Содержание

НЕПОБЕЖДЕННЫЙ ГАНГУТ | Наука и жизнь

Полуостров Ханко (Гангут по-русски), расположенный при входе в Финский залив, с первых дней Великой Отечественной войны стал важнейшим стратегическим пунктом. Защитники Ханко не только не пропустили в Финский залив ни одного крупного вражеского корабля, который мог бы представлять серьезную угрозу для Ленинграда, но и оттянули на себя в самый решительный момент значительные силы противника. Оборона полуострова длилась 164 дня и закончилась 2 декабря 1941 года. Защитники ушли непобежденными. Они оставили форпост, подчинившись приказу Верховного главнокомандования. О героических страницах войны в Финском заливе по разным причинам известно не так уж много. Писатель Евгений Львович Войскунский — участник боев на полуострове Ханко — рассказывает, как это было. Имя Е. Войскунского знакомо читателям и по книгам, написанным в соавторстве с И. Лукодьяновым в жанре фантастики, — «Экипаж «Меконга» (1962), «Очень далекий Тартесс» (1968), «Плеск звездных морей» (1970), «Ур, сын Шама» (1975), а также по тем произведениям, которые появились в последние годы: «Кронштадт», «Мир тесен», «Девичьи сны».

А наши давние подписчики, наверное, помнят его повесть «Химера», которая печаталась в журнале (см. «Наука и жизнь» №№ 7-11, 1995 г.).

Писатель Евгений Львович Войскунский. Фото А. Моисеева. 2004 год.

На карте полуостров Ханко. Защитники этого форпоста — его еще называли «балтийский гибралтар» — ушли непобежденными.

Автор воспоминаний Е. Войскунский. Фото 1942 года.

Стихи Михаила Дудина с рисунками художника Бориса Пророкова, опубликованные в газете «Красный Гангут». 1941 год.

«Дети капитана Гранина» — так называли гангутцы морских десантников. Октябрь 1941 года. Фото В. Рудного.

В ответ на обращение: «Сдавайтесь!» — защитники Гангута написали язвительный (в духе «Письма запорожцев турецкому султану») «Ответ Маннергейму». Октябрь 1941 года. Эти хлесткие листовки десантники ночью оставляли на вражеской территории.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Летчик-истребитель старший лейтенант Григорий Семенов. Ханко, 1941 год. И его чудом уцелевшая записка, написанная Е. Войскунскому.

Памятный знак обороны Ханко.

Памятник на полуострове Ханко в честь гангутцев.

Открыть в полном размере

Теперь мало кто помнит о Ханко. А между тем в первый год Великой Отечественной войны 164-дневная оборона этого небольшого полуострова на юго-западе Финляндии прогремела на всю страну.

Ханко был взят Советским Союзом в долгосрочную аренду в марте 1940 года, после окончания финской («зимней») войны. Нависая над входом в Финский залив, полуостров занимал стратегически выгодное положение на дальних подступах к Ленинграду, поэтому тут развернулось строительство военно-морской базы краснознаменного Балтийского флота.

Нас, участников обороны Ханко, уже мало осталось. Мне порой даже не верится, что я там был в ранней юности. Похоже на сон. Вот только головные боли от контузии… и горький запах горящего леса, словно бы застрявший в ноздрях на всю жизнь, и, конечно, впечатаны в память ночные взрывы мин в Финском заливе.

Все это было, было…

Когда в октябре 1940 года нас, молодое пополнение, везли на пароходе на полуостров Ханко, мы ничего о нем не знали. Потом уж разглядели его на карте — такой сапожок на стыке Финского и Ботнического заливов, обсыпанный, будто крупой, множеством мелких островков.

Эти островки и скалы, похожие на тюленьи головы, высунувшиеся из воды, проплывали мимо обоих бортов парохода. И странное возникло ощущение: край земли, ее осколки…

Пароход ошвартовался у гранитной стенки в порту Ханко (Ганге по-шведски). Мы сошли на мокрую от дождя землю полуострова, которому было суждено стать для нас рубежом, разделившим жизнь на мир и войну.

Набившись в грузовики, покатили по уютным улочкам сквозь россыпь разноцветных коттеджей. Мы, выходцы из городских коммуналок и сельских изб, никогда и не видели такого жилья. За переездом красноватую грунтовую дорогу обступил сосновый лес.

Из сосен, гранита и тишины состоял, казалось, этот прекрасный дачный уголок. Теперь он, покинутый финским населением, как бы заступал в боевое охранение, обязанное держать под контролем морские подступы к Ленинграду. Плакаты призывали: «Превратим полуостров Ханко в неприступный советский Гибралтар!»

Форсированно шло строительство военно-морской базы. На побережье, среди седых и ржавых скал, ставили батареи. Укрепляли сухопутную границу с Финляндией, проходившую по узкому перешейку, — здесь некогда, как говорили на базе, Петр I велел прорубить просеку…

Петровская просека! Ну, конечно, могли бы и раньше догадаться: это же Гангут! Ханко, Ганге-удд, Гангут. Тот самый, у берегов которого двести с лишним лет назад молодой флот России одержал знаменитую победу над шведской эскадрой. Вот куда нас занесло!

Батальон, в который влилось молодое пополнение, строил железную дорогу с бетонированными площадками. Вкалывали на трассе и в карьере. Горы песка перебросали наши лопаты, нагружая платформы и сбрасывая балласт на ненасытную насыпь. Всю зиму работал батальон, и всю весну.

Той последней мирной весной сумасшедше пели на лесной опушке скворцы. На закате стройные сосны отливали, словно боевой медью. В начале июня готовая трасса загудела под колесами тяжелых транспортеров, несущих две батареи дальнобойных орудий — главный калибр Гангута.

И только мы, как говорится, разогнули усталые спины, как грянула война.

Финляндия вступила в войну 25 июня. На Ханко обрушился шквал артогня. Била тридцать одна финская батарея. Бывали дни, когда на небольшом полуострове площадью 115 квадратных километров рвалось более четырех тысяч снарядов и мин. Не было тут и клочка земли, недоступной для огня. Не было на Ханко тыла. Городок горел, пылали красивые коттеджи. Дым стелился над полуостровом. Лето стояло сухое, жаркое — как раз для огня.

Гарнизон зарывался под землю, всюду строили дзоты, блиндажи. Мы понарыли землянок и окопов на берегу бухты Твермине, загородили ее колючкой в два кола: наш участок обороны. Каждую ночь был возможен финский десант.

Однажды июльским днем финны подожгли зажигательными снарядами лес, примыкавший к нашему участку обороны. Батальон бросили на тушение лесного пожара. Лес горел страшно. С сосны на сосну, с ветки на ветку со зловещим треском перескакивали огненные языки. Удушливо тлела старая опавшая хвоя и торфянистая почва под ее настилом. В клубах дыма высверкивал огонь: продолжали рваться зажигательные снаряды.

Мы копали рвы, чтобы преградить путь огню: ведь он мог распространиться на весь лесной массив полуострова.

Жар опалял нестерпимо. Обливаясь потом, задыхаясь от дыма, мы остервенело выбрасывали лопатами землю. Финны перешли с зажигательных снарядов на фугасные. Лежа на дне рва, я с тупым безразличием слушал, как приближается грохот разрывов, как глухо ударяют осколки в землю, в стволы деревьев.

Ответный огонь ханковских батарей заставил противника умолкнуть, и мы снова взялись за лопаты…

Наверное, мы походили на призраков, когда в сумерках брели к своим окопам на берегу.

Родная шинель служила и матрацем и одеялом. Мы засыпали под комариный звон, и белая ночь, как заботливая мама, окутывала нас покрывалом тумана.

— Чего мы тут сидим, комарей кормим? — ворчал боец Агапкин, простодушный «стратег» нашего взвода. — Двинули бы разом на ихние Хельсинки.

— Да нет, — возражали ему. — Под Таллин надо нас перебросить. На Таллин немец сильно жмет.

Огромный фронт пятился под жестким натиском немецких армейских групп, а гарнизон Ханко крепко держался за свой гранитный «сапожок». На перешейке батальон капитана Сукача уже отразил несколько штурмов финнов. Артдивизионы капитанов Гранина и Кудряшова вели напряженную контрбатарейную борьбу. Мы часто слышали басовитый рев двенадцати дюймовых орудий: то били по финским тылам тяжелые батареи капитанов Жилина и Волновского — под этими батареями гудели рельсы железной дороги, построенной нашим батальоном.

Гарнизон Ханко жаждал боевой активности. Когда потребовалось отразить угрозу, нависшую над обороной с ее островного фланга, в формируемый десантный отряд просились чуть ли не все гангутцы — моряки и пехотинцы.

Наступательный дух Ханко был поистине удивителен, и этот дух решительно поддерживали командир базы генерал-лейтенант Сергей Кабанов и комиссар базы Арсений Расскин.

Командиром десантного отряда был назначен капитан Гранин, артиллерист, ставивший на Ханко первую батарею. Лихим ударом отряд выбил противника с острова Хорсен, здесь Гранин «врубил» в гранит свой командный пункт, отсюда начал операции по захвату окружающих шхерных островов.

Под стать командиру были и его десантники. Здесь, на краю земли, где тесно сошлись островки, где проливы узки и извилисты, десантники Гранина словно пытались раздвинуть тесноту шхер. Враг не выдерживал их натиска, когда они выбрасывались из мотоботов и шлюпок и врывались на крутизну Хорсена, на скалы Эльмхольма, Гунхольма и других «хольмов».

«Дети капитана Гранина» — так называли себя десантники, захватившие 19 островов в шхерах, окружающих полуостров. Это и было наиболее яркой чертой гангутской обороны: в глубоком тылу противника, отрезанные от баз снабжения, люди рвались в наступательный бой.

«Ханко стоит как скала», — писала тем «огненным» летом газета Балтфлота.

Осень ворвалась шквалистыми ветрами. На тротиловые ожоги скал, на черные пожарища Ханко пролились холодные дожди. После потери Таллина и островов Моонзунда наш полуостров оказался единственным очагом сопротивления на западе балтийского театра военных действий. Для нас Большой землей стал осажденный Ленинград.

На что могли рассчитывать гангутцы? Лишь на прочность обороны. Мы подтянули пояса: паек был резко сокращен. Артиллеристы экономили снаряды — на сотню финских отвечали одним. На автомашинах ставили самодельные газогенераторные установки: экономили бензин. Мы понимали — противник выжидает, когда замерзнут шхеры вокруг Ханко, чтобы возобновить штурм.

В октябре меня взяли из батальона в редакцию базовой газеты «Красный Гангут». Военные обстоятельства превратили эту газету из обычной многотиражки в единственный источник информации для гарнизона, отрезанного от Большой земли. «Красный Гангут» выходил ежедневно на четырех полосах. Треть его заполняли оперативные сводки, сообщения с фронтов — все это принимал по радио сержант Гриша Сыроватко, бывший учитель. Остальную площадь газеты занимал местный материал — хроника гангутской обороны, и творил эту хронику небольшой сильный коллектив, в том числе профессиональный художник Борис Пророков и молодой, но тоже профессиональный, поэт Михаил Дудин. С Мишей мы сразу подружились на всю жизнь.

Какое-то время в одной из каморок редакционного подвала рядом стояли наши койки. Мы протапливали времянку, забирались под одеяла и вели долгие ночные разговоры. Печка быстро прогорала, не успев согреть каморку; от промерзших стен несло холодом, от которого не спасали и шинели, накинутые поверх одеял.

— Эх ты, южанин, мерзляк каспийский, — говорил Миша. — Разве это холод? Холод был знаешь где? На Карельском перешейке.

Финская война, которую прошел Дудин, потрясла его и, думаю, определила судьбу поэта. Что было в его юношеских довоенных стихах? Мир «хрустящий, снежный, в резном, узорном серебре»; «снежный» конечно же рифмовалось с «нежный», и это было очень хорошо. Но годы шли грозные, с границ потянуло пороховым дымом. Не знаю, сознавал ли себя Дудин уже тогда выразителем поколения, подросшего к войне. Но тогда же он писал о своей судьбе:

Нам только снился дым сражений
И тьма тревожная застав.
И вот нас жизнь без сожалений
Взяла, за книгами застав,
И привела, сказала: «Трогай,
Бери винтовку, котелок…»

Он писал:

Шагай, мой стих, с уступов
финских скал
Упругим шагом воинской походки
И расскажи, о чем не рассказал
Скупой язык оперативной сводки.

У Дудина звенел голос, когда он читал стихи. Глухая тишина стояла в подвале, только доносились из-за толстых стен мерные хлопки печатной машины. Будто хлопали по темной воде плицы колесного парохода. И мы как бы плыли сквозь ночь и шторм. Недоучившиеся, недочитавшие, недолюбившие, не обремененные имуществом, готовые к перемене мест, мы плыли к неведомым берегам…

Лесной дорогой шагаю к аэродрому и с огорчением думаю о своих прохудившихся сапогах. Осень, холод… Говорят, тех из нас, кого взяли в редакцию из армейских частей, переоденут во флотское. Скорей бы! Вот же как получилось, думаю я, топая по лужам, затянутым ледком, — опасался пятилетней флотской службы, чтобы быстрее вернуться к учебе в институте, а все же загремел на флот…

Рев моторов над головой! Едва не задев кроны сосен, круто уходят в серенькое небо два только что взлетевших «ишачка» — истребители И-16. И тут же возникли другие, хорошо знакомые звуки — приближающийся, словно в тебя нацеленный, свист, обрывающийся грохотом. Сквозь частокол сосен вижу, как на желтотравянистом поле аэродрома взметываются черные кусты разрывов. Я лежал на содрогающейся холодной земле у кромки аэродрома и ждал, когда же финнам ответят ханковские батареи.

Наконец-то! Рявкнули невдалеке пушки. Какое-то время шла артиллерийская дуэль, и вдруг все смолкло.

