Содержание

Миядзаки и Студия GHIBLI — ЖЖ

Сколько дубляжей ты посмотрел – столько раз увидел фильм впервые. Главное – не подряд, чтоб успело призабыться)

Вопрос именно по тексту, не по качеству актёрской игры, работы звукооператора и прочему. Те, кто смотрел «Ходячий замок» в отличном от Реанимедиа и ОРТ дубляже – есть ли у вас там любимые сцены, фразочки и т.д.? Или по-другому расставленные акценты – возможно даже, в ущерб точности перевода? А, может, просто удачно переведённые места, которые заставили сюжет заиграть по-новому?

Ну и к оригиналу вопрос тоже относится – ведь не все понимают японский и могут сполна оценить текст. Я вот точно не могу)

[Читать дальше.]Что запомнилось:
Английский и французский: в разных местах в начале добавлены фразы о том, что исчезновение принца стало предлогом к войне. Обе звучат фоном: английский – когда Софи уходит из дома, французский – под окнами домика Дженкинса. В оригинале, насколько я разобрала из гуглоперевода субтитров, этого нет, это вольность переводчиков текста – но очень хорошо работающая на связность сюжета.

Итальянский и французский: если «Хауру» много где привели в соответствие с оригинальным «Хаул», то до «Майкла» не додумались даже в дубляже на английский. А в этих двух переводах неудобоваримое «Маркл» превратилось в «Марко» – такой себе штришок к западноевропейскому сеттингу, где уже есть «англичане» Дженкинс, Хаттер и Пендрагон и «итальянцы» Чезаре.

Английский, завтрак.
Кальцифер: Маркл, ты что творишь? Не давай ей чайник! Ты вообще на чьей стороне?
(Воспользовались тем, что очаг в этот момент не виден. В оригинале Кальцифер молчит, реплика там у одного Маркла – «Куда же подевался чайник?»)

Французский, ночной разговор с Кальцифером на тему «меньше летай».
– На меня напали свои.
– Ведьма Пустошей?
– Нет. Ученики-волшебники, превращённые в чудовищ.
И вот это одно слово «ученики» вместо «низкоранговые/слабые/мелкие колдуны» – сразу такой штрих к портрету Салиман, Хаулу и его взаимоотношениям с Марклом, что мама не горюй. Худшей гнуси, чем превратить подростков, у которых в силу возраста есть желание показать свою крутость, но нет понимания опасности ситуации, трудно даже вообразить. А присягу дают при вступлении в школу, а не в момент выпуска, помним, да.

Итальянский, с зелёной слизью.
Маркл: Он вызывает духов тьмы! Такое уже было однажды, когда его оттолкнула одна женщина.
Во всех других виденных мной дубляжах «бросила девушка». А вот «donna – женщина» даёт чёткую ассоциацию с той самой встречей с Ведьмой Пустоши. И использовано слово «respingere» – с одной стороны, можно понять и так, что «отказала во взаимности». А можно – что оттолкнула чем-то (внутренним уродством в том числе).

Украинский, та же сцена. Финал, когда Софи понимает, что ей снова придётся мыть полы. Туда ухитрились вставить цитату из народной песни «Був собі журавель». Смысл ничуть не теряется – опять двадцать пять, снова уборка, да сколько ж можно! Но эффект улётный – особенно если знаешь, что песня свадебная… Это вообще никто не сумел перебить. Французы были близко, но не дотянули.

Польский, встреча с солдатиками.
– Какая она сладкая, когда сердится!
По сравнению с повсеместным плюс-минус нейтральным «хорошенькая/миленькая», это уж прямо педаль в пол в смысле сексуального подтекста.

Английский, поход на рынок.
Вместо «Хаул завтракать не станет» – «Не знаю, зачем мы только это делаем? Мастер Хаул с трудом ест что-либо». Тут ещё до объяснений о Ведьме Пустошей и прижавшей к ногтю Салиман становится понятно, что депресснячок у Хаула затяжной и серьёзный, а истерика очень отдалённо связана с тем, какого цвета у него волосы.

Английский: вопросов, зачем нужно было рушить замок и тут же заносить Кальцифера обратно, не возникает. Разжёвано до молекул.

Французский: не теряя смысла, Кальцифер ухитряется всюду шпарить в рифму. Хаул и Маркл – периодически, когда подразумевается, что они колдуют.

Польский: и снова об огненных демонах. ИМХО, из всех Кальциферов он самый заботливый по отношению к Хаулу. Другие получились более эгоистичными, что ли.

Обещала себе не трогать всем понятное, но, раз уж пошла такая пьянка, не могу не вспомнить «чёткого пацика с раёна», каким Кальцифер получился у Реанимедии. «Демоны слова не дают» – это пять.

Хаяо Миядзаки снял свой последний фильм

Самолет рождается из пустяка, блажи, сложенной салфетки, застрявшей в зубах рыбной косточки — и разрастается до монстра, поглощающего твои мысли

Близорукий мальчик видит во сне самолет. Он садится в кабину пилота и несется над городом: ему машут женщины и дети, радостно лают собаки, солнечные лучи бликуют в реке. Волшебный пернатый аппарат поднимается выше, к облакам — а там его ждут черные бомбардировщики. Хватает одной атаки. Очки пилота падают с головы, самолет переворачивается, а Дзиро просыпается. Пока — просто Дзиро, школьник старших классов, а много лет спустя — Дзиро-сан, мистер Хорикоси, легендарный японский авиаконструктор, создавший смертоносный истребитель «Зеро». А заодно герой мультфильма «Ветер крепчает» — десятого полного метра, созданного Хаяо Миядзаки на его студии Ghibli, и последнего. Отдав дань сильнейшей любви своего дет­ства — самолетам и сняв первый в жизни фильм исключительно для взрослых, 73-летний великий аниматор официально уходит на пенсию.

Над экраном витают тени Томаса Манна и Марселя Пруста, но из всего наследия европейского модернизма важнее всех имя Поля Валери. «Крепчает ветер!.. Значит — жить сначала!» — строчка из его загадочного стихотворения «Кладбище у моря». В финале, проясняя его смысл, таким кладбищем предстанет вся Япония, уничтоженная Второй мировой. Студент Дзиро об этом еще не подозревает, вчитываясь в строчки на французском языке, сидя на подножке поезда, медленно ползущего из провинции в Токио. Через несколько мгновений он познакомится с Наоко, своей будущей возлюбленной, роман с которой будет трагически недолгим. Еще чуть позже земля вздрогнет, и состав сойдет с рельс. Это великое землетрясение Канто 1923 года — эффектная параллель с сегодняшним днем, с «Фукусимой». Какими бы ни были времена и невзгоды, надо продолжать жить, как завещал Валери. Ветер не утихнет, пока ты жив, он будет сметать людей, сбивать с пути самолеты и поезда, топить корабли. Твое дело — выстоять на ветру.

Не подлежащая словесному описанию красота этого мультфильма (слово звучит почти кощунственно, из него хочется убрать корень «мульт», да только игровому кино такая изобретательность и фантазия не по силам) уравновешивается горечью сценария. Конечно, эта история — лишь отчасти по мотивам подлинных событий. Недаром Дзиро сочетает черты Хорикоси с чертами лирического героя Тацуо Хори, писателя и современника авиаконструктора, а также автора пронзительно-лирической повести о смерти «Ветер крепчает». От фактов Миядзаки бежит в поэзию, но скрыться там может ненадолго. Так же и мечтатель Дзиро постоянно бросает голодную милитаристскую Японию 1930-х ради своих разноцветных грез, где на вечнозеленом лугу его поджидает друг и учитель, усатый итальянский конструктор — граф Капрони. Но потом неминуемо приходится вернуться к промозглому ветру реальности, который, кстати, всегда ощущался и в самых прекраснодушных сказках Миядзаки, но никогда не был настолько ледяным.

Параллельно с прекрасной историей обреченной любви — на волшебной горе, в полях близ туберкулезного санатория — здесь рассказана биография инженера, который много работал над формой заклепок на фюзеляже (верьте или нет, этому уделено немало внимания). Кроме чистого удовольствия наблюдать, как это нарисовано, сделано и озвучено чарующей, с первого прослушивания впивающейся в память музыкой Дзе Хисаиси, в необычном для анимации сюжете, конечно, спрятана метафора. Самолет рождается из пустяка, блажи, сложенной салфетки, застрявшей в зубах рыбной косточки — и разрастается до монстра, поглощающего твои мысли. Эта воображаемая махина (а придуманных Миядзаки самолетов на экране больше, чем настоящих) — ХХ век, рожденный благими помыслами и приведший нас всех прямиком в преисподнюю, где в финале обнаруживает себя растерянный мечтатель Дзиро.

Лучше ли, спокойнее, мудрее экологичный и пацифистский XXI век, в котором мы уже некоторое время живем? Тревога и пессимизм, которыми пронизан последний и в немалой степени автобиографичный фильм Миядзаки, само его решение оставить анимацию — вполне определенный ответ на этот вопрос. Ветер со временем только крепчает.

С 20 февраля в кинотеатрах города.

Сны о чём-то большем: «Ветер крепчает» (2013)

Посмотрел «Ветер крепчает» — последний (по его словам) полнометражный мультфильм Хаяо Миядзаки. Знаменитый японец подарил миру очередной шедевр, к сожалению, прощальный. Кажется, в этой картине великолепно всё: и сюжет, в основу которого положена реальная биография авиаконструктора Дзиро Хорикоси, и музыка, и картинка.
Но фильм всё же грустный: главный герой жертвует семьёй ради дела своей жизни; пацифист-авиаконструктор вынужден строить летающие машины смерти; старая патриархальная Япония, которую он так любит, уничтожает сама себя в горниле Второй Мировой войны, стремясь к величию. Картина пропитана той грустной предопределенностью, которую чувствуешь в романах Ремарка или Цвейга. Миядзаки рассказал о Японии, в которой он родился (в 1941 году) и которая ушла навсегда. И о своей большой любви к самолетам, которые в его фильме невероятно прекрасны, но которые он никогда не строил.
Однако автор на протяжении всей картины не устает повторять: и в трудные времена бывают хорошие люди и прекрасные вещи, а за грустным сегодня обязательно последует лучшее завтра. «Ветер крепчает» нужно увидеть, чтобы оценить (впервые или в очередной раз) мастерство великого японского художника. И насладиться шедевром, который не оставит равнодушным.

«Я просто хотел создать что-нибудь прекрасное«. Эта фраза авиаконструктора Хорикоси — и есть суть всего фильма. Главный герой в круглых очках очень похож на японскую версию Гарри Поттера. Но его самолеты чудесны!

«Самолеты — не орудие войны. Они существуют не для того, чтобы на них зарабатывать. Самолеты — это прекрасные мечты!» Капрони и его итальянские бипланы и трипланы напоминают о другом произведении Миядзаки — «Порко Россо» — где главный герой сражается в 1920-х с воздушными пиратами на Адриатике.

Довоенная Япония идиллически прекрасна.

«На быках доставляют самолеты на аэродромы. При скорости 3 км/час это занимает 2 дня. Наш прогресс меня просто пугает…» Предвоенная Япония парадоксальна — технический прогресс соседствует с отсталостью. Миядзаки знает об этом не из книг. Его отец работал на заводе, производившем «Зеро».

«Не волнуйся, он всю жизнь такой«. Начальник главного героя Курокава — один из самых ярких персонажей.

«Живи, дорогой, живи!» Любовная линия фильма бесподобна.

Еще один фильм в коллекцию шедевров Хаяо Миядзаки

Мультфильм Ветер крепчает (Япония, 2013) – Афиша-Кино

«Ветер крепчает» — значит, жить старайся» (c)

Слова французского философа Поля Валери выделены в название мультфильма Хаяо Миядзаки не зря. Девиз главного героя, японца — Дзиро Хорикоси, авиаконструктора, разрабатывавшего японские истребители Второй мировой войны, да и пожалуй, всей Японии, вынесшей непростой ХХ век и поднявшейся от всех своих болей.

Дзиро Хорисоки, главный герой фильма — японский мальчишка, страстно мечтающий о небе. Близорукость не позволяет стать ему пилотом, но разве это может стать преградой для мечты? Для настоящей, пожалуй, нет. И, пожалуй, это то, что не позволит смотреть фильм без эмоций, даже если авиация для вас пустой звук. В будущем Дзиро Хорисоки станет великим японским авиаконструктором, сквозь преграды и режимы воплотивший свою мечту, которые пройдут перед зрителем за 2 часа кино. В «Ветре» сны соседствуют с явью, любовь двоих — с трагедией страны и времени, личные мечты — с общественным долгом. Мальчишка Дзиро воплотит мечту о небе, став великим авиаконструктором своей страны, но в более извращённом виде, мечте, в которой самолёт всё же станет орудием войны, таким безупречен, что, говорят, именно самолёты Дзиро Хорисоки принимали участие в операции Перл-Харбор.

«Ветер крепчает» идеально прорисованный анимационный шедевр — не мультфильм — слишком взрослое это творение, а именно фильм-жизнеописание, где сакура цветёт так, что её аромат чувствуешь через экран вместе с фантазией творца-художника; где любовь побеждает даже смерть, а самолёт — не орудие войны, а лишь воплощение мечты, позволяющее человеку покорить небо.

