Содержание

Уличные бои в Сталинграде. Чудо Сталинграда

Уличные бои в Сталинграде

В течение двух месяцев 6-я немецкая армия захватывала все новые кварталы Сталинграда, в ожесточенных боях оттесняя советские войска к Волге. Советское резервы перемалывались в боях, но остановить врага не могли. Потери советских войск при переправе через Волгу составляли до 40 % убитых и раненых.

В Сталинграде боролись друг с другом штурмовые группы. Бои шли за отдельное здание, иногда за этаж. Тактику штурмовых групп первыми применили немцы. А вот войска советских 62-й и 64-й армий действовали в городе так же, как и в полевых боях, пытаясь даже применять в значительном количестве танки, тогда как немцы даже не вводили танки в город, поскольку они там были очень уязвимы. Лишь небольшое число одиночных штурмовых орудий использовалось в составе штурмовых групп.

Лишь к концу октября войска 62-й армии начали перенимать немецкую тактику и создавать штурмовые группы, которые, однако, действовали не столь успешно, как немецкие, из-за более низкой боевой подготовки красноармейцев.

В течение сентября – октября обе стороны стягивали подкрепления. У группы армий «Б» резервов не было. Она получала лишь небольшие маршевые пополнения. Из частей, расположенных вне Сталинграда, изымались саперные части, столь необходимые в уличных боях. Танковые и моторизованные дивизии обеспечивали фланги за пределами Сталинграда.

12 сентября советские войска отошли на городской оборонительный обвод. В составе 62-й армии генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова в тот момент было 11 стрелковых дивизий (33-я, 35-я гвардейские, 87-я, 98-я, 112-я, 131-я, 195-я, 229-я, 244-я, 315-я, 399-я), семь стрелковых бригад (10-я, 35-я, 42-я, 115-я, 124-я, 129-я, 149-я), 23-й танковый корпус (27-я, 35-я, 189-я танковые, 9-я мотострелковая бригады), 29-я истребительная бригада, 115-й УР, 12 артиллерийских и минометных полков. Войска армии удерживали рубеж Рынок, Головка, Купоросное.

64-я армия под командованием генерал-майора М. С. Шумилова обороняла южную часть города на рубеже Купоросное – Ивановка. Она имела в своем составе 36-ю и 38-ю гвардейские, 126-ю,133-ю,157-ю,29-ю,204-ю стрелковые дивизии, 66-ю и 154-ю морские стрелковые бригады, полки курсантов Краснодарского и Винницкого пехотных училищ, 118-й УР, 13-й танковый корпус, 14 артиллерийских и минометных полков.

Глубина советской обороны составляла всего 10–12 км. Западнее города находились занятые немцами командные высоты, с которых просматривался весь город и переправы через Волгу.

Работы по сооружению оборонительных рубежей не были завершены, поэтому долговременных оборонительных сооружений в районе Сталинграда были единицы.

Для обороны восточного берега Волги предназначался 2-й танковый корпус, в составе 135-й, 137-й, 155-й, 99-й, 169-й и 254-й танковых бригад. Кроме того, на восточном берегу Волги находилась фронтовая артиллерия.

К Сталинграду немцы вышли 23 августа и завязали бои в районе Тракторного завода, где находился на пополнении 23-й танковый корпус, имевший 195 танков Т-34. Туда были спешно переброшены 10-я стрелковая дивизия НКВД, батальоны рабочего ополчения, 21-й и 28-й учебные танковые батальоны, имевшие 62 танка Т-34. У прорвавшейся к Тракторному заводу немецкой 16-й танковой дивизии – 56 танков. Таким образом, советские войска обладали четырехкратным превосходством в танках. Утром 24 августа оно еще больше возросло, когда в район Тракторного завода были переброшены 99-я танковая бригада, 738-й истребительно-противотанковый артполк и батальон морской пехоты Волжской флотилии. Две другие дивизии германского 14 моторизованного корпуса пришлось использовать для прикрытия с флангов. Поэтому командир 14-го корпуса генерал пехоты Густав фон Витерсгейм малодушно заявил, что не сможет удержать плацдарм под ударами превосходящих советских войск, и предложил отвести войска от Волги. В результате он был заменен генерал-лейтенантом Хансом Хубе, командовавшим 16-й танковой дивизией.

29 августа 14-я танковая и 29-я мотопехотная дивизии немцев прорвали фронт южнее Сталинграда и начали продвигаться к городу с юга. С 1 по 7 сентября по этой группировке проводились плохо организованные контрудары, которые принесли лишь большие потери советским войскам. В 339-й стрелковой дивизии осталось всего 195 штыков, в 112-й – 300 штыков, а в 87-й – 180 штыков. 27-я и 99-я танковые бригады потеряли все танки, а в 189-й бригаде осталось лишь семь танков.

С 12 сентября немецкие войска перешли в наступление на Сталинград одновременно с севера (силами 389-й и 295-й пехотных дивизий) и с юга (силами 24-й и 14-й танковых, 29-й мотопехотной дивизий и 20-й румынской пехотной дивизий). К 14 сентября южная часть Сталинграда была захвачена. Бои развернулись в центре города. Части 14-й танковой и 29-й мотопехотной дивизий овладели станцией Садовая и вышли к западной окраине пригорода Минино.

14 сентября части 295-й пехотной дивизии прорвались в район вокзала Сталинград-1. К исходу дня немецкие части вышли к окраинам поселков Баррикады и Красный Октябрь. 15 сентября в город начали переправляться части 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора А. И. Родимцева, с ходу вступавшие в бой. Два ее батальона дрались за Мамаев Курган.

15 сентября в район Сталинграда также прибыло 20 тыс. человек маршевого пополнения. Кроме того, с 13 по 26 сентября из резерва Ставки в состав Юго-Восточного и Сталинградского фронтов было переброшено 10 стрелковых дивизий, два танковых корпуса и восемь танковых бригад.

16 сентября части германских 71-й пехотной и 14-й танковой дивизий вышли к Волге в районе Купоросное, на стыке 62й и 64-й армий. На следующий день 62-й армии были переданы 92-я стрелковая и 137-я танковая бригады с указанием использовать танковую бригаду на правом фланге 13-й гвардейской стрелковой дивизии, а стрелковую – на левом фланге. 19 сентября 62-я и 64-я армии нанесли контрудары, закончившиеся безрезультатно.

25 сентября в 6-ю армию из 4-й танковой армии были переданы 24-я танковая и 64-я пехотная дивизии. Теперь все войска, штурмовавшие город, подчинялись только штабу 6-й армии. Паулюс произвел перегруппировку. 389-я пехотная дивизия направилась в район Орловки, 295-я пехотная и 100-я легкопехотная дивизии заняли позиции в центре города. 371-я немецкая пехотная дивизия и 20-я румынская пехотная дивизия поменялись местами.

27 сентября немецкое наступление в Сталинграде возобновилось. 71-я пехотная дивизия наступала на поселок Красный Октябрь, а 100-я легкопехотная – на Мамаев Курган. 62-я армия нанесла контрудар силами 23-го танкового корпуса и 95-й, 284-й стрелковых дивизий, что, однако, не помешало 100-й легкопехотной дивизии взять Мамаев Курган, отбросив 95-ю стрелковую дивизию.

Части 295-й и 71-й пехотных дивизий наступали севернее и южнее устья реки Царица. 42-я и 92-я стрелковые бригады и 272-й полк 10-й дивизии НКВД понесли большие потери и стали беспорядочно отходить. Отдельные группы красноармейцев начали переправляться на левый берег Волги. Немцы захватили участок волжского берега южнее реки Царица протяженностью около 10 км.

Для усиления Сталинградского фронта из резерва Ставки началась срочная переброска 159-го УРа (12 пулеметно-артиллерийских батальонов), 7-го стрелкового корпуса (93-я, 96-я и 97-я стрелковые бригады), 84-й и 90-й бригад. В район 70–80 км юго– западнее Камышина были сосредоточены 87-я и 315-я стрелковые дивизии, призванные восполнить понесенные в уличных боях тяжелые потери.

Чтобы оправдать собственные потери, советские военачальники безмерно преувеличивали потери противника. Не знаю, поверил ли Сталин донесению Военного совета Сталинградского фронта от 24 сентября 1942 года или, памятуя о предшествовавших неудачах, отнесся к нему достаточно осторожно. Еременко и Хрущев сообщали: «Войска противника понесли под Сталинградом колоссальные потери. По самым скромным подсчетам, с 6 августа по 20 сентября убито солдат и офицеров 25–32 тыс., ранено солдат и офицеров 80—112 тыс., сбито и повреждено 1 156 самолетов, уничтожено 250–300 орудий, сожжено и подбито 550–600 танков. Подхода свежих частей и соединений не отмечается, а пополнение идет… путем пополнения действующих частей разными командами, штрафными ротами, аэродромными батальонами и другими огрызками. Это показывает, что резервы противника иссякают» (РГАСПИ, ф. 558, оп. 11, л. 92–93).

28 сентября Сталинградский фронт был переименован в Донской. Командующим стал генерал-лейтенант К. К.  Рокоссовский. Юго-Восточный фронт стал Сталинградским, им по-прежнему командовал генерал– полковник А. И. Еременко. В его состав из Донского фронта была передана 62-я армия, сражавшаяся непосредственно в Сталинграде.

И советские и немецкие войска сражались в тяжелых условиях, когда был ограничен подвоз продовольствия и боеприпасов, а бои продолжались непрерывно. Вот что писал немецкий обер-ефрейтор Герман Вигребе своим родным в письме от 29 сентября 1942 года (отправить его он не успел, так как на следующий день погиб): «О себе хорошего писать нечего – четыре недели нет подвоза мяса и жиров, и единственная мысль, беспокоящая меня, – это о моем желудке. Но сегодня мой приятель (он ездовой) принес мне целый котелок требухи, так что ворчания в желудке я сейчас не чувствую. Не можете себе представить, однако, как меня мучает жажда. Мы находимся южнее Сталинграда, очень недалеко от Волги, но «близок локоть да не укусишь» – воду достать очень трудно. Здесь, южнее Сталинграда, имеются две котловины, раньше в них находились румыны, теперь мы сменили их.

Вообще, им везет, а нас все время бросают на такие места – вот я уже в третий раз в подобной переделке. Мы находимся в обороне уже две недели, Сталинград почти что в наших руках, но мы не наступаем, так как мало снарядов. У русских тоже снарядов нет и жрать нечего, но та небольшая горстка людей, которая осталась здесь от их многочисленных дивизий, бросается порой вперед, как будто их подгоняют сзади каленым железом… приходится пережить. На днях пробегали собаки, я стрелял, но та, которую я подстрелил, оказалась очень тощей…»

Тяжелее всех приходилось гражданскому населению, которое оказалось между двух огней и жестоко страдало от голода. В оккупированной части города сталинградцы вынуждены были идти на работы, предлагаемые оккупантами, чтобы не умереть с голоду. 8 октября 1942 года заместитель начальника Особого отдела Сталинградского фронта майор госбезопасности Е. Н. Горяинов сообщал Абакумову о положении в Сталинграде: «Распоряжение немцев о выселении гражданского населения из города не распространяется на специалистов-инженеров, лиц, знающих немецкий язык, а также квалифицированных рабочих – слесарей, столяров, шоферов, плотников, поваров, портных, печников.

Этим категориям жителей немцы предлагают остаться в городе, очевидно, рассчитывая использовать для необходимых армии работ. Если сопоставить этот факт с имеющимися у нас данными о том, что немцы используют большое число жителей на строительстве оборонительных сооружений на западной окраине города, можно полагать, что немцы рассчитывают сделать Сталинград своим опорным пунктом на зиму».

29—30 сентября части 100-й легкопехотной дивизии овладели поселками Баррикады и Красный Октябрь. Для усиления обороны завода «Красный Октябрь» 62-й армии была передана 39-я гвардейская стрелковая дивизия, к которой вскоре должны были присоединиться 308-я и 37-я гвардейская стрелковые дивизии.

30 сентября на правый берег были переправлены остатки 42-й и 92-й стрелковых бригад, которые сменила 308-я стрелковая дивизия.

4 октября германская 389-я пехотная дивизия прорвалась к Тракторному заводу. 115-я стрелковая дивизия и 2-я мотострелковая бригада оказались в окружении. 8 октября их остатки в количестве 220 человек пробились к своим.

4 октября 62-я армия получила 37-ю стрелковую дивизию и 84-ю танковую бригаду. Для обороны островов на Волге из резерва Ставки были направлены девять пулеметно-артиллерийских батальонов и 45-я стрелковая дивизия.

10 октября части 389-й и 94-й пехотных и 100-й легкопехотной дивизий начали атаки на Тракторный завод и захватили его, выйдя на фронте в 2,5 километра к Волге. 124-я и 149-я стрелковые бригады оказались отрезаны.

Для усиления 62-й армии 11 октября была передана 138-я стрелковая дивизия полковника И. И. Людникова, в задачу которой входило отбить Тракторный завод.

10—12 октября в состав фронта из резерва Ставки прибыли 61-я и 81-я кавалерийские дивизии 4-го кавалерийского корпуса.

20—21 октября 62-й армии были переданы 87-я и 315-я стрелковые дивизии и выведены на укомплектование 112-я, 95-я и 37-я гвардейские стрелковые дивизии, 115-я стрелковая и 2-я мотострелковая бригады.

31 октября завершилась переправа на правый берег 45-й стрелковой дивизии, усиленной ротой танков 235-й танковой бригады. Она была введена в бой на участке между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь».

Частям 45-й и 39-й гвардейских стрелковых дивизий удалось захватить большую часть завода «Красный Октябрь», 64-я армия имела лишь незначительное продвижение на окраине Купоросного.

После этого наступило затишье вплоть до 10 ноября. 11 ноября части немецкой 100-й легкопехотной дивизии захватили южную часть завода «Баррикады» и прорвались на участке 95-й стрелковой дивизии к Волге, расчленив 62-ю армию на три части. В районе Рынок – Спартановка была отрезана группа полковника С. Ф. Горохова, в которую входили остатки 124-й и 149-й стрелковых бригад. На участке 700 метров по фронту и 400 метров в глубину к востоку от завода «Баррикады» находилась 138-я стрелковая дивизия полковника И. И. Людникова, понесшая значительные потери. Южнее остались части 95-й и 45-й стрелковых дивизий, сводный полк 193-й стрелковой дивизии, части 39-й гвардейской, 284-й и 13-й гвардейской дивизий.

Но для ликвидации остатков армии Чуйкова у Паулюса уже не было ни времени, ни сил.

62-я армия к началу боев в городе имела 11 стрелковых дивизий и семь стрелковых бригад, из которых остатки шести дивизий и двух бригад были сразу же эвакуированы на левый берег. В дальнейшем в армию были включены еще девять полностью укомплектованных дивизий. К середине ноября Сталинград в составе 62-й армии обороняли остатки семи дивизий и двух бригад, причем в дивизиях оставалось от 700 до 1000 человек в боевых частях.

Самой сильной была 13-я гвардейская, где осталось около 1 500 человек, в 193-й дивизии было около 1000 человек, а в 138-й – менее 500 человек.

Самым знаменитым местом обороны Сталинграда стал «дом Павлова». Советская историография утверждала, что этот дом оборонял отряд советских солдат под командованием сержанта Якова Федотовича Павлова.

Дом сержанта Павлова – это четырехэтажное здание Облпотребсоюза в центре Сталинграда на площади имени 9-го января (тогдашний адрес: Пензенская улица, 61). Он стал символом стойкости и героизма бойцов Красной Армии в период Сталинградской битвы. В конце сентября 1942 года разведывательная группа из четырех солдат во главе с сержантом Яковом Павловым из 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской дивизии генерала Александра Ильича Родимцева заняла этот дом. Немцев там в тот момент не было, хотя сам Павлов в мемуарах позднее и утверждал обратное. Поскольку группа Павлова первой вошла в это здание, в дальнейшем на картах он стал обозначаться как «дом Павлова». Через день в подкрепление защитникам дома был переброшен пулеметный взвод старшего лейтенанта Ивана Филипповича Афанасьева, который и принял на себя командование, как старший по званию. Число защитников дома увеличилось до 24. Поскольку убитых и раненых в ходе осады заменяли новые красноармейцы, всего дом Павлова обороняли 29 бойцов. Из них трое в ходе обороны погибли – лейтенант– минометчик А. Н. Чернышенко, рядовые И. Я. Хайт и И. Т. Свирин. Кроме того, в доме постоянно находились одна медсестра и две санитарки из местных жителей. Афанасьев также упоминает в мемуарах двух «трусов, замышлявших дезертировать», которых, по всей видимости, расстреляли. Все время в доме оставалась также молодая мать со своей новорожденной дочкой, укрывавшаяся там от бомбежки. Защитники дома Павлова отбили немецкие атаки и удержали здание, из которого хорошо просматривались подступы к Волге. Павлов вспоминал: «Не было суток, чтобы гитлеровцы оставили наш дом в покое. Наш гарнизон, не дававший им и шагу шагнуть дальше, был у них хуже бельма на глазу. День ото дня они усиливали обстрелы, решив, видимо, испепелить дом. Однажды немецкая артиллерия вела огонь целые сутки без перерыва». Перед домом находилось цементированное бензохранилище, к которому прорыли подземный ход. Еще одна удобная позиция была оборудована за домом, метрах в 30– ти, где находился люк водопроводного тоннеля, куда тоже был прорыт подземный ход. Когда начинался обстрел, бойцы сразу же уходили в убежище. Этим обстоятельством и объясняются сравнительно небольшие потери, которые понесли защитники дома. Немцы же предпочитали обстреливать дом Павлова, а не атаковать его, понимая, что это здание трудно будет взять штурмом. 26 ноября, уже после окружения 6-й немецкой армии в Сталинграде, Павлов во время атаки занятого немцами дома был тяжело ранен в ногу, и его эвакуировали в госпиталь. Позднее он воевал наводчиком и командиром отделения разведчиков в артиллерийских частях. 17 июня 1945 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. А вскоре старшине Павлову присвоили звание младшего лейтенанта, в котором он и уволился в запас в 1946 году. После войны Павлов побывал в Сталинграде и расписался на стене восстановленного дома. На ней также сохранилась надпись, сделанная одним из красноармейцев во время боев: «Этот дом отстоял гвардии сержант Яков Федотович Павлов». Фигура Павлова, канонизированная советской пропагандой в дни войны (в «Правде» тогда появился очерк о «Доме Павлова»), заслонила фигуру того, кто действительно командовал гарнизоном легендарного дома, – лейтенанта Афанасьева.

Иван Филиппович пережил войну, но звание Героя Советского Союза так и не получил. В 1951 году Павлов издал мемуары «В Сталинграде», где об Афанасьеве нет ни слова. Гвардии капитан Афанасьев был тяжело контужен в последние дни обороны дома Павлова, а после войны почти совсем ослеп и в 1951 году вынужден был уволиться из армии. В 1970 году он тоже выпустил мемуары «Дом солдатской славы». В 1958 году Афанасьев поселился в Сталинграде, а в начале 1970-х годов, благодаря удачной операции ему вернули зрение. Афанасьев скончался в Сталинграде в 1975 году в возрасте 59 лет – сказались ранения и контузии. Павлов трижды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР от Новгородской области, окончил Высшую партийную школу. В 1980 году ему было присвоено звание почетного гражданина Волгограда. Яков Федотович Павлов умер в Новгороде 28 сентября 1981 года, трех недель не дожив до своего 64-летия. Тоже сказались старые раны. Ныне в Великом Новгороде в школе-интернате имени Я. Ф. Павлова для детей-сирот действует музей Павлова. История дома Павлова отразилась в романе Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», где руководителем гарнизона показан лейтенант Березкин, чьим прототипом был Иван Афанасьев. В 1965 году рядом с домом Павлова была открыта мемориальная стена. Современный адрес знаменитого дома: ул. Советская, д. 39. А через два дома от него открыта мемориальная доска на доме, в котором жил и умер Иван Афанасьев. То, что на роль героя выбрали сержанта Павлова, а не лейтенанта Афанасьева, объяснялось не только тем случайным обстоятельством, что на картах знаменитый дом обозначался как дом Павлова – по имени командира подразделения, первого вошедшего в него. Еще более важную роль сыграло то, что пропаганде требовался герой из числа солдат, защищавших Сталинград, поэтому кандидатура сержанта Павлова была предпочтительнее кандидатуры лейтенанта Афанасьева.

Замечу также, что, вероятно, не так уж донимал немцев дом Павлова. Иначе бы они просто снесли бы его с лица земли с помощью артиллерии, как они сделали это с несколькими соседними зданиями. В конце концов, волжскую переправу немцы имели возможность просматривать со множества точек в городе, а не только из дома Павлова.

В своих мемуарах генерал Родимцев прямо называет лейтенанта Афанасьева бывшим начальником гарнизона «дома Павлова», превратившим «благодаря своей энергии и мужеству этот дом в несокрушимую крепость», и описывает его нелегкую судьбу: «Целых 12 лет для него кругом была мгла. Заведующий кафедрой глазных болезней Волгоградского медицинского института профессор Александр Михайлович Водовозов заинтересовался судьбой героя Сталинграда и решил сделать ему операцию глаз. Операция проходила без наркоза, сам больной был ассистентом профессора.

Превозмогая боль, от которой, казалось, вот-вот померкнет разум, Афанасьев по ходу операции отвечал на вопросы профессора, когда внутрь глаз вторгались иглы шприца, острие скальпеля и другие хирургические инструменты.

Такое мог вынести только закаленный в суровых испытаниях воин.

В памяти Ивана Филипповича Сталинград остался городом руин. Когда ученый вернул ему зрение, Афанасьев увидел другой город, возрожденный к жизни из праха и пепла, во что был превращен гитлеровцами…» Может быть, стоит присвоить Ивану Филипповичу Афанасьеву посмертно звание Героя России?

