Содержание

Выборы президента Ирака отложили на неопределенный срок

 

Законодательный орган Ирака на неопределенный срок отложил запланированное голосование за президента Республики после того, как большинство основных политических блоков бойкотировали сессию, 7 февраля сообщает Shafaq News.

Массовое неявка усугубляет политический кризис в Ираке, где, спустя почти четыре месяца после всеобщих парламентских выборов все еще не выбрали нового премьер-министра. Голосование в ассамблее было назначено на полдень 7 февраля за главу государства (президента)— должность сроком на четыре года, которую по соглашению занимает представитель иракского курдского меньшинства. В настоящее время президентом Ирака является Бархам Салех.

Затем, днем 7 февраля, когда в парламенте было всего 58 депутатов, источник сообщил, что «голосования по избранию президента не будет».

С тех пор интенсивные переговоры между политическими группами не привели к формированию правительства большинства для назначения нового премьер-министра, который сменит действующего сейчас Мустафу аль-Казыми.

Крупнейший парламентский блок, возникший в результате голосования, возглавляемый влиятельным шиитским мусульманским священнослужителем Муктадой ас-Садром и занимающий 73 места в парламенте, первым призвал 5 февраля бойкотировать парламентскую сессию.

За ним последовала в воскресенье коалиция «Аль-Сияда» (суверенитет), состоящая из 51 члена. Затем 31-местная Демократическая партия Курдистана (ДПК) объявила, что также бойкотирует сессию, чтобы «продолжить консультации и диалог между политическими блоками».

Координационная структура, консорциум иракских шиитских политических сил, выступающих против результатов выборов 10 октября, также заявила, что сессия не должна состояться, сославшись на недавние политические беспорядки.

Процесс подготовки к президентским выборам еще больше погрузился в хаос, когда Верховный суд Ирака 6 февраля приостановил выдвижение кандидатуры главного претендента Салеха, 68-летнего Хошияра Зибари, припомнив тому обвинение в коррупции. Зибари обвинения отрицает.

Перенос сессии обостряет политические проблемы Ирака, поскольку президент должен в течение 15 дней после избрания официально назначить премьер-министра от крупнейшего блока в парламенте.

Печать

Действующий президент Ирака продолжит исполнять свои обязанности

 

Верховный Федеральный суд Ирака уполномочил в воскресенье действующего президента страны Бархама Салеха продолжать исполнять свои обязанности вплоть до избрания нового главы государства. Об этом сообщил информационный портал Shafaq News.

«Президент Ирака продолжает исполнять свои обязанности до избрания нового главы республики, несмотря на истечение срока его полномочий с завершением сессии Палаты представителей (т.е. перед парламентскими выборами в октябре прошлого года — прим. ТАСС)», — постановил суд.

8 февраля Салех подал запрос в Верховный суд в связи с возникшим конституционным вакуумом, когда парламент не смог выбрать нового президента Ирака. По мнению экспертов, шаг Салеха был обусловлен опасениями, что спикер парламента Мухаммед аль-Халбуси попытается как третье лицо в государстве временно взять на себя обязанности президента республики.

Ранее в воскресенье Верховный Федеральный суд Ирака окончательно отстранил экс-главу МИД Хошияра Зибари от участия в президентских выборах, удовлетворив иск группы депутатов, заявивших, что Зибари не может баллотироваться на пост президента после выдвинутых против него несколько лет назад обвинений в коррупции. Вердикт суда был оглашен всего за полтора часа до того, как в парламенте должна была завершиться регистрация кандидатов на пост главы государства. Выдвинувшая Зибари Демократическая партия Курдистана не представила альтернативную фигуру.

На минувшей неделе законодатели не смогли провести заседание и выбрать главу республики из порядка 24 подавших документы и прошедших регистрацию кандидатов, и перенесли заседание на неопределенное время. Депутаты не набрали кворум в две трети голосов — в зале присутствовали 58 из 329 парламентариев — из-за бойкота сессии ведущими партийными блоками.

Ситуация осложняется тем, что президент, которым в Ираке традиционно является курд, должен в течение 15 дней после избрания официально назначить премьер-министра (шиита) от крупнейшего блока в парламенте.

Печать

Президент Ирака Бархам Салех подал в отставку

Президент Ирака Бархам Салех подал в парламент прошение об отставке на фоне массовых антиправительственных протестов. Глава государства выступил против назначения проиранского кандидата на должность премьер-министра страны и призвал законодателей решить его судьбу.

Президент Ирака Бархам Салех подал прошение об отставке, соответствующее письмо он направил в совет представителей — местный парламент.

«Выражаю перед членами парламента готовность подать в отставку с поста президента республики, они примут решение, которое посчитают уместным, как представители воли народа», — цитирует текст послания Салеха Al Arabiya.

В своем письме президент указал, что выступает против кандидатуры губернатора провинции Басра Асаада аль-Идани в качестве нового премьер-министра Ирака. Он также добавил, что не желает дальнейшего ухудшения ситуации в стране.

Салех подал прошение об отставке на фоне крайне тяжелой политической ситуации в стране. Дело в том, что в иракском парламенте партии никак не могут договорится о кандидатуре нового премьера. Кризис начался в ноябре, когда Адиль Абдул Махди подал в отставку с поста главы правительства.

Ирак — парламентская республика, президент в стране является символом национального единства, гарантом конституции, защитником независимости, единства и безопасности ее территории. Глава государства назначается Советом представителей сроком на 4 года, Салех занял данный пост в октябре прошлого года.

В то же время основной причиной для ухода президента послужил его конфликт с Асаада аль-Идани, который был связан с проиранской позицией кандидата в премьеры.

Салех выступает против сближения Ирака с Ираном, но не может отказаться от назначения, утвержденного парламентом премьера.

При этом в октябре Ирак захватили антиправительственные митинги, которые косвенно были связаны с проиранской позицией властей. Протестующие обвинили правительство в коррупции и потребовали отставки Адиля Абдул Махди. Масштабные акции протеста зачастую сопровождались антииранскими лозунгами, по мнению демонстрантов, Багдад получает значительную поддержку от Тегерана.

В ходе акций протестующие подожгли консульство Исламской Республики в городе Кербела, параллельно выкрикивая лозунг «Иран, уходи». Иракские полицейские в ответ открыли огонь по демонстрантам, в результате инцидента погибли более 300 человек. Подобные жесткие меры в Ираке связывают с проиранским ополчением, а также генералом спецподразделения «Аль-Кудс» (входит в Корпус стражей Исламской революции Ирана) Касемом Сулеймани.

На фоне этих событий Адиль Абдель Махди ушел с поста премьера, что позволило относительно снизить накал протестов. Однако демонстрации в республике продолжаются до сих пор, зачастую они приводят к столкновениям с полицией. В настоящее время от действий полицейских погибли около 500 человек, а еще 20 тыс. пострадали.

Протестующие требуют от иракских властей выполнить ряд требований — сформировать новое правительство под руководством политически неангажированной фигуры, распустить парламент и провести внеочередные выборы.

Иракские власти решили пойти на встречу протестующим. В частности, в ответ на массовые демонстрации парламент Ирака принял новый закон по выборам, который «призван защитить голоса избирателей и не допустить манипуляций и подтасовок». При этом роспуску совета представителей мешает неопределенность с обновлением правительства.

Салех должен был 26 декабря утвердить Асаада аль-Идани в качестве премьера и позволить ему собрать новый кабмин, как того требовали протестующие. Переходное правительство должно работать до завершения внеочередных парламентских выборов. Уход президента же затягивает данный процесс.

При этом до своего ухода Салех дважды переносил крайний срок для назначения нового премьера, что негативно воспринимали демонстранты. К примеру, 22 декабря тысячи активистов на юге страны блокировали дороги и здания официальных учреждений в знак протеста против задержки с назначением нового главы правительства.

Посол Антонов напомнил Пентагону о бомбардировках Югославии, Ливии и Ирака | Новости | Известия

Пентагон забыл, как самолеты США и союзников по НАТО бомбили города Югославии, Ирака, Ливии. Об этом во вторник, 22 марта, сообщил посол РФ в Вашингтоне Анатолий Антонов.

«Ощущение таково, что в Пентагоне уже забыли, как еще совсем недавно самолеты США и их союзников по НАТО в прямом эфире бомбили города Югославии, Ирака, Ливии. Не вспоминают в Вашингтоне и о вопиющих преступлениях американских военнослужащих и наемников в Афганистане и Сирии», — приводит слова дипломата Telegram-канал посольства.

Антонов напомнил, что удары российских военных направлены исключительно против объектов военной инфраструктуры Украины. Для сравнения дипломат привел радикальные украинские группировки, которые, прикрываясь женщинами и детьми в качестве живого щита, устанавливают в жилых кварталах ракетные системы залпового огня и ведут огонь по российским военнослужащим.

«Применяют ракеты «Точка-У», оснащенные кассетными боеприпасами против мирных жителей. Препятствуют гражданскому населению покинуть районы боевых действий, проводя насильственную мобилизацию», — добавил он.

Российские военные 22 марта передали жителям Мелитополя почти 20 т гуманитарной помощи с продуктами первой необходимости. Автоколонна с грузом прошла через пограничный пункт Крыма. Жителям города передали детское питание, крупы, мясные консервы, овощи.

20 марта глава Пентагона Ллойд Остин заявил, что в Вашингтоне применение Россией на Украине гиперзвуковых ракет «Кинжал» не считают фактором, который «кардинально меняет ситуацию».

19 марта официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков во время брифинга сообщил, что Вооруженные силы России впервые применили во время специальной операции на Украине гиперзвуковые ракеты «Кинжал».

Как отметил российский военный эксперт, полковник в отставке Виктор Литовкин, боевое применение российскими военными авиационного комплекса «Кинжал» для уничтожения склада с боеприпасами в Ивано-Франковской области помогло избежать жертв среди мирного населения. Благодаря технологии гиперзвука земля поднялась, однако разлет осколков был не такой сильный, чтобы пострадали жилые дома.

В середине февраля из-за обострения ситуации в Донбассе в результате обстрелов со стороны украинских военных Донецкая и Луганская народные республики объявили об эвакуации мирного населения в РФ и попросили о признании независимости.

21 февраля президент РФ Владимир Путин подписал соответствующий указ. 24 февраля Россия начала спецоперацию по защите мирного населения Донбасса. Как уточнял пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, спецоперация преследует две цели — демилитаризацию и денацификацию Украины. По его словам, оба эти аспекта представляют угрозу для российского государства и народа.

Больше актуальных видео и подробностей о ситуации в Донбассе смотрите на телеканале «Известия».

президент Литвы обвинил Россию в кризисе с мигрантами — Daily Storm

Президент Литвы Гитанас Науседа считает, что Россия связана с миграционным кризисом вокруг Белоруссии. По словам главы государства, беженцы из Ирака вначале прибывают в Москву, а затем едут в Минск.

«Последние события заставляют думать, что Россия тем или иным образом связана с этим кризисом, об этом говорит многое. Во-первых, <…> мигранты приезжают через Москву», — сказал Науседа на пресс-конференции, которая транслировалась на странице президента в Twitter.

Вице-премьер Польши, министр культуры и национального наследия Петр Глиньский ранее предложил исключить Россию и Белоруссию из международных организаций и запретить им участие в спортивных соревнованиях. По словам Глиньского, следует усилить международное давление на эти страны в связи с миграционным кризисом на польско-белорусской границе.

В ответ председатель комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и молодежной политике Дмитрий Свищев заявил в беседе с Daily Storm, что Глиньского нужно привлечь к уголовной ответственности за слова о России.

Свищев добавил, что кабмину следует обратить внимание на слова польского вице-премьера и применить санкции в отношении него: «Сейчас же модно применять санкции — пусть применят санкции к этому товарищу».

«Я напишу в МИД с просьбой дать оценку высказываниям Глиньского. И напишу в посольство Польши, чтобы дали мне ответ, что происходит и на каком основании какой-то там вице-премьер начинает трогать наших спортсменов», — сказал депутат.

Ранее депутат Госдумы Леонид Слуцкий призвал Евросоюз наладить прямые контакты с Минском по ситуации на белорусско-польской границе. Слуцкий при этом обвинил ЕС в применении санкций в любой кризисной ситуации. Глава дипломатии Евросоюза Жозеп Боррель ранее рассказал, что 15 ноября будет принято решение о расширении ограничений в отношении Белоруссии из-за кризиса с мигрантами.

Слуцкий напомнил, что на границе Белоруссии и Польши сейчас находятся несколько тысяч человек, включая женщин и детей. Ситуация далека от разрешения, со стороны ЕС уже были угрозы Минску и Москве, добавил депутат. Он также указал на необходимость диалога между Белоруссией и Евросоюзом. Санкции же могут свести его на нет, предупредил Слуцкий.

Выступления руководителей государств на сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности

Источник: kremlin. ru

Глава Российского государства в режиме видеоконференции принял участие в сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности

Во встрече, состоявшейся в Душанбе под председательством Президента Таджикистана Эмомали Рахмона, участвовали также Премьер-министр Армении Никол Пашинян, Президент Белоруссии Александр Лукашенко, Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, Президент Киргизии Садыр Жапаров и Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности Станислав Зась.