Я побрел к приземистым строениям на краю аэродрома, все здесь было упрятано под землю: склады, емкости с горючим, в подземных укрытиях стояли и самолеты. Но взлет и посадка всегда проходили под огнем. Заслышав звук заводимых моторов, финны сразу начинали обстрел. Будто гигантским плугом вражеская артиллерия перепахивала летное поле — «плешь» среди леса. Но только начинал стихать огонь, как на поле выезжала полуторка, груженная кирпичом и песком, из кабины выскакивал комендант аэродрома лейтенант Мухин и бежали с носилками бойцы аэродромной роты. В дымящиеся воронки сбрасывали кирпич, сыпали землю, утрамбовывали «бабами». К моменту возвращения истребителей посадочнея полоса опять была ровной. Садились тоже под огнем. Техники выбегали навстречу, схватывали машины «под уздцы» и закатывали в ангары.

В истории войн, кажется, это единственный аэродром, постоянно находившийся под огнем. Переносить-то его было некуда.

Небо Ханко прикрывали эскадрилья «чаек» капитана Белоусова и «ишачки» капитана Леоновича. И не только гангутское небо. Ханковские летчики дрались в опаленном огнем небе Таллина и над островами Моонзундского архипелага. Они сбили десятки немецких и финских самолетов. Блестящая плеяда воздушных бойцов, имена которых гремели на всю Балтику: Антоненко, Бринько, Белоусов, Цоколаев, Голубев, Байсултанов и другие — почти все стали Героями Советского Союза.

Один из них, Григорий Семенов, прислал в редакцию рисунок: морской бой, увиденный сверху глазами летчика. Под рисунком подпись: «Эскиз будущей картины».

«Надо написать об этом бое», — сказал редактор, батальонный комиссар Эдельштейн. И, прочитав, должно быть, немую просьбу в моем взгляде, заключил: «Отправляйся на аэродром к Семенову. Дадим очерк с рисунком».

Я нашел старшего лейтенанта Семенова — плотного, широкоскулого, со светлыми глазами — в одной из землянок близ летного поля. Я боялся, что он выскажется в том духе, что вот, мол, мальчишку какого-то прислали как корреспондента. Но Семенов усадил меня возле лампы «летучая мышь», угостил беломором, мы закурили, и он принялся рассказывать.

Шло сражение на острове Эзель — трагическое и кровопролитное. В бухту Лыу вошла флотилия немецких кораблей и обрушила огонь на позиции защитников острова. Группа советских торпедных катеров под командованием капитан-лейтенанта Гуманенко атаковала немецкие корабли. С воздуха катерников прикрывали Семенов и его ведомый Дорогов на двух «чайках». Меж клочьев дымзавес Семенов видел, как катера прорвались сквозь заградительный огонь и влепили торпеды в легкий крейсер типа «Кёльн». Гигантский столб огня и дыма! Крейсер, разломившись, тонет. Катера разворачиваются для атаки других кораблей, и тут налетают «мессершмитты» и «хейнкель-115», прозванный за свои огромные поплавки «лапотником». Семенов бросает свою «чайку» в бреющий полет, бьет длинными очередями по «лапотнику». Густо повалил черный дым, «хейнкель» рухнул в воду. А Дорогов отбивается от «мессеров», и Семенов спешит на помощь ведомому. В небе воздушная карусель, трассы очередей вперекрест. «Чайки» уступают «мессерам» в скорости, но используют преимущество в маневренности. Тем временем катерники прорываются к новым целям…

Семенов, рассказывая и, как водится у летчиков, показывая руками, вновь переживает этот поразительный бой, его волнение передается и мне.

— Почему вы написали под своим рисунком «Эскиз будущей картины»? — спрашиваю.

— Сам не знаю, — не сразу отвечает Семенов. — Уж очень все это стоит перед глазами… Может, когда-нибудь попробую красками… Я ведь рисовал в школьные годы…

Ученик Пророкова краснофлотец Ваня Шпульников перенес семеновский эскиз на линолеум (цинкографии у нас не было), и рисунок напечатали в газете вместе с моим очерком.

Вскоре Семенов заглянул в редакцию, но не застал меня (я был на островах) и оставил записку, в которой благодарил за очерк и просил достать ему финский нож на память о Ханко.

В 1942-м Григорий Семенов погиб в воздушном бою над Ладогой. Записка его сохранилась по сей день. Храню и фотокарточку-миниатюру, которую Семенов мне подарил. Широкоскулый, сурово сдвинув брови, он смотрит на меня бесстрашными светлыми глазами из далекого 1941 года.

После ноябрьских праздников я отправился по заданию редакции на острова западного фланга.

Стояли холодные безлунные ночи, прошитые цветными трассами пулеметного огня. Сполохи ракет освещали призрачным светом угрюмые скалы и сосны шхерных островков и узкие проливы между ними.

На Эльмхольме, когда я шел от причала к землянке КП, у меня под сапогами звякали стреляные гильзы: ими, кажется, был засыпан весь остров.

Эльмхольм — островок к северо-западу от Хорсена — получил кодовое название «Мельница». Неслучайно так окрестили это нагромождение скал, поросших сосняком. Десантники Гранина захватили Эльмхольм еще в июле. Финны несколько раз пытались его отобрать. В августе на острове шли упорные бои, и немало жизней перемолола эта окаянная «Мельница». Здесь погиб один из отважнейших бойцов Гангута лейтенант Анатолий Фетисов: он встал в полный рост, чтобы просигналить шлюпкам с подкреплением, которые, не зная точно обстановки, подходили к берегу, захваченному финнами, — и его сразила автоматная очередь. Отсюда в разгар боя, когда оборвалась телефонная связь, поплыл под огнем к Хорсену, чтобы доложить обстановку, Алеша Гриденко, балтийский орленок. Здесь после гибели Фетисова краснофлотец Борис Бархатов принял на себя командование и сумел с горсткой бойцов удержать остров до прибытия подкрепления — взвода Ивана Щербановского. Мичман Щербановский, из бывших торговых моряков, был, можно сказать, прирожденным десантником. Дерзкий и храбрый, чернобородый, подобно командиру отряда, он, с трофейным автоматом «Суоми» и «лимонками» в карманах бушлата, выбрасывался со своими парнями на берег и, перебегая от скалы к скале, шел напролом.

Северный мыс Эльмхольма отделял от большого финского острова Стурхольм проливчик шириной метров в 50-60. Туда отправлялся ночью проверять посты комвзвода Сахно, и я, закинув за спину винтовку, увязался с ним. Мы вскарабкались на узкий голый, как лоб, каменистый перешеек, ведущий к северному мысу, и поползли. В рост тут не пройдешь и ночью: открытое место, и ракеты висят, как люстры, со Стурхольма бьет пулемет. Неприятно чувствовать себя живой, медленно передвигающейся мишенью. Пули свистели над головой, цвикали о камень.

Наконец доползли до мысочка, скатились в расселину скалы — тут был хорошо замаскированный капонир. На патронном ящике тускло горела коптилка — фитиль, вставленный в сплющенную гильзу от 37-миллиметрового снаряда.

Познакомился с командиром отделения, несущего вахту здесь, на мысочке, — сержантом Николаем Кравчуном. Порывистый в движениях, с горячими карими глазами, он засыпал меня вопросами: что нового на Большой земле? (Для островитян Большой землей был полуостров Ханко.) Как там под Москвой? Почему наши теперь отвечают финнам не одним снарядом на сотню, а еще: как кладут, осколки, бывает, и на нас сыпятся — это что же, перестали экономить снаряды?

Кравчун извлек откуда-то банку консервов и трофейные галеты. Рассказал, как однажды боец ползком тащил сюда, на мыс, большой термос с борщом, привязанный к спине, пулеметная очередь пробила термос, и бойца обдало всего — хорошо еще, что борщ был не больно горячим. От злости вскочил боец и, матерясь на всю Финляндию, прошел остаток пути в полный рост. Наверное, финны от изумления рты поразевали — не срезали его. Раньше так и таскали харч в термосах. Каждый обед — что боевая операция. Ну, теперь наловчились тут, на мысу, готовить. «Ты вот что скажи, — уставил Кравчун на меня требовательный взгляд. — «Финики» нам уши прожужжали: комиссары бегут с Ханко, бросают вас, простых солдат. Москва вот-вот падет, Питер тоже. Знаю, что брехня. Но откуда слух, что нас с Гангута снимут?»

Верно, перед праздниками приходили корабли из Кронштадта. Поговаривали, что будут еще конвои, которые вывезут часть гарнизона. Но толком я, конечно, ничего не знал.

В капонир заглянул боец, сказал хриплым шепотом:

— На «Хвосте» что-то не так. Выйди послушай, сержант.

Вслед за Кравчуном я выбрался из капонира. Застясь рукой от ледяного ветра, я лежал на каменистой земле и пялил глаза на огромный, зловеще черный горб острова прямо передо мной, за узеньким проливом: Стурхольм под кодовым названием — «Хвост». Мы вслушивались в ночь, но ничего не слышали, кроме завываний ветра и плеска прибоя.

Вдруг донесся легкий шорох… приглушенный голос, будто выругались… опять подозрительная тишина…

Кравчун юркнул в капонир, закрутил ручку полевого телефона. И — вполголоса:

— Кравчун докладывает. На «Хвосте» слабый шум. Будто что-то по гальке протащили… Есть! — Вернувшись, он прошептал мне: — Сейчас на КП доложат.

Спустя минут десять с Хорсена взвились одна за другой две ракеты. Ахнула пушка, на «Хвосте» стали рваться снаряды. При вспышках огня мы увидели темные фигуры, бегущие по берегу, переворачивающиеся шлюпки, услышали яростные крики.

— Сатана перккала! — донеслось меж двух разрывов.

Свистнули, стукнули о камень осколки.

— В капонир, быстро! — крикнул Кравчун. — Сейчас концерт начнется!

В капонире он чиркнул спичкой, зажег погасший фитиль.

— Видал? Хорсенская сорокапятка по «Хвосту» бьет. Сорвали мы «финикам» десант. Посадка уже у них шла по шлюпкам.

Ночь словно взорвалась. Со Стурхольма с дьявольским воем понеслись мины. Не менее часа молотили финны по эльмхольмскому мысу: знали, кто сорвал их замысел. Казалось, вот-вот наше укрытие рухнет. Но оно выдержало.

Тревожил ли нас вопрос: сколько сможем еще продержаться, надолго ли хватит продовольствия и боеприпасов? Об этом знало только начальство, нам же повседневная работа войны не позволяла расслабляться, гнала прочь тревожные мысли.

Да и не столько за себя тревожился Гангут, сколько за Москву. На перешейке, на островах участники обороны слышали, как орали на той стороне радиорупоры: «Германские войска завтра войдут в Москву! Ваше сопротивление бессмысленно, бросайте оружие, сдавайтесь в плен!»

К гангутцам обратился со специальным посланием сам барон Маннергейм. «Доблестные защитники Ханко!» — такими необычными словами начиналось послание. Дальше барон заверял гангутцев, что высоко ценит их воинскую доблесть, но, поскольку положение безнадежно, призывал прекратить сопротивление и сдаться в плен, обещая хорошее обращение.

В редакцию пришел инструктор политотдела Полещук:

— Братцы, надо составить ответ Маннергейму!

Идея вызвала энтузиазм. Было решено выдержать ответное послание в духе «письма запорожцев турецкому султану». И оно получилось хлестким, в выражениях не стеснялись. Пророков снабдил «манифест» такими рисунками, что смотреть на них без смеха было невозможно. Говорили, что даже наш суровый командир базы генерал Кабанов засмеялся, когда ему показали «манифест».

Отпечатанный, уж не помню каким тиражом, «ответ Маннергейму» разведчики доставили на территорию противника и, кажется, еще разбрасывали его с самолета.

Мы не верили финским радиоголосам. Невозможно было поверить. Но с подмосковных полей приходили тревожные сводки.

Оборона Ханко по масштабу и историческому значению конечно же несравнима с гигантской битвой под Москвой, но вдруг они оказались рядом, в одной газетной строке.

В октябре на Ханко прибыл с оказией, с отрядом катеров, московский журналист Владимир Рудный. Он облазил все участки обороны, его близорукие глаза за стеклами очков умели видеть. Перед тем как опять же с оказией уйти с Ханко, Рудный написал на листе ватмана текст письма защитников Гангута защитникам Москвы. Это письмо, подписанное генералом Кабановым и многими другими гангутцами, героями обороны, 2 ноября опубликовали в «Правде». Помню, как наш бессменный радист Гриша Сыроватко прибежал в редакционный подвал, потрясая стопкой исписанных листков: «Передовая «Правды»! Про нас!»

Мы читали, почти не веря глазам:

«Во вчерашнем номере «Правды» был напечатан документ огромной силы: письмо защитников полуострова Ханко к героическим защитникам Москвы. Это письмо нельзя читать без волнения. Оно будто бы написано кровью — сквозь мужественные строки письма видна беспримерная и неслыханная в истории борьба советских людей, о стойкости которых народ будет слагать легенды…» И далее: «Этот доблестный, героический подвиг защитников полуострова Ханко в грандиозных масштабах должна повторить Москва!»

Передовая «Правды», как и ответное письмо москвичей гангутцам, поистине стоила многих тонн боезапаса. «Великая честь и бессмертная слава вам, герои Ханко!» — так кончалось письмо москвичей.

От патетики меня коробит. Но ни одного громкого слова не вычеркну из вышеприведенных текстов. Они принадлежат тому накаленному времени, когда решалась судьба страны. Они сданы в архив истории, но я и сейчас волнуюсь, перечитывая эти строки.

Принадлежит истории и наш уход с Ханко. Ставка приняла решение эвакуировать базу и перебросить ее гарнизон в Ленинград и Кронштадт. 28 тысяч обстрелянных, не знающих отступления, непобежденных бойцов — серьезное подкрепление Ленинградскому фронту и флоту, ведущим борьбу в кольце блокады.

Что ж, «балтийский Гибралтар» выполнил свою задачу. Он сковал часть финской армии. Ни один крупный корабль германского флота не прошел в Финский залив.

Итак, эвакуация. Уже дважды прорывались к Ханко корабли эскадры Балтфлота и вывезли в Кронштадт часть гарнизона. Ожидались еще караваны.

