Содержание

Моргенштерн, оружие средневековья. Как сражались страшным боевым цепом | Наука, Прошлое

Про гуситские войны написано много, а вот про использовавшееся в те времена оружие — нет. Говорят лишь, что дрались чехи с немцами на одних только кистенях и боевых цепах, которые в массовом сознании стали своего рода символикой гуситских войн. Впрочем, это в определённой мере справедливо: роль ударно-дробящего оружия в XIV-XV веках действительно очень велика. О нём и пойдёт речь.

В Сети бытует множество мифов, связанных с весовыми и размерными параметрами различных кистеней. Пишут, что могучие рыцари дрались пятикилограммовыми цепами так, что обломки вражеских доспехов разлетались на несколько метров вокруг. В определённой мере это заблуждение: для рабочей части «классического» боевого кистеня масса в 400 граммов — почти предел. Но что есть «боевой кистень»? Уместно ли относить к одной категории большой двуручный кеттенморгенштерн, гуситский «кропач» и то, что является кистенём в узком смысле термина?

Ян Жижка с большим пехотным кеттенморгенштерном.

Это самое известное изображение полководца часто принимают за прижизненный портрет, хотя оно века на два моложе гуситских войн

Раз уж прозвучали названия, приведем и расшифровку. «Кеттен» по-немецки — цепь, следовательно, кеттенморгенштерн — цепной моргенштерн (просто моргенштерном именовалась шипастая булава, ударная часть которой посажена не на цепь, а непосредственно на древко). В переводе с немецкого Morgenstern — «утренняя звезда» (форма и в самом деле напоминает звезду, плюс к тому данное словосочетание — устаревшая форма приветствия «Доброе утро!»). Для сравнения, фламандцы называли свои алебарды «годендак» («добрый день»). Отличный способ сердечно поприветствовать врага!

У чехов такой юмор приобрёл слегка еретический оттенок, что для эпохи религиозных войн неудивительно. Название «кропач» распространилось потому, что некоторые боевые цепы по форме сильно напоминали церковное кропило — притом что от удара во все стороны разлетались брызги крови. Вероятнее всего, это весёленькое название родилось в среде таборитов, но потом оно прижилось и у католиков: аналогичное сравнение перекочевало в языки нескольких европейских стран.

Чтобы не возникало путаницы: у цепа рабочая часть представляет собой палку-«веретено» (то есть нунчаку — это, по сути, цеп). Било же кистеня и его производных чаще всего имеет шарообразную форму. У кеттенморгенштерна било тоже могло иметь не шарообразные, а грушевидные очертания, могло представлять собой усечённый конус и разного рода биконические, пирамидально-призматические фигуры.

Наиболее крупные из них бывали объёмом порядка 700 см³: они присутствуют в каталожных описях, да и сохранившиеся образцы выставлены в музеях Европы. Существовали даже смертобоища с билом под 800 см³ и древком, как у алебарды. А кеттенморгеншетрнов с рабочей частью в 400–500 см³ (то есть до полулитра) было немало.


Различные типы ударно-дробящего оружия гуситских времён

Стоит отметить, что это фактически рабочий максимум. Он только по весу рабочей части приближается к 4 кг, а если учесть цепь и рукоять (неизбежно прочную, массивную, вырезанную из плотного дерева вроде вяза, да ещё в паре мест окованную железом, а порой и с дополнительными остриями), то весь агрегат точно потянет на шесть кило. Столь тяжёлых алебард на свете не бывало вовсе, да и самые огромные мечи-двуручники из числа боевых не дотягивают до этого веса примерно килограмм, чаще полтора. Оговорка насчёт боевых важна: парадный или тренировочный двуручник бывал на четверть, даже на треть массивнее реально воевавших «коллег». Очень может быть, что и вышеупомянутые смертобоища применялись не столько в бою, сколько перед ним для подготовки бойцов. Для Средневековья такой метод вполне типичен.

Так или иначе, большой кропач — самый массивный вариант древкового оружия. Причём бывают на одном оружии и три шара: не максимального размера, но этак по 200 + 50 см³ каждый. У некоторых разновидностей кистеней шипастый шар крепился к древку очень коротким, буквально однозвенным отрезком цепи. В других же вариантах вполне цеповой «ударник» — цилиндрический, деревянный, окованный на конце и по центру железными «поясками», в которых фиксированы группы шипов, — посажен на цепочку весьма длинную, сантиметров тридцать. По длине древка эти конструкции различить не получится: оно в большинстве случаев предназначено для двуручного хвата, и габариты его, независимо от формы ударника, обычно колеблются в пределах 110–180 см.

Двойной и тройной кеттенморгенштерны (современные реплики)

Звезда-гигант

Самый большой из известных кеттенморгенштернов хранится в Оружейном музее Граца, Австрия. Общая длина, считая рукоять вместе с 17-звенной цепью и овальным 14-шиповым ударником, составляет 252 см. Данные по весу всего оружия не публиковались, но вес ударника известен и составляет 12 кг!

Время изготовления точно не определено, но это в любом случае довольно поздний образец. Следов износа на рабочей части не видно: похоже, в бою «звезде» побывать не довелось. Можно предположить, что изготовитель рассчитывал на тролля или гигантопитека, но с последними возникли какие-то проблемы, поэтому кеттенморгенштерн так и остался бесхозным…

Речь пока о том, что сохранилось «в железе». Если же говорить об изображениях, то у нескольких известных художников — это Буркхмайер, Трайцзауэрвайн и даже сам великий Дюрер! — очень редко, но встречаются рисунки особо огромных кеттенморгенштернищ. Их рабочая часть — воистину «утренняя звезда», шипастый шар размером чуть ли не с детскую голову.

Древко во всех этих случаях показано реалистично: не алебардных габаритов, а менее чем до плеча (по-настоящему тяжёлой «утренней звездой» даже при двуручном хвате невозможно орудовать, если рукоять окажется ростовых пропорций).

Надо думать, без изрядной гиперболизации тут не обошлось. Тот же Дюрер, хотя он и был подлинным мастером не только изобразительных, но и боевых искусств, случалось, всё-таки забегал в «фантастическое оружиеведение», причём именно в случаях с моргенштернами! Обратим внимание: все перечисленные художники — немцы XVI века. Времена уже не гуситские, стрелковое оружие составляет значительную конкуренцию холодному, моргенштерны «выходят из моды».

К слову, у боевых цепов (которые можно отнести к тому же классу, что и кистени-гиганты) било, случалось, достигало длины свыше 60 см, а объёма — крепко за два литра. Правда, в таких случаях оно обычно было окованным железом, а не цельнометаллическим. По крайней мере, в крестьянском, солдатском и стражническом вариантах.

Эскиз Дюрера, попытка разработать экипировку всадника, позволяющую наилучшим образом прорываться сквозь пехотный строй. Забавно выглядит попытка подвесить к лошадиной броне дополнительные цепные ядра

Русский цеп

У нас классическим боевым цепом считается оружие чешских повстанцев. А вот в краях, где обитают потомки гуситов и ландскнехтов, принято думать, что родиной этого оружия является… Киевская Русь! Не только в оружиеведческих трактатах чехословацкого периода, но и в современных изданиях регулярно встречаются ссылки на боевые цепы с огромным билом в форме палицы, якобы датируемые домонгольским временем и хранящиеся в музеях Киева. Но сколько-нибудь похожее оружие выставлено главным образом в коллекциях московского Государственного исторического музея, причём все образцы датируются XVII–XVIII веками! Кажется, современные оружиеведы Чехии и Германии путают Киевскую Русь с Московской.

Тройной кеттенморгенштерн в турнирном поединке XIV века

Но был ещё и рыцарский вариант цепа. Применительно к поздним версиям европейских боевых цепов, существовавшим в эпоху наисовершеннейших лат, рыцарская разновидность выглядела следующим образом. Рукоять — очень массивная, однако сравнительно короткая, редко до груди или плеча, чаще примерно до пояса. Било, тоже не «стройное», но тяжеловесных пропорций, длиной уступало самым большим из крестьянских сантиметров на десять, но при этом не было просто окованным железом: это именно сплошной ударник, цельнометаллическая «колба» объёмом порядка всё тех же двух литров! На ней, разумеется, никаких шипов: при работе в полный контакт по доспеху кирасного типа они моментально замнутся или сломаются. Рыцарский цеп не пробивает броню «в одной точке», но, обходя или сшибая защиту, обрушивается всей тяжестью, передавая энергию удара, — контузит, сминает, вышибает из боевой стойки.

Польский боевой цеп. Выполнен из дуба, било оковано железом

Страшно даже подумать, сколько весит рабочая часть такого вот оружия, да и на рукоять, мощную, по верху окованную сталью, тоже какой-то вес приходится. Кеттенморгенштерн из Гарца значительно легче рыцарских цепов, предназначенных, помимо всего прочего, для активного манипулирования (хотя, конечно, никто не вращал его в вентиляторном режиме, образуя вокруг себя защитное поле). Техника боя, насколько её вообще можно проследить по изображениям, выглядела примерно так: древко в основном держали ближним хватом, не отводя руки далеко от тела.

Цеп, даже не превращаясь в вентилятор, всё время был в плавном движении: иногда рыцарь прокручивал рукоять вокруг корпуса с прижимом, в какой-то миг мог зафиксировать её под мышкой, другой рукой перенаправляя вектор удара. Движение с резким выбросом рук и оружия — это именно выпад, решительная атака, может быть, единственная на весь поединок. От вражеских ударов стремились уклоняться (правильный доспех фактически не ограничивает подвижность) или парировать их рукоятью — желательно, конечно, в начальной фазе, потому что если уж «боеголовка» ударяет на полной скорости и в полную силу, тогда ничего не спасёт.

