Содержание

Legion Etrangere — Иностранный легион

     Иностранный легион (фр. Légion étrangère) — войсковое подразделение, входящее в состав сухопутных войск Франции. В отдельные периоды своей истории легион насчитывал свыше сорока тысяч человек личного состава (5 маршевых полков Иностранного легиона в августе 1914-го года насчитывали 42 883 добровольца, представителей более чем 52-х национальностей). В настоящее время около семи с половиной тысяч человек из 136-ти стран проходят службу в одиннадцати полках легиона.

На сегоднящний день Иностранный легион включает:


1 RE (1-й полк).

1 REC (1-й бронетанковый полк).

1 REG (1-й инженерно-саперный полк).

2 REP (2-ой парашютно-десантный полк).

2 REI (2-ой пехотный полк).

2 REG (2-й горный инженерно-саперный полк).

3 REI (3-й пехотный полк).

4 RE (4-й полк).

13DBLE (13-я полубригада).

DLEM (специальный отряд на о.

Майот).

     С момента создания в 1831 году французский Иностранный Легион (Legion Etrangere) остается домом для тысяч нефранцузов со всего мира, а порой и убежищем для множества беглецов со смутным прошлым.
     Все претенденты проходят тщательную проверку, которая начинается еще до отправки в отборочный лагерь в Обань (Aubagne) и продолжается все время пребывания будущего легионера там.
     Затем наступает черед пятнадцати недель жесточайшей муштры в Кастельнодари (Castelnaudary), где расквартирован 4-й полк Легиона (4 RE). Примерно после четвертой недели пребывания в этом лагере волонтер получает свою белую кепи – отличительный знак легионера – на церемонии с факельным шествием. Новобранец приносит клятву верности и честности, и вся эта процедура является частью давней и тщательно поддерживаемой традиции. Затем новобранца отправляют в один из полков, где продолжается его подготовка. Легионер подписывает контракт минимум на пять лет службы, из которых он минимум два года должен провести на заморских территориях Франции.


     Легион тщательно следит за поддержанием своих вековых традиций. Одной из них является сохранение связи со всеми ветеранами Легиона и поддержка их в старости. Для этой цели Легион располагает собственным приютом для ветеранов. 30 апреля в годовщину битвы в Камероне в Легионе отмечается День павших: это наиболее важный среди всех торжественных для легионеров дней. Девиз Легиона – Legio Patria Nostra или Легион – наша Отчизна. Для более полного внедрения этого лозунга в сознание каждого легионера его контакты с внешним миром в первые пять лет службы ограничиваются и контролируются: Легион действительно становится для легионера семьей и домом.

Первый пятилетний контракт


     Чтобы попасть в Легион, волонтер должен прибыть в любой вербовочный пункт в Франции. Все издержки по получению визы и приезду в Францию погашаются самим кандидатом и Легион никакой помощи в этом не оказывает.

     После прибытия и первичных медицинских тестов, кандидаты отправляются в Отборочный центр, находящийся в штаб-квартире Легиона – городе Обань. Здесь в течении 2-3 недель кандидат проходит медицинские, психологические и физические тесты.

     Если кандидат прошел все тесты, ему предложат подписать контракт на пять лет, в течении которого его могут направить служить туда, куда надо Легиону. Те, кому не повезло, отправляются в тот вербовочный пункт, который их прислал, для продолжения гражданской жизни.

Начало и окончание службы


     После подписания контракта молодые легионеры отправляются в расположение 4го полка Легиона (4RE), расположенного в г. Кастельнодари, для прохождения первоначальной военной подготовки, длящейся около 4-х месяцев. После этого кандидатов распределяют в полки в зависимости от их способностей и потребностей Легиона.

     В конце первого пятилетнего контракта легионер может продлить контакт на 6 месяцев, 1 год, 2 года, 3 года и так до тех пор, пока он не прослужит 15 лет, или более (в зависимости от его звания и способностей). После 18 лет службы ему положена пенсия, которая выплачивается в любой выбранной легионером валюте. В течении контракта легионер должен провести в заморских территориях не менее 2-х лет.

     После трех лет службы легионер может просить о предоставлении ему французского гражданства. После службы он также может получить французский вид на жительство сроком на 10 лет и при желении возобновляемый.

     Карьера легионера зависит от его физических способностей, умения руководить и интеллектуального потенциала.
После службы легионер возвращается в тот вербовочный пункт, который его прислал, для продолжения гражданской жизни.

Как попасть во французский Иностранный легион и стоит ли это делать

Мой приятель собирается получить туристическую визу, поехать во Францию, в Марсель, и там поступить на службу в Иностранный легион. Я ему говорю, что это как минимум нелегально по миграционному законодательству, а как максимум он потом здесь за наемничество сядет. Он меня уверяет, что масса людей так делала и ничего им не было.

Как я поняла, в соцсетях сейчас много про это пишут: круто служить в Иностранном легионе, образования не надо, языка не надо, зарплата большая и легализация в Евросоюзе. Мой приятель считает, что это хороший способ переехать в Евросоюз, а мне кажется, что это сплошная подстава.

Рассудите нас?

С уважением,
Наталья М.

Наталья, вы считаете совершенно правильно. Уголовный кодекс РФ однозначно трактует участие наемника в боевых действиях за вознаграждение как преступление, и за это предусмотрена ответственность.

Дмитрий Сергеев

специалист по безопасности

Профиль автора

Но разберемся по порядку.

Что такое Иностранный легион?

Это войсковое соединение, входящее в состав сухопутных войск Франции. Оно комплектуется в основном за счет иностранцев — поэтому легион и назвали Иностранным.

Создал его в 1831 году французский король Луи-Филипп I: ему нужны были войска для колонизации Алжира. Он сразу же принял закон о том, что Иностранный легион может использоваться только за пределами континентальной Франции. Набирали туда жителей разных стран, паспортов, справок, имен не спрашивали, у многих были проблемы с законом. Добропорядочных граждан было жалко, а иностранцев и бывших заключенных — не очень.

Сейчас паспорт спрашивают, а вот справки о судимости по-прежнему не требуют. Знания языка и документы о наличии образования тоже не нужны. У Иностранного легиона богатая история участия в различных вооруженных конфликтах и даже есть свой сайт с переводом на русский язык.

Платят мало, гражданство ЕС не гарантировано

Легионеру положена зарплата 1280 € в месяц (96 000 Р). Эта сумма ненамного превышает межпрофессиональный минимум заработной платы — это такой французский аналог нашего минимального размера оплаты труда. С 1 января 2018 МРОТ во Франции равен 1198,8 € в месяц после вычета социальных взносов. Не самый высокий уровень дохода, например, для Парижа, где аренда самой бюджетной квартиры может стоить около 600 € в месяц.

Слухи о высокой зарплате — не более чем миф. Служба легионера оплачивается по самой минимальной ставке, меньше платить нельзя по закону.

Зарплата легионера сопоставима с зарплатой уборщицы во Франции — вакансия с сайта Trud.com. Вакансии для водителя есть от 3500 € в месяц

Легионеру выдадут форменное обмундирование. Еще положен отпуск — 45 рабочих дней в год, ежедневное питание и размещение в казарме.

Через три года службы можно попросить французское гражданство — но дадут его не каждому, а только тому, кто «доказал волю к интеграции во французскую нацию». Что это значит — непонятно. На гражданство также может претендовать легионер, получивший ранение.

В целом у меня лично сложилось впечатление, что ни о каких гарантиях получения гражданства речи не идет. То, что в РФ называют гарантиями правовой и социальной защиты военнослужащих и членов их семей и четко прописывают в законах, во Франции понимают как возможность попросить или претендовать на что-то. Исполнение такой просьбы зависит только от доброй воли командования.

Как на это смотрит закон?

Уголовная ответственность в РФ для легионера возможна, но только если он примет непосредственное участие в боевых действиях или в их подготовке.

Уголовный кодекс РФ смотрит на все это с точки зрения части 3 статьи 359. Уголовно наказуемым считается только участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях, а не формальное включение в кадры Иностранного легиона. Санкция по этой статье — лишение свободы на срок от трех до семи лет.

При этом уголовный кодекс признает человека наемником только в следующих случаях:

  1. Человек воюет ради денег или материальных выгод.
  2. Он не гражданин государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, и не проживает постоянно на его территории.
  3. Он не направлен в зону военных действий для исполнения официальных обязанностей.

Одного факта вступления в ряды Иностранного легиона для привлечения к уголовной ответственности в РФ будет недостаточно.

Если вы в течение всего срока службы маршировали по Елисейским полям — признать это участием в вооруженном конфликте нельзя. За это не посадят. Если участвовали в военном конфликте, но попали туда, например, в составе миссии ООН — тоже все законно. Легионер в этом случае исполняет официальные обязанности в составе вооруженных сил Французской Республики.

А вот если участие легиона в вооруженном конфликте не закреплено официально — а так бывает очень часто, — по возвращении на родину могут и посадить. Например, в 1994 году в ходе этнического конфликта в Руанде правительство Франции использовало вооруженные силы. Легионер с гражданством РФ, который попадал в плен, с точки зрения международного права считался наемником, потому что Франция не была стороной конфликта: он был межэтническим, воевали между собой две местные народности — хуту и тутси. А французы в ходе операции «Амариллис» вывозили своих граждан и вдову бывшего президента Руанды. Они при этом не относились ни к хуту, ни к тутси, не проживали постоянно на территории Руанды, имели гражданство иностранного государства, получали за службу деньги.

С точки зрения любой из сторон конфликта — они наемники.

12 августа 1949 года приняли Женевскую конвенцию о защите гражданского населения в военное время. В ней наемникам посвящена статья 47. По ней легионеры не считаются наемниками, поскольку входят в состав вооруженных сил Французской Республики. Женевская конвенция не запрещает наемничество прямо, но в ней четко сказано: наемник не имеет права на официальный статус участника военных действий или военнопленного, потому что он не местный житель и вообще воюет за деньги. Для легионера это означает, что вместо содержания в комфортном лагере для военнопленных с соблюдением санитарных норм и трехразовым питанием его могут посадить в яму, кормить через день или вообще расстрелять.

Если захватившая его в плен сторона конфликта решит выдать его на родину — могут и к уголовной ответственности привлечь.

Для привлечения к уголовной ответственности необязательно бегать с автоматом по джунглям. Как подготовку вооруженной агрессии могут истолковать даже участие в погрузке оружия в самолет для отправки в воюющую страну.

Говорят, что за наемничество у нас не сажают?

Еще как сажают. Официальной статистики не публикуют, поэтому авторитетные издания регулярно выпускают статьи о «первом приговоре за наемничество». Но они ошибаются.

В ГАС «Правосудие» на момент написания статьи есть информация об уголовных делах по части 3 статьи 359 УК РФ. Все — в связи с фактическим участием граждан России в военных действиях.

Вот пример: человек нес караульную службу в Сирии на стороне незаконных вооруженных формирований, выезжал на охранные мероприятия. Результат — три года лишения свободы.

Другой поехал туристом в Турцию, а там через дырку в заборе проник на территорию Сирии и немного пострелял в сторону правительственных войск. Попадал или нет — сам не знает. Результат — четыре года лишения свободы.

И таких приговоров может быть больше: иногда информация вносится в базы данных с задержкой.

Мое личное мнение:

  1. Служба по контракту в Вооруженных силах РФ предпочтительнее: платят больше, чем уборщице, гарантии четко прописаны в законах, государство гарантирует их соблюдение, можно взять военную ипотеку.
  2. Гражданство ЕС не стоит жизни и здоровья.
  3. По возвращении на родину легионера могут и посадить.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

как Иностранный легион стал элитой французской армии — РТ на русском

190 лет назад во Франции был создан Иностранный легион — воинское подразделение, которое со временем стало одним из наиболее элитных в армии республики. Отличительная черта этого формирования — отсутствие французского гражданства у большинства рекрутов. Эксперты оценивают роль Иностранного легиона в истории неоднозначно. С одной стороны, легионеры неоднократно проявляли мужество, служа интересам официального Парижа, с другой — их часто обвиняли в жестокости по отношению к мирному населению в ходе операций по захвату суверенных территорий.

9 марта 1831 года был создан Иностранный легион — особое подразделение французской армии, укомплектованное выходцами из других стран и предназначенное для решения военных задач за границей.

По словам историков, практика привлечения иностранцев для решения военных задач существовала во Франции столетиями. Например, французской короне служили подразделения, состоявшие из шотландцев и швейцарцев. В начале XIX века представители многих стран Европы служили в армии Наполеона Бонапарта, но после завершения великих войн они остались без дела.

Также по теме

«Экономически выгодное предприятие»: как Франция оккупировала Алжир

190 лет назад началась французская оккупация Алжира. Североафриканская страна стала одним из ключевых заморских владений Парижа. Если…

«К началу 1830-х годов во Франции скопилось значительное количество выходцев из других государств, которые ранее участвовали в различных войнах на стороне официального Парижа либо бежали со своей родины, опасаясь политического или уголовного преследования. Зачастую это были люди, склонные к авантюризму, не располагавшие средствами к существованию и провоцировавшие разного рода беспорядки. Французским властям было необходимо направить их энергию в конструктивное русло», — рассказал в интервью RT действительный член Академии военных наук РФ Андрей Кошкин.

Как отметил в разговоре с RT руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский, в то же самое время у официального Парижа возникла необходимость в добровольцах для кампании по завоеванию Алжира.

«Набрать людей для колониальных операций при отсутствии всеобщей воинской повинности было не так-то и легко. Вот и искали тех, кто готов был воевать за деньги», — пояснил эксперт.

По словам Андрея Кошкина, вскоре французские власти нашли единое решение для обеих проблем.

«9 марта 1831 года король Луи Филипп подписал указ о создании Иностранного легиона, который официально предназначался для действий исключительно за пределами континентальной Франции. Большую часть офицерского корпуса составили бывшие военнослужащие наполеоновской армии, а солдат набрали среди выходцев из Италии, Испании, Швейцарии, Польши и других европейских стран. Вскоре семь батальонов этих «легионеров» высадились в Алжире для подавления выступлений местного населения, недовольного французским вторжением», — рассказал Кошкин.

  • Военнослужащий Иностранного легиона в 1852 году
  • © Wikimedia Commons

Он подчеркнул, что в Иностранном легионе постепенно сложилась практика не интересоваться личностью рекрута, а также тем, почему он покинул родину. Тот, кто поступал на службу, мог фактически стать новой личностью, а те, кто выживали в боях, могли получить французское гражданство. При этом в первые десятилетия существования легиона условия службы в нём были не самыми лучшими по сравнению с другими частями французской армии. По словам Кошкина, у легионеров было низкое жалование, а медицинская служба и материально-техническое обеспечение были организованы хуже, чем в других пехотных подразделениях.

Как отмечают историки, в ходе алжирской кампании военнослужащие Иностранного легиона крайне жестоко обращались с местным населением, совершая массовые убийства, изнасилования и грабежи. Легионеры вырезали целые населённые пункты, поэтому, когда они попадали в плен к алжирцам, их, как правило, ожидала мучительная смерть под пытками.

Впрочем, Иностранный легион привлекали и к выполнению сугубо мирных задач. Его солдаты под огнём местных повстанцев прокладывали дороги, разбивали сады и строили новые города.

В 1854 году французское правительство перебросило значительную часть легионеров в Россию для участия в Крымской войне. Они сыграли важную роль при осаде Севастополя, но, столкнувшись с регулярной российской армией, легион понёс значительные потери.

В дальнейшем Иностранный легион участвовал в боевых действиях против Австрии и во французской интервенции в Мексике.

«Иностранный легион прославили события 30 апреля 1863 года, когда группу из нескольких десятков солдат атаковал двухтысячный отряд мексиканцев. Бой продолжался почти сутки. Последние трое легионеров, остававшиеся в живых, согласились сдаться в плен только на почётных условиях — с сохранением оружия», — рассказал в интервью RT военный историк Юрий Кнутов.

В ходе Франко-прусской войны 1870—1871 годов Иностранный легион не сыграл заметной роли, однако его действия имели большое значение при разгроме Парижской коммуны. Вопреки законодательству легионеров ввели в Париж, где они разгромили коммунаров, окружив их укрепления с флангов.

  • Солдаты Иностранного легиона в Марокко
  • © Wikimedia commons

В конце XIX — начале XX веков Иностранный легион сделал серьёзный вклад в захват Францией Индокитая, Мадагаскара и Марокко. В Азии легионерам пришлось адаптироваться к ведению боевых действий в условиях джунглей, где многие из них скончались от инфекционных заболеваний.

«Элитное подразделение»

В годы Первой мировой войны солдаты Иностранного легиона сражались с немцами, совершив немало подвигов. При этом легион понёс значительные потери.

«В рядах Иностранного легиона некоторое время сражался будущий советский маршал Родион Малиновский. Он попал во Францию в составе экспедиционного корпуса Русской армии, а после его расформирования записался в легион», — рассказал Юрий Кнутов.

Также по теме

«Вывозили всё, что только могли»: как парижская колонизация повлияла на историю Вьетнама

160 лет назад французские войска взяли штурмом цитадель Сайгона. Это стало одним из первых крупных успехов Парижа в захвате Индокитая….

По словам военного историка Ивана Коновалова, после Гражданской войны в России бывшие солдаты императорской армии играли в Иностранном легионе важную роль.

«В эмиграции оказалось значительное число хорошо подготовленных российских военнослужащих, казаков, многие из которых решили продолжить военную карьеру в рядах легиона. Кстати, русские эмигранты участвовали в формировании кавалерии легиона, которая впоследствии была преобразована в оснащённые бронетехникой части», — рассказал эксперт в разговоре с RT.

На командных должностях в Иностранном легионе служил старший брат известного революционера Якова Свердлова и крестник Максима Горького генерал Зиновий Пешков, соратник президента Франции Шарля де Голля.

В годы Второй мировой войны Иностранный легион оказался разделён. Некоторые его подразделения сражались на стороне движения «Свободная Франция» Шарля де Голля, другие же подчинились коллаборационистскому режиму Виши, поддерживавшему нацистов.

  • Генерал де Голль прибывает с визитом в расположение Иностранного легиона в Риме, 1944 год
  • © Wikimedia commons

После завершения Второй мировой Иностранный легион участвовал в Индокитайской войне, пытаясь восстановить контроль Парижа над Юго-восточной Азией, однако, несмотря на отдельные успехи, эта кампания в целом оказалась для Франции провальной. В дальнейшем легион был задействован в попытках французских властей подавить национально-освободительные движения в Африке. Часть легионеров поддержала в 1961 году неудачное восстание расквартированных в Алжире частей против политики Шарля де Голля.

