Содержание

Глава 9. Линейный корабль и его «свита» 1700–1840 годы

Глава 9. Линейный корабль и его «свита» 1700–1840 годы

В XVII веке боевой линейный корабль достиг формы, в которой оставался, если не считать ряда незначительных изменений, до того времени, как его вытеснил с места главного военного корабля пароход. В следующем веке появился корабль, специально предназначенный для разведки, нападения на торговые пути и их защиты. Это фрегат – каким он был в дни Нельсона. В таких судах главное – скорость и мореходность, и, чтобы достичь оптимального сочетания этих качеств в корабле, небольшом и не слишком дорогом, потребовалось время.

В какой-то период не существовало строго определенной разницы между кораблями, предназначенными для сражений в составе флота, и теми, которые действовали самостоятельно. Позднее, когда 50 орудий стали считаться минимально возможным вооружением для линейного корабля, вне линии остались двухпалубники с 40 орудиями, и однопалубники с 20 орудиями. Оба они оказались неудовлетворительными, и в конце концов проблема была решена постройкой фрегата в его окончательной форме – двухпалубного корабля без орудий на нижней палубе.

Название «фрегат» в разные времена имело разные значения. В XVI веке средиземноморский фрегат был весельным судном, меньшим, чем галера, и используемым главным образом как посыльное. В середине XVII века во флотах Англии, Голландии и Франции появились чисто парусные фрегаты. Сейчас трудно сказать, что отличало их от других судов. Определенно отличительным признаком не был размер, поскольку «Несби», один из самых больших и мощных английских кораблей, называли фрегатом. Одни авторы считают, что дело было в форме подводной части корпуса, другие – что на фрегате было особое расположение палуб и надстроек. Истина пока остается неизвестной. Как бы то ни было, мы впервые встречаем фрегат в списках английского флота в 1645 году, и после этого практически все суда, построенные при Английской республике[4], классифицировались именно так.

Обычно считается, что «Констант Уорвик», построенный в 1646 году Питером Петтом, был первым английским фрегатом и Петт скопировал его проект с французского корабля. Кстати, первые списки, в которых фигурировал этот корабль, не называли его фрегатом. В них был «Уорвик Фрегат». Это другой корабль, судя по всему, из Дюнкерка, где строили быстроходные суда – каперы. Этим, вероятно, и объясняется история о французском происхождении фрегата. «Констант Уорвик» был обычным небольшим двухпалубным судном, отличным от фрегатов более позднего периода.

Фрегат XVIII века, судя по всему, появился на основе класса маленьких судов, имевших две палубы и от 24 до 32 орудий. Но из них на нижней палубе устанавливалось только по одному или два орудия с каждого борта. Остальное место занимали весла и гребцы. Орудия на нижней палубе были бесполезны в море, и вскоре от них вообще отказались, а весельные порты сначала переместились на верхнюю палубу, а потом исчезли. В Англии первые суда нового образца спускались на воду в 1756–1757 годах. На них было 28–32 орудия. Франция, вероятно, опередила Англию на несколько лет, поскольку такие суда упоминаются во французской книге 1752 года.

Рис. 105. Фрегат 1768 г.

Изображение фрегата из шведской книги 1768 года (рис. 105) показывает два существенных изменения в такелаже. В самом начале XVIII века (если не в конце XVII) появился новый парус в носовой части судна. Два стакселя на бушприте уже было – фока-стаксель и фор-стеньгистаксель. Новый парус – кливер – был еще одним треугольным парусом между топом фор-стеньги и утлегарем – короткой балкой, являющейся продолжением бушприта. Этот парус был официально принят английским флотом в 1705 году. Можно предположить, что периодически он встречался на судах и раньше. Естественно, кливер и шпринтовый (рейковый) топсель мешали друг другу, однако они в течение ряда лет использовались вместе. На фото 17, сделанном с модели корабля «Роял Джордж» 1715 года, это очень хорошо видно. В Англии рейковый топсель был ликвидирован на всех кораблях, кроме самых больших, в 1721 году. Вскоре после этого он исчез вообще. В некоторых странах он просуществовал дольше. Этот парус был на испанском корабле, захваченном Энсоном на Тихом океане в 1743 году.

На изображении турецкого корабля 1760 года виден бушприт – колено, которое поддерживало бы стеньгу, но самой стеньги нет (рис. 106).

На рисунке виден флаг под утлегарем – признак того, что судно захвачено. Кстати, оно было похищено некоторыми членами команды – христианскими рабами – и уведено на Мальту. Но в конце концов мальтийские рыцари были вынуждены вернуть его туркам.

Другое изменение – в бизани – имело место несколько позже, чем введение кливера. С момента своего первого появления, в течение трех столетий или около того, бизань всегда была латинским парусом. Теперь, в середине XVIII века или чуть раньше, часть паруса перед мачтой исчезла и бизань приняла форму гафельного паруса. Интересно отметить, что эта половинчатая бизань иногда называлась бонавентурой, вероятно, потому, что так традиционно называли кормовую из двух бизаней. Маленькие суда довольно скоро утратили бизань-рей вообще и имели настоящую гафельную бизань – как на рис. 105. Но большие корабли в английском флоте сохранили длинный рей по причине его потенциальной полезности в случае повреждения одного из других реев. Он окончательно исчез в 1800 году. В сражении у Нила в 1798 году на одном корабле, флагмане Нельсона «Вангард», он еще был, но при Трафальгаре уже стал прошлым.

Рис. 106. Нос турецкого корабля. 1760 г.

Одновременно с появлением кливера произошли некоторые изменения в форме корпуса. Английская круглая выпуклая корма постепенно стала копироваться судостроителями других стран, а англичане, в свою очередь, последовали иностранной моде и начали делать руслени – площадки с наружной стороны борта, на которые крепят ванты нижних мачт. Во второй половине XVII века положение русленей было одним из аспектов, отличавших английские суда от всех остальных. У англичан руслени располагались под орудиями средней палубы. На голландских судах они были над этими орудиями, а на французских судах, как видно на фото 16, они иногда были даже над орудиями верхней палубы трехпалубника. После 1706 года англичане последовали примеру голландцев. Тремя годами раньше был издан приказ избавиться от большинства бесполезных украшений на кораблях.

Массивные резные деревянные украшения уступили место более скромным. Отметим, что весьма замысловатые венки вокруг портов (рис. 107), которые были характерной чертой английских судов XVII века, исчезли сначала с верхней палубы, а потом и с квартердека. К концу правления королевы Анны преображение судов было завершено. Пышно украшенные корабли XVII века остались в прошлом, и им на смену пришли строгие корабли века XVIII.

Рис. 107. Венки вокруг портов с модели 1700 г.

Значительно более важная перемена была вызвана изобретением рулевого колеса – штурвала. В настоящее время невозможно приписать его какой-то одной стране, равно как и точно датировать. Раннее свидетельство наличия штурвала найдено в проекте перестройки английского 90-пушечного корабля «Оссори». Он не датирован, но корабль был спущен на воду в 1711 году, а проект, вероятнее всего, был разработан как минимум тремя годами раньше. В Гринвиче есть модель, датированная 1706 годом, на которой имеется и штурвал, и опора на палубе для колдерштока.

Другая модель из Гринвича, недатированная, но определенно принадлежащая к периоду начала правления королевы Анны, имеет очень интересное приспособление (рис. 108) в виде лебедки с двумя рукоятками в том месте, где должен быть штурвал, и соединяется с румпелем таким же образом.

Рис. 108. Рулевая лебедка с английской модели 1705 г.

Принцип действия штурвала был очень простым. Как видно на рис. 109, канат был закреплен на оси колеса и несколько раз обернут вокруг него. Два конца каната протягивались вниз сквозь палубы и затем расходились в стороны к бортам судна по одной линии с концом румпеля. Пройдя через два блока, они крепились к обоим концам румпеля. При повороте штурвала один конец каната ослабляется, второй натягивается. Румпель перемещается в сторону, корабль изменяет курс.

Рис. 109. Диаграмма, показывающая принцип действия штурвала

Колдершток какое-то время не исчезал. В «Нейвал экспозитор» за 1750 год о колдерштоке и штурвале написано на одной странице. В испанском манускрипте, датированном примерно этим же периодом, также есть иллюстрации обоих устройств. Во французском морском словаре 1765 года упоминается колдершток, а штурвала нет, но это может быть связано с небрежным копированием предыдущего издания. Возможно, в других странах колдершток продержался дольше, чем в Англии. Информации по этому поводу почти нет. Известно только, что венецианцы, не слишком следившие за внедрением передовых технологий, официально приняли штурвал в 1719 году.

Весла, иногда использовавшиеся на ранних фрегатах, были более распространены на немного меньших кораблях, которые англичане называли шлюпами, а французы – корветами. Название «шлюп» представляется еще более загадочным, чем «фрегат». В одно время была шлюповая оснастка и класс шлюпов, и они не имели друг к другу никакого отношения. Чтобы еще более запутать ситуацию, в книге 1750 года сказано, что шлюпы имеют паруса и мачты, какие людям заблагорассудится – то одну мачту, то две, то три. Трудно представить себе более невразумительное описание.

Но в конце XVIII века, когда шлюпы определенно стали классом кораблей на одну ступеньку ниже фрегатов, они имели такой же, как раньше, корпус и один из двух вариантов оснастки. Это были однопалубные суда с 18 пушками и имели или обычные паруса, или парусное вооружение брига с двумя мачтами. Слово «бриг» – сокращение от «бригантины». Но было бы ошибкой считать бригантину и бриг одним и тем же судном. Слово «бригантина» пришло со Средиземного моря, где оно означало маленькое судно с латинскими парусами, предназначенное в основном для перемещения на веслах. На севере бригантины появились в конце XVII века. Там они тоже имели весла, но оснастка была совершенно другой. Это были двухмачтовые суда с прямым парусным вооружением, причем грот был легче и выше фока. Очень скоро грот сменил прямой парус на гафельный с гиком в нижней части – такой парус в некоторых странах называют бригантинным. На рис. 110 показана бригантина такого типа. Рисунок сделан с английской гравюры 1729 года, и стоит упомянуть, что изображенный корабль – это шлюп «Дрейк».

Бок о бок с этим типом судов шли настоящие северные двухмачтовики – сноу, которые сначала были обычными двухмачтовыми судами с прямым парусным вооружением, но вскоре приобрели гафельный парус, называемый триселем, установленный на маленькой мачте, которая расположена рядом с грот-мачтой – в корме от нее, и закрепленный под грот-марсом. Эта трисель-мачта иногда называется сноу-мачтой. Со временем бригантина (рис. 111) и сноу (рис. 112, с. 152) соединились в один тип, военный бриг, имеющий четырехугольный грот от сноу и гафельный грот от бригантины на той же мачте (рис. 113, с. 153).

Рис. 110. Английский шлюп с парусным вооружением бригантины

Рис. 111. Бригантина. 1768 г.

По прошествии первых двадцати лет XVIII века мы уже почти ничего не слышим о средиземноморской галере. Последняя из войн между Венецией и Турцией закончилась в 1718 году после ожесточенных сражений, в которых туркам противостояли эскадры из Испании и Португалии, а также воины папы и мальтийские рыцари, не говоря уже о венецианском флоте. После этого в Восточном Средиземноморье установился относительный мир, а сражения в его западной части между Англией, Францией и возрождающимся флотом Испании продолжились с использованием только парусных кораблей. В венецианском флоте все еще были галеры, когда Наполеон захватил его в 1797 году, а некоторые мелкие средиземноморские государства имели их и в XIX веке, но дни великих сражений между флотами, состоящими из галер, остались в прошлом.

Рис. 112. Сноу. 1768 г.

Весельные военные корабли еще сохранились на Черном и Балтийском морях. Турки строили галеры, и Петр Великий, когда в 1694 году основал российский флот, должен был иметь галеры, способные им противостоять. Любопытный факт: его первая галера была построена в Голландии. Однако модель, хранящаяся в Амстердаме, показывает, что она практически ничем не отличалась от обычных средиземноморских галер того времени. В этом можно убедиться, сравнив рис. 114, на котором показана эта модель, и рис. 104 (с. 141) с изображением французской средиземноморской галеры того периода. Убедившись в полезности галер на Черном море, где они использовались вплоть до 1791 года, Петр начал в 1703 году строить их в больших количествах для военных действий против шведов на Балтийском море. Там своеобразие побережья Финляндии давало большие преимущества мелкосидящим судам, которые не зависели от направления ветра. В хитросплетении скал и островов парусные корабли были бесполезны, а весельные корабли – бесценны. Обе стороны со временем построили множество весельных кораблей всевозможных размеров, от корабля вроде обычного парусного фрегата до открытой лодки с единственной большой пушкой, и этими кораблями вели серьезные военные действия.

Рис. 113. Военный бриг. Около 1830 г.

Заслуживают внимания последние попытки соединить галеру и парусный военный корабль в одном. Шведская хеммема, которую построили в конце XVIII века, по сути была 26-пушечным фрегатом с веслами, расположенными парами между орудиями. Турума, датируемая после 1775 года, имела весла, опирающиеся на длинные аутригеры, как галера. Ее 24 тяжелых орудия и такое же количество легких орудий на вертлюжных установках находились над ними. На удеме (рис. 115) девять тяжелых орудий были установлены вдоль диаметральной плоскости судна так, что они могли вести огонь на обе стороны поверх аутригеров. Рисунок выполнен адмиралом Хэггом. Пожама была больше всех похожа на галеру и имела по два тяжелых орудия в каждом конце. На ней было две мачты – грот с прямым парусным вооружением и гафельная бизань-мачта. Остальные имели три мачты с более или менее упрощенным прямым парусным вооружением. Орудийные шлюпы имели по одному тяжелому орудию в каждом конце, канонерские лодки – только одно на корме. В России строили шебеки и канонерские лодки. Первые были адаптацией средиземноморской шебеки, парусного потомка средневековой галеры. На рис. 116 (с. 156) мы видим средиземноморскую шебеку середины XVIII века, а на рис. 117 (с. 157) – два вида русских шебек, построенных приблизительно тремя десятилетиями позже. Латинское парусное вооружение изменилось на севере, хотя собственно галеры, даже на Балтийском море, сохранили латинские паруса до самого конца. В Дании тоже строили канонерские лодки, причем в большом количестве, и эти лодки при благоприятных условиях могли вести бой даже с линейными кораблями.

Рис. 114. Русская галера. 1694 г. С модели

Рис. 115. Шведская удема. 1780 г.

Если не считать того, что суда утратили большинство своих украшений и их надводная часть стала более прямой и плоской, их корпуса не слишком изменились до последних годов XVIII века. Стоит упомянуть лишь несколько деталей: нижний вельс – полоса очень толстой обшивки прямо над ватерлинией – превратился из двух отдельных частей в одну сплошную. Это произошло около 1720 года. Кроме того, руслени трехпалубных судов переместились вверх и заняли место над орудиями верхней палубы даже на английских судах. Судя по всему, «Роял Джордж» был первым английским судном, на котором это было сделано, но эта деталь в течение некоторого времени еще не стала обязательной, и «Виктори» 1765 года, и даже «Роял Соверен» 1786 года были построены по старому принципу.

Рис. 116. Испанская шебека. С рисунка 1761 г.

Большая часть XVIII века была периодом застоя в английском судостроении. Судостроители были связаны рядом установлений, которые ограничивали главные параметры судов каждого класса, и эти установления очень долго не пересматривались. В результате строящиеся иностранные суда, в частности французские и испанские, имели намного большие размеры, чем английские суда того же класса, могли нести более тяжелые орудия и использовать их в худшую погоду. Хуже всего обстояли дела с трехпалубными судами, несущими 80 орудий. Как уже говорилось, первоначальные двухпалубники с 80 орудиями были неудачными, но их трехпалубные преемники оказались еще хуже. К примеру, Мэтьюз, главнокомандующий на Средиземном море, в 1743 году писал, что на «Чичестере» порты были закрыты и законопачены, когда судно готовилось к выходу в море, и с тех пор ни разу не открывались. Они и не будут открываться – разве что в мельничном пруду. Французские и испанские корабли, рассчитанные на 70 пушек, в то время были больше, чем английские, рассчитанные на 90 пушек. Во время Семилетней войны 1756–1763 годов французские двухпалубные 80-пушечные корабли были почти такими же, как английские трехпалубные 100-пушечные. А английские трехпалубные 80-пушечные корабли были намного меньше. После этой войны от трехпалубных 80-пушечных кораблей отказались, а двухпалубный 74-пушечный, построенный по иностранному стандарту, стал типичным английским линейным кораблем.

Рис. 117. Русские шебеки. Около 1790 г.

В точности так же английские фрегаты начала XIX века были оставлены далеко позади американскими кораблями того же типа. Английские фрегаты, классифицированные как 38-пушечные корабли, но на самом деле несшие 49 орудий, были противопоставлены американским кораблям, рассчитанным на 44 орудия. «Американцы» были больше, надежнее и могли нести 54 тяжелых орудия. В таком случае никакой опыт не может компенсировать недостаток в силе. Так что исход противостояния был очевиден.

На фото 18 на вклейке показан английский фрегат этого периода. Следует отметить ряд небольших изменений в оснастке. У бизани появился бизань-гик, как у бригантины. В этой форме его называли драйвером – изначально так называли длинный узкий прямой парус на кротком рее, установленном на верхнем конце старого бизань-рея. На другом конце судна есть маленькая балка, направленная вниз с конца бушприта. Это мартин-гик, и его цель – служить направляющей для каната, удерживающего утлегарь, так же как ватерштаг держит бушприт. В это время появился еще один парус – бом-кливер, поднимаемый или на удлиненном утлегаре, или на бом-утлегаре, который является продолжением утлегаря, так же как сам утлегарь является продолжением бушприта. Очевидно, мартин-гик появился спустя столетие после ватерштага. Самое раннее изображение ватерштага датировано 1691 годом, а мартин-гика – 1794 годом.

В это время наступил период моделей «французского пленного». Несомненно, есть модели, изготовленные пленными Семилетней войны и американской Войны за независимость, однако девять из десяти сохранившихся до настоящего времени моделей относятся к периоду Наполеоновских войн 1792–1815 годов. Большинство из них сделано из кости, хотя есть и деревянные экземпляры. Обычно они выполнены в мелком масштабе, и подводная часть их корпусов намного острее, чем на реальных судах. Нельзя забывать, что их изготовители строили по памяти, не имея перед глазами чертежей судна, а изящные обводы делались, чтобы модель была красивее. Часто модели имели английское название, но на самом деле почти всегда были французскими судами, а названия выбирались, чтобы удовлетворить потенциальных покупателей. Почти все они имели парусное вооружение, и на некоторых оригинальный такелаж неплохо сохранился. Очевидно, изготовители старались воплотить в модели все, что они знали и о чем только слышали, поскольку оснастку некоторых из них можно назвать только фантазийной.

В начале XIX века установился некий стандартный образец изображения морских судов в произведениях живописи. Около 1790 года художники закрашивали нижний вельс, а иногда и часть борта над ним черным цветом, а остальной борт – темно-желтым. Такая окраска судна никоим образом не была универсальным правилом. Некоторые из них были выкрашены в самые неожиданные цвета. Например, в сражении у Нила в 1798 году «Зелоус» имел красные борта с узкими желтыми полосками, «Минотавр» – красные борта с черной полосой, а почти все остальные английские суда были желтыми с узкими черными полосками. Французские суда имели меньше черных полосок, а цвет бортов варьировался от светло-желтого до темно-красного. При Трафальгаре испанская «Санта-Анна» имела однотонный черный корпус, а «Сантиссима Тринидад» – темно-красный с белыми полосами. Большинство английских судов были перекрашены в соответствии с указанием Нельсона. У них был желтый корпус с черными крышками портов и широкими черными полосами между рядами портов. Желтый цвет вскоре сменился белым, но шаблон сохранился до последних дней существования военного парусного флота, а на торговом флоте даже дольше.

Сразу после Трафальгара изменилась форма носа больших судов. После начала XVII века часть носа над клювом была отрезана четырехугольной переборкой. Нижняя палуба всегда следовала естественному изгибу бортов судна, но палуба или палубы, расположенные над ней, заканчивались на некотором расстоянии от кормы. По мере того как поднималась головная часть, средняя палуба трехпалубного судна округлялась по концам, но до самого начала XIX века верхняя палуба имела квадратную переборку. Из-за формы и легкой конструкции это было очень слабым местом, и позволить противнику обстрелять свое судно продольным огнем прямо в нос или корму почти наверняка значило потерять его.

Понятно, что значительно надежнее было бы, будь верхняя часть носа круглой, как и нижняя часть – в конце концов так и было сделано. В Англии перемены, вероятнее всего, начались с «Намура» – трехпалубного судна, переоборудованного в двухпалубный в 1804 году. Как у трехпалубного судна, его средняя палуба была округлой на концах, а когда оно стало двухпалубным, ее такой и оставили. Возможно, после Трафальгара «Виктори» ремонтировал тот же ремонтник и, обнаружив, что переборка верхней палубы повреждена намного сильнее, чем круглая нижняя часть, он потребовал, чтобы суда повсеместно стали строить с круглой носовой частью. После 1811 года это стало правилом для всех английских судов. Строго говоря, это не было новшеством, потому что фрегаты строили аналогичным образом с 1760 года, и круглый нос также был с некоторых торговых судов Ост-Индской компании, взятых в военный флот в 1796 году. Возможно, какое-то влияние оказал захват в 1801 году французского судна, которое изначально было венецианским. Венецианские суда имели круглую носовую часть еще в 1780 году, если не раньше, и, скорее всего, те, что были захвачены французами в 1797 году, были построены так же. Любопытно, что корабли, построенные в Венеции при французах, имели обычную квадратную носовую часть. И лишь инцидент, связанный с захватом одного из них в 1812 году, привел к принятию на французском флоте круг лой носовой части корабля. Короче говоря, какой бы ни была природа перемены, это было крупное событие в судостроении, заметно изменившее внешний вид судов. Это видно из рис. 118 и 119 (с. 162).

Рис. 118. Квадратная носовая часть судна. С модели 1730 г.

Одно из главных изменений, недавно сделанное в «Виктори», – это восстановление старомодного носа и передней части судна вместо круглого носа и поднятой носовой части, которые судно получило в 1813–1815 годах. Другое – открытие верхней палубы в районе миделя. При постройке в 1765 году «Виктори», как и другие суда, имело открытый шкафут между квартердеком и баком, через который вели только легкие мостики у фальшбортов над орудиями верхней палубы. Ко времени Трафальгара на «Виктори» появились бимсы через шкафут, но все еще остались только узкие мостики. При переоборудовании шкафут закрыли, сделав непрерывную палубу. Эта обшивка теперь опять снята.

Рис. 119. Круглая носовая часть судна. С модели 1840 г.

Обычно переходные мостики были узкими и непрочными. Часто они бывали съемными. Однако на некоторых кораблях они были шире и массивнее, и иногда даже появлялась возможность установить на них орудия. Именно это было сделано на известном испанском судне «Сантиссима Тринидад». Оно было построено в 1769 году как трехпалубное, рассчитанное на 116 орудий, но при перестройке в 1795 году были установлены орудия на переходных мостиках, так что получилось четыре полных ряда портов. Всего на нем было не менее 130 пушек. Строго говоря, судно не было четырехпалубным, однако оно выглядело таковым для врагов и в документах часто упоминается именно как четырехпалубное. Фрегаты, оснащенные таким же образом, появились в Англии в конце Наполеоновских войн как ответ на тяжелые американские фрегаты. Другие страны тоже не остались в стороне, и фрегаты со временем стали нести до 64 орудий, установленных в два яруса, но их называли двухъярусными судами, а не двухпалубными.

После круглой носовой части пришла очередь круглой кормы. Слабость старомодной кормы была еще более серьезной, чем старомодного носа. В передней части и нижняя, и средняя палуба трехпалубного судна были под защитой главной обшивки корпуса. Только верхняя палуба оставалась сравнительно незащищенной. Со стороны кормы лишь нижняя палуба имела некоторую степень защиты. Что касается остальной части корабля, ничто не могло защитить от продольного огня, если, конечно, не считать стекла в кормовых окнах и нескольких весьма непрочных перегородок.