К концу уличных боев в Сталинграде в середине ноября советские войска занимали только узкую полоску земли вдоль Волги, а также южный, Кировский район города, который немцы не подвергали разрушениям, рассчитывая заставить советские войска уйти оттуда и обеспечить себе зимние квартиры. Несмотря на то, что потери 6-й немецкой армии с началом уличных боев уменьшились, значение стойкой обороны 62-й и 64-й армий заключалось в том, что они надолго приковали к Сталинграду главные силы армии Паулюса и тем самым сделали возможным проведение операции по окружению и уничтожению 6-й армии.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Дом Павлова и другие. Уличные бои в Сталинграде

олег белов

Наследие 13 сентября 2020

Самый тяжелый и кровопролитный этап Сталинградской битвы – оборонительные бои на улицах города. Сражения за легендарный Дом Павлова, заводы «Красный Октябрь», «Баррикады» и другие объекты растянулись на долгие недели. И советские войска, и вермахт понесли в штурмах и уличных боях оборонительного периода большие потери — до 700 тысяч человек у каждой из сторон. Уличные бои начались 13 сентября 1942 года и продолжались вплоть до 19 ноября, когда Красная армия перешла в контрнаступление в рамках операции «Уран».

Советские солдаты штурмуют дом в Сталинграде. Фото: Wikimedia Commons / Архив РИА Новости, изображение #44732 / Zelma / CC-BY-SA 3.0

Сталинградская битва началась 17 июля 1942 года за десятки километров от города. В первую неделю наступления фашисты уже вышли к Дону и уверенно продвигались к Сталинграду. Для советских войск сложилась критическая обстановка. 28 июля 1942 года нарком обороны СССР Иосиф Сталин издает приказ № 227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций», получивший в войсках название «Ни шагу назад!». Согласно приказу самовольное отступление приравнивалось к дезертирству, за которое следовало самое суровое наказание, вплоть до расстрела.

Наступление фашистов замедлилось, и все же к середине сентября они вошли в город. Однако Сталинград не сдался. С 12 сентября оборона Сталинграда была возложена на 62-ю армию, которую передали под командование генерал-лейтенанта Василия Чуйкова. Именно Чуйкову удалось превратить каждый городской объект в крепость, сражающуюся против фашистов.

К 13 сентября фашисты сосредоточили в непосредственной близости от города шесть пехотных, три танковые и две моторизованные дивизии. До 18 сентября шли жестокие уличные бои в центральной и южной частях города. Многие здания переходили из рук в руки по несколько раз. Особенно ожесточенные бои шли за железнодорожный вокзал. Только в течение дня 17 сентября он четыре раза переходил из рук в руки. Немцы потеряли здесь 8 сожженных танков и около сотни солдат убитыми.

Одним из опорных пунктов, о важности которого говорил командарм 62-й армии генерал Василий Чуйков, стал легендарный «Дом Павлова». 4-этажный жилой дом, расположенный на площади имени 9 января, впоследствии переименованную в площадь  Ленина, группа бойцов сержанта Павлова в течение 58 дней героически держала оборону. Кирпичное здание имело важное преимущество – давало возможность контролировать окружающую местность.

Немецкие части увязли в уличных боях в Сталинграде: продвижение осуществить не удавалось, боями была скована крупная группировка противника, что облегчило положение дел на других участках сражения. Оборона здесь была настолько прочной, что противнику так и не удалось выйти к Волге.

Самый яростный штурм последовал 14 октября. Немцам удалось расколоть 62-ю армию надвое, овладеть Сталинградским тракторным заводом и прорваться к Волге. Силами свежей 138-й дивизии прорыв удалось остановить, а 19 октября из района севернее города начал контрнаступление вновь образованный Донской фронт под командованием генерал-лейтенанта Константина Рокоссовского. 11 ноября армия Паулюса предприняла последнюю отчаянную попытку сбросить советские войска в Волгу. Немцам удалось захватить полукилометровый участок берега в районе завода «Баррикады». Это стало последним успехом гитлеровцев под Сталинградом.


Дом Павлова после окончания Сталинградской битвы / Фото: Public Domain

Оборонительные бои, в том числе уличные продолжались в Сталинграде до 18 ноября. На следующий день советские войска перешли от обороны в наступление. И уже 23 ноября в районе города Калач замкнулось кольцо окружения вокруг 6-й армии Паулюса.

Дата 18 ноября 1942 года в историографии считается днем завершения первого периода Великой Отечественной войны, начавшегося 22 июня 1941 года. В военно-стратегическом плане Великую Отечественную войну 1941-1945 годов разделяют на три периода, в каждом из которых было проведено две-три кампании, а в ходе кампаний несколько операций. По масштабам боевых действий операции подразделялись на стратегические, фронтовые и армейские, а по характеру боевых действий – на наступательные и оборонительные.

Первый этап — оборонительный включал три кампании: летне-осеннюю 1941-го, зимнюю 1941-1942 годов и летне-осеннюю 1942 года. За первый период было проведено более тридцати крупных стратегических и фронтовых операций, в основном оборонительных. В первый период Великой Отечественной вошли: стратегическая оборона Советских Вооруженных Сил после внезапного нападения фашистской Германии, разгром войск противника под Москвой, провал попытки фашистской коалиции сокрушить СССР в молниеносной войне, успешная оборона Сталинграда.

Второй период Великой Отечественной войны продолжался с 19 ноября 1942-го до конца 1943 года. Он характеризуется коренным переломом в боевых действиях. Советские войска перешли в контрнаступление под Сталинградом и отбросили противника от Волги. Летом 1943 года Красная Армия победой в Курской битве завершила коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Разгромив врага под Курском, советские войска продолжали наступление до конца 1943 года.

Третий период Великой Отечественной — освободительный – продолжался с начала 1944-го до 9 мая 1945 года. С января 1944-го начинается изгнание врага с территории СССР. Абсолютный перевес сил на стороне Советского Союза в технике, вооружении и количестве войск обеспечил успешное проведение нескольких крупных военных операций. Завершился третий и последний период Великой Отечественной капитуляцией фашистской Германии и окончанием боевых действий. 

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».


Материалы рубрики

Они сражались за Сталинград. Пять историй о героях легендарной битвы | Люди | Общество

2 февраля 1943 года завершилась Сталинградская битва. Это кровавое переломное сражение в истории страны выявило немало героев. Вот лишь некоторые из них.

Подвиг артистки

19-летняя актриса, москвичка и просто красавица Гуля (Марионелла) Королёва на фронт ушла добровольцем. В 1941 году она попала в медико-санитарный батальон стрелкового полка, который практически сразу получил распределение в самое пекло Сталинградского котла.

Гуля Королёва. Фото: wikipedia.org

Гуля Королева родилась в семье театрального режиссера и актрисы. Девочка с самого раннего детства настолько была бойким ребенком, что соседи вместо Марионеллы прозвали ее Сатанеллой. Туфли, платья, бантики, съемки в кино. Пожалуй, за исключением последнего, жизнь Гули Королёвой ни чем не отличалась от жизни обыкновенной девчонки.

К началу войны Гуля уже успела выйти замуж и даже родить сына Сашу, которого ласково называла Ёжиком. Смог бы кто-либо осудить её, откажись она от похода на фронт? Вряд ли.

Она самостоятельно записалась в медсанбат и отправилась на фронт. Но пробыть на войне ей удалось недолго. Через полгода Гули Королёвой не стало…

В ноябре 1942 года во время сражения за высоту 56,8 в районе хутора Паньшино Городищенского района Гуля буквально на себе вынесла с поля боя 50 тяжелораненых солдат. А затем, когда моральные силы бойцов иссякли, сама пошла в атаку. Отважная медсестра первой ворвалась во вражеский окоп, несколькими бросками гранат убила 15 немецких солдат и офицеров. Этот неравный бой уже смертельно раненная Гуля Королёва вела до тех пор, пока не подоспело подкрепление. До конца.

Когда-то о подвиге Гули Королевой слагали песни, а ее самоотверженность была примером для миллионов советских девчонок и мальчишек. Её имя высечено золотом на знамени воинской славы на Мамаевом кургане, в честь неё назван посёлок в Советском районе Волгограда и улица. Правда, если спросить современных школьников, они вряд ли смогут ответить, кто это и чем прославилась Гуля Королёва.

Дом сержанта Павлова

Этот неприметный дом напротив музея-панорамы «Сталинградская битва» узнает не каждый турист. Чаще всего за легендарный дом Павлова принимают разрушенную мельницу, что стоит неподалеку от музея. Мельницу Гергардта, практически полностью уничтоженную фашистскими бомбардировками, после окончания Великой отечественной войны реставрировать не стали, а вот дом, ставший к тому времени настоящим символом восстановили в первую очередь. 

Свое имя — дом Павлова — эта обычная 4-этажка получила благодаря сержанту Якову Павлову, который командовал обороной этого здания в сентябре 1942 года. 

Дом Павлова в Волгограде. Фото: АиФ/ из архива «АиФ» — НП»

В то время в Сталинграде шли наиболее ожесточенные бои, когда 24-летний сержант Яков Павлов с тремя бойцами — Черноголовом, Глущенко и Александровым — получили задание — разведать обстановку в одном из домов в центре города. В назначенное время Павлов вместе с товарищами перебежали дорогу между мельницей Гергардта и домом, и залегли в укрытие. После того, как отгремела немецкая артиллерия, солдаты вошли в дом. Им был дан приказ — удерживать здание до тех пор, пока не придет подкрепление.

Так продолжалось два месяца. Имея скудный запас боеприпасов и пропитания, бойцам удалось не только выбить немцев с занятых позиций, но и полностью захватить здание. Чтобы выжить и противостоять непрерывным атакам им приходилось совершать опасные вылазки и громить гарнизоны противника. 

Как потом писал в своих воспоминаниях Василий Чуйков: «Эта небольшая группа, обороняя один дом, уничтожила вражеских солдат больше, чем гитлеровцы потеряли при взятии Парижа». 

Но в доме оставались люди, мирные граждане. Гарнизону Павлова удалось проделать незаметные подземные ходы до канализационных люков и вывести измученных горожан из-под обстрела.

Получивший нарицательное имя дом, на самом деле имел больше защитников. На сегодняшний день известны имена 24 из них. Они выгравированы на мемориальной плите, которая установлена на здании.

Яков Павлов. Фото: Музей-заповедник «Сталинградская битва»

Сам же Яков Павлов после Сталинградской битвы продолжил службу на фронте. Был наводчиком орудия и командиром отделения разведки Украинского и Белорусского фронтов. А в июне 1945 года за героическую оборону дома в Сталинграде Павлову было присвоено звание Героя Советского Союза. К слову, он стал единственным защитником Дома, который получил столь высокую награду.

Остров для полковника

Иван Людников. Фото: Музей-заповедник «Сталинградская битва»

Великую отечественную войну Иван Ильич Людников встретил будучи уже зрелым человеком — командир Красной армии, участник Гражданской войны.

Профессиональный военный, полковник, Иван Людников к 22 июня 1941 года командовал 200-й стрелковой дивизией, которая участвовала в боях за оборону Киева и Чернигова. В Сталинград Людников попал в мае 1942, где он возглавил 138-ую стрелковую дивизию. Сто дней и ночей бойцы его подразделения отстаивали сталинградский завод «Баррикады». Эта территория 700 на 400 метров городского поселка Нижние Баррикады, позже получившая название «Остров Людникова», была с трех сторон окружена немцами, а с четвертой стороны — протекала Волга. 

Как писал в своих мемуарах сам Людников, свое название «остров» эта территория получила благодаря одному из летчиков, который по ночам сбрасывал советским войскам боеприпасы. Подлетая к назначенному пункту, он передавал по рации: «Эй, там, «на острове», зажечь огни!». Когда немцы видели, что красноармейцы зажигали костры, они тоже разводили огонь. Тогда летчик командовал по рации вновь: «Эй, «на острове», потушить огни!». Так продолжалось несколько месяцев. Зажатые в плотное кольцо гвардейцы сдерживали натиск немецких войск плоть до начала контрнаступления. Только в конце января 1943 года части подразделения повернули на север и направились на уничтожение других групп фашистских войск в районе заводских посёлков.

После сталинградского сражения Иван Людников был направлен на Центральный фронт, где принимал участие в Курской битве, форсировании Днепра, а после воевал в Маньчжурии, был комендантом в Порт-Артуре и командующим группировкой советских войск в Китае.

Сегодня на этом месте установлен мемориал героически сражавшимся воинам. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Иван Ильич никогда не терял головы и в случае неудачного развития боя, оставаясь и в этот момент уравновешенным, подчеркнуто спокойным, отдавал распоряжения хладнокровно и вразумительно, не повышая голоса. Вместе с тем он, как никто, умел потребовать с подчиненных и помочь им. Чувствовалось, что горнило Сталинградской эпопеи, пламя Курской битвы и опыт многих других сражений, через которые он прошел, накрепко закалил его командирский характер», — написал о Людникове в своих мемуарах его современник, герой Советского Союза, генерал армии Пётр Лащенко.

Матрос, отлитый в бронзе

В Краснооктябрьском районе Волгограда, прямо напротив завода «Красный октябрь» стоит монумент. В бронзе отлит мужчина, объятый пламенем, в глазах его ярость, а руки вытянуты вперед и не дают пройти вперед невидимому врагу. Так навсегда он и застыл, словно тигр, в могучем прыжке. Это памятник героическому моряку, защищавшему Сталинград — Михаилу Паникахе.

Памятник Михаилу Паникахе. Фото: АиФ-Волгоград/ Александр Блинков

Михаил Паникаха был призван в ряды Красной армии с Украины. Служил матросом на Тихоокеанском флоте. Во время Великой отечественной войны по собственной просьбе был направлен в Сталинград. Его зачислили в 883-й стрелковый полк 193-й стрелковой дивизии 62-ой армии бронебойщиком. 2 ноября 1942 года в районе завода «Красный октябрь» Михаил Паникаха оказался в окопе, окруженном немецкими танками. С гранатами и бутылками с зажигательной смесью Паникаха попытался ползком приблизиться к танкам, но немецкая пуля попала в одну из бутылок, и красноармеец моментально вспыхнул, как факел. Охваченный пламенем, Паникаха бросился на немецкий танк.

Михаил Паникаха. Фото: Музей-заповедник «Сталинградская битва»

«Все увидели, как горящий человек выскочил из окопа, подбежал вплотную к фашистскому танку и ударил бутылкой по решётке моторного люка. Мгновение — и огромная вспышка огня и дым поглотили героя вместе с подожжённой им фашистской машиной», — писал в своих мемуарах «От Сталинграда до Берлина» Маршал Советского Союза Василий Чуйков.

Михаилу Паникахе было 24 года… Его похоронили прямо там, на месте подвига, в глубокой воронке близ завода «Красный октябрь».

Снайпер-легенда

Василий Зайцев родился в небольшом поселке Оренбургской губернии (ныне Челябинская область). С раннего детства он был приучен к охоте и уже в 12 лет получил в подарок свое первое ружье. Войну Василий Зайцев застал на Тихоокеанском флоте, где проходил военную службу.

Василий Зайцев. Фото: wikipedia.org

К середине 1942 года Зайцев подал пять рапортов с просьбой направить его на фронт. Наконец, командование удовлетворило его прошение. Так 27-летний Василий Зайцев попал в Сталинград, где смог на практике применить свои навыки и умения, полученные в юности во время охоты. Особенно прославил Зайцева снайперский поединок с немецким «суперснайпером», руководителем берлинской школы снайперов Кёнингом. Его прислали в Сталинград специально, чтобы уничтожить Зайцева, но ему удалось «переиграть» немца. Всего же за период Сталинградской битвы Василию Зайцеву удалось уничтожить 242 немецких противника.

Василий Зайцев и новички-снайперы. Фото: wikipedia.org

Подвиг Василия Зайцева увековечен на полотне панорамы «Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом» в музее-панораме «Сталинградская битва», а история противостояния легендарного стрелка с немецким снайпером легла в основу художественного фильма «Враг у ворот», где роль Зайцева исполнил голливудский актер Джуд Лоу. И, конечно, совсем легендарными стали слова снайпера-героя: «Для нас за Волгой земли нет. Мы стояли и будем стоять насмерть».

Этот список героев Сталинградской битвы можно продолжать бесконечно. Их не десятки — тысячи. Каждый, кто сражался с врагом, привнёс свой вклад в дело победы над фашистскими захватчиками.

Главная битва человечества. Оборона Сталинграда в фотографиях

Овладение Сталинградом виделось очень важным для Гитлера по нескольким причинам. Это был крупный индустриальный город на берегу Волги, по которой и вдоль которой пролегали стратегически важные транспортные маршруты, соединявшие Центр России с Южными регионами СССР, в том числе, Кавказом и Закавказьем. © Commons.wikimedia.org Захват Сталинграда позволил бы гитлеровцам перерезать жизненно необходимые для СССР водные и сухопутные коммуникации, надёжно прикрыть левый фланг наступающих на Кавказ немецких войск и создать серьёзные проблемы со снабжением противостоявшим им частям Красной Армии. © РИА Новости К началу Сталинградской битвы противник имел превосходство над советскими войсками в танках и артиллерии — в 1,3, в самолётах — более чем в два раза. © Commons.wikimedia.org В Сталинграде и Красная армия, и вермахт по неизвестной причине изменили методы ведения боевых действий. Красная армия с самого начала войны использовала тактику гибкой обороны с отходами в критических ситуациях. Командование вермахта, в свою очередь, избегала крупных, кровопролитных сражений, предпочитая обходить крупные укрепленные районы. В Сталинградской битве обе стороны забывают о своих принципах и пускаются в кровавую рубку. Начало было положено 23 августа 1942 года, когда немецкая авиация произвела массированную бомбардировку города. Погибло 40 000 человек. © РИА Новости Под самим городом располагалась крупная система подземных коммуникаций. Подземные галереи активно использовали как советские войска, так и немцы. Причем в тоннелях происходили даже бои местного значения. Немецкие войска с начала своего проникновения в город стали строить систему собственных подземных сооружений. Работы продолжались практически до окончания битвы, и только в конце января 1943 года, когда немецкое командование поняло, что сражение проиграно, подземные галереи были взорваны. Так и осталось загадкой, что строили немцы. © РИА Новости Военные действия сопровождалось большим количеством знаков и знамений. Так, в 51-й армии воевал отряд автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Александра Невского. Тогдашние пропагандисты Сталинградского фронта запустили слух, что советский офицер является прямым потомком князя, разбившего немцев на Чудском озере. Александр Невский даже был представлен к ордену Красного Знамени. А на немецкой стороне в сражении принимал правнук Бисмарка, который, как известно, предупреждал, никогда не воевать с Россией. Потомок германского канцлера, кстати, попал в плен. © РИА Новости Во время сражения советская сторона применила революционные нововведения психологического давления на противника. Так, из громкоговорителей, установленных у передовой, неслись любимые шлягеры немецкой музыки, которые прерывались сообщениями о победах Красной армии на участках Сталинградского фронта. Но самых эффективным средством стал монотонный стук метронома, который прерывался через 7 ударов комментарием на немецком языке: «Каждые 7 секунд на фронте погибает один немецкий солдат». По завершению же серии из 10-20 «отчетов таймера» из громкоговорителей неслось танго. © РИА Новости Многие немецкие солдаты и офицеры, имевшие за плечами немало сражений, вспоминали, что в Сталинграде у них временами складывалось впечатление, что они попали в атмосферу абсурда. Так, немецкое командование часто отдавало абсолютно бессмысленные приказы: например, в уличных боях за какой-нибудь второстепенный участок, немецкие генералы могли положить пару тысяч собственных бойцов. Одним же из самых абсурдных моментов стал эпизод, когда немецкие авиаторы-«снабженцы», сбросили с воздуха закрытым в «кровавом котле» бойцам вместо еды и обмундирования женские норковые шубы. © РИА Новости Сталинградская битва по продолжительности и ожесточенности боев, по количеству участвовавших людей и боевой техники превзошла на тот момент все сражения мировой истории. По приблизительным подсчетам, суммарные потери обеих сторон в этом сражении превышают два миллиона человек. © РИА Новости В начале февраля, уже после окончания битвы, в советском правительстве был поднят вопрос о нецелесообразности восстановления города, которое бы обошлось дороже постройки нового города. Однако Сталин настоял на восстановлении Сталинграда в буквальном смысле слова из пепла. Так, на Мамаев курган было сброшено столько снарядов, что после освобождения целых 2 года на нем не росла трава. © РИА Новости Некоторые западные историки, пытаясь умалить значение Сталинградской битвы, ставят её в один ряд с Тунисским сражением (1943), под Эль-Аламейном (1942) и т. д. Но их опроверг сам Гитлер, заявивший 1 февраля 1943 года в своей ставке: «Возможности окончания войны на Востоке путём наступления больше не существует…» © РИА Новости

Главная битва человечества.

