Содержание

Самый умный игра ответы в Одноклассниках, ВКонтакте: уровни 151-200

Самый умный
(Одноклассники, ВКонтакте)
= ответы: уровни 151-200 =

Похожие игры

Уровни 101-150      Уровни 151-200

Форум игры

Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 151
Одним из основателей какого направления в философии был Эрнст Мах?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 152
Кто из этих актёров сыграл в кино Гамлета?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 153
Какое из этих национальных блюд обычно готовят из говядины?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 154
В какой из этих стран глаголица существовала до конца 18-го века?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 155
В каком штате США находится Солнечная долина, прославленная оркестром Гленна Миллера?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 156
Каково время кругооборота крови по большому кругу кровообращения в норме?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 157
Что Борис Пастернак назвал единственной новостью, которая всегда нова?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 158
Какова высота футбольных ворот?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 159
Какой по счёту женой Генриха 8 была Анна Болейн?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 160
Какой рыцарский орден существует в Великобритании почти триста лет?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 161
В каком полушалочке стоит на полустаночке гepo:иня популярной когда-то песни на стихи М. Анчарова?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 162
Как называется отрезок прямой, соединяющий две какие-либо точки окружности?
Игра «Самый умный»: ответ на
Уровень 163

Какое воинское звание происходит от латинского слова большой?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 164
В какой из стране есть курорты Солнечный День и Солнечный Берег?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 165
Благодаря какому существу получали натуральную коричневую краску сепию?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 166
Как звали младшего сына легендарного комдива Василия Ивановича Чапаева?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 167
Сборная какой страны стала в 1991 году первым чемпионом мира по женскому футболу?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 168
За достижения в какой области получил Нобелевскую премию главный редактор Большой советской энциклопедии Александр Прохоров?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 169
В каком фильме ещё в 1975 году прозвучала песня «Ты или я» в исполнении «Машины времени»?
Игра «Самый умный»: ответ на
Уровень 170

На какой реке находится знаменитый водопад Виктория?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 171
В какой стране высший футбольный дивизион не называется Премьер-лига?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 172
При каком Папе Римском был провозглашён догмат о папской непогрешимости?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 173
Какой химический элемент имеет символ Rn?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 174
Как зовут главную гepo:иню драмы М. Ю.Лермонтова «Маскарад»?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 175
Какой остров самый большой по площади в мире?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 176
На каком инструменте играла Душечка, гepo:иня фильма «В джазе только девушки»?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 177
Как с греческого языка переводится слово «демагог»?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 178
Какой из этих музыкальных инструментов — деревянный?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 179
Какие цветы распускаются в парке Чаир?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 180
Что нарушает перлюстрация?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 181
У какой птицы Осёл посоветовал Соловью поучиться пению в басне Крылова?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 182
В фильме «Приключения Электроника» учитель по прозвищу Таратар преподавал именно этот предмет?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 183
Какая из стран в 1893 году впервые дала женщинам право голоса?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 184
Назовите имя и отчество морганатического супруга императрицы Елизаветы Петровны графа Разумовского?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 185
Что не предназначено для нанесения линий?
Игра «Самый умный»: ответ на
Уровень 186

Какая советская киностудия была создана во время Великой Отечественной войны?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 187
Что Иван Ефремов в романе «Лезвие бритвы» назвал наивысшей степенью целесообразности?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 188
Сколько матчей должен сыграть спортивный клуб начиная с 1/32 финала, чтобы победить в розыгрыше кубка?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 189
Какого цвета ягоды ядовитого плюща?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 190
Сколько раз Евгений Плющенко участвовал в Олимпийских играх по фигурному катанию?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 191
Как называется надпись на лицевой или оборотной стороне монеты, медали?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 192
В каком из городов наибольшее число жителей?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 193
Где правит королевский дом Бернадотов?
Игра «Самый умный»: ответ на
Уровень 194

Кто из этих диктаторов правил по времени меньше остальных?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 195
Как называется плотная шерстяная ткань с наклонными рубчиками?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 196
Какое из этих государств не является островным?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 197
Как называется яркая звезда — альфа Южной Рыбы?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 198
Как по-научному называется выгорание взрывчатого вещества?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 199
Какая самая высокая гора на Урале, если считать до начала разработки некоторых из них?
Игра «Самый умный»: ответ на Уровень 200
Национальным головным убором какой страны является панама?

Концепция развития СВС как области научно-технического .

..
  • Page 2 and 3: ББК 35.20+35.112 К 65 В Кни
  • Page 4 and 5: ОТ ОТВЕТСТВЕННОГО
  • Page 6 and 7: 10 Концепция СВС Вве
  • Page 8 and 9: 14 Концепция СВС Вве
  • Page 10 and 11: 18 Концепция СВС Нау
  • Page 12 and 13: 22 Figure e 2 — 2 F.Ber — F.Bernard
  • Page 14 and 15: 26 27 Thermal Expansion Maximum XRD
  • Page 16 and 17: 30 Концепция СВС Нау
  • Page 18 and 19: 34 Концепция СВС Нау
  • Page 20 and 21: 38 Концепция СВС Нау
  • Page 22 and 23: 42 Концепция СВС Нау
  • Page 24 and 25: 46 Концепция СВС Нау
  • Page 26 and 27: 50 Концепция СВС Нау
  • Page 28 and 29: 54 Концепция СВС Нау
  • Page 30 and 31: 58 Концепция СВС Нау
  • Page 32 and 33: 62 Концепция СВС Нау
  • Page 34 and 35: 66 Концепция СВС Нау
  • Page 36 and 37: 70 Концепция СВС Нау
  • Page 38 and 39: 74 Концепция СВС Нау
  • Page 40 and 41: 78 Концепция СВС Нау
  • Page 42 and 43: 82 Концепция СВС Нау
  • Page 44 and 45: 86 Концепция СВС Нау
  • Page 46 and 47: РАЗВИТИЕ ПРИБОРНО-
  • Page 48 and 49: 94 Концепция СВС Нау
  • Page 50 and 51: 98 Концепция СВС Нау
  • Page 52 and 53:

    106 Концепция СВС На

  • Page 56 and 57:

    110 Концепция СВС На

  • Page 58 and 59:

    114 Концепция СВС На

  • Page 60 and 61:

    118 Концепция СВС На

  • Page 62 and 63:

    122 Концепция СВС На

  • Page 64 and 65:

    126 Концепция СВС На

  • Page 66 and 67:

    134 Концепция СВС Те

  • Page 70 and 71:

    138 Концепция СВС Те

  • Page 72 and 73:

    142 Концепция СВС Те

  • Page 74 and 75:

    146 Концепция СВС Те

  • Page 76 and 77:

    150 Концепция СВС Те

  • Page 78 and 79:

    154 Концепция СВС Те

  • Page 80 and 81:

    162 Концепция СВС Те

  • Page 84 and 85:

    166 Концепция СВС Те

  • Page 86 and 87:

    170 Концепция СВС Те

  • Page 88 and 89:

    174 Концепция СВС Те

  • Page 90 and 91:

    Материалы и матери

  • Page 92 and 93:

    182 Концепция СВС Ма

  • Page 94 and 95:

    190 Концепция СВС Ма

  • Page 98 and 99:

    194 Концепция СВС Ма

  • Page 100 and 101:

    198 Концепция СВС Ма

  • Page 102 and 103:

    202 Концепция СВС Ма

  • Page 104 and 105:

    206 Концепция СВС Ма

  • Page 106 and 107:

    210 Концепция СВС 211

  • Page 108 and 109:

    218 Концепция СВС Ма

  • Page 112 and 113:

    222 Концепция СВС Ма

  • Page 114 and 115:

    226 Концепция СВС Ма

  • Page 116 and 117:

    230 Концепция СВС Ма

  • Page 118 and 119:

    234 Концепция СВС Ма

  • Page 120 and 121:

    238 Концепция СВС Ма

  • Page 122 and 123:

    246 Концепция СВС Ма

  • Page 126 and 127:

    250 Концепция СВС Ма

  • Page 128 and 129:

    254 Концепция СВС Ма

  • Page 130 and 131:

    258 Концепция СВС Ма

  • Page 132 and 133:

    262 Концепция СВС Ма

  • Page 134 and 135:

    Экология, безопасн

  • Page 136 and 137:

    274 Концепция СВС Эк

  • Page 140 and 141:

    278 Концепция СВС Эк

  • Page 142 and 143:

    282 Концепция СВС Эк

  • Page 144 and 145:

    286 Концепция СВС Эк

  • Page 146 and 147:

    290 Концепция СВС Fe 2

  • Page 148 and 149:

    294 Концепция СВС Эк

  • Page 150 and 151:

    302 Концепция СВС Эк

  • Page 154 and 155:

    306 Êîíöåïöèÿ ÑÂÑ Íà

  • Page 156 and 157:

    310 Êîíöåïöèÿ ÑÂÑ Íà

  • Page 158 and 159:

    314 Êîíöåïöèÿ ÑÂÑ Íà

  • Page 160 and 161:

    318 319 Fe 2 O 3 +2Al? Al 2 O 3 +2F

  • Page 162 and 163:

    322 Íàó÷íûå ñòàòüè ê

  • Page 164 and 165:

    330 Концепция СВС На

  • Page 168 and 169:

    334 335 Контроль Êî í ò

  • Page 170 and 171:

    338 Концепция СВС 339

  • Page 172 and 173:

    342 Концепция СВС 343 (

  • Page 174 and 175:

    346 Концепция СВС 347

  • Page 176 and 177:

    350 Концепция СВС На

  • Page 178 and 179:

    358 Êîíöåïöèÿ ÑÂÑ Íà

  • Page 182 and 183:

    362 Íàó÷íûå ñòàòüè ê

  • Page 184 and 185:

    366 Íàó÷íûå ñòàòüè ê

  • Порох. От алхимии до артиллерии.


    Порох. От алхимии до артиллерии.

    Келли Джек

    Издание: Келли Дж. Порох. От алхимии до артиллерии. — М.: КоЛибри, 2005.
    Оригинал: Kelly J. Gunpowder: Alchemy, Bombards, & Pyrotechnics: The History of the Explosive that Changed the World, 2004.

    Содержание:

    Пролог. Дистиллят дьявола [7]

    Глава 1. Огненное зелье [12]

    Глава 2. Громовые раскаты [36]

    Глава 3. Самые пагубные искусства [61]

    Глава 4. Дьявольские птицы [79]

    Глава 5. Противная селитра [104]

    Глава 6. Багровое крыло конкисты [124]

    Глава 7. Селитряно-воздушный дух [153]

    Глава 8. Никто не рассуждает [173]

    Глава 9. Какова цена виктории [187]

    Глава 10. История выходит из-под контроля [210]

    Глава 11. Небеса падают на землю [233]

    Глава 12. Устрашающее величие [269]

    Глава 13. Старый добрый товар [296]

    Эпилог: Кое-что новое [326]

    Библиография [338]

    Литература на русском языке [339]

    Примечания

    Пролог.
    Дистиллят дьявола

    …Жестокий сей владыка,
    Что совершает путь свой триумфальный
    На колеснице дымной, огневой,
    Спускаясь по тропе глухой во мрак,
    В долину сени смертной.
    Барнаби Барнс, 1607

    Огонь воспламеняет наши мечты и пробуждает наши извечные страхи. Язык, на котором он говорит с нами, древнее самой мысли. На мерцание огня, на переливающийся свет углей, на рев пожара отзываются самые сокровенные наши инстинкты.

    Чтобы гореть, огню нужны топливо, кислород и теплота. И нечто, что его подожжет. Крошечный кусочек металла, раскаленный добела трением о кремень, высекает [8] искру. Жар искры расщепляет молекулы горючего. Атомы углерода и водорода соединяются с кислородом. Тепло, которое выделяется при этом, поджигает все больше топлива. Начинается цепная реакция. Это сложный процесс, детали которого во многом остаются неясными даже сегодня. В общих чертах мы понимаем, что происходит, но все равно нам кажется, что огонь живет своей собственной жизнью, бушующий жар которой способен раскалить добела даже частички сажи.

    Целую вечность человечеству был знаком только естественный, природный огонь: очаг, костер, свеча долго были ближайшими нашими друзьями. Подобно человеческим легким, пламя поглощает кислород из воздуха. По мере того как уносятся прочь отработанные горячие газы, доступ к топливу получают все новые массы воздуха. Однако кислород в них составляет только 20 процентов. Потребность в кислороде всегда ограничивала горение — ветер раздувает пламя, а задохнувшись без притока воздуха, огонь умирает.

    А вот если бы горящее топливо уже содержало кислород и сам жар пламени мог бы освободить его? Тогда никаких ограничений — пламя могло бы бушевать, ничем не сдерживаемое. Цепная реакция горения смогла бы невероятно ускориться: вместо того, чтобы сгорать за несколько минут или даже часов, топливо превращалось бы в газ за долю секунды.

    Подобная мощная реакция стала возможной, когда человек придумал рукотворный огонь, неугасимый и уникальный. Ничего подобного в природе не существует. По-французски или по-испански фейерверк, «огненное дело», так и называется: «искусственный огонь» — feu d’artifice или fuegos artfidales. Он пришел в мир с появлением пороха. [9]

    Искусственному огню требуется окислитель — химическое вещество, выделяющее при нагреве кислород. В качестве окислителя возьмите селитру, топливом послужит смесь древесного угля и серы. Смешайте окислитель с горючим. Растолките их вместе в ступке, пока они полностью не перемешаются. Когда топливо загорится, жар будет разлагать селитру, высвобождая чистый кислород. Кислород ускорит горение — этот процесс технически называется «сгорание взрывчатых веществ без взрыва». У нас получился порох.

    Вещество, которое стало известно под этим названием, не специально было придумано для стрельбы — ведь до его появления никто и вообразить себе не мог машину, способную метать снаряды силой химической энергии. Устройства, в которых нашло себе применение это вещество, были изобретены уже после того, как оно само появилось на свет в результате фантастических теорий алхимиков. Только столетия проб и ошибок позволили выявить все свойства и возможности пороха.

    Какой-либо рациональной теории в распоряжении изобретателей не было. Более того, на протяжении тех девятисот лет, что порох широко использовался — и в течение столетия, прошедшего с тех пор, как он вышел из употребления, — так и не было найдено никакой другой комбинации природных веществ, обладающей подобными свойствами. Порох был и остался уникальным.

    На заре его истории порох часто именовали «дистиллятом дьявола». Современников приводили в ужас вспышки и грохот взрывов. Мастера, составлявшие опасную смесь, были людьми скрытными, их лица были запачканы копотью, а тайные труды этих безрассудных смельчаков то и дело приводили к катастрофическим несчастьям. Один [10] из компонентов пороха, сера, всегда ассоциировалась с сатаной. Действие пороха было дьявольской загадкой — он горел бурно, словно адское пламя, оставляя после себя острый запах серы и густой дым.

    В течение большей части второго тысячелетия порох был единственным взрывчатым веществом, известным человеку. Это была одна из немногих химических технологий, которую оставили нам в наследие Средние века. Влияние этого изобретения было огромным. В XVII веке Фрэнсис Бэкон писал «о трех вещах, которые были неизвестны древним и чье происхождение, хотя и недавнее, скромно и окутано полной неизвестностью — а именно книгопечатание, порох и магнит». Происхождение пороха уж точно было скромным: ведь его составляли из самых низменных ингредиентов. Что не помешало этому веществу дать толчок развитию современного мира, возвести водораздел, за которым реки истории потекли в ином направлении.

    Сегодня порох стал анахронизмом. Рабочие, которые обслуживают немногие сохранившиеся пороховые мельницы, пользуются приемами, бывшими в ходу сотни лет назад. Ремесленник XIV столетия не обнаружил бы в работе современных мастеров почти ничего нового. Удивительно, что технология, появившаяся в Европе во времена Данте, все еще решала важные задачи в дни Генри Форда. Вещество, которым начиняли ракеты и фейерверки во времена Чингисхана, будет использоваться для тех же целей в эпоху квантовых компьютеров.

