Содержание

Пресса: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Колумнистка агентства РИА Новости Виктория Никифорова опубликовала статью, в которой высказалась в поддержку ГУЛАГа и поддержала возвращение трудовых лагерей по инициативе ФСИН. Публикация разгневала россиян, которые активно критиковали автора в соцсетях.

По словам Никифоровой, предложение ведомства будет иметь положительный эффект для страны. В качестве аргумента она привела ГУЛАГ, назвав систему советских трудовых лагерей «социальным лифтом» и «путевкой в жизнь» для жителей СССР, имевших низкий уровень жизни.

Никифорова подчеркнула, что крестьянину-бедняку, городскому люмпену и беспризорнику лагерь «предоставлял еду три раза в день, теплое жилье и какую-никакую медпомощь». Журналистка добавила, что «это была более или менее нормальная жизнь».

Автор колонки считает, что «если не пугаться страшилок про ГУЛАГ», то ничего страшного в идее ФСИН нет. По ее мнению, возвращение системы трудовых лагерей в России помогло бы «решить множество застарелых проблем нашего общества», в том числе успешно социализировать заключенных.

В соцсетях раскритиковали высказывания колумнистки. «Тут у нас опять разыграна карта «Не все так однозначно», и в этот раз реабилитируется ГУЛАГ. И по описанию эта мясорубка для тел и душ теперь похожа на пионерлагерь. Вот уж где, я думал, будет некая точка исторического единообразия мнений, так это тут. Но нет», — написал rodoss.

Некоторые стали шутить про формулировки о «социальном лифте». Так, katintext написала, что хотела бы в ГУЛАГ, чтобы «подняться по карьерной лестнице, из грязи в князи, из зэка в энкавэдэшника». Некоторые также заметили, что в комментариях на сайте РИА Новости многие читатели поддержали автора.

Лагеря системы ГУЛАГа существовали в СССР до конца 50-х годов. По разным оценкам, через них прошли от 15 до 18 миллионов заключенных, 1,5 миллиона в лагерях погибли, многие — от физического истощения. Сотрудники ГУЛАГа часто жестоко обращались с заключенными.

Истории без цензуры и запретов — в «Ленте дна» в Telegram

Детский ГУЛАГ: Как советская система перевоспитывала детей «врагов народа»: vakin — LiveJournal

Советская система, в принципе работающая на усреднение и обезличивание, крайне охотно создавала казенные дома, в которых содержались самые разные категории граждан. Можно обеспечить человека едой, крышей над головой, одеждой и образованием. Но при этом лишить самого главного – близких людей. Как поступали в СССР с теми, кто родился в семье «изменника Родине» и в чем заключался смысл перевоспитывания детей врагов народа.

Благодарности товарищу Сталину за счастливое детство — этот один из самых популярных сюжетов для плакатов времен СССР и скорее он звучит как издевка, учитывая какое количество детей того периода выросло в приемниках, исправительных лагерях в полной изоляции от родителей и других близких. Надежное крыло советского государства подразумевало счастливое и безоблачное детство, но не для всех. И обратную сторону медали можно было увидеть в самый неожиданный момент, когда в буквальном смысле ни за что под откос спускали судьбы целых семей. Если главу семейства обвиняли в измене Родине, то чаще всего это означало, что уничтожена будет вся семья.


Такие плакаты как в издевку, тогда были повсюду.

Летом 1937 года был подписан приказ, в котором говорилось о репрессия жен и детей тех, кто сидит за измену Родине. Массовые репрессии этого периода затрагивали все слои населения и «изменники Родины», и «враги народа», и даже «иностранные шпионы» ничем не отличались от обычных жителей страны Советов. Они строили семьи, растили детей, ходили на работу, ровно до того момента когда за ними приехал воронок.

Документ четко определял порядок действий, так, жены контрреволюционеров также подлежали аресту, а дети, оставшиеся сразу без обоих родителей, должны были быть определены в казенные учреждения. В каждом городе были созданы специальные приемники, куда определяли детей до отправки в детский дом. Там они могли находиться и несколько дней, и несколько месяцев. Там детей чаще всего стригли наголо, брали отпечатки пальцев, на шею вешали кусочек доски с номером. Братьев и сестер чаще всего разлучали, не давая им общаться между собой. В чем принципиальное отличие между тем же ГУЛАГом? Разве что надзирательницами, точнее воспитательницами, чаще были женщины. Но условия содержания от этого лучше не становились.

Как и полагается с детьми врагов народа


Детскими глазами сказано все…

Стрижка наголо практиковалась и в последующем, не только во время приемки. Дети, виноватые в том, что родились у своих родителей, воспитывались в условиях всеобщей ненависти, физических наказаний и насмешек. Воспитатель мог избить за крошки хлеба в карманах одежды, заподозрив, что воспитанник прячет хлеб для последующего побега. Во время прогулок на них сыпались насмешки и обзывательства «врагами».

Дети, изъятые из таких семей, считались потенциальными «врагами народа», потому всесторонний прессинг в их адрес воспринимался как воспитательная мера. Сохранить душевное тепло, честность и порядочность в таких условиях было попросту невозможно. Маленькие жильцы детдомов были озлоблены и воспринимали мир враждебным. А как иначе, если их в одночасье лишили родителей, дома и возвели в число изгоев просто так?

Сироты и беспризорники были частым явлением.

Это породило новую волну преступлений, тогда-то появился термин «социально опасные дети», они должны были быть перевоспитаны. А как тогда перевоспитывали в Союзе общеизвестно. Также были созданы детские дома с более суровой дисциплиной для таких трудных подростков. Впрочем, для того чтобы стать «социально опасным», вовсе не обязательно было быть подростком. В эту категорию мог попасть любой ребенок. Впрочем, волна преступности захлестнула не только из-за детей репрессированных, всеобщий бедлам в стране, низкий уровень социальной поддержки, раскулачивание и отсутствие перспектив делали свое дело.

Детский ГУЛАГ


В детских лагерях свои правила, впрочем особых отличий от взрослого ГУЛАГа не было.

Позже появился еще один приказ, который вменил в обязанности воспитателей детдомов слежку за воспитанниками на предмет выявления антисоветских настроений. Если дети, старше 15 лет, вдруг демонстрировали антисоветские настроения, они передавались в лагеря для исправления. Как водится, в СССР крайне любили перекладывать ответственность, потому вполне могли привлечь по статье и воспитателя, который вовремя не донес на воспитанника.

Подростки, которые попали в лагерную систему, а значит и в ГУЛАГ, были объединены в определенную группу заключенных. Причем, перед тем как попасть к месту заключения, дети этапировались точно также как и взрослые. Отличие было только в том, что детей везли отдельно от взрослых (зачем, если потом помещали в одни камеры) и при попытке к бегству по отношению к ним нельзя было применять оружие.

Условия содержания несовершеннолетних в ГУЛАГе были такими же как и для всех. Нередко детей помещали в камеры вместе со всеми остальными пленниками. В таких условиях дети окончательно теряли веру и надежду на лучшее. Немудрено, что именно «малолетки» были самой жестокой категорией, которая так и не смогла вернуться к обычной жизни и состояться в ней. Большинство из них, не знавшие ничего кроме унижений и тюрьмы, становились криминальными элементами, чем лишь подтверждали теорию о детях «врагов народа».

Стереть из памяти


Стать лишним человеком можно было даже если тебе три года.

Закон не исключал возможности передачи детей из таких «вражеских» семей в семьи родственников, которые были более благонадежными. Однако это означало подставить под удар собственную семью и благополучие еще и своих детей. Сотрудники НКВД тщательно проверяли такие семьи на благонадежность: за ними устанавливалась чуть ли не слежка, проверялись их интересы, круг общения и вообще, откуда у них взялись столь теплые чувства к детям «врагов народа»?

Причем сделать это можно было только до оформления в детский дом, то есть счет шел на дни. Забрать ребенка из детского дома было куда сложнее, к тому же, многим детям меняли исходные данные – фамилии, отчества, чтобы ничто их не связывало с семьями и родителями. В конце концов, фамилию могли просто неправильно записать.

Согласно этому же приказу, мать ребенка, которому еще не исполнилось полутора лет, могла забрать его с собой в лагерь. Да, сомнительная перспектива, но это было лучше, чем бросить его на произвол судьбы и разлучить с матерью. Поэтому во многих исправительно-трудовых лагерях открывали своего рода детские сады.


Детский сад при лагере.

Эти места были отнюдь не комфортным местом обитания ребенка, тут складывалось множество факторов. Исправительные лагеря чаще всего располагались в регионах с отнюдь не благоприятными климатическими условиями. Многие малыши серьезно заболевали во время этапирования, другие уже по прибытию на место, большую роль играло отношение сотрудников лагеря и медсестер к детям и их матерям. Нередко в лагерях случались вспышки заболеваний среди детей, что приводило к высокой смертности. Она составляла 10-50 процентов.

Учитывая, что дети в таких условиях практически боролись за выживание, об адекватном развитии не было и речи. Большинство детей к 4 годам не умели даже разговаривать, чаще всего выражая эмоции криками, плачем и воплями, они росли в невыносимых условиях. А няня, одна на 17-20 детей, должна была выполнять всю работу, связанную с присмотром за этими детьми. Нередко это и становилось причиной проявления необъяснимой жестокости.


Подросших детей из лагеря увозили в детдома.

Те, что помладше, просто лежали в кроватках, их запрещено было брать на руки, общаться с ними. Немудрено, что научиться разговаривать в таких условиях было крайне сложной задачей. Младенцам только меняли пеленки и кормили – вот и все общение, большую часть времени они были никому не нужны.

А как же матери? Матери были отправлены в исправительно-трудовые лагеря для исправления. И именно этим и были заняты. Кормящие матери могли пообщаться со своими детьми 15-30 минут каждые четыре часа. Причем такие свидания были положены только тем, кто находился на грудном вскармливании, позже ребенка видели все реже и реже.

Если ребенку исполнялось четыре года, а срок матери еще не пришел к концу, его отправляли к родственникам или в детский дом, где его ждали новые испытания. Позже время пребывания с матерью сократили до 2-х лет. Затем вовсе, факт присутствия в лагерях детей сочли обстоятельством, снижающим работоспособность женщин и срок снизили до 12 месяцев.


У большинства ребят не было никакого будущего.

Отправка детей в детский дом или к родным, их вывоз из лагеря был настоящей секретной операцией. Как правило, их увозили тайно, под покровом ночи, но это все равно не спасало от ужасных сцен, когда обезумевшие от горя матери кидались на надзирателей и ограждения, чтобы не дать увезти свое дитя. Крики, плач детей буквально сотрясали лагерь.

В личном деле матери делалась пометка о том, что ребенок изъят и отправлен в специальное учреждение, вот только в какой не указывалось. То есть даже после освобождения найти собственного ребенка было отнюдь не простой задачей.

Множество «ненужных» детей


Условия содержания детей были плохими.

Детприемники и детские дома были полны до отказа. У родителей, попавших под репрессию, к 1938 году было изъято почти 20 тысяч детей. Это не считая беспризорников, раскулаченных крестьян и фактических сирот. Детские дома и другие казенные учреждения, в которых оказывались дети, были катастрофически переполненными, что делало их местом выживания и способствовало развитию криминальных настроений.

К примеру, в комнате, в которой меньше 15 квадратных метров, было 30 мальчишек, кроватей не хватало, здесь же содержались 18-летние рецидивисты, которые держали в страхе всех остальных. Все их развлечения – это карты, драки, ругань и расшатывание решеток. Освещения нет, посуды нет (ели из ковшиков и руками), нередки перебои с отоплением.

Питание было не то чтобы неудовлетворительным, а крайне скудным. Нет жиров, сахара, не достает даже хлеба. Дети в основном были истощены, часто массово заболевали, причем из болезней преобладал туберкулез и малярия.


Обезличенность и усредненность были типичными для этой системы.

Еще до начала всех этих событий свет увидело постановление Совнаркома СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», фактически это было внесением изменений в УК РСФСР. Так, исходя из этого постановления к ребенку, начиная с 12-ти летнего возраста, можно было применять все меры наказания за кражи, убийства и насилие. В опубликованном документе об этом не говорилось, но под грифом «совершенно секретно» прокурорам и судьям пояснили, что под «всеми мерами» понимается в том числе и расстрел.