Оборона Сталинграда в фотографиях Овладение Сталинградом виделось очень важным для Гитлера по нескольким причинам. Это был крупный индустриальный город на берегу Волги, по которой и вдоль которой пролегали стратегически важные транспортные маршруты, соединявшие Центр России с Южными регионами СССР, в том числе, Кавказом и Закавказьем. © Commons.wikimedia.org Захват Сталинграда позволил бы гитлеровцам перерезать жизненно необходимые для СССР водные и сухопутные коммуникации, надёжно прикрыть левый фланг наступающих на Кавказ немецких войск и создать серьёзные проблемы со снабжением противостоявшим им частям Красной Армии. © РИА Новости К началу Сталинградской битвы противник имел превосходство над советскими войсками в танках и артиллерии — в 1,3, в самолётах — более чем в два раза. © Commons.wikimedia.org В Сталинграде и Красная армия, и вермахт по неизвестной причине изменили методы ведения боевых действий. Красная армия с самого начала войны использовала тактику гибкой обороны с отходами в критических ситуациях. Командование вермахта, в свою очередь, избегала крупных, кровопролитных сражений, предпочитая обходить крупные укрепленные районы. В Сталинградской битве обе стороны забывают о своих принципах и пускаются в кровавую рубку. Начало было положено 23 августа 1942 года, когда немецкая авиация произвела массированную бомбардировку города. Погибло 40 000 человек. © РИА Новости Под самим городом располагалась крупная система подземных коммуникаций. Подземные галереи активно использовали как советские войска, так и немцы. Причем в тоннелях происходили даже бои местного значения. Немецкие войска с начала своего проникновения в город стали строить систему собственных подземных сооружений. Работы продолжались практически до окончания битвы, и только в конце января 1943 года, когда немецкое командование поняло, что сражение проиграно, подземные галереи были взорваны. Так и осталось загадкой, что строили немцы. © РИА Новости Военные действия сопровождалось большим количеством знаков и знамений. Так, в 51-й армии воевал отряд автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Александра Невского. Тогдашние пропагандисты Сталинградского фронта запустили слух, что советский офицер является прямым потомком князя, разбившего немцев на Чудском озере. Александр Невский даже был представлен к ордену Красного Знамени. А на немецкой стороне в сражении принимал правнук Бисмарка, который, как известно, предупреждал, никогда не воевать с Россией. Потомок германского канцлера, кстати, попал в плен. © РИА Новости Во время сражения советская сторона применила революционные нововведения психологического давления на противника. Так, из громкоговорителей, установленных у передовой, неслись любимые шлягеры немецкой музыки, которые прерывались сообщениями о победах Красной армии на участках Сталинградского фронта. Но самых эффективным средством стал монотонный стук метронома, который прерывался через 7 ударов комментарием на немецком языке: «Каждые 7 секунд на фронте погибает один немецкий солдат». По завершению же серии из 10-20 «отчетов таймера» из громкоговорителей неслось танго. © РИА Новости Многие немецкие солдаты и офицеры, имевшие за плечами немало сражений, вспоминали, что в Сталинграде у них временами складывалось впечатление, что они попали в атмосферу абсурда. Так, немецкое командование часто отдавало абсолютно бессмысленные приказы: например, в уличных боях за какой-нибудь второстепенный участок, немецкие генералы могли положить пару тысяч собственных бойцов. Одним же из самых абсурдных моментов стал эпизод, когда немецкие авиаторы-«снабженцы», сбросили с воздуха закрытым в «кровавом котле» бойцам вместо еды и обмундирования женские норковые шубы. © РИА Новости Сталинградская битва по продолжительности и ожесточенности боев, по количеству участвовавших людей и боевой техники превзошла на тот момент все сражения мировой истории. По приблизительным подсчетам, суммарные потери обеих сторон в этом сражении превышают два миллиона человек. © РИА Новости В начале февраля, уже после окончания битвы, в советском правительстве был поднят вопрос о нецелесообразности восстановления города, которое бы обошлось дороже постройки нового города. Однако Сталин настоял на восстановлении Сталинграда в буквальном смысле слова из пепла. Так, на Мамаев курган было сброшено столько снарядов, что после освобождения целых 2 года на нем не росла трава. © РИА Новости Некоторые западные историки, пытаясь умалить значение Сталинградской битвы, ставят её в один ряд с Тунисским сражением (1943), под Эль-Аламейном (1942) и т. д. Но их опроверг сам Гитлер, заявивший 1 февраля 1943 года в своей ставке: «Возможности окончания войны на Востоке путём наступления больше не существует…» © РИА Новости

В России отмечают 79-ю годовщину победы советских войск в Сталинградской битве

200 невыносимо страшных дней и ночей, величайший подвиг героев. 2 февраля – день разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве. В 43-м году Победа на Волге переломила ход войны и навсегда развенчала миф о непобедимости вермахта. В городе-герое на Мамаевом кургане памятные торжества, даже несмотря на пандемию. И, конечно, по-особенному чествуют ветеранов и вспоминают тех, кто ценой своей жизни подарил нам мир.

– 2 февраля 1943 года историческое сражение под Сталинградом закончилось полной победой наших войск!

Словно надеясь увидеть старый уличный громкоговоритель, заслышав голос Левитана, взрослые и дети задирают головы на Мамаевом кургане. В этом году из-за пандемии в Волгограде отменили почти все массовые мероприятия. Но здесь и представить себе не могут: как это, не вспомнить тех, кто защитил этот город?

Ирина Лазарева: «Сердце сжимается, что ли. Ну, тяжело, конечно. Потому что мы понимаем, какой тут кошмар был».

Командир отделения роты Почетного караула Юрий Коцубин своего прадеда в живых не застал. Но знает, что старшина Яков Коцубин защищал Сталинград. Возможно, сражался прямо здесь, на Мамаевом кургане, а потом дошел отсюда до самого Берлина. Его правнук очень им гордится,  и, может быть, поэтому у него подкатывает к горлу ком, когда к Вечному огню приходят ветераны и их близкие.

Юрий Коцубин, командир отделения Роты почетного караула: «Смотрят на нас и просто плачут. На самом деле, на душе, не знаю, такое состояние, как будто они плачут и благодарят нас, что отдаем дань и почести тем, кто здесь сражался, тем, кто здесь остался».

Пандемия скорректировала церемонию, но волгоградские полицейские все-таки отметили 80-летие со дня образования 10-й дивизии НКВД. Участвовавших в Сталинградской битве дивизий были сотни, но эта первой встретила врага. Против 6-й полевой армии Паулюса, которая подмяла под себя всю Францию, вышли сотрудники уголовного розыска, чекисты, кинологи и пожарные. С пистолетами и винтовками против прорвавшихся к городу танков.

Виталий Тройнин: «23 августа приняла первый бой, и до середины сентября практически она одна сражалась на территории Сталинграда. Дивизия состояла из 7,5 тысяч человек, а осталось в живых около 200 человек».

В музее-заповеднике «Сталинградская битва» есть едва заметный по сравнению с остальными экспонат.

Светлана Аргасцева, заместитель директора музея-заповедника «Сталинградская битва»: «Это часы командира 10-й дивизии Сараева Александра Андреевича. Но, вообще, это когда-то были часы немецкого диверсанта».

Собственные часы Сараева разбились от попадания осколка. Именно в тот день немецкие танки прорвались на окраину города, а фашистские летчики сделали две тысячи самолето-вылетов, стараясь сравнять Сталинград с землей. И пробираясь через горящий, превратившийся в ад город, командир дивизии опоздал с докладом к Александру Воронину, которому была поручена оборона города.

Светлана Аргасцева, заместитель директора музея-заповедника «Сталинградская битва»: «И что? Вы хотите сказать, что немецко-фашистские войска вам помешали вовремя явиться ко мне? Воронин открывает стол, достает вот эти часы, часы немецкого диверсанта. Бросает ему и говорит: вот, впредь не опаздывать».

В тот же день дивизия Сараева вступила в бой, а уже после войны он признается, что больше никогда и никуда не опаздывал. Самообладание и собранная в кулак воля этих людей, по словам историков, спасла город. Фашистам не удалось прорваться к Волге и перерезать водную транспортную артерию. А через несколько месяцев чудовищных по своей кровопролитности боев наши разведчики будут докладывать: немцы, пытаясь отступать по железной дороге, бросают своих союзников.

– Немцы, бросая личные вещи и даже вооружения, в суматохе садились в вагоны. За ними в панике бежали румыны. Румыны, пытавшиеся сесть в вагоны, избивались немцами и выбрасывались из них. Ни одному румыну не удалось выехать с этим составом.

Тех, кто повернул здесь вспять мировую историю, всегда в этот день чествуют по-особенному. Подарок и поздравления из Волгограда передали и участнице Сталинградской битвы, которая живет в Абхазии. Накануне Валентине Шульгиной исполнилось 100 лет: «Спасибо, что сталинградцы обо мне не забыли. Сталинградцам всем от меня привет!».

Уличный бой в Сталинграде. Часть 1 | Философия войны

Из воспоминаний лейтенанта Эдельберта Холля

24 сентября 1942, 6:00 утра

» Еще две минуты, и начинаем. Я взглянул на небо. На нем не было ни облачка, не считая дыма от пожаров вокруг нас. Горизонт на востоке посветлел. С каждой минутой очертания зданий перед нами – точнее, их развалин – становились все четче. Цель нашей атаки также четче выделялась на фоне других. Временами справа и слева доносился автоматный и ружейный огонь. Раздалось несколько выстрелов из вражеских пушек с восточного берега Волги, их снаряды разорвались в стороне от нас. День обещал быть жарким. Мои часы показывали, что наши люди уже вышли. Противник еще ничего не заметил, в нашем секторе не было ни выстрела. Хоть бы мы смогли подобраться к зданию незамеченными! Все мое внимание было отдано фронту атаки. Вдруг тишину в нашем секторе разорвал огонь русского пулемета. Был слышен ружейный огонь, за которым вскоре раздалась стрельба наших пулеметов. Теперь здесь развивался оживленный бой. Тем временем 8-я рота открыла огонь из тяжелых пулеметов. Тут и там жужжали рикошетные пули. Как-то неожиданно рассвело. Через бинокль я мог со всей четкостью различить назначенную цель атаки. Это было шестиэтажное здание красного кирпича, общей шириной метров 80. С каждой внешней стороны отходили боковые крылья, каждое в длину около 20 метров. Все строение выглядело перевернутой квадратной буквой «U». Центральной части сильно досталось от Люфтваффе и артиллерии. Через проломы на месте окон были видны груды щебня. В этой части здания противника не было видно. Однако из обоих боковых крыльев шел оборонительный огонь. «Иван» был замечен на верхних этажах. Оттуда он контролировал всю территорию перед домом. За 150 метров до цели наша атака остановилась. Отделения укрылись и вели ответный огонь. На командном пункте появились связные от фельдфебеля Гроссмана и лейтенанта Фукса и сообщили то, что я и так знал. Я передал им указания залечь и ждать других указаний.

– Вильман!

– Герр лейтенант?

– Сообщи в батальон: «Атака в 06.00. Прошли 150 метров и залегли под огнем. Противник господствует над полем боя пулеметным огнем с возвышенной позиции. Не можем двигаться вперед без огневой поддержки из тяжелого оружия. Срочно требуется поддержка!» Написал?

– Так точно, герр лейтенант!

Я подписал донесение, и Вильман убежал. Солнце уже поднялось, и становилось теплее. Я послал обер-ефрейтора Неметца за лейтенантом Вайнгертнером и обер-фельдфебелем Якобсом. Вскоре оба были передо мной. Часы показывали уже 09.00. Когда ты бодр, в состоянии духа, позволяющем молниеносно реагировать и принимать решения, как-то забываешь о времени. Я обсудил ситуацию с обоими товарищами. Слава богу, потерь не было.

– Ули, тебе все понятно?

– Так точно, Берт.

– Якобс, твои минометы не достанут до «Иванов» в крыльях дома, но их можно попытаться выкурить тяжелыми пулеметами.

– Герр лейтенант, мы точно определили, где находятся русские пулеметные гнезда, но эти парни очень проворные. У них есть запасные позиции, они нерегулярно стреляют оттуда и отсюда, потом прекращают огонь. Моим ребятам приходится быть начеку.

– Да, я это видел и доложил в батальон, более того – запросил немедленную огневую поддержку. С нашей сравнительно малой численностью мы должны избегать ненужных потерь. Я считаю так: мы не двигаемся вперед, пока не вычистим эти гнезда сопротивления. У соседа слева тоже не видно активности. Их сектор также прочесывается пулеметным и ружейным огнем из левого крыла здания. По звуку боя, они где-то за нами слева. Якобс, возвращайся к роте и не давай им высунуться. Ули, оставайся с унтер-офицером Павеллеком и подмени меня. Неметц, ты идешь со мной. Хочу нанести визит левому соседу и понять, где мы там находимся.

– Ладно, Берт. Возвращайся целым.

Я двинулся в тыл, перебегая от укрытия к укрытию. Я старался, чтобы меня не обнаружил противник или заметил лишь мимоходом. Через 100 метров – быстрый рывок через улицу, пересек линию разграничения с левым соседом. Мне пришлось несколько раз спрашивать, где находится командный пункт, пока я его не нашел. Солнце тем временем уже пекло вовсю, и я истекал потом. Я доложился командиру 171-го разведбатальона и представился как его правый сосед:

– Лейтенант Холль, компанифюрер 7-й роты 276-го пехотного полка.

– Фон Хольти.

– Герр подполковник, я бы хотел уточнить, как далеко вам удалось продвинуться. Нам нужно взять многоэтажный дом, чьи верхние этажи видно отсюда. Наша атака завязла в 150 метрах от здания, попав под пулеметный и ружейный огонь с верхних этажей и обоих крыльев. Мы не можем двигаться ни вперед, ни назад, не неся тяжелых потерь. Я запросил огневую поддержку у своего батальона, но до сих пор оттуда нет вестей. Ваши люди лежат за нами. Я бы хотел знать, почему ваши части отстают.

Подтянутый, приятного вида подполковник – чей адъютант также выглядел с иголочки – ответил довольно покровительственно:

– Да, мой добрый друг, мы продвинулись не столь далеко, как надеялись. Мы также ждем огневой поддержки. Надеюсь, после обеда у нас будет два «штурмгешютце». Пока они не придут, я вряд ли смогу продвинуться, поскольку мои люди на правом фланге не поднимают головы от земли из-за чертова пулеметного огня с вашей полосы атаки.

– Когда герр оберстлейтенант ждет пушки?

– Через час-другой.

– То есть между 14.00 и 15.00.

– Точно, мой добрый друг, вы можете прийти сюда еще раз.

– Если положение к тому времени не изменится, я приду. – Я отдал честь и пошел обратно со своим связным.

[…]

Лейтенант Шюллер, наблюдая в бинокль поле боя, обернулся ко мне с тревогой в голосе:

– Берт, мне не нравится состояние командира, он совсем желтый и выглядит и действует апатично. Боюсь, у него желтуха.

– Черт, только этого нам и не хватало: потерять папу Циммермана! Надеюсь, все не так плохо. Если получится, вечером зайду на командный пункт. Доложи герру майору, что я ходил проведать соседа слева, Ауфклерунг-абтайлунг-171. Там ждут два «штурмгешютце». Увидим, насколько это нам поможет. Пока, Йохен, береги себя.

По моему сигналу обер-ефрейтор Неметц встрепенулся и пошел за мной. Дорога к левому соседу была уже знакома. Перебегая широкую асфальтированную улицу, служившую линией разграничения, я услышал низкое рычание двух моторов и лязг гусениц о твердый грунт. Радостные, мы побежали ближе к источнику звука, звучавшего в наших ушах, как музыка. Это наши товарищи! Я увидел их на соседней улице. Старательно прикрывая друг друга, в нашу сторону ехали два штурмовых орудия. Я помахал им руками. Первая машина – выглядевшая настоящим исполином – остановилась. Из командирского люка высунулась голова. Я увидел копну белокурых волос и два ярких глаза, вопросительно смотревших на меня.

– Лейтенант Холль, компанифюрер семь-двести семьдесят шесть.

– Лейтенант Хемпель.

– Герр Хемпель, вы должны нам помочь! Вы не сойдете вниз на минутку?

В два рывка белокурый лейтенант оказался передо мной. Он был на полголовы выше меня.

– Где пожар?

– Мы тут маемся уже добрых восемь часов. Не можем двинуться вперед. С этого высотного дома, верх которого виден через вон тот пролом, русские пулеметы господствуют над всей округой. Вас вызвали, чтобы облегчить участь разведбата-171.

– Да, правильно, мне нужно доложиться оберстлейтенанту фон Хольти – я ищу его командный пункт.

– Герр Хемпель, вам это не понадобится, если обе ваших машины пойдут за мной и помогут взять этот чертов дом и уничтожить противника. Когда этот кошмар закончится, вы сможете доложить о себе в батальоне, но думаю, тогда вы им на сегодня уже не понадобитесь.

Мои слова, кажется, убедили лейтенанта.

– Ладно, герр Холль, я вам помогу. Что вы предлагаете?

– Если вы пройдете за мной до следующего перекрестка, нам надо будет повернуть налево по этой асфальтированной улице. Вы видите тот дом впереди в 400 метрах по правой стороне улицы? Я с тремя солдатами пойду за вашим орудием, четверо остальных пойдут за вторым. Подавите врага в левом крыле и стреляйте во все, что увидите; второе орудие будет делать то же самое с правым крылом. Все нужно делать так быстро, чтобы противник не смог понять, что в него попало. В случае любой неожиданности мы прикроем вас с тыла.

– Ладно, договорились. Когда вы двинетесь, я первым делом дохожу до следующего перекрестка. А пока я дам указания второму орудию.

– Неметц, ты слышал наш план. Быстро беги на командный пункт. Павеллек и Вильман пойдут с тобой за первым орудием. Я тоже там пойду. Обер-фельдфебель Якобс с тремя солдатами из своей роты пойдет за вторым орудием. Скажи Якобсу, что мы штурмуем левое крыло, а он берет на себя правое. Ты все понял?

Уже на бегу он прокричал:

– Так точно, герр лейтенант!

– Герр Хемпель, моему связному понадобится 15–20 минут, чтобы добраться до моих солдат, а им – пробраться незамеченными к нам. Я собираюсь подойти к перекрестку как можно ближе, но чтобы меня не видели те, кто засел в доме. Медленно следуйте за мной и по моему сигналу вставайте. Когда я несколько раз сожму руку, это сигнал «вперед» – и без остановки двигайтесь к цели.

– Все ясно, герр Холль. Удачи!

Я осторожно пробирался вперед, используя любое укрытие по дороге. «Иван» не должен ничего заметить. Оба штурмовых орудия медленно двигались за мной. Когда я добрался до перекрестка, то дал оговоренный сигнал остановки. В бинокль я видел, как Павеллек и Вильман ползут вдоль улицы. Теперь им будет очень просто присоединиться ко мне, когда я пройду мимо них, двигаясь за первым «штурмгешютце». Я также видел, что обер-фельдфебель Якобс с тремя солдатами уже на месте и с ними мой связной. Они дошли до Павеллека и ждали нашего появления. Я еще раз осмотрел широкую и прямую улицу. Вдоль правой стороны стояли деревянные столбы, с которых свисали электрические провода, некоторые были повалены и лежали на земле. К ним все еще были присоединены провода. Приходилось следить за тем, чтобы не увязнуть в них. Я стиснул правый кулак и несколько раз ткнул им вперед. Оба орудия медленно покатили вперед. Командиры были внутри, опустив крышки люков. Когда орудие лейтенанта Хемпеля выкатилось на середину перекрестка, оно развернулось на юг, и я прыгнул за него. Я бежал трусцой за орудием, так что у меня было укрытие от русских и я мог отдать приказ своим людям, когда мы с ними поравняемся. Громовой раскат бросил меня на колени. Оружие лейтенанта Хемпеля обнаружило цель и сделало первый выстрел. Второй выстрел последовал сразу же после первого. Второе оружие тоже начало обстрел цели, правого крыла здания. После неожиданного первого я уже спокойнее воспринимал оглушительные выстрелы обоих орудий. Никогда раньше я не стоял так близко к ним. Но они оказывали моим товарищам столь нужную помощь. Мы миновали Якобса, Павеллека и их бойцов. Согласно моему приказу, отданному через Неметца, они присоединились к нам. 

Теперь за каждым оружием шло четыре пехотинца. Я прокричал Неметцу: 

– Неметц, беги к лейтенанту Вайнгертнеру! Когда мы дойдем до здания, он должен подняться в атаку во всю ширину сектора. Оставайся с ним, пока тоже не подойдете к зданию.

– Так точно, герр лейтенант, вас понял!

Все происходило просто молниеносно, мы бегом двигались за ведущими огонь орудиями. Из здания больше не велся огонь, из-за которого весь день нам было так тяжело. Мы подошли к дому, уворачиваясь от проводов, которые натягивали движущиеся машины. До входа на левой стороне здания оставалось еще 30 метров. Правый вход лежал в ста метрах дальше.

– Якобс, нам нужен скоординированный удар. Я возьму левый вход, ты берешь правый. Понятно?

– Ясно!

«Штурмгешютце» встали, их оружия были готовы стрелять по обоим крыльям здания.

– Гранаты готовы? Все готовы? Пошли!

Мы как можно быстрее побежали вперед. Несясь вперед, я видел, что все были на ногах и бежали к дому. Мы добежали до входа. Наверху ничего не было слышно. Деревянная лестница вела вниз в подвал. Шум доносился оттуда. «Павеллек, прикрой меня сверху с Вильманом. Пойду посмотрю, что там».

Я держал готовую к броску гранату и в два прыжка спустился до самого низа. Через открытую дверь проходил слабый дневной свет. Я подождал, пока глаза привыкнут к слабому освещению в ближней ко входу комнате. Из полуоткрытой двери шел слабый свет. Я пнул дверь, готовый бросить гранату и схватиться за автомат. Комната была набита людьми. Женщины с детьми на руках, старики, старухи, мальчики и девочки – все со страхом смерти смотрели на меня; все плакали и кричали в замешательстве.

Как можно громче я заорал в комнату «Тихо!». Суматоха моментально прекратилась, все глаза обратились ко мне.

– Кто-нибудь говорит по-немецки?

Короткое перешептывание, и через толпу ко мне протиснулся старик и сказал:

– Я немного понимаю по-немецки.

– Тогда скажите всем своим людям, что им нечего бояться. Мы не воюем с женщинами, детьми и стариками.

Он перевел сказанное на русский.

Я продолжил:

– Все солдаты, прячущиеся здесь, должны выйти ко мне по одному и сложить оружие. С вами ничего не случится! Остальные будут оставаться в подвале и ждать дальнейших указаний.

