Содержание

«Украина превратилась в территорию дичайших экспериментов Запада»

Ранее министр обороны России Сергей Шойгу на коллегии Минобороны заявил, что в Донецкой области Украины находятся около 120 сотрудников американских ЧВК, «для совершения провокаций в городах Авдеевка и Красный Лиман доставлены резервуары с неустановленными химическими компонентами».

«Все знают, что США привозили разные виды оружия на Украину. В октябре с одной из поставок был поставлен антидот. Есть такой тип химического оружия – ботулотоксин, он вызывает ботулизм, проще – паралич. В ноябре был доставлен уже сам химический препарат в 40-миллиметровых металлических контейнерах, он применяется, например, в гранатометах.

Или с беспилотников, вес небольшой, чтобы скидывать с беспилотников. Химическое оружие поставлялось из Америки», – сказал представитель самопровозглашенной ДНР Эдуард Басурин в эфире программы «60 минут» на телеканале «Россия-1».

Он отметил, что, по его данным, в это же время в Мариуполь был доставлен другой контейнер, «его вес составлял 300 килограмм, там находилось боевое отравляющее вещество – бензоксазепин, оно применяется в виде аэрозоля. «Все это было свезено в Харьковскую область, там есть артиллерийские склады недалеко и быстро можно доставить к линии соприкосновения. Это касаемо химических веществ, о которых мы знаем», – добавил Басурин.

Он также заявил, что на линии соприкосновения в Донбассе присутствуют американские ЧВК, они «готовят огневые точки, подчиняются определенным людям, у них нет общего командования со стороны вооруженных сил Украины».

Пресс-секретарь МИД Украины Олег Николенко отрицает информацию о том, что в подконтрольной Киеву части Донбасса находятся американские частные военные инструкторы и химические компоненты.

«Категорически отвергаем инсинуации в адрес Украины», – написал Николенко на своей странице в Facebook.

«Ботулотоксин применяли в годы Второй мировой войны. Он весьма плохо растворяется в воде, поэтому очень страшен как яд контактного действия. Украинцы могут отравить воду Северского Донца, а эта река проходит через города ДНР и ЛНР. Бензоксазипин же не столько отравляющее вещество, сколько сильно раздражающее. Самое опасное в этой истории – возможное отравление питьевой воды в Луганске и Донецке. Нужно провести операцию по предотвращению и ликвидации возможности такого шага», – рассказал «Газете.Ru» военный химик, эксперт комитета по обороне Госдумы России, один из создателей отравляющей системы «Новичок» Леонид Ринк.

По его словам, в отличие от ядерного, химическое оружие, особенно последние образцы, намного выгоднее экономически. «Живая сила поражена, а вся матчасть – цела, достаточно ее обработать или применять умные вещества, которые сами умрут через некоторое время. Поэтому наступающие силы умеют и знают, как бороться с собственными химическими компонентами», – сказал эксперт.

Ринк подчеркнул, что США заставили разоружиться Россию, но оставили себе 30% современного химоружия. «То же самое и в Англии. Химические центры в этих странах процветают и развиваются, в то время как российские – нет. На Украине есть люди, которые умеют делать кое-что интересное. Украинские мозги – шикарные мозги в плане научных возможностей. Россия работала с украинскими институтами и специалистами», – сказал Ринк.

По словам зампреда комитета по обороне Госдумы Юрия Швыдкина, поставки химического оружия США на Украину являются грубым нарушением конвенции ООН о запрете разработки, производства и накопления запасов токсического оружия.

«Убежден, что эти поставки осуществляются не просто ради красивого словца, а готовятся провокационные действия со стороны ВСУ при поддержке США. Это заключается в возможных химических атаках, как в отношение жителей ЛНР и ДНР, так и жителей Украины с целью обвинить в этом независимые республики и Россию, создав тем самым условия для ведения активных боевых действий непосредственно в отношение ДНР и ЛНР», – сказал Швыдкин.

По его мнению, логика США действует против логики здравого смысла, но Украина – полигон для воплощения геополитических интересов США. «Поэтому они используют ее в своих целях, при этом не заботясь ни о безопасности европейского континента, не задумываясь о жертвах, которые могут быть», – считает эксперт.

По словам депутата Народного совета ДНР Мирослава Руденко, подобное США творили в Сирии, где «Белые каски» неоднократно пытались организовать химические провокации, чтобы оправдать удары по правительственным войскам САР.

«США демонизируют Донбасс, планируют обвинить независимые республики и Россию в возможных химических атаках. Это – еще один из показателей потери суверенитета Украины – она превратилась в территорию дичайших экспериментов Запада, где на гражданах, как на кроликах, будут проводить опыты», – заключил Руденко.

ПИР-Центр

Последние месяцы внимание мирового сообщества приковано к разразившейся на территории Сирийской Арабской Республики гражданской войне. Это связано не только со значительным геополитическим влиянием происходящих на территории Сирии событий на весь регион Ближнего Востока, но и с угрозой применения в этом конфликте оружия массового уничтожения.

Необходимо отметить, что за последние два года это уже третий случай, когда на территории государства, обладающего или якобы обладающего запасами химического оружия, в результате вооруженных столкновений между силами оппозиции и правительственными войсками происходит смена правящего режима. Но если в случае Египта и Ливии революции завершились в относительно короткие сроки, то ситуация в Сирии принимает все более и более затяжной оборот. Ни у одной из сторон нет достаточно ресурсов, чтобы завершить эту войну. При этом наличие в распоряжении Дамаска некоторых запасов химического оружия еще больше обостряет эту ситуацию.

О сирийской химической программе к настоящему моменту известно очень мало. На официальном уровне Сирия до недавнего времени не подтверждала информацию о наличии в ее распоряжении запасов химического оружия, хотя в своих выступлениях сирийские официальные лица не раз на это намекали. Основными источниками данных о ее программе являются заявления американских или израильских официальных лиц, что заставляет относится к ним с определенной долей настороженности. До тех пор пока эти данные не будут подтверждены результатами международных инспекций Организации по запрещению химического оружия любые рассуждения о степени опасности сирийских запасов отравляющих веществ, их составе и количестве носят лишь гипотетический характер.

Согласно данным иностранных источников, в распоряжении Сирии находится крупнейший и наиболее современный арсенал химического оружия на Ближнем Востоке.

В его состав входят такие виды отравляющих веществ как иприт, зарин и Vx. В качестве средств их доставки могут быть использованы артиллерийские снаряды, авиационные бомбы и ракеты. По оценкам иностранных источников (прежде всего израильских) скорее всего часть зарина и иприта хранится уже в снаряженном состоянии. В распоряжении Сирии находится несколько тысяч авиационных бомб и 100-200 шт. ракет класса «Земля-Земля» (Scud-B и  Scud-С), а также некоторое количество крылатых ракет (Sepal  и разные модификации Styx). Основные центры производства химического оружия расположены рядом с Дамаском и Хомсом. Третьим центром в одних источниках называют Хаму в других Алеппо. Согласно заявлениям сирийских официальных лиц на конец июля 2012 г. все запасы химического оружия находятся под надежным контролем правительственных войск.

Остается открытым вопрос насколько технически сирийская армия готова применять химическое оружие, тем более на своей территории, учитывая, что в отличие от того же Израиля, ее население и, скорее всего, собственные войска не снабжены в полном объеме средствами химической защиты.

С юридической точки зрения возможности Сирии применять химическое оружие в этом конфликте ограничены положениями Женевского протокола 1925 г., который она ратифицировала в 1968 г. Согласно этому документу на полях боевых сражений ей запрещено применять в том числе отравляющие газы.

С военной-политической точки зрения применение химического оружия в настоящий момент также не выгодно ни одной из участвующих в конфликте сторон. Для режима Асада использование отравляющих веществ в боевых действиях будет в том числе автоматически означать введение на территорию Сирии иностранных войск о чем недвусмысленно заявил в своем выступлении на пресс-конференции 20 августа президент США Б. Обама.

В свою очередь для оппозиции применение химического оружия, в случае его попадания к ней в руки, будет означать потерю международной поддержки, от которой она очень сильно зависит.

Разумеется нельзя исключить такого варианта развития событий, когда официальный Дамаск осознает неизбежность своего поражения и может пойти на применение химического оружия, однако это даст лишь небольшую отсрочку, при этом лишив выживших сторонников режима Асада какой-либо международной поддержки. В пользу низкой вероятности подобного исхода говорят и схожие примеры последнего времени. Ни в случае Ирака, ни в случае Ливии, даже терпя поражения правительственные войска никогда не применяли против своего собственного народа оружие массового поражения.

В настоящий момент наибольшее число вопросов и опасений вызывает проблема обеспечения безопасности сирийского арсенала химического оружия в случае, если по каким-то причинам правительственная охрана будет ослаблена или будет вынуждена покинуть охраняемые ими объекты по хранению химического оружия (дезертирство; переброска на другие участки сражений, отступление). В этом случае хранящиеся на складах запасы, в том числе отравляющих веществ, становятся особенно уязвимы для хищения и передачи в руки представителей террористических организаций.

Чтобы избежать этого все предполагаемые объекты хранения оружия массового уничтожения были взяты под дистанционное наблюдение США. Согласно заявлению президента Б. Обамы от 20 августа любые замеченные перемещения химического оружия будут иметь самые серьезные последствия для официального Дамаска. Между США, Великобританией, Францией, Турцией, Израилем и Иорданией ведется постоянный обмен разведывательными данными и обсуждение возможных сценариев распространения химического оружия и их предотвращения. В июне 2012 г. американскими военными был разработан план введения вооруженных сил на территорию Сирии для обеспечения безопасности этих объектов, в случае падения режима Асада. Представители оппозиции также заявляли о своей готовности самостоятельно взять под контроль эти объекты, однако их способность осуществить подобную операцию вызывает в настоящий момент сомнения, учитывая существующие противоречивые заявления о степени готовности военного плана этой операции.

Таким образом, вероятность применения химического оружия в ходе гражданской войны в Сирии в случае отсутствия на ее территории иностранных войск выглядит в настоящий момент достаточно низкой. При этом при затягивании вооруженного конфликта опасность связанная с нелегальным распространением химического оружия будет постепенно нарастать на фоне продолжающего распада страны и может спровоцировать введение на территорию Сирии иностранных вооруженных сил для обеспечения безопасности хранения запасов сирийского химического оружия.

В долгосрочной перспективе ослабление влияния Сирии и возможная смена в ней политического режима открывают новые возможности в переговорах с Сирией, Египтом и Израилем о возможности ратификации этими странами Конвенции о запрещении химического оружия и уничтожения ими всех своих запасов химического оружия.

Факты против вымысла: российская дезинформация об Украине

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Информационный бюллетень
20 января 2022 года

Государственному департаменту, работающему с другими ведомствами США, известно о нескольких российских военных и разведывательных структурах, которые осуществляют информационную кампанию, направленную против Украины. Их действия включают распространение дезинформации и пропаганды в попытке представить Украину и украинских правительственных должностных лиц в качестве агрессивной стороны в отношениях между Россией и Украиной. Такие меры призваны повлиять на западные страны, чтобы они поверили, что поведение Украины может спровоцировать глобальный конфликт, и убедить граждан России в необходимости российских военных действий в Украине. Ниже приведены примеры российской лжи о нынешнем кризисе и его причинах – и факты.

ВЫМЫСЕЛ: Украина и украинские правительственные должностные лица являются агрессивной стороной в российско-украинских отношениях.i

ФАКТ: Ложные заявления путинского режима обвиняют жертву, Украину, в российской агрессии. Россия вторглась в Украину в 2014 году, оккупирует Крым, контролирует вооруженные силы на Донбассе и к настоящему времени сосредоточила более 100 000 военнослужащих на границе с Украиной, в то время как Президент Путин угрожает “ответными военно-техническими” мерами, если его требования не будут выполнены.

ВЫМЫСЕЛ: Запад подталкивает Украину к конфликту.ii

ФАКТ: Москва спровоцировала нынешний кризис, разместив более 100 000 военнослужащих на границе с Украиной; при этом аналогичной военной деятельности на украинской стороне границы не проводилось. Российские военные и спецслужбы атакуют Украину дезинформацией, пытаясь представить Украину и украинских правительственных должностных лиц агрессивной стороной в российско-украинских отношениях. Правительство России пытается обманом заставить мир поверить в то, что поведение Украины может спровоцировать глобальный конфликт, и убедить граждан России в необходимости российских военных действий в Украине. Россия обвиняет других в своей собственной агрессии, но Москва обязана обеспечить мирное урегулирование этого кризиса путём деэскалации и дипломатии.

Москва вторглась в Украину в 2014 году, оккупирует Крым и продолжает разжигать конфликт на востоке Украины. Это соответствует модели поведения России, которая подрывает суверенитет и территориальную целостность стран региона – она вторглась и оккупировала части Грузии в 2008 году и не выполнила своё обязательство от 1999 года вывести свои войска и боевую технику из Молдовы, где они остаются без согласия правительства этой страны.

ВЫМЫСЕЛ: Развёртывание Россией боевых подразделений – это просто передислокация войск на её собственной территории.iii

ФАКТ: Развёртывание более 100 000 российских военнослужащих, включая закалённые в боях боевые подразделения, и наступательных вооружений без правдоподобного и безобидного объяснения, к границам страны, в которую Россия ранее вторглась и до сих пор местами оккупирует, – это не просто ротация войск.  Это явная, возобновившаяся российская угроза суверенитету и территориальной целостности Украины. Наращивание военной мощи сопровождается активными мерами по дезинформации, призванными подорвать доверие к украинским властям и создать предлог для дальнейшего российского вторжения.

ВЫМЫСЕЛ: Соединенные Штаты запланировали атаки с применением химического оружия на Донбассе.iv

ФАКТ: США и Россия являются участниками Конвенции о запрещении химического оружия. В соответствии со своими обязательствами по этому международному соглашению Соединенные Штаты не применяют химическое оружие. Однако за последние годы российские власти дважды применяли химическое оружие для нападений и покушений на противников, в том числе на зарубежной территории. Вместо того чтобы разжигать конфликт на востоке Украины, что делает Россия, США с 2014 года предоставили гуманитарную помощь на сумму более $351 млн тем, кто пострадал от агрессии Москвы. Россия использует заявления высокопоставленных официальных лиц, а также средства дезинформации и пропаганды для преднамеренного распространения откровенной лжи, пытаясь создать предлог для военных действий.