* * *

Э.Рахмон: Уважаемые коллеги!

Искренне рад приветствовать вас в столице Таджикистана.

Разрешите объявить работу сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности открытой.

Сегодняшняя сессия завершает цикл мероприятий уставных органов ОДКБ в рамках таджикского председательства.

Хотел бы отметить, что председательство Таджикистана в Организации совпало с периодом чрезвычайных вызовов и угроз, с которыми столкнулся наш регион коллективной безопасности. Тем не менее наша страна при поддержке партнёров по ОДКБ последовательно выполняла функции председателя в соответствии с озвученными приоритетными направлениями.

Пользуясь возможностью, выражаю признательность государствам-членам ОДКБ за совместную работу по выполнению согласованного нами плана мероприятий по реализации решений сессий Совета коллективной безопасности и выполнению приоритетных направлений деятельности, предложенных Республикой Таджикистан.

Подводя итоги нашей совместной работы, отмечу, что нам, прежде всего, удалось в целом поддерживать высокий уровень политического взаимодействия и обеспечивать координацию внешнеполитических позиций.

Во-вторых, мы продолжили практику принятия совместных заявлений по актуальным вопросам международной и региональной повестки дня.

В-третьих, расширилось межпарламентское взаимодействие. В июле текущего года Душанбе успешно принял выездную сессию Совета Парламентской Ассамблеи ОДКБ.

В-четвёртых, мы смогли завершить работу по принятию плана оснащения Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ. Это очень важное достижение. Соответствующее решение по нему будет принято сегодня.

В-пятых, поддерживался высокий уровень готовности сил коллективной безопасности для выполнения задач по предназначению. Это крайне важно с учётом напряжённой обстановки в соседнем Афганистане.

В-шестых, расширились контакты с международными организациями. ОДКБ широко была представлена на международных площадках.

И последнее: мы качественно продвинулись вперёд в развитии миротворческого потенциала ОДКБ.

Очевидно, что комплекс совместно проделанной работы будет способствовать делу дальнейшего укрепления потенциала ОДКБ. Безусловно, в этой работе большую роль сыграл Секретариат ОДКБ. Благодарю Генерального секретаря и всех ответственных лиц за обеспечение в нынешних непростых условиях полноценной работы Организации.

<…>

В.Путин: Уважаемый Эмомали Шарипович! Уважаемые друзья!

Прежде всего, присоединяюсь к коллегам, хочу поблагодарить Президента Таджикистана и всех наших таджикских друзей за активную работу, проведённую в период председательства в Организации Договора о коллективной безопасности, а также за подготовку сегодняшнего заседания.

Вы знаете, что, к сожалению, вынужден был в последний момент отменить свой визит в Душанбе, мне очень жаль, но это связано с тем, что в ближайшем окружении, как вы знаете, выявлены случаи заболевания коронавирусом, и это не один, не два – несколько десятков человек. И теперь приходится в течение нескольких дней соблюдать режим самоизоляции.

К сожалению, не могу каждому из вас руку пожать, обнять вас, но, конечно, мы заинтересованы в участии – пусть и дистанционном – в обсуждении ключевых задач, стоящих перед нашей Организацией.

Как уже отмечалось, обстановка в зоне ответственности ОДКБ и на внешних границах государств-членов не только не стабильна, но и несёт новые, по-настоящему острые вызовы и риски для безопасности наших стран.

Сразу после, мягко говоря, поспешного вывода войск США и их союзников из Афганистана и прихода к власти Движения талибов мы с вами на внеочередном саммите ОДКБ обменялись мнениями об опасностях, связанных с кардинально изменившейся ситуацией в этой стране. Все поддержали тогда вывод о том, что в нынешних условиях как никогда востребована самая тесная координация и сплочённость государств – членов ОДКБ. Мы также согласились, что необходимо быть готовыми в любой момент в полной мере задействовать оборонный и политический потенциал ОДКБ для обеспечения безопасности, поддержания мира и стабильности в наших странах.

<…>

Премьер-министр Армении Н.Пашинян отметил важность углубления координации в рамках ОДКБ

Источник: ru.armeniasputnik.am

Страны ОДКБ должны углублять внешнеполитическую координацию в целях выработки согласованных подходов по международной и региональной проблематике. Об этом заявил премьер-министр Армении Никол Пашинян, выступая на заседании ОДКБ в столице Таджикистана.

«Необходимо продолжать работу по углублению внешнеполитической координации и взаимной поддержки для выработки совместных подходов по международным и региональным вопросам, затрагивающим интересы государств — членов ОДКБ. С этой целью придаем важное значение проведению регулярных разноуровневых консультаций, в том числе и в формате группы высокого уровня, в которую входят заместители глав внешнеполитических и оборонных ведомств», — отметил он.

Пашинян прибыл в Душанбе вечером 15 сентября. Главу правительства Армении в аэропорту встречали премьер-министр Таджикистана Кохир Расулзода и замминистра иностранных дел Амирхон Курбонзода.

Президент Кыргызстана Садыр Жапаров на саммите ОДКБ озвучил позицию Кыргызстана по ситуации в Афганистане

Источник: president.kg

Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров сегодня, 16 сентября, выступая на сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ в г.  Душанбе, высказал позицию Кыргызской Республики по ситуации в Исламской Республике Афганистан.

Глава государства в очередной раз подчеркнул, что участие Кыргызстана в ОДКБ было и остается приоритетом во внешней политике страны.

«Мы придаем особое значение сотрудничеству государств-членов в рамках ОДКБ, как гаранту безопасности в регионе. Нынешняя непредсказуемая военно-политическая обстановка в регионе вызывает большую обеспокоенность и требует тесного взаимодействия. Со своей стороны, мы готовы и призываем все государства-члены Организации продолжать совместную работу исключительно в духе взаимной поддержки», — отметил он.

Президент выразил серьезную озабоченность текущей ситуацией в Афганистане, которая может негативно повлиять на безопасность государств-членов ОДКБ.

Он отметил, что формирование в нашем регионе теократического государства, безусловно, негативно повлияет на текущую ситуацию в странах-членах Организации.

Вместе с тем Садыр Жапаров подчеркнул приверженность кыргызской стороны к поддержке дружественных отношений с Афганистаном и невмешательству в его внутренние дела.

При этом Глава государства отметил необходимость вести диалог с представителями новой власти Афганистана о возможных вариантах сотрудничества по различным вопросам для скорейшей стабилизации ситуации в стране.

«Мы надеемся на скорейшую стабилизацию ситуации в Афганистане и формирование нового инклюзивного правительства, с приемлемым для народа этой страны вариантом государственного устройства», — подчеркнул Президент Садыр Жапаров.

Во время сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ Александр Лукашенко отметил, что глобальная напряженность формирует риски силовых вариантов разрешения конфликтов. 

По материалам: president.gov.by

«К сожалению, приходится констатировать, что нынешний год не способствовал улучшению международной обстановки. По-прежнему принципы и нормы международного права грубо игнорируются. Границы региональной нестабильности расширяются. Глобальная напряженность формирует риски силовых вариантов разрешения конфликтов», — подчеркнул белорусский лидер.

Глава государства отметил, что испытанием для человечества стало преодоление пандемии коронавируса, весомым фактором безопасности становятся экологические бедствия и необратимые изменения климата.

«На этом фоне особую тревогу вызывает увеличение военных расходов в мире и демонтаж системы контроля над вооружениями. На наших глазах рассыпается Договор по открытому небу. Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, по сути, остается единственным действующим соглашением в этой сфере. Отсутствие же конструктивной повестки в области ограничения вооружений не добавляет оптимизма и сохраняет военно-политическую напряженность», — заявил Президент.

«Актуальным фактором ломки системы международных отношений становится обострение конкуренции Запада с Китаем. Для усиления своего влияния в Азии Евросоюз выдвинул инициативу «Глобально соединенная Европа», которая, по сути, является альтернативной китайскому «Поясу и пути», — отметил Глава государства.

По словам Александра Лукашенко, политика Европейского союза, наряду с экономическими мерами, предусматривает дальнейшее продвижение на восток якобы эталонных «демократии и европейских ценностей». «Какие это ценности и какая демократия, мы недавно увидели на примере Афганистана, да и не только», — добавил Президент.

Глава государства подчеркнул, что под лозунгом борьбы за права человека коллективный Запад осуществляет давление на суверенные государства за счет ограничений, ассиметричных действий и гибридного влияния.

«Все это происходит под лозунгом борьбы за чьи-то права. Но мы прекрасно понимаем, что истинным мотивом подобных мер является неприкрытый лоббизм своих экономических, и не только, интересов», — обратил внимание Александр Лукашенко.

Причем для ввода санкций используются совершенно надуманные предлоги, подчеркнул Глава государства. Он вспомнил экстренную посадку в Минске самолета Ryanair, после которой страны Европы ввели запрет на использование воздушного пространства Беларуси и закрыли свое небо для белорусского национального перевозчика — компании «Белавиа».

«Опасной тенденцией является обострение обстановки на западных границах ОДКБ. Расширяется военное присутствие США в Восточной Европе, наращиваются боевые возможности коалиционных формирований стран НАТО», — сказал Александр Лукашенко.

В этом году Североатлантический альянс провел серию учений в Прибалтике и Украине. Только за последние пять лет их количество увеличилось более чем в два раза — до 90 крупных учений в год, а количество привлекаемых войск — с 60 тыс. до 110 тыс. военнослужащих.

«Все это создает у наших границ условия для военных провокаций и инцидентов. При этом наши соседи — страны Балтии, Польша и Украина — весьма нервно реагируют на плановое белорусско-российское учение «Запад-2021». Они уже фактически закончились, а гвалт с территории Запада до сих пор разносится по всему миру. Хотя эти учения имеют исключительно оборонительную направленность», — подчеркнул Президент.

Он отметил, что учение широко освещалось в СМИ, на него всегда приглашаются международные наблюдатели. «Однако наши соседи традиционно твердят про мнимые угрозы их безопасности. Украинский Президент вообще договорился до того, что на белорусско-российском учении будут отрабатываться варианты захвата Киева, Одессы, Харькова. В то же время сама Украина постоянно участвует в натовских маневрах, явно имеющих необоронительную тематику, — обратил внимание Глава государства. — Мы хоть проводим свои учения там, где мы расположены. А американцы за тысячу километров приехали в Украину проводить учения, якобы тоже оборонительные. От кого они там обороняются?»

Александр Лукашенко подчеркнул, что инцидентам на границе с беженцами и мигрантами Европейский союз пытается придать характер международной гибридной угрозы.

«Активно предпринимаются попытки переложить ответственность за миграционную проблему на страны транзита. И все это после того, что США и их союзники по НАТО сотворили в Афганистане и странах Ближнего Востока. Более того, позвали в Европу афганцев по приказу Соединенных Штатов Америки, а теперь отказываются их принимать», — заметил Глава государства.

Одновременно, по его словам, миграционный кризис стал поводом для наращивания военного потенциала НАТО на западных границах ОДКБ. Возле белорусских границ на постоянной основе развернута группировка войск, насчитывающая свыше 10 тыс. человек и более 500 единиц тяжелой военной техники.

«Кроме того, под предлогом борьбы с нелегальной миграцией в Литве с этого месяца используются новые подразделения НАТО для гибридного воздействия на наши страны», — заявил белорусский лидер.

«Страны Запада закрывают глаза на грубые нарушения собственных обязательств в сфере прав человека. Только за последние недели на границе с Польшей, Литвой и Латвией практически ежесуточно происходят инциденты, в ходе которых переселенцев из Афганистана и других стран, например, Ирака, Сирии, жестоко, с применением оружия, выталкивают на белорусскую территорию, — обратил внимание Александр Лукашенко. — Я уже не говорю о том, как они внутри своих стран разбираются со своим собственным населением, которое выходит и законно выражает свое мнение, например, по поводу ковид-ограничений».

Президент подчеркнул, что двойные стандарты Запада проявляются и в активных попытках отгородиться от миграционной проблемы забором на западной границе ОДКБ. Уже идет речь о выделении на эти цели сотен миллионов долларов.

«Пустая, никому не нужная затея. Но если смотреть глубже на эту ситуацию, можно говорить о создании новых разделительных линий в Европе с использованием в полном смысле слова колючей проволоки. Фактически вместо диалога по решению насущных международных проблем возвращаются примитивные подходы времен холодной войны», — отметил Глава государства.

Белорусский лидер отметил эскалацию напряженности вокруг Афганистана. Он обратил внимание, что политическая обстановка внутри страны характеризуется нестабильностью. «Налицо гуманитарный кризис, который будет сопровождаться целым спектром негативных последствий. В том числе вызовами и угрозами коллективной безопасности ОДКБ», — сказал Президент.

По мнению Александра Лукашенко, в складывающихся условиях ОДКБ в целом адекватно реагирует на современные вызовы и угрозы, по крайней мере, на текущей стадии.