Когда старик перевел, из дальнего угла вышли семь солдат. Их вывели наверх и разоружили. Тем временем в подвал спустился и Павеллек. Будучи родом из Силезии, он говорил по-польски и мог сказать этим людям, чего я от них хотел. Я чувствовал, какое облегчение испытали эти жалкие создания, когда они поняли, что германские солдаты ведут себя не так, как говорит их пропаганда. Павеллек сказал старику, что он отвечает за поддержание порядка. Когда мы вернулись на первый этаж, я видел, что всего мы захватили семнадцать русских. Около двадцати отступили к соседнему зданию. Фельдфебель Гроссман и лейтенант Фукс мгновенно заняли сторону здания, обращенную на восток. К нашему облегчению, у нас было всего трое раненых и ни одного убитого.

Было почти 17.00. Оба «штурмгешютце» ждали в засаде и несли дозор в направлении неприятеля. Тем временем мимо нас двинулся сосед слева. В нашем секторе не было слышно почти никакого шума боя. Я пошел к нашим чудесным спасителям:

– Герр Хемпель, от имени моих людей я хотел бы выразить вам самую сердечную благодарность за вашу превосходную поддержку. Сами видите, какое чудо совершило ваше вмешательство.

//Эдельберт Холль, «Агония Сталинграда»//

133-я танковая бригада. Уличные бои в Сталинграде. 10

Командный состав 133-й ТБр, список глав; предыдущая глава истории 133-й ТБр

Отредактировано 14.01.18.

Бои 10 – 13 сентября 1942 г. за пригород Минина и Ельшанку.

После всех прошедших боев на 10 сентября 1942 г. 133-я танковая бригада все еще насчитывала 22 танка КВ-1, 1117 человек личного состава, 138 автомашин (4 легковые, 92 грузовых и 42 специальные) (см. Исаев, с. 164).

Днем 10 сентября 29-я моторизованная дивизия в полосе 133-й танковой бригады проводила перегруппировку и лишь на участке соседних 35-й гвардейской стрелковой дивизии (на 11 сентября всего 454 человек личного состава, в т. ч. 276 активных штыков) и 20-й истребительной бригады на рубеже западная окраина пригорода Минина – юго-западная окраина пос. Купоросное предприняла атаку силами до полка пехоты с танками. Весь день 133-я танковая бригада лишь вела огонь по скоплениям противника, а также провела разведку, во время которой артогнем была подбита машина разведвзвода (пробит радиатор, повреждена система управления), однако ее шофер красноармеец Александр Иванов все же вывел машину в бригаду, за что бы впоследствии награжден (ЦАМО, ф. 33, оп. 682525, д. 221, л. 204; ф. 48, оп. 451, д. 57, л. 71).

В именных списках потерь 133-й танковой бригады за день 10 сентября числятся 3 убитых мотострелков.

С утра 11 сентября 29-я моторизованная дивизия силами около 2 рот пехоты с танками безуспешно атаковала на пригород Минина. Возможно, именно при отражении этой атаки отличился экипаж танка КВ-1 лейтенанта Завьялова (командир орудия старшина Александр Шилов, 1-й батальон), уничтоживший 2 танка и 1 пулемет. К 17.00 133-я танковая бригада продолжала оборонять ранее занимаемый рубеж южная опушка рощи пригорода Минина – восточная окраина Ельшанки. По данным штаба АБТУ Сталинградского фронта бригада насчитывала 22 танка, в т.ч. 14 КВ-1 в строю и 8 КВ-1 в ремонте, а по данным штаба 64-й армии – 17 танков КВ-1 в строю (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, ф. 33, оп. 682525, д. 221, л. 231; д. 49, л. 4; ф. 48, оп. 451, д. 57, л. 75; ф. 345, оп. 5487, д. 39, л. 56).

В именных списках потерь 133-й танковой бригаде за день 11 сентября числятся 3 убитых (все мотострелки, в т.ч. погиб взводный младший лейтенант Василий Контушев) и 1 пропавший без вести (красноармеец зенитной батареи Николай Муштаев).

Всего за 10 – 11 сентября 133-я танковая бригада по собственным данным уничтожила 5 пушек, 3 миномета, 2 пулемета, 1 тягач, до 100 немцев, потеряв 1 танк КВ-1 подбитым, 1 человека убитым и 5 ранеными, однако в ее именных списках потерь за то же время числятся 6 убитых и 1 пропавший без вести (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 108).

В 6.00 12 сентября теперь уже 94-я пехотная дивизия перешла в наступление на пригород Минина и Ельшанку. Для обороны Ельшанки на ее южную окраину командир 133-й танковой бригады перебросил на поддержку 35-й гвардейской стрелковой дивизии часть танков 2-го танкового батальона, огнем которых к 8.15 ворвавшийся в Ельшанку правофланговый пехотный полк 94-й пехотной дивизии был временно остановлен, однако еще до полудня 94-я пехотная дивизия овладела почти всей Ельшанкой (кроме восточной части) и взяла кирпичный завод западнее пригорода Минина.

В 8.30 на западную окраину пригорода Минина ворвались танки 29-й моторизованной дивизии, но здесь они были остановлены главными силами 133-й танковой бригады и 271-м стрелковым полком 10-й стрелковой дивизии НКВД. В ходе разведки 1 танк КВ-1 с десантом из 9 – 10 человек 2-го батальона 271-го стрелкового полка под командой младшего лейтенанта Григория Ивахниченко ворвался в расположение 29-й моторизованной дивизии, уничтожил до 20 немцев, склад боеприпасов и склад горючего (по другим данным автоцистерну) и без потерь отошел к своим (см. Сараев, с. 132; ЦАМО, ф. 33, оп. 682525, д. 161, л. 65; ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 108; ф. 48, оп. 451, д. 57, л. 87; д. 59, л. 239; NARA, T. 314, R. 1159, F. 1003, 1004).

Всего за день 12 сентября 133-я танковая бригада по собственным данным подбила 13 танков, 1 автомашину, уничтожила 2 склада с боеприпасами и до 250 немцев, потеряв 1 автомашину сгоревшей, 3 автомашины подбитыми, 6 человек убитыми и 7 ранеными. В именных списках потерь 133-й танковой бригады за 12 сентября числятся 8 убитых (во 2-м танковом батальоне погибли комиссар батальона батальонный комиссар Александр Крутилко, начальник связи батальона капитан Григорий Оржинский, взводный 2-й роты лейтенант Федор Иванов и 1 фельдшер; также погибли 4 мотострелков) и 1 пропавший без вести (командир саперного взвода лейтенант Иван Бондарь) (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 108).


В 6.00 13 сентября 94-я пехотная дивизия 2 полковыми группами возобновила наступление, но успеха не имела. В 11.00 с юго-запада на кожзавод юго-восточнее Ельшанки ударил 15-й моторизованный полк 29-й моторизованной дивизии, в ходе атаки он достиг кожзавода, левым флангом вышел в 800 метрах западнее железной дороги, а в полдень – к самой железной дороге. В 11.15 до батальона пехоты (по видимому, 15-й моторизованный полк) атаковало вдоль железной дороги с юга на Ельшанку, а до 2 батальонов пехоты 94-й пехотной дивизии – с южных скатов высоты 137,7 на пригород Минина, где при поддержке 1-го танкового батальона 133-й танковой бригады оборонялись остатки 63-го и 85-го стрелковых полков 10-й запасной стрелковой бригады – 150 штыков.

В ходе уличных боев против оборонявшихся в Ельшанке и у кожзавода остатков 131-й стрелковой дивизии и 101-го гвардейского стрелкового полка, которых поддерживал 2-й танковый батальон 133-й танковой бригады, 267-й пехотный полк 94-й пехотной дивизии достиг высотных зданий в Ельшанке, 1-й батальон 276-го пехотного полка занял территорию кожзавода, после чего совместно с 15-м моторизованным полком зачистил территорию южнее Ельшанки, ну а 274-й пехотный полк до вечера занял весь пригород Минина вплоть до 5-го квартала.

Штабом 94-й пехотной дивизии отмечалось, что «разрозненные передвигающиеся и стоявшие в укрытиях танки сильно препятствуют атакам обоих полков. Борьба с этими танками орудиями ПТО и зенитными орудиями очень трудная из-за забаррикадированных улиц и сильного пехотного прикрытия». Штаб 29-й моторизованной дивизии насчитывал перед собой в южной части кожзавода западнее железной дороги 10 закопанных танков 133-й танковой бригады (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 110; ф. 345, оп. 5487, д. 56, л. 11; NARA, T. 314, R. 1159, F. 1007 – 1009).

Всего за день 13 сентября 133-я танковая бригада по собственным данным уничтожила 2 пулемета и до 80 немцев. В именных списках потерь 133-й танковой бригады за день 13 сентября числятся всего 1 убитый рядовой мотострелок и 3 пропавших без вести человек из зенитной батареи (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 110).

Выход немцев к Волге 14 сентября 1942 г.

В 4.15 14 сентября 1942 г. 29-я моторизованная дивизия возобновила наступление, в 4.45 29-м мотоциклетным батальоном достигла Волги в районе поселка Купоросное, а в 5.30 ударом через кожзавод вышла к реке 1-м и 2-м батальонами 15-го моторизованного полка. Соседняя 94-я пехотная дивизия, медленно продвигаясь вперед, за день отбила несколько контратак остатков пехоты 35-й гвардейской и 131-й стрелковой дивизии с танками 2-го батальона 133-й танковой бригады севернее и южнее железной дороги на северо-восточной окраине Ельшанки. В ходе боя немецкая пехота прорвалась к командному пункту 133-й бригады в Ельшанке, однако была уничтожена находившимися при штабе саперным и разведывательным взводами (ЦАМО, ф. 33, оп. 682525, д. 221, лл. 193, 225, 233; NARA, T. 314, R. 1159, F. 1011).

Тем временем в центре боевых порядков 62-й армии 71-я и 295-я пехотные дивизии в ходе своего наступления в 13.00 овладели центральным вокзалом, а затем в 16.00 – 16.15 вышли к переправе через Волгу в центре города. В связи со сложившимся севернее кризисом согласно боевому распоряжению штаба АБТВ 62-й армии 1-й танковый батальон 133-й танковой бригады в составе 11 танков КВ-1 был снят с западной окраины пригорода Минина и вечером 2-часовым маршем прибыл к Астраханскому мосту через реку Царица в распоряжение заместителя командующего армии по АБТВ подполковника Вайнруба, где временно встал на охрану командного пункта штаба армии.

Согласно оперсводке Генштаба КА было переброшено только 10 из 11 танков КВ-1, из них согласно воспоминаниям бывшего командующего 62-й армии Чуйкова на место прибыло всего 9 танков КВ-1, судьба 2 остальных танков пока неизвестна, но, судя по сохранившейся фотографии, один из них сломался и был позже захвачен немцами перед Астраханским мостом (см. Чуйков, с. 121; Сталинградская битва, с. 555; ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 110).

Согласно отчету штаба 133-й танковой бригады до утра 15 сентября танки прикрывали штаб армии, однако на самом деле сразу после марша они были распределены по 2 боевыми группам штаба армии (сформированы из бойцов охраны, оперативного отдела и политотдела). В ночь на 15 сентября боевые группы атаковали каждая на своем направлении. О действиях группы во главе с майором П.И. Зализюком (6 танков КВ-1), которая имела задачу «обеспечить прикрытие улиц, ведущих от вокзала к пристани», ничего неизвестно. Группа Вайнруба (30 человек) под прикрытием пушечного огня 3 приданных ей танков КВ-1 ворвалась в Дом специалистов, с боем заняла его, а затем отбила контратаку со штурморудиями, вероятно, 244-го дивизиона штурморудий, при этом танки сожгли 1 штурморудие (в книге указаны танки Pz. III, но немецких танков в центре города тогда еще не было) (см. Крылов, с. 132; Чуйков, с. 121; Вайнруб, с. 66, 67; ЦАМО, ф. 48, оп. 451, д. 57, л. 99).

На место ушедшего 1-го танкового батальона на западную окраину пригорода Минина командир 133-й танковой бригады выставил 3 из оставшихся 6 танков КВ-1 2-го танкового батальона, однако этого оказалось слишком мало для поддержки обескровленных остатков 35-й гвардейской и 131-й стрелковой дивизии, и к 19.00 усиленный 267-й пехотный полк 94-й пехотной дивизии левым флангом достиг шоссе в 8 километрах южнее пригорода Минина, а 271-й пехотный полк в уличных боях овладел 6-м кварталом этого пригорода (NARA, T. 314, R. 1159, F. 1012).

Всего за день 14 сентября согласно именным спискам потерь 133-я танковая бригада потеряла 2 человек (оба мотострелки) убитыми и 1 человека пропавшим без вести (начальник ГСМ 1-го батальона воентехник 1-го ранга Николай Новиченко).

Бои 15 сентября 1942 г. в центре города и за элеватор

В ночь 15 сентября 1942 г. в Сталинград с восточного берега Волги переправилась свежая 13-я гвардейская стрелковая дивизия. Ее передовой отряд, 1-й батальон 42-го гвардейского стрелкового полка, усиленный ротой автоматчиков и ротой ПТР, сразу после переправы по приказу штаба армии по улицам Халтурина и Банковская с боем вышел к захваченному 71-й пехотной дивизией вокзалу и при поддержке подошедших 3 танков КВ-1 из боевой группы Вайнруба с ходу отбил здание вокзала, после чего все 3 танка КВ-1 остались в обороне этого здания. Переправившиеся чуть позже 2-й и 3-й стрелковые батальоны при поддержке танков КВ-1 из состава, видимо, группы Зализюка закрепились на улицах Пензенская и Республиканская (ныне ул. Советская и пр. им. Ленина между ост. «Комсомольская» и пл. Ленина) (Корень, с. 46; Родимцев, с. 44; ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 112; ф. 1075, оп. 1, д. 4, л. 7).

Выйдя к железнодорожной насыпи (вероятно, на пересечении с улицей Кубанская) танки столкнулись с выходившими через проход в насыпи штурморудиями. Танк КВ-1 лейтенанта Григория Белянкина (командир орудия старшина Юсуп Шарипов, младший механик-водитель сержант Владимир Губанов, 1-й батальон), уже уничтоживший за день 3 пушки, в бою со штурморудиями подбил 2 из них, но был сожжен вместе со всем экипажем, выжил лишь тяжелораненый старший механик-водитель старший сержант Степан Потенко. Всего в этом коротком встречном танковом бою 1-й танковый батальон сжег 1 и подбил 2 штурморудия, потеряв 2 танка (1 КВ-1 сгоревшим и 1 КВ-1 подбитым), и оставшимися танками отошел за развалины зданий. Возможно, именно в этом бою погиб старший механик-водитель танка КВ-1 1-го батальона старшина Николай Бондарь (ранее входил в состав экипажа танка взводного 2-й роты Якова Родоловского) (ЦАМО, ф. 33, оп. 682525, д. 167, лл. 159, 173, 177; д. 221, л. 217; ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 112).

На левом фланге 62-й армии в 4.30 15 сентября боевая группа Эдельсгейма (Edelsheim) 24-й танковой дивизии перешла в наступление вдоль железной дороги со стороны станция Садовая, в 9. 00 прорвала оборону 63-го стрелкового полка 10-й запасной стрелковой бригады и, ведя бои с остатками этой бригады, достигла Максимовского разъезда, откуда повернула на улицу Комитетская, ударив вдоль железной дороги в сторону вокзала Сталинград-II (ЦАМО, ф. 345, оп. 5487, д. 24, л. 28; см. «24.Panzer Division»).

С разрешения штаба армии оставшиеся танки 2-го танкового батальона 133-й танковой бригады к 13 часам отошли из Ельшанки в район элеватора, чтобы прикрыть его со стороны железной дороги (к этому времени 2 из 6 танков КВ-1 были с разбитой ходовой частью и скорее всего их так и оставили в пригороде Минина или Ельшанке). В 15.00 по сообщению штаба 133-й танковой бригады 2 роты пехоты с танками 24-й танковой дивизии вышли в район элеватора, где потеряли 2 танка подбитыми и 2 орудия ПТО уничтоженными. Возможно, элеватор и был занят незначительными силами мотопехоты, однако к исходу дня загрядотряд 10-й стрелковой бригады совместно с остатками 63-го стрелкового полка контратакой отбил элеватор и укрепился в нем (ЦАМО, ф. 48, оп. 451, д. 57, л. 99; ф. 345, оп. 5487, д. 56, л. 13).

Главные силы группы Эдельсгейма ударом вдоль железной дороги в 17.00 заняли северную окраину вокзала, затем в 17.15 достигли железнодорожного моста через реку Царица, откуда повернули на запад, в направлении казарм на Дар-горе, завершая окружение 42-й стрелковой бригады и 244-й стрелковой дивизии в Ворошиловском районе Сталинграда.


Всего за день 15 сентября 133-я танковая бригада согласно именным спискам потерь потеряла 7 человек убитыми
(танкисты Белянкин, Шарипов, Губанов, Бондарь, командир минометного взвода младший лейтенант Михаил Храпов, 1 минометчик и 1 стрелок) и 5 человек пропавшими без вести (4 мотострелков и 1 шофер зенитной батареи).

Боевые действия 16 сентября 1942 г.

К утру 16 сентября 1942 г. в обескровленной 10-й запасной стрелковой бригаде осталось всего 70 человек, однако к 9.00 она продолжала на участке элеватор – водокачка сдерживать продвижение немцев к консервному заводу. Правее оборонялись остатки 270-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии НКВД. Танки 2-го танкового батальона 133-й танковой бригады блокировали дорогу под железнодорожным мостом, отбив все попытки немецких танков прорваться за железную дорогу (ЦАМО, ф. 345, оп. 5487, д. 24, л. 34).

Перейдя в наступление в 4.30, за утро 16 сентября 29-я моторизованная дивизия пробилась к вокзалу Сталинград-II, зачистила местность южнее него, а затем ударом на юго-восток вышла к железнодорожному мосту через реку Ельшанка. Усиленный 267-й пехотный полк 94-й пехотной дивизии через Ельшанку прорвался в городские кварталы восточнее вокзала, а подошедший в тот же район 274-й пехотный полк к ночи отразил поддержанную танками 2-го батальона 133-й танковой бригады контратаку советской пехоты (NARA, T. 314, R. 1159, F. 1018, 1019).

Танки 1-го танкового батальона 16 сентября продолжали поддерживать наступление 2-го и 3-го батальонов 42-го гвардейского стрелковой полка 13-й гвардейской дивизии, в результате чего те вышли на улицы Республиканская и площадь 9-го Января (ныне пл. Ленина), подробности боевых действий танков в тот день неизвестны (см. Самчук, с. 104).

Всего за день 16 сентября 133-я танковая бригада согласно именным спискам потерь потеряла лишь 3 человек убитыми (2 мотострелка и младший механик-водитель 2-го батальона старший сержант Владимир Смилги). Среди прочих был ранен комиссар бригады старший батальонный комиссар Григорий Наумович Калустов.

Бои 17 сентября 1942 г. Потеря танков 2-го танкового батальона.

В 4.00 17 сентября 1942 г. 15-й моторизованный полк возобновил наступление от домов к северу от реки Ельшанка в северном направлении против остатков 35-й гвардейской и 131-й стрелковых дивизий, 10-й запасной стрелковой бригады, однако почти сразу же был остановлен огнем артиллерии и танков 133-й танковой бригады (в строю по некоторым данным осталось всего 3 танка КВ-1). В 12.30 15-й полк возобновил наступление, захватил начало дороги между пристанью и серединой привокзального квартала, но контратакой 200 пехотинцев с танками 133-й бригады с большими потерями был отброшен на исходные позиции, после чего перешел к обороне.

Атаковавший в районе элеватора 274-й пехотный полк 94-й пехотной дивизии за день 17 сентября также почти не имел продвижения, отбив несколько контратак советской пехоты с танками с востока. Соседний 276-й пехотный полк, зачистив северо-восточную часть привокзального квартала, с 13.30 1-м батальоном вышел западнее Театральной площади, где также отбил несколько контратак пехоты с танками (NARA, T. 314, R. 1159, F. 1021, 1022; см. Сталинградская битва, с. 573).

В ходе этих контратак 2-й танковый батальон 133-й танковой бригады за день 17 сентября потерял все свои оставшиеся танки и в конце дня оставшимся личным составом во главе со штабом переправился на левый берег Волги. Мотострелковый батальон, а также тылы 133-й танковой бригады со всем ее автотранспортом так и остались в Сталинграде, но об их дальнейших боевых действиях ровным счетом ничего не известно.

В именных списках потерь 133-й танковой бригады за 17 сентября числятся 6 убитых (4 танкиста 2-го танкового батальона: взводный 2-й роты старший лейтенант Григорий Лысонь, командир танка 1-й роты лейтенант Дмитрий Уткин, младший механик-водитель старший сержант Петр Куксов, радист танка старший сержант Федор Иванов, а также шофер 2-го батальона и 1 мотострелок) и 1 пропавший без вести (комиссар минометной роты политрук Александр Пешков).

Всего в боях 15 – 17 сентября в районе элеватора 2-й танковый батальон по собственным данным уничтожил 1 танк, 17 пушек, 9 пулеметов и до 350 немцев, потеряв все свои 6 танков КВ-1 сгоревшими, 9 человек убитыми и 17 ранеными (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 110).

1-й танковый батальон 133-й танковой бригады 17 сентября продолжал поддерживать 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию. В 1-й половине дня 42-й гвардейский стрелковый полк в ходе уличных боев 2-м батальоном вышел на улицы Володарского, Профсоюзная и Пролеткульская (ныне кварталы между улицей Мира и проспектом им. Ленина), а 3-м батальоном на улице Республиканская отбил контратаки до полка пехоты и «свыше 30 танков» 71-й пехотной дивизии, при этом на участке 191-го пехотного полка артиллерией 71-й дивизии было уничтожено 2 советских танка (вероятно, 133-й танковой бригады) (ЦАМО, ф. 1075, оп. 1, д. 4, л. 12; NARA, T. 312, R. 1686).