К 1940 году по стране было уже полсотни колоний, где содержались малолетние преступники. Судя по сохранившимся описаниям, это был практически филиал ада на земле. В такие колонии нередко попадали и дети помладше, которые, оказавшись пойманными за то или иное правонарушение, и предпочитали скрывать свой возраст. А в милицейский протокол записывалось: «ребенок около 12-ти лет», несмотря на то, что ему было не больше восьми. Такая мера считалась благоразумной и правильно, не зря же лагеря назывались исправительно-трудовыми. Дескать, пусть он лучше работает под присмотром на благо общества, нежели совершает противоправные деяния. Видимо большевики слишком хорошо помнили о силе молодежи, чьими руками в том числе, они затеяли революцию. Это сегодня им 14-15, а завтра они уже взрослые и опасные контрреволюционеры и им есть за что не любить советскую власть.


Перевоспитание, очень похожее на уничтожение.

Вплоть до 1940 года подростки содержались вместе со взрослыми. Они работали чуть меньше взрослых заключенных, так, дети от 14 до 16 лет, работали по 4 часа в день, еще столько же времени они должны были тратить на учебу и саморазвитие. Правда, никаких особых условий для этого не создавалось. Для тех, кому уже исполнилось 16 лет, рабочий день продлевался на 2 часа.

Причины, по которым дети попадали в лагерь, самые разные, зачастую проступки были такими же ничтожными как и у взрослых, которые сидели тут же в системе ГУЛАГа. Бывшие заключенные вспоминают о том, что 11-летняя девочка Маня, полная сирота (отец расстрелян, мать умерла), оказалась никому не нужна и попала в лагерь за то, что нарвала лука. Зеленых перышков. И за это ее привлекли за статью «расхищение». Правда дали не как полагается десять лет, а всего лишь год. Другие девочки, им было уже по 16 лет, вместе со взрослыми рыли противотанковые рвы, началась бомбежка, от которой они укрылись в лесу. Там же встретили немцев, те, великодушно угостили девчушек шоколадом. Наивные девчонки, когда вышли к своим, тут же рассказали об этом. За это и были отправлены в лагерь.

Впрочем, попасть в лагерь дети могли и просто так, по факту своего рождения. Испанские дети, которых вывезли во время Гражданской войны, были воспитаны в советских детских домах, но все равно им было крайне не по себе в этих реалиях. Они часто порывались ехать на родину. К началу Второй мировой войны их массово закрыли в лагерях, одних объявили социально опасными, других и вовсе обвинили в шпионаже.


Вряд ли воспитанникам детских домов рассказывали, что они оказались здесь благодаря товарищу с бюста.

Для детей, чей возраст на момент ареста родителей уже превышал 15 лет, были определены иные правила. Они, якобы, уже успели впитать буржуазные и антисоветские настроения, царившие в их семье и сразу признавались социально опасными и представали перед судом, а далее направлялись в лагерь на общих основаниях.

Для предъявления обвинений было необходимо, чтобы подросток в чем-то сознался, для этого к ним применяли пытки: заставляли по несколько часов кряду стоять на стуле, кормили соленым супом и не давали воды, допрашивали ночами, не давая спать. Результаты таких допросов были очевидны – сотрудники НКВД закрывали детей на большие сроки, за серьезные правонарушения.

О том, какое количество детей прошли за эти годы через лагерную систему, говорить не принято. Большая часть данных была засекречена, другая никогда не систематизировалась и не подсчитывалась. К тому же, смена фамилий, имен родителей и другие способы лишения человека «корней» давали свои результаты – узнать достоверно, что этот ребенок является сыном или дочерью репрессированных родителей было невозможно. Да и сами дети предпочитали скрывать это всю жизнь, понимая, что это их клеймо на всю жизнь.

Источник — kulturologia.ru

Как устроена экономика тюремной системы России

Постскриптум. Две женщины

В посёлке Буреполом легко найти потомков надзирателей, которых Солженицын именовал «тоншаевскими волками» — по названию райцентра Тоншаево. Они уже старики, живут в кирпичных домах с высокими фундаментами, которые были построены в 40-е заключёнными. Двери здесь запирать не принято. Но и обсуждать тюремную тему старики отказываются и ругаются, что Солженицын всё выдумал. Вот бывший директор местной школы Валентина Богушева, родилась в 1942 году в семье надзирателя зоны. Говорит так: «Про пытки я не могу сказать — не знаю я этого, а то, что приводили заключённых на КПП и как следует им поддавали — так это и тогда было, и сейчас это есть. Но есть за что им поддавать, они всё-таки преступники!» Впрочем, в соседнем посёлке Шерстки нашёлся инакомыслящий. Потомственный фсиновец, сотрудница здешней колонии Нина Борисенко «положила большую часть жизни, чтобы разобраться в том, что происходило в советские времена на самом деле». «Я училась в пединституте на учителя истории в 80-е, когда был опубликован «Архипелаг ГУЛАГ». И, вы знаете, я до такой степени это тяжело пережила. Это было просто как личная драма. Я поняла, что то, что мы преподавали раньше, преподавать нельзя, и ушла из школы. Лет пять после ухода ревела каждое 1 сентября — грустила по школе.

Устроилась работать начальником отдела кадров на зону. И всё это время я говорила со стариками, копалась в архивах в поисках мемуаров. Нашла свидетельства того, что во времена ГУЛАГа пытали людей — не в моём посёлке, а в других колониях. Выйдя на пенсию, я вернулась в школу — теперь уже для зэков. Ну, я в них преступников не вижу, каждый может оступиться. Для меня это просто люди. Рассказываю им, что тут происходило, читаю Солженицына». Между домом директора школы Богушевой и домом учительницы Борисенко — пять километров разбитой дороги, буреполомский лес, волчьи тропы, река, магазин «У реки», вышки, автоматчики, здание, где живут пенсионеры-педагоги, колючая проволока, часовня с табличкой «Отряхайте ноги» и полусгнивший, но крепко стоящий барак.

ГУЛАГ. Самая постыдная страница истории СССР

В наше интересное время, когда на волне всё возрастающей ностальгии по советским реалиям забывают саму суть той эпохи, когда снова оправдывается парадигма превосходства государственного над человеческим, когда с придыханием повторяется знаменитое «принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой», когда принижается (а то и вовсе отрицается) трагедия Большого террора — самое время вспомнить, как всё было на самом деле. Чтобы потом не забывать.


Собственно, для этой цели и существует в Москве Государственный музей истории ГУЛАГа, основанный в 2001 году Антоном Владимировичем Антоновым-Овсеенко – известным историком, публицистом и общественным деятелем, в свое время прошедшим через сталинские лагеря как сын «врага народа». Первая экспозиция открылась в 2004-м в здании на улице Петровка, а в 2015-м переместилась в отреставрированный дом 1906 года в 1-м Самотёчном переулке.

Экспозиция посвящена истории возникновения, развития и упадка системы исправительно-трудовых лагерей, важнейшей составляющей государственной машины в 1930–50-е гг. В залах также представлены судьбы различных людей, ставших жертвами репрессивной политики и оказавшихся в заключении. Одна из главных задач постоянной экспозиции музея – высветить тему сохранения исторической памяти, обратить внимание не только на осмысление прошлого, но и на осознание задач завтрашнего дня.

1. Итак, попав в музей, посетитель первым делом видит целое собрание дверей, что довольно символично. Поскольку дальше, в окружении чёрных стен, создаётся полный эффект погружения в заключение. Пусть и современно оформленное.

2. Среди дверей многочисленных колоний и лагерей, есть одна вполне цивильная — из знаменитого дома на Котельнической набережной в Москве. Ведь в его строительстве также принимали участие заключённые.

3. Вот, так сказать, весь список.

4. Экспозиция музея под названием «ГУЛАГ в судьбах людей и истории страны» впервые позволяет увидеть подробную историю репрессивной системы СССР в период 1920-1950 годов, начиная с создания первых концлагерей и до их закрытия после смерти Сталина.

5. Двери эти из самых разных уголков страны — от Колымы до западных границ СССР.

6. Окно между мирами. Ведь неслучайно появилась фраза — «половина страны сидела, а вторая половина охраняла».

7. Вопреки распространённому мнению, ГУЛАГ начался вовсе не в период сталинского расцвета. Первые лагеря принудительных работ действовали на территории Российской республики с 1918 по 1923 год. То есть, фактически сразу после революции начались репрессии, направленные на изолирование классовых врагов советской власти. Тогда для «посадки» не требовалось даже обвинения — достаточно было иметь «неправильное» происхождение, быть интеллигентом, зажиточным крестьянином или просто несогласным. Презумпция виновности.

8. Специально для тех, кто думает, что советские концлагеря находились «где-то далеко» (Магадан, Воркута), музей подробно рассказывает о столичных местах заключения. Первые лагеря в Москве начали появляться осенью 1918 года.

9. Для их размещения использовались известные московские монастыри: Рождественский, Ивановский, Покровский, Новоспасский и Андрониковский. Разорённые и опустевшие обители очень быстро становились местами массового заключения. Всего в Москве насчитывалось 7 концлагерей. На 12 ноября 1919 года в них содержалось 3 063 человека. Сроки наказания заключённых были самые разные: от 1 — 3-х месяцев до пожизненного заключения, встречались и такие формулировки: «до исправления», «до окончания гражданской войны», «без указания срока».

10. А вот и СЛОН. Соловецкий лагерь особого назначения, расположенный на отдалённом острове в Белом море, функционировал по принципу самостоятельного государства. Заключённые полностью обеспечивали внутреннюю инфраструктуру, промышленную и хозяйственную деятельность. В лагере существовали собственные деньги, почта, телеграф, аэродром, железнодорожное сообщение.

11. За первые 7 лет существования лагеря число узников, среди которых было немало политзаключённых, выросло с 3 тысяч до 60 тысяч. Постепенно отдельные лагерные пункты, отделения, «командировки» и другие объекты СЛОНа заняли все острова Соловецкого архипелага и ряд пунктов на материке.

12. В 1933 году Соловецкий лагерь был закрыт, его имущество было передано Беломорско-Балтийскому ИТЛ. Некоторое время на острове располагался штрафной изолятор Белбалтлага, а после, с 1937 по 1939 – Соловецкая тюрьма особого назначения (СТОН).

13. Строительство Беломорско-Балтийского канала общей протяжённостью в 227 км с системой из девятнадцати шлюзов было закончено в рекордно короткие сроки, заняв в общей сложности менее двух лет. Неоправданно высокие темпы работ при полном отсутствии на начальном этапе строительства жилья, дорог, механизмов, автотранспорта, стоили здоровья и жизни многим подневольным строителям.

14. Вот так выглядели обозначения на их могилах.

15. Выдержки из воспоминаний Варлама Шаламова и Льва Гумилёва, от которых буквально стынет кровь. Вы только представьте эту невыносимую жизнь.

16. В музее много разнообразных интеракций. Например, вот такая карта, наглядно показывающая весь репрессивный процесс по годам и регионам. Так, в период массовых репрессий 1937-1938 года, вошедших в историю под названием «Большой террор», было арестовано более полутора миллионов человек. Около 700 тысяч из них были расстреляны, более 800 тысяч отправлены в лагеря. В разные годы ГУЛАГ находился в ведении ОГПУ, НКВД, МВД, МЮ. Полное название главного управления менялось в зависимости от входивших в его состав структурных подразделений.

17. Детали труда и быта зеков. Так как большинство лагерей располагалось в отдалённых, малозаселённых районах СССР, где наличие необходимых в быту вещей становилось огромной проблемой, то заключённые были вынуждены сами изготавливать ложки, миски, фляжки и котелки.

18. Тяжёлый подневольный труд, высокие производственные нормы, антисанитарные условия содержания и недостаточное питание заключённых способствовали высокой смертности узников сталинских лагерей. Во время Великой Отечественной войны положение было ещё более тяжёлым. Повышение производственных норм и снижение норм питания привело к резкому увеличению смертности. В 1942 -1943 годах смертность в ГУЛАГе возросла более чем в 5 раз по сравнению с довоенным 1940 годом. Пик лагерной смертности пришёлся на 1942 год, когда ежемесячно умирало в среднем более 30 тыс. человек. Всего за годы войны в сталинских лагерях умерло более миллиона человек.

19. А за всё время существования ГУЛАГа с 1930 по 1956 год в лагерях от голода и болезней погибло более двух миллионов человек.

20. Во многих исправительно-трудовых лагерях были организованы так называемые «дома младенцев», в которых содержались дети в возрасте до 2-4 лет. Одни были рождены в лагере, другие этапированы вместе с матерями. По закону, осуждённая мать ребёнка в возрасте до 1,5 лет могла оставить малыша у родственников или забрать с собой в тюрьму и лагерь. Если не было близких родственников, готовых заботиться о малыше, женщины нередко брали ребенка с собой. Во многих исправительно-трудовых лагерях открывались «Дома ребёнка» для детей, рожденных в лагере или приехавших вместе с осужденной мамой.