ВЫМЫСЕЛ: Россия защищает этнических русских в Украине.v

ФАКТ: Нет достоверных сообщений о том, что какие-либо этнические русские или русскоязычные находятся под угрозой со стороны Правительства Украины. Однако есть заслуживающие доверия сообщения о том, что в оккупированном Россией Крыму и на Донбассе украинцы сталкиваются с подавлением их культуры и национальной идентичности и живут в условиях жестоких репрессий и страха. В Крыму Россия вынуждает украинцев принимать российское гражданство или терять свое имущество, доступ к здравоохранению и работу. Тем, кто мирно выражает несогласие с российской оккупацией или контролем, грозит безосновательное тюремное заключение, полицейские рейды в их домах, официально санкционированная дискриминация, а в некоторых случаях пытки и другие проявления жестокости. Представители религиозных и этнических меньшинств подвергаются расследованиям и судебному преследованию как “экстремисты” и “террористы”.

ВЫМЫСЕЛ: После окончания холодной войны НАТО организовала заговор против России, окружила Россию войсками, нарушила предполагаемые обещания не расширяться и угрожает безопасности России перспективой вступления Украины в Альянс. vi

ФАКТ: НАТО – оборонительный альянс, целью которого является защита его государств-членов. Все союзники подтвердили на Брюссельском саммите в июне 2021 года, что “Альянс не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России”. Более того, в 2002 году сам Президент Путин заявил: “Каждая страна имеет право выбирать способ обеспечения своей безопасности. Это относится и к странам Балтии. Во-вторых, если говорить более конкретно, НАТО – это в первую очередь оборонительный блок”.

НАТО не окружает Россию – сухопутная граница России имеет протяженность чуть более 20 000 километров. Из этого на долю членов НАТО приходится менее одной шестнадцатой (1215 км). Россия имеет сухопутные границы с 14 странами. Только пять из них являются членами НАТО.

В ответ на применение Россией военной силы против своих соседей в 2016 году НАТО дислоцировала четыре международные боевые группы в странах Балтии и Польше. Эти силы находятся там на ротационной основе, носят оборонительный и пропорциональный характер и приглашены принимающими странами. До незаконного захвата Россией Крыма не было планов по размещению войск союзников в восточной части Альянса.

НАТО никогда не обещала не принимать новых членов. Расширение НАТО не направлено против России. Каждое суверенное государство имеет право выбирать свои собственные механизмы обеспечения безопасности и вступать в оборонительные региональные альянсы в целях самообороны. Это фундаментальный принцип европейской безопасности, отраженный в Уставе ООН и подтвержденный Россией во множестве международных и региональных документов, таких как Хельсинкский Заключительный акт.

Карта с изображением границ стран НАТО с Россией.
Изображение границ может не соответствовать официальным границам.

ВЫМЫСЕЛ: Запад избегает дипломатии и сразу переходит к таким мерам, как санкции.vii

ФАКТ: Соединенные Штаты и наши партнёры ведут интенсивные дипломатические переговоры для разрешения этого кризиса, в том числе напрямую с Правительством России.  Президент Байден дважды разговаривал с Президентом Путиным, а официальные лица США провели десятки встреч и телефонных разговоров на высоком уровне с российскими и европейскими коллегами в рамках всеобъемлющих дипломатических усилий по мирному урегулированию этой ситуации. Остается выяснить, готова ли Россия выполнить свои обязательства в качестве члена мирового сообщества и предпринять шаги по деэскалации вызванного ею кризиса. Но мы также ясно дали понять, публично и в частном порядке, что мы и наши партнёры быстро обеспечим серьёзные экономические последствия для российской экономики, если Президент Путин решит осуществить дальнейшее вторжение в Украину.

# # #

i “Теперь нам говорят: война, война, война. Складывается впечатление, что готовят третью военную операцию и нас заранее предупреждают: не вмешивайтесь, не защищайте этих людей, а вмешаетесь и будете защищать – такие-то и такие-то новые санкции последуют”. Президент Путин https://web.archive.org/web/20220110200851/https://www. msn.com/en-gb/news/world/russian-mercenaries-deploy- into-eastern-ukraine-sources-claim/ar-AAS5OBj?hss_channel=fbp-44821210086 

ii “Мы должны думать о перспективах своей безопасности даже не на сегодняшний день, не на следующую неделю, а на ближайшую перспективу. Как Россия должна жить с этим? Все время с оглядкой, что там будет и когда долбанут? Но что это все значит, если это все приведет к конфликтам? Но это не наш выбор, мы этого не хотим”. Президент Путин https://web.archive.org/web/20211230075113/http://en.kremlin.ru/events/president/transcripts/67438 

iii “Мы сами будем решать, что делать на нашей собственной территории”. Заместитель Министра иностранных дел России Рябков https://archive.is/8q8NK#selection-3851.30-3851.69

iv “Достоверно установлено присутствие более 120 сотрудников американских ЧВК в населенных пунктах Авдеевка и Приазовское Донецкой области… Для совершения провокаций в города Авдеевка и Красный Лиман доставлены резервуары с неустановленными химическими компонентами”. Министр обороны России Сергей Шойгу https://web.archive.org/web/20211225083153/https://www.themoscowtimes.com/2021/12/21/us-mercenaries- preparing-donbass-provocation-russian-defense-chief-a75892

v “То, что сейчас происходит на Донбассе, мы с вами хорошо видим, знаем. Это, конечно, очень напоминает геноцид”. Президент Путин https://web.archive.org/web/20220108143615/https://www.bbc.com/news/world-europe-59599066 

vi “…всё это происходит на фоне активной военной “экспансии” на территорию Украины странами НАТО, что создает прямую угрозу безопасности России”. Кремль https://web.archive.org/web/20220110013538/https://www.jpost.com/international/putin-tells-uks-johnson-nato- members-are-threatening-russia-from-ukraine-688642 

vii “ были бы крупной ошибкой. Потомки оценят это как огромную ошибку. Таких ошибок уже немало сделано за последние 30 лет, поэтому желательно в данной ситуации таких ошибок больше не делать”. Помощник Президента России по внешнеполитическим вопросам Юрий Ушаков https://web. archive.org/web/20220108121328/https://www.voanews.com/a/biden-affirms-sanctions-threat-putin- says-that-would-be-colossal-mistake-/6376182.html 

Автор U.S. Mission Russia | 20 января, 2022 | Категории: Новости, Пресс-релизы

позиция Россия и новые обвинения США. Круглый стол в МИА «Россия сегодня»

6 февраля 2018 г. в 13:00 в Международном мультимедийном центре МИА «Россия сегодня» состоится круглый стол на тему: «Химическое оружие в Сирии: позиция Россия и новые обвинения США». В мероприятии примут участие члены и эксперты РСМД.

6 февраля 2017 г. в медиацентре МИА «Россия сегодня» состоялся круглый стол на тему: «Химическое оружие в Сирии: позиция России и новые обвинения США».

Участниками мероприятия стали:

— председатель Совета ПИР-Центра, вице-президент РСМД, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский;

— генеральный директор РСМД Андрей Кортунов;

— член комитета СФ по обороне и безопасности Алексей Кондратьев;

— эксперт по химическому оружию, экс-инспектор ООН по Ираку, автор российских технологий уничтожения химического оружия Антон Уткин.

В ходе дискуссии участники обсудили ключевые вопросы, касающиеся применения химического оружия в Сирии. Речь шла о попытках Соединенных Штатов дискредитировать успехи России в разрешении сирийского конфликта, о неполной независимости решений Совместного механизма ООН — ОЗХО, о доступе террористов к химическому оружию и многом другом.

Эксперты сошлись во мнении о том, что механизм контроля за вооружениями переживает сейчас не лучшие времена, что отчасти связано с непоследовательностью американского курса в Сирии и внутриполитической турбулентностью в США.

Генеральный директор РСМД А. Кортунов отметил: «У Трампа нет политики в Сирии, то есть нет свой стратегии, нет своего видения сирийской проблемы. То, что мы видим сегодня со стороны США, — это инерция подхода Обамы. Много говорилось во время избирательной кампании, что Обама не прав, что надо менять (стратегию – ред.), но принципиальных сдвигов в американском подходе к сирийскому конфликту я не вижу. За исключением того, что Обама никогда не переходил “красную линию” и не наносил военного удара по территории, контролирующейся Дамаском».

Вице-президент РСМД Е. Бужинский обратил внимание журналистов на то, что США не окончательно уничтожили свой арсенал химического оружия. «Сейчас американцы 94% уничтожили, а 6% — нет. А мы уничтожили все. Закрадывается подозрение, что немного американцы решили себе оставить, так, на всякий случай. У наших военных это вызывает тревожные опасения. Когда США оставляет у себя определенное количество химоружия, это не может не беспокоить», — заявил генерал-лейтенант запаса.

Другая немаловажная тема, которая была затронута экспертами в ходе мероприятия — это подтасовка фактов СМР ООН — ОЗХО в расследовании инцидента с применением химического оружия, произошедшего 4 апреля 2017 г. в Хан-Шейхуне. Эксперт А. Уткин подробно рассказал о многочисленных нестыковках, которые встречаются в седьмом докладе механизма, и наводят на мысль о том, что СМР в своей деятельности поддается внешнему давлению.

Он также рассказал о свободной продаже компонентов для изготовления химоружия в Интернете: «Зайдите на “Алибабу” и увидите, что продажа фтористого водорода осуществляется партиями до 20 тонн».

Попытки США возложить ответственность за химические атаки в Сирии на Россию участники круглого стола сравнили со стремлением не допустить российских спортсменов к участию в ОИ 2018 — в обоих случаях Вашингтон руководствуется «презумпцией виновности» и не желает предоставлять каких-либо доказательств, если это выгодно политически.

Сенатор А. Кондратьев высказал мнение о том, что Вашингтону невыгодно объективное расследование химических атак. Он также подчеркнул, что международному сообществу необходимо срочно создать новый орган по расследованию подобных атак в Сирии.

Эксперты пришли к выводу о том, что в сирийском вопросе для России важно налаживать сотрудничество с ЕС, который искренне заинтересован в стабилизации ситуации, и Китаем, чья позиция во многом схожа с российской.

Видео

Какие санкции грозят России после отравления Алексея Навального

По сообщению представителя правительства Германии, лаборатория бундесвера обнаружила в организме Алексея Навального яд типа «Новичок». Это боевое отравляющее вещество, применение которого в любом месте планеты и для любых целей регулируется многими международными и национальными нормативными документами.

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении не предполагает специального механизма ответственности государств за нарушение принятых на себя обязательств. Из-за наличия права вето России удастся избежать неблагоприятных последствий на уровне Совета безопасности ООН. Однако у США и ЕС не только создан, но и применяется инструментарий для введения персональных санкций за использование запрещенного химического оружия.

Предыстория борьбы за запрет химического оружия

Одним из главных достижений Нюрнбергского трибунала над нацистскими преступниками стало появление нормы об отсутствии у государств абсолютного суверенитета. Если говорить упрощенно, то нельзя делать у себя дома все, что заблагорассудится. Право на жизнь признано высочайшей ценностью, а государственная власть должна сообразовывать свои желания с необходимостью соблюдения прав человека.

Реклама на Forbes

Именно на этих предпосылках стало формироваться появившееся международное право прав человека. 9 декабря 1948 года появилась Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, а на следующий день принята Всеобщая декларация прав человека, закрепившая в статье 3 право на жизнь. Четыре Женевские конвенции 1949 года о защите жертв войны ограничили государства в средствах и методах ведения военных действий, как в военное, так и в мирное время. Под воздействием принципа о запрете оружия, обладающего неизбирательным действием, государства на уровне двухсторонних, многосторонних конвенций или посредством односторонних деклараций стали отказываться от химического оружия.

26 марта 1975 года вступила в силу Конвенция о бактериологическом оружии, которая стала первым международным договором о разоружении, запрещающим производство целого класса вооружений, обладающего неизбирательным поражением. Но с химическим оружием такого консенсуса в мире не было. В первую очередь этому препятствовал крупнейший производитель и обладатель химического оружия — Советский Союз. Поэтому государства начали ограничивать производство и оборот химического оружия в одностороннем порядке, а также под страхом ответственности требовать от других государств и их режимов не применять химическое оружие.

В 1991 году Конгресс США принимает закон «О контроле над химическим и биологическим оружием и запрете их военного использования» (далее — «Закон о ХБО»). Причиной его принятия был риск применения химического оружия против своих граждан такими государствами, как Иран, Ирак, Сирия и Ливия. Одна из основных его задач — введение односторонних санкций и поощрение международных санкций в отношении стран, которые применяют химическое или биологическое оружие в нарушение международного права или применяют смертоносное химическое или биологическое оружие против своих граждан.

Сами санкции, с которыми может столкнуться государство, обвиненное в вышеуказанных противоправных деяниях, перечислены в части «b» статьи 307 Закона о ХБО. К ним относятся:

  • запрет на получение международной помощи от США;
  • прекращение получения помощи от Международного Банка развития;
  • отказ от предоставления кредитов и финансирования;
  • ограничения на поставку определенного оружия;
  • ограничения экспорта технологий или товаров, чувствительных для национальной безопасности США;
  • иные экспортно-импортные ограничения;
  • ограничения в праве на посадку воздушных судов на территории США.

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (далее — Конвенция) была принята в Париже только 13 января 1993 года, а вступила в силу лишь 29 апреля 1997 года. В этот день же заработала специализированная Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). В силу принятых на себя обязательств Россия должна была полностью распрощаться с химическим оружием до 1 мая 2007 года.

«Химические» санкции 

Исполнение американского Закона о ХБО началось 11 июня 1993 года после подписания Биллом Клинтоном указа № 12851. Функции по определению государства, применившего химическое оружие в нарушение международного права или против собственных граждан, возложены на Государственный департамент США. В 1994 году президент США отнес распространение химического, ядерного и бактериологического оружия к угрозам национальной безопасности, внешних сношений и экономики США. Для борьбы с этими угрозами он ввел в стране чрезвычайное положение. Поскольку этот указ был издан на основе не только Закона о ХБО, но и профильного «санкционного» закона 1977 года «Об экономических полномочиях на случай международной чрезвычайной ситуации», санкции выступили инструментом для нейтрализации обозначенных угроз.