Это не детское творение Хаяо Миядзаки, чьи детские работы, по признанию мастеров со всего мира, нужно обязательно показывать детям. Ведь даже по взрослому «Ветер крепчает» так хорошо учиться жизни. Здесь при всём отличии менталитетов и кажущихся различий в понимании прекрасного — очень много правильного, такого, как должно быть, или, как минимум, как хочется, чтобы было. Влюбиться и не отпускать — несмотря на тяготы жизни и груз ответственности на службе; уважать старших и заботиться о младших и слабых, верить в мечту и честно дойти до неё, сквозь самые сложные политические системы.

Мир, конечно, очень разный и представление о прекрасном в разных частях света может разниться. Но всё же есть у нас что-то единое, незыблемо правильное. То, к чему, мне думается, ни в одной культуре нет вопросов. Идти за любовью. Делать своё дело хорошо. Уважать старших. Ценить каждое мгновение. Жить стараться.

Если вы не боитесь 2 часа думать о серьёзном под детской маской анимации, — «Ветер крепчает» для вас.

Миядзаки Хаяо и его наставник Оцука Ясуо: 58 лет в мире аниме

В марте нынешнего года скончался Оцука Ясуо – легенда японской анимации. На протяжении полувека он был наставником режиссёра Миядзаки Хаяо, отметившего в январе 80-летний юбилей. Кано Сэйдзи, ведущий исследователь творчества Миядзаки, – о дружбе и совместной работе двух корифеев японской анимации.

Смерть единомышленников

В ноябре 2016 года средства массовой информации сообщили, что режиссёр Миядзаки Хаяо передумал выходить в отставку и готовится к выпуску нового полнометражного фильма. Работа над картиной «Как вы будете жить?» (Кими-тати ва до икиру ка) началась в 2017 году. По прошествии четырёх лет картина не завершена, а её премьера может состояться только в 2023 году.

Предыдущий фильм Миядзаки «Ветер крепчает» вышел на экраны в июле 2013 года. С тех пор прошло восемь лет, и за это время умерли ключевые фигуры команды Миядзаки — аниматоры Синохара Масако и Футаки Макико и дизайнер Ясуда Митиё. В апреле 2018 года в возрасте 82 лет ушёл из жизни директор фильмов Такахата Исао, сотрудничавший с Миядзаки. В марте 2021 года, всего за месяц до 90-летнего юбилея, скоропостижно скончался известный аниматор Оцука Ясуо. Оцука был на 10 лет старше Миядзаки и являлся его наставником с тех пор, когда молодой Хаяо поступил на работу в «Тоэй Анимэйшн». Они вместе участвовали в работе профсоюза и постепенно стали лучшими друзьями. Я лично знал Оцуку на протяжении 30 лет и часто расспрашивал его о дружбе с Миядзаки. У меня сохранились записи этих бесед, послужившие основой для написания этой статьи.

Возможность проявить себя

«Он открыл мне великолепие мира аниме и научил смотреть на мир глазами аниматора», — вспоминает Миядзаки об Оцуке.

В 1965 году Оцука впервые возглавил работу над полнометражным фильмом в «Тоэй Анимэйшн». В качестве директора фильма, несмотря на протест своего начальника, он назначил никому неизвестного новичка Такахату Исао. Ещё одного новичка – Миядзаки Хаяо, он повысил до ответственного за эскизы декораций и анимацию. Так состоялся дебют дуэта Такахата-Миядзаки — будущих ключевых фигур студии «Гибли». В результате ещё нескольких кадровых перестановок к работе над фильмом присоединились Окуяма Рэйко и Котабэ Ёити. Оцука сыграл значимую роль в формировании команды и её последующем руководстве.

Из-за конфликта между управлением компании и профсоюзом работа над картиной затянулась, однако через 3 года фильм «Приключения Хоруса, принца солнца» (Тайё но одзи хорусу но дайбокэн, 1968) вышел на экраны. Сборы от проката оказались невелики, и многие члены команды были понижены в должности. В 1969 году Оцука переходит работать в «Эй Продакшн» (в настоящее время «Синъэй Анимэйшн»). Через 2 года за ним последовали Такахата, Миядзаки и Котабэ, планировавшие заняться экранизацией «Пеппи Длинныйчулок».

Этот проект не был реализован, однако в 1972 году четвёрка выпустила короткометражный фильм «Панда большая и маленькая» (Панда копанда). Затем Такахата, Миядзаки и Котабэ переходят в «Дзуйё Энтерпрайзес» (в настоящее время «Ниппон Анимэйшн») для работы над аниме-сериалом «Хайди, девочка Альп» (1974), а Оцука остаётся в «Эй Продакшн». Известно, что именно Оцука предложил Такахате участвовать в создании «Пеппи Длинныйчулок» и «Хайди».

«Мы не всегда работали вместе, но в поворотный момент жизни обязательно появлялся Оцука, показывая мне новое направление. Я ему многим обязан», — вспоминает Такахата Исао. Нетрудно догадаться, что то же самое происходило в отношениях между Оцукой и Миядзаки.

Формирование собственного стиля

В 1977 году Миядзаки впервые получил предложение стать директором картины и согласился возглавить работу над телесериалом «Конан, мальчик из будущего» (

Мирай сёнэн Конан, 1978) при условии, что директором по анимации будет Оцука. Оцука занимал руководящий пост в «Синъэй Анимэйшн» и многие сотрудники выступили против его работы в конкурирующей компании, однако Оцука, преисполненный решимости помочь Мия-сан, как он называл Миядзаки, не пошёл на уступки и стал директором по анимации всех 26 серий. Содействие, оказанное Оцукой Миядзаки во время работы над дебютной картиной, было бесценно.

Отличительная особенность фильмов Миядзаки, прослеживающаяся в том числе в «Конане», — это динамичный сюжет и спецэффекты, создающие ощущение трёхмерного пространства и эффект присутствия. Они хорошо заметны в сценах сражения в воздухе и сценах борьбы с гигантскими живыми существами. Оцука успешно применял подобную технику в полнометражных фильмах на «Тоэй Анимэйшн». Во время совместной работы с Оцукой Миядзаки обучился этой технике, а затем отточил и усовершенствовал её, превратив в элемент своего уникального стиля.


Главный герой телесериала «Конан, мальчик из будущего» (© «Ниппон Анимэйшн»)

Завершив работу над «Конаном», Оцука не стал возвращаться в «Синъэй», а перешёл в «Телеком Анимэйшн Филм». Впоследствии Оцука пригласил Миядзаки возглавить работу над фильмом «Люпен III: замок Калиостро» (1979), в котором являлся директором по анимации. «Люпен» стал дебютом Миядзаки в качестве продюсера полнометражного фильма. В создании следующего фильма – «Хулиганка Тиэ» (1981) участвовали Такахата (в качестве директора картины) и Котабэ, а Оцука вновь был директором по анимации.

Все вышеперечисленные события предшествовали созданию студии «Гибли» в 1985 году. Однако Оцука ни разу не появился на «Гибли» и провёл остаток жизни на «Телекоме», выпустив целую плеяду талантливых учеников.

Экранизация «Заметок»

«Ветер крепчает», которому предстояло стать последним фильмом Миядзаки, создавался по мотивам одноимённой манги, публиковавшейся в ежемесячнике «Модел Графикс» в 2009-2010 годах. У манги был подзаголовок «Возвращение грёз». Но что имелось в виду под «возвращением»?

В 1970-е годы Миядзаки стал иллюстратором журнала для любителей моделизма «Хобби Джапан». В 1981 году он начал писать серию «Мои заметки» (Боку но сукураппу) — эссе и иллюстрации об оружии и самолётах для печатного издания компании «Токио Муви Синся» (в настоящее время – «ТМС Энтертейнмент»). Впоследствии Миядзаки развил эту тему в серии «Заметки Миядзаки Хаяо» (Миядзаки Хаяо но дзассо ното), публиковавшейся с ноября 1984 года в «Модел Графикс». «Заметки» постепенно превратились в мангу, посвящённую пользователям оружия — военным и войскам.

В 1985 году открылась студия «Гибли», и в процессе создания фильма «Небесный замок Лапута» (1986) работу над серией «Заметок» пришлось прервать. «Заметки» публиковались вплоть до 1990 года с длительными перерывами в период создания фильмов «Мой сосед Тоторо» (1988) и «Ведьмина служба доставки» (1989). Впоследствии 14-16 выпуски «Заметок» под названием «Эпоха самолётов» (

Хикотэй дзидай) легли в основу фильма «Порко Россо» (1992).


Сцена из фильма «Порко Россо» (© 1992 Студия Гиблиi•NN)

В 1992 году «Заметки» вышли в формате книги, куда Миядзаки включил новый рассказ «Тигр свиньи» (Бута но тора). В 1994 году в журнале появилось продолжение рассказа под названием «Возвращение Ганса» (Хансу но кикан). В 1998 году публикация «Заметок» возобновилась под новым названием «Заметки о грёзах» (Мосо ното). «Заметки» содержали фантастический рассказ в шести частях «Тигры в грязи» (Доро мамирэ но тора) о немецком танкисте Отто Кариусе, участвовавшем во Второй мировой войне.

В 2009 году, после десятилетнего перерыва, Миядзаки возобновляет публикацию «Заметок», представив публике мангу «Ветер крепчает». С учётом подобной предыстории появление подзаголовка «Возвращение грёз» вполне объяснимо. Манга повествует о взаимоотношениях двух персонажей – японского конструктора Хорикоси Дзиро и итальянского авиаконструктора Джованни Баттиста Капрони. Эти люди существовали на самом деле, однако в реальной жизни они никогда не встречались. Элемент фантастики – общая черта, объединяющая новую мангу «Заметок» с «Тиграми в грязи». С тех пор «Заметки» больше не выходили, поэтому «Ветер крепчает» можно считать заключительной серией. Следует отметить, что именно Оцука порекомендовал Миядзаки сотрудничество с журналом для любителей моделизма.

Консультация о паровозах

В 1971 году Оцука начал писать колонку о танках и других военных машинах для журнала «Хобби Джапан». Он отлично разбирался в японских машинах и даже выступал консультантом по разработке продукции в компании «Тамия» — известном производителе моделей.

В 1973 году Оцука получил приглашение ещё от одного производителя – «Макс Мокэй», однако на следующий год компания прекратила своё существование. Миядзаки тоже интересовался машинами, поэтому вполне естественно, что Оцука порекомендовал его редакции журнала «Хобби Джапан».

В 1984 году, когда вышел первый номер журнала «Модел Графикс», Оцука получил предложение о написании колонки и переадресовал его Миядзаки, сообщив, что тот сможет работать на интересующую его тематику. Так на свет появились «Заметки» Миядзаки Хаяо.

Фильм «Навсикая из Долины ветров» тоже создавался на основе одноимённой манги, публиковавшейся с 1982 года в ежемесячном журнале «Анимагэ», и к этому проекту тоже был причастен Оцука. В то время в редколлегии журнала работал Судзуки Тосио (в наши дни – директор и продюсер студии «Гибли»), и когда он обратился к Оцуке с предложением о публикации, Оцука предложил свои мемуары «Анимация в поте лица» (

Сакуга асэ мамирэ). В феврале 1982 года серия мемуаров закончилась, а за ней последовала манга Миядзаки «Навсикая».


Навсикая пытается предотвратить войну в постапокалиптическом мире («Навсикая из Долины ветров», © 1984 студия «Гибли»•H)

В 2012 году Миядзаки попросил Оцуку посетить студию «Гибли», где он работал над фильмом «Ветер крепчает», чтобы получить консультацию о паровозах. Повстречавшись с Оцукой после встречи, я узнал, что он в деталях рассказал Миядзаки о парораспределительном механизме Вальсхарта, потому что его друг был несведущ в поездах. Я помню, как Оцука с улыбкой говорил о Миядзаки: «Мия-сан не любит паровозы. Только самолёты и танки».

Во время Второй мировой войны Оцука учился в школе средней ступени. Он увлёкся поездами и часто приезжал в паровозное депо в префектуре Ямагути, где сделал множество точных набросков поездов. Благодаря знакомству с инженерами Оцука увидел всё – от вождения поездов до системы приводов. Впоследствии это помогло ему делать реалистичные рисунки, основанные на знании принципов механики. Оцука мог в доступной форме изложить техническую сторону вопроса, обладал логическим и аналитическим подходом и охотно делился своими знаниями с учениками.

Основы этих знаний были заложены в юном возрасте.

Дзиро из «Ветер крепчает» едет в Нагою на поезде 9600 — любимом паровозе Оцуки. Этот эпизод появился благодаря Оцуке и его лекции о методике рисования паровозов, которую он прочитал Миядзаки во время посещения студии «Гибли».


Оцука с полусобранной моделью Фиат 500, на которой Лупан едет в замок Калиостро. (Фотография Кано Сэйдзи, сентябрь 2018 года)

От «Ты должен жить» к «Как жить?»