Выживание таких детей зависело от множества факторов, как объективных: географическое положение лагеря; его отдалённость от места жительства и, следовательно, длительность этапа; от климата, так и субъективных: отношение к детям сотрудников лагеря, воспитателей и медсестёр «Дома ребенка». Последний фактор зачастую играл главную роль в жизни ребёнка. Плохой уход за детьми со стороны персонала «Дома ребёнка» приводил к частым вспышкам эпидемий и высокой смертности, которая в разные годы варьировалась от 10% до 50%. Когда ребёнку, уцелевшему в лагере, исполнялось 4 года, его отдавали родственникам или отправляли в детский дом, где ему также приходилось вести борьбу за право жить.

21. В некоторых местах музея пол устлан гильзами. Всего их 700 тысяч.

22. А это шифровки по выполнению и перевыполнению репрессивного плана, адресованные Сталину. Однако, его смерть в 1953 году положила начало остановке этой адской машины.

27 марта 1953 года вышел Указ об амнистии, который освободил из лагерей и колоний более миллиона заключённых. Правда, осуждённые по политическим мотивам составляли среди них совсем незначительную часть. С 1953 по 1955 год в стране было закрыто более 300 лагерей и лагерных управлений, ликвидировано около 1700 колоний, сокращено свыше 250 тысяч работников лагерного сектора.

Освобождение политзеков началось в 1954 году и в основном завершилось к концу 1956-го. Возвратившиеся из лагерей узники ГУЛАГа сталкивались с множеством жизненных проблем. Они нуждались в отдыхе и лечении, трудоустройстве и жилье, пенсионном обеспечении и медицинском обслуживании. Вместе с радостью освобождения многим пришлось испытать горькое чувство отверженности и неполноценности, ведь были потеряны не только лучшие годы жизни, но также друзья, родные и близкие. Обретение воли далеко не всегда сопровождалось полной судебной реабилитацией. Для сотен тысяч бывших узников ГУЛАГа процесс восстановления прав, справедливости и доброго имени растянулся на долгие годы, продолжается он и в наши дни.

23. Ну а так выглядит документ-центр музея.

24. Здесь любой желающий при помощи сотрудников может отыскать информацию о своих репрессированных родственниках.

25. А дальше череда служебных помещений, куда посетителям вход строго запрещён.

26. Ведь именно здесь находится святая святых — архив.

27.

28.

29.

30. Ценнейшие документы хранятся обёрнутыми в специальную бескислотную бумагу, что позволяет им жить долгие годы.

31.

Вот такой музей. Настоятельно рекомендую там побывать.



Всё самое интересное и оперативное я публикую здесь, подписывайтесь:

     &nbsp

НУ И ДОБАВЛЯЙТЕСЬ В ДРУЗЬЯ!

95 лет назад декретом советской власти было положено начало ГУЛАГу

95 лет назад декретом советской власти были заложены основы печально знаменитого в будущем ГУЛАГа. Принудительный труд миллионов людей оказался неэффективен, а само слово стало нарицательным обозначением неправедного и страшного наказания.

События в Петрограде в октябре 1917 года привели к созданию на территории провозглашенной тогда Российской республики нового государства. Последовавшее за этим признание власти большевиков на просторах бывшей империи обнадежило руководство партии, что переход к новой власти будет сравнительно бескровным. Кроме того, разрушение старой, дореволюционной каторги было важным для новой власти, почти все лидеры которой оказывались на принудительных работах или в ссылке.

Романтика революции сказывалась и на политике: в конце 1917 года некоторые сражавшиеся на стороне мятежного генерала Краснова офицеры были отпущены большевиками под честное слово, что они не будут воевать с советской властью.

Однако первоначальные иллюзии быстро рассеялись.

Большевики начинают создавать свой карательный аппарат: уже в декабре 1917 года возникает Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совнаркоме республики. Первоначально у ВЧК не было полномочий на лишение свободы или тем более расстрел: они были приданы ей после начала кровопролитной Гражданской войны.

Декрет «О красном терроре», увидевший свет 5 сентября 1918 года, официально стал ответом на убийства наркома печати РСФСР В. Володарского и главы Петроградского ЧК М.С. Урицкого, а также на покушение на Ленина. Однако в нем говорилось о том, что «обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью» и что необходимо для этого изолировать «классовых врагов» в «концентрационных лагерях». Они возникли, правда, еще до появления декрета — летом 1918 года в Муроме и Арзамасе.

Красный террор был отменен (по крайней мере официально) в ноябре 1918 года, но новая власть без репрессивной машины обходиться уже не могла.

11 апреля президиума Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) принял декрет о лагерях принудительных работ, который вступил в силу 15 апреля 1919 года после публикации в «Известиях».

В нем говорилось, что «при отделах управления губернских исполнительных комитетов образовываются лагери принудительных работ». Согласно этому документу, туда должны были заключать лица и категории лиц, «относительно которых состоялись постановления отделов управления, чрезвычайных комиссий, ревтрибуналов, народных судов и других советских органов, коим предоставлено это право декретами и распоряжениями». Для управления ими было создано Центральное управление при Народном комиссариате внутренних дел (НКВД) по соглашению с ВЧК.

12 мая ВЦИК принял и подробную инструкцию о лагерях. Этот документ подробно описывает устройство лагеря, работу охраны, учет заключенных и их труда. Стоит обратить внимание, что в п. 35 этого документа было прямо заявлено: «Содержание лагеря и администрации при полном составе заключенных должно окупаться трудом заключенных».

Этот пункт весьма интересен: он позволяет истолковать создание лагерей при ВЧК не только как карательную меру для классовых врагов, но и как способ сбросить с трещащего по швам бюджета Советской России расходы на арестантов.

Не стоит также забывать о том, что труд (по крайней мере, для уголовных преступников) виделся одним из способов исправления преступников (так, например, А. С. Макаренко создавал трудовые колонии для несовершеннолетних правонарушителей).

Оценить масштаб побывавших в заключении в подобных местах сложно; французский историк Н. Верт приводит оценку репрессивных органов: в лагерях суммарно оказалось 76 тыс. заключенных. Это, конечно, не означает, что именно таким было количество людей, подвергшихся политическим репрессиям в годы Гражданской войны вообще.

В 1920-х годах символом системы стал Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), возникший в 1923 году. Заключенные там валили лес (который отправлялся на экспорт). В середине 1920-х численность узников СЛОНа не превышала 8000 человек, но после 1927 года стала расти.

Это стало следствием общего поворота советской политики. Впереди были глобальные потрясения советского общества — коллективизация, индустриализация, первые политические открытые процессы. По выражению французского историка Моше Левина, советское общество начала 1930-х превратилось в «общество зыбучих песков».

Однако пришедший к власти Иосиф Сталин рассматривал пенитенциарную систему как экономический инструмент.

Поэтому 11 июля 1929 года было принято постановление Совнаркома СССР об использовании труда заключенных за уголовные преступления. Согласно этому документу, предлагалось всех «осужденных к лишению свободы на три года и выше передавать впредь для отбывания лишения свободы в исправительно-трудовые лагеря…». В документе также прямо говорилось о «колонизации» северных районов (в частности, в Коми АССР) за счет заключенных.

7 апреля 1930 года для организации процесса было создано Управление исправительно-трудовых лагерей при Объединенном государственном политическом управлении (ОГПУ) СССР, которое 1 октября того же года было преобразовано в Главное управление лагерей (ГУЛАГ), ставшее печально знаменитым в дальнейшем.

В 1930-х годах через объекты ГУЛАГа, расположенные в Коми АССР, Мордовии, Магаданской области, Северном Казахстане и других регионах, прошли жертвы всех волн репрессивной политики советской власти: сначала раскулаченные, потом жертвы «большого террора», потом пострадавшие от ужесточения трудового законодательства, потом репрессированные народы.

Эффективность труда в системе ГУЛАГа была низкой: люди плохо работали из-под палки. Смертность, особенно в 1937–1938 годах — в годы «большого террора» — была очень высокой. Только в 1938 году только в лагерях, по данным самого ведомства (их в своей монографии «Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры» приводит историк О.В. Хлевнюк), умерли 90 546 человек (при том что эти цифры неполны).

Ужасы лагерей подробно описаны: пытки, голод, холод, невыполнимые хозяйственные планы, третирование со стороны уголовников (для политических заключенных), бессудные расстрелы были повседневностью узников ГУЛАГа.

Многим из них пришлось также пересиживать свои сроки: выход на свободу для бывших лагерников был затруднен.

Несмотря на то что хозяйственная неэффективность системы лагерей, в которых в конце 1930-х годов находилось по 1,5 млн заключенных в год, стала быстро понятна, систему начали сворачивать лишь после смерти Сталина в марте 1953 года. Тогда начались первые амнистии (сначала осужденным по бытовым статьям). Окончательно ГУЛАГ, ставший именем нарицательным не только в русском языке, прекратил свое существование в 1960 году.

При подготовке публикации использовались следующие материалы: Верт Н. История советского государства. М.: Весь мир, 2006. Декреты советской власти. Т. 5. М.: Издательство политической литературы. 1971. История сталинского ГУЛАГа, М.: РОССПЭН, 2004. Тт. 1, 2. Хлевнюк О.В. Хозяин Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М.: РОССПЭН, 2010.

Тёмная часть истории великого СССР. — отзыв о Государственный музей истории ГУЛАГа, Москва, Россия

12.09.2019
Мой день начался с лучей солнца за окном. Много дел, много разной информации в голове.
Я все ждала это 12 число, потому что Аня меня так заинтересовала музеем, его направлением. Это что-то новое => я должна это узнать, иначе я не я.
18:50. Я выхожу из метро и верным шагом иду к музею. Внутри легкая нервозность — тематика достаточно сложная и драматичная, а я — дама эмоциональная.
19:00. Я захожу в музей, беру с собой аудиогид, иду дорогой обычного человека, который идёт в музей и захожу….встречают меня двери. Я сажусь на лавочку и слушаю, как приятный голос мужчины вещает мне что-то странное (мне сначала так показалось). Двери….я начала их разглядывать и потом поняла — мы заходим и выходим из них. У них есть какая-то история => это то, что является чем-то сокровенным. Меня это впечатлило. Серьезно, никогда даже не могла подумать о том, что это имеет какой-то вес в жизни.
Дальше я пошла по лестнице вниз…много информации, красные ниточки, которые соединяют людей/страшные штуки/какой-то ужас…..
После всего этого «мероприятия» я решила послушать истории людей, которые мне показались симпатичны — после выхода из музея я поняла, что этл было ошибкой — каждая история полна эмоций — и это было прям маленький «ударом» для меня…столько людей, столько смертей, столько ужаса….
Я буду ни раз упоминать слова «ужас», «страх» и тд
Это так страшно!!! Когда ты просто хочешь мира, добра, счастья, но. ….этого нет.
Меня очень впечатлили истории людей, которые через это прошли, истории детей, которые были лишены родительской любви, тепла……
Так же на меня оказало большое впечатление помещение, где были 7012772817181991…187281 гильз — каждая убила человека…..ЗА ЧТО?! Зачем……они не виноваты, они просто жили-не тужили и на тебе «РАДОСТЬ»
А эти списки сколько убить, сколько посадить — ЖЕСТОКОСТЬ …. у меня до сих пор ком в горле от этих чисел
Но! я безумно была ОЧАРОВАНА бабушками и дедушками, которые делились своим прошлым. Если бы я встретила их в обычный день — никогда бы не поверила, что у них такая боль за плечами.
Они просто ПОКОРИЛИ мое сердце….

Хочу сказать всем, кто так долго и кропотливо трудился над созданием такого ШЕДЕВРА. ДА, именно ШЕДЕВРА. Вы большие молодцы!! Это должен знать каждый человек. И я невероятно рада, что мне удалось к этому прикоснуться. С удовольствием буду приходить снова и снова

Зачем Сталин послал комсомольцев в посёлки ГУЛАГа

Кампания по раскулачиванию населения, развернувшая в СССР в 30-е годы, подразумевала высылку зажиточных помещиков и их семей в отдалённые и труднодоступные районы страны, где не хватает рабочих рук для лесозаготовок или освоения земель. Их новое место жительства называлось специальными посёлками, позднее — трудовыми посёлками.

С 1931 года хозяйственным устройством и надзором за такими поселениями занималось Главное управление лагерей (ГУЛАГ). Внешне трудпосёлки походили на обычные деревни: высланные кулаки жили со своими семьями в обычных для тех мест домах, в посёлках были больницы, библиотеки, детские сады и школы.

