Содержание

ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1917-1960

Библиографическое описание

ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1917-1960 / Сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров. — М.: МФД, 2000. — (Серия «Россия. XX век. Документы»). — 888 с.; ISBN 5-85646-046-4.

Тип материала документальный сборник (1160)
Название издания ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1917-1960 (1)
Описание

Сборник документов, составленный по хроникально-тематическому принципу, дает представление о возникновении и развитии в СССР репрессивной системы и ее центрального аппарата — Главного управления лагерей. Публикуются доку­менты ВЦИК, ЦИК СССР, СНК-СМ СССР, регламентирующие деятельность ИТЛ, а также документы ОГПУ-НКВД-МВД и МЮ СССР, отражающие организационную структуру, статистические данные, режим и производственную деятельность всех исправительно-трудовых учреждений страны. Основная часть представленных документов была прежде недоступна исследователям.

Сведения об ответственности Сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров
Место издания Москва (823)
Издательство МФД (14)
Год издания 2000 (41)
Физическая характеристика 888 с.
Серия Россия. XX век. Документы (14)
ISBN 5-85646-046-4
Исторический период 1922-1941. Межвоенный период (230)
1945-1953. Послевоенные годы (62)
Тематические коллекции ГУЛАГ (10)
Тематика Советские спецслужбы — ВЧК-ОГПУ-НКВД — ГУЛАГ (1399)
Советские спецслужбы — ВЧК-ОГПУ-НКВД — ГУЛАГ — Беспорядки и массовые волнения в лагерях в 1930-1950-х годах (149)
Советские спецслужбы — ВЧК-ОГПУ-НКВД — ГУЛАГ — Производственная деятельность (14)
Советские спецслужбы — ВЧК-ОГПУ-НКВД — ГУЛАГ — Режим и условия содержания заключенных (142)
Советские спецслужбы — ВЧК-ОГПУ-НКВД — ГУЛАГ — Численность и состав населения ГУЛАГА (73)
Новые поступления 2020-08 (54)

Малое кольцо московского Гулага | izi.

TRAVEL

МЦК (Московское центральное кольцо) было запущено 10 сентября 2016 года. К годовщине этого события мы подготовили тур, рассказывающий об истории тех мест, по которым пролегают железнодорожные пути. С середины 30-х годов здесь была развернута целая сеть «исправительно-трудовых» лагерей. Эта тема почти не изучена. О результатах своих архивных исследований рассказывает Евгений Натаров. Подробные справки об этих и других лагерях в Москве и Московской области 1920-х – 1950-х годах будут опубликованы на сайте «Это прямо здесь. Топография террора».

Станции Малого кольца Московской железной дороги, которое было преобразовано в МЦК, с начала XX века использовались для перевозки заключенных. Рядом с ним открывали лагеря военнопленных, несколько крупных заводов рядом с этой железной дорогой были построены заключенными, еще на нескольких заключенные работали. Еще в начале века Малое кольцо использовалась для этапов из московских тюрем.

Таким образом, кольцо позволяет увидеть историю московских лагерей с начала XX века до 1950-х годов.

Лагеря строившего канал Москва–Волга Дмитлага находились на окраинах и пригородах тогдашней Москвы. Один из них с 1946 года называется Краснопресненской пересыльной тюрьмой. Сейчас это СИЗО №3. Главный корпус тюрьмы хорошо виден из поезда между станциями Хорошево и Шелепиха (это здание – на обложке тура).

Осенью 1942 — весной 1943 годов на тех заводах, где до войны были литейные цеха, НКВД организовал производство минометных мин, а восстанавливали заводы и работали в цехах заключенные открытых при заводах лагерей. 

С окончанием войны лагеря стали открываться там, где строили жилые дома для крупных советских чиновников и военных. Один из таких лагерей в Москве находился в строящемся доме на площади Гагарина, у Нескучного сада. Благодаря его заключенному Солженицыну это самый известный московский лагерь.

В конце 40-х годов началось строительство на тогдашней юго-западной окраине города. Для главной стройки этого времени было создано «Управление Строительства Особого района», которое строило университетский комплекс на Ленинских горах. Один из лагерей управления и сейчас хорошо виден из Лужников, поскольку он находился на 23 этаже главного здания МГУ и имел соответствующее расположению название «Высотный». Помимо высотки МГУ, заключенные строили высотку на Котельнической набережной.

Доступные сведения о заключенных не позволяют подсчитать их общее количество за время существования московских лагерей. Данные о заключенных в лагерях разных управлений относятся к разному времени, поэтому невозможно установить и общее количество заключенных на какую-то дату. Например, 15 мая 1951 года всего в лагерях Управления исправительных лагерей Московской области находилось 23 033 человек. Эта цифра не учитывает заключенных других лагерных управлений, лагеря которых также находились на территории Москвы и Московской области: Курьянстроя — строившего люблинские очистные сооружения и Марковского ИТЛ – строившего Северную водопроводную станцию у Долгопрудного.

 К 1954 году большая часть лагерей в Москве и у ее границ была закрыта, а лагерное кольцо расположилось в 25 километрах от города, где заключенные Баковлага строили базы противовоздушной обороны.

Источники фотографий: архив общества «Мемориал», ГАРФ, pastvu.com (подробнее на topos.memo.ru).

 

 

#репрессии

В Музее истории ГУЛАГа открыт сад — Российская газета

Необычный сад открыт в Музее истории ГУЛАГа. Он воссоздает часть Ботанического сада на Соловецких островах и создает новую историю Сада памяти о жертвах ГУЛАГа. Сад придуман как три круга памяти. Первый — Центральный круг. Или место раздумий у сторожевой вышки, привезенной из уцелевшего лагеря «Днепровский» под Магаданом.

На одной из четырех «ног» вышки висит «будильник» — кусок рельса. Он в четыре часа утра будил заключенных лагерей на работу. Второй круг — «Соловецкие лабиринты». По их принципу вымощены дорожки в саду. Камни для них привезены с Соловецких островов. Природа и назначение лабиринтов ученым не до конца ясны, а датируются они трех-, пятитысячелетней давностью. И, наконец, третий — Большой круг — окаймляет двор деревьями и кустарниками, завезенными из разных мест ГУЛАГа и выходит в город, к людям.

В саду зеленеют сосны из Карелии и Коми. Вечнозеленая хвоя дала саду мемориальную концепцию. Тут по всем трем кругам растут кедровый стланик из Магадана, лиственница с Колымы, клены и рябины из подмосковной Коммунарки и Урала, березы и сосны из Сибири и Архангельска, снова клен с острова Лисий в Японском море, где была женская колония, карагач из Казахстана — ростки памяти из многих лагерей ГУЛАГа.

Тут растут стланик и лиственница с Колымы, клены из Подмосковья, рябины с Урала, березы из Сибири

Особый уголок сада — дощатый ангар, построенный в 1925 году на Соловках для лагерного гидросамолета, а теперь выставочный зал. Вместе с садом здесь открыта выставка «Археология Дальстроя». Кирки, лопаты, ломы, тачки, койки с панцирной продавленной сеткой, печные заслонки — предметы жизни и работы на Победу на Чукотке и Колыме, где трест «Дальстрой» добывал золото и уголь в обмен на помощь по ленд-лизу в годы войны. Через эти лагеря с 1932 по 1953 год прошли 859 911 заключенных. 121 256 из них погибли.

Едва сад открылся, в Музее истории ГУЛАГа опять зреет обновляемая концепция сада — вырастить его таким же уникальным, каким был знаменитый Ботанический сад на Соловецких островах.

«Это будет не ГУЛАГ»: ФСИН предлагает отправлять заключённых в трудовые лагеря

Директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Калашников предложил активнее использовать заключенных на крупных объектах, где не хватает рабочей силы и задействованы трудовые мигранты. Об этом он сообщил на координационном совете уполномоченных по правам человека в Красноярске.

По словам Калашникова, почти треть сегодняшних заключенных имеют право заменить наказание на исправительные работы. При этом глава ФСИН подчеркнул, что «это будет не ГУЛАГ», а «новые достойные условия», при которых заключенные будут «получать достойную зарплату».

«В настоящее время с учетом нашего законодательства среди лиц, которые содержатся [в исправительных учреждениях], — это 482 тыс. человек, порядка 188 тыс. имеют право на такое исполнение наказания, как принудительные работы. Недавно Владимир Владимирович [Путин] встречался с руководителями азиатских регионов: Таджикистан, Узбекистан. Речь шла о том, как наладить поток мигрантов для наших объектов, где не хватает рабочей силы. Но мы в свою очередь реально готовы организовать, это будет не ГУЛАГ*, это будут абсолютно новые достойные условия, потому что этот человек уже будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, получать достойную зарплату«, — цитирует Калашникова агентство ТАСС.

По мнению директора ФСИН, «спецконтингенту» надо построить общежития и предоставить рабочие места. Так «мы решим трудовую проблему, и произойдет та самая социализация», заявил он.

*ГУЛАГ — Главное управление лагерей, система трудовых лагерей, в которые помещались заключенные в советское время (1930—1960 годы). ГУЛАГ вошел в историю как один из главных инструментов сталинских репрессий. Через лагеря прошло более 20 млн человек, многие из них погибли. После смерти Сталина, 27 марта 1953 года, был издан указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии, на свободу вышли около 1,2 млн из 2,5 млн заключенных. Ведомство впоследствии несколько раз меняло название, а сейчас преобразовано во ФСИН.

Амнистия для совершивших нетяжкие преступления

Выступая на том же координационном совете уполномоченных по правам человека по теме «Ресоциализация осуждённых и лиц, освободившихся из мест лишения свободы», главный омбудсмен России Татьяна Москалькова предложила провести амнистию по снятию судимости с граждан, совершивших преступления небольшой и средней тяжести.

Уполномоченный по правам человека в России добавила, что многие люди часто сталкиваются с ситуацией, когда, несмотря на освобождение из мест лишения свободы, судимость мешает устроиться на работу и взять кредит, и зачастую распространяется на всю семью.

«Очень важно, чтобы не было судимости у тех, кто не представляет большой опасности для общества. Преступления небольшой и средней тяжести должны влечь наказание, но не судимость, потому что она не дает возможность ни на работу устроиться, ни кредит взять. И эта судимость распространяется на всю семью. Возможно, имеет смысл провести амнистию по снятию судимости для таких людей. Ведь многие люди уже отбыли наказание, а судимость весит на них как вериги«, — сказала Москалькова.

По данным ФСИН, число заключенных в России в период с 2010 по 2021 год сократилось с 860 тысяч до 483 тысяч человек.

В марте стало известно, что осуждённых в России собираются отправлять на принудительные работы по очистке Арктики от загрязнений.