В финальной сцене «Ветер крепчает» главный герой Хорикоси Дзиро наблюдает поражение Японии в войне и видит останки спроектированных им военных самолётов. Его любимая жена Наоко умирает со словами «Ты должен жить». Его наставник Капрони обращается к нему со словами: «Ты должен жить. Может, сначала зайдём ко мне? У меня есть отличное вино».


Хорикоси Дзиро (справа) и Джованни Баттиста Капрони (© 2013 Студия Гибли,•NDHDMTK)

Анимация заключительной сцены, в которой герои исчезают в траве, создавалась под руководством Футаки Макико, умершей через два года после выхода фильма.

В мае 2016 года я взял последнее интервью у аниматора и дизайнера Ясуды Митиё. По словам Ясуды, за день до интервью её вызвал Миядзаки, чтобы сообщить, что работа над короткометражным фильмом «Гусеница Боро» (Кэмуси но Боро, 2018) идёт не совсем гладко. Когда Ясуда предложила поработать над полнометражным фильмом, Миядзаки немедленно предложил ей сотрудничество.

Ясуда дружила с Миядзаки ещё со времён работы в «Тоэй Анимэйшн». После выхода «Рыбки Поньо на утёсе» (2008) она вышла в отставку, однако по просьбе Миядзаки приняла участие в создании «Ветер крепчает». В 2016 году в ответ на просьбу Миядзаки Ясуда посоветовала ему найти кого-нибудь помоложе. Через пять месяцев она скончалась. Это произошло всего через месяц после известия о планах Миядзаки приступить к работе над новым фильмом.

Оглядываясь назад, я понимаю, что заключительная сцена «Ветер крепчает» предсказала судьбу творчества Миядзаки на предстоящие восемь лет.

Хорикоси Дзиро – это Миядзаки, а Капрони – один из множества наставников и опытных профессионалов, помогавших ему на жизненном пути. Среди них — Мори Ясудзи из «Тоэй Анимэйшн», Оцука Ясуо и Такахата Исао.

Даже если творческий путь подходит к концу, страна лежит в руинах, а смерть разлучила тебя с любимым человеком, «Ты должен жить» — гласит финальная сцена «Ветер крепчает». Название фильма представляет собой цитату из стихотворения Поля Валери «Крепчает ветер! Значит – жить старайся». Но каким образом следует жить?

Фильм «Как вы будете жить?» призван найти ответ на поставленный в названии вопрос. Череда стихийных бедствий и беспрецедентная пандемия COVID-19 сделали этот вопрос ещё более актуальным. Я с нетерпением жду завершения работы над новым фильмом корифея японской анимации Миядзаки Хаяо.

Фотография к заголовку: Миядзаки Хаяо (слева) и Оцука Ясуо в «Эй Продакшн», 1971 год. Фотография Минами Масатоки предоставлена семьёй Оцуки Ясуо

Хаяо Миядзаки. “Ветер крепчает”. Истории, рассказанные фильмом: movie_rippers — LiveJournal

Свежеет ветер! Жизнь вперед стремится!
Трепещут книги тонкие страницы,
На гребне скал – солёная роса!
Раздайтесь волны, расступитесь воды,
Стихи мои, летите на свободу,
Где мирный кров, где ветер в паруса!

Поль Валери. Кладбище у моря.
Пер. с французского Д. Кузнецов

Крепчает ветер!.. Значит – жить сначала!
Страницы книги плещут одичало,
Дробится вал средь каменных бугров, –
Листы, летите! Воздух, стань просторней!
Раздёрнись, влага! Весело раздёрни
Спокойный кров – кормушку кливеров!

Поль Валери. Кладбище у моря.
Пер. с французского Е.Витковского

Le vent se lève! . . . il faut tenter de vivre!
L’air immense ouvre et referme mon livre,
La vague en poudre ose jaillir des rocs!
Envolez-vous, pages tout éblouies!
Rompez, vagues! Rompez d’eaux réjouies
Ce toit tranquille où picoraient des focs!


«Ветер крепчает» — последний, во всех смыслах, фильм Миядзаки. Режиссер обещает, что больше он “снимать” не будет. Фильм, скорее взрослый, чем детский, хотя, мне кажется, я бы и в детстве его посмотрел с удовольствием, даже, возможно, до конца и не понимая о чем речь.

Жанрово «Ветер крепчает» по всем признакам — роман. Впрочем, он и снят по мотивам двух романов, одной манги и нескольких биографий. Фильм необычайно реалистичен для анимации.


Пейзажи нарисованы практически в духе фото-реализма и немного в импрессионисткой манере. В кадре видны временами даже блики от солнца на несуществующих линзах воображаемой кинокамеры.

Ну и вообще внимание к деталям таково, что, рисуя очки, художник не забывает об отражении в них сценок, не попадающих в кадр. В фильме вообще много бытовых сценок, никак не влияющих на сюжет, но прорисованных настолько тщательно, что так и хочется сказать «снятых».
Во время японской премьеры в кинотеатре была представлена небольшая экспозиция оригинальных исторических экспонатов, показанных в фильме: журнал авиации, фотокарточка Джованни Капрони, сигареты “Cherry” и японское издание романа «Волшебная гора».

Именно тех, что мы видим и в фильме тщательно прорисованными. Причем настолько тщательно, что фильм можно использовать как этнографическое исследование периоды «прекрасной эпохи золотых двадцатых», Великой депрессии и предвоенной Японии.

А ведь для Японии весь период между мировыми войнами долгое время был «запретной» темой, которую было принято изображать однозначной «черной полосой» в истории, состоящей строго из политических репрессий и страданий простых японцев. Очень похоже на то, как еще недавно изображался, да во многом и сейчас изображается, сталинский период.

Миядзаки же в “Ветер крепчает” незаметно, полусказочно растабуирует это время, показывая предвоенную Японию такой, какая она была. Не морализируя, не осуждая и не каясь, а скрупулезно, заботливо к деталям, тщательно воспроизводя портрет эпохи. Он рассказывает о том, как люди жили, как работали и что были счастливы. Миядзаки этим отдает и дань памяти родителям, чья молодость прошла как раз в описываемый период. Вот как говорит об этом сам режиссер:


  • «В 1945 году, когда кончилась война, мне было четыре года. По мере того как я рос, на глазах менялась оценка довоенного периода японской истории: его будто вовсе не было. Эти годы старались не замечать, будто их аннулировали. Но я разговаривал с моими родителями, и их воспоминания доказывали мне, какой прекрасной была та эпоха. Вовсе не серой, как старались показать после войны, а прекрасной, радужной, полной надежд; то было время, когда мои мама и папа влюбились друг в друга. Мне хотелось показать людей, которые жили тогда, любили и надеялись. Да, мир готовился к войне, но прототип героя «Ветер крепчает» — авиаконструктор Дзиро Хорикоси — пережил тогда самые светлые годы своей жизни»


Для Миядзаки свойственно стремление донести информацию до зрителя всеми возможными способами: через визуальный ряд, диалоги, музыку. Но необычность «Ветер крепчает» в том, что место привычного сказочного мира тут занимает скрупулезно прорисованная историческая реальность.

Поэтому при просмотре стоит приглядываться к мелким и, на первый взгляд, незначительным деталям. Например, сигареты “Cherry”, которыми персонажи «дымят» практически без остановки, — это один из старейших японских брендов. Их начали выпускать в 1904 году отчасти для покрытия бюджетных расходов на индустриализацию и милитаризацию экономики. Курение было настолько повальной привычкой в Японии начала ХХ века, что страна стала одной из первых в мире, принявшей возрастные ограничения на продажу сигарет. Ну а курение за “конструкторскими» работами — это застал еще и я. Помню и то, как когда заканчивались сигареты, страдальцы начинали рыться в пепельницах в поисках «жирных» бычков.

К сведению, сигареты “Cherry” были сняты с производства только в 2011 году, а сам Хаяо Миядзаки был заядлым их курильщиком.

Со стороны может показаться, что в аниме много лишних, затянутых эпизодов. Но ни один из персонажей или предметов не появляется в кадре случайно.

Много внимания в фильме уделено интерьерам, архитектуре, описанию быта и привычек как простых японцев, так и новой, вестернизированной интеллигенции.

В итоге получилась рисованная и необычно красочная энциклопедия предвоенной жизни Японии, по стилистике напоминающая «Евгения Онегина». У Пушкина —  роман в стихах, у Миядзаки — роман-аниме.

Помимо бытописания предвоенной Японии, в фильме много скрытых цитат, которые далеко не все просто разгадать. Например, название, которое заимствовано из романа писателя Тацуо Хори «Ветер крепчает», написанного в 1936-37 годах, в котором в заголовке использована строка стихотворения Поля Валери «Кладбище у моря»: «Крепчает ветер!.. Значит — жить сначала!». Оно, в свою очередь, по сюжету становится эпиграфом и поводом знакомства главных героев. Одну из главных героинь зовут Наоко, как и героиню другого одноименного романа Тацуо Хори. Но и это еще не все, в сюжете оба романа переплетаются в один и дополняются личной историей семьи Миядзаки. Мать режиссера, как и главная героиня, болела туберкулезом и посещала горные туберкулезные санатории, куда главный герой Дзиро Хорикоси отправляется отдохнуть от предвоенной гонки авиаконструкторов. Что это напоминает? Правильно, «Волшебную гору» Томаса Манна. И кого же Дзиро встречает в санатории?

Немецкого инженера-вольнодумца, Ганса Касторпа, главного героя «Волшебной горы». И это не все аллюзии к Томасу Ману. «Волшебная гора» вышла в свет в 1924 году. Главный герой книги — немецкий инженер Ганс Касторп приезжает к двоюродному брату в горный санаторий для лечения туберкулеза, где знакомится с людьми противоположных взглядов, ведет интеллектуальные беседы и переживает романтические приключения. Роман пользовался огромной популярностью, был признан ключевым произведением немецкой литературы нового века и стал хорошо знаком образованным людям 20-х годов по всему миру. В аниме «Волшебную гору» читает и Дзиро. Считается, что на примере санатория Томас Манн «дал панораму идейной жизни европейского общества в канун мировой войны». Вероятно, похожие цели преследовал и Миядзаки. Оба санатория, и «Волшебная гора», и ее японский аналог — существуют вне времени и пространства, на пересечении между миром мертвых и миром живых, вне эпох, вне активной политики, и, одновременно в центре событий: европейская одежда и мода на все западное, искрящееся шампанское, немецкие песни, скромное обаяние японской буржуазии на фоне приближающегося экономического коллапса и страх перед вездесущими зловещими спецслужбами.

Но и это опять не все. Тема туберкулеза сама по себе значима для японского общества 20-х годов. До начала индустриализации заболевание было практически неизвестно (эпидемии этой болезни возникают только при большом скоплении людей и плохих условиях жизни) и первое время рассматривалось как «западная» болезнь, что в период «Демократии Тайсё», с ее повальной модой на Европу, расценивалось как признак романтизма.

Или вот еще одна интересная деталь. В один из вечеров немец Касторп играет на пианино и поет «Das Gibts Nur Einmal», а все ему подпевают:
напоминая Дзиро, что:

«Das kann das Leben nur einmal geben
vielleicht ist’s morgen schon vorbei!»

то есть не стоит тянуть с судьбоносным решением. Но вернемся к сюжету. В нем, вроде бы, речь идет об авиаконструкторе Дзиро Хорикоси и истории созадания японских истребителей Mitsubishi A5M и Mitsubishi A6M Zero. Но по факту, из реальной жизни в фильме только почти точная хронология выпуска самолётов Хорикоси, тогда как его судьба — это вымысел, во многом заимствованный из романов Тацуо Хори, истории семьи Миядзаки и культурного контекста предвоенной Японии.
Каким-то режиссерским находкам я не могу дать рационального объяснения. Например, в качестве звуковых эффектов, таких как звук работы авиадвигателя или шум землетрясения, были использованы человеческие голоса. Почему? Зачем? Но в этом-то и особенность фильмов Миядзаки: они полны загадок, которые если начать разгадывать, то фильм, в ответ, начинает рассказывать тебе истории. Истории о чем угодно. Например, об известных брендах. О Cherry я уже упоминал, но из фильма я узнал, что фирма Юнкерс, перед тем как занялась самолетами, занималась, в том числе, и радиаторами отопления.



А компания Митсубиси, на которую работает главный герой, с 1918 года занималась авиастроением. Есть легенда, что трилистник с эмблемы компании это не что иное как самолетный пропеллер, но это вымысел. Эмблема Митсубиси — это результат слияния фамильного герба рода Ивасаки (три ромба) и клана Тоса (три дубовых листа, произрастающих из одной точки). Сам же Миядзаке — сын директора фабрики Miyazaki Airplane Кацудзи Миядзаки, производившей комплектующие для Mitsubishi A6M Zero Дзиро Хорикоси. Детство Миядзаки прошло на фабрике, и в чем-то естественно, что он мечтал конструировать самолеты как Дзиро Хорикоси, но жизнь сложилась иначе и он стал аниматором.

После премьеры «Ветер крепчает» Миядзаки попал под осуждение «прогрессивной» общественности. И дело тут не только в том, что он растабуировал определенный исторический период, он напрямую сказал, что самолеты — не орудие войны и таковыми их делают «плохие люди». Что нет ничего плохого в том, как главный герой добровольно и с энтузиазмом создает машины, у которых нет и не может быть мирного предназначения. Цель авиаконструктора — создать идеальный самолет.