Вопрос образования в трудпосёлках стоял особо, так как помимо ликвидации неграмотности, оно должно было заняться перевоспитанием населения в духе социализма. Но работа шла плохо, что с неудовольствием констатировали Сталин и Молотов в постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР  от 15 декабря 1935 года.

Помимо размещения классов в непригодных условиях, нехватки педагогических кадров и учебников, вождь пенял и на то, что «среди учителей очень мало членов партии и комсомольцев». Он поручил Наркомпросу в двухмесячный срок «полностью укомплектовать школы в трудпоселках проверенными кадрами». ЦК ВЛКСМ получил задачу командировать в трудпосёлки не менее сотни комсомольцев и срочно укрепить там пионерские организации, «учтя особые условия и значение политического воспитания детей трудпоселенцев».

При этом в постановлении за подписью Сталина и Молотова предписывалось брать в техникумы и вузы на общих основаниях детей, окончивших школы в тредпосёлках.

В Государственном архиве РФ хранится копия этого постановления, на который начальник ГУЛАГа Матвей Берман наложил резолюцию: «Срочно собрать данные со всех краев — где есть нужда в школах, в каких краях в первую очередь строить». Также он поручил «особо разъяснить» руководству трудпоселений пункты о пионерском воспитании «как имеющие особо важное значение для детей и молодежи трудпоселенцев — в целях их отрыва от родителей».

Веселая жизнь в сталинском ГУЛАГе

Музей истории политических репрессий Пермь-36. Фото: Николай Лосев/Flickr. Все права защищены.

Можно долго перечислять публикации о сталинском ГУЛАГе, но что мы знаем о жизни квир-людей в советских концлагерях? Это интервью знакомит с работой известного историка Дэна Хили, который проливает свет на то, как геи выжили в советском ГУЛАГе, на их дальнейшую жизнь и на различное отношение в СССР к геям и лесбиянкам.

Дэн Хили, профессор современной истории России в Оксфордском университете, исследовал историю гомосексуализма в царской и советской России, природу мужественности при социализме, проблемы сексуальных расстройств и сексуального насилия в СССР и историю медицины в Сталинский ГУЛАГ. Хили является автором единственной опубликованной монографии по истории гомосексуализма в России: «Гомосексуальное влечение в революционной России: регулирование сексуального и гендерного инакомыслия».

Кирилл Гуськов пообщался с Дэном Хили после презентации его последней книги: «Русская гомофобия от Сталина до Сочи».

Что мы знаем о геях/квирах в ГУЛАГе? Кто они?

Из архивов ФСБ и общедоступных судебных материалов нам известно, что заключенными-гомосексуалистами в ГУЛАГе в основном были мужчины в возрасте от 25 до 50 лет, большинство из которых были городскими жителями. Известно также, что 30% этих мужчин имели какое-то отношение к культуре и искусству: работали в театрах или библиотеках, занимались литературой. Остальные 70% составляли работники физического труда и «белые воротнички».Это дает вам как бы снимок состава группы лиц, отбывающих наказание за гомосексуальность по статье 154-а УК РСФСР.

Половые отношения между мужчинами наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет, а сексуальные отношения между мужчинами с применением насилия или подчинением одной стороны другой наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Героями вашей книги были не только лица, арестованные по статье 154-а.Вы говорите о гомосексуальных отношениях между заключенными, осужденными за другие преступления. Что мы знаем об этой второй категории?

Последняя книга Дэна Хили: Русская гомофобия от Сталина до Сочи.

Во-первых, мы должны быть осторожны, когда говорим о том, что значит быть гомосексуалистом в ГУЛАГе. Мы не знаем наверняка, были ли проанализированные заключенные на самом деле геями или лесбиянками, или они просто приспособились к определенной культуре. Трудно говорить об этом без каких-либо личных историй, которые могли бы дать представление о том, что думали эти люди.

Во-вторых, могу сказать, что однополые отношения существовали в тюрьмах во все времена и во всех странах. Мы должны помнить, что в большинстве пенитенциарных систем мужчины и женщины не живут в одном помещении. Так что в такой системе всегда есть люди сексуально активного возраста, которые попытаются вступить в однополые отношения. Они существовали в России так же, как и везде.Мы знаем об этом из «Мертвого дома» Достоевского, «Путешествия Чехова на Сахалин» и многих других дореволюционных мемуаров. Были и однополые отношения между женщинами: эти отношения были задокументированы в 1920-х годах советским криминалистом Михаилом Гернетом.

Как лагерная охрана относилась к этим двум категориям заключенных?

По-разному, но я хочу ответить на ваш вопрос, говоря сначала о другом. Мы до сих пор не знаем, почему Сталин решил ввести уголовную ответственность за гомосексуальность. Есть две теории по этому поводу. Первое касается социальной чистки городов, второе — что у Сталина были политические причины, связанные с вопросом национальной безопасности. Советские лидеры опасались, что гомосексуальные группы могут заключить договор с Германией или другими державами, чтобы дестабилизировать СССР.

Мы можем, однако, предложить косвенное объяснение политического характера решения. Известно, что в 1933 году глава советской охранки Генрих Ягода написал письмо Сталину, в котором сообщил, что «гомосексуалистов арестовывают, но мы поняли, что у нас нет статьи, по которой их можно было бы обвинить.Мы думаем, что они планируют заговор». У геев были свои группы, и это раздражало советское правительство. Также «аутинг», публичное раскрытие информации о сексуальной ориентации геев, в атмосфере общественной гомофобии может стать потенциальным риском шантажа со стороны иностранных спецслужб.

Политическая трактовка этого «преступления» послужила причиной суровости приговоров по ст. 154-а, так как «политическими» считались «социально враждебные» заключенные советской лагерной системы.С гомосексуалистами обращались еще строже, чем с заключенными, осужденными по статье 58 (антиреволюционная деятельность), так как всем было известно, что «политические» обвинения часто фабрикуются. Это позволяет сделать вывод, что осужденные по статье 154-а были низшими из низших в пенитенциарной системе, хотя с преступниками-гомосексуалистами обращались менее жестко, особенно при Сталине.

К гомосексуалистам относились даже жестче, чем к осужденным по ст. 58 (антиреволюционная деятельность)

Вторая причина жестокости к геям связана с общественной гомофобией.Агенты ОГПУ/НКВД (так в разное время называли советскую тайную полицию), милиция и другие органы, занимавшиеся этими делами, точно знали, за какое «преступление» они арестовывают гомосексуалистов. Они боялись и ненавидели арестованных или, по крайней мере, относились к ним враждебно.

Здесь есть еще один немаловажный фактор: мы знаем, что Сталин лично поправил проект закона в 1934 году, добавив оговорку о том, что минимальный срок должен составлять три года. Людей с приговором менее трех лет отправляли в исправительные колонии на «социальную коррекцию».Обычно их можно было найти в европейской части России и вблизи городов, а их сокамерники были «социально близкими» и должны были стать к концу срока образцовыми советскими гражданами. Но геи не попали в эту категорию. Их отправляли в лагеря в отдаленные уголки страны и с нечеловеческими условиями. Сталин как бы подавал «знак»: «Они низшие из низших, их нельзя реформировать».

Какому жестокому обращению они подверглись?

Заключенных-гомосексуалистов унижали как физически, так и психологически, изолировали от других заключенных, заставляли пользоваться отдельными туалетами и кухонным оборудованием.Они также иногда подвергались изнасилованию. Здесь насильник, игравший активную роль, не считался геем: он был человеком, утверждающим свою власть над «деградировавшим элементом». Однако у нас очень мало документов этого периода, и нет доступа к тем, которые могли бы дать нам больше информации. «Политические» были в основном образованными людьми, оставившими после себя мемуары. «Обычные» уголовники не были образованными людьми и мало стремились писать автобиографии.

Что вы знаете о других типах гей-отношений в ГУЛАГе? Известно ли что-нибудь о тюремных охранниках, например?

Певец Вадим Козин.Источник: Википедия. Всеобщее достояние.

Ответить на эти вопросы практически невозможно, потому что мало кто даже из самых образованных узников ГУЛАГа оставил какие-либо письменные документы, учитывая гомофобию советского общества и всепоглощающий страх населения. Когда бывшие заключенные начинали писать о гей-отношениях в ГУЛАГе, они всегда говорили о них как о чужом опыте, а не о своем. Певец Вадим Козин провел в лагерях пять лет, с 1945 по 1950 год, осужден частично по статье 154-а, частично по статье 58 (за антисоветские высказывания во время войны).Случай Козина интересен тем, что он оставил дневник, который вел всю свою сознательную жизнь, и часть его, записи за 1955-1956 годы, опубликована.

Но даже Козин не говорит о своих гомосексуальных переживаниях, если они у него были, в лагерях. Он пишет о «гомосексуалистах в театре», то есть «о них», а не обо мне. Козин работал в своем местном театре с пианистом по имени Кабанов, которого он описывает как «высокого красивого мужчину». Когда они гастролировали по Сибири, Кабалов всегда находил нового «друга».Затем в дневнике Козина записан разговор между ним, Кабановым и третьим, натуралом, где Кабалов открыто говорил о своей сексуальности. Козина, конечно, поразила эта откровенность, как видно из его дневниковой записи.

Вы пишете в своей книге, что самые открытые геи в лагерях принадлежали к «криминальному» населению. Что вы имеете в виду под этим?

Мемуары, написанные о гомосексуалистах в лагерях, в основном о уголовниках. У нас меньше воспоминаний о представителях интеллигенции, потому что они считали свою сексуальную и романтическую жизнь частной и не подлежащей «показухе».Они также просто стыдились своей сексуальности. Руководство тюрьмы «любило» преступников и особо не вмешивалось в их деятельность. Из сочинений Солженицына и Шаламова мы знаем, что свободы у них было довольно много: они могли целыми днями играть в карты в своей казарме и посылать своих рабов на работу. Это была не универсальная ситуация, но довольно распространенная.

Могут ли, например, геи и лесбиянки держаться за руки, чтобы никто не беспокоился об этом?

Я бы сказал, что никто не стал бы возиться по этому поводу, потому что «мужская» половина пары имела бы нож и могла защищаться.В некоторых мемуарах рассказывается о целых бараках лесбиянок, которые вместе работали парами и «контролировали», так сказать, ситуацию. Иногда эти пары делили работу между собой: «женщина» готовила и убирала, а ее «мясной» партнер занимался валкой деревьев. Также известно, что защита от зрелого, опытного партнера была большим преимуществом для молодой женщины. Младший партнер в гомосексуальных отношениях иногда становился более женственным и даже брал женское имя, и аналогичное развитие могло иметь место в лесбийских отношениях.

Стало ли общество более гомофобным после закрытия ГУЛАГа?

Сложный вопрос. С одной стороны, из лагерей возвращалось много «видимых» геев. С другой стороны, 1950-е и 1960-е годы были годами, когда средний советский гражданин стал уделять больше внимания своей личной жизни. Люди бежали из коммуналок в жилые массивы. И что мы видим? Я заметил, что в Ленинградской области люди понимали, что некоторые из их соседей состоят в гомосексуальных отношениях, но не обращали на это внимания: это была просто чужая личная жизнь.В 1988-1989 годах я привез в Ленинград группу американских туристов. Нашим гидом был Саша, высокий блондин с несколькими слоями макияжа на лице. Он красил лицо прямо перед нашим экскурсионным автобусом, рассказывая нам о достопримечательностях города. Туристы были, конечно, просто поражены.

Что стало с гомосексуалистами после освобождения из лагерей? Могут ли они быть открыты в Москве?

В Москве нет, но в других местах обязательно! Вопрос скорее в том, насколько успешно они могли «сойти» за противоположный пол, когда они, например, курили или имели типичные мужские или женские стрижки, одежду и так далее. После 1953 года, года смерти Сталина, врачи и люди из администрации ГУЛАГа стали открыто говорить об этом на различных конференциях.

Наказывали ли людей за гомосексуальные отношения в ГУЛАГе?

Это было, но у нас очень мало свидетельств того, что с ними произошло, потому что соответствующие документы хранятся в лагерных архивах, которые депонированы в своеобразной многослойной матрешке архивов ОГПУ-НКВД. Возьмем, к примеру, педиатра Титова, который в 1930-е годы сидел в Соловецком лагере (из которого вырос весь ГУЛАГ) на Крайнем Севере России.Насколько я помню, его осудили по статье 154-а, но потом дали еще 10 лет за то, что он был пойман «на месте преступления» в лагере. Подобные примеры есть в разных мемуарах.

Подобные вещи происходили на протяжении всего советского периода по разным причинам, в том числе политическим. Одним из известных случаев был случай с кинорежиссером Сергеем Параджановым, которого несколько раз арестовывали и сажали в тюрьму за гомосексуальность, первый раз в 1948 году.