В наши дни численность Иностранного легиона составляет около 8 тыс. военнослужащих. Его части базируются в континентальной Франции, на островах Корсика и Майотта, в тихоокеанских и южноамериканских владениях Парижа, а также в ОАЭ. По словам экспертов, легион регулярно задействуется в операциях под эгидой ООН и НАТО.

«Существует расхожее мнение, что легионеры — это наёмники, но оно в корне неверно. Иностранный легион — элитное армейское подразделение Франции, которое просто укомплектовано выходцами из других стран. Если раньше легион действовал самостоятельно, то сегодня, как правило, он используется в составе сводных групп и соединений», — пояснил Коновалов.

  • Солдаты французского Иностранного легиона
  • Reuters
  • © Benoit Tessier

Как рассказал в беседе с RT научный сотрудник Дипломатической академии МИД РФ Вадим Козюлин, в наши дни военнослужащие легиона задействованы в специальных операциях в тех африканских странах, где у Франции остаются стратегические интересы. В частности, они участвуют в антитеррористической операции на территории Мали.

«За годы своего существования Иностранный легион вырос в статусе от вспомогательной части колониальной пехоты до одного из наиболее элитных подразделений французской армии. В его состав входят мотопехотные, парашютно-десантные, бронекавалерийские подразделения. Он постоянно находится на острие внешней политики официального Парижа и действует там, где французские власти не считают нужным договариваться мирным путём. Это довольно эффективный геополитический инструмент, конкретное направление деятельности которого зависит от того, кто руководит Францией», — подытожил Андрей Кошкин.

Война за наличный расчет – Деньги – Коммерсантъ

Десятки русских парней прибывают во Францию, чтобы начать новую жизнь — поступить в Иностранный легион, заработать, получить французское гражданство. Опять же романтика военная манит. Однако практически никто не обладает полной и достоверной информацией о том, что их там ждет. Многих ждет разочарование.

Первое приближение

Французский Иностранный легион — одна из самых закрытых военных организаций в мире. В большей степени она субсидируется французским государством, в меньшей — за счет спецопераций на контрактной основе. Принимают в легион только иностранных граждан (офицеры — исключение, многие из них ранее служили во французской регулярной армии), и он обеспечивает военное присутствие Франции в «горячих точках» планеты, в том числе проводит спецоперации (здесь можно упомянуть, в частности, Кот-Д`Ивуар, Чад, Сенегал, Габон).

Французская общественность совершенно спокойно и даже позитивно относится к тому, что интересы страны защищают не французские военные, а иностранцы-контрактники. Да, своих граждан Франция бережет, и регулярные части в спецоперациях используются (если до этого доходит дело) только во вторую очередь — первыми идут легионеры. И никто во Франции не требует вывода войск из Южной Америки и Африки, ведь вооруженные силы страны там представляет Иностранный легион.

По сей день считается, что легион прячет преступников. Это не так. Во-первых, всех желающих вступить проверяют по базе данных Интерпола и, если человек находится в розыске, его сдают полиции. Во-вторых, серьезный контроль чистоты рядов осуществляется в рамках вступительных тестов. В-третьих, по каждой языковой группе работает офицер службы безопасности легиона, который неофициально выезжает в страну, откуда прибыли кандидаты, и собирает досье на каждого. Так что персонажу с серьезным криминальным прошлым в легион попасть невозможно. При этом разовые приводы в полицию-милицию за мелкое хулиганство в расчет не принимаются.

Николай Чижов, отслужил в Иностранном легионе пять лет по контракту, ныне сотрудник охранного агентства Encore в Бордо: Русских в Иностранном легионе служит довольно много. Был период, когда наших парней принимали очень охотно, но теперь при наборе военные отдают предпочтение европейцам (немцам, финнам, ирландцам и т. д.), соблюдают национальное разнообразие. Русские же, поступающие на службу в легион, делятся на три основные категории: молодые романтики, бывшие военные и парни из «бригад», успевшие уехать до судимости и скрывающиеся от своих же. Русские в основном держатся вместе, помогают друг другу.

Достоверную информацию о поступлении можно получить на официальном сайте Иностранного легиона www.legionetrangere.fr или на сайте его бюро рекрутинга www.legion-etrangere.com. Однако далеко не все желающие вступить в легион имеют доступ в интернет и знают французский язык, поэтому они часто клюют на объявления такого рода: «Вербовочный пункт Французского Иностранного легиона в России приглашает желающих на собеседование». Телефон при этом указывается, как правило, мобильный. Максимум, что может сделать такое вербовочное агентство за ваши деньги,— предоставить примеры тестов, взятые из сети, и привезти к дверям вербовочного пункта, но оно не может гарантировать поступления, ибо это решает внутренняя служба безопасности легиона.

Кроме того, российские СМИ периодически публикуют откровения несостоявшихся «солдат удачи» — тех, кто не прошел тесты либо дезертировал в начале службы. Где там правда, а где вымысел, понять затруднительно, и кандидат, набравшийся таких знаний, может проколоться на вступительных испытаниях.

На самом деле вербовка в легион вне территории Франции запрещена. В самой Франции существует 20 вербовочных пунктов (адреса — на официальных сайтах), куда желающие могут прийти и попытаться записаться кандидатами.

Теперь ты — инкогнито

Допустим, наш парень нашел адреса вербовочных пунктов на территории Франции, купил в турагентстве путевку (можно, конечно, использовать и приглашение из любой шенгенской страны), получил визу и прибыл на место. Что дальше?

Вадим Осмаловский, был досрочно комиссован из легиона по причине травмы, сейчас налаживает частный бизнес: При входе на вербовочный пункт у меня забрали паспорт, затем обыскали, провели медицинский осмотр и спросили имя, фамилию, дату и место рождения, откуда приехал, есть ли судимости, поинтересовались родителями, мотивацией и т. д. После этого присвоили новые имя, дату, место рождения и распределили в комнату. Выходить можно было только по необходимости: поесть, пройти дополнительное медобследование, например. В комнате стояли телевизор и видеопроигрыватель с кассетами о легионе — вот и весь досуг. По-французски я не говорил, поэтому мне помогали русские легионеры, которые переводили. Через пару дней нас всех отправили в отборочный лагерь на юге Франции — в Обань.

Вопрос, который интересует многих: зачем волонтеру меняют имя? Раньше это делалось, чтобы спрятать человека, поскольку легиону было безразлично прошлое волонтера. В начале прошлого века в Иностранном легионе действительно скрывались от правосудия известные преступники, а после второй мировой — бывшие служащие вермахта. Теперь смена имени в большой степени связана с тем, что в некоторых странах наемничество считается противозаконным. (Что касается России, то, учитывая формулировки УПК, осудить человека за наемничество — задача трудновыполнимая.) Ну и конечно, это дань традиции.

Николай Чижов: Когда я поступал на службу, имя меняли не всем — мне, например, оставили настоящее. А сейчас всем, кто вступает в легион, присваивается новое имя. Возвращают солдату старое имя после процедуры «ратификации», которая проходит в первые три года службы. Но потом, при подаче документов на французское гражданство (это можно сделать через три года службы в легионе.— «Деньги»), человек может указать, что хочет сменить фамилию. Тогда ему дают список из нескольких фамилий, начинающихся на ту же букву, что и его прежняя. Нужно выбрать из списка, самому придумывать нельзя. Смена фамилии очень все усложняет, но некоторые на это все равно идут.

Каждые четыре недели со всех вербовочных пунктов набирают 50 человек и отправляют на юг Франции в город Обань, где расположен отборочный лагерь легиона. В Обани кандидаты проходят тесты, которые с каждым годом усложняются. Это связано с внедрением в арсенал нового оборудования, в том числе сложной электроники, поэтому проходной балл IQ повышается.

Вадим Осмаловский: При поступлении мы сдавали такие тесты: психотехнический (два часа решали задачи на логику, техническую сообразительность, головоломки), физический (на выносливость — за 12 минут нужно пробежать не менее 2,8 км), медицинский (полное медицинское обследование вплоть до состояния зубов). Кроме того, проходили трехэтапное собеседование с офицерами службы безопасности (поступающие называют это «гестапо»), где нужно подробно рассказывать свою биографию и объяснять мотивацию. В основном народ отсеивается именно там, причем понять методы службы безопасности невозможно, она руководствуется своими критериями.

Если все тесты успешно пройдены, легион заключает с новичком контракт на пять лет, после чего новобранца отправляют на четыре месяца в учебный лагерь в Пиренеи — недалеко от Тулузы. Если же тесты не сданы, то человеку просто возвращают вещи и документы, выдают деньги, заработанные за время прохождения тестов (основная работа — уборка территории или помещений, за которую платят €25 в день, в выходные — €45). С этими деньгами несостоявшиеся коммандос возвращаются домой. Самые настойчивые вновь начинают готовиться к поступлению в легион — попыток может быть три, если комиссия не вынесла вердикт «к службе в легионе непригоден».

Опасно и трудно

После заключения контракта у волонтеров начинается новая жизнь в прямом смысле слова. Парни с новыми именами проходят серьезнейшую подготовку в учебном лагере в течение четырех месяцев, изучают французский, оружие, тактику, историю легиона и многое другое. Нагрузки сумасшедшие, информация уже не дублируется — все дается только на французском языке, поэтому некоторые не выдерживают и дезертируют. Новобранцев, прошедших обучение полностью, распределяют в полки исходя из потребностей легиона и уровня подготовленности бойца.

Слово «дезертир», когда речь заходит о легионе, приходится слышать довольно часто. Весьма распространен (в тех же СМИ, например) миф, что дезертирство — единственный возможный путь для ухода из легиона. Якобы бойцов легиона удерживают силой, заставляют служить чуть ли не под пытками, избивают.

Вадим Осмаловский: Да, раньше действительно ловили, били, пытали и заставляли служить. Лет этак 50 назад. Сейчас стараются удержать долгими беседами и убеждениями, сроками на раздумье и «губой», которая сродни пансионату времен СССР. Уйти из легиона официальным путем действительно трудно, поэтому чаще просто дезертируют, перепрыгнув через забор, но ни о каком насилии речи не идет — времена уже не те, да и люди подкованы юридически, а легиону не нужны скандалы. Ломаются в основном именно в «учебке», реже — в первые годы службы. Удержать стараются перспективных парней. А дезертиры часто сгущают краски, чтобы оправдать себя в глазах друзей, сочиняют сказки о дедовщине, которой в легионе нет. Бывает, старшие по званию перегибают, но такие случаи жестко пресекаются командованием, ведь легион — это контрактная служба, а не обязаловка.

Ныне легион состоит из восьми полков и одной полубригады, где служит около 8 тыс. солдат и офицеров. Не так давно были расформированы два полка и один специальный отряд на острове Майотта (Коморские острова). Дислоцируются полки в основном на территории Франции, в городах Обань, Кастельнодари, Кальви (остров Корсика), Оранж, Авиньон, Ним и Сант-Кристоль. А также в Джибути (Африка) и в заморском департаменте Гвиане (Южная Америка), в городе Куру.

Легионеры, служащие в полках, дислоцированных во Франции, регулярно выезжают в командировки и на учения в Джибути, Гвиану, на Реюньон (остров к востоку от Мадагаскара).

Николай Чижов: Наш «стаж» в Гвиане длился две недели. Гвиана — это джунгли, где влажность, наверное, 120%. Мы на пирогах и грузовиках добирались сутки до базы, потом начались учения. Последним был курс выживания в условиях экваториального леса. Нам объясняли, что можно есть из живности и растений, кого бояться, на кого охотиться. Потом нас забросили на три дня в джунгли без провизии, с одной винтовкой на взвод, еще на группу полагалось одно мачете, нож, рыбацкий набор и соль. В первый день строили бивуак, во второй — расставляли ловушки на зверей, в третий — делали плот и сплавлялись по реке до цели. Кстати, плот построить очень сложно, так как почти все тропические деревья тонут, нужно знать нетонущие, а их мало. В ловушки ничего не попадалось, ведь «стажи» проводятся постоянно в той местности, так что зверье разбежалось, фрукты поедены. Мы ходили все время голодные, ели пальмовые сердцевины. Самые отчаянные ели скорпионов и кузнечиков. А спали только в гамаках, чтобы змеи и насекомые не покусали. И с антимоскитной сеткой, потому что комаров — миллионы. Еще желательно было не пораниться и не оцарапаться, так как царапины из-за влажности заживают мучительно долго. Некоторых приходилось госпитализировать.

Вадим Осмаловский: Один наш «стаж» проходил в Джибути, там другая специфика — африканская. Зимой температура плюс 30-40°C, а летом может доходить и до 60°C. Мы попали как раз на летний «стаж» — жарко было невыносимо. Ночью не могли спать из-за жары, обкладывались мокрыми полотенцами. Вообще, африканский «стаж» — трудный. Мы мало спали, некоторые не выдерживали и сходили с дистанции — в лазарет.

Плюсы и минусы

Служба в легионе трудна не только из-за учений, но и потому, что легион постоянно находится в боевой готовности — службу вполне можно отнести к категории «на выживание». Что имеют за это легионеры? Во-первых, через три года службы любой легионер вправе подать запрос о предоставлении французского гражданства, затем его анкету изучит иммиграционная служба, а результат зависит от послужного списка и характеристик. Во-вторых, зарплату, которая не является мизерной или баснословной, как часто сообщают российские СМИ,— истина, как водится, посередине.

Легионер-новичок со стажем 10 месяцев, служащий на территории Франции, получает около €1 тыс. в месяц, а в случае командировки, например, в Джибути — около €2500 в месяц. Легионеры-парашютисты получают около €1800 во Франции и чуть больше €3 тыс. в Африке. Если учесть, что стандартная командировка длится около четырех месяцев, то о сильном обогащении легионеров говорить не приходится. Что же касается командного состава, то, например, сержант-шеф получает около €1800, служа на территории Франции. А чтобы зарабатывать €5 тыс., нужно быть не только офицером высокого ранга, но и чрезвычайно многодетным отцом, потому что зарплата рассчитывается исходя из количества детей в том числе.

Вадим Осмаловский: В звании капрала 1REG —инженерно-саперного полка я зарабатывал €1247 в месяц, находясь по месту дислокации. Когда я на пять месяцев был командирован в Джибути, то получал €2900 в месяц. Но командировки обычно бывают раз в год, так что за год я заработал около €25 тыс. Тогда я был без семьи и детей, такая зарплата меня устраивала. Сейчас было бы сложнее: аренда квартиры, питание, одежда на всю семью… В общем, зарплату легионера нельзя назвать большой, но и нищенской не назовешь.

Вопреки легендам о баснословной пенсии легионеров после 15 лет службы в легионе платят €800 в месяц. И за последние годы эти 15 лет превратились в 17,5. Еще есть тарификация пенсии, которая зависит от того, где легионер служил и сколько, а у парашютистов засчитывается количество прыжков. Впрочем, тарификация кардинально суммы не меняет.

Так стоит ли ради негарантированного французского гражданства и весьма средней по европейским меркам зарплаты идти служить в легион и рисковать там жизнью? Ведь легионеры гибнут, несмотря на то что Франция в настоящее время не ведет военных действий. В ходе мирных миссий, к примеру.

Николай Чижов: Конечно, раньше было значительно опаснее, но сейчас шанс быть убитым все равно есть. Скажем, когда в Кот-Д`Ивуаре был мятеж, нас забросили в Абиджан и при этом запретили вставлять боевой магазин в автомат, так как мы исполняли мирную миссию — присутствовали в стране, где шла гражданская война. Любой, даже нечаянный выстрел мог нарушить равновесие. И вот один легионер видит, как с его броневика скручивают пулемет. У парня сдали нервы — он выстрелил в воздух. За это его выслали из страны, чтобы не возникло напряженности в отношениях с правительством. Предсказать поведение местного населения невозможно, они запросто могли потом из того же пулемета пальнуть по нам. Я видел в Кот-Д`Ивуаре наши бронетранспортеры, прошитые бронебойными снарядами. И жертвы были. Вот тебе и мирная миссия. Так что шанс погибнуть есть всегда. Случайная мина, шальная пуля, да просто камень, брошенный партизаном… Всего не предусмотришь.

ОЛЬГА ТОЛКАЧЕВА

// ВОЕННОЕ ДЕЛО

Краткая история легиона

Французский Иностранный легион был основан в 1831 году королем Луи Филиппом Орлеанским. Король таким образом вывел из страны ветеранов наполеоновских войн, наемников своего предшественника — Карла Х, а также эмигрантов-участников восстаний в Польше и Италии, не знающих, чем себя занять. То есть приставил опытных вояк к полезному делу — захватывать новые земли для Франции.

Сразу же после подписания декрета легионеры в составе семи батальонов отбыли на завоевание Алжира. Операция прошла успешно, и Алжир добился независимости только в 1962 году, после восьми лет боевых действий против того же легиона.

За относительно небольшой период — с конца XIX по начало ХХ века — легионеры утвердили власть Франции в Индокитае, Дагомее (нынешний Бенин), Судане, на Мадагаскаре и в Марокко.

После второй мировой войны подавляющее большинство колоний в Азии, Африке, Океании и Латинской Америке добились независимости — и перед Францией встал вопрос, нужен ли ей Иностранный легион. Ответ на него известен. Легион и по сей день является боеспособной организацией, состоящей исключительно из профессиональных военных с великолепной подготовкой. Заслуги Иностранного легиона перед страной, в том числе относящиеся к новому времени, многочисленны и в высшей степени важны.


Современный Французский Иностранный легион


В данной статье мы завершим рассказ о Французском Иностранном легионе. В настоящее время к солдатам его полков во Франции относятся гораздо лучше, чем пятьдесят лет назад. По крайней мере, военнослужащие легиона не считаются сейчас поголовно уголовниками и социально опасными психопатами. Впрочем, особых симпатий, особенно в левых и либеральных кругах, к ним тоже не наблюдается. Сами легионеры шутят, что французы любят их только один день в году – во время Парада в честь взятия Бастилии, когда их подразделения торжественным маршем проходят по Елисейским полям.

Саперы (пионеры) Иностранного легиона. Военный парад в честь годовщины взятия Бастилии, Париж, Елисейские поля. 2016 год



Оружие солдат Иностранного легиона, принимающих участие в параде в честь взятия Бастилии

Полковые флаги первого и второго полков Иностранного легиона, Париж, 2003 год


Были времена, когда численность Иностранного легиона достигала 42 000 человек (начало I мировой войны), сейчас в нём насчитывается, по разным данным, от семи с половиной до восьми тысяч солдат и офицеров. Жан Морен (однофамилец последнего командира 1e REP, преемника Жанпьера), атташе по вопросам обороны посольства Франции в РФ, в интервью радиостанции «Эхо Москвы», которое он дал 24 апреля 2010 года, назвал число 7600 человек. Вероятно, его данным следует доверять, поскольку с 1 августа 2014 года именно он является командующим частями Французского Иностранного легиона.