Афганская проблематика также будет обсуждена 17 сентября на совместной встрече лидеров стран ШОС и ОДКБ. Александр Лукашенко уверен, что в нынешней международной ситуации взаимодействие двух организаций способно выступить новой весомой международной платформой для совместного обсуждения и реализации взаимовыгодных интересов. «Причем не только по проблемам Центральной Азии, но и по противодействию чужому геополитическому влиянию», — отметил Глава государства.

Положительную динамику в расширении сотрудничества ОДКБ с международными организациями необходимо сохранять, убежден белорусский лидер.

На утверждение главами государств вынесен пакет документов по развитию взаимодействия в военной сфере. Ими совершенствуются механизмы поддержания боеспособности Коллективных сил ОДКБ.

Более пристального внимания, по словам Президента, требует миграционная проблематика. Глава государства считает, что в ОДКБ целесообразно придерживаться единых подходов к реагированию на риски и вызовы в этой сфере. Особенно важна, отметил он, взаимная поддержка союзников на международной арене, в том числе в ООН и ОБСЕ.

Александр Лукашенко также заявил, что последствия COVID-19 подчеркивают необходимость развивать в ОДКБ взаимодействие в области биологической безопасности. «Причем не только с точки зрения противодействия пандемии, но и в контексте международных угроз», — сказал Президент.

Глава государства отметил, что в 2022 году Договору о коллективной безопасности исполняется 30 лет, а самой организации — 20. К этим датам, подчеркнул он, необходимо подойти ответственно.

«Как минимум, осуществить ревизию того, что сделано и что предстоит сделать. Возможно, определить новые долгосрочные задачи по развитию ОДКБ, выступающей гарантом и донором безопасности на Евразийском континенте», — резюмировал Александр Лукашенко.

Министр Корлэцян был принят президентом Ирака

Министр иностранных дел, Титус Корлэцян, был принят в воскресенье, в Сулеймание, иракским президентом, Джаляль Талабани, в рамках официального визита, с которым он находится в Ираке.

По словам пресс-релиза министерства иностранных дел, в ходе переговоров двух чиновников, приветствовалось тесное сотрудничество в рамках политических отношений между двумя странами и было рассмотрено состояние двусторонних отношений в различных областях, представляющих взаимный интерес.

«Собеседники подчеркнули, что расширение политического диалога приведет к тому что деловая среда обеих стран, будет искать новые пути сотрудничества, ведущего к усилению и диверсификации двусторонних экономических отношений. Кроме того, иракский президент подчеркнул, что его страна заинтересована в привлечении румынских инвесторов в таких областях, как нефтяной сектор, строительство, энергетика, инфраструктура, сельское хозяйство», говорится в пресс-релизе.

Президент Джаляль Талабани и министр Титус Корлэцян выразили свою поддержку ряда проектов, связанных с обучением иракских студентов в Румынии, которая возродила бы, таким образом, традицию специализации молодых иракцев в румынских вузах, уточняет МИД.

Собеседники договорились о важности содействия для местных партнерств, побратимстве уездов/мухафазе и соответственно городов обеих стран, как Бухарест-Багдад, Брашов-Эрбиль, Крайова-Сулеймание, Арад-Дахук. Иракский глава государства и министр иностранных дел Румынии подчеркнули важность укрепления торгово-экономического сотрудничества и достижения отраслевых партнерств в таких областях, как сельское хозяйство, энергетика, строительство, транспорт и инфраструктура. Собеседники согласились, что открытие прямой авиалинии между Румынией и Ираком будет, в частности, содействовать развитию двусторонних торгово-экономических связей, согласно МИД.

В ходе встречи двух чиновников, были обсуждены политические события и вопросы международной безопасности, в частности, в непосредственной близости от Республики Ирак, сосредоточив внимание на сирийском кризисе, «Арабской весне», мирном процессе на Ближнем Востоке  и на иранском ядерном досье.

Министр иностранных дел, Титус Корлэцян, подтвердил приглашение властей румынского государства в отношении визита в Румынию, президент Ирака подтвердил желание осуществить визит в ближайшем будущем.

Истoчник: Румынскoe Нaциoнaльнoe Агeнствo Пeчaти AГЕРПРЕС

 

Разговор с президентом Ирака Бархамом Салихом

Президент Бархам Салих обсуждает роль Ирака в региональных конфликтах и ​​его отношения с США.

ТАУНСЕНД: Добро пожаловать на сегодняшнее заседание Совета по международным отношениям. Я Фрэнсис Фрагос Таунсенд, исполнительный вице-президент по корпоративным вопросам, директор по соблюдению нормативных требований и корпоративный секретарь Activision Blizzard Entertainment. Кроме того, я рад сообщить, что являюсь членом совета директоров Совета по международным отношениям.

Для меня большая честь и радость, что сегодня к нам присоединился президент Ирака Бархам Салих.

Сегодняшняя аудитория состоит из членов Совета со всей страны, которые присоединяются к нам онлайн, а также из небольшого числа людей здесь, в Нью-Йорке.

Президент Салих, добро пожаловать.

САЛИХ: Спасибо.

ТАУНСЕНД: Итак, позвольте мне вернуться к вам, потому что, как вы знаете, я служил — как и Ричард — в администрации Буша, администрации Джорджа Буша-младшего, и прошло почти двадцать лет с тех пор, как США.С. уехал в Ирак. Мы только что отметили двадцатую годовщину 11 сентября. Теперь, оглядываясь назад, если бы у вас была возможность поговорить с президентом Бушем о том, о чем он думал в то время, что бы вы ему сказали?

САЛИХ: Послушай, очевидно, много лет для размышлений. Определенно, с моей точки зрения из Ирака, из Багдада, и я осмелюсь сказать, что отражая точку зрения большинства иракцев, решение сразиться с Саддамом Хусейном и отстранить его от власти было правильным решением; это было моральное решение.Мир стал лучше без Саддама Хусейна. Он был военным преступником. Он занимался преступлениями против человечности, геноцидом, что угодно. Но не сомневаюсь: много проблем при переходе.

Я помню, как приехал в Вашингтон примерно за неделю, за десять дней до начала войны. Я ходил в Белый дом и другие. В то время как мы были так взволнованы тем фактом, что дни Саддама Хусейна сочтены — но до нас начало доходить — в то время, когда мы были в иракской оппозиции, по крайней мере, я был — я был премьер-министром регионального правительства Курдистана в Сулеймании. .До нас дошло о планах перехода, и хотя задача устранения Саддама Хусейна была большой задачей для всех нас, мы хотели избавиться от него, несмотря ни на что, но в то время нас внезапно осенило, что план перехода выглядел великолепно. на бумаге, а реальность другая.

Должен сказать, главный урок из этого: планы перехода были недостаточно хороши, чтобы иметь дело с динамикой. Честно говоря, многие из нас — я просто не хочу винить в этом американскую бюрократию и американских руководителей, что легко сделать жителям Ближнего Востока.

ТАУНСЕНД: (Смеется.)

САЛИХ: Но мы не уделили должного внимания переходу. Более важным решением в то время было создание оккупационной власти, которая отрицала суверенитет Ирака, и вместо того, чтобы иракцы стали ответственными за переходный процесс, Америка тоже сделала это нехорошим лицом.

Двадцать лет спустя и размышляя о том, что происходит в Афганистане, в конце концов, американская мощь имеет значение, американская мощь важна, важно понимать ее актуальность, ее важность, ее последствия, но также очень важно также понимать его ограничения.Вы не можете просто подделать легитимность. Вы просто не можете, навязывая определенный порядок, создать легитимность. Легитимность обусловлена ​​тем, чтобы быть добрым к своему народу и поддерживаться вашим народом, а также способностью отражать волю, по крайней мере — я не говорю о — легитимность имеет значение, и система правительства, которая была создана в Ираке было много хорошего, бесспорно. И есть одна вещь, о которой стоит задуматься за последние двадцать лет — и мы говорим об Ираке, сердце Ближнего Востока. У нас сменилось пять правительств; ни один премьер-министр или президент не оказался в камере смертников или на виселице.Я имею в виду, что это может показаться американцам мелочью, но, тем не менее, для этой части мира это важно.

Ирак сильно пострадал от коррупции. Я называю коррупцию политической экономией конфликта. В случае с Ираком у нас есть нефть, которая приносит доход, и вместо того, чтобы лучше использовать ее для служения вашему народу и укрепления легитимности политического порядка, коррупция, к сожалению, подорвала ее. В случае с Афганистаном, на мой взгляд, и, вероятно, слишком рано говорить о причинах, о многих, многих причинах, но политическое, которое имело место, было введено в действие при большой американской поддержке, за что многие люди должны быть благодарны. , но в конце концов, какая часть из этого досталась населению, а какая легитимности? Таким образом, разношерстная милиция может противостоять этой хорошо оснащенной армии Афганистана.Это некоторые, на моей макушке, некоторые из размышлений, которые я хотел бы представить вам.

ТАУНСЕНД: Итак, вы упомянули американскую легитимность. Какой сигнал вы поняли и, по вашему мнению, извлекает Ближний Восток из вывода войск из Афганистана?

САЛИХ: Америка, несомненно, остается влиятельной мировой державой, значимой силой, но, в конце концов, речь идет о нас; это о том, что мы берем на себя ответственность за свою судьбу. И действительно, мы не должны делать это для американцев. Американцы не навсегда.Мы должны рассчитывать на себя, когда нам нужно найти решения, исходящие из наших собственных обществ и из нашего собственного региона. В Нью-Йорке я встречался с рядом региональных лидеров. Две недели назад у нас была крупная конференция в Багдаде, на которой присутствовали все соседи Ирака, кроме Сирии, в основном говорили о том, что эта часть Ближнего Востока не может продолжать быть такой. И мы действительно должны искать решения. Мы должны проявить инициативу. Да, Америка остается важной. Америка — глобальная держава, как я уже сказал, выдающаяся держава, бесспорно, но она касается нашей собственной судьбы, и мы должны взять на себя ответственность за нее.

ТАУНСЕНД: Вы упомянули регион и своих соседей. Из Соединенных Штатов, извне, которые сейчас смотрят внутрь, в Соединенных Штатах есть большая обеспокоенность по поводу иранского правительства, экстремистского правительства, которое было избрано, и влияния, которое они могут или будут оказывать внутри Ирака. Расскажите нам о своих отношениях с иранцами.

САЛИХ: Послушайте, Ирак и Иран — и в присутствии Мартина — это было двойное содержание — верно? — в то время. Я помню это. А Мартин говорил, что дело не в двойном содержании и не в различиях между нами.

Важно реально смотреть на реалии самого региона. Ирак и Иран имеют общую границу протяженностью 1400 километров. Есть общины, которые охватывают границу, где живут курды или арабы в Басре и курдские фейли в Куте и других местах, а также Наджаф и Кербела в Ираке. Если оглянуться на историю, то на протяжении тысячелетий эти границы были в некотором роде открыты для влияния, перекрестного влияния между двумя народами и двумя регионами. Вы просто не можете раздвинуть Ирак и Иран.Мы там. Мы связаны этими основными культурными, религиозными реалиями.

Многие говорят о влиянии Ирака — Ирана в Ираке, и многие забывают и о влиянии Ирака в Иране, учитывая тот факт, что в Ираке есть Наджаф и Кербела. И если вы оглянетесь, по крайней мере, на двадцатый век, то увидите, что большинство крупных событий, произошедших в Иране — будь то восстание против конституции, будь то — (неразборчиво) — повернули вспять — (неразборчиво) — восстание против табачных компаний в 1920-е годы, я думаю, даже исламская революция 1979 года — все началось с Ирака. Так что есть улица с двусторонним движением. Это не улица с односторонним движением. И нужно признать его таким, какой он есть.

Я не хочу возвращаться к войне, войне Ирака и Ирана. После этого сильно пострадали иракцы, пострадали иранцы, пострадал регион в целом. Миллиарды и миллиарды долларов были растрачены на разрушительную войну, которая не купила стабильности никому в регионе.

Мы не можем не признать важность этих отношений, и мы не должны стесняться или колебаться в признании важности отношений Ирака с Ираном.Но это должно быть — и это большое «но» и важное «но»: это должны быть отношения между суверенным государством в Ираке и, конечно же, суверенным государством в Иране. Природа геополитики Ирака такова, что если это прокси-зона, в которой доминирует какой-либо региональный актор, в дело вмешаются другие. И, очевидно, в результате этого пострадал Ирак. Но соседи тоже страдают, и это стало следствием. Ирак должен помнить, как нам часто напоминают или мы понимаем от людей, которые следят за этими вещами, о случившейся войне, которую вел Саддам Хусейн, и они не хотят видеть Ирак, враждебный их интересам. Мы не хотим видеть Ирак, враждебно настроенный по отношению к Ирану или, если уж на то пошло, к любому из наших соседей. Мы хотим иметь стабильные, мирные отношения с нашими соседями, с Ираном, от суверенного государства к суверенному государству. Это также будет означать для турок, это будет означать для саудовцев, для остальных. Использование Ирака в качестве прокси-зоны никому не подойдет.

