Содержание

Против России и Белоруссии ведется гибридная война, заявил Лавров

https://ria.ru/20210618/lavrov-1737535154.html

Против России и Белоруссии ведется гибридная война, заявил Лавров

Против России и Белоруссии ведется гибридная война, заявил Лавров — РИА Новости, 18.06.2021

Против России и Белоруссии ведется гибридная война, заявил Лавров

Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что на Россию и Белоруссию оказывается внешнее давление, ведётся гибридная война. РИА Новости, 18.06.2021

2021-06-18T11:40

2021-06-18T11:40

2021-06-18T12:58

белоруссия

россия

в мире

сергей лавров

мид белоруссии

министерство иностранных дел российской федерации (мид рф)

владимир макей

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/01/1735064913_0:106:3062:1828_1920x0_80_0_0_83f579568b4101c729cb4a65c1b07eaf.jpg

МОСКВА, 18 июн — РИА Новости. Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что на Россию и Белоруссию оказывается внешнее давление, ведётся гибридная война.»Мы констатировали, что развиваем своё взаимодействие в очень непростых условиях: на обе наши страны оказывается серьёзное внешнее давление с использованием нелегитимных, односторонних инструментов сдерживания, так называемых», — сообщил министр на пресс-конференции со своим белорусским коллегой Владимиром Макеем.»Мы испытываем на себе методы гибридной войны: от односторонних санкций до грязных информационных кампаний, и вы знаете, как это все происходит, факты я приводить не буду, всем это хорошо известно»,- добавил Лавров.Лавров указал, что «с учётом такой откровенно агрессивной линии наших западных коллег, мы договорились координировать усилия в целях укрепления государственного суверенитета РФ и республики Белоруссия и обеспечивать национальную безопасность наших двух стран совместными усилиями на основе имеющихся международно-правовых договорённостей».Москва и Минск на переговорах глав МИД двух стран выразили озабоченность неконструктивной линией ЕС в отношении России и Белоруссии, сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров. Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей 17-18 июня находится с визитом в Москве.»Выразили озабоченность по поводу линии, которую проводит Европейский союз в отношении наших стран. Линия не может быть признана конструктивной», — сказал Лавров после переговоров с Макеем.

https://ria.ru/20210531/nato-1734975675.html

https://ria.ru/20210616/zakharova-1737167197.html

https://ria.ru/20210611/evrosoyuz-1736690588.html

белоруссия

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/01/1735064913_333:0:3062:2047_1920x0_80_0_0_41f4fcef956adfa39fb6b7e94ea5b1d4.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

белоруссия, россия, в мире, сергей лавров, мид белоруссии, министерство иностранных дел российской федерации (мид рф), владимир макей

11:40 18.06.2021 (обновлено: 12:58 18.06.2021)

Против России и Белоруссии ведется гибридная война, заявил Лавров

МОСКВА, 18 июн — РИА Новости. Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что на Россию и Белоруссию оказывается внешнее давление, ведётся гибридная война.

«Мы констатировали, что развиваем своё взаимодействие в очень непростых условиях: на обе наши страны оказывается серьёзное внешнее давление с использованием нелегитимных, односторонних инструментов сдерживания, так называемых», — сообщил министр на пресс-конференции со своим белорусским коллегой Владимиром Макеем.

31 мая 2021, 17:26

В НАТО заявили, что Россия становится «более агрессивной внешне»

«Мы испытываем на себе методы гибридной войны: от односторонних санкций до грязных информационных кампаний, и вы знаете, как это все происходит, факты я приводить не буду, всем это хорошо известно»,- добавил Лавров.

Лавров указал, что «с учётом такой откровенно агрессивной линии наших западных коллег, мы договорились координировать усилия в целях укрепления государственного суверенитета РФ и республики Белоруссия и обеспечивать национальную безопасность наших двух стран совместными усилиями на основе имеющихся международно-правовых договорённостей».

16 июня 2021, 08:38

Захарова раскритиковала новую стратегию Евросоюза по РоссииМосква и Минск на переговорах глав МИД двух стран выразили озабоченность неконструктивной линией ЕС в отношении России и Белоруссии, сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров.Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей 17-18 июня находится с визитом в Москве.

«Выразили озабоченность по поводу линии, которую проводит Европейский союз в отношении наших стран. Линия не может быть признана конструктивной», — сказал Лавров после переговоров с Макеем.

11 июня 2021, 19:29

В Евросоюзе заявили, что не боятся Россию

Роскомнадзор заявил о гибридной войне против России, включающей в себя кибератаки

Проблемы с доступом к веб–ресурсам «Коммерсанта», Forbes, «Известий» и ТАСС стали появляться одновременно около 14:00 по московскому времени в понедельник 28 февраля. Некоторые сайты СМИ оказывались недоступны, на других пользователи видели пропагандистское сообщение с эмблемой хакерской группировки Anonymous. Сообщение было адресовано гражданам России, авторы призывали остановить отправку военных на территорию Украины, сравнивая операцию в этой стране с чеченской кампанией.

Представители редакций заявили «Ведомостям», что не имели отношения к публикации этих сообщений. «Официальный сайт нашего агентства подвергся хакерской атаке и был взломан. Злоумышленники разместили на нем информацию, которая не соответствуют действительности», – сообщил «Ведомостям» представитель ТАСС. «Мы прямо сейчас делаем все, чтобы как можно быстрее устранить неполадки», – добавлял представитель «Известий».

В дальнейшем хакерская группировка подтвердила свою причастность к атаке, опубликовав в своем Twitter скриншот с сообщением хакеров на сайте ТАСС.

Anonymous – одна из крупнейших международных сетей хактивистов, с 2003 г. осуществляющая хакерские атаки на различные ресурсы в знак протеста против тех или иных действий в различных странах мира. В феврале эта группировка объявила в своем Twitter о кибервойне против российского правительства из–за спецоперации на Украине, взяв на себя ответственность за DDoS–атаку на RT.

Представитель Роскомнадзора заявил, что «против России в настоящее время ведется гибридная война, включающая в себя элементы информационного противостояния, а также регулярные кибератаки». Решение проблемы с атакой на сайты СМИ, по его словам, «находится в зоне ответственности специалистов по информационной безопасности». Собеседник также отметил, что дежурные службы Центра мониторинга и управления сетью связи общего пользования (ЦМУ ССОП) «переведены в режим повышенной готовности, осуществляя взаимодействие с Национальным координационным центром по компьютерным инцидентам для противодействия атакам на критическую информационную инфраструктуру». Обеспечивается оперативное информирование операторов связи об инцидентах информбезопасности и координация их деятельности по противодействию киберугрозам, подчеркнул он.

«Ведомости» также направили запрос в МВД.

«Такие атаки требуют не так уж много компетенций со стороны злоумышленника. Сейчас ресурсы многих российских компаний подвергаются сетевым атакам со стороны киберпреступников. Главный мотив подобных атак – хактивизм с целью приостановить работу сайта и прервать информационный обмен», – говорит руководитель направлений Anti–DDoS и WAF компании «Ростелеком–Солар» Егор Валов.

Скорее всего, злоумышленники обнаружили слабые места в информационных системах сайтов атакованных СМИ. Если эти уязвимости не исправили, то с высокой долей вероятности атаки могут повториться, сообщил «Ведомостям» главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян. Он добавил, что несмотря на то что время от времени правоохранители и привлекают к ответственности хакеров за подобные атаки, эти случаи [привлечения к ответственности] единичны.

Сомневается в том, что хакеров удастся наказать, и юрист, член комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Вадим Перевалов. Статья 272 УК РФ предусматривает лишение свободы до двух лет за подобные атаки, а если будет доказано, что злоумышленники действовали по предварительному сговору, то лишение свободы может последовать уже на пять лет, добавил он. «Но привлечение хакеров к ответственности потребует сбора доказательств в различных странах мира, что обычно требует слаженной работы правоохранительных органов разных стран», – отметил юрист.

Кто ведет гибридную войну против России и как ей противостоять

В настоящий момент наблюдается новая фаза многолетней конфронтации великих держав. Россия вынуждена противостоять атакам коллективного Запада, который пытается выставить нашу страну агрессором и политическим изгоем.

Автор: Н. Александров. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Пока киевские политики и западные СМИ обвиняют Москву в желании «напасть на Украину», Россия отвечает пакетом предложений по безопасности и гарантиям нерасширения НАТО на восток, который в Вашингтоне уже объявили «ультиматумом» для Североатлантического альянса. Параллельно с этим в Женеве проходит очередной раунд переговоров по стратегической стабильности между главой МИД России Сергеем Лавровым и госсекретарем США Энтони Блинкеном, где стороны продолжают обсуждать предложения РФ по глобальной безопасности.

Независимая внешняя политика

Уже можно сказать, что США настроены на продолжение конфронтации с Россией по всем направлениям — военным, политическим и информационным — для того, чтобы ограничить нашу страну в правах великой державы. Штаты все еще надеются надавить на Москву с позиции силы, как это было в 1990-е, но Россия продолжает отстаивать свое положение, оставаясь одним из главных игроков на международной арене. Разумеется, в этом большая заслуга российского государства, которое взяло четкий курс на реализацию независимой внешней политики.

Президент РФ Владимир Путин объединяет все ключевые позиции российского вектора в международных отношениях — суверенитет, защита русского населения, борьба с терроризмом на дальних подступах, а также идеологическая репрезентация борьбы с доминированием Запада.

Владимир Путин войдет в учебники истории как правитель, вернувший России Крым в 2014 году, что стало началом колоссального подъема нашей страны на международной арене. Именно поэтому коллективный Запад не может простить этого до сих пор, вводя все новые и новые санкции.

Кроме того, российский президент смог защитить законно избранное правительство президента Сирии Башара Асада, не допустив интервенции НАТО в Сирию в 2013 году и отправив российскую группировку войск для борьбы с запрещенной в РФ террористической организацией ИГИЛ* в 2015-м, тем самым доказав, что Россия — надежный союзник, который не бросает своих партнеров даже под колоссальным давлением Запада.

Именно контакты Владимира Путина с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, позволили развить отношения между Москвой и Анкарой, результатом чего стало тесное военно-техническое сотрудничество и появление альтернативных западным переговорных площадок, обеспечивающих мирный процесс в нескольких регионах мира.

Не стоит забывать и про миротворческие достижения российского президента в решении Карабахского конфликта. По инициативе Путина в Кремле состоялись трехсторонние переговоры с главами Азербайджана и Армении.

Военная поддержка

Независимость внешнеполитического курса обеспечивает министерство обороны во главе с Сергеем Шойгу, который смог восстановить престиж и боеготовность российской армии после унижений девяностых годов.

Еще в свою бытность руководителем МЧС РФ Шойгу смог фактически с нуля создать оперативно реагирующее ведомство, которое представило возможности России в деле разрешения наиболее опасных чрезвычайных ситуаций.

На посту министра обороны Шойгу сохранил стиль управления, сформировав эффективное военное ведомство с широкой степенью инновационных решений, способное решать критически важные задачи.

Результатом этой деятельности стало укрепление и значительное повышение статуса российских Вооруженных Сил, как в родной стране, так и за ее пределами. Успешно проведенная операция в Сирийской Арабской Республике, развертывание миротворческого контингента в Карабахе, стремительное реагирование в рамках обязательств по ОДКБ на недавнюю ситуацию в Казахстане — все это продолжает заданный президентом курс и возвращает Россию в список великих держав.

Эпоха доминирования Запада заканчивается

Не менее сильная личность занимает должность главы дипломатического ведомства, которое также продвигает интересы России в мире. Именно министр иностранных дел Сергей Лавров выступает за возрождение внешнеполитической самостоятельности страны, а не исключительно за укрепление сотрудничества с Западом, как это было ранее.

«Заканчивается эпоха доминирования исторического Запада, это продолжалось сотни лет. Сейчас эта эпоха вступает в объективное противоречие с тем, что появляются новые центры в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Попытки сохранить доминирование искусственно путем санкций и даже вооруженным путем добавляют хаоса, превращают целые страны в регионы, где произрастает угроза терроризма», — говорил Лавров в 2015 году.

Экспорт безопасности в цифровую эпоху

Однако в новую цифровую информационную эпоху мир меняется, и Запад, не желая утрачивать влияние, ищет новые методы и пути сохранения позиций. С появлением в военных документах США и Великобритании термина «гибридная война» появилась и необходимость адекватно отвечать на новые вызовы, которые невозможно было бы решить в традиционных условиях. Противостояние великих держав нового типа разворачивается далеко не так очевидно и прямолинейно, как в XX веке.

К примеру, у Минобороны США существует специальная культурная стратегия, предписывающая создателям кинопродукции и компьютерных игр изображать американских военнослужащих и их деятельность в строго положительном ключе и с позиций силы. При этом само ведомство, конечно же, съемками не занимается.

Или уже ставшая нормой практика блокировки инакомыслящих СМИ и влиятельных отдельных персон в социальных сетях и на площадках размещения контента типа YouTube, которая предопределяет информационную политику и диктует повестку в мире.