Противник, конечно, знал об этом: приходы кораблей не скроешь. Предвидя ситуацию, когда на Ханко останутся лишь небольшие последние заслоны, которые нужно будет скрытно снять, командование базы прибегло к хитрой тактике. На многие часы и даже сутки умолкал передний край: ни выстрела, ни дымка, ни голоса. Будто вымерло все. Несколько раз финны предпринимали вылазки, прощупывали нашу оборону: может, и впрямь русские ушли с полуострова? И тут оживали огневые точки, в очередной раз отбрасывая финские разведгруппы. Хитрость помогла держать противника в напряженном неведении.

1 декабря вышел последний номер «Красного Гангута». Накануне редактор поручил мне написать передовую статью — название ее говорило само за себя: «Мы еще вернемся!» Передовая, разумеется, была исполнена пафоса, ненависти, угроз. «Здесь каждый камень, каждый гранитный утес, — говорилось в ней, — овеяны славой русского оружия… Слушайте, враги, подождите злорадствовать: мы еще вернемся! Мы еще встретимся с вами! Пусть эта мысль жжет вас каленым железом ужаса! Мы уходим сами, непобежденные, гордо неся славное имя гангутцев. Мы уходим бить немецко-фашистскую сволочь, и бить будем так же крепко, как били вас, по-гангутски…»

(Здесь хочу заметить, что спустя полвека, в июне 1991 года, я с группой ветеранов-гангутцев побывал на Ханко по приглашению финских ветеранов, по случаю 50-летия сражения. Это была волнующая поездка. Да, мы вернулись на Ханко — но, конечно, совсем не так, как «обещала» та передовая статья. Это была встреча не врагов, а друзей. И слава Богу!)

Финский залив, оба берега которого были заняты противником, кишел минами. «Суп с клецками» — так его называли балтийцы. Образ не очень веселый, но точный.

Часть за частью покидали Гангут, уходили на кораблях. Не обходилось без потерь. Но все же их было значительно меньше, чем могло быть.

Прощальным салютом был ураганный огонь гангутских батарей. Под грохот канонады артиллеристы взрывали тяжелые орудия, которые невозможно было вывезти на Большую землю. Страшная работа уничтожения шла и в порту: разогнав, сталкивали в воду автомашины, паровозы, вагоны.

Последний конвой покинул рейд Ханко вечером 2 декабря. Полуостров опустел. Мы уходили от «хладных финских скал» домой — в Кронштадт и Питер, зажатые кольцом блокады.

«Иосиф Сталин» — так назывался турбоэлектроход, принявший на свой борт гангутский арьергард, более 6 тысяч бойцов, в том числе и нашу команду — редакцию и типографию «Красного Гангута» во главе с Борисом Пророковым. Транспорт был до отказа, до скрипа переборок набит людьми и загружен ящиками и мешками с продовольствием. Не только в каютах, но и в трюмах и коридорах страшная теснота. Всюду гомонили, дымили махоркой вчерашние бойцы, столь неожиданно превратившиеся в пассажиров.

В 21 час транспорт дал ход, занял место в походном ордере, и вскоре караван кораблей взял курс на восток. Лаг отсчитал первую из двухсот тридцати миль, отделявших нас от Кронштадта.

Мы с Дудиным долго торчали на верхней палубе. Заснеженный берег Гангута как магнитом притягивал взгляд. Тут и там на берегу ветер мотал багровые языки пожаров. Потом ночь поглотила Ханко. Вокруг распростерлась беспросветная мгла. Ни луны, ни звезд. ледяной норд-ост бил в лицо колючей снежной крупой. Транспорт шел, тяжело переваливаясь с борта на борт. Мы с Мишей спустились в каюту.

О трагедии, разыгравшейся спустя несколько часов на борту «Иосифа Сталина», уже немало написано. В частности, в повести Дудина «Где наша не пропадала» и в моем романе «Мир тесен».

Коротко: «Сталин» подорвался на минном поле. Первая рванула во втором часу ночи. Погас свет. Непонятно было, идем или стоим. Дали аварийный свет — тусклый, неживой. Громыхнуло второй раз. Вскоре третий. Транспорт медленно кренился на левый борт.

Время утекало в прорву, как песок из песочных часов. Все куда-то разбрелись. Дудин и я все время держались вместе. Было много раненых в трюмах. Мы с Мишей таскали их на окровавленных носилках в кают-компанию, где врачи развернули операционную.

Четвертый взрыв был особенно сильным и продолжительным. Он отдался в мозгу уже не жутью, а тупой усталостью. Будто простонало корабельное железо. Я слышал крики, стоны, в потрясенное сознание врывались обрывки фраз: «Сталин» потерял ход… Корабли конвоя пытались взять транспорт на буксир, но последний взрыв оборвал заведенный трос… Говорили, что к борту подходят тральщики и снимают людей…

Дудин затащил меня в нашу пустую каюту, кивнул на винтовки, составленные в углу, очень внятно сказал:

— Винтовки есть, патроны тоже… Давай… Лучше так, чем рыб кормить.

Оспины на его лице казались черными. Не помню, что я ответил. Я схватил Мишу за руку и с силой вытащил из каюты. Будто его слова подстегнули нас обоих: мы вклинились в толпу у двери, ведущей на спардек, и наконец пробились наружу.

У борта «Сталина», хотя и осевшего, но все еще высокого, плясал на штормовых волнах тральщик. С транспорта прыгали на него, сыпались люди, и некоторые оказывались в воде, потому что тральщик то отбрасывало, то снова накидывало, и рассчитать прыжок было непросто. А долго ли продержишься в ледяной декабрьской воде?

Тральщик с лязгом ударил в борт транспорта. Вот его узкая, переполненная людьми палуба как раз под нами. Миша прыгнул, я видел, как его подхватили на тральщике. Взобравшись на фальшборт, приготовился прыгнуть и я — но в тот же миг тральщик резко отбросило.

Я еще слышал, как закричал Миша:

— Женька, прыгай! Прыга-ай!

Поздно, поздно… Тральщик уходил, Мишин голос удалялся…

Стоя на фальшборте и вцепившись рукой в стойку, я висел над беснующейся водой, как над пропастью. Не помню, сколько времени я так висел — минуту, час или вечность. Какой-то провал в памяти…

Подошел еще тральщик, снова посыпались люди, прыгнул и я, чьи-то руки подхватили меня.

Такие прыжки бывают раз в жизни.

Базовый тральщик БТЩ-217 был последним из кораблей конвоя, который подходил к борту «Сталина». Начинал брезжить рассвет, когда 217-й отвалил и на полном ходу пустился догонять ушедший вперед караван. На медленно тонущем транспорте еще оставалось много, очень много людей. Но, наверное, больше ничего нельзя было сделать: корабли конвоя, всю ночь крутившиеся вокруг транспорта, были до отказа переполнены спасенными.

Проклятые мины Финского залива… Их взрывы в ночь со 2 на 3 декабря переломили судьбы многих гангутцев. На «Сталине» осталось более 3 тысяч бойцов. Судно, издырявленное взрывами, погружалось, но медленно: система водонепроницаемых отсеков удерживала его на плаву. Дрейф сносил неуправляемое судно к южному берегу.

3 декабря ждали, 4-го ждали — придут свои корабли, снимут с тонущего транспорта, не дадут погибнуть. Не пришли. Утром 5 декабря «Сталин» сел на мель неподалеку от эстонского побережья. А потом пришли корабли — немецкие. Все оставшиеся на борту «Сталина» гангутцы попали в плен.

Страшной была их участь. Те, кто выжил — в лагерях немецких, а потом и в родных «фильтрационных», — так и не поняли, почему их не спасли, бросили на произвол немилосердной судьбы.

Почему не пришли к месту катастрофы корабли аварийно-спасательного отряда, стоявшие у причалов Гогланда — острова посредине Финского залива? Этот вопрос мучил и меня всю войну и в послевоенные годы.

Но это — предмет другого разговора.

Нам же, спасшимся, несказанно повезло. 6 декабря с последним караваном кораблей, покинувших остров Гогланд, мы пришли в Кронштадт. Пасмурным днем наш тральщик ошвартовался в Средней гавани. Мы ступили на заснеженную кронштадтскую землю. Колонна гангутцев потянулась к красным корпусам Учебного отряда.

Непередаваемое словами чувство владело нами — вернулись с края земли домой!

Сбоку к колонне пристраивались городские мальчишки.

— Здорово, пацаны! — гаркнул кто-то.

В ответ мы услышали:

— Дяденьки, хлеба!.. Сухарей…

Колонна притихла. Мы были готовы все отдать им, голодным мальчишкам Кронштадта. Но у нас не было даже черствой корки.

Я всмотрелся в одного из подростков, в его обтянутые скулы, в недетские печальные глаза под надвинутым треухом.

Так впервые глянула на нас блокада.

Ханко – самый южный город Финляндии

Даже такая северная страна, как Финляндия, имеет свою курортную зону – это город Ханко (Hanko) на одноименном полуострове. Ханко – самая южная точка материковой части страны: от Хельсинки его отделяют 127 км, от Турку – 141 км. Сам город невелик – всего около 11 тыс. жителей, но необычный для Финляндии солнечный климат и многокилометровые песчаные пляжи притягивают сюда множество туристов.

Ханко — город-курорт в Финляндии. Фото: flickr.com

Русско-финская история Ханко

Ханко упоминается в учебниках по русской истории – эта местность в истории нашей страны имеет особое значение: именно здесь произошла знаменитая битва при Гангуте (русский вариант наименования мыса) 1714 года, решившая исход Северной войны и принесшая Петру I победу над шведами. Одноименная крепость, возведенная в начале XIX века, и позднее неоднократно становилась точкой столкновения интересов России и Европейских стран. В 1854 году во время Крымской войны крепость была взорвана хозяевами, чтобы не оставлять врагу никаких трофеев. Но и сейчас можно осмотреть остатки форта Gustafsvärn на острове к югу от Ханко.

Остатки форта Gustafsvärn на острове к югу от Ханко. Фото: lightphotos.net

Еще одна немаловажная страница военной истории города – героическая оборона во время Второй мировой войны, длившаяся с июня по декабрь 1941 года. Ханко тогда получил большие повреждения, но позднее был полностью восстановлен.

Для любителей истории в настоящее время действуют два крупных музея: Крепостной музей на Nycanderinkatu, располагающийся в воссозданных укреплениях шведов XVIII века, и Фронтовой музей на въезде на полуостров, открытый прямо на месте боев. Последний доступен для посещения только летом: в это время на свежем воздухе демонстрируется военная техника и укрепления, проходят реконструкции, открыта также и музейная экспозиция.

Пешие прогулки по Ханко

Деревянная застройка конца XIX века. Фото: flickr.com

Тем, кто далек от боевых операций, понравится мирный дух самого города-курорта, основанного в 1874 году. Он быстро стал излюбленным местом отдыха русского дворянства, ведь Великое княжество Финляндское в то время входило в состав Российской империи. И в настоящее время можно оценить красоту и особую атмосферу деревянной застройки конца XIX века – это великолепные дворянские виллы и особняки с резными ставнями и ажурными балкончиками. Здесь когда-то отдыхала русская знать. Деревянные дома отнесены к культурно-историческому наследию и бережно охраняются. О тех временах напоминает и Казино, бывшее местом не столько азартных игр, сколько собраний и отдыха. Сейчас в нем располагается ресторан.

В конце XIX-начале ХХ века в районе, где расположены виллы, был устроен SPA-парк, и сегодня любители релаксации получают комплекс ухаживающих услуг в старинных зданиях.

Примечателен изящный деревянный православный храм 1888 года в восточной части города.

Изящный деревянный православный храм в Ханко. Фото: flickr.com

Однако большинство жителей Ханко – финны и шведы, протестанты, их главная церковь, лютеранская, находится в самом центре города. Нередко именно ее изображение помещают на открытки и обложки туристических проспектов о городе.

Но бесспорно главной визитной карточкой Ханко является водонапорная башня, построенная в 1943 году из красного кирпича. Она же служит маяком и главными городскими часами. Летом здесь работает смотровая площадка, куда можно попасть на современном лифте и насладиться видом на побережье с высоты птичьего полета. Высота башни – 65 метров: с площадки открывается вид на весь полуостров и Балтику. Отметим, изображение башни можно увидеть на гербе Ханко.

Главной визитной карточкой Ханко является водонапорная башня из красного кирпича. Фото: flickr.com

По улочкам города приятно пройтись и без какой-либо цели – в Ханко почти всегда хорошая погода, повсюду открыты разнообразные кафе, в том числе предлагающие блюда местной кухни, а в порту можно полюбоваться многочисленными яхтами и покормить чаек.

Для тех, кого тянет в море

Когда в городе все достопримечательности осмотрены и изучены, стоит совершить водную прогулку до небольших скалистых островков неподалеку от побережья – Hauensuoli (в переводе – «Щучьи кишки»). Множество моряков еще с XV века в ожидании попутного ветра вырезали на камнях надписи вроде современных «Здесь был Вася». Всего их более шестисот. В основном оставляли на память даты, названия кораблей и трогательные схематичные гербы.

Маяк Bengtskär, считающийся самым высоким в Скандинавии. Фото: flickr.com

Немного дальше от города, на расстоянии 25 км от него, расположен маяк Bengtskär, считающийся самым высоким в Скандинавии. Его высота – 52 метра, и, несмотря ни на что, он уцелел и во время Первой, и во время Второй мировой войны. Возвышаясь над маленьким островком, он впечатляет своей суровой северной красотой. Летом сюда регулярно отправляется экскурсионный теплоход, здесь есть отель и ресторан для тех, кто ждет от отдыха морской романтики.

Пляжи Ханко

И всё же главная прелесть Ханко – в его уникальной природе. Яркие лучи солнца, сверкающее море и песок – здесь созданы все условия для столь нетипичного в Северных странах «пляжного» отдыха. Пляжи Ханко растянуты на расстоянии 30 км, и они привлекают туристов своим чистым песком, сочетанием сосен и дубровника. В Ханко найдется место и дайверу, и сёрферу, и любителям прогулок на яхтах. Традиционно в июле-августе проводится регата. На полуострове есть источник целебных минеральных вод, и любители санаторного отдыха часто приезжают сюда отдохнуть и поправить здоровье.