Чему нас учит крупнейшее восстание в ГУЛАГе

Норильское восстание в Горном лагере (Горлаге), вспыхнувшее 26 мая 1953 г., начало зреть задолго до смерти Сталина и даже до создания особых лагерей для политзаключенных в 1948 г. Зерна гнева родились в душах, откованных войной, – пережитым животным ужасом, перенесенным опытом убийства других людей, притуплением жалости к противнику. Когда их – пленных, прошедших немецкие трудовые лагеря, антикоммунистов, коллаборационистов, националистов, «предателей», «шпионов» – загребли одной гребенкой, наградили четвертьвековым сроком по 58-й статье УК и этапировали на Таймыр, начался новый виток антисоветского сопротивления.

Представьте город в тундре с редкими чахлыми деревцами и горами, которые нависают над возводящимися сталинками и заводами. По окраинам стройки на мерзлоте разбросаны шесть лаготделений; одно вынесено далеко в горы, а самое опасное – строгого режима – стоит в нескольких километрах от Норильска в чистом поле среди заболоченных мхов. За полярным кругом зима длится 10 месяцев, с ноября по февраль солнце не показывается из-за горизонта. Температура падает ниже минус 40, и колонны людей перемещаются при свете прожекторов, держа у лица фанерку, чтобы не обморозиться. В этих колоннах плетутся западногерманский социал-демократ Буш, взятый в ГДР за шпионаж, украинец Грицяк, школьником помогавший националистам из ОУН(м), Аста Тофри – блокадница, распространявшая подпольный журнал литовских националистов, китаец Чан Дзолин – как сказали бы сейчас, коуч, преподававший лидерство, еврей Бомштейн – железнодорожный инженер, взятый как «вредитель», русский Доронин – сын партийного функционера, написавший гневную поэму, обращенную к поколению своего отца, польский проповедник-католик Чижек. Всего более 20 000 человек, у каждого от 10 до совершенно сатанинских для ледяной пустыни 25 лет срока. Бежать некуда, вокруг тысячи километров безлюдья.

Еще по дороге в Красноярск политические устанавливали между собой связи, чтобы защищаться от уголовников. Помимо землячеств узники объединялись в идеологические движения – многие умели конспирироваться и вести подпольную работу. Так, сотрудничавший с абвером разведчик Федор Каратовский и изгнанный коллаборационистской Русской национальной армией за отказ участвовать в операции с СС и тем не менее осужденный Сергей Соловьев создали Демократическую партию России. Соловьев, который прожил четыре послевоенных года в Бельгии, написал устав и программу по-французски и отдал соратникам, чтобы те перевели документ и распространили по Горлагу. Как писал состоявший в партии Лев Нетто, привлекать сторонников проектирования новой России без коммунизма им помогал футболист московского «Спартака» Андрей Старостин.

Началу бунта предшествовали провокации. В конце 1952 г. руководство казахского Степлага решило избавиться от украинцев, воевавших с уголовниками, и перевело партию активных националистов в Горлаг. Начальник лагеря генерал Семенов решил нейтрализовать новоприбывших, рассеяв их по отделениям, но в итоге добился, наоборот, распространения бескомпромиссных настроений. В марте 1953 г. умер Сталин, ГУЛАГ готовился к массовой амнистии, но, когда она началась, выяснилось, что вместо политических отпускают бытовиков. Недовольство нарастало, и Семенов, не дожидаясь выступлений, спровоцировал бунты в отделениях, таким образом получив повод расправляться с зачинщиками. За одну майскую неделю конвоиры несколько раз открывали огонь по заключенным из-за незначительных нарушений или вообще без причин. Было убито и ранено более 10 человек. Насилие, ярость узников и их готовность объединяться срезонировали, и 26 мая в пятом отделении заключенные выгнали вохру за колючую проволоку. Вскоре к ним присоединились все отделения, включая женское. Важную роль в синхронизации действий сыграла подпольная Демократическая партия. На высотных кранах в строительных зонах реяли черные флаги.

Бунтовщики ревизовали запасы продовольствия, топлива и лекарств, выставили часовых у важных объектов. Сведениями они обменивались на производственных площадках, где продолжали работать бригады из разных отрядов. Горлаговцы потребовали комиссию из Москвы для пересмотра дел политических. Многие объявили голодовку. В четвертом отделении вскрыли шкаф с делами осведомителей, стучавших администрации, и лишь в последний момент остановились, чтобы их не зарезать, – как писала историк Алла Макарова, собравшая досье на участников восстания, «ангелов среди них не было». Чтобы оповестить вольных жителей о забастовке, бунтовщики запускали воздушный шар и поджигали шнур, чтобы привязанный к нему ворох листовок рассыпался над Норильском: «Передайте Совету министров, что нас убивают!» Совет министров готовился съесть Берию, поэтому вряд ли беспокоился насчет восстания; сам же Берия был в курсе, но весь июнь занимался подавлением рабочей забастовки в Берлине. Докричаться до мира Горлагу, впрочем, удалось: судя по базе исторических документов ЦРУ, в США о восстании знали спустя полтора месяца после начала.

Комиссия во главе с начальником тюремного отдела ГУЛАГа, полковником Кузнецовым, приехала в Норильлаг в начале июня. Это была фантасмагорическая, непредставимая еще за год до того сцена: каждое отделение вынесло в тундру длинные столы, накрыло их красной тканью, расставило стулья, посадило со стороны «колючки» делегатов от национальных ячеек – а напротив уселись силовики. Переговоры длились по несколько часов. Всем пообещали скорейший пересмотр дел, а прямо завтра – снять решетки с окон и номера с телогреек, не запирать бараки на ночь и расследовать майские убийства невиновных. Горлаговцы поверили, пустили охрану в отделения и прекратили голодать. Конструктор Владимир Ройтер, в тот момент норильский школьник, вспоминал о коротком промежутке свободы так: «Раньше, когда колонны водили по городу, лиц, казалось, не видать. А здесь лица были, улыбающиеся, торжествующие. Свои номера на телогрейках они замазали – как бы вызов, не стереть, а замазать, чтобы все видели, что они только что существовали, эти номера. Один [заключенный] шел с гитарой на плече».

Однако спустя две недели 700 узников пятого отделения вызвали на этап – среди них были все переговорщики с чекистской комиссией и лидеры восстания. Когда они отказались выходить за ворота, охрана открыла огонь и убила двоих.

Узники поняли, что их водили за нос. Вновь вохровцы были изгнаны и на высотном кране возник черный флаг – знак, что восстание продолжается. Комиссия пробовала увещевать лагерников, но больше Кузнецову никто не верил. Тогда в начале июля охранные войска стали захватывать отделения силой. Первое и пятое отделения штурмовали со стрельбой – лагерные врачи подсчитали, что убитых было более 50. К женскому отделению подогнали пожарные машины и ударили водой по цепи взявшихся за руки арестанток. В четвертом отделении главарь восставших Евген Грицяк и другие лидеры были настроены решительнее других, но, увидев «краснопогонников» с боевым оружием, предпочли сохранить жизнь товарищам и вывели всех из лагеря в тундру, как требовала охрана. Существенная часть узников Горлага вообще не протестовала и заранее покинула территорию восстания.

Третьему отделению повезло – особо опасных решили брать последними, и узники успели сплотиться. Пока чекисты готовили операцию, из Москвы пришла весть, что Берия арестован. 10 июля комиссия Кузнецова вылетела в столицу. Новый начальник Горлага Царев не стал форсировать штурм, воздействуя на бунтовщиков страшилками из репродуктора и мелкими провокациями. За этот месяц третье отделение создало свой парламент с национальными фракциями, органы управления, включая отделы безопасности, пропаганды и помощи малограмотным в написании жалоб. Их лидеру, попавшему в плен командиру саперного взвода Борису Шамаеву, удавалось гасить все распри. Как и в соседнем четвертом отделении, где украинцы ставили оперу «Назар Стодоля», у «каторжан» давал спектакли любительский театр.

20 июля бунтовщики из третьего отделения узнали об аресте Берии и укрепились в желании стоять до последнего. Они разработали тактику переговоров с властью, Шамаев написал для товарищей инструкцию «Как говорить с правительственной комиссией». Это своего рода литературный памятник ненасильственного сопротивления: все действия обосновываются конституцией СССР, исполнение которой было главным требованием восставших к власти. Кроме того, Шамаев придумал риторический ход – заключенные должны были заявить, что, если их амнистия не рассматривается, они просят заменить им срок на расстрел.

В ночь на 2 августа охранники и солдаты внутренних войск окружили отделение. Повстанцы, которые возвращались из клуба с концерта, решили, что это чуть более изощренная, чем обычно, психологическая атака. Однако, все было всерьез – грузовики с автоматчиками ворвались в лагерь. «Разгорелся безжалостный и дикий бой за каждую человеческую жизнь, – описывал штурм «каторжанин» Петер Данилюк. – Солдаты швыряли ручные гранаты. Заключенные швыряли в ответ заранее собранные камни, отбивались палками, закалывали ножами. Но силы были неравными, и спустя несколько часов все кончилось: третье отделение потеряло убитыми 57 человек, 98 были ранены. Схваченных участников восстания морили в карцерах, многим ужесточили условия содержания. Предводителей и скрытых идеологов вроде Сергея Соловьева из Демократической партии судили в Красноярске и, добавив по несколько лет срока, разбросали по особым лагерям.

В том же июле 1953 г. разразился еще один бунт – в Воркутлаге, менее масштабный и быстро подавленный, но столь же впечатляющий. А еще через год случилось Кенгирское восстание – 40 дней политзаключенные удерживали власть в своей «вольной республике», создали лагерное радио и даже привлекли на свою сторону уголовников. Причины восстания описал Александр Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ»: «Имея низкий административный рассудок и лишенные высокого человеческого разума, гулаговские власти сами подготовили кенгирский взрыв: сперва бессмысленными застрелами, потом – вливом воровского горючего в этот накаленный воздух». Подавляли Кенгир так же силой, танками.

Но было бы лукавством утверждать, что Норильское и другие восстания разрушили ГУЛАГ. Во-первых, в 1956 г. ГУЛАГ лишь переименовали: число лагерей для политических, конечно, резко сократилось, но сама система просуществовала до 1988 г. А во-вторых, труд узников был экономически неэффективен – прибывающие осужденные быстро теряли силы, а менять их на новых, ускоряя оборот граждан за решеткой, было безумием: после развенчания культа личности дул иной политический ветер.

Тем не менее свидетельства о бунтах разлетелись по стране и подготовили почву для диссидентского движения, а главное, показали, что залог успеха – в упорстве, идти на компромиссы вредно. А вот отстаивать личные свободы и достоинство – наоборот, полезно и небезрезультатно. Евген Грицяк замечал, что, не умаляя скорби по жертвам и масштаба преступлений, он парадоксально благодарен опыту страдания, отчаяния и борьбы, который создал его как личность. Еще один урок восстания заключается в том, что достаточно агрессору намекнуть на либерализацию, как многие протестующие удовлетворяются этим. До конца же идут те, кому по-настоящему нечего терять, – и этот урок современные авторитарные режимы выучили на отлично.