Учитывая, что Штаты обладают самой масштабной в мире индустрией развлечений, и именно им принадлежит большинство информационных и IT-корпораций, они уже не просто диктуют всему миру свои культурные коды, но и поддерживают медиасферу в состоянии определенного вакуума, куда посторонним вход воспрещен.

Самое страшное здесь заключается в том, что Запад за этой информационной завесой может создавать любую виртуальную реальность — расшатывать политическую обстановку в других странах и свергать неугодные режимы, искажать картинку происходящего любым образом, и в итоге достигать своих целей.

Немногочисленные великие державы, противостоящие западному влиянию, прежде всего, Китай и Россия, оказались в эпицентре информационно-политических гибридных атак со стороны Брюсселя и Вашингтона. При этом любую активность государственных структур, к примеру, ставящих на место деструктивные НКО и иноагентов, западные медиатехнологи оборачивают против официальных властей, чтобы международные организации могли «обоснованно» вводить санкции против неугодных правительств и угрожать демократическим вмешательством в виде цветных революций и «миротворческих» операций.

Запад давно освоил своеобразное государственно-частное партнерство в этой сфере. На первой линии атаки всегда оказываются Билл Гейтс или Марк Цукерберг и другие главы корпораций, которых винят во всех грехах в то время, как Вашингтон реализует свои задачи и интересы.

Главный козырь в гибридной войне

Что касается Китая и России, то стратегия противостояния западным гибридным войнам начала появляться лишь недавно, но зато уже показала первые успехи. Так весь последний год на слуху расширение влияния Москвы в Африке, где экспорт безопасности из России полностью меняет геополитический ландшафт и становится реальным брендом, как раньше «Спутник» или «Калашников». Новое имя российской силы за рубежом — «Вагнер», и здесь западная пропаганда укусила свой собственный хвост. Чем больше распускают слухов о русских специалистах, тем выше их популярность. И вот уже в далеком Мали на антифранцузских митингах вместе с портретами государственных лидеров и национальными флагами, появляются фотографии Владимира Путина и российские триколоры. И несмотря на попытки Запада остановить этот процесс, к примеру, вводить санкции против российских компаний и граждан вроде Евгения Пригожина, которого связывают с «ЧВК Вагнера», влияние России распространяется все дальше.

Одно из главных наших орудий в гибридной войне нового типа — усталость всего мира от западного диктата и неуважения к местной культуре и населению тех стран, где действуют американские или европейские контингенты и миротворцы миссий ООН. Прикрывать потребительское отношение к государствам, которые Запад лишь на словах пытается защитить от терроризма, а на деле создает питательную среду для размножения боевиков и бандитов, высасывает ценные ресурсы, а параллельно грабит и насилует мирных граждан, уже не получается.

Второе — репутация России и русских как надежных партнеров, держащих слово и в короткие сроки решающих проблемы там, где ЕС и США не смогли добиться никакого эффекта за годы или даже десятилетия.

Все это также сказалось на репутации России в мире, которая в отличие от Запада не разжигает конфликты, чтобы получить собственную выгоду, а наоборот способствует установлению прочного и долгосрочного мира и стабильности. И это — главный козырь в любой гибридной войне.

* ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация.

Гибридная война против России приобретает системный характер

По мнению экспертов Временной комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ, зарубежные недоброжелатели России взяли на вооружение современные технологии для расшатывания политической ситуации в нашей стране. Их цель — любой ценой спровоцировать массовые беспорядки.

Хотите как в Гонконге?

Массовые протестные выступления, всколыхнувшие Москву в июле-августе, вылились в жёсткое противостояние митингующих с сотрудниками полиции и Росгвардии, а затем — и в возбуждение административных и уголовных дел о массовых беспорядках в отношении десятков задержанных. Законодатели и эксперты считают, что эти протесты носят не стихийный характер, а, напротив, хорошо спланированы, организованы и скоординированы. Причём выборы в Мосгордуму используются не ради результатов голосования, а главным образом для дискредитации федеральных властей и попыток дестабилизации политической ситуации в нашей стране.

«Наших западных оппонентов не интересует Мосгордума или как будет развиваться столица. Их цель — сотворить на московских улицах массовые погромы, как это происходило и происходит в Гонконге», — заявил председатель Временной комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ Андрей Климов, выступая на заседании рабочей группы комиссии 4 сентября.

Андрей Климов. Фото: пресс-служба Совета Федерации

Вся королевская рать

Пользуясь средствами массовой информации как рупором, власти западных стран вовсю подогревали протестные настроения. Такое мнение высказал исполняющий обязанности замдиректора Департамента информации и печати МИД РФ

Илья Тимохов.

«Каждая страна имеет право на озвучивание своего мнения. Но тут речь идёт об информационном спонсорстве, осуществлявшемся через однобокую подачу и необъективный анализ происходивших событий, а также через прямые и косвенные призывы к участию в массовых выступлениях», — сказал Тимохов на заседании рабочей группы.

Он отметил, что наиболее частые информационные интервенции происходили из Вашингтона, где высокопоставленные политики и чиновники поддержали «смелых оппозиционеров» и обвинили власть в России в неспособности соблюсти права человека. Но от США старались не отставать и в Европе — например, члены хельсинского конгресса прямо обвинили российские власти в том, что «они ни перед чем не остановятся для подрыва демократии». А МИД Великобритании упрекнул руководство России в пренебрежении правами населения.

ФОТО: Следственный комитет РФ

Системный характер

«Протесты в Москве — это заранее спланированная спецоперация — и вовсе не по срыву сентябрьских выборов. Их цель — придание протесту нового системного характера под лозунгом противодействия действующей власти. Задачи простые — втянуть как можно большее количество людей в протестное поле, создать новых лидеров, создать обновлённые символы протестного движения (такие, как, например, девочка с конституцией), а также перевести протестные настроения из чисто московской плоскости в федеральную», — считает директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.

По мнению эксперта, для прошедших протестов характерны технологии гибридной информационной войны. Например, предпринимаются попытки расчеловечить сотрудников правоохранительных органов, называя их «космонавтами» или имперскими солдатами из «Звёздных войн».

Одновременно с этим создаётся положительное реноме новому поколению активистов. Сама же информационная операция, считает Егорченков, нацелена не на сегодняшний день, а на весь период 2019-2024 годов.
«Задача — закладка в население «кода» о нелегитимности власти и создание новых лидеров и нового протестного нарратива», — предостерегает научный работник.

Работа на перспективу

По мнению Андрея Климова, повестка протестов в связи с выборами уже исчерпана, а недоброжелатели России на Западе планируют выйти на новый вектор в тактике вмешательства в наши внутренние дела. Для начала — выделять и осваивать значительные средства на программы так называемого молодёжного лидерства в России.

«Речь идёт о суммах в миллионы долларов. Так вот сейчас разыгрываются новые гранты — уже на 2020 год. Например, государственный департамент США уже закладывает расходы на организацию летней школы журналистики в России для молодых людей летом 2020 года. То есть они меняют повестку, но не меняют задач», — объяснил «Парламентской газете» Андрей Климов.

Что касается задач, то, по словам сенатора, оппоненты России желают внести разлад и раздрай среди россиян, опорочить наши власти и по мере возможности расшатать политическую ситуацию. С таким мнением согласен и его коллега по комиссии, руководитель рабочей группы по мониторингу внешней деятельности, направленной на вмешательство во внутренние дела РФ Олег Морозов.

Олег Морозов (слева). Фото: пресс-служба Совета Федерации

«Идея вмешательства в нашу политическую жизнь реализуется давно. Но она трансформируется и обретает новые качества», — посетовал парламентарий. Среди этих новых качеств он перечислил превращение вмешательств «коллективного Запада» в систему; внедрение новых технологий с активным использованием социальных сетей; вовлечение в протест новой целевой аудитории — а именно несовершеннолетних и тех, кому скоро исполнится 18 лет; а также активное использование правозащитной проблематики, превратив арестованных по «московскому делу» в «сакральные жертвы», на примере которых можно будет обвинять российские власти в недемократичности, жестокости и несоблюдении прав граждан.

Вестник НАТО — Гибридная война: новые угрозы, сложности и «доверие» как антидот

Можно утверждать, что характер международной безопасности и конфликтов остается тем же. Государства, как и прежде, втянуты в военное и экономическое соперничество с нулевой суммой, военные конфликты по-прежнему кажутся неизбежными, без конца возникают дилеммы безопасности и постоянно требуется уравновешивание, и т.д. и т.п. Однако modus operandi (способ действий) не такой, как раньше. Конфликты ведутся новыми, новаторскими и радикально иными способами. С появлением современной гибридной войны речь идет все меньше и меньше о смертоносной или физической силе.

Важно отметить, что концепция гибридной войны может быть не так уж и нова. Многие специалисты утверждают, что она стара, как война. Тем не менее в последние годы эта концепция приобрела более широкую популярность и актуальность, по мере того как государства используют негосударственных игроков и информационные технологии, чтобы подчинить своих противников во время или, что еще важнее, в отсутствие прямого вооруженного конфликта.

Российский спецназ в Крыму. Их называют порой «зеленые человечки»; они были одной из наступательных «колонн», что привело к незаконной аннексии Россией Крыма Украины. @ Global Security Review

Прежде чем углубляться в концепцию, важно подчеркнуть, что в современную эпоху гибридная война стала особенно популярной в политических дебатах после двух важных событий. Во-первых, в 2005 году двое американских официальных военных представителей написали о «подъеме гибридных войн» и подчеркнули сочетание обычных и нетрадиционных стратегий, методов и тактических приемов в современной борьбе, а также психологические аспекты современных конфликтов и аспекты, связанные с информацией. Во-вторых, в 2014 году Россия захватила Крым и добилась своих целей за счет смешения спецназа, присутствие которого отрицалось, местных вооруженных игроков, экономической мощи, дезинформации и умелого использования общественно-политической поляризации Украины.

Гибридная война остается спорной концепцией, и нет общепринятого определения гибридной войны. Ее подвергли большой критике в связи с отсутствием концептуальной ясности, в связи с тем, что это лишь общая фраза или модное словечко и в связи с тем, что ничего нового в политические дебаты это не привнесло. Тем не менее, благодаря этой концепции можно хорошо разобраться в современных и будущих проблемах обороны и безопасности.

Говоря простыми словами, гибридная война означает взаимодействие или сочетание обычных и нетрадиционных инструментов силы и диверсионных действий. Происходит синхронизованное смешение этих инструментов или средств, чтобы воспользоваться уязвимыми сторонами соперника и добиться синергетического воздействия.

Кинетические средства и некинетические методы смешиваются для того, чтобы оптимальным образом причинить максимальный урон воюющему государству. Более того, существует две характерные черты гибридной войны. Во-первых, разграничительная линия между войной и миром четко не просматривается.

Это означает, что трудно распознать порог войны. Война становится неразличимой, и материализовать ее трудно.

Гибридная война ниже порога войны или прямого открытого насилия приносит дивиденды, хотя это проще, дешевле и сопряжено с меньшим риском, чем кинетические операции. Намного проще проплатить и организовать дезинформацию вместе с негосударственными субъектами, чем ввести танки на территорию другой страны или отправить истребители в ее воздушное пространство. Затраты и риск гораздо меньше, а ущерб можно причинить реальный. При этом главный вопрос: а можно ли вообще вести войну без прямых боевых или физических столкновений? Поскольку гибридная война проникла в межгосударственные конфликты, на этот вопрос можно дать утвердительный ответ. Это по-прежнему тесно связано с философией войны. Как говорил древний военный стратег Сунь Цзы, высшее военное искусство – покорить врага без боя.

Вторая отличительная черта гибридной войны связана с двусмысленностью и установлением ответственности.

При гибридных нападениях, как правило, очень много неясности. Гибридные игроки заведомо создают неясность и усиливают ее, с тем чтобы было сложно установить ответственность и принимать ответные меры. Иными словами, страна, которая подвергается удару, либо не способна выявить гибридное нападение, либо не способна установить, на каком государстве лежит ответственность за нанесение или спонсирование этого удара. Субъект гибридной борьбы выгодно использует пороги выявления и установления ответственности, и таким образом государству, ставшему мишенью гибридных действий, трудно выработать политические и стратегические ответные меры.

Как показывают недавние исследования войн в Афганистане и Ираке, полномасштабные войны могут быть сопряжены с очень большими расходами в плане людских, экономических, а также социальных и политических потерь, даже если силы и средства конфликтующих сторон или противников несопоставимы. Ввиду быстрого технологического прогресса и роста асимметричной борьбы полномасштабная война может быть неэффективной, даже если противник обладает меньшими ресурсами и мощью. Таким образом, победить может оказаться совсем не просто.

Как показывают недавние исследования войн в Афганистане и Ираке, полномасштабные войны могут быть сопряжены с очень большими расходами в плане людских, экономических, а также социальных и политических потерь, даже если силы и средства конфликтующих сторон или противников несопоставимы. Ввиду быстрого технологического прогресса и роста асимметричной борьбы полномасштабная война может быть неэффективной, даже если противник обладает меньшими ресурсами и мощью. Фото: © The Journalist’s Review

Воевать становится более затратным, и в распоряжении государств все время появляются новые инструменты, поэтому может уже не так хотеться вести полномасштабные войны. Это не значит, что конфликты пойдут на убыль; это значит, что динамика войны меняется. Именно в этом контексте государства все больше и больше прибегают к гибридной борьбе ниже порога вооруженных конфликтов, преследуя свои цели в области безопасности с нулевой суммой. Одним словом, в целом условия безопасности радикально меняются, хотя характер конфликтов остается тем же.