А то, что этот самолет — истребитель, это и не хорошо, и не плохо. Все зависит от того, как и кто потом этот истребитель будет использовать. Разве справедливо, что одни и те же конструкторы вооружений у стран победителей — герои, а у стран проигравших — преступники? Вот что сказал Миядзаки по этому поводу:

  • «… Да, и мне важно объяснить им, что умничать задним числом очень просто. Посмотрим еще, что скажут о нас через полвека. Оба они, Хори и Дзиро, были счастливы в ту тревожную эпоху и вовсе не были пацифистами, что я и показал. Что ж теперь, вычеркнуть их из истории? Меня обвиняют в нехватке антивоенного пафоса и даже, представьте, называют нацистом. А я всего лишь не хотел лгать… Иногда я представляю себе, как они случайно встретились бы в кафе у Токийского университета и Тацуо Хори сказал бы Дзиро: «Хорошие у тебя получались самолеты!» Вряд ли он стал бы обвинять его в милитаризме и службе силам зла. Ведь тогда мало кто представлял, к чему приведет эта война…»


И речь тут не о национальной гордости. Миядзаки одинаково защищает и Дзиро Хорикоси и Джованни Капрони, итальянского авиаконструктора, кумира главного героя.

На родине, в Италии, Джованни Капрони считают пособником фашистов, но Миядзаки отказывается трактовать образ итальянского инженера как отрицательный. Помимо бомбардировщиков Капрони создавал и другие самолеты, а его самолеты давали работу тысячам людей как в Италии, так и в Японии. При этом разработанные Капрони самолеты во время войны никто так и не использовал! Не пригодились. Но Капрони все равно плохой. Кстати, связь Капрони и Миядзаки проявляется еще в одном любопытном факте. Анимационная студия Миядзаки называется Ghibli, так же как и один из военных самолетов, спроектированных Капрони.

Кроме самолетов, в фильме показана трогательная история любви, на фоне рока, долга и обстоятельств. История эта вневременная и общечеловеческая, но пересказывать ее глупо, пусть остается интрига. О чем еще фильм: об одержимости работой, о предчувствии грядущей войны, о попытке нагнать и успеть. По настроению очень похоже на предвоенный сталинский период в СССР.



Единственное, что «царапнуло» в фильме, так это то, что постоянно в кадре присутствует четкое разделение на «креаклов» и «ватников».

Первые изысканы, со вкусом одеты, читают Манна и декламируют Валери в оригинале.

Вторые, с грубыми и лишенными мыслей лицами, невзрачные внешне настолько, что сливаются в однородную коричневую массу.

Герои, ясное дело, относятся к первым и как бы живут в повседневности не замечая «недолюдей», хотя в разговорах «светлых эльфов» «ватники» присутствуют под термином “народ”, о котором надо заботиться, и даже — делиться пирожными. Другое дело, что и пирожные «ватники» оценить не могут:

Ну прямо как цэеуропейцы и кацапомонглы.

Неприятно, и в этом нет любви, что немного странно, так как ко всему остальному любовь яркая и пронзительная. Вот как-то так. И мне кажется, что это не все истории, что может рассказать фильм. И случайно доносящийся из чьего-то окна в фашисткой Германии «Зимний путь» Шуберта в одном из эпизодов, уверен — не спроста:

Как говорят, есть и аллюзии к «Под сенью девушек в цвету» Марселя Пруста. Но эти ребусы пока мною остались неразгаданными. Смотреть стоит, и, возможно, — не раз.

PS Кстати, во время путешествия Дзиро в Европу в кадр на несколько секунд попадает и Россия:



PPS Примеры того, насколько больше фильм Миядзаки может рассказать тем, у кого кругозор поширше моего:

1. О самолетах из “Ветер крепчает”
2. О Японии из “Ветер крепчает”

Особый «Зимний путь» — МК

+ A —

Цена свободы — быть собой

В один день в российский прокат вышли два героя прошлого года. Скромная драма Сергея Тарамаева и Любови Львовой «Зимний путь». И масштабное полотно Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает». Первый — маленький и пронзительный, как песня. Второй — монументальный, как опера. Один — режиссерский дебют театральных актеров. Другой — прощальный фильм живого гения анимации.

На первый взгляд общего между ними — только звучащий с экрана (и давший одному из фильмов название) вокальный цикл Франца Шуберта «Зимний путь». На деле же это два произведения, сталкивающих, как в адронном коллайдере, на гигантской скорости любовь, свободу и искусство.

Тарамаев и Львова делают вид, что их главный герой — студент консерватории, будущий оперный певец Эрик (Алексей Франдетти), репетирующий с преподавателем Шуберта, чтобы занять достойное место на вокальном конкурсе. Эрик — романтический герой, утонченная натура. Длинные волосы, смокинг, любовник Паша (Владимир Мишуков), работающий фельдшером на «скорой». Он так диссонирует с серым московским пейзажем, своим родным домом, где его ждет (а может, и не ждет) мать с водителем автобуса. Единственное, что Эрика объединяет (и смиряет) с окружающей действительностью — торчащая из кармана бутылка водки.

Миядзаки в свою очередь делает вид, что его фильм — биография выдающегося авиаконструктора Дзиро Хорикоси, создателя сверхманевренного истребителя Mitsubishi A6M по прозвищу «Зеро». Опираясь на реальные исторические факты вроде страшного землетрясения Канто 1923 года или приближающейся Второй мировой войны, Миядзаки снова рисует только свой — неописуемый и вымышленный внутренний мир. Дзиро, впервые появляющийся на экране совсем мальчишкой, запускает в небо бумажные самолетики. В его воображении они не планируют на землю, а резко набирают высоту, подобно соколу, пока их не сметут уродливые немецкие бомбардировщики, скалящие морды, как акулы. Так в голове Дзиро отозвались раскаты грома Первой мировой. Со временем фантазии станут ярче, четче и опасней. Бумажный самолетик обернется чертежами и тестовыми образцами истребителей — каждый следующий лучше предыдущего. До тех пор пока Дзиро не создаст идеальное орудие убийства. В это самое время жена Хорикоси уходит в горы, чтобы тихо умереть от туберкулеза и не отвлекать мужа от великих дел. Миядзаки параллельно рисует две трагедии. Японию, несущуюся к катастрофе на полной скорости. И фанатично преданного авиации инженера, чей талант только подталкивает их судьбу — его и Японии — к страшному финалу.Кадр из фильма «Ветер крепчает»

Японский классик насквозь пронизывает повествование аллюзиями на шедевры европейской культуры. Искусство — единственное поле, где даже такие полярные миры, как Запад и Восток, без труда понимают друг друга. Вот и Дзиро Хорикоси, отправленный накануне войны в фашистскую Германию на повышение квалификации, с опаской осматривает хищные немецкие самолеты. Но замирает от восторга, услышав в случайном окне на улице Шуберта.

Еще больший восторг от встречи с прекрасным испытывает Леха (Евгений Ткачук) — простой парень с улицы, с которым Эрик случайно встречается в общественном транспорте. Лохматый, скалящийся, резкий в движениях и поступках, Леха скорее напоминает животное, чем человека. В отличие от Эрика ему некого любить и некуда идти. Но это его личный выбор. Леха заражает Эрика своей энергией, помогает ему найти в себе силы не только успешно выступить на вокальном конкурсе, но и оставить позади всю прошлую жизнь. Теперь эти двое несутся вниз с горы, как истребитель Хорикоси. Сила фильма Тарамаева и Львовой вовсе не в скандальной теме. Да, они снимали фильм о свободе, но в отличие от целого корпуса европейских фестивальных фильмов они не ставят знак равенства между ней и однополой любовью. Свобода здесь — выше любых социальных рамок, сексуальных предпочтений, даже выше любви. Давным-давно вычеркнув себя из общества, Леха так же — одним махом — вырывает себя и из богемного круга Эрика. С раздутыми, как на галопе, ноздрями отправляясь дальше.

Японский авиаконструктор середины двадцатого века и простой московский бродяга начала двадцать первого решают несоизмеримые задачи. Да и едва ли они представляют друг для друга интерес. Встреться они за одним столом, они не заведут задушевную беседу. Скорее устроят некрасивый конфликт.

Их объединяет одинаковый трепет, который им дарит музыка Шуберта — мрачная и прекрасная. А также ключевое свойство характера — в любой ситуации оставаться собой.

То же верно и для двух этих фильмов. Таких разных по замыслу и масштабу, но схожих в настроении. Фильмы эти — подлинная дань настоящим героям своего времени. Как и честный рассказ о том, что ждет каждого из них в конце — одиночество.

И то, и другое — всего лишь малая доля той цены, которую они заплатили за свой особый, зимний путь.

Ветер крепчает (2013): отделяем факты от вымысла

Хаяо Миядзаки из Studio Ghibli много раз угрожал уйти в отставку, но кажется, что это может быть определенным. «На этот раз я совершенно серьезен», — отметил Миядзаки, упомянув в качестве причины свое плохое зрение. В день Нового года 2014 года ходили слухи, что директор Studio Ghibli, возможно, отозвал свое заявление с сентябрьского Венецианского кинофестиваля 2013 года о том, что « Ветер крепчает» является его последним фильмом. Его коллега Тосио Судзуки утверждает, что Миядзаки пишет самурайскую мангу.Так что да, он все еще на пенсии. Однако он отошел от анимации.

Эта статья предназначена не для того, чтобы погрузиться в море обзоров или горячих спорных дебатов, а для того, чтобы расшифровать, соответствует ли экранное изображение персонажа Дзиро в The Wind Rises его мемуарам: The Eagles of Mitsubishi: История истребителя Зеро . Я намерен дать представление о том, был ли творческий выбор Миядзаки на службе у персонажа Хорикоси или принижения его значения. Если вы не смотрели фильм, если не хотите быть испорченным, я бы перестал читать здесь.

Дзиро оплакивает своего потерянного ребенка, разрушенный самолет.

С юных лет Дзиро Хорикоши описывает себя как социально замкнутого, но хорошо решающего проблемы. Обычно он не любил конфликтов, если аргументы не могли быть обсуждены конструктивным образом. Он был вдохновлен европейскими самолетами из различных журналов, и это часто переносилось в его сны, где он видел самолеты собственного изобретения.В мемуарах не упоминается мистер Капрони, хотя, возможно, это намек на самого Миядзаки. Мало того, что он разделяет любовь Дзиро к самолетам, но, как показано в Porco Rosso , его тянет к итальянским самолетам. В конце концов, «Ghibli» относится к итальянскому названию, которое использовалось для сахарских самолетов-разведчиков во время Второй мировой войны.

Если кому-то еще кажется странным, что Капрони появляется в во всех снах Хорикоши, ваша интуиция звучит правдоподобно. Многие фильмы объединяют архетип мудреца: Гэндальф из Властелин колец и Дамблдор из Гарри Поттер , но нужен ли он Ветер крепчает ? Возможно, поскольку Хорикоши вел сдержанный образ жизни, Миядзаки чувствовал, что может использовать фигуру отца, чтобы дать Дзиро руководство. Этот раздел указывает на то, что первые десять минут фильма довольно точно отражают жизнь Дзиро, хотя маловероятно, что он устоит перед хулиганом и вступит в драку. Чтобы дать время рассказать о других персонажах истории, этот пролог мог бы быть на пять минут короче, так как он ничего не сделал для продвижения истории, кроме того, что он установил, что у Дзиро в «Ветер крепчает» есть сестра, а буквально мечтает о своей любви к самолет.

Реальная жизнь Хорикоши

Интерес Дзиро к самолетам угас в той части фильма, которую мы не видим.На самом деле, вместо того, чтобы вдохновляться Капрони в реальной жизни, Дзиро решил заняться самолетами в университете после разговора с другом своего брата, который был профессором недавно созданного факультета аэронавтики в Токио. Как и большинство подростков, он понятия не имел, чем хочет заниматься, и это стало переломным моментом. К сожалению, кроме этого, нет упоминания о брате Дзиро.

Это раскрывает еще одну область, в которой Миядзаки проявил творческую свободу. Зачем он сделал Дзиро сестрой? Миядзаки известен созданием уверенных в себе, самодостаточных героинь в своих фильмах.Возможно, он хотел противопоставить подавляющему мужскому составу пилотов и сотрудников Mitsubishi. Это довольно понятная идея, которая добавляет фильму необходимую дозу привлекательности Ghibli, которая в противном случае была бы очень мрачной и выхолощенной. Учитывая, что Дзиро в исполнении Миясаки подвергался критике как плоский, несимпатичный персонаж, возможно, стоило включить дилемму карьеры Дзиро, чтобы Дзиро производил впечатление более приземленного человека.