Генерал-лейтенант Жан Морен, выпускник Академии Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации, бывший военный атташе в России, командующий Иностранным легионом



Командир Иностранного легиона Жан Морен и солдаты Третьего полка. Французская Гвиана


Из 11 полков легиона 7 сейчас базируются во Франции: в Обани, Кастельнодари, Кальви (остров Корсика), Оранже, Авиньоне, Ниме и Сант-Кристолье, 4 – за её пределами: в Джибути, Французской Полинезии, острове Майотт (архипелаг Коморских островов) и Французской Гвиане.

Места дислокации полков Французского Иностранного легиона


Штаб-квартирой всего легиона сейчас является Обань (город примерно в 15 км от Марселя): в казармах Вьено здесь размещается Первый полк (1 RE), сюда после эвакуации из алжирского города Сидди-бель Аббес, который легионеры ласково называли Прекрасная Аббес (в нём, кстати, располагались также спаги) были переведены главный штаб Иностранного легиона и его командование.

Казармы в Сидди-бель Аббес в XIX веке



Малопримечательное здание Главного штаба Иностранного легиона в городе Обань


Этот памятник погибшим воинам Иностранного легиона был установлен в Сидди-бель Аббес в 1932 году:
Мы видим земной шар, лежащий на охапке пальмовых ветвей, который охраняют четыре фигуры, символизирующие легионеров Алжира, Мексики, колониальных кампаний и Первой мировой войны. Инициатором создания и установки этого монумента стал «отец легиона» – полковник Поль-Фредерик Ролле (о нём было рассказано в статье «Псы войны» Французского Иностранного легиона»). По его просьбе легионеру колониальных кампаний было придано сходство с майором Брюндсо.

Майор Брюндсо


Покидая в 1962 году Алжир, легионеры привезли его в Обань:
Первый полк сейчас является учебным, главной функцией его военнослужащих является первичная подготовка новобранцев.

Второй пехотный полк, который был сформирован ещё в 1841 году на базе 4-го и 5-го батальонов Первого полка, размещается в казармах Валлонг (город Ним). Любопытно, что полковая песня второго полка – немецкая «Anna Maria».


Казармы Валлонг, Ним



Caserne 2e REI, Nimes



Совместные учения второго пехотного полка и аервого инженерно-саперного полка Иностранного легиона. От 2e REI – 5-ая рота, от 1er REG – инженерный взвод и медицинская команда


Знаменитая 13-ая полубригада на самом деле сейчас является полком, однако в память о былых заслугах сохранила своё название.

13-я полубригада Иностранного легиона проходит через римские руины. Lambaesis, Алжир, 1958 год


До 2011 года она размещалась в Джибути. На этих фотографиях мы видим солдат 13-й полубригады:

Солдаты 13-й полубригады, Джибути



Легионеры в Джибути


А здесь французская боевая разведывательная машина ERC 90 Sagaie 13-й полубригады в окрестностях Джибути, фотография 2005 года:

French ERC 90 Sagaie


Потом 13-я полубригада была переведена в Абу-Даби (ОАЭ), а сейчас вернулась во Францию.

На этой фотографии четвертый полк Иностранного легиона покидает казармы Данжу, город Кастельнодари, Франция (1980 год):


В расположении этого полка находятся офицерская школа и школа для сержантского состава.

Многие новобранцы, попавшие на обучение в школу Кастельнодари, вспоминают время, проведённое там, как кошмарный сон: работать приходилось буквально на износ.

Помимо пехотных, в Иностранном легионе имеются парашютно-десантный, танковый (бронекавалерийский), инженерно-сапёрные полки (кстати, в настоящее время лишь сапёрам разрешается отпускать бороду).


Десантники второго парашютного полка Иностранного легиона


В состав парашютно-десантного полка легиона (2e REP, размещается в казармах Раффали, город Кальви, Корсика) входят подразделения спецназа, которые комплектуются из добровольцев в чине не ниже сержанта, – CRAP (Commandos de Recherche et d’Action dans la Profondeur).

GCP (Parachute Commando) member from 2e REP (left) with a 17e RPG, March 8, 2013


Полковой праздник 2e REP отмечается 29 сентября, в день архангела Михаила, который считается покровителем парашютистов-десантников.
Все полки легиона входят в состав более крупных военных соединений французской армии. Например, второй парашютный полк является частью 11-й парашютной бригады, а первый бронекавалерийский входит в состав 6-й лёгкой бронетанковой дивизии.

Наиболее тяжёлой считается служба в третьем пехотном и втором парашютном полках. В парашютном полку трудно служить из-за постоянных высоких нагрузок и чрезвычайно жёсткого распорядка дня. Причем некоторые роты этого полка имеют свои уникальные учебные программы: 1-я рота специализируется на боях в черте города, 2-я рота – на войне в горах, 3-я занимается морскими операциями, 4-я рота осуществляет диверсионно-разведывательные действия.


Третья рота второго парашютного полка Иностранного легиона



2e REP legionnaire at Calvi, Corsica, 1965


Третий пехотный полк ранее был размещён на острове Мадагаскар, он второй в легионе по количеству наград, а его полковой праздник приходится на 14 сентября – это дата прорыва линии Гинденбурга в 1918 году. В настоящее время он располагается в Гвиане, месте, которое французы раньше называли «сухой гильотиной»: ещё в первой половине XIX века смертность в тюрьмах трёх близлежащих островов (архипелаг Иль-де-Салю) и трёх материковых достигала 97 %.

Французская Гвиана, карта


Самый известный каторжник Гвианы – бывший командующий Рейнской и Северной армиями генерал Пишегрю, которого Наполеон на острове Святой Елены назвал «способнейшим из генералов Республики». Он, кстати, стал одним из немногих, кому удалось из Гвианы бежать. Другой «знаменитостью» каторжной Гвианы стал анархист Клеман Дюваль, также бежавший с печально известного «острова Дьявола» – в 1901 году.

В настоящее время легионеры, отправляющиеся в «тропический рай» этого заморского департамента Франции, получают до 14 прививок от различных болезней.

В Гвиане располагается основной космодром Европейского космического агентства (Куру), охрана которого является одной из задач третьего полка легиона. А чтобы легионерам не было скучно, неподалёку построен Centre d’entrainement a la foret equatoriale – учебно-тренировочный центр по выживанию в джунглях. Обучающий курс состоит из модулей различной сложности, самый простой из которых учит просто не умереть в течение четырех дней (под наблюдением опытного инструктора). Второй уровень сложности – скрытное перемещение, организация засад, разведка и наблюдение. Третий – обучение командованию подразделением во время диверсионных либо противопартизанских операций. Четвёртый – автономный рейд с минимальным набором для выживания. Травмы во время таких занятий легионеры получают регулярно, часто опасные для жизни.


Легионеры в джунглях Гвианы



Знамя третьего полка Иностранного легиона


Самым «молодым» соединением Иностранного легиона является второй инженерно-сапёрный полк (2-e REG), созданный в 1999 году. Он специализируется на операциях в горной местности и входит в состав 27-й горной пехотной бригады (27e brigade d’infanterie de montagne). Располагается он в городе Сант-Кристоль.

Солдаты Второго инженерно-сапёрного полка:



2REG Foreign Legion


А здесь мы видим учения легионеров подразделения DLEM (de Légion étrangère de Mayotte), остров Майотта, 2007 год:
Это самое маленькое по численности соединение Иностранного легиона, его девизом является латинская фраза Pericula Ludus (что-то вроде «Удовольствие в опасности» или «Опасность – моя игра»).

Знак отличия подразделения DLEM, носится на берете


Те из вас, что прочитали статью «Боб Денар, Жан Шрамм, Роже Фольк и Майк Хоар: судьба кондотьеров», должны помнить, что именно легионеры подразделения DLEM в 1995 году арестовали на Коморских островах знаменитого короля наёмников – Боба Денара, пожелавшего устроить в этом государстве очередной государственный переворот.

Несмотря на то, что Иностранный легион в настоящее время является одним из самых боеспособных соединений французской армии (его часто называют «наконечником французского копья»), его рядовые военнослужащие получают обычное содержание (скромный базовый оклад от 1200 евро) и не имеют преимуществ в довольствии по сравнению с другими частями.


Базовые оклады военнослужащих Иностранного легиона


Во время боевых действий оклад военнослужащих значительно увеличивается (вторые числа в приведённой таблице). Дополнительно 600 евро получают парашютисты.

Уже упоминавшийся нами Жан Морен в своём интервью заявил, что в Иностранном легионе

«унтер-офицеры получают зарплату ниже средней во Франции, как квалифицированный рабочий в начале карьеры. Опытные унтер-офицеры получают зарплату как учителя в школе… Старшие офицеры получают зарплату, как старшие кадры предприятий. Это значит выше средней во Франции».


На зарплату влияет также количество детей в семье легионера.

После ранения или травмы, за время, проведённое в больнице, легионеры также получают надбавку к жалованью – 50 евро в день. Полагаются также страховые выплаты – до 240 тысяч евро. В случае гибели родственники, указанные самим легионером, могут претендовать на компенсацию в 600 тысяч евро.

Поскольку Иностранный легион является закрытой структурой, его офицеры не могут рассчитывать на самые высокие посты во французской армии. Вершиной их карьеры является звание бригадного генерала, которое обычно присваивается командующему частями Иностранного легиона, и полковника – командира одного из полков. Впрочем, на должности выше этих и в других военных соединениях Франции пробиваются лишь единицы.

В легионе практикуются наказания, которые могут быть материальными (штрафы), дисциплинарными, но чаще — физическими: от 30 до 50 отжиманий. В зимнее время в качестве наказания за провинность можно переночевать ночь на улице под тонким одеялом:


По рассказам современных ветеранов легиона, порой применяются и более «традиционные» методы «физического воздействия» и «воспитания», но, как правило, они не носят систематического характера.

Через год безупречной службы военнослужащему присваивается звание легионера второго класса. Ещё через два-три года он может претендовать на звание капрала. А вот для получения звания сержанта (главного капрала) выслуги мало – требуется ещё окончить школу унтер-офицеров. В случае отсутствия серьезных нарушений дисциплины после 8 лет службы выплачивается премия в размере двух годовых окладов.

В Иностранном легионе нет различий в пайках – никакого халяльного или вегетарианского меню.


Довольно скромный завтрак легионера


По отзывам отслуживших, питание в столовых легиона однообразное, а пища не слишком вкусная. Составители меню, видимо, вдохновляются афоризмом Александра Македонского:

«Лучшие повара: для завтрака – ночной переход, для обеда – скудный завтрак».


На этой фотографии, найденной в интернете, – завтрак в Кастельнодари, где размещён четвертый полк легиона:
Исключение составляет ужин на Рождество, которое является вторым «особым» днём в легионе (первый – парад в День взятия Бастилии). Третий и последний необычный день – праздник в честь годовщины сражения при Камероне (о нём было рассказано в статье «Псы войны» Французского Иностранного легиона».

Военный оркестр Иностранного легиона на празднике Камерон, Обань, 2007 год


Говорят, что праздник Камерон напоминает Сатурналии в Древнем Риме: солдаты и сержанты «меняются местами», и рядовые даже получают «завтрак в постель»: кровяную колбасу (le Boudin) и кофе с ромом, но без сахара. Главным по казарме назначается самый молодой легионер, а сержантов привлекают к уборке помещений. Но вряд ли рядовые легионеры, помня, что есть ещё 364 (а иногда и 365) дней в году, слишком злоупотребляют своими «правами».

Кроме того, в каждой боевой части Иностранного легиона имеется свой полковой праздник.

Ежегодный отпуск легионера – 45 рабочих дней. Кроме того, одинокие легионеры после отставки могут поселиться в одном из «домов ветеранов», например, в Domaine Capitaine Danjou.

Многие источники утверждают, что в Иностранный легион до сих пор не принимают гомосексуалистов. Еще одно требование к новобранцам – быть неженатыми: жениться они смогут через два года службы, и для этого потребуется получить официальное разрешение от командира.

Зато от новобранцев не требуют знания французского языка – быстро выучат в процессе подготовки под «чутким руководством» строгого сержанта. Обычно к новобранцу приставляют напарника, хорошо знающего французский язык, и за каждое неправильно понятое слово наказание получают оба.

Единственной льготой является возможность получения французского гражданства и пенсии.

Документы на получение французского гражданства можно подать через 3-5 лет, но говорят, что по завершении первого контракта проще получить карту резидента сроком на 10 лет.

Пенсию легионера нельзя назвать очень большой – от 800 евро, на её размер влияют место и время службы, а у парашютистов – ещё и количество прыжков. Ранее срок минимальной выслуги составлял 15 лет, в настоящее время, в зависимости от обстоятельств – от 17 с половиной до 19 лет.

Но и этого оказывается достаточно, чтобы служба в Иностранном легионе выглядела привлекательно в глазах выходцев из бедных стран (сейчас в нём служат солдаты 130 национальностей). В настоящее время существуют два центра предварительного отбора, в которые едут кандидаты со всего мира: лагеря близ Парижа и в Обани (Прованс).


Обани, Двор чести Иностранного легиона


Кроме центров предварительного отбора, в девяти городах Франции существуют вербовочные бюро легиона, в которых можно (в обмен на паспорт) получить билет до Парижа или Обани.

Конкурс в легион сопоставим с конкурсом в ведущие университеты Франции и даже превосходит его (исключение составляют люди с медицинским образованием, которые на особом счету и часто поступают «вне конкурса»).

Цитировавшийся здесь Жан Морен в интервью от 2010 году говорил:

«У нас [во французской армии[ нет проблемы набора кадров. Для рядовых, может быть, это как конкурс, 2 человека на место. Для унтер-офицеров может быть 4 на место или 5, в Иностранном легионе – 8 на место».


Признаюсь, я недавно чуть не упал со стула, прочитав в одной статье буквально следующее:

«Французскому легионеру достаточно подтянуться четыре раза, иметь здоровые зубы и немного интеллекта».


Однако различные источники приводят такие нормативы физической подготовки кандидатов: 10 подтягиваний, 30 отжиманий, 50 приседаний, забраться на шестиметровый канат без использования ног, пробежать 2800 метров за 12 минут.

Солдаты второго пехотного полка Иностранного легиона, 2013 год


Тест на определение степени умственного развития, разумеется, также проводится. Возраст новобранцев: от 17 до 40 лет. Правда, лица моложе 18 лет должны принести с собой разрешение от родителей.

Самой яркой и запоминающейся деталью формы Иностранного легиона являются знаменитые белые кепи (Képi blanc), которые, впрочем, носят только рядовые (и с парадной формой, и с повседневной). Кепи вручаются новобранцам после принесения присяги. Перед этим будущему легионеру нужно пройти испытание марш-броском с полной боевой выкладкой, который может длиться более суток, а пройденное расстояние достигать 60-70 км.


Легионеры в кепи


Одна из официальных песен легиона так и называется – «Белые кепи»:

«Так уж вышло, что наша судьба – бой, и боль, которую надо терпеть.
Не мы выбирали себе судьбу – судьба выбрала нас.
И порукой тому – сила наших душ,
Сила наших рук и сердец,
Не выбирая легкой дороги, по колено в грязи
Идут вперед Белые Кепи.
Над дорогой знамена Белых Кепи – и дорога принадлежит им.
И позади нас – ненависть,
И впереди нас молва, что мы убийцы,
С головы до ног облитые черной грязью.
Идут вперед Белые Кепи.
Мы умираем в дороге.
Мы умираем – но побеждаем в бою,
Глотая черную грязь и горечь потерь,
Идут вперед Белые Кепи.
Судьба улыбается тем, кто яростен, горд, – тем, чья кровь горяча.
«Честь и верность!» – эти слова несем мы на наших знаменах
Из боя в бой.
И захлебываясь той грязью, чернее которой нет,
Идут, идут вперед Белые Кепи».


Позже появились зеленые береты, на правой стороне которых находится стилизованное изображение гранаты с семью языками пламени. С парадной формой их не надевают.
В течение первых четырёх месяцев, до принятия присяги, рекрут может покинуть расположение легиона в любую минуту (лидирует по числу «отказников» второй парашютный полк). После этого на рассмотрение рапорта об отставке уходит до месяца, и обычно этот месяц оказывается одним из самых худших в жизни «дезертира».

Пресс-секретарь Иностранного легиона лейтенант Грегори Гавруа не слишком политкорректно сказал как-то, что типичный новобранец этого подразделения — «неприкаянный человек с хрупкой психикой, решивший сменить страну, утративший свои корни, стремящийся начать жизнь с нуля». И потому рекламными слоганами Иностранного легиона являются призыв «Измени свою судьбу!» и определение его как «школы второго шанса». При отборе до сих пор сквозь пальцы смотрят и на мелкие правонарушения кандидатов, но стараются отсекать лиц, отбывавших наказание за тяжкие преступления, обвиняемых в экстремизме и наркоторговле. «Легионер редко бывает ангелом, но преступником — никогда», — уверяет сейчас официальный сайт Иностранного легиона.

А полковник Pierre Framager более оптимистичен:

«Я не говорю, что легионеры лучше всех, но они среди лучших! Они бросили себе новый вызов в жизни и имеют все основания для того, чтобы победить».


Рекламный плакат Французского Иностранного легиона


А этот рекламный плакат легиона предлагает «взглянуть на жизнь по-новому» (или «увидеть другую жизнь»?)
Собственный журнал легиона («Kepi Blanc») должен помочь новобранцу познакомиться с историей этого боевого соединения:
После распада СССР в составе легиона оказалось много выходцев из бывших советских республик (а также стран, бывших членами Варшавского договора), по некоторым данным, до 30 % всего личного состава. На втором месте – выходцы из стран Латинской Америки – 25%, меньше всего азиатов – 8%. В результате у официального сайта легиона появилась русскоязычная версия (помимо французской и английской).

Француз, пожелавший вступить в легион рядовым, получает новый паспорт, в котором он значится гражданином какой-нибудь франкоговорящей страны. Таковыми могут быть Швейцария (где есть франкоязычные кантоны), Бельгия, Люксембург, Канада. Эта небольшая хитрость позволяет президентам Франции избегать неудобных вопросов журналистов о гибели непонятно где и почему французских граждан. А наёмники без роду и племени и с подозрительной биографией… Кому они интересны, кто их будет считать? Полагают, что таких «бывших французов» в легионе сейчас около 20% от общего числа военнослужащих.

Для того чтобы стать офицером, нужно вначале получить французское гражданство, а его всё же до увольнения дают очень неохотно.