Как сказал выдающийся военный стратег Клаузевиц: «Война есть ничто иное, как продолжение политики иными средствами». Быть может, это по-прежнему верно, однако с приходом современной гибридной войны средств ведения войны стало намного больше. Это означает, что матрица политика-война стала еще более сложной, поскольку динамика войны постоянно меняется. Отныне война означает целый ряд возможностей. Иногда это подразумевает кинетические операции вместе с использованием негосударственных субъектов. Иногда могут совершаться кибернападения на критически важные объекты инфраструктуры параллельно с дезинформационными кампаниями. Способов много, равно как и возможностей объединять их или использовать параллельно.

Из-за гибридной войны динамика конфликта становится более темной не только потому, что появляется широкий и растущий инструментарий подрыва противника, но и потому что возникает возможность лишить его безопасности на двух фронтах одновременно. Это также связано с общими целями гибридной войны. Что касается потенциала, политические, военные, экономические, социальные, информационные и инфраструктурные уязвимые стороны атакуемого государства используются в такой мере, что государство ощутимо и функционально ослабевает.

Второй фронт, на котором ведется подрыв безопасности государства, носит идейный характер и связан с легитимностью государства. Как отмечено в докладе Норвежского агентства развития, «легитимность государства – это сама основа связи между государством и обществом, обоснование авторитета государства». Легитимность – оплот и символ власти государства.

Стремясь расшатать общественный договор, связующий государство и его составные части в единое цело, субъект гибридной войны пытается подорвать доверие между институтами государства и людьми. В результате этого государство теряет свою легитимность, которая в современную эпоху является в большой мере функцией доверия общественности, и, в свою очередь, теряет свою способность действовать как Левиафан во внутренней сфере. Таким образом, в результате гибридных нападений наносится ущерб как идейным устоям государства, так и его способности нормально функционировать.

С учетом комплексного характера и динамики гибридной войны, экспертами был предложен целый ряд политических и стратегических ответных мер. Среди них – тщательные меры выявления, сдерживания, противодействия и реагирования на гибридные угрозы. Однако ввиду информационного фактора и того, что когнитивная и социальная сфера становятся краеугольным камнем гибридной войны, любые решения, не предусматривающие мер укрепления доверия, вряд ли смогут предложить эффективные антидоты.

Мы уже говорили о том, что гибридная война зачастую ведется ниже традиционного порога войны. При этом роль гражданского населения выдвигается на первый план: как оно думает и поступает по отношению к государству. Современные цифровые платформы и платформы социальных сетей позволяют субъектам гибридной войны довольно легко влиять на гражданское население в ущерб государства-противника. Хорошим примером тому служат российские антизападные дезинформационные кампании в Интернете, некоторые из которых едва различимы, но очень серьезны.

Как уже говорилось ранее, без людей государство мягкотело. Народ – источник легитимности и силы государства. Это прежде всего относится к странам с демократической формой правления. Если вбивать клин между государством и народом, можно создать условия для краха этого государства. А именно на это и направлены действия субъекта гибридной войны до порога войны.

Гибридные угрозы зачастую рассчитаны как раз на уязвимые стороны государства-мишени или межгосударственных политических сообществ. Цель состоит в том, чтобы использовать их, пока они не станут настолько глубоки, что приведут к созданию или обострению поляризации на национальном и международном уровне. В результате этого происходит опасное выхолащивание основных ценностей сосуществования, гармонии и плюрализма внутри демократических обществ и между ними, а также способности политического руководства к принятию решений. В конечном итоге, гибридные угрозы подрывают доверие.

Именно поэтому укрепление доверия должно считаться основным заслоном от гибридных угроз, особенно тех, которые направлены на подрыв демократических государств и форм правления. Более того, доверие – условие sine qua non, необходимое для того, чтобы политические или стратегические меры, принимаемые в ответ на гибридные угрозы, принесли плоды. Иными словами, без доверия ничего не получится и ничто не даст искомых результатов.

Доверие не должно пониматься как односложное или одномерное явление. Оно требуется на нескольких уровнях и в множестве областей. В частности, чтобы решения правительств выполнялись, люди должны доверять органам государства. Вызывает тревогу, что во многих западных странах, как свидетельствуют факты, институты государства утрачивают свой авторитет из-за снижения доверия общественности. В США доверие общественности снизилось с 73 процентов в 50-е годы до 24 процентов в 2021 году. Аналогичным образом с 70-х годов уровень доверия в Западной Европе постепенно снижается.

Важно не только доверие к государству со стороны общественности. Важно также доверие людей друг к другу. Всплеск популизма в разных точках мира, в частности, в западных странах, – симптом растущей общественно-политической поляризации политических сообществ. В результате этого под угрозой оказывается не только гармония внутри общества, но и социальная и политическая структура сообщества, что затрудняет выработку консенсуса при принятии решений на всех уровнях.

Укрепление и восстановление доверия по-прежнему критически важно для создания прочной устойчивости перед лицом гибридных угроз, создающих острую угрозу безопасности государства и общества. Укрепление доверия в сообществах и между ними должно быть главной целью усилий по нейтрализации гибридной войны и гибридных угроз. Для этого требуется постоянная структурная и политическая работа по упрочению связей между государством и народом с опорой на значимую транспарентность, ответственность и всеобщую вовлеченность.

Это первая статья из мини-серии о «серой зоне», посвященной гибридным угрозам, войне и обороне.

РКН заявляет, что против РФ ведётся гибридная война с регулярными кибератаками — Москва |

Москва. 28 февраля. ИНТЕРФАКС — Дежурные службы Центра мониторинга и управления сетью связи общего пользования (ЦМУ ССОП), подведомственного Роскомнадзору, вместе с коллегами из созданного ФСБ Национального координационного центра по компьютерным инцидентам переведены в режим повышенной готовности для отражения атак на критическую инфраструктуру, сообщили «Интерфаксу» в РКН.

«Дежурные службы ЦМУ ССОП переведены в режим повышенной готовности, осуществляя взаимодействие с Национальным координационным центром по компьютерным инцидентам для противодействия атакам на критическую информационную инфраструктуру. Обеспечивается оперативное информирование операторов связи об инцидентах информационной безопасности и координация их деятельности по противодействию угрозам устойчивости, целостности и безопасности сети связи общего пользования», — заявили в РКН.

«Против России в настоящее время ведется гибридная война, включающая в себя элементы информационного противостояния, а также регулярные кибератаки», — констатировали в РКН.

В ведомстве пояснили, что «в случае с нарушением работоспособности интернет-сайтов ключевых российских СМИ решение проблемы находится в зоне ответственности специалистов по информационной безопасности».

Ранее ряд крупных интернет-изданий сообщили о взломе своих сайтов хакерской группировки Anonymous, которые в ночь на пятницу сообщили, что «объявляют кибервойну» России.

Пакет поправок в законы «О связи» и «Об информации», так называемый «закон об устойчивом/суверенном Рунете», вступил в силу 1 ноября 2019 года. Он предусматривает создание в РФ независимой инфраструктуры, обеспечивающей маршрутизацию в интернете при невозможности подключения к зарубежным корневым серверам. В случаях возникновения угроз функционированию интернета на территории РФ Роскомнадзор через подведомственный ему ГРЧЦ может осуществлять централизованное управление трафиком через Центр мониторинга и управления сетью связи общего пользования.

Россия стягивает больше танков на границу, чтобы получить все, не начав войны. Как работает эта тактика

Эксперты по гибридной войне несколько дней внимательно следят за появлением «мюнхенского момента»: дипломатического соглашения со сверхвысокими ставками, которое Россия в последний миг предложит, чтобы отложить вторжение в Украину

«Мюнхенское» это соглашение не из-за ежегодной Конференции безопасности в Мюнхене, которая проходила в эти выходные с участием глав государств и ключевых лидеров по вопросам международной безопасности. Здесь имеется в виду печально известное Мюнхенское соглашение 1938-го, по которому канцлер Германии Адольф Гитлер и лидеры Британии, Франции и Италии, но не Чехословакии, договорились о том, чтобы отдать Германии Судетскую область, принадлежавшую Чехословакии. Решение приняли на основании того, что тамошние жители были немцами, а значит, она законно принадлежала Германии.

Адольф Гитлер получил от Мюнхенского соглашения все, что хотел. Вернувшись из Германии после подписания, британский премьер Невилл Чемберлен сошел с самолета и объявил, что соглашение принесло «мир для нашего времени».

Вторая мировая война началась 11 месяцев спустя.

Памятуя о Мюнхене, не совсем правильно спрашивать олько о том, решил ли уже российский президент Владимир Путин запускать ракеты, танки и кибератаки на Украину. Важнее, серьезно ли он задумался, как ему добиться уступок от Запада без полномасштабного вторжения.

Это не значит, что военная угроза России – блеф. С современными спутниками и вездесущностью социальных сетей России нужно принять все меры по подготовке реального вторжения, чтобы убедить западных лидеров, что вторжение неизбежно.

Даже несмотря на то, что президент США Джо Байден сказал в пятницу, что он уверен в том, что президент России Владимир Путин направит ракеты, танки и кибератаки на Киев, Байден все равно оставляет дверь открытой для дипломатии.

Поэтому для Путина готово все, чтобы в последнюю минуту организовать виртуальную встречу и достичь своего «мюнхенского момента», получив желаемое без полномасштабной войны. Как написал более двух тысяч лет назад Сунь Цзы: «Сотня побед в сотне битв – это не признак мастерства. Покорить врага без битвы – это настоящее мастерство».

Гибридная победа

Российско-украинский кризис выглядит как попытка России доказать эффективность своей доктрины ведения гибридной войны так же, как операция «Буря в пустыне» была проявлением американской доктрины ведения воздушно-наземных битв в 1990–1991 годах. Гибридная война сочетает в себе обычную войну с политической войной, ненормативной войной, кибератаками, дезинформацией и другими мерами, целью которых является достижение стратегической победы.

В нынешнем кризисе элементами гибридной войны хоть пруд пруди. Россия собрала у границ Украины 190 000 солдат и, по словам Байдена, убедила его, что Путин готов дать приказ о вторжении.

Впрочем, Россия также демонстрирует свою готовность не нападать, если ее требования удовлетворят.

Для усиления российской пропаганды Москва организует провокации, чтобы оправдать свои агрессивные военные действия. Было совершено кибернападение на сайты украинского правительства и на банки. Согласно американским деятелям сферы безопасности и членам Конгресса, российская дезинформация не дремлет и распространяется даже на американцев.

Недооцененный аспект современного кризиса, отличающий наше время от времен Сунь Цзы и 1938-го, заключается в возможности мировых лидеров встречаться виртуально, а также физически, и очень быстро.

Байден и Путин уже встречались виртуально в декабре и говорили по телефону 12 февраля. Несколько европейских лидеров посетили Москву, чтобы отговорить Путина от войны, выслушивая его жалобы и требования к НАТО. Если Путин предложит Байдену внеплановую виртуальную встречу, то слова Байдена в пятницу говорят о том, что он согласится на нее.

Последний плацдарм

Это может быть плацдармом для последнего шага Путина: дипломатическое соглашение, предложенное Штатам и Западу, прежде чем он даст команду запустить российские танки и ракеты на Киев. Как и в Мюнхене в 1938 году, международные медиа и весь мир будут внимательно присматриваться к таким переговорам, но они будут проходить за закрытыми дверьми.

Если такое произойдет, то нужно понять: Путин создал условия для сверхрискового выбора дальнейшего хода истории и развязал войну, какой бы она ни была.

Если будет время для дипломатии, то Байден примет одно из важнейших решений своего президентства, когда будет выбирать реакцию на дипломатический гамбит России в последний момент. Как показало Мюнхенское соглашение 1938-го, выбор в пользу краткосрочного мира и удовлетворения амбиций тирана – это не самое лучшее решение.

Такие моменты являются проверкой для мировых лидеров. Британский премьер Невилл Чемберлен и французский премьер Эдуард Даладье ее провалили в Мюнхене в 1938 году. Масштаб этой ошибки ощущается почти столетие в том, как демократические лидеры относятся к фигурам вроде Гитлера и, возможно, Путина. Если Путин сделает последнее предложение Байдену, то именно ответ Байдена как ничто другое определит репутацию американского президента в истории.

Материалы по теме

У России есть варианты «гибридной войны» для нападения на Украину: NPR

России не нужно начинать наземное вторжение в Украину, чтобы разрушить жизни ее людей. У него есть ряд так называемых вариантов «гибридной войны».

ЭЛИССА НАДВОРНИ, ВЕДУЩАЯ:

Более 130 000 российских военнослужащих по-прежнему сосредоточены у границ Украины, но люди в Украине также обеспокоены кое-чем другим — гибридной войной или войной другими средствами, средствами, которые могут включать в себя разжигание Россией гражданских беспорядков, запуск кибератак и распространение массовой дезинформации в надежде на свержение украинского правительства.Франк Лангфитт из NPR сообщает из города Каланчак.