    Эта книга — о древнем изобретении, о порохе, который получался в результате механического смешивания компонентов естественного происхождения. В последние годы XIX века на смену этому веществу пришли синтетические [11] боеприпасы и взрывчатые вещества, родившиеся в химической лаборатории. Обычный порох стали именовать «черным порохом», чтобы отличить его от современных сородичей — бездымного пороха, кордита, динамита, тринитротолуола. Но на протяжении большей части своей истории это вещество называли просто «порох».

    Сегодня главная область применения пороха — фейерверки. Пороховой заряд запускает в небеса огни салюта. Шипит на лету пороховая ракета. Взрывается пороховая бомба, рассыпая крупицы огня, и их красочный отблеск создает такие великолепные эффекты! До толпы зрителей доносится запах дыма — тот же запах, что носился в небе древнего Китая, окутывал бесчисленные поля битв, просачивался из угольных шахт — это острый, незабываемый запах истории. Порох вернулся к своим началам: еще до того, как огнеметы, бомбы и артиллерийские орудия наполнили мир ужасом, порох радовал, развлекал и восхищал человека. [12]

    Глава 1.

    Огненное зелье

    В горах западного Китая сказочные чудища — полулюди-полузвери по прозванию «шань» — украдкой сквозь листву наблюдали за походными кострами путешественников. Когда люди отлучались, твари подбирались поближе, чтобы стащить соли или поджарить над огнем лягушек и крабов. Застигнутые врасплох, шань могли поразить врага лихорадкой.

    Лучший способ отогнать этих чудищ — бросить в огонь бамбук. Давление горячего воздуха и пара внутри полых стеблей с громким треском разрывало их. Так суеверные путешественники устраивали небольшой взрыв. А поскольку у всех млекопитающих есть рефлекс испуга — примитивная совокупность реакций мозга, которая заставляет их напрягаться, отскакивать или съеживаться в ответ на громкий звук, то китайцы предположили, что шань должны реагировать точно так же. [13]

    Подобные хлопушки использовались в Китае с незапамятных времен. В дни новогодних праздников треск разрывающегося бамбука отпугивал злых духов и расчищал дорогу наступающему году. Взрывать бамбук по-прежнему было любимой потехой китайцев и во времена Марко Поло, который в 1295 году привез домой свой полный чудес отчет о «стране Катай». «Молодые зеленые стебли, когда их бросают в огонь, сгорают с таким ужасным шумом, — писал он, — что за десять миль его слышно. Непривычного он пугает, и слушать его страшно»{1}.

    Это описание напоминает нам, насколько тихим был средневековый мир: сон не тревожили ни автомобили, ни музыкальные усилители. Самым сильным звуком, который приходилось слышать человеку, был гром. Даже война была относительно тихой, ее звуки ограничивались барабанным боем, криками бойцов и лязгом оружия. Уже за ближайшим холмом какофония битвы становилась еле слышной.

    Но в X веке н. э. появилось некое новое вещество, специально предназначенное для создания шума. Средневековый китайский текст под названием «Сон в Восточной столице» описывает представление, которое дали китайские военные в присутствии императора примерно в 1110 году. Спектакль открылся «грохотом, подобным грому», затем во мраке средневековой ночи стали взрываться фейерверки, а в клубах разноцветного дыма задвигались танцоры в причудливых костюмах.

    Веществу, которое производило столь сенсационные эффекты, суждено было оказать исключительное влияние на судьбы самых разных народов. Однако входило оно в историю медленно, неуверенно, понадобились вековые наблюдения, [14] множество случайностей, проб и ошибок, пока постепенно люди поняли, что они имеют дело с чем-то абсолютно новым. Действие таинственного вещества было основано на уникальной смеси составных частей — селитры, серы и древесного угля, старательно растолченных и смешанных в определенной пропорции. Китайцы назвали эту смесь хояо — «огненное зелье».

    Катализатором развития радикально новой технологии стал даосизм. Эта система мышления, разработанная Лао Цзы в VI веке до н. э., первоначально была сугубо философской дисциплиной. Однако более поздняя ее ветвь впитала традиционные магические поверья, восходящие к древним народным обычаям, сплетя воедино колдовство, суеверия и эзотерическое знание. Интерес даосов к магическим манипуляциям воплотился в китайской алхимии.

    Три элемента алхимии были решающими для открытия «огненного зелья»: очистка, наблюдение и эксперимент. Китайские алхимики кропотливо работали над тем, чтобы освободить от примесей вещества, которые они находили в природе. Чистота была священным качеством, очищение — ритуалом. Даже незначительное загрязнение ингредиентов «огненного зелья» могло нарушить реакцию горения.

    Алхимики веками ломали голову над тем, каким образом взаимодействие пяти первоэлементов — металла, дерева, земли, воды и огня — могло породить все многообразие мироздания. Они отмечали частности, такие как скорость горения, которые при менее пристальном наблюдении [15] могли бы ускользнуть от внимания. Наблюдая, они экспериментировали. Опыты алхимиков не были научными в современном понимании, однако систематические пробы и ошибки позволили им на ощупь проникнуть в неведомое.

    На Западе алхимики сосредоточились на превращении природных веществ в золото. В отличие от них, китайские практики видели свою главную задачу в создании эликсира бессмертия. Их интерес привлекали материалы с парадоксальными свойствами: золото — элемент, который никогда не тускнеет; ртуть — жидкий металл; сера — камень, способный гореть, — не таят ли эти вещества секрет вечной молодости? Даосские алхимики столетиями пытались нащупать верную комбинацию. Сами императоры поддавались соблазну их снадобий. Ли Чунь, талантливый император династии Тан, правивший с 800-го по 820 год, был одним из многих, кто оказался под влиянием алхимиков. Надеясь жить вечно, он стал закоренелым потребителем эликсиров.

    Беда в том, что многие экзотические ингредиенты тайных составов — например, «белый свинец» (свинцовые белила) или реальгар (сульфид мышьяка) — были смертельными ядами. Прием внутрь ртути, излюбленного вещества алхимиков, мог повлечь изъязвление десен, жар, кровавую рвоту, жгучие боли и мышечную дрожь. Мало того, ртуть воздействовала на психику, искажая восприятие и способствуя развитию меланхолии и маний.

    Именно это и случилось с Ли Чунем. Придворные в смятении наблюдали, как император — звезда, вокруг которой вращается Вселенная, — постепенно сходит с ума. Министр почтовой службы предупреждал его, что «алхимики приходят только ради наживы, более ни для чего». Но министр был разжалован, а император продолжал упорствовать в своем безрассудстве. Его поведение становилось все [16] более сумасбродным, пока наконец его не убили дворцовые евнухи.

    Но эти снадобья таили и более зловещие опасности. Книга, относящаяся примерно к 850 году и называющаяся «Тайное Дао подлинного происхождения вещей», развенчивает 35 эликсиров, а насчет одного из них предупреждает: «Некоторые нагревали вместе серу, реальгар и селитру с медом; в результате появились дым и пламя, так что их руки и лица были обожжены, и даже дом, где они работали, сгорел дотла».

    Это небрежное, сделанное как бы между прочим предупреждение обозначило целую эпоху в истории человечества. То был дебют рукотворного огня на земле, едва слышное начало долгой и яркой истории пороха. Алхимики случайно наткнулись на ключ к волшебным свойствам, которыми обладала селитра, смешанная с серой и источником углерода — в данном случае с высушенным медом. Это еще не было настоящим «огненным зельем» — взрывчатым веществом, которое станет известно всему миру под названием «порох». Однако пытливые наблюдатели в поисках ключа к бессмертию сделали важный шаг в волнующе новом направлении.

    Главным компонентом «огненного зелья» станет селитра. В Китае ее можно было найти без труда — она выступала белой коркой на некоторых почвах. В местностях, где не хватало столовой соли, повара иногда использовали селитру, чтобы улучшить вкус блюд. Конечно, они замечали, как ярко вспыхивает огонь, если бросить в него щепотку [17] этого белого порошка. Веками изучали свойства селитры алхимики. Смешивая ее с водой, они получали слабый раствор азотной кислоты, с помощью которого удавалось растворять вещества, иначе растворению не поддававшиеся. Производство относительно чистой селитры было непременной частью обычного репертуара алхимиков. Все алхимические трактаты эпохи Тан (618–907 гг.) упоминают о селитре и способах ее приготовления.

    Селитра — это продукт жизнедеятельности двух бактерий из тех, что питаются разлагающейся органической материей. Предприимчивые микроорганизмы nitrosomonas и nitrobacter — непременные участники экологически чистого земледелия: благодаря им в результате гниения образуются любимые растениями нитраты, в том числе и селитра. Селитра растворяется дождевой водой, впитывается в почву и в результате испарения почвенной влаги выходит на поверхность. Остальные вещества, растворенные в воде, кристаллизуются быстрее, что позволяет нитратам накопиться на поверхности. Жаркий климат южного Китая, с его чередованием влажного и сухого сезонов, способствовал и стремительному разложению, и быстрому испарению. В результате в местах с благоприятными природными условиями селитра отлагалась в верхнем слое почвы, откуда ее нетрудно было извлечь.

    В нитратном анионе, который является основной частью молекулы селитры, три атома кислорода связаны с одним атомом азота. Это соединение образует соль с любым доступным металлом — например, с кальцием, натрием или калием. Из них для изготовления пороха лучше всего подходит нитрат калия — калийная селитра.

    Она и стала основой «огненного зелья» — благодаря способности ярко вспыхивать, которую приходилось наблюдать [18] китайским поварам. Стабильная в обычном состоянии, при нагреве до 335 градусов по Цельсию она распадается, высвобождая атомы кислорода, которые до этого были связаны с азотом. Суть механизма искусственного огня заключалась именно в высвобождении чистого кислорода, который мог теперь воспламенить любое находящееся рядом горючее. Сколько селитры должно быть в смеси — на этот вопрос можно было ответить только путем долгих проб и ошибок. Идеальная пропорция — три четверти от общего веса — была найдена лишь со временем; древнейшее же «огненное зелье», содержавшее меньшее количество селитры, ярко горело, но не взрывалось.

    Дело было за легкодоступным топливом. Случайные взрывы опасных эликсиров, возможно, подсказали направление поисков. Алхимики давно знали о горючих возможностях серы. Этот элемент — один из немногих, которые встречаются в природе в виде простого вещества, — можно было найти в отложениях вблизи вулканов или получить путем нагревания сульфидных руд и последующего осаждения серных паров на холодных стенках сосуда.

    Третьим компонентом смеси стал древесный уголь, который издавна использовался как источник тепла. Этот сложный материал получается при пережигании дерева в бедной кислородом среде и состоит из чистого углерода с примесью летучих углеводородов и других следов его органического происхождения. Примеси, равно как и ячеистая структура древесного угля, играют в действии пороха едва уловимую, но чрезвычайно важную роль, которую ученые не вполне могут объяснить даже сегодня. Истолченные в порошок каменный уголь или графит, будучи почти чистым углеродом, лишены подобных свойств, и из них нельзя приготовить эффективный порох. [19]

    Селитра, сера и древесный уголь, вступая в сложное взаимодействие, вызывают к жизни магию «огненного зелья». Первой на жар искры или пламени реагирует сера. Желтый минерал воспламеняется при относительно низкой температуре — 261 градус по Цельсию. Его горение выделяет тепло, которое поджигает древесный уголь и разлагает селитру, высвобождая из нее кислород. Этот чистый кислород ускоряет воспламенение все большего количества горючего. Древесный уголь при этом дает больше тепла, чем сера, что еще более ускоряет реакцию.

    Большинство веществ при горении выделяет газы, объем которых многократно превышает объем самого горючего. Когда вспыхивает порох, газы выделяются мгновенно, а тепло, образующееся при реакции, заставляет их чрезвычайно расшириться. Стремительным расширением горячего газа и объясняются все эффекты «огненного зелья».

    Конечно, эти химические подробности тогда не были известны — до открытия кислорода оставалась еще почти тысяча лет. Китайские алхимики разрабатывали теории, исходя из собственной концепции движущих сил мироздания, которая рассматривала мир как систему находящихся в равновесии противоположностей: инъ — пассивное, холодное, женское начало и ян — активное, горячее, мужское. Их взаимодействие считалось первопричиной всех явлений и изменений, которые можно наблюдать в мире.

    «Селитра — князь, а сера — министр, — говорится в китайском историческом тексте XVI века. — Их взаимозависимость — вот что порождает их пригодность». Другой документ поясняет, что селитра «чрезвычайно негативна и обладает лунными качествами инь. Сера чрезвычайно позитивна [20] и обладает солнечными качествами ян — то есть обращена вовне. Когда два этих сверхприродных элемента, инь и ян, встречаются в очень тесном пространстве, то последующий взрыв ошеломит любое существо и уничтожит все вокруг».

    Судя по предостережению насчет взрывчатого эликсира, алхимики сначала считали «огненное зелье» опасной ошибкой. Его свойства не укладывались в набор привычных домашних функций огня — приготовление пищи, освещение и отопление. Это была странность, которой следовало избегать. В то время у алхимиков не было инструментов, которые могли бы заставить случайное открытие работать.

    Если порох поджечь не в замкнутом пространстве, он сгорает с мягким хлопком и вспышкой пламени, оставляя облако плотного белого дыма, — чем не колдовство? Вероятно, подобные эффекты прежде всего и привлекли китайских алхимиков: вместо того, чтобы внять предупреждению, они увидели здесь возможности для публичных фокусов, которые могли бы поразить зрителей. Китайцы очень любили применять огонь в церемониях и развлечениях, а «огненное зелье» предлагало изобретательному импресарио мириады возможностей. Пиротехника стала первой областью, в которой нашло применение новое волшебное вещество.

    Когда порох поджигают, химическая энергия, скрытая в нем, превращается в тепловую энергию пламени и механическую энергию сжатого газа. Чтобы заставить все это [21] работать, достаточно простых приспособлений — сосудов той или иной формы. Похоже, что уже в то время ремесленники-пиротехники разработали четыре основных вида применения пороха, которые, по сути, не изменились со времен средневекового Китая до наших дней.

    Заключим порох в закрытый сосуд, оставив только запальное отверстие, — и газы разовьют огромное давление, способное разорвать сосуд на куски. Чем прочнее емкость, тем больше энергии аккумулируется и тем сильнее будет взрыв. Треск хлопушки происходит оттого, что под давлением расширяющихся внутри газов внезапно лопается бумажная оболочка. Бомба — та же хлопушка, но с гораздо более прочными стенками.

    Теперь насыплем порох в трубку, один конец которой открыт, — продукты горения будут вылетать из нее огненным дождем. Мастера пиротехнического искусства использовали это свойство, чтобы устраивать эффектные фонтаны из пламени. Цилиндрические сосуды для первых пороховых устройств удобно было делать из коленчатого ствола бамбука. Такие огненные трубки позже легли в основу некоторых видов древнего огнестрельного оружия.

    Когда газы из такой трубки устремлялись наружу, пиротехники чувствовали, что какая-то сила давит в противоположном направлении. Случайно или умышленно, но они заставили эту силу работать. Горящий порошок теперь гнал трубку вперед, превращая ее в третье основополагающее устройство — в ракету. Рождение ракетной техники ознаменовалось инцидентом, который произошел в 1264 году, когда император Лицзун устроил в залах дворца праздник в честь своей матери Куншэн. Во время праздничного фейерверка во внутреннем дворе пиротехники подожгли «земляных крыс» — маленькие трубочки с «огненным [22] зельем», которые сновали взад и вперед по земле. Одна из них пронеслась, едва касаясь пола, и взлетела по ступеням трона, сильно напугав императрицу-мать.

    Снова насыплем порох в трубку с открытым концом. Сверху вставим объект, который почти полностью закроет отверстие. Когда порох загорится, расширяющиеся газы вытолкнут предмет наружу. При определенных условиях такое устройство эффективно преобразует химическую энергию пороха в механическую силу — из емкости на большой скорости выстреливается снаряд. Это четвертый и самый важный способ применения пороха: так появилась пушка.

    Глубоко укоренившееся европейское предубеждение утверждает, что китайцы никогда не применяли порох в военных целях, что они использовали одно из самых эффективных изобретений в истории человечества только для праздного развлечения и детских хлопушек. Однако это абсолютно неверно. Представление о мирном характере отношений жителей Поднебесной с порохом отчасти объясняется западными предрассудками по поводу характера китайцев. Кто-то считал их дилетантами, которые случайно наткнулись на секрет пороха, но не смогли оценить его возможности, кто-то воображал, что эти миролюбивые мудрецы сознательно отвергли его разрушительные возможности.