Хорошо известно, что в политической и культурной элите сталинской эпохи были геи и бисексуалы.Можно ли сказать, что для элиты был один закон?

Дэн Хили. Источник: history.ox.ac.uk

В этом смысле СССР ничем не отличался от других стран. Да, к представителям элиты относились иначе, чем к простой толпе, потому что их ценили за другие их таланты. Но был еще один фактор. У Сталина определенно были проблемы с талантливыми людьми. Его отношения с кинорежиссером Сергеем Эйзенштейном и композитором Дмитрием Шостаковичем показывают, что, как только кто-то становился всемирно известным, его уже нельзя было отправить в ГУЛАГ, хотя некоторых, например, известного ботаника и генетика Николая Вавилова и писателя Исаака Бабеля, делал исключения из правил.Логику Сталина не всегда было легко понять. Эйзенштейн был бисексуалом (мы знаем это из многочисленных источников), но Сталин его не трогал. Возможно, на него был компрометирующий материал. На Вадима Козина точно был компромат; НКВД взяло его под наблюдение. Они знали, что он околачивался с молодыми людьми в Москве. Отель «Метрополь», где он жил, что было, конечно, неосторожным поступком.

Имеются ли доказательства наказания за гомосексуальность рабочих, крестьян и других групп, не входящих в состав интеллигенции?

Хороший вопрос, но у нас недостаточно информации по этому вопросу, чтобы говорить об этом.Никто из них не вел дневников и не писал мемуаров. Когда историки, интересующиеся историей ЛГБТ-сообщества, попадут в архивы, они смогут найти какой-то материал: об этом уже начали писать исследователи из Беларуси, Украины, Грузии и Латвии, но пока они находятся на ранних стадиях их поиски.

Почему вокруг всего этого не было ни общественного форума, ни кампании в СМИ? Это была бы легкая мишень для разжигания ненависти и сплочения людей вокруг своего лидера и партии.

Думаю, они работали над этим сценарием. Документ, проливающий свет на ваш вопрос, был обнаружен в 1990-х годах. Это письмо, написанное в 1934 году, с заголовком: «Открытое письмо московских и харьковских гомосексуалистов господину Маринусу ван дер Люббе». Ван дер Люббе был голландским коммунистом, которого нацистское правительство Германии обвинило в поджоге Рейхстага в том же году. Он также был известен как активный гомосексуал. Письмо, похоже, на самом деле было провокацией со стороны ОГПУ, призванной оправдать аресты геев в интересах национальной безопасности.

В другом письме Сталину ОГПУ предлагало более суровые приговоры за публичные проявления гомосексуализма и плату за секс между мужчинами. Сталин выделил слово «публичный» и зачеркнул весь абзац. Это наводит меня на мысль, что публичное обсуждение этого вопроса было бы крайне пагубно для советского престижа. В архиве тогдашнего генерального прокурора СССР Андрея Вышинского есть еще один документ 1939 года, в котором говорится об организации показательного процесса, но этого не произошло, потому что это было бы политически нецелесообразно.

Значит, Сталин беспокоился о престиже?

Да, конечно, особенно в годы до 1939 года, когда СССР искал друзей и пытался стать принятым мировым сообществом через Лигу Наций и переговоры с европейскими державами, чтобы избежать войны с Германией. Если Сталин не заботился о престиже своей страны, зачем ему в 1936 году создавать чисто декоративную Конституцию? Эта конституция утверждала, что СССР был самым демократическим государством в мире, с нормальными, цивилизованными законами.И в любом случае публичные суды были скорее исключением, чем правилом: людей просто тихо арестовывали и все.

Я посмотрел данные о людях, заключенных в тюрьму за гомосексуальность. Их было не так много. Некоторые избежали ГУЛАГа?

На это есть ряд причин. В других странах закон также не всегда приводил к действиям. Кроме того, у советских служб безопасности было достаточно забот, чтобы не искать гомосексуалистов для ареста.

Был ли спрос «снизу»?

Мы не знаем. В одном документе сталинской эпохи (обнаруженном историком Ириной Ролдугиной) говорится о том, что когда в 1932-1933 годах открытые геи в Ленинграде предлагали завязать отношения с гетеросексуалами, последние отвечали насилием и агрессией. Также известен случай, когда матросы-геи и гетеросексуалы подрались друг с другом. Но систематических исследований публичной гомофобии не проводилось.

Почему лесбиянки не подлежат судебному преследованию?

Это вопрос сравнительного гендерного отношения.В большинстве стран никогда не вводились законы против лесбиянства, потому что женщины традиционно ограничивались частной сферой и находились под контролем своих мужей. Сталин и его окружение не одобряли женскую эмансипацию: например, в Политбюро не было ни одной женщины. Я думаю, что для Сталина гомосексуальность был «мужским» вопросом, связанным с национальной безопасностью.

Сталин и его окружение не одобряли женскую эмансипацию: в Политбюро не было ни одной женщины так они меньше рисковали.Я также думаю, что Сталин и его соратники тоже считали, что хороший «присмотр» со стороны мужчины излечит их от любых лесбийских наклонностей.

Как вы нашли свои источники? С какими трудностями вы столкнулись?

Я не собирался изучать гомосексуальность в ГУЛАГе. Мой проект должен был быть о здоровье и медицинском обслуживании в ГУЛАГе. Но моя первоначальная работа была посвящена гомосексуализму, так что я сразу смог проникнуть в эту область. Я называю эту способность «странным взглядом на архив». Я нашел важные документы о гомосексуализме, работая над своей первоначальной темой.Иногда люди присылали мне материал: они знали обо мне, потому что я опубликовал несколько статей на эту тему.

Анна Баркова. Источник: bessmertnybarak.ru

С какими трудностями я столкнулся? Как говорится, «чем больше спешки, тем меньше скорость». Я думаю, что когда мы говорим о гомосексуализме, а особенно когда ты иностранец, ты не можешь просто пойти в архив и напрямую попросить материал на эту тему. Большинство российских архивистов, кроме всего прочего, не имеют четкого представления о том, что там находится.Они верят описям, которые были сделаны много веков назад. И последнее, что вам нужно немного воображения и сравнительного подхода. Я спрашивал себя: «Куда бы смотрели немцы и американцы?» Когда я проводил исследование здоровья, я брал интервью у людей, наблюдавших за гомосексуальными отношениями. Они были очень старые.

Как они отреагировали? Изменилось ли их выражение?

Нет. Я думаю, что когда тебе за 80 в России, тебе наплевать. Я брал интервью у врача в Канаде, работавшего в Магаданской области с 1949 по 1989 год, и она, не спросив меня, описала венерические заболевания в лагерях, где находились лесбиянки.И она использовала специфические термины, которые сейчас прозвучали бы для канадских ушей довольно гомофобно: «Произойдут все виды сексуальных извращений» и так далее. Но затем она сказала: «Сегодня, конечно, мы будем использовать другой, более позитивный язык для описания лесбиянок и геев». Впервые она услышала о гомосексуализме во время войны, когда училась в медицинском институте. Потом она рассказала мне, как она понимает гомосексуальность: для нее это биологическая ошибка. Она считает, что некоторые мужчины становятся гомосексуалистами под влиянием «настоящих» геев.Это довольно распространенное отношение к гомосексуализму среди образованных советских врачей и специалистов.

Принесли ли ваши исследования что-то неожиданное или шокирующее, или вселили ли вы какую-то надежду?

Моим источником вдохновения стали истории людей, которым удалось выжить. Одной из них была открытая поэтесса-лесбиянка Анна Баркова. Она была осуждена по политическому обвинению и с 1930 по 1966 год трижды попадала в тюрьму и выходила из нее, другими словами, всю свою взрослую жизнь. История Вадима Козина тоже трагична: певцу до конца жизни отказывали в разрешении заниматься своей профессией.С другой стороны, его дневники описывают мир без гомофобии, мир, в котором будет уважаться человеческое достоинство. И это вселяет в меня оптимизм.

Как жертвы ГУЛАГа советских времен формируют благосостояние

Районы, окружающие бывшие ГУЛАГи, в которых проживал более высокий процент так называемых «врагов народа» — богатых и образованных, — теперь стали богаче и воспользовались человеческим капиталом тех бывших заключенных, которые остались в этом районе.

Результаты были раскрыты в новой статье, написанной доктором Пьером-Луи Везиной с факультета политической экономии Королевского колледжа Лондона и доктором Герхардом Тэйвзом из Новой экономической школы.

Исследователи заявили: «Мы утверждаем, что образование, переданное от вынужденно перемещенных врагов народа их детям и внукам, отчасти объясняет процветание населённых пунктов России.

«Нашу работу можно рассматривать как естественный эксперимент, определяющий долговременное существование высшего образования и его влияние на долгосрочное процветание.К сожалению, это также подчеркивает, как жестокие действия сумасшедших могут определять путь развития местности на протяжении многих поколений».

Система ГУЛАГа привела к тому, что более 11 миллионов человек были заключены в тюрьмы и вынуждены работать в лагерях, расположенных по всему Советскому Союзу, и эта практика сохранялась почти 40 лет после русской революции 1917 года.

Враги народа составляли около 30 процентов заключенных. В результате в ГУЛАГе было более образованное население, чем в остальной части СССР.В 1939 году доля узников ГУЛАГа с высшим образованием составляла 1,8%, что в три раза выше, чем в целом по Советскому Союзу, согласно советской переписи того же года.

Когда после смерти Иосифа Сталина в 1953 году начался демонтаж системы ГУЛАГа, многие бывшие заключенные остались в районах, близких к местам их заключения, потеряв социальные и семейные связи со своими бывшими домами.

В последующие десятилетия эти районы вокруг ГУЛАГов, в которых была выше доля врагов народа, сегодня богаче, если судить по заработной плате и прибыли фирм, а также количеству ночных огней на душу населения — показателю богатства.Потомки врагов народа тоже более образованны.

Прочитайте исследование полностью здесь. Вы можете прочитать краткое изложение исследования в The Economist здесь.

Вращающаяся дверь сталинского ГУЛАГа на JSTOR

Абстрактный

Мемуарная литература свидетельствует о том, что ГУЛАГ Иосифа Сталина был в основном населен политическими заключенными и что освобождение из-под стражи происходило крайне редко. В этой статье Гольфо Алексопулос отмечает, что большинство узников ГУЛАГа представляли собой преступников, которые в огромных количествах ездили по сталинским трудовым лагерям и колониям.Она утверждает, что ГУЛАГ сформировал динамическую систему, в которой большинство заключенных приходили и уходили, и использует крупнейшее разовое сталинское освобождение заключенных ГУЛАГа, чтобы разоблачить движение и напряжение этой вращающейся двери. Удивительно, но сталинская амнистия произошла вопреки возражениям руководства НКВД и несмотря на большую цену для системы ГУЛАГа; Закон не был разработан для решения проблемы послевоенной нехватки рабочей силы, уменьшения переполненности учреждений или удаления менее продуктивных заключенных. Скорее, послевоенный исход заключенных представлял собой политический акт, который соответствовал сталинской уголовной практике, когда большинство заключенных перемещались по лагерям на велосипеде, связывая мир ГУЛАГа с обществом в целом.

Информация о журнале

Славянское обозрение — международный междисциплинарный журнал, посвященный изучению Восточной Европы, России, Кавказа и Центральной Азии в прошлом и настоящем.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих мировых исследовательских институтов, лауреата 81 Нобелевской премии.Издательство Кембриджского университета согласно своему уставу стремится как можно шире распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому спектру предметных областей, как в печатном виде, так и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими академическими изданиями в своих областях, и вместе они образуют один из наиболее ценных и всесторонних исследовательских корпусов, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Забытые жертвы: Детство и советский ГУЛАГ, 1929–1953 | Маккиннон

Аннотация

В этом исследовании рассматривается один из аспектов истории ГУЛАГа, который лишь в последние годы стал предметом научных исследований, — опыт детей, чьи родители были арестованы или сами оказались в лагерях. Сначала рассматривается положение тех, кто был истинными «детьми ГУЛАГа», родившимися либо в тюрьме, либо в лагерях.Во-вторых, в статье рассматриваются дети, оставшиеся после ареста их родителей и родственников во время сталинского террора 1930-х годов. Те, кто остался без чьего-либо желания или возможности взять их, оказались в детских домах или оказались сами по себе, быстро взрослея и справляясь со взрослыми ситуациями и обязанностями. В-третьих, исследование сосредоточено на молодых людях, которые сами оказались в ГУЛАГе либо из-за своих связей с арестованными членами семьи, либо из-за самостоятельных действий, противоречащих сталинской «законности», и рассмотрены пути их молодежь сформировала свой опыт ГУЛАГа и свои стратегии выживания.Влияние гулаговского детства было глубоким как для отдельных людей, так и для советского общества в целом. Миллионы детских жизней разорвал сталинский террор; они не только потеряли близких и друзей, но также столкнулись с социальной стигматизацией, политической и экономической маргинализацией и скомпрометированными возможностями продвижения по службе и безопасности. Для некоторых, чьи родители были реабилитированы, это принесло некоторую норму, и они почувствовали, что государство искупило себя и их семьи.Но для других это способствовало процессу отчуждения, который закончился политическим инакомыслием и эмиграцией. Любая история постсталинского общества должна учитывать тот факт, что ГУЛАГ коснулся не только тех, кто отбывал срок в лагерях и колониях, но и детей, которых они оставили. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, в какой степени опыт детей ГУЛАГа определял социальные модели в последние десятилетия советского режима и, в частности, реакцию на усилия Горбачева по реформированию.