После изменения формы носовой части судна не потребовалось много времени, чтобы его корма тоже была изменена. Сеппингс, который ввел круглый нос, первым предложил и круглую корму. Это было в 1817 году, и, несмотря на сильную оппозицию, новая форма вскоре стала правилом на английских судах. На изображении кормовой части «Азии» (рис. 120, с. 164) новая форма видна очень хорошо. Судно было построено в Бомбее в 1824 году и стало английским флагманом в сражении при Наварино в 1827 году, когда турки в последний раз были разгромлены объединенным флотом других стран, на этот раз – Англии, Франции и России. Французы не приняли круглую корму до середины тридцатых годов, а Россия, тогда обладавшая значительной военной мощью, приняла ее сразу.

Корма, предложенная Сеппингсом, была почти идеальным полукругом, хотя выступающие с нее галереи и окна в какой-то степени скрадывали форму. Очень скоро вместо нее появилась эллиптическая корма. При этом обшивка проходила вокруг верхушки ахтерштевня – такова стала окончательная форма кормы для деревянного военного корабля. Английская круглая корма была отнюдь не первой попыткой создать нечто лучшее, чем старомодная деревянная корма. Нечто подобное попытались сделать в Дании в первые годы XIX века. В этом случае корма оказалась очень узкой, особенно в верхней части, и форма, которую она придавала бортам, позволяла ближайшим к корме орудиям вести огонь ближе к корме, чем обычно. Несколько таких датских судов было взято англичанами в 1807 году, и преимущества усиленного кормового огня наглядно проявились в сражениях 1811 года.

Рис. 120. Круглая корма «Азии». 1884 г. С рисунка Кука

За четыре столетия длина судов увеличилась на удивление мало. Судно, построенное в Байонне в 1419 году, имело длину между штевнями 186 футов (56,7 м). Эта длина не была превзойдена до 1700 года, и даже в 1790 году французский «Коммерс де Марсель», самый большой корабль в мире, имел длину 211 футов (64,3 м). Длиннее деревянных военных кораблей не было, поскольку проблема перегиба корпуса, с которой впервые столкнулись еще в Древнем Египте, до конца так никогда и не была решена. Сеппингс предложил ввести изменения, призванные предотвратить перегиб корпуса[5], и в диагональную систему бортового набора, но и при этом проблема сохранилась. По ширине наблюдался очень медленный рост с 46 футов (14 м) внутри обшивки в 1419 году до 54 футов (16,5 м) в 1790 году. И лишь в последние дни военных парусников произошел резкий скачок до 60 футов (18,3 м). Это произошло благодаря сэру Уильяму Симондсу, который в 1832 году стал инспектором флота и его руки оказались развязанными. Было предложение построить 170-пушечное 4-палубное судно длиной 221 фут (67,4 м) и шириной 64 фута (19,5 м), однако оно так и не воплотилось в жизнь. В более низких классах корабль с данным числом орудий за это время стал намного больше, но большие суда почти не увеличились.

На фото 19 показано французское судно «Валми», рассчитанное на 116 пушек, спущенное на воду в 1847 году. Оно может служить иллюстрацией последних лет жизни военного парусника с полным вооружением. Такие корабли царили на морских просторах, но их время прошло. Первые пароходы появились в 1788 году в Шотландии и Америке и стали практичным средством транспортировки еще до 1810 года. Первый военный пароход был построен Фултоном в Америке в 1814 году. Флот России получил первый пароход в 1817 году, а английское адмиралтейство взяло на вооружение новшество в 1822 году. Пока широко использовалось гребное колесо, пар был бесполезен, потому что гребные колеса были не только чрезвычайно уязвимыми, но и занимали большую часть места, обычно отводимого для орудий. И лишь после изобретения в 1838 году гребного винта, который устанавливался на корме и находился под водой, паровые линкоры стали реальностью.

Шлюп с гребным винтом был построен в Англии для Королевского флота в 1843 году, и двумя годами позже стало очевидно, что он во всех отношениях эффективнее шлюпа такого же размера и мощности, но с гребным колесом. После этого гребной винт уже невозможно было игнорировать. Сначала старые корабли получали двигатели – некоторые суда пришлось для этого перестроить. Первым английским линкором, спроектированным как пароход, стал «Агамемнон», спущенный на воду в 1852 году. После этого парусные корабли стали быстро исчезать. Их эпоха – величайшая эпоха в морской истории – подошла к концу.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Создание копии фрегата «Штандарт»

Воссоздание фрегата «Штандарт» в наши дни — это история воплощения мечты, символ непреклонности на пути к намеченной цели. Возрождение знаменитого петровского парусника стало возможным благодаря энергии и предприимчивости молодого поколения. На протяжении долгих лет строительства, наполненных упорным трудом и преодолением бесконечного множества трудностей, молодые энтузиасты не теряли веры в то, что все задуманное осуществимо. Существование «Штандарта» в наши дни — это живое доказательство тому, что нет ничего невозможного для тех, кто готов действовать.

Идея воссоздания фрегата «Штандарт»

Идея строительства в Петербурге копии парусника петровской эпохи родилась давно. Выбор постройки «Штандарта» был очевиден из-за исключительной роли корабля в истории Российского флота. В 1994 году осуществление этой идеи взял в свои руки Владимир Мартусь. Он стал главным строителем, идеологом, руководителем созданной в скором времени организации Проект «Штандарт» и впоследствии — капитаном фрегата.



Чертежи

Чертежей петровского «Штандарта» не сохранилось даже в архивах. В 1988 году по заказу Государственного Эрмитажа историк Виктор Крайнюков собрал разрозненные данные и восстановил облик первого «Штандарта». По воссозданным чертежам судомоделистом Григорием Атавиным была построена модель «Штандарта» для экспозиции музея «Дворец А.Д. Меньшикова».

На основе исторических чертежей, переданных Виктором Крайнюковым, необходимо было создать конструктивные — с учетом современных требований к постройке судов. Поскольку новый «Штандарт» был задуман как действующий парусник, он должен был удовлетворять требованиям безопасности мореплавания и современному уровню комфорта. В связи с этим при строительстве корабля были допущены некоторые компромиссы. Подробнее о конструкции корабля.

Задачей главного строителя Владимира Мартуся стало собрать воедино существующую информацию по традиционному судостроению, найти средства, материалы, собрать команду.

Рождение мечты

4 ноября 1994 года, 298 лет спустя с даты основания регулярного Российского флота, на верфи клуба «Штандарт» в Орловском парке состоялась скромная церемония закладки киля фрегата.


8 апреля 1995 года был собран и установлен первый шпангоут. В честь этого события был устроен небольшой праздник, всю конструкцию — киль, штевни, шпангоут — по русской традиции освятили. Следующий год был заполнен тяжелой и нудной работой — 44 шпангоута были размечены, выпилены, отструганы, скреплены и установлены на киль.

Команда строителей росла с каждым месяцем. Приходили в основном молодые ребята и девушки, узнав от знакомых, из газетных статей или радиорепортажей о строительстве настоящего корабля. Приходили посмотреть и оставались, увлеченные интересным значимым делом, возможностью делать что-то настоящее своими руками, дружеской атмосферой в команде.

Тяжелой работы хватало на всех — валить лес, пилить дубовые бревна в плахи, собирать из них шпангоуты, устанавливать их один за другим на киль. В условиях отсутствия на верфи подъемной техники все работы по подъему и переносу тяжестей выполнялись вручную при помощи нехитрых приспособлений, как это делалось нашими предками. Многим вещам учились прямо на месте, прикидывая, как аналогичные проблемы мог решить корабел 18 века. Многие премудрости узнавали из книг и архивных материалов. Так шаг за шагом возрождали забытые технологии судостроения, объединяя старинные ремесла с современными подходами

К апрелю 1996 года был готов набор фрегата. Все шпангоуты были установлены, остов обрел форму корабля. Начался процесс обшивки доской.


Обшивку делали из 12-ти метровых досок толщиной 75 мм и шириной 120 мм. Чтобы загнуть такую доску по форме корпуса, применяли традиционный способ: доску нагревали в течении нескольких часов в специальной парилке – длинном деревянном ящике, соединенном трубой с котлом вмонтированным в печь, сложенной на верфи специально для этой цели. После распаривания доски за 15 минут ее надо было приладить на место и закрепить к шпангоутам. Чем дальше продвигалось строительство, тем сложнее становились технологии. На верфи появлялись новые мастерские обеспечивающие потребности строительства. Была построена собственная кузня, в которой ковались специальные корабельные гвозди и прочие железные детали. Появились рангоутная, такелажная, парусная мастерские, где изготавливались рангоут фрегата, такелаж, блоки, паруса. Была и мастерская резьбы по дереву.

Материалы

Набор корабля — киль, форштевень, ахтерштевень, шпангоуты сделаны из дуба — твердой породы дерева. Дубы для строительства валили самостоятельно в пригородах и парках города: узнавали в парковых и лесных хозяйствах, где есть мертвые деревья, подлежащие вырубке, получали специальные разрешения на валку стволов. На обшивку пошла лиственница из Линдуловской корабельной рощи посаженной по приказу Петра Великого для строительства флота. Лиственница — наиболее подходящий материал для кораблестроения, поскольку не подвержена гниению в воде. Только необходимости в деревянных кораблях уже не было, когда лес поспел. Так и осталась корабельная роща не востребованной и была признана памятником лесоводства и объявлена заказником. Специальное разрешение на использование 30-ти стволов из этой рощи для строительства «Штандарта» пришлось получать у специальной комиссии из Академии наук и Института Лесного Хозяйства.

Валили стволы самостоятельно, используя уже накопленный опыт. Доски для обшивки сушились в специальной камере, обеспечивающей необходимый режим по температуре и влажности. На этапах распиловки и сушки досок пришлось столкнуться с трудностями связанными с нестандартностью задачи — по требованиям прочности корпуса доски обшивки должны быть не менее 12 метров. Современные пилорамы и сушильные камеры не рассчитаны на материал такой длины. Из-за этого приходилось вручную подносить бревна на распиловку и загружать доски в сушильную камеру.

Кницы набора сделаны из сосновых кряжей, которые были найдены и, опять же, вручную вытащены из леса Ленобласти в районе Приморского шоссе.

Подходящие мачтовые сосны — высокие и идеально прямые — нашли в Сиверской. Непростой задачей было привезти 22 метровые стволы. Пришлось задействовать специальную автоплатформу.

Почти весь резной декор фрегата сделан из мягкого дерева, наиболее пригодного для резьбы — липы. Для бегучего такелажа и парусов взамен натуральных материалов были использованы современные синтетические, по внешнему виду не отличающиеся от исторических аналогов. Применение традиционных натуральных материалов было бы нецелесообразным по экономическим причинам: натуральный материал, такой как пеньковый трос и льняная парусина очень трудно содержать в надлежащем состоянии (сушить, проветривать и т. п.), он быстро гниет и приходит в негодность.

При воссоздании облика декоративного убранства использовалась информация о принципах декора и корабельной моде, присущей русской школе кораблестроения 17-го века. Форштевень корабля традиционно украшает фигура льва — символ могущества и величия. Корма украшена аллегорическим сюжетом, отражающим название фрегата — триумф первых побед России на море. Из обязательных геральдических эмблем — герб Санкт-Петербурга. Вдоль бортов пушечные порты украшает резьба в виде венков перевитых лентой. Вся резьба была сделана на молодежной верфи.

Финансирование проекта

Первые два года строительство шло «на энтузиазме». Материалы и инструменты покупались на скромные средства, вырученные от продажи шхуны «Св. Петр», построенной Владимиром Мартусем.

В 1996 году первым спонсором «Штандарта» стал Родрик Кей, основатель выставочной фирмы Dolphin Exhibitions.

По мере того, как строительство продвигалось, вера в состоятельность команды строителей росла, увеличивалось и количество спонсоров. Большую помощь оказывали правительства Великобритании и Голландии. Консульства этих стран помогали в привлечении компаний-спонсоров, благотворительных организаций. Кто-то поддерживал проект финансами, кто-то материалами или работами, которые в условиях исторической верфи были невыполнимы: компания «Акзо Нобель» снабжала строительство лако-красочными материалами, компания «Вольво» подарила двигатели, конструкторское бюро «Малахит» разработало чертежи валопровода, Балтийский завод изготовил винты и т.д. Финансовую поддержку оказывали и частные лица и благотворительные фонды.

Окончание строительства

30 мая 1998 года, когда корпус корабля был готов, состоялась торжественная церемония наречения фрегата. Патроны проекта — губернатор Петербурга Владимир Яковлев и Его высочество английский принц Эндрю герцог Йоркский вручили капитану нового «Штандарта» императорский штандарт.

Строился «Штандарт» неполных шесть лет. За это время из юных романтиков получились знающие специалисты, грамотные профессионалы — мастера на все руки. Постепенно команда перешла от любительского к профессиональному уровню работы.

Церемония спуска фрегата «Штандарт» на воду состоялась 4 сентября 1999 года и собрала около 40 000 зрителей. Спуск корабля стал заметным городским событием.


Спускать корабль на воду традиционным путем по слипу было невозможно из-за того, что к моменту завершающей стадии строительства корабля верфь была отрезана от воды строящейся набережной. Пришлось применить нестандартное решение: корабль был поставлен на телеги, подвезен тягачами максимально близко к Неве. Огромный плавучий кран поднял корабль, перенес через недостроенную набережную и опустил на воду.

Работы по оснащению корабля продолжались еще почти целый год. Необходимо было корпус, каким он был в Петровские времена, оснастить всем необходимым для плавания в современных условиях. Были смонтированы судовые системы, установлены двигатели, отделаны внутренние помещения — кают-компания, кубрики, камбуз. Был полностью установлен рангоут, вооружен такелаж и паруса.


Первое плавание

В июне 2000 года «Штандарта» отправился в свое первое плавание. Маршрут пролегал по пути Великого Посольства, по тем городам и странам, которые более трехсот лет назад посетил молодой Петр, обучаясь корабельному ремеслу для создания новой, сильной России.

В экипаж корабля вошли его строители, те, кто на протяжении нескольких лет вкладывал свой труд в его создание, с мечтой о дне, когда построенный их руками корабль поднимет паруса.

Развитие флота в 16 — 18-м веках




 

 

Изобретения 16-го века.
В течение 16-го века сформировался облик парусного корабля в целом сохранившийся до середины 19-го века. Корабли значительно увеличились в размерах, если для 15-го века редкостью были суда более 200 тонн, то к концу 16-го века появились единичные гиганты достигающие 2000 тонн, а корабли водоизмещением 700-800 тонн перестали быть редкостью. С начала 16-го века в европейском судостроении все чаще стали применяться косые паруса, сначала в чистом виде, как это делалось в Азии, но к концу века распространилось смешанное парусное вооружение. Совершенствовалась артиллерия, — бомбарды 15-го и кулеврины начала 16-го веков все еще мало подходили для вооружения кораблей, но к концу 16-го века проблемы связанные с отливкой были в значительной степени решены и появилась морская пушка привычного вида. Около 1500-го года были изобретены пушечные порты, пушки стало возможно размещать в несколько ярусов, причем верхняя палуба освободилась от них, что положительно сказалось на остойчивости судна. Борта судна стали заваливать внутрь, — так пушки верхних ярусов оказывались ближе к оси симметрии корабля. Наконец, в 16-м веке во многих европейских странах появились регулярные военные флоты.
Все эти нововведения тяготеют к началу 16-го века, но, учитывая время необходимое для внедрения, распространились только к его концу. Опять же и судостроителям надо было приобрести опыт, ибо попервоначалу корабли нового типа имели раздражающую привычку опрокидываться сразу при сходе со стапелей.