То, что мы слышим все чаще, и я могу сказать это определенно с точки зрения отражения общественного мнения в Ираке: ни у кого нет ни времени, ни сил возвращаться к состоянию конфликта с кем-либо из наших соседей.Мы хотим иметь хорошие отношения. Мы хотим строить инфраструктуру с иранцами. Мы хотим построить инфраструктуру с нашими партнерами по Персидскому заливу, с турками, с нашими иорданскими соседями и другими. Наше население растет очень быстро. Наши ресурсы соответственно не расширяются. Нам действительно нужно создавать рабочие места, а этого нельзя сделать, застряв в этих ящиках конфликта. Иранцам нужен Ирак; Иракцам нужен Иран, но опять же, как я уже сказал, на основе динамики суверенного государства, основанной на правилах. Осмелюсь сказать, что суверенное иракское государство — суверенное иракское государство — это то, что может стать общей темой для интересов всего соседства.Кувейтцы хотели бы этого. Саудовцы этого хотят. Турки и иранцы также заинтересованы в том, чтобы Ирак был мостом, а не зоной конфликта, прокси-зоной.

ТАУНСЕНД: Вы говорите, что это мост. Ваши соседи — отложив на мгновение отношения с Ираком — ваши соседи не так уж хорошо ладят друг с другом. Есть реальная напряженность.

САЛИХ: Они лучше ладят.

ТАУНСЕНД: (Смеется.)

САЛИХ: Могу я рассказать вам кое-что интересное?

ТАУНСЕНД: ОК.

САЛИХ: Хотел бы я, чтобы вы были в Багдаде в тот день, когда у нас была Багдадская конференция. Все главные действующие лица региона были на столе. Багдад — понятие Багдад было местом конфликта, где все борются и имеют долю в этой борьбе. Теперь грядущее — и я уверен, что с разных точек зрения; некоторые люди имеют в виду это больше, чем другие; Я просто не хочу быть слишком наивным, но, по сути, признаю, что Ирак не может пойти не так, как надо. Если Ирак будет подорван, это также нанесет ущерб их интересам.Мы можем много говорить об этих вещах.

Нам всем нужна инфраструктура, которая пройдет через нашу территорию и будет полезна как для Ирака, так и для наших соседей. Они так говорили, и через Ирак в Багдаде состоялось много разговоров между нашими соседями по Персидскому заливу, иранцами и турками, и много разговоров между саудовцами и иранцами. И это довольно парадоксально, но я должен сказать, что они встретились в Ираке в секрете полишинеля и действительно начали устранять некоторые из этих препятствий, и это также отражает то, о чем мы говорили с точки зрения извлеченных уроков.Должна быть — регион должен объединиться. Нам нужны решения, будь то в области безопасности, будь то в Сирии, будь то изменение климата, которое действительно влияет на нашу жизнь и нашу экономику, или фундаментальное требование любого общества — рабочие места для вашей молодежи. Нам нужно собраться. Мы можем ненавидеть друг друга до глубины души — это не «может быть» — я имею в виду, что это, к сожалению, среди политических правящих элит в этой части мира. Это не так, было иначе, но я думаю, что дело движется в правильном направлении.Я держу пальцы скрещенными, и у меня гораздо больше надежд, чем раньше.

ТАУНСЕНД: Это потрясающе. Итак, позвольте спросить вас: учитывая не только близость Ирака, но и его роль в объединении людей, вы знаете, конфликт, который терзает геополитику и сейчас как бы уходит в сторону, — люди не обращают на это внимания, но это было гуманитарная трагедия — это Йемен. ООН попыталась. США постарались. Видите ли вы возможность для Ирака, учитывая ваши отношения с иранцами и саудовцами, сыграть там роль миротворца, чтобы обеспечить мирное решение?

САЛИХ: Я не хочу говорить «миротворец».Я говорю об интересах Ирака. Интересы Ирака, эти конфликты, это соперничество наносят ущерб нашим интересам. И я осмелюсь сказать, что саудовцы недовольны нынешним положением дел. Иранцы недовольны—(неразборчиво). И то, что мы стали свидетелями за последние несколько месяцев, по меньшей мере, наш премьер-министр Кадхими активно работал над некоторыми из этих вопросов, так это попытка действительно привлечь некоторых региональных участников — я не собираюсь углубляться в детали; это были не только саудовцы и иранцы, но и многие другие.И если вы посмотрите на карту, Ирак геополитически является связующим звеном. И в течение последних сорока лет, с момента прихода к власти Саддама Хусейна, Ирак был проблемой для других — прежде всего, проблемой для иракского народа. И логика подсказывает мне, что все должны хотеть достойного, стабильного Ирака, Ирака, который находится в мире с самим собой и в мире со своими соседями. И я часто говорю друзьям, что если европейцы смогут преодолеть две мировые войны и столетия межконфессиональных, религиозных и этнических войн, используя ресурсы и культурное сходство, которые объединяют этот регион, это не должно быть слишком сложно. Опять же, я не недооцениваю трудности, культурные барьеры, целый ряд факторов, препятствующих этому. Но в случае с Ираком у нас есть — наше население сегодня составляет почти сорок миллионов человек. К 2050 году нас будет восемьдесят миллионов человек. Спрос на нефть снижается; скорее всего, после 2030 года цены снизятся из-за водородных элементов и электромобилей в Европе и так далее, и так далее. Мы должны найти способы найти работу для наших детей. То же самое относится к иранцам, то же к туркам, то же к иорданцам, египтянам.Мы должны. Мы должны. Дело не в том, чтобы быть дальновидным или что-то в этом роде. У нас нет другого выбора.

Очевидно, на этот счет, я имею в виду, у нас складываются хорошие отношения с иорданцами и египтянами. И мы делаем довольно много вещей, как по экономической инфраструктуре, так и по трубопроводам, по подключению электричества к Ираку. Gulfies — я имею в виду, GCC также делают это. И что-то очень важное, что произошло на прошлой неделе, наш министр иностранных дел был в Саудовской Аравии, присоединившись к встрече ССАГПЗ в гораздо более активном и предметном вопросе, чем раньше. В конце концов, речь идет об интересах, которые обязывают нас собраться вместе, потому что вопросы, вызовы безопасности остаются важными, без сомнения, очень, очень важными, и мы должны беспокоиться об этом, особенно в свете того, что произошло в Афганистане. , что происходит в Сирии. Но экономические и экологические последствия современной динамики слишком опасны для любого из наших обществ. Мы должны собраться вместе. И реальность такова, что регион должен взять на себя инициативу.Мы просто не можем ждать, пока посторонние помогут нам полностью и окончательно.

ТАУНСЕНД: На самом деле мы не говорили — мы еще не упоминали — и, говоря о безопасности, Сирия часто играла дестабилизирующую роль для Ирака. Что вы думаете об отношениях и состоянии Сирии сейчас?

САЛИХ: Я помню, в первые годы переходного периода через сирийскую границу проходило много террористов, и многие из наших посланников ездили в Дамаск и говорили им, что это… это будет мучить вас, и вы просто не можете змея, брошенная во двор соседа; оно вернется и будет преследовать вас. Но помимо этого эпизода, должен сказать, спустя почти десятилетие после войны в Сирии, существует очень суровая реальность, которую необходимо признать такой, какая она есть. И я вам не скажу, кто, но недавно я был на встрече с двумя, тремя лидерами, и каждый говорил об этом. Один из них спросил меня, что делать с Сирией. Я сказал, во-первых, вам нужно иметь мужество — нам нужно иметь мужество, чтобы признать, что нынешняя политика полностью провалилась. Гуманитарные последствия этого конфликта в Сирии никакие — бесспорно завышены, неприемлемы ни морально, ни политически.У вас есть миллион детей, рожденных в лагерях беженцев, миллионы перемещенных сирийцев. Более того, правительство все еще там, и у вас есть тысячи и тысячи хорошо вооруженных боевиков, Аль-Каида, ИГИЛ, что угодно, всевозможные проявления и варианты этого вируса, действующие в городских центрах Ближнего Востока. Это не те немногие, горстка людей в отдаленных пещерах Афганистана в 2000 году, планирующих 11 сентября. Подумайте о последствиях этого; думать в любое время. Ждём, когда произойдёт авария, не говоря уже о моральных, гуманитарных издержках.В случае Ирака это прямой интерес безопасности. Мы в Багдаде призываем вернуть Сирию в Лигу арабских государств. По сути, нынешняя политика не работает, и сирийский народ, а также те, кто, возможно, хочет увидеть реформы и перемены в Сирии, застряли в этой сложной линии между правительством и этими плохими деятелями, и это никому не идет на пользу. И мы должны быть более изобретательными в этом, и я думаю, что мир должен иметь смелость сказать, что нынешняя политика в основном потерпела неудачу, номер один; во-вторых, новая нормальность, когда все эти действующие лица действуют в Сирии, в разных зонах влияния, не поможет.

ТАУНСЕНД: Нет, и это — мы знаем из примера с Афганистаном, что закрывать глаза — это не вариант — верно? — потому что они будут использовать это как убежище.

САЛИХ: Абсолютно нет.

ТАУНСЕНД: Но что такое — если бы вы консультировали правительство США, вы здесь во время Генеральной Ассамблеи ООН, что должен делать мир, чтобы как бы восстановить, воссоздать Сирию?

САЛИХ: Мы в Ираке открываемся сирийскому правительству и пытаемся открыть каналы и поощрять помощь и помощь сирийскому народу. Определенно, это важно. И мы хотим сосредоточиться на решении экстремистской проблемы в некоторых из этих районов Сирии, которые представляют прямую угрозу безопасности Ирака и его соседей, должен сказать.

И мы также говорим с европейцами о поиске путей — и, в этом отношении, с американцами также — о поиске путей возобновления политического пути с русскими и другими. В конце концов, русские играют важную роль в этой динамике, и я слышу все больше и больше сотрудничества или консультаций между Соединенными Штатами и русскими по этому вопросу.Но я лично призываю регион попытаться принять эту динамику в Сирии и действительно подтолкнуть ее к ситуации, когда сирийскому народу действительно гарантирована разумная степень стабильности и освобождение от нынешней динамики, что плохо для всех. Единственными бенефициарами этой динамики, единственными бенефициарами этой динамики являются эти террористические экстремистские группы, которых действительно тысячи, хорошо вооруженные, хорошо организованные, разбирающиеся в английском языке и технологиях, и это беспокоит меня и должно беспокоить мир, как важность факта.

ТАУНСЕНД: Абсолютно.

Расскажите нам немного, если хотите, о будущем курдов в регионе.

САЛИХ: Это дорогая тема для моего сердца.

ТАУНСЕНД: (Смеется.)

САЛИХ: Курды — одна из основных общин, коренных общин, народов Ближнего Востока — арабов, турок, курдов и персов. Курды были обижены в истории. Нам отказали в родине, а двадцатый век был веком геноцида, перемещений и ужасных, ужасных издевательств.В случае с Ираком у нас была своя доля — как и у других иракцев, если честно; пострадали не только курды; многие другие иракцы пострадали от смены правительств в Ираке. После 2003 года мы стали партнерами в правительстве Ирака. Мы выбрали конституцию. Эта конституция дала курдам определенные права. Многие курдские деятели считают, что конституция не соблюдается полностью. У нас есть проблема, которая все еще существует в Курдистане и федеральном правительстве. Мы находимся в процессе поиска решений, безусловно, экономических и бюджетных вопросов. Я надеюсь, что после выборов будет комитет по пересмотру конституции, и это также очень важный вопрос об Ираке, несмотря на все трудности Ирака и переходного периода в Ираке. Люди говорят, что нужно вернуться к конституции и подумать о конституционных поправках. И в моем кабинете мы собрали комитет юристов. И иракские юристы, кстати, тоже не сильно отличаются от американских юристов; они обсуждают все эти вопросы очень продуманно и обдуманно.Они составили список рекомендаций. Мы не касались курдского вопроса из-за политической чувствительности. Насколько я понимаю, после выборов мы вернемся к этому вопросу, и в Ираке будут оживленные дебаты о том, как реформировать конституцию, чтобы она предложила иракским общинам и иракским гражданам лучшую систему правления.

ТАУНСЕНД: Отлично.

Итак, и до того, как мы вошли, и здесь вы упомянули о важности изменения климата и его воздействии на Ирак.Не могли бы вы немного рассказать нам о влиянии, которое вы видите, и о том, что вы думаете об иракском правительстве —

САЛИХ: Должен признаться, несмотря на протесты моей жены на протяжении многих лет, я поздно обратился к императиву борьбы с изменением климата. Но, откровенно говоря, это реально, и мы — в случае с Ираком — видим. Этот год был особенно суровым из-за засухи, поэтому вы могли видеть изменения, которые накапливались годами. По данным Организации Объединенных Наций, Ирак является пятой наиболее уязвимой страной на планете для воздействия изменения климата.У нас около… почти 40 процентов нашей земли превращается в пустыню. Почти — если нынешнюю динамику не остановить, почти половина наших земель потеряет сельскохозяйственный потенциал из-за засоления. Таким образом, штормы становятся гораздо более частыми, чем раньше, не говоря уже о повышении температуры. Очевидно, это усугубляется тем, что эти дамбы, которые строятся в Турции, а также в Иране, ограничивают поток воды. Но и наши старые способы орошения очень усложняли жизнь, как с точки зрения засоления, так и с точки зрения плохого использования водных ресурсов.Кроме того, у вас также есть загрязнение, происходящее от ископаемого топлива, и рост населения является реальной, реальной проблемой. Как я уже сказал, 40 миллионов; к 2050 году нас будет 80 миллионов.