    Путаницу вносило и устоявшееся представление, будто изобретение пороха в Китае относится еще к 100 году до н. э. Однако это не так. Новым изобретениям часто присваивают имена уже известных технологий: китайским [23] словом, обозначавшим взрывающийся бамбук, стали называть пороховую пиротехнику — от зажигательных стрел до ракет. Поэтому и было ошибочно решено, что они очень древнего происхождения. Неправильная датировка — на тысячу лет раньше, чем на самом деле, — создавала впечатление, что китайцам понадобились столетия, чтобы пройти путь от открытия пороха до разработки огнестрельного оружия.

    На самом же деле китайские военные быстро заинтересовались «огненным зельем» — и понятно почему. В то самое время, когда порох делал свои первые шаги, над Китаем нависла невиданная военная угроза.

    Императорская династия Сун, пришедшая к власти в 960 году, с точки зрения культуры была самой значительной за всю долгую историю Китая и в то же время — одной из самых уязвимых с точки зрения военной. Не удивительно, что именно в сунскую эпоху стало ясно, что «огненное зелье» — это крупное технологическое достижение.

    Сунские власти установили систему найма чиновников, основой которой был строгий экзамен для соискателей важных государственных должностей. Они положили начало земельной реформе и пропорциональной налоговой системе. Города процветали — население первой сунской столицы Кайфына в три раза превышало население Рима в пору его славы. Более поздняя столица, Ханчжоу, в которой было более миллиона жителей, потрясла посетившего ее Марко Поло: его родная Венеция, один из самых больших городов Европы, могла похвастаться только пятьюдесятью тысячами. Переносной компас и его применение в навигации — лишь одна из множества революционных технических идей сунской эры. «Китайцы — самые искусные ремесленники в мире, — утверждал персидский автор [24] в 1115 году. — Ни один другой народ с ними в этом не сравнится».

    Однако фоном этих технических и культурных достижений была война. Племена из Внутренней Азии, конные варвары, веками беспокоившие китайскую границу, давили на империю со все возрастающей силой. Правлению сунских императоров предстояло завершиться полным покорением их страны чужаками.

    Сочетание высокой культуры и технической изобретательности, помноженное на острую необходимость, подвигло сунских ремесленников приступить к исследованию «огненного зелья» — равно с любознательностью и патриотическим рвением. В 1044 году император Жэньцзун получил от одного из своих приближенных доклад «Об основах военного дела». В тексте содержались два рецепта изготовления «огненного зелья», пригодного для использования в зажигательных бомбах, которые можно было метать осадными машинами. Третья смесь предназначалась в качестве горючего для отравляющих дымовых бомб. Пропорция селитры во всех трех смесях была низкой, а это означает, что их действие было рассчитано на стремительное горение, а не на взрыв. Это были первые в мире прикладные формулы пороха.

    Новые пороховые устройства, естественно, предназначались прежде всего для поджога, и в этом качестве они последовательно продолжали давнюю китайскую традицию зажигательных боеприпасов: в Китае издавна использовали «огненные стрелы», прикрепляя к древкам пакеты с горящей смолой или другими горючими материалами. Горшок с порохом, попав в цель, мог вызвать еще более сильный и неукротимый пожар. В 969 году, в начале династии Сун, некий Юэ Ифан был награжден шелком за разработку [25] нового вида зажигательной стрелы, в которой, возможно, уже использовалось «огненное зелье». К 1083 году китайцы изготавливали пороховые огненные стрелы десятками тысяч: в бумагу заворачивали комок пороха «размером с гранат», прикрепляли его к древку и запечатывали сосновой смолой. Прежде чем пустить стрелу, лучник поджигал пробку, торчащую из пороховой массы.

    Металлические шары с отверстиями, начиненные порохом и снабженные крючьями, цеплялись к башням, лестницам и зданиям, извергая пламя и поджигая конструкции. Для метания этих зажигательных средств использовались катапульты. Дальнобойность их была небольшой — до 150 метров, — однако шипящий, брызжущий огнем шар представлял собой устрашающее оружие.

    Когда император Жэньцзун получил описание своего необычного арсенала, он, должно быть, озаботился проблемой нераспространения «огненного зелья». Спустя короткое время он запретил вывозить из страны селитру и серу. Вскоре была запрещена и частная торговля этими стратегическими материалами — производство пороха стало государственной монополией.

    Сунские оружейники еще продолжали исследовать военные возможности пороха, когда в 1126 году эта задача стала еще более актуальной. В сентябре того года чжурчжэни — дикий полукочевой народ с севера Корейского полуострова, не имевший ни письменности, ни календаря, — обрушился на китайцев, осадив Кайфын. Сунские воины со стен забрасывали врага своими пороховыми стрелами. [26]

    За 80 лет, прошедшие с тех пор, как были записаны первые формулы пороха, военные придумали новое применение для этого волшебного вещества: разрывные бомбы. Идею, вероятно, позаимствовали у пиротехников — в сущности, эти бомбы были просто большими хлопушками. Эти взрывпакеты делались из традиционных материалов вроде бамбука или бумаги, обмотанной бечевкой. «Огненное зелье» все еще содержало слишком мало селитры, отчего ему недоставало мощности, чтобы разорвать более прочную оболочку. Да и боевая задача у этих бомб была та же, что и у хлопушек, — заставить врага вздрогнуть, испугаться, растеряться. Сунские солдаты бросали «громовые бомбы» с крепостных валов Кайфына, «удачно попадая в ряды неприятеля и повергая его в великое смятение». Эти снаряды, в каждом из которых было три или четыре фунта{2} слабого пороха, взрывались с раскатистым ударом, оставляя после взрыва огромное облако дыма. Очевидец описывает реакцию чжурчжэней: «Множество их бежало, воя от страха».

    Но ни огненные стрелы, ни страшные хлопушки не могли сдержать бешеного натиска неприятеля. В январе 1127 года император сдал свою столицу варварам. Чжурчжэни увезли Сына неба на север, низвели до положения простолюдина, облачив в одеяние слуги, и заставили доживать жизнь в изгнании.

    Внезапное падение Сун ошеломило китайцев. Чжурчжэни огнем и мечом покорили северный Китай и возвели на престол династию Цзинь. Они быстро освоили многие китайские умения — уже к 1150 году они умели получать селитру «искусственным способом» — в навозных кучах. Новый сунский император, сохранивший династию лишь [27] ценой огромных территориальных уступок, отступил вместе со своим двором на юг и регулярно выплачивал дань Чжурчжэням.

    Однако назревали новые беды. Среди многочисленных кочевых племен, бродивших по степям Азии, было одно — свирепое и малоизвестное, называвшееся монголами. В 1206 году сторонники молодого воина по имени Темучжин, объединившего разрозненные монгольские кланы, признали его власть и наградили титулом Чингисхан — «повелитель вселенной». «Величайшая радость человека, — провозгласил Чингис, — в победе: победить врага, преследовать его до последнего, лишить его всего, чем он владеет, заставить его близких рыдать».

    Чингисхан заставил рыдать многих. Сначала монголы обрушились на запад — вторглись в Индию, затем в Персию, на Кавказ, прошли по всей Средней Азии и грозили даже далекой Европе. После смерти Чингиса в 1227 году его сын Удегей обратил свои взоры на Восток. Там, в северном Китае, уже сто лет правили чжурчжэни. За это время они переняли более передовую культуру своих подданных. Теперь пришел их черед пасть жертвой конных орд, еще более страшных, чем их собственные предки.

    Цзиньские мастера изучили секреты китайского порохового оружия, освоили его как свое собственное и к 1231 году, когда монголы напали на Китай, разработали состав, достаточно богатый селитрой, чтобы его взрыв мог разорвать железную оболочку. Эти «потрясающие небеса громовые бомбы» теперь использовались при обороне Кайфына. Грохот сверхмощных устройств, согласно утверждениям современников, можно было слышать за 33 мили{3}, пламя взрыва [28] накрывало площадь в 40 ярдов{4} в поперечнике, а осколки пробивали железный доспех.

    Монголы пытались защитить свои штурмовые траншеи навесами из воловьей кожи, однако защитники города опустили вниз на цепи громовую бомбу. «Нападающие были все разорваны в куски, — сообщает изумленный хронист, — так что даже и следа от них не осталось».

    Бомбы по-прежнему оставались чрезвычайно устрашающим оружием. Но просто напугать врага уже не было главной целью их применения. Отчаянно защищаясь, цзиньские воины обратились к другому пороховому приспособлению своих китайских подданных — копью или пике с двухфутовой трубкой, прикрепленной позади [29] наконечника. Эта емкость, сделанная из бамбука или бумаги, плотно обмотанной веревкой, была начинена «огненным зельем». Солдат поджигал смесь и направлял на врага оружие, выбрасывающее язык пламени и искр не менее шести футов длиной. Такое извержение длилось пять минут. Копья были признаны «лучшим из всех огневых орудий». Особенно они подходили для обороны городских стен. «Эти громовые бомбы и копья с летающим огнем — единственные виды оружия, которых монгольские воины действительно боялись», — записывал хронист.

    Однако боялись недостаточно. Монголы победили Цзинь и положили конец господству чжурчжэней в Китае.

    Китайская династия Южная Сун, правившая большим и богатым царством, должно быть, понимала, что скоро придет и ее черед, однако не смогла подготовиться к нападению врага. В 1257 году некий правительственный чиновник сетовал на то, что в сунских арсеналах отчаянно не хватает современного оружия, особенно железных бомб и огненных стрел. Эти предостережения не были услышаны. Хубилай-хан, внук Чингиса, в 1274 году напал на сунский Китай и быстро обратил страну в придаток огромной Монгольской империи.

    Монголы, как в свое время и чжурчжэни, стремились поставить себе на службу искусство китайских мастеров военного дела. Они освоили оружие с «огненным зельем» и поощряли дальнейшие его разработки. Однако монголы никогда не рассматривали эту радикально новую технологию как альтернативу мощной коннице, с помощью которой [30] они завоевали полмира. Порох так и остался экзотическим дополнением к их традиционным способам ведения войны.

    По крайней мере одно происшествие позволило монголам на своей шкуре ощутить, сколь изменчива и непредсказуема природа нового вещества. В 1280 году монгольские чиновники прогнали китайских мастеров, работавших в пороховом арсенале: они были сочтены подозрительными, а их поведение — «завистливым и предательским». Монголы, сменившие китайцев, «ничего не понимали в том, как обращаться с материалами», — писал очевидец. Арсенал взорвался, погибло множество народу. Хотя монголы и старались активно освоить новое оружие, им еще предстояло многому научиться.

    Китайские оружейники, несмотря на опасность, продолжали разрабатывать пороховые технологии. Все более мощные бомбы таили угрозу как для тех, кто ими пользовался, так и для тех, кто их делал. Выстрел из катапульты, должно быть, держал расчет в нервном напряжении: никто не мог быть до конца уверен, что бомбу удастся запустить прежде, чем она взорвется. Все решал точный расчет времени: фитиль должен был быть достаточно длинным, чтобы бомба успела долететь до цели, но в то же время враг не должен был успеть потушить его или отправить бомбу назад.

    В течение XIII-XIV веков такие бомбы стали обычным боеприпасом в Китае. Их названия сами по себе были устрашающими: «Бомба, падающая с небес», «Бомба силой в десять тысяч врагов», «Магическая шаровая молния, сжигающая врагов и застилающая взор». .. Одно из устройств, известное как «Сжигающая кости дробящая масляная бомба», было особенно мерзким: железные дробинки и фарфоровые черепки, заполняющие его, были покрыты варевом [31] из тунгового масла, мочи, нашатыря, испражнений и лукового соуса. Гарантировалось, что эта бомба «поражает кожу и кости», ослепляет врага, даже сбивает птиц с неба. И названия бомб, и экзотические ингредиенты свидетельствуют, что магия по-прежнему была важной составляющей «огненного зелья».

    Ракеты, также пополнившие арсенал, были с технической точки зрения наиболее передовым оружием. Если от хлопушки или бомбы требовалось, чтобы порох в них сгорал как можно стремительнее, обеспечивая взрывное расширение газов, то для полета ракеты было необходимо ровное продолжительное горение, обеспечивающее тягу. Мастера-оружейники обнаружили, что если порох набить в трубку очень плотно, он горит только на поверхности. Чтобы обеспечить взлет, в центре плотной пороховой массы стали проделывать коническое отверстие: площадь горения плавно увеличивалась, горячих газов становилось все больше, пока наконец они не поднимали ракету в небо. Со временем, чтобы добиться большей мощности, стали делать узкое отверстие, которое направляло горящие газы в определенном направлении. В результате получилась трубка, начиненная порохом, способная стремительно лететь по воздуху и доставлять зажигательный заряд к удаленной цели. Подобные ракеты, вероятно, стали использоваться в войнах с середины XIII столетия.

    Со временем китайские мастера начали разрабатывать оружие столь же революционное, как ракеты, бомбы и огнеметы, однако еще более важное. Научившись делать порох [32] все более мощным, они обнаружили новые возможности «огненного копья» — ручного огнемета, который давно стал привычным оружием. Выяснилось, что вместе с огнем он может извергать кусочки металла и черепки — летящие обломки ранили вражеских солдат и приводили их в окончательное замешательство. Оружейники стали заменять бамбуковые трубки железными — это давало возможность использовать более мощный порох и получать более горячее пламя. «Побивающее врагов пронизывающее копье» имело толстый железный ствол в ярд длиной, к заднему концу которого было прикреплено двухфутовое древко.

    Через несколько лет огненные копья стали делать еще большего размера. Вооруженный таким копьем воин мог [33] поразить противника шестифутовым языком пламени, несущим страшный дождь металлических осколков и битого фарфора. Со временем такие устройства стали слишком громоздкими для одного человека. Тогда оружейники приладили их к деревянным рамам или колесным повозкам. Пусть не столь подвижные, эти орудия, прозванные «извергателями», должны были стать ужасающим сюрпризом для головорезов, пытающихся взобраться на стены города или штурмующих его ворота. Более того, используя такие приспособления для метания различных снарядов, техники вплотную подступили к подлинно революционному изобретению.

    С точки зрения эффективности метательный снаряд постепенно стал более важным, чем само пламя. Некоторые «извергатели» стреляли связками стрел, а один из них был снабжен магазином, который подавал свинцовые ядра в зарядную камеру так, что их можно было выстреливать одно за другим. Рассказывают, что это орудие способно было отбить нападение пятидесяти солдат; название «девятистрельный пронзающий сердце громовой огнемет магического яда» говорит само за себя.

    Оружейники заметили, что чем плотнее метательный снаряд прилегает к стенкам ствола, тем с большей силой он выбрасывается из жерла. Когда пороховых дел мастера разработали составы, более богатые селитрой, взрывчатый порошок стал метать снаряды еще дальше. А также время от времени взрывать все это хозяйство, взметая его на воздух и напоминая о необходимости более прочных стволов из более толстого металла.

    Таким образом, к концу XIII столетия, когда монголы по-прежнему правили Китаем, эволюция огненного копья привела к появлению совершенно нового устройства. Вместо [34] того чтобы извергать пламя, оно, благодаря потенциальным возможностям «огненного зелья», стало метать снаряды. Это и была первая пушка.

    Для военных специалистов того времени новое устройство было логическим развитием более древних изобретений. На долгом пути, который человечество прошло в бесконечных поисках все более совершенных орудий убийства, это открытие стало одним из самых монументальных. В огнестрельном оружии пламя имело второстепенное значение — порох стал топливом, источником концентрированной энергии. Эта энергия была только средством, а настоящую работу должен был сделать снаряд.

    Итак, первые пушки появились в Китае в конце XIII столетия: самое древнее сохранившееся орудие неуверенно датируется 1288 годом. Пушка была результатом долгой эволюции, так же как и другие китайские пороховые устройства. Первые орудия были маленькими, несовершенными вариациями на тему «огненного копья». Китайская бронзовая ручная пушечка 1332 года имеет всего фут в длину и восемь фунтов веса. От середины XV века до нас дошли уже сотни артиллерийских орудий большего размера. Они могли стрелять и каменными, и железными ядрами.