Пляжи Ханко. Фото: flickr.com

Маленький город Ханко гордится своей историей и чтит её. Здесь бережно хранят воспоминания и о приятных, и о трагических событиях, произошедших в этих краях. Но он не живет прошлым, а идет в ногу со временем, предоставляя своим гостям все возможные способы хорошего отдыха.

Как добраться до Ханко

Если Вы едете на автомобиле, ваш путь от Хельсинки до Ханко по трассе 25 займет около 1 ч 30 мин (126 км).

На поезде от Хельсинки вам нужно доехать до станции Karjaa и там пересесть на поезд до Ханко. Путь займет около 2 часов, стоимость билета – 19 евро. Билет можно заказать заранее здесь.

До Ханко от Хельсинки можно доехать и на автобусе – есть несколько ежедневных рейсов между этими городами. Дорога займет 2 ч 30 мин — 3 ч 20 мин, стоимость билета – 23-26 евро.

Баллады Шведской Финляндии, 2 дня

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями

Хельсинки с высоты птичьего полета

Достопримечательности Хамины

Все страницы — Юнионпедия

Все страницы — Юнионпедия

Новый! Скачать Юнионпедия на вашем Android™ устройстве!

Свободно

Более быстрый доступ, чем браузер!

Все страницы · Предыдущая (Хандорин) · Следующий (Ханна, Артур Дион)

Из:

Ханко (полуостров) Ханко, Прасковья Дмитриевна Ханкорган
Ханкок (тауншип, Миннесота) Ханкок (город, Миннесота) Ханкок (округ, Айова)
Ханколь Ханкониеми Ханке
Ханке Майк Ханке Мик Ханке, Карл
Ханке, Карл Август Ханке, Майк Ханке, Михаэль
Ханке, Мик Ханке, Ганс Ханке, Джон
Ханкеди Ханкель, Герман Ханкен, Джеймс
Ханкенсбюттель Ханкенды Ханкенди
Ханкеев Ханкеев Игорь Фёдорович Ханкеев Игорь Федорович
Ханкеев, Игорь Фёдорович Ханкеев, Игорь Федорович Ханлэ
Ханлыглар Ханлык Ханлар
Ханлар (значения) Ханлар (остров) Ханлар Сафаралиев
Ханлар Меликов Ханлар Гасан оглы Сафаралиев Ханлар Гамидович Меликов
Ханлар Джавад оглы Гаджиев Ханлар-ага Сарыджалы-Джеваншир Ханлар-ага Джаваншир
Ханларский район Ханларов Ханларов Кямиль Али Аббас оглы
Ханларов Талаат Агасибек оглы Ханларов, Кямиль Ханларов, Кямиль Али Аббас оглы
Ханларов, Камиль Али-Аббас оглы Ханларов, Камиль-бек Ханларов, Талаат Агасибек оглы
Ханларов, Талаат-бек Ханларов, Мовсум-бек Ханларовы
Ханларова Ханларова Зейнаб Яхъя кызы Ханларова Зейнаб Яхья кызы
Ханларова, Зейнаб Яхъя кызы Ханларова, Зейнаб Яхья кызы Ханли
Ханли, Куинси Мэтью Ханли, Хорас Лоусон Ханли, Лиэнн
Ханли-Фолс (город, Миннесота) Ханло Ханло, Ян
Ханлоук Ханлоук Филипп Ханлоук, Филипп
Ханле эффект Ханле Гомпа Ханле-Гомпа
Ханмурзаев Ханмурзаев Наби Ханмурзаев, Наби
Ханмун Ханмагомедов Ханмагомедов Юсуп Маммаевич
Ханмагомедов, Юсуп Маммаевич Ханмагомедов, Бейдуллах Гаджи-Курбанович Ханмагомедов, Бейдуллах Гаджикурбанович
Ханмагомедова, Зумруд Гаджи-Курбановна Ханмамедов Ханмамедов Гаджи Дадаш оглы
Ханмамедов, Гаджи Дадаш оглы Ханмор Ханмор, Иэн
Ханмор, Йен Ханмей Ханмей (река)
Ханмей-Шор Ханмейшор Ханн
Ханн Трир Ханн, Квинтен Ханн, Георг
Ханнс Зайдель Ханнс Больц Ханнэм
Ханнэм, Чарльз Мэтью Ханнэм, Чарли Хання
Хання (маска) Хання (мифология) Ханньо Хассе
Ханну Калеви Маннинен Ханну Аравирта Ханну Аллан Тайпале
Ханну Раяниеми Ханну Райяниеми Ханну Райаниеми
Ханну Рантакари Ханну Салама Ханну Тайпале
Ханну Тихинен Ханну Тойвонен Ханну Хаутала
Ханну Химанен Ханну Эльяс Мякеля Ханну Юхани Рантакари
Ханну Мякеля Ханну Маннинен Ханну Миккола
Ханну Вирта Ханну Лунтиала Ханну Линту
Ханну Йортикка Ханну-Пекка «HP» Парвиаинен Ханну-Пекка Парвиаинен
Ханнус Ханнус, Арья Ханнуши
Ханнуши, Халид Ханнуши, Халид Юсуф Абдурахман Ханнучи, Халид
Ханнуккаланмяки Ханнула Ханнула Мика
Ханнула, Мика Ханнум Ханнум Алекс
Ханнум, Алекс Ханнум, Александер Мюррей Ханнум, Александер Мюррей «Алекс»
Ханна Ханна (ураган) Ханна (фильм)
Ханна (гмина) Ханна (озеро) Ханна (певица)
Ханна (певица, Испания) Ханна (Вайоминг) Ханна Кэмпбелл-Пегг
Ханна Краль Ханна Кралль Ханна Крог
Ханна Катарийна Мянтюля Ханна Карин Бларке Байер Ханна Каролина Альстрём
Ханна Каролина Альстрем Ханна Кирни Ханна Клэйдон
Ханна Князева-Миненко Ханна Кольб Ханна Келло
Ханна Пакаринен Ханна Артур Дион Ханна Артертон
Ханна Арендт Ханна Аббот Ханна Адамс
Ханна Альстрём Ханна Альстрем Ханна Нью
Ханна Нидал Ханна Рэйчел Клэйдон Ханна Рабинсон
Ханна Райч Ханна Ральф Ханна Рзаевна Омархали
Ханна Рейтш Ханна Рейч Ханна Сухоцка
Ханна Сухоцкая Ханна Станкувна Ханна Стокбауэр
Ханна Саймон Ханна Сигал Ханна Сон
Ханна Спиррит Ханна Спирритт Ханна Спирит
Ханна Спиритт Ханна Сегал Ханна Тетер
Ханна У. Ханна Уэр Ханна Уэддингем
Ханна Уэйр Ханна Уилсон Ханна Уильям
Ханна Фальк Ханна Флеминг Ханна Фенихель Питкин
Ханна Хэлена Пакаринен Ханна Хукстра Ханна Хёх
Ханна Харпер Ханна Хилтон Ханна Ходсон
Ханна Хех Ханна Хелена Экхольм Ханна Штурм
Ханна Шигулла Ханна Эриксон Ханна Эреньская-Радзевская
Ханна Эреньская-Барло Ханна Эббот Ханна Эберг
Ханна Эйгель Ханна Эльффорс Эльфстрём Ханна Эльффорс Эльфстрем
Ханна Элиз Изабель Май Хёстбломма Рюд Ханна Элиз Изабель Май Хестбломма Рюд Ханна Эндрю
Ханна Энджела Кирни Ханна Юнгберг Ханна Яанисоо
Ханна Яковлевна Гузик Ханна и её сёстры Ханна и её сёстры (фильм)
Ханна и её сестры Ханна и ее сестры Ханна и ее сестры (фильм)
Ханна Мюррей Ханна Мэнган-Лоуренс Ханна Мэнган-Лоренс
Ханна Мянтюля Ханна Матильда Тенгелин-Винге Ханна Маршалл
Ханна Мариен Ханна Маркс Ханна Марон
Ханна Майерзак Ханна Маклеод Ханна Манчини
Ханна Микуть Ханна Микуць Ханна Мина
Ханна Мор Ханна Монтана Ханна Монтана (1 сезон)
Ханна Монтана (сериал) Ханна Монтана (сезон 1) Ханна Монтана (сезон 4)
Ханна Монтана (телесериал) Ханна Монтана (фильм) Ханна Монтана (значения)
Ханна Монтана Навсегда Ханна Монтана Навсегда (4 сезон) Ханна Монтана Навсегда (сезон 4)
Ханна Монтана и Майли Сайрус: Концертный тур «Две жизни» Ханна Монтана и Майли Сайрус: Концертный тур «Две жизни» Ханна Монтана навсегда
Ханна Монтана: Кино Ханна Ингланд Ханна Ингленд
Ханна Зора Ханна Брудин Ханна Бродин
Ханна Балинска Ханна Балиньская Ханна Бжезиньская
Ханна Биллиг Ханна Бедрыньская Ханна Безуик
Ханна Вальтер Ханна Ван Бюрен Ханна Ван Бурен
Ханна Вихрияля Ханна Вилсон Ханна Вольф
Ханна Гронкевич-Вальц Ханна Дэрил Ханна Дрейссигекер
Ханна Даймонд Ханна Дакота Фэннинг Ханна Джимми
Ханна Джон Ханна Джон-Кэймен Ханна Джон-Кеймен
Ханна Джейн Арнетт Уилсон Ханна Дейвис Ханна Люкс Дэвис
Ханна Лэнди Ханна Луиза Спирритт Ханна Ласло
Ханна Линнеа Фальк Ханна, Кэтлин Ханна, Артур

Гарнизон Ханко оборонялся от немцев 164 дня и эвакуировался непобеждённым

Для защитников советской военно-морской базы Ханко (Гангут), оказавшихся на переднем крае обороны страны, Великая Отечественная война началась в её первый же день. База, находившаяся на территории, арендованной СССР у Финляндии, с самого начала оказалась отрезанной от «Большой земли». И тем не менее гангутцы сумели продержаться 164 дня, а потом организованно отступили в Кронштадт, чтобы влиться затем в ряды защитников Ленинграда. И потому история обороны Ханко является примером не только героизма, но и умения воевать.

Сорвавшийся штурм

По договору, подписанному СССР и Финляндией 12 марта 1940 года, последняя уступала в арендное пользование на 30 лет часть полуострова Гангут (когда-то здесь русский флот под началом Петра Великого одержал первую свою большую победу над шведами), включая город и порт Ханко. Советский Союз принялся спешно возводить военно-морскую базу на этой стратегически важной позиции – Ханко «нависает» с севера над входом в Финский залив, как бы «запирая» его. С началом Великой Отечественной войны финны постарались как можно скорее вернуть себе эту важнейшую позицию. Президент Финляндии Ристо Рюти выразился так: «Советские военные части на Ханко – это важнейшие силы на суше… Ханко – это пистолет, направленный прямо в сердце Финляндии!»

К июню 1941 года на Ханко находились около 30 тысяч советских военнослужащих и гражданских лиц. Личный состав был сгруппирован в рядах стрелковой бригады (два стрелковых полка, артиллерийский полк, танковый батальон, зенитно-артиллерийский дивизион, сапёрный батальон, батальон связи, автомобильная рота), трёх зенитно-артиллерийских дивизионов, трёх строительных батальонов и двух строительных рот. База располагала железнодорожным артиллерийским дивизионом (батареи калибра 305-мм и 180-мм), двумя артиллерийскими дивизионами (10 130-мм, 24 45-мм и три 100-мм орудий), бригадой торпедных катеров типа Г-5, дивизионами подводных лодок класса «М» и сторожевых катеров типа МО, истребительным авиаполком, состоявшим из самолётов И-153 и И-16, авиаэскадрильей гидросамолётов МБР-2.

22 июня Ханко впервые подвергся бомбардировке с воздуха – её осуществила германская авиация. Практически сразу же стартовала эвакуация на «Большую землю» мирного населения: турбоэлектроход «Иосиф Сталин» и несколько более мелких судов вывезли с Ханко около 4500 человек. Война же собственно с Финляндией началась не сразу – «финская пауза» затянулась на три дня. Лишь около трёх часов ночи 25 июня генерал-лейтенанту Сергею Ивановичу Кабанову, командовавшему войсками на Ханко, доставили оповещение о начале боевых действий против финнов. Бомбардировщики Краснознаменного Балтийского флота нанесли удары по неприятельским аэродромам в районе порта Турку (их прикрывали истребители, поднявшиеся с Ханко). Одновременно батареи полуострова нанесли удар по вышке финнов на близлежащем острове Моргонланд. «После третьего залпа вышка была сбита. Одновременно мы увидели и услышали взрыв большой силы: похоже, наши снаряды попали в склад боезапаса на острове. Потом выяснилось, что действительно снаряд угодил в склад мин, сосредоточенный финнами на Моргонланде. Батареи 30-го дивизиона открыли в это же время огонь по вышке на острове Юссааре. Вышка рухнула и загорелась. Артиллеристы, видя, что финны пытаются горящие бревна растащить, усилили огонь и не дали погасить пожар», – пишет Кабанов в своих мемуарах.

Артиллеристы Гангута сбили все наблюдательные вышки на близлежащих финских островах и на границе, противник на первых порах оказался ослеплён. Но когда враг опомнился, он подтянул к полуострову огромные огневые силы: по Ханко били не только береговые батареи, но и 254-мм орудия финских броненосцев «Ильмаринен» и «Вяйнямёйнен». В иные дни финны ежедневно расстреливали по Ханко по 8 тысяч мин и снарядов. Особенно досаждали защитникам базы именно финские броненосцы: находясь вне сферы действия батарей Гангута, они обстреливали город и порт Ханко, железнодорожную 305-мм артиллерийскую батарею и аэродром, причинив серьезные разрушения и вызвав пожары.