Рыцарь, наглухо изолированный внутри своего латного скафандра, после такого попадания мог отделаться «всего лишь» состоянием грогги, каковое противник в реальном бою немедленно усугублял следующим ударом. Затем оставалось докончить работу — либо нанести несколько молотящих ударов по лежачему, превращая его в металлолом, либо отбросить цеп и вставить в щель доспехов кинжал. А вот менее одоспешенному (и менее тренированному) воину второй удар уже не потребовался бы. Специально для любителей альтернативной истории подчеркнём: китайский, самурайский и русский вариант брони тут вообще защитой не послужит.

Для чего был нужен такой цеп? Например, для поединка равных, боевого или турнирного. Или для защиты укреплений, удержания узкого прохода против численно превосходящих врагов (речь идёт преимущественно об обороне — для штурмующего цеп неудобен). Рыцарь с подобным оружием мог в одиночку не просто остановить, но перемолоть небольшой отряд легко- и средневооружённых бойцов. А когда у рыцаря была хоть какая-то своя свита, пускай тоже относительно легковооружённая, она пристраивалась к нему, как эсминцы к линкору (по возможности стараясь не оказываться на линии «главного калибра»), и в таких случаях можно было противостоять даже большому отряду.

Немецкая гравюра, изображающая крестьянское восстание. Цепы — один из основных видов оружия

В общем, даже если сверхтяжёлые рыцарские цепы и не были самым распространённым оружием, место в боевой практике им всё же находилось. А вот мозолистой руке восставшего крестьянина такой цеп не удержать. Ничего удивительного: боевой цеп предстаёт как оружие высокого фехтования, сколь ни странен этот термин применительно к воинскому искусству в тяжёлых доспехах, определяющих поистине «ломовой» стиль нанесения ударов. Интересно проанализировать, как обстояло дело в других воинских социумах, где инерционные и секционные варианты наступательного оружия тоже практиковались, а вот с оборонительным оружием типа «закрытый доспех» всё было не настолько серьёзно.

Штурм Дамиетты: цепоносец и фустибулярии на палубной надстройке

В «Большой хронике» Матвея Парижского изображён один из эпизодов Седьмого крестового похода, а именно — взятие Дамиетты (1249): флот штурмует прибрежные укрепления мусульман. Эти укрепления целенаправленно возведены так, чтобы воспрепятствовать атаке с воды — но армия крестоносцев учла это и подготовилась. При таких обстоятельствах очень важен первый удар, наносимый в «предабордажный» момент схождения или даже на миг раньше, когда между парапетом прибрежной стены и палубными надстройками идущих на приступ ладей ещё остается минимальная дистанция. Боевой цеп — оптимальное оружие для такого удара.

Аналогичным образом для него же служит фустибула, «праща-бич», при помощи которой можно метнуть на близкое расстояние очень массивный снаряд, непосильный для обычной пращи. Фустибула работает фактически по тому же принципу, что и инерционно-секционное оружие, — и в данном случае это родство не случайно: нужно «выстрелить» тяжёлым грузом в противника, поджидающего на расстоянии считанных метров. Фустибулярии проделают это броском, воин с цепом — ударом, а потом, когда передовой заслон смят, наступает время мечевого боя, о котором, собственно, и повествует текст «Хроники».

Но каков же материал этого «цепа из Дамиетты»? Если дерево, то для оружия первого удара он при таких пропорциях слишком лёгок, даже против доспехов XIII века; к тому же кончик била на иллюстрациях погружён в воду — и отнюдь не проявляет тенденцию всплывать. Скорее всего, чистое железо; обе секции, выглядящие практически одинаково, — кованые. Высококачественная сталь тут ни к чему, так что даже с учётом технологических возможностей XIII века получается не слишком дорого, зато очень смертоносно.

Немецкий моргенштерн XVII века. Длина рукояти — 128 см

«Битва Ираклия с Хосроем». Кажется, кто-то перехватывает маццафрусто за торец рукояти близ крепления цепей. Здесь это случайное наложение заднего плана, но вообще-то таким образом подобное оружие и блокируют

Продолжим движение по оси веков. На знаменитой фреске Пьетро делла Франческа «Битва Ираклия с Хосроем» присутствует то, что немцы назвали бы «тройной кеттенморгенштерн», а итальянцам более подобает называть «трёхглавый (tricefalo) маццафрусто», в сравнительно коротком одноручном варианте, удобном для ситуации «смешались в кучу кони, люди». Это оружие обученных воинов, но всё же не рыцарей. Из защитного вооружения у сошедшихся в схватке пеших бойцов только кулачные щиты, из наступательного — у одного тот самый маццафрусто, у другого клинок полусабельного типа с асимметричной гардой.

Кто кого? Мы бы поставили на «маццафрустиста»: малым щитом очень трудно отразить удар такого оружия, во всяком случае полностью отразить, а если он окажется отражён лишь частично, то воин с цепом имеет преимущественный шанс повторить атаку прежде, чем его противник опомнится. Хотя если все три шара пройдут совсем уж мимо цели, ответная фраза клинка прозвучит быстрее. Шипов на боевых поверхностях нет, так что шар ни на одно мгновение не застрянет в теле или в деталях вражеского снаряжения. Зато есть чуть заметные выпуклые пояски, позволяющие сконцентрировать энергию если не «в точку», то «в линию».

Снова Германия, учебник фехтования Якоба Зутора. Времена — д’артаньяновские. Приёмы работы с боевым цепом занимают впятеро меньше страниц, чем техника боя алебардой, и в восемь с лишним раз меньше, чем двуручным мечом, не говоря уж о шпаге, — но цеп всё же не забыт. Шпажных дел мастеру предписывается не блокировать его, а уклоняться от удара — и тут же контратаковать в подмышечную пройму кирасы (доспех цепоносца неполон: судя по контексту, речь идёт о ситуации, когда штурмующие только-только ворвались на укрепление, обороняемое городскими отрядами). При схватке двух цепоносцев даётся совет работать на опережение, «переигрывать» удары в горизонтальной плоскости действиями в вертикальной, не забывая при этом о возможностях рукояти.

Цепоносцы по Якобу Зутору: в ситуации «цеп против цепа» оба участника используют, пожалуй, скорее полувоенное оружие. А вот тому, кто со шпагой, противостоит именно боевой цеп

Заглянем в один из последних европейских учебников, где работа боевым цепом рассматривается как один из разделов высокого фехтования, по-испански — «декстреза». Это трактат знаменитого мастера декстрезы Мигеля Переса де Мендосы и Кихада, время написания — 1645 год. Оружие именуется «мангуаль»; в современном испанском так звучит название секционного боевого цепа, однако, Мигель Перес обучал работе с увеличенным двойником (точнее, тройником) кистеня вроде того, что запечатлён на фреске делла Франческо, только с длиной и рукояти, и цепей раза в два больше.

Прочности цепей уделяется особое внимание: каждое звено должно быть заклёпано. Ударные гирьки, которые в Испании ассоциируются не с утренней звездой, а с цветком ромашки, слегка вытянутой формы. Шипов на них как будто нет, но ведь в трактате описан тренировочный образец; судя по тому, что мастер постоянно предостерегает учеников от опасности пораниться, боевые ромашки имели острые лепестки.


Император Максимилиан I, использующий боевой цеп на турнирных поединках. Время действия — 1510-е: императору уже далеко за пятьдесят, но он — победитель

Манера удержания мангуаля в руках, стойки, перемещения сродни той технике, что используется для «монтанте», испанской версии двуручного меча XVII века, только, конечно, без колющих выпадов. Специально подчёркивается, что полноразмерный мангуаль — не для одной руки: левая ладонь должна удерживать древко за навершие, правая — примерно посередине.

Удары наносятся в вертикальной и горизонтальной плоскости, иногда движения бывают «волнообразными», но никогда — вращательными: попытка вращать такой цеп-кистень на тренировке карается замечанием, а в бою — ещё более строго. В основном взмахи идут «от трёх суставов», с задействованием плеча, локтя и, уже для подправки траектории, кистей рук; без плавной кистевой доводки слишком легко ненароком хлестнуть самого себя. Эта подправка удара на уровне запястья и ладони — важный критерий мастерства, требующий особой тренированности. Очень важна и «игра ног»: перемещение по кругу, сближение с противником — по радиусу или хорде, иногда зигзагообразным шагом типа пресловутого «качания маятника»… Впрочем, всё это — отличительные черты испанского фехтования как такового, а владение боевым цепом, мы уже знаем, входит в декстрезу на правах полноценного раздела.


Сцепка между билом и рукоятью нередко состояла всего из одного звена или вообще не имела дополнительных звеньев

Рисунок современника гуситских войн: основное вооружение — боевые цепы

Перейдём к массовому применению цепов в условиях той войны, которая «не фейерверк, но просто трудная работа». В таких условиях приходится иметь дело с мощными, грузными, относительно медленными ударами. Лучшие из гуситских воинов, которые специализировались на работе с кропачём, были обучены наносить этим оружием до 30 ударов в минуту.

Будем честны: попытка противостоять умелому мечнику или копейщику, нанося один удар в две секунды, просто смешна, какова бы ни была мощь удара. Однако смешно это лишь до тех пор, пока умелый фехтовальщик не попробует штурмовать крепостную стену или хотя бы телегу вагенбурга.

Копейную стену пехота в ту пору ещё не очень хорошо умела выстраивать, потому и работала «от укреплений» тележного табора, используя в качестве козыря сперва арбалетный и огнестрельный залп — а потом скорее цеп, чем длинномерное копьё. В таком бою гуситская ставка делалась на затруднённость маневрирования или на один удар — первый. Но вообще-то, когда гуситам попадался полностью одоспешенный рыцарь, им приходилось для достижения основательных результатов «месить» его долго, целой толпой.