Ветер крепчает на самом деле был комбинацией двух разных творческих работ с бонусом личной вспышки Миядзаки.В интервью японскому телешоу «Oosama no Branch» в августе прошлого года Миядзаки заявил, что персонаж Наоко был заимствован у женщины Сецуко из романа Хори Тацуо «Ветер поднялся » (1936-37). Это следует за опытом героинь в противотуберкулезном санатории в Нагое и мужчиной, который влюбляется в нее. В романе используется интересная метафора «макрельного неба». Отсюда любовь Дзиро к скумбрии? Хотя красивая сцена землетрясения 1923 года была основана на реальных событиях, но не описана в мемуарах Дзиро, она остается одной из самых пронзительных сцен фильма.Он показывает зрителям множество приятных качеств Дзиро, таких как бескорыстное желание помочь другим, острый ум и способность сохранять хладнокровие в кризисной ситуации. Даже в 72 года Миядзаки явно все еще держит голову прямо.

История Zero Figher на 80% состоит из дизайнерских идей, измерений и историй, связанных с карьерой Дзиро. Конструкции самолетов уделяется так много внимания, что на автобиографический материал остается всего 20%. Это явный показатель его непревзойденной страсти к летательным аппаратам, что прекрасно передано на экране.Большая часть информации о проблемах, с которыми столкнулся Дзиро при проектировании своих самолетов; приключения, которые он преследовал как часть своей работы (путешествие по миру, наставничество студентов) и острые ощущения от наблюдения за испытательными полетами, кажутся взятыми прямо из книги. Зрители, возможно, были свидетелями его путешествий только по Германии, но он также посетил Англию, Францию ​​и Америку в первые пять лет своей карьеры в Mitsubishi. Одним из важнейших элементов, который Миядзаки упустил при воплощении этих идей в фильм, была неуверенность в себе, которую испытал Дзиро, когда он интегрировался в компанию.Хорикоши отчетливо вспоминает, как задавался вопросом, почему его работодатели хотят, чтобы неопытный парень отвечал за создание их самолетов.

Изображение карьеры Дзиро невероятно похоже на его мемуары.

Его погружение в неуверенность в себе и недостатки личности могли бы добавить дополнительное измерение Дзиро, изображенному в фильме. В работах Studio Ghibli мы обычно видим, как персонажи выражают свои внутренние монологи, разговаривая сами с собой, как, например, в Служба доставки Кики (1989) или Навсикая и Долина Ветра (1984) .Это было бы нетрудно добавить, если бы некоторые другие аспекты — например, большинство эпизодов Капрони — были удалены.

Непревзойденное значение, придаваемое упорному труду, до сих пор разделяет японская культура, и во времена Второй мировой войны давление было бы еще хуже. Учитывая, насколько подробно Дзиро описывает страсть к своей работе, мы редко видим какие-либо последствия для этого. На самом деле у Дзиро была привычка доводить себя до болезни, и иногда ему приходилось брать отпуск. Впервые это произошло во время проектирования Prototype 12.Потребовались мудрые слова начальника, чтобы упрямый, подчеркнутый Дзиро пришел в себя и поставил свое здоровье выше работы. Если бы это осознание было включено в фильм, возможно, в сцену, когда Дзиро идет в отель на перерыв, мы могли бы увидеть, как Дзиро развивается как персонаж. Признание того, что вы не можете работать без своего здоровья, — это урок, который в какой-то момент усваивают все взрослые, к лучшему или к худшему.

Дзиро Миядзаки подвергался критике за то, что никогда не ставил под сомнение этичность создания самолетов, предназначенных для убийства других, но был ли настоящий инженер лучше? Дзиро был так удивлен, увидев вырезку из газеты о том, как Prototype 96 сбивал вражеские самолеты в Китае в июле 1937 года, что взволнованно показал свою семью. Трудно определить происхождение его возбуждения по описанию Хорикоши. Был ли он очень патриотичен по отношению к Японии или просто гордился тем, что его самолет попал в СМИ? У Дзиро, похоже, были сомнения по отношению к своим работодателям. Он часто чувствовал давление со стороны множества конкретных требований ВМФ к самолетам и задавался вопросом, почему их стандарты настолько высоки. Это вызвало такую ​​озабоченность, что во время важной конференции в Авиационном институте Дзиро, наполовину зная, что это ничего не добьется, настоял на том, чтобы ВМС удалили некоторые из своих спецификаций.К сожалению, его просьба была отклонена. Предстоящая, казалось бы, невыполнимая задача передавалась его товарищам по работе, и команда Дзиро вернулась в Нагою в «серьезном состоянии».

Следующие два месяца после назначения на должность главного инженера-конструктора прошли в одиночестве и изоляции, так как Дзиро мог донести свои идеи только до избранных и метался туда-сюда с идеями в голове. Это так отвлекало, что последовало за ним домой в поезде и через парадную дверь. Это нарушало сон, и временами «я вообще не мог спать […] Мне сказали, что колпак перед сном поможет, но я родился плохим алкоголиком».К концу 1937 года основные проблемы с дизайном сложились в гудящей голове Дзиро. Для изготовления планера Prototype 12 было выполнено более 3000 чертежей, которые Дзиро должен был проверять и при необходимости корректировать. Весной марта 1938 года был выпущен чертеж, необходимый для начала строительства.

В июне 1937 года у него родился сын. Дзиро отметил, что не мог проводить с ним много времени до новогодних праздников. Когда настал роковой день, он смог восстановить столь желанную семейную жизнь.Даже тогда его разум крутился от неуверенности в себе, способен ли он соответствовать анальным стандартам Флота. Из текста видно, что Дзиро имел двоих детей и жил с женой, хотя о них сказано немного больше. Было ли хорошей идеей изобразить многообещающий брак Наоко и Дзиро в «Ветер крепчает» без перспективы детей? Было бы более эффективно показать Дзиро в контексте семьи? Чтобы персонажи развивались удовлетворительно, чем меньше границы истории, тем больше персонажи могут быть развиты в ней. В данном случае фильм хорошо поработал, заставив нас позаботиться об отношениях Дзиро и Наоко, хотя их переход от друзей к жениху был внезапным и нуждался в монтаже. Если бы Миядзаки попытался изобразить всю жизнь их брака и детей, это было бы слишком сложно.

Разве описанные здесь отношения лучше, чем реальная история?

Самолеты должны быть проверены бесчисленное количество раз, поэтому только 14 сентября в 9:06 утра идеализированная версия Прототипа 12 пронеслась по небу над аэродромом Кагамигахара, все еще мокрая от утренней росы.Дзиро помнит, что был одним из многих членов его команды, которые смотрели со слезами на глазах. К сожалению, когда пилот пропал без вести во время испытательного полета, Prototype 12 был приостановлен, хотя Дзиро чувствовал, что это уместно, учитывая трагедию, которую он принес. «Я очень переживал из-за аварии, — писал Дзиро. — Я вознес безмолвную молитву и сказал г-ну Окуяме, что наша авиационная инженерия получила ценный опыт благодаря его жертве». 17 апреля 1941 года Дзиро потерял пилота, которым он восхищался и которого знал лично, на одном из своих самолетов: лейтенанта Манбей Симокава.С этим было сложнее справиться, и на похоронах Дзиро переполняли эмоции. Когда он вспомнил храбрость Симокавы, воодушевляющую улыбку и его страстное желание учиться, по лицу Дзиро потекли слезы. Он был порядочным человеком, одним из немногих, кто признал преданность Дзиро своему делу. «Благодаря вам флот может гордиться этой машиной», — сказал он. Из этих пассажей видно, что Дзиро — заботливый, чуткий человек, хотя, возможно, его пока не так волнует мир в целом.

В конце 1940 года Прототип 12 был принят на вооружение ВМФ.Поскольку это был 2600 год по японскому календарю, он получил название «Авианосный истребитель типа Zero, модель 11», более известный как «Истребитель Zero». Это имя заставило Дзиро почувствовать себя странно. Дзиро говорит, что никогда не думал, что Япония объединится с Германией и нанесет удар по США и Англии, или что он станет одним из самых мощных самолетов в истории. Известие о том, что Зеро вызвал такое военное воздействие, стало большим шоком для Дзиро, хотя его усилия были отмечены. Только после войны Дзиро получил полный отчет об ущербе, нанесенном Зеро, что стало неожиданностью.Во время вторжения в Чунцин 13 Зеро за 10 минут сбили 27 китайских истребителей: один с подбитым топливным баком и три с незначительными повреждениями. Недавно улучшенный Zero 32 прошел испытания в 1941 году.

Сомнения Дзиро в отношении заинтересованности Японии в войне становились все очевиднее, чем хуже становилась ситуация. Когда в 1941 году образовался СССР и на него напали, Дзиро сидел дома со своим больным 20-месячным вторым сыном. Он узнал о состоянии войны из газеты у врача и поставил под сомнение союз Японии с Германией, поскольку будущее Германии «выглядело мрачно».«Ваш сын скоро поправится, но симптомы Германии очень опасны, не так ли?», — сказал доктор. Когда Дзиро заболел в октябре, он посетил родной город своей матери и вышел на прогулку в течение дня. Это позволило ему почти забыть о международной суматохе и на некоторое время поработать, что оказалось для него облегчением. Средства массовой информации отчаянно восклицали о чрезвычайном положении в Японии, и Дзиро молча признал: «Похоже, мы не можем избежать войны». Когда он вернулся домой в Нагою, разум Дзиро был обеспокоен, он неохотно ожидал возвращения на работу.

Хорикоши узнал о столкновении его самолетов только после войны, когда были объявлены записи взрывов в Перл-Харборе 7 декабря. Известный американский репортер написал в апрельском выпуске журнала Air Trails за 1949 год: «… Двигаясь в условиях полной секретности, [японцы] спроектировали, построили и использовали ударную мощь одного из самых красивых самолетов всех времен. […] самый большой загадочный корабль Второй мировой войны». Чувства вроде того, что проще подобрать девушку, чем победить Зеро, были источником замешательства для Дзиро.Он думал, что его самолет был чрезмерно разрекламирован, а похвалы были раздуты, хотя он не мог не гордиться своим вкладом в свою страну. «Для меня большое удовольствие знать, что истребитель «Зеро», которому я посвятил половину своей жизни, до сих пор жив не только в нашей технике, но и в сердцах жителей Японии».

В апреле того же года, когда Дзиро был погружен в создание своего очередного проекта, вражеский самолет сбросил зажигательную бомбу возле дома Дзиро. Когда он смотрел, как дым поднимается из его окна, паника и депрессия охватили его дух.Пессимизм в отношении перспектив войны объединил его внутри. Кажется, ему стал ясен истинный смысл его разрушительных Зеро и войны. В октябре 1944 года о Камикадзе стало известно нации через газеты, и вскоре после этого было объявлено, что Зеро будет частью этой операции. Пресса обратилась к Дзиро с просьбой написать короткое эссе о камикадзе, но он отказался. Ему было слишком эмоционально трудно думать, когда он смотрел на фотографии улыбающихся пилотов, садящихся на «Зеро», зная, что они обречены на смерть.Рыдая, единственным чувством, которое побудило его взяться за перо, было посвящение своих произведений семьям, потерявшим своих близких на войне. В смутных глубинах своего разума он задавался вопросом, почему Япония просто не отказалась от войны и почему они пошли на такие меры с Зеро.

В 1945 году интенсивность и частота бомбардировок возросла. Дом Дзиро не пострадал, но он помнит, как шел по улице и видел, как горят многие участки. Дым поднимался так высоко, что следы от самолетов прочерчивали линии на горизонте.Его семья переехала в Мацумото, транспорт и связь были нарушены, а восстановление шло медленно. Дзиро, казалось, был невероятно горд и глубоко пристыжен своим творением. Он мог восхищаться его дизайном и возможностями с технической точки зрения, но не обращать внимания на разрушения, которые он причинил, оказавшись не в тех руках. В 2011 году Миядзаки сказал, что когда он узнал, что Хорикоши однажды сказал: «Все, что я хотел сделать, это сделать что-то красивое», он понял, что нашел главного героя для своего следующего фильма.Именно это навязчивое отчаяние и конфликт интересов побудили Мийдзаки перенести историю Дзиро на экраны, и все же эта боль каким-то образом утерялась в процессе. Возможно, это потому, что фильм не освещал мрачные моменты карьеры Дзиро. Есть только эпилог, где Дзиро оплакивает свои потерянные самолеты и любимого человека, чего недостаточно, чтобы изобразить нежное изменение сердца и сожаления Дзиро. Со слезами на глазах мистер Капрони говорит: «Ты должен жить, японский мальчик», повторяя блестящую цитату, выбранную для открытия фильма поэтом Полем Валери: «Ветер поднимается! Надо стараться жить!».Если интерпретировать это в болезненной манере, этот момент может означать, что юный Дзиро, возможно, подумывал о том, чтобы отказаться от жизни или, что еще хуже, о самоубийстве.

Mitsubishi A6M «Zero»

Это был душный жаркий день, когда Дзиро пропустил обед и поехал на работу с семьей домовладельца перед радио. Они знали, что в эфире будет объявлено о чем-то важном, но мало кто догадался, что это объявление о приближении Второй мировой войны. Со слезами на глазах Дзиро понял, что его карьера с самолетами подошла к концу, но будет ли общественное мнение о нем? Он положительно отзывался о своей карьере, презирая «глупые шаги, предпринятые Японией», и молился, чтобы разумные лидеры позже выступили вперед. Возможно, он обвинил политические партии в смерти и беспорядках, потому что было бы слишком трудно признать, что он сыграл свою роль в ущербе.