отрывок из «ГУЛАГа» Энн Эпплбаум – Архив

Глава 16.

Умирающие

Что же, значит — истощенье?
Что же, значит — изнемог?
Страшно каждое движенье
Изболевших рук и ног.

Страшен голод… Бред о хлебе…
“Хлеба, хлеба” — сердца стук.
Далеко в прозрачном небе
Равнодушный солнца круг.

Тонким свистом клуб дыханья…
Это — минус пятьдесят.
Что же? Значит — умиранье?
Горы смотрят и молчат.

Нина Гаген-Торн.
Memoria

Все время, пока существовал ГУЛАГ, заключенные неизменно отводили место в самом низу лагерной иерархии умирающим — точнее, живым мертвецам. К ним относится немало слов лагерного жаргона: их называли фитилями (жизнь еле теплилась в них, как огонек на фитиле), говноедами, помоечниками, но чаще всего доходягами. Жак Росси в “Справочнике по ГУЛАГу” дает саркастическую версию происхождения этого слова: “термин появился в 30-х годах, когда материальное положение трудящихся начало резко ухудшаться, и в то же время пропаганда безустанно и авторитетно твердила, что «доходим до социализма»”.

Попросту говоря, доходяги — это умирающие от голода. Болезни, которыми они страдали: цинга, пеллагра, различные формы поноса, — были вызваны недоеданием и витаминной недостаточностью. На ранних стадиях у больных шатались зубы и появлялись болячки на коже (такие симптомы иногда возникали даже у лагерных охранников). Позднее начиналась куриная слепота, когда человек перестает видеть в сумерках. Герлинг-Грудзинский пишет: “Вид курослепов, которые утром и вечером, вытянув руки вперед, медленно ступали по обледенелым дорожкам, ведущим к кухне, был в зоне <…> привычным…”

Голодающие, кроме того, страдали желудочными расстройствами, головокружением, у них сильно опухали ноги. Томас Сговио, который был на грани голодной смерти, однажды, проснувшись, увидел, что одна его нога “лиловая и вдвое толще другой. Она зудела и вся была покрыта прыщами”. Вскоре “прыщи превратились в громадные волдыри. Из них стали сочиться кровь и гной. Я вдавил палец в лиловую плоть — вмятина осталась надолго”.

Когда Сговио обнаружил, что ноги не лезут в сапоги, ему посоветовали разрезать голенища.

За книгу «ГУЛАГ» Эпплбаум получила Пулицеровскую премию
Фотография: пресс-материалыНа последних стадиях истощения доходяги приобретали диковинный, нечеловеческий вид, физически воплощали собой дегуманизирующую государственную риторику: в свои предсмертные дни враги народа вовсе переставали быть людьми. Их охватывало безумие, они часто разражались длинными тирадами или впадали в бред. Кожа становилась сухая и дряблая. Глаза приобретали странный блеск. Они готовы были есть что угодно — птиц, собак, отбросы. Передвигались медленно, не могли контролировать функции кишечника и мочевого пузыря и потому источали жуткий запах. Вот как описывает первую встречу с ними Тамара Петкевич:

Там, за проволокой, стояла шеренга живых существ, отдаленно напоминавших людей. <…> Их было человек десять: разного роста скелеты, обтянутые коричневым пергаментом кожи; голые по пояс, с висящими пустыми сумками иссохших, ничем не прикрытых грудей, с обритыми наголо головами. Кроме нелепых грязных трусов, на них не было ничего. Берцовые кости заключали вогнутый круг пустоты. Женщины?! Все страдания жизни до той минуты, до того как я вблизи увидела этих людей, были ложь, неправда, игрушки! А это было настоящим!

Незабываемое описание доходяг оставил Варлам Шаламов. Он подчеркивает их сходство друг с другом, потерю индивидуальных черт и безымянность, которая усиливала внушаемый ими ужас:

Я поднял стакан за лесную дорогу,
За падающих в пути,
За тех, что брести по дороге не могут,

Но их заставляют брести.

За их синеватые жесткие губы,
За одинаковость лиц,
За рваные, инеем крытые шубы,
За руки без рукавиц.

За мерку воды — за консервную банку,
Цингу, что навязла в зубах.
За зубы будящих их всех спозаранку
Раскормленных, сытых собак.

За солнце, что с неба глядит исподлобья
На то, что творится вокруг.
За снежные, белые эти надгробья —
Работу понятливых вьюг.

За пайку сырого, липучего хлеба,
Проглоченную второпях,
За бледное, слишком высокое небо,
За речку Аян-Урях!

Словом “доходяга” обозначалось в советских лагерях не только физическое состояние человека. Эти люди, объясняет Сговио, были не просто больны: голод доводил их до того, что они уже не могли следить за собой. Постепенно заключенный опускался: переставал мыться, контролировать функции кишечника, нормально реагировать на обиды. В конце концов он делался в буквальном смысле сумасшедшим. Впервые увидев человека в таком состоянии, Сговио испытал глубокое потрясение. Это был американский коммунист Эйзенштейн, с которым Сговио был знаком в Москве до ареста.

В первый момент я не узнал моего друга. Когда я поздоровался с ним, Эйзенштейн не ответил. У него было пустое, неживое лицо доходяги. Он смотрел сквозь меня, словно меня не было. Казалось, Эйзенштейн никого не видит. Его взгляд был лишен всякого выражения. Собирая в столовой пустые тарелки со столов, он оглядывал каждую в поисках остатков. Он водил пальцем по внутренности тарелки и потом лизал его.

Эйзенштейн, пишет Сговио, полностью потерял, как и прочие “фитили”, чувство собственного достоинства:

Они не следили за собой, не мылись — даже когда имели такую возможность. “Фитили” не обращали внимания на вшей, которые высасывали их кровь, не утирали рукавами бушлатов носы, из которых текло. <…> “Фитиль” с безразличием сносил удары. Если другие зэки принимались его бить, он закрывал от ударов голову. Потом падал на пол и, когда его оставляли в покое, вставал, если мог, и с тихим хныканьем ковылял прочь, словно ничего особенного не случилось. После работы доходяга болтался около кухни и выпрашивал остатки. Забавы ради повар иногда выплескивал ему в лицо черпак супа. Тогда бедняга судорожно собирал жидкость пальцами с мокрой бороды и лизал их. <…> “Фитили” стояли вокруг столов в надежде, что кто-нибудь оставит немного баланды или каши. Когда такое происходило, ближайшие из них бросались к объедкам. Завязывалась потасовка, во время которой баланду недолго было и пролить. Тогда они продолжали борьбу на четвереньках за каждую частицу драгоценной еды.

Те немногие, что, побывав доходягами, сумели оправиться и выжить, позднее пытались объяснить (это им не вполне удавалось), каково это — быть ходячим мертвецом. Януш Бардах вспоминал, что после восьми месяцев на Колыме у него, когда он просыпался, кружилась голова и разум был замутнен. “Больших усилий стоило утром взять себя в руки и дойти до столовой”. У Якова Эфрусси, прежде чем он стал доходягой, украли пенсне — “близоруким хорошо известно, что представляет собой жизнь без очков: все окружающее погружается в туман”, — и вследствие отморожения он потерял пальцы рук. Вот как он описывает свои ощущения:

Надо сказать, что постоянное недоедание действует на человеческую психику губительно. От мысли о еде нельзя отвлечься, о ней думаешь все время. К физическому недомоганию добавляется и моральное, так как постоянное ощущение голода унизительно, оно лишает самоуважения, чувства собственного достоинства. Все мысли сосредотачиваются на решении одной задачи: как раздобыть еду? Поэтому у помойки, расположенной вблизи от столовой, у входа в кухню, всегда толпятся “доходяги”. Они ждут, не выбросят ли из кухни что-нибудь съестное, например капустные очистки.

Так велика была притягательность кухни, так сильны навязчивые мысли о еде, что многие почти утрачивали способность руководствоваться какими-либо иными мотивами. Герлинг-Грудзинский пишет:

Где граница воздействия голода, за которой клонящееся к упадку человеческое достоинство заново обретает свое пошатнувшееся равновесие? Нет такой. Сколько раз я сам, приплюснув пылающее лицо к заледенелому кухонному окну, немым взглядом выпрашивал у ленинградского вора Федьки еще один половник “жижицы”? И разве мой близкий друг, старый коммунист, товарищ молодости Ленина, инженер Садовский не вырвал однажды у меня на опустелом помосте возле кухни котелок с супом и, даже не добежав до уборной, жадно выглотал по дороге горячую жижу? Если есть Бог — пусть безжалостно покарает тех, кто ломает людей голодом.

Еврей-сионист из Польши Иегошуа Гильбоа, арестованный в 1940 году, ярко описывает самообман, с помощью которого зэки пытались убедить себя, что едят больше, чем на самом деле:

Мы пытались обманывать свои желудки: крошили хлеб, пока он не становился почти как мука, смешивали его с солью и заливали большим количеством воды. Этот деликатес назывался “хлебным соусом”. Соленая вода в какой-то мере приобретала цвет и вкус хлеба. Ее выпивали — оставалась хлебная кашица. Туда опять наливали воду и повторяли это до тех пор, пока хлеб не отдавал последние остатки своего вкуса. Если сперва наполнить желудок хлебной водой, а на десерт съесть хлебный соус, уже совершенно безвкусный, то создается иллюзия, будто ты съел несколько сот граммов.

Еще Гильбоа пишет, что он размачивал в воде соленую рыбу. Получившуюся жидкость “можно использовать для приготовления хлебного соуса, и тогда у тебя возникает поистине королевское лакомство”.

Зэки, достигшие той стадии, когда человек постоянно находится около кухни и подбирает отбросы, были, как правило, близки к смерти и могли умереть в любой момент — ночью на нарах, по пути на работу, в столовой во время ужина или направляясь куда-нибудь в зоне. Януш Бардах однажды увидел, как заключенный упал во время вечерней поверки.

Вокруг столпились люди. “Шапка моя”, — сказал один. Другие стащили с него валенки, портянки, бушлат и штаны. Из-за белья завязалась драка. И только когда упавший был раздет догола, он пошевелил головой, поднял руку и слабым, но отчетливым голосом произнес: “Холодно очень”. Но тут же его голова упала обратно в снег, глаза начали стекленеть. Стервятники равнодушно отошли от него с добычей. За те несколько минут, что он лежал голый, он, вероятно, умер от переохлаждения.