6 августа 2018 года государственный секретарь США на основании закона о ХБО признал правительство Российской Федерации применившим химическое оружие в нарушение международного права или применившим смертоносное химическое оружие против своих граждан. Основанием стало отравление Сергея и Юлии Скрипалей в британском городе Солсбери в марте 2018 года. И Юлия, и Сергей Скрипаль являются гражданами Российской Федерации. С 27 августа 2018 года Соединенные Штаты ввели первый пакет из 5 видов санкций против России и дали правительству Дмитрия Медведева 3 месяца на раздумья: или будут предоставлены дополнительные надежные гарантии отказа от применения химического оружия против своих граждан в будущем, или будет введен второй пакет санкций.

В августе 2019 года положения указа № 12851 были изменены. У Государственного департамента появилось право возражать против предоставления России помощи от Международных банков развития и запрещать американским банкам предоставление России кредитов. Тогда же Минфином США была издана директива, которая разъяснила понятия «американский банк» и «российский суверен». Второй пакет санкций от Государственного департамента последовал 1 августа 2019 года. С 26 августа 2019 года по Закону о ХБО применяются 3 дополнительных вида санкций:

  1. Соединенные Штаты будут против предоставления международными финансовыми институтами, такими как Всемирный банк или Международный валютный фонд, любого кредита, финансовой или технической помощи России.
  2. Американским банкам запрещено работать на первичном рынке суверенного долга Российской Федерации в валюте, отличной от российского рубля, а также предоставлять российскому правительству кредитные средства, деноминированные не в рублях.
  3. «Презумпция отказа» будет распространяться на выдачу лицензий на контролируемый Министерством торговли США экспорт в Россию химических и биологических веществ и/или соответствующих товаров двойного назначения.

Пострадавшая от применения «Новичка» Великобритания в течение недели предложила создать инструментарий для введения санкций по образцу американского закона и поставила этот вопрос перед учреждениями ЕС, однако потребовалось более полугода, пока свет увидели соответствующие решение Совета ЕС № 1544 и регламент ЕС № 1542. Прошло еще 3 месяца, пока в санкционном списке не появились первые фигуранты: «солсберецкие» Анатолий Чепига и Александр Мишкин.

Потенциальные последствия 

Конвенция не содержит положений об ответственности государств. ОЗХО не вправе выносить решения, осуждающие применение химического оружия. Исполнительный совет ОЗХО может лишь потребовать от государства объяснений, созвать внеочередную конференцию организации или передать информацию в два основных органа ООН: Генеральную ассамблею и Совет безопасности.

Кроме ОЗХО, любое из 193 государств-участников ООН вправе поставить вопрос о применении химического оружия на обсуждение Совета безопасности ООН и предложить ввести против нарушителя санкции ООН. Однако Россия, как постоянный член СБ ООН, обладает правом вето в данном международном органе, поэтому неблагоприятная для властей России резолюция попросту не пройдет. А резолюции Генассамблеи носят лишь рекомендательный характер.

Германия вправе квалифицировать Россию в качестве страны, не выполнившей свои обязательства, вытекающие из Конвенции. Сам факт применения запрещенного боевого отравляющего вещества на территории страны делает ее нарушившей взятые на себя международные обязательства. Исходя из духа и буквы Конвенции, власти России должны были создать все условия, исключающие хранение, передачу и использование отравляющих веществ. При отсутствии действенного международно-правового инструментария привлечения к ответственности другие государства и ЕС вправе принять любые меры согласно своему внутреннему законодательству, — например, ввести экономические и визовые санкции против причастных к отравлению лиц. Что, скорее всего, и произойдет в ближайшем будущем.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Химическое оружие Вооружённых сил США (1976) — Вьетнамская война 1965—1973 — Войны — Top secret

Генерал-майор П. Ефимов

Советский Союз, верный своей миролюбивой политике, выступал и выступает за запрещение разработки и производства новых видов оружия массового уничтожения. Однако в ряде стран, особенно в США, все еще действуют агрессивные милитаристские силы, которые продолжают уделять внимание дальнейшему совершенствованию всех видов оружия массового поражения, в том числе и химического.

Необходимость совершенствования химического оружия обосновывается американскими военными теоретиками тем, что оно якобы в некоторых случаях будет более эффективным, чем обычное и даже ядерное оружие. Из этого положения ими делается вывод, что при сражении приблизительно равных по силе крупных военных группировок та из них, которая прибегнет к применению химического оружия, получит значительные преимущества даже в том случае, если противная сторона хорошо оснащена средствами противохимической защиты. Особенно ценным с военной точки зрения считается то, что такие преимущества нельзя нейтрализовать с помощью обычного оружия.

В иностранной печати приводятся следующие характеристики отравляющих веществ (табл. 1).

Таблица 1 Отравляющие вещества и их характеристики

Группы отравляющих веществ Физическое состояние при 20°С Стойкость Основное состояние вещества в районе цели Пути попадания в организм Представители ОВ
Нервно- паралитические Жидкость От низкой до высокой В виде паров, аэрозолей Легкие, глаза. кожа VX. зарин, зоман
Кожно-нарывные Жидкость, твердое состояние Высокая В виде паров, аэрозолей. жидкости То же Иприт, люизит
Удушающие Жидкость Низкая В виде паров Легкие Фосген
Общеядовитые (средства. поражающие кровь) Жидкость, пары То же То же То же Синильная кислота
Токсины Твердое состояние   В видя аэрозолей, жидкости Легкие, желудочно-кишечный тракт Ботулннический токсин
Раздражающие (слезоточивые и чихательные) газы Жидкость, твердое состояние   В виде паров, аэрозолей Легкие, глаза CS
Вещества, временно выводящие из строя Жидкость, твердое состояние   В виде аэрозолей. жидкости Легкие, кожа BZ
Гербицкиды* (дефолианты) Жидкость. твердое состояние От низкой до высокой То же Легкие, кишечный тракт «оранжевая», «белая», «голубая» рецептуры
* Некоторые гербициды, в частности содержащие мышьяк, являются ядовитыми для человека и животных

Особое внимание, судя по сообщениям зарубежной печати, уделяется современным фосфорорганическим отравляющим веществам нервно-паралитического действия, токсинам, раздражающим ОВ, веществам, временно выводящим живую силу из строя, а также химическим средствам уничтожения растений (табл. 2 и 3).

Фосфорорганические ОВ нервно-паралитического действия продолжают привлекать внимание специалистов прежде всего своей высокой токсичностью, которая сравнительно легко может быть реализована с помощью современных средств применения отравляющих веществ. Вместе с тем ряд зарубежных специалистов считает, что в классе существующих нервно-паралитических ОВ достигнут возможный предел токсичности и что открытие более токсичных ОВ возможно среди соединений, не относящихся к фосфорорганическим веществам. Именно этим объясняется повышенный интерес к токсинам.

Ботулинический токсин типа А относится к наиболее ядовитым из известных веществ. Технология его получения довольно проста и допускает сравнительно быструю организацию производства. Однако боевое применение этого токсина из-за его недостаточной устойчивости к нагреванию. механическому давлению и воздействию кислорода связано с большими трудностями, В западной печати сообщалось, например, что на одном из полевых испытаний эффективность ботулотоксина вследствие быстрого разложения его в воздухе оказалась примерно равной эффективности нервно-паралитического ОВ. По этой причине токсин не представляет особого интереса для использования его в крупномасштабных операциях и более подходит, по мнению зарубежных специалистов, для диверсионных операций, например для отравления запасов воды и пи-щи. По сведениям, опубликованным в иностранной печати, в качестве вероятных ОВ для боевого применения изучаются и другие токсины, например стафилококковый энтеротоксин, который предполагается применять для заражения больших площадей с помощью аэрозольных генераторов.
 

Таблица 2 Токсичность некоторых ОВ
ОВ (пар, аэрозоль) Выводящая из строя токсодоза Смертельная токсодоза
мг•мин /л Время наступления эффекта мг*мин /л Время наступления эффекта
Зарин GB 5,5•10-2 1-10 мин 1•10-1 2-15 Мин
Зоман 2,5•10-2 1-10 мин 7•10-2 1-15 мин
Ботулинический токсин типа А (неочищенным сухой)     1•10-4 12 — 24 ч
Сакситоксин     5•10-5 0,25 — 1 ч
Стафилококковый энтеротоксин В 5•10-4 2 — 4 ч 2•10-1 длительное
CS 2•10-2 секунды 61 длительное
BZ 1,1•10-1 0,5 — 4 ч 200 длительное

Военные специалисты США считают, что положения Женевского протокола 1925 года о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств не распространяются на вещества, временно выводящие из строя живую силу, раздражающие ОВ, а также химические средства для уничтожения растений. Поэтому, как можно судить по материалам, опубликованным в зарубежной печати, в последние годы эти ОВ стали объектами всесторонних широких исследований в армии США. Этому также способствовало применение некоторых из них американскими войсками во Вьетнаме.

В военных научно-исследовательских центрах США и Великобритании в течение ряда лет изучаются различные аспекты действия так называемых «полицейских газов». К этой группе наряду со «старыми» ОВ раздражающего действия (хлорацетофенон) относятся ОВ типа CS и CR.

Отравляющее вещество CS применяется в виде ядовитого дыма. Действие его проявляется в сильном жжении в глазах, обильном слезотечении, кашле, затруднении дыхания и стеснении в груди. Высокие концентрации CS вызывают тошноту и рвоту. Для боевого применения этого ОВ в Юго-Восточной Азии министерство обороны США в течение 1964- 1969 годов разработало несколько образцов химических боеприпасов, например: авиационные бомбы, снаряды, мины, генераторы аэрозолей, ручные гранаты.

В то же время американские специалисты считают вещество CS недостаточно стойким. В условиях влажного климата Вьетнама оно распадалось на местности через 3-7 дней. Учитывая это, его усовершенствовали, создав технологию производства более стойкой рецептуры CS-2, которая в тех же климатических условиях сохраняет активность не менее 14 дней.

В начале текущего десятилетия в иностранной литературе появились сообщения о новом отравляющем веществе — CR. Оно было получено в. процессе поиска более совершенного ОВ раздражающего действия, свободного от таких недостатков ОВ CS, как сравнительно быстрый гидролиз и возможность использования его только в аэрозольном состоянии, CR обладает высокой раздражающей способностью. Это ОВ малорастворимо в воде, но даже его водные растворы обладают высокими раздражающими свойствами, что позволяет применять его путем диспергирования в воздухе в капельно-жидком состоянии. Вещество CR не лишено недостатков, однако, но мнению специалистов, оно значительно совершеннее вещества CS и может в последующем заменить его.

Большее внимание в вооруженных силах США уделяется отравляющим веществам, временно выводящим живую силу из строя. Эти ОВ делятся на две группы: вещества, вызывающие временные патологические расстройства (например, слепоту, глухоту, паралич и т. д.). получившие название дисрегуляторов; и вещества, вызывающие временные психические расстройства, получившие название психотомиметиков. Примером психотомиметиков служит принятое на вооружение армии США ОВ BZ. Поражающее действие его выражается в снижении умственной и физической деятельности человека, потере ориентации, галлюцинациях, усиленной потливости и учащенном сердцебиении.

В одной из зарубежных публикаций описывается картина отравления этим психотомиметическим ОВ при его испытаниях на добровольцах, которые после пребывания в камере с ОВ теряли боеспособность на 3-4 ч. В другом случае в полевых условиях во время учений проводилось распыление психохимических ОВ с самолетов. Пораженные солдаты бессмысленно бегали, бросив оружие и забыв о служебных обязанностях. Отравляющее вещество BZ может применяться с помощью кассетных авиационных бомб и наземных термических генераторов аэрозолей.

По оценке американских специалистов. BZ не является идеальным ОВ, полностью удовлетворяющим всем необходимым требованиям: его токсичность невысока, трудно заранее предсказать с достаточной определенностью его эффективность, вещество сравнительно дорого в производстве. Несмотря на это, армия США приняла BZ на вооружение, как сообщалось в зарубежной печати, без всесторонних испытании и оценок, надеясь, очевидно, заменить его в последующем более эффективным ОВ аналогичного действия, которое может быть получено в результате продолжающегося научно-исследовательского поиска.

Химические средства уничтожения растений (гербициды и дефолианты, (табл. 3) отнесены Организацией Объединенных Наций к запрещенным химическим средствам ведения войны. Несмотря на это, гербициды и дефолианты широко применялись американскими войсками в военных действиях в Юго-Восточной Азии. Они распылялись с помощью специально оборудованных самолетов, вертолетов и наземных приборов. В основном использовался военно-транспортный самолет С-123, имеющий емкости на 3580 л. За один самолето-вылет обрабатывалась полоса шириной до 100 м протяженностью до 18 км. Высота полета 50 м над вершинами деревьев, оптимальная скорость самолета 240 км/ч. Обычно распыление производилось в утренние часы при скорости ветра 4 м/с и температуре воздуха не выше 29СС. При этих условиях обеспечивалась плотность распыления гербицидов в среднем 20 л на 1 га.

Таблица 3 Гербициды и дефолианты
Условное название рецептуры Химический состав смесей Процентные состав
«Оранжевая» 2,4 Д (H-бутиловый эфир) 50
2. 4. 5-T (Н-бутиловый эфир) 50  
«Белая» 2. 4-Д (триизпропаноламиновая соль) 80
Пиклорам (триизопропаноламиновая соль) 20
«Голубая» Какодиловая кислота (натриевая соль) 27,7
Какодиловая кислота 4,8
Вода 67.5

Гербициды и дефолианты использовались в районах боевых действий с целью уничтожения растительности вдоль дорог, каналов и линии электропередач, а также для уничтожения рисовых полей и плантаций технических культур в густонаселенных районах, контролируемых патриотами.

Эти мероприятия упрощали наблюдение за передвижением войск, помогали выявлению расположения складов, демаскировали партизан, облегчали ведение разведки, фотографирование местности, а также ведение прицельного огня.

Вследствие применения гербицидов общий объем сельскохозяйственной продукции Южного Вьетнама снизился к 1971 году на 40 проц. , добыча каучука упала на 45 проц. В результате распыления гербицидов в 1969 году над Камбоджей была повреждена треть всех каучуковых плантаций страны.