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО: (Кричит на неанглийском языке).

FRANK LANGFITT, BYLINE: На выходных сотрудники Национальной гвардии, полиции и пограничной службы Украины устроили учения, посвященные тому, как подавить поддерживаемое Россией восстание, подобные тем, которые они видели в прошлом. В маленьком городке недалеко от оккупированного Россией Крыма группа из более чем 50 человек выступила в роли демонстрантов. Они вышли на городскую площадь в знак протеста против правительства, стуча в пустые бочки из-под горючего, останавливаясь только для того, чтобы подпевать записи государственного гимна Украины.

(ФОТОГРАФИЯ ПЕСНИ «ЩЁ НЕ ВМЕРЛА УКРАИНА»)

НЕИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ: (Поет не на английском языке).

ЛАНГФИТТ: Некоторые машины подожгли. Другие в балаклавах и с автоматами АК-47 захватили здание правительства…

(ЗВУК ВЫСТРЕЛЫ)

ЛАНГФИТТ: …Только для того, чтобы полиция и Национальная гвардия отбили его с помощью бронетранспортера. Кирилл Сергеев, советник МВД Украины, наблюдал с улицы и объяснял.

КИРИЛ СЕРГЕЕВ: (Через переводчика) Главные силы, которые защищают страну от врага, это Вооруженные Силы Украины, но армии всегда нужно время для развертывания. Сейчас мы работаем над так называемыми первыми ответчиками.

LANGFITT: Президент Украины Владимир Зеленский также присутствовал на тренировке. На нем было большое зимнее пальто армейского зеленого цвета. Сцена была сюрреалистичной. Пожарные потушили горящие машины белой пеной-антипиреном, которая парила в воздухе, как маленькие облака, пока Зеленский обращался к толпе репортеров с российской угрозой.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

ПРЕЗИДЕНТ ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ: (через переводчика) Мы понимаем, что любые наступательные действия и оккупация могут начинаться внутри государства. Мы понимаем, что сюрпризы могут прийти откуда угодно.

ЛАНГФИТТ: Александр Хара — бывший украинский дипломат, работающий в Центре оборонных стратегий, ключевом аналитическом центре. Он говорит, что если бы вторжение имело место, оно также включало бы кибератаку, которая, по его словам, является частой российской тактикой, хотя Москва обычно это отрицает.

АЛЕКСАНДР ХАРА: 14 января этого года произошла массированная кибератака на украинские государственные сайты. Было отключено около 70 государственных систем.

ЛАНГФИТТ: А сегодня атак было больше. Украинцы заявили, что не могут совершать платежи или проверять свой баланс в приложениях двух государственных банков, хотя сервис был восстановлен. Хакеры также отключили сайты Министерства обороны и Вооруженных сил.

И Кхара говорит, что ожидает новых террористических угроз.Он говорит, что в этом году в школы поступило уже более 300 заявлений о бомбе.

ХАРА: В прошлом году было 1100 звонков, и, конечно, одна из ключевых целей этого – пошатнуть, скажем так, политическую стабильность.

ЛАНГФИТТ: Как и многие аналитики здесь, Хара говорит, что стратегия российского президента состоит в том, чтобы посеять столько беспорядка, раскола и хаоса, чтобы украинцы сделали его работу за него.

ХАРА: Президент Путин — рациональный актер, и он, безусловно, хотел бы, чтобы украинцы своими руками разрушили нашу страну.

ЛАНГФИТТ: Россия продолжает настаивать на том, что у нее нет планов вторжения, и заявила сегодня, что даже отправляет часть войск домой, хотя НАТО заявляет, что не видит никаких изменений на местах. Еще одним инструментом гибридной войны является дезинформация. Евгений Федченко, главный редактор сайта проверки фактов stopfake. org

ЕВГЕНИЙ ФЕДЧЕНКО: Пару дней назад представили как историю о том, что украинские ультраправые радикалы строят грязную бомбу с ядерным компонентом для использования против россиян.

ЛАНГФИТТ: Что совершенно неверно — интерес Федченко здесь тоже личный.Он говорит, что российская дезинформация расколола его собственную семью после того, как Россия захватила Крым в 2014 году. Некоторые из его родственников, проживающих там, планировали приехать в Киев, чтобы забрать свои деньги из банка. Потом позвонили, чтобы сказать ему об этом.

ФЕДЧЕНКО: В Киев они не поедут, потому что мы смотрели российское телевидение, и они объяснили, что это старые украинские ультраправые националисты, убивающие всех, кто говорит по-русски.

ЛАНГФИТТ: Заявление было абсурдным. По-русски говорят по всей стране, но Федченко не смог их переубедить.Они сказали, что видели, как Путин по телевизору обещал предоставить некоторую компенсацию таким людям, как они, за потерянные банковские счета. Федченко вспоминал, как они говорили, что самое главное – это воссоединение Крыма с Великой Россией.

ФЕДЧЕНКО: Это вообще был наш последний разговор с 2014 года, и после этого я ни разу от них не ответил.

ЛАНГФИТТ: А это были какие… какие члены семьи? Это были расширенные или близкие члены семьи?

ФЕДЧЕНКО: Это была довольно близкая семья.

ЛАНГФИТТ: В то время как мир продолжает уделять внимание передвижению российских войск вблизи границы, многие здешние аналитики говорят, что настоящая борьба носит психологический характер. Как кто-то сказал, боевое пространство — это разум.

Фрэнк Лангфитт, NPR News, Каланчак, Украина.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ ДЭВИДА КИТТА «МЕЖДУ ПОРОГАМИ»)

Copyright © 2022 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в кратчайшие сроки подрядчиком NPR. Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

Что такое гибридная война и ведет ли ее Россия в Украине?

I N 2014 ЗАГАДОЧНЫЙ «зеленые человечки» без военных знаков различия появились в Крыму и практически без единого выстрела отвоевали полуостров у Украины. Вскоре после этого на востоке Украины разношерстная группа вооруженных бандитов и российских сил захватила анклавы в районе Донбасса, утверждая, что стремится к независимости.Эти события и многие сомнительные действия, приписываемые России с тех пор — от кибератак до убийств за границей, вмешательства в выборы на Западе, а теперь и угрозы вторжения — были названы формами «гибридной войны». Что означает этот термин и как он эволюционировал?

Хитрость и неожиданность так же стары, как и сама война. «Искусство войны», трактат, датируемый V веком до нашей эры и приписываемый Сунь-Цзы, заявляет, что «покорить врага без боя — это вершина мастерства». Современная концепция гибридной войны была популяризирована Фрэнком Хоффманом, бывшим морским пехотинцем США и специалистом в области обороны, в статье 2007 года, в которой анализируются хаотические конфликты в Ираке, Афганистане и других местах, в ходе которых менялась тактика и стерлась грань между гражданскими лицами и комбатантами. (Он, в свою очередь, приписал этот термин магистерской диссертации другого писателя 1998 года.) Г-н Хоффман писал: «Гибридные войны включают в себя ряд различных способов ведения войны, включая обычные средства, нерегулярную тактику и формирования, террористические акты, включая неизбирательное насилие и принуждение. , криминальные беспорядки.Это разнообразие действий могло быть работой одного и того же актера.

Он думал в основном о повстанческих группировках и слабых государствах, таких как Иран. «Хизбалла», спонсируемая Ираном шиитская военизированная партия в Ливане, является одним из архетипов гибридного боевика. В той мере, в какой г-н Хоффман упомянул Россию, могущественное государство, он упомянул ее опыт борьбы с гибридными повстанцами в Чечне. По его мнению, гибридная война — это, по сути, форма асимметричной войны, в которой комбатант стремится избежать сильных сторон более сильного противника.

Российские стратеги, со своей стороны, говорят о «нелинейной войне» — термине, популяризированном в рассказе-антиутопии одним из ближайших советников Путина Владиславом Сурковым для обозначения хаотического конфликта «всех против всех». Еще одним предполагаемым крестным отцом нетрадиционных методов является генерал Валерий Герасимов, главнокомандующий вооруженными силами России. В статье 2013 года он писал: «В 21 веке мы наблюдаем тенденцию к стиранию границ между состояниями войны и мира. Войны больше не объявляются и, начавшись, протекают по незнакомому шаблону.Эти слова, написанные за год до того, как Россия разместила в Крыму своих «зеленых человечков», стали восприниматься как пророческие. Разве что генерал Герасимов распространял идею на Запад, который обвинял в разжигании арабской весны 2011 года и «цветных революций» на периферии России. Процветающее государство, отмечал он, «в считанные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, стать жертвой иностранной интервенции, погрузиться в пучину хаоса, гуманитарной катастрофы и гражданской войны.

Марк Галеотти, специалист по России, придумал «доктрину Герасимова», но теперь сожалеет об этом. Методы России, утверждает он, включают в себя сочетание двух видов «нелинейной» войны. Первый включает в себя осознание того, «что современные технологии и современные общества означают, что перестрелке, вероятно, будет предшествовать и, может быть, даже почти, но не совсем, сменится фаза политической дестабилизации». Вторая форма — это состязание, за исключением реальной войны, в которой Россия стремится разделить, деморализовать и отвлечь Запад, чтобы он не смог остановить попытку России восстановить сферу интересов.

Если первоначальное определение гибридной войны, данное г-ном Хоффманом, подразумевало смешение различных форм реальных боевых действий, то со временем «гибрид» стал широко использоваться для обозначения множества несмертельных форм нападения и подрывной деятельности, например, «гибридные действия» или «гибридные угрозы». Европейский центр передового опыта по противодействию гибридным угрозам в Хельсинки, созданный в 2017 году совместно НАТО и Европейским союзом, охарактеризовал такие действия как «характеризующиеся двусмысленностью, поскольку гибридные акторы стирают обычные границы международной политики и действуют на стыке между внешней и внутренней , законное и незаконное, мир и война.

Элизабет Бро из аналитического центра Американского института предпринимательства предпочитает другую таксономию, которая проводит черту в военных действиях. Она классифицирует действия ниже этого порога как «агрессию в серой зоне», которую она определяет как «использование враждебных действий вне сферы вооруженного конфликта для ослабления соперничающей страны, образования или альянса». Если их смешать с реальными боями, они станут гибридной войной. «Стало модным использовать гибридную войну для чего-то загадочного, — утверждает она. — На самом деле, любая война теперь гибридная, потому что она имеет как военные, так и невоенные аспекты, такие как пропаганда и киберпространство. Тем не менее аспект серой зоны становится все более заметным, потому что глобализация и взаимосвязи предлагают множество возможностей для посева хаоса. Это часто связано с меньшим риском возмездия — например, в случае кибератаки преступника может быть трудно установить окончательно. В этом свете реакция Запада на наращивание военной мощи России, обнародование разведывательных данных о ее планах проведения операций под ложным флагом и других операций с целью создания предлога для войны сама по себе является реакцией серой зоны, призванной вызвать замешательство в Кремле.

Так как же охарактеризовать происходящее в Украине? Для г-жи Брау усиление боевых действий вдоль «линии контроля» между украинскими силами и сепаратистами является «гибридной войной». Запугивание и подрывная деятельность России в отношении остальной части Украины, в том числе угроза вторжения, подрывающего доверие и ослабляющего украинскую экономику, по-прежнему считается «агрессией в серой зоне». Если г-н Путин решит, что его угроз недостаточно, и прикажет своим танкам вступить в бой, это станет «гибридной войной» или, возможно, просто «войной».

Чтобы узнать больше о потенциале и возможных последствиях конфликта в Восточной Европе, посетите наш центр

Еще от The Economist объясняет:
Почему Донецк и Луганск находятся в центре украинского кризиса
Насколько велико наращивание военной мощи России вокруг Украины?
Чего добилась украинская революция 2014 года?

Гибридная война Запада против России

Несмотря на все усилия России по выработке нетрадиционного подхода к конфликту в 21 веке, ее наступление на Украину осуществлялось по жестоким и явно старомодным принципам: удары с воздуха, тяжелая артиллерия и бронетехника. транспортные средства, пытающиеся загнать своего соседа в подчинение.

Вместо этого именно Запад вводит новые и нетрадиционные средства противодействия, поскольку большую часть последнего десятилетия его перехитрила Россия, расширившая поле боя за счет кибератак, дезинформации и «зеленых человечков» — в масках. войск без знаков различия.

За последнюю неделю западные страны ввели беспрецедентные финансовые санкции в отношении России, в том числе в отношении центрального банка страны, которые могут подорвать ее экономику.Эксперты говорят, что они представляют собой полномасштабную финансовую войну неслыханного характера и размаха.

В то же время он организовал культурный и спортивный бойкот, навязав российскому обществу широкомасштабное чувство изоляции. Устав от собственных бесконечных войн, Запад ведет новый вид «гибридной» войны — сочетание экономической и мягкой силы, предназначенное для наказания России и оказания давления на изменение курса.

«Это война без традиционной войны», — отмечает Роберт Кенигсбергер, директор по инвестициям хедж-фонда Gramercy.— Может быть, нам больше не придется посылать морских пехотинцев.