Кроме голода, заключенные умирали и от других причин. Многие гибли во время работы — условия на шахтах и заводах часто были опасными. Ослабленные голодом люди легко становились жертвами эпидемий. О тифе я уже писала, но слабые и голодные люди были подвержены и многим другим заболеваниям. Например, в Сиблаге в первом квартале 1941 года было госпитализировано 8029 человек: 746 с туберкулезом — из них 109 умерли; 72 с пневмонией — 22 умерли; 36 с дизентерией — 9 умерли; 177 с обморожениями — 5 умерли; 302 с желудочными болезнями — 7 умерли; 210 с последствиями несчастных случаев во время работы — 7 умерли; 912 с болезнями системы кровообращения — 123 умерли.

Некоторые кончали самоубийством, хотя на этой теме лежит странное табу. Сколько человек избрали этот выход, трудно сказать. Официальной статистики нет. Нет, что странно, и согласия между выжившими по поводу частоты самоубийств в лагерях. Надежда Мандельштам писала, что в лагерях самоубийством не кончали — люди боролись за жизнь изо всех сил. Ей вторят некоторые другие. Евгений Гнедин писал, что хотя и в тюрьме, и впоследствии в ссылке он думал о самоубийстве, в лагерях, где он пробыл восемь лет, эта мысль ни разу не приходила ему в голову: “Каждый день был днем борьбы за жизнь; как же, ведя такой бой, думать об отказе от жизни? И была цель — выйти невредимым из испытаний, и жила надежда: в полноте сил встретиться с любимыми людьми”.

Историк Кэтрин Мерридейл выдвинула другую теорию. В ходе своих исследований она встретилась с двумя московскими психологами, изучавшими систему лагерей или работавшими в ней. Подобно Надежде Мандельштам и Гнедину, они утверждали, что самоубийства и душевные заболевания были в лагерях редкостью. Когда она привела данные, говорившие об обратном, “они были удивлены и немного обижены”. Это диковинное упрямство она объясняет российским “мифом стоицизма”, но, возможно, оно имеет и другие причины. Как предполагает литературный критик Цветан Тодоров, мемуаристы потому пишут о странном отсутствии самоубийств, что хотят подчеркнуть уникальность пережитого: лагеря были настолько ужасны, что никто не думал о таком “нормальном” решении, как самоубийство. “Выживший прежде всего стремится передать чуждость лагерей всему привычному”, — утверждает Тодоров.

На самом же деле рассказов о самоубийствах сохранилось очень много, и о них вспоминает немало мемуаристов. Один из них пишет о самоубийстве красивого юноши, которого блатные поставили на кон в карточной игре. Другой — о самоубийстве молодого советского немца, оставившего письмо к Сталину: “Моя смерть — это сознательный акт моего протеста против насилия и беззакония, чинимого над нами, советскими немцами, органами НКВД”. М. Миндлин, переживший Колыму, вспоминает, что в 1939–1940 годах было много случаев, когда люди “переходили запретные зоны, намеренно подставляя себя под пули конвоиров”.

Евгения Гинзбург, видевшая, как перерезали веревку, на которой повесилась ее лагерная подруга Полина Мельникова, с огромным уважением написала о ней: “Нет, уж если кто тут бывший человек, так не она, утвердившая свое право человека таким поступком, распорядившаяся собой по-хозяйски. Это я, я бывший человек. Я, которая, вместо того чтобы рыдать над ее трупом, выкрикивая проклятия палачам, пишу на краешке стеллажа «Акт о смерти»”. Тодоров пишет, что многие узники ГУЛАГа и нацистских концлагерей видели в самоубийстве возможность проявить свою свободную волю: “Самоубийством человек пусть последний раз в жизни, но меняет ход событий вместо того, чтобы просто реагировать на них. Такое самоубийство — акт вызова, а не отчаяния”.

Лагерному начальству было безразлично, как именно зэк умирал. Обычно его заботило другое — как скрыть или хотя бы затушевать высокую смертность: начальников лагпунктов, где умирали слишком много, иногда наказывали. Хотя строгость применяли выборочно и некоторые считали, что чем больше зэков умрет, тем лучше, начальников иных самых гиблых лагерей порой снимали с работы. Вот почему, как пишут некоторые бывшие лагерники, врачи прятали трупы от инспекторов и вот почему умирающих часто освобождали досрочно — чтобы не портили статистику.

Даже когда смерть фиксировалась, это не всегда делалось честно. Теми или иными способами начальство заставляло врачей указывать как причину смерти не голод, а что-либо иное. Так, хирургу Исааку Фогельфангеру было прямо приказано независимо от подлинной причины смерти писать “сердечная недостаточность”. Порой, правда, такое имело неожиданные последствия: в одном лагере оказалось столько “сердечных приступов”, что инспекторы заподозрили неладное. Прокуратура заставила врачей эксгумировать и обследовать трупы. Выяснилось, что люди умерли от пеллагры. Не всегда подобный хаос создавался намеренно: в другом лагере документы были в таком беспорядке, что проверяющий жаловался: “2-й отдел давал справки о заключенных, что такой-то умер, в то время как разыскиваемый был жив, или заключенный объявлялся в бегах, а в действительности заключенный находился в лагере и т. д.”

От заключенных часто нарочно скрывали случаи смерти. Конечно, сделать вид, что никто не умирает, было невозможно: один бывший заключенный вспоминал, что трупы лежали штабелем у забора до самой весны, — но масштабы уничтожения людей старались завуалировать. Во многих лагерях трупы вывозили ночью и хоронили в секретных местах. Лишь случайно Эдуард Бука, которого заставили задержаться на работе, чтобы выполнить норму, увидел, что происходит с трупами в Воркуте:

Их складывали, как бревна, под навесом, пока не набиралось достаточно для массового захоронения на лагерном кладбище. Тогда их голыми грузили на сани головами наружу. К большому пальцу правой ноги каждого трупа привязывалась деревянная бирка с фамилией и номером. Прежде чем сани выезжали из лагерных ворот, надзиратель для верности разбивал каждую голову киркой. За зоной тела сваливали в одну из нескольких вырытых летом траншей. Смертность росла, и с какого-то момента приобретать уверенность в том, что человек действительно умер, стали иначе. Теперь уже не разбивали голову, а протыкали туловище шомполом. Это было легче, чем махать киркой.

Помимо прочего, массовые захоронения совершались втайне потому, что формально они были запрещены. Это не значит, что они были редкостью. Следы массовых захоронений обнаруживаются сейчас на местах бывших лагерей по всей России, и порой тела даже становятся видны: вечная мерзлота не только сохраняет их в неразложившемся виде, но и перемещает в соответствии с годичной сменой тепла и холода. Об этом пишет Варлам Шаламов:

Камень, Север сопротивлялись всеми силами этой работе человека, не пуская мертвецов в свои недра. <…> Раскрылась земля, показывая свои подземные кладовые, ибо в подземных кладовых Колымы не только золото, не только олово, не только вольфрам, не только уран, но и нетленные человеческие тела.

Однако так хоронить зэков не полагалось: в 1946 году начальство ГУЛАГа разослало по лагерям директиву, согласно которой заключенных надо было хоронить по отдельности, в гробах и белье, в могилах глубиной не менее полутора метров. “На могиле заключенного устанавливается дощечка с присвоенным ей порядковым номером”. Данные о том, кто где похоронен, должны были содержаться только в специальной книге, хранящейся в учетно-распределительной части лагподразделения.

На бумаге это выглядит более или менее цивилизованно. Но другая директива предписывала лагерному начальству извлекать изо рта у трупов золотые зубные протезы. Эта процедура должна была проходить под надзором комиссии в составе представителей санитарной службы, лагерной администрации и финотдела. Золото затем должно было передаваться в ближайшее отделение госбанка. Можно предположить, однако, что такие комиссии собирались не очень часто. В лагерном мире, где было очень много трупов, тайком присвоить зубное золото не составляло большого труда.

А трупов действительно было очень много. Вот что писал об ужасе лагерной смерти Герлинг-Грудзинский:

Смерть в лагере была страшна еще и своей безымянностью. Мы не знали, где хоронят покойников и составляют ли на них хоть коротенькое свидетельство о смерти. <…> Сознавать, что никто никогда не узнает об их смерти и о том, где их схоронили, было для зэков одной из наигорших психологических пыток. <…> На стенах барака появлялись выцарапанные по известке фамилии зэков — те, кто останется в живых, должны будут дополнить фамилии мертвых крестиком и датой; каждый заключенный строго соблюдал регулярность переписки с семьей, чтобы внезапный перерыв мог дать приблизительное представление о том, когда он умер.

Но, несмотря на усилия зэков, великое множество смертей не оставило следа нигде — ни на земле, ни в памяти, ни в документах. Записи о смерти не делались, родные не извещались, деревянные бирки сгнивали. Ныне поблизости от мест былых северных лагерей порой попадаются на глаза признаки массовых захоронений полувековой давности: неровная земля, нестарая сосновая поросль, высокая трава. Иногда видишь памятник, установленный местными активистами, но чаще кладбище ничем не отмечено.

Фамилии, биографии, родственные связи, история — все утрачено. ..

Карточки узников ГУЛАГа. Почему они так важны и будут ли уничтожены

Автор фото, gulagmuseum.org

Подпись к фото,

Учетная карточка заключенного композитора Владимира Барского

Музей истории ГУЛАГа пожаловался на уничтожение архивных учетных карточек со сведениями о репрессированных в СССР на основании секретного приказа 2014 года. Значит ли это, что в России теперь массово ликвидируют архивы?

Сведения о заключенных уничтожаются на основе засекреченного приказа 2014 года, говорится в письме директора музея Романа Романова в СПЧ, которое цитирует «Коммерсант». В документе, в частности, говорилось, что речь идет о карточках осужденных, которым исполнилось 80 лет.

Издание приводит два примера, когда исследователи выясняли, что сведения о репрессированных исчезли. В обоих случаях на межведомственный приказ с грифом «для служебного пользования» ссылалось УМВД по Магаданской области.

Как рассказал Би-би-си историк, заместитель председателя совета общества «Мемориал» Никита Петров, речь, по всей видимости, не идет о приказе, направленном специально на уничтожение советских архивных документов.

«Приказ не посвящен прошлому, этот ведомственный приказ просто регламентирует хранение данных всевозможных оперативных и следственных учетов. И там, конечно, [включены] эти нормы про то, что нельзя и не нужно хранить вечно информацию о том, что человек когда-то был осужден», — рассказал Петров.

«Но это в сегодняшней ситуации мы можем говорить о том, что, может быть, это справедливо по отношению к людям, хотя и эта информация все равно значима. Но когда мы говорим о том, что это имеет отношение к прошлому, то этому решению придается обратная сила», — подчеркивает историк.

В то же время замглавы МВД Игорь Зубов заявил, что архивные документы репрессированных уничтожаться по этому приказу не должны.

Как сообщает Интерфакс со ссылкой на заявление пресс-службы Совета по правам человека при президенте, Зубов на заседании, на котором обсуждался этот вопрос, отметил, что «карточки являются документом строгой отчетности и подлежат хранению вечно».