С 12.00 518-й пехотный полк 295-й пехотной дивизии при поддержке штурморудий возобновил наступление вдоль оврага Долгий, смял правофланговую роту 1-го батальона 34-го гвардейского стрелкового полка, прорвался на улицу Некрасовская (ныне кварталы между улицами 7-й Гвардейской и Пражская) и отбросил пехоту 1-го батальона на улицу Артиллерийская (ныне проспект им. Ленина в границах Центрального стадиона и ТРК «Европа»), вскоре заявив о зачистке городских кварталов северо-восточнее центрального вокзала (NARA, T. 312, R. 1686).

В связи с этим прорывом 3 танка КВ-1 1-го танкового батальона 133-й танковой бригады по приказу командования были переброшены от вокзала на улицу Некрасовская, принудили штурморудия отступить (согласно боевому отчету штаба бригады всего там было до 12 штурморудий) и совместно с пехотой 34-го гвардейского полка зачистили улицу от противника (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 112).

Бои 18 – 19 сентября 1942 г. Отвод за Волгу.

18 сентября 1942 г. 13-я гвардейская стрелковая дивизия временно перешла к обороне на захваченном накануне рубеже. 42-й гвардейский полк оборонял район улиц Пензенская, Пролеткульская, Профсоюзая, Киевская, а также вокзал, отбил за день контратаки до батальона пехоты и до 15 «танков», потеряв 136 человек. 34-й гвардейский полк на участке улица Артиллерийская – овраги Долгий и Крутой – площадь 9-е Января отбил атаку до 2 батальонов пехоты и до 10 «танков», потеряв 49 человек. Уже в темноте 3 танка, вероятно, 133-й танковой бригады из кварталов южнее вокзала ударили на северо-восток и прорвались к Волге, раздавив 2 37-мм орудия ПТО 71-й пехотной дивизии (ЦАМО, ф. 345, оп. 5487, д. 9, л. 5, 6; NARA, T. 312, R. 1686).

Всего за день 18 сентября 133-я танковая бригада согласно именным спискам потерь потеряла 2 автоматчиков убитыми и 3 зенитчиков пропавшими без вести.

В ночь на 19 сентября 1 танк 133-й танковой бригады участвовал в штурме здания Госбанка, который по одним данным занимало 30 – 50 немцев с ротными минометами, 6 легкими и 1 тяжелым пулеметом, а по другим данным 60 немцев с 1 37-мм орудием, минометами и 6 пулеметами (Самчук, с. 115; ЦАМО, ф. 1075, оп. 1, д. 4, л. 19).

В 24.00 после 30-минутной артподготовки и подрыва саперами стены здания взвод разведроты 13-й гвардейской дивизии при поддержке 1 танка КВ-1, минометного взвода и нескольких пулеметов ворвался через пролом на 1-й этаж, по одним данным к рассвету полностью занял здание, а по другим в течение 16 часов вел бой с засевшим в подвале и на 4-м этаже противником (Самчук, с. 115; ЦАМО, ф. 682525, д. 170, л. 414).

Утром 19 сентября штаб 13-й гвардейской стрелковой дивизии отдал боевой приказ №27, согласно которому 42-й гвардейский стрелковый полк с 3 танками КВ-1 133-й танковой бригады и 8-м истребительным батальоном во взаимодействии с 42-й стрелковой бригадой должен был овладеть кварталами между улицами Коммунистическая и Республиканская и выйти на рубеж железной дороги, однако благодаря перебежчикам и радиоперехвату 295-я пехотная дивизия загодя узнала о готовящемся наступлении и в 11.00 артиллерией накрыла исходные позиции одной из рот на левом фланге 518-го пехотного полка.

В 12.00 42-й гвардейский полк с 2 танками КВ-1 все же перешел в наступление на правый фланг 518-го пехотного полка, но уже в 12.40 был остановлен противником. Во 2-й половине дня полк теперь уже с 3 танками КВ-1 еще несколько раз атаковал позиции 518-го полка, но лишь потерял 1 танк КВ-1 уничтоженным. В именных списках потерь 133-й танковой бригады за день 19 сентября числится всего 1 убитый мотострелок (NARA, T. 312, R. 1686).

В тот же день согласно боевому распоряжению АБТУ Юго-Восточного фронта 1-й танковый батальон передал оставшиеся 8 танков (7 КВ-1 и 1 Т-34, из них на ходу только 3 КВ-1 и 1 Т-34, который неизвестно когда вошел в состав батальона между 14 и 19 сентября) вместе с их экипажами и командиром роты, а также 1 бензовоз и 1 ЗИС-5 в состав 137-й танковой бригады, после чего был выведен за Волгу, и 133-я танковая бригада без матчасти всеми силами сосредоточилась в резерве фронта в лесу в 2 километрах западнее поселка 3-й Решающий (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, лл. 112, 151, 155).

Итоги боевых действий

Выведенная в резерв фронта 133-я танковая бригада на 20 сентября 1942 г. насчитывала 942 человека личного состава в строю, 87 человек на излечении в медсанвзвзоде, 129 автомашин (6 легковых, 83 грузовых, 40 специальных), 3 мотоцикла, 6 82-мм минометов, 17 ПТР, 3 зенитных, 20 ручных пулеметов, 212 автоматов, 370 винтовок, 16 автоматических винтовок, 7 раций. Впрочем, 457 из 942 человек, т.е. практически половина личного состава, так и остались к 20 сентября на правом берегу Волги в Сталинграде вместе со всем автотранспортом и ремонтными средствами бригады, для их розыска штабом бригады в Сталинград были посланы представители части (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, лл. 43, 50).

Всего с 1 по 20 сентября по собственным предварительным данным 133-я танковая бригада потеряла 159 человек (из них 62 танкиста), в т.ч. 38 человек убитыми, 21 пропавшим без вести, 100 ранеными, однако только лишь с 10 по 20 сентября согласно именным спискам потерь 36 человек погибло и 15 пропало без вести (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, лл. 45, 46).

Т.к. половина личного состава оставалась на правом берегу Волги, потери в личном составе продолжались. Именно в Сталинграде 21 сентября погиб рядовой минометчик Василий Юмадеев – последние известные безвозвратные потери бригады за сентябрь.

Позже штабом 133-й танковой бригады были подведены новые итоги и понесенные бригадой потери в минувших боях. По этим данным в ходе отступления в Сталинград и уличных боев в городе 25 августа – 25 сентября 1942 г. 133-я танковая бригада вывела из строя до 1840 немцев, 116 танков, 1 бронемашину, 88 орудий, 7 минометов, 19 пулеметов, 27 автомашин, 17 тягачей, 3 ДЗОТа, 2 склада с боеприпасами. Сама 133-я танковая бригада за то же время потеряла 136 человек (31 убитым и 105 ранеными), 25 танков (10 КВ-1 сгоревшими, 15 КВ-1 подбитыми), 9 автомашин (5 автомашин сгоревшими и 4 подбитыми), 2 орудия (1 45-мм и 1 76-мм) подбитыми (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, лл. 113, 114).

К 30 сентября личный состав 133-й танковой бригады увеличился до 980 человек личного состава, также бригада располагала 2 бронетранспортерами, 117 автомашинами (4 легковых, 75 грузовых, 38 специальных), 2 мотоциклами, 1 76-мм орудием, 5 82-мм минометами, 17 ПТР, 4 станковыми, 24 ручными пулеметами, 206 автоматами, 389 обычными и 34 автоматическими винтовками, 5 рациями (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, лл. 52, 54).

Тогда же, 30 сентября, штаб 133-й танковой бригады наконец-то подвел более точные цифры потерь своей части в минувших боях. Всего за минувший месяц 133-я танковая бригада потеряла 226 человек личного состава, в т.ч. 62 убитыми, 33 пропавшими без вести и 121 раненым, что более соответствует реальности, т.к. в ее именных списках потерь с 31 августа по 21 сентября числятся 54 убитых и 23 пропавших без вести (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, л. 56).


Всего за август – сентябрь 1942 г. 133-я танковая бригада за время боев в составе 62-й и 64-й армий по официальным данным уничтожила до 2180 немцев, 182 танка, 1 бронемашину, 107 орудий, 28 минометов, 34 автомашины, 21 трактор-тягач, 24 пулемета, 3 ДЗОТа, 2 склада с боеприпасами, захватила 1 танк и 1 мотоцикл.

Сама 133-я танковая бригада за это же время, если верить ее боевому отчету, потеряла 18 танков КВ-1 безвозвратно и 334 человек личного состава: 90 убитыми, 34 пропавшими без вести, 200 ранеными. В ее именных списках потерь за это же время значатся 91 убитый и 34 пропавших без вести, что подтверждает официальные цифры потерь.

В технике помимо 18 потерянных безвозвратно танков (2 КВ-1 – в боях 9-10 августа, 6 КВ-1 – в боях 20-25 августа, 10 КВ-1 – в боях 30 августа – 19 сентября) еще 7 танков КВ-1 было передано в другую часть, как минимум 6 танков КВ-1 было отправлено в капремонт, судьба остальных 9 танков КВ-1 неизвестна, вероятней всего, они также составили безвозвратные потери (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 113, 114; ф. 341, оп. 5312, д. 38, лл. 28, 30; ф. 3084, оп, 1, д. 25, л. 56).

Вывод на доукомплектование.

Выведенная в фронтовой резерв 133-я танковая бригада на 9 октября 1942 г. по собственным данным насчитывала 995 человек личного состава, 3 бронемашины (2 БА-10, 1 БА-20), 3 бронетранспортера, 120 автомашин (4 легковых, 77 грузовых, 39 специальных), 3 мотоцикла. По данным штаба АБТУ Сталинградского фронта бригада также имела 2 76-мм и 2 37-мм орудия, 5 минометов, 17 ПТР, 1 зенитный, 5 станковых и 24 ручных пулеметов, 417 винтовок (ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 49, л. 11; ф. 3084, оп, 1, д. 25, л. 57).

По всей видимости, к октябрю весь личный состав 133-й танковой бригады был выведен из Сталинграда, а потому 1 – 15 октября бригада не имела никаких потерь. Между 15 и 20 октября по неизвестным причинам из строя выбыло 3 человек, в т.ч. 1 человек погиб (в именных списках потерь отсутствует) и 2 было ранено (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, лл. 62, 66).

К 20 октября 133-я танковая бригада насчитывала 989 человек, 119 автомашин, 2 37-мм зенитных и 2 76-мм орудий ПТО, 5 82-мм минометов, 18 ПТР, 4 станковых, 2 зенитных, 27 ручных пулеметов (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, л. 65).

В ночь на 28 октября по приказу командования 133-я танковая бригада передала сводную роту мотострелкового батальона в 150 человек 84-й танковой бригаде (28 октября рота перенаправлена в 95-ю стрелковую дивизию), а 5 механиков-водителей – 235-й танковой бригаде и в 18.00 28 октября своим ходом выступила в Саратов в Татищевские танковые лагеря на переформирование (ЦАМО, ф. 48, оп. 451, д. 6, л. 98, 102; ф. 345, оп. 5487, д. 30, л. 63; ф. 3084, оп, 1, д. 5, л. 169).

Здесь, в Саратове, приказом НКО № 381 от 8 декабря 1942 г. 133-я танковая бригада была преобразована в 11-ю гвардейскую танковую бригаду.

Источники.

Оперативные сводки, донесения, приказы, карты штабов 133-й ТБр, 13-й ГвСД, 62-й армии, Юго-Восточного и Сталинградского фронтов – сайт «https://pamyat-naroda.ru».

Архивные материалы 133-й танковой бригады — ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 5; д. 25

Отчет о боевых действиях 133 танковой бригады с 25.08 по 25.09.42 года. — ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 80038 сс, д. 49, лл. 102 – 114.

Доклад о боевых действиях 137 танковой бригады с 17 по 30.09.42 года — ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 80038 сс, д. 49, лл. 147 – 151.

Краткое описание 10-й (160-й) стрелковой бригады — ЦАМО, ф. 345, оп. 5487, д. 56.

Журнал боевых действий 13-й ГвСД. — ЦАМО, ф. 1075, оп. 1, д. 4.

Краткая характеристика боевых действий 35-й Гв СД.

Документы XXXXVIII. Pz.Korps. – NARA, T. 314, R. 1159.

Документы 6.Armee — NARA T. 312, R. 1685, 1686.

Статья «24.Panzer Division» на сайте http://www.lexikon-der-wehrmacht.de

Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. Кн. 1. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.

Вайнруб М.Г. Эти стальные парни. — Киев: Молодь, 1972.

Исаев А. В. Сталинград. За Волгой для нас земли нет. — М.: Яуза, Эксмо, 2008.

Корень Л.П. Есть на Волге утес… — М.: Воениздат, 1969.

Крылов Н. И. Сталинградский рубеж. — М.: Воениздат, 1979.

Родимцев А. И. Гвардейцы стояли насмерть. — М.: ДОСААФ, 1969.

Самчук И.А. Тринадцатая гвардейская. — М.: Воениздат, 1971.

Сараев А.А. Стояли насмерть. — Волгоград: Нижне-Волжское кн. изд-во, 1976.

Чуйков В.И. Сражение века. — М.: Советская Россия, 1975.

Наградные листы – сайт «http://podvignaroda.ru».

Именные списки потерь – сайт «http://www.obd-memorial.ru».

Сталинградская битва 1942 года: опыт боев в городе

Страница 1 из 5

Бой в крупном населённом пункте по своему характеру резко отличается от боя в обычных полевых условиях. Обороняющиеся стремятся использовать в первую очередь самые прочные каменные строения, сосредоточивая в них наибольшее количество огневых средств. Это ведёт к тому, что оборона складывается из отдельных очагов — опорных пунктов, прикрывающий, наиболее важные тактические направления. Все это продемонстрировали бои в Сталинграде.


Стеснённость обзора и обстрела вызывает необходимость ведения боя исключительно на близких дистанциях. Пулемётный, автоматный и винтовочный огонь, ручная граната, штык, стрельба прямой наводкой отдельных орудий мелкокалиберной и лёгкой полевой артиллерии, стрельба миномётов на близких дистанциях — вот характерные особенности боя в городе во время Сталинградской битвы 1942 года.
Каменные постройки, легко и быстро приспосабливаемые к обороне, позволяют придать ей такую силу и прочность, которая в уличном бою не позволяет наступающему действовать, как в обычных полевых условиях, крупными силами пехоты и танков. Кроме того, в ближнем бою пехота и танки несут большие потери от огня автоматического и противотанкового оружия.
Войскам приходится действовать не столько вдоль улиц, сколько в промежутках между зданиями, в домах, во дворах, что вынуждает их разбиваться на отдельные мелкие отряды и группы, а это в свою очередь затрудняет управление войсками.
Таким образом, бой в городе складывается из самостоятельных действий мелких групп и подразделений. Борьба ведётся не только за тот или иной район города, но и за отдельные кварталы, за каменные здания, за отдельные комнаты в крупных неразрушенных домах, за цехи заводов, а внутри заводских цехов за отдельные станки и агрегаты.
При этом значительно повышается роль артиллерии всех калибров, а также роль авиации и других технических средств борьбы, которые, уничтожая вражеские укрепления, прокладывают дорогу пехоте и танкам.
В первый период Сталинградской битвы 1942 года, когда наши войска, привыкшие действовать в полевых условиях, вели бои в городе, используя приёмы полевой обороны, наступление немцев крупными массами пехоты и артиллерии имело некоторый успех. В дальнейшем же, когда наши части овладели тактикой городского боя, немцам пришлось отказаться от действий крупными массами и перейти к использованию своих войск небольшими группами и подразделениями. Но и при этих условиях продвижение противника, несмотря на огромное численное превосходство в людях и в технике, с каждым днём становилось всё медленнее, а впоследствии и вовсе прекратилась.

 

Характер боевых действий противника.  Находясь под гипнозом своей «всесильной» техники (особенно авиации и танков) и базируясь на опыте прошлых войн, немцы были твёрдо уверены, что Сталинград они возьмут с хода. Однако по мере приближения к Волге темпы их наступления снижались; всё с большими потерями им удавалось овладевать улицами, кварталами и домами; наконец, противник был вынужден остановиться.  Бойцы героической 62-й армии, как правило, не отступали ни на шаг, они до последнего дыхания отстаивали свои рубежи, нанося врагу огромные потери.


Тактика наступательного боя немцев в городе. Во всех случаях организации наступления противник сосредоточивал на узком фронте (на направлениях главных ударов) численно превосходящие силы и средства. Дивизия обычно наступала в полосе, не превышавшей 500—600 м, несколькими эшелонами, полк действовал на участке 200—300 м. Переходу в наступление предшествовала непродолжительная, но сильная артиллерийская и миномётная подготовка, дополняемая непрерывными массированными налётами бомбардировочной авиации. При подготовке наступления на завод «Баррикады» немцы в течение трёх дней бомбили территорию завода, не прекращая бомбардировки и ночью. Были дни, когда части 62-й армии выдерживали До 1 800—2 000 самолёто-налётов врага.

В коротких промежутках между авианалётами усиливался огонь артиллерии и особенно миномётов (в том числе и шестиствольных). Но даже и после такой всесторонней и продолжительной подготовки наступление немцев в большинстве случаев успеха не имело; их атаки, как правило, отбивались мужественными защитниками Сталинграда. Тогда противник возобновлял подготовку, а в некоторых случаях отводил свои части назад. Так было 2 октября, когда все атаки противника в районе бани (западнее завода «Красный Октябрь») были отбиты нашими войсками; баня шесть раз переходила из рук в руки и осталась за нами; 3 октября противник возобновил на район бани налёты авиации, а также повторил артиллерийскую и миномётную подготовку. Только после этого вражеские войска предприняли новые атаки.

Пехота вермахта в боях за Сталинград


Огневая подготовка наступления производилась весьма тщательно. Немцы методично и продолжительное время обстреливали огнём всех видов намеченный для наступления коридор от переднего края и до берега Волги, при этом часть самолётов выделялась для подавления нашей артиллерии на левом берегу реки. Пикирующие бомбардировщики, хорошо прикрытые о воздуха истребителями, обычно на большой высоте проходили в глубь нашей обороны без бомбёжки, а затем, развернувшись, подходили с востока группами по 6—12 самолётов и пикировали на наши войска, сбрасывая бомбы и одновременно обстреливая из пулемётов. При бомбёжке участков, где наносились вспомогательные удары, противник применял воющие бомбы с расчётом произвести моральное воздействие на обороняющихся.
На боевые порядки войск немцы обычно сбрасывали бомбы весом 25—100 и редко 250 кг. Особо важные опорные пункты разрушались бомбами весом в 250 кг и больше.
Артиллерийские орудия калибра до 105 мм включительно в большинстве случаев использовались неприятелем как орудия сопровождения пехоты; огневые позиции для них устраивались в зданиях, за углами зданий и за другими укрытиями, откуда немцы прямой .наводкой вели огонь по нашим опорным пунктам, окопам, танкам и пехоте.
Использование миномётов всех видов было доведено противником до максимального предела. Миномётным огнём покрывалась обычно вся полоса предстоящего наступления.
 В период подготовки немцы проводили тщательную разведку с целью отыскания слабых мест в нашей обороне и стыков частей. Разведка велась авиацией, пехотой, а также специальными танка- ми-разведчиками. Самолёты фотографировали расположение наших войск, огневые позиции артиллерии, места скопления танков и резервов. Разведывательные группы пехоты противника действовали чрезвычайно настойчиво. Будучи отбиты огнём передовых огневых точек, немцы обычно после артиллерийской и миномётной подготовки повторяли поиск. Такими повторными поисками разведывательных групп они стремились не только вскрыть систему нашей обороны, но уже до начала наступления частично её нарушить.
Иногда немцы проводили ножные разведывательные поиски для захвата контрольных пленных. С целью введения наших войск в заблуждение относительно времени начала наступления и направления удара, а также для вскрытия мест расположения огневых точек и средств противотанковой обороны, противник часто предпринимал ложные передвижения и перегруппировки в глубине овоих боевых порядков.
Глубокие прорывы танками в городе немцам не удавались, и это заставило их впоследствии организовывать наступление методически с последовательными атаками отдельных опорных пунктов. Бывали случаи, когда на том или другом участке франта для частей 62-й армии складывалась очень тяжёлая обстановка. При непрерывном нажиме противник мог бы иметь значительный тактический успех, но большие потери, наносимые врагу нашими частями, вынуждали его останавливаться, подтягивать резервы и огнём подготавливать дальнейшее наступление. Это давало нашим войскам возможность подтянуть к месту намечаемого прорыва свои резервы и восстановить систему огня и обороны в целом.
При всех наступательных действиях немцы широко использовали автоматчиков мелкими группами и в одиночку. Проникая в расположение наших войск, автоматчики в момент начала наступления противника с фронта открывали огонь в тылу и; создавали видимость окружения.
Применение танков практиковалось небольшими группами, которые противник придавал полкам для поддержки пехоты (20—30 танков на пехотный полк) и для выброски танковых десантов.
Наступление немцев развивалось обычно в таком порядке. После окончания авиационной, артиллерийской и миномётной подготовки ‘начинали действовать танки. Первая группа танков, выйдя из укрытий и продвигаясь к нашим окопам, вела огонь с хода и старалась вызвать на себя огонь нашего противотанкового оружия. Эти танки быстро выводились из строя, но и противник получал возможность сосредоточивать огонь миномётов, артиллерии и авиации на выявленных противотанковых орудиях и противотанковых ружьях.
После повторного огневого воздействия выдвигалась основная масса танков, эшелонированных в глубину и в большинстве случаев с автоматчиками, посаженными на броню; часть танков вела огонь из временных укрытий, используя развалины зданий, заборы и другие укрытия.
Огнём в упор танки (особенно тяжёлые) стремились уничтожить уцелевшие огневые точки, а автоматчики небольшими группами быстро рассредоточивались и закреплялись в зданиях, подвалах, щелях, стараясь проникнуть возможно глубже в нашу оборону. Тяжёлые танки для ведения огня в упор часто подходили к нашим опорным пунктам на расстояние 30—40 м; лёгким и средним танкам это не удавалось, так как они несли большие потери от огня наших противотанковых средств. Им приходилось останавливаться где-либо за укрытиями на дистанции 150—200 м и оттуда огнём с места поддерживать автоматчиков и пехоту.
Немецкие автоматчики, специально отобранные и подготовленные, проникали через бреши нашей обороны в глубину и оставались там иногда по нескольку дней даже в тех случаях, когда наступление противника успеха не имело. Вооружённые нередко пулемётами и даже лёгкими миномётами, они укрепляли захваченные позиции и создавали в дальнейшем условия для занятия этих районов основными силами пехоты. Для полного уничтожения немецких автоматчиков приходилось выделять специальные группы бойцов, а иногда и целые подразделения.
   За вторым эшелоном танков и вместе с ним появлялась немецкая пехота. Без поддержки танков и авиации она наступления почти никогда не предпринимала. Пехота, как правило, атаковала несколькими эшелонами (чаще тремя), но действия её характеризовались крайней осторожностью. Она стремилась наступать в полосе, расчищенной бомбардировочной авиацией и автоматчиками. До штыковой атаки немцы наступления обычно не доводили, рукопашные схватки всегда навязывались им нашими войсками.
   При проникновении в глубину нашей обороны немцы для блокирования незанятых ими опорных пунктов оставляли группы пехоты и автоматчиков, усиленные танками и орудиями ближнего боя. Эти группы, прежде чем  штурмовать опорные пункты, стремились всеми средствами разрушить их.
   Вечером наступление обычно заканчивалось и возобновлялось только с рассветом. Немцы редко прибегали к ночному бою, но в борьбе за Сталинград были случаи и ночных атак противника.
   При наступательных действиях в городе противник широко применял сапёрные части, используя их не только по прямому назначению для ликвидации заграждений и подрыва зданий, но часто и как штурмующие части.
   Организация немцами обороны в городе. Немецкая оборона в городе строилась ка системе взаимосвязанных огнём опорных пунктов, имевших гарнизоны от завода до усиленной роты. На особо важных направлениях создавались узлы сопротивления (узел сопротивления на Пензенской улице, на заводе «Красный Октябрь»)
При организации опорных пунктов использовались все этажи зданий, причём в нижних этажах располагалось тяжёлое оружие, а верхних — автоматическое И лёгкие миномёты, ниже гранатомётчики и снайперы. Опорные пункты соединялись между собой крытыми ходами сообщения, используемыми для манёвра живой силой. Промежутки между опорными пунктами заполнялись отдельными огневыми точками или дзотами. Танки в обороне применялись главным образом как неподвижные огневые точки, для чего они размещались в строениях или в земляных укрытиях.