Парусные корабли.
В первой половине 16-го века появился корабль обладающий принципиально новыми свойствами и совершенно иным назначением, чем корабли существовавшие раньше. Корабль это предназначался для борьбы за господство на море путем уничтожения вражеских боевых кораблей в открытом море артиллерийским огнем и соединял значительную по тем временам автономность с сильнейшим вооружением. Существовавшие до этого момента гребные корабли могли господствовать разве что над узким проливом, да и то, если базировались в порту на берегу этого пролива, кроме того их мощь определялась численностью войск на борту, а артиллерийские корабли могли действовать независимо от пехоты. Нового типа корабли стали называться линейными — то есть основными (подобно «линейной пехоте», «линейным танкам» название «линейный корабль» не имеет касательства к выстраиванию в линию, — они если и строились, то как раз в колонну).
Первые линейные корабли, появившиеся на северных морях, а позже и на Средиземном море, были невелики — 500-800 тонн, что примерно соответствовало водоизмещению крупных транспортов того периода. Даже не крупнейших. Но крупнейшие транспорты строили для себя богатые купеческие компании, а линейные корабли заказывали небогатые еще в то время государства. Вооружались эти корабли 50-ю — 90 пушками, но это были не очень сильные пушки, — в основном 12-ти фунтовые, с небольшой примесью 24-х фунтовых и очень большой примесью мелкокалиберных пушек и кулеврин. Мореходность не выдерживала ни какой критики, — даже в 18-м веке корабли еще строились без чертежей (их заменял макет), а количество пушек рассчитывалось исходя из ширины судна измеренной шагами, — то есть варьировалось в зависимости от длины ног главного инженера верфи. Но это в 18-м, а в 16-м корреляция между шириной судна и весом орудий не была известна (тем более, что ее и нет). Проще говоря, корабли строили без теоретической базы, только на основе опыта, которого в 16-м, начале 17-го века еще почти не было. Но главная тенденция просматривалась ясно, — пушки в таком количестве не могли уже рассматриваться как вспомогательное вооружение, а чисто парусная конструкция указывала на стремление получить океанский корабль. Уже тогда для линкоров была характерна вооруженность на уровне 1.5 фунта на тонну водоизмещения.
Чем быстроходнее был корабль, тем меньше на нем могло быть пушек по отношению к водоизмещению, так как тем более весил двигатель — мачты. Мало того, что сами мачты с массой канатов и парусов весили изрядно, так они еще и смещали центр тяжести вверх, следовательно их приходилось уравновешивать, закладывая в трюм большее количество чугунного балласта.
Линейные корабли 16-го века еще имели недостаточно совершенное парусное вооружение для плавания в Средиземном море (особенно в восточной его части) и на Балтике. Шторм шутя выдул испанскую эскадру из Ла-Манша.
Уже в 16-м веке Испания, Англия и Франция вместе имели около 60-ти линейных кораблей, причем Испания более половины этого числа. В 17-м веке к этой тройке присоединились Швеция, Дания, Турция и Португалия.
К середине 17-го века линейные корабли существенно подросли, — иные уже до 1500 тонн. Количество пушек осталось прежним — 50-80 штук, но 12-ти фунтовые пушки остались только на носу, корме и верхней палубе, на прочих палубах размещались пушки по 24 и 48 фунтов. Соответственно, и корпус стал прочнее — выдерживал 24-х фунтовые снаряды.
В целом, 17-й век характеризуется низким уровнем противостояния на море. Англия почти на всем его протяжении не могла разобраться с внутренними неурядицами. Голландия предпочитала корабли небольшого размера, полагаясь больше на их количество и опыт экипажей. Могущественная в тот период Франция пыталась навязать Европе свою гегемонию войнами на суше, — море французов интересовало мало. Швеция безраздельно господствовала на Балтийском море и не претендовала на другие водоемы. Испания и Португалия были разорены и нередко оказывались в зависимости от Франции. Венеция и Генуя быстро превращались в третьестепенные государства. Средиземное же море было поделено, — западная часть отошла к Европе, восточная — к Турции. Ни одна из сторон не стремилась нарушить равновесия. Однако, Магриб оказался в европейской сфере влияния, — английские, французские и голландские эскадры в течение 17-го века покончили с пиратством. Величайшие морские державы 17-го века имели по 20-30 линкоров, остальные — единицы.
Турция также с конца 16-го века начала строить линейные корабли. Но они еще существенно отличались от европейских образцов. Особенно формой корпуса и парусным вооружением. Турецкие линейные корабли были существенно быстроходнее европейских (особенно это сказывалось в условиях Средиземноморья), несли 36 — 60 орудий калибра 12-24 фунта и были слабее бронированы, — только от 12-ти фунтовых ядер. Вооруженность составляла фунт на тонну. Водоизмещение составляло 750 -1100 тонн. В 18-м веке Турция стала существенно отставать в отношении технологий. Турецкие линкоры 18-го века напоминали европейские 17-го века.
В течение 18-го века рост размеров линейных кораблей продолжался непрерывно. К концу этого века линейные корабли достигли водоизмещения в 5000 тонн (предельного для деревянных кораблей), броня усилилась до невероятной степени — даже 96-ти фунтовые бомбы недостаточно вредили им, — а 12-ти фунтовые полупушки на них уже не употреблялись. Только 24-х фунтовые для верхней палубы, 48-ми — для двух средних и 96-ти фунтовые — для нижней. Количество пушек достигло 130. Были, правда, и меньшие линкоры на 60-80 орудий, водоизмещением около 2000 тонн. Они чаще ограничивались 48-ми фунтовым калибром, от него же и были защищены.
Невероятно возросло и количество линкоров. Линейные флоты имели Англия, Франция, Россия, Турция, Голландия, Швеция, Дания, Испания и Португалия. К середине 18-го века Англия захватила на море почти безраздельное господство. К концу века она располагала почти сотней линейных кораблей (включая и те, что не находились в активном использовании). Франция набирала 60-70, но они были слабее английских. Россия при Петре наштамповала 60 линейных кораблей, но они были сделаны в спешке, кое-как, — халтурно. По-богатому, только подготовка древесины — что бы она превратилась в броню — должна была занимать 30 лет (вообще-то, русские корабли и позже строились не из мореного дуба, а из лиственницы, она была тяжелой, сравнительно мягкой, но не гнила и служила в 10 раз дольше, чем дуб). Но уже одно только их количество вынудило Швецию (да и всю Европу) признать Балтийское море русским внутренним. К концу века численность линейного флота России даже уменьшилась, но корабли были подтянуты к европейским стандартам. Голландия, Швеция, Дания и Португалия имели по 10-20 кораблей, Испания — 30, Турция — тоже около того, но это уже были корабли не европейского уровня.
Уже тогда проявилось то свойство линейных кораблей, что создавались они более всего для числа, — чтоб были, а не для войны. Строить и содержать их было дорого, а укомплектовывать экипажем, всякого рода припасами и отправлять в походы — тем более. На этом и экономили, — не отправляли. Так что даже Англия использовала одновременно только небольшую часть своего линейного флота. Снаряжение для похода 20-30 линкоров было и для Англии задачей общенационального масштаба. Россия держала в боевой готовности всего несколько линкоров. Большинство линейных кораблей всю свою жизнь проводили в порту имея на борту лишь минимальный экипаж (способный при острой необходимости перегнать корабль в другой порт) и незаряженные пушки.
Следующим по рангу за линкором кораблем был фрегат, предназначенный для захвата водного пространства. С попутным уничтожением всего (кроме линкоров), что на этом пространстве имелось. Формально, фрегат был вспомогательным кораблем при линейном флоте, но, учитывая, что последний использовался крайне вяло, фрегаты оказывались самыми востребованными из судов того периода. Фрегаты, как позже и крейсера, можно было разделись на легкие и тяжелые, — хотя формально такой градации не проводилось. Тяжелый фрегат появился в 17-м веке, это было судно имеющее 32-40 пушек, считая фальконеты, и вытесняющее 600-900 тонн воды. Пушки были по 12-24 фунта, с преобладанием последних. Броня выдерживала 12-ти фунтовые ядра, вооруженность составляла фунт на 1.2-1.5 тонны, а скорость была большей, чем у линкора. Водоизмещение последних модификаций 18-го века достигло 1500 тонн, пушек было до 60-ти, но 48-ми фунтовых, обычно, не имелось.
Легкие фрегаты были распространены уже с 16-го века, а в 17-м составляли подавляющее большинство всех военных кораблей. Для их производства требовалось дерево существенно более низкого качества, чем для строительства тяжелых фрегатов. Лиственница и дуб считались стратегическими ресурсами, а сосны, пригодные для изготовления мачт в Европе и европейской части России были сочтены и взяты на учет. Брони легкие фрегаты не несли, — в том смысле, что их корпуса выдерживали удары волн и механические нагрузки, но на большее не претендовали, — толщина обшивки составляла 5-7 сантиметров. Количество пушек не превышало 30-ти и только на самых крупных фрегатах этого класса на нижней палубе стояли 4 24-х фунтовки, — даже не занимали весь этаж. Водоизмещение составляло 350-500 тонн.
В 17-м, начале 18-го веков легкие фрегаты был просто самыми дешевыми военными кораблями, кораблями, которых можно было наделать целую тучу и быстро. В том числе и путем переоборудования торговых судов. К середине 18-го века стали специально производиться подобные корабли, но с акцентом на максимальную скорость — корветы. Пушек на корветах было даже меньше от 10, до 20 (на 10-ти пушечных кораблях пушек на самом деле было 12-14, но те что смотрели на нос и на корму классифицировались как фальконеты). Водоизмещение составляло 250-450 тонн.
Количество фрегатов в 18-м веке было значительным. Англия имела их немногим более, чем линейных кораблей, но все равно получалось много. Страны с небольшими линейными флотами имели фрегатов в несколько раз больше, чем линкоров. Исключение составляла Россия, у нее один фрегат приходился на три линкора. Дело было в том, что фрегат предназначался для захвата пространства, а с ним (пространством) на Черном и Балтийском морях было туговато.
В самом низу иерархии находились шлюпы, — корабли предназначенные для несения дозорной службы, разведки, борьбы с пиратством и так далее. То есть, — не для борьбы с другими военными кораблями. Наименьшие из них представляли собой обычные шхуны тонн в 50-100 весом с несколькими орудиями менее 12-фунтов калибром. Наибольшие имели до 20 12-ти фунтовых пушек и водоизмещение до 350-400 тонн.
Шлюпов и других вспомогательных кораблей могло быть сколько угодно. Например, Голландия в середине 16-го века имела 6000 торговых кораблей большинство из которых было вооружено. Путем установки дополнительных орудий 300-400 из них могли быть превращены в легкие фрегаты. Остальные — в шлюпы. Другой вопрос, что торговый корабль приносил голландской казне прибыль, а фрегат или шлюп эту прибыль потребляли. Англия в тот период имела 600 торговых кораблей.
Сколько народу могло быть на этих кораблях? А — по-разному. В принципе, парусник мог иметь по одному члену экипажа на каждую тонну водоизмещения. Но это ухудшало условия обитаемости и снижало автономность. С другой стороны, чем многочисленнее был экипаж, тем более боеспособным оказывалось судно. В принципе, 20 человек могли управлять парусами крупного фрегата. Но только при хорошей погоде. Проделывать то же самое в шторм, параллельно работая на помпах и задраивая выбитые волнами крышки портов, они смогли бы незначительное время. Скорее всего, силы у них закончились бы раньше, чем у ветра. Для ведения боя на 40-ка пушечном корабле по минимуму требовалось человек 80, — 70 заряжают пушки одного борта, а еще 10 бегают по палубе и руководят. Но если корабль будет совершать такой сложный маневр, как разворот, все канонирам придется нестись с нижних палуб на мачты, — при развороте, корабль какое-то время непременно должен будет двигаться галсами против ветра, но для этого, понадобится наглухо зарифить все прямые паруса, а потом, естественно, снова раскрыть их. Если канонирам надо будет то лезть на мачты, то бежать в трюм за ядрами — много они не настреляют.
Обычно парусники предназначенные для длительных переходов или продолжительного крейсирования имели на борту одного человека на 4 тонны. Этого было достаточно для управления судном и для боя. В случае, если корабль использовался для десантных операций или абордажа, численность экипажа могла достигать одного человека на тонну.
Как они сражались? Если в море встречались два примерно равных корабля под флагами враждующих держав, то оба они начинали маневрировать с тем, что бы занять более выгодную позицию со стороны ветра. Один стремилось зайти в хвост другому, — так можно было в самый интересный момент отнять у противника ветер. Учитывая, что пушки наводились корпусом, а маневренность корабля была пропорциональна его скорости, ни кто не хотел на момент столкновения двигаться против ветра. С другой стороны, слишком набрав ветра в паруса можно было проскочить вперед и пропустить противника в тыл. Все эти танцы были оригинальны том плане, что маневрировать практически возможно было только направлением. Маневр скоростью осуществлялся косвенно, — путем занятия более или менее выгодного положения по отношению к ветру. Маневрировать, спуская и поднимая паруса было долго, — но приходилось. Каждый корабль стремился нацелить на противника свои пушки, но так, что бы избежать ответного залпа. Либо подставить свой корабль под этот залп в наименьшей проекции. В простейшем случае, корабли просто двигались параллельными курсами время от времени давая залпы с большой дистанции. Побеждал тот, кто лучше маневрировал, или у кого было больше пушек. Но часто такое противостояние оказывалось бесплодным, — после нескольких часов боя либо кончались ядра, либо одному из кораблей все надоедало и он уплывал.
Интереснее получалось если корабли сходились на 100-150 метров. Количество попаданий и их сила возрастали многократно. Роль начинала играть скорость заряжения орудий. С такой дистанции могли быть применены картечь и цепи для разрушения такелажа. Если один из противников терял мачты (особенно бушприт) и паруса (особенно косые на бушприте) он оказывался полностью во власти другого, который, например, мог пройти по корме почти впритык и в упор разрядить орудия. Корабль не имеющий скорости мог только надеяться, что противник сам сунется под его пушки. На дистанции 100-150 метров в ход шли и фальконеты. Так как с такого расстояния один залп мог решить исход боя, то побеждал тот, кто успевал дать его первым. Если попадал, конечно.
Особенно жестоким был бой, если корабли сходились на пистолетный выстрел, — то есть как раз так, чтобы не сцепиться такелажем. В этом случае, каждая пушка действовала за себя. Как только в нескольких метрах от ее дульного среза появлялся вражеский порт, она стреляла. Ну, а поскольку в том порте тоже была пушка, то у канонира имелись все шансы получить ядро прямо в глаз. Хотя с такой дистанции ни какого снаряда и не требовалось, — одной ударной волны от выстрела было достаточно. Тут уж — у кого очко раньше сыграет. Кроме того, то что корпус такого-то корабля выдерживал такие-то ядра не значило, что он выдержит их в упор. От страшных ударов мачты расшатывались, реи обрушивались, борта трескались, давая течи, трапы и палубы проваливались, пушки срывались с креплений. Бывало что от мощного залпа в упор корабль разваливался на части в буквальном смысле. Еще бывало, что он разваливался от собственного залпа. Короче, когда корабли сходились на пистолетный выстрел, побеждал более прочный и с более мужественным экипажем. Или тот, который к моменту сближения в упор сохранил пушки заряженными.
Пушки на таком расстоянии от противника, естественно, не заряжались. Корабли и не могли долго идти в упор один от другого, — скорость то у них не могла быть одинаковой. Для того, что бы не обогнать, более быстрый должен был время от времени отворачивать от ветра, — то есть менять направление движения. Корабли то сближались, то расходились.
Если сражались эскадра на эскадру, то каждый корабль прикрывал впередиидущего от обхода сзади. Но замыкающего не прикрывал ни кто. По этому, если пехота опасалась охвата с флангов, то корабли избегали охвата с головы и хвоста колонны, особенно хвоста, так как это осуществить было проще. Опасен был также и прорыв колонны, когда какая-то ее часть отсекалась противником. Фишка была в том, что когда хвост оказывался обрублен, голова эскадры не могла развернуться ему на помощь, — возвращающиеся корабли вынуждены были бы идти галсами против ветра, а такой позиции они оказались бы уязвимы как прибитые гвоздями. Отрезанные же корабли вынуждались сбросить скорость, — сзади у них отнимали ветер, спереди блокировали, — в прямом смысле блокировали, подставляя борт. Это галеры стремились ударить противника носом, а парусный корабль опасался сломать при таком ударе бушприт и превратиться в утиль. Более столкновение, кстати, ни чем не грозило. Скорости были маленькими, а постройка кораблей прочной, — так, посуда на камбузе побьется, — и все. Потерявшие же скорость (а следовательно и способность маневрируя наводить орудия) корабли расстреливались в упор.
Впервые такие приемы морского боя применили в 17-м веке голландцы против англичан. К великому унижению последних, Де Ритер толпой легких фрегатов и немногими тяжелыми уничтожал сильнейшие британские эскадры. Голландцы даже врывались в Темзу. Однако, позже, англичане поняли в чем фишка, а кроме того стали строить линкоры ни отнять ветер у которых, ни заблокировать которые, ни прострелить ядром подъемной для их кораблей пушки, голландцы уже не могли. Верфи же самих голландцев находились в глубине их страны и максимальный тоннаж кораблей был ограничен глубиной каналов.
Другим способом одержать великую победу на море было подловить вражеский флот на стоянке. Особенно, если большая часть экипажей находилась на берегу. Громить неподвижные корабли можно было безнаказанно. Так Нельсон уничтожил французский флот при Абукире. Французы не только отпустили большую часть экипажей на берег, но и беспечно встали так, что англичане свободно проходили между берегом и французской линией. Два или четыре английских корабля обходили французский с дух сторон и вставали на якорь за пределами его сектора обстрела. Когда корабль вел бой стоя на якоре, подле него всегда дежурила пара баркасов, для того чтобы при необходимости изменить ориентацию его корпуса.
По этой же причине сравнительно легко удалось Петру с Меньшиковым захватить пару шведских легких фрегатов на якорной стоянке. Поднять якоря шведы не могли, так как их снесло бы течением на мель, а ветра, видимо, не было. Так что шведы могли отбиваться только фальконетами. Другой вопрос, что залезть со струга на борт фрегата было проблематично.
Кроме огня артиллерии, распространенным способом нападения одного корабля на другой был абордаж. В боях между линкорами и тяжелыми фрегатами он, однако, почти не имел применения. Во-первых, эти корабли создавались для артиллерийского боя. Такие корабли часто захватывались, но это происходило иначе, — исчерпав возможности к сопротивлению корабль просто сдавался, — тогда на него и высаживалась абордажная команда. Либо же они маневрируя таки сталкивались и перепутывались такелажем, — ситуация получалась глупейшая, но бой как-то надо было продолжать.
Во-вторых, крупные фрегаты и линкоры были слишком велики, чтобы абордаж оказался осуществим физически. Даже если два линкора и становились в притык, то борта у них были завалены внутрь, и между палубами оставался промежуток, слишком большой, чтобы его можно было преодолеть прыжком. Перепрыгнуть на вражеский корабль раскачавшись на свисающем конце, или пролезть из порта в порт, или забросить кошку и забраться шагая по внешней стороне борта было осуществимо. Но так можно была атаковать только при наличии подавляющего численного перевеса и прочной сцепки судов. А со сцепкой так же были проблемы, — корабли весом тонн по 200 стянуть кошками было несложно, большие корабли с огромной инерцией и парусностью — нереально. Прочно пришвартовать их один к другому было бы непросто даже усилиями обоих команд, а если бы это не было сделано, то могло получиться как у принца Гамлета. Кто помнит: во время абордажа он перепрыгнул на борт вражеского судна, и, поскольку был единственным психом со справкой на корабле, оказался там один. Но пираты решили, что и один — со справкой — уже слишком. И свалили. В смысле, — у того, кто таким образом попадал на борт вражеского корабля были все шансы оказаться голым на берегу какого-нибудь отстойного королевства. Это в лучшем случае.
Абордаж равного корабля должен был осуществляться так, чтобы свести бонусы обороняющихся к минимуму. Иначе — смысла нет. Галера 16-го века имела на носу широкую приподнятую площадку которая надвигалась на низкий борт другой галеры. В такой ситуации атакующие даже имели преимущество, так как вражеские силы оказывались разрезаны пополам. В 18-м веке скампавеи уже не имели такой площадки, так как для борьбы с другими плоскими как камбала галерами не предназначались. Нефы и когги 16-го века также имели на носу приподнятую площадку. Она находилась выше и ее можно было надвинуть на высокий борт корабля северных морей. Если припомнить, то римляне, как цивилизованные люди переходили на вражеский корабль по мостику. А вот на кораблях 17-го 18-го веков не было ни каких приспособлений для абордажа, — они стали не актуальны.
Небольшие парусные корабли 17-го 18-го веков, вплоть до легких фрегатов, действовали иначе. Огневой бой между ними был не так эффективен, как между крупными кораблями, поскольку пушек они имели меньше и сами представляли меньшую по размеру и более подвижную цель. Хотя в случае попадания ядра несли больший урон. Еще в большей степени это касалось торговых и пиратских кораблей. Тут абордаж был вполне применим и возможен, — корабли сходились вплотную и кошками стягивались борт к борту. С палубы на палубу перепрыгивали, если не перешагивали.
Сложнее было брать абордажем более высокий корабль с более низкого. Тут нельзя было придумать иного, чем забросить кошки на высокий борт и карабкаться с кортиком в зубах. Плюс еще по борту корабля часто натягивалась специальная противоабордажная сеть, — ее надо было прорезать, что, имея кортик в зубах, сделать было довольно сложно. К такому абордажу прибегали только в случае большого численного перевеса экипажа. Или при равных силах, но в состоянии безвыходного героизма. Так что, кстати, заваленный внутрь, неоправданно высокий борт кораблей той эпохи возник отнюдь не случайно.
В целом абордаж был более пиратским, чем военным приемом. Линейный корабль или крупный фрегат мог быть взят на абордаж только после основательной артподготовки, которая уничтожала большую часть его экипажа или лишала его воли к сопротивлению. Либо, если его окружала сплошная масса суетливых скампавей.
Но, допустим, ближний бой начинался. При сближении кораблей подключалось новое оружие — мушкеты. Мушкетеры залпами пытались поразить офицеров на мостике и вообще любой народ на палубе вражеского судна. Сколько могло быть этих мушкетеров — вопрос отдельный. Команда корабля в бою была слишком занята пушками и парусами. Стреляла морская пехота, количество которой могло быть очень разным. Ее могло быть и вчетверо меньше, чем моряков, и вчетверо больше. На кораблях 16-го века вместо мушкетеров могли быть лучники и арбалетчики. Круче всего считалось посадить мушкетеров на реи, — один стрелял, а еще четверо или пятеро занимались тем, что заряжали мушкеты и передавали стрелку. Так можно было обстреливать вражескую палубу сверху, что было особенно полезно, если противник собирался идти на абордаж, а судно у него было не меньше высотой. В частности Нельсон был убит пулей, когда его корабль расходился с вражеским. Но стрелковое оружие могло сыграть заметную роль только в бою между слабо вооруженными кораблями.
Когда события приобретали абордажный оборот, мушкеты теряли свое значение, — на палубу вражеского корабля их не тащили. Морской пехотинец вооружался с таким расчетом, что ему может быть придется сначала лезть по борту как муха по стеклу, а потом еще сражаться в тесных внутренних помещениях корабля. Ружье со штыком было слишком длинными неудобным для такого применения. Оружием морпеха была шпага, или сабля, или кортик. В 18-м веке широко применялись пистолеты. Бой был индивидуальным.
В 17-м веке пистолеты еще были редкостью. Например, на четырех мушкетеров по Дюма не приходилось ни одного пистолета (это в фильме у них есть пистолеты, причем, — кремневые). Пара колесцовых пистолетов стоила как 4 мушкета — самое меньшее. Кирасы употреблялись только морской пехотой и офицерами, — лазить в доспехах по реям было бы трудно. Но и морская пехота не особо налегала на доспехи — абордаж был связан с риском свалиться в воду.
Особой формой боевых действий флота была поддержка сухопутных операций. Поддержка пехоты огнем была затруднительна, так как ядра морских орудий давали рикошеты только при стрельбе на 500-600 метров. При сражении на Кинбурнской косе турецкие корабли обстреливали во фланг пехоту Суворова, но это был редкий случай, — когда кораблям удавалось подобраться так близко к вражеской пехоте. Во время умиротворения Магриба английские и французские корабли заходили в гавань Алжира и обстреливали город, — до 1500 метров ядра могли разрушать не слишком прочные постройки. Во время штурма острова Корфу русские корабли становились на якорь вблизи французской крепости и осыпали ее ядрами. Так можно было подавить крепостную артиллерию, но если крепость была основательной требовалось не менее 10 морских пушек против одной крепостной (считая только один борт корабля и не считая крепостных фальконетов). Кроме того, корабль еще должен был подойти к крепости на минимальное расстояние. В общем, 24-х фунтовые пушки были достаточно опасны для укреплений, но только вблизи.
Иногда, во время десантных операций часть артиллерии с корабля могла сниматься. В основном это были фальконеты, так как лошадей для буксировки тяжелых пушек на корабле не было. Фальконет в 3-6 фунтов вполне мог сойти за полковую пушку, если к нему имелся колесный лафет, — но его-то чаще всего и не было, — разборные лафеты тогда были редкостью. Обычно моряки, если хотели использовать пушку на суше делали для нее импровизированный лафет, похожий на лафеты бомбард 15-го века, — деревянную колоду, к которой фальконет крепился скобами. Пушку калибром в 12 фунтов вполне реально было снять с корабля и перевезти на берег, но ее «морской» лафет возможности перевозки по суше не предусматривал. Далеко в глубь материка ее утащить было нельзя.
При стрельбе с якорной стоянки особенно ясно становилось почему черный порох по совместительству называют и дымным, — дым чугунные пушки выделяли в немыслимом количестве, — через два-три залпа корабль полностью скрывался в нем, — только мачты торчали. Видимость падала до нуля. Даже при стрельбе в движении, а следовательно при наличии ветра, это было проблемой. Сухопутная артиллерия также страдала от задымления в результате частой стрельбы, но на суше батарея могла иметь наблюдательный пост насколько в стороне, а на море капитанский мостик был в нескольких метрах от ближайшего ствола. Кроме того, на море цель была подвижной и малоразмерной. По этой причине мостик и оказывался на корме судна (откуда, кстати, в сторону носа ни хрена не было видно, — вот и требовались впередсмотрящие). Ветер в бою обычно дул в корму и мостик очищался от него раньше всего.
Что же самое невероятное в современных представлениях о морских боях той эпохи? Ну, некоторые моменты связанные с карибскими пиратами — само собой, но о них — ниже. Абордажные схватки между линкорами? Случались, — как и таран в танковом бою. Это, конечно, не метод использования танка, но — бывают обстоятельства. Если вдуматься, какие ассоциации вызывают слова «битва эпохи парусного флота»? Дым, огонь, бушующее море, бриг «Меркурий» на всех парусах выходит победителем из битвы с двумя турецкими линейными кораблями. Ну, по поводу победы брига (небольшой вооруженный корабль гражданского образца) над двумя линкорами и двумя корветами, — замнем. Может и победил бы, если б они его догнали. Только ведь, — не догнали басурманы. Но что не вписывается конкретно, — так это бушующее море. Все боевые действия на море в тот период происходили при хорошей (сравнительно) погоде. Маневрируя в бою, корабль неминуемо в какие-то моменты оказывался бы бортом к волне. А порты находились на высоте метр, реже полтора от ватерлинии. Дальнейшее вообразить легко, — остойчивость военных кораблей того времени была очень плохой. Кроме того, корабли, исключая гигантские линкоры, размерами не превосходили современный траулер. В шторм не убранные в трюм ядра летали бы по палубам своими любимыми рикошетами. Да и двигался при сильном ветре корабль не быстрее, а медленнее, чем при умеренном, причем, только в одном направлении — галсами против ветра.
Кстати, и по ветру многомачтовый парусник двигался с уловкой. Если ветер дул точно в корму, то задняя мачта затеняла передние, так что выгоднее оказывалось идти под некоторым углом к ветру.

Парусно-гребные корабли новых типов.
Параллельно с парусными кораблями в 16-м — 18-м веках продолжали развиваться и гребные, но уже совершенно непохожие на классические «плоские» галеры. Часто новые гребные суда продолжали называться галеасами. Но «галеас» в адекватном переводе означает: «галерище» — очень большое гребное судно. Это название до 18-го века часто применялось к любым большим гребным судам, в том числе к гигантским галерам и шебекам.
Гигантские галеры действительно были гигантскими, — до 1800 тонн весом. От классических галер их отличали не только размеры, но и совершенно иное устройство, — это были многопалубные артиллерийские галеры. Корпус они имели похожий на корпуса парусных кораблей того времени только более узкий и вытянутый. Кроме того, там где у парусников располагалась нижняя пушечная палуба, у галер была весельная палуба. Весел имелось до 50 на борт, а на каждом сидело по 4 человека, — всего гребцов могло быть 400. Кроме гребцов на борту могло находиться еще 150 моряков и 250 морских пехотинцев. Пушек было до 70 штук, что вполне соответствовало стандартам линейного корабля, которому такая галера и соответствовала по водоизмещению. Вот только это были слабые пушки, — почти исключительно 12-ти фунтовые. На 1800-тонных галерах было и немного 24-х фунтовых, но обычно они (гигантские галеры) были не настолько гигантскими. Проблема была даже не в том, что нижняя, самая подходящая для мощных пушек, палуба была занята, а в том, что отсутствие на ней тяжелых пушек смещало центр тяжести судна вверх. Следовательно и на верхних палубах можно было разместить меньше груза. Корпус такого корабля также пробивался 12-ти фунтовыми ядрами с близкой дистанции.
Парусное вооружение гигантской галеры не уступало таковому у чисто парусного корабля, но гребной движитель был неэффективен, — учитывая снижение КПД, можно сказать, что удельная мощность у гигантской галеры была в 10 раз хуже, чем у греческой триремы, в 7, чем у русской скампавеи и в 5, чем у римской пентеры. С другой стороны, корабль способный двигаться и маневрировать в ситуации, когда другие оказывались совершенно беспомощны, имел огромное преимущество. Но гигантские галеры были еще и очень дороги в производстве и эксплуатации, так что в Испании, Англии и Франции их строили единицами.
Более функциональным парусно-гребным судном нового поколения была шебека. Здесь конфликт между необходимостью разместить в несколько ярусов пушки и найти место для весел решался иначе, — в центре корабля оставлялась низкая гребная палуба, на носу и на корме оставались надстройки, в которых и размещалась артиллерия. Водоизмещение шебеки составляло 450-850 тонн, а вооружена он был 24-мя — 36-ю орудиями, включая 4 фальконета и до 8-ми 24-х фунтовых пушек на самых больших шебеках. Вооружением и защитой шебека также уступала тяжелым фрегатам, которым приблизительно соответствовала по стоимости, но во многих случаях имела превосходство в независимости от ветра. Шебека называлась шебекой в России и Турции. В Швеции называлась гемамом, а в других странах барколоном или галеасом. Знаменитый капитан Кидд (знаменитый тем, что умудрился осуществить пиратский захват вверенного его же командованию судна) плавал (или, как выражаются моряки, — ходил) на шебеке.
Гребной движитель шебеки состоял из 40-ка (20-ти на борт) 2-х или 3-х местных весел. Удельная мощность оказывалась еще хуже, чем у гигантской галеры, — весла шебеке служили почти только для маневрирования. Специальных гребцов не имелось, экипаж, насчитывавший до 350 человек выделял их из своего числа. Парусно-гребные корабли новых типов имели океанскую автономность, а шебеки, к тому же и отличную скорость под парусом. Важно также отметить, что, как и у парусников, абордаж не был уже назначением этих судов.