Ирония в том, что Ирак — Месопотамия, райский сад — это была житница Ближнего Востока. Это были леса Курдистана, пальмовые леса и сады юга. Войны, запущенность, урбанизация действительно уничтожили большую часть этих территорий. И это становится национальным приоритетом.

Недавно мы выступили с инициативой, которую сейчас рассматривает кабинет министров, с целью оживления Месопотамии.И если вы посмотрите на это, это также — вы не можете иметь дело с этим только в контексте Ирака; она должна быть региональной, не говоря уже о глобальной. Но с точки зрения региона, это сердце Ближнего Востока, Месопотамия. И чем больше вы на это смотрите, это то, что может создать устойчивые рабочие места, что может создать устойчивую экономику, а без этого эти общества будут в очень плохом состоянии. Это становится для нас главным, главным требованием, и это не вопрос выбора, и это не роскошь; это абсолютно необходимо. Нам нужно сосредоточиться на этом.

Сейчас правительство думает о превращении этой инициативы в национальную стратегию. Они хотят назвать это зеленой бумагой, но это будет важно. Речь идет об окружающей среде и об устойчивых рабочих местах. И речь идет о планете, о которой нам действительно нужно заботиться для будущих поколений.

ТАУНСЕНД: Итак, вы довольно страстно говорите о том, что участие США часто подпитывает коррупционную экономику, и что мы должны преодолеть это для стабильного и эффективного управления.Не могли бы вы немного рассказать нам о том, как вы… если коррупция повсеместна в регионе и в некоторых правительствах, как мы справляемся с этим? Как нам изменить это и вернуться к лучшему управлению для жителей региона?

САЛИХ: На самом деле, это жизненно важный вопрос, центральный вопрос, с которым нам действительно необходимо столкнуться лицом к лицу. Коррупция плоха не только потому, что она лишает государственные службы и граждан ресурсов и государственных доходов. Но это также плохо, потому что подрывает легитимность.А еще это очень плохо и ужасно, потому что именно оно финансирует: и терроризм, и экстремизм, и конфликты. Без коррупции — я имею в виду, я не недооцениваю — идеологии и ненависти, фанатизма и терроризма.

Но терроризм не может выжить, не может поддерживаться без денег, без финансирования, и если вы посмотрите на него целенаправленно, вы увидите, что большая часть этих денег поступает от коррупции: незаконных доходов — часто коррумпированные элиты платят, чтобы поддерживать цикл. Он влияет на выборы, влияет на СМИ, влияет на государственные институты до такой степени, что идет на компромисс и становится симбиозом.

Я, опять же, наверное, слишком рано судить, но, без сомнения, это станет серьезной проблемой в Афганистане для краха вооруженных сил Афганистана. В случае с Ираком мы не стесняемся говорить, что у нас есть очень, очень серьезная проблема, и наше общественное мнение очень сосредоточено на этом, и наши основные общественные деятели подчеркивают, что это является приоритетом.

Ирак, например, за последние двадцать лет заработал почти триллион долларов от продажи нефти. По некоторым оценкам — и я подчеркиваю это слово — оценки, вероятно, 150 миллиардов (долларов) из них были вывезены из страны незаконными средствами и коррупцией.Может меньше, может больше. Опять же, я не говорю об этом, потому что у вас никогда не может быть точных результатов. И когда вы смотрите на это и видите симбиоз между насилием, между экстремистами, между террористическими сетями и коррупцией, присущей политической системе, это действительно — это неизбежно.

Недавно я как президент представил в парламент законопроект, в котором излагаются условия и процедуры, с помощью которых мы можем преследовать эти украденные активы и как их репатриировать. Но когда вы смотрите на это, вы не можете сделать это самостоятельно; это должны быть глобальные усилия.Это должно быть международное усилие, потому что куда в конечном итоге попадают эти деньги? На фондовых рынках, в разных местах, в собственности в разных странах и, по иронии судьбы, в этих странах, которые снова и снова посылают войска для борьбы с терроризмом —

ТАУНСЕНД: Забрать активы.

САЛИХ: …большая часть этих денег оседает в их капиталах, знаете ли, на покупку недвижимости, инвестиции и так далее и так далее. Это, как говорят курды, все равно, что носить воду в решете.

ТАУНСЕНД: (Смеется.)

САЛИХ: Вы пытаетесь убить этих террористов и прикончить их, помогая — вольно или невольно; вольно или невольно — эта финансовая операция, которая поддерживает терроризм в своей основе. Вот почему мы призываем к созданию международной коалиции для реальной борьбы с коррупцией по образцу глобальной коалиции по борьбе с терроризмом. Эти два взаимосвязаны.

Терроризм, экстремизм и коррупция являются частью одного уравнения, и они не знают ни секты, ни этнической принадлежности, ни политического разделения, по-настоящему.И я могу — у меня есть много анекдотов о том, как враждующие группировки, враждующие племена, враждующие секты ухитрились найти способы, которыми это может произойти — незаконная торговля, контрабанда и, знаете, финансовые операции — в Таким образом, полная свободная торговля, но за плохую идею, за плохую цену.

TOWNSEND: (Смеется.) Итак, мы собираемся открыть его для вопросов участников. Я собираюсь спросить вас еще об одном, прежде чем я это сделаю.

Это — вы здесь, это Генеральная Ассамблея ООН. Большая часть лучшей работы выполняется на полях этого, и у вас, несомненно, будут встречи с президентом Байденом и другими высокопоставленными чиновниками.Каковы ваши самые важные просьбы к Соединенным Штатам в плане поддержки Ирака сейчас, через двадцать лет после вторжения?

САЛИХ: Очевидно, что у нас с Соединенными Штатами очень важные отношения, и сейчас эти отношения смещаются в сторону экономической и культурной динамики, закрепленной в нашем стратегическом рамочном соглашении. Зависимость от динамики безопасности намного меньше. Боевая задача должна быть выполнена до конца года. Иракцы должны полагаться на свои силы в этом вопросе, но нам по-прежнему будет нужна помощь наших международных партнеров.Но основное внимание уделяется целому ряду других областей сотрудничества, включая, как я уже сказал, экономику, торговлю, культуру, образование — эти вопросы также имеют значение для наших обществ.

TOWNSEND: Приятно слышать, что это больше не ограничивается военными вопросами и вопросами безопасности.

САЛИХ: Да. Послушай, в конце концов, придет время положить этому конец, и есть предел тому, что ты можешь сделать. Но я надеюсь, что иракцы точно знают Афганистан, но есть и сходство, о котором нужно помнить, чтобы не потерять его.

В конце концов, эти выборы, которые состоятся 10 октября, будут очень важны для Ирака. Опять же, я возвращаюсь назад и размышляю о том, что за последние двадцать лет у нас сменилось пять правительств, и на этот раз эти выборы назначены раньше, чем предусмотрено конституцией. Я надеюсь, что мы сделаем это хорошо. Я надеюсь, что эти выборы будут менее проблематичными, чем предыдущие выборы. Организация Объединенных Наций предлагает нам техническую помощь и группу мониторинга, чтобы убедиться, что это более честно и прозрачно.Это важно. Так что посмотрим.

ТАУНСЕНД: ОК. В это время я хотел бы пригласить участников присоединиться к нашей беседе с их вопросами. Напоминаем, что это гибридная встреча — эта гибридная встреча записывается.

Оператор, мы ответим на наш первый вопрос из виртуальной аудитории.

ОПЕРАТОР: Мы возьмем наш первый вопрос от Бхакти Мирчандани.

В: Привет. Спасибо, Ваше Превосходительство, за феноменальное объяснение того, что сейчас происходит в Ираке.

У меня был вопрос о низкоуглеродном переходе и движении ESG, и о том, как это повлияет, и о движении к устойчивому развитию, и о том, как это повлияет на Ирак в будущем. Вы упомянули загрязнение. Одна вещь, которую мы наблюдаем на рынках, — это сокращение предложения нефти, что может помочь Ираку в краткосрочной перспективе, хотя в долгосрочной перспективе придется осуществить переход. Но как вы — как вы думаете обо всем этом, и как это повлияет на страну, и какую пользу вы можете извлечь из этого?

САЛИХ: Ну, ископаемое топливо и — в настоящий момент иракское правительство сосредоточило внимание на переходе на газ.Мы инициируем крупную инициативу по сбору попутного газа с наших нефтяных месторождений и использованию его для производства электроэнергии.

Только что подписал контракт с французской компанией Total, а на прошлой неделе было два контракта, которые были подписаны также с Baker Hughes в Ди-Каре.

В настоящее время мы также уделяем большое внимание возобновляемым источникам энергии, особенно солнечной энергии. Опять же, ряд контрактов был подписан с крупными европейцами — и, я думаю, с американцами — на разработку солнечных электростанций в Ираке.Это становится основным требованием в рамках инициативы по охране окружающей среды. Это то, на чем вы хотите сосредоточиться.

Мы ожидаем — мы понимаем, что зависимость от ископаемого топлива, будь то для внутреннего иракского использования или для международного, больше не будет такой, как сегодня, поэтому эти вещи изменятся. И поэтому мы пытаемся перейти к возобновляемым источникам энергии, а также больше внимания уделяем газу для производства электроэнергии. Это становится все более приоритетной задачей для правительства Ирака.

ТАУНСЕНД: Оператор, следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Мы ответим на наш следующий вопрос от Питера Гэлбрейта.

САЛИХ: О, Питер.

ТАУНСЕНД: (Смеется.)

В: Привет. (неразборчиво) — Бархем. Приятно поговорить с вами.

САЛИХ: Привет, Питер. Как твои дела?

В: У меня все хорошо, спасибо. И я вижу, что ты есть.

САЛИХ: И вы перестали вмешиваться во внутренние дела других суверенных наций, не так ли? (Смех.)

(Аудиопауза)

Вопрос: (Выполняется после перерыва в аудио) — перейдите к — далее по вашему комментарию о Сирии и курдах, и мне просто интересно, считаете ли вы, что уроки, извлеченные из опыта Иракского Курдистана между 1991 и 2003 годами, применимы к северо-востоку Сирии или Рожаве, и как вы могли бы увидеть Рожаву играющей в какое-то мирное урегулирование в Сирии, а также возможно ли для них участие в мирных переговорах, от которых они, как вы знаете, были исключены.

САЛИХ: Я лично за то, чтобы курды Рожавы действительно попытались договориться с Дамаском, потому что их ситуация несостоятельна. И для Сирии также, они должны признать курдскую реальность в своих границах, признать свои права, и основное внимание должно быть уделено поиску мер, с помощью которых они смогут дать отпор экстремистам и террористам.

Курды Сирии должны быть признаны за их права — культурные и политические права, и, я думаю, идут дебаты.Я говорю это, не принимая слишком непосредственного участия. Это должны признать и они, и сирийское правительство, и сирийские политические партии. Им нужно место за столом. Мирный процесс в Сирии невозможен без сирийских курдов, которые сыграли важную роль в борьбе с ИГИЛ, а также с экстремистами и террористами. И сейчас ведутся некоторые разговоры на этот счет.

ТАУНСЕНД: Оператор, следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Мы ответим на наш следующий вопрос от Пола Вулфовица.

САЛИХ: О.

ТАУНСЕНД: Мы как раз спрашивали о нем.

САЛИХ: Здравствуйте, Пол.

ТАУНСЕНД: Привет, Пол.

В: Привет, Бархам. Вы меня слышите?

САЛИХ: Я слышу вас.

ТАУНСЕНД: Да, можем.

САЛИХ: Как дела, Пол?

В: Я в порядке. У меня вопрос о том, как бороться с коррупцией. Мне кажется, было много разговоров и не очень много действий по всей теме возвращения украденных активов.Я считаю, что одним из немногих успехов, достигнутых за последние пять или десять лет, стал громкий скандал в Малайзии, где было заморожено не менее двух миллиардов долларов. Но я не думаю, что многое из этого было возвращено малайзийскому народу.

Интересно, насколько важно, по вашему мнению, возвращение украденных активов для Ирака.

САЛИХ: Это будет тяжело, но мы будем работать, и мы должны. И это действительно становится императивом для Ирака не только с моральной точки зрения и с правовой точки зрения, но и с точки зрения реальной борьбы с экстремистами и искоренения экстремизма на нашей территории.Потому что, если не осушить болота, к нам вернется вся эта проблема мутантов-террористов, потому что это индустрия, и она приносит этим деятелям много денег, не говоря уже о том, что иракское государство не может продолжать эрозию легитимности, вызванную по коррупции. Я надеюсь, что следующее правительство будет действительно очень серьезно заниматься этим вопросом.