В жизни Хорикоши осталось еще несколько загадок, и, хотя Ветер крепчает, время от времени сбивается с пути, Миядзаки удалось усилить характер Дзиро, подчеркнув любовь, которую он, должно быть, испытывал к своей семье, и его борьбу за то, чтобы найти баланс между здравомыслием, работой, любовью и жизнью. Любовь Дзиро к самолетам и карьере отражена с безупречной точностью, ведь Миядзаки тоже любит это делать.Есть много недостатков характера, которые могли бы сделать повествование намного более мрачным и гораздо более интересным. Жаль, что они не были включены, хотя это, вероятно, подтолкнуло бы рейтинг к M+ в Австралии или R в Америке. Родители, которые жаловались на чрезмерное курение, вероятно, подняли бы бунт.

Несмотря на то, что усилия были несовершенными, я нашел The Wind Rises приятным шагом вперед по сравнению с недавними играми Миядзаки, такими как Ponyo (2008) и Ходячий замок (2004). Миядзаки создал фильм, исторически точный для того времени, с изрядной долей милых, забавных и вдохновляющих моментов. Тем, кто интересуется сеттингом Второй мировой войны, стоит посмотреть, даже если он не такой мрачный, как Grave of the Fireflies (1988). Способность Миядзаки сделать свои истории трогательными — вот что делает его ненавистное сравнение Уолта Диснея с актуальным и по сей день. Я хотел бы завершить эту статью цитатой Игоря Сикорского, вертолетостроителя, которым восхищался Дзиро Хорикоши:

«Жизнь человека, глубоко посвятившего себя своему делу, представляет собой повторение более бурных взлетов и падений, чем у обычный человек»

Дзиро Хироси надеется, что читатели согласятся с ним и смогут вспомнить, что именно эти моменты между взлетами и падениями делают жизнь достойной жизни.

Процитированные работы

Horikoshi, Jiro & Shindo, Shojiro. 1992. Eagles of Mitsubishi: История истребителя Zero. Перевод Гарольда Н. Вантейза. Вашингтонский университет Press.

Что вы думаете? .

Эмоциональное связывание и горе в «Ветре поднимается» [3QD]

01:38:27

Ветер крепчает сделан на заказ для послевоенной Японии, нации, которая еще не признала, не говоря уже о извинениях, за жестокость своего имперского прошлого.Спустя почти 70 лет после капитуляции императора Хирохито величайшие пороки японских военных и медицинских учреждений, такие как организация массовых изнасилований, использование рабского труда и эксперименты над живыми и сознательными людьми, по-прежнему отсутствуют в школьных учебниках.

Я утверждал, что да, можно читать фильм таким образом, но для этого нужно игнорировать некоторые вещи, которые Миядзаки вложил в фильм. Затем я указываю на некоторые из этих вещей, но не на все.

Предлагая ей чтение, Канг мало говорил об отношениях Хорикоши с Наоко Сатоми, женщиной, которая стала его женой. Одна вещь, которую она сказала, что их брак был бесполым, неверна, что я объяснил (они явно занимались сексом в брачную ночь: 01:46:13-01:46:47). Но это снова заставило меня задуматься об этом браке.

Дешевая мелодрама

Ряд критиков отметили, что Сатоми не является сильной и напористой женщиной в главной роли, связанной с Миядзаки; она не похожа на Навсикая, Шиту, Кики, Фио или Леди Эбоши, если назвать только самые очевидные примеры. Она художница и умирает от туберкулеза.Хотя настоящий Хорикоши был женат, его жена не болела туберкулезом и не умерла до того, как Япония начала войну против Америки. Миядзаки основывал этот аспект своей истории на рассказе Тацуо Хори «Ветер поднялся» [2].

Почему Миядзаки дал своему главному герою такую ​​жену? Поскольку это вопрос о намерениях Миядзаки, нам нужно переформулировать его, поскольку мы не телепаты — во всяком случае, я не умею читать. Как он использует ее в своей истории?

Я уже указывал, как Миядзаки изображает появление первого успешного проекта планера Хорикоши как эволюцию предложения Капрони во сне во время его первоначального ухаживания за Сатоми [3]. Таким образом, и воображаемая фигура отца, и то, чем является Сатоми с функциональной точки зрения (например, она не муза), связаны с дизайном этого плана. Какую еще привязку через нее выполняет Миядзаки? Меня интересует не столько то, чем она является для Хорикоси, сколько, по сути, то, чем она становится для нас.

По крайней мере, один критик — увы, не помню кто — отметил, что этот аспект фильма — чистая мелодрама: красивая женщина, любовь, кашляющая кровью, обреченный брак. Миядзаки стремится к чувствам, измеряемым пропитанными слезами тканями.Если бы это был весь фильм, то это была бы дешевая мелодрама. Как бы то ни было, это дешевая мелодрама на службе чего-то другого.

Гора Фудзи и цветущая вишня

Примерно на три четверти пути фильма у нас есть короткая сцена, действие которой происходит в санатории, где остановилась Сатоми. Сцена открывается снимком горы Фудзи, который я прикрепил в заголовке этого поста. Затем он переходит в санаторий:

.

01:38:31

Поскольку гора Фудзи почти символизирует саму Японию, Миядзаки, таким образом, устанавливает ассоциацию между Японией и женщиной, которая через несколько сцен станет женой Хорикоси.

Теперь давайте приблизимся к финальной сцене фильма. Эта последовательность начинается со сцены, которую я описал в своем посте 3QD . Поздняя ночь, Хорикоши и Хондзё ходят от одного здания к другому и говорят об уязвимости бомбардировщика, разработанного Хондзё. Эта сцена перемежается кадрами тех бомбардировщиков, которые летят над Китаем и с готовностью сбиваются китайскими истребителями. Хорикоси отмечает, что имперские амбиции Японии уничтожат нацию («Япония взорвется»).

Когда Хондзё направляется домой, Хорикоши входит в офисное здание и выполняет небольшую работу:

.

01:52:53

Мы разрезаем на это, вишневый цвет:

01:52:53

И камера показывает прекрасный утренний кадр, где мы видим комнату, в которой спит Сатоми (если присмотреться, то можно увидеть ее на левом краю открытого участка стены):

01:53:00

Вот часть толкования Википедии о символике цветения сакуры:

.

В Японии цветение сакуры символизирует облака из-за их природы цветения в массовом порядке, помимо того, что это устойчивая метафора эфемерной природы жизни, аспект японской культурной традиции, который часто ассоциируется с буддийским влиянием и который воплощен в концепции моно не знаю .[…] Быстротечность цветов, невероятная красота и быстрая смерть часто ассоциировались со смертностью […] Цветок также изображен на всевозможных потребительских товарах в Японии, включая кимоно, канцелярские товары и посуду.

Так же, как гора Фудзи почти символизирует саму Японию, так же и цветение сакуры. Быстротечность, конечно, подходит для умирающей женщины.

Но у цветения сакуры есть более специфическая ассоциация, очень уместная для фильма. Википедия продолжается:

Сакуракай или Общество цветущей сакуры было выбрано молодыми офицерами Императорской японской армии в сентябре 1930 года для их тайного общества, созданного с целью реорганизации государства по тоталитарным милитаристским принципам, при необходимости путем военного государственного переворота.

Во время Второй мировой войны цветение сакуры использовалось для мотивации японцев, разжигания национализма и милитаризма среди населения. […] Японские пилоты рисовали их на бортах своих самолетов перед тем, как отправиться на самоубийственную миссию, или даже брали с собой ветки деревьев в свои миссии. Цветок вишни, нарисованный на борту бомбардировщика, символизировал интенсивность и эфемерность жизни; Таким образом, эстетическая ассоциация была изменена таким образом, что падающие лепестки вишни стали представлять собой жертву молодежи в самоубийственных миссиях в честь императора.

Таким образом, цветы сакуры ассоциируются с пилотами и военными самолетами. Связывает ли таким образом Миядзаки этот символизм с этой умирающей женщиной, женщиной, умирающей не в славной битве во славу Японии и Императора, а от туберкулеза и без всякой причины? Я не знаю, но замечу, что если вы не знаете специфических ассоциаций цветения сакуры, вы не сможете воспринимать фильм таким образом. Но вы все равно можете отреагировать на смерть этой женщины. Хотя я давно знал о любви японцев к цветущей вишне, я не знал об этой конкретной ассоциации, пока не начал писать этот пост.Но те националисты, о которых беспокоится Инку Канг, скорее всего, хорошо знакомы с этим символизмом.

Вернемся к фильму. Хорикоши входит в комнату:

01:53:05

Его жена просыпается. Он ложится рядом с ней и говорит ей, что дизайн закончен. Следующие несколько дней ему, вероятно, придется провести на испытательном полигоне. Когда он засыпает, она накрывает его одеялом:

01:54:52

Мы переходим к сцене, где волы тянут самолет на полигон.Мы видели это раньше, наряду с жалобами на то, что Япония настолько бедна и примитивна, что им приходится использовать быков, чтобы вытаскивать самолеты.

01:54:34

Мы возвращаемся к дому. Хорикоши отправляется на полигон. Это последний раз, когда он видит свою жену.

01:54:52

Тест проходит хорошо. Обратите внимание на цветущие сакуры вдоль берегов реки:

01:57:34

Через несколько мгновений Хорикоши чувствует, что его жена умерла:

01:58:37

Шляпы подбрасываются в воздух в восторге от того, как хорошо прошел тест.Пилот благодарит Хорикоши за разработку такого замечательного самолета. Камера приближается, чтобы показать сверху самолет и ликующих мужчин (за исключением, конечно, Хорикоси), а затем поворачивается вправо, показывая воздушную бомбардировку Японии в конце войны (сколько времени Миядзаки пролетел в этой кастрюле?):

01:59:23

01:59:28

Фильм окончен, за исключением последней сцены во сне, в которой Хорикоши встретит Капрони, а затем и его жену.

Скорбь по Японии

Вопрос: печаль, которую ощущаешь в связи со смертью Сатоми, насколько далеко она простирается по тропам символического значения — горе Фудзи, цветущей вишне и самолету — проходящим через нее? Я не знаю. Я вижу, что в фильме; Я могу объяснить связи. Это одно. Но вопрос, который я задаю, касается того, что происходит в сердцах и умах людей, которые смотрят фильм. Это эмпирический вопрос, и я не знаю, как на него ответить.

Я предполагаю, что ответ будет варьироваться от человека к человеку.Меня особенно интересуют те националисты, которые до сих пор цепляются за имперское прошлое Японии. Мне интересно, может ли «Ветер крепчает» , благодаря своей паутине аффективных ассоциаций, помочь им оплакивать Японию, проигравшую Вторую мировую войну. Если они могут горевать, может быть, они могут отпустить это. Просто почему-то я так думаю, ну, в данный момент я исхожу из интуиции.

Моя интуиция по этому конкретному вопросу исходит из моей работы над трилогией манги Осаму Тэдзуки: Затерянный мир, Метрополис и Следующий мир .Они были опубликованы в послевоенный период (1948-1951 гг.) и представляют собой попытку переосмыслить положение Японии в мире: «Как Тэдзука позволил старой, имперской «Японии» умереть в своем сознании, чтобы создать новую Японию? заменить его? Как он восстановил чувство порядка и смысла в мире?» [5]. Процесс одновременно концептуальный и эмоциональный и обязательно затрагивает обширные области психики человека.

Сеть убеждений и аффектов, из которых состоит привязанность человека к своей нации, не разделена жестко на части, поэтому их можно изменить так же легко, как заменить неисправный процессор или банк памяти в ПК на новый.Это сложная и кропотливая аффективная и смысловая работа. Это требует времени. Возможно, даже поколения — подумайте о тех американцах, которые все еще ведут гражданскую войну.

Мы видим этот процесс на ранних стадиях в трилогии Тэдзуки. Шесть десятилетий спустя это все еще продолжается в «Ветер крепчает» . Я утверждаю, что именно так Миядзаки раскрывает любовь Хорикоши к чахоточной женщине. Как по ней скорбят, так скорбят по… Императорской Японии, современной Японии, другой нации (той, к которой вы привязаны), человечеству? Все зависит от того, кто вы и что вам нужно.

Приложение: Императорская Япония умирает

Написано на следующий день после того, как я написал остальную часть этого поста. Рассмотрим ассоциации, исходящие от Наоко Сатоми: Хорикоси познакомился с ней во время Великого землетрясения Канто, крупнейшего природного землетрясения в Японии. катастрофа в наше время (и единственное наиболее устойчивое изображение насилия в фильме). Хорикоши ухаживал за ней бумажными самолетиками, тем самым связывая их своими конструкциями самолетов. Он вносит последние штрихи в свой дизайн в ночь, держа ее за руку, когда она спит или пытается спать рядом с ним.Она также ассоциируется с горой Фудзи и цветением сакуры. Для всех практических целей она Леди Япония. И она туберкулезная. Она обречена. В одном из своих интервью Миядзаки отмечал, что когда-то Токио был самым больным туберкулезом городом в мире. мира [6]. Зачем делать свою леди Японию туберкулезной, если, если только вы не хотите сказать, что Япония обречена. Поэтому, когда Хорикоши в великом романтическом поступке женится на ней зная, что она обречена, ну кто может его за это упрекнуть? Это было бы нехорошо так делать. За исключением того, что это фильм и герои в нем делать больше, чем разыгрывать воображаемые жизни.