Музей Иностранного легиона, награды за храбрость


Подразделения Иностранного легиона – единственные, где официально запрещено служить женщинам. О Сьюзан Трэверс, которая стала единственным исключением из этого правила, было рассказано в статье «Французский Иностранный легион в I и II мировых войнах».

Женщины, которые работают сейчас в структурах легиона (прачки, уборщицы, повара и прочие) — вольнонаёмные, легионерами они не являются.

Говорят, что солдат и сержантов, прошедших службу в легионе, охотно принимают в современные частные военные компании (private military company), о которых было немного рассказано в статье «Частные военные компании: солидный бизнес уважаемых джентльменов».

И немало бывших легионеров из тех, кому не нравятся суровые порядки французских казарм, либо тех, кто не может найти себе место в мирной жизни, пользуются возможностью трудоустройства в эти структуры.

В следующей статье мы, как и было обещано раньше (в статье «Зуавы. Новые и необычные военные части Франции»), поговорим о зуавах армий других стран.

Советы желающим попасть во Французский иностранный легион и служить в нем

Советы желающим попасть во Французский иностранный легион и служить в нем

Эти советы написаны со слов прошедших легионную службу русских, и они должны во многом помочь решившимся стать легионером.

Как попасть в Легион.

Не доверяйте турфирмам, которые обещают Вас сделать легионером. Скорее всего, Вас обманут и в лучшем случае довезут до Франции, «ободрав, как липку». Лучше всего заранее подготовьте загранпаспорт, получите предварительно визу во французском посольстве или консульстве для самостоятельной «туристической» поездки. Сойдет виза и в одну из стран Евросоюза по причине открытости границ между ними. Можно отправиться в тур по Франции через одно из турагенств, но ни в коем случае не говорите о своей настоящей цели визита в эту страну. Иначе вместо службы в Легионе можете «загреметь» под соответствующую 359-ю статью УК РФ. Если вы не полный профан, то вам ничего, конечно, не будет стоить избежать наказания, но все равно — зачем такие осложнения? Тем более не стоит верить, что какие-то фирмочки смогут гарантировать вам поступление в Легион. Кроме самого легионного начальства, это вам никто гарантировать не может. Некоторые «клюют» на предложения других турфирм, которые клятвенно заверяют желающего стать легионером, что в случае его непоступления они вывезут его домой в счет уже заплаченных за доставку в Европу денег. Не верьте этому, т. к. зачисление в легионеры иногда длится до 3 месяцев, и к этому времени в турфирме уже забудут о Вашем существовании. По приезду во Францию вам необходимо найти пункт приема Легиона. Лучше всего приехать в Страсбург или Марсель. Там находятся его крупные депо. Само собой, что никогда не бывший в этих городах человек сам, без посторонней помощи, такие пункты найти не сможет. Но это не проблема: достаточно сказать или показать написанную на бумажке фразу: «Legion Etrangere» любому таксисту и Вас непременно довезут туда. Если нет денег, можно обратиться к полиции и тогда вас могут отвезти к легионному пункту за казенный счет, хотя это подходит не для всех и вместо Легиона можно оказаться в лучшем случае дома. Можно попытаться найти расположение регулярной французской воинской части и заявить на приемном пункте о цели своего визита. Чтобы обнаружить такую часть, надо обращать внимание на вывески. Если вы видите: «0uartier», «Fort» или «Camp», то вы на верном пути. Что стоит и чего не стоит делать, думая о решении отправиться в Легион Ни в коем случае не приносите с собой на приемный пункт и потом, если вас примут в легионеры, любых наркосодержащих или наркотических веществ. Если у вас обнаружат хоть малую долю грамма зелья, с идеей попасть в легионеры вы можете распрощаться навсегда. Здесь важно не количество обнаруженной «дури», а сам факт, что у вас есть определенная к ней склонность. По этой же причине не рекомендуется брать с собой какие-то лекарства. Их могут по своим анализам определить как принадлежащие к наркотической группе. За состояние своего здоровья в Легионе можете не беспокоиться: местные врачи, в отличие от прежних времен Легиона, несут ответственность за тебя и «не дадут помереть», если это только не специфические условия колоний. Перед отправкой в Легион тщательно проверьтесь у максимального количества врачей, начиная от окулиста и стоматолога. Это для вашего же блага. Дело в том, что в противном случае из-за малейших отклонений в здоровье, даже таких пустяков, как дырка в зубе или шрам на колене, вас могут развернуть обратно, домой. Это в лучшем случае, а в худшем, если вам удалось скрыть какое-то серьезное заболевание, это грозит вам тем, что вы можете усугубить состояние своего здоровья и даже погибнуть, если попадете в пустыню или джунгли. Если у вас есть хотя бы намек на какое-то, даже на первый взгляд пустяковое заболевание, лучше не тратьте свои деньги и время. Рано или поздно это проявится, и это произойдет в самый неподходящий момент. Перед отправкой в Легион лучше запастись самой удобной для вас спортивной обувью, которая очень пригодится в момент физических упражнений. Будьте готовы к тому, что вам придется на долгое время, как минимум, до 3 лет, а возможно, и навсегда, жить под другим именем, под другой фамилией, иметь другой день, месяц и место рождения, другую национальность и совершенно незнакомых вам людей в качестве родителей.

Как вести себя сразу за воротами пункта приема Легиона

Сперва предъявите допрашивающим вас официальные документы. Это могут быть загранпаспорт, права и т. п. Даже если это фальшивка, все равно легко может помочь. Ведите себя максимально искренне и прилично. Ваша «крутизна» на первом этапе здесь никому не нужна, и таких живо и с удовольствием «обламывают». Кое-кто пытается с первого шага на порог приемного пункта Легиона качать права, требуя пропустить его. Таких слишком наглых типов не удостаивают чести даже быть выслушанными. Одним из первых вопросов, заданных вам здесь, может быть вопрос о вашей национальности. Не тушуйтесь и смело говорите, что вы русский, хотя у вас будет больше шансов стать легионером, если вы — представитель другой, желательно наиболее малоизвестной национальности. Дело в том, что командование Легионом проводит политику недопущения доминирования здесь той или другой национальности. Но русские здесь на хорошем счету, так что бояться своей принадлежности к нашей нации нечего. Не пасуйте, если вам начнут утверждать, что русских здесь переизбыток и что их-де сейчас не принимают. Это ложь и одновременно «проверка характера».[705] Стойте на своем, и скоро вас допустят к дальнейшим испытаниям. Говоря об этом, надо отметить и то, что для того, чтобы стать легионером, нужно и везение. Дело в том, что если на пункт приема пришли тысяча русских и 20 французов, а мест, скажем, 4, возьмут, в лучшем случае, 2 русских и 2 французов, независимо от их боевых качеств. Ничего удивительного, если в другой раз из этого числа отберут 1 русского и 3 французов, так, чтобы было соотношение в пользу французов, которых здесь записывают в основном как швейцарцев и канадцев. Дело в том, что западноевропейцы здесь не очень-то долго уживаются даже на общем фоне, а славяне, главным образом, русские, держатся в основном из-за желания получить деньги или гражданство. Поэтому число русских здесь стабильно увеличивается, а не сокращается. Поэтому-то легионное начальство вынуждено «нивелировать» численность легионеров разных наций. Желая стать легионером, надо помнить о том, что первые полгода будут для вас сплошным физическим, моральным и нравственным мучением. И это независимо от того, кем вы были «в прошлой жизни», хоть полковником-орденоносцем спецназа и воякой-профессионалом. Это обязательно отметят при заполнении анкеты и возьмут на учет. Однако потребуется время, чтобы ваши лучшие качества здесь могли раскрыться, и первое время все тут будут «на одно лицо». Нужно быть готовым в первое время к самой тяжелой и грязной работе — от уборки туалетов до труда грузчика. Не вздумайте отказаться от такой работы, если вы, конечно, не хотите лишиться службы в Легионе. Правда, отказ от исполнения такой работы может вызвать и жестокие побои, каким бы сильным вы ни были. В Легионе и самым «крутым» умеют обламывать рога», за почти 200-летнюю историю здесь видели всяких. Помните, что порядок здесь ценят превыше всего и убирать помещение, в котором вы находитесь, вам надо без предупреждения и особенно тщательно. Помните, что к построению здесь относятся очень ревностно и всякие нарушения караются достаточно жестко. Так что не опаздывайте на него, не вздумайте разговаривать или делать без разрешения командиров какие-то движения. Иначе, как минимум, наряды и гауптвахта и плохое отношение начальства вам обеспечены. Большое внимание в Легионе уделяется и рукопашному бою. Система его здесь сводится не к долгому поединку, как это было раньше в Советской Армии, а к уничтожению противника минимальным количеством ударов. Боже упаси вас, даже если вы — мастер спорта по одному из видов единоборств, показать свое превосходство над инструкторами. Легион самоуверенных не терпит, и вас непременно «опустят», выставив более крутого или крутых бойцов одновременно, можете в этом не сомневаться.

Будьте готовы к постоянным походам и учениям.

Если в Советской и Российской армиях многие держали оружие в руках всего несколько раз, то здесь вы его почти не будете выпускать из рук, постоянно совершенствуя свою огневую подготовку. Постоянно вы будете, находясь в походах, ночевать на открытом воздухе, сами себе готовить, стирать белье, ставить палатки или навешивать гамаки. Легион белоручек не потерпит, так что будьте к этому готовы. Следует также подумать, сможете ли вы шутя отжаться 50 раз, если сержанту, например, не понравилось, как начищены ваши ботинки; сможете ли терпеть незаслуженные побои и просто пинки, если начальству не нравится темп уборки помещения и т. п. Помните, что физические наказания такого рода в Легионе не являются нарушением устава. Если вы едете сюда только за деньгами и ни за чем иным, то вам вдвойне будет здесь тяжело адаптироваться, и больше 3 лет вы здесь тогда не выдержите. К тому же легионная служба противопоказана «творческим личностям». В этом случае работа легионера будет в конфликте с вашей натурой, и вы будете вынуждены прекратить дальнейшую службу. Контракт О подробностях его заключения будущему легионеру надо знать максимум информации. Он заключается вскоре после прихода сюда, и с него начинается 5- летний срок службы. Но обольщаться будущему легионеру сильно не стоит: он еще не на службе. Официально в силу контракт вступает с присяги легионера. Сначала идет предварительный контракт в 6 месяцев. Во время этого срока контракт может быть расторгнут начальством без всякого объяснения. Причина этого может быть в чем угодно: вы можете не пройти разные тесты, показать плохую физическую подготовку или неспособность адаптироваться к условиям Легиона и др. Но и после истечения 6-месячного срока не надо думать, что вы схватили бога за бороду и что после этого вам можно все. Военное министерство Франции вправе расторгнуть с вами контракт и после 6-месячного срока до истечения 5-летнего контракта, когда вы уже прикидываете, сколько получите за свою многострадальную службу. [706] Сам легионер без проблем может разорвать контракт в течение первых 4 месяцев. Дальше это сделать сложнее, мотивируя это серьезными причинами, например, плохим состоянием здоровья. Отрицательным здесь является то, что легионеру в первые 5 лет нельзя жениться и покупать машины. Надо особенно сказать о том, как легионное начальство поощряет максимально долгую службу простого легионера и завлекает его, если учесть вышеописанную процедуру натурализации. Если человек попал в Легион, то ему, если он твердо решил сделать карьеру легионера, надо помнить, что французское гражданство он получает после 7 лет, а на премию в размере 30 тысяч евро он может претендовать после 8 лет службы; пенсию в размере 1 тысячи евро он зарабатывает после 15-летней службы, которую, по желанию легионера, будут доставлять в любую часть света.

Экзамены и тесты

В Обани для новоявленного легионера начинается «полоса» испытаний и тестов, которые могут длиться и 2 месяца. Самым важным здесь является экзамен по бегу. Как свидетельствуют легионеры, «человек, сумевший пробежать 8 стандартных 400-метровых кругов на стадионе за 12 минут, имеет 100-процентные шансы поступления. Чем ближе кандидат к этому результату, тем выше его шансы». Вообще же, будьте готовы к тому, что вам придется здесь ежедневно бегать по 15 километров. Те, кто показывает недостаточно высокие результаты бега и других показателей, должен знать, что все его труды по приезду в Легион могут стать напрасными и что его очень быстро без всякой компенсации могут отправить домой. Нагрузки здесь чудовищные, и выполнение легионных нормативов даже для очень хорошо подготовленных людей довольно тяжело. Бывшие легионеры пишут, что, даже когда они были уже в Легионе, эти нагрузки не только не уменьшились, но и даже увеличились. Так, однажды после таких упражнений легионеры должны были заниматься огневой подготовкой, но не смогли сделать ни выстрела, т. к. уснули от неимоверной усталости. Важно пройти и другие тесты, особенно важными из которых являются тест на 10, — по умственным способностям и на быстроту мышления и психологический тест. Относительно первого надо сказать, что лучше с подобного типа тестами потренироваться дома, т. к. учебники с похожими тестами доступны сегодня любому. Высший балл здесь 20, но, несмотря, что уровень «среднего» человека равен 9-11 баллам, для поступления в легионеры достаточно 7 или 8, но, как известно, чем больше, тем лучше. Относительно психологического теста — это уж «как ляжет на орла». Здесь своя методика отбора, но, как известно, по этому тесту не пройдут явные психопаты и люди с психическими отклонениями вообще — мало ли, как вы поведете себя в бою! Но, как упоминалось выше, главным для приема в Легион является отличный бег, и на все остальные тесты смотрят через его призму. Даже если у вас уровень 10 близок к нулю и вдобавок вы человек с маниакально-депрессивным синдромом, но если вы покрываете вышеуказанные показатели по бегу, можете считать себя легионером. Не отчаивайтесь, если, несмотря на высокие показатели при сдаче тестов и экзаменов, вас не взяли и сказали приехать позднее, в такое-то время. Есть почти 100-процентная уверенность, что на следующий раз вы поступите. Второй приезд зачтется вам в будущем с положительной стороны: в Легионе ценят упорство и настойчивость при достижении цели. Есть и другой важный тест, языковой, но о нем ниже.

«Легенда-биография»

Среди мечтающих стать легионерами распространено ложное мнение, что для приема в Легион надо выдумать какую-то красивую «чудо-легенду». Как уже говорилось выше, лучше не врать и говорить все, как есть, если, конечно, вы не наркоман, склонный к суициду человек и не международный преступник. По данным русских легионеров, не надо показывать и то, что вы слишком умный. Таких здесь, как и, впрочем, везде, не шибко любят. Лучше показаться этаким «деревенщиной», но человеком способным, из которого можно вылепить все, что нужно легионному начальству. Не надо скрывать и то, что раньше вы уже проходили службу. Это еще одно ошибочное мнение, что в Легион не берут уже прошедших армию. Другое дело, что уже полученный вами боевой опыт здесь может быть не востребован, особенно при ведении боя в городских условиях. Методика городского боя в Легионе отработана до мелочей, и она подразумевает иные способы действий, чем, например, в той же Российской армии. С другой стороны, опыт военного в бытовых вопросах, несомненно, поможет вам здесь лучше адаптироваться. Язык Чтобы быстрее адаптироваться в Легионе, легионеру надо скорее и лучше изучить французский язык, а лучше приходить в легионеры с его знанием. Иначе у него будут большие неприятности и не будет продвижения по службе, что может привести к преждевременной отправке домой. Надо также помнить и о том, что общение между легионерами на ином, нежели французский, языке, здесь карается наказанием. Во-первых, для блага самого же легионера, чтобы он лучше знал язык, знание которого может впоследствии, в боевых условиях, спасти ему жизнь, а во-вторых, по соображениям тактичности. Ведь довольно неприятно, когда при тебе твои же напарники, а то и подчиненные, специально разговаривают на таком языке, который другие не понимают. Нужно привыкнуть к тому, что если французский у вас слабый или его «вообще нет», то вам дадут напарника-француза, «бинома», с которым вы будете вместе учиться языку, делая все вместе. Он вас и будет учить «разговорной лексике». Помните, что в Легионе есть стимул «учиться, учиться и еще раз учиться». Чем лучше ты повысил свой балл по языку с момента учебы до нового тестирования по 5-балльной системе, тем лучше тебе же. Этот показатель войдет в сумму общих оценок, и если из выпуска твои баллы будут одними из лучших, то ты, в числе нескольких счастливчиков, сможешь сам выбрать место службы и 1 из 10 полков Легиона. Вообще же, надо сказать, что в Легионе хорошо развита система стимулирования работы бойца. Здесь надо быть если не первым, то в числе первых. Быть последним здесь не только позорно, но и «вредно» для самого себя, т. к. тогда на тебя будут сыпаться все «шишки». Здесь лучше не косить от физических упражнений, иначе потеряешь форму и станешь последним. Надо помнить, что отстающих здесь, в самом подразделении, где находишься ты сам, не любят. Дело в том, что между отдельными подразделениями полка постоянно идут соревнования за достижение лучших результатов. Это интересно и выгодно финансово, поскольку победившее подразделение отправится в 4-месячную поездку за пределы Франции, причем жалованье будет поднято на это время с 1,5 до 3 раз. Одной из самых желанных поездок может стать командировка в Габон, где легионеры фактически отдыхают. Такой подход к подготовке личного состава полностью себя оправдывает, поскольку являет собой мощный стимул для самосовершенствования.

Отношения с начальством

Главным образом, вам придется иметь дело не с офицерами, а с унтер-офицерами. Надо сказать, что за долгие десятилетия легионное начальство провело огромную работу для того, чтобы максимально приблизить командный и рядовой состав, между которым в других армиях существует непроходимая пропасть. Но неизменным осталось то, что сержант в Легионе — по-прежнему «царь и бог». Это серьезное и положительное отличие Легиона от Российской армии, где зачастую, если ты сильнее физически, то ты можешь «забивать» на сержанта, «послать» его или даже дать по роже. Здесь это делать самоубийственно. В лучшем случае Вы просто окажетесь на «гражданке», не успев понять того, что произошло. В худшем вас могут просто изувечить или даже оставить в Легионе, но после этого вся ваша жизнь здесь может превратиться в ад. В Легионе — мощная прослойка унтер-офицеров, состоящая из 5 «категорий»: капрал, сержант, мажор, аджудан, старший аджудан. Чтобы самому стать унтер-офицером, нужно отслужить как минимум 1 контракт, после которого вас могут направить в унтер-офицерскую школу. Для этого вы должны обладать высоким уровнем интеллекта и вас должны уважать ваши сослуживцы и начальство. Именно благодаря этой мощной унтер-офицерской прослойке и осуществляется успешно интенсивная и качественная подготовка легионеров, чего нет в других армиях мира. Несмотря на то что взаимодействие между простыми легионерами и унтер-офицерами происходит постоянно и последние ни на секунду не упускают казарму без внимания, надо помнить о том, что задавать «лишние» вопросы при обучении и вообще здесь не принято, чтобы не утомлять начальство.