И опять же, я понимаю, что это не может сделать ни одно отдельное правительство; это должны быть глобальные усилия. И я рассчитываю на помощь Всемирного банка и других организаций.Я говорил сегодня с генеральным секретарем ООН об этом. Очевидно, что есть какие-то инструменты ООН, но их нужно использовать с той же энергией, с которой проводилась военная кампания против ИГИЛ. Это так же важно, это так же важно, и так же актуально, и так же последовательно.

ТАУНСЕНД: Оператор, следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: У нас следующий вопрос от Уитни Дебевуаз.

В: Здравствуйте, господин президент. Спасибо. Это Уитни Дебевуаз из Arnold & Porter.

После неоднократных вопросов о борьбе с коррупцией вас ранее спросили о вашем списке запросов к президенту Байдену. Будет ли это включать, возможно, исполнительное соглашение, которое поможет ускорить процесс? Потому что борьба с коррупцией — довольно медленный процесс, если заниматься ею от случая к случаю, но если на вашей стороне Министерство юстиции США, вы можете многое сделать очень быстро.

САЛИХ: В контексте наших стратегических рамочных переговоров с Соединенными Штатами — стратегического диалога с Соединенными Штатами этот вопрос о надлежащем управлении, борьбе с коррупцией и возвращении украденных иракских активов является вопросом, который находится в повестке дня и рассматривается.Но опять же, я надеюсь, что хотя в течение последних двадцати лет основное внимание уделялось безопасности, борьбе с ИГИЛ и борьбе с ИГИЛ или другой террористической организацией, я надеюсь, что у нас будет такая же энергия и такое же внимание к этому приоритету для Ирак, да и весь мир, я бы сказал.

ТАУНСЕНД: Оператор, следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Следующий вопрос от Моргана Каплана.

В: Большое спасибо, что присоединились к нам, господин президент. Меня зовут Морган Каплан из Фонда Карнеги за международный мир.

Мой вопрос заключается в том, часто ли мы говорим о посягательствах Ирана на суверенитет Ирака, но реже публично говорят о вторжениях Турции на суверенитет Ирака на севере. Мой вопрос заключается в том, каковы краткосрочные и долгосрочные политические цели или намерения Ирака в отношении решения этой проблемы? А также, какую роль США играют, если вообще играют, в решении этого вопроса? Спасибо.

САЛИХ: Я только что вернулся со встречи с президентом Эрдоганом, на которой, несомненно, обсуждались некоторые из этих вопросов.Мы должны признать законные опасения наших соседей в области безопасности, но мы подтверждаем нашим соседям, что способ справиться с этим — через договоренности о сотрудничестве с правительством Ирака, включая региональное правительство Курдистана, и любые односторонние действия заканчиваются подрывом суверенитета. Ирака.

И я возвращаюсь к основной теме: восстановление или консолидация суверенного иракского государства, способного осуществлять свою власть на всей иракской территории, — это путь вперед.Это должно быть хорошо для наших соседей. Это должно быть хорошо для их безопасности. Опять же, любые односторонние интервенции и действия, военные или иные, равносильны подрыву суверенитета Ирака, и, в конце концов, это не должно быть хорошо для Ирака и определенно плохо для наших соседей.

Это достаточно сложный и проблемный вопрос как для нас, так и для наших соседей. Но мы подчеркиваем необходимость действительно — способ справиться с этим — помочь Ираку восстановить свой полный суверенитет и быть в состоянии обеспечить безопасность вдоль своих границ, и любые предпринимаемые действия должны осуществляться в сотрудничестве с правительством Ирака, а не односторонние действия.

ТАУНСЕНД: Оператор, следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Мы ответим на наш следующий вопрос от Кристофера Айшема.

САЛИХ: О, Кристофер.

ТАУНСЕНД: Крис.

САЛИХ: Это все хорошие друзья. Он был одним из первых, с кем я познакомился — ты работал в ABC, Крис.

ТАУНСЕНД: Хорошо, тогда CBS.

САЛИХ: Действительно.

В: Верно. Да, да. Рад снова видеть тебя и привет, друг.

САЛИХ: Рад тебя видеть, друг мой.

В: У меня вопрос по истории. В 2007 году сенатор Джо Байден заявил, что Ирак, управляемый центральным правительством, никогда не выживет и что страна должна быть разделена на три автономных региона. Разве история показала, что центральное правительство может выжить в Ираке? И что, по-вашему, произошло бы, если бы это предложение было реализовано?

САЛИХ: Фактически, Ирак с 2003 года превратился в федеративное устройство. У нас есть федеральное правительство и региональное правительство Курдистана, и можно утверждать, что это конституционное устройство не применялось в полной мере по ряду причин.Если вы спросите курдов, они скажут, что это слишком централизованное или федеральное правление. Если вы спросите многих арабов в остальной части Ирака, они скажут, что у курдов этого слишком много. И именно поэтому я сказал ранее, что у нас будет пересмотр конституции.

Одно можно сказать наверняка: спустя двадцать лет после падения Саддама Хусейна и установления нового порядка в Ираке мы все признаем необходимость нового политического соглашения между иракцами. Нынешняя система функционирует недостаточно хорошо, чтобы приносить пользу иракскому народу, и, по иронии судьбы, дело не в том, что курды не обязательно довольны своим положением. Но если вы спросите людей в Басре, шииты юга не увидят, что они выиграли от этой системы. Их школьная система, их система здравоохранения, их дороги не соответствуют этому, и они требуют лучшей системы управления.

Так что я ожидаю, что на следующих выборах это будет большой, большой вопрос для обсуждения. Мы будем — различные иракские общины, граждане и действующие лица будут действительно долго и упорно бороться за этот вопрос, какой Ирак мы хотим. Определенно, у существующей системы были свои недостатки.Ему присущи структурные недостатки, и его необходимо коренным образом реформировать. Пэчворк не получится.

И хорошо, что это признают практически все крупные политические деятели страны. Никто, по крайней мере на словах, не отрицает необходимость кардинальных реформ. Но в какой форме будут эти поправки и изменения в конституции, еще предстоит выяснить.

ТАУНСЕНД: Оператор, следующий вопрос, пожалуйста.

ОПЕРАТОР: Следующий вопрос будет от Дэниела Мартина.

В: Спасибо, господин президент. Спасибо большое. Меня зовут Дэниел Мартин, я работаю в Accion International.

Вы затронули пару из них поверхностно, но мой вопрос на самом деле таков: в какой степени среди людей существует чувство иракскости или иракскости? Во время американского присутствия там много говорилось о центробежных силах — курдов на севере и суннитов в центре и — и шиитов на юге. В какой степени чувство иракскости проникло в людей? Спасибо.

САЛИХ: Спасибо. Ирак – современное государство. Очевидно, что у него долгая, долгая история, насчитывающая тысячи лет. Месопотамия и история, очевидно, всем хорошо известна. Но современное иракское государство было построено около ста лет назад, и это чувство иракской идентичности является предметом серьезных споров.

Конечно, курды, до кончины Саддама Хусейна, не чувствовали близости с центральным правительством и с этой иракской идентичностью, потому что они чувствовали себя обиженными. Они чувствовали себя жертвами геноцида и дискриминации. И если бы я был достаточно смелым, многие люди на юге подвергались сектантской дискриминации — гордясь своим иракским происхождением и своей идентичностью, не чувствовали идентичности с государством как таковым. И я бы сказал, что у суннитов они были, если говорить об общинной политике.

Но, в конце концов, общины Ирака осознают, что это их родина. Они должны работать вместе. Я курд, горжусь своей курдской идентичностью и наследием. Я хочу построить иракское государство, которое могло бы стать хорошей родиной для курдов и других общин Ирака, и эта работа продолжается.

Вопрос об идентичности часто бывает очень деликатным, и он заключается в том, как вы отвечаете на вопрос — как вы ставите вопрос. Сегодня молодежь Басры — арабская молодежь Басры, шиитская молодежь Басры или Самарры, а также молодежь Сулеймании, курды Сулеймании и Эрбиля и молодежь Анбара имеют свою региональную идентичность, и они могут гордиться этим и так далее. на, но они все хотят работу. Все они хотят достойного качества жизни. Они все хотят достоинства. И вы знаете, многое можно сказать об идентичностях, выходящих за рамки обычных рамок сектантства и этнической принадлежности.В конце концов, люди могут быть такими, какие они есть, но они также связаны стремлением к благому управлению, верховенству закона и защите своего достоинства.

И это мы видели, кстати, в протестном движении полтора года, два года назад в октябре 2019 года, когда по сути иракская молодежь на юге поднялась против правящей элиты, заявив, что мы хотим вернуть нашу Родину. Никто не мог обвинить их в сектантстве из-за… или национальной мотивации. Речь шла о людях, в основном отстаивающих свои права.И они могут быть шиитами, они могут быть суннитами, они могут быть курдами, но они хотят хорошего управления. Идентичность будет оставаться частью нашей культурной и политической динамики, но это не единственная определяющая динамика. Это не единственная определяющая проблема. Это касается и рабочих мест. Речь идет о школах. Речь идет о здравоохранении. То же самое, что и здесь, в Соединенных Штатах.

Так что политика та же, и в большей степени в Ираке. Даже с COVID нужно пожимать руки и целовать младенцев. Но, в конце концов, сколько рабочих мест вы создаете в своем сообществе? Сколько часов электричества у вас есть? Коррупция.И это общие темы. Он может быть курдом, она может быть арабом, и по иронии судьбы люди — даже курды, которые всегда были мятежниками против государства — хотят суверенного иракского государства, которое могло бы защитить их от других акторов и других вмешательств, которые причиняют им вред.

Так что я думаю, что в Ираке есть динамика. Я надеюсь, что мы сможем поддерживать его в правильном направлении и разработать такую ​​систему — политический, демократический конституционный порядок, — которая сможет учесть эти особенности, но в то же время обеспечит благое управление и верховенство закона для людей.

В: Спасибо, сэр.

ТАУНСЕНД: Мы будем… мы будем уважать ваше время. Оператор, последний вопрос.

ОПЕРАТОР: Мы ответим на наш последний вопрос от Чарльза Дельфера.

В: Спасибо. Буду краток, но —

САЛИХ: Все еще ищете оружие массового поражения, Чарльз? (Смех.)

В: Я не буду спрашивать, где они. (Смех.)

Нет, но выборы очень важны, и вы ответили на… знаете, на чаяния молодежи.Но в людях, с которыми я разговариваю, вы замечаете много цинизма. Как вы поощряете этих людей к участию в выборах, особенно если вы посмотрите на соседнюю с вами страну Иран, и эти выборы отличались небольшим количеством участников, и те, кто выступает против режима, очень гордятся этим? Как вы доказываете этой молодежи, что в их интересах участвовать?

SALIH: Wallahi , Чарльз, это одна из самых больших проблем, с которыми мы сталкиваемся. Есть антипатия.Существует цинизм по отношению к системе, и люди говорят, что мой голос не имеет значения, и это так по двум причинам. За последние пятнадцать лет ожидания иракцев не оправдались. Я признаю это. Кроме того, на предыдущих выборах были фальсификации, которые заставили людей усомниться в избирательной системе.

Это новые выборы — у нас новое избирательное законодательство, новые округа, а также у нас есть международные наблюдатели. Мы делаем все возможное, чтобы ограничить мошенничество и убедиться, что голос людей имеет значение.

А мы стараемся поощрять. Надеемся, что будет максимально возможное участие. Но это будет трудная, трудная задача. Но если я также могу сказать, когда я смотрю на американскую политику и антипатию к избирательной системе, мы все не должны быть, знаете ли, слишком осуждающими. И я знаю, что это значит с точки зрения фальсификаций на выборах. Я участвовал в выборах и видел последствия фальсификаций. И коррупция, которая вызывает мошенничество, и мошенничество, которое поддерживает коррупцию, на самом деле тесно переплетены.Я надеюсь, что на этот раз в Ираке все будет по-другому. И моя работа как президента, правительства и других заключается в том, чтобы убедить иракский народ в том, что на этот раз все будет по-другому, что его голоса имеют значение, и что международное сообщество с нами. И мы собираемся сделать все, что в наших силах, и мы серьезно относимся к этому.

И все признаки и — кажется, вчера или позавчера избирательная комиссия провела пробный запуск избирательной — системы. По данным Организации Объединенных Наций, это сработало хорошо.Так что нам придется доказывать людям и показывать людям, что мы делаем все возможное. И нам нужно получить голосование, потому что от этого тоже зависит легитимность системы.

ТАУНСЕНД: На этом наша встреча заканчивается. Я хочу поблагодарить наших участников за то, что они присоединились к сегодняшней виртуальной встрече. И Президент Салих, для меня было честью видеть вас здесь, в Совете. Спасибо, Ричард. Спасибо —

САЛИХ: Спасибо, что пригласили меня. И, надеюсь, в следующий раз, когда COVID останется позади, все будет по-другому.Это было приятно. (Аплодисменты.)