Брандеры.
Способом уничтожения кораблей на стоянке были брандеры. В брандер мог быть превращен любой военный или торговый корабль, если своим владельцам он был без надобности. Экипаж из нескольких человек выводил его на позицию, закреплял штурвал, поджигал фитили и сваливал на шлюпке. Фитили вели к бочкам с порохом, кроме того на брандер загружались любые горючие материалы, которые удавалось достать, — главным образом это были пакля и смола, которых во флотских запасах имелось немеряно. Сталкиваясь, или просто проходя мимо вражеского судна, брандер перепутывался с ним своим такелажем и останавливался. Это, кстати, означало, что брандер не мог быть слишком мал, — а то не достал бы своими реями до вражеских снастей, да и не должно было по идее такое судно топиться единственным выстрелом из фальконета. Когда фитили догорали — брандер взрывался разбрасывая тюки горящей пакли. Так он мог поджечь даже несколько кораблей. Для того, чтобы обезвредить брандер его надо было отпутывать и оттаскивать баркасом. Или добровольцы спускались на него, чтобы найти и погасить фитили. И то и другое требовало времени и способности организовано действовать в кризисных ситуациях. Одного либо другого обычно не хватало.
Однако, атака брандером могла иметь успех только против врага не ожидающего нападения. Обычно на стоянке в угрожаемом районе пушки самых мощных кораблей были наведены на вход в бухту и готовы к выстрелу. С моря стоянку мог прикрывать корабль ни какими якорями не привязанный. Кроме того, уже тогда были известны боны из бревен скованных цепями. Кстати, еще византийская «цепь» перегораживавшая по преданию Босфор, наверняка представляла собой боны из бревен, — они были прочнее, дешевле и эффективнее, чем цепь из металлических колец, а главное, в отличие от такой цепи, боны могли существовать реально.
Реже брандерная атака производилась толпой парусных лодок, каждая из которых управлялась двумя смертниками. Подойдя к борту вражеского судна, экипаж брандера крепил лодку к нему подручными средствами (крюком за край порта или еще как-то), поджигал фитиль и спасался вплавь. Понятно, это не прокатывало если противник высыпал на палубы с мушкетами или хотя бы с пустыми бутылками в руках. Обычно, такое старались устроить ночью или в тумане. Но и просто эффективность плавучих мин такого размера была недостаточной, — черный порох в деревянной бочке был очень сомнительным взрывчатым веществом. Больше — дымо- и звукообразующим. Бомба такого устройства ныне называется «взрывпакет». Другой вопрос, если порох загорался в трюме судна, давление быстро подскакивало до такой степени, что корабль лопался как мыльный пузырь.
В общем, — если команда считала ворон (или чаек), враги изыскивали способ уничтожить корабль.

Транспортные корабли.
Торговые корабли в те дремучие времена обычно бывали вооружены. Собственно, до середины 19-го века без оружия уважающее себя судно в море не появлялось. Однако, на торговых кораблях пушек было намного меньше, чем на военных. Прорезание портов в бортах снижало живучесть судна, а установка пушек на верхней палубе снижала остойчивость, так что на кораблях, от которых требовалась способность преодолевать огромные водные пространства череватые тяжелыми штормами, имелось только несколько фальконетов на надстройках, — испанские и португальские галеоны (нао) были не вооружены, — море казалось страшнее пиратов.
Не велик, обычно, был и размер корабля, — что в 16-м, что в 18-м веке, большинство имело водоизмещение 50-200 тонн, совершенствовалось только парусное вооружение, так как скорость оборота капиталов была прямо пропорциональна скорости судна. Вооружение 200 тонной шхуны могло состоять насчитывать до дюжины пушек, в том числе могло быть 6-8 12-ти фунтовых. Очевидно, что с таким вооружением она была бы безопасна от пиратов, — сосчитав порты они поняли бы, что груза на ней быть не может и не стали бы домогаться. Чаще вооружение такого корабля насчитывало от одной до десяти пушек калибром менее 12-ти фунтов, то есть из фальконетов. Если же 12-ти фунтовки и были, то смотрели они назад — в направлении вероятного подхода противника. Иногда, если пушка была одна, она устанавливалась на тумбе в центре корпуса. Но это не могла быть пушка сильнее 8-ми фунтов. Даже и под шестифунтовую пушку тумба на небольшом корабле представляла собой бревно проходящее через все палубы и соединенное с килем, — отдача обычных морских пушек амортизировалась канатами, но пушка на тумбе давала резкую отдачу, причем имела солидный рычаг. Огневая мощь не превышала одного фунта на 6-7 тонн. Обороняясь, торговый корабль стрелял преимущественно по парусам. Так же действовали и пираты. В любом случае, пушки торгового корабля не могли иным способом предотвратить абордаж.
Экипаж небольшого торгового судна мог насчитывать от нескольких до 20-30 матросов и больше. Чем меньше было народу, тем меньше денег уходило на найм, тем меньше требовалось брать припасов, но 7-10 человек не всегда могли достаточно долго противостоять стихии, да и оборонять корабль они практически не были способны. Когда Колумб отправлялся открывать неизвестные земли, он нанял экипажи максимальной численности.
Достаточно распространены были и корабли большего размера, — тонн 500-1000. То есть, достигающие размеров тяжелого фрегата. Более легкий корпус позволял взять больше груза, но у испанских галеонов корпус как раз был бронирован, — не столько для защиты от ядер, сколько для большей живучести во время шторма. Это было второй причиной, по которой галеон не нес серьезной артиллерии. Другие же корабли этих размеров, сделанные из сравнительно дешевого дерева и имеющие борта толщиной 5-10 сантиметров, вооружались основательно, — количество 12-ти фунтовых пушек могло достигать 10-ти — 16-ти. Такой купец вполне мог сопротивляться легкому фрегату, — при достаточной выучке экипажа, и в первую очередь капитана. Экипаж насчитывал 50-100 человек. Не считая пассажиров. На галеоне, кстати, всегда был отряд солдат, как и на любом корабле перевозившем ценный груз. Они защищали его от расхищения матросами.
Очень редко встречались торговые корабли водоизмещением до 2000 тонн и больше. Такие гиганты появились уже в 16-м веке, но даже в конце 18-го их было мало. Вооружались они не сильнее, чем корабли среднего размера, а в 18-м веке вооруженность торгового флота стала снижаться, — пиратов становилось меньше.

 

 

Фрегаты петровского флота «Святой Дух» и «Курьер»

Согласно историческому факту, в годы Северной русско-шведской войны 1700-1721 годов два малых фрегата «Курьер» и «Святой Дух» в августе 1702 были протащены волоком по «Осударевой» дороге длинной 170 вёрст через Карельские леса и болота. Перемещение судов и войск посуху от белого моря до Онежского озера было частью военно-стратегической операции по взятию крепости Нотебург у истока Невы.

Возрождая традиции Российского флота, клуб «Полярный Одиссей» и фирма «Карелия-ТАМП» сумели в 1992 воссоздать на судостроительном заводе «Авангард» легендарные фрегаты Петровского флота «Святой Дух» и «Курьер». Последний после постройки остался у судостроительного завода, а «Святой Дух» перешел в распоряжении клуба.  

Новодел фрегата «Святой Дух» имел примерные размеры своего исторического прототипа, нёс на борту 6 бронзовых пушек, специально отлитых на заводе «Петрозаводскбуммаш» по заказу фирмы «Карелия-ТАМП». Но в отличие от кораблей XVII века фрегат был оснащён 90-сильной дизельной установкой, имел просторный салон и 16 спальных мест в двух- и трёхместных каютах.

В 1992г «Святой Дух» принял участие в фестивале деревянных судов в городе Котка (Финляндия) и на Аланских островах. В том же году министерством обороны РФ был определён статус корабля как военно-исторического судно Российского флота и выдано свидетельство фрегату на право поднятия Андреевского флага.

В 1993 году флагман Российского исторического флота «Святой Дух» признан лучшим кораблем морского парада в Санкт-Петербурге.

В 1994 году фрегат участвует в первом международном фестивале парусных судов в Карелии «Голубое Онего-94».

20 октября 1994 года фрегат «Святой Дух» по пути на фестиваль в город Амстердам во время сильного шторма в Северном море затонул у берегов Голландии.

Основные технические данные новодела:

длина наибольшая — 26,8 м

длина по КВЛ — 17 м

ширина — 5,2 м

осадка — 2,5 м

водоизмещение — 90 т

площадь парусов — 280 кв. м

Фрегат

Фрегат  

Фрегат — военный трёхмачтовый корабль с полным парусным вооружением с одной или двумя (открытой и закрытой) орудийными палубами.
Слово «фрегат» появилось в XV веке в средиземноморском бассейне. Оно происходит из французского слова » fregate» и итальянского «fregatta»: так называли военные корабли типа галеаса, трехмачтовой галеры, водоизмещением примерно 250 тонн, с парусами и с веслами. В войнах начала XVII столетия группа французских каперов разработала конструкцию корабля, который оказался неприятно эффективным против английских торговцев, а также и военных судов. Англичане сначала, в 1620-х годах, придумали класс кораблей, называвшийся «Lyon Whelps Class», чтобы справиться с этими «Dunkirk Privateers», и назвали их «First Whelp», «Second Whelp» и так далее, до «Tenth Whelp». Эти корабли были менее сотни футов в длину и несли на себе от 10 до 20 орудий. Ими было довольно трудно управлять, особенно во время сражения. Позже англичане изучили форму корпуса французских судов, и в 1646 году сконструировали и построили «Constant Warwick». Это было первое английское судно, носившее название фрегата. На нем было тридцать два орудия, длина киля достигала девяноста футов, так что палуба у этого фрегата была больше сотни футов, и весило всё это 379 тонн. Три следующих фрегата, построенных в том же году «Adventure», «Assurance», и «Nonsuch», были еще немного больше, и на каждом из них было от тридцати восьми до сорока орудий. «Фрегатами» в то время довольно произвольно называли все корабли, у которых отношение длины к ширине было больше обычного ( у «Constant Warwick» это отношение составляло 4:1), или если корабль был легко управляемым и развивал необычайно высокую скорость при развороте.
Хотя «Constant Warwick» и последующие корабли этого типа добивались довольно заметного успеха, в английском военном флоте в те времена бытовало традиционно презрительное отношение ко всем военным судам, кроме линейных кораблей. Голландцы и датчане сконструировали корабли с аналогичными очертаниями тогда же, когда англичане и французы. Английские фрегаты пятого класса считались полезными только как патрульные суда или разведчики, и с 1650 по 1688 год таких судов было построено очень мало. В 1688 году на английский трон взошел Вильгельм Оранский. Его вкладом в английскую корону стала серия войн с Францией, которые продлились в течение века с четвертью. Вильгельма Третьего окружали враги из Шотландии и Ирландии и с континента, и ему был нужен корабль, на котором королевский морской флот смог бы перехватить и разгромить подкрепление, которое могли направить французы противникам его правления. Ему нужен был эскорт для государственных торговых судов и корабли, которые бы тщательно следили за французскими гаванями и береговой линией Франции, корабли, которые помогли бы защитить от грабежа его собственные суда снабжения. Результатом стало рождение специализированного крейсера. Даже при этих условиях одним постоянным отличием этого класса крейсеров от всех других судов английского военного флота является всегдашняя их нехватка — английский военный флот никогда, видимо, не имел их в достаточном количестве. Этот факт заставил адмирала, лорда Нельсона, спустя сотню лет, когда он пытался обнаружить французский флот, посланный в Египет, вскричать: «Фрегаты! Если мне суждено умереть в этот миг, жажда иметь фрегаты останется навеки запечатленной в моем сердце!». Если бы у Нельсона были в распоряжении четыре фрегата, первоначально запланированные для его эскадры, возможно, он бы захватил Бонапарта в высоких широтах, и история пошла бы по другому пути.
Первый из фрегатов, сконструированный и построенный после «Славной революции», приведшей Вильгельма Оранского к власти, по праву получил название “Experiment”. Построенный в 1689 году в Чатеме, он имел в длину 105 футов, в ширину 27 футов, его осадка составляла 10 футов, а общей вес — 370 тонн. Он нес на себе 32 фальконета (вид пушки), или девятифунтовика. К концу века английский военный флот имел на вооружении около тридцати фрегатов, из которых не было двух одинаковых. Война за испанское наследство в 1702 году тоже не принесла никаких новшеств в конструкции фрегата. В 1702 году англичане построили “Gosport”. Этот фрегат имел длину 118 футов, ширину 32 фута, осадку 14 футов, и весил 531 тонну. На нем было двадцать 12-фунтовых орудий, и это был один из самых мощных фрегатов, построенных англичанами к концу XVIII века. Шведские военно-морские судостроители ответили на это постройкой “Illerim”. Он имел 130 футов в длину, 34 фута в ширину, осадку 17 футов и общий вес 1140 тонн. На нем было установлено 26 восемнадцатифунтовых орудий и 10 восьмифунтовиков. Это был самый большой однопалубный военный корабль своего времени.
Французы построили свой первый 12-фунтовый фрегат “Hermione”, в 1748 году. Он имел в длину 130 футов, в ширину 18 футов, осадка его составляла 13 футов, а общий вес достигал 812 тонн, и на нем стояло 26 двенадцатидюймовых орудий. Первым английским 12-дюймовым фрегатом был “Southampton “, построенный в 1756 году. Его длина была 124 фута, ширина 35 футов, осадка 12 футов, общий вес 652 фута, и на нем стояло 32 двенадцатифунтовых орудий. Этот корабль и последующие корабли такого типа, наряду с очень популярным Niger-классом фрегатов, остались стандартом и на следующую четверть столетия.
Когда испанцы решили, наконец, что их любимые галеоны могут не все, и начали строить фрегаты, они взяли совершенно иной курс. Хорошим примером испанского фрегата служит “Santa Margarita”, построенная в 1770 году. Длина его была 146 футов, ширина 39 футов, осадка 12 футов, и общий вес 1 000 тонн. При всей огромной величине этого корабля на нем стояло всего 40 восьмифунтовых орудий. Все последовавшие вслед за “Santa Margarita” испанские фрегаты были тяжелой постройки, но легко вооружены.

Фрегат отличался от парусных линейных кораблей меньшими размерами и артиллерийским вооружением и предназначался как для дальней разведки, то есть действий в интересах линейного флота, так и крейсерской службы — самостоятельных боевых действий на морских и океанских коммуникациях с целью защиты торговли или захвата и уничтожения торговых судов противника. В этом смысле фрегаты следует рассматривать как предшественники современных крейсеров. При этом обозначение «фрегат», являясь достаточно условным, как наименование класса кораблей использовалось редко. В Британском ВМФ фрегаты соответствовали кораблям шестого и пятого ранга (линейные корабли — корабли четвертого ранга и выше).
Шестому рангу соответствовали малые фрегаты, имевшие 25-28 пушек, фрегаты пятого ранга имели до 44 пушек. Важное отличие фрегатов от линейных кораблей — единственная батарейная палуба. Это касается только кораблей шестого ранга; на тяжелых фрегатах пятого ранга орудия, как правило, располагались на двух орудийных палубах (закрытой и открытой. Самое же главное отличие фрегатов от линейных кораблей заключается в назначении — фрегаты, в отличие от линейных кораблей, не были предназначены для ведения боя в линии. Фрегаты использовались в качестве как самостоятельной боевой единицы, так и флагмана небольших эскадр. Фрегаты действовали на морских коммуникациях, контролируя торговые пути, использовались для связи между эскадрами, несли разведку, участвовали в блокаде портов, сопровождали конвои. Фрегаты часто использовались в операциях вдали от основной базы флота поскольку, обладая значительно лучшими чем линейные корабли мореходными качествами, могли эффективнее (быстрее и дешевле) преодолевать большие расстояния.
Задолго до появления парусных фрегатов, фрегатами называли быстроходные галеры с 6-20 банками гребцов. При этом саета считалась разновидностью фрегата, имеющей прямые паруса на фок-мачте и латинские паруса на грот- и бизань мачтах. Позднее саета, потеряв вёсла и сохранив паруса, превратилась в чисто парусное судно.
Фрегаты являлись одним из наиболее разнообразных по характеристикам классов парусных кораблей. Своё происхождение фрегаты ведут от лёгких и быстроходных судов, применявшихся для рейдов в проливе Ла-Манш начиная приблизительно с XVII века. С ростом морских флотов и их радиуса действия, характеристики дюнкеркских фрегатов перестали удовлетворять адмиралтейства, и термин начал трактоваться расширительно, означая, фактически, любой лёгкий быстроходный корабль, способный к самостоятельным действиям.
Классические фрегаты парусного века были созданы во Франции в середине XVIII столетия. Это были корабли среднего размера с водоизмещением около 800 тонн, вооружённые примерно двумя-тремя десятками 12-18 фунтовых пушек на одной орудийной палубе. Меньшие корабли, не имевшие ни одной батарейной палубы, к фрегатам не относились. В дальнейшем водоизмещение и мощь вооружения фрегатов росли, и после наполеоновских войн они достигали 1000 тонн водоизмещения и до шестидесяти 24-фунтовых орудий.

Главная
Моя география
Продолжение

НОВОСТИ ВПК, ИСТОРИЯ ОРУЖИЯ, ВОЕННАЯ ТЕХНИКА, БАСТИОН, ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЙ СБОРНИК. BASTION, MILITARY-TECHNICAL COLLECTION. MILITARY-INDUSTRIAL COMPLEX NEWS, HISTORY OF WEAPONS, MILITARY EQUIPMENT


МНОГОЦЕЛЕВОЙ ФРЕГАТ ПРОЕКТА 17A.
НОВОСТИ 2008 — 2019
MULTI-PURPOSE FRIGATES OF PROJECT 17A.
NEWS 2008 — 2019
22.08.2007
«ЛОКХИД МАРТИН» БУДЕТ УЧАСТВОВАТЬ В ИНДИЙСКОМ ТЕНДЕРЕ НА ПОСТАВКУ ФРЕГАТОВ ПРОЕКТА 17A

Компания «Локхид Мартин» планирует принять участие в тендере на поставку индийском ВМС многоцелевых быстроходных малозаметных фрегатов нового поколения, сообщает «Хинду».
ВМС Индии выпустили запрос об информации на поставку новых малозаметных фрегатов, предназначенных для усиления флота надводных боевых кораблей, в декабре 2006 г. Запрос был направлен девяти судостроительным предприятиям, включая компании из России, США, Франции, Италии, Южной Кореи, Испании.
Индийская программа строительства семи новых фрегатов оценочной стоимостью 300 млрд рупий (6,6 млрд дол) предусматривает производство одного судна на иностранном предприятии и шести по лицензии в Индии. Наиболее вероятно, что постройка будет выполняться на верфи «Мазагон док лтд.» в Мумбаи либо «Гарден рич шипбилдер» в Калькутте.
Как сообщалось, тендер проводится по причине неспособности индийских верфей самостоятельно освоить производство и выполнить своевременную поставку индийскому флоту современных боевых кораблей, а также проблемами бюджетного финансирования их самостоятельной разработки.
Запрос об информации является первым официальным этапом тендера.
«Локхид Мартин» уже дала ответ на запрос и даже определила судостроительное предприятие, которое построит первое судно класса «фрегат» в случае победы.
Программа разработки и постройки малозаметных фрегатов, получившая название проект 17A, является частью планов ВМС Индии по приобретению кораблей следующего поколения и продолжением линейки многоцелевых фрегатов проекта 17 «Шивалик». По сообщениям командования ВМС, новый корабль будет походить на франко-итальянский фрегат ПВО нового поколения «Оризон». Предполагается, что он будет оснащен ЗРК «Барак-2», индийско- российскими сверхзвуковыми крылатыми ракетами «БраМос», легкими вертолетами, вертолетными БЛА, трехкоординатной многорежимной РЛС, современными системами навигации, управления огнем, а также спутниковой системой связи.
В общей сложности проект 17 предусматривает изготовление 12 кораблей. Постройка первых трех фрегатов проекта 17 «Шивалик» в настоящее время завершается на верфи в Мазагоне. Эти суда были совместно разработаны Северным проектно-конструкторским бюро и канадской компанией CAE на базе модифицированного проекта фрегата 1135.6. С 1998 по 2003 гг. Россия построила для Индии три фрегата проекта 1135.6. Ожидается, что контракт на постройку второй партии из семи фрегатов будет подписан к 2009 году.
В рамках нового тендера Россия предложила Индии экспортный вариант нового фрегата проекта 22350. К настоящему времени в России заложен только один такой корабль. Строительство головного фрегата проекта 22350 «Адмирал флота Горшков» началось на ОАО Судостроительный завод «Северная верфь» 1 февраля 2006 года.
В ближайшие годы ВМС Индии планируют закупить значительное количество боевых кораблей для замены устаревших и выслуживших срок службы судов. В июне командующий ВМС объявил о планах постройки в течение ближайших шести лет 6 новых подлодок и 33 кораблей. В настоящее время на вооружении ВМС Индии состоят 126 кораблей и 16 ДЭПЛ.
АРМС-ТАСС

26.06.2009
ИНДИЯ ЗАТРАТИТ 9 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ НА СТРОИТЕЛЬСТВО СЕМИ СОВРЕМЕННЫХ ФРЕГАТОВ-«НЕВИДИМОК» ДЛЯ СВОЕГО ФЛОТА НА ВЕРФЯХ В КАЛЬКУТТЕ И МУМБАЕ, СООБЩАЕТ ИЗДАНИЕ INDIA DEFENCE ONLINE
Амбициозный проект P17A станет для Индии поворотной вехой на пути к самостоятельному строительству кораблей для военно-морского флота. Он уже одобрен Советом по оборонным закупкам (DAC).
В 2007 году Индия отправила крупным мировым судостроителям – французской компании DCNS, итальянской Fincantieri, американским Lockheed Martin и Northrop Grumman — запрос о возможности постройки этих сторожевых кораблей, но индийские верфи Mazagon Dock Limited в Мумбае и Garden Reach Shipbuilders and Engineers в Калькутте заявили, что фрегаты могут быть построены исключительно их силами и необходимости приобретать их за границей нет.
Вероятно, DAC отказался от импорта сторожевиков. Фрегаты проекта P17A станут еще более совершенными, чем современные корабли класса P17 Shivalik, которые сейчас строятся на верфи Mazagon Dock и составят основу сторожевого флота ВМС Индии первой половины 21 века.
Постройка кораблей P-17A будет вестись по модульной системе: фрегаты соберут из 300-тонных блоков. Такой подход использовался также при строительстве первого индийского авианосца в Кочи.
Как сообщает министерство обороны Индии, фрегаты должны войти в состав флота к 2021 году. Строительство кораблей начнется в 2011 году, когда верфи завершат модернизацию своих мощностей, необходимую для производства кораблей по модульной системе. Первый фрегат сойдет на воду примерно через 4 года после запуска проекта.
Тактико-технические характеристики фрегата нового проекта не разглашаются. Водоизмещение фрегата управляемого ракетного оружия проекта P-17 – 4600 тонн (полное – 5600 тонн), длина – 142 метра, ширина – 16,9 метра, осадка – 4,5 метра, скорость – 32 узла, экипаж – 257 человек. Вооружение – 76 мм артиллерийская установка Super Rapid Gun Mount, 32 ракеты ПВО Barak, 8 противокорабельных крылатых ракет «Клаб», противолодочные ракеты 90Р, 533 мм торпедные аппараты ДТА-53-956, противолодочные ракеты «Клаб» (возможно, в модификации 91RE2), реактивные бомбометные установки РБУ-6000. На борту могут располагаться 2 вертолета HAL Dhruv или Sea King Mk.42B.
В настоящее время Индия реализует программу модернизации и расширения военно-морских сил, в частности, превращения их во «флот голубой воды», который способен вести все виды боевых действий в морской и ближней океанской зонах. Согласно государственным планам, к 2015 году ВМС Индии будут располагать тремя авианосцами и тремя атомными подводными лодками. На модернизацию вооруженных сил в период 2008-2013 годы будет потрачено более 40 миллиардов долларов, большая часть суммы уйдет на нужды военно-морского флота.