После окончания холодной войны между Россией и ее бывшими врагами на Западе образовалась сеть глубоких связей не только в бизнесе и финансах, но также в культуре, спорте и путешествиях. Западные правительства теперь пытаются обратить эту взаимосвязанность против Путина, используя свой контроль над международной финансовой системой и способность своих обществ создавать мощные нарративы, которые распространяются в социальных сетях.

«Россия невероятно эффективно манипулирует узами, связывающими ее с другими странами, особенно с соседями, — будь то киберпространство, дезинформация, поставки энергии или торговые споры», — говорит Марк Леонард, директор Европейского совета по международным отношениям. . «Существует бесконечный список вещей, которые связывают страны, но которые также могут быть использованы для оказания политического давления».

Люди стоят в очереди, чтобы снять деньги в банкомате в Москве в минувшие выходные, поскольку рубль начал свободно падать после западных санкций в отношении России. © Victor Berzkin/AP разного рода войны начались с брифингов разведки о планах России в преддверии вторжения, из-за чего Путину стало труднее объяснить и оправдать нападение.

Он добавляет: «Сейчас мы пытаемся хотя бы сравняться с Россией и использовать против них те же методы».

В то время как немногие западные чиновники ожидают, что меры окажут немедленное влияние на ход войны, они были удивлены тем, насколько быстро и решительно правительства смогли составить пакет финансовых санкций. За реакцией Запада внимательно следят другие потенциальные противники, включая Китай.

«Я не думаю, что когда-либо видел такие мощные, объединенные, совместные и быстрые действия», — говорит Марк Собел, председатель американского аналитического центра OMFIF и высокопоставленный чиновник Министерства финансов США с четырехлетним стажем.«То, что они сделали, было абсолютно беспрецедентным с точки зрения силы».

Быстро и жестко

Воздействие финансовых санкций было быстрым и серьезным. На выходных россияне начали выстраиваться в очереди за банками, чтобы снять свои деньги, и рубль начал свободно падать, что вынудило российский центральный банк более чем удвоить процентные ставки до 20%, чтобы поддержать местную банковскую отрасль.

За прошедшую неделю российская валюта потеряла более 30 процентов своей стоимости, упав почти до рекордно низкого уровня по отношению к доллару США.JPMorgan прогнозирует падение ВВП России на 35% во втором квартале этого года. Санкции настолько драконовские, что они могут даже подтолкнуть Россию к ее первому дефолту по государственному долгу после разрушительного кризиса 1998 года — в основном из-за того, что Запад на практике «вооружает» свое господство над мировой финансовой архитектурой.

«Мы спровоцируем крах российской экономики», — заявил на этой неделе министр финансов Франции Брюно Ле Мэр в эфире местной радиостанции.«Мы ведем тотальную экономическую и финансовую войну против России, Путина и его правительства, и давайте проясним, за последствия также будет платить российский народ».

Президент России Владимир Путин с президентом ФИФА Джанни Инфантино на ЧМ-2018 в Москве. ФИФА запретила России участвовать во всех международных футбольных соревнованиях © Martin Meissner/AP

Совместная американо-европейская финансовая атака имеет несколько направлений. Сначала они в основном касались введения санкций против важных отдельных россиян и российских компаний, запрещая каким-либо образом взаимодействовать с ними любым западным финансовым учреждениям.Но в течение выходных Запад продемонстрировал свое оружие массового финансового уничтожения.

Двумя основными инструментами были блокирование доступа России к системе обмена сообщениями Swift, которая лежит в основе большей части глобальной платежной экосистемы, исключая только платежи за энергию для поддержания потока нефти и газа, и замораживание зарубежных активов российского центрального банка, чтобы ограничить его способность поддерживать свою финансовую систему примерно на 600 миллиардов долларов накопленных резервов.

Добавьте к этому шквал уходов западных компаний, таких как BP, закрытие магазинов, таких как Ikea, и изъятие инвестиций со стороны инвесторов, таких как суверенный фонд благосостояния Норвегии, и Россия столкнется с эквивалентом почти полной международной финансовой блокады своей экономики.

«То, что они сейчас пытаются сделать, — это согласовать финансовые инструменты и превращение финансов в оружие, чтобы они вписывались в военную прерогативу повышения расходов и разрушения российской экономики до того, как они уничтожат Украину», — говорит Юлия Фридлендер, который ранее работал в Управлении по борьбе с терроризмом и финансовой разведке Министерства финансов США, а сейчас является директором Инициативы экономического государственного управления в Атлантическом совете.

«Какие ценности вы поддерживаете?»

В то время как правительства тщательно спланировали финансовые санкции, западные общества также ввели, казалось бы, органично, спортивный и культурный бойкот России, невиданный со времен апартеидных ограничений в отношении Южной Африки .

Пожалуй, самое драматическое оскорбление исходит от самого популярного в мире вида спорта. Россия принимала предыдущий чемпионат мира по футболу в 2018 году, что стало пропагандистским триумфом Путина, который в следующем году наградил российским Орденом Дружбы Джанни Инфантино, президента ФИФА, руководящего органа этого вида спорта.

Но в понедельник ФИФА запретила России участвовать во всех международных футбольных соревнованиях. Мужская сборная России должна была сыграть отборочный матч к чемпионату мира этого года в конце марта, но теперь она почти наверняка не будет присутствовать на финале в Катаре в ноябре.

Йонас Баер-Хоффманн, генеральный секретарь представительного органа игроков Fifpro, говорит, что футбол не может оставаться нейтральным перед лицом российского вторжения. «Мысль о том, что мы можем сделать что-то аполитичным, — это миф, — говорит он. «Если Путин решит, что футбол политический, то он политический. Вопрос не в том, можете ли вы оставаться аполитичным. Вопрос в том, какие ценности вы поддерживаете как сектор? С какой стороны вы садитесь?» Футбол, по его словам, должен стать на сторону мира, равенства, прав человека и национального самоопределения.

Мужчина в украинском городе Харькове идет по развалинам после того, как российские обстрелы разрушили здания. Россия использует удары с воздуха, тяжелую артиллерию и бронетехнику, чтобы заставить соседа подчиниться © Сергей Бобок/AFP/Getty Images

Россия постигла та же участь в хоккее, одном из самых популярных видов спорта. Помимо осуждения вторжения, Международная федерация хоккея с шайбой отстранила все команды из России и Беларуси от участия в своих соревнованиях «до дальнейшего уведомления».

Алекс Овечкин, хоккеист, один из самых известных спортсменов в стране, который в 2017 году помог создать команду Путина в социальных сетях для поддержки президента, заявил на этой неделе на пресс-конференции: «Пожалуйста, хватит войны. ».

Российских спортсменов также отстранили от зимних Паралимпийских игр в Пекине, а Формула-1 отменила Гран-при России. Россия не будет допущена к участию в Евровидении в этом году. Даже Международная федерация кошек запретила российским кошкам участвовать в международных соревнованиях.Международная федерация кошек заявила в среду, что «она не может просто наблюдать за этими зверствами и ничего не делать».

Многие из самых известных художников России также оказались втянутыми в стремление изолировать страну и в некоторых случаях превратились в почти культурных изгоев.

Валерий Гергиев, одна из самых известных фигур в мире классической музыки, был уволен на этой неделе с поста главного дирижера Мюнхенского филармонического оркестра. 68-летний маэстро, ярый сторонник Путина, отказался от просьбы мэра города дистанцироваться от вторжения в Украину.В Нью-Йорке всемирно известная оперная певица Анна Нетребко была вынуждена отменить свои будущие выступления в Метрополитен-опера после того, как отказалась опровергнуть действия Путина.

«Все эти шаги дают понять российскому общественному мнению, что страна изолирована от мира и не одобряется», — говорит Леонард.

Политическая стратегия?

Поскольку российские войска окружили Киев и другие города под воздушными бомбардировками, мало признаков того, что какие-либо из этих мер оказали непосредственное влияние на ход войны.В четверг Путин снова заявил, что Россия искореняет «неонацистов», и настаивал на том, что он «никогда не откажется от [своего] убеждения в том, что русские и украинцы — один народ».

Но со временем главная цель — оказывать все большее и большее давление на Путина. Смысл в том, что если россияне увидят, что в экономике царит хаос, а остальной мир избегает их национальной футбольной команды и культурных икон, они обратят свой гнев на президента.

Валерий Гергиев руководит Мюнхенским филармоническим оркестром.Россиянин был уволен с поста главного дирижера оркестра после того, как отказался дистанцироваться от вторжения в Украину. подразумеваемое. Первая проблема заключается в неизбирательном характере многих мер, которые направлены не только против правительства или высокопоставленных чиновников, но и против всех россиян.

Ингрид Вюрт, профессор права в Университете Вандербильта, говорит, что финансовые санкции можно защитить с юридической точки зрения, и они уместны, учитывая масштабы собственных нарушений России.Тем не менее ее беспокоит прецедент нацеливания на валютные резервы крупной страны и долгосрочные негативные последствия, которые это может иметь.

«Если активы центрального банка станут более рутинной целью для достижения целей внешней политики, то я думаю, что это плохо для мировой финансовой системы и для международных отношений», — говорит она. «Мы можем нанести большой финансовый ущерб России, но вопрос в том, сможем ли мы достичь наших целей». . . Если российская экономика рухнет, насколько это поможет Украине и насколько навредит российскому народу?»

Власти США создали обширный потенциал для сбора информации о зарубежных финансовых операциях, что позволило им стать чрезвычайно эффективными в отслеживании, а затем и штрафовании банков, уклоняющихся от санкций.

В результате, даже когда предполагается, что санкции США будут адресными, они могут иметь мощный побочный эффект, потому что финансовые компании по всему миру очень боятся попасть в американский черный список.

Пакет санкций, о котором было объявлено в минувшие выходные, был направлен на то, чтобы избежать платежей в пользу России за нефть и газ. Однако теперь, когда трейдеры опасаются рисков, связанных с сделками с любыми российскими контрагентами, многие решили не покупать российскую нефть на этой неделе, что привело к новому росту цен на нефть.

«От этого довольно сложно оградить себя, если вы не готовы быть Северной Кореей», — говорит Ричард Племянник, эксперт по санкциям Колумбийского университета, ранее работавший в Госдепартаменте США.

Некоторые наблюдатели опасаются, что применение карательных мер ко всем русским, независимо от их взглядов, может спровоцировать недовольство западными странами и разжечь национализм.

Когда в четверг российский пианист Даниил Трифонов давал сольный концерт в Карнеги-холле в Нью-Йорке, директор зала сэр Клайв Гиллинсон заранее вышел на сцену, чтобы провести различие между теми российскими артистами, которые публично критикуют Путина, и теми, кто остается молчат или поддерживают войну.

Алекс Овечкин играет за «Вашингтон Кэпиталз». Российский хоккеист, который помог создать команду Путина в социальных сетях для поддержки президента России, заявил на этой неделе: «Пожалуйста, хватит войны» © Derik Hamilton/AP

явно было обвинением Владимира Путина, а не россиян в целом», — сказал он аудитории. «Очень важно отметить, что очень многие русские в России, несмотря на угрозу для себя, своих семей и близких, выступают против этого вторжения, что в их обстоятельствах является невероятно смелым поступком.»

Александр Чеферин, президент УЕФА, которая занимается футболом в Европе, согласен с решением о запрете российских команд. Но его беспокоит влияние таких организаций, как УЕФА, на принятие решений о том, каким спортсменам разрешено играть. «Разрешено ли людям [ходить] на прямые трансляции спортивных мероприятий или мы сначала проверяем, как обстоят дела с политической ситуацией, и не ездим в другие страны?» — спросил он на конференции FT.

Другой важный вопрос заключается в том, как и когда эти меры могут быть отменены.Как отмечают эксперты по санкциям, их легко ввести, но гораздо сложнее отменить. Чтобы быть эффективной формой давления, санкции должны быть интегрированы в более широкую политическую и дипломатическую стратегию прекращения войны.

Западным правительствам еще предстоит сформулировать, что Россия должна сделать для снятия санкций. В заявлении, которое правительства США, ЕС, Канады и Великобритании опубликовали в минувшие выходные, говорится лишь о том, что они «продолжат взимать плату» с России, чтобы изолировать ее от международной финансовой системы.

Леонард отмечает, что даже режимы санкций, которые считаются успешными, такие как апартеид в Южной Африке и Иране, потребовались годы, чтобы возыметь эффект.

Если бы Россия объявила об окончании войны, взяв под свой контроль большую часть Украины, западные правительства столкнулись бы с трудными решениями о том, какие санкции сохранить и как долго, что может подорвать единство, наблюдавшееся на прошлой неделе. Миры культуры и спорта будут принимать сигналы, посылаемые правительствами.

Роберт Блэквилл, бывший заместитель советника по национальной безопасности США, говорит, что западные страны пытаются использовать экономические и другие инструменты для достижения геополитических целей. «Мы еще не знаем, будет ли это эффективным», — говорит он. «Это изменит поведение или просто накажет поведение?»