О каких карточках идет речь

Фактически в учетной карточке содержатся краткие данные, которые позволяют родственнику репрессированного понять, что произошло с его родным человеком и все о нем узнать, объясняет доктор исторических наук, занимающийся историей политических репрессий Виктор Кириллов.

В карточке 21 категория — где родился, где жил, профессия, а также информация, как он попал в лагерь, каким этапом его переправляли, где был, когда освободился.

«Понятно, что сведений о том, где [человек] захоронен нет, их нигде вообще нет. Поэтому в карточке их тоже нет», — говорит Кириллов.

Более подробная информация о заключенном содержалась в личном деле. Однако, по словам Петрова, личные дела заключенных сохранялись лишь в трех случаях: если человек был расстрелян, если он вышел из лагеря, но получил инвалидность, либо если осужденный был иностранцем.

Остальные личные дела уничтожались, оставалась только карточка.

Что известно об уничтожении карточек

«Коммерсант» узнал о как минимум двух случаях уничтожения карточек в Магаданской области. В местном УМВД эту информацию пока не комментировали.

Историк Виктор Кириллов, который работал в нескольких лагерных архивах, рассказал, что ни разу не сталкивался с уничтожением карточек и не слышал о подобных приказах.

По словам Никиты Петрова, сотрудники «Мемориала» обращались в разные инстанции и выяснили, что, по всей видимости, именно информационный центр УМВД по Магаданской области решил применить служебный приказ по отношению к документам сталинских времен.

Курс на беспамятство?

В то же время и Петров, и Кириллов уверены, что уничтожение карточек отражает общую позицию государства по отношению к архивам.

«Я занимаюсь картотеками с начала 90-х годов, и в курсе того, как с ними обращаются. Мы в 2000 году провели проект по спасению архива Тагиллага (на самом деле это был объединенный архив нескольких лагерей, в котором хранились 400 тысяч учетных карточек). Он находился в помещении бывшего следственного изолятора лагеря, там крыша протекала, бетонный пол — три метра толщиной, отопления не было. И архивист, которая там работала 25 лет, получила отопление в свою комнатешку только в последние годы. А так, там были забиты досками окна, грязь проникала, сверху вода текла, а она спасала эту картотеку», — рассказывает Виктор Кириллов.

«Настроение МВД насчет этих картотек вполне определенное, тем более в условиях оптимизации, когда кадры сокращаются, сотрудников мало, помещений не предоставляется», — подчеркивает он.

По словам Петрова, важен даже не только сам факт уничтожения, но и то, что это сделано в тайне от общественности.

«Это выстраивание новых отношений власти и общества, власти не считают нужным ставить в известность общество о своих важных шагах в области сохранения памяти о репрессиях и истории. Вот поэтому ситуация с магаданскими карточками — довольно яркий пример того, как не нужно делать. Это происходит потому, что в данном случае проявляется не то чтобы такой «латентный сталинизм», а скорее желание беспамятства, желание забыть ужасы советского прошлого.

Сведения обо всех репрессированных есть в главном информационном центре МВД России, подчеркивает Петров.

«Мемориал» давно ставит вопрос о том, чтобы этот огромный массив документации (десятки миллионов человек, которые прошли через лагеря не только по политическим мотивам) был доступен онлайн, как доступны сведения, например, о награжденных в годы войны или о погибших и пропавших без вести. Нахождение граждан нашей страны в лагерях — это тоже общественно значимая информация», — говорит он.

По словам Петрова, история с карточками — вопиющий пример, когда за спиной общественности государство придумывает правила хранения или уничтожения важной исторической информации.

32 Тревожные фото из тюрем ГУЛАГа Советского Союза

Во время правления Иосифа Сталина 14 миллионов человек оказались в советском ГУЛАГе, где они были вынуждены буквально работать до смерти.

Wikimedia Commons

Во времена Сталина одно неверное слово могло закончиться тем, что к вашим дверям приставала охранка, готовая утащить вас в советский ГУЛАГ — один из многих исправительно-трудовых лагерей, где заключенные работали до самой смерти. По оценкам историков, во время правления Сталина в тюрьмы ГУЛАГа было брошено около 14 миллионов человек.

Некоторые из них были политзаключенными, арестованными за выступления против советской власти. Другие были преступниками и ворами. А некоторые были просто обычными людьми, пойманными на недобром слове в адрес советского чиновника.

Еще больше заключенных прибыло из стран Восточного блока Европы – завоеванных стран, подчиненных советскому режиму. Семьи священников, профессоров и видных деятелей будут схвачены и отправлены в трудовые лагеря, чтобы не мешать им, в то время как Советский Союз систематически стирал их культуру.

Откуда бы ни прибыли узники ГУЛАГа, их участь была одинаковой: изнурительный труд на морозе, отдаленные места с плохой защитой от стихии и меньшим количеством еды. Эти фотографии рассказывают свою историю.

1 из 33

Мальчики в ГУЛАГе смотрят на оператора со своих кроватей.

Молотов, СССР. Дата неопределенные.

Центр российских и евразийских исследований «Давид»

2 из 33

Шахтер, погибший во время работы в исправительно-трудовом лагере, похоронен под землей.

Остров Вайгач, СССР. 1931.

Wikimedia Commons

3 из 33

Польские семьи депортированы в Сибирь в рамках плана переселения Советского Союза.

Влиятельные семьи в завоеванных государствах часто заставляли работать, чтобы систематически уничтожать их культуру.

Польша. 1941.

Викисклада

4 из 33

Не всех политзаключенных привлекали к принудительным работам. Здесь в братской могиле лежат тела тысяч поляков.

Катынь, Россия. 30 апреля 1943 г.

Wikimedia Commons

5 из 33

Тела политзаключенных, убитых тайной полицией, лежат внутри лагеря для военнопленных.

Тарнополь, Украина. 10 июля 1941 г.

Wikimedia Commons

6 из 33

Осужденные спят в засыпанном дерном доме в сибирском ГУЛАГе.

Сибирь, СССР. Дата не указана.

Библиотека Конгресса

7 из 33

Плакаты со Сталиным и Марксом смотрят на заключенных в их спальных помещениях.

СССР. Примерно 1936-1937 гг.

Публичная библиотека Нью-Йорка

8 из 33

Заключенные на строительстве Беломорско-Балтийского канала, одного из первых крупных проектов в Советском Союзе, полностью реализованных с использованием рабского труда.

12 000 человек погибли при работе в тяжелых условиях на канале.

СССР. 1932.

Wikimedia Commons

9 из 33

Начальники ГУЛАГа. Эти люди были ответственны за принуждение к работе более 100 000 заключенных.

СССР. Июль 1932 г.

Wikimedia Commons

10 из 33

Заключенные советского ГУЛАГа копают канаву под наблюдением охранника.

СССР. Примерно 1936-1937 гг.

Публичная библиотека Нью-Йорка

11 из 33

Сталин выходит осмотреть ход строительства канала им. Москвы, который строится заключенными рабочими.

Москва, СССР. 22 апреля 1937 г.

Wikimedia Commons

12 из 33

Золотой рудник, который во времена правления Сталина разрабатывался за счет заключенных.

Магадан, СССР. 20 августа 1978 г.

Wikimedia Commons

13 из 33

Философ Павел Флоренский после ареста за «агитацию против советского строя».

Флоренский был приговорен к десяти годам лагерей сталинского лагеря. Он не будет служить полные десять лет. Через три года после того, как был сделан этот снимок, его вытащили в лес и расстреляли.

СССР. 27 февраля 1933 г.

Wikimedia Commons

14 из 33

Начальники лагерей ГУЛАГа собираются вместе, чтобы отпраздновать свою работу.

СССР. 1 мая 1934 г.

Wikimedia Commons

15 из 33

Двое литовских политзаключенных готовятся к работе в угольной шахте.

Инта, СССР. 1955.

Викисклада

16 из 33

Грубое жилище, в котором находится группа заключенных одного из сталинских ГУЛАГов.

СССР. Примерно 1936-1937 гг.

Публичная библиотека Нью-Йорка

17 из 33

Заключенные за работой на машине внутри ГУЛАГа.

СССР.Примерно 1936-1937 гг.

Публичная библиотека Нью-Йорка

18 из 33

Заключенные на работах на Беломоро-Балтийском канале.

СССР. Около 1930-1933 гг.

Викисклад

19 из 33

Заключенные долбят камни в Беломорско-Балтийском канале.

СССР. Около 1930-1933 гг.

Викисклад

20 из 33

Юрий Тютюнник, украинский генерал, воевавший против Советов в украинско-советской войне.

Тютюннику разрешили жить в советской Украине после войны — до 1929 года, когда советская политика изменилась.Его арестовали, доставили в Москву, посадили и убили.

СССР. 1929.

Wikimedia Commons

21 из 33

Заключенные перевозят свинцово-цинковую руду.

Остров Вайгач, СССР. Около 1931-1932 гг.

Викисклад

22 из 33

Заключенные копают глину для кирпичного завода.

Соловецкий остров, СССР. Около 1924-1925 гг.

Викисклад

23 из 33

Чиновники осматривают своих рабочих, работающих на канале имени Москвы.

Москва, СССР. 3 сентября 1935 года.

Викисклад

24 из 33

«Штраф-изолятор» внутри ГУЛАГа.

Воркута, СССР. 1945.

Wikimedia Commons

25 из 33

Сталин и его люди проверяют ход работ на канале Москва-Волга.

Москва, СССР. Около 1932-1937 гг.

Викисклад

26 из 33

узников ГУЛАГа, которых заставляют работать на шахте под контролем тайной полиции СССР.

Остров Вайгач, СССР.1933.

Wikimedia Commons

27 из 33

Заключенные на работе в ГУЛАГе делают паузу для отдыха.

СССР. Примерно 1936-1937 гг.

Публичная библиотека Нью-Йорка

28 из 33

Охранник пожимает руку заключенному, работающему на рубке леса.

СССР. Примерно 1936-1937 гг.

Публичная библиотека Нью-Йорка

29 из 33

Охранники идут по ГУЛАГу во время проверки.

СССР. Примерно 1936-1937 гг.

Публичная библиотека Нью-Йорка

30 из 33

Тюремная фотография и документы Жака Росси, политзаключенного, арестованного за связи с революционным лидером Львом Троцким, висят на стене ГУЛАГа.

Норильлаг, СССР.

Викисклад

31 из 33

Рабочие на Койлминском шоссе.

Маршрут стал известен как «Дорога костей», потому что скелеты людей, погибших при его строительстве, были использованы для его основания.

СССР. Около 1932-1940 гг.

Викисклад

32 из 33

Полковник Степан Гаранин, в свое время начальник Колымских исправительно-трудовых лагерей, готовится к новой жизни заключенного.

СССР.Около 1937-1938 гг.