12.07.2012
ИНДИЯ НАЧИНАЕТ ВТОРУЮ ФАЗУ ПРОГРАММЫ СТРОИТЕЛЬСТВА МАЛОЗАМЕТНЫХ ФРЕГАТОВ «ПРОЕКТА-17А»

Индия начинает вторую фазу программы стоимостью более 500 млрд рупий (9 млрд дол), предусматривающую строительство малозаметных фрегатов «Проекта- 17А», сообщает «Таймс оф Индиа».
В настоящее время переговорный комитет CNC (Contract Negotiations Committee) рассматривает детали проекта. Контракт планируется заключить после окончательного утверждения комитетом по безопасности CCS (Cabinet Committee on Security) Кабинета министров Индии.
Министерство обороны Индии еще в июле 2009 года одобрило реализацию самого масштабного и дорогостоящего в истории Вооруженных сил страны проекта строительства национальными судостроительными компаниями семи малозаметных фрегатов, предназначенных для усиления флота надводных боевых кораблей индийских ВМС.
Совет по оборонным закупкам (DAC) правительства Индии также одобрил строительство фрегатов и объявил, что программа, известная как «Проект-17A», будет осуществляться государственными судостроительными компаниями «Мазагон док лимитед» (MDL) и «Гарден рич шипбилдерс энд инжинирс» (GRSE).
На текущий момент известно, что с «Гарден рич шипбилдерс энд инжинирс» планируется подписать контракт на строительство четырех фрегатов, «Мазагон док лимитед» — трех.
Программа разработки и строительства малозаметных фрегатов «Проект-17A» является частью планов ВМС по приобретению кораблей следующего поколения и продолжением линейки многоцелевых фрегатов «Проекта-17» «Шивалик». В общей сложности программа «Проект-17» предусматривает изготовление 12 кораблей.
Планируется, что первый малозаметный фрегат нового проекта ВМС Индии получат через 3-4 года после завершения поставки фрегатов класса «Шивалик» (официальное подписание документов о передаче последнего третьего корабля класса «Шивалик» «Проекта-17» ВМС Индии на производственной площадке предприятия «Мазагон док лимитед» состоялось 25 июня 2012 года).
ЦАМТО

11.11.2015

Стали известны некоторые детали программы строительства для ВМС Индии новых многоцелевых фрегатов, разрабатываемых в рамках «Проекта 17A» (P-17A).
Ранее, в феврале этого года, индийские СМИ сообщили, что Комитет по безопасности правительства (CCS) одобрил реализацию проекта P-17A. Общая стоимость программы оценивается в 500 млрд. рупий (7,5 млрд. долл.). Начальные затраты на проект оцениваются в 40 млрд. рупий.
Как сообщает «Джейнс нэви интернэшнл», семь фрегатов должны быть построены двумя государственными судостроительными компаниями: «Мазагон докс лимитед» (Mazagon Docks Limited – MDL) в Мумбае и «Гарден рич шипбилдерс энд инжинирс лимитед» (Garden Reach Shipbuilders and Engineers Limited – GRSE) в Калькутте. MDL будет выступать в качестве головной верфи и построит четыре фрегата, GRSE – три оставшихся.
Поставки начнет MDL, которая передаст ВМС Индии первые два корабля серии: в августе 2022 года и феврале 2023 года. Далее поставка будет осуществляться GRSE и MDL поочередно с шестимесячным интервалом. Последний фрегат верфь GRSE поставит в августе 2025 года.
ЦАМТО

28.12.2015
Согласно публикации «Fincantieri va collaborer au programme des nouvelles fr?gates indiennes» на ресурсе «Mer et Marine», итальянское судостроительное объединение Fincantieri подписало с индийской государственной судоверфью Mazagon Docks Limited (MDL, Мумбай) соглашение об оказании технической помощи в строительстве фрегатов проекта 17А. Программой индийских ВМС предусмотрена постройка семи кораблей этого типа длиной 149 метров и водоизмещением 6400 тонн. Кроме Mazagon Docks Limited, к строительству фрегатов будет подключена индийская государственная верфь Garden Reach Shipbuilders & Engineers (GRSE) в Колкате.
Помощь Fincantieri сфокусируется на помощи индийским корабелам в улучшении производственных процессов и проектировании. Итальянцы проведут детальную проработку проекта фрегата, проведут его оптимизацию, а также внедрят принцип в него модульности и интегрированности. Программы по обучению и оказанию содействия предусмотрены на каждом этапе реализации программы, от проектирования до передачи заказчику.
Также идет речь о переоборудовании местных верфей за счет внедрения на них современных принципов и практик в области проектирования и строительства. Индийские моряки также рассчитывают ускорить сроки строительства фрегатов и выдержать график строительства.
http://bmpd.livejournal.com

МИРОВАЯ ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ

13. 03.2016

Министерство обороны Индии одобрило процесс приобретения материалов и оборудования для программы строительства 7 новых стелс-фрегатов типа Project-17A для индийского флота, сообщает «Военный Паритет» со ссылкой на TNN (12 марта).
Глава индийского военного ведомства Манохар Парикар (Manohar Parrikar) заявил, что данная программа полностью соответствует концепции «Делать в Индии», а также усилиям по поддержке развития частного военного сектора.
Источник сообщил, что фрегаты будут оснащаться ЗРК совместной индийско-израильской разработки LR-SAM, которые уже установлены на трех эсминцах класса Kolkata («Калькутта»). Корабли также будут вооружаться сверхзвуковыми КР BrahMos, системой РЭБ Ajanta и радаром Humsa-NG.
Первоначальный контракт на строительство фрегатов был подписан в феврале 2015 года, из семи кораблей четыре будут построены на верфи Mazagon Docks (Мумбаи) и три на Garden Reach Shipbuilders and Engineers.
Военный Паритет

18.09.2016
В Индии начнется строительство стелс-фрегатов Проект 17А (Project 17 A Stealth Frigate), сообщает «Военный Паритет».
Строительство кораблей запланировано с 2017 года, спуск на воду головного фрегата намечен на 2020 год. Будет построено в общей сложности семь единиц – четыре на верфи компании MDL (Mazagon Dock Ltd, Мумбаи) и три – GRSE (Garden Reach Shipbuilders & Engineers, Калькутта). До 2022 года все корабли должны быть переданы флоту.
По некоторым сообщениям, стоимость одного корабля составит 594 млн долл США. Полное водоизмещение 6670 т, длина 149 м, ширина 17,8 м, осадка 9,9 м, силовая установка дизельная (два двигателя MAN Diesel 12V28/33D STC мощностью 6000 кВт каждый), вооружение УВП с 32 ячейками для ЗУР Barak 8, УВП на 8 ПКР BrahMos, одна АУ OTO Melara калибра 127 или 76 мм, два вертолета HAL Dhruv или Sea King. По ходу проектирования за счет широкого внедрения автоматизации экипаж корабля сокращен с 257 до 150 человек.
Военный Паритет

29.04.2018

На выставке Defexpo 2018 индийская компания Mazagon Dock Shipbuilders Limited (MDSL) представила модель фрегата Project 17A (P-17A). Компания построит четыре корабля этого класса, три — Garden Reach Shipbuilders & Engineers (GRSE).
17А это вариант увеличенных размеров, более скрытный, чем базовый проект Project 17 (P-17) Shivalik. Длина 149 м, ширина 17,8 м, осадка 5,15 м, водоизмещение 6673 т, экипаж 226 человек. Силовая установка – две ГТУ General Electric LM2500 и два дизеля MAN 12V28/33D STC (комбинированная ГТУ+дизель схема CODOG). Максимальная скорость 28 узлов, дальность хода 5500 морских миль на скорости 16-18 узлов, или 1000 миль на скорости 28 уз.
Вооружение – ПУ ЗРК Barak-8 (Long Range Surface-to-Air Missile — LR-SAM), ПУ ПКР BrahMos (1х8), две ПЛРК РБУ-6000 (местная модификация), два ТА, 76 мм АУ, два МЗАК АК-630М, РЛС ELTA MF-STAR (для ЗРК), гидролокатор.
Военный паритет

DEFEXPO 2018 — 10-Я МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА СУХОПУТНЫХ И ВОЕННО-МОРСКИХ ВООРУЖЕНИЙ

06.05.2018

Как сообщил индийский ресурс defenceaviationpost.com , 17 апреля 2018 года на индийском судостроительном предприятии Garden Reach Shipbuilders & Engineers (GRSE) в Колкате произошла крупная авария в результате обрушения главного 250-тонного козлового подъемного крана Goliath. Кран обрушился на корпус строящегося на GRSE для ВМС Индии головного фрегата нового проекта 17А, значительно повредив строящийся корабль.Обрушившийся кран, имевший высоту 47 м и длину пролета 116 м, полностью заблокировал оба сухих строительных дока GRSE, кроме того, cильно поврежденным оказался корпусный цех (Module Hall), где формировались блоки корпуса для фрегатов проекта 17А.
Обрушение крана произошло при сильнейшем ветре, достигавшем 100 км/ч, при этом обошлось без жертв. Хотя авария произошла 17 апреля, однако о ней стало известно только 1 мая, поскольку инцидент скрывался руководством верфи, так как всего за несколько дней до 17 апреля GRSE подала заявку индийскому финансовому регулятору SEBI на проведение первого первичного размещения акций по IPO этой верфи, контролировавшейся министерством обороны Индии.
По общему мнению индийских обозревателей, авария серьезно повлияет на сроки постройки фрегатов проекта 17А проекта на GRSE. Сообщается, что заказ, изготовление, доставка и установка нового крана займут не менее 30 месяцев.
https://bmpd.livejournal.com

11.09.2018

Индийская госкомпания Bharat Electronics Limited (BEL) получила заказ от верфей Mazagon Dock Limited и Garden Reach Shipbuilder & Engineers на поставку семи корабельных ракетных комплексов ПВО для израильских ракет типа «Барак-8», которые также известны под обозначением LRSAM (Long-Range Surface-to-Air Missile). Как сообщает Jane’s, стоимость сделки составила 92 млрд рупий (1,28 млрд долларов США), установки предназначены для фрегатов проекта 17А.
В пресс-службе BEL отметили, что новый контракт с двумя верфями на поставку ракетных систем позволил впервые расширить портфель заказов компании до 500 млрд рупий (6,97 млрд долларов).
Корабельные установки вертикального пуска зенитных ракет «Барак-8» разработаны для ВМС Индии израильскими компаниями Israel Aerospace Industries (IAI) и Rafael Advanced Defense Systems в сотрудничестве с различными индийскими компаниями.
В 2017 году правительство Индии одобрило закупку для ВМС страны партии из около 200 ракет «Барак-8». Они предназначены для перехвата самолетов противника, а также для уничтожения ракет (в том числе баллистических), выпущенных с моря и суши, для борьбы с дозвуковыми и сверхзвуковыми воздушными целями. Высота перехвата – до 16 км, дальность – до 70 км.
Верфи Mazagon Dock Limited (Мумбаи) и Garden Reach Shipbuilder & Engineers (Калькутта) в 2015 году подписали контракт с ВМС Индии на строительство семи фрегатов проекта 17А. Первая компания построит четыре корабля, вторая – три. Строительство первого фрегата началось в Мумбаи в феврале 2017 года, а в конце года состоялась церемония закладки киля. Поставка корабля запланирована на 2022 год.
https://flotprom.ru

КОРАБЕЛЬНЫЙ ЗЕНИТНЫЙ РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС БОЛЬШОЙ ДАЛЬНОСТИ LRSAM (ИНДИЯ)
МИРОВАЯ ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ

15.11.2018

Находящаяся в Калькутте верфь Garden Reach Shipbuilders and Engineers Limited (GRSE) добилась ключевой вехи в своем программе стелс-фрегатов Проект 17A (10 ноября 2018 года), сообщает «ВП» со ссылкой на пресс-релиз компании. Выполнена церемония закладки первого корабля данного класса.
Киль был заложен в главном рабочем подразделении GRSE в присутствии вице-адмирала К. Б. Сингха и других высших флотских офицеров, в церемонии участвовало руководство компании.
С 1960 года GRSE поставила 98 военных кораблей, что является рекордом среди индийских компаний до настоящего времени. Верфь имеет сильную проектную группу в составе 100 конструкторов. GRSE строила фрегаты, ракетные и противолодочные корветы, десантные корабли и суда общего назначения для ВМС Индии. Доля индийских компонентов в некоторых кораблях достигает 90%, что является важным шагом для самообеспечения и независимости в создании современных военных кораблей.
P17A это современные ракетные фрегаты, длина 149 м, водоизмещением около 6670 тонн и скорость 28 узлов. В данной программе GRSE сотрудничает с итальянской компанией Fincantieri как поставщиком основных ноу-хау.
Военный паритет

02.03.2019

Компания GE Marine предоставит газотурбинное вспомогательное оборудование для двигателей LM2500, которые станут силовой установкой новых фрегатов P17А индийского флота, сообщает navyrecognition. com 1 марта.
Этот контракт подписан с индийскими судостроительными компаниями Mazagon Dock Shipbuilders Limited (MDL) и Garden Reach Shipbuilders and Engineers Limited (GRSE), об этоv GE сообщила на прошлой неделе на выставке Aero India 2019.
Согласно контракту, GE предоставит газотурбинное вспомогательное оборудование для семи фрегатов (в общей сложности 14 ГТУ LM2500, поставляемых по отдельному контракту). Таким образом, каждый фрегат P17A будет оснащен двумя морскими газовыми турбинами GE LM2500 и двумя дизельными двигателями (комбинированная ГТУ/дизельная установка). Турбины LM2500 под лицензией GE собираются на заводе компании Hindustan Aeronautics Limited (HAL, Бангалор).
«GE гордится тем, что предоставляет вспомогательное оборудование для фрегатов P17А индийского флота. Являясь одним из ведущих мировых производителей судовых двигательных установок, GE может обеспечить надежное, полностью интегрированное решение для газовых турбин, которое будет адаптировано для удовлетворения потребностей индийского флота”, сказал Вишал Ванчу, президент и генеральный директор GE South Asia. «GE будет также заниматься проектированием системы газотурбинной вспомогательной системы P17A, системы подачи топлива и обеспечит подготовку верфей и индийских ВМС для этих систем”, добавил Ванчу.
Компания GE поставила своему партнеру HAL уже 11 комплектов газовых турбин LM2500 для ВМС Индии, в том числе для трех фрегатов типа P17 — Shivalik, Satpura и Sahyadri, спущенных на воду соответственно в апреле 2003, июне 2004 и мае 2005 года. Четыре газовые турбины GE LM2500 приведут в действие первый авианосец P71 индийской постройки — он был спущен на воду в августе 2013.
Во всем мире эксплуатируется более 1200 морских турбин GE LM2500, их наработка составила более 16 миллионов часов (имеют на кораблях флотов 33 стран мира). Компания обеспечивает 97% газовых турбин ВМС США, их надежность 99%, доступность запчастей/турбин 98%. Глобальная база компании и девять лицензированных складов по всему миру обеспечивают работоспособность и техподдержку ГТУ как на берегу, так и на море.
Военный паритет


ФРЕГАТ ТИПА SHIVALIK ПРОЕКТА 17 (ИНДИЯ)
МИРОВАЯ ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ

30. 09.2019

28 сентября 2019 года на индийском судостроительном предприятии Garden Reach Shipbuilders & Engineers (GRSE) в Колкате в присутствии министра обороны Индии Раджнатха Сингха прошла церемония спуска на воду головного фрегата проекта 17А Nilgiri.
ВМС Индии 20 марта 2015 года законтрактовали семь фрегатов перспективного проекта 17А, разработанного при содействии итальянского судостроительного объединения Fincantieri — в том числе три фрегата заказаны GRSE и четыре государственному предприятию Mazagon Dock Ltd (MDL) в Мумбае. Церемония первой резки стали для головного корабля была произведена на GRSE 16 февраля 2017 года, закладка первого корабля на MDL была произведена 28 декабря 2017 года. Сдача головных единиц обеих верфей запланирована на 2022-2023 годы.
Фрегаты проекта 17А это вариант увеличенных размеров, более скрытный, чем базовый проект Project 17 (P-17) Shivalik. Длина 149 м, ширина 17,8 м, осадка 5,15 м, водоизмещение 6673 т, экипаж 226 человек. Силовая установка – две ГТУ General Electric LM2500 и два дизеля MAN 12V28/33D STC (комбинированная ГТУ+дизель схема CODOG). Максимальная скорость 28 узлов, дальность хода 5500 морских миль на скорости 16-18 узлов, или 1000 миль на скорости 28 уз. Вооружение – ПУ ЗРК Barak-8 (Long Range Surface-to-Air Missile — LR-SAM), ПУ ПКР BrahMos (1х8), две ПЛРК РБУ-6000 (местная модификация), два ТА, 76 мм АУ, два МЗАК АК-630М, РЛС ELTA MF-STAR (для ЗРК), гидролокатор.
https://bmpd.livejournal.com

15.12.2019

Project-17A это тип ракетных фрегатов, спроектированных и изготовленных для удовлетворения будущих потребностей ВМС Индии. Официально названные как тип «Нильгири» (горные хребты в Южной Индии), эти корабли станут опорой будущего флота Индии.
Nilgiri является развитием фрегатов Shivalik (Project-17), находящихся в составе ВМС страны, водоизмещение 6670 тонн. На начальном этапе проектирования корабля принимала участие итальянская компания Fincantieri. На верфях индийских компаний Mazagon Dock Shipbuilders Limited (MDL) и Garden Reach Shipbuilders & Engineers Ltd (GRSE) будут построены семь кораблей, головной должен быть введен в эксплуатацию к 2023 году. Корпус головного корабля был спущен на воду 28 сентября этого года на верфи 12651 компании MDL.
Nilgiri будет многоцелевой платформой со значительной опорой на автоматизацию, которая позволит сократить экипаж до 150 человек, оснащена израильским многофункциональным радаром IAI Elta EL/M-2248 MF-STAR с активной ФАР, который также устанавливается на ракетных эсминцах Kolkata и Vizag, авианосце Vikrant.
Фрегат оснащен разнообразным вооружением, основными будут пушка BAE Mk45 Mod 4. калибра 127 мм, УВП для ЗУР Barak-8 LRSAM (всего 32 ракеты — 2х8 в передней палубе и 2х8 в средней части корпуса), два МЗАК АК-630М (на левом и правом борту над ангаром). Дальнобойное оружие будет представлено сверхзвуковыми КР BrahMos (УВП на 8 ракет в передней палубе), противолодочное вооружение состоит из двух трехтрубных торпедных аппаратов, и, как и на всех индийских кораблях, будут установлены реактивные бомбометы РБУ-6000 (не передней части корпуса).
Обнаружение подводных целей осуществляется с помощью ГАС BEL HUMSA-NG, имеется вертолет Sikorsky MH-60R Seahawk. Силовая установка — две ГТУ GE LM2500 и два дизеля MAN 12V28/33D STC.
Военный паритет

МНОГОЦЕЛЕВОЙ ФРЕГАТ ПРОЕКТА 17A (ИНДИЯ)

Фрегат Штандарт: история в современной жизни

И подростки, и взрослые люди, которым не чужда романтика морских просторов, могут подняться на борт фрегата «Штандарт» — современного корабля, построенного по образу и подобию старинного парусника царя-корабела Петра I.

Рождение корабля

Предтеча современного фрегата был спроектирован как гибрид английских и голландских судов. Судно создавалось как первенец в серии линейных кораблей для формирующегося балтийского флота, а проектировщиком был самодержец Петр Великий. Предварительно царь посетил Великобританию и Голландию, изучил особенности кораблестроения обеих держав, взял лучшие разработки и техники и добавил к ним свои наметки. 

Созданный Петром I линкор «Штандарт» восемь лет защищал балтийское побережье от шведской армады, сражался за Санкт-Петербург, патрулировал акваторию. После капитального ремонта фрегат вошел в состав эскадры. 

В 1725 году обветшавший «Штандарт» навсегда осел на суше. Еще тогда у современников была идея превратить его в памятник, но ничего не вышло, и корабль разобрали. Но согласно царскому указу, в память о Петре Великом следовало построить подобное судно. Формально царский указ был «выполнен» только в конце 20 века.

Исторические парусники, швартующиеся в современных портах, всегда притягивают восхищенные взгляды людей, особенно если это копии знаменитых кораблей. В середине девяностых годов прошлого века яхтенный капитан Владимир Мартусь решил воплотить свою детскую мечту о настоящем деревянном паруснике.

Собрав группу энтузиастов, он начал строить современную копию первенца балтийского флота. Работа по созданию макета, а потом и полноценной копии судна осложнялась полным отсутствием чертежей и документации. Только в Эрмитаже хранился макет фрегата, созданный в восьмидесятых годах после проведения кропотливой работы по сбору информации о внешнем виде судна.

С учетом того, что в данном случае создавался не просто макет, а полноценная копия фрегата пришлось создавать симбиоз, сочетающий дизайн и историческую достоверность старинного парусника с технической начинкой, позволяющей кораблю безопасно выходить в открытое море.

И выход был найден, Владимир Мартусь решил разделить судно на две части. Все, что находится выше палубы и составляет экстерьер корабля, – выглядит точно как корабль-предтеча. Единственное — из соображений практичности и безопасности все тросы и канаты созданы из современных материалов, но их внешний вид приближен к сделанным по старинным технологиям. И пушек (представлены литые копии, способные имитировать стрельбу) всего 5, а не 28 как было на оригинальном «Штандарте».

Все, что ниже палубы и спрятано от глаз посетителей и вездесущих камер, – сделано по современным стандартам. Фрегат имеет электрическую проводку, два двигателя, современный камбуз, кубрики, кают-компанию. Все это сделано вместо трюмов, в которых хранили боеприпасы.

Работать пришлось в условиях, приближенных к имевшимся во время строительства оригинала. К самой трудной работе по заготовке и первичной обработке древесины привлекались волонтеры.

Символично, что для создания корабельной обшивки использовали древесину лиственниц выросших в Линдуловской роще, посаженной по приказу Петра I. Мачты сделаны из корабельных сосен, высотой в 22 метра каждая. Весь резной декор фрегата, воссозданный по образцам 17 века, сделан из липы.

Корма корабля украшена композицией, перекликающейся с названием корабля и символизирующей первые успехи России в мореплавании. Также на корме расположен герб Санкт-Петербурга. На форштевне красуется величественная фигура льва.

На создание осовремененной копии фрегата «Штандарт» ушло шесть лет. Корабль был спущен на воду 4 сентября 1999 года. Судно было доставлено к Неве на тягачах, потом огромный кран подхватил парусник, перенес через набережную и плавно опустил на воду.

Старинные паруса в современном море

Фрегат «Штандарт» ведет активную жизнь в современном мире. Экипаж принимает участие в международных регатах, проводит учебно-тренировочные рейсы, посещает морские фестивали и праздники, осуществляет круизы с туристами на борту. Кроме того, фрегат активно снимают в кино и роликах, он принимает участие в исторических реконструкциях. На его борту регулярно проходят костюмированные вечеринки.

Первое свое плавание судно совершило летом 2000 года, отправившись по пути, проделанному несколько столетий назад Петром Великим, именуемым путем Великого Посольства.

Несколько лет подряд парусник принимал участие в выпускном празднике санкт-петербургских школьников «Алые паруса». Появление на Неве фрегата с алыми парусами на такелаже, в сопровождении масштабного салюта, было самым впечатляющим моментом праздника.

В 2012 году экипаж парусника принимал участие в «Ром-регате» (Rum regatta), проходившей в немецком Флейсбурге. Судно состязалось с другими историческими парусниками, в самом красивом и романтическом классе гонок.

Август 2016 года ознаменовался для экипажа «Штандарта» победой в международной регате больших парусников (The North Sea Tall Ships Regatta). Команда заняла первое место, плюс заняла вторую ступень пьедестала в общем зачете и стала обладательницей престижного приза Friendship trophy.

К сожалению, из-за проблем с регистрацией фрегат не имеет возможности заходить в акваторию Российской Федерации и вынужден пребывать в европейских водах или совершать плавания по всему миру.

В планах на будущее путешествия к солнечному берегу Испании, плавание к ирландским лепреконам и исторический вояж по местам боевой славы адмирала Нельсона, участие в регате The Tall Ship’s Races и приятные круизы.

Имея положительный опыт в воссоздании исторического парусника «Штандарт», команда «Проект Штандарт» создала еще один амбициозный проект. В год 150-летнего юбилея самого знаменитого чайного клипера планируется создать и спустить на воду копию «Катти Сарк».