Отношения между легионерами

Как и во всякой армии, здесь нередки столкновения между простыми легионерами. Но, поскольку все держится под контролем унтер-офицеров, такие конфликты быстро гасятся. Поэтому-то здесь и нет «дедовщины». Надо также отметить, что нередко между легионерами разных национальностей завязывается крепкая дружба, которая нередко служит в дальнейшем основой для совместных бизнес-проектов.

Длинная рука Франции Иностранный легион как инструмент влияния Пятой республики: Политика: Мир: Lenta.ru

Указ о формировании французского Иностранного легиона король Луи Филипп I подписал 9 марта 1831 года. Сегодня это одно из самых известных армейских соединений в мире. За без малого два века это подразделение обросло слухами, приобретя флер романтики и загадочности. Легион принимал участие во всех войнах и конфликтах, в которые так или иначе была вовлечена Франция, что позволяет считать его одним из главных инструментов явной и тайной внешней политики Парижа. В истории и современности Иностранного легиона разбиралась «Лента.ру».

Как закалялась сталь

В 1831 году Франция вела активные боевые действия в Северной Африке, колонизируя Алжир. Париж нуждался в солдатах. И Луи Филипп I решил поставить на службу короне многочисленных иностранцев, осевших в стране: итальянцев, швейцарцев, испанцев. А также французов, у которых были нелады с законом. Офицеры набирались из чинов бывшей наполеоновской армии. Созданием легиона монарх убивал сразу двух зайцев. С одной стороны, зачищал страну от нежелательных элементов. С другой — получал боеспособные части, состоящие из сорвиголов, готовых на очень многое ради второго шанса в жизни. Принципиально важный нюанс: прошлое новичка никого не интересовало, службой в легионе он мог смыть любые прегрешения и вернуться на гражданку с новыми документами и подчищенной биографией. Тогда и была заложена традиция не спрашивать у новобранцев настоящего имени. При этом в королевском указе изначально оговаривалось важнейшее условие: легион может использоваться только за пределами Франции.

В 1847 году Алжир был окончательно покорен, но услуги закаленных в боях легионеров остались весьма востребованными. В 1854-м легион участвовал в Крымской войне. Спустя семь лет Франция, Великобритания и Испания отправили свои экспедиционные силы в Мексику, чтобы принудить страну возобновить выплаты по международным обязательствам. Именно в эту кампанию состоялось легендарное «сражение при Камероне». 65 легионеров под командованием капитана Данжу приняли неравный бой с двумя тысячами мексиканцев, отбивались несколько часов. Пораженные стойкостью оборонявшихся, мексиканцы предложили им сложить оружие и сдаться в плен. Легионеры в ответ предложили противнику то же самое. Практически все они погибли, включая командира. Деревянный протез руки капитана Данжу сейчас хранится в музее и почитается как реликвия. Бой произошел 30 апреля 1863 года. Это день боевой славы легиона.

Протез руки капитана Данжу

Фото: Gerd Roth / Globallookpress.com

После Мексики легионеры отстаивали французские интересы по всему миру: колонизировали Африку и Индокитай, высаживались на Тайване, участвовали в различных конфликтах на Ближнем Востоке, Первой и Второй мировых войнах. И после Второй мировой легионерам было чем заняться, поскольку Франция вновь вступила в колониальные войны, в том числе во Вьетнаме. Есть сведения, что в этот период соединение пополнилось бывшими военнослужащими недавно разгромленного вермахта и эсэсовцами — хорошо обученными, с боевым опытом. Чтобы избежать упреков и подозрений в укрывательстве бывших нацистов, в графе «национальность» вербовщики указывали что угодно: австриец, швейцарец, бельгиец и так далее.

Согласно отдельным источникам, было время, когда бывшие немецкие военнослужащие составляли до 65 процентов личного состава соединения. Проверить это невозможно, Легион умеет хранить свои секреты — его архивы закрыты. Но в рядах легиона сражались и недавние бойцы Сопротивления из Франции, Югославии, Польши, бывшие советские военнопленные. Этот «интернационал» участвовал и в знаменитом сражении при Дьенбьенфу весной 1954-го, когда победу одержали вьетнамцы. Считается, что в той мясорубке сложили головы большинство бывших военнослужащих Третьего рейха. Тем не менее именно с тех пор в специфический французский язык, на котором говорят легионеры, вошла команда: Plus vite, que schnell (быстрее чем schnell — «быстро» — по-немецки).

Наконечник копья

Вступив в постколониальную эпоху, Париж не отказался от привычки жестко отстаивать свои интересы за пределами страны. Главный инструмент в этом деле — по-прежнему Иностранный легион, который не раз сравнивали с наконечником копья, поражающего врагов Франции в любой точке мира. Впрочем, довольно серьезно изменились принципы комплектования соединения. Вопреки расхожему представлению, сейчас в ряды легионеров практически невозможно попасть человеку с темным прошлым, особенно тем, кто совершил тяжкие преступления против личности.

При поступлении на службу новобранец обязан сообщить о себе достоверную информацию, которую офицеры безопасности смогут проверить. Если рекрут оказался неискренним, с ним прощаются немедленно. Кроме того, существует многоуровневая система интервью, когда кандидату задаются одни и те же вопросы, но в разном порядке. Это также позволяет отсеять нежелательных соискателей. Еще один важный момент — добровольность. Если человек покинул тренировочный лагерь, его не будут искать — насильно мил не будешь.

Все это позволяет набирать в подразделения легиона людей проверенных, как правило, с военной подготовкой, осознанно сделавших свой выбор. Ежегодно на пункты вербовки приходят около 100 тысяч желающих, остаются единицы. Точных данных нет, однако по оценкам французских источников, в настоящий момент в легионе служат 7,5-8 тысяч солдат и офицеров 150 национальностей.

Сапер Иностранного легиона, Афганистан, 2002 год

Фото: Natalie Behring-Chisholm / Getty Images

«Большинство миссий, поручаемых сейчас легиону, можно считать деликатными, но это не спецоперации. Истории о натренированных головорезах обычно рассказывают те, кто в легионе не был и с этими ребятами не встречался. Иностранный легион — это прежде всего предельно дисциплинированная армейская структура, для которой приказ — превыше всего», — рассказал «Ленте. ру» источник, хорошо знакомый с французской армией.

«Но задачи, которые ставятся перед соединением, могут быть очень острыми. Например, в 1978 году в заирский Колвези (ныне демократическая Республика Конго — прим. «Ленты.ру») первыми бросили легионеров — они вытаскивали оттуда всех белых. Рискованные задания, опасные, но ничего такого, о чем потом нельзя было бы рассказать, — пояснил собеседник «Ленты.ру». — Если необходимо военное вмешательство, части легиона отправляются туда первыми и уходят последними. Я считаю, что среди классических военных формирований легион сегодня — самый квалифицированный и эффективный».

В новых условиях

Иностранный легион выполняет разные миссии в горячих точках — в Ираке, Афганистане, Мали. Порой это не только не скрывается, но и подтверждено международными мандатами. Так было, например с операцией «Серваль» (Мали), в которой участвовали солдаты и офицеры второго парашютно-десантного полка соединения. Цель миссии — помощь правительству страны в противостоянии исламистским группировкам, а также защита нескольких тысяч французских граждан, проживающих в Мали. Официально операция была завершена в 2014-м, однако французские подразделения остались в стране в рамках уже другой миссии под кодовым названием «Бархан». Впрочем, ее выполнение возложено на другие части французской армии.

Бойцы Иностранного легиона, Мали, 2013 год

Фото: Jeremy Lempin / Globallookpress.com

Гораздо меньше известно об участии французов в ливийском конфликте. Согласно одним источникам, в 2011-м именно бойцы Иностранного легиона сыграли если не решающую, то важную роль в разгроме сил, верных бывшему лидеру страны Муамару Каддафи, уничтожив несколько конвоев под Бенгази. Другие утверждают, что если французские военные там и были в тот момент, то, скорее всего, это был спецназ, не имеющий отношения к легиону.

Так или иначе, но благодаря тому, что в соединении служат в основном иностранцы, французские власти всегда могут отрицать участие в той или иной операции граждан своей страны. С другой стороны, официальный Париж знает, что отданный приказ будет выполнен. Поэтому Иностранный легион и продолжает оставаться одним из важнейших военно-политических инструментов Пятой республики.

Требования к зрению французского Иностранного легиона

Каковы требования к зрению и стандарты зрения для поступления во Французский Иностранный легион? Можете ли вы быть близорукими (близорукими) или дальнозоркими? Или даже дальтоник? Носят ли легионеры очки или контактные линзы? Можно ли носить очки (очки) или контактные линзы при зачислении и службе в Иностранном легионе?

В составе французской армии Иностранный легион использует ту же систему определения медицинского профиля, известную как SIGYCOP.Для оценки зрительного восприятия в SIGYCOP используется буква Y (для yeux — глаза по-французски). Шкала букв Y варьируется от 1 до 6. Общие стандарты зрения, необходимые для вступления во французскую армию (а также в Легион), варьируются от 1 (наилучший результат) до 5 (минимум). Число 6 означает, что вы провалили проверку зрения и не можете вступить в Легион.

Кроме того, буква C зарезервирована для Дальтонизм . Вы должны набрать максимум 4 балла (и здесь цифра 1 означает лучший результат).

Если вы думаете о том, чтобы стать десантником или членом коммандос в GCP (Parachute Commando Group, 2e REP ), вы должны получить Y-3 и C-3 (Y-3 и C-2 для GCP) в худший вариант.

Глазная хирургия . Что касается операции на глазах, если вы перенесли операцию по лазерной коррекции зрения или другую операцию на глазах, вам придется подождать не менее 12 месяцев, прежде чем вы сможете вступить в Иностранный легион .

 

Минимальные требования к зрению французского Иностранного легиона

Пример оптометрической таблицы ( Фото предоставлено : STP PHARMA)

 

 

Требования французского Иностранного легиона к дальтонизму

    С-4 :
      Колебание между ЗЕЛЕНЫМ и КРАСНЫМ цветом, но соответствие тесту TCP ( Test de Capacité Chromatique Professionnelle )
    • – тест TCP подробно исследует вашу реальную степень дальтонизма
    • – эта степень должна соответствовать вашей квалификации, необходимой для различных специальностей уровня С4

    С-3 (ВДВ):

      БЕЗ колебаний между ЗЕЛЕНЫМ и КРАСНЫМ цветом
    • — вы можете не пройти тест Ishihara Color Vision Test (тест на цветовосприятие), но вы должны обязательно распознавать КРАСНЫЙ и ЗЕЛЕНЫЙ цвета в тесте фонаря

    C-2 (коммандос):

    • — вы можете не пройти тест Ishihara Color Vision Test , но вы должны распознавать все основные цвета в тесте Beyne lantern test

 

Французский Иностранный легион – другие требования к зрению

АМБЛИОПИЯ
– часть результата проверки зрения ( если вы прошли базовую проверку зрения, значит проблем нет )

НИКТАЛОПИЯ (куриная слепота)
– нет сведений о никталопии, поскольку ее больше не тестируют
– с другой стороны, наиболее распространенной причиной никталопии является пигментный ретинит (пигментная сетчатка), и эта проблема классифицируется в SIGYCOP медицинский тест как Y-6 (вы не прошли)

ГЛАУКОМА
– Первичная закрытоугольная глаукома – Y-6 (вам не удалось)
– Первичная открытоугольная глаукома (хроническая открытоугольная глаукома, хроническая простая глаукома) – Y 3-6 ( окончательный результат зависит на базовом тесте зрения )

Страбизм (гетеротропия)
– оба глаза – Y 3-6 ( окончательный результат зависит от вашего основного теста зрения )
– один глаз – Y 2-5 ( окончательный результат зависит от вашего основного теста проверка зрения )

Это самые распространенные проблемы со зрением. Однако в системе SIGYCOP упоминаются десятки других проблем со зрением. Половина из них относится к категории от 3 до 6, остальные относятся к категории 6. Как всегда, окончательный результат зависит только от медиков.

 

4E Re : министр обороны французского с легиониром 1ER REC носить очки ( октябрь 2013 г. ) 1er Reg : молодые легионеры в очках ( 2012 ) 2E REI : молодые легионеры 5-й компании Ношение очков ( 2012 ) 2e Rep : CARSAL-BARATHEROPER Очки ( 2012 ) 2e Rep : Legionnaire-Promatoroper от разведки Компания (CEA) Очки ( 2012 ) 4e RE : Молодой доброволец в очках по адресу «la ferme» во время первого месяца базовой подготовки ( октябрь 2013 )

Источник информации :
Министерство обороны Франции

Источник фото :
Légion étrangère, официальный сайт

Дополнительная информация :
Требования к минимальному и максимальному возрасту для Французского Иностранного легиона
Требования к росту и весу для Французского Иностранного легиона
Политика французского Иностранного легиона в отношении татуировок

Назад к вступлению во французский Иностранный легион

 

↑ Вернуться к началу

 

Татуировки Иностранного легиона и политика в отношении татуировок

Французский Иностранный Легион и татуировка. Есть ли у легионеров татуировки? Разрешено ли вам иметь татуировки, когда вы вступаете во французский Иностранный легион? Какова политика французского Иностранного легиона в отношении татуировок?

Татуировки — давняя традиция Иностранного легиона. Во Франции около 1900 года татуировками были известны только легионеры, французские солдаты из африканских батальонов BILA (по прозвищу Bat’d’Af ), моряки и заключенные. Так что нет проблем с татуировкой, если вы хотите стать легионером.Но, как всегда, некоторые правила татуировки могут лишить вас права вступать в Иностранный легион.

Reveil de Venus (Восход Венеры). Татуированный легионер французского происхождения примерно 1900 года.

 

Татуировка французского Иностранного легиона

Как и везде, в Иностранном легионе действуют определенные правила для татуировок, особенно для новых кандидатов/добровольцев, желающих вступить. Важно помнить, что как легионер вы будете представлять Иностранный легион в течение своих лет службы. Вы очень часто будете дефилировать в рубашке с короткими рукавами или служить в футболке с короткими рукавами. Таким образом, ваша татуировка будет публично видна. Вот почему Легиону пришлось применить некоторые правила для татуировок.

Итак, если у вас есть татуировка, лучше посмотрите на нее и спросите себя: « Не навредит ли моя татуировка Легиону публично? ” Если ваш ответ НЕТ, то можете попробовать присоединиться.

Однако, поскольку мы живем в 21 веке, а Легион подчиняется политическому руководству, в последние десятилетия наряду с правилами для вульгарных или глупых татуировок применяются и политически мотивированные правила для татуировок.

 

Запрещенные или неуместные татуировки при зачислении в Иностранный легион
  1. Нацистские и расистские татуировки (например, Нацистская свастика , А. Гитлер , Ку-Клукс-Клан и т.д.)
  2. Глупая татуировка на лице/руках, даже если она кажется маленькой
    ( если у вас есть небольшая капля возле глаза, вы можете попробовать присоединиться; если у вас есть татуировка вагины между глазами, или пениса тату на руке оставайся дома )
  3. Большая татуировка на лице ( в некоторых случаях допускается настоящая племенная татуировка )

 
С годами татуировки стали неотъемлемой частью истории Легиона и частью его общественного имиджа. Поэтому вы заметите множество типов татуировок среди легионеров. Так что не бойтесь, если вы думаете о вступлении во Французский Иностранный легион и уже сделали татуировку.

Легионер в Алжире в 1949 году. В старые времена татуировка была преимущественно символом легионеров французского происхождения (как этот на изображении). Иностранцы с богатыми татуировками в Легионе были редкостью.

 

Татуировки французского Иностранного легиона

Вот несколько хороших примеров татуированных легионеров современности.Снимки сделаны в 2010-х годах.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Э.Мартин, источник изображений: Behance 

 

 

 

 

Legionnaire ( NCO ) от 2e Rep (2012) Бывший Legionnaire Victor Ferreira сфотографировал Legionnaires и их татуировки на два года

Фотографии Кредит ( Кроме того, что уже определено ): Légion незнакомец

 
———
 


Вы можете поддержать этот сайт в любое время через наш магазин. Спасибо.
Читатели из ЕС могут посетить наш магазин в ЕС, чтобы избежать импортных сборов.

 
 

 

Дополнительная информация :
Требования к минимальному и максимальному возрасту для Французского Иностранного легиона
Требования к росту и весу для Французского Иностранного легиона
Требования к зрению для Французского Иностранного легиона

Назад к вступлению во французский Иностранный легион

 

 

Страница обновлена: 28 августа 2021 г.

 

↑ Вернуться к началу

 

единиц | Информация Французского Иностранного легиона

Текущие подразделения Французского Иностранного легиона.Упорядоченный список существующих подразделений Французского Иностранного легиона, служащих сегодня во Франции и за границей. Если вам интересна история, нажмите на ссылку ниже и откройте для себя уже расформированные подразделения Иностранного легиона, служившие в разные периоды и в разных местах с 1945 года.

  1. Действующие подразделения Французского Иностранного легиона
  2. Бывшие подразделения Французского Иностранного легиона

 
 

Действующие подразделения Французского Иностранного легиона

Текущие подразделения Иностранного легиона.Сегодня Иностранный легион состоит из восьми полков, полубригады размером с полк, заграничного отряда размером с батальон, призывной группы размером с батальон и командования.