Дополнительный отчет Яна Джонстона

Вестник НАТО – Гибридная война – новые угрозы, сложность и «доверие» как противоядие

Можно утверждать, что природа международной безопасности и конфликтов остается прежней.Государства, как всегда, вовлечены в военное и экономическое соревнование с нулевой суммой, вооруженные конфликты по-прежнему кажутся неизбежными, дилеммы безопасности и балансирования имеют место постоянно и так далее и тому подобное. Однако модус операнди уже не тот. Конфликты ведутся новыми, инновационными и радикально отличающимися способами. С появлением современной гибридной войны они все меньше и меньше касаются смертоносной или кинетической силы.

Здесь важно отметить, что концепция гибридной войны может быть не совсем новой.Многие практикующие утверждают, что это так же старо, как и сама война. Тем не менее, в последние годы он приобрел значительную актуальность и актуальность, поскольку государства используют негосударственных субъектов и информационные технологии для подчинения своих противников во время или, что более важно, в отсутствие прямого вооруженного конфликта.

Российский спецназ в Крыму. Их иногда называли «зелеными человечками», они были одной из наступательных «колонн», результатом которых стало незаконное присоединение Крыма от Украины к России[email protected] Обзор глобальной безопасности

Прежде чем мы углубимся в концепцию, важно подчеркнуть, что гибридная война в современную эпоху становится все более популярной в политических дебатах после двух важных событий. Во-первых, в 2005 году два американских военных чиновника написали о «росте гибридных войн» и подчеркнули сочетание традиционных и нетрадиционных стратегий, методов и тактик в современной войне, а также психологические или информационные аспекты современных конфликтов.Во-вторых, Россия вторглась в Крым в 2014 году и достигла своих целей за счет смешения «неопровержимых» сил специального назначения, местных вооруженных сил, экономического влияния, дезинформации и эксплуатации социально-политической поляризации в Украине.

Гибридная война остается спорной концепцией, и для нее нет общепринятого определения. Он подвергался многочисленной критике за отсутствие концептуальной ясности, за то, что он был всего лишь универсальной фразой или модным словечком и не привносил ничего явно нового в политические дебаты.Тем не менее эта концепция дает нам ключевое представление о современных и будущих проблемах безопасности и обороны.

Проще говоря, гибридная война влечет за собой взаимодействие или слияние традиционных и нетрадиционных инструментов силы и инструментов подрывной деятельности. Эти инструменты или инструменты смешиваются синхронизированным образом, чтобы использовать уязвимости антагониста и достигать синергетических эффектов.

Цель объединения кинетических инструментов и некинетических тактик — нанести ущерб воюющему государству оптимальным образом.Кроме того, существуют две отличительные особенности гибридной войны. Во-первых, стирается грань между войной и мирным временем. Это означает, что трудно определить или различить порог войны. Война становится неуловимой, поскольку ее становится трудно воплотить в жизнь.

Гибридная война ниже порога войны или прямого открытого насилия приносит дивиденды, несмотря на то, что она проще, дешевле и менее рискованна, чем кинетические операции. Гораздо реальнее, скажем, спонсировать и распространять дезинформацию в сотрудничестве с негосударственными субъектами, чем вводить танки на территорию другой страны или запускать истребители в ее воздушное пространство.Затраты и риски заметно меньше, а ущерб реальный. Ключевой вопрос здесь: может ли быть война без прямого боя или физического противостояния? При гибридной войне, пронизывающей межгосударственные конфликты, можно ответить утвердительно. Это по-прежнему тесно связано и с философией войны. Высшее искусство войны состоит в том, чтобы покорить врага, не сражаясь, как утверждал древний военный стратег Сунь-Цзы.

Вторая определяющая характеристика гибридной войны связана с двусмысленностью и атрибуцией. Гибридные атаки обычно отличаются большой неопределенностью. Такая неясность намеренно создается и расширяется гибридными акторами, чтобы усложнить атрибуцию, а также реакцию. Другими словами, страна, на которую направлена ​​атака, либо не может обнаружить гибридную атаку, либо не может приписать ее государству, которое могло ее осуществить или спонсировать. Используя пороги обнаружения и атрибуции, гибридный актор затрудняет для целевого государства разработку политики и стратегических ответов.

Недавние исследования войн в Афганистане и Ираке показывают, насколько дорогостоящими могут быть полномасштабные войны с точки зрения человеческих, экономических, а также социальных и политических потерь независимо от того, насколько несопоставимы возможности конфликтующих сторон или противников. Из-за быстрого технического прогресса и роста асимметричной войны тотальные войны могут быть неэффективными даже против держав, которые имеют относительно меньше ресурсов и влияния. Таким образом, победа может стать чрезвычайно трудным делом.

Недавние исследования войн в Афганистане и Ираке показывают, насколько дорогостоящими могут быть полномасштабные войны с точки зрения человеческих, экономических, социальных и политических потерь, независимо от того, насколько несопоставимы возможности конфликтующих сторон или противников. Из-за быстрого технического прогресса и роста асимметричной войны тотальные войны могут быть неэффективными даже против держав, которые имеют относительно меньше ресурсов и влияния. Фото © Журналистское обозрение

С ростом стоимости войны и появлением в распоряжении государств новых инструментов желание вести полномасштабные войны может уменьшаться.Это, однако, не предвещает угасания конфликтов, а меняет динамику войны. Именно на этом фоне государства все чаще прибегают к гибридной войне ниже порога вооруженного конфликта для достижения своих целей безопасности с нулевой суммой. Короче говоря, общая обстановка в области безопасности радикально меняется, несмотря на то, что характер конфликта остается прежним.

«Война есть не что иное, как продолжение политики другими средствами», — сказал выдающийся военный стратег Клаузевиц.Хотя это все еще может быть правдой, средства ведения войны значительно расширились с появлением современной гибридной войны. Это означает, что матрица политика-война стала еще более сложной, поскольку динамика войны постоянно меняется. Война теперь означает диапазон возможностей. Иногда это может повлечь за собой кинетические операции в сочетании с использованием негосударственных субъектов. Иногда это может включать запуск кибератак, направленных на критически важную инфраструктуру, вместе с кампаниями по дезинформации.Такие пути обширны, как и способы их слияния или сопоставления.

Гибридная война делает динамику конфликта неясной не только потому, что предлагает большой и расширяющийся набор инструментов для подрыва противника, но и потому, что позволяет подорвать его безопасность одновременно на двух фронтах. Это также относится к всеобъемлющим целям гибридной войны. Что касается возможностей, то уязвимости государства-мишени в политической, военной, экономической, социальной, информационной и инфраструктурной сферах (PMESII) используются в той мере, в какой оно ощутимо и функционально ослаблено.

Второй фронт, на котором подрывается безопасность государства, носит идейный характер и касается легитимности государства. Как отмечается в отчете Норвежского агентства по сотрудничеству в целях развития, «легитимность государства касается самой основы, на которой государство и общество связаны и на которой оправдывается государственная власть». Таким образом, легитимность по своей сути служит основой власти или предписания государства.

Пытаясь нарушить общественный договор, который связывает государство и его составляющие, гибридный актор пытается подорвать доверие между государственными институтами и людьми.Это приводит к тому, что государство теряет свою легитимность, которая в современную эпоху во многом является функцией общественного доверия, и, в свою очередь, способность действовать как Левиафан во внутренней сфере. Как следствие, гибридные атаки наносят ущерб как идеологическим основам, так и способности государства беспрепятственно функционировать.

Учитывая сложный характер и динамику гибридной войны, эксперты предложили ряд политических и стратегических ответных мер. Некоторые из них вращаются вокруг мер по тщательному обнаружению, сдерживанию, противодействию и реагированию на гибридные угрозы.Тем не менее, поскольку информационная, когнитивная и социальная сферы становятся краеугольным камнем гибридной войны, любой набор решений без укрепления уверенности и доверия, вероятно, не сможет предложить эффективные противоядия.

Мы уже обсуждали, что гибридная война часто происходит ниже традиционного порога войны. В центре внимания здесь роль гражданских лиц: как они думают и действуют по отношению к государству. Современные цифровые и социальные медиа-платформы позволяют гибридным акторам довольно легко влиять на это в ущерб государству-противнику.Российские онлайн-кампании по дезинформации, некоторые из которых очень изощренны, но серьезны, против некоторых западных государств являются хорошим тому примером.

Кроме того, как упоминалось ранее, государство бесхарактерно без народа. Он получает легитимность и, тем самым, власть от своего народа. Особенно это относится к демократически структурированным государствам. Вбивая клин между государством и его народом, можно создать условия для его распада. Это именно то, что гибридный актор стремится делать ниже порога войны.

Гибридные угрозы часто адаптированы к уязвимостям целевого государства или межгосударственных политических сообществ. Цель состоит в том, чтобы использовать их по мере их углубления для создания и усугубления поляризации как на национальном, так и на международном уровнях. Это приводит к опасной эрозии основных ценностей сосуществования, гармонии и плюрализма в демократических обществах и между ними, а также способности политических лидеров принимать решения. В конечном счете, гибридные угрозы подрывают доверие.

Именно по этой причине укрепление доверия следует считать ключевым оплотом против гибридных угроз, особенно тех, которые направлены на подрыв демократических государств и политий. Более того, доверие остается непременным условием для реализации любой политики или стратегического ответа на гибридные угрозы. Другими словами, ничто не будет работать или давать желаемые результаты при отсутствии доверия.

Доверие не следует понимать как однослойное или одномерное явление. Это необходимо на нескольких уровнях и во многих областях.Например, люди должны доверять государственным органам, чтобы правительства обеспечивали выполнение их решений. Вызывает тревогу тот факт, что во многих западных странах, как свидетельствуют данные, государственные институты теряют доверие к себе из-за уменьшения доверия населения. В Соединенных Штатах общественное доверие снизилось с 73 процентов в 1950-х годах до 24 процентов в 2021 году. Точно так же в Западной Европе уровень доверия неуклонно снижается с 1970-х годов.

Не только общественное доверие к государству имеет первостепенное значение.Не менее важным остается доверие людей друг к другу. Рост популизма в разных частях мира, в том числе и в странах Запада, является симптомом усиления социально-политической поляризации внутри политических сообществ. Это приводит к тому, что ставится под угрозу не только гармония на уровне общества, но и социальная и политическая структура сообщества, что затрудняет достижение консенсуса в процессах принятия решений на всех уровнях.

Создание, восстановление и укрепление доверия по-прежнему имеет решающее значение для создания прочной устойчивости перед лицом гибридных угроз, которые серьезно угрожают безопасности на государственном и общественном уровнях.Укрепление доверия внутри и между сообществами должно быть стержнем усилий по нейтрализации гибридной войны и угроз. Это требует постоянных усилий на структурном и политическом уровнях для развития прочных связей между государством и людьми, основанных на значимой прозрачности, сопричастности и инклюзивности.

Это первая статья из мини-серии о «серой зоне», посвященной гибридным угрозам, войне и обороне.

Стратегия гибридной войны России: от Крыма до Украины

Россия усовершенствовала использование гибридной войны, разрабатывая новые методы против своих противников на протяжении многих лет.

Этот брифинг является частью Украинский кризис: причины и ход конфликта .


После долгих спекуляций Россия наконец начала «специальную военную операцию» против Украины. Боевые действия между двумя странами грозят перерасти в более широкие масштабы. Военная акция началась после того, как Россия решила отправить «миротворческие силы» в сепаратистский регион Донбасс Украины. Действиям России предшествовала волна кибератак на Украину с участием двух банков, министерств обороны, иностранных дел, культуры и армии.Вице-премьер Украины обвинил Россию в проведении этих атак, а также отметил, что это одна из крупнейших атак такого рода, когда-либо виденных.

Эти кибератаки кажутся прямым следствием тактики гибридной войны, принятой Россией против своих противников в последние годы. Сравнивая российскую аннексию Крыма в 2014 году и текущую серию событий, разворачивающихся на Украине и вокруг нее, в этой статье анализируется, как Россия пытается усовершенствовать свою стратегию гибридной войны, используя новые методы и учась на реакции Запада.

Концепция гибридной войны

Под гибридной войной по сути понимается использование нетрадиционных методов ведения войны в сочетании с традиционными средствами военных действий. Он включает в себя такие средства, как экономическое принуждение, дезинформация и пропаганда, использование прокси, кибервойна и т. д. Учитывая множество преимуществ, которые предлагает этот способ ведения войны, довольно интуитивно понятно, почему страны сегодня выбирают этот образ действий.

Под гибридной войной по существу понимается использование нетрадиционных методов ведения войны в сочетании с традиционными средствами военных действий.

Учитывая неотъемлемый элемент двусмысленности гибридной войны, Западу было трудно противостоять ему. Тем не менее, немногие идеи, которые могут оказаться полезными для Запада в разработке какой-либо защиты от него, включают выявление негосударственных субъектов и повышение устойчивости к тактике дезинформации.