Как Россия выиграла Сталинградскую битву

Сдача запрещена. Шестая армия будет удерживать свои позиции до последнего человека и до последнего раунда.

Гитлер генералу Паулюсу, 24 января 1943 г.

Весной 1942 года немецкому наступлению на Советский Союз исполнился почти год. Гитлер, полагая, что он может победить на Востоке, начав решительное наступление на юге, направленное на экономические ресурсы Советского Союза, 28 июня предпринял двойное наступление.Группа армий «А» продвигалась к богатому нефтью району Баку, а группа армий «Б» — к Сталинграду и Волге. Сталинград был ключевой стратегической целью. Это был важный промышленный центр, узел связи, расположенный на берегу Волги. Захват Сталинграда перерезал бы этот водный путь — основной маршрут снабжения с юга в центральную и северную Россию.

Красная Армия, деморализованная и обескураженная годом горьких и дорогостоящих поражений, начала использовать новую стратегию: боевое отступление.Вместо того, чтобы защищать свои позиции любой ценой — стратегия, которая привела к большим потерям в течение первого года войны, — советским частям теперь было приказано отступить перед лицом сильных немецких атак. Эта тактика повернула бы огромные пространства русской степи против немцев и создала бы огромную нагрузку на их линии снабжения.

Немецкая 6-я армия под командованием генерала Фридриха Паулюса быстро продвигалась вперед при поддержке 4-й танковой армии. К лету 1942 года они достигли пригородов Сталинграда на западном берегу Волги.Здесь отступление советских войск закончилось, и Василий Чуйков приготовился возглавить решительную оборону города. Когда битва началась всерьез, люфтваффе сбросили 1000 тонн бомб на Сталинград, что привело к созданию усеянного щебнем ландшафта, идеально подходящего для обороны.

Немецкие войска были ошеломлены ожесточенными уличными боями, в которых они оказались вовлеченными во время продвижения к центру города. Для солдат, привыкших к хорошо поставленной мобильной войне, свирепые ближние бои в руинах города были новым и ужасающим опытом.

У Советов были свои проблемы. Подкрепления приходилось переправлять в город через Волгу, часто под сильным артиллерийским обстрелом и бомбежками. Многие подразделения понесли большие потери еще до того, как вступили в бой. Советские штрафные части, некоторые из которых содержали политических заключенных, использовались для обвинения в самоубийстве. Средняя продолжительность жизни советского солдата в разгар боя составляла всего 24 часа.

19 ноября 1942 года Советы использовали один миллион человек, чтобы начать контратаку, операцию «Уран», окружив город и захватив в нем Шестую немецкую армию. Для Паулюса и его людей положение было отчаянным. Наступила зима, и у них заканчивались продукты, боеприпасы и медикаменты. Несмотря на усилия Люфтваффе, доставить по воздуху достаточно припасов не удалось. В декабре операция по оказанию помощи, организованная генералом фон Манштейном, едва не смогла прорваться к городу. Это была последняя надежда Шестой армии.

2 февраля 1943 года генерал Паулюс сдался с оставшимися 91 000 солдатами. Огромную человеческую цену битвы трудно понять.Силы Оси (состоящие из немецких, итальянских, румынских и венгерских войск) потеряли 800 000 человек, Советы — более одного миллиона. Битва ознаменовала собой самый дальний этап продвижения Германии в Советский Союз и рассматривается многими историками как ключевой поворотный момент в войне.

Знаете ли вы?

На узких улочках предместий Сталинграда немцам приходилось драться за каждый дом. Во время боевых действий нередко встречались дома, в которых подвал и цокольный этаж были заняты советскими войсками, а верхние этажи — немцами

‘Уличные бои в Сталинграде’, 1942 год.

Серебряно-желатиновый отпечаток. A… News Photo

Соглашение о легком доступе

Следующие активы содержат неопубликованный и/или ограниченный контент.

Изображения, помеченные как Загрузки для быстрого доступа , не включены в пакет Премиум-доступа или подписки Getty Images, и вам будет выставлен счет за любые изображения, которые вы используете.

Легкий доступ к загрузкам позволяет быстро загружать изображения высокого разрешения без водяных знаков. Если у вас нет письменного соглашения с Getty Images, в котором указано иное, загрузка в режиме простого доступа предназначена для коммерческих целей и не лицензируется для использования в окончательном проекте.

Ваша учетная запись Easy-access (EZA) позволяет сотрудникам вашей организации загружать контент для следующих целей:

  • Испытания
  • Образцы
  • Композиты
  • Макеты
  • Черновой монтаж
  • Предварительные правки

Он имеет приоритет перед стандартной комбинированной сетевой лицензией для неподвижных изображений и видео на веб-сайте Getty Images. Учетная запись EZA не является лицензией.Чтобы дополнить свой проект материалами, загруженными из вашей учетной записи EZA, вам необходимо получить лицензию. Без лицензии дальнейшее использование невозможно, например:

  • презентации фокус-групп
  • внешние презентации
  • итоговые материалы, распространяемые внутри вашей организации
  • любые материалы, распространяемые за пределами вашей организации
  • любые материалы, распространяемые среди населения (такие как реклама, маркетинг)

Поскольку коллекции постоянно обновляются, Getty Images не может гарантировать, что какой-либо конкретный элемент будет доступен до момента лицензирования.Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с любыми ограничениями, сопровождающими Лицензионные материалы на веб-сайте Getty Images, и свяжитесь с вашим представителем Getty Images, если у вас возникнут вопросы по ним. Ваша учетная запись EZA останется на месте в течение года. Ваш представитель Getty Images обсудит с вами продление.

Нажимая кнопку «Загрузить», вы принимаете на себя ответственность за использование неопубликованного контента (включая получение любых разрешений, необходимых для вашего использования) и соглашаетесь соблюдать любые ограничения.

Немецкая капитуляция под Сталинградом 2 февраля 1943 г.

Немецкая капитуляция под Сталинградом 2 февраля 1943 г.
(Капитуляция началась 31 января 1943 г.)

Вторая мировая война, считающаяся одним из самых мрачных пятен в современной истории человечества, не лишена примеров тягот и зверств войны.

Сталинградская битва между нацистской Германией и Советской Красной Армией, возможно, является самым известным и, возможно, первым примером городских боевых действий и ужасов ведения войны в густонаселенном районе.Этот город на юге России имел большое стратегическое и материально-техническое значение для Советской армии. Бой начался 23 августа 1942 года.

Невиданная ранее реальность городской войны в Сталинграде была не похожа ни на один другой фронт во время Второй мировой войны. Немецкие солдаты, пытавшиеся захватить город, начали называть эту комнату за комнатными боями Раттенкригом (Крысиная война) и шутили о захвате кухни, но все еще сражались за гостиную, поскольку большая часть боев происходила в жилых и промышленных районах. города.Однако шутка была недалека от реальности, поскольку некоторые бои велись из комнаты в комнату в больших многоквартирных домах.

Одна из самых ожесточенных боев за районы города произошла на большом элеваторе, расположенном в южной части города. Между сильно ослабленной 10-й стрелковой бригадой Советской Армии, охранявшей элеватор, и приближающимся наступлением нацистской армии произошло пятидневное противостояние. (Гланц, 2008).

Нацистская армия воодушевилась своим первоначальным успехом, захватив большую часть южной части города, но на протяжении всего конфликта не смогла захватить центральную и северную части города. Если бы нацистским немцам удалось бы успешно обезопасить центр и части севера, Советы потеряли бы доступ к своим маршрутам снабжения через переправы через реку Волгу. Если бы советские войска не сохранили свои пути снабжения, велика вероятность, что исход битвы за город был бы другим.

19 ноября 1942 года Советы начали операцию «Уран» в ответ на нападения и блокады, удерживавшие нацистскую Германию в большинстве своем в городе.Ключом к операции было атаковать немецкую оборону в ее самом слабом месте, северном фланге немецкой армии, удерживаемом 3-й румынской армией. У румынской армии практически не было шансов противостоять агрессивному наступлению Советской Армии, что положило конец немецкому контролю над городом.


Войска 3-й румынской армии в полях под Сталинградом.

Объявлена ​​капитуляция нацистской Германии под командованием генерал-фельдмаршала (генерал-фельдмаршала) Фридриха Паулюса, который не подчинился прямому приказу самого Адольфа Гитлера, предписывающего Паулюсу сражаться до последнего человека. Немецкая капитуляция началась 31 января, а последние полки нацистских войск в городе сложили оружие 2 февраля 1943 года. Эта последняя капитуляция привела ужасную битву за город к горько-сладкому завершению. Большая часть города была уничтожена в битве, а центр города превратился в руины. Сталинград считался величайшим поражением в истории немецкой армии и первым поражением Германии во Второй мировой войне, знаменовавшим неизбежное поражение нацистской Германии.

Список источников:

Гроссман, В.(2020). Сталинградская битва: Джеральд МакГи размышляет об известном романе об одном из решающих сражений Второй мировой войны. Международное обозрение Новой Зеландии, 45 (5), 26–28.

Гланц, Д. (2008). Борьба за город Сталинград: боевые порядки сторон, боевые приказы и донесения и оперативные карты Часть 1: Борьба за пригороды Сталинграда, центр города и заводские поселки. 3 сентября — 13 октября 1942 г. Журнал славянских военных исследований, 21 (1), 146–238. https://doi. org/10.1080/13518040801894340

2 февраля 1942 года: немецкая капитуляция под Сталинградом.

 

Посмотреть полный список

Обратите внимание: чтобы предлагать вам новые и интересные игры, материалы Hoopla обновляются ежемесячно, и в будущем эти игры могут быть недоступны. Чтобы найти последние игры, посетите сайт www.hoopladigital.com.

Films Media Group — Сталинградская битва

Введение в командные решения: Сталинградская битва (00:46)
БЕСПЛАТНЫЙ ПРЕДПРОСМОТР

В 1941 году Гитлер вторгается в Россию.Сталин должен остановить гитлеровскую армию под Сталинградом. Судьба России и Европы висит на волоске. Зрители проверяют свои навыки, стратегию и выдержку против Сталина, когда они сталкиваются с вопросами, которые могут выиграть или проиграть войну.

Какая тактика лучше всего уничтожит танковые танки? (02:54)

Май 1942: Гитлер контролирует Западную часть Советского Союза. Он надеется захватить Кавказское нефтяное месторождение, а Сталинград стоит у него на пути.Танки Гитлера легкие и точные. Сталин посылает собак, начиненных взрывчаткой, уничтожать танки.

Самое эффективное наказание для дезертиров (01:19)

Сталинские солдаты дезертируют тысячами. Сталин приказывает расстреливать дезертиров на месте.

Что вы делаете со сталинградцами (02:30)

23 августа 1942 г.После месяца боев гитлеровская армия достигает Сталинграда. На город сброшено более 1000 тонн бомб. Сотни тысяч горожан держат в городе, чтобы заставить русские войска сражаться за Сталинград.

Как лучше всего перебросить войска через реку? (01:56)

13 сентября 1942 года: немецкие войска вторгаются в Сталинград. Генералу Василию Чуйкову нужно больше людей, но единственный способ доставить их — это переправиться через Волгу.Маленькие паромы используются для переброски десятитысячного войска через Волгу. Три тысячи убиты на переправе.

Какая лучшая стратегия уличных боев? (02:09)

В ходе кровопролитных уличных боев немецкие войска берут под контроль Сталинград одно здание за другим. Численность превосходит 4:1, и Чуйков знает, что не может победить силой. Он предпочитает вести ближний бой, чтобы немецкие самолеты не рисковали бомбить собственные войска.

Как лучше всего отвлечь внимание от атаки? (03:18)

11 ноября 1942 года: немецкие войска контролируют 90% Сталинграда. Гитлер отправляет большую часть своих оставшихся войск в Сталинград, оставляя плохо обученный фланг. Сталин планирует дерзкий удар и строит 17 фальшивых мостов, чтобы немцы не понимали места его атаки.

Какая трансляция больше всего повредит моральному духу немцев? (01:51)

19 ноября 1942 года: сталинские войска контратакуют слабо защищенные немецкие фланги и окружают гитлеровские войска, переломив ход боя.Затем Сталин начинает психологическую войну, транслируя тиканье часов и сообщение: «Каждые семь секунд в Сталинграде умирает немецкий солдат».

Какую тактику могут использовать ваши снайперы, чтобы выманить немцев из укрытия? (01:40)

16 декабря 1942 года: сталинские генералы наносят удар по немецким спасателям. В Сталинграде русские переходят в наступление. Они создают фиктивных солдат, с помощью которых выманивают немцев из укрытия.Затем российские снайперы прицеливаются.

Как ваши войска могут остановить немецкий воздушный транспорт? (01:54)

10 января 1943 года: Сталин контролирует территорию вокруг города. Его войска ведут массированный артиллерийский обстрел и атакуют город, начиная финальную битву насмерть. Российские войска запускают сигнальные ракеты, сбивая с толку немецких летчиков-спасателей, которые сбрасывают припасы в руки русских.

Величайшая ошибка Гитлера (00:58)

Вторжение Гитлера в Россию подготовило почву для его поражения во Второй мировой войне.Победа досталась Сталину страшной ценой.

Кредиты: Битва за Сталинград (00:20)

Кредиты: Сталинградская битва

Чтобы узнать о дополнительных цифровых возможностях аренды и покупки, свяжитесь с медиа-консультантом по телефону 800-257-5126
(нажмите вариант 3) или напишите по адресу [email protected]

россиян тысячами вышли на улицы, чтобы отметить 75-летие Сталинградской битвы | The Independent

На этой неделе десятки тысяч россиян собрались по всей стране, чтобы отметить 75-летие Сталинградской битвы.

Митинги, организованные Общественной палатой по инициативе правительства, были организованы в ознаменование разгрома нацистских войск в городе, ныне называемом Волгоградом, 2 февраля 1943 года, ключевого поворотного момента во Второй мировой войне.

По данным полиции, в субботу на митинге на Васильевском спуске в Москве, прилегающем к Красной площади, собралось 60 000 человек. Подобные собрания прошли и в других городах.

Владимир Путин принял участие в митинге в Волгограде в пятницу, восхваляя победу Красной Армии как яркий пример стойкости России в невзгодах.

Мероприятия также были приурочены к годовщине военной победы, чтобы выразить патриотическое единство и поддержку российских спортсменов в преддверии предстоящих зимних Олимпийских игр.

Демонстрации прошли на фоне критики того, что российские спортсмены были обязаны выступать в нейтральной форме на играх в Пхенчхане после допинговых скандалов.

Некоторые участники московского митинга держали плакаты с надписью: «Спортсмены без флага – спортсмены без Родины».

Что случилось в Сталинграде?

Солдат ковыляет вокруг заболоченной воронки во время Сталинградской битвы

(Getty)

Летом 1942 года немецкие войска продвигались по югу России, пока в конце августа не достигли окраин города.

К сентябрю бои переместились внутрь города, советские подкрепления расположились в городе, и бой велся в ближнем бою на улицах, заводах и домах.

Обе стороны часто захватывали локации, неся тяжелые потери, но через несколько часов снова теряли локации.

К концу 1942 года 6-я немецкая армия была окружена, но Гитлер сказал, что нацистские войска никогда не покинут город, вместо этого доставляя припасы войскам до тех пор, пока не будет собрано подкрепление.

Тем не менее, Красная Армия сломила сопротивление нацистов более чем за месяц, пока оставшиеся 91 000 солдат Оси не сдались 2 февраля 1943 года.

Почему Сталинград так важен?

Митинг в Москве, организованный в честь 75-й годовщины Сталинградской битвы

(Getty)

Сталинград считается самой кровопролитной битвой в истории войн, в которой погибло от 1,7 до 2,2 миллионов человек. более пяти месяцев боевых действий.

Битва считается не только крупнейшим поражением за всю историю немецкой армии, но и переломным моментом на Восточном фронте и всей Второй мировой войне.

Хотя в битве Шестая армия Германии была уничтожена, а силы многих ее союзников сильно истощены, символика Сталинграда оказалась не менее важной.

Поражение подорвало боевой дух немцев, и Гитлер начал верить, что ведет оборонительную войну, тогда как победа дала Советам новую уверенность в том, что войну можно выиграть.

Многие пришли к выводу, что теперь это только вопрос времени, когда Германия потерпит поражение, а союзные войска одержат несколько важных побед в 1943 году, чтобы одержать верх в войне.

Неизвестный Сталинград: «Граната, граната, моя граната…»

Это вторая статья цикла. Начните здесь.

Сегодня в России символом уличных боев в Сталинграде является 13-я гвардейская стрелковая дивизия. Однако реальные события тех дней со временем менялись на страницах историко-литературных произведений. В итоге реальная история незаметно отошла на второй план, уступив место красивым легендам.

В боях под Харьковом и на Дону в мае-июле 1942 года 13-я гвардейская стрелковая дивизия (ГСД) понесла большие потери. Теперь она пополнялась солдатами и унтер-офицерами, а среди командиров было много вчерашних курсантов. Значительная часть Красной Армии была призвана из республик Закавказья и Средней Азии и плохо владела русским языком. Подготовка этих новобранцев была предельно простой: две недели по тактике и только одна по стрельбе.Ощущалась острая нехватка материальных средств.

Здание Госбанка после августовского бомбежки

Но костяк дивизии составляли десантники 5-й воздушно-десантной бригады, перенявшие опыт ожесточенных боев лета 1942 года. Командовал дивизией генерал-майор Александр Ильич Родимцев, опытный солдат, посвятивший свою жизнь на службу и имел за плечами две войны: советско-финляндскую и гражданскую в Испании. Биография его, как и многих его сверстников, искренне любивших Родину и коммунистические идеалы, во многом напоминала строки известной поэмы «Гренада» 1920-х годов М. Светлов.

Вечером 14 сентября 13-я гвардейская стрелковая дивизия сосредоточилась в районе Красной Слободы, после того как накануне была срочно переброшена в район Центральной Ахтубы. Теперь он столкнулся с рекой и городом, где ему предстояло сражаться и побеждать, потому что другого выхода не было.

Об этом и многом другом думал командир дивизии, стоя на восточном берегу Волги. Туда полугусеницы доставляли боеприпасы и продовольствие, которое солдаты запасали и грузили на лодки и баржи.На противоположном берегу реки, пылая огнями, виднелись остовы многоэтажек. На берегу были видны взрывы и слышны звуки пулеметной стрельбы, а это означало, что немцы уже в городе и подошли к Волге.

Берег Волги напротив пивзавода и комплекса зданий НКВД, места высадки 42-го гвардейского стрелкового полка полковника Елина. Вдали, в центре снимка, еще видна целая труба мельницы №4, а справа горит НПЗ

К полуночи 42-й гвардейский полк полковника И.П. Елин начал пересекаться. Первый батальон этого полка, усиленный ротой автоматчиков и несколькими отрядами 45-мм орудий, уже высадился на правом берегу с задачей очистить от немцев район переправы, закрепив таким образом плацдарм. Но вопреки приказу командира Родимцева гвардейцы первого батальона, миновав под прикрытием крутого берега занятые немцами с юга «дома специалистов», стали продвигаться дальше в центр города.

Этот батальон стал пресловутым «последним батальоном», получившим прямое указание от Чуйкова. Разорвав цепочку подчинения, командир поставил комбата З.П. Новые задачи Червякова: отбить центральный вокзал Сталинграда и занять там круговую оборону. Привокзальная площадь была ключом к обороне центра города, широкое пространство железнодорожных путей и широкая Коммунистическая улица позволяли смотреть далеко вперед и вокруг.