    В описании битвы, произошедшей в 1359 году под Ханчжоу, который стал к тому времени центром производства пороха, огнестрельное оружие уже упоминается как нечто само собой разумеющееся. В то время китайская династия Мин восстала против своих монгольских владык. Обе стороны были хорошо оснащены артиллерией, способной иногда давать согласованные залпы из множества стволов. В 1412 году «Дальнобойной пушке, внушающей страх», имевшей почти три фута в длину, требовалось полфунта [35] пороха, чтобы выстрелить двухдюймовым{5} ядром с большой скоростью. Кроме того, из нее можно было стрелять целым мешком полудюймовых свинцовых дробинок.

    Артиллерия заняла свое место в обширном арсенале китайских военных. Год за годом они продолжали совершенствовать ее, однако пока ни о какой революции в военном деле говорить не приходилось. Это было просто еще одно военное приспособление, еще один способ применения «огненного зелья». Однако этому изобретению предстояло отправиться в края, где оно произведет гораздо более основательный эффект — не просто будет орудием войны, но перевернет самое устройство общества и кардинально изменит ход истории. [36]

    Глава 2.

    Громовые раскаты

    Летом 1346 года английский король Эдуард III, дерзкий тридцатичетырехлетний храбрец, высадился в Европе и развязал войну, которая должна была сделать более убедительными его притязания на престол Франции. Он сошел с корабля на нормандском пляже и стал разорять французскую провинцию. Убийства, изнасилования, грабеж населения по праву победителя — война по дешевке. Он жег города в прямой видимости от Парижа, повергая в панику его жителей.

    Атлетически сложенный, со струящимися белокурыми волосами и бородой, поклонник пышности и роскоши, любитель жестокого зрелища турниров, Эдуард был олицетворением эпохи рыцарства. Он надеялся воплотить в реальность легендарный Камелот и блистательно восседать за Круглым столом подобно королю Артуру. Однако идеализм и ностальгия никогда не затуманивали его трезвого [37] взгляда на реалии войны. Король привез с собой новую технологию, последний крик европейской моды — порох. Вряд ли он представлял себе, что именно этому оружию суждено было стереть с лица земли обычаи феодального рыцарства, которые были ему так дороги.

    Победа в средневековой войне зависела от силы человеческих мускулов. В битве сила противостояла силе — гордостью любого воина было его умение драться. Холодное оружие вроде мечей и копий концентрировало мускульную энергию. Катапульты и осадные машины аккумулировали и хранили силу человека. Средоточием битвы была рукопашная, всеобщая свалка тяжеловооруженных всадников. Святыней войны был меч, это продолжение человеческой руки. И вот теперь пороху предстояло придать битве новое измерение, не зависящее от физической силы человека.

    Ко времени Эдуарда порох был известен в Европе уже несколько десятков лет, но ему еще только предстояло занять прочное место в арсенале вооружений. Восторженно принятый жестокими энтузиастами вроде Эдуарда, порох в течение XIV века начнет расширять возможности человеческого насилия. Он вынудит полководцев пересмотреть аксиомы военного дела, незыблемые в течение столетий, увеличит радиус действия и разрушительную способность каждого отдельного солдата, а отзвуки этого открытия скоро почувствует вся Европа и весь мир.

    Одно нам известно точно: европейцы знали порох уже в середине XIII столетия. О том, как именно эта технология [38] попала на Запад, долго спорили. В 1854 году один историк категорически утверждал, что порох использовали еще египтяне, что о нем знал Моисей. В XX веке ведущий английский специалист в области артиллерии приводил семнадцать аргументов в защиту утверждения, что «нет достойных доверия свидетельств того, что порох изобрели китайцы». На самом деле, считал эксперт, это китайцы позаимствовали его на Западе.

    Три аргумента убедили ученых, что европейская наука о порохе родом из Китая. Во-первых, хронология. Китайцы уже в IX столетии упоминают, что селитра, сера и углерод могут воспламеняться с необыкновенной силой. Около 1044 года они уже записывали формулы пороха. Самое раннее упоминание о порохе в Европе относится к 1267 году, первые формулы появляются около 1300-го, о первом военном применении говорится в 1331 году. Нет никаких свидетельств того, что во времена, когда порох уже давно был известен в Китае, в Европе о нем знали или хотя бы делали успехи в этом направлении.

    Второй убедительный аргумент — долгая эволюция пороха в Китае. Век за веком там улучшались технологии очистки селитры, создавались эликсиры, которые вспыхивали сами собой, и пороховые составы, слишком слабые, чтобы взрываться. Очевидно, что именно таким путем китайские алхимики и оружейники пришли к настоящему пороху, затем постепенно усиливая его мощность. Подобного развития в Европе не наблюдается. Порох здесь появляется внезапно, и меньше чем через полвека пушки уже палят со стен замков. Это ускоренное развитие свидетельствует, что европейцы позаимствовали технологию, которая была уже полностью разработана на Востоке. Искать на ощупь им не было необходимости. [39]

    Третье доказательство, не так бросающееся в глаза, но важное, состоит в том, что в ранних европейских рецептах упоминаются такие яды, как нашатырь или мышьяк, — те же, что использовали китайцы. Эти компоненты на самом деле никак не улучшали свойства пороха; их присутствие в рецептах обеих цивилизаций мало похоже на совпадение и подсказывает, что европейцы получили знание напрямую из Китая.

    Маршрут, по которому порох пришел на Запад, и точная дата, когда это случилось, неизвестны и, возможно, никогда не станут известны. Гипотетически можно предположить несколько возможностей.

    В XIII столетии в Евразии расширяли свои завоевания монголы. Со своей мощной, хорошо обученной свирепой конницей они бурей пронеслись через Персию и в 1258 году взяли Багдад. Монголы привели с собой в Западную Азию китайских мастеров и, возможно, уже применяли огнестрельное оружие против арабов. Может быть, они передали секрет взрывчатых веществ европейцам.

    Прямые контакты Китая и Европы, хотя по-прежнему ограниченные, стали более активными как раз в то самое время, когда все шире распространялось знание о порохе. Монахи-миссионеры посетили двор монгольских правителей уже в 30-х годах XIII века. Купцов и искателей приключений также влекло на Восток — хотя Марко Поло вернулся от двора Хубилай-хана только в 1292 году, когда порох уже появился в Европе, другие итальянские купцы путешествовали в Страну Востока еще в середине столетия.

    Возможным предшественником пороха могло быть и зажигательное средство, известное как «греческий огонь». С этой яростно горящей субстанцией познакомил Византию около 675 года беженец из Сирии по имени Каллиник. [40]

    Секрет «греческого огня» охранялся чрезвычайно строго, и его состав остается тайной по сей день. Скорее всего, Каллинику удалось дистиллировать из нефти нечто вроде бензина, который он сгустил, смешав со смолой, и получил таким образом примитивный напалм. Возможно, зажигательная смесь содержала селитру, которая делала горение более интенсивным. В таком случае порох мог бы возвести свою родословную к греческому изобретению. Однако точные доказательства этого отсутствуют.

    Похоже, что некоторую роль в передаче пороха на Запад сыграли арабы. К XIII веку приверженцы ислама утвердили на территории от Иберийского полуострова до Индии космополитическую культуру, технические достижения которой превосходили все, чем располагал христианский мир. Примерно в 1240 году арабы получили с Востока, возможно, через Индию сведения о селитре («китайском снеге»). Не удивительно, что вскоре им стало известно и о порохе. Им были знакомы также фейерверки («китайские цветы») и ракеты («китайские стрелы»).

    Арабские воины овладели «огненными копьями» около 1280 года. Примерно в это же время сириец по имени Хасан аль-Рамма написал книгу, которая, по его словам, «толкует об огненных машинах, используемых для увеселения или для полезных целей». Аль-Рамма вел речь о ракетах, фейерверках, зажигательных смесях, используя термины, свидетельствующие, что он получил свои знания из китайских источников. Он дает указания, как очистить селитру, и приводит рецепты изготовления различных типов пороха.

    В Европе самые старые рецепты изготовления пороха записаны от имени Марка Грека (Marcus Graecus). Этот псевдоним скрывает не какого-то конкретного изобретателя, а [41] нескольких переписчиков, которые на протяжении более чем двух столетий составляли и исправляли практическое руководство под названием «Книга огней для сжигания неприятеля». Небольшое сочинение, написанное по-латыни, имеет, весьма вероятно, арабское происхождение — возможно, оно было переведено учеными в Испании. «Огонь, который может летать по воздуху, приготовляется из селитры, серы и древесного угля, из виноградной лозы или ивы», — говорится в рукописи. Приводится пропорция содержания селитры — до 69 процентов, — это могло бы дать относительно мощную взрывчатку. Та часть манускрипта, в которой идет речь об удивительном порошке, — позднее добавление, сделанное между 1280-м и 1300 годами.

    Традиционно считалось, что Европу познакомили с порохом два человека. Первый из них — Бертольд Шварц, Черный Бертольд, известный также просто как Черный (Schwarzer) — то ли из-за цвета его волос, то ли это прозвище должно было подчеркнуть его связь с черной магией. Некоторые думают, что он был датчанином или греком, большинство считает его немцем; все сходятся на том, что он был монахом. Согласно источникам XV столетия, алхимик Бертольд нагревал в горшке серу и селитру, пока смесь не взорвалась. Он попытался провести тот же эксперимент, используя закупоренный металлический сосуд, — и разнес всю свою лабораторию. «Самые достоверные авторы все согласны в том, что огнестрельное оружие было изобретено в Германии Бертольдом Шварце», — заявлял один историк в 1605 году. Немецкий Фрайбург провозгласил Бертольда своим уроженцем, и отцы города воздвигли статую великому изобретателю.

    Однако Бертольда, скорее всего, никогда не существовало — это легендарная фигура вроде Робин Гуда. Миф о его [42] жизни должен был обосновать претензии Германии на то, чтобы считаться родиной огнестрельного оружия. История Бертольда Шварца помогала европейцам не замечать того факта, что порох, ключевую силу в истории Европы, они изобрели не сами, а получили благодаря восточному гению. На самом деле Бертольд — собирательный образ, олицетворение всех храбрых и изобретательных экспериментаторов, которые готовы были рисковать конечностями или даже жизнью, изучая свойства поразительной новой смеси в надежде получить выгоду от ее использования.

    Еще одна важнейшая фигура в истории пороха — Роджер Бэкон, на этот раз человек вполне реальный, один из [43] самых дерзких умов своей эпохи. Бэкон, родившийся примерно в 1214 году, происходил из богатой английской семьи. Он начинал свою научную деятельность в Оксфорде, затем читал лекции в Парижском университете. В 1247 году Бэкон активно заинтересовался физическим миром и начал детально исследовать природные явления. Он тратил огромные средства на эксперименты в таких науках, как оптика и астрономия, пытаясь использовать в качестве теоретической основы вновь ставшие доступными труды Аристотеля. Вспыльчивый и догматичный, он жестко критиковал других ученых. Став францисканским монахом, Бэкон переписывался с папой Климентом IV, для которого сочинил три больших труда. В них он пытался суммировать все знания человечества о мироздании.

    Долгое время считалось, что Бэкон оставил после себя формулу пороха. Говорили, что он, осознав опасность своего изобретения, записал информацию анаграммой, шифром, который так и не смогли раскрыть на протяжении столетий. Хороший сюжет для легенды, и как раз легендой эта история и является. Авторство письма, в котором содержится предполагаемый рецепт, нельзя абсолютно точно приписать Бэкону, а зашифрованную «формулу» можно толковать каким угодно образом.

    Зато Бэкону действительно принадлежит заслуга первого письменного упоминания о порохе в Европе. Это описание содержится в трудах, которые он около 1267 года написал для папы Климента, однако папа умер, так и не прочитав их. Бэкон писал о «детской игрушке, издающей звук и испускающей огонь, которую изготавливают в разных частях света из толченой селитры, серы и орехового угля». Действие устройства было весьма удивительным для средневекового ума. «При помощи вспышки, пламени и ужасного звука, [44] — писал Бэкон, — можно творить чудеса, причем на любом расстоянии, какое только мы пожелаем — так что человек с трудом может защититься или выдержать это».

    Потенциальная опасность новой формы энергии не укрылась от ученого. Уж раз даже крошечная шутиха «может произвести звук, причиняющий серьезную боль человеческому уху, то, если использовать больший инструмент, никто не сможет устоять перед ужасным грохотом и вспышкой. Если изготовить этот инструмент из прочного материала, сила взрыва может быть еще больше». Это было пророческое предвидение.

    Восемь десятилетий спустя в сердце Франции, к северу от Парижа, английский король был готов пустить в дело мощные взрывы, предсказанные Бэконом. Тысяча двести рыцарей и восемь тысяч лучников Эдуарда весь день жарились на августовском солнце. Многие были полностью скрыты под кольчугой и доспехом из стальных пластин. Они крепко сжимали скользкие от пота рукоятки мечей, кинжалов, палиц. Поле, на котором они ждали, находилось примерно в двадцати милях от берега Ла-Манша — соседняя деревня Креси даст грядущей битве свое имя.

    Внезапно небо потемнело, раскаты грома прокатились над полями. Гроза вспугнула стаю ворон, которые закружились над косогором, пока не хлынул ливень. В полете черных птиц любой мог бы усмотреть знамение. Немногие из тех, кто жил в 1346 году, относились к подобным знамениям легкомысленно: смерть, казалось, буквально витала в воздухе. На самом деле смерть поджидала в нескольких сотнях [45] футов: французский король Филипп VI сосредоточивал в дальнем конце поля тысячи тренированных убийц — всадников на боевых конях. Шеренга генуэзских арбалетчиков готовила свое оружие, стрелы которого способны были пробить стальной лист. Лучи солнца, прорывавшиеся сквозь грозовую тучу, отражались в полированных доспехах, заставляли вспыхивать искусно сделанные плюмажи и разноцветные знамена строящихся воинов.

    Дурные предчувствия англичан, должно быть, смешивались с надеждой на дебют небывалого оружия. Пушки битвы при Креси представляли собой небольшие литые трубки, бронзовые или железные, укрепленные в деревянных станках. Возможно, там были и рибодекены (ribaudequins) — собранные на одном лафете несколько маленьких пушечек, способных стрелять залпом. Эдуард не доверял такие орудия простым солдатам — тут нужны были специалисты, люди, которые понимали эту новую форму энергии. Проницательные и бесстрашные, эти пушкари знали, что остальные воины смотрят на них с недоверием: неприязнь ко всему новому — естественная реакция военных. Порох, который ассоциировался с черной магией алхимиков, был делом опасным, ненадежным и, вероятно, мог принести несчастье.

    Надвигалась гроза, и пушкари быстро предприняли меры предосторожности, чтобы дождь не смочил их заряженные орудия или запасы таинственного порошка. Пока они ждали, их едва не выворачивало наизнанку от страха. Так часто бывает перед битвой, а теперь они к тому же видели, что противник серьезно превосходит их численностью, — армии Эдуарда противостояла лучшая тяжелая кавалерия в Европе. Они знали также, что если благородного рыцаря и попытаются взять в плен, чтобы потом требовать выкуп, то [46] простого артиллериста или лучника наверняка зарубят насмерть, если дело повернется против англичан.

    Хотя воображение Эдуарда и было захвачено загадкой пороха, он оставался здравомыслящим и умелым тактиком. Его главным средством в борьбе с французами оставалось оружие, до совершенства испытанное в битвах, — длинный лук. Обучавшиеся стрельбе с детства, лучники Эдуарда обладали огромной силой и высочайшим мастерством. Сохранившиеся скелеты этих людей свидетельствуют, что их мускулатура была необычайно развита: ведь надо было натянуть тетиву шестифутового лука с силой более ста фунтов, твердо держать, пустить стрелу, а затем повторять этот процесс снова и снова, десять раз в минуту. Лучники умели поражать цель на расстоянии до двухсот ярдов, их стрелы пронзали кольчугу и даже легкий пластинчатый доспех. В свое время Эдуард запретил в своем королевстве все спортивные игры, кроме соревнований лучников, и вот теперь в его распоряжении было достаточно искусных стрелков, чтобы обрушить на врага целый ураган губительных стрел.