 

1-й иностранный полк

1er Régiment Étranger , 1er RE. Старейший полк Французского Иностранного легиона. Он дислоцировался по адресу Quartier Viénot в Обани, Франция, с тех пор, как в 1962 году перебрался из Сиди-бель-Аббес (Алжир)…
Узнать больше о 1-м иностранном полку
 

1-й Иностранный кавалерийский полк

1er Régiment Étranger de Cavalerie , 1er REC. Единственный кавалерийский полк французского Иностранного легиона. Он дислоцировался по адресу Quartier Labouche в Оранже, Франция, с тех пор, как в октябре 1967 года перебрался из Мерс-эль-Кебира, Алжир…
Узнать больше о 1-м иностранном кавалерийском полку

1-й иностранный инженерный полк в/ч

1er Régiment Étranger de Génie , 1er REG. Один из двух саперных полков Французского Иностранного легиона. Он дислоцируется по адресу Quartier General Rollet в Лоден-л’Ардуаз, Франция, с 1984 года…

2-й иностранный инженерный полк в/ч

2e Régiment Étranger de Génie , 2e REG.Самый молодой полк французского Иностранного легиона, «горный полк». С 1999 года он дислоцируется по адресу Quartier Maréchal Koenig в Сен-Кристоле, Франция…
Узнать больше о 2-м Иностранном инженерном полку

2-й иностранный парашютный полк

2e Régiment Étranger de Parachutistes , 2e REP. Единственный парашютно-десантный полк Французского Иностранного легиона. С июня 1967 года он дислоцируется по адресу Camp Raffalli недалеко от города Кальви на острове Корсика…
Подробнее о 2-м иностранном парашютном полку
 

2-й иностранный пехотный полк

2e Régiment Étranger d’Infanterie , 2e REI.Старейший полк Французского Иностранного легиона. Он дислоцируется по адресу Quartier Colonel de Chabrières в Ниме, Франция, с ноября 1983 года…
Подробнее о 2-м иностранном пехотном полку

3-й иностранный пехотный полк

3e Régiment Étranger d’Infanterie , 3e REI. Самый титулованный полк Французского Иностранного легиона. Он дислоцируется по адресу Quartier Commandant Forget в Куру, Французская Гвиана (Южная Америка), с сентября 1973 года…
Узнать больше о 3-м иностранном пехотном полку
 

4-й иностранный полк

4e Régiment Étranger , 4e RE. Учебный полк Французского Иностранного легиона. Он отвечает за обучение персонала Французского Иностранного легиона. 4e RE дислоцируется по адресу Quatier Capitaine Danjou в Кастельнодари, Франция, с мая 1986 года…
Подробнее о 4-м иностранном полку
 

13-я полубригада Иностранного легиона

13e Полубригада Этранжерского легиона , 13e DBLE. Он дислоцируется по адресу Camp Larzac , недалеко от Ла-Кавалерии, на юге Франции.Она переехала туда из Объединенных Арабских Эмиратов в 2016 году. В период с 1962 по 2011 год 13e DBLE дислоцировалась в Джибути, Африка…
Узнать больше о 13-й полубригаде Иностранного легиона
 

Отряд Иностранного легиона на Майотте

Отряд Этранжерского легиона Майотты , DLEM. Самая маленькая независимая оперативная единица Французского Иностранного легиона. Он дислоцируется по адресу Quartier Cabaribère в Дзаудзи, Майотта (Индийский океан) с 1976 года…
Узнать больше об отряде Иностранного легиона на Майотте

Командование Иностранного легиона

Commandement de la Légion Etrangère , COMLE. Штаб французского Иностранного легиона. С 1984 года он дислоцируется по адресу Quartier Viénot в Обани, Франция…
Узнать больше о командовании Иностранного легиона

Рекрутинговая группа Иностранного легиона

Groupement de Recrutement de la Etrangère Légion , GRLE. Вербовочное подразделение Французского Иностранного легиона. С 2007 года он находится по адресу Fort de Nogent Фонтене-су-Буа, Париж…
Узнать больше о рекрутинговой группе Иностранного легиона

 

———

  1. Действующие подразделения Французского Иностранного легиона
  2. Бывшие подразделения Французского Иностранного легиона

 

 

Могу ли я сбежать и вступить во Французский Иностранный Легион?

Французский Иностранный легион, состоящий из 8000 избранных солдат, имеет репутацию одной из самых сложных сред для службы в любых вооруженных силах мира.

Сформированный в 1831 году, Легион формально является подразделением французской армии. Тем не менее, он рассматривается как самостоятельная сущность с уникальной идентичностью и духом.

Во французском Иностранном легионе чуждо не то, где он сражается, а кому он приказывает вести этот бой.

На протяжении более двух столетий существуют мифы о стойкости Легиона в бою, о безжалостной борьбе до смерти и о его непринужденном подходе к кандидатам, которых он допускает в свое таинственное братство.

Преступники, мошенники, преследуемые бизнесмены и дезертиры… видимо, всем рады. Но так ли это сегодня?

Французский Иностранный легион, строго запрещенный для участия женщин, участвовал в боевых действиях в течение последних двадцати лет в Афганистане, Боснии, Камбодже, Чаде, Конго, Джибути, Французской Гвиане, Габоне, Ираке, Кот-д’Ивуаре, Косово, Кувейте, Руанде, и Сомали. Они занятые люди.

Но что миф, а что реальность? Давайте выясним…

Чтобы вступить во Французский Иностранный легион, кандидату просто нужно добраться до вербовочного центра на материковой части Франции. Предоставлено: jumpstory
Каковы распространенные мифы о французском Иностранном легионе?

Возможно, вы слышали слухи о том, что убийцы и насильники в бегах могут записаться во Французский Иностранный легион и стать анонимными, или что если вы ушли из армии в самоволку, вы отправитесь во Францию ​​и вас примут в Легион с задал несколько вопросов. Ходили и другие, более мрачные слухи о том, что Легион отправляет группы бойцов в страны Африки и напрасно убивает людей, или о том, что легионеры хранят части своих мертвых врагов в качестве трофеев.

Большинство этих мифов, как и следовало ожидать, именно об этом. Мифы.

Однако некоторые слухи о Легионе совершенно верны.

Могут ли преступники вступить во французский Иностранный легион?

Этот распространенный вопрос о побеге от преступлений или отказе от прежних связей с законом является одним из наиболее часто задаваемых вопросов о вступлении в Легион.

Если бы мы обсуждали это 100 лет назад, ответ был бы однозначным: да. Любой, кто хочет сбежать от своего прошлого, будь то из-за крупных или мелких преступлений, может записаться в Легион и раствориться в его рядах.

Однако сегодня все работает не так.

Несмотря на то, что Французский Иностранный Легион будет закрывать глаза на незначительные судимости, он не допустит в свои ряды новобранцев, имеющих серьезное досье или разыскиваемых Интерполом.

В 2014 году один человек, который пытался вступить во Французский Иностранный легион, написал о своем опыте для Vice.

Саймон Беннетт, страховой работник из Бирмингема, штат Алабама, рассказал, как он решил поехать во Францию ​​и записаться в Легион.

«Я уволился с работы, переехал из своей квартиры и сложил большую часть своего мирского имущества на хранение в США. Я был в форме и был предан делу. Билет на самолет в один конец, пара пересадок , и через 22 часа пути я оказался на земле в Обани, Франция».

Тем не менее, с точки зрения проверки биографии потенциального рекрута, особенно на предмет преступности, Беннетт описал встречу лицом к лицу с тем, что те, кто участвовал в процессе вербовки, называли «гестапо» — частью персонала легионеров, которые пытались « запугать вас, чтобы вы рассказали им обо всем, что вы сделали неправильно с самого рождения.

«Я слышал рассказы о том, что некогда личные обнаженные фотографии с энтузиазмом критиковались, истории поиска в браузерах тщательно изучались, а гестапо безжалостно оспаривало сексуальную ориентацию. В моем случае, я думаю, что мое не очень хорошее владение французским языком как скрытое благословение, поскольку мой парень, казалось, хотел, чтобы я только убрался из его офиса».

Хотя Беннетт в общих чертах описал довольно мягкую проверку биографических данных на этом этапе процесса, он все же признал, что «кто-то где-то [имеет] доступ ко всей этой информации».

Авторское право: Французский Иностранный Легион
Могут ли военные дезертиры сбежать и вступить во Французский Иностранный Легион?

Еще один давний слух касается полностью обученных солдат из других армий, ушедших в самоволку и позже оказавшихся во французском Иностранном легионе.

Из-за того, что отслеживание электронных записей стало достаточно современным делом, в прошлом любому было легче вступить в Легион, чем людям с таким же темным прошлым сегодня.

Тем не менее, есть недавние свидетельства того, что члены других вооруженных сил успешно избегают своих обычных обязанностей и меняют их на жизнь легионера.

В декабре 2014 года второй лейтенант армии США Лоуренс Фрэнкс-младший был приговорен к четырем годам тюремного заключения и уволен из армии по обвинению в неподобающем офицеру поведении и дезертирстве.

Фрэнкс, командир медицинского взвода, в 2009 году сбежал со своей базы Форт-Драм в Нью-Йорке, чтобы присоединиться к Французскому Иностранному легиону.

Выступая перед журналистами перед вынесением приговора, Фрэнкс заявил, что боролся с суицидальными мыслями и желанием вести войну в преддверии своего дезертирства.Обсуждая это с New York Times, он сказал, что ему «нужно быть мокрым, холодным и голодным», добавив:

«Мне нужна была изнурительная жизнь, которую я мог найти только в таком месте, как Легион».

Во время суда над Фрэнксом французский бригадный генерал Лоран Колодзей представил видеозапись показаний из Парижа, во время которой он сказал: «Мы никогда не спрашиваем, откуда они. У них нет крови на руках, и мы принимаем их. Легионеры, это о том, чтобы дать кому-то второй шанс.

Французский флаг. Фото: Jumpstory.

Получаете ли вы новую личность, когда вступаете во Французский Иностранный легион?

Всем новобранцам Французского Иностранного легиона присваивается новое имя

Например, лейтенант Фрэнкс, вступивший в Легион в 2009 году, получил новое имя — Кристофер Флаэрти.

Вы просто приходите и присоединяетесь?

В отличие от службы в британских вооруженных силах, Французский Иностранный легион не имеет дело с бумажными или онлайн-заявками, письмами-приглашениями или личным собеседованием, во время которых вы можете похвастаться бронзовыми сертификатами Герцога Эдинбургского.

Единственный способ, которым новобранец может вступить в Легион, — это появиться на материковой части Франции и постучать в дверь одного из многочисленных рекрутских центров Иностранного легиона. Пройдя через центральную дверь, новобранцам предоставляется бесплатная еда, жилье и одежда.

Центры трудоустройства открыты 24 часа в сутки, 365 дней в году. Хотя на своем сайте Легион рекомендует приезжать с 8 до 17 часов.

Легионеры подписывают не подлежащий обсуждению пятилетний контракт на службу в Легионе.

Каковы требования для поступления в Легион?

Хотя основная концепция простого появления у ворот Легиона на материковой части Франции поначалу кажется достаточно простой, организация действительно предъявляет ряд требований, которым должен соответствовать новобранец, чтобы вступить в нее.Это:

  • Быть мужчиной в возрасте от 17,5 до 39,5 лет.
  • Иметь паспорт (или, если из ЕС – удостоверение личности).
  • Иметь свидетельство о рождении.
  • Не находиться в розыске Интерпола.
  • Быть в достаточной физической форме, чтобы служить в любое время и в любом месте по всему миру в течение не менее пяти лет.
  • Иметь ИМТ от 20 до 30.
  • Уметь читать и писать на родном языке.
Авторское право: Французский Иностранный Легион
Могут ли женатые мужчины вступить во Французский Иностранный Легион?

На собственном веб-сайте Легиона условия жизни нового легионера описываются как «соответствующие условиям жизни одного человека».

Однако женатым мужчинам разрешено вступать во Французский Иностранный легион, но они будут зачислены как холостые мужчины.

Каковы оплата и условия?

Легион размещает контракт перед кандидатом, когда он впервые прибывает в вербовочный центр на материковой части Франции.Этот контракт потребует пяти лет службы, вопрос, который он описывает как «не подлежащий обсуждению». После подписания они официально становятся членами Французского Иностранного легиона.

Выдается новое удостоверение личности, имущество забирается и хранится.

В центре предварительного отбора, где новобранец впервые регистрируется, проходит от трех до 14 дней процесс, состоящий из вступительных испытаний. Рекрут может быть провален на любом этапе, и ему будут возвращены его вещи и первоначальная личность.

После этого новобранец проходит отбор на базе Легиона в Обани, который длится около семи дней.Это период психотехнической оценки, медицинских осмотров, необходимых личностных тестов и мотивационных интервью. Кандидата спрашивают, почему он хочет вступить в Легион, и хорошие ответы помогают ему стать полноправным легионером.

Заключительный этап обучения длится до четырех месяцев и классифицируется Французским Иностранным легионом как «инкорпорация». Эта часть процесса вступления включает в себя четыре недели на «Ферме» — секретном элементе обучения новобранцев Французского Иностранного легиона.

Успешные новобранцы по окончании этого этапа получат «сдачу контракта в Зале чести Музея Французского Легиона». После этого полностью обученный солдат направляется в 4-й Иностранный полк.

Но сколько получают новые члены французского Иностранного легиона?

Стартовая зарплата нового легионера составляет 1380 евро в месяц. Это равняется 1175,00 фунтов стерлингов.

Однако, в отличие от британских военных, в Легионе говорится, что «в первые годы легионера, вплоть до звания капрала, вас бесплатно одевают, кормят и размещают.»

Они также предоставляют 45 рабочих дней отпуска в году. Заработная плата включает дополнительные бонусы за полевую подготовку, внешние миссии за границей и в случае отбора в парашютный полк. 

Становитесь ли вы французом, когда поступаете? Французский Иностранный Легион — это путь к гражданству.Однако это невозможно сделать в течение первых трех лет службы.

На сайте Легиона написано, что если «он хорошо служит, он будет иметь право на вид на жительство в первое время , гражданство ему дадут условно.

«Это обычно предоставляется при условии хорошей службы и подтверждения готовности интегрироваться во французскую нацию».

Однако есть и другой путь к гражданству, не требующий как минимум трехлетнего стажа.

«Французский от пролитой крови» — или Français par le sang verse — позволяет членам Легиона стать гражданами Франции, если они ранены на поле боя.

 

Вы служили во французском Иностранном легионе? Мы хотим услышать о вашем опыте.Электронная почта [электронная почта защищена]

 

Легионер: Пять лет во французском Иностранном легионе: 9780891418870: Мюррей, Саймон: Книги

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Инкубация

22 февраля 1960 г. — Париж

небо Я наконец решил идти. К восьми часам я был в метро и направлялся к Старому форту в Венсене — вербовочному центру Иностранного легиона.Вокруг было немного людей, и у тех, кто был, были мрачные лица понедельника, вероятно, отражающие мое собственное.

От вокзала Винсеннес я прошел по улицам и в конце концов подошел к массивным воротам Старого форта. На табличке на стене было простое объявление:

бюро помолвки — легион étrangere — ouvert jour et nuit.

Я постучал в огромные двери, которые распахнулись в ответ, и шагнул в мощеный двор, чтобы столкнуться с первым легионером, которого я когда-либо видел.Он был одет в форму цвета хаки с синим поясом вокруг талии и ярко-красными эполетами на плечах. На голове у него была белая кепи и белые гетры, и мне он показался весьма впечатляющим. Меня меньше впечатлило архаично выглядящее ружье рядом с ним. Он захлопнул большие двери и головой поманил меня следовать за собой.

Меня провели в комнату, на двери которой была надпись Bureau de semaine, что, как я предположил, означало General Office или что-то в этом роде. Это была достаточно примитивная комната с голым дощатым полом, деревянным столом и стулом.На стене вяло висели одна или две старые и усталые фотографии, на которых были изображены легионеры с полковыми знаменами, люди, ведущие танки по пустыне, и другие, марширующие по Елисейским полям.

Сидевший за столом сержант осмотрел меня с ног до головы, но ничего не сказал. Я сломал лед и сказал по-английски, что пришел вступить в Иностранный легион, и он посмотрел на меня, в котором смешались удивление и сочувствие. Он говорил на разумном английском с немецким акцентом и спросил меня: «Почему?»

Я сказал что-то стандартное о приключениях и так далее, а он сказал, что я пришел не по адресу.Он сказал, что пять лет в Легионе будут долгими и тяжелыми, что я должен забыть романтическое представление англичан о Легионе и что мне следует уйти и все пересмотреть. Я сказал, что много думал об этом и прошел долгий путь, и в конце концов он со вздохом сказал: «Хорошо» и повел меня наверх в актовый зал.

Когда я вошел в холл, я столкнулся с примерно сорока людьми, сидящими на скамейках вдоль стен. Восемьдесят глаз тут же сфокусировались на мне, и мои собственные мгновенно оглядели комнату.Не было ни одного лица, на котором я мог бы остановиться и сказать: «Он похож на меня» или «Мы в чем-то похожи». Я сразу понял, что ни с одним из них у меня нет ни малейшего общего.

Я занял пустое место в конце одной из скамеек и стал созерцать свои ноги, но я чувствовал, что они все смотрят на меня. Они представляли собой невероятную смесь: темные, серые, белые, каштановые, бородатые, с усами, лысые и лохматые, одетые в бесконечное множество различных одежд, но все они выглядели грубыми и неопрятными и совершенно не похожими на меня.Я чертовски жалел, что надел джинсы и старый пуловер вместо костюма-тройки с двубортным жилетом.

Двое из них хихикали в другом конце комнаты, и я отводил взгляд, хотя чувствовал, что мне становится жарко. Мы долго сидели, пока наконец не появился офицер с парой мужчин в белых халатах, и нам приказали раздеться до трусов.

Нас одного за другим вызывали вперед и проводили ряд медицинских анализов.Это заняло два часа, и после того, как все закончилось, мы снова остались сидеть на своих скамейках. Медицинские анализы несколько развязали языки, и люди болтали друг с другом на разных языках, в основном на немецком. В этот момент я держался особняком и размышлял, успею ли я на шестичасовой рейс из Орли обратно в Лондон.

Прошел час, и офицер снова появился в сопровождении сержанта, который был в Bureau de Semaine. Он сделал объявление по-французски, из которого я понял, что им нужны только семеро из нас, а остальные могут уйти.Они зачитали семь имен, и мое было одним из них.

Нас семерых позвали вперед и вывели из комнаты, оставив позади остальных, которых гнали для отъезда обратно в желанные объятия Парижа. Нас провели по ряду темных коридоров и поднялись по нескольким пролетам каменной лестницы в подсобное помещение наверху старого здания, где нам выдали боевое обмундирование и штаны, пару ботинок и шинель. Потом нам дали поесть в грязной комнатке с металлическими столами и табуретками.

Во время еды никто не сказал ни слова, а когда она закончилась, нас провели в маленькую комнату и заставили прослушать магнитофонную запись, повторенную на нескольких языках. В комнате с потолка на длинном шнуре свисала единственная обнаженная сорокаваттная лампочка, и атмосфера была зловещей. Со мной были два немца, испанец, бельгиец и два голландца. Все были напряжены.

Лента проигрывалась на английском языке, и мне сообщили, что я собираюсь подписать пятилетний контракт и что когда я его подпишу, пути назад уже не будет.Голос, прозвучавший из громкоговорителя, был торжественен и звучал мрачно, как судья, выносящий смертный приговор. Я хотел поговорить с ним, я хотел поговорить с любым, кто был англичанином, но это был односторонний диалог, и это было время принятия решения. Мы слушали молча, и никто ничего не сказал, никто не начал кричать, чтобы убираться, никто не сломался, не потерял самообладание и не поддался панике. Потом мы по очереди прошли в кабинет и подписали договор. Он состоял из трех огромных томов на непонятном французском языке.Попытки прочитать его были обескуражены и в любом случае были бы бессмысленными.