Экспонаты из Берлинского оружейного музея: две булавы (венгерская и, предположительно, татарская), калмыцкая плеть-кистень эпохи наполеоновских войн и немецкий кавалерийский боевой цеп XVII века

* * *

Цепы и моргенштерны были достаточно массовым оружием, они применялись самыми разными слоями населения в самых разных вооружённых конфликтах — и это делает данную группу ударно-дробящего оружия в определённой мере уникальной. Моргенштерны, в том числе и с гибкой соединительной частью из мощной пружины и пенькового или стального троса, даже неожиданно «воскресли» во время Первой мировой войны, оказавшись гораздо более эффективным оружием для траншейных схваток, чем штык.

Посещая различные оружейные и исторические музеи, не забывайте обращать внимание на незаметные порой в витринах сочетания рукояти, цепи и била — у них богатая, очень богатая история.

О кистене — Почти что за спиной… — LiveJournal

О кистене [Oct. 20th, 2005|09:44 am]

Почти что за спиной…

Среди всех любителей среденевековья пока лишь у меня одного в интересах стоит «кистень», хотя оружие это весьма примечательное. Дабы познакомить с ним тех, кто ещё не знаком и кому это интересно, позволю себе привести некоторые выдержки по теме из книги К.В.Асмолова, «История холодного оружия».
КИСТЕНЬ — ударное оружие, состоявшее из короткого древка
(1), длинной гибкой связи (2) и округлого ударного элемента — била,
<гирьки> (3). Для предотвращения потери в бою мог иметь темляк (4).
Славянский кистень. Европейский кистень на длинном древке. Kettelnmorgenstern.


«…Гибкое оружие гораздо опаснее, чем жесткое. Длина его может регулироваться по желанию владельца, оно легко огибает щит и жесткий блок, может захлестнуть и опутать человека и его оружие, а сила удара его конца обычно существенно выше, чем у жесткого оружия подобной длины.
С другой стороны, гибкое оружие имеет ряд особенностей, существенно осложняющих работу им. Им нельзя сделать тычок — ему доступны только стреляющие удары после раскрутки; оно продолжает свое движение, когда рука его уже закончила, и не останавливается по воле хозяина в любой точке и в любой момент; на вращениях оно движется быстрее жесткого оружия, но при необходимости смены траектории движения делает это медленнее жесткого; оно более послушно инерции движения, и его легче сбить. По китайской поговорке, чтобы достигнуть мастерства в овладении гибким оружием, надо тренироваться столько лет, сколько на нем сочлененных элементов…
Самое простое в употреблении гибкое оружие — это то, которое имеет жесткую рукоять. Ею легче и удобнее контролировать направление движения гибкой части. Благодаря ей легче менять направление движения. Самой рукоятью можно блокировать удары или наносить их в ближнем бою. Кроме того, в рукояти может быть спрятано дополнительное оружие типа кинжала или выскакивающего острия.
По сравнению с другими видами гибкого оружия, этот тип наиболее применим в крупномасштабных столкновениях из-за своей большей управляемости.
Если в Китае во время военных действий наиболее употребимыми были хлыст или жесткая плеть, то в Европе это был кистень, занимающий промежуточное положение между плетью и цепом. Стремление добиться увеличения силы удара и огибающей способности короткого цепа привело к удлинению его соединительной цепи и превращению цилиндрической боевой части в шарообразную металлическую гирю. Рукоять кистеня могла быть как длиной в предплечье, так и быть совсем короткой — чуть длиннее кулака. Длина, толщина, конфигурация цепи или соединительного ремня могла различна, но обычно не превышала 0,5 м. Гиря могла быть различного диаметра и снабжаться шипами. Типичный пример такого кистеня — европейский цепной моргенштерн (нем. «утренняя звезда»). Как и плетка, кистень (в англоязычной литературе его очень часто объединяют с цепом) мог иметь 2-3 хвоста, обычно одинаковой длины.
По сравнению с плеткой, работа кистенем несколько проще. Им гораздо сложнее делать стреляющие удары, захватывать противника, «опоясывать» его спину. Получается единичный, но очень мощный удар, который не опоясывает, а отшибает. Ударом кистеня можно легко промять шлем, особенно вертикальным или боковым. Как и плетью, кистенем можно было работать на обратном хвате, атакуя спину противника в обход его защиты. Человек, вооруженный кистенем и ножом или коротким мечом, как правило, легко одерживает верх над щитоносцем в схватке один на один. Однако кистени, как и цепы, часто называют оружием одного удара, поскольку ими сложно защищаться, особенно, парировать. Если вам не удалось сразу попасть по противнику, то потом с помощью этого оружия отбиваться от него очень непросто, особенно, на ограниченном пространстве. В отличие от плети, кистень практически не допускает парирования рукояткой, когда при постановке ею жесткого блока или отбива металлическое или окованное железом древко принимает на себя удар противника, задерживая его, а гибкая боевая часть, продолжая свое движение, наносит удар. В случае же с кистенем усилия блокирующей руки недостаточно для того, чтобы привести в действие тяжелую гирьку на конце кистеня.
Итак, кистень и меч хорошо дополняют друг друга. Кистень позволяет наносить удары даже по спине по противника, легко преодолевая все блоки и щиты. Меч же позволяет отбивать ответные удары. Поэтому обычно воин, вооружённый кистенем, в качестве дополнительного вооружения имел короткий меч для того, чтобы парировать удары противника.
В Европе развитие кистеня шло по двум направлениям. Одно превратило его в миниатюрный цеп с очень коротким соединительным звеном (такой вид он обрел как оружие рыцарей) и небольшой шипастой ударной частью овальной формы. Другое, народное оправление, сделало его очень грозным оружием в виде мощного шара на цепи или веревке. Он мог быть древковым оружием, подобно гуситскому «молотилу», или просто тяжелым шаром на ременной петле вместо рукояти, как, например, славянское «гасило». Этот шар носили, сжав в кулаке, и в решающий момент толчковым движением выбрасывали вперед, прямо в лоб противнику. Кистень, как и топор, часто встречался на Руси, особенно, как оружие ополченцев. В уличных драках он применялся и применяется по сей день.
…»

Comments:
Вот такие статьи очень интересные.
Спасибо.
Пишите ещё.:)

Кстати,можно причину зафреда узнать?

Великолепная вещь!

А нет ли у вас какой-нибудь интересной информации о рыцарях? Какие-нибудь малоизвестные факты.

Эхх… Вы очень интересный человек! Спасибо за такие жж-посты! =)

(Deleted comment)

Маккавити вообще очень интересный специалист.
Увы, у него в работах наблюдается перекос в сторону Востока, что, впрочем, и неудивительно — он в этом специализируется.

From: gest
2005-10-20 05:47 pm (UTC)

(Link)

Дадада! Причина зафреда!

Замечательно! В книжку бы это все собрать… подозречаю, что не в одну.

один из самых толковых жж.
спасибо Вам.

Извините, а откуда вы фигурку рыцаря взяли?
Дело в том, что это рыцарская серия фирмы SCHLEICH, маленькие солдатики, и в России эту фирму поставлет только наша фирма, где я работаю.
Поэтому жутко удивился, когда в родной френдленте, вернувшись с работы, где у меня эти фигурки перед глазами все время стоят, увидел эту картинку. 🙂 Это с сайта http://www.woodnplay.de/ На самом деле хотел найти что-то более подходящее, минут сорок копался по интернету, но так и не нашёл ни одного ни фото, ни изображения более подобающего, чем этот солдатик 🙁

Очень интересно, спасибо большое!

From: n_p_n
2005-10-20 06:37 pm (UTC)

Неверно.

(Link)

«а сила удара его конца обычно существенно выше, чем у жесткого оружия подобной длины.»

Вот это весьма сомнительно. Почему выше, не говоря уже о существенности этого превышения? С точки зрения физики, наоборот — ниже. Так как «эффективность привода» при разгоне у рычага выше, чем у гибкой цепи.

From: volt220
2005-10-20 06:40 pm (UTC)

Re: Неверно.

(Link)

Если цепь встречает припятствие, а шар может продолжать движение, то за счёт уменьшения радиуса и сохраанения импульса, получаем ускорение и бОльшую силу удара.

(Deleted comment)

From: n_p_n
2005-10-20 07:03 pm (UTC)

А топор чем плох? 🙂

(Link)

Вполне бытовой инструмент. 🙂
Точно не является холодным оружием.

Вспоминается ещё из высказываний К.В. такой вид оружия, как
«боевая загогулина» (с) 😉

Искренне свой,
Верекот.

Тату оружие: значение, фото татуировки, эскизы

Последние столетия ни одна война, ни одно вооруженное противостояние не обходится без применения огнестрельного оружия. Оружие стало символом силы, способности противостоять опасности и наказать обидчика. За редкими исключениями в войнах побеждает не тот, кто имеет преимущество в живой силе, а тот, кто владеет наиболее современным и действенным оружием.

Содержание статьи:

Интересно. Считается, что первые огнестрельные пистолеты стали применять в Китае в XII в., а в Европе стрелковое оружие появилось около XIV в. С этого времени начала развиваться артиллерия и значительно изменилась тактика боя.