    С точки зрения европейского рыцаря-аристократа, лучники были трусами, которые поражали стрелами с безопасного расстояния, вместо того чтобы сойтись с противником лицом к лицу — именно это считалось воинской доблестью со времен древних германцев. И что еще хуже — они были простолюдинами. В Средние века воинская доблесть считалась исключительной привилегией элиты — как необычайно дорогие лошади, вооруженная свита и укрепленные замки. Мысль о плебее, убивающем человека благородного сословия, была для рыцаря невыносима. В еще большей степени это относилось к плебеям, распоряжавшимся пороховыми орудиями. [47]

    В отдалении было слышно ржание лошадей. Французские рыцари выкрикивали оскорбления в адрес противника, бахвалясь, кого из английских дворян они сейчас возьмут в плен, — те, кто им противостоял, были хорошо знакомы им по международным турнирам. Сам король Эдуард был бы наилучшей добычей, следующим мог бы быть его шестнадцатилетний сын Эдуард, которого из-за цвета его турнирных доспехов звали Черный принц; сейчас он во главе отряда готовился к первому своему серьезному испытанию.

    Солнце уже клонилось к закату позади английских порядков, а Филипп все медлил. Пятидесятитрехлетнего французского монарха едва до удара не доводил один вид этого развязного выскочки-англичанина. Но армия Филиппа была едва только приведена в порядок, генуэзцы утомлены после марш-броска. У него не было времени разработать ясный план атаки, повсюду царил хаос.

    Однако дольше сдерживать своих шевалье Филипп уже не мог. К тому же наступал вечер, а в темноте англичане могли выскользнуть из клещей. И король отдал приказ к атаке.

    Для большинства участников битвы при Креси (а двумя поколениями раньше — для любого человека вообще) пушки, которые привез с собой Эдуард, были чем-то непостижимым, фантастическим. Воображение отказывалось допустить, что одним только прикосновением горячей кочерги человек мог заставить ядро вылететь из жерла и зашвырнуть его с ошеломляющей скоростью за сотни ярдов. Любого, [48] кто объявил бы, что умеет такое, назвали бы шарлатаном, безумцем, чародеем. Это казалось совершенно невозможным. Нигде в своих писаниях античные авторы не упоминали ни о чем подобном, никогда ни в одном мифе или эпосе человек не мечтал о таком.

    Пушки Эдуарда были одними из простейших приспособлений, когда-либо изобретенных человеком, — и в то же время самыми передовыми техническими устройствами того времени. Как и множество видов орудий, которые затем появлялись в ходе истории, первая пушка была лишь немногим более чем просто трубкой, герметически закрытой на одном конце подобно тростинке — саппа по-латыни. Канониры Эдуарда помещали порох в глухой конец, затем ближе к жерлу размещали метательный снаряд. Сначала это была железная стрела — болт, позднее — свинцовое или железное ядро, а иногда — шар, высеченный из камня. Маленькая [49] дырочка сбоку давала возможность поджечь заряд. Момент, когда укол раскаленного докрасна металлического прута воспламенял порох внутри, был настоящим испытанием для первых пушек.

    Взрыв порохового заряда развивал давление, сокрушительная сила которого была направлена не только на ядро, но также и на стенки, и в заднюю часть ствола. Постоянно существовала угроза, что пушка будет разорвана на куски. В сущности, она была бомбой с контролируемым взрывом. Единственным материалом, который мог противостоять неслыханному доселе давлению и жару, был металл. В XIV столетии это все еще был редкий, дорогой, трудный в обработке материал. Артиллеристы очень хорошо знали, что из-за слабости казенной части (массивного основания канала ствола), слишком большой порции пороха или застрявшего в стволе ядра давление может превысить критическую точку, и тогда прогремит взрыв. Пламя и разлетающиеся зазубренные куски металла — вот что грозило тогда канониру.

    К тому времени, когда Эдуард III взошел на престол, артиллерия начала набирать популярность в различных областях Европы. Итальянцы, осведомленные о последних технических новинках благодаря обширным торговым контактам, освоили порох вскоре после 1300 года. В феврале 1326-го флорентийская сеньория поручила городским чиновникам для обороны города обзавестись canones de metallo и боеприпасами. В том же году чиновник английского Канцлерского суда по имени Уолтер де Мильмет включил первое в Европе изображение пушки в трактат, который он назвал «О величии, мудрости и благоразумии королей». Миниатюра, которая не комментируется в тексте, изображает сосуд в форме кувшина на деревянных козлах, [50] высовывающуюся из него большую стрелу и человека в доспехах, осторожно поджигающего запал.

    В 30-е годы XIV столетия новое оружие стало быстро распространяться по Европе. К началу следующего десятилетия в арсеналах от Лондона до Руана и Сиены имелся тот или иной вид пушек. Слабое развитие металлургии и недостаток пороха позволяли изготавливать только маленькие орудия. Они использовались главным образом для обороны городских стен, хотя под 1331 годом мы находим упоминание о том, что при штурме города Чивидале на холмах Фриули к северу от Триеста, предпринятом двумя германскими рыцарями, была задействована какая-то разновидность пороховых пушек.

    У французского десанта, который в 1338 году взял штурмом и сжег город Саутгемптон на английском побережье, было некое пороховое орудие и сорок восемь болтов к нему. Поскольку боезапас французов составлял всего три фунта пороха, они, должно быть, в большей степени хотели продемонстрировать свое новое оружие, чем причинить с его помощью какой-либо серьезный ущерб.

    Эдуард III принял модную новинку с энтузиазмом. Старшины лондонских цехов в 1339 году гордились полудюжиной своих латунных gonnes, порохом и свинцовыми ядрами для них. За два года до Креси король выписал из-за Ла-Манша Петера ван Вюллере, специалиста по строительству рибодекенов, чтобы надзирать за строительством английской артиллерии. В помощь ван Вюллере король нанял еще нескольких artillers и gonners. Среди припасов, которыми снабжались войска Эдуарда во время рейдов во Франции, было 912 фунтов селитры и 846 фунтов серы для приготовления пороха. Возможно, ван Вюллере надзирал за артиллерией и при Креси. Ставка в игре, для которой Эдуард [51] готовил свое ультрасовременное оружие, была высока. Поражение могло привести к пленению или гибели монарха и радикально изменить судьбу Англии. Учитывая, что Черный принц тоже находился на поле боя, французы могли пресечь династию одним ударом. Тысячи генуэзских наемников наступали сейчас вверх по склону холма. Их задача заключалась в том, чтобы подойти на расстояние выстрела — сотня ярдов или около того — и выпустить стрелы своих арбалетов в ряды англичан, проредив их перед грядущей атакой французских рыцарей. Судьба королевства зависела от результата этой атаки.

    Война — это психологическая драма в той же степени, что и противостояние физических сил. Цель битвы — потрясти, раздробить сплоченность рядов врага, остановить каждого отдельного солдата, посеять страх, подорвать моральный дух, подавить волю. Грубая сила — только один из способов добиться этого. Устрашить, продемонстрировав мощь или напугав внезапным грохотом, — еще один.

    Звук барабана, трубы, волынки всегда сопровождал войны. Битва не обходилась без боевых кличей. Арбалетчики при Креси трижды громко восклицали, пока сближались на расстояние выстрела. Англичане отвечали на каждый из этих кличей молчанием. Они просто ждали.

    Мы не знаем точно, в какой момент Эдуард решил открыть огонь из пушек. Один источник рассказывает, что англичане «повергли в ужас противника выстрелами из пяти или шести орудий, поскольку в первый раз тот видел такие громовые машины». Другой утверждает, что англичане стреляли, [52] «чтобы напугать генуэзцев». Третий сообщает, что они «метали железные снаряды посредством огня. Это производило звук, подобный грому». На фоне этого грома воинственные возгласы атакующих казались совсем немощными.

    Орудия Эдуарда выбрасывали большие языки пламени и клубы белого дыма — впечатляющее и невиданное зрелище для французских рыцарей и их союзников. Еще больше поражал и оглушал их мощный грохот взрывов. Если уж, как сообщает один хронист, этот грохот пугал лошадей, то люди, конечно, должны были потерять дар речи. Это был гром небесный, низведенный на землю, сам звук превращался в оружие. Подобно раскату грома во время близкой грозы, пушечный выстрел на близком расстоянии ощущался не только ушами, но и всем нутром, костями, нервами. Это не был просто звук — внезапное расширение воздуха наносило удар в буквальном смысле слова.

    Почти все авторы, описывающие первые пушки, сравнивают грохот их выстрела с громом. «Подобно Натуре, издавна своими Громом и Молнией обладавшей, также и Искусство ныне свои обрело», — замечает один наблюдатель. Шекспир называл их орудиями гибели:
    …Орудья гибели, чей рев
    Подобен грозным возгласам Зевеса{6}.

    Рокочущий грохот, который издавали пушки, подсказал и первые названия для них. По-итальянски они назывались schioppi — «громовержцы». У голландцев в 50-х годах XIV века появились donrebusse — «громовые ружья», которые в английском языке превратились в blunderbuss — «мушкетон».

    Возможны различные версии происхождения английского названия пушки — gun. Скорее всего, оно [53] произошло от норвежского женского имени Гуннильда, точнее, от ласкательно-уменьшительной формы Гунна. Термин gonne впервые появляется в написанном по-латыни документе 1339 года. Джефри Чосер в 1384 году ввел слово в английский литературный обиход:
    И пушки вдаль ядро несется,
    Чуть пороха фитиль коснется{7}.

    Первые пушки были ненадежными и неэффективными — они могли стрелять только маленькими кусками металла, и точность их стрельбы была отвратительной. Процесс заряжения был очень трудоемким и отнимал массу времени. Все это сводило боевую эффективность артиллерии почти на нет. Пушки Креси всего-навсего сбили несколько человек с лошадей.

    Так что же заставляло правителей вроде Эдуарда III тратить и без того скудные ресурсы на производство пушек и приготовление пороха? Что побуждало их гнаться за новой технологией с таким неугасимым пылом? Конечно, таинственность, которая окутывала артиллерию, далеко превосходила ее боевую эффективность. Связанные с ней магические, дьявольские ассоциации действовали неотразимо. Репутация друга дьявола дорогого стоила на поле боя. Участники битвы при Креси всем сердцем веровали в зловещие образы христианской метафизики. Ад, окутанный удушающим дымом горящей серы, был вполне реален. Демоны бродили по земле. Серное дыхание пушек, их [54] мерзкий хохот и неистовое пламя — все это были несомненные признаки сатаны.

    Для власть имущих, однако, пороховая артиллерия была демонстрацией мощи. С человеком, который мог выставить на поле боя пушки, как и с тем, кто скакал на самой дорогой лошади, следовало считаться. Средневековый ум был глубоко проникнут почитанием регалий, а военное снаряжение имело свой собственный престиж. Порох стал одним из элементов спектакля битвы — сначала в качестве второстепенного сценического эффекта, а потом и как доминирующая тема.

    Так что Эдуард, несмотря на долги, которые уже довели его до банкротства, купил себе и пушки, и порох. Разумеется, битвы в конечном счете выигрывает не шоу, а сила. Удачное размещение лучников и рыцарей, сражавшихся в пешем строю на сильной оборонительной позиции, доказало предусмотрительность Эдуарда. Если пушки лишь серьезно смутили генуэзцев, то град стрел из английских луков, обрушившийся на их ряды, имел разрушительные последствия. Стрелы со свистом вонзались в плоть лошадей, находили щели в рыцарских доспехах. Дисциплинированные английские порядки отбивали одну атаку французов за другой. Атака за атакой — и цвет французского рыцарства был безжалостно перебит. Филиппу с трудом удалось спастись с поля битвы. Когда стала опускаться ночь, его союзника, чешского короля Иоанна Слепого, поводыри повели в самую гущу схватки — он хотел умереть в бою. И ему это удалось.

    Порох, который Эдуард привез на поле Креси, был драгоценной и не очень понятной субстанцией. Люди, которые [55] его делали, были сродни пекарям и пивоварам: они действовали интуитивно и знали, что ничтожные отклонения в рецептурах могут значительно изменить конечный продукт. Ремесло привлекало к себе неофитов со всей Европы: алхимиков, кузнецов, предприимчивых крестьян, а также людей, очарованных загадочностью нового дела или заинтересованных его коммерческим потенциалом, визионеров, сумасшедших и просто легкомысленных. Некоторым новая профессия принесла не удачу, а уродливые следы ожогов или смерть — составление пороха было чрезвычайно рискованным ремеслом.

    Сера, известная с библейских времен, была самым простым ингредиентом, ее легко было очистить и размолоть в тонкую пудру. Древесный уголь, который издавна использовали для приготовления пищи и при обработке металла, тоже был доступен. Главную роль играла порода дерева, из которого он выжигался. Древесный уголь, пригодный для производства пороха, должен был, во-первых, иметь тонкую структуру, чтобы его было легко превратить в порошок, а во-вторых — содержать минимум пепла. Обычным сырьем была ива, в дело шли и ольха, и персидская сирень, и орех, а также виноградная лоза. Использовали старое льняное полотно, сжигая его в закрытых сосудах. В Китае в смесь добавляли обугленных кузнечиков, веря, что это придает пороху живости.

    Самым узким местом европейского порохового производства был недостаток селитры. Климат континента не знал ни сильной жары, стимулирующей быстрое разложение, ни продолжительного засушливого периода, в течение которого нитраты могли бы выступить на поверхность. Мастерам приходилось искать селитру везде, где только можно. [56]

    Средневековая Европа была гораздо более вонючей, чем наш стерильный XXI век. Крестьяне — подавляющее большинство населения — делили со скотиной свои лачуги с земляным полом. Остатки пищи и собачье дерьмо падали на камыш, которым был покрыт пол. Человеческие экскременты и навоз были единственным удобрением, а открытые сточные канавы в городах — обычным делом. И из этих зловонных основ человеческого существования мастера пороховых дел извлекали свой самый драгоценный ингредиент.

    Люди давно заметили, как salpetrae, «соль камней», выступает в виде белой корки на каменных стенах. Древний монах описывал ее как «колдовскую соль», среди кристаллов которой, похожих на лед, прячется дух преисподней. Один автор в 1556 году писал, что селитру «можно приготовить из сухой, слегка жирной земли, которая, если ее подержать во рту, должна иметь острый и соленый вкус». Селитру издавна использовали как консервант, позволяющий дольше сохранить красный цвет мяса. Врачи прописывали ее при таких болезнях, как астма и артрит. На самом деле в больших количествах она может быть токсичной и вызывать анемию, головную боль и повреждение почек. Иногда ее выдавали за афродизиак, хотя в то же время ходили упорные слухи, что смотрители солдатских казарм и школ для мальчиков подсыпают ее в пищу, чтобы обуздать плотские вожделения своих подопечных.

    Селитра образовывалась на стенах и полах уборных и хлевов, «в погребах, гробницах и заброшенных пещерах, куда не может проникнуть дождь». Но природного сырья не хватало. Короли выжимали из подданных все соки, чтобы добыть достаточное количество необходимого вещества. Пороховых дел мастера прочесывали страну в поисках [57] старых компостных куч и выгребных ям, помоек и уборных. Сборщики с королевским указом в руках соскабливали отложения селитры на скотных дворах и в голубятнях. Их вторжения раздражали крестьян: мало того, что дворы были перекопаны, а хозяйственные постройки разрушены, так велено было еще давать ночлег сборщикам селитры и предоставлять им топливо для выпаривания вонючей жидкости, которую они выщелачивали из отбросов.

    В 1670 году джентльмен по имени Генри Стаббс упомянул о пещере в Апеннинах, «в которой поселились миллионы сов, их помет собирался там в течение многих столетий»{8}. Добыча гуано ради селитры сулила «неисчислимые суммы денег». Примерно в это же время выяснилось, что ценный источник селитры — наскоро похороненные тела солдат. Полученный таким путем порох должен был принести смерть другим людям — жуткое безотходное производство.