ТАУНСЕНД: Это было здорово. Большое спасибо. Это был хороший разговор. (Аплодисменты.)

(КОНЕЦ)

Почему иракские законодатели не смогли избрать нового президента | News

EXPLAINER

Законодатели, многие из которых связаны с влиятельным шиитским лидером Ирака Муктадой ас-Садром, не присутствовали на заседании парламента.

Иракские законодатели не смогли избрать нового президента, поскольку ключевые фракции заблокировали этот процесс, бойкотировав заседание парламента в понедельник.

Для проведения избирательной сессии необходим кворум в две трети от 329 членов законодательного органа.

Но голосование в понедельник не могло быть проведено, поскольку законодатели, многие из которых были союзниками влиятельного шиитского лидера Ирака Муктады ас-Садра, не участвовали в голосовании.

Пришло только 58.

Кто объявил бойкот?

Бойкот объявил в воскресенье аль-Садр, который возглавляет крупнейший парламентский блок с 73 местами.

За ним последовал спикер парламента Мохамед аль-Халбуси, который возглавляет блок из 51 места.

Демократическая партия Курдистана (ДПК), состоящая из 31 депутата, последовала их примеру.

Блок Садристов сделал свое заявление после того, как Верховный суд Ирака временно приостановил выдвижение кандидатуры лидера Хошияра Зибари, кандидатуру которого поддерживает ас-Садр.

Почему кандидатура Зибари была приостановлена?

Высокий суд сослался на ожидающие рассмотрения обвинения в коррупции против курдского политика-ветерана и бывшего министра иностранных дел, добавив, что кандидатура дружественного Западу государственного деятеля не может рассматриваться до тех пор, пока не будут рассмотрены обвинения в коррупции, выдвинутые в 2016 году.

Обвинения 2016 года против Зибари, по которым он так и не был осужден, связаны с тем, что он был министром финансов, когда он был уволен с работы из-за предполагаемой коррупции.

В воскресенье Зибари отверг обвинения и сказал, что уважает решение суда временно приостановить выдвижение его кандидатуры до решения вопроса.

Что произошло на сессии?

При отсутствии кворума спикер парламента аль-Хальбуси оставил заседание открытым, не назначив новую дату повторного голосования по кандидатуре нового президента.

«Большинство политических партий бойкотировали сессию из-за отсутствия политического соглашения по поводу поста президента», — заявил депутат Мишан Джабури.

«Парламент не соберется, пока не будет достигнуто соглашение».

Что будет дальше?

Заседание в понедельник отражает глубокие разногласия между политическими фракциями Ирака, которые только усилились после парламентских выборов 10 октября, результаты которых были отвергнуты политическими группами, поддерживаемыми соседним Ираном.

Иракские политики не смогли договориться о компромиссном кандидате на высший пост страны, и задержка вызывает опасения по поводу президентского вакуума, который также помешает назначению премьер-министра.

Согласно послевоенной конвенции Ирака, в основном церемониальный пост президента должен занимать представитель курдского меньшинства страны, премьер-министром должен быть шиит, а спикером парламента — суннит.

Обычно после каждых всеобщих выборов Ирак вступает в политический тупик на несколько месяцев, поскольку политическая элита борется за места в новом правительстве.

Иракцы все больше разочаровываются в политическом процессе, обвиняя почти всех своих политиков в коррупции.

Политический аналитик Ихсан аль-Шаммари сказал, что неудача в избрании президента является прелюдией к политическому кризису, который будет бушевать в Ираке до тех пор, пока не будет достигнут консенсус.

«Продолжение нарушения конституции свидетельствует о глубине политических разногласий между политическими блоками и политическими силами в Ираке», — сказал он.

Парламент Ирака отложил на неопределенный срок президентские выборы

Дата выдачи:

Парламент Ирака в понедельник на неопределенный срок отложил запланированные выборы президента республики после того, как большинство основных политических блоков бойкотировали сессию.

Масштабное неявка усугубляет политический кризис в истерзанной войной стране, которая спустя почти четыре месяца после всеобщих выборов так и не выбрала нового премьер-министра.

Голосование в собрании было назначено на полдень для главы государства — пост с четырехлетним мандатом, по соглашению занимаемый представителем иракского курдского меньшинства и в настоящее время занимаемый Бархамом Салехом.

Но ряд призывов к бойкоту сделал крайне маловероятным, что 329-местный парламент в строго охраняемой зеленой зоне Багдада сможет набрать необходимый кворум в две трети голосов.

Затем, в понедельник днем, когда в зале присутствовало всего несколько десятков депутатов, официальный представитель на условиях анонимности подтвердил AFP, что «голосования по избранию президента проводиться не будет».

Беспорядки возникли после того, как октябрьские выборы были омрачены рекордно низкой явкой, угрозами и насилием после выборов, а также задержкой на несколько месяцев до подтверждения окончательных результатов.

Интенсивные переговоры между политическими группами с тех пор не смогли сформировать парламентскую коалицию большинства, чтобы назначить нового премьер-министра, который сменит Мустафу аль-Кадеми.

Крупнейший парламентский блок, появившийся в результате голосования, возглавляемый влиятельным шиитским священнослужителем Муктадой Садром и имеющий 73 места, первым объявил бойкот в субботу.

За ним в воскресенье последовала Коалиция за суверенитет, состоящая из 51 члена, во главе с союзником Садра, спикером парламента Мохаммедом аль-Халбусси.

31-местная Демократическая партия Курдистана (ДПК) затем объявила, что также не будет участвовать, чтобы «продолжить консультации и диалог между политическими блоками».

Другой ключевой блок, Рамки сотрудничества, объединяющий несколько шиитских партий, также заявил, что заседание не должно состояться, сославшись на недавние политические потрясения.

Заявления о коррупции

Процесс подготовки к президентским выборам еще более запутался, когда Верховный суд Ирака в воскресенье приостановил выдвижение кандидатуры главного соперника Салеха Хошияра Зибари, 68 лет.

Суд предъявил Зибари, бывшему министру иностранных дел ДПК, обвинения в коррупции, которые он отрицает.

«Я не был осужден ни в одном суде», сказал Зибари в телеинтервью в пятницу, когда вновь всплыли обвинения, наряду с прогнозами, что он свергнет Салеха.

Действующий президент Салех, еще один лидер из примерно 25 кандидатов, представляет главного соперника ДПК в Иракском Курдистане, Патриотический союз Курдистана (ПСК).

Верховный суд заявил, что отстранил Зибари от должности после получения жалобы от законодателей о том, что его кандидатура является «неконституционной» из-за обвинений в взяточничестве.

Заявители сослались на его увольнение парламентом с поста министра финансов в 2016 году «по обвинениям, связанным с финансовой и административной коррупцией».

В жалобе также упоминаются, по крайней мере, два других судебных дела, связанных с ним, в том числе когда он долгое время был министром иностранных дел Ирака после падения диктатора Саддама Хусейна в ходе вторжения под руководством США в 2003 году.

‘Поделись пирогом’

Понедельничная отсрочка усугубляет политические проблемы Ирака, поскольку задачей президента в течение 15 дней после избрания является официальное назначение премьер-министра от крупнейшего блока в парламенте.

У премьер-министра, мусульманина-шиита согласно политической традиции, есть месяц, чтобы сформировать свое правительство.

Блок Садра утверждает, что он контролирует достаточно мест для «правительства национального большинства».

Тем не менее, Координационная структура обратилась в Верховный суд с просьбой признать их группу самой крупной.

Верховный суд страны отклонил это требование, заявив, что не может принять решение сейчас, так как размер парламентских блоков может измениться.

В иракской политике, по словам аналитика Хамзеха Хадада, «все знают, как разделить пирог», но «никто не знает, как быть в оппозиции».

(AFP)

Ирак — Главы миссий — Люди — История отдела

Ирак — Главы миссий — Люди — Департамент История

Начальники миссии

  • Александр Килгор Слоан (1882–1944)
    • Временный поверенный в делах с 18 июня 1931 г. по 19 октября 1932 г.
  • Пол Кнабеншу (1883–1942)
    • Министр-резидент/генеральный консул, 7 ноября 1932 г. – 4 марта 1933 г.
  • Пол Кнабеншу (1883–1942)
    • Министр-резидент/Генеральный консул, 18 мая 1933 г. – 1 февраля 1942 г.
  • Томас Мюррей Уилсон (1881–1967)
    • Министр-резидент/Генеральный консул, 26 сентября 1942 г. – 19 сентября 1943 г.
  • Лой Уэсли Хендерсон (1892–1986)
    • Чрезвычайный посланник и полномочный министр с 20 ноября 1943 г. по 7 апреля 1945 г.
  • Джордж Уодсворт II (1893–1958)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 15 февраля 1947 г. по 26 сентября 1948 г.
  • Эдвард Сэвидж Крокер II (1895–1968)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 12 марта 1949 г. по 1 июня 1952 г.
  • Бертон Йост Берри (1901–1985)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 11 августа 1952 г. по 3 мая 1954 г.
  • Вальдемар Джон Галлман (1899–1980)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 3 ноября 1954 г. по 14 декабря 1958 г.
  • Джон Дернфорд Джернеган (1911–1981)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 12 января 1959 г. по 2 июня 1962 г.
  • Роберт Кэмпбелл Стронг (1915–1999)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 2 июля 1963 г. по 13 апреля 1967 г.
  • Енох Севьер Дункан (1920–2000)
    • Временный поверенный в делах, – 7 июня 1967 г.
  • 1 октября 1972 г. Соединенные Штаты учредили Секцию интересов в Бельгийское посольство.
  • Артур Л. Лоури (1930–)
    • Старший офицер, октябрь 1972 г. – сентябрь 1975 г.
  • Маршалл Уэйн Уайли (1925–1998)
    • Старший офицер, октябрь 1975 г. – май 1977 г.
  • Дэвид Лайл Мак (1940–)
    • Старший офицер, май 1977 г. – февраль 1978 г.
  • Эдвард Лайонел Пек (1929–)
    • Старший офицер, февраль 1978 г. – август 1980 г.
  • Государственный секретарь назначил главного офицера в США. С. Интересы Секция в Ираке в качестве главы миссии 11 ноября 1978 г. в соответствии с разделом 116. PL 95-426 (Закон о разрешении внешних сношений от 1979 финансового года).
  • Уильям Лестер Иглтон младший (1926–2011)
    • Старший офицер, август 1980 г. – июнь 1984 г.
  • Соединенные Штаты возобновили дипломатические отношения с Ираком и повысили статус США.С. Отдел интересов в Багдаде получил статус посольства 26 ноября 1984 г., когда президент Рональд Рейган и заместитель премьер-министра и министр иностранных дел Тарик Азиз заключили соглашение на этот счет.
  • Дэвид Джордж Ньютон (1935–2016)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 17 сентября 1985 г. по 19 января 1988 г.
  • апрель Кэтрин Глэспи (1942–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 5 сентября 1988 г. по 30 июля 1990 г.
  • Джозеф Чарльз Уилсон IV (1949–)
    • Временный поверенный в делах с июля 1990 г. по 12 января 1991 г.
  • Посольство в Багдаде было закрыто 12 января 1991 г. после вторжения Ирака в Кувейте, применение международных санкций против Ирака и наращивание вооруженные силы в регионе.США и их союзники начали военные операции против Ирака 16 января 1991 г. Ирак разорвал дипломатические отношения с США 9 февраля 1991 г. , после чего каждая страна сохраняла скромный Раздел интересов в чужом капитале. После вторжения в Ирак в 2003 г. США и их союзники создали Коалиционную временную администрацию для управлять программой послевоенного восстановления и определить четкий путь для восстановление суверенитета Ирака.В июне 2004 года Коалиционная временная администрация передал суверенитет Временному правительству Ирака. Соединенные Штаты восстановил дипломатические отношения с Ираком 28 июня 2004 г., когда Соединенные Штаты вновь открыли свое посольство в «зеленой зоне» Багдада.
  • Джон Дмитрий Негропонте (1939–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 29 июня 2004 г. по 17 марта 2005 г.
  • Залмай Халилзад (1951–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 21 июня 2005 г. по 26 марта 2007 г.
  • Райан Кларк Крокер (1949–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 31 марта 2007 г. по 13 февраля 2009 г.
  • Кристофер Роберт Хилл (1952–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 24 апреля 2009 г. по 10 августа 2010 г.
  • Джеймс Франклин Джеффри (1946–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 18 августа 2010 г. по 1 июня 2012 г.
  • Роберт Стивен Бикрофт (1957–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 11 октября 2012 г. по 27 сентября 2014 г.
  • Стюарт Э.Джонс (1959–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол, 2 октября 2014 г. – 1 сентября 2016 г.
  • Дуглас Алан Силлиман (1960–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол с 1 сентября 2016 г. по 31 января 2019 г.
  • Мэтью Хейвуд Тюллер (1957–)
    • Чрезвычайный и Полномочный Посол, 9 июня 2019 г.–

Другие кандидаты

Обновление в Ираке

Заархивированные элементы »

Новости и выступления
15 января 2009 г.