В докладе Национальной академии наук США, подготовленном в 1974 году для министерства обороны и конгресса США, сообщается, что с 1965 по 1970 год на территорию Южного Вьетнама было сброшено 71921 т различных гербицидов, в том числе 42 172 т (по другим источникам около 60000 т) так называемого «оранжевого агента», содержащего значительные примеси диоксина, являющегося сильнодействующим ядом для человека и животных. При этом до 80 проц. всех гербицидов, применяемых в Южном Вьетнаме, было сброшено на леса, 9 проц. на посевы, находящиеся на территории, контролируемой Фронтом национального освобождения Южного Вьетнама, и около 3 проц. гербицидов (в основном дефолиантов) распылялось по периметрам территорий военных баз армии США для расчистки зон наблюдения вокруг них. В нем подчеркивается, что некоторые районы страны, если не будут приняты эффективные меры по восстановлению в них лесов, будут испытывать отрицательные последствия применения гербицидов еще в течение 100 лет.

Применение гербицидов и дефолиантов в больших дозах приводило к отравлению людей и животных. Так, в 1963 году пострадало 9000 человек (из них 80 со смертельным исходом), а в 1969 году 28 500 человек (500 со смертельным исходом).

Химические средства уничтожения растений применялись американскими войсками в дозах, которые часто превосходили в 10 и более раз концентрации, применяющиеся в сельскохозяйственной практике. Следствием этого является уничтожение большинства микроорганизмов, обусловливающих плодородие почвы и образование в почве соединений, препятствующих развитию многих видов растений.

В результате обработки гербицидами рисовых полей более 60000 жителей Южного Вьетнама лишились основного источника питания.

Применение американскими войсками химического оружия в Юго-Восточной Азии дало определенный толчок развитию средств химического нападения.

Характеризуя этот процесс, зарубежные военные специалисты отмечают, что в результате проведенных операций с применением химических средств поражения в крупных масштабах вооруженные силы США в целом, а не только ограниченное количество специалистов по химическому оружию, познакомились технически и психологически с некоторыми видами химического оружия и получили возможность эффективнее применять его в дальнейшем: своевременно оценивать и создавать тактические ситуации, в которых могут быть использованы находящиеся в его распоряжении боевые химические вещества, более грамотно оценивать, какую помощь могут оказать эти вещества в самых разнообразных ситуациях, как они могут дополнить другие системы оружия и повысить их эффективность.

Милитаристские круги США и некоторых других капиталистических стран крайне отрицательно относятся к Женевскому протоколу 1925 года, упорно стремятся ограничить сферу его действия, пытаясь исключить из него раздражающие ОВ. ОВ. временно выводящие живую силу из строя, а также химические средства уничтожения растении. Прямым доказательством особого интереса милитаристов к химическому оружию является их стремление к совершенствованию не только отравляющих веществ, но и технических средств их боевого применения. Основные средства химического нападения вооруженных сил США приводятся в табл. 4.

Использование вооруженными силами США в Южном Вьетнаме раздражающих ОВ и химических средств поражения растений привело к интенсивному развитию технических средств применения этих веществ как авиацией, так и наземными войсками. Как отмечают зарубежные специалисты, арсенал средств химического нападения армии США расширился, стал еще более разнообразным, обеспечивает дифференцированное применение различных по силе поражающего действия образцов химического оружия всеми видами вооруженных сил в соответствии с целями и конкретными условиями развертывания и ведения военных действий.

Важной тенденцией в совершенствовании средств химического нападения, обсуждению которой в зарубежной печати уделяется в последнее время очень большое внимание, является создание в вооруженных силах США так называемых бинарных систем химического оружия.

В печати отмечалось, что срок хранения основной массы химических боеприпасов, созданных в вооруженных силах США после второй мировой войны, истек и на повестку дня стал вопрос об их уничтожении а создании новых запасов средств ведения химической войны. Естественно, у милитаристов США возникло стремление под «дымовой» завесой широко разрекламированных мероприятий по уничтожению старых запасов химического оружия с истекшим сроком хранения создать и положить в запас более современное — бинарное химическое оружие. С этой целью министерство армии США в сентябре 1973 гола развернуло в конгрессе и печати широкую дискуссию о преимуществе бинарных химических боеприпасов.

Химический боеприпас бинарного действия вместо обычного ОВ снаряжается двумя нетоксичными или малотоксичными веществами, способными при смешивании образовывать боевое отравляющее вещество. Вещества-компоненты в боеприпасе отделены друг от друга и смешиваются только во время доставки его к цели.

Бинарное химическое оружие, по утверждению его сторонников, имеет ряд преимуществ при сравнении с обычным химическим оружием. Отпадает необходимость иметь специальные заводы для производства высокотоксичных отравляющих веществ, компоненты бинарных систем малотоксичны, поэтому ими легче снаряжать химические боеприпасы, в свою очередь химические боеприпасы в бинарном снаряжении проще и дешевле транспортировать, хранить и обслуживать. Считается также, что бинарное химическое оружие легче накапливать на случаи чрезвычайных обстоятельств, а это в свою очередь позволит сократить запасы химического оружия в мирное время Отмечается, что бинарное химическое оружие более приспособлено для усовершенствования, которое может быть осуществлено достаточно скрытно, путем улучшения отдельных полупродуктов — компонентов бинарных систем.

Вместе с тем специалисты отмечают ряд существенных недостатков бинарного химического оружия. и прежде всего его более низкую эффективность по сравнению с обычными химическими боеприпасами. Поэтому для решения одних и тех же боевых задач потребуется расходовать бинарных химических боеприпасов больше, чем небинарных. Несмотря на это. вооруженные силы США все-таки идут на замену существующих химических боеприпасов бинарными системами. Эти мероприятия свидетельствуют об исключительной приверженности милитаристских кругов США к идее химической войны.

Таблица 4 Основные средства химического нападения Вооружённых сил США
Наименование образца Используемые ОВ Принцип действия Примечание
наименование количество, кг

Химические головные части

УР «Сержант» М212 GB 195 Кассетный 330 кассетных элементов взрывного действия (M139). в каждом элементе 0.6 кг ОВ
НУР «Онест Джон» М190 GB 217 То же 368 кассетных элементов Ml39

Авиационные средства нападения

Химические авиационные бомбы
337 кг МС-1 GB 100 Взрывной Площадь поражения первичным облаком 1,3 га
225 кг MK9-1. Mod.0 Wуleye GB 50 То же То же — 0.6 га
Mk16 GB     Предположительно 225 кг управляемая бомба
Химические кассеты:
CBU-15А GB 69   Имеются пусковые установки дли рассеивания кассетных элементов
CBU-16А BZ 31   То же
CBU-30A CS 25   Имеется пусковая установка для рассеивания
400 кг M34A1 GB 90   76 кассетных элементов M125А
22. 5 кг ХМ15 E156R2 CS 5   264 кассетных элемента ХМ16
58,5 кг E159 CS 10   Для легких летательных аппаратов
337 кг M43 BZ 39   57 кассетных элементов М13В
78,7 кг M44 BZ     Три кассетных элемента M-16 (генераторного типа)
ВАП. Аeго 14В VX. GB и другие 303 л Поливной Состоит на вооружении морской пехоты
ВАП, TMU 28В VX То же   Для самолета F-111А и других

Артиллерийские средства химического нападения

115 мм реактивные снаряды М55 (45 шт) GB, VX 225. 205 Взрывной К установке М91 (на вооружении с 1960 года)
5 дюймовые реактивные снаряды к 48-ствольной морской установке GB 105 То же Боеголовки типа 40: дальность стрельбы 4. 5 км
35-мм патроны Е-23 к 16-ствольной пусковой установке ЕВ CS 1,2    
Артиллерийские снаряды {калибр, мм)
M121 (155) GB иди VX около 3 Взрывной  
M360 (155) GB 0,7 То же  
М426 (203,2) GB 7,2    
M426 (203.2) VX 6,4    
снаряд Т223 (175) GB иди VX 6,7-6,0    
Снаряд Mk53 (127) GB или VX около 1,4    
Ручные химические гранаты, генератора аэрозоля, )химические фугасы, ядовито-дымовые шашки
ручные химические гранаты M641. M7А1. М7А3, ХМ58 и другие CS и другие 0,02-.0,17 Термический  
Генератор аэрозоля М3 ни основе твердых веществ (портативный) CS 4

9

Распыление Представляет собой модифицированный огнемёт М2А1
Генераторы аэрозоля на основе жидких веществ ручные ХМ23. ХМ30 и ХМ32. ранцевый ХМЗЗ Раствор CS Несколько литров Разбрызгивание  
Генератор аэрозоля М16 BZ   Термический  
Химический фугас М23 VX 5  Взрывной Имеется прыгающий вариант
Химический фугас Иприт 4,5 То же  
Ядовито дымная шашка (плавающая) GB   Термический Может применяться воздушными средствами доставки; продол- жительность горения до 15 мин

 Зарубежное военное обозрение 1976 №1 С.14-21

Смотрите также

«Уничтожение» химоружия — у США и здесь двойные стандарты

В арсенале Вооруженных сил США до настоящего времени есть и химическое, и бактериологическое оружие, США и по этому вопросу применяют практику двойных стандартов. Об этом заявил директор Института стратегического планирования Александр Гусев, комментируя призыв посольства РФ в Вашингтоне в кратчайшие сроки уничтожить химическое оружие.

Гусев в эфире радио Sputnik подчеркнул, что Россия, в отличие от США, выполнила все взятые на себя обязательства.

«Россия взяла на себя обязательство и уничтожила все свое химическое и бактериологическое оружие. Работа была проделана очень большая. Американские и европейские специалисты присутствовали при его уничтожении на наших объектах. Соединенные Штаты обещали мировому сообществу, что тоже пойдут на этот беспрецедентный шаг. Но на поверку все оказалось совершенно иначе», — сказал Гусев.

У США до сих пор есть химическое и бактериологическое оружие, отметил он.

«И мы знаем, где находятся эти боезаряды. Но США, как всегда, применяют в своей политике двойные стандарты. Наш посыл достаточно четкий и определенный: США должны выполнить взятые на себя обязательства, и точка. Мы все требования мирового сообщества выполнили, Россия в этом отношении абсолютно чиста. Пусть эти 44 страны позаботятся, чтобы США выполнили взятые на себя обязательства и не вели себя, как жандармы, определяя свои внешнеполитические тренды, в том числе и в сфере международной безопасности», — заявил Александр Гусев.

Посольство РФ в Вашингтоне призвало Соединенные Штаты в кратчайшие сроки уничтожить свое химическое оружие. В комментарии дипломатов в Facebook говорится, что Россия является приверженцем конвенции по химическому оружию, в 2017 году «уничтожила все национальные запасы боевых отравляющих веществ, что документально зафиксировано ОЗХО». США остаются единственной страной, которая этого не сделала.

«Призываем Вашингтон в кратчайшие сроки завершить программу химической демилитаризации и выполнить международные обязательства, обезопасив мир от потенциального применения данного вида вооружения», — говорится в сообщении.

Опыт Второй мировой войны на JSTOR

Информация о журнале

International Security публикует ясные, хорошо документированные эссе по всем аспектам контроля и применения силы, от всех политических точки зрения. Его статьи освещают вопросы современной политики и исследуют исторические и теоретические вопросы, стоящие за ними. Очерки международной безопасности определили дискуссию о Американская политика национальной безопасности и определили повестку дня для стипендий. по вопросам международной безопасности.Читатели журнала International Security узнают о новых разработках в: причины и предотвращение войн этнический конфликт и миротворчество проблемы безопасности после холодной войны Европейская, азиатская и региональная безопасность ядерные силы и стратегия контроль над вооружениями и распространение оружия вопросы постсоветской безопасности дипломатическая и военная история

Информация об издателе

Среди крупнейших университетских издательств мира The MIT Press ежегодно публикует более 200 новых книг, а также 30 журналов по искусству и гуманитарным наукам, экономике, международным отношениям, истории, политологии, науке и технологиям, а также по другим дисциплинам.Мы были одними из первых университетских издательств, предложивших книги в электронном виде, и мы продолжаем внедрять технологии, которые позволяют нам лучше поддерживать научную миссию и широко распространять наш контент. Энтузиазм прессы по отношению к инновациям отражается в том, что мы продолжаем исследовать эту передовую. С конца 1960-х годов мы экспериментировали с электронными издательскими инструментами поколение за поколением. Благодаря нашей приверженности новым продуктам — будь то цифровые журналы или совершенно новые формы коммуникации — мы продолжаем искать наиболее эффективные и действенные средства для обслуживания наших читателей.Наши читатели привыкли ожидать превосходства от наших продуктов, и они могут рассчитывать на то, что мы сохраним обязательство производить строгие и инновационные информационные продукты в любых формах, которые может принести будущее издательского дела.

Химическое оружие | Иностранные дела

Во время мировой войны были разработаны три новых и мощных боевых средства — самолеты, газовые и подводные лодки. К счастью для мира, два из них — самолеты и газ — связаны с развитием мировой промышленности.Это аксиома, что необходимо приложить все усилия для предотвращения войны; но если войну нельзя предотвратить, то для мира гораздо лучше, когда она придет, вести ее оружием, которое не требовало огромных затрат средств в годы мира. Минные поля, подводные лодки и авиация теперь могут помочь защитить гавани, в результате чего необходимость в дорогостоящих береговых укреплениях отпала. Внезапные атаки становятся более трудными, а современные транспортные средства позволяют быстро перебрасывать как армии, так и вооружение для отражения любой новой атаки.Во многих случаях влияние местных интересов является единственным фактором, препятствующим закрытию военно-морских верфей, укреплений и армейских постов, в действительности уже не нужных для оборонительных целей. Если отдельные лица и государственные деятели желают разоружения и готовы тщательно изучить факты, то, вероятно, можно добиться существенного сокращения дорогостоящих вооружений без ущерба для национальной безопасности.

Для того, чтобы наши выводы относительно химической войны могли быть здравыми, мы должны изучить факты, открытые опытом.

Во время мировой войны различные страны использовали в общей сложности около 100 000 тонн газа. Потери от газа оцениваются в 534 000 человек во Франции, Великобритании, США, Италии и Германии, из них примерно 4,2 процента закончились смертельным исходом. Что касается России, то факты очень неопределенны. Однако ее войска были плохо защищены от газа и сильно пострадали; потери от газа в российской армии оцениваются в 475 000 человек, из которых 11.7 процентов закончились смертью.