Сравнение аннексии Крыма Россией в 2014 году с текущей ситуацией на Украине

В феврале 2014 года, в результате отказа украинского правительства подписать давно обсуждавшийся договор об ассоциации Украины с ЕС, в Украине наблюдалось огромное количество антиправительственных акций протеста, известных как кризис Евромайдана.Эти протесты привели к свержению президента Виктора Януковича и его бегству из страны. После этого пророссийский политик Сергей Аксонов был назначен премьер-министром после того, как пророссийские активисты протестовали перед крымским парламентом. После того, как Россия пообещала использовать свои вооруженные силы в Украине, был запланирован референдум о включении Крыма в состав России, что было осуждено Украиной. Результаты референдума якобы показали, что большинство граждан Украины хотят присоединиться к России.Поскольку международное наблюдение за референдумом не было разрешено, были подняты вопросы о достоверности референдума. Тем не менее, Крым официально стал частью России.

Нынешняя ситуация в Украине очень похожа на ситуацию 2014 года. Хотя Запад тоже помогает Украине оружием и отправкой войск, этого оказывается недостаточно для эффективной борьбы со стратегически расположенными и многочисленными российскими войсками. После серии событий, когда Россия угрожала ядерной атакой, отозвала часть войск, а теперь объявила открытую войну и начала полномасштабное вторжение, Запад обязан отреагировать, но опять же, это не помешало России объявить войну и маловероятно, что это повернет дело в нужную сторону.

После того, как Россия пообещала использовать свои вооруженные силы в Украине, был запланирован референдум о присоединении Крыма к России, что было осуждено Украиной.

Поскольку Россия ранее вторглась и аннексировала Крым, никто не сомневается в способности Путина сделать то же самое снова, только на этот раз масштаб атаки и ответного удара со стороны Запада (т.е. НАТО) также будут более масштабными. Имея это в виду, может оказаться полезным сравнить и проанализировать эти две кризисные ситуации, Крым в 2014 году и Украину в целом в 2021-2022 годах с точки зрения гибридной войны.

  Использование прокси

В случае вторжения 2014 года, несомненно, аннексия Крыма была одним из самых гладких вторжений в наше время. Российская разведка сыграла решающую роль в обеспечении чрезвычайной секретности плана. Поскольку в Крым регулярно вводились солдаты, а также несколько гражданских добровольцев под прикрытием, вторжение прошло незамеченным. Например, на контрольно-пропускных пунктах стояли русские люди в украинской форме, выдававшие себя за полицию и армию, которые обеспечивали проверку всех лиц, кроме местных жителей, во время вторжения, планировавшего отрезать Крым от России.После аннексии эти добровольцы и «солдаты» помогали охранять украинские базы. Это было гораздо более спланированное тайное проникновение, которое не только ускорило, но и обеспечило верную аннексию без особого восстания со стороны Украины.

Благодаря тому, что в Крым регулярно вводились солдаты, а также несколько гражданских добровольцев под прикрытием, вторжение прошло незаметно.

Еще одна область, на которую стоит обратить внимание, — это скрытность обеих ситуаций.Операция в Крыму проводилась гладко и тайно с использованием спецслужб. В результате вторжение закончилось до того, как остальной мир смог отомстить или хотя бы понять, что произошло. Это не совсем так с нынешней ситуацией. Вся траектория военного наращивания вдоль украинской границы происходила открыто. Каждое движение России находится под пристальным вниманием. Это также поднимает вопрос о том, являются ли действия России всего лишь способом утверждения власти и использования Запада, чтобы заставить его прогнуться в соответствии с требованиями Москвы.

Дезинформация и пропаганда

В случае с Крымом, чтобы формально сделать Крым частью России, референдум дал России предлог — «готовность народа» в Крыму присоединиться к Российской Федерации — для аннексии. Российскую пропаганду обвиняют в отсутствии связи с объективной реальностью. Были обвинения в том, что Россия нанимает актеров, которые играют жертв различных трагедий, фабрикуют улики, подделывают репортажи и т. д.

В случае с нынешним кризисом дезинформационная составляющая ясно видна из доклада США, в котором отмечается план России по фабрикации нападения украинских официальных лиц на русскоязычное население. Этот инцидент тогда послужил бы оправданием для нападения на Украину. Хотя вокруг этого вопроса ведутся серьезные дебаты, сами эти дебаты показывают силу дезинформации и пропаганды в продвижении повествования.

Кибератаки на Украину

Однако наиболее значимой частью гибридной войны является серия кибератак на Украину, приписываемых России.Эти атаки помогли России заставить украинские службы безопасности заниматься ликвидацией последствий кибервзломов и сбоев.

В случае крымского кризиса в марте 2014 г. кибератаки на Украину привели к обрыву линий связи в регионе, в первую очередь с участием депутатов парламента. Кроме того, были взломаны веб-сайты правительства Украины, которые не работали в течение 72 часов после того, как Россия захватила Крым.

Дезинформационная составляющая отчетливо видна из доклада США, в котором отмечается план России сфабриковать нападение украинских официальных лиц на русскоязычное население.

В случае с нынешним кризисом очевиден аналогичный курс действий России. 14.01.2022 крупная кибератака поразила сайты правительства Украины, которые призывали украинцев «бояться и ожидать худшего». Кроме того, российская разведка и военные ведомства также обвиняются военной разведкой Украины в предоставлении танков, мобильной артиллерии, горючего и т. д.в районах восточной Украины.

На самом деле русские отточили использование кибератак для достижения своих геополитических целей. Аналогичное использование кибератак наблюдалось в 2007 году в Эстонии , , когда Россия запустила серию кибератак на эстонские банки и правительственные сайты. Точно так же в 2008 году в споре с Грузией, еще до нападения российских войск, имели место кибератаки и тактика дезинформации, которые значительно повлияли на грузинские службы безопасности.

Заключение

Из анализа можно сделать вывод, что Россия успешно предвидела возможный ответ Запада на свое нападение в 2014 году. Даже сейчас НАТО не дало согласия на отправку боевых частей в Украину. Даже экономические санкции Запада вряд ли нанесут существенный вред российской экономике. Отправляя войска в два повстанческих региона и сейчас, даже после начала полномасштабного вторжения, Запад, похоже, не хочет реагировать. И в этом ответе заключается успех российской тактики гибридной войны.


Автор является стажером-исследователем ORF.

Русский «Гибридная война» | Издательство Херст

Описание

За последнее десятилетие «гибридная война» стала новым, но противоречивым термином в академической, политической и профессиональной военной лексике, предназначенным для обозначения своего рода сочетания различных военных и невоенных средств и методов противостояния. Восторженное обсуждение этого понятия было подорвано концептуальной расплывчатостью и политическими манипуляциями, особенно после начала украинского кризиса в начале 2014 года, когда идеи о гибридной войне охватили Россию и Запад, особенно в СМИ.

Западные военные и политические специалисты, анализирующие реакцию России на кризис, поспешили подтвердить, что гибридная война является главной стратегией Кремля в XXI веке. Но многие уважаемые российские стратеги и политические обозреватели утверждают, что именно Запад ведет гибридную войну, Гибридная война , с момента окончания холодной войны.

В этой чрезвычайно актуальной книге Офер Фридман предлагает четкое описание концептуальных дебатов о гибридной войне.Что заставляет российских экспертов говорить о том, что Запад ведет гибридную войну против России, и что они под этим подразумевают? Почему западные обозреватели утверждают, что Кремль ведет гибридную войну? И помимо терминологии, действительно ли это что-то новое?

отзывов

‘Впечатляет. . . хорошо задокументированное, тщательно аргументированное и хорошо написанное обсуждение концепций, лежащих в основе того, что считается «гибридной войной». — Русское обозрение

«Работа Фридмана возвращает идею гибридной войны в центр академических, военных и политических дискуссий.… Находя захватывающий кладезь наблюдений и рекомендаций, эта книга вносит существенный вклад в исследования мира и разрешения конфликтов». —  Исследования Европы и Азии

«С созданием этого шедевра имя Фридмана стало одним из самых уважаемых. Его тщательное рассмотрение многочисленных аспектов ведения войны как с западной, так и с российской точек зрения заслуживает похвалы. . . эта книга обязательна к прочтению тем, кто занимается вопросами безопасности». — Small Wars and Insurgencies

«Долгожданное дополнение к развивающейся литературе о [гибридной войне]… Исследование Фридмана представляет собой полезное начало более глубокого, исторически ориентированного анализа.’ —  Анализ обороны и безопасности

«Запад и Россия заявляют, что гибридная война — это подход, используемый другой стороной. Фридман объясняет, как Россия и Запад оказались в такой безумной игре обвинений, в этой увлекательной книге, которая посвящена идее гибридной войны, а не ее практике». — Институт современной войны

«Кратко, тщательно проработано, ясно написано и не содержит профессионального жаргона. . . [Фридман] привносит нюансы и понимание в область исследования, слишком часто характеризующуюся черно-белой простотой.. . всем, кто интересуется международной безопасностью, следует прочитать эту книгу». —  Блог Irrussianality

«Тщательное исследование происхождения «гибридной войны» и ее политической эволюции в Европе. Читатели могут сделать свои собственные выводы о России как об угрозе, но исследования Фридмана проницательны, и его понимание того, как Кремль видит меняющийся характер войны, глубоко», — Фрэнк Хоффман, научный сотрудник, Королевский институт объединенных служб

.

«Эта увлекательная и хорошо проработанная книга помогает преодолеть разрыв между западными и российскими концепциями «гибридной войны» — не примирить их, а исследовать различия.Работа выявляет основные концептуальные расхождения и, таким образом, помогает объяснить нынешнюю напряженность между Россией и Западом. Это увлекательное и интересно написанное исследование явления, которое затрагивает всех нас», — Ричард Саква, профессор российской и европейской политики Кентского университета и автор книги Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands

.

‘Эта книга привносит столь необходимую глубину, ясность и нюансы в обсуждение российской гибридной войны — темы, которая в последнее время вызывает большое беспокойство и к которой часто обращаются военные и государственные деятели.Нет работы, сопоставимой с этим томом с точки зрения беглости понимания концепции и связанной с ней литературы, а также разногласий как на английском, так и на русском языках. Очень читабельно, проницательно и неизменно проницательно ». — Дэвид Бетц, профессор войны в современном мире, факультет военных исследований, Королевский колледж Лондона, автор книги Carnage and Connectivity: Landmarks in the Decline of Обычная военная мощь

«Эта своевременная работа станет классическим введением в исторические и современные формы российской «гибридной войны».Анализ Фридманом различий между западной и российской концепцией превосходен». — Эмиль Симпсон, научный сотрудник Гарвардского университета и автор книги «Война с нуля: борьба в двадцать первом веке как политика»

 

Автор(ы)

Офер Фридман (доктор философии) — преподаватель военных исследований и директор по операциям в Центре стратегических коммуникаций Королевского колледжа Лондона.Его предыдущая книга с Херстом, «Русская гибридная война»: возрождение и политизация , была выбрана книгой года по иностранным делам в 2019 году.

Запросить копию академической инспекции Запросить копию для обзора прессы

Эстония (’07), Грузия (’08), Крым (’14) > Air University (AU) > Wild Blue Yonder

Wild Blue Yonder —  

Гибридная война: российская реализация

Гибридная война, также известная как конфликт в «серой зоне» или конфликт низкой интенсивности, — это реальность, и вооруженные силы Соединенных Штатов (США) должны быть готовы противостоять и сдерживать ее от одноранговых противников. 1 США определяют конфликт в «серой зоне» как действия, направленные на получение преимущества без провоцирования обычного военного ответа. 2 Тем не менее, российское определение гибридной войны выводит ее за пределы серой зоны в зависимости от желаемого результата. В современном понимании «гибридная война» относится к использованию Москвой широкого спектра подрывных инструментов, многие из которых невоенного характера, для продвижения национальных интересов России. 3 Россия адаптировала свою идею гибридной войны как способ разделить и ослабить союзников по НАТО; сдерживать или подрывать прозападное влияние; создавать предлоги для войны; присоединенная территория; и обеспечить доступ к европейским рынкам на своих условиях. 4

В этом документе рассматриваются ключевые характеристики российской стратегии гибридной войны. Три характеристики заключаются в экономии применения силы, настойчивости, непрерывных атаках и ориентированности на население. 5 Постоянные цели России, особенно во время атак на Эстонию (’07), Грузию (’08) и Крым (’14), заключались в том, чтобы захватить территорию без применения обычных вооруженных сил, если это возможно, создать предлог для обычных военных действий при необходимости, а также гибридные меры по влиянию на политику и политику в отношении целей и прозападных государств. 6 Все три инцидента будут разбиты по трем ключевым характеристикам с учетом сходства между ними и совершенной эскалацией из Эстонии в Крым. Следуя характеристикам, в нем будут рассмотрены образованные мнения экспертов о желаемых целях России. Наконец, в документе кратко описывается, что США и их союзники могут сделать, чтобы потенциально ограничить эффективность атак России на информационные структуры США и Европейского союза (ЕС).