В России идет битва за память о советских репрессиях

Дата выдачи:

В ноябре, незадолго до 30-летия распада Советского Союза, российские власти приняли решение о закрытии одной из старейших и влиятельнейших общественных организаций страны «Мемориал», которая занималась сохранением памяти о сталинских репрессиях. Несмотря ни на что, историки группы полны решимости продолжать борьбу за раскрытие архивов советских спецслужб.Репортаж Елены Волошиной из FRANCE 24 с иллюстрациями Софии Возной.

Тридцать лет назад, 25 декабря 1991 года, ушел в отставку президент СССР Михаил Горбачев. Это был конец советской империи, просуществовавшей почти 70 лет, и он был последним из лидеров, служившим под красным флагом серпа и молота.

С 1929 года до своей смерти в 1953 году эту должность занимал Иосиф Сталин, ответственный за уничтожение от 3 до 20 миллионов, по разным оценкам, своих сограждан.

Считается, что только за два года Большого террора, 1937 и 1938 годы – внесудебные суды «тройки», было расстреляно около 750 000 человек. Между тем, по оценкам, более 18 миллионов человек были отправлены в концентрационные лагеря ГУЛАГа, где многие из них умрут от голода, холода, болезней и истощения от принудительного труда.

ГУЛАГ — сокращение от Главного Управления Лагерей: Центральное Управление Лагерей. Слово стало названием целой системы, описанной русским писателем Александром Солженицыным в его шедевре «Архипелаг ГУЛАГ».

Когда в 1991 году распался СССР, были частично открыты архивы НКВД — советских спецслужб, предков КГБ и сегодняшней ФСБ России. Этот шаг дал историкам надежду на то, что, наконец, можно будет пролить свет на самые темные часы прошлого.

Но вскоре снова опустилась пелена тайны. В 2015 году постановлением ФСБ личности сотрудников НКВД, подписавших приказы о депортации и расстреле, были объявлены государственной тайной.

8 декабря 2021 года научный сотрудник общественной организации «Мемориал» Сергей Прудовский не смог добиться раскрытия этой тайны Верховным судом РФ.

Сам «Мемориал» был объявлен российским государством «иностранным агентом» в 2014 году и в настоящее время является объектом процедуры ликвидации.

По мере того, как на тех, кто борется за раскрытие подробностей преступлений сталинизма и, в частности, имен преступников и жертв, растет давление, российские группы гражданского общества заявляют, что Кремль возвращается к методам советской эпохи, со всей мощная секретная служба, интересы государства превалируют над правами и свободами личности, а также сообщения о систематических пытках в российской пенитенциарной системе – наследнице ГУЛАГа.

Иллюстрации Софии Возной.

Смотрите другие выпуски нашего сериала, посвященного 30-летию распада Советского Союза:

Старые добрые времена? В России преобладают позитивные чувства к Сталину

Грузинская постсоветская православная церковь: культурный и самобытный тяжеловес

«Декоммунизация» Украины и падение советских символов

Постсоветская Эстония: от колхозов к цифровой электростанции

Враги народа | VOX, Портал политики CEPR

Никакой пощады этим врагам народа, врагам социализма, врагам трудящихся! Война на смерть против богатых и их прихлебателей, буржуазной интеллигенции; Война с жуликами, бездельниками и хулиганами!
Ленин, 1917

«Врагами народа» были миллионы художников, инженеров, менеджеров и профессоров, которые считались угрозой для советской власти.Вместе с миллионами других неполитических преступников их отправили в исправительно-трудовые лагеря, разбросанные по всему Советскому Союзу, которые нобелевский лауреат Александр Солженицын (1973) назвал архипелагом ГУЛАГ. Хотя этот мрачный эпизод в истории человечества был освещен Солженицыным и подробно описан историками (например, Хлевнюк 2004, Эпплбаум 2012), мало экономических исследований было посвящено пониманию его последствий для развития.

Недавние исследования показывают, что система ГУЛАГа постоянно влияла на распределение городского населения по территории бывшего СССР (Михайлова, 2012), а также на политические предпочтения (Капелко и Маркевич, 2014) и уровень доверия (Николова и др.2019) в долгосрочной перспективе. Михо и др. (2020) также предполагают, что этнические депортации в сталинскую эпоху привели к распространению социальных норм. Однако долгосрочные последствия ГУЛАГа для развития, а точнее переселения врагов народа, еще не изучены.

В нашем исследовании (Toews and Vézina 2021) мы изучаем долгосрочные последствия насильственного переселения врагов народа на результаты развития регионов ГУЛАГа в России.

ГУЛАГ и его наследие

Нападки на образованную элиту, коллективное обращение к ним как к «врагам народа» и призывы к их тюремному заключению восходят к началу русской революции 1917 года. Десять лет спустя Сталин начал расширение системы ГУЛАГа. С 1929 года до смерти Сталина в 1953 году около 11,3 миллиона заключенных (Wheatcroft 2013) прошли через 474 лагеря, предназначенных для различных видов экономической деятельности, таких как лесоводство, горнодобывающая промышленность, производство или сельское хозяйство. На рис. 1 показано распределение лагерей по Советскому Союзу в 1939 и 1952 гг., в период окончания и пика ГУЛАГа.

Рисунок 1 Лагеря и количество заключенных в системе советского ГУЛАГа

Примечания : Кружки пропорциональны количеству заключенных в лагерях.Данные предоставлены Государственным архивом Российской Федерации (ГАРФ) и Мемориалом.

Враги народа составляли около 30% заключенных. В результате в ГУЛАГе было более образованное население, чем в остальной части СССР. В 1939 году доля узников ГУЛАГа с высшим образованием составляла 1,8%, что в три раза выше, чем в целом по Советскому Союзу, согласно советской переписи того же года.

Одним из таких врагов народа был экономист Николай Кондратьев, известный своим вкладом в теорию деловых циклов.В 1930 году его отправили в лагерь ГУЛАГ в Суздале, к северо-востоку от Москвы, так как его экономические теории не соответствовали партийной линии. В течение нескольких лет ему удавалось проводить исследования в заключении, но в конце концов он был казнен во время Большого террора 1938 года. Всего через год Йозеф Шумпетер предложил называть длинные экономические циклы волнами Кондратьева.

После смерти Сталина в 1953 году лагеря начали закрываться, но многие бывшие узники остепенились и продолжили работать на тех же промышленных объектах.В отчете 1983 года Стивен Коэн, влиятельный историк России, объясняет, почему большинство узников ГУЛАГа остались после освобождения во время массового освобождения 1956–1957 годов:

 “ Миллионам других выживших просто некуда было вернуться. Годы заточения разрушили все, что связано с «домом» — семью, карьеру, имущество, свое душевное и физическое здоровье. .. Некоторые ссыльные уже создали новые семьи с другими ссыльными и свободными супругами, что привязывало их к отдаленным местам; а некоторые зэки и ссыльные, лишенные альтернативы, выработали сильную психологическую привязанность к местам своего длительного заключения.Таким образом, миллионы выживших предпочли остаться, теперь уже в качестве свободных граждан и оплачиваемых служащих, в огромном регионе разрушенной империи ГУЛАГа… Действительно, так много людей сделали это, что их освобожденное присутствие резко изменило демографический, социальный и политический характер нескольких бывшие административные центры ГУЛАГа.. ».

Поскольку враги народа часто оставались в своем лагерном городке после падения ГУЛАГа, их принудительное переселение могло иметь устойчивые последствия, возможно, за счет передачи человеческого капитала из поколения в поколение.Мы находим, что уровни высшего образования действительно сохранялись из поколения в поколение. Результаты недавнего опроса домохозяйств показывают, что сегодня внуки врагов народа чаще других получают высшее образование, как и их родители (рис. 2).

Рисунок 2 Потомки врагов народа более образованны, как и их родители

Примечания : правая столбчатая диаграмма показывает долю лиц, имеющих хотя бы какое-то высшее образование, среди лиц, считающих себя внуками врагов народа, и сравнивает ее с этой долей среди других.Выборка состоит из 19 341 человека в странах бывшего СССР в 2016 году. Это показывает, что внуки врагов чаще имеют высшее образование. Гистограммы слева показывают долю матерей и отцов или детей врагов народа, имеющих хотя бы какое-то высшее образование. Все гистограммы создаются с использованием весов выборочных опросов. Источник данных: исследование «Жизнь в переходный период», 2016 г.

Известный российский стендап-комик Руслан Белый также в интервью объясняет, чем отличаются потомки врагов народа.Он объясняет, почему после гастролей, объездивших все уголки страны, Магадан является его третьим любимым городом. Сначала он описывает «очень воспитанную публику, которая смеется над тонкими шутками, которые люди в обычных городах не очень понимают», а затем объясняет, что это происходит потому, что Магадан был окружен лагерями ГУЛАГа, где находились представители интеллигенции. отправили в». А после отбытия наказания просто остались в Магадане. Поэтому с точки зрения человеческих ресурсов это оказался очень крутой город».

Длительный эффект врагов народа

Чтобы выяснить, привело ли переселение врагов народа к лучшим результатам местного развития в долгосрочной перспективе, мы погрузились в Государственный архив Российской Федерации в Москве и собрали данные о типах преступлений, совершенных заключенными ГУЛАГа, что позволило нам измерить долю врагов народа в каждом из 79 лагерей в России в 1952 году, в конце и пике ГУЛАГа. Затем мы сопоставили расположение лагерей с ближайшими фирмами, используя набор данных, охватывающий все российские фирмы в 2018 году, СПАРК-Интерфакс.

В нашей статье мы показываем, что в 2018 г. среди фирм, расположенных в радиусе 30 км от бывших ГУЛАГов, те, которые расположены вблизи лагерей, где проживало больше врагов народа, платят более высокую заработную плату и получают более высокую прибыль на одного работника.

На рис. 3 показано, как этот эффект отражается и в показателях ночного освещения на душу населения, что является косвенным показателем экономического развития (Henderson et al., 2012). Переход из города рядом с ГУЛАГом, где враги народа составляли 19% заключенных, т. е. в среднем по лагерям в 1952 г., в город рядом с лагерем с 47%, или увеличение на одно стандартное отклонение от среднего, увеличивает на душу населения на 58%, прибыль на одного работника на 65%, а средняя заработная плата на 22%.

Рисунок 3 Доля врагов народа по отношению к ночным огням на душу населения в ГУЛАГе

Примечания : Разброс показывает соотношение между долей врагов в лагерях в 1952 г. и количеством ночных огней на душу населения в пределах 30 км от лагерей в 2015 г. Каждый круг представляет собой область радиусом 30 км вокруг лагеря и размер кругов пропорционально количеству заключенных в лагере. Сплошная линия показывает линейность, а заштрихованная область показывает 95% доверительный интервал. Районы вблизи лагерей с более высокой долей врагов имеют более яркие ночные огни на душу населения в 2015 г. доступны Группе наблюдения Земли и Национальному центру геофизических данных NOAA. Данные о населении взяты из сетки населения мира от SEDAC.

Мы также показываем, что ни экономическая деятельность в ГУЛАГе, ни благоприятные географические характеристики не предсказывают долю врагов народа в разных лагерях, предполагая, что эффект создается врагами самого народа.В самом деле, враги народа могли быть размещены в более продуктивных регионах с лучшей почвой, в лагерях ближе к производительным городам с квалифицированной рабочей силой или в областях, требующих высокой квалификации или капиталоемких видов деятельности, которые сами по себе предсказывают долгосрочное процветание. Данные показывают, что это не так, как и исторический нарратив. Этот аргумент приводят, например, Эрц (2008), а также Хлевнюк (2003), которые пишут, что «главной целью Большого террора с самого начала было объявлено физическое уничтожение врагов, а не их использование в качестве дешевый труд, дешевая рабочая сила. .. Политические мотивы террора взяли абсолютный приоритет над экономическими».