Было использовано множество различных химикатов. Их можно грубо разделить по производимому эффекту на четыре класса.

Слезоточивые соединения, широко известные как слезоточивые газы, заставляют глаза закрываться. Противогазы обеспечивают эффективную защиту, но человек без маски беспомощен. Известны эффективные слезоточивые газы, которые не приводят ни к жертвам, ни к смертельным исходам. Такие газы являются эффективными агентами для борьбы с мобами или для использования против армии без масок. [я]

Токсичные дымы в чрезвычайно малых концентрациях вызывают сильное раздражение слизистых оболочек носовых ходов и горла, эффект очень похож на действие красного перца. Для защиты требуется очень эффективная маска. Есть жертвы и несколько смертей. Во время войны немцы произвели около 14 миллионов отравляющих дымовых снарядов «Голубой крест» и рассчитывали добиться больших результатов из-за неэффективных масок, которые тогда использовались союзниками. К счастью, эти снаряды, из-за способа рассеивания ядовитого дыма, были почти полным провалом в том, что касалось их содержания газа, хотя, конечно, тяжелый заряд взрывчатого вещества, который они несли, был эффективным.

Горчичный газ был и остается самым эффективным из известных боевых газов. Вероятно, во время мировой войны было использовано 12 000 тонн горчичного газа, в результате чего погибло около 350 000 французов, британцев, американцев и немцев. Из этих жертв около 2,5 процентов погибли. Противогаз обеспечивает защиту глаз и легких, но газ или жидкость проникают через одежду и вызывают ожоги кожи, которые трудно заживают. Во время воздействия не возникает боли и дискомфорта, поэтому крайне сложно заставить носить маски.Горчичный газ стойкий, и область, сильно обработанная им, может быть непригодной для лечения в течение двух недель или даже дольше.

Газы типа фосген и хлорпикрин приводят к высокому уровню смертности по отношению к количеству жертв. Незащищенную армию можно практически уничтожить. Противогазы обеспечивают эффективную защиту, и во время мировой войны важность этих газов уменьшилась по мере улучшения противогазов. Три атаки облачным газом против русских привели к общим потерям 140 офицеров и 21 000 человек убитыми и инвалидами.Вероятно, ни одна из этих атак не длилась более двадцати минут.

Общая численность специальных газовых войск, находящихся на действительной службе на фронте в любой момент времени, была очень небольшой и составляла всего около 17 170 человек для армий Франции, Великобритании, США и Германии. Те же страны использовали почти 60 миллионов газовых снарядов, что составляет, вероятно, от 5 до 10 процентов от общего количества используемых ими снарядов.

Эти факты позволяют нам сделать некоторые важные выводы.Газ не может заменить старое оружие. В то же время использование газа приводит к значительному увеличению потерь, и никто, понимающий факты, не посмеет посылать в поле действия армию, не защищенную от газа, полагаясь для своей защиты на договор, подписанный за годы до войны. началось.

Кроме того, мы можем задаться вопросом, разумно ли для какой-либо нации согласиться с тем, что во время национальной опасности газ должен быть отброшен и что вместо него будет сохранено более дорогое оружие, и на самом деле более жестокое.Нация в состоянии войны считает себя правой и борется за свою жизнь. Есть ли веская причина, почему он не должен использовать газ в качестве средства защиты?

В действительности, несмотря на пропаганду против него, газ является самым гуманным оружием, которое существует сегодня для использования в реальной войне. Более 24 процентов от общего числа боевых потерь американцев закончились смертью. Лишь 2 процента американских жертв отравления газом закончились смертью. В британской армии из всех пострадавших от газов погибло только 3,3 процента.Отчет главного хирурга за 1920 г. убедительно показал, что отравление газом не увеличивает заболеваемость туберкулезом в последующие годы и что необратимые повреждения любого рода от газа сравнительно редки. Газ не калечит тело и редко причиняет сильную боль — обычно никакой боли во время вдыхания. Позже, в больнице, серьезно отравленный газом случай, вероятно, лучше всего можно сравнить со случаем пневмонии. Первый газ, использованный на войне, хлор, был чрезвычайно раздражающим и болезненным. Переход на менее болезненные химические вещества не был вызван какими-либо гуманитарными соображениями.Просто оказалось, что газ, отравляющий без боли, гораздо эффективнее, ибо боль предупреждает об опасности, и солдат надевает маску.

Здесь не делается никаких попыток доказать, что химическая война гуманна. В любом реальном бою мало человечности. Факты приводятся только для того, чтобы показать, что газ нельзя запрещать как оружие войны на том основании, что он варварский. Есть зенитные установки, стреляющие по тысяче выстрелов в минуту. Не покажется ли немного абсурдным, чтобы народы мира постановили, что летчик не может сбросить слезоточивый газ, чтобы сбить с толку своего гуманитарного противника?

Если бы мы остановились на предыдущем утверждении об относительной бесчеловечности газа и других средств ведения войны, то было бы несправедливо по отношению к газовой войне, поскольку между ними есть еще одно важное различие: газовую войну можно сделать гуманной, если нация использует его желания; другое оружие не может. Как только пуля или снаряд пустятся в путь, контроль над ними пропадет. Нет никакого способа закалить нанесенную травму. Тот, кто встанет на пути, получит увечья и, возможно, смерть. Газ — это оружие, действие которого можно контролировать. Слезоточивый газ можно использовать для разгона толпы с уверенностью, что никто не пострадает. Если слезоточивый газ недостаточно эффективен, можно использовать ядовитый дым. Если противостоящие силы настолько хорошо обучены и защищены, что этих двух газов недостаточно, то это не толпа, а организованная армия.Горчичный газ может даже тогда достичь цели с относительно небольшой потерей жизни. Возможно, придет время, когда будет считаться варварством применение винтовок, автоматов и взрывчатых веществ против толпы или против какой-либо неорганизованной или нецивилизованной нации, когда ситуацию можно будет контролировать с помощью газа без человеческих жертв. Эти факты делают маловероятным достижение какого-либо общего соглашения о полной отмене газовой войны.

Нация, сражающаяся в обороне, обычно сражается дома.Использование химикатов, самолетов и подводных лодок ведет к уравниванию боеспособности цивилизованных наций. Это относительно дешевое оружие; необходимое сырье в изобилии; и не требуется большого количества бойцов. Более того, по целому ряду причин по мере удаления от защищенной базы снижается возможность эффективного применения этого оружия. Уменьшение способности успешно сражаться на расстоянии, по-видимому, будет сильно способствовать миру между народами.Таким образом, можно предсказать, что новое и мощное военное оружие, ставшее возможным благодаря науке, может принести пользу миру.

Газовая война особенно эффективна в качестве защитного оружия. Этот факт возникает прежде всего потому, что иприт и подобные газы могут быть использованы для предотвращения оккупации родины иностранным противником. Они также могут быть использованы отступающей армией, но их использование наступающей армией заблокирует продвижение этой армии.

Эти соображения требуют самого пристального внимания со стороны тех, кто занимается болезненным вопросом об ограничении вооружений.Если бы газовая война была объявлена ​​вне закона, нация, занимающая оборону, по всей вероятности, больше всего пострадала бы от такого ограничения во время войны. Более того, любой договор, требующий, чтобы подписавшие его стороны выстроились против нации, использующей газ в военных действиях, был бы опасен, поскольку такое положение легко могло бы потребовать от подписавших сторон объединиться против нации, использующей газ только как средство защиты от какого-либо агрессора. Ни один договор не должен запрещать нации право применять любое оружие в пределах своей собственной территории.

Является ли химическое оружие угрозой для цивилизации? Были нарисованы ужасающие картины возможного использования газа против городов. Было заявлено, что двенадцать больших бомб из люизита могут уничтожить население города размером с Чикаго или Берлин. На самом деле люизит не в два раза токсичнее горчичного газа, и сегодня он не считается столь же эффективным боевым отравляющим веществом. Это связано с тем, что люизит разрушается под воздействием влаги или дождя, а пары люизита не проникают через одежду в той же степени, что и горчичный газ.Во время мировой войны одна тонна горчичного газа причиняла в среднем около тридцати человеческих жертв. Если жители проявят надлежащую осторожность, двенадцать больших газовых бомб, вероятно, повредят мало людей на расстоянии более ста ярдов от своих разрывов, в то время как многие поблизости смогут уйти без каких-либо повреждений. Итак, давайте умерим воображение разумом.

Поражающая способность всех боевых отравляющих веществ зависит от двух совершенно отдельных и различных факторов. Одним из них является концентрация газа в воздухе, а другим — время воздействия.Повреждение пропорционально произведению концентрации и времени воздействия.

Боевые газы с высокими температурами кипения (низкое давление паров) не могут быть получены в воздухе в высоких концентрациях, так как по устоявшимся законам высокие концентрации таких газов немедленно конденсируются и осаждаются в виде жидкости, которая падает на землю и испаряется медленно. И горчичный газ, и люизит относятся к этому типу газов. Средний пострадавший от горчичного газа сообщается в пункт первой помощи примерно через восемь часов после воздействия.Непосредственная опасность с этими газами возникает только от жидкости или вблизи разрыва снаряда или бомбы.

Если летучий газ, такой как фосген или синильная кислота, был использован при нападении на город, высокие концентрации с точки зрения химического оружия могли бы быть получены не в действительности несколькими бомбами, а в результате использования многих тонн газа. Концентрация газа всего одна весовая часть на десять тысяч весовых частей воздуха на площади пять на пять миль на глубине тридцати футов потребовала бы восьмидесяти тонн газа.Газ в такой концентрации был бы смертельным, если бы незащищенный человек непрерывно вдыхал его в течение часа. Это действительно приведет к многочисленным непосредственным жертвам, и нет никаких намерений преуменьшать ужас такого нападения. Но основная масса населения могла бы спастись, зайдя при первых же признаках опасности в любое обычно тесное помещение и закрыв двери, окна и вентиляторы, ибо летучий газ уносится ветром и даже на четыре мили в часовой ветер очень быстро уносит газ и рассеивает его в верхних слоях воздуха.

Определенная и полная эвакуация гражданского населения города может быть осуществлена ​​путем применения слезоточивого газа без каких-либо жертв. Нет никакой военной необходимости в применении смертоносного газа против гражданского населения, и тех, кто соблазнится его таким применением, вероятно, отвратит страх возмездия и страх осуждения всех здравомыслящих и цивилизованных народов. Как сказал профессор Нольф, президент Бельгийского Красного Креста, на открытии Международного Конгресса Красного Креста в Брюсселе в январе 1928 г.: «Я считаю своим долгом заявить, что главная защита гражданского населения всегда представляется мне то исконное правило, что военные действия между цивилизованными народами должны ограничиваться только вооруженными силами.Если в будущем воюющая нация нарушит это правило и нападет на население беззащитных тыловых городов и подвергнет его ужасам смерти удушливыми газами, то она сознательно ставит себя под запрет цивилизованных народов и подвергает себя жесточайшим и самые оправданные репрессалии».

Тем не менее, мы должны рассмотреть возможность принятия эффективных мер по ограничению производства смертоносного газа и его использования на войне. Прежде всего необходимо понять некоторые технические факты.Поваренная соль, вода, уголь, сера и крахмал или сахар — единственное сырье, необходимое для производства двух самых мощных боевых газов. Добавьте к этому известь, фосфориты, мышьяковые руды, бромиды и бокситы, и вы почти завершили список материалов, необходимых для производства боевых отравляющих веществ. В список следует также включить соединения титана и цинка, которые используются при производстве дымовых завес. Все это сырье находит множество применений в повседневной торговле. Очевидно, невозможно контролировать или ограничивать их производство или продажу.

В процессе производства самого газа образуется ряд так называемых «полупродуктов». Список промежуточных продуктов довольно длинный, но самые важные будут упомянуты здесь, поскольку было предложено ограничить или контролировать производство таких промежуточных продуктов «для использования на войне». Список включает хлор, серную кислоту, соляную кислоту, едкий натр, бензол, спирт, уксусную кислоту, ацетон, карбид кальция, хлорную известь, хлорид алюминия, нитрат натрия, цианид натрия, хлоргидрин, дифениламин, тиодигликоль, монохлорид серы и трихлорид мышьяка.Каждое упомянутое соединение, кроме трех последних, является важным промышленным соединением и широко используется в повседневной жизни. Ни один промышленный эксперт не счел бы возможным отдаленно контролировать их производство или продажу. Последние три соединения используются или могут использоваться в производстве иприта и люизита; но соглашение о регулировании их производства не принесет никакой выгоды.

Всю ситуацию хорошо иллюстрирует история горчичного газа. Это соединение было известно за много лет до войны, но крупномасштабное производство считалось невозможным, пока немцы не произвели его из хлоргидрина, который они использовали для получения индиго.У союзников не было запасов хлоргидрина, и только после годичных напряженных усилий им удалось произвести горчичный газ. Были обнаружены два новых процесса; ни одному из них не требовался хлоргидрин. Тиодигликоль и монохлорид серы могут использоваться при производстве иприта, но в этом нет необходимости. Трихлорид мышьяка настолько легко изготавливается, что регулирование его производства в мирное время не повлияет на предложение, доступное в военное время.

После войны межсоюзническая комиссия химиков посетила Германию, чтобы изучить ее секретные процессы производства боевых отравляющих веществ; им показали заводы, но они почти ничего нового не узнали.Фабрики были теми же фабриками, которые в течение многих лет производили безвредные продукты, такие как красители, духи и лекарства. «На разработку этих заводов ушло сорок с лишним лет. Тем не менее, за сорок дней многие из их заводов производили огромные тонны ядовитого газа, и столько же часов было достаточно для других». Будет ли химическая фабрика производить полезные лекарства или смертоносные яды, зависит от воли оператора. Вообще говоря, одни и те же реторты, фильтры, перегонные кубы, центрифуги, котлы и машины столь же необходимы и полезны для одного, как и для другого, и почти одно и то же сырье. На самом деле, задача производства контейнеров, таких как снаряды и бомбы, для использования с газом, по всей вероятности, вызовет большую задержку в подготовке к широкомасштабным операциям по ведению химической войны, чем задача по приспособлению химических заводов к производству боевых газов.