    Подметив, в каких природных условиях они находят селитру, ремесленники конца XIV столетия начали воссоздавать те же условия искусственно. Эти попытки ускорить распад органических материалов и предотвратить утечку нитратов привели к созданию селитряниц, которые пришли на смену простой компостной куче. Впервые искусственное производство селитры упоминается во Франкфурте в 1388 году. В течение следующего десятилетия селитра, полученная таким путем, помогла создать более значительные запасы пороха.

    Процесс был несложным — любой, у кого была крытая яма или погреб и запас навоза, мог заняться этим делом. Рецепт селитры 1561 года рекомендует смешать человеческие фекалии, мочу, «а именно тех, кто пьет вино или крепкое [58] пиво», навоз «лошадей, что кормят овсом», и известь, полученную из старого строительного раствора или штукатурки. Слой смеси по колено глубиной следовало укрывать от дождя и регулярно перемешивать в течение года. Затем «подобно снегу» должна была выступить селитра. Предписание мочи пьяниц не было нелепостью — расщепление алкоголя обогащает мочу аммонием — средой, в которой процветают нитратные бактерии.

    Пороховых дел мастера должны были переработать сотню фунтов нечистот, чтобы получить полфунта доброй селитры. Рабочие промывали водой отвратительную гущу, чтобы растворить нитраты, затем осаждали их из получившегося раствора. Здесь возникала проблема. Самой подходящей [59] для производства пороха формой селитры был нитрат калия, однако при естественном образовании получается главным образом нитрат кальция. Он вполне пригоден для изготовления взрывчатки, однако у него было качество, которое во время дальнейшей обработки вызывало сложности — он абсорбировал влагу из воздуха, делая порох в конце концов влажным и негодным для стрельбы. Порох, который изготавливали европейские ремесленники в XIV и начале XV столетия, содержал большую долю нитрата кальция, и порча из-за сырости была обычной.

    Производство селитры стало кустарным ремеслом во многих странах Европы, дополнительным заработком для каждого, кто готов был терпеть зловоние. Плантации позволили изготавливать большее количество пороха и сыграли роль в распространении огнестрельного оружия в XV веке.

    Пороховых дел мастер, собрав все три ингредиента, должен был растолочь их вместе в ступке. Пропорции были важны, однако рецепты того времени уже приближались к тому, что и сегодня считается идеальным соотношением: 75 процентов селитры, 15 процентов древесного угля, 10 — серы. «Вот Точнейшая и Превосходнейшая пропорция сих трех вещей, — писал один старинный автор. — И так это устроено, что, если положишь больше или меньше соли, сила убавится».

    Для того чтобы как следует перемешать ингредиенты, мог потребоваться день или больше безостановочного дробления. В ходе этого процесса три безопасных природных вещества смешивались механически, но не химически — все они сохраняли свои свойства и могли при желании быть вновь разделены. Но вместе эти компоненты обретали новую жизнь: напряженные и загадочные для непосвященных [60] отношения с огнем и способность взрываться с величайшей силой.

    Наутро после Креси Эдуард объезжал поле битвы, осматривая последствия побоища. Французский герольд сопровождал его, помогая опознать мертвых. Король Иоанн Богемский… Герцог Лотарингский… Граф Фландрский… Бароны, князья, дворяне самых знатных родов, сотни рыцарей. Битва действительно была, как заметил один хронист, «чрезвычайно опасной, смертоносной, безжалостной, жестокой и весьма ужасной». Французы были разгромлены — даже самые яростные сражения Средневековья редко бывали такой бойней.

    Порох сыграл в битве главным образом психологическую роль, повергнув в страх врагов, напугав лошадей, укрепив моральный дух англичан, произведя замешательство в рядах французов. Доминирующую роль в войнах ему предстояло сыграть лишь в дальнейшем, но от внимания Эдуарда и его современников не ускользнули возможности этой новой, невиданной формы концентрированной энергии.

    Война, которую начал Эдуард, закончится не скоро. Она окажется длиннее, чем его собственная жизнь, до ее завершения не доживут дети его детей. Северо-западная Европа в течение затянувшейся Столетней войны будет печальным местом, и спазмы насилия будут сотрясать ее даже тогда, когда «Черная смерть» выкосит до трети населения континента. В ходе отчаянного спора о том, кому править Францией, короли, сменяющие друг друга на престоле, будут и дальше испытывать возможности пороха. [61]

    Выгорание | PSNet

    Выгорание среди медицинских работников широко понимается как организационная проблема в здравоохранении, которую необходимо решать. Как указано в Ежегодной перспективе, выгорание — это синдром эмоционального истощения, деперсонализации и снижения чувства выполненного долга на работе, что приводит к подавляющим симптомам усталости, истощения, циничной отстраненности и чувства неэффективности. Хотя трудно определить причинно-следственную связь, эмоциональное выгорание было связано с увеличением числа инцидентов, связанных с безопасностью пациентов, включая медицинские ошибки, снижение удовлетворенности пациентов и более низкие оценки безопасности и качества.

     

    Данные о распространенности эмоционального выгорания среди медицинских работников сильно различаются и являются несколько противоречивыми из-за совпадения симптомов эмоционального выгорания и депрессии. Исследование небольших клиник первичной медико-санитарной помощи показало выгорание у 20% всего персонала на основе измерения по одному пункту. Недавний систематический обзор показал, что оценки распространенности общего выгорания врачей колеблются от 0% до 80,5%, в среднем от 19% до 24% по исследованиям со значительной вариабельностью. Недавний метаанализ показал, что высокое эмоциональное истощение было зарегистрировано у 40% специалистов в области психического здоровья.Многочисленные исследования также сообщают о распространенности эмоционального выгорания среди медсестер и работников домов престарелых. Врачи, допустившие ошибки или серьезные нарушения безопасности, могут подвергаться повышенному риску эмоционального выгорания.

    Хотя может показаться, что синдром, характеризующийся эмоциональным истощением и чувством неэффективности, является проблемой отдельных людей, выгорание можно лучше представить как проблему, вызванную хроническим и фундаментальным несоответствием между обязанностями и ресурсами. Клиницисты сообщают, что факторы выгорания в первую очередь связаны с организационными и системными аспектами, включая чрезмерную и сложную документацию и нормативные требования, громоздкие электронные медицинские карты, продолжительный рабочий день, отсутствие или эрозию автономии, неустанное давление с целью повышения качества при снижении затрат, недостаточную оценку. за индивидуальный вклад клиницистов и отсутствие уважения к личной жизни.Данные все больше поддерживают системную перспективу; например, недавний метаанализ пришел к выводу, что комплексы мер на системном уровне, вероятно, будут более эффективными, чем меры на индивидуальном уровне. Действительно, Национальная академия медицины в сотрудничестве по вопросам благополучия и устойчивости клиницистов разработала концептуальную модель, включающую семь областей, влияющих на эмоциональное выгорание и плохое самочувствие. The Collaborative настоятельно рекомендует сосредоточиться на пяти областях внешних факторов, используя системные подходы и дизайн-мышление.

    Многие группы и организации откликнулись на призыв бороться с выгоранием среди медицинских работников. В 2018 году Национальный фонд безопасности пациентов/Институт улучшения здравоохранения создал Национальный руководящий комитет по безопасности пациентов под руководством Агентства исследований и качества в области здравоохранения (AHRQ). Одним из основных направлений деятельности является безопасность рабочей силы, которая включает в себя вопросы, связанные с выгоранием поставщиков медицинских услуг. Группа Медицинского колледжа штата Пенсильвания выступает за организацию целевых мероприятий в соответствии с Иерархией потребностей Маслоу, обращаясь к таким основам, как обеспечение достаточного количества жидкости, здоровое питание и свобода от насилия на работе, прежде чем переходить к уважению, признательности и значимому вкладу в работу. Клиника Мэйо подготовила подробное руководство по внедрению организационных стратегий по предотвращению и уменьшению эмоционального выгорания путем рассмотрения индивидуальных, рабочих подразделений, организационных и национальных факторов в семи областях (таблица).

    Другие призвали улучшить взаимодействие пользователей с электронными медицинскими картами, улучшить коллективную помощь и привлечь заинтересованные стороны из разных секторов к устранению более широких системных факторов, которые способствуют перегруженности кадров здравоохранения. Общим для всех этих усилий является акцент на системных изменениях.

    Текущий контекст

    Агентство исследований и качества в области здравоохранения финансирует исследования выгорания врачей уже более 15 лет. Недавно среди клиницистов произошел национальный взрыв интереса к выгоранию. В ранней работе над выгоранием основное внимание уделялось отдельному врачу. Все больше внимания уделяется пониманию эмоционального выгорания и благополучия врача как проблем системного уровня, которые могут иметь серьезные последствия для безопасности, качества и организационной эффективности. Национальные академии медицины созвали рабочие группы для оценки науки и составления отчетов о передовой организационной практике. Тем временем несколько групп (например, AHRQ, Американская медицинская ассоциация, клиника Мэйо, Медицинский колледж штата Пенсильвания) предложили руководителям организаций дорожные карты для оперативных местных действий по улучшению рабочей среды для всех медицинских работников.

    Эмоциональное истощение во время волнений

    Персонал системы здравоохранения Mayo Clinic

    Независимо от того, на какую сторону какого бы вопроса вы ни остановились, 2020 год был годом, полным перемен и травм.Местные и мировые события вызывали сильные эмоции и стрессовые факторы, часто одно за другим, включая COVID-19, социальное дистанцирование, карантин, приказы оставаться дома, увольнения, потерю работы, маскировку, расовую несправедливость, беспорядки и демонстрации.

    В дополнение к социальным волнениям вы можете столкнуться с напряженной работой, финансовым стрессом или бедностью, уходом за детьми, воспитанием детей, смертью члена семьи или друзей или хронической болезнью.

    Возможно, вам интересно, что будет дальше или что еще вам придется пережить.По мере развития этих событий вы можете начать чувствовать себя плохо и раздражительно, вам будет трудно сосредоточиться и мотивировать себя. Вы можете даже не знать, что вызывает то, как вы себя чувствуете. Вы можете чувствовать себя в ловушке или в тупике. Вы эмоционально истощены.

    Что такое эмоциональное истощение?

    Когда стресс начинает накапливаться из-за негативных или сложных событий в жизни, которые продолжают приходить, вы можете почувствовать себя эмоционально истощенным и опустошенным. Это называется эмоциональное истощение.У большинства людей эмоциональное истощение имеет тенденцию медленно накапливаться с течением времени. Эмоциональное истощение включает эмоциональные, физические и рабочие симптомы.

    Эмоциональные симптомы включают:
    • Беспокойство
    • Апатия
    • Депрессия
    • Чувство безнадежности
    • Чувство бессилия или ловушки
    • Раздражительность
    • Отсутствие мотивации
    • Нервозность
    • Плаксивость
    Физические симптомы включают:
    • Усталость
    • Головные боли
    • Отсутствие аппетита
    • Боль в мышцах или мышечное напряжение
    Признаки производительности включают:
    • Несоблюдение сроков
    • Снижение обязательств на рабочем месте
    • Больше отсутствий
    • Выполнение рабочих обязанностей медленнее
    Лечение эмоционального истощения

    Эмоциональное истощение можно лечить, распознавая факторы стресса, которые вы можете свести к минимуму или устранить. Когда вы не можете изменить источник стресса, потому что он находится вне вашего контроля, важно сосредоточиться на настоящем моменте. В вашем настоящем происходит много нейтральных или позитивных событий. Когда вы сосредотачиваетесь на таких событиях, это дает представление о том, что происходит вокруг вас.

    Стресс часто интерпретируется как угроза выживанию. Когда это происходит, это увеличивает выброс гормонов стресса из вашего мозга, что еще больше способствует вашему эмоциональному истощению.Когда вы можете сосредоточиться на небольших нейтральных или позитивных событиях, ваш мозг способен понять, что угроза не так страшна, как может показаться на первый взгляд. Количество выделяемого гормона стресса снижается, поэтому вы можете чувствовать себя более эмоционально сбалансированным.

    Другие стратегии снижения эмоционального истощения включают:
    • Устранение или минимизация стрессора, когда это возможно
    • Соблюдайте здоровую сбалансированную диету
    • Упражнение
    • Выспитесь
    • Практикуйте осознанность, чтобы заниматься настоящим моментом

    Если вы считаете, что страдаете от эмоционального истощения, обратитесь к врачу-психиатру. Они могут помочь вам разобраться в причинах и симптомах, которые вы испытываете, чтобы определить план, который поможет вам восстановить чувство благополучия.

    Узнайте больше об уходе за собой и преодолении трудностей:

    Понимание выгорания

    За последние полвека стресс стал доминировать среди факторов, связанных со здоровьем и болезнями. Понимание стресса можно сравнить с более ранними прорывами в медицине с открытием микробов около трех столетий назад и открытием биохимических веществ (витаминов, гормонов и т.) в прошлом веке. Внимание к стрессу стало отражением более крупных изменений, произошедших в обществе, таких как индустриализация, урбанизация, развитие информационных технологий и коммуникаций. Это смещение акцента с микробов на «стресс» упоминается в недавней книге следующим образом:

    «Является ли стресс смертельной болезнью, набирающей обороты в современном обществе? Хорошие друзья лучшее лекарство? Могут ли практики ума и тела с Востока помочь нам выздороветь? Многие из нас так думают. Врачей и лекарств часто бывает недостаточно, мы думаем, что мы должны также искать лекарство внутри» .[1]

    Вместе с наукой о стрессе пришло предвидение феномена «выгорания». синдром, представленный чувством беспокойства, напряжения, умственной усталости, физического истощения и потери заботы о людях, с которыми живешь и работаешь. Возникает в результате хронического стресса. Выгорание используется в отношении снижения физиологических возможностей спортсменов, тренеров и менеджеров справляться со стрессовыми ситуациями.

    Книга ПОНИМАНИЕ ВЫГОРАНИЯ посвящена различиям между дискурсом стресса и выгоранием в различных контекстах.

    Книга разделена на две части. Первый раздел, озаглавленный «Перспективы», охватывает объем предмета в пяти главах. Начиная с главы о современных взглядах на выгорание, другой главы о современном выгорании и удержании сотрудников, балансе между работой и личной жизнью, приверженности сотрудников и индийской модели выгорания руководителей.

    Во втором разделе представлены тематические исследования из разных секторов и разных частей мира.Освещение включает выгорание в медицинской профессии с примерами выгорания из Гонконга, Ирана, Бразилии, США и Нидерландов.

    Важное наблюдение из этих глав состоит в том, что эмоциональное выгорание является результатом переутомления, повторяющейся работы и монотонности в работе. В некоторых странах существуют специальные термины, обозначающие истощение от переутомления, например, кароси в японском языке. Баланс между работой и личной жизнью может быть полезен как для сотрудников, так и для работодателей. Организации играют важную роль в формировании поведения людей.В Индии высокой степенью эмоционального выгорания страдали успешные руководители. Последствия выгорания варьируются от проблем в отношениях до злоупотребления психоактивными веществами и самоубийства. Гонконг среди стран Азии имеет самый высокий уровень выгорания персонала.

    В Иране выгорание персонала было связано с ролевой перегрузкой, конфликтом ролевых ожиданий, межролевой дистанцией, неадекватностью ресурсов, ролевым застоем и ролевой изоляцией. Среди медицинских работников у онкологов очень высокий уровень эмоционального выгорания.Студенты из числа меньшинств в США сообщили о более низком чувстве личных достижений и качества жизни.

    В обзорной главе представлен очень подробный исторический отчет о развитии концепции и различных силах, которые определили границы. Эволюционный характер концепции хорошо задокументирован.

    В Индии признается роль организации в оказании помощи персоналу в достижении баланса между работой и личной жизнью. В недавнем обзоре этой области из Индии записано, что существуют специальные программы баланса между работой и личной жизнью в Texas Instruments, центре программного обеспечения Philips, Eli Lilly (Индия), NIIT, IBM (Индия), Price Waterhouse Coopers в Индии, Infosys, ICICI, Procter and Gamble и BPO Industry.Меры варьировались от вариантов работы до вариантов отпуска, детских учреждений, видеоконференций для сокращения поездок, отказа от планирования рабочих мероприятий во время школьных каникул и так далее. [2]

    Следует также отметить, что в последнее десятилетие наблюдается взрыв альтернативных инициатив по управлению стрессом (например, Трансцендентальная Медитация, Искусство Жизни, Випасана и т. д.) со стороны самых разных профессионалов и людей. Широкое использование и популярность говорят о необходимости, как минимум.