Последствия для роли образования в развитии

Предоставляя данные о долгосрочном влиянии врагов народа на развитие, наша статья вносит свой вклад в литературу о долгосрочной устойчивости, особенно в той ее части, которая посвящена человеческому капиталу и росту. Роль человеческого капитала в содействии росту лежит в основе экономических исследований, однако этот эффект было трудно выявить в разных местах.Многие из последних работ основаны на исторических природных экспериментах. Роча и др. (2017), например, показывают, что конкретные регионы Бразилии, где высококвалифицированные иммигранты обосновались примерно в 1900 году благодаря политике, спонсируемой государством, сегодня имеют более высокий уровень образования и доход на душу населения. Дроллер (2018) показывает, что европейские поселенцы повысили уровень грамотности и способствовали индустриализации аргентинских округов. Хорнунг (2014) показывает, что в конце 17 века в Пруссии текстильные фирмы в районах, принимавших квалифицированных гугенотов из Франции, продемонстрировали рост производительности. Чен и др. (2020) показывают, что насильственное переселение 16 миллионов выпускников средних школ в отдаленные деревни Китая во время Культурной революции Мао Цзэдуна привело к дополнительному обучению сельских детей, которые столкнулись с образованной, отверженной молодежью.

Наша статья вносит свой вклад в эту литературу о долгосрочном влиянии образованных мигрантов не только тем, что раскрывает дело врагов народа, но и представляет собой естественный эксперимент, посредством которого образованные мигранты не выбирают миграцию самостоятельно, а скорее принудительно расселены по локациям квазислучайным образом.

Заключение

Спустя более 60 лет после смерти Сталина и распада ГУЛАГа районы вокруг лагерей, в которых была выше доля врагов народа, сегодня богаче, что подтверждается заработной платой и прибылью фирм, а также ночными огнями в расчете на одного человека. на душу населения. Мы утверждаем, что образование, переданное от вынужденно перемещенных врагов народа их детям и внукам, отчасти объясняет процветание на местах России. Нашу статью можно рассматривать как естественный эксперимент, определяющий долговременное существование высшего образования и его влияние на долгосрочное процветание.К сожалению, это также подчеркивает, как жестокие действия сумасшедших могут определять путь развития местности на протяжении многих поколений.

Каталожные номера

Эпплбаум, А (2012), ГУЛАГ: история советских лагерей , Penguin Books Limited.

Chen, Y, Z Fan, X Gu и LA Zhou (2020), «Прибытие молодых талантов: движение вниз и сельское образование в Китае», American Economic Review 1 10(11): 3393–3430 .

Коэн, С. Ф. (1983), Социальные аспекты десталинизации, 1953-64, Заключительный отчет Национальному совету советских и восточноевропейских исследований.

Дроллер, Ф. (2018 г.), «Миграция, состав населения и долгосрочное экономическое развитие: данные поселений в пампасах», The Economic Journal.

Эрц, С. (2008 г.), «Понимание ГУЛАГа: анализ и интерпретация функции сталинской системы лагерей», Рабочий документ PERSA № 50.

Хендерсон, Дж. В., А. Сторейгард и Д. Н. Вейл (2012 г.), «Измерение экономического роста из космоса», American Economic Review 102(2): 994-1028.

Hornung, E (2014), «Иммиграция и распространение технологий: диаспора гугенотов в Пруссии», American Economic Review 104(1): 84–122.

Капелько, Н. и А. Маркевичи (2014 г.), «Политическое наследие архипелага ГУЛАГ», доступно по адресу SSRN 2516635.

Хлевнюк, О. (1995), «Цели Большого террора, 1937–1938», в Советская история, 1917–53 , Пэлгрейв Макмиллан.

Хлевнюк, О. (2004), История ГУЛАГа: от коллективизации до Большого террора Анналы коммунизма , издательство Йельского университета.

Михо, А., Ярочкин А. и Журавская Е. (2020), «Распространение гендерных норм: свидетельства сталинских этнических депортаций», доступно в SSRN.

Михайлова Т. (2012), «ГУЛАГ, Вторая мировая война и долгосрочные модели роста советских городов».

Николова М. , Попова О. и Отрачшенко В. (2019), «Сталин и истоки недоверия», Дискуссионные документы IZA 12326.

Роча, Р., Ферраз С. и Соарес Р. Р. (2017), «Сохранение и развитие человеческого капитала», Американский экономический журнал: прикладная экономика 9(4): 105–36.

Солженицын, А (1973), Архипелаг ГУЛАГ, 1918-56: эксперимент в литературоведении.

Тэйвз, Г. и П.Л. Везина (2021 г.), «Враги народа», Рабочий документ РЭШ w0279, Новая экономическая школа (РЭШ). Обновленная версия доступна здесь.

Уиткрофт, С.Г. (2013), «Большой террор в исторической перспективе: отчеты статистического отдела следственных органов ОГПУ/НКВД», в Дж. Харрисе (ред.), Анатомия террора, Oxford University Press .

Экономика принудительного труда: Советский ГУЛАГ

Автор (ов): Григорий, Пол Р.
Лазарев, Валерий
Reviewer (ы): Harrison, Mark

Опубликовано EH. NET (июль 2004 г.)

?

Пол Р. Грегори, Политическая экономия сталинизма: свидетельства из советских секретных архивов . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2003. xi + 308 стр. 90 долларов США (ткань), ISBN: 0-521-82628-4; 32 доллара (бумага), ISBN: 0-521-53367-8.

Пол Р. Грегори и Валерий Лазарев, редакторы, Экономика принудительного труда: Советский ГУЛАГ . Стэнфорд, Калифорния: Hoover Institution Press, 2003. xvii + 212 стр. 15 долларов (мягкая обложка), ISBN: 0-8179-3942-3.

Проверено для EH.NET Марком Харрисоном, факультет экономики Уорикского университета.

В 1945 году победа союзников в Европе открыла для расследования архивы гитлеровской Германии. При поддержке американской и британской групп по исследованию стратегических бомбардировок ряд талантливых молодых экономистов, включая Джона Кеннета Гэлбрейта и Николаса Калдора, потратили годы на изучение записей за двенадцать лет.Результаты их работы включали новаторские исследования политической экономии Третьего рейха.

Советское государство распалось в 1991 году. Его экономическое управление было на порядок сложнее, чем в нацистской Германии, и просуществовало многие десятилетия. Это представляло гораздо большую загадку для западной социальной, политической и экономической мысли. Записи, которые он оставил, гораздо более полны. Но экономисты почти не участвуют в их эксплуатации, большая часть которой предоставлена ​​социальным и политическим историкам.

Пол Грегори — один из небольшой группы, продвигающей экономические исследования в российских архивах; Другая крупная фигура на моей стороне Атлантики — Роберт У. Дэвис. На протяжении большей части последнего десятилетия Грегори вел эту работу в сотрудничестве с русскими и другими представителями Запада. Обе рецензируемые книги используют это исследование для изучения советской экономики и ее институтов при Сталине. Монография Грегори, Политическая экономия сталинизма , обобщает ее, чтобы сделать учебник для экономистов и экономически настроенных историков. Том «Экономика принудительного труда », изданный им совместно с Валерием Лазаревым, объединяет серию новых архивных исследований по конкретной теме — роли трудового принуждения в советской экономике.

С методологической точки зрения наиболее важным общим стремлением обеих книг является расширение области экономического анализа. Традиционно западные экономисты-советологи рассматривали советскую экономику как состоящую из двух сфер. Одной из них была сфера «целенаправленной» деятельности, направленной на максимизацию технологических целей независимо от затрат, т.е.грамм. строят спутники. Другой была сфера экономической деятельности, направленная на получение максимальной экономической выгоды, т.е. создание холодильников (например, Berliner 1976, стр. 506-9). Казалось очевидным, что экономический анализ может пролить больше света на последнее, чем на первое. Одним из основных вкладов новых исследований было распространение экономического анализа на советское централизованное принятие решений в отношении принятия и выполнения основных технологических и институциональных задач, включая коллективизацию, форсированную индустриализацию, основы централизованного планирования и развитие ГУЛАГа. архипелаг.Выясняется, что это также была «экономическая деятельность» в том смысле, что все игроки искали выгоду того или иного рода, а затраты, которые они были готовы нести или возлагать на других, зависели от частных ставок.

Первый, Политическая экономия сталинизма . Аргументация книги выглядит следующим образом. В главе 1 Грегори спрашивает, должны ли мы рассматривать взлет и падение советской экономики с точки зрения «жокея или лошади?» Что важнее: качества и решения отдельных лидеров (жокей) или их институциональный контекст и ограничения (лошадь)? Он приходит к выводу, что это в значительной степени ложное различие: советская командная экономика способствовала диктатуре, и те, кто выбрал себя для диктатуры, склонны соответствовать определенному типу.Таким образом, «жокей и лошадь не выбираются независимо» (с. 21). Никто не мог бы превзойти Сталина в руководстве, если бы он не был еще более сдержанным, хитрым и жестоким, чем сам Сталин. В главе 2 Грегори продолжает утверждать, что появление командной системы во главе со Сталиным было в значительной степени неизбежным следствием большевистской революции. Определяющим событием стало решение о коллективизации крестьянского хозяйства в 1929 г., призванное устранить нарастающий кризис сбыта зерна.Грегори утверждает, что этот кризис был в значительной степени результатом государственной политики, но эта политика не была результатом какого-либо непонимания экономики. Скорее, государственная политика преследовала большее накопление, чем крестьянство и рыночные силы были готовы допустить, и тогда Сталин отреагировал на отмену рынка и подчинение крестьянства непосредственно государству.

Глава 3 описывает пять «принципов управления» нового сталинского государства, которое Грегори определяет как командную систему, основанную на коллективном хозяйстве и принудительной индустриализации; подавление взглядов, расходившихся с генеральной линией партии; слияние правящей партии с государством; запрещение фракций и подчинение групп интересов всеобъемлющим интересам партии-государства; и Сталин как личный диктатор, уполномоченный разрешать споры между высшими руководителями. В результате на Сталина возложили поразительную нагрузку; поскольку он имел право принимать арбитры по всем важным решениям и выбирать то, что было важно, в результате агенты более низких уровней передавали ему огромное количество невыбранных мелочей. Грегори называет это «проклятием диктатора». Хотя он и был против этого, Сталин предпочел его альтернативе, которая могла оставить его в стороне от решений, которые впоследствии могли оказаться значимыми.

Учитывая диктатуру, каким диктатором был Сталин? В главе 1 Григорий выделяет различные типы диктаторов: доброжелательный, собственнический (т.е. «неподвижный бандит» Олсона), эгоистичный или тот, кто держит кольцо. Сталин, который появляется из следующих глав, не является благожелательным, в основном собственническим, иногда эгоистичным, а иногда и держащим кольцо, когда ему это было выгодно. Стационарный бандит наиболее отчетливо проявляется в главе 4, посвященной сути сталинской экономической политики. Здесь Грегори описывает модель максимизации инвестиций при наличии унаследованного основного капитала и рабочей силы, прилагающей усилия при «справедливой» оплате труда. Он обосновывает эту модель двумя вещами: известной одержимостью Сталина накоплением и его бдительной заботой о недовольстве рабочих, вскрываемом архивами.Тайная полиция следила за моральным духом рабочих и хорошо информировала Сталина. Сталин контролировал это недовольство двумя способами: локально, перераспределяя товары народного потребления, когда казалось, что признаки недовольства становятся критическими, и, когда недовольство становилось всеобщим, сокращая инвестиции. Хотя Сталин мог максимизировать объем инвестиций таким образом, однако он не мог сделать их эффективными, и история того периода изобилует решениями, которые кажутся катастрофическими, когда дело доходит до детального распределения.

Главы с 5 по 9 касаются, соответственно, долгосрочного планирования в центре, противоречий между центральными плановиками и промышленными министерствами, оппортунистического поведения внутри министерств, процесса планирования внутри министерств и осуществления финансового контроля. Грегори предполагает, что долгосрочные планы были в первую очередь политическими и мотивационными инструментами, направленными на смещение акцента и баланса сил в советских институтах путем изгнания противников и предоставления другим возможности продемонстрировать лояльность.Когда долгосрочные планы разбивались на операционные цели для каждого сектора, ответственность за их выполнение приходилось делегировать, и это открывало возможности для преследований ведомственных и личных интересов. Это легло в основу переговоров о многолетнем плане. Поскольку сами производители контролировали жизненно важную информацию о потребностях и достижениях, в результате сталинский плановый орган, Госплан, неоднократно конфликтовал с промышленными министерствами не только по поводу реальных потребностей и поставок, но и по поводу информации.Сталин сохранял лояльность и относительную правдивость Госплана только за счет того, что он оставался небольшим и незаинтересованным в выполнении планов. Даже в этом случае Госплану пришлось пойти на компромисс с промышленностью, например, оставив центральные планы в высокой степени агрегированными; это дало отрасли контроль над исполнением в деталях.