Мне кажется, что я подписал пустой чек совершенно незнакомому человеку. Наступила ночь, и мы в общежитии. Металлические кровати с соломенными матрасами и одеялом. Ночью горн издает «гаснет свет», слабый и громкий на фоне ветра. Это конец моего первого дня и начало нового приключения. Я думаю, что сержант был прав; это будет долгий и одинокий путь. Я в самом сердце Парижа, но это похоже на лунные горы.

Следующий день

Нас разбудили рано бодрым звуком горна, нарушившего уютный сон, и после ополаскивания холодной водой и кружки кофе нас заставили чистить картошку, подметать полы и выполнять другие обычные работы, называемые барщиной, около форт. Разговаривают очень мало, в первую очередь из-за языковой проблемы. День прошел быстро, и сегодня вечером мы садимся на поезд в Марсель. Путешествие начинается.

24 февраля 1960

Прошлой ночью в поезде случилась беда, и я уже нажил себе врага.Мест не хватило, обслуживали в порядке живой очереди. Вечером я вышел из купе пописать и, вернувшись, обнаружил, что испанец ущипнул меня за сиденье. Мне эта ситуация совсем не нравилась. Я пытался очень медленно передать ему, что он сидит на моем месте и читает мой журнал, но он притворился глухим. Было рано ввязываться в драки, но еще раньше было убегать от них, и я совершенно внезапно понял, что мне придется отстаивать свою позицию.

Одним движением, прежде чем я успел отговорить себя, я схватил его за лацканы, рывком поднял на ноги и швырнул на всю карету.

Мы оба были очень удивлены: он, что его так сильно швырнули, и я, что швырнули его. Я совсем маленький и не привык швырять людей!

Однако его удивление быстро сменилось другими эмоциями, и он бросился на меня. Наши шинели и нехватка места мешали активному движению, и ни один из нас не взял верх над другим, но, думаю, я хорошо себя зарекомендовал. В конце концов остальным в вагоне это наскучило, и нас разлучили. Общественное мнение склонилось на мою сторону, и испанца вытолкнули из купе обратно в коридор.Он вышел, глядя на меня дикими глазами, выкрикивая испанские ругательства и явно угрожая местью. Я должен буду наблюдать за ним.

Мы прибыли в Марсель рано утром, и нас отвезли на грузовиках в форт, возвышающийся над портом. Форт называется Святой Николай. Здесь находится около трехсот новобранцев Легиона, и они прибывают партиями примерно по тридцать человек в день из различных рекрутских центров в Страсбурге, Лионе и Париже. Примерно половина отправляется в Алжир каждые десять дней или около того.

Первым шагом было выдать нам джинсы в обмен на нашу боевую форму. Джинсы грязные и рваные, без пуговиц, стянутые нитками. Очевидно, что другое снаряжение было предназначено только для поездки на поезде и для пользы широкой публики, чтобы они не чувствовали, что едут с каторжниками, потому что теперь мы так выглядим.

Центральный двор форта выглядит точно так же, как тюремный комплекс, который можно увидеть в кино; группы сбиваются в кучу и смотрят украдкой, другие сидят на земле, прислонившись к стене, все как-то шепчутся — или я не понимаю, что они говорят? Сержанты выглядят крутыми, и, вероятно, так оно и есть.Какого черта они похожи на тюремных надзирателей?

Атмосфера в казарме холодная и мрачная. Санитарные условия невероятные. В комнате, похожей на пустую конюшню зимним утром, из стены торчит одинокий кран, под которым нечто вроде корыта. Из крана течет ледяная вода, здесь нет ни окна, ни света, а это умывальная на сотню человек. Туалеты представляют собой дыры в земле с подставками для ног с каждой стороны. Похоже, это плохое место для болей в спине.В спальнях нары трехъярусные, с шириной человеческого тела между ними как по вертикали, так и по горизонтали. Это напоминает мне о концентрационном лагере, который я однажды посетил в Бельгии, который сохранился как жуткое напоминание о Холокосте. Еда, напротив, хороша, если вы можете ее достать. Акцент делается на том, что первым пришел, первым обслужен, и это операция самообслуживания без ограничений.

Вечер, я лежу на своей койке, а вокруг люди. Меня совершенно не замечают, что успокаивает.За столами в центре комнаты идут карточные игры; все место — сплошной туман дыма, а звук — это вечный звон разных языков, бормочущих на миллионе языков, ни один из которых я не понимаю.

На улице идет дождь и дует сильный ветер. Ранее этим вечером я гулял вдоль зубчатых стен форта, откуда открывается вид на гавань. Можно увидеть замок Иф графа Монте-Кристо, и я думаю, что знаю, что он чувствовал. Странные ощущения и эмоции нахлынули на меня, когда я смотрел на манящие огни ночной жизни Марселя.Лодки, стоявшие у причала в ожидании летнего солнца, выглядели заманчиво.

Кажется невероятным, что я здесь всего один день. Я чувствую себя больше заключенным, чем солдатом. На этот раз я действительно перерезал старый спасательный круг: это далеко от дома и далеко от всего, что я когда-либо знал. Подумать только, если бы все пошло так, как чуть не случилось, и судьба разыграла другую карту, я бы, вероятно, пошел в британскую армию, получил бы комиссию, как мой брат Энтони, в шотландских серых, и сейчас оказался бы в совершенно иной ситуации.Я не чувствую себя одиноким, но чувствую себя отрезанным, полностью оторванным от своих людей. Как-то это немного пугает. Я мог бы завтра спуститься в дыру, и здесь нет ни одного человека, который меня бы и шевельнул.

Пройдет много времени, прежде чем я снова увижу своих друзей, или выпью пинту пива, или пойду в Национальный клуб, или сыграю в крикет. Крикетный клуб Дидсбери будет в ужасном состоянии в следующие выходные без меня. Во всяком случае, я думаю, я привыкну к этому. Говорят, ко всему со временем привыкаешь.Чего мудрецы не говорят, так это сколько времени.

Десять дней спустя

Быстро пролетело несколько дней. Каждое из них начинается в шесть часов со собрания на зубчатых стенах форта. Мы стоим на морозе в своих тонких джинсах и отвечаем криком «ици», когда нас называют по имени, а затем нас отправляют небольшими группами на барщину. Я работаю на лесопилке последние несколько дней, в течение которых не переставая льет дождь – замерзают руки, возясь с бревнами, промокшие джинсы, посиневшие от холода.Давай, Африка!

11 марта 1960

Здесь много немцев, не отстают испанцы и итальянцы. Итальянцы тратят большую часть своего времени на покупку и продажу всякой всячины или на обмен иностранной валюты; Бог знает почему, денег мало. Они прирожденные брокеры, но им не доверяют. У меня завязался разговор с англоговорящим голландцем по имени Хэнк. Он в плохой форме, сбежал и бросил жену после семейной ссоры и теперь жалеет об этом.Он просил освободить его, но сомнительно, что его отпустят, потому что это открыло бы шлюзы для всех остальных, которые, должно быть, уже передумали.

Здесь также есть австралиец, и хорошо иметь кого-то, кто говорит более или менее на том же языке. Его зовут Трирс, и три года в торговом флоте в качестве матроса и несколько доз аплодисментов — вот его главная претензия на славу и суть его разговоров.

Канадец по имени Ганьон прибыл через пару дней после Триерса, и он также утверждает, что сделал долгую и блестящую карьеру в канадском флоте, но в качестве офицера! Деревья не верят этому — я понимаю почему — и они идут навстречу друг другу.Ганьон — маслянистый и неприятный материал. Он привез с собой два чемодана, полных снаряжения, и заискивал, раздавая его тунеядцам. Брокеры не могли поверить своим глазам.

Нам нужен американский Иностранный легион


Легионеры 1-го полка Французского Иностранного легиона. (Claude Paris/AP)

Шон МакФейт — старший научный сотрудник Атлантического совета.

Президент Обама недавно объявил, что в Сирию будут отправлены дополнительные 250 бойцов специального назначения, чтобы остановить распространение Исламского государства.Это не сработает. К настоящему времени выражение «слишком мало, слишком поздно» стало прозвищем ближневосточной политики администрации. Справедливости ради следует отметить, что политика предшественника Обамы также не была эффективной. Нужна новая фигура на шахматной доске: Американский Иностранный Легион.

Как бывший десантник 82-й воздушно-десантной дивизии и бывший военный контрактник, я убедился, что на земле ничто не заменит сапоги. Вы не можете контролировать территорию с воздуха, и наземные силы необходимы, чтобы искоренить Исламское государство там, где оно живет и гноится.У США традиционно было четыре варианта. Первый — изоляционизм: ничего не делать. Это означает уступить битву террористам и наблюдать за их ростом на расстоянии, пока они не достигнут наших берегов. Мало кто хотел бы этого.

Вторая стратегия заключается в отправке сил специального назначения, как это делает Обама. Хотя такие силы представляют собой невероятную боевую машину, их основной задачей будет создание местных сил на земле. Мы ужасны в этом. США потратили миллиарды на иракские и афганские силы безопасности, но что получили налогоплательщики? В 2014 году иракские солдаты бросили оружие, сняли форму и убежали при виде слабого врага в Мосуле.Афганские военные и полиция по большей части являются призраками, получающими зарплату. Пентагон и ЦРУ создали сирийское ополчение для борьбы с «Исламским государством» только для того, чтобы эти ополченцы присоединились к другой террористической группировке или даже сражались друг с другом. Применять подобную стратегию снова и снова и ожидать другого результата — это определение безумия.

Третий вариант — война в Ираке III. Мы могли бы организовать еще один «напор» американских войск, как мы это сделали в 2007 году, чтобы переломить ход войны, которую мы начали в 2003 году, в надежде завоевать сердца и умы.Но всплеск и стратегия борьбы с повстанцами потерпели неудачу. Как только американские войска уходят, власть снова захватывают террористы, как доказало Исламское государство. Немногие американцы хотели бы, чтобы нас втянули в еще одну затяжную войну на Ближнем Востоке.

Четвертый вариант опирается на военных подрядчиков. В Ираке и Афганистане, в разгар этих войн, по крайней мере 50 процентов американских сил были наняты по контракту. Во время Второй мировой войны этот показатель составлял около 12 процентов. Некоторые задаются вопросом, является ли заключение контрактов новым американским способом ведения войны.Но есть этические проблемы и проблемы безопасности, связанные с увязкой убийства с мотивом получения прибыли, поскольку наемники заинтересованы в затягивании (и, возможно, начале) конфликтов. Существует также мошенничество, расточительство и злоупотребления, поскольку заключение контрактов в зонах боевых действий сопряжено с трудностями ответственности. Затем возникает проблема лояльности. Эрик Принс, основатель Blackwater, сейчас помогает крупнейшему государственному конгломерату Китая работать в Африке. Наконец, активное использование Соединенными Штатами подрядчиков породило глобальный рынок наемников.В 2015 году мы видели, как наемники сражались в Украине, Сирии, Ираке, Нигерии и Йемене. Наемники вернулись после того, как веками находились в тени.

Есть и пятый, более приемлемый вариант: Создать Американский Иностранный Легион. Когда люди думают об иностранных легионах, они думают о французских наемниках. Но Французский Иностранный легион является частью французских вооруженных сил, возглавляется французскими офицерами, получает приказы исключительно из Парижа, предлагает своим легионерам возможность подать заявление на получение французского гражданства и служит только французскому правительству. Это похоже на подразделение французской армии, за исключением того, что его рядовые члены прибывают со всего мира.

Пришло время для американского Иностранного легиона. Он будет частью Министерства обороны, но его рядовые члены будут набираться по всему миру. Это включает в себя лучшее из третьего варианта (отправка дополнительных войск на Ближний Восток) без ловушек четвертого варианта (полагаясь на частных подрядчиков и наемников).

Американский Иностранный Легион решит многие проблемы, преследовавшие нас в последнее десятилетие войны.Во-первых, это обеспечит общественно приемлемые, действительно добровольческие силы для долгосрочных операций на Ближнем Востоке. Во-вторых, стандарты обучения и проверки могут поддерживаться прозрачным образом, в отличие от сегодняшних подрядчиков. В-третьих, легионеров можно было привлечь к ответственности в соответствии с Единым кодексом военной юстиции. Сегодня, когда подрядчики делают что-то не так, например совершают убийство, их обычно отправляют домой с минимальным наказанием. Как выразился Принс, у них есть выбор: «окно или проход». В-четвертых, это решает проблему лояльности.Американский Иностранный Легион был бы путем к гражданству в обмен на службу нашему делу. Это не радикальная идея; мы делаем это в ограниченной степени в наших вооруженных силах. В-пятых, долгосрочный Иностранный легион будет дешевле, чем контракт. В 2014 финансовом году Пентагон потратил на подрядчиков 131 миллиард долларов, что более чем в два раза превышает весь оборонный бюджет Великобритании. Наконец, это помогло бы остановить рост индустрии наемничества во всем мире. Соединенные Штаты являются крупнейшим потребителем частных военных услуг, но у нас ограниченный контроль.Когда мы перестанем платить военным подрядчикам, они найдут того, кто будет это делать.

Мы должны остановить аутсорсинговую войну. У нас также не должно быть проекта, напоминающего войну во Вьетнаме. Силы, состоящие исключительно из добровольцев, лежат в основе наших ценностей, поэтому давайте расширим эту возможность до остального мира. Американский Иностранный Легион предложит множество решений, в том числе жизнеспособную ближневосточную стратегию.

Темный роман и мрачная реальность жизни во французском Иностранном легионе

Я сказал: «Это вас злит.

Он посмотрел на меня с удивлением, как бы говоря: А тебе это не нравится?

Прежде чем стать офицером Легиона, он был рядовым в регулярной армии. Его направили в Джибути, Гвиану и Чад. Он сказал, что в регулярной армии, которая с 2001 года является добровольческой, сохраняется культура призыва, при которой солдаты обычно пререкаются со своим начальством и не выполняют приказы. По его словам, это на полпути к гражданской жизни — работа с девяти до пяти, без выходных.Служба в Легионе, напротив, — это всепоглощающее существование.

Я спросил его, есть ли национальные различия. Да, сказал он. Например, китайцы делают худших легионеров. Обычно они ловят рыбу для работы на кухне — он не знал почему. С американцами и британцами почти так же тяжело, потому что они расстраиваются из-за условий жизни. Они терпят какое-то время, а потом убегают. Не все, но большинство. Вы могли бы подумать, что отборочная комиссия уже поняла бы это. Французы чудаковатые, сербы крутые, корейцы лучшие из азиатов, а бразильцы лучше всех.Но какими бы ни были их качества или недостатки, он чувствовал себя отцом для каждого из них, сказал он, хотя самые старые были старше его. Он сказал мне, что, как и другие командиры Легиона, он проводил каждое Рождество с войсками, а не со своей семьей, потому что у многих не было дома, куда можно было бы вернуться. Он сказал, что это много значит для них. Честно говоря, я сомневался в этом, отчасти потому, что легионеры не слишком заботятся о Рождестве, да и вообще обычно не любят своих офицеров и не доверяют им. Но офицерское самомнение вполне укладывалось в официальный патерналистский взгляд.

В штабе Легиона эту тему продолжил командующий генерал Кристоф де Сен-Шама (добрый католик, отец семерых детей, выпускник французской военной академии Сен-Сир). Он сказал: «Он ходячий раненый жизни, когда он прибывает. Когда он придет, я смогу защитить его. Я могу защитить его от того, что он рассказывает мне о своем прошлом. Его прошлое становится силой, которую можно использовать, чтобы превратить его в хорошего солдата. Что я могу для него сделать, так это установить строгие правила, первое — говорить по-французски, второе — уважать иерархию.Дисциплина, которой он учится, очень заметна. Мы видели это, например, в темпах стрельбы в Афганистане, где легионеры использовали гораздо меньше боеприпасов в перестрелках. Так что он отличный солдат. Он готов умереть за страну, которая ему не принадлежит. Но его слабость? Его хрупкость в бездействии. Он пьет, попадает в беду или дезертирует».

Я спросил, особенно ли это беспокоит сейчас, когда Франция уходит из Афганистана.

Его брови изогнулись в обороне. Он сказал: «Очевидно, что мы не собираемся объявлять войны только для того, чтобы оккупировать армию.

III. Джунгли

Но с другой стороны всегда будет борьба с подпольными золотодобытчиками во Французской Гвиане. Страна простирается на сотни миль вверх по нескольким крупным рекам от северо-восточного побережья Южной Америки, между Суринамом и Бразилией. Это малярийный ад, бывшая исправительная колония и дом на Острове Дьявола, когда-то известном своей изоляцией, а теперь в значительной степени просто забытом. За исключением ракетной площадки Европейского космического агентства и нескольких унылых прибрежных городков, соединенных одной дорогой, он остается почти полностью неосвоенным.Тем не менее по неясным историческим причинам он стал неотъемлемой частью метрополии Франции — не колонией или территориальным владением, а полноценным департаментом республики, хотя и соседствующим с южноамериканскими странами. Расположение неудобное, особенно для страны, столь тщательно спроектированной, как Франция. Одним из следствий этого является необходимость притворяться, что границы реальны, и что-то делать с растущим числом бразильцев и суринамцев, которые прорубают себе путь в самые отдаленные районы джунглей, чтобы нелегально добывать золото. Третьему пехотному полку Легиона, базирующемуся в Куру, на побережье, для защиты ракетной площадки, было поручено найти этих людей, захватить их имущество и заставить их уйти. Задание явно безнадежное, даже абсурдное, а потому вполне подходящее для Легиона.

Отправной точкой миссии является деревушка Сент-Джорджес, расположенная на широкой и быстрой реке Ояпок, которая течет с юга на север и образует восточную границу с Бразилией. Я прошел через нее, чтобы присоединиться к бывшему отряду Буланже, Третьей роте полка, которая в настоящее время дислоцировалась на самом отдаленном постоянном форпосте Легиона, в индейской деревне под названием Камопи, примерно в 60 милях вверх по реке на лодке.Посадочный порт представлял собой грязную насыпь с парой открытых укрытий, где во время сильного дождя команда легионеров складывала бочки с горючим и бутылками с водой в две 45-футовые пироги. Пирога — это каноэ. Они были обшиты деревянными досками, негерметичны и чрезвычайно грубы, но способны нести до 14 человек и тонны припасов и особенно устойчивы во время столкновений с затопленными деревьями и камнями.