    Доктор Амит Ранджан Басу, редактировавший книгу, оказал ценную услугу специалистам в области психического здоровья и менеджмента.В книге представлены возможности для пропаганды принципов психического здоровья в обществе. Модель, используемая в выгорании, представляет собой модель «нормальности» опыта, а не концепцию «отклонения». Психиатрам будет полезно понять разработки в этой области и работать над интеграцией этих вмешательств в дополнение к своей деятельности по оказанию клинической помощи.

    Книга будет полезна для библиотек кафедр психиатрии, клинической психологии и социальной работы и учреждений, занимающихся развитием кадров.

    На грани психического взрыва — выгорания

    Депрессия, тревожный кризис и выгорание — разные темы, но все они являются потенциально наблюдаемыми психическими состояниями у студентов-медиков.

    Через месяц после экзаменов и после того, как мы услышали, как студенты говорят о давлении Национального сертификационного экзамена, мы поговорили с одним из специалистов, связанных с психическим здоровьем, и человеком, который больше всего контактирует со студентами.

    Руи Мартинс является постоянным психологом в Espaço S, районе, созданном для благополучия студентов и принадлежащем Управлению поддержки студентов.Несмотря на разные роли Службы поддержки студентов, всех их объединяет общая задача: выявлять ранние случаи эмоционального выгорания, отсутствия интеграции или выхода из группы и повторно связывать их с этими случаями.

    Мы познакомились с психологом Руи Мартинсом в Espaço S, и хотя мы можем легко перейти к другим понятиям, таким как депрессия, правда в том, что наша цель сосредоточена на процессах, происходящих при выгорании.

    Руи Мартинс

     

     

    Что такое выгорание и каковы его пределы?

     

    Rui Martins: Выгорание – это синдром истощения человека, который достиг предела, исчерпав свои ресурсы. С клинической точки зрения выгорание происходит в профессиональных и академических ситуациях, в этом основное отличие от других депрессивных состояний, которые обычно включают в себя другие аспекты жизни человека. Это требование производительности, которое истощает человека. Именно долгие месяцы и годы чрезмерных требований истощают человека. Диагноз эмоционального выгорания исключает диагноз депрессии. Но диагноз депрессии может содержать эмоциональное выгорание. Здравый смысл говорил о депрессии как об истощении, на самом деле все означало одно и то же, а эмоциональное выгорание до недавнего времени относилось к одной из категорий депрессии.Выгорание, обычно характеризующееся как следствие профессионального давления, стало изолированным от депрессии, несмотря на многие депрессивные характеристики. От апатии и нехватки энергии, если мы рассмотрим моменты, которые отметили этого человека, мы услышим в основном отчеты профессионального характера, а не самые личные и эмоциональные поля.

     

    Кредиты: Pexels

     

     

    Можно ли отследить профиль поступающих сюда студентов с признаками эмоционального выгорания?

     

    Rui Martins: Как правило, Espaço S получает профили, некоторые из них с нарушением настроения, с уже сильно затронутой академической составляющей. Они перестают посещать занятия и замыкаются в себе, не в силах управлять своим днем. Однако они знают, что их пропуски ограничены, поскольку есть много занятий, посещение которых является обязательным, и они не могут их пропустить. Их социофобия, отчаяние и тоска по поводу перфекционизма означают, что обычный день становится почти невыполнимой задачей. Много жалуются на уровень сложности некоторых предметов, нехватку времени на подготовку к занятиям заранее. Бывают и другие случаи, когда студентов задают прямо, и это их пугает.Они чувствуют, что в любой момент их будут расспрашивать в присутствии сверстников, и боятся услышать какие-то уничижительные комментарии, потому что не знают, что ответить.

     

    Знают ли люди, как определить в себе, что они переживают процесс выгорания?

     

    Rui Martins: Это медленный и постепенный процесс, поэтому люди обычно не могут его идентифицировать. Они чувствуют себя очень уставшими и грустными, теряют мотивацию, но сами с трудом осознают это. Все становится трудным и все, что им еще удается сделать, они делают с огромным трудом. Все оказывает огромное влияние на жизнь этих людей, потому что они не хотят выходить на улицу или общаться, они не хотят получать телефонные звонки, они не хотят смотреть телевизор, они просто хотят спать и держаться подальше от всего вокруг. их. Мы движемся к тяжелой депрессивной ситуации.

     

    Сейчас месяц экзаменов, а январь очень требовательный.Обычно ли студенты приходят в Espaço S с жалобами на эмоциональное выгорание?

     

    Rui Martins: Правда в том, что, хотя степень требует очень многого, студенты также очень компетентны. Мы редко получаем единичные случаи эмоционального выгорания. Здесь есть профиль учеников, которые всегда были лучшими в школе, лучшими в своем классе, с очень хорошими оценками в старшей школе. И когда они попадают сюда, они не выдерживают давления. Параллельно с этим плохо работают другие факторы.Есть первоначальная картина кажущегося и просто выгорания, но сзади у нас больше элементов, которые уже были и не являются следствием выгорания. Я бы сказал, что большинство выгораний заканчиваются депрессиями с очень тяжелыми диагнозами.

     

    Кто из учащихся чаще всего испытывает эмоциональное выгорание?

     

    Rui Martins: В младших классах ученикам сложнее пережить выгорание, потому что они еще далеки от завершения учебного процесса и поэтому чувствуют усталость.Можно предположить, что первые курсы приносят нам больше случаев тревожного расстройства, студенты очень боятся не успевать. В последние несколько лет, даже в 5 и 6 лет, появляется больше депрессивных состояний, некоторые из которых хронические, при которых требования степени часто способствуют этому состоянию. Независимо от того, учатся ли учащиеся в младших или поздних классах, важен тот факт, перемещены они или нет. У тех, кто приезжает из других уголков страны, день более загруженный, они идут домой и все равно должны убираться и готовить себе еду.Затем добавляется психологическое давление, которое они представляют собой бремя для своих семей. Они чувствуют, что являются экономическим тормозом для семьи, даже если семья не оказывает на них никакого давления. Многие из них думают: «Я не могу потерпеть неудачу, потому что не могу оставаться здесь еще полгода или год». Дело в том, что расходы действительно высоки, это стоимость дома или комнаты, питания и некоторых расходов на проживание, поэтому они знают, какие трудности они могут причинить своим родителям. Эти мысли еще больше усугубляются, когда приближается выпускной экзамен, то есть национальный сертификационный экзамен, заставляющий их спросить себя: «Если я не добьюсь успеха, что я буду делать?» Это дополнительное бремя, особенно для перемещенных студентов.

     

    Кредиты: Pexels

     

    Как вы работаете с выгорающим человеком?

     

    Rui Martins: Следует помнить о двух важных вещах. Один из них, когда учащиеся представляют картину беспокойства и беспокойства, а затем необходимо помочь им понять, что у них есть необходимые им инструменты и что, если есть трудности, то то, что они сделали это здесь, потому что они очень способный. Мы часто можем помочь им осознать, что то, что им нужно решить, — это не столько академический компонент, поскольку они, как правило, хороши в создании стратегий обучения.Именно процесс их адаптации заслуживает нашего самого большого внимания. Этот этап адаптации требует времени, потому что им нужно остепениться, создать свою социальную сеть, они не могут изолироваться от мира и просто учиться. Процедуры для хорошего самочувствия также должны быть частью их дня, важны спортивные и культурные мероприятия. Многие, учась в старшей школе, несколько раз выходили на улицу, играли на музыкальных инструментах или занимались спортом, некоторые соревновались. Потом они приходят на факультет, и так как они не могут все согласовать, аспект удовольствия уходит, и им его очень не хватает.

    Второй аспект, когда психопатологическое состояние когда-то возвращается назад, означает, что нарушение уже есть и в этом случае приходится вовлекать в психотерапевтический процесс, где выявляются факторы, способствовавшие возникновению депрессии, а также факторы, поддерживающие его. Нам часто приходится направлять их к другому типу последующего наблюдения, поскольку здесь, в Espaço S, мы не можем проводить психотерапию с необходимым последующим наблюдением в таких случаях. В некоторых случаях даже требуется медикаментозное лечение.

    Как устроен мост с командой больницы Санта-Мария?

     

    Rui Martins: Существует официальное протокольное соединение с HSM, но у студентов есть несколько возможностей для продолжения. С того момента, как они принимают это последующее наблюдение, выполняется внутренняя процедура, чтобы направить их в команду, которая будет следовать за ними. Затем они ждут приема и только после этого наблюдаются в больнице. Мы также следим за ними. Каждые 3 или 6 месяцев мы звоним студенту и пытаемся понять, как проходит весь процесс и обеспечены ли минимальные стандарты для пребывания в степени.Но есть и другие службы поддержки, с которыми мы облегчаем контакты и которые находятся за пределами Санта-Марии.

     

    Проводится ли последующее наблюдение со студентом, а не с врачом, который его наблюдает?

     

    Руи Мартинс: Верно. Хотя в протоколе с HSM мы защитили эту обратную связь от самой команды больницы, мы всегда связываемся со студентом, по крайней мере, один раз в семестр.

     

    Кредиты: Pexels

     

     

    Предоставляет ли Espaço S какую-либо обратную связь самому факультету, чтобы можно было скорректировать некоторые совместные действия со студентами? Может ли Espaço S вмешаться в дела факультета, чтобы скорректировать аспекты, которые могут им помочь?

     

    Rui Martins: Как вы знаете, Espaço S является частью Службы поддержки студентов.В этом офисе есть несколько видов деятельности, одним из которых является обсуждение идей по темам, возникающим в ходе разговора. Мы пытаемся понять, что студенты задают нам с технической точки зрения, а также те вопросы, которые технические специалисты и наставники, которые следят за студентами, наблюдают и думают, имеют отношение к ним. Чтобы привести вам пример, в начале года мы провели специальную разъяснительную сессию для перемещенных студентов, и это потому, что мы поняли, что на первых курсах было много перемещенных студентов, и необходимо было почти превентивное действие, чтобы сказать, что есть дополнительные трудности для тех, кто перемещен.Новички всегда более изолированы и должны исследовать город, узнавать о транспорте и о том, что его окружает. Мы также воспользовались случаем, чтобы поговорить об Espaço S, который предлагает индивидуальные консультации. Но важно сказать, что наставничество и индивидуальные встречи, предлагаемые SSO, являются формами интеграции и предлагают решения, найденные старшими учениками.

     

    Могут ли наставники предупредить о более тревожном случае, когда настоящий ученик не приходит сюда с просьбой о помощи?

     

    Руи Мартинс: Такая ситуация уже была.Мы приняли студента в сопровождении старших коллег. Наставники более последовательно устанавливают связи в жизни студентов и могут оказать здесь большую поддержку в первые годы жизни. Есть также некоторые административные сотрудники факультета, которые много общаются со студентами и могут быть хорошими наблюдателями. Сами лекторы также могут ссылаться на элементы, как это было раньше. Бывают ситуации, когда в классе изолированные ученики начинают плакать. В этих случаях необходимо оценить, затянулось ли это душевное состояние или это единичный эпизод.Но у нас запланировано больше мероприятий, связанных с предоставлением некоторых инструментов группе людей, близких к ученикам, чтобы они были более чувствительны к их поведению, выступая в качестве рефералов. В случае моего отсутствия в Espaço S или отсутствия Риты Собрал в Службе поддержки студентов эти связующие элементы будут вмешиваться, если это необходимо. Они смогут либо позвонить мне, либо в серьезных случаях сразу доставить кого-то в травмпункт.

    Кредиты: Pexels

     

     

    Для Руи Мартинс наблюдение за учениками 1-го или 2-го класса с признаками явного страха из-за академического давления очень важно, чтобы они не переросли в более глубокую депрессию. Чем раньше будет выявлена ​​проблема, тем короче будут действия и время лечения. И если у всех нас есть депрессивные состояния, то нужно говорить о них и создавать коммуникативную динамику, позволяющую саморефлексию и анализ со стороны.

     

     Espaço S  работает в Институте профилактической медицины (рядом со зданием Egas Moniz), кабинет 71, часы работы: 

    вторник | Среда — с 8:30 до 11:30  //   Четверг — с 15:00 до 19:00

     Чтобы забронировать место для оценки в Espaço S, просто отправьте электронное письмо по адресу [email protected] со следующими данными: ФИО, дата рождения, курс и год обучения, контактный телефон. Это электронное письмо будет иметь доступ только к психологу, который проводит первоначальную оценку, будучи полностью конфиденциальным и запрещенным для всех, кроме рабочей группы.

     

    Жоана Соуза
    Редакция

    6 способов определить и справиться с эмоциональным выгоранием в ревматологической стипендии

    • Бхарат Кумар, доктор медицины

    «Выгорание? В стипендии ревматолога? Ты шутишь, да?» Это был ответ одного из моих очень хороших друзей из ординатуры, который сейчас работает кардиологом, когда я сказал ему, что я обеспокоен тем, что один из моих коллег в другом учреждении находится на грани выгорания.Отступив назад, я мог понять его скептицизм. В конце концов, как говорится в ставшей уже классической статье The Rheumatologist (июль 2012 г.) Джеймса О’Делла, доктора медицины, «ревматология — самая счастливая специальность». Оглядываясь назад, когда я и мой друг были резидентами, мы с нетерпением ждали наших факультативов по ревматологии, потому что они были более образовательными и менее требовательными, что привело к прозвищу «ревматические каникулы».

    Но чем больше я размышлял и чем больше исследовал, тем больше я осознавал, что эмоциональное выгорание представляет собой опасность, которой подвержены все ребята, включая тех, кто занимается ревматологией. Выгорание распространено в нашей профессии, но мы почти не говорим об этом.

    объявление идет здесь:advert-1

    РЕКЛАМА

    ПРОДОЛЖИТЕ

    Имея это в виду, вот шесть способов определить и справиться с выгоранием. Знай, что:

    Выгорание — это рабочий синдром, а не психическое расстройство: Когда говорят о выгорании, подразумевается, что оно каким-то образом связано с депрессией и тревогой. Но даже при том, что внешние признаки могут казаться похожими, первопричина совершенно другая.Насколько наука психиатрия может сообщить нам, депрессия и тревога — это состояния, коренящиеся в биохимическом дисбалансе и структурных явлениях в мозге. Выгорание, с другой стороны, представляет собой синдром, связанный с работой, вызывающий депрессивное настроение и тревогу, среди других симптомов, которые проходят, когда рабочее место убирается. Думайте о выгорании так же, как о профессиональной астме или тендините из-за повторяющихся механических нагрузок. Разница? Выгорание затрагивает разум.

    объявление идет здесь:advert-2

    РЕКЛАМА

    ПРОДОЛЖИТЬ

    Это различие между выгоранием и психическим заболеванием имеет невероятно важное значение.Во-первых, это означает, что, хотя консультирование и антидепрессанты могут быть полезными, они не воздействуют на корень проблемы. Во-вторых, мы должны устранить стигму, стоящую за выгоранием (наряду с депрессией и тревогой). Выгорание происходит из-за того, что работник плохо подходит к рабочему месту, а не из-за того, что врач изначально слаб.

    Выгорание — это тлеющий огонь, а не драматический взрыв: Выгорание — необычный термин для описания этого явления, потому что оно действительно обезличивает врачей, как куски дерева или свечи, которые готовы сгореть.Но в то же время он точно описывает, что выгорание — это не событие; скорее, это медленный процесс, который начинается почти незаметно как для работника, так и для работодателя. Из исследований мы знаем, что выгорание начинается в медицинском институте, если не раньше, и продолжается на протяжении всего последипломного медицинского образования и за его пределами. С учетом сказанного, когда он не распознается достаточно рано и ему не позволяют расти, он может прийти к точке, где он станет взрывом.

    Страницы: 1 2 3 | Одна страница

    информации о сверхновых и факты | National Geographic

    Некоторые звезды не тускнеют, а сгорают.Эти звезды заканчивают свою эволюцию массивными космическими взрывами, известными как сверхновые.