1 июля Ханко подвергся первой сухопутной атаке финнов, и что интересно, на их стороне сражался и шведский добровольческий батальон. После ожесточенного боя врага отбросили на исходные позиции. В ночь на 7 июля и 8 июля атаки повторились – и столь же безуспешно для финнов. В свою очередь, уже генерал Кабанов принял решение перейти в наступление и овладеть наиболее важными из близлежащих островов.

Несокрушимая оборона

Огромную роль в обороне Ханко сыграли крупнокалиберные орудия, поставленные на железнодорожные платформы. «Стреляли они так: каждое орудие ходило по своей железнодорожной ветке – эти ветки были параллельно основной железной дороге на полуострове, и было множество (по-моему, по четыре, по пять) бетонированных площадок. Орудие стреляло с площадки, больше трёх выстрелов оно не должно было делать, снималось и переходило на другую площадку. Так что если засекли, то оно уже было на другой площадке к моменту обстрела. Орудия были очень совершенными, достаточно сказать, что одно из орудий обстреливало мост в Таммисаари – это 25 километров, и с третьего выстрела разрушило мост. Правда, стреляли с самолетом-корректировщиком, но всё равно – по тем временам на таком расстоянии с третьего выстрела разрушить мост – нужно было иметь очень хорошую систему наводки. Что в действительности и было на этих орудиях», – вспоминал участник обороны Ханко Самуил Тиркельтауб.

Командир военно-морской базы Ханко генерал-лейтенант береговой службы С.И. Кабанов

Отражая натиск врага со стороны материковой Финляндии, командование Ханко одновременно обрушило целый ряд десантов на близлежащие острова, занятые финнами. В течение июля-августа врага удалось выбить с островов Хорстен, Богхольм, Моргонладн, Эльхольм, Гуннхольм и других. Напряженная битва шла не только на суше и на море, но и в воздухе. C 22 июня по 28 августа базировавшиеся на Ханко самолеты уничтожили 24 вражеских машины, сами понеся при этом минимальные потери. Особенно успешно действовали лётчики-истребители Алексей Антоненко, Петр Бринько, Геннадий Цоколаев и Алим Байсултанов, получившие звание Героя Советского Союза.

Большим горем для защитников советского Гангута стала 25 июля смерть всеобщего любимца Алексея Касьяновича Антоненко, месяцем раньше сбившего над Таллином первый на Балтике вражеский самолет – германский Ю-88. За тот единственный месяц войны, что оказался ему отведён, Антоненко успел уничтожить, по некоторым данным, 11 летательных аппаратов врага (один из них – тараном). А погиб он, увы, в результате трагической случайности: потерпел аварию, сажая свой И-16 на изрытый воронками от снарядов аэродром…

Так или иначе, полуостров удалось отстоять. При этом, однако, Кабанов с огромной тревогой наблюдал за немецким наступлением на противоположном берегу Финского залива, в материковой Эстонии. Командование Балтийского флота поставило вопрос о переброске частей с Ханко на другие участки фронта. Но Москва сочла подобный шаг нецелесообразным. Нарком ВМФ адмирал Николай Кузнецов 14 августа направил Военному совету Балтфлота директиву: «Переброска частей с Ханко признана неправильной, предложено обеспечить запасы продовольствия и боеприпасов и драться». К концу лета гитлеровцы завершили захват континентальной Эстонии и начали операцию по овладению Моонзундскими островами. А к концу октября единственным клочком Эстонии, остававшимся в руках советских войск, был остров Осмуссаар – гарнизон которого, кстати, был подчинён Кабанову.

 Убедившись в невозможности взломать оборону Ханко силовыми методами, финны пытались прибегнуть к пропаганде. «На сухопутном участке нашего ханковского фронта противник резко усилил антисоветскую агитацию по радио, подчёркивая, что мы остались одни, мы, мол, брошены и обречены. На островах и перешейке замаскированные на деревьях репродукторы день и ночь орали, соблазняя наших бойцов всеми благами рая. Трудно нам было, но защитники полуострова зло отвечали на эту пропаганду, открывали минометный и пулеметный огонь и требовали от командиров послать их вперед, наступать. А мы должны были укреплять оборону, круговую оборону. Враг нападал на нас теперь с разных сторон, прощупывал внезапными атаками, начал усиленно бомбить и, конечно, продолжал террористический обстрел, не жалея снарядов, в то время как мы вынуждены были экономить ещё больше, чем прежде», – свидетельствует Кабанов.

Тем не менее до поры удача сопутствовала защитникам Гангута. В сентябре стало известно о гибели корабля, причинившего гарнизону Ханко так много неприятностей. Совинформбюро в вечерней сводке от 21 сентября известило, что «финский броненосец береговой обороны «Ильмаринен» в Финском заливе, атакованный нашими кораблями, напоролся на мины и затонул». По уточнённым данным, броненосец налетел на советское минное заграждение, выставленное 5 августа 1941 года сторожевыми кораблями «Туча» и «Снег» в восьми милях южнее острова Утё. Испугавшись за судьбу единственного оставшегося у них броненосца, финны после этого отправили «Вяйнямёйнен» на обстрел Ханко только один раз – 15 ноября. После этого корабль почти всю войну простоял, замаскированный у крутого скального берега, в 1947-м он был передан советскому флоту.

Трудная, очень трудная эвакуация

Захват гитлеровцами Эстонии резко ухудшил положение защитников Ханко. «Снабжение или эвакуация гарнизона ставили перед русскими большие требования; нужно было пройти вдоль всего Финского залива, и при этом силы союзников могли напасть на русские корабли с двух сторон; кроме того, надо было преодолеть большое число минных заграждений», – отмечал швейцарский историк Юрг Майстер. Уже к середине октября стало понятно, что гарнизон необходимо эвакуировать. Но каким путем? Вариант прорыва через материковую часть Финляндии был отброшен как нереалистичный. Рассматривалось также предложение о высадке на побережье оккупированной немцами Эстонии, чтобы прорываться там. Но в итоге сошлись на эвакуации морем, начавшейся 23 октября.

Войска выводили с таким расчетом, чтобы поддерживать сухопутную оборону вплоть до последнего момента. Одновременно шло уничтожение материальной части базы – той её части, что не представлялось возможным вывезти. «Утром, когда решили уничтожать подвижной состав, я приехал в порт. Новую ветку проложили на пирсе, образующем южную стенку гавани. Началось движение. Два мощных паровоза, толкая сзади состав из двух десятков не сцепленных между собой товарных и пассажирских вагонов, подошли к срезу пирса и сбросили их в воду. Второй состав вагонов падал на первый. Возникла гора из вагонов, падающих уже не в воду, а друг на друга. А паровозы все толкали и толкали. Треск, хруст стекла, грохот! Ужасное, незабываемое зрелище!» – вспоминает Кабанов.

Вскоре враг заподозрил, что проводится эвакуация гарнизона. «В последние недели финны заметно усилили обстрел гавани, рейда, батарей и города. На подходах к Ханко появились вражеские подводные лодки. Противник усилил воздушную разведку. Правда, разведчики боялись летать над полуостровом, они проходили стороной, издалека просматривая рейд, порт, фарватеры. Стоило нашим истребителям взлететь, разведчики тотчас уходили в море или в сторону эстонского берега. Потеряв в последнем воздушном бою два «спитфайера», противник не хотел больше рисковать. На переднем крае снова началась разведка боем. Маннергеймовцы посылали группу за группой разведчиков, прощупывая нашу оборону на перешейке. Иногда пехотинцы уничтожали разведчиков на подступах к нашей обороне. Иногда, в «дни молчания», пропускали маннергеймовцев в глубь первых линий и назад не выпускали ни одного», – отмечал Кабанов.

Всего отряды кораблей Балтийского флота совершили десять походов к Ханко, вывозя защитников базы. Некоторые из этих походов оказались исключительно удачны; другие, увы, сопровождались большими потерями корабельного и людского состава – вражеская авиация и минные заградители делали всё возможное, чтобы сорвать эвакуацию. 30 ноября на Ханко прибыл последний эвакуирующий отряд – его возглавлял вице-адмирал Валентин Дрозд. «А сколько ты возьмёшь людей? – спросил у него Кабанов. – У меня ещё двенадцать тысяч человек». Дрозд ответил: «Всех заберу. Я обещал прийти за тобой и, как видишь, своё обещание выполнил». Глава гарнизона подвёл итог: «Если заберёшь всех, заберёшь и меня».

В числе кораблей, эвакуировавших личный состав с Ханко, был турбоэлектроход «Иосиф Сталин»

Этот последний поход оказался исключительно тяжелым. И самой большой трагедией стала судьба турбоэлектрохода «Иосиф Сталин», на котором плыли 5589 защитников Ханко. «Сталин» налетел на мины, угодил под огонь финской батареи, лишился хода и начал дрейфовать к берегам Эстонии. С него успели снять 1470 человек, остальные, увы, попали в плен к немцам. Всего же при эвакуации с Ханко оказались потеряны 4 987 человек. Успешно эвакуированы были 22 822 гангутца. Последний корабль ушел с Ханко в ночь со 2 на 3 декабря…

Читайте нас в: Яндекс. Дзен и Telegram

____________________________

Фото: https://warspot.ru

Их назвали гангутцами — KP.RU

Комсомольская правда

ОбществоНОВОСТИПуть на острова

Анатолий АГРАФЕНИН

28 мая 2018 13:00

Один из первых мемориалов в Ленинграде, посвященных Великой Отечественной войне, был установлен на доме 11 по улице Пестеля. Надпись на нем гласит: «Доска воздвигнута в честь героической обороны полуострова Ханко (22 июня — 2 декабря 1941 года)».

Защитники полуострова

Место для мемориала выбрано не случайно. Рядом расположена Пантелеимоновская церковь. В день памяти этого святого 27 июля (7 августа) 1714 года русский флот одержал свою первую победу над шведами у мыса Гангут. Церковь — тоже своеобразный памятник нашим победам. О Гангутском сражении знает каждый школьник. А вот о героях Ханко слышали далеко не все.

ХАНКО — ЭТО ГАНГУТ

В архиве «Ленфильма» сохранился уникальный документ. О своем боевом пути написал ветеран войны, режиссер Михаил Шейнин. 23 июня 1941 года он получил на киностудии расчет и пошел на сборный пункт Красной армии.

«Там держали нас долго, — вспоминает Михаил Исаевич. — Наконец построили, и политрук объявил о том, что «мы едем туда, откуда возвращаются только с орденами. Или не возвращаются совсем».

Вскоре будущие бойцы узнали, что их везут на Ханко. Это название никому ничего не говорило. Что Ханко — это Гангут, узнали позднее. Крошечный полуостров расположен так, что с него легко контролировать движение судов между Финским и Ботническим заливами. Поэтому когда после советско-финляндской войны 1939-1940 годов был заключен мир, по его условиям Ханко-Гангут был передан в аренду СССР. Здесь была создана наша военно-морская база.

От Ханко до Ленинграда — почти 500 километров. Но через залив располагается Таллин, куда до войны было переведено командование Балтийского флота. Таким образом, базы в эстонской столице и на Ханко стали своеобразными воротами в Финский залив, которые, как тогда думали, будут надежно защищать Ленинград.

Увы, Таллин пал в конце августа 1941 года. И Ханко остался один на один с врагом.

«КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКАЯ» И НАСТОЯЩАЯ ВОЙНА

Как вспоминает режиссер, все происходящее поначалу представлялось ему «войной кинематографической». Шейнин только что отработал на съемках фильма «Фронтовые подруги», видел Выборг на третий-четвертый день после его занятия нашими войсками в 1940-м.

Мемориал защитникам Ханко на улице Пестеля в Петербурге

«Это был отголосок войны, но без моего участия в ней», — пишет Михаил Исаевич. Но вскоре реальная война ворвалась и в его жизнь.

До Ханко добирались морем. Когда корабли подошли к стенке порта, с финской стороны начался отчаянный обстрел. Тут сразу стало ясно, как близок противник. Финны в первые дни войны блокировали советскую базу.

Ханко защищали более 25 тысяч наших солдат. На небольшом клочке земли были порт, аэродром, командный пункт, казармы, столовые и клуб. Все, кто попал на полуостров, были и бойцами, и хозяйственной командой, и строителями. До войны Ханко был известным курортом. Городок украшали виллы и коттеджи. Но домики горели и исчезали.

Шейнин вспоминает такой случай. Однажды женщина-врач решила ночью принять ванну. Начался обстрел, и осколок мины попал в дом. «Тянули ее через окно второго этажа, — пишет Михаил Исаевич. — Она была тучная, тяжелая, вся в мыле, скользкая. Дача горела, кругом темно, гудят и шлепают мины и снаряды…»

Та самая листовка

Раненую отнесли в госпиталь, сделали операцию. Но спасти ее не удалось.

Позже проявилась тактика финнов. Они начинали обстрел зажигательными снарядами. Когда все вокруг полыхало, они вели огонь на поражение. Крошечная территория хорошо просматривалась противником, и он снарядов не жалел.

Поэтому защитники все глубже закапывались под землю. За несколько недель были построены сотни бетонных укрытий, складов, дзотов, закрытых артиллерийских позиций. Это сократило потери защитников.

ОТВЕТ МАННЕРГЕЙМУ

Атаки финнов ханковцы успешно отбивали. Чтобы защитить себя с моря, захватили восемнадцать мелких островов вокруг полуострова.

Но одно все-таки тяготило — солдаты не имели никаких вестей с родины. Этой неизвестностью решил воспользоваться барон Густав Маннергейм. 7 октября 1941 года финны вдруг прекратили обстрел. В воцарившейся тишине из мощных громкоговорителей к нашим солдатам обратился лично главнокомандующий Финляндии. Бывший царский генерал, он хорошо знал русский, а будучи прекрасным психологом, давил на самое больное. В своем обращении барон заверял гангутцев, что высоко ценит их воинскую доблесть, но, поскольку положение безнадежно, призывал прекратить сопротивление и сдаться в плен.