Татуировка оружие в виде двух пистолетов и надписи на спине девушки

Символика татуировки оружие

Как правило, изображения пистолета, пулемета или револьвера наносят на тело люди, которые признают приоритет физической силы и готовы вступить в конфликт, если это необходимо для достижения целей. Встречаются и другие значения татуировки оружие, среди которых можно назвать следующие:

  • независимость: оружие дает возможность противостоять опасностям и в определенной степени совершать беззаконие. Вспомните сюжеты фильмов о Диком Западе, когда вооруженные банды безнаказанно грабят бары, крадут лошадей проезжих путешественников и вселяют страх во всю округу до тех пор, пока не появляется кто-то, способный поставить их на место;
  • желание справедливости, понимание того, что победителей не судят, а жестокость вполне оправданна, если она необходима для победы над злом. Здесь снова вспоминаются фильмы о ковбоях, которые убивают друг друга за золото, свободу, власть, но при этом добрые ковбои защищают слабых и хотят восстановить справедливость, а злые думают лишь о личной выгоде;
  • уверенность в себе: для некоторых людей татуировка оружие является своеобразным амулетом, который постоянно напоминает им о том, что нужно быть сильным, нужно сражаться несмотря ни на что, проявлять упорство и не пасовать перед трудностями. С такой целью татуировку оружие часто делают девушки;
  • умение постоять за себя не только физически, но и вербально – умение задеть обидчика словом, доказать ему свою правоту и самостоятельность. Такое значение в татуировку с изображением оружия также чаще всего вкладывают представительницы слабого пола, обладающие тонким умом, способные к остроумным сарказмам и иронии. Ведь по природе женщины слабее мужчин, однако все же способны дать достойный отпор грубости и злости.

Татуировка оружия: пистолет, нож, граната

А Вы знали? Нательные рисунки с изображением оружия используются в криминальной среде, где они имеют одно основное значение: знак раскаяния за совершенные поступки. Тату оружие, фото которого расположено ниже, говорит о том, что заключенный убил из-за любви (из ревности, за измену). Потому на сочетание оружия и розы в мире тату наложено негласное табу. Хотя, разумеется, никто не запрещает это табу проигнорировать.

Татуировка оружия автомата Калашникова

Выбор эскиза татуировки оружие

Эскизы татуировок с изображением оружия разные для мужчин и женщин. Реалистичные рисунки одинарных пистолетов относятся к универсальным, их наносят представители обоих полов с целью подчеркнуть свою решительность, целеустремленность, уверенность в себе.

Встречаются как объемные сложные эскизы, так и декоративные рисунки, выполненные в 2-мерной плоскости. Традиционно тату оружие, эскизы которого предлагает мастер, по желанию человека может быть дополнено элементами, акцентирующими основное значение изображения. К этим элементам относятся капли крови, цветы, крест, пули, надписи.

Ниже приведены типично мужские и типично женские эскизы тату оружие.

Автомат Калашникова и надпись в виде тату с оружием

Мужские варианты татуировки оружие

Мужские варианты татуировки оружие призваны подчеркнуть физическую силу носителя изображения и его умение за себя постоять. Наибольшую популярность получили следующие эскизы:

  1. Пистолеты со звездами. Звезды могут быть вписанными в рисунок оружия, а могут изображаться рядом с ним. В любом случае эскиз такой татуировки получил распространение благодаря историям о Диком Западе, бесстрашных ковбоях, американских Робин Гудов и борцов за справедливость в мире, где царит беззаконие.
  2. Парные револьверы. Чаще всего изображения располагают симметрично, например, один револьвер – на левой груди, другой – на правой. Такая татуировка символизирует угрозу, бесстрашие перед физической болью, умение за себя постоять.
  3. Пистолет с развернутым дулом. В подобных изображениях хорошо прорисовывают дуло оружия, которое иногда бывает как бы направлено на смотрящего. Это тату символизируется мужскую силу, отсутствие сентиментальности, некоторую грубость и брутальность.

Тату оружие: пистолет, граната, нунчаки и кастет

Женские варианты татуировки оружие

Тату оружие, значение которого связано с проявлениями женского характера, обозначает самостоятельность, феминизм, желание всего добиваться своим умом. Среди типично женских эскизов можно выделить следующие:

  1. Револьвер в подвязке для чулок. Такое тату символизирует раскованность, феминизм и все, что обозначено поговоркой в тихом омуте черти водятся. Подобные изображения наносят себе девушки, для которых мужчина является скорее средством для достижения целей, нежели другом и партнером, которому стоит подчиняться.
  2. Револьвер / пистолет в цветах и листьях. Подобное изображение говорит о том, что ради любви девушка готова пойти на все, но предательство и измену не простит и будет жестоко мстить.

На какой чисти тела выполнить татуировку оружие

Для нанесения тату с изображением огнестрельного оружия лучше всего подходит область между лопатками, грудь, бедра, нижняя часть живота (особенно для парных татуировок), запястье. Как правило, рисунок делают в реальном размере.

Девушки делают изображения револьвера в подвязке на ногах (там, где закрепляются чулки), а мужчины предпочитают наносить реалистичные пистолеты в области пояса, что производит впечатление, будто пистолет засунут в штаны (или широкие штанины, как в стихотворении Маяковского).

Понравилась статья? Расскажите друзьям: Оцените статью, для нас это очень важно:

Проголосовавших: 1 чел.
Средний рейтинг: 5 из 5.

Доспехи и оружие Древней Руси: stalist — LiveJournal

В многовековой борьбе складывалась военная организация славян, возникло и развивалось их военное искусство, которое оказывало влияние на состояние войск соседних народов и государств. Император Маврикий, например, рекомендовал византийской армии широко пользоваться методами ведения войны, применяемыми славянами…

Этим оружием русские воины владели хорошо и под командой храбрых военачальников не раз одерживали победы над противником.

За 800 лет славянские племена в борьбе с многочисленными народами Европы и Азии и с могущественной Римской империей — Западной и Восточной, а затем с Хазарским каганатом и франками отстояли свою независимость и объединились.

Кистень — это короткий ременный кнут с подвешенным на конце железным шаром. Иногда к шару приделывали еще шипы. Кистенем наносили страшные удары. При минимальном усилии эффект был ошеломляющий. Кстати, слово «ошеломить» раньше означало «сильно стукнуть по вражьей черепушке»

Головка шестопера состояла из металлических пластин — «перьев» (отсюда и его название). Шестопер, распространенный главным образом в XV—XVII веках, мог служить знаком власти военачальников, оставаясь в то же время серьезным оружием.

И булава, и шестопер свое происхождение ведут от палицы — массивной дубины с утолщенным концом, обычно окованным железом или утыканным большими железными гвоздями, — которая также долгое время была на вооружении русских воинов.

Очень распространенным рубящим оружием в древнерусском войске был топор, которым пользовались и князья, и княжеские дружинники, и ополченцы, как пешие, так и конные. Впрочем, существовало и различие: пешие чаще пользовались большими топорами, конные же — топорками, то есть короткими топорами.

И у тех и у других топор надевался на деревянное топорище с металлическим наконечником. Задняя плоская часть топора называлась обухом, а топорка — обушком. Лезвия топоров были трапециевидной формы.

Большой широкий топор назывался бердыш. Его лезвие — железко — было длинным и насаживалось на длинное же топорище, которое на нижнем конце имело железную оковку, или вток. Бердыши применялись только пехотинцами. В XVI веке бердыши широко использовались в стрелецком войске.

Позднее в русском войске появились алебарды — видоизмененные топоры различной формы, оканчивавшиеся копьем. Лезвие насаживалось на длинное древко (топорище) и часто украшалось позолотой или чеканкой.

Разновидность металлического молота, заостренного со стороны обуха, называлась чекан или клевец. Чекан насаживался на топорище с наконечником. Были чеканы с вывинчивавшимся, скрытым кинжалом. Чекан служил не только оружием, он был отличительной принадлежностью военачальников.

Колющее оружие — копья и рогатины — в составе вооружения древнерусских войск имело не меньшее значение, чем меч. Копья и рогатины часто решали успех боя, как это было в битве 1378 года на реке Воже в Рязанской земле, где московские конные полки одновременным ударом «на копьях» с трех сторон опрокинули монгольское войско и разгромили его.

Наконечники копий были прекрасно приспособлены для пробивания брони. Для этого они делались узкими, массивными и вытянутыми, обычно четырехгранными.

Наконечники, ромбовидные, лавроволистные или широкие клиновидные, могли использоваться против врага,в места не защищенные доспехами. Двухметровое копье с таким наконечником наносило опасные рваные раны и вызывало быструю гибель противника или его коня.

Копье состояло из древка и лезвия со специальной втулкой, которая насаживалась на древко. В Древней Руси древки называли оскепище(охотничье) или ратовище(боевое). Делали их из дуба, березы или клена, иногда с применением металла.

Лезвие (наконечник копья) называлось пером, а его втулка называлась вток. Оно чаще было цельностальное, однако применялись и технологии сварки из железных и стальных полос, а также цельножелезные.

Рогатины имели наконечник в виде лаврового листа шириной 5—6,5 сантиметра и длиной до 60 сантиметров. Чтобы ратнику было легче держать оружие, к древку рогатины приделывалось по два-три металлических сучка.

Разновидностью рогатины являлась совня (совна), имевшая кривую полосу с одним лезвием, слегка изогнутым на конце, которое насаживалось на длинное древко.
В Новгородской первой летописи записано, как разбитое войско «…побегоша на лес, пометавше оружие, и щиты, и совни, и все от себе».

Сулицей называлось метательное копье с легким и тонким древком длиной до 1,5 метра. Наконечники сулиц черешковые и втульчатые.

Древнерусские воины защищались от холодного и метательного оружия с помощью щитов. Даже слова «щит» и «защита» – однокоренные. Щиты использовались с древнейших времён и вплоть до распространения огнестрельного оружия.

Вначале именно щиты служили единственным средством защиты в бою, кольчуги и шлемы появились позже. Самые ранние письменные свидетельства о славянских щитах найдены в византийских рукописях VI в.

По определению выродившихся римлян: «Каждый мужчина вооружен двумя небольшими копьями, а некоторые из них и щитами, крепкими, но труднопереносимыми».

Оригинальной чертой конструкции тяжелых щитов этого периода были иногда проделывавшиеся в их верхней части амбразуры — окошки для обзора. В раннем средневековье ополченцы часто не имели шлемов, поэтому предпочитали скрываться за щитом «с головой».