Если в правилах производства боевых отравляющих веществ и промежуточных продуктов мы вставим слова «для применения на войне», то как мы сможем обнаружить действительно предназначенное применение? Задача была бы безнадежной. Часто производитель не знает, кто будет его покупателем, и часто он может только догадываться о том, как будет использоваться продукт.

Вся эта техническая дискуссия становится почти бесполезной из-за того, что страны ни в малейшей степени не заботятся о производстве и хранении боевых отравляющих веществ в мирное время. Хранение хлопотно и дорого; и достаточно легко организовать их производство начиная с даты мобилизации. Любая нация с хорошо развитой химической промышленностью обладает ipso facto средствами для производства боевых отравляющих веществ. Размер и характер фабрик будут определяться масштабами и характером промышленности страны, а не договором.Государственные деятели могут издать указ о том, что продукция этих фабрик не должна использоваться на войне, но они не могут уменьшать размер или оборудование самих фабрик. Другими словами, ни государственные деятели, ни договоры не могут ограничить реальное оружие — мощность по производству газа.

Также невозможно, отменив химическое оружие, ограничить исследования новых ядовитых соединений. Они необходимы современной цивилизации. Они играют необходимую роль в разработке инсектицидов, фунгицидов, гермицидов, дезинфицирующих средств, консервантов, фумигантов и лекарственных средств.Было подсчитано, что ущерб, причиняемый насекомыми и животными-вредителями в Соединенных Штатах, достигает поразительной суммы, превышающей два миллиарда долларов в год. Бубонная чума только в Индии унесла 8 миллионов жизней за первые десять лет этого века. Уничтожьте крыс, комаров, блох и вшей, и такие болезни, как малярия, бубонная чума, желтая лихорадка и сыпной тиф исчезнут с лица земли. Несомненно, число погибших от этих вредителей намного превышает число погибших во время всех войн всех столетий.Яды являются главным оружием, используемым в борьбе с ними, и поэтому мы можем заключить, что исследования ядовитых соединений, безусловно, будут продолжаться и что они должны продолжаться. Зачем бояться увеличения знаний? Это приносит новые полномочия, а также новые обязанности.

Попытки договориться об ограничении расходов на химическое вооружение в мирное время кажутся тщетными. В 1931 финансовом году общие ассигнования для военного ведомства Соединенных Штатов составили 341 050 664 доллара, из которых сумма, выделенная Службе химического оружия, составила 1 295 215 долларов.Таким образом, только 0,38% всех ассигнований на армию было выделено по специальным ассигнованиям Службе химического оружия. Во время мировой войны 19,39 процента от общего числа потерь в американской армии были вызваны отравлением газом. Ассигнования на химическую войну, выделяемые сегодня во всем мире, вероятно, на самом деле недостаточны для обеспечения адекватной защиты вооруженных сил, которые в настоящее время содержатся нациями, и поэтому не могут быть разумно подвергнуты дальнейшему ограничению.

Некоторые положения Вашингтонского договора и Женевского протокола специально сформулированы таким образом, чтобы предотвратить применение слезоточивого газа.Но поскольку в настоящее время общепризнано, что слезоточивый газ является гуманным оружием и может быть эффективно использован для борьбы с толпой или противником, не оснащенным противогазами, было предложено заменить термин «ядовитые газы», ​​по-видимому, идеей о разрешении применения слезоточивого газа. Здесь необходимо сделать одно из тех утверждений, которые кажутся столь противоречивыми читателям, не знакомым с химией. Большинство соединений слезоточивого газа сами по себе очень токсичны и ядовиты. Самый эффективный и безвредный из известных слезоточивых газов, вероятно, так же ядовит, как и фосген, одно из самых смертоносных боевых соединений.Тот факт, что слезоточивый газ никогда не приводит к смертельным исходам или серьезным жертвам, объясняется его физическими свойствами, которые таковы, что в воздухе в полевых условиях могут быть получены только очень низкие концентрации. Эти низкие концентрации раздражают глаза, но не вызывают серьезных травм.

Существует старый аргумент, согласно которому любой договор, запрещающий использование газа, который будет соблюдаться и может применяться, должен быть распространен на другие виды оружия, в результате чего будет предотвращена сама война.Не отвечая на этот довод, который имеет некоторые достоинства, автор предлагает, чтобы договор, направленный исключительно на ограничение использования газа, в случае его принятия был бы сформулирован примерно так: территориальные газы или другие химические вещества, способные привести к летальному исходу в используемых концентрациях». Это позволило бы использовать слезоточивый газ, а также позволило бы нации использовать любое боевое отравляющее вещество на своей собственной территории.Использование химикатов в качестве средства защиты не будет запрещено. И поскольку ни одна страна не будет использовать газ для нанесения ущерба своему невоюющему населению, положение, сформулированное таким образом, защитит гражданское население от газа в той мере, в какой такая защита может быть обеспечена договором.

[i] Некоторые смертельные газы также вызывают слезотечение. В этой статье термин «слезоточивый газ» относится к газам, которые не будут отравлять в используемых полевых концентрациях. Смертоносные слезоточивые газы относятся к фосген-хлорпикриновым газам.

Загрузка…
Пожалуйста, включите JavaScript для корректной работы сайта.

Почему в мире запрещено химическое оружие – ПОЛИТИКА

Ближе к вечеру 22 апреля 1915 года — в самый разгар Первой мировой войны — алжирские и французские солдаты в окопах на Западном фронте, недалеко от бельгийского города Ипр, заметили надвигающийся на них желтовато-зеленый туман. Полагая, что облако замаскировало наступающих немецких пехотинцев, солдаты приготовились к атаке. На самом деле облако представляло собой газообразный хлор, выпущенный немцами из 6000 баллонов под давлением.Газ полз вперед, затем призрачным потоком хлынул в траншеи союзников. Эффект был немедленным: тысячи солдат задыхались и хватались за горло, не в силах дышать, прежде чем пасть замертво; еще тысячи бежали в панике, открыв четырехмильную брешь в позициях союзников.

Нападение на Ипр было не первым случаем применения газа в конфликте (и французы, и немцы ранее в войне применяли слезоточивый газ), но впервые в конфликте отравляющий газ применялся в больших количествах.Последствия нападения были ужасающими: «жжение в голове, раскаленные иглы в легких, горло перехватило как удушающим», как позже описал это один солдат. Более 5000 солдат были убиты в ходе этой первой газовой атаки, а еще тысячи, спотыкаясь в тылу и с пеной у рта, десятилетиями страдали от изнурительных последствий.

То, что произошло ранее в этом месяце в сирийской провинции Идлиб, имело тот же эффект, что и газ, использованный в Ипре, когда сирийские самолеты Су-22 сбросили бомбы, наполненные зарином, недалеко от города Хан-Шейхун.В результате атаки погибли десятки сирийских мирных жителей, в том числе 11 детей. Воздействие зарина, смертельного нервно-паралитического вещества, было похоже на то, что было в 1915 году: жертвы задыхались и их рвало, когда их легкие сжимались, затем страдали от мучительных мышечных спазмов и, в конечном итоге, смерти.

Почему мы запрещаем химическое оружие, но не столь же смертоносное оружие, как пулеметы, разрывающие тела, и бочковые бомбы, разрывающие их на части?

В обоих случаях использование газа было почти повсеместно осуждено.После того, как теракт в Ипре стал достоянием общественности, лондонская Daily Mirror опубликовала заголовок, описывающий этот ужас — «Черт возьми, имя тебе — Германия», — а затем более 100 лет спустя, после Хан-Шейхуна, повторил эту тему жирным шрифтом: «Асад снова травит детей газом». ». Это «снова» было не столь завуалированным комментарием редакции, поскольку Хан-Шейхун стал вторым случаем, когда Асад применил зарин для убийства мирных жителей; первый инцидент произошел в августе 2013 г., когда сирийский режим применил нервно-паралитическое вещество при нападении на Гуту, пригород Дамаска, в результате чего погибло от 281 до 1700 мирных жителей (число остается неизвестным) и тысячи получили ранения.Фотографии жертв, застигнутых в муках последних минут, потрясли мир.

Президент Дональд Трамп, ранее не проявлявший особой заботы о сирийских гражданах, заявил, что газовая атака 4 апреля изменила его «отношение» к Асаду, и приказал нанести ракетный удар по аэродрому, где хранился зарин. Поворот Трампа ошеломил многих наблюдателей и заставил некоторых задаться вопросом, почему именно химическое оружие вызвало реакцию США, когда подавляющее большинство из полумиллиона или около того сирийцев, погибших в гражданской войне в стране, были убиты обычными средствами.Другими словами, почему мы запрещаем химическое оружие, но не столь же смертоносное оружие, как пулеметы, разрывающие тела, и бочковые бомбы, разрывающие их на части?

Один из ответов заключается в том, что, хотя газовые атаки ужасны, это оружие оказалось неэффективным в военном отношении. После Ипра союзники предоставили маски своим передовым войскам, которые стояли в своих окопах, убивая наступающих немцев, когда облака газа обволакивали их ноги. Это было верно даже тогда, когда обе стороны поднимались по эскалаторной лестнице, вводя все более смертоносные химические вещества (фосген и горчичный газ), которые затем сопровождались все более эффективными контрмерами. Оружие также оказалось сложным в управлении. В нескольких хорошо задокументированных случаях газы, выпущенные передовыми войсками, попали обратно в их собственные окопы, что придает буквальный оттенок термину «ответный удар», который теперь используется для описания непреднамеренных последствий разведывательной операции.

Вооруженные силы всего мира не хотят запрещать оружие, которое эффективно убивает, в то же время соглашаясь с запретами оружия, которое им не нужно.

В конце Первой мировой войны точная таблица потерь показала, что около 91 000 солдат со всех сторон были убиты в результате газовых атак — менее 10 процентов от общего числа погибших за всю войну.Пулеметы и артиллерийские снаряды, как оказалось, были гораздо более эффективными средствами доставки смерти. Но эти цифры говорят лишь часть истории. Использование газа имело огромные психологические последствия, добавляя нотку варварства к и без того варварской бойне. «Dulce et Decorum est» поэта Уилфреда Оуэна, в котором описывается газовая атака, стало культовым стихотворением войны («если бы вы могли слышать, при каждом толчке, кровь, хлюпающая из испорченных пеной легких, Непристойная, как рак…»), в то время как на картине Джона Сингера Сарджента «Отравленные газом» изображен ряд солдат, ослепленных газом, спотыкающихся, идущих вперед в своего рода религиозной процессии. Картина подверглась нападкам за патриотизм, но ее послание могло быть слишком тонким для критиков, поскольку слепой ведет слепого через испорченный пейзаж. Спустя долгое время после войны французов-ветеранов войны с ипритом можно было увидеть со шрамами от горящих волдырей на лицах на отведенных для них местах в парижском метро — «для инвалидов большой войны».

Кроме того, хотя военные командиры Великой войны признавали, что эффективность ядовитых газов преувеличена, это не мешало им использовать их.Нападение немцев на Ипр снизило планку цивилизации, но британцы и французы быстро ее подняли. Сэр Джон Френч, британский командующий на Западном фронте, выплеснул свою ярость на немцев, назвав нападение на Ипр «циничным и варварским пренебрежением к хорошо известным обычаям цивилизованной войны», а затем быстро последовал его примеру. «В связи с неоднократным применением противником удушливых газов при атаках на наши позиции, — заявил он, — я был вынужден прибегнуть к подобным методам. Тем не менее, мало кто сомневался в том, что применение ядовитого газа было своего рода преступлением или, возможно, как позже заметил один британский военный офицер, «не совсем крикетом».

После войны великие державы согласились с тем, что использование ядовитого газа было неправильным, но не запретили его сразу. В 1925 году Женевский протокол запрещал «применение на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств ведения войны». Соглашение было подписано прежде всего теми, кто использовал газ в Великой войне, — Австрией, Великобританией, Францией, Германией и Россией (У.С. подписал протокол, но Сенат не ратифицировал его до 1975 г.). Протокол широко приветствовался как признание международным сообществом того, что некоторые виды оружия слишком ужасны, чтобы их можно было использовать даже на войне. Но, очевидно, договор не запрещал производство или накопление запасов газового или химического оружия (как своего рода негласное положение «на всякий случай»), и большинство основных сторон, подписавших соглашение, продолжали разрабатывать все более смертоносное оружие с отравляющими газами.

Члены химической, биологической и радиационной следственной группы, одетые в верхнюю одежду химзащиты, обыскивают отсеки на авианосце USS George Washington на предмет возможного загрязнения во время общештатных учений в ноябре 1997 года | Сэмми Даллал/AFP через Getty Images

Как выяснилось, клеймо, связанное с применением газа, не запрещало его использование в последующих конфликтах.Были широко распространены сообщения о том, что британцы использовали газ против курдов во время восстания 1920 года в Ираке. Хотя сообщения остаются неподтвержденными, тогдашний военный министр Уинстон Черчилль поддержал это. «Я не понимаю этой брезгливости по поводу использования газа», — сказал он. «Я категорически за использование ядовитого газа против нецивилизованных племен». Бенито Муссолини согласился. В конце 1935 года он одобрил использование иприта итальянской армией во время вторжения в Эфиопию. В результате последовавших атак погибло более 100 000 человек.Негласный пункт «на всякий случай» также незаметно использовался во время Второй мировой войны. В 1944 году Черчилль, к тому времени премьер-министр, призвал свое военное командование «очень серьезно подумать над вопросом об отравляющих газах». «Абсурдно, — продолжал Черчилль, — рассматривать мораль по этому вопросу, когда все использовали ее в прошлой войне без единого слова недовольства со стороны моралистов или церкви». И Черчилль пошел еще дальше, заявив, что единственная причина, по которой немцы не применили отравляющий газ против войск союзников, заключалась в том, что они боялись возмездия.

В свете недавней оплошности официального представителя Белого дома Шона Спайсера, заявившего, что «даже Гитлер» не опустился до применения Асадом химического оружия (захватывающее дух упущение, которое игнорировало использование Гитлером газа для убийства миллионов евреев во время Холокоста и за которое Спайсер униженно извинился ), стоит вернуться к этому вопросу. За прошедшие годы было выдвинуто множество объяснений нежелания Гитлера использовать газ в качестве оружия на поле боя, включая гипотезу о том, что, отравившись газом в Первую мировую войну, он не хотел навлечь такой же ужас на других. Это кажется маловероятным, если не сказать больше. Более правдоподобно, что Гитлер и его командиры понимали ограничения оружия на поле боя.