Викисклад

33 из 33

Нравится эта галерея?
Поделиться:

32 тревожных фотографии жизни в советских тюрьмах ГУЛАГа

История советского ГУЛАГа

История исправительно-трудовых лагерей в России длинна. Ранние примеры трудовой пенитенциарной системы восходят к Российской империи, когда царь учредил первые лагеря-каторги в 17 веке.

Каторгой называли судебное решение о высылке осужденных в Сибирь или на Дальний Восток России, где было мало людей и меньше городов. Там заключенных заставят работать на крайне неразвитой инфраструктуре региона — работу, за которую никто не возьмется добровольно.

Но именно правительство Владимира Ленина преобразовало советскую систему ГУЛАГа и внедрило ее в массовом порядке.

После Октябрьской революции 1917 года коммунистические лидеры обнаружили, что вокруг России бродит множество опасных идеологий и людей, и никто не знал, насколько фатальной может быть вдохновляющая новая идеология лучше, чем лидеры русской революции.

Они решили, что будет лучше, если несогласные с новым порядком найдут себе пристанище в другом месте, а если государство сможет при этом получать прибыль от бесплатного труда, тем лучше.

Публично они назвали бы обновленную систему каторги «кампанией по перевоспитанию»; через каторгу несговорчивые элементы общества научатся уважать простой народ и любить новую диктатуру пролетариата.

В то время как Ленин правил, были некоторые вопросы как о морали, так и об эффективности использования принудительного труда для привлечения ссыльных рабочих в лоно коммунистов.Эти сомнения не остановили распространение новых трудовых лагерей, но они сделали прогресс относительно медленным.

Все изменилось, когда после смерти Ленина в 1924 году к власти пришел Иосиф Сталин. При Сталине советские тюрьмы ГУЛАГ превратились в кошмар исторических масштабов.

Сталин преображает советский ГУЛАГ

Слово «гулаг» родилось как аббревиатура. Оно расшифровывалось как «Главное управление Лагерей», или, по-английски, «Главное управление лагерем».

Два фактора побудили Сталина к неумолимому расширению тюрем ГУЛАГа.Во-первых, Советский Союз отчаянно нуждался в индустриализации.

Хотя экономические мотивы новых исправительно-трудовых лагерей обсуждались — некоторые историки считают, что экономический рост был просто удобной привилегией плана, в то время как другие считают, что он способствовал арестам — мало кто отрицает, что труд заключенных играл существенную роль в советской Новая способность Союза добывать природные ресурсы и браться за масштабные строительные проекты.

Другой действующей силой была сталинская Великая чистка, иногда называемая Большим террором.Это было подавление всех форм инакомыслия — реальных и воображаемых.

Когда Сталин стремился укрепить свою власть, подозрения пали на членов партии, «богатых» крестьян, называемых кулаками, академиков и всех, кто, как говорят, роптал хоть слово против текущего курса страны. В худшие дни чисток было достаточно просто быть в родстве с инакомыслящим — ни один мужчина, женщина или ребенок не оставались вне подозрений.

За два года около 750 000 человек были казнены на месте. Еще один миллион избежал расстрела — но был отправлен в ГУЛАГ.

Повседневная жизнь в советском ГУЛАГе

Условия в исправительно-трудовых лагерях были жестокими. Заключенных почти не кормили. Ходили даже истории о том, что заключенные были пойманы на охоте на крыс и диких собак, хватая любое живое существо, которое они могли найти, для еды.

Во время голодания они работали буквально до костей, используя обычно устаревшие материалы для выполнения напряженной работы. Советская система ГУЛАГа вместо того, чтобы полагаться на дорогостоящие технологии, бросила на решение проблемы чистую силу миллионов людей с грубыми молотками.Заключенные работали до тех пор, пока не падали в обморок, часто буквально падая замертво.

Эти рабочие работали на масштабных проектах, включая канал Москва-Волга, Беломорско-Балтийский канал и Колымское шоссе. Сегодня это шоссе известно как «Дорога костей», потому что на его строительстве погибло так много рабочих, что они использовали свои кости в основании дороги.

Никаких исключений не делалось для женщин, многие из которых попали в тюрьму только из-за воображаемых преступлений своих мужей или отцов.Их рассказы — одни из самых душераздирающих, когда-либо выходивших из тюрем ГУЛАГа.

Женщины в ГУЛАГе

Несмотря на то, что женщин размещали в казармах отдельно от мужчин, лагерная жизнь мало способствовала реальному разделению полов. Женщины-заключенные часто становились жертвами изнасилования и насилия со стороны как сокамерников, так и охранников. Многие сообщают, что наиболее эффективной стратегией выживания было взять «тюремного мужа» — мужчину, который обменял бы защиту или пайки на сексуальные услуги.

Если у женщины были дети, ей приходилось делить свой паек, чтобы накормить их — иногда всего 140 граммов хлеба в день.

Но для некоторых женщин-заключенных даже возможность оставить своих детей была благословением; многие из детей ГУЛАГа были отправлены в отдаленные детские дома. Их документы часто терялись или уничтожались, что делало их воссоединение когда-нибудь практически невозможным.

После смерти Сталина в 1953 году угасло то рвение, которое ежегодно отправляло тысячи людей в тюрьмы ГУЛАГа. Никита Хрущев, следующий, кто пришел к власти, осудил многие из политики Сталина, и отдельными приказами были освобождены заключенные за мелкие преступления и политические диссиденты.

К тому времени, когда последний советский ГУЛАГ закрыл свои ворота, миллионы людей погибли. Кто-то работал до смерти, кто-то умер от голода, а кого-то просто выволокли в лес и расстреляли. Маловероятно, что в мире когда-либо будет точный подсчет жизней, погибших в лагерях.

Хотя преемники Сталина правили более мягкой рукой, ущерб был нанесен. Интеллектуальные и культурные лидеры были уничтожены, а люди научились жить в страхе.


Прочитав о тюрьмах ГУЛАГ в Советском Союзе, посмотрите эти фотографии заброшенных советских памятников и увлекательные советские пропагандистские плакаты.

Жизнь в ГУЛАГе: душераздирающий рассказ о сталинских лагерях

Вера Голубева провела более шести лет в одном из лагерей ГУЛАГа Иосифа Сталина. Ее преступление? «По сей день я все еще не знаю», — говорит она.

В новом документальном фильме от Coda Story Голубева вспоминает мучительные подробности своего заточения. Когда ее арестовали, вместе с отцом, матерью и сестрой Голубеву доставили в главное управление КГБ и подвергли пыткам.Она была на восьмом месяце беременности. «Мне казалось, что меня хоронят заживо», — говорит она в фильме. Незадолго до перевода в трудовой лагерь Голубева родила мальчика, который умер всего через несколько дней, находясь на попечении агентов КГБ. «Это была самая ужасная жестокость, — говорит она.

С 1918 по 1987 год в Советской России функционировала сеть из сотен лагерей для военнопленных, в каждом из которых содержалось до 10 000 человек. Когда Сталин начал свои печально известные чистки в 1936 году, миллионы так называемых политических заключенных были арестованы и отправлены в ГУЛАГ без суда и следствия.Первая волна заключенных была военными и государственными служащими; позднее были арестованы ex nihilo и рядовые граждане, особенно представители интеллигенции, врачи, писатели, художники и ученые. В лагерях многие заключенные были казнены или умерли от непосильного труда и недоедания. Смертность часто колебалась около 5 процентов, хотя в годы повсеместного голода уровень смертности мог достигать 25 процентов. По оценкам историков, в рамках ГУЛАГа советские власти заключили в тюрьму или казнили около 25 миллионов человек.

«Сумма невообразимая», — сказала мне Катя Патин, продюсер фильма о Голубевой. История Голубевой является частью мощной серии устных историй под названием «Поколение ГУЛАГа», созданной Coda Story, чтобы лучше понять опыт ГУЛАГа. «Мы старались не полагаться на цифры, чтобы рассказать историю ГУЛАГа, — сказал Патин. «Вместо этого мы сосредоточились на отдельных историях, чтобы передать масштабы ГУЛАГа, а также волновой эффект, когда советская машина репрессий обрушилась на одного человека.

Сейчас как никогда важно исследовать этот темный период истории России. В опросе, проведенном в 2019 году, 70 процентов россиян заявили, что одобряют роль Сталина в истории — рекордно высокий показатель. И почти половина молодых россиян заявили, что никогда не слышали о сталинских чистках, известных как Большой террор. В российских школьных учебниках ГУЛАГ либо замалчивается, либо упоминается в виде сноски.

«Россия исказила свои преступления против человечности, отказавшись рассмотреть их», — сказал Патин. «Невероятно думать, что ни один человек никогда не был привлечен к ответственности за управление ГУЛАГом».

В России Владимира Путина Сталин был реабилитирован как фигура, которой приписывают победу СССР во Второй мировой войне — нарратив, который оставляет мало места для изучения его роли в ГУЛАГе, сказал Патин. Кремль предупредил, что «чрезмерная демонизация» Сталина на самом деле является «нападением на Советский Союз и Россию», и Путин даже зашел так далеко, что восхвалял Сталина как «эффективного менеджера».В 2015 году Путин заставил музеи убрать доказательства преступлений Сталина. (Этот санкционированный государством исторический отрицание также включает в себя миф о том, что ГУЛАГ способствовал промышленному успеху в России. На самом деле это была экономическая катастрофа, поскольку объем производства почти никогда не компенсировал затраты на содержание лагерной системы.)

5 марта, в годовщину смерти Сталина, люди по всей России собираются, чтобы почтить память миллионов людей, пострадавших при его правлении. «Можно сказать, что выжившие в ГУЛАГе успешно отпраздновали годовщину, — сказал Патин, — но каждый год у стен Кремля, где когда-то был похоронен Сталин, также собирается толпа с цветами и портретами вождя.Недавно в российских городах были установлены статуи в честь Сталина. 5 марта у них тоже оставляют цветы.

«В России есть два типа истории: история, которая принадлежит государству, и история, которая принадлежит семьям», — сказал Патин.

Путин может обнародовать прославленную версию Сталина для пропаганды патриотизма, но в конечном итоге последнее слово останется за Голубевой.

«КГБ совершал открытые преступления против человечности», — говорит она в фильме. «Я твердо убежден, что на работу в КГБ шли только люди с предательским сердцем.

Мы хотим услышать, что вы думаете об этой статье. Отправьте письмо в редакцию или напишите на письма@theatlantic.com.

Внутри ГУЛАГа Советского Союза ‹ Literary Hub

Нижеследующее выдержка из Никогда не помнить: Поиски сталинского ГУЛАГа в путинской России Маши Гессен и Миши Фридмана .