    Когда взрываются сверхновые, они выбрасывают материю в космос со скоростью от 9 000 до 25 000 миль (от 15 000 до 40 000 километров) в секунду. Эти взрывы производят большую часть материала во Вселенной, включая некоторые элементы, такие как железо, из которых состоит наша планета и даже мы сами. Тяжелые элементы производятся только в сверхновых, поэтому все мы несем остатки этих далеких взрывов в своих телах.

    Сверхновые обогащают космические облака пыли и газа, увеличивая межзвездное разнообразие и создавая ударную волну, которая сжимает облака газа, способствуя формированию новых звезд.

    Но лишь немногие избранные звезды становятся сверхновыми. Многие звезды остывают в более позднем возрасте, чтобы закончить свои дни как белые карлики, а затем и черные карлики.

    Звездный синтез

    Но массивные звезды, во много раз крупнее нашего Солнца, могут образовать сверхновую, когда в процессе синтеза в их ядре закончится топливо. Звездный синтез обеспечивает постоянное внешнее давление, которое существует в равновесии с собственным внутренним гравитационным притяжением звезды, управляемым массой. Когда синтез замедляется, внешнее давление падает, и ядро ​​звезды начинает конденсироваться под действием гравитации, становясь все плотнее и горячее.

    Внешне такие звезды начинают расти, превращаясь в тела, известные как красные сверхгиганты. Но в их ядрах продолжается сжатие, что делает неизбежным взрыв сверхновой.

    Когда ядро ​​звезды сжимается до критической точки, начинается серия ядерных реакций. Этот синтез на какое-то время предотвращает коллапс ядра, но только до тех пор, пока ядро ​​не будет состоять в основном из железа, которое больше не может поддерживать звездный синтез.

    За микросекунду температура ядра может достигать миллиардов градусов Цельсия.Атомы железа сжимаются настолько близко друг к другу, что силы отталкивания их ядер вызывают отдачу сжатого ядра — отскок, который заставляет звезду взорваться как сверхновую и породить огромную перегретую ударную волну.

    Белые карлики и черные дыры

    Сверхновые также встречаются в двойных звездных системах. Меньшие звезды, масса которых до восьми раз превышает массу нашего Солнца, обычно превращаются в белых карликов. Звезда, сконденсированная до такого размера, примерно как Земля, очень плотная и, следовательно, обладает достаточно сильным гравитационным притяжением, чтобы собрать материал от второй звезды системы, если она находится достаточно близко.

    Если белый карлик набирает достаточную массу, он достигает уровня, называемого пределом Чандрасекара. В этот момент давление в ее центре станет настолько большим, что произойдет неуправляемый синтез, и звезда взорвется в термоядерную сверхновую.

    Сверхновая может освещать небо на несколько недель, а массовый перенос материи и энергии оставляет после себя совсем другую звезду.

    Обычно только крошечное нейтронное ядро, вращающаяся нейтронная звезда, остается свидетельством сверхновой. Нейтронные звезды излучают радиоволны постоянным потоком или, как пульсары, прерывистыми всплесками.

    Если звезда была настолько массивной (как минимум в десять раз больше нашего Солнца), что оставляет после себя большое ядро, произойдет новое явление. Поскольку такое сгоревшее ядро ​​не имеет источника энергии для плавления и, следовательно, не создает внешнего давления, оно может быть поглощено собственной гравитацией и превратиться в космическую воронку для энергии и материи — черную дыру.

    Пандемическое выгорание свирепствует в научных кругах

    Кредит: Алами

    Через год после начала пандемии коронавируса многие научные работники академических кругов испытывают состояние хронического истощения, известное как эмоциональное выгорание. Хотя это не заболевание и может возникнуть на любом рабочем месте, где есть стресс, выгорание признано Всемирной организацией здравоохранения синдромом. Его симптомы являются физическими и эмоциональными и включают чувство энергетического истощения или истощения; повышенная умственная дистанция и чувство негатива или цинизма по отношению к своей работе; и снижение способности выполнять свою работу.

    По своей сути выгорание вызывается работой, которая требует непрерывных, длительных физических, когнитивных или эмоциональных усилий.

    Показатели синдрома резко выросли в некоторых вузах за последний год, согласно опросам в США и Европе. В опросе 1122 преподавателей США, посвященном последствиям пандемии, почти 70% респондентов заявили, что испытывали стресс в 2020 году, что более чем вдвое превышает этот показатель в 2019 году (32%). Опрос, проведенный в октябре прошлого года организацией The Chronicle of Higher Education и финансовой компанией Fidelity Investments в Бостоне, штат Массачусетс, также показал, что более двух третей респондентов чувствовали усталость по сравнению с менее чем одной третью в 2019 году. В 2020 году 35% злились, тогда как в 2019 году об этом заявили только 12%. Результаты были опубликованы в прошлом месяце.

    Более половины опрошенных заявили, что серьезно рассматривают возможность смены карьеры или досрочного выхода на пенсию. Эмоциональные и другие последствия эмоционального выгорания, связанного с пандемией, были хуже для женщин-преподавателей: 75% женщин сообщили о том, что испытывают стресс, по сравнению с 59% мужчин. Напротив, в 2019 году это число составляло 34% для респондентов-женщин. Около восьми из десяти женщин также указали, что их рабочая нагрузка увеличилась в результате пандемии, по сравнению с семью из десяти мужчин.Почти три четверти преподавателей-женщин сообщили, что их баланс между работой и личной жизнью в 2020 году ухудшился, по сравнению с немногим менее чем двумя третями респондентов-мужчин.

    Аналогичный опрос в Европе предлагает не менее мрачную картину, показывающую резкое увеличение уровня стресса и проблем с психическим здоровьем среди академических научных кадров. Ужасно, но последствия пандемии теперь также включают безудержную неопределенность в карьере.

    Поскольку университеты борются с экономическими последствиями повторяющихся закрытий, выгорание академических исследователей, вероятно, будет продолжаться в течение некоторого времени из-за увольнений или замораживания найма, говорят исследователи из высших учебных заведений.Не существует быстрых или простых решений выгорания, особенно когда не видно конца его глубинным структурным причинам; ученым-академикам часто приходится сталкиваться с трудностями как можно лучше (см. «Управление выгоранием»).

    Управление выгоранием

    Ученые-исследователи, испытывающие симптомы выгорания в связи с пандемией, могут предпринять некоторые шаги, чтобы помочь себе почувствовать себя лучше. Вот рекомендации по смягчению стресса.

    Не воспринимайте выгорание как неудачу.

    Выгорание является следствием системы, которая ожидает, что люди будут работать долгие часы и жертвовать своей личной жизнью. Та же самая система часто посылает сигнал о том, что 40-часовой рабочей недели недостаточно, говорит клинический психолог Дезире Дикерсон, академический консультант по психическому здоровью в Валенсии, Испания. Слишком часто, говорит Дикерсон, ученые воспринимают выгорание как неудачу. «Это неправильно и вредно», — говорит она. В дополнение к сосредоточению внимания на столпах психического здоровья — сне, правильном питании, физических упражнениях, безопасном общении — Дикерсон призывает ученых найти форум, через который они могут выразить горе, утрату, неуверенность, беспокойство и страх, которыми так многие страдают. чувство.«[Академия] — это ультрамарафон, а не спринт. Вы должны идти в ногу со временем», — говорит она.

    Придумайте способы отвлечься от стресса.

    Ключом к эффективному периоду восстановления является деятельность, которая дает вам чувство отрешенности — чтение художественной литературы, приготовление пищи или пробежка, — говорит Раджвиндер Самра, старший преподаватель здравоохранения Открытого университета в Милтон-Кинсе, Великобритания. «Если вы используете социальные сети, чтобы поговорить с друзьями или семьей, и это вызывает стресс, это не отстраненность», — отмечает она.

    Расставьте приоритеты и нормализуйте разговоры о психическом здоровье.

    Пандемия сделала разговоры о психическом здоровье нормой. «Поддержание нашего психического здоровья и забота о себе должны стать приоритетом, которого мы не осознавали в полной мере в прошлом», — говорит Лиза Яремка, директор лаборатории близких отношений и здоровья в Делавэрском университете в Ньюарке. «Два или три раза в семестр я говорю со студентами о перерывах и призываю их делать это», — говорит она.«Я открыто поделился, что много раз в своей жизни был у терапевта, и как использовать ресурсы психического здоровья, если они в этом нуждаются».

    Бороться с изоляцией.

    Биоинформатик Эмма Белл, которая идентифицирует себя как представитель гендерного меньшинства, цветной человек, гомосексуалист, иммигрант и академик в первом поколении, борется с выгоранием, связанным с пандемией, во время своего постдока в Онкологическом центре принцессы Маргарет в Торонто. , Канада. Когда в марте 2020 года в Канаде разразилась пандемия, Белл прожила в Торонто всего год и потеряла важные источники поддержки, в том числе клуб биоинформатики для женщин и представителей маргинализированных гендерных идентичностей, которые пошатнулись в цифровой среде.Белл организовал еженедельные встречи с другим постдоком в группе, чтобы обеспечить структуру и поддержку коллег, а также поднять настроение. Но Белл говорит, что они лучше всего справились со стрессом и неуверенностью, заведя нового щенка. «Я завел животных в своей квартире, чтобы бороться с изоляцией», — говорит Белл. «Мы должны быть добры к себе прямо сейчас».

    Минное поле в середине карьеры

    Европейский опрос авторов академических журналов и книг, проведенный научным издательством De Gruyter в Берлине, показал, что исследователи в середине карьеры, особенно женщины, больше всего страдают от стресса, связанного с работой.Согласно отчету Locked Down, Burned Out за декабрь 2020 года: «Для многих ученых пандемия [была] и продолжает оставаться временем сильного стресса, незащищенности и давления».

    По мере того, как пандемия продолжается, исследователи стали более занятыми, говорит Дейдра Уотхорн, старший менеджер группы исследований и анализа De Gruyter. Издательство провело два опроса: один в мае прошлого года, в котором приняли участие 3214 респондентов из 103 стран, и еще один в октябре прошлого года, в котором приняли участие 1100 человек из 78 стран.«Одним из самых больших изменений стало то, сколько часов люди работали изо дня в день», — говорит Уотхорн: количество рабочих часов у большинства людей увеличилось, в основном из-за глобального перехода к цифровому обучению. По словам Лиз Морриш, которая исследует политику в сфере высшего образования в качестве приглашенного научного сотрудника в Йоркском университете Святого Иоанна в Британии, потребность ученых в проведении онлайн-обучения может примерно утроить время подготовки к часовой лекции. Это оставляет меньше времени для исследований.

    В дополнение к требованиям онлайн-обучения, по словам Уотчорна, респонденты опроса выявили два других препятствия для нормального проведения академических исследований: нарушение профессиональных связей и работа на дому, часто при уходе за детьми. Академические исследователи считают, что их карьера приостановлена, а долгосрочное сотрудничество страдает из-за сбоев в сети и невозможности работать вместе лично. «Мы видели, что количество сообщений об использовании Twitter увеличилось в результате пандемии, и люди пытались найти сотрудников», — говорит Уотхорн.

    Эффект нагромождения

    Томас Каннампаллил, изучающий процесс принятия клинических решений в Медицинской школе Вашингтонского университета в Сент-Луисе, штат Миссури, в середине 2020 года провел три опроса среди врачей-стажеров, чтобы определить, усугубляет ли эмоциональное выгорание их контакт с людьми, которые были госпитализированы с COVID-19.В ходе первого опроса, в котором приняли участие 393 стажера, работавших в двух больницах США в апреле прошлого года, он и его коллеги обнаружили, что те, кто принимал непосредственное участие в медицинском реагировании на пандемию, испытывали больше стресса и выгорания, чем те, кто не заботился о людях с COVID-19 (T. Kannampallil et al . PLoS ONE 15 , e0237301; 2020).

    Каннампаллил говорит, что сильные стрессоры, связанные с работой, влияют на способность отстраняться от работы, что приводит к снижению вероятности заниматься такими видами деятельности, как физические упражнения, сон и уход за собой, которые помогают в восстановлении.По словам Каннампаллила, более тяжелая рабочая нагрузка, а также меньшая способность к восстановлению создают порочный круг. «Вы эмоционально истощены, но отсоединены, что создает неспособность восстановиться и приводит к «эффекту нагромождения», — говорит он.

    Врожденная проблема

    Еще до пандемии многие исследователи в академических кругах боролись с плохим психическим здоровьем. Дезире Дикерсон, академический консультант по психическому здоровью из Валенсии, Испания, говорит, что выгорание — это проблема, присущая академической системе: из-за того, насколько узко она определяет превосходство и как классифицирует и вознаграждает успех. «Нам нужно вознаграждать и ценить правильные вещи», — говорит она.

    Консультант по психическому здоровью Дезире Дикерсон говорит, что выгорание присуще академической системе. Фото: Висент Ботелла Солер

    Лиза Яремка, директор Лаборатории близких отношений и здоровья Делавэрского университета в Ньюарке, говорит, что давление, ведущее к выгоранию, носит институциональный характер и что академические структуры должны измениться. По словам Яремки, власть имущим, в том числе администраторам университетов, членам комитетов по найму и председателям департаментов, необходимо изменить ожидания и установить новые.

    Тем не менее, доказательств чуткого лидерства на институциональном уровне не хватает, говорит Ричард Уотермейер, исследователь в области высшего образования из Бристольского университета, Великобритания, который проводит опросы для мониторинга воздействия пандемии на академические круги. По его словам, перформативные советы работодателей позаботиться о себе или оставить один день в неделю свободным от совещаний, чтобы наверстать упущенное на работе, довольно поверхностны. Такой совет не уменьшает распределения работы, отмечает он.

    Пандемия усугубила существующее неравенство в научных кругах, говорит Мангала Сринивас, ученый в области клинической визуализации, покидающий пост председателя Молодежной академии Европы, группы ведущих молодых ученых и ученых, занимающейся защитой интересов и налаживанием связей.Дикерсон ожидает непропорционального роста эмоционального выгорания среди ученых-исследователей из маргинализированных групп, среди которых женщины, иностранные студенты, лица, осуществляющие уход, и представителей сексуальных и гендерных меньшинств (ЛГБТ+) наряду с ростом тревоги и депрессии, которые уже наблюдаются у этих ученых. Раджвиндер Самра, старший преподаватель кафедры здравоохранения Открытого университета в Милтон-Кинсе, Великобритания, рекомендует членам маргинализированных групп налаживать связи с теми, кто может иметь аналогичные уязвимые места.Это может помочь людям создать чувство сопричастности и укрепить доверие при обсуждении проблем с людьми, занимающими руководящие должности.

    И хотя многие спонсоры предоставили отсрочки, чтобы облегчить давление сроков, часто нет дополнительных денег, добавляет Сринивас. Однако с другой стороны, пандемия привела к более широкому институциональному принятию гибкого рабочего графика и предоставила больше возможностей писать или проводить время с семьей, говорит она.

    Морриш не надеется, что в ближайшее время рабочие нагрузки уменьшатся.«Каждый университет столкнется с финансовыми трудностями, а это означает меньшее количество преподавателей и большую рабочую нагрузку», — говорит она. С прошлого года во многих учреждениях происходят увольнения, в том числе сообщается о сокращении 17 000 рабочих мест в Австралии, а также увольнениях в США, Канаде и Великобритании.

    Академическим исследователям, которые имеют право на представительство профсоюза в своих организациях, Морриш рекомендует вступить в профсоюз и участвовать в собраниях. По ее словам, для других ученых важно пересматривать контракты.«Будьте бдительны, знайте свой контракт и следите за тем, чтобы учреждение не обижало вас». Самра советует академическим ученым обновить свои резюме новыми наборами навыков, которые им пришлось освоить в результате изменений, связанных с пандемией. «Признавайте и получайте признание за навыки, которые вы развиваете», — говорит она, — это может привести к расширению перспектив трудоустройства в будущем.

    Уотермейер считает, что начинающие исследователи, в частности, должны сейчас принять четкие решения относительно своих будущих карьерных перспектив в академических кругах.«Нестабильность, — предупреждает он, — неизбежно возрастет».

    .