Согласно легендам, берсерки в боевом неистовстве грызли свои щиты. Сообщения о таком их обычае, скорее всего, вымысел. Но о том, что именно легло в его основу, догадаться нетрудно.
В средние века сильные воины предпочитали не оковывать свой щит железом сверху. Топор все равно не сломался бы от удара о стальную полосу, зато в дереве он мог застрять. Понятно, что щит-топороуловитель должен был быть очень прочным и тяжелым. И его верхняя кромка выглядела «изгрызенной».

Другой оригинальной стороной взаимоотношений берсерков со своими щитами являлось то, что иного оружия у «воинов в медвежьих шкурах» нередко не имелось. Берсерк мог сражаться с одним только щитом, нанося удары его краями или просто повергая врагов наземь. Такой стиль боя был известен еще в Риме.

Наиболее ранние находки элементов щитов относятся к Х веку. Конечно, сохранились лишь металлические части – умбоны (железная полусфера в центре щита, служившая для отражения удара) и оковки (крепёж по краю щита) – но по ним удалось восстановить облик щита в целом.

По реконструкциям археологов, щиты VIII – X веков имели круглую форму. Позднее появились миндалевидные щиты, а с XIII века известны и щиты треугольной формы.

Древнерусский круглый щит имеет скандинавское происхождение. Это позволяет использовать для реконструкции древнерусского щита материалы скандинавских могильников, например, шведского могильника Бирка. Только там найдены остатки 68 щитов. Они имели круглую форму и диаметр до 95 см. В трех образцах было возможным определение породы дерева поля щита – это клен, пихта и тис.

Также установили породу и для некоторых деревянных рукоятей – это можжевельник, ольха, тополь. В некоторых случаях были найдены металлические рукояти из железа с бронзовыми накладками. Подобная накладка была найдена и на нашей территории – в Старой Ладоге, сейчас она хранится в частной коллекции. Также, среди останков как древнерусских, так и скандинавских щитов, были найдены кольца и скобы для ременного крепления щита на плече.

Шлемы (или шеломы) являются видом боевого наголовья. На Руси первые шлемы появились в IX – X вв. В это время они получили свое распространение в Передней Азии и в Киевской Руси, однако в Западной Европе являлись редкостью.

Появившиеся позднее в Западной Европе шлемы были более низкими и скроенными по голове в отличие от конических шлемов древнерусских воинов. Кстати, коническая форма давала большие преимущества, так как высокий конический кончик не давал нанести прямого удара, что важно в районах конно-сабельного боя.

Шлем «норманнскког типа»

Шлемы, найденные в захоронениях IX – X вв. имеют несколько типов. Так один из шлемов из Гнездовских курганов (Смоленщина) был полусферической формы, стянутый по бокам и по гребню (ото лба к затылку) железными полосками. Другой шлем из тех же захоронений имел типично азиатскую форму – из четырех склепанных треугольных частей. Швы прикрывались железными полосами. Присутствовали навершие и нижний обод.

Коническая форма шлема пришла к нам из Азии и называется «норманнским типом». Но вскоре она была вытеснена «черниговским типом». Он отличается большей шаровидностью – имеет сфероконическую форму. Сверху присутствуют навершия с втулками для плюмажей. Посередине они укреплены накладками с шипами.

Шлем «черниговского типа»

По древнерусским понятиям, собственно боевое одеяние, без шлема, и называлось доспехами; позднее этим словом стало называться все защитное снаряжение воина. Кольчуге долгое время принадлежало бесспорное первенство. Она использовалась на протяжении X—XVII веков.

Кроме кольчуг на Руси была принята, но до XIII века не преобладала защитная одежда из пластин. Пластинчатые брони существовали на Руси с IX по XV век, чешуйчатые — с XI по XVII век. Последний вид доспехов отличался особой эластичностью. В XIII веке распространяется ряд таких усиливающих защиту тела деталей, как поножи, наколенники, нагрудные бляхи (Зерцало), наручни.

Для усиления кольчуги или панциря в XVI—XVII веках в России применялись дополнительные доспехи, которые надевались поверх брони. Эти доспехи именовались зерцалами. Они состояли в большинстве случаев из четырех крупных пластин — передней, задней и двух боковых.

Пластины, вес которых редко превышал 2 килограмма, соединялись между собой и скреплялись на плечах и боках ремнями с пряжками (наплечниками и нарамниками).

Зерцало, отшлифованное и начищенное до зеркального блеска (отсюда и название доспехов), часто покрытое позолотой, украшенное гравировкой и чеканкой, в XVII веке чаще всего имело уже чисто декоративный характер.

В XVI веке на Руси получают широкое распространение кольчатый панцирь и нагрудные доспехи из соединенных вместе колец и пластин, расположенных наподобие рыбьей чешуи. Такие доспехи называли бахтерец.

Собирался бахтерец из расположенных вертикальными рядами продолговатых пластин, соединенных кольцами с коротких боковых сторон. Боковые и плечевые разрезы соединялись с помощью ремней и пряжек. К бахтерцу наращивали кольчужный подол, а иногда — ворот и рукава.

Средний вес таких доспехов достигал 10—12 килограммов. В это же время щит, утратив свое боевое значение, становится парадно-церемониальным предметом. Это относилось и к тарчу — щиту, навершие которого представляло собой металлическую руку с клинком. Такой щит применялся при обороне крепостей, но встречался крайне редко.

Бахтерец и щит-тарч с металлической «рукой»

В IX—X веках шлемы делались из нескольких металлических пластин, соединявшихся между собой заклепками. После сборки шлем украшался серебряными, золотыми и железными накладками с орнаментом, надписями или изображениями.

В те времена был распространен плавно изогнутый, вытянутый кверху шлем со стержнем наверху. Шлемов такой формы Западная Европа не знала совершенно, но они были широко распространены как в Передней Азии, так и на Руси.

В XI—XIII веках на Руси были распространены шлемы куполообразной и сфероконической формы. Наверху шлемы часто оканчивались втулкой, которая иногда снабжалась флажком — яловцом. В раннее время шлемы делались из нескольких (двух или четырех) частей, склепанных между собой. Бывали шлемы и из одного куска металла.

Необходимость усиления защитных свойств шлема привела к появлению крутобоких куполовидных шлемов с носом или маской-личиной (забралом). Шею воина укрывала сетка-бармица, сделанная из тех же колец, что и кольчуга. Она прикреплялась к шлему сзади и с боков. У знатных воинов шлемы отделывались серебром, а иногда были целиком позолоченные.

Наиболее раннее появление на Руси наголовий с круговой кольчужной бармицей, привешенной к венцу шлема, а спереди пришнурованной к нижнему краю стальной полумаски, можно предполагать не позднее 10 столетия.

В конце XII — начале XIII века в связи с общеевропейской тенденцией к утяжелению оборонительных доспехов на Руси появляются шлемы, снабженные маской-личиной, защищавшей лицо воина как от рубящих, так и от колющих ударов. Маски-личины снабжались прорезями для глаз и носовыми отверстиями и закрывали лицо либо наполовину (полумаска), либо целиком.

Шлем с личиной надевался на подшлемник и носился с бармицей. Маски-личины, помимо своего прямого назначения — защитить лицо воина, должны были своим видом еще и устрашить противника. Вместо прямого меча с появилась сабля — изогнутый меч. Сабля очень удобна для боевой рубки. В искусных руках сабля страшное оружие.

Около 1380 года на Руси появилось огнестрельное оружие. Однако традиционное холодное оружие ближнего и дальнего боя сохранило свое значение. Пики, рогатины, булавы, кистени, шес-топеры, шлемы, панцири, круглые щиты в течение 200 лет практически без существенных изменений были на вооружении, и даже с появлением огнестрельного оружия.

С XII века начинается постепенное утяжеление вооружения как всадника, так и пехотинца. Появляются массивная длинная сабля, тяжелый меч с длинным перекрестием и иногда полуторной рукоятью. Об усилении защитного вооружения свидетельствует распространившийся в XII веке прием таранного удара копьем.

Утяжеление снаряжения не было значительным, ибо сделало бы русского ратника неповоротливым и превратило бы его в верную мишень для степного кочевника.

Численность войска Древнерусского государства достигала значительной цифры. По данным летописца Льва Диакона, в походе Олега на Византию участвовала рать в 88 тысяч человек, в походе в Болгарию Святослав имел 60 тысяч человек. В качестве командного состава рати руссов источники называют воевод и тысяцких. Рать имела определенную организацию, связанную с устройством русских городов.

Город выставлял «тысячу», делившуюся на сотни и десятки (по «концам» и улицам). «Тысячей» командовал избиравшийся вечем тысяцкий, впоследствии тысяцкого назначал князь. «Сотнями» и «десятками» командовали выборные сотские и десятские. Города выставляли пехоту, которая в это время была главным родом войск и разделялась на лучников и копейщиков. Ядром войска являлись княжеские дружины.

В X веке впервые применяется термин «полк» как название отдельно действующего войска. В «Повести временных лет» за 1093 год полками называются войсковые отряды, приведенные на поле сражения отдельными князьями.

Численный состав полка не был определен, или, говоря иначе, полк не являлся определенной единицей организационного деления, хотя в сражении, при расстановке войск в боевой порядок, деление войск на полки имело значение.

Постепенно вырабатывалась система взысканий и поощрений. По более поздним данным, за военные отличия и заслуги выдавались золотые гривны (шейные обручи).