14 декабря 2008 г.
Подробнее »
Соглашения с Ираком
♦ Стратегическое рамочное соглашение (PDF) ♦ Соглашение об обеспечении (PDF) ♦ Совместное заявление Соединенных Штатов Америки и Республики Ирак (PDF)
Новый путь

Вперед в Ираке ♦ Отчет о начальной сравнительной оценке ♦ Основные моменты обзора стратегии в отношении Ирака (PDF) ♦ Информационный бюллетень: Новый путь вперед в Ираке ♦ Брифинг старших должностных лиц администрации
Национальная стратегия победы в Ираке
♦ Демократия в Ираке ♦ Восстановление Ирака ♦ Обучение иракских сил безопасности
Спросите Белый дом
Гэри Синиз
Актер и обладатель президентской медали 2008 г.
15 декабря 2008 г.
Филип Рикер
Советник по связям с общественностью в США. S. Посольство в Багдаде
10 августа 2007 г.
Посл. Дэвид Саттерфилд
Старший советник государственного секретаря и координатор по Ираку
22 марта 2007 г.
18 ноября 2005 г.
Бретт МакГерк
Директор Совета национальной безопасности по Ираку
12 января 06 06 09 60 27 июля 2007 г. 22, 2006
10 апреля, 2006
Фоторепортажи
♦ Фотографии выборов в Ираке ♦ Дорога к свободе ♦ Фотографии свободы
Президент Джордж У.Буш тянется, чтобы пожать как можно больше рук, во время встречи с военными и дипломатическим персоналом США в воскресенье, 14 декабря 2008 года, во дворце-лагере Аль-Фау Виктори в Багдаде. Фотография Белого дома, сделанная Эриком Дрейпером

Информационный бюллетень: Стратегическое рамочное соглашение и Соглашение о безопасности с Ираком

Соединенные Штаты и правительство Ирака заключили два исторических соглашения: Стратегическое рамочное соглашение (СРС), которое охватывает наши общие политические, экономические отношения и отношения в области безопасности с Ираком, и Соглашение о безопасности, также известное как Статус сил. Соглашение (SOFA) – которое реализует наши отношения безопасности.

  • Оба соглашения защищают интересы США на Ближнем Востоке, помогают иракскому народу стоять на своем и укрепляют суверенитет Ирака.

  • SFA нормализует американо-иракские отношения с прочными экономическими, дипломатическими, культурными связями и связями в сфере безопасности и служит основой для долгосрочных двусторонних отношений, основанных на взаимных целях .

  • Соглашение о безопасности регулирует наши отношения в области безопасности с Ираком и США.S. присутствие, деятельность и возможный уход из Ирака. Это соглашение обеспечивает жизненно важную защиту военнослужащих США и предоставляет оперативные полномочия нашим силам, чтобы мы могли помочь сохранить позитивные тенденции в области безопасности, поскольку мы продолжаем переходить к вспомогательной роли.

Успех набега и мужество иракского народа создали условия для этих исторических переговоров

  • Устойчивые достижения в области безопасности, растущие возможности и доверие со стороны иракского правительства и иракских сил безопасности являются причинами, по которым Соединенные Штаты и иракцы смогли заключить эти соглашения.

  • Эти соглашения — то, за что боролись и ради чего работали наши войска: момент, когда иракцы могли бы взять на себя ответственность за безопасность и управление самостоятельно — чего они не могли сделать два года назад.

Для обеспечения того, чтобы Соглашение о безопасности соответствовало возможностям иракских сил безопасности, даты, включенные в это Соглашение, были обсуждены с иракцами, генералом Петреусом и генералом Одиерно – они допускают дальнейшую передачу ответственности за безопасность Иракцы

По мере дальнейшей передачи ответственности за обеспечение безопасности Иракским силам безопасности военное командование будет продолжать перемещать U.S. вывести войска из крупных населенных пунктов, чтобы они были полностью выведены к 30 июня 2009 г.

  • Соглашение о безопасности также устанавливает дату 31 декабря 2011 года для вывода всех сил США из Ирака. 90 685 Эта дата отражает растущий потенциал иракских сил безопасности, продемонстрированный в ходе операций в этом году по всему Ираку, а также улучшение региональной атмосферы в отношении Ирака, растущую иракскую экономику и все более уверенное иракское правительство.

  • Таким образом, эти даты основаны на оценке благоприятных условий на местах и ​​реалистичном прогнозе того, когда силы США смогут сократить свое присутствие и вернуться домой, не жертвуя достижениями в области безопасности, достигнутыми после наращивания.

Соглашение о безопасности защитит Соединенные Штаты и наши войска и включает в себя видение независимой двухпартийной комиссии

  • У.S. солдаты и гражданские лица на местах будут по-прежнему иметь непрерывную и необходимую защиту во время службы в Ираке. Наши войска также по-прежнему будут иметь необходимые оперативные полномочия для поддержания положительных тенденций в области безопасности, наблюдавшихся в Ираке за последний год.

  • Соглашение о безопасности также отражает рекомендацию исследовательской группы Baker-Hamilton по Ираку о том, что Соглашение о безопасности должно включать в себя полномочия Соединенных Штатов продолжать борьбу с «Аль-Каидой» и другими террористическими организациями в Ираке, постоянную поддержку иракских сил безопасности и политические заверения правительству Ирака.

Эти соглашения будут способствовать укреплению стабильности в Ираке в самом сердце Ближнего Востока

  • SFA и Соглашение о безопасности с Ираком приближают нас к стратегическому видению, на которое мы все надеемся на Ближнем Востоке: регион независимых государств, находящихся в мире друг с другом, полностью участвующих в мировом рынке товаров и идей и союзник в войне с террором.

  • SFA реализует Иракский и U.S. стремление к долгосрочным отношениям, основанным на сотрудничестве и дружбе, как указано в Декларации принципов, подписанной в ноябре 2007 г. SFA также включает обязательства по:

    • Оборона, безопасность, правоприменение и сотрудничество и развитие судебной системы.
    • Дальнейшее улучшение политического, дипломатического и культурного сотрудничества.
    • Сотрудничество в области экономики, энергетики, здравоохранения, окружающей среды, технологий и связи.
    • Совместных координационных комитетов для контроля за выполнением SFA.
  • SFA и соглашение о безопасности не связывают руки следующему президенту. Этот пакет обеспечивает прочную основу для следующего президента, чтобы проводить полный спектр вариантов политики с Ираком.

SFA и соглашение о безопасности являются последними шагами в просьбе Ирака о нормализации отношений

  • В коммюнике, выпущенном 26 августа 2007 г., пять основных политических лидеров Ирака — премьер-министр Малики, президент Талабани, вице-президенты Хашими и Абд аль-Махди, а также президент регионального правительства Курдистана Барзани — потребовали прекращения главы Статус VII под У. N. Совет Безопасности и установление долгосрочных отношений с США.

  • Это привело к подписанию 26 ноября 2007 г. американо-иракской Декларации принципов, в которой изложено «содержание», которое Соединенные Штаты и Ирак обсудят на официальных переговорах. Двусторонние переговоры всерьез начались в марте 2008 г.

  • SFA и Соглашение о безопасности, являющиеся результатом Коммюнике и Декларации принципов, были одобрены Кабинетом министров Ирака и Советом представителей 27 ноября 2008 года.4 декабря президентский совет Ирака в составе трех человек поддержал голосование COR.

# # #

иракских законодателей не смогли избрать нового президента из-за бойкота

Для проведения избирательной сессии требуется кворум в две трети от 329 членов законодательного органа. Голосование в понедельник не могло быть проведено, поскольку законодатели, многие из которых были союзниками влиятельного иракского священнослужителя Муктады ас-Садра, остались в стороне. Пришли только 58 депутатов.

Неспособность избрать президента отражает глубокие разногласия между политическими фракциями Ирака, которые только усилились после парламентских выборов 10 октября, результаты которых были отвергнуты политическими группами, поддерживаемыми соседним Ираном.

Иракские политики до сих пор не смогли согласовать компромиссного кандидата на высший пост страны, а задержка в понедельник вызвала опасения по поводу президентского вакуума, который также помешает назначению премьер-министра.

Политический аналитик Ихсан аль-Шаммари сказал, что неудача в избрании президента является прелюдией к политическому кризису, который будет бушевать в Ираке до тех пор, пока не будет достигнут консенсус.

«Продолжение нарушений конституции свидетельствует о глубине политических разногласий между политическими блоками и политическими силами в Ираке», — сказал он.

При отсутствии кворума спикер парламента Мохаммед аль-Хальбуси оставил заседание открытым, не назначив новую дату голосования по избранию нового президента.

Бойкот ас-Садра был объявлен после того, как Верховный суд Ирака временно приостановил выдвижение кандидатуры лидера Хошияра Зибари, кандидатуру которого поддерживает ас-Садр. Высокий суд сослался на ожидающие рассмотрения обвинения в коррупции против курдского политика-ветерана и бывшего министра иностранных дел.

Обвинения 2016 года против Зибари, по которым он так и не был осужден, связаны с тем, что он был министром финансов, когда он был уволен с работы за предполагаемое взяточничество. Зебари в воскресенье отверг обвинения и сказал, что уважает решение суда временно приостановить выдвижение его кандидатуры до тех пор, пока вопрос не будет решен.

Согласно послевоенной конвенции Ирака, в основном церемониальный пост президента должен занимать представитель курдского меньшинства страны, премьер-министром должен быть мусульманин-шиит, а спикером парламента — мусульманин-суннит. Другим претендентом на пост президента является действующий Бархам Салех.

Садр, возглавляющий крупнейший парламентский блок с 73 местами, объявил бойкот в субботу, а за ним последовал аль-Халбуси, возглавляющий блок из 51 места. Затем их примеру последовала Демократическая партия Курдистана (ДПК), состоящая из 31 депутата.Зибари представляет партию ДПК и отвергает обвинения в коррупции.

Уходящий президент Бархам Салех представляет главного соперника ДПК в Иракском Курдистане, Патриотический союз Курдистана (ПСК).

Законодатели Ирака во второй раз не смогли избрать президента

В субботу иракские законодатели во второй раз не смогли выбрать главу государства, что еще больше усугубило политический кризис, вызванный распрями после федеральных выборов пять месяцев назад.

Только 202 депутата прибыли в парламент Ирака, что не соответствует кворуму в две трети, необходимому законодательному собранию из 329 членов для проведения предвыборной сессии для избрания президента страны.Субботнее голосование не могло быть проведено, поскольку многие законодатели, связанные с поддерживаемыми Ираном партиями, не присутствовали. Очередная предвыборная сессия запланирована на среду.

Иракские политики до сих пор не смогли договориться о компромиссном кандидате в президенты, что усугубляет политический вакуум, который также препятствует назначению премьер-министра. По словам законодателей, у политических групп теперь есть два варианта: продолжать переговоры до тех пор, пока не будет достигнут консенсус, или распустить парламент и снова провести федеральные выборы.

«Сейчас политический процесс находится в затруднительном положении», — заявил шиитский депутат Мухаммад Саадун Аль-Сайхуд.

Только 58 депутатов пришли на первые президентские выборы в парламенте в начале февраля. На этот раз аль-Садр бойкотировал сессию после того, как Верховный суд Ирака приостановил выдвижение кандидатуры лидера Хошияра Зибари, кандидата, поддерживаемого его блоком. На этот раз их законодатели прибыли в парламент, облаченные в белые саваны, которыми мусульмане заворачивают своих умерших, в знак своей готовности умереть за священнослужителя.

Неспособность набрать кворум в субботу отражает продолжающиеся разногласия между Муктадой ас-Садром, получившим наибольшее количество мест на федеральных выборах в октябре 2021 года, и коалицией поддерживаемых Ираном шиитских партий, которые формируют Рамки координации по выдвижению кандидатов.

Победа Аль-Садра с 73 местами сильно расстроила партии, поддерживаемые Ираном. Но намерение могущественного священнослужителя сформировать правительство с курдскими и суннитскими союзниками, исключая при этом партии, поддерживаемые Ираном, оказалось трудным.Ребар Халид, министр внутренних дел полуавтономного курдского региона, был выбран кандидатом от Демократической партии Курдистана, союзника ас-Садра.

Депутаты, принадлежащие к их курдским конкурентам, Патриотическому союзу Курдистана, не явились на сессию.

Параллельно с заседанием парламента бывший премьер-министр Нури аль-Малики, связанный с Координационной структурой, провел у себя дома собрание с участием многих законодателей, открыто игнорируя результаты голосования.

Согласно соглашению, заключенному после вторжения США в 2003 году, пост президента Ирака — в основном церемониальная роль — занимает курд, премьер-министром является шиит, а спикером парламента — суннит.

Тем временем правительство премьер-министра Мустафы аль-Кадими выполняет государственные обязанности в статусе временного исполнителя.