Гибридные характеристики и цели гибридной войны

Эстония В 2007 году Россия воочию увидела возможности гибридной войны, когда подверглась атаке с использованием экстремальной и эффективной информации и киберопераций.Однажды разделенная после холодной войны Эстония стала чудом электронного правительства, где доминировали онлайн-процедуры. Эстонии удалось построить новую инфоструктуру для граждан и правительства, чтобы они могли работать в будущем. 27 апреля 2007 г. началась кибератака на их правительственные министерства, политические организации, газеты, банки и веб-сайты компаний. 7 Говоря компьютерным языком, Эстония пережила волну распределенных атак типа «отказ в обслуживании» (DDoS) и ботнетов (компьютеры, взломанные с удаленных сайтов и контролируемые для непреднамеренной доставки спама и вирусов в любую точку земного шара). 8

Многие из этих атак восходят к серверам в Египте, России и США. 9 Интернет-болтовня на форумах изобиловала инструкциями о том, как перегрузить эстонские сайты трафиком. 10 Важность этих типов атак заключается в том, что атаки ботнетов охватывают миллионы компьютеров по всему миру, контролируемых одним оператором, что увеличивает количество атак в десять раз. Правительственные и банковские веб-сайты обычно посещают 1000 раз в день, но во время атаки число посещений достигало 2000 в секунду. 11 Эти атаки привели к перегрузке их веб-сайтов, что привело к их сбою и невозможности их использования любыми способами. Во время них основная цель России состояла в том, чтобы гарантировать, что правительство Эстонии не сможет сообщать стране или другим правительствам о том, что происходит.

Кроме того, эти атаки испортили правительственные сайты, подталкивая российскую пропаганду и граффити, чтобы назвать партийных лидеров Эстонии нацистами, что повлияло на восприятие населением.В то же время кибератаки эстонских банков потребовали от них отчета об убытках, которые оцениваются примерно в 1 миллион долларов. Действия этих атак препятствовали проведению транзакций по кредитным картам и банкоматам в течение нескольких дней. 12 Кибератаки сохраняли характер постоянства, когда атаки продолжались в течение нескольких дней, усиливаясь с каждым днем. Атаки России оказали значительное влияние на психологическое воздействие на население Эстонии, а также на подрыв и потерю доверия между гражданами и правительством.

Эти типы атак были значительными из-за эксплуатации уязвимой системы, которую считали неприкасаемой. Кибератаки России на Эстонию доказали, что «кибертерроризм» способен отключить критически важные национальные инфраструктуры (такие как энергетика, транспорт и правительственные операции) в попытке принудить или запугать правительство или гражданское население. 13

Грузия , в августе 2008 года произошли почти такие же кибер- и информационные атаки на все те же сайты и инфоструктуры.Первая фаза этих атак началась вечером 7 августа, когда хакеры запустили ту же форму DDoS-атак, что и Эстония. 14 Согласно анализу Arbor Networks, наблюдаемая средняя продолжительность каждой волны DDoS-трафика составляла два часа пятнадцать минут, самая длинная длилась шесть часов. 15 Опять же, кибератаки были нацелены на ограничение способности правительств стран сообщать о событиях в том виде, в каком они происходили, при попытке исправить российскую пропаганду.Эти события имели такие изнурительные последствия для основных услуг, что Национальный банк Грузии приказал всем банкам прекратить предлагать электронные услуги. Банковские услуги полностью не возобновлялись до 18 августа.

Киберактивность в Грузии переключилась на вербовку «патриотических» российских «хактивистов». 16 Большая часть вербовки происходила через различные сайты, самым печально известным из которых был StopGeorgia.ru . 17 Некоторые считают, что были признаки подготовки задолго до этих августовских нападений; Июль 2008 года, когда серверы были завалены «выиграть+любовь+в+России», а анализ изображений граффити обнаружил изображения, созданные еще в 2006 году. 18

Второй этап этих атак был синхронизирован с наземными операциями российских войск в Грузии. Многие эксперты утверждают, что кибератаки и пропаганда послужили предлогом для ввода обычных сил в Грузию. Признаки эскалации были очевидны, что хорошо сочеталось с гибридной стратегией России. Поскольку отношения между сторонами некоторое время ухудшались, Россия и Грузия, казалось, принимали упреждающие меры на случай эскалации агрессии.Россия в то время проводила военные учения в нескольких точках границы. В период с июля по август 2008 года у России было 8000 солдат и тяжелая военная техника в этом районе, который оставался в состоянии повышенной боевой готовности. 19 Вечером 7 августа 2008 г. грузинские военные вошли в столицу Южной Осетии и несколько других сел, поскольку, по их утверждениям, они реагировали на обстрел югоосетинскими солдатами, игнорирующими ранее установленное прекращение огня. 20 8 августа 2008 г. Россия ответила на грузинское вторжение в Южную Осетию превосходящими военными силами, поскольку расценила действия Грузии как угрозу. 21 Это был первый раз, когда Москва разместила свои вооруженные силы за пределами своих границ после войны в Афганистане в 1979 году. 22

Крым Атаки немного отличались от атак в Эстонии и Грузии. Тем не менее, начальные этапы кибератак через DDoS и ботнеты были идентичными по достижению желаемого результата. Но эти атаки усилились из-за обмена кибератаками между обеими странами из-за революции в Киеве. 23 Напряженность возросла из-за украинской революции 2014 года, когда правительство президента Виктора Януковича было свергнуто после народного восстания. 24 Вопреки протестам в регионе были группы, выступавшие за интеграцию Крыма и России. 1 марта 2014 года де-факто премьер-министр Крыма Сергей Аксенов обратился напрямую к президенту России Владимиру Путину в подписанном заявлении с призывом к России «содействовать в обеспечении мира и спокойствия на территории Крыма». 25 После этих событий российский парламент утвердил приказы президента Владимира Путина о применении военной силы в Украине.

Благодаря этому разрешению спонсируемые государством киберподразделения, группы хактивистов и киберпреступники начали свои усиленные кампании против врагов. 26 Вместо обычных сил Россия направила пророссийских вооруженных солдат без знаков различия, известных как «зеленые человечки». Помимо уже совершенных кибератак, эти солдаты захватили здания и активы в Крыму.Злоумышленники также использовали специализированное оборудование, установленное на сетях «Укртелекома» в Крыму. 27 Установленные устройства нарушили инфраструктуру мобильной связи Украины, нацеленной на депутатов парламента. 28

В конечном итоге эти атаки, как Эстония и Грузия, помешали правительству общаться с миром и его гражданами, позволив России контролировать ход событий. Зеленые человечки также установили блокпосты, чтобы изолировать Крым от остальной Украины.Одновременно российские военные маневрировали своими военно-морскими судами в порту Севастополя, что, по мнению экспертов по безопасности, было целью изолировать регион. Во многих подразделениях имелось оборудование для подавления радиосвязи. Наряду с кибератаками, этот акт опровержения изолировал Крым до такой степени, что они полагались на иностранные правительства, включая Россию, в отношении почти 70 процентов его пропускной способности интернет-обмена. 29 Эти перемещения в конечном итоге повлияли на политическое и экономическое влияние в регионе.

Стратегии противодействия гибридной войне

Противодействие вызовам, поставленным правительством России, и внедрение ими гибридной войны потребуют времени, усилий и ресурсов. Практические стратегии защиты США, НАТО и ЕС от российской гибридной стратегии будут включать, как минимум, следующее.

Проанализируйте решения Кремля в рамках российской гибридной войны, чтобы понять и смягчить действия России. Сокрытие характера и целей деятельности Кремля является важнейшей задачей гибридной войны, и непонимание США термина и российского подхода к таким конфликтам препятствует разработке эффективных контрстратегий. 30

Расширение сотрудничества между агентствами США, НАТО и ЕС. Поскольку гибридная война может затронуть Государственный департамент США, Министерство обороны, Министерство финансов, разведывательное сообщество и эквивалент НАТО, комбинированная доктрина имеет важное значение.С 2015 года у НАТО есть стратегия противодействия гибридной войне и обеспечения достаточной готовности Североатлантического союза и союзников. И что они будут сдерживать гибридные атаки на Альянс, в случае необходимости будут защищать союзников. 31

Разработать соответствующее распределение ресурсов для сбора и анализа разведданных на европейском театре военных действий. Члены США, НАТО и ЕС должны убедиться, что у них есть необходимые ресурсы для отражения растущих угроз.Каждый из них должен быть более прозрачным по отношению друг к другу, чтобы обеспечить надежный сбор информации. Разведка жизненно важна для отслеживания и заблаговременного предупреждения российской гибридной деятельности. Для успешной борьбы с этими проблемами отдельные спецслужбы всех партнеров должны быть тесно связаны между собой.

Поддерживайте прозрачность и усилия по борьбе с коррупцией за рубежом и дома. Терпимость к коррупции значительно облегчает стратегии российского влияния. 32 США должны поддержать усилия Европы по борьбе с коррупцией, предоставив соответствующее финансирование для соответствующих программ Государственного департамента и Агентства США по международному развитию. 33

Россия постоянно доказывает, что может использовать гибридную войну, чтобы продвигать свои планы. Хотя окончательно не доказано, что Россия вмешивалась в недавние выборы в США или оказывала на них влияние, она, безусловно, несет на себе такое клеймо. Тем не менее, угроза и растущий вызов со стороны России, несомненно, реальны и не исчезнут в ближайшее время. США, НАТО и ЕС должны продолжать осознавать угрозу и продолжать совместные действия для противодействия ей.

Капитан Майкл Мастальски

Капитан Майкл Мастальски (бакалавр наук, Юго-Западный колледж) заканчивает магистратуру в Университете штата Миссури по программе Технологического института ВВС для академического партнерства в области ядерного образования. Он офицер по техническому обслуживанию самолетов ВВС, работающий в составе 420-го подразделения технического обслуживания самолетов 412-й группы технического обслуживания на авиабазе Эдвардс в Калифорнии.

Примечания

1 Джим Гарамоне, «Военные должны быть готовы противостоять гибридным угрозам, заявил представитель Intel», Министерство обороны США, 4 сентября 2019 г., https://www.Defense.gov/ .

2 Рональд Дж. Дейберт, Рафал Рогозински и Масаси Крит-Нишихата, «Циклоны в киберпространстве: формирование и отрицание информации в российско-грузинской войне 2008 г.», Security Dialogue Vol. 43, № 1, февраль 2012 г., https://www.jstor.org/.

3 Кристофер С. Чиввис, «Понимание российской «гибридной войны» и что с этим можно сделать», 22 марта 2017 г., https://www.rand.org/.

4 Кристофер С.Чиввис, «Понимание российской «гибридной войны» и что с этим можно сделать».

5 Кристофер С. Чиввис, «Понимание российской «гибридной войны» и что с этим можно сделать».

6 Кристофер С. Чиввис, «Понимание российской «гибридной войны» и что с этим можно сделать».

7 Биной ​​Кампмарк, «Кибервойна между Эстонией и Россией», Contemporary Review 289 (2007): стр. 288-293.

8 Биной ​​Кампмарк, «Кибервойна между Эстонией и Россией.

9 Стивен Херцонг, «Возвращаясь к эстонским кибератакам: цифровые угрозы и многонациональные ответы», Journal of Strategic Security 4, no. 2 (2011): 49-60, https://scholarcommons.usf.edu/.

10 Стивен Херцонг, «Возвращаясь к эстонским кибератакам».

11 Стивен Херцонг, «Возвращаясь к эстонским кибератакам».

12 Стивен Херцонг, «Возвращаясь к эстонским кибератакам.

13 Стивен Херцонг, «Возвращаясь к эстонским кибератакам».

14 Пауло Шакариан и Эндрю Рюф, «Глава 3: Как кибератаки усилили российские военные операции», в Введение в кибервойну: междисциплинарный подход , изд. Яна Шакарян (Берлингтон, Массачусетс: Syngress, 2013), 24–28.

15 Рональд Дж. Дейберт, Рафал Рогозински и Масаси Крит-Нишихата, «Циклоны в киберпространстве: формирование и отрицание информации в российско-грузинской войне 2008 г.», февраль 2012 г., https://www.jstor.org/.

16 Рональд Дж. Дейберт, Рафал Рогозински и Масаси Крит-Нишихата, «Циклоны в киберпространстве».

17 Рональд Дж. Дейберт, Рафал Рогозински и Масаси Крит-Нишихата, «Циклоны в киберпространстве».

18 Рональд Дж. Дейберт, Рафал Рогозински и Масаси Крит-Нишихата, «Циклоны в киберпространстве».

19 «Российско-грузинская война 2008 года: роль кибератак в конфликте», 24 мая 2012 г., https://www.afcea.org/.

20 «Российско-грузинская война 2008».

21 «Российско-грузинская война 2008».

22 «Российско-грузинская война 2008».

23 Пьерлуиджи Паганини, «Крым — российская киберстратегия для удара по Украине», Infosec Resources, 11 марта 2014 г., https://resources.infosecinstitute.com/ .

24 Пьерлуиджи Паганини, «Крым — российская киберстратегия по Украине».

25 «Украинский кризис: лидер Крыма обращается к Путину за помощью», BBC News , 1 марта 2014 г., https://www.bbc.com/.

26 «Украинский кризис: лидер Крыма обращается к Путину за помощью».

27 «Украинский кризис: лидер Крыма обращается к Путину за помощью».

28 Роджер Макдермотт, «Информационная кампания России в Крыму: узлы, темы и осторожность», 20 сентября 2016 г.