Золотая гривна и золотые пластины-оббивки деревянной чаши с изображением рыбы

@

Боевой цеп. — mihalchuk_1974 — LiveJournal


БОЕВОЙ ЦЕП — холодное оружие ударно-дробящего действия, повсеместно распространенное в средневековой Европе с 12 и вплоть до 18 века. Состоит как правило из двух гибко сочлененных частей (реже из трех и более): рукояти и била. Понятно, что происходит боевой цеп от простого сельскохозяйственного орудия. Боевых цепов огромное количество разновидностей. В том числе, иногда к ним относят кистень, и его самую жуткую версию «кеттенморгенштерн», о котором можно почитать тут http://mihalchuk-1974. livejournal.com/73062.html

Изображение боевого цепа с шипами на иллюстрации из трактата Ганса Тальхоффера 1459 года.

Классический боевой цеп. Германия 16-17 век. Общая длина 1780 мм.

Как нетрудно догадаться боевой цеп был первоначально оружием крестьян. А что? Дешево и сердито, да и засандалить такой «дурой» можно от души. С появлением тяжелых рыцарскоих доспехов, кои пробить традиционным холодняком было сложновато, это оружие «подлое» и даже прямо скажем для совсем «низких людей», вдруг стало популярным и у рыцарского контингента.
Судя по характерным доспехам благородных господ на этой миниатюре, офигачивают они друг друга крестьянским оружием, не ранее, чем в первой половине 16 века

Ударная часть боевого цепа (возможно кистеня) 17, или даже 18 века. Германия

Двойная ударная часть боевого цепа. Жутковатая штуковина эта полностью клепаная, на обратной стороне каждого била видны кружки — расклепанные основания шипов. Длина ее вместе с цепями — 690 мм. Германия 15-16 века.

Конечно, на самом деле боевые цепы, в своем классическом виде, в большинстве случаев, использовались малоквалифицированными вояками из крестьянского ополчения. Но и профессиональная европейская пехота не брезговала этим видом оружия. Да и наличие изображений цепа, и даже иллюстраций отработки техники владения им в фехтбуках 15-16 веков четко указывает на использование его благородным сословием.

Иллюстрации из двухтомного учебника фехтования Паулюса Гектора Майра. Аугсбург 1542 год.





Но все же настоящего расцвета боевой цеп достиг в период гуситских войн 15 века, и германской крестьянской войны 16 века. У гуситов этот тип холодного оружия был настолько популярен, что существовало даже специальное название для воинов вооруженных боевым цепом — cepnici, переводить я думаю не надо.
Современная иллюстрация. Ян Жижка в окружении воинов-гуситов.

Битва при Судомерже 25 марта 1420 года

Типичное древковое оружие гуситов.


Восточноевропейский боевой цеп 16-17 век.

Гравюра изображающая немецких пейзан, времен крестьянской войны 16 века.

Боевой цеп 17 века из коллекции Артиллерийского исторического музея Санкт-Петербурга

Боевой цеп. Западная Европа. Середина 16 века.


КИСТЕНИ САЛТОВО-МАЯЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ПОДОНЬЯ

КИСТЕНИ САЛТОВО-МАЯЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ПОДОНЬЯ

А. В. Крыганов
КИСТЕНИ САЛТОВО-МАЯЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ПОДОНЬЯ
Эта статья была опубликована в сборнике Советская Археология 1987г., №2.
Материал предоставлен Виктором Колчевым (Клыч) ВИК «Червленый Яр» (г.Воронеж).

Благодаря археологическим исследованиям последних лет стала перспективной попытка научного анализа редкой и малоизученной категории оружия салтово-маяцкой культуры — кистеней (прим.1). Из раннесредневековых археологических материалов Подонья в данной статье учтена 51 боевая гиря.
По материалу, из которого изготовлены кистени, они подразделены нами на группы, по форме выделены типы, по способу крепления определены варианты.
Костяные или роговые кистени, тип I. После первичной черновой обработки (рис. 1, 1) поверхность почти всех костяных боевых гирь шлифовалась. Между различными формами (шаровидные, грушевидные, вытянутых пропорций) нельзя провести четкую грань, поэтому все кистени этой группы объединены в один тип.

Вариант 1. Со сквозным долевым каналом для пропуска жгута [1, с. 59] (рис. 1, 2—4). Обнаружены в хазарском слое Саркела [2, рис. 21], на салтово-маяцких селищах Среднедонечья [3, рис. 5, 5, а, б] и на Ютановском городище.
Вариант 2. С петлей или отверстием в верхней части (рис. 1, 5—7). Найдены в Саркеле [2, рис. 21].
Вариант 3. В долевой канал вставлен железный стержень с петлей (рис. 1, 8). Имеется только в единственном экземпляре из культурного слоя городища Маяки.
Все кистени этой группы (14 шт., из них 10 из хазарского слоя Саркела) были найдены в степной части Подонья, на памятниках, средневековые салтовские слои которых датируются IX—X вв. [4, с. 48, 52; 5, с. 113, табл. 2] (прим.2). Среди кочевнических древностей за пределами данной территории, исключая пока единичную находку на Казар-Калакском городище VIII в. в Дагестане [3, с. 68], подобные кистени неизвестны. Зато костяные боевые гирьки широко представлены среди древнерусских материалов X—XIII вв. [1, с. 59]. Наличие кистеней удлиненных пропорций на салтово-маяцких памятниках уточняет мнение А. Н. Кирпичникова, видевшего в этой форме русское видоизменение кочевнических шаровидных гирек [1, с. 59]. Из металлических боевых гирек количественно преобладают железные (20 экз.).
Железные кистени, тип II. Шаровидные (форма варьирует от слегка приплюснутой до биоконической).
Вариант 1. С долевым каналом (рис. 1, 9—11). Описываемые кистени известны практически на всей территории салтово-маяцкой культуры Подонья: в Верхнесалтовском катакомбном могильнике (раскопки В. А. Бабенко [6, с. 392] и В. Г. Бородулина) и на Верхнесалтовском городище [7, с. 408], в Нетайловском ямном могильнике [8, с. 80], Старосалтовском катакомбном могильнике (раскопки В. Г. Бородулина), Сухогомольшанском могильнике с трупосожжениями, Волоконовских ямном [9, с. 288] и катакомбном [10, с. 12, 13] могильниках, на городище Маяки, в хазарском слое Саркела [11, рис. 1, 9], разрушенном погребении в Торезском р-не Донецкой обл. [12, с. 99], подкурганном погребении на Нижнем Дону [13, с. 134], ямном захоронении у с. Желтое Донецкой обд. [14, рис. 4]. Одна гирька из Верхнесалтовского могильника (раскопки В. Г. Бородулина) была снабжена четырьмя шипами (рис. 1, 10). Кистень из могильника у с. Желтое имеет ребристую поверхность (рис. 1, 11).
Вариант 2. Гирька име¬ет петлю для привешивания, отделенную от корпуса перехватом (рис. 1, 12). Этот вариант представлен 1 экз. из Верхнесалтовского катакомбного могильника [15, табл. 22, 7].

Железные кистени, тип III. Кистень в форме квадратной в основании призмы со срезанными углами (рис. 1, 13). Известен также пока в единственном экземпляре из Красногорского двуобрядового (кремация и ингумация) могильника Балаклейского р-на Харьковской обл.
Суммарно железные кистени датируются второй половиной VIII— X в.; в тех же случаях, когда время существования археологических памятников с находками железных гирек определяется исследователями в более узких хронологических рамках, мы имеем IX—X вв. (Саркел, Волоконовский могильник, могильник у с. Желтое, городище Маяки) (прим.3).