В ночь с 14 на 15 сентября вслед за частями 42-го гв 34-й гв полк под командованием подполковника Д.И. Панихин перешел дорогу. При переправе в катер с боевиками попал снаряд, 12 человек погибли. Водитель другого катера отказался вести баржу к берегу и был застрелен. В 10 часов, когда уже рассвело, штаб дивизии и командир переправились последними. По пути бронекатер попал под обстрел немецкого пулемета из захваченного здания Госбанка, был ранен дивизионный инженер.

Вдоль причалов проложена железнодорожная ветка, забитая вагонами. Объекты на снимке: 1. Пивоварня 2. Комплекс зданий НКВД 3. Мельница № 4. Напротив комплекса НКВД, в водосточной трубе, вырытой в крутом склоне, располагался штаб 13-й гвардейской дивизии генерал-майора Родимцева , рядом со штабом 42-го гв полка

С утра до вечера 15 сентября немецкая авиация интенсивно бомбила набережную Волги и район переправы 62-й армии.Штаб и тылы дивизии буквально зарылись в крутой берег реки, вокруг раздавались взрывы и крики, повсюду валялись изувеченные трупы. Во второй половине дня комдива Родимцева вызвал командир Чуйков, штаб которого все еще располагался в землянке на улице Пушкина. Мчась из одной воронки в другую, под непрерывным огнем, мимо захваченных береговых построек комдив наконец добрался до штаба армии.Из пяти командиров, сопровождавших Родимцева, на улицу Пушкина дошли только двое. Приказ Чуйкова был ясен: наступать. И Родимцев это прекрасно понимал. Если занять оборону на небольшом прибрежном клочке земли, дивизия становится легкой добычей.

Вернувшись в свою землянку, Родимцев выслушал доклад полковника Т.В.Бельского. Части дивизии под огнем противника углубились в городские кварталы. Первый батальон 42-го гвардейского стрелкового полка (ГРП) ночью занял оборону в районе центрального вокзала, связные доложили, что в бою за здание вокзала тяжело ранен комбат.

Гвардейцы 2-го и 3-го батальонов 42-й гсп, переправившись в темноте и сразу вступив в бой, к утру очистили участки пивзавода и комплекса зданий НКВД. Второй батальон, обойдя район Госбанка с фланга, начал наступление в направлении центрального вокзала. Бой завязался у четырехэтажной школы № 19, расположенной за Госбанком. Немецкий пулеметный расчет, ведя огонь из лобового окна здания, предотвратил дальнейшее продвижение.Третий батальон наступал по улице Солнечной в направлении железной дороги, но огонь из корпусов Военторга и школы № 6 прижал бойцов к земле.

Прибрежные «высотки» на флангах дивизии удерживали немцы. Гренадеры 194-го полка 71-й стрелковой дивизии забаррикадировали все входы в здание Госбанка. У «домов специалистов», недоступных для советской артиллерии из-за Волги, стояли «Штуги» 244-го подвижного артиллерийского дивизиона.Родимцев решил обезопасить этот район пулеметным батальоном под командованием А. Д. Харитонова и дивизионным отрядом охраны. Остальным частям 42-го и 34-го полков была поставлена ​​задача наступать в направлении железной дороги, отсекая прорывавшихся к Волге немцев.

Штуги из 244-го дивизиона штурмовых орудий у северного «дома специалистов». До блиндажа, где Александр Ильич Родимцев совещается со штабом, было не более пятисот метров по прямой.Фото из книги Дж. Марка «Ангрифф»

34-й гвардейский полк Панихина, высадившись в районе Соляной пристани и оврагов Долгий и Крутой, встретил сопротивление разведывательного отряда 295-й стрелковой дивизии в районе «Г-образного дома» и «Дом железнодорожников». Пройдя корпуса со стороны оврага, бойцы второго батальона под прикрытием дымовой завесы выбили немцев из здания. Первый батальон продолжал наступать дальше по оврагу и вышел к железной дороге.

На фото ниже хорошо виден «Г-образный дом», справа недостроенный «дом железнодорожников», а внизу школа № 38 через улицу Пензенскую. Кровопролитные бои шли над корпусами три месяца подряд, и в начале декабря, после двухдневного боя, гвардейцы Родимцева наконец захватили эти немецкие опорные пункты.

Севернее шёл ожесточённый бой на вершине Мамаева кургана. Немцы оттеснили остатки сводного полка капитана Асеева из района водоемов, отбив 102-ю высоту.

16 сентября 39-й гвардейский полк под командованием майора С.С. Долгова был оперативно подчинен командиру Чуйкову. Полк получил задачу выбить немцев из района водоемов и очистить Мамаев курган. Бойцы первого и второго батальонов повели цепную атаку по северному и восточному склонам кургана. Третий батальон попал под налеты немецкой авиации на подходе к линии фронта, был рассеян и понес большие потери.

Северо-восточный склон Мамаева кургана. У подножия кургана сбились в кучу несколько домов, район в народе назывался «Нахаловка». Здесь жила будущая основательница «Черкасовского» объединения по восстановлению Сталинграда Александра Максимовна Черкасова. заботы были только о том, как выжить на передовой с маленькими детьми на руках

Чем ближе к вершине, тем плотнее становился огонь противника, немецкие пулеметы на флангах не давали солдатам поднять головы.Легли и отошли назад, командир роты погиб. Еще выстрел, и немецкий пулеметчик, дернувшись, рухнул на дно окопа. Второй член экипажа, опрометчиво пытаясь снять «МГ» с бруствера, упал рядом с ним. Так открыл свой счет будущий знаменитый снайпер 13-й гвардейской дивизии Анатолий Иванович Чехов.

Командир второго батальона двадцатисемилетний ротмистр Матвей Данилович Кирин возглавил подъем лежачих солдат в атаку.На вершине кургана, в окопах и блиндажах, в упор стреляли друг в друга гвардейцы 39-го гвардейского полка и пехотинцы 517-го полка. Как дело дошло до холодного оружия, немцы отошли, не выдержав штыкового удара. В 13:00 16 сентября высота 102 снова оказалась в руках советских войск. В шестой роте, занявшей позиции вокруг правой цистерны с водой и готовившейся к круговой обороне, из ста двадцати бойцов осталось восемнадцать.Услышав шум танковых моторов с западной стороны кургана, Кирин мрачно подумал о шести оставшихся в батальоне ПТР.

Остатки цистерны с водой на вершине Мамаева кургана, зима 1943 года. В центре снимка виден подбитый Stug

В 24:00 16 сентября штаб 62-й армии был эвакуирован из центра города на набережную за Баррикадами и заводами «Красный Октябрь». Сначала им пришлось переправиться на восточный берег, так как немецкие позиции в «домах специалистов» и Госбанке держали берег под обстрелом.Но сами немцы (батальон гауптмана Хинделанга) вели бой в окружении. Передовые части 42-го и 34-го гвардейских полков дивизии Родимцева вышли к железнодорожному полотну и широкой улице Коммунистической. Первый батальон 42-й гв смог закрепиться в районе Центрального вокзала, перерезав своим огнем пути снабжения немецких частей, вышедших к Волге.

На следующий день, 17 сентября, сводный полк 112-й стрелковой дивизии и 39-го гвардейского полка получил приказ командующего армией начать наступление по юго-западным склонам Мамаева кургана в направлении центра города и железнодорожной ветки. Но вездесущая авиация в небе и немецкие огневые точки в строениях у подножия кургана сделали наступление невозможным, так как полки понесли большие потери. Из района завода «Красный Октябрь» три морских 152-мм орудия, установленных на железнодорожных путях, вели огонь по скоплению немецкой пехоты и техники на западных склонах Мамаева кургана.

Южнее кургана, в центре Сталинграда, наступило относительное затишье. Отрезанные в корпусах на набережной, передовые отряды немцев были вынуждены беречь боеприпасы, но их стало не хватать и дивизии Родимцева.Ситуацию усугубил взрыв снарядов, хранившихся на берегу Волги, взорвавшихся от прямого попадания немца.

В районах дебаркадеров скученность не уменьшилась: несмотря на донесения 71-й стрелковой дивизии, переправы № 1 и 2 еще работали. Ящики со снарядами быстро выгружались с прибывающих бронекатеров, а несколько бойцов пополнения прыгали в воду. Раненых и мирных жителей оттащили назад. Когда ситуация вот-вот должна была перерасти в беспорядочную давку, несколько работников НКВД и отряда охраны 13-й гв попытались навести порядок, матерясь и протягивая пистолеты Наган. Кругом валялись без присмотра убитые солдаты, зияли воронки и нагромождались железнодорожные вагоны. Постоянные артиллерийские и авиационные обстрелы лишь дополняли картину сталинградского апокалипсиса.

Любопытный документ от 16 сентября. Немцы вышли к Волге в центре города, 62-я армия истекает кровью, на Мамаевом кургане бушует война, вся артиллерия двух немецких дивизий обстреливает отвоеванный Элеватор: первый штурм Сталинграда в самом разгаре. Но агроному колхоза «Красный садовник» товарищу Сениной нужно отправиться в осажденный город, где осталась ее семья.А начальник участка переправы, поддавшись давлению женщины, ставит свою подпись: «Разрешаю переправу 16 сентября 1942 года». Вспоминается история с последним билетом на «Титаник»… Фотодокумент предоставлен А. Сквориным

В ночь с 17 на 18 сентября 137-я танковая бригада вместе с двумя батальонами 92-й морской стрелковой бригады форсировала реку в сторону города.

92-я стрелковая бригада в составе четырех батальонов переправилась в город у памятника Холзунову и должна была занять оборону южнее реки Царицы, где остатки советских частей вели бои в ближнем окружении вокруг огромного здания Зерновой элеватор, который уже дважды переходил из рук в руки.

На переднем плане площадь Девятого января, район боевых действий 3-го батальона 42-го гвардейского полка

1. Вдали вырисовывается центральный вокзал Сталинграда, где 1-й батальон 42 гсп занимал позиции
. 2. Здание школы №6
3. Руины шестиэтажки Облпищепрома, более известной как Военторг
4. Остатки примыкающего «дома металлистов»
5. Дом Совпартконтроля, известный в дивизионных сводках как «Дом Заболотного»
6.Дом Облпотребсоюза, более известный как «Дом Павлова»

Ночью Чуйков получил приказ командования фронта перейти в наступление: «…для оказания помощи войскам Сталинградского фронта и очистки города от противника: использовать силы трех стрелковых и одной танковой дивизий 62-й Армии наступать из района высоты 102 в северо-западном направлении и на западные окраины города Сталинграда».

В 137-й «танковой бригаде» было всего 10 легких танков Т-60.19 сентября его танкисты применялись как обычная пехота: в 12:00 два батальона по 250 человек пошли в атаку на северные склоны Мамаева кургана в направлении высоты 112,5 и Летной школы. В наступлении 19 сентября участвовала и свежая 95-я стрелковая дивизия, двумя полками которой удалось переправиться к вечеру 18 сентября. Им помогали остатки 9-й ОМСБр. Немецкая артиллерия и шестиствольные минометы накрыли высоту одним залпом: атака провалилась, а и без того обескровленной 62-й армии добавились большие потери.

Немецкий аэрофотоснимок от 17 сентября с напечатанными названиями улиц. Нумерация объектов соответствует предыдущей картинке

В центре города шла острая борьба за каждый дом, то тут, то там вспыхивали стычки и рукопашные схватки. В районе площади Девятого января линия фронта проходила по капитальной стене здания, разделявшей шестиэтажный Военторг и четырехэтажный «дом металлистов». 42-й гвардейский полк сумел отбить «дом металлистов», затем, разрушив немецкую баррикаду в коридоре, выбил немцев из здания Военторга.Поскольку командир отделения погиб в бою, ответственность за выполнение задачи взял на себя сержант Яков Павлов.

18 сентября гвардейцы 9-й роты штурмовали четырехэтажное здание школы № 6 по Смоленской улице напротив «Военторга», но во второй половине дня не смогли полностью захватить школу. Ночью сержант Макаров Лазарь Григорьевич пробрался во флигель здания, занятого противником. Убедившись, что немцы спят, гвардии сержант и два бойца с ножами добили остатки немецкого гарнизона.Сержант Макаров еще не знал тогда, что через два месяца он снова будет штурмовать развалины школы № 6 лейтенантом, а действия его группы будут запечатлены в воинских записях и в центральной газете «Правда».

«Уличный бой в Сталинграде», Георгий Зельма. Фотографий этих развалин с разных ракурсов великое множество, но мало кто знает, что солдаты «штурмуют» школу № 6. Зельма знала, что снимать: прямо как знаменитое «сталинградское» фото (в заголовке), эти развалины стоили солдатам дивизии Родимцева большой крови

Взвод лейтенанта Николая Заболотного пошел по улице Солнечной к железной дороге, впереди шел двадцатидвухлетний командир взвода.В это время бойцы 3-го батальона зачищали дома на Солнечной улице. Гвардии лейтенант Заболотный, призванный в Красную Армию всего несколько месяцев назад, будет убит 24 ноября на площади Девятого января.

На фото медсестра Наталья Ивановна Пасечник, служащая в 13-м гв полку. Как уточняется в наградном листе медали «За отвагу»: «С 15 сентября участвует в боях по обороне города Сталинграда. Вывела с поля боя с оружием 16 солдат и офицеров» На фото слева генерал от инфантерии Александр фон Хартманн, командир 71-й пехотной дивизии, 51 год.Кавалер Железного креста, участник Первой мировой войны, где был тяжело ранен. Под его командованием солдаты 71-й дивизии прошли через Бельгию и Францию, затем сражались под Харьковом и Доном. 26 января 1943 года генерал Хартманн, взобравшись на железнодорожную насыпь и поднявшись во весь рост, открыл огонь из винтовки в направлении русских позиций. Конец был предсказуем, немецкий генерал, не желавший сдаваться, поймал свою пулю, и 71-я ИД почти полностью исчезла в сталинградском котле.
Справа генерал-майор Александр Ильич Родимцев, командир 13-й гвардейской дивизии, 37 лет. Принимал участие в гражданской войне в Испании (где получил звание Героя Советского Союза, орден Ленина и два ордена Красного Знамени) и советско-финляндской войне. Солдаты 13-й гвардейской дивизии, сформированной из воздушно-десантного корпуса, впервые встретились с пехотинцами Гартмана при обороне Киева. Следующая их «встреча» была под Харьковом, а теперь — в центре Сталинграда. Слева командир 194-го полка 71-й пехотной дивизии оберст Фриц Роске.
Справа командир 42-го гв полка 13-й гв дивизии полковник Иван Павлович Елин Слева — гауптман Герхард Хинделанг, командир 1-го батальона 194-го пехотного полка. Разведчики батальона «Хинделанг» первыми вышли к Волге и захватили «дома специалистов» и здание Госбанка. Справа — капитан Алексей Ефимович Жуков, командир 3-го батальона. Павлов, Макаров, Заболотный: гвардейцы батальона Жукова

19 сентября в 12 часов, как уже было сказано выше, началось наступление 62-й армии.Перед дивизией Родимцева стояла прежняя задача очистить центр города от немцев. Три КВ-1 (все, что осталось от 133-й тбр) были выделены в помощь батальонам 42-го гв полка. Танки сначала отбивали немецкие атаки в районе вокзала, затем обстреливали отдельные захваченные немцами дома на Коммунистической и Смоленской улицах, поддерживая бойцов второго и третьего батальонов. Во второй половине дня машины ушли в район севернее площади Девятого января, «где ожидалось наступление 295-й стрелковой дивизии по оврагу Долгий и были замечены штурмовые орудия».

Едва стемнело, саперы 13-й гсд подползли к северной стене захваченного немцами Госбанка, толкая перед собой несколько ящиков с металлическими листами. Саперный взвод лейтенанта Ивана Чумакова прикрывали автоматчики отряда охраны дивизии. Немцы огня не открывали, их огневые точки располагались в глубине здания, и каждая была засчитана. Перегруппировавшись для атаки в воронках у Госбанка, советские воины ждали взрыва, но зажигательная труба горела мучительно долго.Чумаков сжал рукоятку резервного взрывателя, и в следующий момент вспыхнуло, а грохот взрыва прижал его ко дну окопа. Подбежавшие к зданию боевики уже забрасывали окна второго этажа гранатами и бутылками с зажигательной смесью, а штурмовая группа скрылась в проломе стены. За ночь бойцы отряда и разведдивизии очистили от контуженных немцев северный флигель, но их противники еще удерживали южную часть здания. К утру линия фронта разделила руины Госбанка пополам.

Аэрофотоснимок 17 сентября и схема «Битва за Госбанк» из брошюры военно-исторического отдела ГШ 1944 года «Бои в Сталинграде»

20 сентября командующий 6-й армией Фридрих Паулюс начал терять терпение. Штурм Сталинграда длился неделю. Но, несмотря на тонны израсходованных боеприпасов, полное господство люфтваффе в воздухе и колонны пленных, город так и не был захвачен.295-я и 71-я стрелковые дивизии, вышедшие на второй день штурма к Волге, увязли в уличных боях в центре города, и в их батальонах не хватало бойцов.

Южнее реки Царицы положение было гораздо лучше: 24-я и 14-я танковые, 94-я пехотная и 29-я моторизованная дивизии окончательно сломили сопротивление русских на этом участке. Падение окруженной русской крепости, огромного здания элеватора, было делом нескольких часов.Бойцы 94-й пд уже захватили стратегически важный железнодорожный мост через Царицу и установили связь с 211-м полком 71-й дивизии. 24-я тд была переброшена на север с задачей поддержки 295-й штурмовой группы в районе Мамаева Кургана: в этот день в дивизии было 22 танка и 2 БТР на ходу. Полки 71-й ИД совместно с одним полком 94-й ИД продолжали зачистку центра города и русла Царицы при поддержке штурмовых орудий 244-й и 245-й штурмгешютцдивизий.

Будущий фельдмаршал Фридрих Вильгельм Эрнст Паулюс и будущий Маршал Советского Союза Василий Чуйков. Если звания примерно одинаковые, то обстоятельства их присвоения были немного другими

Приняв командование 62-й армией чуть более недели назад, генерал-лейтенант Чуйков имел о чем беспокоиться. Армия была отрезана от остальных сил фронта севернее в районе села Рынок, южнее в районе Купоросного. Снабжение войск осуществлялось через Волгу, под огнем немецких опорных пунктов у пристаней, и фронт армии был расколот.На левом фланге четыре немецкие дивизии добивали остатки 35-й гв. дивизии и приданные ей части в районе Элеватора: морская пехота 92-й бригады смогла лишь задержать срыв обороны в Ворошиловском районе Сталинграда примерно на четыре дня. Немцы вышли к Волге в центре города, дивизия Родимцева была обескровлена ​​и с трудом удерживала переправы. Половина Сталинграда была потеряна, и главная задача командующего Чуйкова была ясна: удержать высоту 102 (Мамаев курган).

Но командование фронта настаивало на продолжении наступления. 21 сентября немногочисленная пехота 95-й сд и танкисты 137-й тбр вновь пошли в атаку под сильным артиллерийско-минометным огнем. Затем в небе появилась немецкая авиация и начала бомбить Мамаев курган, улицы центра города и берега Волги. В 12:30 штаб потерял связь с южной группой и Чуйков потерял контроль над левым флангом армии.

Силы 13-й гв дивизии были на исходе, по численности «действующих штыков» полки равнялись батальонам.В 42-й гсп остался один батальон из трех. Дивизия была прижата к Волге, командный пункт находился в считанных метрах от немецких позиций. Перестрелки шли по всему фронту, 51-й армейский корпус заметно усилил артобстрел и не жалел боеприпасов. С 1-м батальоном, оборонявшимся в районе Центрального вокзала, связи не было. Киевская и Курская улицы снова оказались под контролем немцев. Руины Госбанка были отбиты во второй половине дня подразделениями 71-й СД, и новым левым «соседом» дивизии Родимцева стали немцы.

Последний КВ-1 из 133-й ТБР, уничтоженный на берегу Волги напротив развалин комплекса НКВД, октябрь 1942 года. Советская машина использовалась в качестве огневой точки. Солдат Павел Шахов долгое время оборонялся изнутри танка, о чем уведомлялось в наградном листе: «В короткие сроки ему удалось изучить огневую мощь своего танка, из которого он уничтожил 10 фрицев, одно орудие и крупнокалиберный пулемет. .» Зимой, во время боев за населённый пункт Тракторный завод, солдату Шахову на мине оторвут ногу и руку, а в двадцать один год он практически потеряет зрение

В темное время суток к пристани была доставлена ​​баржа с подкреплением в количестве 690 человек.Удалось распределить бойцов по ротам и окопам, ночь была на удивление спокойной.

Утреннюю тишину прорезал визг сирен «музыкантов» Ju-87: 22 сентября 1942 года начался самый тяжелый день в истории 13-й гв. дивизии.

Девять пикирующих бомбардировщиков кружили над кварталами, где оборонялись советские воины. Рухнули многоэтажки. Затем артиллерия и минометы обстреляли ранее захваченные цели.В 7 часов утра немцы пошли в атаку по всему фронту в центре города, от оврагов до реки Царицы.

Пополненная штрафными ротами 295-я сд при поддержке тридцати штурмовых орудий обрушилась на истощенную 34-ю гсп Панихина. На левом фланге полка в районе площади Девятого января завязался бой за школу № 6, которую обороняли бойцы 9-й роты 3-го батальона капитана Жукова. Из окон четырехэтажной школы, как и из соседнего шестиэтажного Военторга, прекрасно просматривались железнодорожные пути и одноэтажный «Балканский» район: по улицам и дворам железной дороги осторожно двигались серые фигуры.Несколько самоходок с конной пехотой быстро миновали железнодорожные пути и вышли на улицу Солнечную. Трассеры ручных пулеметов «Максим» тянулись от Военторга в сторону оврагов, слышались выстрелы противотанковых ружей ПТР. «Штуги» посылали кумулятивные снаряды в окна, откуда вели огонь советские солдаты. Пехотинцы вермахта, собравшись на заднем дворе возле школы № 6, атаковали здание и в коридорах и помещениях завязались рукопашные бои.Последние солдаты 9-й роты отбивались до темноты в горящих руинах. Ночью немцы заняли школу и Военторг. Командир 9-й роты лейтенант Василий Бабенко был тяжело ранен, но чудом остался жив. Через два года он погиб.