Классические парусные фрегаты (1600-1800)

Изученные фрегаты
«Штандард»
HMS Surprise
Hermione
USS «Конститьюшн»
HMS Trincomanlee
La Belle Poule
Dom Fernando
HNLMS Bonaire

Рождение нового военного корабля: Фрегат

«Фрегаты» — привычный термин в военно-морской номенклатуре. С развитием и ростом военно-морских технологий этот тип застрял между двумя классами: эсминцами и корветами. Сегодня они состоят на вооружении всех крупных и второстепенных флотов, но по своему вооружению и возможностям несколько приближаются к эсминцам по универсальности.Этого не должно было быть. Текущее определение проходит долгий путь, который мы собираемся определить.

Крейсера являются истинным наследием старой концепции «Фрегата». По сути, легкие, быстрые корабли, способные выполнять разведку, дальнее патрулирование и торговые рейды по отдельности, отдельно от основного боевого флота. Мощно вооруженные и очень быстрые, чтобы иметь возможность выжить в своем эквиваленте и убежать от своих более крупных противников, они странным образом напоминают классические парусные фрегаты.

Однако с приходом крейсера, а позже и эсминца Фрегаты исчезли. Этот термин был возрожден для обозначения небольших кораблей, больших, чем корветы, и иногда рассматриваемых как специалисты противолодочной обороны большой дальности. Но что сегодня немного вводит в заблуждение, так это то, что фрегаты в основном считаются универсальными, такими же мощными и большими, как эсминцы. Это очень хорошо видно в реальной программе FFX ВМС США. Заменят ли фрегаты в конце концов эсминцы, которые сами по себе затмили крейсера? Или они найдут свое место в современной номенклатуре?.Будущее покажет.


Вид с носовой части фрегата испанской армады класса F 100, ALMIRANTE JUAN DE BORBON (F 102), находящегося в Тихом океане во время квалификационных испытаний кораблей боевых систем на полигоне Тихоокеанского ракетного испытательного центра у побережья Калифорнии (Калифорния) . Современные фрегаты того же типа — это 6500+ тонн, 140-метровые суда, которые по сути были бы легкими крейсерами во Второй мировой войне, но по стоимости и возможностям в несколько раз выше. На том же уровне находятся классы Ивера Хюитфельдта, Аквитании, Горшкова, Бергамини, Фритьофа Нансена, Де Зевена Провинсьена и Саксонии.Без сомнения, эта концепция сегодня кажется USN соблазнительной.

Возвращение фрегата во Вторую мировую и холодную войну

В связи с огромной диверсификацией и массовым производством во время Второй мировой войны термин «Фрегат» был возрожден применительно к британским кораблям, по сути похожим на эскортные эсминцы ВМС США. Они были, как и корветы, специализированными противолодочными кораблями, но, по сути, военными платформами, с большей дальностью полета и большей скоростью, чем корветы, поскольку последние часто производились гражданскими верфями, в частности, минималистского класса «Цветок», по сути, китобоев.В этом облике фрегаты вернули себе место в военно-морских силах времен холодной войны, но в долгосрочной перспективе они приобрели модульность и специализацию. Начали появляться фрегаты ПВО, и, в свою очередь, действительно универсальные корабли, «бюджетные эсминцы» для небольших флотов, которые не могут позволить себе нормальные эсминцы.


Концепция фрегата была возрождена во время Второй мировой войны в Королевском флоте противолодочных кораблей военного класса — здесь речной класс RCAN Wakesiu

Все эти теоретические роли не говорят, насколько создание первых фрегатов представляло собой такой скачок вперед в военно-морское мышление и кораблестроение, которые мы здесь увидим, восходящие к истокам:

Морская номенклатура XVII века

Искусство морской войны совершенствовалось в эпоху первых крупных национальных флотов с глобалистскими амбициями, в частности, в начале XVII века, в период соперничества Франции, Англии и Голландии.Галеон прошлого века мутировал в «линейный корабль», когда линия была принята в качестве основной тактики для увеличения огневой мощи бортового залпа. Позже эти линейные корабли были классифицированы по количеству орудий, иногда по палубам (учитывались только крытые палубы), а иногда по классу, чтобы иметь значение.

Самыми крупными были 100+ орудий, с тремя крытыми палубами (всего четыре), но появились они на рубеже 18-го века. Но самыми распространенными были корабли в 65-90 пушек, иногда упорядоченные по классам, вплоть до VI ранга.Последние представляли собой в основном 20-28-пушечные корабли всего с одной крытой палубой. Фрегаты часто появлялись больше этого размера, но корветы вписывались в этот размер. Нужно понимать, что классические флоты, возникшие в 1600-х годах и практиковавшие тактику боевой линии, были довольно монолитными, с трехмачтовыми кораблями, классифицированными по их огневой мощи.

Наряду с этим существовали «военно-морские пыли», катера, флейты, пиннасы, всевозможные гражданские суда, использовавшиеся ad hoc, и только корсары гнали вперед новые быстрые, хорошо вооруженные типы, такие как кирпич и хукер, шлюп.«Фрегат» (и «Корвет», появившийся позже в виде уменьшенной версии) были новыми концепциями, имевшими огромные последствия. Чтобы найти аналогию на суше, они представляли конницу.


Картина Джона Кливли Старшего «Акционер шестого ранга». Они несли около 150–240 человек весом от 450 до 550 тонн. Больше этого и 28 орудий была территория фрегатов. HMS Surprise под командованием Джека Обри (захвачен в 1796 г.) был центральным элементом популярных романов Патрика О’Брайана.Они были достаточно большими, чтобы командовать пост-капитаном, но остались без внимания и были постепенно выведены из эксплуатации, став устаревшими из-за более быстрых и мощных фрегатов.

Классическим военным кораблем начала 1600-х годов был «man-o-war», высокий корабль с высокими полубаками. Между этими «боевыми фургонами», медленными и тяжелыми, и «военно-морской пылью», состоящей из меньших кораблей, используемых для разведки (корветы), снабжения или связи между судами, в качестве альтернативы системе флага, существовала четкая грань.Последние были транспортными судами, называемыми по-французски «авизо», и сохранили свою вспомогательную роль в XIX веке, используя паровую энергию. Но между ними точно не было ничего.

Средиземноморские фрегаты

Фрегаты имели древнее и интересное происхождение. Сам термин пришел из средиземноморской номенклатуры поздних полугалер XV века. Итальянские fregata, или Fragatao для испанцев, каталонцев, португальцев и сицилийцев, fregat для голландцев и Frégate для французов. Этот термин, возможно, является «сленговой» версией старого латинского «афрактус» или греческого «Афрактои», означающего «без палубы», чтобы указать, что это был небольшой и легкий корабль или «незащищенный».

Термин продолжал использоваться позже для нового типа корабля, сначала разработанного и использовавшегося берберийскими корсарами, а вскоре принятого всеми флотами: «Шебек». По сути, это была галера без весел, или она использовала только гребные весла в плоском море и в гаванях, но полагалась на хорошо развитые латинские паруса на трех мачтах для скорости и использовала небольшую артиллерию на бортах.

Этот тип был особенно популярен в конце XVII века, и европейское влияние начало смещаться в сторону Polacca/Polacre, смешивая квадратные паруса с одним и тем же корпусом. Можно утверждать, что галеасы XV века и последующие галеоны были одной и той же концепцией в большем масштабе. Но Xebec действительно были «скоростными катерами» своего времени и часто ассоциировались с Frigate, давая гибрид «Xebec-Frigate», популярный в конце XVIII-XIX веков, когда он имел прямоугольное вооружение.


Захват испанского 32-пушечного Xebec-Frigate El Guamo Кларксоном Фредериком Стэнфилдом (1801)

Морские фрегаты XVII века

16 век.Дюнкеркерские корсары Фрегаты

Этот термин и связанный с ним конкретный тип галеры оставались ограниченными Средиземноморьем, пока французы не переняли концепцию Атлантики. Dunkirkers , каперы из Дюнкерка, атакующие голландские корабли, тогда еще независимые от Испании. Вскоре они использовали термин Frégate для описания своих кораблей, и вскоре голландцы приняли это понятие в качестве контрмеры.

Первый военный корабль Королевского флота Франции, обозначенный как «фрегат», действительно датируется 1636 годом: Принцесса , вероятно, испанский военный улов. Модель была изучена и скопирована тогда еще новым арсеналом Бреста, финансируемым Ришелье. Точно так же в Великобритании первый корабль этого типа, Warwick Frigate , был бы копией фрегата Dunkirk.

Эти первые фрегаты отличались короткой четвертью и большой кормой, водоизмещением около 400 тонн и несли по одной батарее около десяти орудий на каждом борту, поэтому они были 20-пушечными, легкими 6- или 8-фунтовыми. Но со второй половины века они получили батареи меньшего калибра на двух палубах примерно на сорок орудий.Они также часто использовали весла, воткнутые между нижней батареей и верхней открытой палубой. «Фрегаты» не обозначали ни какой-либо конкретный класс, а скорее прилагательное «фрегат», подразумевающее особенности конструкции, особенно для низкого корабля. Но те, что использовались корсарами, контрабандистами и более крупными военными кораблями, представляли собой самых тонких, проворных и быстрых морских скаковых лошадей. Вот «Аврора», типичный французский фрегат из Дюнкерка 1650-х годов.


Битва при Даунсе, в которой голландские мелкосидящие фрегаты сыграли ключевую роль в 1639 году.

Голландские фрегаты переломили ситуацию

Голландская республика действительно продвигает концепцию, проектируя более крупные суда, предназначенные для дальних плаваний по всему миру, защищая свои торговые пути от пиратов и каперов. У них была лучшая артиллерия, все еще тонкие линии и более крупные снасти, чтобы не отставать от своих противников. У голландцев уже были относительно легкие гибридные корабли, такие как Fluyt, но они были слишком громоздкими, чтобы соответствовать всем требованиям. Другим легким гибридом, который мог бы копировать фрегаты для торговли, был Pinace, также построенный Францией, Португалией и Испанией.

Однако в некотором смысле испанские версии Fregata вдохновили британского архитектора Мэтью Бейкера на разработку серии елизаветинских «галеонов на скаковых лошадях», которые одержали победу над Непобедимой армадой. По сути, это были «фрегатные галеоны». Но что действительно вызвало интерес к фрегатам, так это недавно зародившиеся тактические изменения морских сражений в 16 веке между британцами, французами и голландцами. Британцы были первыми, кто ввел концепцию боевой линии, тогда как голландцы все еще сражались в рукопашной и накапливали поражения.

С Тромпом и, кроме того, с Мишелем де Рюйтером голландский флот претерпел кардинальные изменения. Новый адмиралский корабль De Zeven Provincien был лишь переломным моментом революции, поскольку голландцы сражались в соответствии с усовершенствованной сигнальной системой, планируя ложные маневры и маневры, чтобы подстрекать противника к атаке там, где это было запланировано. Это приносит победы снова и снова. Но недавно обретенная жесткость в бою позже стала призывом к созданию более быстрых и маневренных кораблей, все еще способных сражаться индивидуально, отдельно от основного корпуса, как и на суше. чтобы появилась более быстрая и ловкая пехота или кавалерия.Гибкость требовалась, когда она просто терялась.


Океанский голландский фрегат 1670 года. Этот тип использовался для сопровождения, но также атаковал испанскую торговлю и блокировал порты. У них было достаточно припасов, сочетая скорость и малую осадку.

Тем не менее, если новый тип родился в Хорне около 1620 г., то во время Восьмидесятилетней войны голландцы однозначно променяли свой тяжелый флот на фрегаты, в основном 40-пушечные 500-тонные суда и их адмирала, разгромив испанцев, британцев и Французские более тяжелые корабли снова и снова демонстрировали свое мастерство в этом типе, который летал над песчаными отмелями.В частности, эти фрегаты выиграли битву при Даунсе в 1639 году, что убедило британские власти более серьезно следить за этим типом.


Британские фрегаты во время вторых англо-голландских войн 1665-1667 гг. Авторская иллюстрация.

Англичане начали разрабатывать аналогичные «длинные» 40-пушечные корабли, потом свернули свои первые двухпалубные «большие фрегаты» третьего ранга, 60-пушечные. Тактика залпа была разработана вокруг их длинных и узких корпусов.Они всегда считались «крейсерами», действующими независимо от флота для решения различных задач. Концепция развивалась с изюминкой, в какой-то момент вновь представив весла, такие как HMS Charles Galley 1676 года. Этот тип продолжался с некоторыми излишествами, пока Королевский флот твердо не закрыл его в 1800-х годах как однопалубные корабли пятого ранга и исключительно шестого ранга.


HMS Charles Galley работы Виллема Ван де Вельде Младшего (1676 г.) с 40 веслами над батареей.Эта концепция была возрождена почти 100 лет спустя Фредериком аф Чепменом для шведских кораблей, работающих на мелководье Балтийского моря (см. Ниже).

Классические фрегаты XVIII-XIX веков

Новые французские фрегаты (1740 г.)

Середина XVIII — середина XIX века обычно считается золотым веком парусных фрегатов. Наполеоновские войны, в частности, помогли изменить определение этого типа, и французы стремились разработать свою собственную концепцию, компенсируя качеством то, чего им не хватало в количествах, учитывая и без того значительный размер Королевского флота в то время. Построенный во Франции Médée (1740 г.) уже был такой концепцией, когда французский флот уже был равен Королевскому флоту. Это судно имело прямоугольное вооружение (и щедрое), но в целом несло все главные орудия на единой сплошной верхней палубе, в то время как нижняя палуба, хотя часто была окрашена фальшивыми портами, была лишена какого-либо вооружения и использовалась для хранения и экипажа. причальная палуба», уходящая ниже ватерлинии.
Верхняя артиллерийская палуба была частично вооружена, но корабли, тем не менее, были несколько тяжеловаты.


Великолепный трехмерный рисунок фрегата XVIII века морского архитектора Чепмена

Пятьдесят девять французских парусных фрегатов были построены между 1777 и 1790 годами. Все они способны развивать скорость 14 узлов благодаря конструкции корпуса, математически изученной с использованием первых гидродинамических концепций. . Та же забота совершенно очевидна при просмотре архитектурных рисунков того времени, таких как Frederick af Chapman . Их идеальное исполнение напоминает первые компьютерные 3D-рендеринги. В 47 лет он опубликовал свое окончательное достижение, «Architectura Navyis mercatoria», справочник на столетие, хорошо осведомленный о работах Ньютона и Даламбера, его многочисленных обменах в различных кораблестроителях того времени по всей Европе и «Scientia» Эйлера. Навалис», Дю Монсо, Де Мюррей.В его многочисленных удивительно точных рисунках мы узнали ранние фрегаты, такие как французский Sirène и британский Unicorn. Оба имели по 24-26 орудий на одной единственной палубе плюс 8-10 4-фунтовых орудий на кормовом полубаке.

Британские фрегаты (1747)

HMS Argo с российским кораблем у берегов Гибралтара. Это был фрегат типа «Ройбак» (1781 г.), входивший в группу из двадцати кораблей, 44 орудия, 5-й ранг. Класс приключений 1784 года был довольно близок.

Эти фрегаты и, в частности, их поведение в прибрежной зоне произвели впечатление на британский Королевский флот, который захватил некоторые из них во время войны за австрийское наследство (1740–1748). Их копировали, начиная с 1747 г., а через некоторое время совершенствовали. Базовая модель состояла из 28 орудий, по четырнадцать на каждый борт, все 9-фунтовые артиллерийские орудия. На вышеуказанной открытой палубе также были установлены четыре орудия меньшего размера, но они не учитывались, как и бортовые ружья и гранаты, используемые для ближнего боя и абордажа. Эти 28-пушечные считались 6-м рангом, но вскоре появился и 5-й ранг, преобразованный в 32-36-пушечные фрегаты.

У них действительно была батарея на верхней палубе из двадцати шести 12-фунтовых орудий, и 6-10 меньших орудий несли на квартердеке и полубаке для погони и отступления.Однако вскоре британское адмиралтейство захотело более крупную модель и в 1778 году создало 36-пушечный фрегат (все на главной палубе), который добавил к этому 18-фунтовые пушки для вдвое более мощного бортового залпа. Со временем французы разработали незадолго до революции свою собственную 38-орудийную 18-фунтовую версию, в то время как британцы ответили массовым производством трех моделей: очень крупной 38-пушечной, стандартной 36-пушечной и экономичной 32-пушечной. -пушки. Большинство из них видели действия во время и после наполеоновской войны по всему миру, наживаясь на торговле.

Американские супер фрегаты (1797)


USS Chesapeake

Американская независимость 1775 года обеспечила будущее страны в политическом плане, но в то время это отделение от первой в мире державы не обошлось без последствий. Без флота и защиты Королевского флота американское торговое судоходство стало легкой добычей для каперов и пиратов. Дело было особенно остро в Средиземноморье, от северных африканских берберийских корсаров.Конгресс увидел полезность флота фрегатов, менее устрашающих, чем дорогостоящие линейные корабли, но достаточно быстрых и сильных во всех отношениях, чтобы сокрушить любое сопротивление.

Однако перед этим, уже во время американской революции, был построен замечательный 32-пушечный фрегат для Континентального флота USS Randolph (1776). Он был «прототипом», за которым последовали 12 других фрегатов, включая USS Hancock , восхищенные британские моряки описали его (после захвата как HMS Iris ) как «самый превосходный и быстрый корабль на земле». Однако после революционной войны Континентальный флот был расформирован, а последний корабль, находившийся в плачевном состоянии, USS Alliance, был продан в августе 1785 года. Конгресс санкционировал новый класс для борьбы с варварскими корсарами, первоначальными шестью фрегатами ВМС США, Законом о военно-морском флоте 1794 г. (27 марта 1794 г.). Действительно, независимые королевства Северной Африки, испытывающие трудности с хорошо защищенными французскими и британскими конвоями, привыкли охотиться на незащищенные американские суда.Экипажи брали в плен или убивали, перепродавали в рабство, корабли разграбляли или требовали выкуп. В сочетании с последствиями Французской революции и полномасштабной войной между Великобританией и Францией, также ударившей по американской торговле, президент Вашингтон, наконец, добился принятия решения в Конгрессе в 1794 году с небольшим отрывом (44–46).

Военный министр Генри Нокс представил комитету предложения, и недавно приказ подтвердил приобретение и оснащение четырех кораблей по сорок четыре орудия каждый и двух кораблей по тридцать шесть орудий каждый. Поскольку военно-морского ведомства еще не было, программа попала в военное министерство Нокса. Он консультировал и собирал всех судостроителей и судостроителей в крупнейшем на тот момент порте США, Филадельфии. Конечный результат, одобренный Вашингтоном, был достаточно большим, чтобы преодолеть любой фрегат, и достаточно быстрым, чтобы уйти от любого линейного корабля. Они были придуманы «суперфрегаты», но их концепция по сути была ранними «линейными крейсерами».

Элитный британский чертежник Джозайя Фокс был нанят для составления окончательных планов, но, к ужасу главного архитектора Хамфриса, она сделала их намного меньше оригинала.Его убрали, и Хамфрис доработал планы и сделал модель корабля для представления Вашингтону, а другую, половинного размера, для рисования шаблонов и форм. Всего было четыре 44-пушечных, USS Chesapeake, Конституция, Президент, Соединенные Штаты и два 36-пушечных, USS Constellation и Congress. Они были построены соответственно в Госпорте (Вирджиния), Бостоне, Нью-Йорке, Филадельфии, Балтиморе и Портсмуте (Нью-Гэмпшир). Особое внимание было уделено выбору дерева для корпуса: белой сосне, длиннолистной сосне, белому дубу и живому южному дубу, самому прочному из всех.Это усугублялось очень близкими сечениями кораблей и комбинациями дерева, из-за чего снаряды отскакивали от корпуса, а не пробивали его.

Гениальность дизайна также заключалась в том, что он впервые включал диагональные всадники. Это позволяло сохранять жесткость корпуса на длительный срок, распределяя силы внутри конструкции. Это была глубокая конструкция с длинным килем и узкой балкой для достижения скорости 14 узлов, оснащенная тяжелыми 25-фунтовыми орудиями, а также карронадами на лонжеронной палубе, всего 50 орудий.Их карьера была долгой и исключительной.

Тактика

Как было сказано выше, Фрегаты были «судами-изгоями», использовавшимися в основном как каперские. Они охотились на судоходство, а команда была мотивирована в основном призом, а также (и даже больше) их капитаном, часто молодым. Смелая агрессивность и морское мастерство сделали фрегаты хорошей школой для молодых офицеров, прежде чем они присоединились к более крупным линейным кораблям. Таким образом, между этими молодыми офицерами возникло некоторое соперничество за командование такими кораблями. Быстрые, хорошо вооруженные, свободно бороздящие моря по своему желанию, они иногда приносят этим офицерам огромное богатство, в дополнение к славе и признанию других офицеров и адмиралтейства, идеальный прыжок на большой боевой корабль 1-го или 2-го ранга. к 30-40 годам.

Однажды два британских капитана сразились и захватили два испанских корабля, груженных золотом и серебром. Приз был настолько огромным, что одним удачным махом он представлял собой 500-летнюю заработную плату для обоих офицеров. Однако не всем капитанам фрегатов повезло. Жадность подтолкнула некоторых к нападению на гораздо более крупные корабли, как это делают корсары и каперы, и проиграла.


Конституция США против Герьера

С точки зрения тактики, эти одинокие фрегаты использовали все маневры, описанные в книге, чтобы обеспечить победу.Идеальное знание ветра для выбора правильного курса, использование всех доступных надводных парусов (например, использование шипованных парусов, stunsails) «даже носовых платков», когда ветра было недостаточно, чтобы сократить дистанцию, использование такелажа и руля направления, чтобы снизить скорость и быстро маневрировать. вокруг другого корабля, все они использовались для того, чтобы направить бортовой залп на нужное расстояние. Иногда было разумно подождать в последний момент, чтобы выстрелить под идеальным углом, часто пропуская залп от врага, а идеальное расстояние было довольно близким, учитывая плохую точность и начальную скорость бронзовых пушек того времени.


Корабли обстреливали себя на расстоянии 50 метров (54 ярда), затем либо маневрировали, чтобы дать другой залп, либо приближались еще дальше, чтобы взять на абордаж вражеский корабль, используя шпаги, пистолеты и ручные гранаты, в то время как мушкетеры часто стреляли из боевых топов или морские пехотинцы вели залповый огонь с палубы. Одним из особо хвалебных маневров того времени был залп в корму неприятельского корабля: там были только стеклянные и хлипкие деревянные конструкции офицерского «замка». Шары свободно летели по всей длине колоды, создавая при этом хаос.Это часто рассматривалось как смертельный удар для уже поврежденного корабля.

В то время было как минимум четыре варианта артиллерийских орудий:
-Классический выстрел: Твердые шары, которые пробивали деревянные стены, разбрасывая при этом большое количество древесных осколков, ранив экипаж. -Зажигательный выстрел: Те же шары были раскалены добела в бортовой печи. Они предназначались для поджога вражеского корабля. Если повезет, можно было попасть в мешок с порохом, а лучше в пороховой магазин.На этих деревянных судах с большим количеством взрывчатки, смолы и парусов это вскоре означало ад. Конечно, это была в основном радикальная тактика, без учета захвата корабля.
— Цепные выстрелы: более сложные в эксплуатации и требующие большего количества пороха, упражнение состояло в том, чтобы заряжать ствол двумя цепными шарами, которые вращались с большой скоростью, безразлично перерезая веревки, мачты, стволы и ноги.
— Канистровый выстрел: также хорошо известный в наземных сражениях, это были пакеты с небольшими свинцовыми пулями, которые часто распылялись по желанию из небольших орудий на верхней палубе перед посадкой.

Однако, когда они использовались как боевые корабли 5-го ранга вдоль линии фронта, они использовались в основном как диспетчерские суда среди дыма войны, в тылу своих или для спасения моряков затонувших кораблей, предотвращения бегства противника или обнаружения возможное усиление.