В Юго-Восточной Европе, за пределами Подонья, среди раннесредневекового материала автору известны две находки железных кистеней; в могильнике Абрау-Дюрсо близ Новороссийска [16, рис. 2, I8] и в Большетарханском могильнике [17, табл. IX, 5] (прим.4). По предложенной классификации они относятся к варианту 1 типа П. Железные гирьки типа II нередко встречаются на древнерусских памятниках [1, с. 59], причем наиболее точные аналогии имеются в славянском слое Саркела [11, рис. 32, 3, 5, 8] и на городище Екимауцы [18, рис. 45, 4], т. е. на памятниках IX—XI вв., находящихся в непосредственной близости от кочевнического мира. Кистень типа III по форме почти не отличается от кубовидных со срезанными углами древнерусских булав [1, рис. 10].
Бронзовые кистени, тип IV. С учетом двух биметаллических (железная или свинцовая основа, бронзовая «рубашка») представлены 10 экз. Шаровидные (от слегка приплюснутых с полюсов до грушевидных), чаще двух- или трехчастыые.
Вариант 1. Со сквозным долевым каналом (рис. 2, 1—6, 8, 9). Найдены только в лесостепной части Подонья, в верховьях Северского Донца; в Верхнесалтовском катакомбном могильнике (раскопки В. А. Бабенко (прим.5) и С. А. Семенова-Зусера [19, рис. 109, 6] (прим.6)), Сухогомольшанском могильнике, у с. Петровское Балаклейского р-на Харьковской обл. [20, рис. 27, 4], Дмитровском и Красногорском могильниках. Аналогия таким кистеням известна автору на Кавказе — из собрания К. И. Ольшевского в Камунте (прим.7) (рис. 2, 7).
Вариант 2. Шаровидная гирька художественного литья с петлей, отделенной от корпуса перехватом (рис. 2, 10). Более или менее близкая аналогия имеется среди материалов Волжской Болгарии [21, рис. 6, 2}. Все четыре бронзовых с учетом одного биметаллического кистеня на Сухогомольшанского могильника принадлежат к трем его различным локальным группам (1, 2 и 6), две из которых датируются концом IX— началом X в. , одна — второй половиной VIII — началом X в. [22, с. 171]. IX—X вв. определяется время захоронений Красногорского могильника, где также найдена бронзовая гирька.
Свинцовые кистени, тип V. Шаровидные, с долевым каналом (рис. 2, 11—14]. Всего 5 экз. Обнаружены только па памятниках лесостепной зоны: в Сухогомольшанском, Ютановском, Красногорском (2 экз.) и Верхнесалтовском (раскопки В. А. Бабенко (прим.8)) могильниках. О находке свинцовой гирьки для кистеня в Верхнесалтовском могильнике упоминает и С. А. Семенов-Зусер [23, с. 275]. Ознакомление с его отчетами и материалами раскопок показало, что речь идет о яйцевидной с ободком гирьке без петли или отверстия, назначение которой неясно. Точные аналогии типу V кистеней автору неизвестны. Предмет, состоящий на двух свинцовых полушарий и железного стержня с петлей, как полага¬ет В. А. Распопова кистень, обнаружен в слоях VIII в. Пенджикента [24, рис. 52, с. 76], свинцовая заливка от кистеня найдена на Екимауцком городище [18, рис. 45, 4].
Каменные кистени, тип VI. Яйцевидной формы, со сквозным долевым каналом (рис. 2, 15). Кроме целого экземпляра из Ютановского городища имеется еще фрагмент такого кистеня с городища Маяки. Аналогии каменным боевым гирям Подонья известны автору в степном Поволжье, где в салтовском погребении конца VIII в. имеется каменный кистень грушевидной формы [25, рис. 96, с. 84], и на городище Екимауцы [18, рис. 45, 4].
Как следует из вышеизложенного, у каждой группы кистеней свой ареал: костяные (и, похоже, каменные) встречаются только в степной части Подонья, бронзовые, биметаллические л свинцовые — только в лесостепи, железные бытовали на всей территории салтово-маяцкого Подонья.
Немногие авторы затрагивали вопрос о происхождении раннесредневековых кистеней. Б. Зайковский отрицал утверждение, имевшееся в «Словаре» Брокгауза и Евфрона, о занесении их в Европу монголами. Он считал родиной или «по крайней мере, базой распространения» этого вида оружия, существовавшего еще до половцев, север или северо-запад России [26, с. 117]. Относительно салтовских кистеней было высказано мнение, допускающее их заимствование населением салтовской культуры от соседей славян [27, с. 160]. Однако А. Н. Кирпичников показал, что на Русь кистени проникли из кочевого Юго-Востока [1, с. 59]. Эту точку зрения определенно подкрепляет материал, приведенный в данной работе. А. Н. Кирпичников датирует древнейшие восточноевропейские кистени IV—IX вв. [1, с. 59], при этом нижняя дата, судя по всему, определяется по находке боевой гирьки в позднесарматском погребении, опубликованном П. Pay. В действительности описываемая вещь представляет собой шарообразный тонкостенный бронзовый предмет, вероятно украшение [28, с. 23, рис. 22, е]. Кистени у салтовцев Подонья получают относительно широкое распространение в IX— X вв., появившись не ранее конца VIII в., а вероятнее всего, в начале IX в.
За пределами Юго-Восточной Европы в древностях Евразии эпохи великого переселения пародов кистени, исключая находку железной боевой гирьки своеобразной формы в комплексе IX—X вв. из Верхней Оби [29, табл. 54, рис. 6], неизвестны. А. А. Росляков включает кистень в набор оружия раннесредневековых воинов Средней Азии, однако не ссылается на конкретные находки [30, с. 219]. Л. Н. Гумилев, цитируя И. Р. Аспелина при описании всадника на Сулекской писанице, упоминает в правой руке воина боевую гирю [31, с. 69]. И. Р. Аспелин не приводит вопреки ссылке Л. Н. Гумилева само изображение, а только описывает его [32, с. 12]. Всадник на нем вооружен не кистенем или булавой, а скорее боевым топором [33, с. 88, рис. 5, 2]. Спорным является определение В. И. Распоповой как кистеня свинцовой гирьки, найденной в Пенджикенте [24, рис. 52].

Не прослеживается археологически генезис кистеня и по материалам скифо-сарматской эпохи. Трактовка в качестве кистеней некоторых предметов, найденных в скифских [34, с. 89, табл. I, 15] и сарматских [35, с. 15, рис. 30, 8] захоронениях, непроиллюстрированные высказывания о производстве бронзовых боевых гирь в степной и лесостепной Скифии [19, с. 159, 224] вызывают сомнения. Во всяком случае, исследователи скифского и сарматского оружия А. И. Мелюкова, К. Ф. Смирнов, А. М. Хазанов о кистенях даже не упоминают.
Кочевой мир евразийских степей, таким образом, вероятно, не знал кистеней до эпохи раннего средневековья — по крайней мере в том виде, в каком они представлены в памятниках салтово-маяцкой культуры. В указанное время кочевники Юго-Восточной Европы либо заимствовали, либо изобрели данный вид оружия. Автору более правдоподобной представляется первая версия.
С III тыс. до н. э. на Кавказе появляются каменные, а затем и бронзовые навершия булав, разнообразные по форме [36, с. 45], но объединенные общей конструктивной особенностью — наличием сквозного отверстия. Есть определенные данные, позволяющие трактовать некоторые образцы этого вида оружия как гири от кистеней. Так, Б. В. Техов, описывая бронзовые булавы Тлийского могильника, указывает на находки в отверстиях некоторых из них остатков кожаных ремней с узлами на концах [37, с. 32]. Отметим, что именно таким образом удерживались салтовские кистени с долевым каналом [11, с. 188]. Исследователь Тлийского могильника допускает возможность использования булавовидных наверший «в качестве метательного оружия в ближнем бою» [37, с. 32], подразумевая, вероятно, под этим определением оружие типа кистеня. Булавы продолжают бытовать на Кавказе и в раннем средневековье [38, с. 84, 88; 39, с. 289, 377, 379; 40, с. 249, рис. 3, 14]. Булава и кистень — виды оружия, очень схожие, как по назначению, так и по форме. Очень вероятно, часть булавовидных наверший, особенно экземпляры с узким диаметром отверстия, использовались в качестве кистеней. Наконец, среди раннесредневековых материалов Северного Кавказа имеются, хотя и в незначительном количестве, собственно кис¬тени: бронзовая гирька из Камунты, мраморная из христианского храма XII в. на городище Верхний Джулат в Северной Осетии [41, рис. 6]. Этот вид оружия мог быть заимствован кочевниками, применившими для его изготовления не только такие традиционные материалы, как камень и металл, но и кость. Из кости они, между прочим, изготавливали и булавы [17, с. 50, рис. 15, 2].

Раннесредневековые (кочевнические и древнерусские) кистени определяются как легкое ударное оружие ближнего боя, характерное для «конного дружинника» [1, с. 65; 42, с. 43]. Последнее положение нуждается в некоторой корректировке. Из 51 боевой гири, найденной на памятниках салтово-маяцкой культуры в Подонье, 21 экз. был обнаружен в культурных слоях городищ и селищ и 30 — среди погребального инвентаря могильников. Из числа последних лишь 8 (6 железных и 2 бронзовых) сопровождались оружием и 4 (все железные) — сбруей. По меньшей мере, трижды кистень был положен в женские захоронения [43, с. 213] (прим.9). Сводка древнерусских кистеней, сделанная А. Н. Кирпичниковым [1, с. 134—138], дает еще более четкую картину: из 127 кистеней (сюда вошли и 10 из хазарского слоя Саркела) лишь 1 (№ 45) был обнаружен в погребении и сопровождался оружием и сбруей. Таким образом, во всаднических дружинных захоронениях раннего средневековья находки боевых гирек редки, для древнерусской эпохи они вообще исключение. Кистени не могли быть эффективным оружием в бою, особенно против защищенного броней противника, поэтому, видимо, они не упоминаются в раннесредневековых письменных источниках. Изображенная на миниатюре в Радзивилловской летописи боевая гиря принадлежит не воинам, а восставшим жителям [1, с. 65]. Фольклорные и этнографические материалы представляют это оружие как народное, разбойничье [1, с. 65; 26, с. 117]. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что кистень был одним из наиболее «демократичных» видов оружия, применявшимся не только воинами, но и невоенным населением, даже женщинами. Думается, его бытование как среди кочевников и полукочевников, так и среди древнерусского населения можно объяснить не только удобством хранения и эффективностью в рукопашной схватке [44, с. 137], но и причинами социального порядка: процесс феодализации сопровождался снижением военизации общества, формированием кастовости воинского сословия [45, с. 46, 52]. Дружинное оружие становится недоступным рядовому населению. Недаром большая часть кочевнических и подавляющее большинство древнерусских кистеней обнаружены в средневековых феодальных центрах — в городах и на городищах-замках либо на близлежащих могильниках, изобилующих комплексами с наборами дружинного оружия.

В могилах боевые гирьки всегда встречаются в единственном экземпляре, что свидетельствует не в пользу предположения об их принадлежности к боласу [4, с. 76], так как данное орудие охоты состоит из ремня и обязательно нескольких шаров-грузиков.
Носили раннесредневековые кистени, вероятно, подвешенными к поясу, на что указывает местоположение их в захоронениях возле тазовых костей (прим.10) [14, с. 286; 46, с. 88] и заполировка одной костяной гирьки от трения об одежду [3, с. 68].
До нас дошли только гири раннесредневековых кистеней, поэтому трудно что-либо определенное сказать об их конструкции в целом. Лишь у одного кистеня сохранилось несколько звеньев железной цепочки [16, рис. 2, 18]. Очевидно, в качестве связки металлическая цепочка применялась редко, поскольку упомянутая находка пока единична. Более вероятно использование кожаных ремешков, на продевание которых были рассчитаны долевые каналы [11, с. 188] и овальные отверстия петель. Прямые данные о способах ведения боя этим оружием в раннем средневековье отсутствуют.