Детальное распределение в то время регулировалось в основном внутриминистерскими решениями. Это был момент, когда централизованное руководство и требования эффективности потеряли большую часть своего влияния. Министерское планирование было в значительной степени ретроспективным, а планы обычно оставались предварительными; они редко доводились до финальной стадии официального подтверждения, что облегчало их пересмотр.Подробное изучение процесса принятия решений в главном управлении металлургии показывает, что, пока приказы и информация мотались вверх и вниз по министерской иерархии, все проявляли характерные формы оппортунизма. От нижестоящих каждый чиновник требовал неукоснительного выполнения приказов, торгуясь и скрывая ресурсы от вышестоящих. Реальное распределение произошло на уровне намного ниже запланированного; больше усилий ушло на обеспечение поставок, чем на организацию производства.Лояльность и личное продвижение шли рука об руку; продвижение отдельных лиц требовало все большего числа должностей высокого уровня, что удовлетворялось постоянным продвижением субминистерских организаций до министерского статуса. Независимо от их личного профиля, все министерские чиновники вели себя примерно одинаково по отношению к своим вотчинам. Наконец, в формировании мотивов оппортунизма деньги были важнее, чем считалось, не обязательно для личного обогащения, но для облегчения пути к выполнению плана, а финансовый контроль был хаотичным.

Завершает Григорий ретроспективой всей советской эпохи, включая крах 1991 года. Внутренняя логика системы сводилась к принуждению. «Предельная концентрация исторической власти не была исторической случайностью» (стр. 252). «Основатели системы… ясно понимали… что предприятия надо принуждать, если ресурсы распределяются административно. Системе пришлось ждать более пятидесяти пяти лет, чтобы появился диктатор, не понимающий этого основного принципа» (с.256). Создается впечатление, будто вина за развал СССР лежит на Горбачеве. Однако Грегори также утверждает, что система принуждения не только концентрировала власть; это также лишило диктатора критериев для принятия эффективных решений и лишило тех, кто был ниже его, какой-либо мотивации к эффективности. Плохая информация и плохая мотивация сочетались со сложностью, которая увеличивалась со временем, и отдачей, которая уменьшалась до точки невозврата.

Более подробно о принуждении в советской экономике освещает вторая рецензируемая книга «Экономика подневольного труда» .Эта книга является результатом сотрудничества редакторов Григория и Валерия Лазаревых и нескольких российских ученых; есть также вклады другого американца, британца и немца, поэтому состав персонажей действительно многонационален. Роберт Конквест дает краткое предисловие, после которого во введении Григория излагаются основные линии исторического развития ГУЛАГа (главное управление исправительно-трудовых лагерей МВД СССР, НКВД, позже МВД). Эта информация, в основном уже известная, обеспечивает контекст для последующих глав.В 1920-е годы на севере Соловецких островов существовал только один советский исправительно-трудовой комплекс. Первый большой подъем произошел с коллективизацией крестьянского хозяйства, которая бросила в плен сотни тысяч зажиточных крестьянских семей; ГУЛАГ был создан в 1930 году, чтобы справиться с внезапным притоком. После этого вербовка стала крупным бизнесом, и к началу 1950-х годов было около 2,5 миллионов каторжных рабочих, в основном занятых в лесном хозяйстве, горнодобывающей промышленности и строительстве; они составляли значительную долю рабочей силы в этих секторах, но никогда не превышали примерно 3 процентов от общей численности рабочей силы, включая сельскохозяйственных рабочих, и меньше этой суммы с точки зрения стоимости национального продукта.К концу ГУЛАГ сформировал сложную функционально-производственную отраслевую структуру; он нанимал «свободно нанятых» гражданских лиц в большом количестве и сдавал многих своих заключенных в аренду гражданским работодателям; в нем нанимали охранников в соотношении от одного до десяти сокамерников, но многие из охранников сами были сокамерниками.

За введением следуют три обзорные главы, пять тематических исследований и заключительные замечания Валерия Лазарева. Глава 2 Андрея Соколова «Принудительный труд в советской промышленности» дает часто упускаемый из виду контекст с точки зрения механизмов более широкого советского рынка труда. Здесь важно то, что рост ГУЛАГа был частью более широкого процесса, который к концу 1930-х годов в значительной степени заменил другие стимулы принуждением. Государственные служащие теперь столкнулись с драконовскими наказаниями в виде тюремного заключения и принудительных работ за опоздания, незначительные прогулы и несанкционированные отъезды; они оставались в силе до смерти Сталина. Декреты военного времени устанавливали еще более строгие меры наказания за нарушения со стороны работников оборонной промышленности и транспорта. Эти законы широко нарушались, но все же за двенадцать лет было вынесено пятнадцать миллионов приговоров, в том числе миллион заключений в ГУЛАГе от трех до десяти лет.Таким образом, они были главными сержантами по набору в трудовые лагеря. Это также иллюстрирует факт, который не получил широкого признания: хотя население ГУЛАГа было меньше, чем иногда предполагали западные наблюдатели, в нем также была высокая текучесть кадров, многие из которых попадали в систему на относительно короткие периоды времени, прежде чем вернуться в общество.

В главе 3 Олег Хлевнюк дает краткий обзор политических поворотных моментов в истории ГУЛАГа и переходит к рассмотрению двух вопросов об эффективности принудительного труда.Он показывает, что власти ГУЛАГа постепенно теряли веру в полезность мобилизации человеческих масс на неквалифицированную работу под дулом пистолета; принудительный труд становился все более механизированным и квалифицированным и даже начал привлекать заработную плату. Шел процесс «превращения рабов в крепостных» (с. 57). Хлевнюк также ставит под сомнение роль принудительного труда в развитии в том смысле, что проекты, в которых он использовался, оценивались по себестоимости, но эта стоимость была намного выше, чем их истинная ценность для общества.«Многие проекты, построенные заключенными, было трудно или почти невозможно построить с помощью свободных рабочих, но нужно ли было их строить вообще?» (стр. 64). Беломорско-Балтийский канал и Байкало-Амурская магистраль не были бы предприняты в условиях рыночной экономики не потому, что рыночная экономика лишена «преимуществ» социализма, а потому, что они никогда не принесут прибыли ни при каком строе.

Алексей Тихонов анализирует «Конец ГУЛАГа» в главе 4. В 1953 году, в течение трех месяцев после смерти Сталина, начальник МВД Лаврентий Берия освободил полтора миллиона заключенных, 60 процентов узников ГУЛАГа.Тихонов указывает, что это не могло быть подготовлено в одночасье. Фактически, элементы внутри МВД хотели положить конец растущим финансовым потерям ГУЛАГа, а также были встревожены высоким уровнем рецидивизма. Видя, что ГУЛАГ не работает ни с точки зрения эксплуатации, ни с точки зрения реабилитации, они пытались свернуть его с 1949 года, предлагая преобразовать большую часть лагерной рабочей силы в ссыльных рабочих, «свободно нанятых», хотя и несвободных. дома. По иронии судьбы первые реформаторы сами стали жертвами после смерти Сталина.

Следующие пять глав охватывают более конкретные аспекты, связанные с принудительным трудом в Норильске (Леонид Бородкин и Симон Эрц), на Дальнем Востоке (Дэвид Нордландер), снова в Норильске (Эрц), проект Беломорско-Балтийского канала (Михаил Моруков) и Карелия (Кристофер Джойс). Некоторые моменты: опыт дальневосточных лагерей иллюстрирует постоянное противоречие между возможностями эксплуатации подневольных рабочих и требованиями их содержания. Карельские лагеря показывают экспериментальный процесс, посредством которого власти узнали масштабы и пределы эксплуатации принудительного труда.Проект Беломорско-Балтийского канала изначально рассматривался как история «успешного» завершения, и это стимулировало иллюзорные ожидания на будущее. Руководители ГУЛАГа в результате охотно взялись за строительство Норильска, потому что недооценили риски и трудности, которые возникнут. Операция в Норильске помогла развеять иллюзии относительно легкости, с которой можно манипулировать заключенными и принуждать их к снабжению. «Прибыльная» эксплуатация принудительного труда оказалась недостижимой целью.Со временем власти разуверились в безудержном принуждении и суровых наказаниях и все больше обращались к положительным стимулам, включая повышение заработной платы и досрочное освобождение в обмен на дополнительные усилия.

Оба тома, которые я рассмотрел здесь, используют методологию социальных наук. Повествование обеспечивает фон, но не является центральным элементом. Альтернативные гипотезы формулируются и проверяются неформально. Стандарты доказательств и доказательств отличаются от тех, которые обычно доступны в традиционной прикладной экономике.Есть рисунки и таблицы, но нет больших наборов количественных данных и почти нет регрессий. Основная масса свидетельств носит качественный характер: указы, меморандумы, приговоры, письма, отчеты о беседах и анекдоты. Аргумент идет в основном с помощью иллюстрации. Это характерно для новой институциональной экономической истории, связанной с написанием таких фигур, как Дуглас С. Норт и Авнер Грейф. В настоящее время не ясно, что кто-то может сделать лучше.

Возможная критика обеих книг состоит в том, что, хотя очевидно, что исходные материалы являются новыми, не так ясно, что выводы всегда новы.Приведу пример из каждой книги: Грегори считает, что основной целью долгосрочных планов была мотивация, но Эжен Залески (1971, стр. 291) также пришел к выводу, что основная роль этих планов заключалась в том, чтобы действовать как «видение будущего». рост.» Несколько участников Экономика принудительного труда отмечают удивительную важность положительных стимулов для обеспечения усилий со стороны заключенных, которые, по-видимому, были совершенно бессильны и чья резервная заработная плата была, по-видимому, близка к нулю; но то же самое было сказано ранее Расмой Карклинс (1989).Действительно, в первых главах своей книги « Архипелаг ГУЛАГ » Александр Солженицын (1974) представил расширенный анализ трудовой экономики лагерей, основанный на анекдоте и мемуарах; стимулы, которые он описал, сильно отличаются от тех, которые подчеркиваются в рассматриваемой в настоящее время работе, и было бы интересно увидеть обсуждение возможных причин такого расхождения. Сказав это, не может быть никаких сомнений в том, что общий уровень доказательной детализации и экономического анализа в настоящих работах значительно превосходит все, что было доступно до сих пор.

У этих книг есть и другие общие черты. В них есть что-то, что бросит вызов каждому. Оба издания предполагают некоторые базовые знания по истории России и СССР и будут с большим интересом прочитаны специалистами и отличниками. Историки могут обнаружить, что им необходимо переосмыслить исторические проблемы с точки зрения имеющихся экономических возможностей. Экономистам придется решать незнакомые институты и необычные проблемы; в прошлом году я использовал Политическая экономия сталинизма в качестве учебника для студентов-экономистов, которые были в восторге от возможности мыслить нестандартно Micro 101.Как преподаватель экономики и экономической истории я считаю, что эти книги указывают на новые направления в изучении советской экономики, которые имеют интересные параллели с новым мышлением в экономической истории и политической экономии, связанным с такими учеными, как Грейф и Дарон Асемоглу. Они будут сильно влиять на то, как мы преподаем и проводим исследования в будущем.

Таким образом, если вы хотите узнать больше о том, куда движется советская экономическая история, я настоятельно рекомендую вам прочитать эти захватывающие новые книги.Институт Гувера щедро предоставил бесплатный доступ к полному тексту The Economics of Forced Labor ; URL-адрес:

http://www-hoover.stanford.edu/publications/books/gulag.html.

Ссылки: Berliner, Joseph S. 1976. Инновационное решение в советской промышленности . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Карклинс, Расма. 1989. «Организация власти в советских трудовых лагерях». Советские исследования , 41:2, стр. 276-297.

Солженицын Александр.1974. Архипелаг ГУЛАГ, 1918-1956 . Том 1. Лондон: Коллинз/Фонтана.

Залески, Эжен. 1971. Планирование экономического роста в Советском Союзе, 1918-1932 . Чапел-Хилл, Северная Каролина: University of North Carolina Press

Марк Харрисон — профессор экономики Уорикского университета и почетный старший научный сотрудник Центра российских и восточноевропейских исследований Бирмингемского университета.