта наша длинная островная история должна наконец закончиться, пусть она закончится только тогда, когда каждый из нас будет лежать на земле, захлебываясь собственной кровью».

Другим фактором, который, по словам Гуманса, игнорируется в литературе, была внутренняя политика. Государства считались унитарными субъектами с определенными интересами, но это не учитывало внутреннее давление, оказываемое на правительство современного национального государства. Гоэманс создал набор данных о каждом лидере каждой воюющей страны в период с 1816 по 1995 год и закодировал каждого в соответствии с трехсторонней системой. Некоторые лидеры были демократами; некоторые были диктаторами; а некоторые были между ними. По словам Гоэманса, демократы, как правило, реагировали на информацию, доставляемую войной, и действовали соответственно; в самом худшем случае, если они проиграют войну, но их страна все еще будет существовать, их выгонят из офиса и отправят в книжное турне. Диктаторы, поскольку они полностью контролировали свою внутреннюю аудиторию, также могли прекращать войны, когда им было нужно. После первой войны в Персидском заливе таким лидером был Саддам Хусейн; он просто убивал любого, кто его критиковал. Беда, как обнаружил Гоэманс, заключалась в лидерах, которые не были ни демократами, ни диктаторами: поскольку они были репрессивными, они часто заканчивались плохо, но поскольку они были недостаточно репрессивными, им приходилось думать об общественном мнении и о том, возбуждает ли его общественное мнение. их. Гоэманс обнаружил, что у этих лидеров возникнет искушение «играть на возрождение», продолжать вести войну, часто со все большей и большей интенсивностью, потому что любая победа может означать их собственное изгнание или смерть. Он напомнил мне, что 17 ноября 1914 октября — через четыре месяца после начала Первой мировой войны — кайзер Вильгельм II встретился со своим военным кабинетом и пришел к выводу, что в войне нельзя победить. «Тем не менее, они воевали еще четыре года, — сказал Гоэманс. «И причина была в том, что они знали, что если они проиграют, то будут свергнуты, будет революция». И они были правы. Такие лидеры были очень опасны. По словам Гоэманса, они были причиной того, что Первая мировая война и многие другие войны затянулись гораздо дольше, чем должны были.

Недавно я разговаривал с несколькими теоретиками прекращения войны, в том числе с Гоэмансом, чтобы узнать, что теоретическая перспектива может рассказать нам о войне на Украине. Теоретики оказались заинтересованной и живой группой, большинство из них были привязаны к Twitter и Telegram на нескольких языках, пытаясь следить за войной в режиме реального времени. Они считали, что изученные ими войны могут пролить свет на нынешний конфликт. Видимо, так думали не только они. Теоретик войны Бранислав Сланчев, один из бывших студентов Гоэманса и профессор Калифорнийского университета в Сан-Диего, рассказал мне, что в августе его попросили принять участие в Zoom-симпозиуме по прекращению войны, организованном американской разведкой.

Райтер, автор книги «Как заканчиваются войны», был заинтригован тем фактом, что конфликт на Украине был такой старомодной войной. Было очень мало кибервойны, и Россия использовала всего несколько гиперзвуковых ракет. Он сказал, что с российской стороны «это артиллерия, бронетехника, пехота, жестокость по отношению к мирным жителям. Это двадцатый век». И с украинской стороны было то же самое: «У них есть достаточно сложное оружие в сочетании с достаточной подготовкой и большой храбростью. Все не так сильно изменилось, как мы думали».

Таниша Фазал, ученый из Университета Миннесоты, которая пишет книгу о медицине поля боя, была поражена низким соотношением русских раненых и убитых. Историческое соотношение за последние сто пятьдесят лет было примерно три или четыре к одному. В недавних войнах, например, в Афганистане, США удалось довести соотношение раненых к убитым до десяти к одному, а это означает, что меньше солдат умирало после ранения. Россияне, по оценкам, вернулись к четырем к одному. Причина, по словам Фазала, заключалась в том, что русским не удалось установить превосходство в воздухе; они не могут достаточно быстро вывести своих раненых солдат, и поэтому многие из них умирают.

В более широком смысле война продемонстрировала многие черты, знакомые теоретикам войны. Первоначальный просчет Владимира Путина в том, что он может захватить Украину за считанные дни, был классическим случаем информационной асимметрии; это также был классический пример того, как репрессивный режим получал неверную информацию от собственного народа. Все согласились, что мы столкнулись с «классической» проблемой надежных обязательств. Россия заявила, что не может быть уверена, что Украина не станет, по сути, НАТО 9.0096 состояние; У Украины, со своей стороны, не было оснований доверять российскому режиму, который неоднократно нарушал обещания и без всяких провокаций вторгся на ее территорию в феврале. Но решение проблемы достоверности обязательств было сложным. Во время Второй мировой войны она была решена уничтожением нацистского режима, переписыванием конституции Германии и разделом Германии. Но не так много войн заканчиваются такими абсолютными исходами.

Вдобавок ко всему, эта война, как и другие, динамична. С тех пор, как утром 24 февраля Россия вторглась в Украину, произошло многое. Разоблачения слабости России и силы Украины воодушевили украинскую общественность; открытие массовых убийств мирных жителей в Буче, а теперь и в Изюме привело его в ярость. Если когда-то в украинском общественном мнении и было пространство для уступок России, то сейчас это пространство закрылось. «Иногда война порождает свои собственные причины войны», — сказал Гоэманс.

Насколько мы близки к перспективе Третьей мировой войны?