Что бы ни стояло за нежеланием Гитлера на самом деле, оно подтверждает то, что сторонники запрета определенных классов оружия подозревали в течение многих лет — что военные мира не желают запрещать оружие, которое эффективно убивает, в то же время соглашаясь с запретами на оружие, которое им не нужно. . Иными словами, военачальники согласились на запрет ядовитых газов в 1925 году не потому, что они были ужасающе эффективны, а потому, что это не так.

«Это непостоянное оружие, которое можно направить против нападающего», — говорит полковник армии в отставке Пол Хьюз, который служил старшим штабным офицером в Управлении реконструкции и гуманитарной помощи Пентагона. «Поэтому было легко договориться о ее запрете, потому что она была не так эффективна, как обычная артиллерия». Но Хьюз не согласен с мнением о том, что военные согласятся запретить только неэффективное оружие, указывая на то, что американские военные «уничтожили все свои ядерные артиллерийские снаряды и семейство ракет средней дальности, способных нести ядерное оружие, хотя и то, и другое было бы пригодился в борьбе с СССР.

США также сопротивлялись попыткам запретить кассетные боеприпасы — бомбы, содержащие опасные снаряды, которые разлетаются на большую территорию.

Несмотря на это, американские военные твердо стояли на двух системах вооружений, которые были в центре внимания международных усилий по их запрещению. В середине 1990-х годов военные выступили против запрета на наземные мины, несмотря на сильную поддержку их объявления вне закона со стороны влиятельной группы отставных старших офицеров и коалиции неправительственных организаций США.Тогда вопрос заключался в том, можно ли изъять американские «умные мины» (которые отключаются по истечении установленного периода) из арсенала США и нужны ли американской армии мины в Южной Корее, где они складируются для использования против вторжения Северной Кореи. Корея. Кроме того, ключевые высокопоставленные военные офицеры считали, что согласие на запрет создаст опасный прецедент — что военные могут быть вынуждены запретить оружие тем, что они назвали левыми гуманитарными организациями. Эта точка зрения нашла отражение в легендарном обмене мнениями между тогдашним начальником штаба армии Эриком Шинсеки, потерявшим ногу на мине во Вьетнаме, и сенатором.Патрик Лихи, руководивший усилиями по запрету. Их обмен произошел во время встречи на Капитолийском холме. «Мы не хотим их и не нуждаемся в них, — сказал Шинсеки, — и мы не собираемся от них избавляться».

США также сопротивляются попыткам запретить кассетные боеприпасы — бомбы, содержащие опасные снаряды, которые разлетаются на большую территорию. Кассетные боеприпасы широко использовались во время войны администрации Клинтона на Балканах, но поле боя было усеяно неразорвавшимися бомбами, которые продолжали убивать и калечить еще долгое время после окончания войны.Усилия по запрету начались со встречи международных делегатов в Швейцарии в конце 1990-х годов, во время которой коалиция делегатов выступала за и против запрета. Среди сторонников запрета был представитель министерства иностранных дел Норвегии, который страстно призвал принять договор о запрете оружия. В разгар его выступления (на котором я присутствовал) британский полковник перегнулся через стол, за которым я сидел, с кривой улыбкой на лице. «Вы знаете, почему норвежцы поддерживают запрет?» он спросил.Я покачал головой: нет. «Потому что у них нет », — сказал он.

Ядовитый газ, химическое оружие, следует отнести не к оружию войны, а к оружию массового террора.

Британский полковник был прав: военные мира не хотят запрещать оружие, которое является эффективным убийцей. Таким образом, несмотря на то, что запреты на наземные мины и кассетные боеприпасы действительно получили широкую международную поддержку (162 страны подписали запрет на наземные мины, 108 стран подписали Конвенцию по кассетным боеприпасам), У.С., Китай, Россия и Индия) не подписали. Говоря языком тех, кто работает над этими запретами, оружие еще не полностью «стигматизировано».

Но это не относится к запрету на отравляющие газы, который ведет свою долгую историю с того апрельского дня, когда французские и алжирские солдаты увидели катящееся к ним зеленоватое облако. В течение следующих десятилетий международное сообщество решило, что такое нападение допустить нельзя. В результате ядовитый газ, химическое оружие, следует классифицировать не как оружие войны, а как оружие массового террора.Это суждение было подтверждено принятием в 1993 году Конвенции по химическому оружию, подписанной США, Россией, Китаем, Индией и согласованной сирийским Башаром Асадом под международным давлением после атаки в Гуте в 2013 году.

Сообщается, что президент Трамп был озадачен решением Асада использовать газ зарин и попросил своих советников и друзей поделиться их лучшими теориями. Зачем ему такой рискованный шаг? Возможно, лучшее объяснение состоит в том, что нарушение международной нормы, которая была введена в действие ужасной реакцией мира на это зеленое облако в Ипре, было как раз целью.

«Распространение террора — это именно то, что Асад хотел сделать в Хан-Шейхуне», — говорит Хасан Хассан, который занимается сирийским конфликтом в качестве старшего научного сотрудника Института ближневосточной политики Тахрир. «США заявили, что атака пересекла множество линий, и это верно — Асад не только нацелился на мирных жителей, он послал своему народу сигнал: что они предоставлены сами себе, что международное сообщество не заботится о них. Реакция США показала, что это неправда».

Не менее важно, по словам Хасана, реакция администрации Трампа заставила Россию занять оборонительную позицию, неудобно защищая акт, который, поскольку Москва согласилась с договором 1993 года, не имеет оправдания.«Русские очень чувствительны к этому, — говорит он. «Именно поэтому они изо всех сил стараются заявить, что оружие на самом деле хранится у оппозиции. Никто на самом деле в это не верит, и я держу пари, что они тоже».

Марк Перри — автор книги « Самый опасный человек в Америке, создание Дугласа Макартура». Его новая книга « Войны Пентагона » будет опубликована издательством Basic Books в конце этого года.

Реагирование на нарушения химического оружия в Сирии: юридические, медицинские и гуманитарные рекомендации | Конфликт и здравоохранение

Поскольку конфликт в Сирии становится все более сложным из-за ряда факторов, включая затяжной характер конфликта, множество раздробленных вооруженных групп, действующих в стране, и геополитическую важность конфликта, крайне важно учитывать международные дипломатические точки давления, которые могут помешать Сирии применить химическое оружие в будущем и привлечь виновных к ответственности. Государствам и международному сообществу доступны как санкции, так и меры уголовной ответственности для обеспечения соблюдения международного запрета на использование химического оружия. С гуманитарной точки зрения также крайне важно, чтобы любые такие действия сопровождались мерами по смягчению последствий для и без того уязвимых групп населения.

Осуждение

Во-первых, государства должны самым решительным образом осудить применение химического оружия. Многие политические лидеры и международные организации уже высказали серьезные этические и юридические возражения против применения химического оружия.Однако Совет Безопасности (СБ) не смог официально осудить нападения или предпринять дальнейшие действия по их прекращению. 12 апреля 2017 г. СБ представил проект резолюции, поддержанный США, Великобританией и Францией, но против которого выступила Россия с ее правом вето, в котором осуждалась бы атака с применением химического оружия в Хан-Шейхуне и требовалось привлечь к ответственности. Продолжая работать над выходом из тупика в СБ, другие государства должны индивидуально и коллективно действовать, чтобы решительно осудить применение химического оружия в Сирии.

Правоприменительные полномочия ОЗХО

Во-вторых, если ОЗХО обнаружит, что государство-участник нарушает КХО, она может санкционировать санкции. ОЗХО не может санкционировать применение военной силы, и хотя она может проконсультироваться с СБ, если это уместно, сам СБ ограничен как индивидуальным правом вето, так и отсутствием потенциала военного реагирования, кроме государств-членов. Учитывая явные доказательства неоднократных нарушений в Сирии — несмотря на миссию ОЗХО по разоружению — ОЗХО должна использовать свои полномочия, чтобы призвать государства-члены, которые еще не сделали этого, ввести санкции против Сирии за применение химического оружия.

Санкции

В-третьих, санкции представляют собой еще одно доступное и невоенное средство для государств обеспечить соблюдение запрета на химическое оружие в отношении сирийского режима. В феврале 2017 года Россия в седьмой раз наложила вето в СБ (а Китай — в шестое), заблокировав попытку США, Великобритании и Франции ввести коллективные санкции против Сирии в связи с применением химического оружия. Напротив, СБ ввел санкции против ИГИЛ, Фронта «Ан-Нусра», «Аль-Каиды» и других террористических организаций, действующих в Сирии.Тем не менее ряд государств с самого начала конфликта применил ряд санкций против сирийского правительства и ключевых лиц и организаций, поддерживающих режим Асада, равно как и региональные органы, такие как Европейский Союз, Лига арабских государств и Организация Исламское сотрудничество. Государствам, которые еще не сделали этого, следует рассмотреть вопрос о введении дополнительных санкций против Сирии за нарушения, связанные с применением химического оружия. Однако это следует делать с осторожностью, поскольку санкции могут также причинить несоразмерный ущерб гражданскому населению, вызывая серьезные гуманитарные проблемы, как более подробно обсуждается ниже.

Ответственность за защиту

Широко распространенный и систематический характер нарушений международного права в сирийском конфликте также вызвал серьезные дебаты по поводу возможного применения доктрины «Ответственность за защиту» (R2P). В 2005 году, признавая неспособность адекватно отреагировать на самые гнусные преступления, известные человечеству, мировые лидеры на Всемирном саммите ООН взяли на себя обязательство защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности.Это обязательство в рамках R2P предусматривает, что отдельные государства несут основную ответственность за защиту населения от массовых злодеяний, а международное сообщество несет ответственность за оказание помощи государствам в выполнении этой обязанности. Соответственно, в соответствии с R2P международное сообщество должно использовать соответствующие дипломатические, гуманитарные и другие мирные средства для защиты населения от этих преступлений. Если государство не защищает свое население или фактически совершает преступления, международное сообщество должно быть готово к принятию более строгих мер, включая коллективное применение силы через СБ.Большая часть доктрины R2P является повторением существующих обязательств, а не новым международным правом, хотя сирийский контекст заслуживает серьезного осмысления R2P и того, как международное сообщество может коллективно обновить и выполнить свои обязательства по защите гражданского населения [25]. До сих пор российское вето на СБ не позволяло коллективному решению санкционировать применение силы для защиты мирных жителей в Сирии.

Медицинские и гуманитарные последствия

С гуманитарной точки зрения крайне важно, чтобы любые принудительные меры, такие как санкции или использование действий ООН по принуждению к миру, учитывали и смягчали воздействие на и без того уязвимое гражданское население.Например, любые военные действия, если они будут сочтены целесообразными, должны осуществляться в соответствии с международным гуманитарным правом (МГП), включая обязательство по защите гражданского населения от неблагоприятных последствий конфликта [26]. Точно так же любые санкционные меры в идеале должны быть многосторонними, нацеленными на членов и сторонников режима, сопровождаться гуманитарной помощью уязвимым слоям населения и сочетаться с другими дипломатическими усилиями и стимулами.

Наконец, следует отметить, что хотя применение химического оружия представляет собой вопиющее нарушение международного права с разрушительными последствиями для гражданского населения, это далеко не единственное подобное нарушение в сирийском конфликте, которое необходимо устранить.Стороны в конфликте, особенно сирийское правительство, регулярно применяли другое оружие, находящееся под международными санкциями, в том числе кассетные боеприпасы и зажигательное оружие, а также совершали преднамеренные и систематические нападения на гражданское население, больницы, объекты культурного наследия и другие охраняемые лица и объекты в прямое нарушение международного права и медицинского нейтралитета [27].

Министерство обороны приближается к цели по уничтожению всех запасов химического оружия > Министерство обороны США > Новости Министерства обороны

В этом месяце команда опытного завода по уничтожению химических отравляющих веществ в Пуэбло на армейском химическом складе в Пуэбло в Колорадо завершила уничтожение почти 300 000 155-мм снарядов, каждый из которых содержал 12 фунтов иприта, сказал Уолтон Леви, менеджер проекта.

Операции по уничтожению отравляющих веществ в Колорадо начались в марте 2015 года и должны быть завершены к 2023 году, сказал Леви. На первоначальном складе химического оружия в Пуэбло находилось более 780 000 боеприпасов.

Отравляющее вещество

«Иприт» представляет собой химическое оружие с образованием пузырей, содержащееся в трех типах боеприпасов, хранящихся на химическом складе Пуэбло, каждый из которых назван в честь диаметра его снаряда: 155-мм снаряд, 105-мм снаряд и 4,2-дюймовый минометный снаряд, сказал он.

Это знаменует собой окончание кампании 155-мм снарядов на ПХАПП и безопасное уничтожение примерно двух третей исходного отравляющего вещества, хранящегося на складе, сказал Леви. «Мы с гордостью завершили эту кампанию с опережением графика — и при этом внедрили строгие новые протоколы для обеспечения безопасности наших сотрудников в условиях пандемии коронавируса», — сказал он.

С конца 1960-х годов правительство США предпринимает шаги по сокращению и ликвидации американских запасов химического оружия. Это было подкреплено президентской директивой и ратификацией США в 1997 году Конвенции о химическом оружии, международного договора, который призывает все государства-члены уничтожить свое химическое оружие и производственные объекты.

В соответствии с договором США уничтожают свой последний оставшийся запас химического оружия, сказал Леви.

«Наша конечная цель — уберечь рабочую силу и общество от этого оружия времен Второй мировой войны», — сказал полковник армии США.Майкл Кобб, командир депо. «Мы проявляем максимальную осторожность и соблюдаем строгие правила техники безопасности при доставке боеприпасов из иглу для хранения на ПКАПП».

«Уничтожение 155-мм снарядов — большое достижение для команды PCAPP, — сказал Кен Харравуд, руководитель проекта команды Bechtel Pueblo. «Инновационные решения являются ключом к решению проблем, возникающих при использовании такого сложного и единственного в своем роде операционного объекта, как PCAPP. Это было бы невозможно без самоотверженности и профессионализма наших замечательных сотрудников.