Последние парусные фрегаты (1850-1880)

Эпоха американских «суперфрегатов» наложила сильный отпечаток на военно-морское строительство постнаполеоновской эпохи. Их влияние началось с постройки и изобретения шхун, ветеранов войны 1912 года, когда они столкнулись с сильнейшим флотом на земном шаре.Их быстро затмили гораздо более крупные фрегаты класса «Конституция», как показано выше.

Следует отметить, что так называемые «Фрегаты Блэкволла» (1840-1875 гг.) были на самом деле совершенно новыми, быстроходными «индийцами», копирующими корпус фрегатов, которые родились, когда древняя Ост-Индская компания прекратила деятельность в 1833 г., в то время как первые Линия пароходов открылась в Атлантике в 1838 году. Первые из этих торговых парусных судов нового поколения были построены на заводе Green & Wigham, Блэкуолл, отсюда и название.Это был 818 т. Серингатапам (1837 г.). За ней последовали многие другие под тем же именем, но не обязательно в Блэкволле, до Superb (1866 г.) и Melbourne (1875 г.) на той же зеленой верфи, но с железным корпусом.

Ни один из них не был вооружен, несмотря на название, но они были украшены поддельными линиями портов, чтобы запугать возможные плохие встречи на пути в Индию. Они исчезли, осужденные исключительно скоростью «Клипперс». Еще одно влияние на поздние парусные фрегаты оказали « балтиморские клиперы », шхуны с очень тонкими обводами, которые считались самыми быстрыми парусными кораблями своего времени, но, возможно, одномачтовыми лоцманскими катерами.Форма корпуса оказала влияние не только на первых китобоев, но и на клиперы, и, к сожалению… на невольничьи корабли. Многие использовались для войны с легкой артиллерией на открытой палубе.

«Последние классические фрегаты» были парусными фрегатами, служившими по всему миру в 1860 году, как раз в то время, когда произошла революция пара и железа, со многими преобразованиями в пар и первыми морскими броненосцами.
В Королевском флоте в действующем списке было десять линейных парусных кораблей, около 25 не в действующем списке, в том числе четыре в паровом переоборудовании, а также 28 винтовых фрегатов и, что касается нас, 5 парусных фрегатов в действующем списке и 49 не в действующем списке.Они были сокращены до портовых обязанностей 4-го и 5-го ранга, от 36 до 60 орудий (HMS Jupiter), что свидетельствует о сильном влиянии американской концепции «суперфрегата» на кораблестроение в традиционных морских державах;


Французские революционные войны Фрегат L’Incorruptible (после Робеспьера), 1795.

Во французском флоте
Извечный соперник Королевского флота в последние годы быстрее доставлял большой паровой линейный корабль ( Le Napoléon) в 1855 году и первый морской броненосец в 1859 году, Gloire, созданный тем же инженером.На действительной службе находилось 16 винтовых фрегатов (36 или 56 орудий) и 19 гребных фрегатов меньшего размера, но парусные фрегаты, тем не менее, по-прежнему значились в списках военно-морского флота с 27 кораблями, как правило, 52-пушечного типа, уступая довольно большое преимущество британцам. флот.

В ВМС США («Старый флот»)
Незадолго до начала гражданской войны флот Союза насчитывал семь винтовых фрегатов и три фрегата с бортовыми колесами, а также 15 парусных фрегатов (включая фрегаты 1797-98 гг. ), больших корветов и трех razeed (см. далее).

В составе ВМФ России
В 1860 г. в строю или в достройке находились девять винтовых фрегатов, семь гребных фрегатов и пять парусных фрегатов. Этот тип был списан навсегда в 1862 году или переоборудован (как и Castor).


Русский Фрегат Паллада

Другие флоты:

Япония был принудительно открыт в 1853 году (коммодор Перри), и новое правительство Мэйдзи стремилось модернизировать флот, заменив его непосредственно на фрегат парового винта; Их почти не прессовали во время бошинской войны.Самым известным парусным фрегатом того времени был построенный в США «Фудзияма» (1863 г.).
Австро-Венгрия имела только три 50-пушечных винтовых фрегата и единственный линейный корабль «Кайзер». Однако в строительстве находились реки Новара, Шварценберг, Радецкий, Адрия и Донау.
Пруссия имела два парусных фрегата («Гефион» и «Фетида»), но с 1855 года строила пять винтовых фрегатов класса «Аркона». Италия на пороге объединения имела 9 фрегатов (винтовых), в том числе четыре в постройке и три в плавании только накануне битвы при Лиссе.
Турция все еще имела значительный боевой флот в 1860 г., несмотря на тяжелые потери в Наварино (1827 г.) и в Синопе в 1853 г., демонстрируя чрезвычайно эффективные орудия Пайшана в действии, турецкие власти Османской империи пытались оживить и модернизировать флот, около 20 на вооружении находились парусные фрегаты, в том числе четыре винтовых фрегата.

Швеция имеет около 11 парусных фрегатов, Дания имеет два 42-пушечных винтовых фрегата и около 25 парусных (в т.ч. Королевского датско-норвежского флота). Голландский флот имел три винтовых фрегата (еще два в достройке) и около семи парусных фрегатов (32 и 52 орудия) в 1860 году. Португалия имела два последних винтовых фрегата (и два парусных), все скромные. Испания , которая быстро переоборудовала фрегаты в броненосцы, имела три винтовых фрегата (еще два в постройке) три гребных фрегата. Еще пять винтовых фрегатов будут построены в 1860-х годах. Греческий флот был карликом по сравнению с турецким османским флотом, и среди других кораблей был всего 26-пушечный парусный «фрегат». Имперский Китай практически не имел современных фрегатов, только гребной фрегат Chiangtzu (1863 г.) был отвергнут и перепродан Даймё Сацума, а два винтовых фрегата были построены в 1872 г. Бразилия в 1860 г. как Перу.


Вид с кормы на датский паровой фрегат Jylland (1860 г.), ныне хранящийся в Эбельтофте.

О Razee
Эти корабли появились после того, как Королевскому флоту пришлось столкнуться с американскими 44-пушечными фрегатами во время войны 1812 года.Будучи перехитримым, вооруженным, это дошло до запрета дуэлей один на один между британскими и американскими фрегатами. Постройка новых фрегатов требует времени (годы, чтобы оставить древесину сохнуть), поэтому тем временем британские инженеры придумали остроумный способ, обменяв скорость на огневую мощь и защиту: они создали «тяжелые фрегаты», скальпировав верхнюю палубу 4-го или Линейный корабль 3-го ранга Razee.


USS Cumberland (1824 г.) после преобразования в рази в 1855–1857 гг.Ее классифицировали как «военный шлюп» из-за меньшего количества орудий, стреляющих тяжелыми или разрывающимися снарядами. Преобразование сделало ее более стабильной и быстрой платформой.

На практике это позволило создать более низкое, более маневренное судно, более способное сражаться с фрегатами самостоятельно. Тем не менее, благодаря двум полным артиллерийским палубам с тяжелыми орудиями они превзошли американскую огневую мощь и сохранили очень толстые стены оригинального линейного корабля, что сделало их непроницаемыми для огня суперфрегатов. Эти Razeed корабли на самом деле были намного старше войны 1812 года. Названные «razee» из-за снесенной верхней палубы, они были построены уже в 1794 году, а к концу наполеоновских войн — еще одна волна на 22 корабля. Французское революционное правительство, в свою очередь, начало переоборудовать собственные корабли, всего в 1794 году было запущено семь кораблей. В ВМС США также был переоборудован USS Independence 1814 года. Конечно, все они устарели, когда начало появляться новое поколение суперфрегатов в 55-60 орудий. За счет более тяжелого борта и усиленной защиты они обновили парк боевых кораблей.

Знаменитые фрегаты

Вот незавершенная работа, которая со временем будет завершена, фрегаты все еще существуют сегодня (которые можно посетить) или прошлые фрегаты, которые были важной вехой в военно-морской истории.

Штандард (1703)


Реплика первого корабля Балтийского флота России по заказу Петра Великого. Реплика 24-пушечного фрегата, изготовленная в 1999 году, до сих пор является привычным зрелищем на ежегодных мероприятиях по парусным кораблям. Это хороший пример раннего фрегата, созданного под влиянием английской и голландской судостроительных школ.Сейчас она живет в Санкт-Петербурге.

HMS Surprise (Роза) 1757


HMS Rose, типичный британский фрегат 1780 года, захваченный во время войны 1812 года. Эта знаменитая мореходная копия, привыкшая ко всем парусным кораблям за 20 лет, особенно использовалась в качестве «сюрприза» в фильме « капитан и командир ». взято из одноименных романов (картина автора)

Это была небольшая 28-пушечная копия шестого ранга Фила Болджера корабля 1757 года, раннего фрегата «французского типа».Она использовалась в таких фильмах, как «Человек без страны», «Хозяин и командир» или «Пираты Карибского моря: На странных берегах». Сейчас она принадлежит Морскому музею Сан-Диего.

Фрегаты Архипелага Фредерика Х. аф Чепмена (1780 г.)


Hemmemaa с латинским парусным вооружением (1781 г.)

Hemmemaa был первым, самым большим и самым характерным «фрегатом архипелага», спроектированным известным корабельным архитектором Фредериком аф Чапманом. Они предназначались для замены классических парусных фрегатов, осадка которых была невозможна для балтийских отмелей.Это дало преимущество шведскому флоту во время Второй Северной войны. Meawnhile русские запустили десятки галер. Битва при Хоглунде, битва при Свенска Сунд были массовыми столкновениями кораблей обоих типов.

Гермиона (1779)


Французский фрегат, построенный в Рошфоре, он был воспроизведен в 1997-2014 годах и совершил турне по США, как корабль, который первоначально доставил маркиза де Лафайета к генералу Жоржу Вашингтону, доставившем известие о приближении французской армии. Первоначальный 32-пушечный корабль типа «Конкорд» участвовал в битве при Луисбурге (1781 г.), но потерпел крушение в 1793 г.

Конституция США (1797)

Что за легенда. .. Сохранившийся сегодня как последний боевой корабль в мире, USS «Конститьюшн» является последним из знаменитых 44-пушечных «суперфрегатов», разработанных для работы с далекими американскими активами и торговлей. Они активно участвовали в квазивойне с Францией, захватив или уничтожив десятки французских каперов и выиграв множество дуэлей с британскими фрегатами, до такой степени, что последние избегали их, когда это было возможно. Военный корабль США « Конституция» , прозванный «старым айронсайдом», поскольку его плотно упакованные секции заставляли свинцовые шары подпрыгивать или оставаться застрявшими.Она выиграла известные дуэли, такие как Guerriere, Java, захватила HMS Cyane и заставила HMS Levant бежать. Это была только война 1812 года. Он будет служить, модернизированный, во время гражданской войны и начал карьеру в качестве корабля-музея в 1900 году, полностью перестроенный в своем первоначальном состоянии в 1925, 1970 и 1995 годах. Сейчас он является лучшим морским представителем традиции ВМС США во всем мире. в качестве официального флагмана. Он также является вторым старейшим военным кораблем в мире и старейшим военным кораблем на плаву.

HMS Trincomanlee (1817)

46-пушечный (с 14 карронадами) фрегат. Он был прекрасным примером опыта, накопленного во время наполеоновской войны, одним из многих кораблей класса «Леда». Построенный в Бомбее, он служил до 1857 года, был переименован в Foudroyant 1903 года как учебный корабль, а затем был восстановлен и сейчас выставлен в Хартлпуле. Единственный другой экземпляр того же класса, HMS Unicorn (1824 г.), сейчас находится в Данди, Шотландия.

Ла Бель Пуль (1834)

Один из лучших французских фрегатов того времени, он был спроектирован Дж.M. Sané на тщательно составленных планах, используя новейшие математические принципы для формирования обводов корпуса и прочности конструкции. По сути, это была французская копия американских «суперфрегатов», но в нее были включены все последние достижения того времени. Неся 60 орудий на двух артиллерийских палубах, она была такой же быстрой, но более маневренной. Она могла быстрее и на более узком пространстве разворачиваться за счет хорошо проработанной формы корпуса и руля направления. Это был трезвый, но с вместительным офицерским «замком» и сплошными стенами очень элегантный, черный корабль.Имя, использованное в четвертый раз на флоте, было унаследовано от самой великолепной женщины своего времени, согласно Франциску 1-му, который называл ее «La Belle Paule», искаженной летописцем в «Poule», так буквально « хорошая курица». Она возвращает останки Наполеона с острова Святой Елены, служила в Канаде, Средиземноморье и Крымской войне, прежде чем была списана в 1866 году.

Дом Фернандо II и Глория (1843)

Dom Fernando II e Glória, 50-пушечный парусный фрегат, сейчас хранится в Алмаде, Португалия.Первоначально он был впервые задуман в 1821 году как португальская колония Даман в Индии и был полностью восстановлен в 1990 году. Это один из самых последних парусных фрегатов, идея интенданта Королевского португальского флота Гоа Кандидо Хосе Мурао Гарсеса Палья. . Он предложил построить фрегат, предназначенный для защиты колонии Даман и сделанный из тикового дерева из большого леса в Нагар-Авели. Разрешение было дано в 1824 году королем Жуаном VI. Гражданская война и связанные с ней экономические проблемы на родине со временем задержали строительство.Наконец, он был начат военно-морским инженером Жилем Жозе да Консейсао, построен португальскими и индийскими рабочими, спущен на воду в 1843 году и отбуксирован в Гоа для оснащения и такелажа. Ее имя было в честь короля-консорта Португалии Фердинанда II, и в то время она была известна своими просторными помещениями, предназначенными, прежде всего, для дальних поездок и патрулей.

Совершил свой первый рейс 2 февраля — 4 июля 1845 года под командованием капитана Торкато Хосе Маркеса между Гоа и Лиссабоном и использовался для перевозки войск и их снаряжения, поселенцев, колониальных администраторов или даже осужденных, изгнания в далекие колонии.В 1852 году она перевезла на Мадейру императрицу Бразилии Амели Лейхтенбергскую и ее дочь принцессу Марию Амелию Бразильскую. Это была попытка вылечить туберкулез последнего, но тщетно. Фрегат Dom Fernando II e Glória также доставил португальского исследователя Антониу да Силва Порту и его команду в Анголу в 1854 году, чтобы совершить первое пересечение Африки из Анголы в Мозамбик. В мае 1855 года он служил флагманом военно-морских сил, базировавшихся в Амбризе, Ангола, для поддержки действий против местного восстания.Она также помогла колонизировать Уилу в Анголе в 1860 году, перевозя овец и лошадей из Южной Африки.

В 1865 году она заменила старый «Васко да Гама» в качестве основного артиллерийского учебного корабля флота, и эту роль она сохраняла до 1878 года. Затем она отправилась на свою последнюю учебную миссию на Азорские острова, спасая по пути экипаж американского барка «Лоуренс». Бостон. Она вернулась в Лиссабон только для того, чтобы навсегда пришвартоваться в Военно-морской артиллерийской школе. В 1889 году его мачты были срублены, и были установлены два редута с современными пушками, поскольку он продолжал служить артиллерийским кораблем и просуществовал до 1938 года. В то время он был флагманом речного флота Тежу.

Через два года после начала Второй мировой войны судно, наконец, признали непригодным для службы на флоте. С тех пор в ней размещалось социальное учреждение Dom Fernando для общего образования и обучения морскому делу молодежи из малообеспеченных семей. Она сохраняла эту роль до 3 апреля 1963 года, когда во время планового технического обслуживания вспыхнул пожар, частично уничтоживший ее корпус. Позже ее отбуксировали в заброшенное место на Тежу и оставили там гнить, наполовину погребенную в илистых отмелях на 29 лет.Пока не было принято решение о ее восстановлении Национальной комиссией по увековечению португальских открытий . Она начала новую карьеру, продолжающуюся до сих пор, корабля-музея 12 августа 1998 года после полной реставрации в Алмаде. Через 22 года ей будет 200 лет.


Дом Фердинанд II в качестве артиллерийского учебного корабля 1904

HNLMS Бонайре (1877)

Голландский паровой фрегат без особенно известной истории, но который сегодня сохранился в Нидерландах и поэтому находится в процессе повторного открытия для публики. HNLMS Bonaire был спущен на воду 12 мая 1877 года (в арсенале Фидженоорда?) и завершен в конце года. Она была построена как 3-мачтовая баркентина водоизмещением 837 длинных тонн, длиной 53 м (173 фута 11 дюймов), шириной 9 м (29 футов 6 дюймов) и осадкой 3,9 м (12 футов 10 дюймов). . Она была вооружена одной 15-см пушкой БЛ, тремя 12-см БЛ, ориентированными на палубе, двумя 3,7-см башенными орудиями и 120-см минометом, а также различными более легкими лодочными орудиями.

Этот винтовой пароход четвертого класса, тем не менее, является старейшим из сохранившихся голландских военно-морских кораблей, построенных в Нидерландах из Роттердама, а точнее из Nederlandsche Stoomboot Maatschappij.Его паровая машина состояла из двух шотландских котлов и двухцилиндровой паровой поршневой машины. К 1877 году корпуса с железным покрытием или железные корпуса стали обычным явлением, а железный корпус Bonaire был подкреплен тиковыми балками. Эта деревянная конструкция также использовалась для крепления цинковых пластин, чтобы предотвратить загрязнение. Это не сработало, однако цинковые пластины действовали как катодная защита железной обшивки корабля, предотвращая коррозию.

В своей активной жизни она побывала за границей, совершив несколько поездок в Карибское море и отстреляв пиратов из Венесуэлы и Колумбии.В 1902 году голландский фрегат был изношен и устарел, его вывели из эксплуатации и переоборудовали в жилой корабль. Затем она базировалась в Хеллевутслейсе и Дордрехте до 1923 года, а затем была продана муниципалитету Делфзейл. Последний использовал ее до 1988 года в качестве жилого корабля для судоходной школы Абеля Тасмана. HLNMS Bonaire принимает Ден-Хелдер с 1996 года, а с 2005 года находится в доке для полной реставрации.

Узнайте больше о Bonaire и проекте его восстановления.

Подробнее/Src

Констам, Ангус и Брайан, Тони, Британский наполеоновский линейный корабль, Osprey Publishing
Всемирные боевые корабли Конвея 1860-1905 и:
Гардинер, Роберт (2000) Фрегаты наполеоновских войн, Chatham Publishing
Гардинер, Роберт и Ламберт, Эндрю, (редакторы), (2001) Steam, Steel and Shellfire: The Steam Warship, 1815–1905
Гардинер, Роберт и Лавери, Брайан (редакторы) (1992) Линия битвы: парусный военный корабль 1650-1840
Ламберт, Эндрю (1984) Линкоры в переходный период, создание парового боевого флота 1815–1860
Лавери, Брайан (1989) Флот Нельсона: корабли, люди и организация 1793–1815.
Роджер, Н.А.М. ((2004)) Командование океаном, военно-морская история Великобритании 1649–1815 гг.
Словарь боевых кораблей ВМС США (DANFS)
http://www.mandragore2.net/dico/lexique2/lexique2.php?page=fregate
wikipedia.org/wiki/Fredrik_Henrik_af_Chapman
wikipedia.org/wiki/List_of_frigate_classes_of_the_Royal_Navy

Фрегат — Энциклопедия Нового Света

Термин фрегат использовался для военных кораблей разных размеров и ролей. В восемнадцатом веке этот термин относился к кораблям, которые были длиной с линейный корабль, несли полную парусную оснастку на трех мачтах, но были быстрее и с более легким вооружением и использовались для патрулирования и сопровождения.В девятнадцатом веке бронированный фрегат был типом броненосного военного корабля, и какое-то время это был самый мощный тип корабля на плаву.

В современных флотах фрегаты используются для защиты других военных кораблей и судов торгового флота. Они особенно полезны в качестве бойцов противолодочной обороны (ПЛО), для десантных экспедиционных сил, групп пополнения и торговых конвоев. Классы кораблей, получившие название «фрегаты», также очень напоминали корветы, эсминцы, крейсера и даже линкоры.

Возраст паруса

Происхождение

La Rieuse , 30-пушечный весельный фрегат (1674-1698) Парусный фрегат и его такелаж

Термин «фрегат» возник в Средиземноморье в пятнадцатом веке, обозначая корабль типа галеас с веслами, парусами и легким вооружением. [1]

К семнадцатому веку эта фраза использовалась в Англии для описания типа небольшого, длинного военного корабля с небольшим вооружением и большим экипажем, используемого каперами Дюнкерка для ближних рейдов в Ла-Манше.Вскоре этот термин был принят для любых относительно быстрых и легких военных кораблей, первым на британской службе был Constant Warwick 1645 года.

Поскольку британскому флоту требовалась большая выносливость, чем могли обеспечить фрегаты из Дюнкерка, термин «фрегат» вскоре стал применяться не только к любому относительно быстрому и элегантному кораблю. Даже могучий HMS Sovereign of the Seas после модификации в 1651 году описывался как «хрупкий фрегат».

Флоты, построенные Содружеством в 1650-х годах, в основном состояли из кораблей, описываемых как фрегаты, самыми большими из которых были двухпалубные великие фрегаты третьего ранга.Эти корабли, несущие 60 орудий, были такими же большими и способными, как великие корабли того времени; однако большинство других фрегатов в то время использовались как крейсера; независимые быстроходные корабли. Термин «фрегат» подразумевал длинную конструкцию корпуса, что, в свою очередь, помогло развитию тактики бортового залпа в морской войне.

Во французском языке термин «фрегат» стал глаголом, означающим «строить долго и низко», и прилагательным, что внесло дополнительную путаницу. [2]

Согласно рейтинговой системе Королевского флота, установленной в 1660-х годах, фрегаты обычно относились к пятому рангу, хотя малые 28-пушечные фрегаты относились к шестому рангу.

Классический фрегат

«Классический» парусный фрегат, широко известный сегодня своей ролью в наполеоновских войнах, восходит к французским разработкам второй четверти восемнадцатого века. Медею 1740 года постройки, построенную французами, часто считают первым примером этого типа. Эти корабли были полностью оборудованы и несли все свои главные орудия на одной орудийной палубе, которая ранее была верхней орудийной палубой на двухпалубных кораблях аналогичного размера. Таким образом, нижняя «орудийная» палуба не несла вооружения и функционировала как «спальная палуба», где жила команда, и фактически находилась ниже ватерлинии новых фрегатов.Новые парусные фрегаты могли сражаться со всеми своими орудиями, когда море было настолько бурным, что сопоставимым двухпалубным кораблям приходилось закрывать орудийные порты на нижних палубах. Как и более крупный 74-й, который был разработан в то же время, новые фрегаты очень хорошо шли под парусом и были хорошими боевыми кораблями благодаря сочетанию длинных корпусов и низкой надстройки по сравнению с кораблями сопоставимого размера и огневой мощи.

Королевский флот захватил несколько новых французских фрегатов на ранних этапах Семилетней войны (1756–1763 гг.) и был должным образом впечатлен ими, особенно их способностями к перемещению в прибрежной зоне.Вскоре они построили копии и начали адаптировать этот тип к своим потребностям, установив стандарт для других фрегатов как сверхдержаву.

Астролябия , Дюмон д’Юрвиль. Фрегаты

Королевского флота конца восемнадцатого века были основаны на фрегатах Perseverance образца 1780 года, которые водоизмещением около 900 тонн и несли 36 орудий; за этим успешным классом последовала партия Tribune класса из пятнадцати кораблей, начиная с 1801 года, водоизмещением более 1000 тонн и несущих 38 орудий.

В 1797 году первыми крупными кораблями ВМС США были 44-пушечные фрегаты (или «суперфрегаты»), которые на самом деле несли от пятидесяти шести до шестидесяти 24-фунтовых длинных орудий и 36-фунтовые или 48-фунтовые карронады на двух палубах. — были исключительно мощными и жесткими. Эти корабли пользовались таким уважением, что их часто считали равными линейным кораблям 4-го ранга, и после серии потерь в начале войны 1812 года боевые инструкции Королевского флота приказали британским фрегатам (обычно 38 -орудий или меньше), никогда не вступать в бой с американскими фрегатами с преимуществом менее 2:1.Военный корабль США «Конституция», , более известный как «Старый Айронсайдс», старейший находящийся на плаву корабль, является последним оставшимся образцом американского 44-го, если не последним парусным фрегатом.