После Второй мировой войны перспектива Третьей мировой войны всегда беспокоила людей в глубине души. В разгар холодной войны существовали опасения, что это спровоцирует еще одну глобальную войну, которая охватит многие страны и унесет жизни миллионов людей. К счастью, этого не произошло, и с тех пор в мире царит относительный мир. Да, во всем мире по-прежнему существуют конфликты, многие из которых являются и были чрезвычайно серьезными. Тем не менее, угроза третьей мировой войны никогда не казалась такой близкой… до сих пор.

После вторжения России в Украину в начале 2022 года по всему миру распространилась массовая паника. Украинцы начали бежать в близлежащие страны, а некоторые остались, чтобы взяться за оружие и сражаться с российскими солдатами. Кто-то может возразить, что это еще не самый крупный конфликт со времен Второй мировой войны, но, безусловно, он привлек наибольшее внимание средств массовой информации. Частично это связано с тем, кто в этом участвует, а также с тем, насколько это похоже на начало Второй мировой войны.

Вторая мировая война началась с вторжения Гитлера в близкую соседку Германии Польшу, считая, что они владеют там территорией. Война на Украине была спровоцирована Путиным, который сделал то же самое. Вы можете понять, почему люди начинают беспокоиться, особенно учитывая, насколько неуравновешенным является Путин как человек. Тем не менее, означает ли это, что мы все ближе и ближе приближаемся к третьей мировой войне? Давайте узнаем…

Мотивы путинской войны

Для начала давайте сравним мотивы путинской войны с войнами прошлого. Две предыдущие глобальные войны были рождены желанием видеть Германию правителем Европы и, в конечном счете, ключевой силой в глобальном масштабе. Вот почему они вторглись во многие страны во время обеих войн и пытались объявить эти земли своими. Очевидно, вы должны принять во внимание идеологию Гитлера во время Второй мировой войны, поскольку он надеялся принести эру арийской расы. Таким образом, можно сказать, что в игре было два мотива:

  • Расширение территорий
  • Расовая чистка

В Украине война в основном связана с верой России в то, что она владеет частью украинских территорий. Действительно, Путин уже некоторое время пытается вернуть Украину как территорию России. Наряду с этим он также утверждал, что Украиной правят неонацисты, ненавидящие русские меньшинства. В каком-то смысле он странным образом пытается представить это как освободительную миссию по освобождению Украины от нацистских подавителей.

Очевидно, мы знаем, что второй пункт — это просто фальшивая пропаганда, изрыгаемая в попытке оправдать его вторжение. Настоящая причина войны просто в том, чтобы сделать Россию больше и могущественнее. Понятно, что Путин хочет вернуться в эпоху до холодной войны, когда Россия контролировала весь Советский Союз.

Где заканчивается потребность в энергии?

Возможно, больше всего беспокоит то, что Россия не прекращает вторжение в Украину. Что, если они победят и получат контроль над территориями, за которыми они охотятся? Будут ли они просто призывать к прекращению войны или продолжат настаивать на дальнейшем расширении своей власти?

Здесь мы попадаем на территорию Третьей мировой войны. Если бы это произошло, многие другие страны, вероятно, вмешались бы и активно сопротивлялись российским силам. Однако на данный момент это не выглядит так. Так что мы еще не близки к третьей мировой войне. Что ж, сейчас мы ближе, чем двенадцать месяцев назад, но предстоит пройти еще очень долгий путь, прежде чем он достигнет масштабов любой из двух предыдущих мировых войн.

Возможна ли третья мировая война в наше время?

Несмотря на то, что между двумя мировыми войнами и текущей ситуацией на Украине можно найти некоторое сходство, есть и серьезные различия, из-за которых трудно представить себе мир, в котором будет еще одна война глобального масштаба.

Принципиально политические системы сейчас работают не так, как раньше. Благодаря мировым войнам заключены договоры, и мировые лидеры больше контактируют друг с другом, чем раньше. Странам труднее вступить в союз с такой страной, как Россия, в подобном конфликте. О чем свидетельствует тот факт, что сейчас их реально поддерживает только Беларусь. Мировые лидеры знают, что их собственные страны могут столкнуться с санкциями, если они вмешаются, потому что то, что делает Россия, совершенно неправильно.

Кроме того, развитие технологий делает маловероятной мировую войну, подобную предыдущим. Теперь у нас есть такие вещи, как технология радара скорости, которая может точно определять ракеты в небе за много миль, предотвращая любые внезапные атаки. Вероятно, мы никогда не увидим страны, собирающие вместе танки или огромные воздушные флоты, летающие над головой, как раньше. Если будет еще одна мировая война, в ней, вероятно, будут доминировать технологии, а не грубая сила.

ВМВ конечно не невозможно, но маловероятно. Есть еще несколько крупных игроков, таких как Северная Корея или Китай, которые могли бы выступить и поддержать Россию. Это, безусловно, приблизило бы нас к глобальному конфликту, но сейчас более вероятно, что это будет проблема, ограниченная Восточной Европой и Россией/Украиной.

Стоит ли волноваться?

Мы должны быть обеспокоены тем, что это тревожит то, что Россия делает это. Кроме того, война уже оказала глубокое влияние на весь мир, особенно на Европу. Это вызвало инфляцию цен на энергоносители на Западе, что оказывает косвенное влияние на обычных людей и их повседневную жизнь.

Однако, если вы беспокоитесь о том, что третья мировая война может начаться в ближайшее время, вероятность этого чрезвычайно мала.