Памятник погибшим советским воинам на полуострове

На Ханко выходила газета «Красный Гангут». Чтобы приободрить защитников, сотрудники газеты, в будущем известный поэт Михаил Дудин и выдающийся график Борис Пророков, выпустили листовку — ответ Маннергейму.

Ответ напечатали на большом листе бумаги — размером примерно со страницу современной «Комсомолки». С одной стороны поместили фотографию, повторяющую композицию знаменитой картины «Ответ запорожцев турецкому султану». На другой — текст с карикатурами.

Листовка предназначалась для защитников Ханко, но кто-то из эвакуированных раненых отвез ее в Ленинград. Она попала в руки Ольги Берггольц, а от нее — корреспонденту «Комсомольской правды» Ростиславу Июльскому. В ноябре 1941 года Июльский опубликовал очерк о защитниках Ханко. И ответ Маннергейму получил огромную популярность во всей стране.

ВЕРНУЛИСЬ НЕПОБЕЖДЕННЫМИ

Оборона Ханко продолжалась 164 дня. С наступлением зимы связь полуострова с Ленинградом становилась все более затруднительной. Командование Балтийского флота приняло решение оставить полуостров. Сложнейшая операция по эвакуации в целом прошла успешно.

На Ханко сохранилась часть оборонной линии финнов

В Ленинград вернулись 22 822 защитника. При переходе погибло около двадцати кораблей, в основном малого флота. Одной из крупнейших катастроф стал подрыв на мине турбоэлектрохода «Иосиф Сталин». На нем возвращались более пяти тысяч человек. Из них удалось спасти 1700.

«Ханко жил иной жизнью, чем весь Союз. В Союзе голодали и отступали. На Ханко еда не убавлялась… Когда мы прибыли в Кронштадт, за ранеными пришли санитары. Они собирали крошки хлеба, вылизывали банки из-под консервов. А наши раненые, покидая полуостров, отказывались брать с собой продукты, думая, что в госпитале будет такое же изобилие, как на Ханко…» — свидетельствует Шейнин.

«Полгода моя семья не имела никаких сведений обо мне, — продолжает Михаил Исаевич. — Я пришел домой около полуночи и принес шестьдесят писем, которые так и не смог отослать».

Война только начиналась. Тысячи защитников полуострова влились в оборону Ленинграда. Их всегда отличали среди остальных и часто называли гангутцами. Среди них был и Михаил Шейнин, который после победы вернулся на «Ленфильм».

.

Возрастная категория сайта 18+

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ: ЗАО «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге», улица Гатчинская, д. 35 А, Санкт-Петербург. ПОЧТОВЫЙ ИНДЕКС: 197136 КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: +7 (812) 458-90-68

Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.kp.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат АО «Издательский дом «Комсомольская правда», и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Приобретение авторских прав и связь с редакцией: [email protected] ru

Финская война 1939 г. 1. Несостоявшийся подарок Сталину

  • Артем Кречетников
  • Би-би-си, Москва

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Подпись к фото,

Красноармейцы с захваченным финским флагом (Фото из архива)

70 лет назад началась советско-финляндская война, известная в истории как Зимняя (была и вторая, шедшая параллельно с Великой Отечественной).

Советское командование планировало завершить кампанию за две недели и сделать победу подарком Сталину, которому 21 декабря 1939 года исполнялось 60 лет.

Выстрелы и разрывы бомб зазвучали 30 ноября, но первый пропагандистский залп раздался месяцем раньше.

3 ноября в «Правде» появился пространный комментарий, посвященный советско-финляндским отношениям. Не ссылаясь на конкретные факты, центральный орган ЦК ВКП(б) утверждал, что Хельсинки не желает дружить с Москвой, отвергает ее «миролюбивые предложения» и идет на поводу у неназванных «поджигателей войны».

Прежде Финляндия занимала в политике Советского Союза весьма скромное место. Пресса упоминала ее крайне редко, и главным образом в нейтральном ключе. Арестованным в 1937-38 годах «шили» сотрудничество с какими угодно разведками, но с финляндской — практически никогда.

Понимавшим, что «Правда» просто так ничего не пишет, сделалось ясно: назревают «события».

«Красный империализм»

Перед нападением на Польшу Гитлер в обмен на «спокойную уверенность на Востоке» (выражение Вячеслава Молотова) и жизненно важные для Германии поставки сырья и хлеба признал за СССР право установить контроль над Западной Украиной и Белоруссией, Финляндией, странами Балтии и Бессарабией. Англии и Франции после начала войны сделалось не до Восточной Европы.

Секретные протоколы и карты хранились в спецхране до начала 1990-х годов. Но, судя по агентурным материалам НКВД, думающая часть советских граждан, прежде всего армейские командиры, сделала выводы немедленно.

Например, слушатель третьего курса Академии химзащиты Адамашин уже в сентябре охарактеризовал новую внешнюю политику СССР как «красный империализм», а майор генштаба Швецов заявил, что СССР должен «восстановить границы старой России», иначе и пакт с немцами подписывать не стоило.

«Мирные инициативы»

К решению «финляндского вопроса» Москва приступила сразу после окончания «освободительного похода» в Польшу.

5 октября СССР предложил Хельсинки заключить «договор о безопасности», предусматривавший размещение на ее территории 50-тысячного воинского контингента — аналогичный тем, которые примерно в то же время были подписаны с Литвой, Латвией и Эстонией.

Когда финны отказались, последовало новое «мирное предложение»: уступить Советскому Союзу Карельский перешеек, отодвинув границу от Ленинграда примерно на 70 км, и сдать в аренду для создания военных баз Аландские острова и полуостров Ханко.

В качестве официального объяснения была представлена необходимость обеспечить безопасность Ленинграда.

Подпись к фото,

Советская пропаганда изображала Финляндию германской марионеткой

Взамен Москва обещала Хельсинки вдвое большую территорию на севере Карелии.

Финны сочли обмен неравноценным: вместо обжитых земель им предложили непроходимые леса и стылые болота. Но главное — на Карельском перешейке располагалась укрепленная «линия Маннергейма», потеря которой делала Финляндию беззащитной, а в случае создания базы на Ханко Хельсинки оказывался в зоне обстрела тяжелой артиллерии.

31 октября Молотов выступил с речью на внеочередной сессии Верховного Совета. В ней он пригрозил Хельсинки «серьезным ущербом» в случае «срыва предполагаемого соглашения», напомнив под «смех и аплодисменты зала», что население одного Ленинграда больше, чем всей Финляндии.

3 ноября он заявил финской делегации: «Мы, гражданские люди, не достигли никакого прогресса. Теперь слово будет предоставлено солдатам».

«Майнильский инцидент»

26 ноября в период с 15:45 до 16:05 в расположении 68-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии в километре к северо-западу от деревни Майнила разорвались семь артиллерийских снарядов. Один младший командир и трое бойцов были убиты, восемь человек ранены.

Уже в 17:10 прибыла комиссия, в тот же день однозначно заключившая, что обстрел велся с финской территории.

Вечером Молотов вручил финляндскому послу ноту, в которой вина за случившееся возлагалась на Финляндию и содержалось требование отвести финские войска на 20-25 км от границы.

В ответной ноте от 27 ноября правительство Финляндии заявило, что финские пограничники «на основании расчета скорости распространения звука заключили, что орудия, из которых были произведены выстрелы, находились на расстоянии полутора-двух километров на юго-восток от места разрыва снарядов».

Подпись к фото,

Партсобрание в окопах

Финны предположили, что обстрел мог быть результатом ошибки во время учений Красной армии, и предложили провести совместное расследование согласно Конвенции о пограничных комиссарах от 24 сентября 1928 года.

На следующий день Молотов обвинил Финляндию в «желании ввести в заблуждение общественное мнение и поиздеваться над жертвами обстрела» и заявил, что СССР «с сего числа считает себя свободным от обязательств», взятых в силу заключенного ранее пакта о ненападении.

Спустя много лет бывший начальник ленинградского бюро ТАСС Анцелович рассказал, что пакет с текстом сообщения о «майнильском инциденте» и надписью «вскрыть по особому распоряжению» он получил за две недели до происшествия.

Как сообщает современный историк Игорь Бунич, обстрел был произведен прибывшей из Ленинграда командой НКВД в составе 15 человек во главе с майором Окуневичем, которой для этого выделили одно орудие. Окуневич, доживший до 1986 года, впоследствии утверждал, что ему и его людям поручили испытать новый тип снаряда, точно указав координаты цели, по которой следовало вести огонь.

Громкий кашель

В 07:55 30 ноября лейтенант Суслов, командир группы пограничников, залегшей с советской стороны у железнодорожного моста через реку Сестра в районе Белоострова (единственного, связывавшего СССР и Финляндию) громко кашлянул. По этому сигналу бойцы бросились в атаку и в ходе трехминутного боя захватили мост, по которому тут же пошли танки.

В 08:00 советские бомбардировщики нанесли массированный удар по Хельсинки, Виипури, Котке и другим финским городам.

Войска переходили границу под звуки оркестров, подняв над колоннами портреты Сталина.

Перед началом рабочего дня на предприятиях по всему Советскому Союзу прошли «стихийные митинги трудящихся». «Правда» цитировала браковщицу Кукушкину, выразившую уверенность, что «белогвардейскому аду», в котором 20 лет томились финские братья по классу, пришел конец.

«Братская помощь»

1 декабря с пометкой «Радиоперехват. Перевод с финского» «Правда» поместила сообщение о том, что в только что «освобожденном» пограничном городе Териоки сформировано «правительство демократической Финляндии» во главе с проживавшим в Москве известным коминтерновцем Отто Куусиненом.

В тот же день уже не товарищ, а господин Куусинен обратился в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой о признании. Михаил Калинин коллеге по политбюро ЦК ВКП(б) не отказал.

2 декабря в Москве Молотов и Куусинен в присутствии Сталина подписали «договор о взаимопомощи и дружбе», согласно которому новое «правительство» согласилось со всеми предвоенными требованиями Москвы.

Подпись к фото,

Финны с детства прекрасно ходили на лыжах и были хорошо экипированы для зимы

С этого момента Советский Союз утверждал, что никакой войны не ведет, а «оказывает помощь законному правительству Финляндской Демократической Республики в борьбе с захватившей власть бандитской белогвардейской кликой Маннергейма-Таннера».

Как стало известно впоследствии, предложение возглавить «революционное правительство освобожденной Финляндии» сначала было сделано жившему в Стокгольме генеральному секретарю финской компартии Ойво Туоминену, но он отказался.

Поскольку радиопередачи, на которую ссылалась «Правда», никто в мире не слышал, советская пресса через несколько дней уточнила, что текст, переданный азбукой Морзе, перехватили слушатели военной академии связи имени Буденного Ходаков и Камалягин. Впоследствии те сообщили, что никакой радиограммы не принимали, но были вынуждены молчать, так как с них взяли подписку о неразглашении.

«Финны» в польской форме

11 ноября (за 15 дней до «майнильского инцидента») нарком обороны Климент Ворошилов подписал приказ сформировать в течение двух недель стрелковую дивизию из советских граждан, владеющих финским языком.

В начале декабря дивизию преобразовали в 1-й корпус вооруженных сил «демократической Финляндии», получивший название «Ингерманландия». Командиром был назначен комдив Красной армии и ветеран испанской войны Аксель Анттила.

Поскольку форму для «ингерманландцев» придумать и сшить не успели, со складов в Белостоке привезли трофейное польское обмундирование, в которое их и одели, предварительно споров польскую символику.

«Финны» в конфедератках провели в Ленинграде парад. Куусинен объявил, что именно им будет предоставлена честь водрузить красный флаг над президентским дворцом в Хельсинки.

Сведений о дальнейшем участии корпуса в боевых действиях не имеется.

«Сразу поднимут руки»

Соотношение сил в зоне боевых действий к началу конфликта составило 265 тысяч финских военнослужащих против 425640 советских, 26 танков против 2289, 534 орудия против 2876 и 270 самолетов против 2446.

Первоначально советское командование не видело в Финляндии серьезного противника, о чем свидетельствует то, что Ленинградский военный округ даже не был реорганизован во фронт, что неизменно делалось в СССР перед началом любой военной кампании, а разработку плана операции поручили не генеральному штабу, а штабу округа.

Работа над документом была завершена еще в июне.

Как следует из опубликованного в наши дни плана, речь шла не о принуждении Финляндии к выполнению предвоенных советских условий, а о полной оккупации страны, включая захват Хельсинки и выход к Ботническому заливу. Командиры частей получили особое указание ни в коем случае не вторгнуться по ошибке в Швецию.

Единственным человеком в советском руководстве, предостерегавшим от шапкозакидательских настроений, оказался бывший полковник царского генштаба и главный военный консультант Сталина маршал Борис Шапошников. Он настаивал, что переходить в наступление можно, лишь разрушив укрепления «линии Маннергейма» артиллерией и авиацией, а тем временем надо основательно заняться индивидуальной подготовкой бойцов к войне в условиях зимы.

Подпись к фото,

Реальная война оказалась несколько иной

Ворошилов в ответ обвинил Шапошникова в «недооценке возможностей Красной армии, умеющей драться по-большевистски». Он утверждал, что кампания продлится не больше двух недель, так что запасов теплого обмундирования не понадобится.

Спор между военачальниками решил Сталин. Как писал в своих мемуарах Никита Хрущев, он заявил на совещании в Кремле: «Давайте начнем […] Мы лишь чуть повысим голос, и финнам останется только подчиниться. Если они станут упорствовать, мы произведем только один выстрел, и финны сразу поднимут руки и сдадутся».

Мотивы своего решения Сталин детализировал на совещании с высшим комсоставом РККА 17 апреля 1940 года, где подводились итоги финской кампании.

«Нельзя ли было подождать месяца три-четыре, подготовиться и потом ударить? — сказал он. — Нет. Партия и правительство поступили совершенно правильно. Там, на Западе, три самых больших державы вцепились друг другу в горло, когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда у них руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка?».