«Я отдаю должное нашей команде сотрудников, посвятивших себя усилиям по уничтожению боеприпасов, поскольку многие из них посвятили всю свою карьеру избавлению мира от этого оружия», — сказал Ким Джексон, директор завода. «Мы достигли этой вехи благодаря замечательной рабочей силе и их усердию, тяжелой работе и поддержке миссии PCAPP».

«Соединенные Штаты полностью привержены уничтожению 100% оставшихся запасов химического оружия к 31 декабря 2023 года», — сказал Майк Абей, исполнительный директор программы «Ассемблированные альтернативы химическому оружию».

По состоянию на 14 августа в Организацию по запрещению химического оружия, межправительственную организацию, целью которой является уничтожение химического оружия во всем мире, поступило сообщение об уничтожении 1673,5 тонн иприта в США, сказал Абайе.

Как работает процесс

Под пристальным наблюдением обученных операторов экспериментальная установка использует десятки автоматизированных систем для разборки и обезвреживания боеприпасов и термического нагрева осушенных корпусов боеприпасов, сказал Леви.

Жидкий агент нейтрализуется, а продукт, гидролизат, затем подается на живые микроорганизмы в процессе, известном как биоочистка, пояснил Леви. Вода рециркулируется на пилотной установке, а оставшаяся соль вывозится за пределы площадки на разрешенные объекты по обработке, хранению и утилизации. Завод оснащен надежной системой борьбы с загрязнением, состоящей из 12 блоков угольных фильтров, которые отфильтровывают частицы до того, как воздух из завода будет выпущен обратно в атмосферу.

По словам Леви, в течение следующих нескольких месяцев на PCAPP технические специалисты модернизируют роботов и системы завода, чтобы начать обработку следующей кампании боеприпасов, то есть 105-мм снарядов.

В июле рабочие завершили сборку трех статических детонационных камер для дополнения ПКАРР за счет уничтожения проблемных боеприпасов, непригодных для переработки с использованием автоматизированного оборудования основного завода, сказал Леви. Подразделения SDC будут уничтожать 4,2-дюймовые минометные снаряды, что является третьей и последней кампанией по уничтожению.

Другой объект химического оружия

Другим оставшимся объектом химического оружия в США является дочерний объект PCAPP, экспериментальный завод по уничтожению химических агентов Blue Grass недалеко от Ричмонда, Кентукки.По словам Леви, BGCAPP безопасно уничтожает 523 тонны США нервно-паралитических веществ VX и GB (зарин) и иприта, хранящихся в ракетах и ​​снарядах.

BGCAPP использует технологию нейтрализации или взрывного уничтожения для безопасного уничтожения боеприпасов, продолжил он. BGCAPP начал операции по уничтожению отравляющих веществ с помощью технологии взрывного уничтожения 7 июня 2019 г., а его основной завод начал работу 17 января 2020 г. Операции будут завершены к 31 декабря 2023 г.

Важным элементом процесса безопасного уничтожения химического оружия является координация и сотрудничество с местным населением.По словам Леви, Программа обеспечения готовности к чрезвычайным ситуациям с химическими запасами тесно сотрудничает и поддерживает правительства штатов и местные органы власти, а также Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях в обучении, подготовке и защите населения, окружающего места хранения запасов.

Военная группа США в Иордании планирует способы борьбы с сирийским химическим оружием

За несколько месяцев до того, как администрация Обамы заявила, что пришла к выводу, что сирийское правительство применило химическое оружие против повстанцев, Пентагон начал использовать опыт малоизвестных военных экспертов для разработки планов чтобы уменьшить риски от огромных запасов запрещенных боеприпасов в Сирии.

Американские военные чиновники были отправлены в Иорданию для разработки ряда вариантов предотвращения попадания смертоносных агентов в руки экстремистов из оппозиции или распространения по региону иностранных боевиков, связанных с сирийским правительством.

По словам американских военных, которые рассказали на условиях анонимности о планировании, команда оценивает сценарии, которые варьируются от развертывания международной коалиции для обеспечения безопасности объектов оружия до бомбардировки складов, чтобы предотвратить попадание оружия в чужие руки. .

Часть этих усилий включает программу стоимостью 70 миллионов долларов США по обучению иорданских сил безопасности выявлению и обеспечению безопасности объектов химического оружия в Сирии, где по всей стране разбросаны одни из крупнейших в мире запасов химического оружия. Также изучаются планы использования доверенных повстанческих групп для обеспечения безопасности оружия.

В рамках планирования в Соединенных Штатах базирующееся в Мэриленде армейское подразделение, специализирующееся на обращении с химическими боеприпасами, провело учения с участием 82-й воздушно-десантной дивизии, армейских сил быстрого реагирования на глобальные кризисы, и войск, которые, вероятно, будут первыми для развертывания, если требуются большие наземные силы.

Хронология: Основные события бурного восстания в Сирии, начавшегося в марте 2011 года.

Специализированная подготовка по сдерживанию и утилизации химического оружия, которая осталась в основном незамеченной, отражает попытку армии заглянуть за последние годы операций по борьбе с повстанцами в Афганистане. и Ирак для разработки стратегий противодействия возникающим угрозам, подобным той, что исходит от Сирии.

«По мере того, как мы расширяем наши возможности от борьбы с повстанцами против противников с ограниченным диапазоном возможностей в Ираке и Афганистане до полномасштабных операций решительных действий против угроз с некоторыми высокими и асимметричными возможностями по всему миру, мы тренируемся обнаруживать и обезвреживать химические и угрозы биологического оружия», майор.Об этом в интервью заявил командир 82-й воздушно-десантной дивизии генерал Джон Николсон-младший. «Хотя теоретически мы могли бы обезопасить такие запасы, нам потребуются другие специалисты, которые придут и уничтожат эти запасы».

Решение администрации Обамы потихоньку предоставить оружие избранным повстанческим группировкам было основано, по крайней мере частично, на выводе о том, что правительство президента Башара Асада использовало химическое оружие в гражданской войне. Но даже данные, приведенные администрацией и другими западными правительствами, не указывают на то, что сирийские войска применяли их широко.

Даже если это оружие не используется в крупной операции, официальные лица США говорят, что окончательное распоряжение сирийским количеством зарина и другого химического оружия представляет собой неприятную дилемму. В эпоху, когда все страны, кроме горстки, отказались от химического оружия, относительно немногочисленные специалисты по химическому оружию в вооруженных силах США внезапно стали пользоваться большим спросом.

«Соединенные Штаты и наши партнеры-союзники потратили много времени на обдумывание долгосрочного размещения этого оружия, когда придет день, когда Асад действительно оставит власть», — сказал высокопоставленный У.С. чиновник обороны сказал.

Соединенные Штаты, которые когда-то обладали одним из самых больших запасов химического оружия, имеют большой опыт безопасного обращения с химическими боеприпасами и их утилизации. Соединенные Штаты прекратили производство химического оружия при администрации Никсона и были одним из главных сторонников договора 1997 года, призванного избавить мир от химического оружия.

С тех пор военнослужащие уничтожили такое оружие, как зарин, табун и горчичный газ, на заводах, построенных в отдаленных районах страны.Работа была кропотливой и сопряженной с риском. Инженеры и химики, контактирующие с боеприпасами, носят защитные костюмы. Армейские чиновники разработали уникальные конвейерные процессы для каждого типа боеприпасов. В прошлом году военные ликвидировали запасы на всех объектах, кроме двух, уничтожив 90 процентов химического оружия страны.

«Вбить гвоздь в крышку гроба чего-то, чего мы все боимся, было невероятно приятно», — сказал полковник Джон Лемондес, руководитель программы уничтожения химических запасов в США.S. Army Chemical Materials Activity, агентство, проделавшее львиную долю работы.

Частично опираясь на эту работу, армия создала 20-ю команду поддержки, подразделение, базирующееся в Эджвуде, штат Мэриленд, которое специализируется на оружии массового поражения, включая химические боеприпасы. Его оперативная группа специалистов прошла обучение в составе 82-й воздушно-десантной дивизии в этом году.

«Наши солдаты обучены, экипированы и готовы оказать помощь, куда бы нация ни решила отправить нас», — сказал представитель Кристофер Буш.

Давая показания перед Конгрессом прошлой весной, генерал Мартин Э. Демпси, председатель Объединенного комитета начальников штабов, заявил, что обеспечение безопасности сирийского химического оружия потребует «значительного вмешательства», если это произойдет в условиях боевых действий.

«Если бы мы доверяли оппозиции, — сказал Демпси, — то они могли бы ее обеспечить». Он добавил, что если американские войска возьмутся за эту миссию, это будет в «неразрешительной обстановке». Председатель добавил, что проблема будет усугубляться, потому что сирийцы «перемещают его, а количество сайтов довольно велико.

Майкл Эйзенштадт, эксперт по химическому оружию из Вашингтонского института, сказал, что Запад, вероятно, многого не знает о сирийской программе химического оружия, которую режим Асада официально не признал.

«Наш опыт разведки оружия массового уничтожения очень неоднозначен, — сказал он. «Мы не должны предполагать, что то, что мы знаем о сирийской программе, правда. Мы не можем предполагать, что у нас хорошие знания».

Отравление Тихого океана: секретный сброс вооруженными силами США плутония, химического оружия и агента Orange

Основные документы, цитируемые в «Отравлении Тихого океана», в которых подробно описывается военное заражение Окинавы, доступны по следующим ссылкам:

«Отравление мясного скота мышьяком», Гражданская администрация Соединенных Штатов на островах Рюкю, 3 января 1962 г.

Описание: Отчет о падеже коров после применения гербицидов на севере Окинавы.

«Технический отчет 60: Эпифитология взрыва риса», Биологические лаборатории армии США, Форт-Детрик, июнь 1965 г.

Описание: Отчет об испытаниях биологического оружия на объектах на Окинаве, включая Сюри, Исикаву и Наго.

«Организационная история — 267-я химическая рота», Армия США, 26 марта 1966 г.
Описание: Краткая информация об объекте Проекта 112, обучении персонала и отправке химического оружия на Окинаву.

«Зарубежные склады отравляющих веществ/боеприпасов», начальник штаба армии США, 22 июля 1969 г.

Описание: Меморандум о проекте 112 («Красная шляпа»), хранении химического оружия и утечке на складе боеприпасов армии Чибана.

«Инцидент с загрязнением окружающей среды», ВВС США, 1 декабря 1987 г.

Описание: Расследование обнаружения загрязнения ПХД на авиабазе Кадена.

«Консультативное письмо, AL-CL-1992-0110, Оценка места отбора проб воды 4, Кадена, AB, JA», ВВС США, 14 августа 1992 г.

Описание: Исследование воздействия на окружающую среду пены для пожаротушения и средств борьбы с коррозией на авиабазе Кадена.

«Консультативное письмо, AL-CL-1992-0118, Оценка установки по очистке промышленных вод, строение 3448, Kadena AB, JA», ВВС США, 9 сентября 1992 г. проходит лечение на авиабазе Кадена.

«Разговорный документ USFJ о возможном токсическом загрязнении в лагере Кинзер, Окинава», Вооруженные силы США в Японии, 30 июля 1993 г.

Описание: Межведомственное расследование загрязнения в лагере Кинсер (также известном как зона обслуживания Мачинато/Макиминато), включая обсуждение гибели морских обитателей, захоронения опасных отходов и экономических препятствий для восстановления.

«Консультативное письмо (CL), AL/OE-CL-1994-0183, Рекомендации по отбору проб для определения степени загрязнения свинцом почвы вокруг печи для обезвреживания боеприпасов, строение 46808, Kadena AB, Окинава, Япония», United States Air Форс, 16 января 1995 г.
Описание: Оценка загрязнения свинцом возле печи для дезактивации боеприпасов на складе боеприпасов в Кадене.

«Консультативное письмо (CL), AL/OE-1997-0006 Средства для пескоструйной обработки как опасный поток отходов», ВВС США, 20 февраля 1997 г.
Описание: Консультативное письмо по утилизации загрязненных тяжелыми металлами средств для пескоструйной обработки на авиабазе Кадена.

«Отчет о расследовании места: предполагаемое местонахождение ПХБ, Кадена АБ, Япония», Монтгомери Уотсон для Министерства обороны, февраль 1999 г.

Описание: Исследование загрязнения от открытых хранилищ отработанных масел, содержащих ПХБ, на авиабазе Кадена.

«Консультативное письмо, IERA-DO-BR-CL-2000-0008, Обследование асбеста здания 703, Кадена, AB, Япония», ВВС США, 17 марта 2000 г.

Описание: Обследование асбеста на авиабазе Кадена. Корпус 703, бывший медицинский центр, который использовался для тренировок по боевой готовности.

«Япония: телесериал Окинавы показывает предполагаемое использование Agent Orange на базах США», Центральное разведывательное управление, 12 января 2012 г.

Описание: Стенограмма телерепортажа Центра открытых источников ЦРУ об использовании агента Orange на Окинаве.

«Военные жилищные инспекции — Япония», Генеральный инспектор Министерства обороны, 30 сентября 2014 г.

Описание: Обследование военного жилья на соответствие плесени, качеству воды, краске на основе свинца, асбесту, заражению вредителями, радону и нормы радиации.

«Ведущий проект оценки зависимых школ Министерства обороны, авиабаза Кадена», ВВС США, 27 августа 2015 г.

Описание: Исследование загрязнения свинцом системы водоснабжения восьми школ и объектов Министерства обороны на авиабазе Кадена.

«Сертификат результатов испытаний, № 2015-02203-B01~04», Центр изучения окружающей среды префектуры Окинава для Корпуса морской пехоты США, 18 февраля 2016 г. MCAS Футенма.

«Japan/DET 3 KADENA AFB, JAPAN / EC18-040», Maxxam Analytics для ВВС США, 10 ноября 2017 г.

Описание: Исследование загрязнения ПФОК/ПФОС в резервуаре для пожарных учений, авиабаза Кадена.

12.10.20: The Guardian взяла интервью у автора для объявления о книге; «Отравление Тихого океана: в новой книге подробно рассказывается о военном заражении островов и океана США».

Ссылка: https://www.theguardian.com/world/2020/oct/11/poisoning-the-pacific-new-book-details-us-military-contamination-of-islands-and-ocean

11 /23/20: Stars & Stripes взяли интервью у автора на тему книги; «Автор: подборка американских документов о токсичных веществах на Окинаве может помочь в утверждении ветеранов».