Примечания:

1 Автор благодарит Г. Е. Афанасьева, В. Г. Бородулина, В. К. Михеева и С. А. Плетневу за предоставленную возможность использовать их неопубликованные материалы.
2 IX—X вв. датирует салтовский материал с городища Маяки автор раскопок В. К. Михеев.
3 IX—X вв. датируется материал Красногорского могильника.
4 Авторы определили эту находку как пряслице, отметив необычность помещения его в мужском захоронении [17, с. 45].
5 Фонды ГИМ, инв. № 40537/781.
6 Биметаллический со свинцовой основой.
7. Фонды ГИМ, инв. № 18934.
8 Фонды ГИМ, инв. № 40537/908.
9 Еще в двух случаях бронзовый и свинцовый кистени были положены в женские захоронения Сухогомольшанского и Красногорского могильников.
10 У тазовых костей был найден кистень в погребении Красногорского могильника.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 2.— САИ, 1906, вып. Е1-36.
2. Белецкий В. Д. Жилища Саркела — Белой Вежи.— МИА, 1959, № 75.
3. Красилъников К. И. Изделия из кости салтовской культуры.— СА, 1979, № 2.
4. Артамонов М. И. Саркел — Белая Вежа.— МИА, 1958, № 62.
5. Красилъников К. И. Возникновение оседлости у праболгар Средиедонечья.— СА, 1981, № 4.
6. Бабенко В. А. Дневник раскопок в Верхнем Салтове, произведенных в 1905— 6 году.—Тр. XIII АС, 1907, т. 1.
7. Бабенко В. А. Дополнение к докладу «Что дали нового раскопки в Верхнем Салтове».—Тр. XIII АС, 1907, т. 1.
8. Пархоменко О. В. Поховальний iнвентар Нетайлiвского могильника VIII—IX ст.— Apxi’onoriH, 1983, вип. 43.
9. Плетнева. С. А., Николаенко А. Г. Вопоконовский древнеболгарский могильник.— СА, 1976, № 3.
10. Николаенко А. Г. Отчет об археологических исследованиях в Волоконовском районе Белгородской области в 1976 г.— Архив ИА АН СССР, р-1, № 6042.
11. Сорокин С. С. Железные изделия Саркела — Белой Вежи.—МИА, 1959, № 75.
12. Mixeee В. К. Новi памятки салтiвськоi культури в басейнi Сiверського Дiнця.— Bicн. ХДУ, 1974, № 104, сер. Iсторична, вип. 8.
13. Клейн Л. С., Раев Б. А., Семенов Л. И., Субботин Л. В. Катакомба скифского времени и салтовский курган на Нижнем Дону.— АО—1971. М., 1972.
14. Красилъников К. И., Руженко Л. А. Погребение хирурга на древнеболгарском могильнике у с. Желтое.— СЛ, 1981, № 2.
15. Покровский А. М. Верхне-Салтовский могильник.—Тр. XII АС, 1905, т. I. 1C. Дмитриев А. В. Могильник эпохи переселения народов на р. Дюрсо.— КСИА, 1979, вып. 158.
17. Генинг В. Ф., Халиков А. X. Ранние болгары на Волге. М.: Наука, 1964.
18. Федоров Г. Б. Городище Екимауцы.—КСИИМК, 1953, вып. 50.
19. Шрамко Б. А. Древности Северского Донца. Харьков: Изд-во Харьк. ун-та, 1962.
20. Сибилев II. П. Древности Изюмщины. Вып. 1. Изюм, 1926.
21. Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси в XIII—XV вв. Л.: Наука, 1976.
22. Михеев В. К. Сухогомольшанский могильник.— СА, 1985. № 4.
23. Семенов-Зусер С. А. Дослiджения Салтiвського могильника.— АП, 1958, т. III.
24. Распопова В. П. Металлические изделия раннесредневекового Согда. Л.: Наука, 1980.
25. Федоров-Давыдов Г. А., Дворниченко В. В., Паромов Я. М. Отчет о раскопках курганов в зоне строительства I очереди Калмыцко-Астраханской оросительной системы в Черноярском р-не Астраханской области в 1979 г.— Архив ИА АН СССР, р-1, № 8397.
26. Зайковский Б. К вопросу о происхождении «кистеня».— ИОАИЭ КазанГУ, 1929, т. 34, вып. 3—4.
27. Плетнева С. А. От кочевий к городам.— МИА, 1967, № 142.
28. Ran P. Die Hiigelgraber romischer Zeit an untcren Wolga. Pokrowsk: Nemgosisdat, » 1927.
29. Грязнов М. П. История древних племен Верхней Оби.— МИА, 1956, № 48.
30. Росляков А. А. Военное искусство народов Средней Азии и Казахстана в VI— XV вв.—Уч. Зап. ТуркмГУ, 1962, вып. 21.
31. Гумилев Л. Н. Древние тюрки. М.: Наука, 1907.
32. Aspelin I. R. Types des peuples do I’ancienne Asie Centrale. Helsingfors, 1890.
33. Распопова П. И. Согдийский город и кочевая степь в VII—VIII вв.— КСИА, 1970, вып. 122.
34. Тереножкiн I. О. Курган бiля с. Глеваха.— Археологiя, 1954, т. IX.
35. Смирнов К. Ф. Сарматские погребения Южного Приуралья.— КСИИМК, 1948, вып. 22.
36. Крупнов Е. П. Материалы по археологии Северной Осетии докобанского периода.— МИА, 1951, № 23.
37. Техов Б. В. Центральный Кавказ в XVI—X вв. до н. э. М.: Наука, 1977.
38. Уваров А. С. Булава или пернач.— В кн.: Сборник мелких трудов. Т. П. М., 1910.
39. Уварова П. С. Могильники Северного Кавказа.— МАК, 1900, вып. VIII.
40. Виноградов В. Б. Раннесредневековый могильник у с. Харачой в горной Чечне.— СА, 1970, № 2.
41. Крупнов Е. И. Христианский храм XII в. на городище Верхний Джулат.— MPIA, 1963, № 114.
42. Мерперт Н. Я. Из истории оружия племен Восточной Европы в раннем средневековье.— СА, 1955, т. 23.
43. Михеев В. К. Две раннесредневековые находки на Харьковщине.— СА, 1983, № 3.
44. Медведев А. Ф. Оружие Новгорода Великого.—МИА, 1959. №. 65.
45. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3.— САИ, 1971, вып. Е1-36.
46. Иченская О. В. Об одном из вариантов погребального обряда салтовцев по материалам Нетайловского могильника.— В кн.: Древности Среднего Поднепровья. Киев: Наук, думка, 1981.

Статьи и фото

На главную


Древнее оружие булава — 21 Мая 2012 — Блог

   Что же такое древнее оружие булава? Это каменная или металлическая головка (набалдашник) одетая на деревянную ручку. Смею предположить, и это вполне реально, что первая булава появилась ещё до каменного века. Когда человек взял в руки берцовую кость большого животного. Тяжёлой косточкой с суставом, как с набалдашником, можно хорошо оглушить и даже убить.

   Рукотворные булавы начинают делать в каменном веке. Естественно набалдашник делают из камня (кавказского змеевика — серпентинита), ручка из дерева около 50 см. Очень часто они встречаются в культурном слое и захоронении катакомбной культуры это 3-2 тысячи лет до нашей эры. Одну из таких булав мы можем наблюдать на фото 1, нашли её в районе Цимлы. Всем известно в Ростовской области, что Цимлянский район исторически богатый из-за своего месторасположения. Во-первых это близкое расположение двух рек Дона и Волги. Во-вторых в древности здесь проходили торговые пути.


   Естественно, что главная роль булавы это оглушающие и сбивающее с ног, с коня, оружие. Но начиная с катакомбной культуры эти предметы имеют представители власти: вожди, военноначальники. У булавы много названий: буланая палица (вы её можете видеть в руках Ильи Муромца на картине В. М. Васнецова), кий, хлуд, ослоп (последние два больше относятся к дубине).


   В бронзовом веке и железном набалдашник булавы делают из металла. Сам корпус из бронзы и железа, а внутрь заливают свинец для тяжести, её вес достигает 200-300 грамм. В отличие от каменных у них имеются заострённые шипы.


В 10-11 веке на Руси булаву используют в изначальном боевом варианте. Ими вооружены пехотинцы и конные.

   Продолжателями традиций катакомбной культуры являются Польские рыцари и Украинские казаки. Они используют древнее оружие булаву в качестве знака власти гетманов и кошевых атаманов. На фотографии мы видим поздние булавы 17-18 века. 


   В древности имелся особый боевой подвид булавы — это двигающаяся. На конец деревянной ручки прицеплялась цепь или верёвка из кожи с гирьками или кистенями. Такое оружие, при умелом использовании, не давало врагу приблизиться и вступить в рукопашный бой. Доподлинно неизвестно когда именно впервые такое оружие стало применяться, но есть упоминание о нём в летописи 1147 года.

  На рисунке кистень волкобой.


   Фотографии предметов взяты с известного форума «Домонгол» и Питерского нумизматического аукциона.

  Кистень круглой формы.


   Кистень продолговатой формы.

   Кистень с круглыми шипиками.

     <<< предыдущий материал                                следующий материал >>>

Старое оружие викингов — топор, меч, цеп, шипы — стоковая векторная графика [39679297]

Эта иллюстрация под названием «Старое оружие викингов — топор, меч, цеп, шипы»[39679297] включает теги: меч, оружие, вектор. Автор этого материала — Рембоман (№841027). Доступны размеры от S до XL, включая Vector, а цена начинается от 5 долларов США. Вы можете загрузить образцы данных с водяными знаками (композиции изображений), проверить качество изображений и использовать Lightbox после регистрации бесплатно.Увидеть все

Старое оружие викингов — топор, меч, цеп, шипы

Предварительный просмотр кадрирования Закрыть предварительный просмотр обрезки
  • 4:3
  • 4:5
    (8:10)
  • 3:2(6:4)

* Вы можете перемещать изображение, перетаскивая его.

Причины рекомендовать план подписки на изображения