Гладко было на бумаге

С первых же дней все пошло не так, как намечено. Праздновать сталинский юбилей пришлось в обстановке военных неудач.

Выйдя 13-15 декабря к «линии Маннергейма», советские дивизии застряли на подступах к ней, которые были к тому же густо заминированы, и выкашивались артиллерийским и пулеметным огнем. Танки рвали траки на гранитных валунах.

Плохо была организована связь, практически отсутствовало взаимодействие между сухопутными войсками, авиацией и флотом.

Фатальными проблемами стали массовые обморожения и сидевшие на деревьях финские снайперы-«кукушки», отличавшиеся феноменальным мастерством. За уничтожение «кукушки» автоматически давали орден Красной Звезды.

Финны сполна воспользовались ошибкой противника, одевшего своих командиров не в белые, а в черные полушубки, чтобы отличать их от рядовых бойцов. Впрочем, большинство наступавших вовсе не имели полушубков, и воевали в сорокаградусный мороз в шинелях.

Подпись к фото,

Финны предлагали деньги и выезд в любую страну каждому советскому летчику, кто сбросит бомбы в море и сядет на их территории

Советское наступление захлебнулось и в северной Карелии, где у финнов не имелось никаких укреплений.

9-я армия генерала Виноградова, 16 декабря перешедшая в наступление с целью разрезать Финляндию пополам и выйти в тыл «линии Маннергейма», сначала топталась на месте, неся огромные потери, а потом попала в окружение.

Погибло свыше 30 тысяч человек. Финнам достались около ста советских танков и артиллерийских тягачей, часть которых использовалась в финской армии до 1961 года.

Финские потери в «сражении при Суомосалми» составили 903 человека.

В середине января Виноградова и нескольких старших офицеров его армии публично расстреляли в городском парке Петрозаводска.

Читайте продолжение статьи:

Финская война 1939 г. 2. Извинений не ожидается

Ханко — Путеводитель на Wikivoyage

Ханко (швед. Hangö ) — самый южный город Финляндии. Здесь есть большая пристань для яхт, которая служит остановкой для лодок, курсирующих между Хельсинки и Архипелаговым морем (популярное место для парусного спорта). Ханко — популярное летнее туристическое направление. Туризм обеспечивает хорошее обслуживание и множество ресторанов на пристани.

Понять[править]

Östra hamnen и город; Красная водонапорная башня и примыкающая к ней церковная башня приветствуют путешественников-мореплавателей

Казино Ханко, ранее называвшееся Hangö societetshus, построенное как часть курорта

Считается, что Финский залив начинается на полуострове Ханко. На западе находятся Архипелаговое море (у побережья) и главный бассейн Балтийского моря.

Поскольку через полуостров Ханко проходят все прибрежные транспортные средства, он уже в эпоху викингов был важной остановкой. Он был зарегистрирован как город в 1874 году; была построена железная дорога; Ханко должен был стать зимним портом для Финляндии и Санкт-Петербурга, поскольку открытое море у полуострова замерзает поздно. На следующий год был построен курорт, и Ханко стал городом-курортом, куда приезжало много русских гостей. Финляндия тогда была частью Российской империи. К этому времени относятся казино и богато украшенные деревянные дома Ханко. В городе развивалась и промышленность.

Когда в 1917 году Финляндия стала независимой и русская аристократия пострадала от революции, русские туристы исчезли. После Зимней войны 1939–1940 годов полуостров был передан в аренду Советскому Союзу в качестве военной базы, как того требовал мирный договор. Граница была сильно укреплена и укомплектована людьми, и в начале Войны-продолжения с обеих сторон были составлены планы решительного удара, но настоящие сражения были незначительными, и Советы отступили в 1941 году. Ханко Фронт.

Город остается крупным портом международной торговли, сохраняет свою промышленную базу и возродил свою роль летнего курорта. Регата Ханко собирает огромную толпу, как людей, участвующих или заинтересованных в регате, так и тех, кто приходит только потому, что есть другие (называемые Regattasvansen , «хвост регаты»), некоторые из последних вызывают небольшие проблемы в городе.

Окончание полуострова служит местом остановки для перелетных птиц, пересекающих Финский залив, и, следовательно, является местом для наблюдения за птицами.

59°49′48″N 22°57′36″E

Карта Ханко

Поездом или автобусом который связан с Ханко пригородным поездом (часто заменяется автобусом). Есть автобусы из Хельсинки; расписание в Маткахуолто.

  • 59.82727 22.968335 1 Железнодорожная станция Ханко ( Hangon rautatieasema ). ( обновлено в августе 2020 г. )

На машине[править]

Шоссе 25 выходит из Лохьи через Карис и Экенас из Расеборга.

Город находится в 1,5 часах езды от Хельсинки, что делает его удобным для однодневной поездки. Используйте автомагистраль (шоссе 1, E18) до Лохьи или шоссе 51 вдоль побережья до Кариса. С запада по дороге 1 или 110 повернуть на Экенас в Сало.

На яхте Мореплавание, рыбалка и гостеприимство моряков — наследие Ханко.

До Ханко легко добраться с моря, но на архипелаге и у оконечности полуострова есть пересекающиеся фарватеры и грузовые перевозки. Части архипелага трудно ориентироваться, когда они дезориентированы.

Восточная гавань ( Itäsatama , Östra hamnen ) — самая большая и оживленная пристань для гостей в Финляндии. На северной стороне полуострова есть еще одна гостевая пристань.

На пароме Во всем мире некоторые грузовые суда берут ограниченное количество пассажиров, даже если это не является их основным бизнесом, поэтому таким путем можно добраться до Ханко.

В 2022 году Stena Line запустила ежедневную услугу ropax из Нюнесхамна, Швеция. Суда в основном грузовые, но с небольшой пассажировместимостью. Линия не принимает пешеходов; для посадки на эту линию необходимо сопровождающее транспортное средство.

На велосипеде[править]

Eurovelo 10 вокруг Балтийского моря более или менее следует за дорогой 51 с востока и дорогой 110 с запада. Дорога 25 имеет узкие обочины и много грузовиков с полными прицепами, вы можете как можно чаще использовать меньшие дороги, даже если они означают объезды. В туристическом офисе могут быть предложения и карты.

Передвижение[править]

Проще всего обойти Ханко пешком. Большинство достопримечательностей и услуг находятся недалеко от центра города и пристани. За исключением периода Хангонской регаты, такси и парковочные места всегда доступны.

Существует планировщик маршрутов, который включает информацию об автобусных маршрутах.

На такси

  • Приложения для смартфонов: Valopilkku, 02 Taksi

Вилла Телина, один из домов курортной эпохи

  • Дом четырех ветров, Neljäntuulenkuja, Pieni Mäntysaari , +358 19 249-0454. Дом четырех ветров принимал К. Г. Э. Маннергейм в 1927-1933 гг.  
  • 59.824333 22.978077 1 Казино Ханко ( Казино Хангон ), Appelgrenintie 10 , 40 +358 В наши дни это не настоящее казино, а роскошное деревянное строение с прекрасным видом на море. Летом здесь работает оригинальный ресторан Hanko Sushi.  
  • Гигантские котлы. Эти естественные скальные образования находятся к востоку от Казино, на скалах у берега.  
  • 59.
  • 2 23.2475 2 Музей фронта Ханко ( Лаппвик ). Музей жизни на фронте Ханко во время войны-продолжения с выставками, посвященными финской военной истории и финской истории в целом. В музее представлена ​​военная и гражданская техника, артиллерия, танк, 9Копия землянки 0005 корсу
    , построенная ветеранами войны и оставшимися боевыми позициями с войны.  
  • Туллиниеми ( Таллудден ). Конец полуострова является важным местом для наблюдения за птицами, так как перелетные птицы используют его как последнее место для отдыха и ожидания хорошей погоды перед переходом через море осенью и первое место для прилета весной.  
  • Регата Ханко ( Регата Хангон / Регата Ханго ) ( У пристани и по всему городу ). Яхтенная гонка, ежегодно проводимая в начале июля, является кульминацией лета в Ханко. Участники приезжают со всех стран Балтийского побережья, и благодаря многочисленным зрителям (и тем, кто использует регату как повод приехать на вечеринку) Ханко приобретает праздничную, даже шумную, карнавальную атмосферу.  
  • Плавание . В Ханко есть песчаные пляжи к западу от города и галечные пляжи между пристанью для яхт и казино.
  • 59.8212 22.969735 1 Spa Regatta, Merikatu 2 , +358 10 501 8430 . Спа-центр включает в себя косметические и оздоровительные услуги, реабилитацию, тренировки и спортивные тренировки, а также кафе-ресторан. Спа-бассейн имеет длину 25 метров. Кроме того, в спа-салоне есть 32-градусный терапевтический бассейн и сауна. ( обновлено в июне 2021 г. )
  • 59.828563 22.965515 1 Пиццерия Милано, Esplanaadi 69 , +358 44 2077 200 .
  • 59.829021 22.970961 2 Ой Ханко, Эспланаади 79 , +358 50 364 8834 . Тайский ресторан.  
  • Пиццерия Uno.
  • Классическая пицца.
  • Ориго. Ресторан со шведским столом из морепродуктов  
  • Hanko Sushi, Appelgrenintie 10 ( Это в казино Hangon ), +358 40-487-6409 , [email protected] fi. Работает только летом. Это первый ресторан Hanko Sushi. Сеть распространилась на другие города. ( updated Apr 2016 )

Cafés[edit]

  • 59.826073 22.968737 1 Hanko Cafe, Ratakatu 16 , +358 19 2488100 . ( обновлено в июле 2022 г. )

Бары Бар

Roxx, бар на пристани, также открыт вне сезона плавания и предлагает напитки и закуски. Сауну на пристани можно арендовать в компании Roxx вне сезона плавания. ( обновлено в апреле 2016 г. )

На Ханко больше, чем его доля пляжей; Tulludden at the land’s end

Во время уик-энда, посвященного регате, все жилье, как правило, перепродано. Бронируйте заранее. В кемпинге еще может быть место, так как среди толпы кемпинга нет огромной вершины.

  • 59. 823415 22.968533 1 Hotel Bulevard Hanko, Bulevardi 8 , +358 08 44 ( обновлено в июле 2022 г. )
  • 59.821903 22.969589 2 СПА Отель Регата, Торикату 2 . ( обновлено в августе 2020 г. )
  • Camping Silversand, Aarne Karjalaisen tie 15, 10900 Hanko , +358 400 583 818 , [email protected] ( обновлено в июне 2021 г. )

Подключиться[править]

Перейти дальше[править]

  • Поезд и национальная дорога 25 идут в Карис через живописный Экенас. Из Кариса поезда отправляются в Хельсинки и Турку.
  • Существует велосипедный маршрут Kustrutten («прибрежный маршрут») до Каснеса в дальнем конце Кимитоона в Архипелаговом море. Маршрут включает в себя тропы в лесу, но не требует внедорожного велосипеда.
  • В Каснес также можно добраться на лодке: трижды в неделю (вторник, среда и суббота) совершается дневной круиз через Каснес в Орё в Национальном парке архипелага. Дважды в неделю (среда и суббота) совершается вечерний круиз, заканчивающийся в Орё. (Проверьте! Корабль, следующий по этому маршруту, был переведен в другое место.)
  • 59.723333 22.501667 1 Бенгтшер. Шхера на внешнем архипелаге, в устье Финского залива, с самым высоким маяком в странах Северной Европы. Экскурсии из Хангё с дополнительным ужином, сауной, проживанием и т. д.  
  • Можно подружиться с экипажем яхты и присоединиться к ним. Или зафрахтовать лодку и поехать для себя, например. Ханко-Уусикаупунки на лодке.

Путеводитель по этому городу Hanko — это годный к употреблению артикул . Там есть информация о том, как туда добраться, а также о ресторанах и отелях. Предприимчивый человек может использовать эту статью, но, пожалуйста, не стесняйтесь улучшать ее, редактируя страницу.

Военно-морская энциклопедия — военно-морская энциклопедия

Военно-морская энциклопедия

Первый онлайн-музей военных кораблей
О чем он?

Военно-морская энциклопедия — первый онлайн-музей военных кораблей. Посвящается истории всех кораблей индустриальной эпохи, примерно с 1820 года по сей день. Он сосредоточен на 20-м веке до конца холодной войны. Он охватывает также классическую древность, средневековье, эпохи Возрождения и Просвещения.
Военно-морская история действительно очень древняя, боевые корабли постоянно развиваются, как и тактика, адаптирующаяся к существующим источникам энергии. Сначала энергия ветра и человека, а с 19 века энергия пара (и господство ископаемого топлива), вплоть до доминирования ядерной энергии для наиболее ценных активов. Был путь расхождения и сближения также между гражданскими кораблями и их военно-морскими аналогами, такими как знаменитые галеоны 16-17 веков, которые совмещали роль грузового и военного корабля. Это сохранилось и в 20-м веке на гражданских судах, сначала в качестве меры предосторожности (например, поддельные порты), а затем как традиция на смешанных и высоких кораблях.
В настоящее время самыми сложными из когда-либо созданных человечеством движущихся кораблей ручной сборки, пожалуй, являются атомные подводные лодки. Специализация и оптимизация помогли мировой торговле в прошлом ХХ веке, и особенно в XXI веке, который часто называют «глобализированным», основанным на обществе потребления. Проблемы, с которыми сталкиваются мировые флоты, огромны, они, как всегда, отражают изменение веса наций в геополитике, постоянно растущее напряжение, вызванное истощающимися ресурсами.

трехслойный

1890 флотов

дредноутов / 15 сентября 2022 г.

Класс Jemmapes Франция, Береговые линкоры — Jemmapes, Valmy / 15 сентября 2022 г.

Königsberg (ii) class (1915) Германия (1914-1920) — SMS Königsberg, Karlsruhe, Emden, Nürnberg Замена крейсеров Покраска Карлсруэ в. ..

Подробнее

Naval Aviation ww2 итальянская морская авиация

дредноуты / 14 сентября 2022 г.