Эти символы никоим образом не являются символами. история сильно аллегорична. Но оно, несомненно, имеет аллегорический и символический смысл. измерение. И в этом измерении, когда Хорикоши присягает Сатоми, он клятва умирающего мифоса Японии. Он пилот-камикадзе, рисующий цветы сакуры на Зеро, куда он направляется. ехать навстречу своей смерти.


Наконец, как я упоминал в своем первом посте, мать Миядзаки была больна туберкулезом, а его отец изготовил хвост сборки для A6M Zeroes.Хотя фильм не является автобиографическим в каком-либо прямом смысле, он, безусловно, построен из граней жизни Миядзаки. Или мы должны сказать, жизнь его родителей?

Каталожные номера

Кто такая жена Хорикоши? – СидмартинБио

Кто такая жена Хорикоши?

В нем рассказывается о жизни авиационного инженера Хорикоси Дзиро, который изобрел знаменитый истребитель «Зеро», использовавшийся японским флотом во время Второй мировой войны. И это хроника жизни жены Дзиро, Нахоко, вымышленного персонажа из нашумевшего романа Хори Тацуо, по которому снят фильм.

Как умерла Наоко?

«Наоко больше не существовало в этом мире; она превратилась в горсть пепла» (Мураками 271). Она совершает самоубийство, оставляя пустоту в мире и в и без того хрупкой личности Тору.

Была ли Наоко Сатоми реальным человеком?

В то время как реальный Дзиро женился еще при жизни, характер Наоко в значительной степени сфабрикован. Возможно, она была создана как способ продемонстрировать жизнь тех, кто находится в обществе за пределами заводских стен.

Наоко умерла?

В доме менеджера Дзиро он и его жена устраивают импровизированную традиционную свадьбу. Дзиро чувствует порыв ветра и понимает, что порыв ветра означает, что Наоко умерла. В последний раз Наоко появляется в его сне, говоря ему, что он должен жить любовью, верой и доверием, которые она питает к нему.

Наоко настоящая?

Наоко Сатоми реальный человек?

Были ли у Дзиро Хорикоси дети?

Дзиро Хорикоши

Профессор Дзиро Хорикоси
Национальность японский
Образование Токийский университет
Род занятий Инженер
Дети 5

Дзиро Хорикоши был плохим человеком?

Он был порядочным человеком, одним из немногих, кто признал преданность Дзиро своему делу. «Благодаря вам флот может гордиться этой машиной», — сказал он.Из этих пассажей видно, что Дзиро — заботливый, чуткий человек, хотя, возможно, его пока не так волнует мир в целом.

Что случилось, Наоко Кирино?

Она носила маску с головой тыквы, сбежала из больницы и искала своих бывших друзей, чтобы отомстить. Она погибла из-за того, что отец Наруто Куроки воспользовался своим положением, чтобы бросить ее в двадцатиметровую яму, где они строили. Наоко упала на два шеста, которые вонзились ей прямо в живот.

Наоко жива?

«Смерть» Удивительно, но Наоко не погибает при ударе, однако ее падение трагически смягчается, когда она падает на несколько столбов, пронзая ее. В этом состоянии ее находит испуганный Казуя, выживший после того, как тело Номидзу смягчило его собственное падение.

Наоко действительно мертва?

Она умерла, потому что отец Наруто Куроки, воспользовавшись своим положением, сбросил ее в двадцатиметровую яму, где они строили. Наоко упала на два шеста, которые вонзились ей прямо в живот. В более поздних главах Казуя, который был в нее влюблен, позже убивает все ее мучения, чтобы отомстить за нее.

Где и когда родился Дзиро Хорикоши?

Дзиро Хорикоси родился недалеко от города Фудзиока, префектура Гумма, Япония, в 1903 году.

Кто жена Дзиро Хорикоси в «Ветре поднимается»?

Миядзаки сам заявил, что Наоко — вымышленная жена Дзиро Хорикоши была взята от женщины Сэцуко в романе Хори Тацуо «Ветер поднялся» ↑ Режиссер «Ветер крепчает» Хаяо Миядзаки рассказывает о своем финальном фильме (ВИДЕО).

Хорикоши замужем в реальной жизни?

Хотя настоящий Хорикоши был женат, его жена не болела туберкулезом и не умерла до того, как Япония начала войну против Америки. Миядзаки основывал этот аспект своей истории на рассказе Тацуо Хори «Ветер поднялся» [2].

Кто озвучивает Дзиро в «Ветер крепчает»?

Дзиро Хорикоши (堀越 次郎 Horikoshi Jirō) — главный герой фильма Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает». Его озвучивает Хидэаки Анно в японской версии и Джозеф Гордон-Левитт в английской версии.

исторических взглядов на «Ветер крепчает» Хаяо Миядзаки (2013)

Казуши Минами

Хаяо Миядзаки и Studio Ghibli выпустили множество всемирно известных и любимых анимационных фильмов, в том числе отмеченный наградами Унесенные призраками . Однако его прощальный шедевр «Ветер крепчает » вызвал неоднозначную реакцию международной публики. Зрители, которые ожидали увидеть динамичное фэнтези, подобное другим фильмам Миядзаки, возможно, были разочарованы, потому что «: Ветер крепчает» — это медленный исторический фильм.В нем рассказывается о жизни авиационного инженера Хорикоси Дзиро, который изобрел знаменитый истребитель «Зеро», использовавшийся японским флотом во время Второй мировой войны. И это хроника жизни жены Дзиро, Нахоко, вымышленного персонажа из нашумевшего романа Хори Тацуо, по которому снят фильм. Миядзаки описывает трагическую судьбу молодой пары в водовороте довоенной Японии.

Ветер крепчает  ярко изображает Тайсё и Сёва, Японию, от экономических трудностей 1920-х годов до подъема милитаризма в 1930-х годах.Дзиро сталкивается с Великим землетрясением Канто 1923 года на локомотиве, следующем в Токио. Землетрясение магнитудой 7,9 потрясло весь мегаполис, разрушив 111 000 зданий. Более того, поскольку японские дома в основном были построены из дерева, огонь быстро распространился, сожгнув 212 000 жилых домов. В результате погибло 105 000 человек, а Япония потеряла 47% ВНП. Несмотря на быстрое восстановление Токио, что удивило младшую сестру Дзиро Кайо, землетрясение привело к повторяющимся экономическим кризисам. Когда Дзиро прибывает в Нагою, чтобы работать в авиационной компании, он становится свидетелем набега на местный банк, что было обычным явлением во время финансового кризиса 1927 года, когда массовая истерия ускорила крах 37 банков по всей Японии. Пока мы наблюдаем, как Дзиро стремится производить высококачественные истребители для армии, в 1929 году на Японию обрушивается Депрессия Сёва. Худшая депрессия в довоенной Японии вызвала сильную дефляцию, финансовый крах и бесчисленные банкротства, в результате чего 2,5 миллиона человек остались без работы. Между тем, глазами Дзиро Миядзаки показывает нам противоречия в стремлении Японии догнать Запад в современных военных технологиях, в то время как ее народ страдал от мучительной нищеты. «Дело в том, что эта бедная страна платит нам [инженерам] много денег, — усмехается над ним коллега Дзиро Хондзё. — Поймите иронию.

Набег на банки во время финансового кризиса Сева

Вслед за так называемой демократией Тайсё в 1920-х годах, символизируемой всеобщим избирательным правом для мужчин, активными рабочими движениями и кооперативной дипломатией, в 1930-е годы японское общество охватил милитаризм. В этот период роман Дзиро с Нахоко происходит в тихих горах курорта Каруидзава. Немецкий путешественник Касторп, чье имя происходит от романа Томаса Манна «Волшебная гора », описывает тихие горы как убежище от мрачной атмосферы в Япония, вызванная вторжением в Маньчжурию в 1931 году, выходом из Лиги Наций в 1933 году и началом китайско-японской войны в 1937 году.После помолвки с Нахоко Дзиро становится чрезвычайно занятым созданием нового истребителя под наблюдением тайной полиции, поскольку Япония готовится к войне с Соединенными Штатами. Поскольку туберкулез, в то время почти неизлечимая болезнь, делает Нахоко все более слабой, молодая пара решает пожениться, чтобы провести вместе то немногое время, что у них осталось. Хотя Дзиро все больше погружается в проект, японская военная машина превосходит его мечту о создании «красивого самолета», когда он разрабатывает идеальный план.«Вес становится большой проблемой, — объясняет Дзиро своим коллегам. — Одним из решений было бы… мы могли бы отказаться от оружия. [Коллеги разразились смехом.] Поэтому я решил положить этот дизайн обратно на полку». Эти строки отражают едкое чувство юмора Миядзаки.

Истребитель Mitsubishi A6M2 «Zero» ВМС Японии (бортовой индекс A1-108) взлетает с авианосца «Акаги» и направляется для атаки на Перл-Харбор утром 7 декабря 1941 года.

В то время как большинство японских фильмов о Второй мировой войне либо прославляют, либо демонизируют довоенную Японию, «Ветер крепчает» трогательно изображает эпоху через личную трагедию потерь и разбитых мечтаний.Мало того, что любимая жена Дзиро ушла из жизни в одиночестве, так война уничтожила и его истребитель Зеро. В раннем Сёва, Япония, красивый самолет Дзиро действительно был «проклятой мечтой», как говорит ему итальянский авиаконструктор Джованни Капрони в их воображаемом мире. Однако в конечном счете Миядзаки подчеркивает не только трагическую историю, но и рассказывает историю о том, как японская молодежь пыталась жить в то время, о чем свидетельствует его ссылка на стихотворение Поля Валери: Le vent se lève! Il faut tenter de vivre! Ветер усиливается! Надо стараться жить!

Кто такие Дзиро Хорикоши и Тацуо Хори? – Джанет Паник.

ком

Кто такие Дзиро Хорикоси и Тацуо Хори?

В нем рассказывается о жизни авиационного инженера Хорикоси Дзиро, который изобрел знаменитый истребитель «Зеро», использовавшийся японским флотом во время Второй мировой войны. И это хроника жизни жены Дзиро, Нахоко, вымышленного персонажа из нашумевшего романа Хори Тацуо, по которому снят фильм.

Наоко настоящая?

В то время как реальный Дзиро женился еще при жизни, характер Наоко в значительной степени сфабрикован.Возможно, она была создана как способ продемонстрировать жизнь тех, кто находится в обществе за пределами заводских стен.

«Ветер крепчает» основан на реальных событиях?

Вдохновленный реальной жизнью авиаконструктора Дзиро Хорикоски во время Второй мировой войны и работами Тацуо Хори (написавшего «Ветер усилился»), классический анимационный фильм Studio Ghibli «Ветер крепчает» вдохнул жизнь в историческое прошлое Японии и пролил свет на жизнь страны. спуск на войну.

Настоящий ли Капрони «Ветер крепчает»?

Капрони — персонаж фильма «Ветер крепчает».Он основан на реальном итальянском авиаконструкторе с одноименным именем Джованни Баттиста Капрони.

Является ли Дзиро Хорикоши реальным человеком?

Дзиро Хорикоси (堀越 二郎, Horikoshi Jirō, 22 июня 1903 — 11 января 1982) был главным инженером многих японских истребителей времен Второй мировой войны, включая истребитель Mitsubishi A6M Zero.

Сколько лет Наоко на ветру?

Наоко Сатоми Арриетти, согласно фильму, почти 14 лет, и она готовится к своему первому году заимствования.Она очень предприимчива и любит исследовать сад и собирать различные растения для украшения своей комнаты.

Какой инженер Дзиро Хорикоши?

Авиационный инженер
Хорикоси был авиационным инженером, спроектировавшим несколько военных самолетов в 1930-х годах, но его лучшим был Zero, одномоторный истребитель, рассчитанный на маневренность, а не на выносливость. Mitsubishi Heavy Industries Ltd. построила более 10 400 автомобилей во время Второй мировой войны.

Откуда Дзиро узнал, что Наоко умерла?

В день испытательного полета Наоко чувствует себя достаточно хорошо, чтобы прогуляться, и сестра Дзиро засвидетельствовала это как знак того, что Наоко желает спасти Дзиро от ее смерти.Дзиро чувствует порыв ветра и понимает, что порыв ветра означает, что Наоко умерла.

Кто такой Дзиро Хорикоши?

Дзиро Хорикоси (堀越 二郎 Horikoshi Jirō, 22 июня 1903 — 11 января 1982) был главным инженером многих японских истребителей времен Второй мировой войны, включая истребитель Mitsubishi A6M Zero.

Что случилось с Хантаро Хорикоши?

Измученный и переутомленный, Хорикоси заболел плевритом 25 декабря и оставался прикованным к постели до начала апреля.За это время он подробно записал ужасы учащающихся воздушных налетов на Токио и Нагою, в том числе разрушительный зажигательный налет операции «Дом собраний Токио» 9–10 марта.

Кто озвучивает Хорикоши в «Ветре поднимается»?