 

ГУЛАГа нигде нет. везде было .Это слово является аббревиатурой от главного управления лагерей — Главного управления лагерей, бюрократии настолько разросшейся, что Александр Солженицын сравнил ее с архипелагом. ГУЛАГ был создан в 1930 году для того, чтобы заставить работать заключенных советских граждан. На протяжении 1920-х годов количество заключенных колебалось. С одной стороны, большевистский режим стремился изолировать своих политических противников — именно Советская Россия была пионером идеи и института концентрационных лагерей, — но с другой стороны, переживающая бедствие экономика не могла позволить себе держать за решеткой сотни тысяч человек. .В конце 1920-х годов государство экспериментировало с принудительными работами без заключения в тюрьму: такое наказание нередко получали даже осужденные убийцы.

Тем не менее, к 1928 году число заключенных неумолимо росло. Репрессивная машина государства крепла: при построении тоталитарной системы необходимость установления террора брала верх над всеми остальными соображениями, в том числе и экономическими. Радикальное решение было найдено в создании целой отдельной экономики заключения. Заключенных не просто заставят работать, чтобы сделать лагерь самоокупаемым, как это было в 1920-х годах, но лагеря будут существовать, чтобы предоставлять государству дешевую рабочую силу.Это был ГУЛАГ.

ГУЛАГ не был эффективной системой. В первые годы своего существования он не мог обеспечить работой большинство заключенных. Но машина террора набирала скорость, загоняя в лагеря все новых и новых людей. Несмотря на то, что смертность была чрезвычайно высока — в 1933 году от голода, переохлаждения и болезней умерло до 15 процентов заключенных — и хотя число казней многократно возросло, — во время Большого террора 1937–1938 годов государство казнило 681 692 человека. более чем в 10 раз больше, чем за предыдущие 16 лет вместе взятых, — население лагерей продолжало расти.К 1938 году оно превысило два миллиона. В течение следующей четверти века общее количество узников ГУЛАГа колебалось, но к моменту смерти Сталина в 1953 году в лагерях содержалось около двух с половиной миллионов человек.

Медвежьегорск, Карелия. Фото Миши Фридмана.

ГУЛАГ не был единым целым — их были десятки: ГУЛАГ лесопромышленного комплекса, ГУЛАГ железнодорожного строительства и т.п. В состав ГУЛАГа входили лагерные управления, которые, в свою очередь, состояли из нескольких лагпунктов — «лагерных отрядов» — отдельных лагерей, составлявших архипелаг.Но сам лагерь был исчезающим актом: он создавался под конкретную задачу — стройка, раскопка, шахта, — и когда работа была закончена, когда была построена башня, когда был прорыт канал, когда шахта была истощался, когда лес был вырублен — лагерь исчезал, часто бесследно. Прибрежный парк перед гостиницей в подмосковном атомном городке Дубне; 22-й этаж главного корпуса МГУ; площадка перед Домом культуры в поселке Усть-Омчуг Дальневосточного района Колымы — лишь немногие выжившие очевидцы знали, что там был лагпункт .Очевидцы редко разговаривали, и память о них умерла вместе с ними.

Документы, подтверждающие существование лагеря, обычно были секретными. Когда исследователи, наконец, получили к нему доступ, это оказалось запутанным. Лагеря часто перемещались, унося с собой свои имена. Две шахты, разделенные сотнями километров, будут называться так же, как и лагерь, узники которого там работали. Если лидер большевиков, в честь которого был назван лагерь, впадал в немилость, лагерь переименовывали, что еще больше запутывало записи.Как заключенные были не личностями с именами, а в глазах режима недифференцированной массой с работой, так и места, в которых они временно обитали, были не местами, а функциями.

Часто заключенные сами строили убежище из любого подручного материала. Если не было древесины или природа проекта лагеря не диктовала иного, казармы представляли собой шаткие деревянные конструкции, которые смялись через пару лет после того, как их забросили. Дерево сгнило и слилось с ландшафтом; осталась только колючая проволока, хотя, как только ее собственные деревянные опоры рухнут, она упадет на землю, расставив ловушку для зверей, охотников и грибников.

 

«Подобно тому, как заключенные были не личностями с именами, а в глазах режима недифференцированной массой с работой, так и места, в которых они временно обитали, были не местами, а функциями».

 

Просуществовал один лагерь. На Урале, в нескольких часах езды от ближайшего крупного города Молотова (названного в честь сталинского министра иностранных дел, который выступил посредником в заключении пакта о ненападении, позволившего СССР и нацистской Германии разделить Европу), в 1946 году был построен лагерь для обработки пиломатериалов.Большинство заключенных не были, как тогда называли, «политическими»: их не судили ни за измену, ни за шпионаж. Их нарушения, реальные или воображаемые, были тем, что режим считал экономическими преступлениями против государства. Они были осуждены за кражу, мошенничество или растрату в мелком размере. Их сроки были короче, чем у политических, и когда Сталин умер в 1953 году, они были амнистированы — в отличие от политических, многим из которых пришлось ждать еще три-пять лет. Тогда многие лагеря опустели и были брошены гнить.Этот лагерь, однако, был перепрофилирован для размещения бывших сотрудников тайной полиции: по мере консолидации власти Хрущев очищал ряды аппарата безопасности. Лагерь был благоустроен под нужды офицеров, сокращенных по мере их пребывания за решеткой. К баракам пристроили туалеты и низкие тазы для мытья ног; предыдущее поколение сокамерников использовало только две раковины на 125 сокамерников и справляло нужду на улице. Территория также была благоустроена.

В 1972 году при Брежневе в другом месте на Урале была построена специализированная колония для сотрудников правоохранительных органов, а лагерь снова перепрофилировали.Он стал одним из полутора десятков мест лишения свободы — колоний, тюрем, СИЗО и психиатрических лечебниц, — где содержались «политики» позднесоветского периода: правозащитники, борцы за независимость из союзных республик. СССР, борцы за свободу вероисповедания, подпольные писатели и издатели. Кроме того, в лагере теперь содержались мужчины, осужденные за пособничество нацистам во время войны. Все они были арестованы и преданы суду через 25 и более лет после окончания войны; некоторые действительно активно или пассивно помогали немецким оккупантам, а другие просто попали под действие советской карательной машины.В новом воплощении лагеря внутренние туалеты были заменены новыми деревянными флигелями. Некоторые из «политиков» были рецидивистами, что делало их особенно опасными для государства. Они отбывали свой срок в Особой зоне, тюрьме внутри лагеря, где заключенные содержались в камерах, почти лишенных естественного света.

Ближайший к лагерю крупный город перестал называться Молотовым, ему было возвращено дореволюционное название Пермь. Соответственно, лагерь теперь назывался Пермь-36.Близлежащие колонии имели названия Пермь-35 и Пермь-37; Сама Пермь находилась в четырех часах езды. В феврале 1988 г. несколько сотен заключенных были освобождены из «политических» тюрем СССР по амнистии, направленной на прекращение заключения инакомыслящих. Пермь-36 была окончательно заброшена, брошена гнить.

Магадан. Фото Миши Фридмана.

«Я был поражен», — сказал он мне 24 года спустя. «Я был во многих колониях, но это было что-то другое. Это было архаично. Я сразу понял, что это осталось от ГУЛАГа», под которым он имел в виду сталинскую эпоху.Шмыров решил сохранить лагерь. Он и его жена Татьяна Курсина, тоже историк, организовали на этом месте охрану, чтобы не допустить мародеров — не то чтобы грабить было особо нечего. В 1994 году Шмыров и Курсина занялись восстановлением лагеря, латанием крыш, восстановлением обрушившихся сторожевых вышек. Они собрали команду мужчин из местного села и обучились строительным ремеслам советских времен, вплоть до искусства выпрямления старых гвоздей, чтобы использовать их повторно. В 1995 году Шмыров оставил профессуру и купил бензопилу.Восстановили лагерную лесопилку. Команда местных жителей вырубила деревья в окрестных лесах; часть древесины пошла на реставрацию, а остальная часть была продана для финансирования продолжающихся работ. За 20 лет восстановили все 12 строений, из которых состояла Пермь-36, включая бараки общежития, ШИЗО, лесопилку, дома охранников, баню и лазарет.

В 2005 году Шмыров и Курсина организовали фестиваль авторов-исполнителей. Этот жанр был популярен в советском андеграунде, поэтому он казался уместным.Они назвали его Лесопилкой. Это превратилось в ежегодное мероприятие, причем странное: отчасти конгресс НПО, отчасти встреча политзаключенных, отчасти рок-концерт, отчасти любопытство. К 2010-м он собирал уже 15 000 человек, которые разбили лагерь в окрестных полях и лесах — Шмыров купил землю, которая была дешевле грязи. Волонтеры проводили короткие экскурсии по самому лагерю, который за время фестиваля, казалось, стал чем-то вроде тематического парка ГУЛАГа.

В 2011 году губернатор края, вынашивавший необычные амбиции закрепить за Пермью звание культурной столицы Европы, предложил Шмырову и его команде ресурсы и статус для превращения Перми-36 в музей.Шмыров и Курсина создали в лагере несколько выставочных залов и заключили контракт с американской музейно-дизайнерской фирмой на полномасштабную современную интерактивную выставку. Хотя для Шмырова музейный проект был второстепенным: его задачей было сохранение. Когда Рогинский, глава московского общества «Мемориал» и бывший политзаключенный, сказал Шмырову, что восстановленная Пермь-36 ощущается в точности как настоящий лагерь для военнопленных советских времен, Шмыров воспринял это как высший комплимент.

_________________________________________

От  Никогда не помнить: В поисках сталинского ГУЛАГа в путинской России. Используется с разрешения Columbia Global Reports. Авторское право на текст © 2018 Маша Гессен. Авторские права на фотографии © 2018 Миша Фридман.

Продовольственные пайки | Европейское воспоминание о Гулаге

Пища, выдаваемая заключенным трудовых лагерей, зависела от объема работы, которую мог выполнить каждый заключенный, и делилась на пайки (лагерный жаргон, котель, «котел»).

Приказом НКВД 00943 от 14 августа 1939 г. «О введении новых норм питания и вещевого пайка для заключенных исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД СССР», Пот 1 , для отстающих нормы выработки и инвалиды, будут включать 600 г ржаного хлеба, 100 г каши (гречневой каши), 500 г картофеля и овощей, 128 г рыбы, 30 г мяса, 10 г сахара и 20 г соли.

Корзина 2 , для тех, кто выполнил норму производства, включала 1200 г ржаного хлеба, 60 г пшеницы, 130 г каши, 600 г картофеля и овощей, 158 г рыбы, 30 г мяса, 13 г сахара и 20 г соли.Стахановцам, перевыполнившим норму, прибавлялось 200 граммов хлеба, 50 граммов пшеницы, 150 граммов картофеля и овощей, 34 граммов рыбы и 150 граммов мяса.

В этом же приказе тщательно оговаривались пайки для больных, транзитных заключенных, несовершеннолетних, беременных женщин и кормящих матерей. Штрафной паек составлял 400 г хлеба, 35 г каши, 400 г картофеля и овощей и 75 г рыбы.