«Балканы» горели, дворы и улицы в этом секторе были затянуты дымом. Возле Г-образного Дома стояли замаскированные «сорокапятки» 45-мм орудий 4-го истребительного дивизиона 13-й гсд, а корректировщики, находившиеся на шестом этаже, считали выползающие из оврага низкопрофильные немецкие танки.Один за другим в бой вступали орудийные расчеты, а «Штуги» вели ответный огонь. Снаряды летели в сторону огневых позиций, немецкая пехота была уже в нескольких сотнях метров от русских окопов.

Юнкерсы зависли над Г-образным Домом, с ревом пикируя на свои цели. Вдоль широкой Оренбургской улицы горело несколько «Штугов» и БТРов. Наводчик Леонид Иванович Любавин стоял при виде одной из «сорокопяток», заряжающий был убит, а раненого командира уносили санитары.Сам Любавин был ранен, но пистолета не оставил. Вечером, когда отряд прекратил свое существование, истекающего кровью красноармейца Любавина вынесли на берег Волги. Через год он погибнет от очередной боевой раны.

Часть немцев прорвалась к берегу по оврагам, где располагался штаб 34-й гсп. Штаб, приказчики, фельдшеры — все были в окопах, куда из оврагов уже летели немецкие гранаты. Штаб был окружен, связи с командиром Родимцевым не было, в полку по рапорту осталось всего 48 «боевых штыков».

Во второй половине дня ударная группа 71 сд в составе до двух стрелковых рот и пятнадцати «Штугов» выдвинулась из района Госбанка в сторону площади 9 января, на позиции 42 и 39 гсп. В 16:00 едва осела пыль после артиллерийской подготовки, как на улице Пензенской появились самоходки. За ними, прикрываясь бронетехникой и перебегая от воронки к воронке, осторожно продвигались немецкие пехотинцы. Уцелевшие гвардейцы, выбравшись из укрытий и блиндажей, спешно заняли свои позиции, из развалин пивзавода уже слышались ружейные выстрелы.«Штуги» упорно ползли вперед, стреляя по разрушенным зданиям.

Внезапно пули попали в броню первого штурмового орудия, и пехота помчалась сзади в поисках укрытия. Еще одна очередь, и те немцы, которые не успели прыгнуть, посыпались как мешки с последней машины. Крики раненых заглушались ревом моторов, офицеры тщетно искали в развалинах русскую огневую точку. Один из «Штугов», оторвавшись от пехоты, подъехал слишком близко к полуразрушенной ограде пивзавода, откуда тут же полетели бутылки с зажигательной смесью.Stug остановился, объятый ​​пламенем.

Слева и справа от дома № 3 шли прямые и широкие улицы Республиканская и Пензенская. По ним ударные группы 71-й стрелковой дивизии продвигались на север, в сторону площади Девятого января. Объекты на фото: 1. Школа №6 2. «Военторг» 3. «Дом Заболотного» 4. Мельница №4

Пулеметный расчет 7-й роты в составе Павла Демченко, Павла Довженко и новичков пополнения занимал позиции в разрушенном «доме Заболотного». Демченко лежал за пулеметом, Довженко сел рядом, в углу один из вновь прибывших заряжал ленты патронами. Немцы упорно атаковали, улицы утопали в пыли от взрывов, но опытный пулеметчик Демченко вел огонь по заранее изученным ориентирам. Летом 1942 года Павлу пришлось бросить родную Украину оккупантам, его семья осталась под Харьковом и ему очень нужно было вернуться.

Два «Стуга» появились на пересечении улиц Республиканской и Нижегородской, свернули в сторону школы №1.6 и открыли огонь по верхним этажам. Со стороны комплекса НКВД раздались выстрелы противотанковых ружей: одна из самоходок вдруг дернулась, и по броне поползли языки пламени. Из открытых люков вылезли танкисты, следующая машина попятилась. «Платите Александровск и платите Харьков…» — кричал красноармеец Демченко, нажимая на курок.

Слева — 35-летний Павел Демченко, справа — Павел Довженко, 25 лет. Фото из музея-панорамы «Сталинградская битва» Позиции пулеметчиков седьмой роты находились в многоквартирном доме работников Совпартконтроля, именуемом в дальнейшем «Заболотный дом». Экипаж погиб там 22 сентября.

В землянке за развалинами комплекса НКВД, где располагался штаб 13-й гв. дивизии, шли напряженные бои. Утром, после артиллерийской и минометной подготовки, немцы перешли в наступление, при этом люфтваффе яростно бомбили Волгу. К полудню стало ясно, что главный удар немцы наводят на правый фланг дивизии.

К 18:00 немецкие солдаты 295-й стрелковой дивизии вновь захватили «Г-образный дом» и «Дом железнодорожников», тем самым фактически отрезав дивизию Родимцева от остальной части 62-й армии.От 34-го полка осталось несколько десятков человек, орудия 4-го истребительного дивизиона были уничтожены. На помощь штабу полка, окруженному в устье оврага Долгий, командир дивизии Родимцев бросил свои последние резервы: сводный батальон частей тыла и разведывательный отряд дивизии. Гвардейцы смогли сдержать прорвавшихся к берегу немцев, был освобожден штаб и восстановлен правый фланг дивизии. Линия фронта проходила по улице 2-й Набережной, вдоль крутого берега стояли многоэтажки высотой в несколько десятков метров, в которых уже засели немецкие пехотинцы. Судьба дивизии буквально висела «на волоске», с остальной армией ее связывала узкая полоса волжского побережья.

Отдан немцам участок площади Девятого января, захвачены здания школы № 6 и Военторга. Немцы разрушили дом Заболотного из артиллерии и самоходных орудий. По улице Солнечной, минуя площадь, два «стуга» прямо въехали в «Волгу». Пехота шла за ними, но пулеметный огонь с стана № 1.4 и залп ракет из-под крутого берега реки заставили немцев отойти. Без поддержки пехоты самоходки помедлили, а затем повернули назад.

С наступлением темноты бой стал стихать, немцы закреплялись на захваченных днем ​​позициях. В 13-й гвардейской дивизии подсчитали уцелевших бойцов, технику и боеприпасы.

Выписка из донесения 13-й гсд в штаб армии, количество полков после боя 22 сентября

Ночью к Родимцеву было отправлено долгожданное подкрепление: в полном составе 685-й стрелковый полк из состава 193-й дивизии генерал-майора Ф.Н. Смехотворов. Севернее оврага Долгий, в районе завода, высадились моряки 284-й дивизии полковника Н. Ф. Батюка и установил связь с 34-м гвардейским полком подполковника Панихина. 13-я гвардейская дивизия устояла, удерживая небольшой кусок побережья Волги и несколько развалин в центре города.

В этот же день, 22 сентября, немцам наконец удалось захватить здание элеватора. В захваченном Ворошиловском районе и центре Сталинграда уже работали военные корреспонденты, записывая на пленку усталых и запыленных солдат вермахта в захваченных городских кварталах.Новость о взятии Центрального вокзала и района «Партийных домов» распространили информационные агентства прогерманских стран. Казалось, что город вот-вот рухнет.

Но хотя и без командования, последние бойцы 92-й и 42-й стрелковых бригад продолжали несколько дней удерживать берег Волги и устье Царицы. А в районе центрального вокзала и Комсомольского сада окружённые штабы первого батальона, 42-го гвардейского полка и 272-го полка НКВД ещё несколько дней давали отпор немцам.

Битва за Сталинград только начиналась…


Ниже приведены таблицы потерь немецких 71-й и 295-й дивизий за период боевых действий в центре города 14-22 сентября. В числителе офицеры, в знаменателе солдаты. Данные предоставлены австралийским историком Джейсоном Д. Марком, за что ему особая благодарность.

71. Пехотная дивизия

14.09.42 15.09.42 16.09.42 17.09.42 18.09.42 19.09.42 20.09.42 21.09.42 22.09.42
убит -/38 27 марта 1/10 -/25 -/5 1/12 -/10 -/12 -/10
раненые 6/120 1/102 -/50 -/57 3/40 3/60 -/60 -/45 3/40
отсутствует -/1 -/- -/10 -/- -/- -/- -/- -/- -/-

295. Пехотная дивизия

14.09.42 15.09.42 16.09.42 17.09.42 18.09.42 19.09.42 20.09.42 21.09.42 22.09.42
убит 1/17 -/20 1/38 1/26 -/19 1/16 -/22 -/8 -/46
раненые 7/157 9/116 7/123 3/99 1/68 1/78 2/77 1/45 7/164
отсутствует -/1 -/1 -/9 -/1 -/1 -/- -/- -/1 -/4

13-я гвардейская стрелковая дивизия в/ч

14. 09.42 15.09.42 16.09.42 17.09.42 18.09.42 19.09.42 20.09.42 21.09.42 22.09.42
убит 1/10 8/116 13/105 14/152 9/48 3/84 6/59 8/101 2/171
отсутствует -/8 1/32 -/17 -/22 4/25 -/56 -/33 1/102 2/112
умершие от ран -/- -/1 -/2 -/2 -/2 -/1 -/3 -/4 -/4

Таблица потерь 13-й гв дивизии за тот же период составлена ​​по данным электронной базы данных «Мемориал».В сводках отмечались только безвозвратные потери, т. е. необходимо дополнительно учитывать эвакуированных раненых, число которых зачастую в 2-3 раза превышало убитых. Даже эти страшные цифры будут далеко не полными, ведь в случае окружения штаба батальона или роты данные о потерях обычно терялись. Большинство пропавших без вести — бойцы, взятые в плен по разным причинам. Следует сказать, что незадолго до боев под Сталинградом дивизия понесла большие потери.В августе дивизия была пополнена, и к середине сентября значительную часть личного состава составляли новобранцы, необученные солдаты, часто приезжавшие из дальних уголков страны и ни разу не бывавшие в городе. Быстро заканчивавшиеся боеприпасы, истощенный командный состав, огромный разрушенный город, в котором было очень сложно ориентироваться: все это нужно было учитывать.

Перевод Антон Жоли .

Быстрый нокаут или уличная драка?

ЛОНДОН —

Саддам Хусейн надеется превратить битву за Багдад в месопотамскую версию Сталинграда.

Президент Ирака является поклонником Иосифа Сталина. Он смоделировал свое безжалостное правление и культ личности советского лидера. По мере того, как силы вторжения под командованием США растягивают свои линии снабжения, чтобы добраться до Багдада, военные аналитики и эксперты по Ираку говорят, что наиболее лояльные и лучше всего оснащенные войска Хусейна окапываются, чтобы попытаться устроить бойню, подобную той, что остановила Адольфа Гитлера на Волге в 1943 году.

Первое и решающее испытание, скорее всего, произойдет возле городов Кербела и Эль-Кут вдоль так называемой «красной линии», которая образует кольцо к югу от Багдада, где У.Войска С. сейчас стягиваются. Аналитики ожидают, что если Хусейн сможет избежать военного коллапса, который потянет за собой весь его режим, он перегруппирует свои силы для уличных боев в столице. И тогда он, похоже, рассчитывает на современное оружие СМИ и мировой политики для своего выживания.

Иракский режим годами готовился к этому противостоянию. Его стратеги изучили военное вмешательство США во Вьетнаме, Ливане и Сомали. Эксперты говорят, что в последние месяцы среди военных в Багдаде циркулировали видеозаписи фильма «Падение Черного ястреба», в котором рассказывается о бешеных боях в Могадишо в 1993 году.

«Люди говорят мне, что вы не вьетнамцы, у вас нет джунглей и болот, чтобы спрятаться», — сказал заместитель премьер-министра Ирака Тарик Азиз в интервью, недавно опубликованном здесь Международным институтом стратегических исследований. «Я отвечаю: «Пусть наши города будут нашими болотами, а наши здания — нашими джунглями». армия, которая медленно мерзла, голодала и у которой закончились боеприпасы в снегу и руинах Сталинграда.Но стратегия Хусейна опирается не только на вооружение, но и на психологию.

Неспособность первой администрации Буша прикончить его в войне в Персидском заливе 1991 года убедила Хусейна в том, что его враги не готовы к безобразной битве. Ободренный действиями своих боевиков на юге Ирака, он думает, что сможет договориться о своем выживании, если его столица будет сопротивляться осаде всего от месяца до шести недель, сказал Тоби Додж, профессор Уорикского университета в Ковентри.

Иракские лидеры надеются, что ужасные телевизионные кадры жертв среди гражданского и военного населения вызовут бурю негодования, которое заставит англо-американскую коалицию отступить, считают аналитики.Каким бы надуманным это ни казалось посторонним, важно то, что режим Хусейна серьезно относится к этому сценарию.

«Я думаю, что это безумие, но они верят в это до мозга костей», — сказал Додж, один из ведущих британских исследователей Ирака. «А учитывая то, что произошло на юге, я думаю, иракские лидеры сами себя удивили. Если американцы получают столько зенитной артиллерии от [шиитских] призывников, это будет адская битва, когда они доберутся до Республиканской гвардии».

В то время как обе стороны готовятся к ожесточенным боям в Багдаде и его окрестностях, эксперты обсуждают два важных вопроса.Одним из них является способность хорошо оплачиваемых, высокомотивированных войск, включая Республиканскую гвардию, численность которой оценивается в 70 000 солдат и 700 танков Т-72. Другой — возможное применение Ираком химического или биологического оружия.

Хотя некоторые командиры Республиканской гвардии обижаются на Хусейна, они также гордятся своим профессионализмом и презирают американцев. Прошлые попытки государственного переворота со стороны некоторых подразделений вынудили осторожного Хусейна разместить их вдоль «красной линии» за пределами Багдада. Эксперты ожидают, что это оборонительное внешнее кольцо сил вступит в бой с U.Силы С. находятся вблизи ключевых точек, таких как Эль-Кут, Кербела, реки Евфрат и Тигр.

Во время первой войны в Персидском заливе войска США разгромили Республиканскую гвардию, которая была слабо вооружена и тактически слаба. Но они также показали себя дисциплинированными и упорными.

В то время как силы США наступают, у внешнего кольца Республиканской гвардии есть два варианта. Он может попытаться удержать свои позиции под яростным натиском. Или он может отступить к самому городу, который защищает Специальная республиканская гвардия, сила, которую Хусейн считает непоколебимо лояльной. Обе тактики рискованны.

По словам Майкла Кларка, директора Центра оборонных исследований Королевского колледжа в Лондоне, отступление может привести к разрыву линий снабжения и путанице во время встречи двух иракских контингентов.

«Как только они начинают двигаться, они становятся более уязвимыми», — сказал Кларк. «Даже очень хорошо дисциплинированные армии не могут объединиться».

Следующие несколько дней будут ключевыми, сказал Кларк. Если Республиканская гвардия сможет помешать американцам пробить брешь в их обороне, Ирак выиграет очки в пропагандистской битве, сосредоточенной на гибели мирных жителей и, в некоторых кругах, на восприятии того, что храбрый неудачник поставил в тупик самую мощную военную силу в истории.

С другой стороны, если атака пройдет без особых затруднений, военный и политический импульс изменится в противоположном направлении.

Лоуренс Фридман, еще один эксперт по обороне из Королевского колледжа, сказал, что американские и британские войска должны быть в состоянии одолеть Республиканскую гвардию.

Министр обороны Ирака признал это в комментариях в четверг. Султан Хашим Ахмад Джаббури Тай заявил на пресс-конференции, что силы под командованием США вполне могут окружить Багдад в ближайшие 5-10 дней.

— Но в конце концов они должны прийти в город, — сказал Джаббури Тай. И когда они это сделают, он пообещал, что они столкнутся с уличными боями, которые могут свести на нет превосходство США.

Прошлое поведение Хусейна и упорное сопротивление в таких городах, как Басра, Умм-эль-Каср и Насирия, усиливают опасения, что иракский лидер готов использовать 5 миллионов жителей Багдада в качестве живого щита. Солдаты, ополченцы и горожане рыли окопы и возводили баррикады.

Ожидается, что остатки Республиканской гвардии за пределами Багдада присоединятся к Специальной республиканской гвардии и Специальной организации безопасности. Оба отряда в основном возглавляются офицерами из племени Хусейна Альбу Насир и наделены льготами.

Кроме того, военизированные формирования, подобные тем, которые преследовали американские и британские силы на юге, будут играть аналогичную роль в Багдаде, что является идеальной территорией для тактики «бей-беги». Додж сказал, что он получил сообщения о том, что автобусы с боевиками федаинов Саддама, как известны нерегулярные военизированные формирования, направляются на юг из родного Хусейна Тикрита в Багдад.

Специальная республиканская гвардия — это отряд коммандос численностью около 26 000 человек, имеющий около 100 танков, а также артиллерийское и зенитное вооружение. Их готовили как несгибаемых воинов, и они будут развернуты на ключевых перекрестках для последнего боя Хусейна.

«Они могут существенно задержать наступление любой силы, которая попытается войти в столицу», — недавно написала Амация Барам из Хайфского университета в журнале Международного института стратегических исследований. «Они, не колеблясь, используют жителей Багдада в качестве живых щитов, и их лояльность Саддаму пока непоколебима.Я верю, что пока им не станет ясно, что все потеряно, они будут бороться».

Барам говорит, что Специальная республиканская гвардия получила приказ обстрелять два основных мусульманских шиитских квартала столицы, Мадинат Саддам и Казимайн, где проживает около 2 миллионов человек, в случае восстания против суннитского режима. По мнению экспертов, в кровопролитии могли быть виноваты нападавшие.

Отношения иракского режима с организацией Абу Нидаля и другими террористическими группами также повышают вероятность нападений террористов-смертников.

Но бои в городских условиях опасны и для Хусейна. Иракским командирам будет труднее контролировать солдат, у которых может возникнуть соблазн дезертировать или перейти на другую сторону. По словам сэра Тимоти Гардена, бывшего маршала Королевских ВВС, ближний бой создаст практические препятствия для применения химического или биологического оружия, что может поставить под угрозу те самые войска, которые его применяют.

Рассчитывая риски, американские генералы могут решить окружить Багдад и дождаться падения режима.В этом случае стратегия Хусейна сместится в сторону политики и средств массовой информации. Фридман и другие заявили, что Хусейн надеется на вмешательство Организации Объединенных Наций, Лиги арабских государств и других иностранных игроков, чтобы подтолкнуть президента Буша и премьер-министра Великобритании Тони Блэра к предотвращению дальнейшего насилия

Весьма маловероятно, что американские и британские лидеры отступят , сказал Фридман, но Хусейн может быть прав в том, что они не хотят начинать полномасштабную атаку.

«Армия США настолько одержима защитой сил, что ей не хватает смелости», — сказал он.«Им придется ставить людей в неудобные положения, которые являются частью городской войны».

В случае последней атаки на Багдад, чтобы прикончить Хусейна, в дело может вступить оружие массового уничтожения. Хусейн категорически отрицал, что он у них есть, но были разрозненные признаки того, что Ирак готовил такое оружие. Сообщается, что у Республиканской гвардии и других военнослужащих есть противогазы и защитное снаряжение. Британское подразделение обнаружило нефтехимический объект недалеко от Басры, на котором находились 23-футовые ракеты типа «Скад», которые могли быть предназначены для химического оружия.

А министр обороны Великобритании Джефф Хун заявил в четверг, что «значительные открытия последних дней», в том числе заявления военнопленных, свидетельствуют о намерении использовать нетрадиционное оружие.

Но некоторые эксперты задаются вопросом, действительно ли у режима есть оружие массового уничтожения или, по крайней мере, есть ли оно в пригодном для использования виде.

«Можно подумать, что в военном отношении они уже использовали его», — сказал Чарльз Хейман, редактор «Jane’s World Armies». «Я начинаю думать, что у них его нет.

Другие считают, что использование такого оружия — крайняя апокалиптическая мера. Если Ирак применит их после нескольких месяцев отказов в ходе инспекций, результатом станет оправдание вторжения под руководством США и побуждение Франции и других противников войны к его поддержке.

Специальная организация безопасности Хусейна, насчитывающая 2000 человек, которой командует сын правителя Кусай, осуществляет жесткий контроль над химическим и биологическим арсеналом, говорят эксперты. Иракцы, скорее всего, применят химическое оружие, потому что для распространения биологических агентов могут потребоваться дни.

Смертельное нервно-паралитическое вещество VX и горчичный газ могут быть использованы для создания зараженных зон, которых силам коалиции придется избегать, — тактика, которую Ирак использовал в войне с Ираном в 1980-х годах. Иракские силы также могут обстреливать атакующие войска ракетами с зарином или циклозарином.

Вооруженные силы США и Великобритании несут средства защиты и обеззараживания, но атака с применением отравляющих веществ замедлит их или вынудит отойти в обход. Если войска окажутся незащищенными, потери могут быть массовыми и иметь острый психологический эффект.

Американские военные планировщики считают, что Хусейн может почувствовать достаточное давление, чтобы прибегнуть к варианту судного дня, как только силы коалиции пересекут его оборонительную «красную линию».

«Саддам очень старается сдерживаться, — сказал Деннис Гормли, старший консультант Монтерейского института международных исследований в Калифорнии. «Использование их означало бы сдвиг международного мнения в сторону США. С другой стороны, мы снова у «красной линии» за пределами Багдада. Это решающий момент.”

*

В подготовке этого отчета участвовали штатные авторы Марк Магнье из южного Ирака и Мэгги Фарли из Организации Объединенных Наций.