IMAM RO.43 (1934) Aviazione Ausiliaria per la Regia Marina 193 постройки 1934-41 гг. авиация #гидросамолет #ww2 #imam

Royal Navy ww2

дредноуты / 12 сентября 2022 г.

Корветы класса Flower (1940 г.) Великобритания/Канада — (1940-45 гг.): 263 корабля*. Дешевый ответ британским ПЛО класса «Цветок»…

Подробнее

ww2 ВМС Японии

дредноуты / 10 сентября 2022 г.

IJN Shinano (1944 г.) Броненосец IJN. Самый большой в мире авианосец Третий член супер-линкоров Yamato, IJN…

Подробнее

1860 флотов австрийского флота индустриальная эра

дредноуты / 8 сентября 2022 г.

Паровые фрегаты класса Новара (1857 г.) ВМС Австро-Венгрии 1843-1900 гг., СМС Новара, Шварценберг Класс Новара был одним из двух во многом схожих,. ..

Подробнее

⚒ Технологии

Военно-морские технологии, связанные с ними тактики и статистика
Военно-морские технологии

⚔ Сражения

Полная история морских сражений, стратегий, тактик, флотов и кораблей

Фотографии, чертежи и специальные иллюстрации, а также некоторые товары для поддержки этого сайта!
Все постеры

особенности

О Военно-морской энциклопедии

Военно-морская энциклопедия первый онлайн-музей военных кораблей (1997), на данный момент более 2600 страниц, и их число продолжает расти. Посвящается истории всех кораблей индустриальной эпохи и 20-го века, то есть с 1820 по 1990 год, а также более ранних времен. Основное отличие этого раннего периода заключается в изучении типов кораблей на некоторых известных примерах. Последняя находится в стадии разработки уже более двадцати лет. Текущая версия №5. После последнего ремонта летом 2022 года текущий веб-сайт:

  • ☑ SNAPPIER: Better server
  • ☑ БЕЗОПАСНОСТЬ: Назад к более безопасной версии WordPress
  • ☑ ПРЕТТИЕ: Это вопрос субъективности
  • ☑ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ: Форум на пути…
  • ☑ ЛУЧШЕЕ МЕНЮ: Переработано и настроено.
  • ☑ ИНТЕРАКТИВНО: Комментарии вернулись
  • ☑ TEAM FRIENDLY: Бэк-офис вернулся

Другие сайты портала

Энциклопедия TANK с 2011 года является справочником для танкистов с более чем 80, 1050, 1050 страниц . Речь идет не только о знаменитых танках, но и о самом малоизвестном бронеавтомобиле или прототипе.

Энциклопедия грузовиков — это независимый раздел Танковой энциклопедии, посвященный военным грузовикам и штабным автомобилям времен Первой мировой войны и по сей день, из всех стран и специальностей, таких как зенитные машины и транспортно-монтажные пусковые установки.

Энциклопедия самолетов — главный авиационный центр портала, содержащий множество прототипов и наземных моделей, а также вертолетов. (В дополнение к разделу морской авиации этого сайта!)

Найти отели в Ханко, Финляндия — Отели в центре города в Ханко — Поиск отелей по индексу отелей и путешествий: Travel Weekly

Сеть отелей

Выберите сеть отелей25hours Hotelsabba HotelsAC Hotels by MarriottAccorACHAT HotelsAdagio AparthotelsAdina Apartment HotelsAKZENT HotelsAlila Hotels & Resortsaloft HotelsAmanAmari Hotels & ResortsAmerica’s Best Inns & SuiAmericas Best Value InnAmericInn by WyndhamAnantara Hotels-Resorts-SANdAZAngsana Hotels & ResortsAqua Hotels & ResortsAqua-Aston Residence AccommodationAScot The Ascends IntlAscends Intl Отели GroupAtlasAuberge ResortsAustria Trend Hotels & ReAutograph CollectionAvani Hotels & Resortsavid hotelsAyres HotelsBaglioni HotelsBalladinsBanyan Tree Hotels & ResoBarcelo Hotels & ResortsBastion Hotels NederlandBaymont Inns & SuitesBCMInnsBelmondBenchmark Hotel & ResortsBest Western InternationaBilderberg Hotels & RestaBlue Tree HotelsBreakFree Hotels, ResortsBrit HotelsBritannia HotelsCambria & Entertainment SuitesCambiria HotelsBudget Entertainment Suites InnsCambiria HotelsBudget Entertainment Suites Inns Real Hotels & ResoCampanile HotelsCanadas Best Value InnCandlewood SuitesCanopy b y HiltonCapri by FraserCasa AndinaCentara Hotels & ResortsChoice Hotels InternationCitadines Apart’hotelcitizenM HotelsCity Express HotelesCity Lodge Hotel GroupClarionClassic British HotelsClayton HotelsClub MedClub Quarters HotelsCoast Hotels & ResortsCobblestone Hotels, LLCComfort InnComfort SuitesCOMO Hotels and ResortsConrad Hotels & ResortsCoralTree Hospitality GroCorinthia HotelsCountry Hearth Inns & Suites byCountry Hearth Inns & Suites byCountry Hearth Inns & Suites by Country Hearth Inns & Suites by Country Hearth Inns & Suites RCourtyard by MarriottCPH HotelsCrowne Plaza Hotels & ResCurio Collection by HiltDan HotelsDanubius Hotel ManagementDays Inns by WyndhamDazzler by WyndhamDedeman Hotels & ResortsDelta Hotels by MarriottDerag LivinghotelsDerby Hotels CollectionDesign HotelsDestination by HyattDivan HotelsDivi Caribbean ResortsDolce Hotels & ResortsDorint Company Hotels & ResortsDoubleTree by Hilton Hotels, LLCDreams Resorts & ResortseasyHotelsEcono LodgeEdition Hotelselement HotelsElewana CollectionЭлитные отели ШвецииEmbassy Suites by HiltonErmes HotelsEsplendor Boutique HotelsEurostars HotelsEven HotelsExe HotelsExecuStayExecutive Hotels & ResortExtended Stay AmericaFabHotelsFairBridge HotelsFairfield Inn & Suites byFairmont Hotels & ResortsFalkensteiner Hotels & ReFasthotelFiesta AmericanaFiesta InnFirst HotelsFlair HotelsForever ResortsFortune HotelsFour Points by SheratonFour Seasons Hotels and RFour Sisters InnsFraser PlaceFraser ResidenceFraser SuitesGamma HotelesGenerator Hostels LtdGinger HotelsGloria Hotels/Resorts-ChiGolden Chain — New ZealanGolden Chain Motor Inns -Golden TulipGood Nite Inns Graduate HotelsGran Melia Hotels & ResorGrand HyattGrandStay Hospitality HotGreat National Hotels & RGrecotelGreenTree Inns, ChinagreetGuestHouseh20 HotelsHampton by HiltonHand Picked HotelsHankyu-Hanshin-Daiichi HoHard Rock HotelsHarrah’s Hotels and CasinHawthorn Inn Suitesilton GrandHasperia HotelsHesperia HotelsH КурортыHilton InternationalHoliday Inn Club VacationHoliday Inn Express HotelHolid ay Inn HotelsHoliday Inn ResortsHome2 Suites by HiltonHomeTowne Studios by Red Homewood Suites by HiltonHotel 81Hotel du VinHotel IndigoHotel JAL CityHoteles CataloniaHoteles MisionHoteles SantosHoteles ServigroupHoteles SilkenhotelF1Howard Johnson by WyndhamHUALUXE Hotels and ResortHunguest Hotels LtdHusa HotelsHyatt CentricHyatt HotelsHyatt Hotels WorldwideHyatt HouseHyatt PlaceHyatt RegencyHyatt Residence ClubHyatt Zilara/Hyatt ZivaIBEROSTAR Hotels & ResortIberotelIbis BudgetIbis HotelsIbis StylesIcelandair HotelsiCheck Inn Hotels & ResorIHG Hotels & ResortsImperial Hotels GroupINNA Hotel GroupInnkeeper’s LodgeInnkeepers TasmaniaINNSIDE by MeliaInterCityHotelInterContinental Hotels &Inter-Hotel FranceInTown SuitesIslandshotelsIsrotel Hotel Management ITC-WelcomgroupJameson InnJdV by HyattJin Jiang HotelsJinling Hotels & ResortJumeirahJurys InnsJW Marriott Hotels & ResoK+K HotelsKempinski Hotels SAKey West Inns, Inc. Keytel InternationalKimpton Hotels & RestauraKnights InnKyriad Hotel sLa Quinta Inns & SuitesLabranda Hotels & ResortsLakeview Hotels & ResortsLangham Hotels InternatioLe Meridien Hotels & ResoLeading Hotels of the WorLemon Tree HotelsLeonardo HotelsLindner Hotels AGLive AquaLoews HotelsLotte Hotels & ResortsLucien Barriere Resorts,HMacdonald Hotels & ResortMainStay SuitesMaldron HotelsMalmaison HotelsMama ShelterMandarin Oriental Hotel GMantis CollectionMantra Hotels, Resort Mantra Hotels GroupMarco Polo Hotel GroupMaritim HotelsMarriott Executive ApartmMarriott InternationalMarriott Vacation Club InME by MeliaMelia Hotels InternationaMercure HotelsMeriton SuitesMGallery Hotel CollectionMGM Resorts InternationalMicrotel Inns & SuitesMillennium & Copthorne HoMitsui Garden HotelsMiyako HotelsMoevenpick Hotels & ResorMorgans Hotel GroupMotel 6, Inc.Motel OneMoxy HotelsMy Place Hotels of AmericNational 9ГостиницыNew Otani Co., Ltd. Отели New World Отели NH Collection Отели NH Hotels Nikko Hotels IntlNoble House Hotels & Reso Novotel Oaks Hotels & Resorts LimOakwood Worldwide Oberoi Hotels & Resorts Occidental Hotels & ResorOceania Hotels Okura Hotels & Resorts Omni Hotels & ResortsOne HotelesOne&Only ResortsOutrigger Hotels & ResortOxford Inns & SuitesOYO CorporationPalladium Hotel GroupPan Pacific Hotels & ResoParadisus by MeliaParadores de Puerto RicoPark HyattPark InnPark Plaza Hotels & ResorParkroyal Hotels & ResortPassport InnsPear Tree Inns by DruryPeninsula Hotelspentahotels Germany GmbHPeppers Retreats, ResortsPestana Hotels & ResortsPetit Palace HotelesPousadas de PortugalPreferred Hotel & ResortsPremier HotelsPremier InnPremier SuitesPremiere Classe HotelsPrince Hotels & ResortsPrincess Hotels & ResortsProtea by MarriottPullman Отели и курортыQHotelsQuality InnRadisson Blu Edwardian HoОтели Radisson Blu Hotels & ResRadisson CollectionОтели RadissonОтели Radisson IndividualsОтели Radisson RedRaffles Int l Hotels & ResRamada by WyndhamRamee Group of Hotels & RR Red Carpet InnsRed Lion HotelsRed Lion Inn & SuitesRed Roof Inns, Inc. Regal Hotels IntlRegent Hotels & ResortsRelais & ChateauxRelais du SilenceRenaissance HotelsResidence Inn by MarriottRinghotelsRIU Hotels & ResortsRixos HotelsRocco Forte HotelsRodeway InnRoom Mate HotelsRosewood Hotels & ResortsRotana HotelsRoyal Orchid HotelsRoyal SonestaRydges Hotels & ResortsSahid Hotels & ResortsSandals ResortsSandman Hotels, Inns & SuSarova HotelsSarovar Hotels & ResortsScandic HotelsScenic Hotel GroupScottish InnsSecrets HotelsSercotel HotelsSerena HotelsShangri-La GroupSheratonShilo Inns HotelsSiegel SuitesSix Senses Resorts & SpasSleep InnSmall Luxury Hotels of thSO SofitelSofitel Luxury HotelsSokos HotelsSol by MeliaSomerset Serviced ResidenSonesta ES SuitesSonesta International HotSonesta SelectSonesta Simply SuitesSpace HotelsSpringHill Suites by MarrSt Regis Hotels & ResortsStarhotelsStaybridge SuitesStaypineappleSteigenberger Hotel s & ReStudio 6Suburban Extended Stay HoSuite NovotelSunstar Hotels SwitzerlanSuper 8 by WyndhamSuper Hotel JapanSureStay Hotel GroupSwiss International HotelSwiss Quality Hotels IntlSwiss-Belhotel InternatioSwissotel Hotels & ResortTaj Hotels, Resorts & PalTapestry Collection by HiThe Ascott LimitedThe Doyle CollectionThe Gateway HotelThe LaLiT HotelsThe Leela Palaces, HotelsThe Luxury CollectionThe Отели Marmara Hotels & ResiThe Ritz-Carlton HotelsThe Sebel HotelsThistle Hotels LimitedThompson HotelsThon HotelsTivoli HotelsTokyu Hotels Co, LtdTOP Intl HotelsTownePlace Suites by MarrTrademark Hotel CollectioTravelodge by WyndhamTravelodge Hotels LTD UKTreebo HotelsTribute PortfolioTrident Hotels & ResortsTru by HiltonTrump HotelsTryp by WyndhamTsogo Sun CollectionОтели UNAU Grunge Sun CollectionHotelTune Hotels HyaVagabond InnsVibe HotelsViceroy Hotel Group Village Hotels & Leisure Vincci HotelsVirgin HotelsVivanta by TajVocoW HotelsWaldorf Astoria CollectionWalt Disney Parks & Reso rWarwick Hotels and ResortWashington HotelsWelcome Hotels GmbHWelcomHeritageWestgate Resorts and VillWestin Hotels & ResortsWingate by WyndhamWoodSpring HotelsWorldmark by WyndhamWyndham Garden HotelsWyndham Grand Hotels & ReWyndham Hotels and ResortWyndham Vacation RentalsWynn ResortsYOTEL

Заповедник Лос-Транкос | Midpeninsula Regional Open Space District

Лос-Транкос на закате.

Вернуться к началу

Обзор

Знай, прежде чем идти | Перекрытие маршрутов

Загрузить карту (Откроется в новом окне)