По рассказам наших очевидцев и во всех письменных воспоминаниях горшок 1 состоял из порции супа два раза в день и 400 г хлеба; Горшок 2 содержал еще 300 г хлеба.Никто не помнит, чтобы когда-нибудь получал мясо или сахар.

Те, кого отправили в ШИЗО и ШИЗО, помнят только о хлебе и воде.

В результате обширной коррупции на всех уровнях управления в лагерях и колониях, а также поскольку продукты питания были одними из самых ценных товаров в том мире, легко понять, что мясо, сахар и овощи, которые по Ордену предполагалось раздавать заключенным в небольших количествах, предназначались исключительно для администрации и придурков, надзирателей, работавших внутри лагеря.

Советская система лагерей для военнопленных, 1917-1934 » Майкла Якобсона

Тип доступа

Онлайн-доступ к этой книге предоставляется только соответствующим пользователям.

Описание

Обширная сеть лагерей для военнопленных была неотъемлемой частью сталинской системы. Условия в лагерях были жестокими, продолжительность жизни коротка. На пике своего развития в них проживали миллионы, и едва ли хоть один человек в Советском Союзе остался нетронутым их щупальцами.Исследование Майкла Якобсона является первым исследованием, посвященным наиболее ответственному периоду в истории лагерей: от Октябрьской революции 1917 года, когда была разрушена царская тюремная система, до октября 1934 года, когда все места заключения были объединены в одно ведомство — печально известную ГУЛАГ.

Лагеря для военнопленных служили советскому правительству во многих отношениях: для изоляции противников и запугивания населения для подчинения, для повышения производительности труда за счет ареста «неэффективных» рабочих, для обеспечения рабочей силой заводов, шахт, лесозаготовок и строек.

Якобсон фокусируется на структуре и взаимоотношениях тюремных учреждений, большевистских взглядах на преступление и наказание и перевоспитание заключенных, а также на тюремной самодостаточности. Он также описывает, как политические условия и конкуренция между тюремными учреждениями способствовали беспрецедентному расширению системы. Наконец, он оспаривает официальное заявление 1931 года о том, что система была прибыльной, — заявление, давно принятое бывшими заключенными и западными исследователями и используемое для объяснения увеличения количества лагерей и их населения.

Марксизм, или большевистская революция, или ленинизм неумолимо привели к системе ГУЛАГа? Было ли его происхождение действительно злым или просто банальным? Важная книга Якобсона исследует официальные записи, чтобы пролить новый свет на систему, которая какое-то время поддерживала, но в конечном итоге помогла уничтожить ныне павший советский колосс.

Майкл Джейкобсон — доцент истории в Университете Толедо.

«Показывает сложность и путаницу, присущую советской тюремной администрации.»— Европа Азия Исследования

«Очень полезно при изучении системы принудительного труда в СССР» — Марта Кравери

Ключевые слова

ГУЛАГ, Советская история, Российская история, Тюрьмы, Принудительный труд, Советская политика

Рекомендуемая ссылка

Якобсон, Майкл, «Истоки ГУЛАГа: советская система тюремных лагерей, 1917–1934» (2014). История Европы . 31.
https://uknowledge.uky.edu/upk_european_history/31

Российский музей ГУЛАГа: тайно уничтожены данные о заключенных для изучения истории лагерей.

В ГУЛАГ, печально известную советскую лагерную систему, в 1930-х и 1940-х годах было отправлено до 17 миллионов человек, и не менее 5 миллионов из них были осуждены по ложным показаниям. Численность заключенных в обширных трудовых лагерях достигла пика в 2 миллиона человек.

Дела узников ГУЛАГа часто уничтожались, но их личные данные сохранялись в регистрационных карточках, которые до сих пор хранятся в милиции и спецслужбах.

Московский музей истории ГУЛАГа заявил в пятницу, что обнаружил секретный приказ от 2014 года, в котором российским чиновникам предписывалось уничтожить учетные карточки заключенных, достигших 80-летнего возраста, — которые теперь будут включать почти всех из них.

Эксперт по достижениям музея Александр Макеев сообщил агентству «Интерфакс», что они обнаружили, что карты были уничтожены в одном регионе, далеком Магадане на Дальнем Востоке, где расположены одни из самых больших и смертоносных лагерей для военнопленных в Советском Союзе.

Репрессии, учиненные при советском диктаторе Иосифе Сталине, оставили глубокий шрам на русском народе, уничтожив жизни и вытеснив миллионы людей. Но в последние годы при президенте Владимире Путине российские официальные лица прилагали усилия, чтобы преуменьшить сталинские терроры, приветствуя советского лидера за построение новой экономики и помощь Советскому Союзу в победе во Второй мировой войне.

Музей истории ГУЛАГа заявил в пятницу, что обратился в Совет по правам человека при президенте России с просьбой изучить секретный приказ.

Доклад вызвал возмущение в российском историческом сообществе и за его пределами.

Владимир Жириновский, лидер националистической Либерально-демократической партии, заявил в пятницу в своем аккаунте в социальной сети, что исторические «архивы должны быть открыты для публики, а не уничтожены» и что россияне должны иметь возможность узнать правду о своем прошлом.

Лагеря ГУЛАГа в Северной Корее: ужас, «не имеющий аналогов в современном мире»

Система ГУЛАГ Северной Кореи существует в странном мире между секретным и несекретным. Никто точно не знает, сколько тысяч или миллионов людей находится в заключении в лагерях, которых официально не существует, и информация о том, что там происходит, может быть скудной. Но мы можем наблюдать, как лагеря растут и сужаются со спутников, где они настолько ясно и публично видны, что отмечены на Картах Google, и мы все время узнаем больше от ручейка перебежчиков и беглецов, которые выбираются из Королевство отшельников.

Вот путеводитель по основам печально известных трудовых лагерей Северной Кореи: как они работают, кого высылают и почему продолжаются эти чудовищные нарушения прав человека.

Система ГУЛАГ в Северной Корее: основы

Сбежавший из ГУЛАГа из Северной Кореи Ким Кван Ир нарисовал этот рисунок, чтобы изобразить условия своей жизни. (Верховный комиссар ООН по правам человека)

В Северной Корее действуют четыре огромных трудовых лагеря для политических заключенных — обширные учреждения размером с город на холодном и гористом севере страны.Большинство заключенных отправляются на пожизненное заключение в качестве наказания за незначительные обиды или за совершение какого-либо правонарушения родственником. Они подвергаются непосильному труду, рутинным пыткам и голодной смерти, постоянному страху перед произвольной казнью и условиям жизни настолько ужасными, что большинство не доживает до 45 лет.

Считается, что в этих лагерях ГУЛАГа, которые отделены от более традиционных пенитенциарных систем страны, содержится 100 000 или более человек, в том числе много женщин и детей. Часто за проступок одного члена отсылают целые семьи через два-три поколения.Иногда заключенные понятия не имеют, зачем они здесь, или никогда не встречали родственника, за которого они наказаны жизнью в мучениях и недоедании.

Что делает их худшими нарушениями прав человека на земле

Обзор Лагеря 15. (Верховный комиссар ООН по правам человека)

В отчете Организации Объединенных Наций лагеря названы нарушением прав человека, «не имеющим аналогов в современном мире». Отправка в лагеря — это смертный приговор, на исполнение которого может уйти несколько мучительных лет или десятилетий.Мучения ГУЛАГа во многом являются более суровым микрокосмом Северной Кореи за пределами лагерей.

Заключенным не хватает еды, чтобы выжить, что вынуждает их восставать друг против друга — или каким-то образом заискивать перед охранниками — чтобы обеспечить себе достаточно еды. Им поручают жестоко наказывающую работу, например, добычу угля без надлежащего оборудования и вентиляции. Женщины и девочки подвергаются изнасилованию и домогательствам со стороны охранников.

Поскольку приговоры длиной в несколько поколений означают, что в лагерях часто формируется что-то вроде семей, заключенные живут в страхе, что их будут пытать или убьют за преступление члена семьи, и часто вынуждены предавать свою семью, чтобы выжить.И все заключенные, от малолетних детей до беременных матерей, живут в постоянном страхе перед произвольной казнью за то, что дали обиду, или уронили прибор, или вообще ни с того ни с сего.

Почему это происходит: управлять страхом

Ким Ён Сун, девять лет прожившая в северокорейском политическом лагере, плачет, давая показания перед Конгрессом. (Сол Лоэб/AFP/Getty)

Лагеря являются продолжением тоталитарного полицейского государства Северной Кореи, предназначенного для осуществления тотального контроля и привития полного послушания.Это полицейское государство начинается в домах, в каждом из которых должны быть развешаны портреты лидера Ким Чен Ына и где есть радио — его невозможно выключить — которое транслирует государственную пропаганду. К кварталам и жилым кварталам прикрепляются официальные политические служащие, обычно мужчины, и неформальные политические наблюдатели, обычно женщины, которые сообщают о малейших нарушениях.

В основе всего этого лежит угроза ГУЛАГа: участь хуже простой казни или голодной смерти. Лагеря предназначены для того, чтобы запугать северокорейцев, чтобы они не только подчинялись, но и активно сотрудничали, информируя соседей и членов семьи.Это сочетается с националистической пропагандой, призванной привить благоговейную любовь к государству и лидеру Ким Чен Ыну.

Лагеря также играют экономическую роль, являясь источниками добычи полезных ископаемых, лесозаготовок и сельского хозяйства.

Что может с этим поделать мир: надежда на крах

Северокорейский лидер Ким Чен Ын инспектирует армейские части (KNS/AFP/Getty)

Мир мало что может сделать или хочет сделать, чтобы покончить с лагерями.Правительство Северной Кореи успешно отвлекло мир своей программой создания ядерного оружия, кажущимися случайными угрозами и провокационными действиями; он знает, что мир гораздо больше заботится о сдерживании нападения Северной Кореи, чем о ликвидации системы ГУЛАГа.

Это одна из основных причин, по которой Северная Корея периодически то участвует в ядерных переговорах, то бушует на провокациях. Это удерживает глобальное внимание на ядерном оружии, а не на внутренних нарушениях прав человека в Северной Корее, которые она считает критически важными для сохранения контроля.

Нет никаких признаков того, что семья Кимов, правившая на протяжении трех поколений, когда-либо смягчит или исправит эти злоупотребления. Нет никаких шансов, что внешний мир заставит их остановиться: ядерное сдерживание Северной Кореи делает это невозможным. Как ни странно, «лучшее», на что мы можем надеяться, это то, что правительство рухнет или будет свергнуто изнутри, что, несомненно, будет катастрофой, но может, по крайней мере, означать конец самой жестокой системы нарушений прав человека в мире.

Watch: как Северная Корея дошла до этого, объясняется менее чем за 3 минуты.

Исправление : Первоначально в этой статье говорилось, что в Северной Корее действует шесть лагерей ГУЛАГа.