Дзиро Хорикоши (堀越 次郎 Horikoshi Jirō) — главный герой фильма Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает». Его озвучивает Хидэаки Анно в японской версии и Джозеф Гордон-Левитт в английской версии.

Кто озвучивает Дзиро в «Ветер крепчает»?

Дзиро Хорикоши (堀越 次郎 Horikoshi Jirō) — главный герой фильма Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает».Его озвучивает Хидэаки Анно в японской версии и Джозеф Гордон-Левитт в английской версии.

«Ветер крепчает» меняет историю, чтобы Миядзаки мог высказать личную точку зрения

25-30 мая в Полигоне пройдет неделя Studio Ghibli. Чтобы отпраздновать появление библиотеки японского анимационного дома на цифровых и потоковых сервисах , мы изучаем историю студии, влияние и самые важные темы. Следите за новостями через нашу страницу недели Ghibli .

К 2013 году режиссер « Унесенные призраками » и « Мой сосед Тоторо » Хаяо Миядзаки построил образ вокруг магии и причуд. В его фильмах обычно фигурировали призраки и ведьмы, драконы и члены королевской семьи. Зрители нередко приходили на его фильмы и видели антропоморфную свинью, пилотирующую самолет, или детей, катающихся на кошачьем автобусе. Его семейный каталог никогда не вписывался в какой-то один жанр, но его фильмы отличала мечтательная непредсказуемость.

Итак, когда старейший деятель мультипликации объявил не только о том, что собирается уйти на пенсию, но и о том, что его последним фильмом будет байопик, фанаты были в понятном недоумении.

Биографический фильм? Возможно, самый шаблонный, жесткий, безжизненный жанр по сравнению с слэшерами? Как карьера такая творческая, такая взрывоопасная, такая отчетливая, может иметь такую ​​успокаивающую коду? Биографический фильм!

Оглядываясь назад на семь лет, фанаты Миядзаки знают, что автор не создал ничего похожего на стандартный биографический фильм. Вместо этого он создал, возможно, свой самый грандиозный и самый личный фильм. Но слово предупреждения для новичков, впервые смотрящих «Ветер крепчает» на Netflix за пределами Америки или на HBO Max в Штатах: фильм требует внимания.

Или, другими словами, если вы решите транслировать фильм, ковыряясь в телефоне или выпекая хлеб, вы примете его за то, что на банке: очередной биографический фильм. Но если вы вложитесь (Наушники с шумоподавлением! Оставьте телефон в другой комнате!) вы обнаружите такой же захватывающий и неожиданный фильм, как и все остальное в каталоге Миядзаки.

Жизнь, которой не было

Ветер крепчает рассказывает о жизни японского авиаконструктора Дзиро Хорикоси, великого человека исторической значимости. Хорикоси был главным инженером истребителя Mitsubishi A6M Zero, который японские военные использовали во время Второй мировой войны, в том числе при нападении на Перл-Харбор.

История начинается с детской мечты Хорикоси о создании идеального самолета и рассказывает о поэтапных шагах, которые он предпринимает для достижения этой реальности, несмотря на бюрократические, личные и моральные барьеры.В истинно биографическом стиле сюжет сочетает в себе творческое путешествие Хорикоши с грандиозным романом. Он встречает молодую женщину, и они влюбляются друг в друга, но ее поражает неизлечимая болезнь. Его профессиональный успех приходит вместе с глубокой личной потерей.

Пока что так шаблонно. За исключением того, что эта трагедия никогда не случалась с Хорикоши.

Это поворот, и его легко пропустить. «Ветер крепчает» — это не просто одна адаптация, их много. В середине фильма Миядзаки делает длительный перерыв в «правдивой» истории Хорикоси, отправляя своего главного героя на сельский курорт, чтобы переосмыслить свои проекты самолетов.В отеле Хорикоши встречает множество иностранных гостей, и они обсуждают мораль и этику его работы в этот период беспорядков. Он также воссоединяется с Наоко Сатоми, молодой женщиной, выздоравливающей от туберкулеза.

Вся последовательность курорта представляет собой вымышленный коктейль, объединяющий три источника: Ветер поднялся , короткий романтический рассказ японского писателя Хори Тацуо; самое известное произведение французского поэта Поля Валери «Le Cimetière Marin»; и The Magic Mountain , мрачный bildungsroman от немецкого писателя Томаса Манна.

То, что Миядзаки заимствует из каждого произведения, очевидно, даже если знать только краткое содержание произведений.

Волшебная гора следует за судостроителем по имени Касторп, который навещает своего кузена в санатории в Давосе и сам заболевает туберкулезом. В санатории он беседует со множеством персонажей с разной философией и прошлым, от голландского дионисийца до иезуитского марксиста. Ветер поднялся рассказывает трагическую историю о мужчине (по имени «Я») и его невесте, которых настигла неизлечимая болезнь в сельском туберкулёзном санатории. Книга Тацуо была основана на собственной утрате автора и вдохновлена ​​стихотворением Валери. Это стихотворение представляет собой цитату, которая открывает фильм Миядзаки и вдохновило название фильма и книги Тацуо.

Несмотря на то, что эти произведения были написаны в трех странах в течение двух десятилетий, они имеют схожие элементы и темы: болезнь, надежда, красота идей, живущих во времени и пространстве огромной трагедии и непредсказуемости, и вопрос о том, как мы будем жить после несут такие исключительные потери.

Но зачем Миядзаки останавливать фильм из-за этой длинной диверсии, собирая коллекцию работ, которые не имеют ничего общего ни с Хорикоси, ни даже со Второй мировой войной? Зачем позволять развлечению постепенно становиться таким же важным, как и фактическая тема Миядзаки в задней части фильма? Потому что вымышленная история затрагивает идеи больше, чем историческая правда.

Проблема с биографическим жанром заключается в том, что при всей его привычности записи редко бывают универсальными. Большинство из нас не замученные художники. Мы не будем создавать вещи, которые будут помнить десятилетиями, и мы не будем следовать траектории главного героя биографического фильма, преодолевая наших личных демонов и личные жертвы, чтобы создать впечатляющий шедевр.

Фильм «

» Миядзаки не только признает это ограничение, но и ставит под сомнение обоснованность истории Великого Художника в целом. Когда Хорикоши покидает курорт, он стоит на перекрестке. Есть путь «величия», жертвуя своей личной жизнью ради своих достижений. А есть путь любви, посвящая свое время Сатоми и другим личным отношениям.

По сути, Хорикоси в фильме предоставляется выбор между реальной жизнью Хорикоши во время войны и альтернативной, теоретической жизнью вне войны, более анонимной, но менее опасной.

Решив сосредоточиться на разработке своего самолета, Хорикоши узнает, что один из его знакомых по отелю, немецкий эмигрант, вероятно, был схвачен тайной полицией Японии. Болезнь Сатоми ухудшается, вынуждая ее удалиться в санаторий в горах, где она в конце концов умирает. И сконструированный им самолет в итоге используется в войне, с которой он в корне не согласен. Он теряет друзей и семью только для того, чтобы его искусство стало оружием.

Фильм заканчивается тем, что Хорикоши достигает своей мечты, но из-за его выбора этот успех дорого обходится.А для чего? В фильме утверждается, что ни один самолет «Зеро» не вернулся из боя не из-за конструкции «Зеро», а потому, что они были задействованы в войне, в которой Япония не выиграла бы.

Зачем пацифист снял фильм о боевых самолетах?

В 2013 году создание Миядзаки фильма о Хорикоши казалось странным не только из-за жанра, но и из-за собственных убеждений Миядзаки.

Он остается откровенным пацифистом. В преддверии выхода фильма «: Ветер крепчает, » режиссер написал критический анализ амбиций премьер-министра Японии изменить конституцию страны, уступив место возрождению вооруженных сил.Некоторые консервативные голоса нации назвали Миядзаки предателем. Другие фанаты задавались вопросом, зачем пацифисту снимать фильм о конструкторе самолета, который был построен в исправительно-трудовых лагерях, а затем использован на войне, чтобы унести тысячи жизней.

Сам фильм зациклен на этой загадке и моральных серых зонах, в которых художники и создатели часто должны ориентироваться, чтобы выжить. Отец Миядзаки руководил Miyazaki Airplane, компанией, производившей детали для самолетов Zero Хорикоши.

Как и Миядзаки, настоящий Хорикоши критиковал участие своего народа в войне, полагая, что лидеры страны обрекли свой народ своей ролью во Второй мировой войне.В своем дневнике Хорикоши записал: «Япония разрушается. Я не могу [ничего] сделать, кроме как обвинить военную иерархию и слепых политиков у власти в том, что они втянули Японию в этот адский котел поражения».

Но эта внутренняя борьба не вписывается в размашистую романтическую визуальную составляющую фильма Миядзаки. В этом истинная ценность Миядзаки, включая эту параллельную выдуманную историю. Он ставит человеческие лица перед набором больших, абстрактных, запутанных этических и личных дилемм.

Хорикоши не хочет ничего, кроме создания своего искусства, но это буквально будет стоить ему того, что он любит больше всего.И Миядзаки решил проиллюстрировать этот выбор, представив точку зрения других художников, точно так же, как он адаптировал роман Дайаны Уинн Джонс «Ходячий замок », радикально изменив историю. В то время как большинство биографических фильмов пытаются поддерживать иллюзию «правды», Миядзаки обращается с жанром и «фактами» как с холстом, базовым слоем, на котором он коллажирует различные дополнительные источники вдохновения, включая фрагменты истории, художественной литературы, поэзии и автобиографии.

В интервью Миядзаки сказал, что одна конкретная цитата Хорикоси вдохновила его на экранизацию жизни инженера: «Все, чего я хотел, — это сделать что-то красивое.«В нем особое внимание, которое разделяет Миядзаки, касается правил, ожиданий и формы. Все, что люди ожидают от творцов и их произведений, можно отбросить в погоне за прекрасным. Миядзаки, несомненно, снимает прекрасные фильмы.

Но, учитывая то, что он отодвинул в сторону в своей собственной жизни, в том числе отношения с собственным сыном, он явно относится к вопросам, которые Хорикоши задает в этом фильме, и к ответам, которые он находит для себя. Когда в конце фильма «Ветер крепчает » идут титры, я всегда задаюсь вопросом: когда Миядзаки оглядывается на свою карьеру, чувствует ли он, что всегда выбирал правильный путь, ставя свое искусство выше всего остального?

Дзиро Хорикоши | Я знаю, куда иду

Вчера я посмотрел последний фильм Миядзаки, который наконец вышел в прокат в Португалии.Я узнал о Дзиро Хорикоси и Mitsubishi A6M Zero; Я видел, вероятно, самое страшное землетрясение, когда-либо снятое на пленку, когда земля сотряслась во время Великого землетрясения Канто 1923 года и пожар опустошил Токио; В музыке Хисаиси был оттенок меланхолии Бакалова, вероятно, из-за частых ссылок на итальянского производителя самолетов Caproni, который служит источником вдохновения, альтер-эго и совестью Дзиро; и фильм был таким же красивым и поэтичным, как и любой другой фильм Хаяо Миядзаки, с анимацией, которая наполняет сердце радостью.

Николя Рапольд метко резюмировал фильм в своем обзоре NY Times: «Душевная преданность с проблесками рока». Чахоточная жена Дзиро (которая существовала только в этой вымышленной версии его жизни) добавляет душевности и надвигающейся гибели. Тем не менее, навязчивый поиск идеальной кривой и полное игнорирование современной политики придают фильму жутковатый вид. Я слишком верю в лирический гуманизм Миядзаки, чтобы поверить, что он когда-либо будет праздновать смерть и разрушение или что он будет оправдывать позицию Японии в войне, хотя его изображение Дзиро вполне сочувственно.Мне также любопытно, как восприняли фильм в Японии (Рапольд упоминает, что в определенных кругах он был воспринят как антипатриотичный и что его маркетинг в Штатах был «осторожным»). И создатель, и персонаж кажутся безразличными к последствиям, а инженеры, работающие над самолетами, не знают или не заботятся о том, для чего они будут использованы после того, как будут построены. Инженеры едут в Германию изучать военные технологии, но не обращают внимания на все остальное.

Когда Дзиро (вернувшийся в Японию) и отец девушки, которую он любит, радостно присоединяются к пению Das gibt’s nur einmal , аккомпанируя подозрительному персонажу, который, вероятно, является шпионом, проживающим на их курорте, эта сцена заставила меня странно чувствовать себя неловко.Текст песни (популярная немецкая песня начала тридцатых годов) говорит о любви, которая случается только один раз и быстротечна, но слышать, как японские иероглифы поют на немецком, было неприятно. Есть еще одна ключевая сцена, ранее, когда Капрони в одной из сцен сна, где он появляется перед Дзиро, спрашивает его: «Что бы ты выбрал: мир с пирамидами или мир без?». Вывод кажется мне ясным: памятники человеческого труда достойны и самоцель, независимо от условий, в которых они были созданы.Я ничего не имею против пирамид как таковых, но я не согласен с подобными мнениями (не так далеко от шокирующе бессердечного мнения о строительстве Лувра Абу-Даби). Трудность или нежелание связывать жизнь этого человека с последствиями его действий очевидна на протяжении всего фильма.