Полдюжины новых легионеров сели на пироги, чтобы отправиться в Камопи.К ним присоединился командир роты, серьезный французский капитан, который был в Куру по бюрократическим делам. Поездка вверх по реке заняла шесть часов, большую часть времени они потратили на спасение. День был очень жарким и влажным. Бразилия лежала слева, Франция справа. Оба были отвесными стенами леса.

Деревня Камопи занимает точку, образованную слиянием реки Ояпок и ее крупнейшего притока, реки Камопи, которая истощает огромные необитаемые джунгли южной Гвианы.В окрестностях проживает около 1000 человек, большинство из которых являются членами небольшой группы коренных народов под названием ваямпи. Мало кто из них говорит по-французски. Некоторые женщины ходят с обнаженной грудью. Некоторые мужчины носят набедренные повязки. Большинство из них ловят рыбу, охотятся и ухаживают за огородами. Но в Камопи также есть пост национальной полиции, укомплектованный жандармами, прибывающими из Франции. Здесь есть школа, французская национальная почта и банк, пансион, бар, ресторан и универсальный магазин. У него есть бордель через реку, в Бразилии.Ваямпи — полноправные граждане Франции, и они не склонны об этом забывать. Они знают, что, поскольку французская администрация не может рассматривать их традиционное натуральное хозяйство как форму занятости, они имеют право на государственное пособие. На президентских выборах 2012 года во Франции они составили один из двух округов в Гвиане, проголосовавших за правого действующего президента Николя Саркози, который посетил Камопи на вертолете.

База Легиона находится напротив Ояпока в полууединении, изолированная от поселения слиянием рек, но достаточно близко, чтобы звуки тропической музыки разносились по воздуху знойными ночами.На базе есть плавучий док, небольшая сторожевая вышка, приподнятые казармы с спальными местами наверху и гамаками внизу, открытая кухня и столовая, а также различные небольшие постройки, в том числе для важнейших генераторов. Покрытия сотовой связи нет. Есть спутниковое телевидение, которое показывает самые смешные в мире домашние видео, дублированные по-французски: «Вещи, которые делают дети». Что делают домашние животные. Шутки и розыгрыши. Существует система питьевого водоснабжения, которой никто не доверяет. В зависимости от богов, иногда есть шепот интернет-соединения, который приземляется на пятне грязи возле сарая для хранения подвесных моторов.Есть как минимум две деревянные таблички с надписью LEGIO PATRIA NOSTRA. Есть комары. Под деревянной дорожкой к душевым водятся коралловые змеи. Есть бродячие куры, чтобы отпугивать коралловых змей. Нет кондиционера. Есть домашняя утка. За базой есть взлетно-посадочная полоса, которая недавно была заасфальтирована и в крайнем случае могла бы использоваться небольшими военно-транспортными самолетами, хотя перевозка легионеров на лодке дешевле и имеет больше смысла. Взлетно-посадочная полоса заасфальтирована, потому что кто-то получил контракт.Самолетов нет.

В вечер моего приезда там было около 30 легионеров, большинство из которых только что вернулись из патрулей и занимались высоким военным искусством делать вид, что заняты, а при этом вообще ничего не делать. Речь шла о перестрелке, произошедшей на рассвете того же дня, после того как бригада заезжих жандармов ушла в погоню за двумя пирогами, прошедшими мимо села под покровом темноты и явно куда-то переправлявшими припасы золотоискателям. вверх по Камопи.После многочасовой погони жандармы вынудили одного из рулевых совершить поспешную посадку, в результате чего его пирога опрокинулась и затонула, а ее пассажиры бросились в лес. В плен попала молодая женщина, которая сказала, что она кухарка. Жандармы посадили ее на свою лодку для возвращения домой. В этот момент другая пирога, которая пряталась в густой растительности выше по течению, вырвалась из укрытия и побежала вниз по реке в сторону Камопи и Бразилии. Когда он проходил, кто-то несколько раз выстрелил в жандармов из дробовика, очевидно, чтобы отговорить их от преследования.Естественно, это имело обратный эффект. Ответный огонь своими 9-мм. пистолеты, жандармы бросились в погоню. Пока все хорошо: это было гораздо лучше, чем хандрить по проселочным дорогам Франции. Проблема, однако, заключалась в том, что у контрабандистов был более мощный двигатель, и они неуклонно двигались вперед. Ближе к концу, когда они оказались в пределах досягаемости полицейского поста в Камопи, жандармы вызвали своих товарищей по рации, чтобы они перекрыли реку. Некоторые из них пытались, маневрируя двумя лодками нос к носу через центральный поток, но когда контрабандисты набрасывались на них — на полном газу, с высоко поднятым носом, намереваясь протаранить, — они мудро отходили в сторону и позволяли им уйти.Жандармы, конечно, были правы. Было бы бессмысленно, если бы они погибли в столкновении. Тем не менее в ту ночь среди легионеров было ощущение, что сами они бы не уступили.

Драка обострялась, и неважно почему. Бывший взвод Буланже расположился лагерем глубоко в лесу по обе стороны от основных маршрутов контрабанды, в дне пути вверх по узкому притоку, называемому Сикини. Я присоединился к миссии снабжения, чтобы добраться туда; он включал в себя обход порогов у устья Сикини, а затем пересадку на три небольшие пироги. Голубые бабочки, зеленые джунгли, жара, вода, порхающие летучие мыши, застой, гниль — однообразие. Девиз полка — «Куда не идут другие». Солдат сказал мне, что самой распространенной мыслью в Легионе всегда было «Какого хрена я здесь делаю?» Он сказал, что его мать позвонила ему из другого мира после того, как увидела специальный выпуск National Geographic о том, как прекрасны джунгли. «Насколько это красиво?» спросила она. «Это отстой», — сказал он. Во-первых, его не видно, потому что он слишком плотный. Во-вторых, это хуже, чем безобразно, потому что имеет враждебные намерения.

Мы миновали пристань у реки — бывший лагерь Легиона, где между деревьями остались прибитые старые коньки, а земля была усеяна мусором, в основном свежим. Лагерь теперь время от времени использовался контрабандистами в качестве плацдарма для передачи своего груза из пирогов носильщикам-людям для путешествия по суше мимо патрулей Легиона вверх по течению и дальше через лес к лагерям золотодобытчиков дальше. Контрабандисты, оказывается, вне, высокоорганизованы; их шпионы и дозорные отслеживают перемещения Легиона даже из французских офисов планирования в прибрежных городах.

Ближе к концу дня и на несколько миль вверх по Сикини, когда мы подошли к бывшему взводу Буланже, русский прапорщик начал выражать свое недовольство уже через несколько минут после нашего прибытия. Он подошел ко мне и сказал, что не доверяет лодочникам, потому что половина из них на взятке. Он предупредил меня, что контрабандисты выставили наблюдательный пункт прямо через реку от нас, и что он сейчас наблюдает за нами и, возможно, недоумевает, зачем я приехал, хотя он, вероятно, уже знал.Этот русский был крепким мужчиной 40 лет. Примерно в 1993 году он был молодым солдатом Советской Армии в Берлине, когда его часть внезапно расформировали. Чувствуя себя преданным и вырванным с корнем, он три года дрейфовал, пока навсегда не нашел Иностранный легион.

Его звали Погильдяковы. Он сказал: «Ты живешь не в лесу; ты выживешь». Его люди не любили его так, как любили Буланже. Тем не менее, в его честь лагерь назвали «Погиград». Они вырубили его из джунглей два месяца назад и теперь жили там постоянно, спали в гамаках с москитными сетками под натянутым брезентом, купались в реке и ежедневно патрулировали в форме, которая никогда не сохнет.За те несколько дней, которые я провел в Погиграде, взвод никого не захватил, но нашел пустой самодельный рюкзак, заболоченную пирогу в отличном состоянии, несколько мешков риса, тайник с соляркой в ​​шести 65-литровых канистрах и множество свежие следы и мусор. Работа была горячей, влажной и утомительной. В основном это было связано с плаванием по Сикини, карабканием на пироги и обратно с оружием и мачете в руках и проведением бесчисленных поисков извилистых троп и девственных джунглей в пределах нескольких сотен ярдов от берегов.За неделю до этого было некоторое волнение, когда патруль застал врасплох двух курьеров, спешащих в Бразилию вдоль берега реки. Один из них прыгнул в реку и скрылся. Другой, попавший в плен, сказал, что у пловца было 18 фунтов золота в пластиковых бутылках, приклеенных скотчем к его телу. Вскоре после этого капитан приехал в Погиград с визитом. В ту ночь, когда он услышал рассказ, он сказал Погильдяковым: «Вы это написали? Запишите это! Генерал будет прыгать от радости, ведь мы еще не знаем, куда девается золото!»

Погильдяковы смотрели на него ровно.Прыгать от радости? Может быть, так поступают генералы, как бы намекал он, но не будем забывать, что золото ушло. Ночь была жаркой. Он немного выпил. У всех нас было, даже у капитана, хотя бы в качестве жеста. Ром и вода с добавлением Танга. Десять человек сидели за грубо сколоченным столом у походной кухни под брезентом под проливным дождем. Они говорили на том французском языке, который у них был. Напиток. Налить. Другой. Достаточно. На краю лагеря конфискованные товары горели в кострище и пускали черный дым, тем лучше от комаров.Пот струился по лицу Погильдякова. Он упомянул, что в результате последних изъятий общее количество взвода увеличилось на несколько тонн по сравнению с предыдущей неделей. По крайней мере, это была мера чего-то. Но разговор в основном шел о силе оппозиции. «О, они хороши», — сказал старший сержант Кот-д’Ивуара, и никто не возражал.

В двух словах? Они не «враги»; они «противники». Среди них сотни людей — нет, тысячи — большинство из них из Бразилии. Бегуны, разведчики, лодочники, носильщики, дозорные, А.Телевизионщики, механики, шахтеры, механизаторы, охранники, плотники, медики, кухарки, прачки, проститутки, музыканты, министры — никто не имел права там находиться, и всем платили золотом. Они строят целые поселения в джунглях, некоторые с магазинами, барами и часовнями. Эти места настолько удалены, что французские войска не могут приблизиться к ним, не обнаружив их приближения за несколько дней. Вертолеты могли бы помочь, но в Гвиане их всего шесть, и пять из них не работают. Тем временем тайные поселенцы живут без страха.В субботу вечером они убираются, наряжаются и танцуют на деревянных полах, которые ровные и красиво соединены. И они смелые. Шахтеры спускаются по веревкам в вертикальные ямы глубиной 100 футов, чтобы расколоть камень, содержащий золото. Они зарываются еще глубже в склоны холмов. Команды, которые их поддерживают, одинаково амбициозны. Они взламывают A.T.V. проезжайте через одни из самых трудных джунглей на земле и предварительно размещайте запасные части на скрытых складах, где механики могут починить все, что требуется. Что касается носильщиков, то они несут 150-фунтовые вьюки колоннами по 30 и более человек, иногда по 20 миль подряд, вверх и вниз по крутым холмам, в сандалиях, часто ночью.Они не застрахованы от опасностей. Некоторых кусают ядовитые змеи; некоторые ранены; некоторые заболевают; некоторые умирают. Их могилы иногда находят в лесу. Тем не менее, контрабандисты никогда не скупятся на товары, которые они доставляют, включая, например, замороженных цыплят в холодильниках из пенополистирола, яйца, колбасы, женскую косметику, живой скот и свиней, конфеты, крупы, кока-колу, ром, Heineken, масло для загара, рост животных. гормоны (для использования человеком), марихуану, Библии, порнографические DVD и, по крайней мере, в одном случае, по словам Погильдякова, фаллоимитатор на батарейках.

Крупный светловолосый легионер с вымышленным именем сказал: «По их мнению, они не делают ничего плохого. Они давно занимаются добычей золота. Они называют нас пиратами».

Погильдяковы встали, нахмурившись. Он сказал: «Мне совсем не жаль ублюдков. Это не беспомощные жертвы. Они нарушают закон. Некоторые из них зарабатывают больше, чем я».

Он ушел. Позже рядом со мной сел темнобородый солдат и сказал: «Да, но те, кого мы ловим, всегда бедняки.Он родился на островах Зеленого Мыса. Он эмигрировал в Бразилию, учился в школе в Рио-де-Жанейро, получил степень магистра компьютерных наук, свободно говорил по-английски и три года назад оказался в офисе, занимаясь кибербезопасностью. Он выписался, улетел во Францию ​​и вступил в Легион. Сюрпризом, по его словам, было то, что теперь он оказался солдатом, участвующим в подавлении бразильцев. На свет вышел легионер, держащий в руках длинную тонкую змею, которую он убил мачете. Змея была территориальным типом, который стоял на своем, а не уползал, и поднялся на дыбы, чтобы ударить легионера в его гамаке. Каким-то образом ему удалось выпутаться из москитной сетки и вовремя добраться до своего мачете. На этом разговор зашел и стих. В темноте раздался тяжелый удар. Казалось, это звук падения Погильдяковых. Ивуариец встал, чтобы проверить. Когда дождь прекратился, тишину наполнил щебет джунглей.

На следующий день, весь день, я вернулся в Камопи по расписанию. В тот вечер после обеда я сидел в открытой столовой с другой группой легионеров, некоторых из которых я должен был сопровождать в недельном патрулировании самых отдаленных уголков Гвианы.Разговор был о женщинах. Один солдат был аргентинцем, который потратил 25 000 долларов на проституток, наркотики и выпивку во время месячной пьянки в Амстердаме.

Другой солдат сказал: «Ты действительно сумасшедший. Вы рискуете быть убитым в течение шести месяцев в Афганистане, а затем взять деньги и потратить их так?»

Аргентинец сказал: «Каждый должен сделать это хотя бы раз в жизни». Он посмотрел на меня в поисках подтверждения.

Я сказал: «Наверное, зависит».

Малиец, сидевший за столом, сказал, что из принципа он тратил на вечеринки максимум 7000 долларов.Это было в Бамако, столице Мали, и прошло много времени. Аргентинец рассказал расистский анекдот. Польский легионер чуть не упал со скамейки от смеха. Я спустился к реке. В сторожевой башне, возвышающейся над пристанью, я поговорил с гигантом, сердечным южноафриканцем по имени Стрезо, который сказал мне, что ему нравится малиец, но он не может терпеть его тип.

Стрезо был буром и очень сильным. У его семьи была ферма в отдаленной долине гор Бавиансклуф в провинции Восточный Кейп.Он вырос там, ходил босиком и охотился на бабуинов на картофельных полях. Бабуины вышли из гор и организовали набеги на посевы. Чтобы управлять ими, вам нужно было прокрасться мимо их часовых и убить их вождей. После этого бабуины убежали в горы и были так дезорганизованы, что не возвращались неделями. Стресо присоединился к Легиону ради опыта. Теперь французы морили его голодом своими завтраками из кофе и хлеба. Боже, как же он скучал по маминой стряпне, особенно по стейкам.Он хотел бы когда-нибудь возглавить семейную ферму, но у белых фермеров в Южной Африке не было будущего. Нападения на них в регионе стали повсеместными. Недавно пострадали соседи. Милый старик и его жена, которых привязали к стульям в их фермерском доме и убили. Отец Стрезо был бывшим спецназовцем, у него дома был целый арсенал, так что он, вероятно, сможет продержаться до тех пор, пока не продастся или не уйдет на пенсию. Но у Стрезо была целая жизнь, чтобы подумать. Он собирался покинуть Легион через пять лет, это точно.Он был готов поселиться где угодно, чтобы устроить свою жизнь. Он сказал, что слышал хорошие отзывы о сельском хозяйстве в Ботсване.

На рассвете влага повисла пеленой над рекой. Мы вышли на двух пирогах и отправились вверх по реке Камопи в джунгли такие крутые и отдаленные, что даже вайямпи не проникают в них. Пришли Стрезо, а также малиец, эквадорец, китаец, бразилец, малагасийец, таитянин, хорват с энтузиазмом воевать с сербами, четыре туземных лодочника, три французских жандарма и командир миссии — немолодой Бельгиец по имени Стивенс, который много лет был легионером и недавно стал лейтенантом. Стивенс говорил на голландском, немецком, английском, французском, испанском, итальянском, латыни и древнегреческом. По образованию он был математиком и инженером-баллистиком, но вместо этого решил стать десантником. Ему было приказано останавливаться в каждой усадьбе Ваямпи в нижнем течении Камопи, чтобы подружиться и собрать информацию. После этого он должен был пройти вверх по реке, насколько позволит время, чтобы осмотреться.

Посещение фермы было предсказуемо. «Мы здесь, чтобы помочь вам», — говорил Стивенс. «Мы знаем, что бразильцы проходят по реке.Ты их видел?»

«Да».

«Потому что они загрязняют вашу воду своей добычей золота».

«Да».

Дальше мы двинулись вверх по течению мимо порогов вглубь территории, куда ходят только золотоискатели. Это ничего не даст — или, по крайней мере, не больше, чем воображаемая миссия на воображаемом вертолете на ферме. Неделя прошла в сжатии экстремальных физических нагрузок, в тяжких усилиях, продираясь сквозь джунгли к ночному бивуаку, жалясь насекомыми, отгоняя змей и скорпионов, хлопая по бревнам в ручьях, бродя, бьясь, постоянно промокая, передвигаясь по естественные развалины леса, через болота, вверх по раскисшим склонам, таким скользким и крутым, что по ним приходилось карабкаться, падая вниз, задыхаясь, жаждая, глотая паршивые французские боевые пайки, застегиваясь в гамаках, чтобы пройти через ночи, сапоги, перевёрнутые на кольях, борьба с гнилью джунглей, борьба с инфекциями от порезов, проливной дождь, выкапывание колючек из рук, проливной дождь. В таких условиях даже водонепроницаемые GPS-навигаторы промокли. Мы наткнулись на тропы, A.T.V. следы, стоянки контрабандистов и две заброшенные шахты. Ближе всего мы подошли к тому, чтобы кого-то найти, когда Стивенс заблудился с отрядом и наткнулся на стоянку дозорного, который убежал в лес. Дозорный был оборудован не только рацией и продовольствием, но и двумя дробовиками, предназначенными для стрельбы по растяжке.

Стрезо взял на себя обязательство подружиться со мной. Он оставался со мной, когда я отставал, помогал мне с бивуаком и незаметно следил за тем, чтобы я выжил.В основном он пытался объяснить образ мышления. Однажды, в небольшой группе, после многочасовой борьбы через густые джунгли и заблудившись, я понял, что лидер — таитянин, сержант — слепо мчится вперед без всякой причины. Я остановился и сказал Стрезо: «Что он там делает? Я знаю, что это неправильно. Нам нужно остановиться, вернуться и выяснить, где мы потеряли след. И я знаю, что нам нужно подняться на этот гребень.