Роль фрегатов

Фрегаты

были, пожалуй, самыми трудолюбивыми типами военных кораблей в эпоху парусного спорта. Хотя они были меньше линейного корабля, они были грозными противниками из-за большого количества шлюпов и канонерских лодок, не говоря уже о каперах или торговых судах. Способные нести запасы на шесть месяцев, у них был очень большой радиус действия; а более крупные корабли были достаточно ценными, чтобы редко действовать самостоятельно.

Фрегаты вели разведку для флота, совершали торговые рейды и патрули, доставляли сообщения и высокопоставленных лиц. Обычно фрегаты сражались небольшими группами или поодиночке против других фрегатов. Они будут избегать контакта с линейными кораблями; даже в разгар сражения флота для линкора считалось неправильным вести огонь по вражескому фрегату, который не открыл огонь первым.

Для офицеров Королевского флота фрегат был желанной должностью. Фрегаты часто участвовали в боевых действиях, что означало больше шансов на славу, а вместе с ней и продвижение по службе и денежные призы.

В отличие от более крупных кораблей, которые были переведены в обычные, фрегаты оставались в строю в мирное время как из соображений экономии средств, так и для приобретения опыта капитанами и офицерами фрегатов, который был бы полезен в военное время. Фрегаты также могли нести морскую пехоту для абордажа кораблей противника или для операций на берегу.

Вооружение фрегатов варьировалось от 22 орудий на одной палубе до 60 орудий на двух палубах. Обычное вооружение составляло от 32 до 44 длинных орудий, от 8 до 24 фунтов (от 3,6 до 11 кг), а также несколько карронад (крупнокалиберные орудия ближнего боя).

Вымышленный, но репрезентативный бронированный фрегат USS Авраам Линкольн, из романа Двадцать тысяч лье под водой Фрегаты пр.

оставались важным элементом военно-морских сил до середины девятнадцатого века. Первые броненосцы были классифицированы как фрегаты из-за количества орудий, которые они несли. Однако терминология изменилась по мере того, как железо и пар стали нормой, и роль фрегата взял на себя сначала защищенный крейсер, а затем эсминец.

Фрегаты часто используются в исторических военно-морских романах, например, в сериале Патрика О’Брайана Обри-Мэтьюрина и сериале К.С. Форестера Горацио Хорнблауэр. В фильме «Мастер и командир » изображен реконструированный исторический фрегат HMS Rose , изображающий корабль Обри HMS Surprise.

Современные фрегаты

HMS Swale класса River , оригинальные современные фрегаты

Бытие

Современные фрегаты связаны с более ранними фрегатами только по имени. Термин «фрегат» вышел из употребления в середине девятнадцатого века и был повторно принят во время Второй мировой войны британским Королевским флотом для описания нового типа противолодочного корабля сопровождения, который был больше корвета, но меньше эсминца. Фрегат был представлен для устранения некоторых недостатков, присущих конструкции корвета, а именно: ограниченное вооружение, форма корпуса, не подходящая для работы в открытом океане, один вал, ограничивавший скорость и маневренность, и недостаточная дальность полета. Фрегат был спроектирован и построен в соответствии с теми же стандартами коммерческой постройки (габаритами), что и корвет, что позволяло производить его на верфях, не использовавшихся для строительства военных кораблей.Первые фрегаты класса «Ривер» (1941 г.) представляли собой, по сути, два комплекта корветной техники в одном корпусе большего размера, вооруженные новейшим противолодочным оружием «Ежик». Фрегат обладал меньшей наступательной огневой мощью и скоростью, чем эсминец, но такие качества не требовались в противолодочной войне (например, комплексы АСДИК не действовали эффективно на скоростях более 20 узлов). Скорее, фрегат был строгим и всепогодным кораблем, пригодным для массового строительства и оснащенным последними инновациями в противолодочной войне.Поскольку фрегат предназначался исключительно для конвоев, а не для развертывания с флотом, он имел ограниченную дальность и скорость.

Только в 1944 году в Королевском флоте класса Bay был создан фрегат для использования флотом (хотя он все еще страдал от ограниченной скорости). Эти фрегаты были похожи на эсминцы сопровождения (DE) ВМС США (USN), хотя последние имели большую скорость и наступательное вооружение, чтобы лучше подходить для развертывания флота. Американские DE, служащие в британском Королевском флоте, были оценены как фрегаты, а находящиеся под влиянием Великобритании фрегаты класса Tacoma , служащие в USN, были классифицированы как патрульные фрегаты (PF).Одним из самых успешных проектов после 1945 года был британский фрегат класса Leander, который использовался несколькими военно-морскими силами.

Фрегаты с управляемыми ракетами

Разработка зенитных ракет после Второй мировой войны возложила на фрегат задачу противовоздушной борьбы (ПВО) в форме « фрегата с управляемыми ракетами ». В USN эти суда назывались «Ocean Escorts» и обозначались «DE» или «DEG» до 1975 года — пережиток эскорта эсминцев времен Второй мировой войны или DE.Другие флоты сохранили использование термина «фрегат».

С 1950-х по 1970-е годы ВМС США ввели в строй корабли, классифицируемые как фрегаты с управляемыми ракетами, которые на самом деле были крейсерами AAW, построенными на корпусах эсминцев. Некоторые из этих кораблей — Bainbridge , Truxtun , California и Virginia — были атомными. Они были больше, чем любые предыдущие фрегаты, и использование термина фрегат здесь гораздо более похоже на его первоначальное использование.Все такие корабли были реклассифицированы как ракетные крейсера (CG/CGN) или, в случае меньшего класса Farragut , как эсминцы с управляемыми ракетами (DDG) в 1975 году. Регистр судов в 1990-е гг.

Почти все современные фрегаты оснащены наступательными или оборонительными ракетами в той или иной форме и поэтому классифицируются как фрегаты с управляемыми ракетами (FFG). Усовершенствования ракет класса «земля-воздух» (например, Eurosam Aster 15) означают, что современный фрегат все чаще можно использовать в качестве платформы для обороны флота, что устраняет необходимость в таких специализированных фрегатах AAW и составляет основу многих современных военно-морских сил.

Противолодочные фрегаты

На противоположном конце спектра находятся фрегаты, предназначенные для борьбы с подводными лодками (ПЛО). Увеличение скорости подводных лодок к концу Второй мировой войны (см. Немецкую подводную лодку Тип XXI) означало, что запас превосходства фрегата по скорости над подводной лодкой значительно сократился. Таким образом, фрегат больше не мог быть относительно медленным судном, оснащенным торговым оборудованием, и поэтому послевоенные фрегаты строились из быстрых судов, таких как Whitby класса .Такие корабли несут улучшенное гидроакустическое оборудование, такое как гидролокатор переменной глубины или буксируемая антенная решетка, и специализированное оружие, такое как торпеды, переднее метательное оружие, такое как Limbo, и ракетные противолодочные торпеды, такие как ASROC или Ikara. Они могут сохранять оборонительные и наступательные возможности за счет размещения ракет класса «земля-воздух» и «земля» (таких как «Си Спэрроу» или «Экзосет» соответственно). Оригинальный фрегат Type 22 Королевского флота является примером такого специализированного противолодочного фрегата.

Специально для противолодочной обороны большинство современных фрегатов имеют посадочную палубу и ангар в кормовой части для обслуживания вертолетов.Это сводит на нет необходимость для фрегата замыкать обнаруженные им неизвестные подводные контакты и, таким образом, рисковать атакой, и это особенно актуально, поскольку современные подводные лодки часто имеют ядерные двигатели и быстрее, чем надводные военные корабли. Вместо этого для этой цели используется вертолет, позволяющий базовому кораблю стоять на безопасном расстоянии. Для этой задачи вертолет оснащен датчиками, такими как гидроакустические буи, наклонный гидролокатор на тросах и детекторы магнитных аномалий, для выявления возможных угроз и борьбы с подтвержденными целями с помощью торпед или глубинных бомб. С бортовым радаром вертолеты также могут использоваться для разведки целей за горизонтом, а при оснащении противокорабельными ракетами, такими как Penguin или Sea Skua, также для ведения противолодочной борьбы. Вертолет также бесценен для поисково-спасательных операций и в значительной степени заменил использование небольших лодок или буровой установки для таких задач, как перевозка персонала, почты и грузов между кораблями или на берег. С вертолетами эти задачи можно выполнять быстрее и менее опасно, и фрегату не нужно отклоняться от курса.

Современные разработки

Современное время стало свидетелем появления технологий невидимости в конструкции фрегатов. Их форма сконструирована таким образом, чтобы обеспечить минимальное поперечное сечение для радаров, что также обеспечивает им хорошее проникновение в воздух; маневренность этих фрегатов сравнивают с парусными кораблями. Хорошим примером являются французские класса La Fayette с ракетой Aster 15 для противоракетных возможностей или немецкие фрегаты класса F125 и Sachsen.

В современном французском флоте термин фрегат применяется как к фрегатам, так и к эсминцам, находящимся на вооружении.Номера вымпелов по-прежнему разделены на номера серии F для тех кораблей, которые на международном уровне признаны фрегатами, и номера вымпелов серии D для тех кораблей, которые традиционно считаются эсминцами. Это может привести к некоторой путанице, поскольку определенные классы на французской службе называются фрегатами, а аналогичные корабли в других военно-морских силах называются эсминцами. Это также приводит к тому, что некоторые недавние классы французских кораблей стали одними из крупнейших в мире, получившими рейтинг фрегатов.

Также в ВМС Германии фрегаты использовались для замены устаревающих эсминцев; однако по размеру и роли новые немецкие фрегаты превосходят прежний класс эсминцев.Будущий фрегат класса F125 будет самым большим классом фрегатов в мире, его водоизмещение составит 6800 тонн. То же самое было сделано в ВМС Испании, которые приступили к развертыванию первых фрегатов AEGIS, фрегатов класса F-100.

Некоторые новые классы фрегатов оптимизированы для высокоскоростного развертывания и боя с малыми судами, опережая обычную идею морского боя между равными противниками, примером этой школы мысли является американский прибрежный боевой корабль, примером которого является первый корабль типа USS Freedom .

Галерея

Примечания

  1. ↑ Джеймс Хендерсон, Frigates Sloops & Brigs (Лондон: Pen & Sword Books, 2005, ISBN 978-1844153015).
  2. ↑ Н.А.М. Роджер, Командование океаном — военно-морская история Великобритании, 1649-1815 (Лондон, Великобритания: Allen Lane, 2004, ISBN 978-0713994117).

Ссылки

Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

  • Гардинер, Роберт. Фрегаты наполеоновских войн. Аннаполис, Мэриленд: Издательство Военно-морского института США, 2006. ISBN 15

    830

  • Грешам, Джон Д. Стремительные и верные кони боевого парусного флота были его лихими фрегатами. Военное наследие 3 (4) (февраль 2002 г.): 12–17, 87.
  • Хендерсон, Джеймс. Фрегаты Шлюпы и бриги . Лондон: Pen & Sword Books, 2005. ISBN 978-1844153015
  • .
  • Магун, Александр Ф. Фрегат «Конституция» и другие исторические корабли . Уайтфиш, Монтана: Kessinger Publishing LLC., 2007. ISBN 1432627481
  • .
  • Мариот, Лео. Фрегаты Королевского флота 1945-1983 гг. Хинкли, Великобритания: Ян Аллан, 1983. ISBN 0711013225
  • Роджер, Н.А.М. Командование океаном — военно-морская история Британии, 1649-1815 гг. . Лондон, Великобритания: Allen Lane, 2004. ISBN 978-0713994117

Внешние ссылки

Все ссылки получены 13 мая 2017 г.

Типы военных кораблей 19 и 20 веков
Авианосец | Линкор | линейный крейсер | Крейсер | Разрушитель | Фрегат | Броненосец | Монитор | подводная лодка

Кредиты

New World Encyclopedia авторов и редакторов переписали и дополнили статью Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно осуществляться в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. На использование отдельных изображений, которые лицензируются отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

фрегатов с веслами — бить до четверти

Как упоминалось ранее, тип фрегата был очень ранним, хотя и не тем, что использовался в 18-м, 19-м веках. фрегат. В XVII веке фрегаты были небольшими легкими кораблями, которые при определенных обстоятельствах имели гораздо больше преимуществ с веслами. Многие каперы были вооружены веслами, чтобы тащить свою добычу в ближайшую гавань. В конце 17 века в Королевском флоте было три галерных фрегата.Они использовались для борьбы с пиратами-варварами, и из-за весел они должны были стать более проворными и должны были быть в состоянии остановить их. Однако экипаж был очень большим, и, к сожалению, они оказались не очень маневренными из-за большого количества кораблей вокруг них. И поэтому они были полезны только тогда, когда нужно было отбуксировать поврежденные корабли.

Фрагмент неизвестной модели фрегата 5-го ранга, 1690 — под артиллерийскими портами расположены гребные порты, или иллюминаторы

Однако возможные преимущества некоторых дополнительных весел просто не могли быть проигнорированы, и поэтому идея гребли на кораблях над гупортами.В результате с 1704 г. всем фрегатам, бомбардировщикам и брандерам пятого и шестого ранга разрешили иметь весла. Войны как Вильгельма III, так и королевы Анны включали в себя множество операций на берегу, где способность маневрировать в закрытых, но защищенных водах подчеркивала ценность силы гребли. Уловы руля были большими и громоздкими, и в мирное время было сильным стимулом оставить их; на самом деле, верфи возникли из-за привычки резать для них шлюпки.

Модель 20-пушечного шлюпа 6-го ранга обр.1719 г.Это редкий пример модели, оснащенной либо веслами, либо гребцами. Впрочем, если они и были на фрегатах, то почти не использовались, слишком громоздкими оказались. В 1759 г. был издан общий приказ о том, чтобы все фрегаты и шлюпы с гребными портами были снабжены веслами; а те, у кого нет портов для весел, должны иметь столько портов, сколько можно разумно перерезать между портами для орудий.

Модель 24-пушечного фрегата 6 ранга, 1745 г.Иллюминаторы находятся прямо слева и справа от артиллерийских портов 

После окончания Семилетней войны в 1763 году старое нежелание мирного времени использовать весла для кораблей, кажется, вновь подтвердило себя, поэтому в декабре 1775 года возникла необходимость предоставить все фрегаты и шлюпы, направлявшиеся в Северную Америку со своим заданным числом весел — война против восставших колоний, очевидно, должна была вестись в прибрежных водах и ресторанах, где пригодилась бы способность маневрировать независимо от ветра. На этот раз это оказалось полезным и избавило часть фрегатов от неприятной ситуации.

Модель 28-пушечного шлюпа шестого ранга «Гваделупа», 1763 г. № Это так называемый настоящий фрегат. Это означает, что он соответствует классическому стилю фрегата 18 века. Люцерны теперь имеют больше места и уже не распределены по всей длине

Поэтому в 1781 г. еще считалось необходимым оснастить фрегаты гребными портами. Так что они все еще были в составе фрегатов, но их количество заметно сократилось.Так как орудиям требовалось больше места для маневра, а весла использовались только в случае крайней необходимости.

Макет 38-пушечного фрегата 5-го ранга «Минерва», 1780 г. Здесь видно, как люков становится все меньше и меньше. Даже несмотря на то, что он был построен до вступления в силу новых правил. К сожалению, в более поздних моделях люки редко показываются

Это было ясно замечено в 1813 году, когда порты для весел почти полностью исчезли. Только два были установлены возле кормы и носа для поворота корабля в случае крайней необходимости.После 1815 года требование любой формы или мощности руля было молча отложено. Они просто изжили себя. В следующий раз Королевский флот был вовлечен в крупную войну против России в 1853 году — вспомогательной силой теперь был пар.

Вот настоящая редкость. HMS Trincomalee был спущен на воду в 1817 году с 38 орудиями. У нее есть ряд кормушек далеко под портами для оружия. Однако это связано с его классом. Это последний представитель класса Leda 1805 года после HMS Unicorn, на котором все еще присутствовали катера, хотя и в очень небольшом количестве.Когда она была построена, на самом деле обсуждалась полезность этих люков, но, поскольку это было задумано ее классом, она была построена с ними. Хотя никогда ими не пользовалась.

Таблицы ролей — Центр морских исторических исследований

Обязанности Итальянский Голландский Английский Французский

В Венеция это был исключительно военный титул, предназначенный для патрициев (членов Большого Совета). Таким образом, в период раннего Нового времени мы не находим capitani на борту венецианских торговых судов.

 

В Соединенных провинциях , термин kapitein использовался на военных кораблях. На торговых кораблях «лорда корабля» называли schipper (шкипер), хотя, как и во Франции, он мог принять титул kapitein , если командовал большим кораблем.

 

Роль капитана как командира, старшего по закону и главного штурмана появляется только в Англии в 1580-х годах; на это особенно претендовали каперы, хотя иногда и купеческие командиры.В Королевском флоте этот термин соответствовал венецианской военной роли, а «мастера-мореплаватели» заботились о фактической навигации. Таким образом, перевод верный для 16 века, но не для понимания капитана в 21 веке.

 

В течение 17 века в Франции, особенно на атлантическом побережье капитаны постепенно заменяли капитанов на более крупных коммерческих судах.

Капитано Капитейн Капитан Капитан

То, что было известно как покровитель в начале Нового времени Венеция могло быть как «хозяином», так и «владельцем», хотя с 15-го века оно, по-видимому, использовалось только для владельцев, которые также были хозяевами.Обычно владельца, если он не работал на борту, называли парценеволе (см. ниже). В Генуе, даже для раннего Нового времени этот термин должен относиться к владельцу, но в документах он часто фигурирует как капитан на борту корабля. Мы знаем, что две позиции — хозяина и владельца — регулярно пересекались в течение этих столетий. Если бы в Генуе этот термин действительно использовался только для описания владельцев, у нас была бы уникальная ситуация, в которой владелец всегда был на борту, поэтому законно предположить, что, как и в Венеции, патрон также использовался для хозяев.

 

В Соединенных провинциях судовладелец был назван редером. Термин meester встречается в договорах фрахта только тогда, когда шкипер также (частично) владелец своего корабля, в таких выражениях, как: «шкипер и капитан рядом с Богом своего корабля по имени…»

 

В Англия и Франция, покровитель или капитан не обязательно был владельцем судна, и стоит отметить различные французские термины, используемые в средиземноморском и атлантическом судоходстве.

Покровитель Мистер Мастер Покровитель (Средиземноморье)
Мэтр (Атлантика)

В Генуя и Венеция он отвечал за административное и финансовое управление кораблем. Он заботился о книгах, и это единственная роль, которая давалась только должным образом грамотным людям. На итальянских кораблях он исполнял обязанности нотариуса на борту.

 

В Соединенных провинциях, шрайвер был лицом, ответственным за все, что касалось письма. Он был бухгалтером и вел корабельный журнал, списки сборов и все другие журналы.

 

На английских кораблях непосредственно сопоставимого офицера не было; «казначей» отвечал за финансы корабля, а также мог совмещать роль «супергруза» (см. ниже). На самом деле на многих кораблях не было казначеев, а за финансы и грузы отвечал капитан (а иногда и помощник капитана или боцман). Похоже, была большая гибкость, в зависимости от точных отношений между капитаном, владельцами и торговцами любого конкретного корабля.

 

В Франция écrivain была официальной профессиональной ролью. Они работали как на гражданских, так и на военных судах, работали как в море, так и на берегу в портах (и арсеналах), где выступали бухгалтерами и нотариусами.

Скривано Шрайвер [Кассир] Экривен

В Венеция он отвечал за часть груза, принадлежащего кораблю, например, продовольствие и провизию, включая веревки, древесину и разные материалы, необходимые для ремонта. Он тесно сотрудничал с scrivano, , и есть основания полагать, что на некоторых (меньших) кораблях две роли — masser и scrivano — выполнял один человек.

 

В Соединенных провинциях не было непосредственно сопоставимого офицера. Повар или стюард (боттельер) позаботился о продовольствии, констебль по вооружению, плотник по дереву и парусам, слесарь по канатам и сейлмейкер позаботился о парусах.

 

Аналогично, на английских кораблях прямо сопоставимой роли не было; отдельные офицеры брали на себя ответственность — повар за продовольствие, плотник за дерево и ремонтные материалы, боцман за канаты и паруса.

 

В Франция мы находим два термина для этой роли: dépensier или cambusier, последний происходит от того факта, что он жил в камбузе (передняя часть корабля), где хранились продовольственные запасы.

Массер     Депансье или камбюзье

В Италия руководил экипажем во время навигации. В сегодняшнем употреблении это слово является синонимом слова «лоцман», в то время как в документах семнадцатого века оно всегда отличается от него.

 

На торговых судах из Соединенных провинций, hoogbootsman (альтернативно пишется hoochbootsman), иногда также сокращенно bootman, был лидером команды.На военных судах он был высшим унтер-офицером. Он также отвечал за парус на грот-мачте; у него мог быть помощник, ответственный за обзор кормы. Bootsmansgasten были матросами, входившими непосредственно в подчинение сапожника и ели с ним за одним столом, но эта функция была меньше, если вообще присутствовала, на торговом флоте.

 

В Англии боцман отвечал за наблюдение за моряками во время их работы и за их дисциплинирование. Он также отвечал за «боцманские запасы», включая снасти и паруса, а иногда контролировал и регистрировал укладку товаров, время от времени ссылаясь на «книгу боцмана». Тем не менее, капитаны и помощники капитана также иногда дисциплинировали моряков и брали на себя ответственность за груз, поэтому точная роль варьировалась от корабля к кораблю.

 

В Франция был высшим чином среди матросов, подчинялся только капитану, давал указания экипажу по такелажу, парусам и канатам.

Ношье Hoogbootsman Hoochbootsman Сапожник Боцман Nocher (Средиземноморье) Contre-maître (Атлантика)

Пилот фактически управлял кораблем. Сегодняшний термин будет «рулевой».

 

В Соединенных провинциях, штурман был человеком со знанием навигации, отвечающим за штурвал и управление кораблем. Иногда на борту находился также лоцман или лоцман .Он должен был проверить глубину воды с помощью отвеса, а это означало, что он отвечал за вывод корабля из портов в море или в устья рек.

 

Английские корабли не всегда имели лоцманов; иногда они нанимали лоцманов только для определенных частей пути, особенно для входа в порт или выхода из него. Не совсем понятно, что означали «квартирмейстеры» в семнадцатом веке, но в более поздние времена это были более опытные моряки, способные взять штурвал (но не управляться самостоятельно).

 

В Франция пилот получал приказы от капитана или капитана. Для захода в иностранные порты можно было нанять местных лоцманов.

Педота/Пилота Штурман (Stuurman) Пилот Лудсман Пилот-интендант Пилот

В Италия он командовал небольшой лодкой — barca или cymba часто упоминается в документах, но также мог быть малым фрегатом — который следовал за судном.Это использовалось для перехода на сушу и обратно, чтобы добраться до гавани или набрать воды, и обычно это было первое, что отпускали в случае сильного шторма. Термины французских сопоставимы.

 

В Соединенных провинциях, kwartiermeesters отвечали за эти маленькие лодки.

 

На английских кораблях корабельная шлюпка часто называлась «кокбоут» или «рулевой», отсюда «рулевой»; присутствует не на всех кораблях.

Покровитель барсы/парон Kwartier-
Meesters
Рулевой Мэтр или покровитель Бато / Бателье

В современном итальянском языке соответствующий термин — maestro d’ascia. Он отвечал за ремонт столярных изделий на борту и часто имел помощника (марангонето).

 

В голландском scheepstimmerman, и в английском плотнике, был мастером, который строит и ремонтирует корабли. Это было судно, и он мог работать на берегу, независимо или на работодателя, или он мог быть частью команды, и в этом случае у него также мог быть помощник или помощник. На голландском языке человека, производящего мачты, называли мастенмейкером.

 

В Франция термин, кажется, был заменен на charpentier de navire в 17 веке.

Марангон Схемы-
Тиммерман
Плотник Плотник Корабел Мэтр д’Аш (Средиземноморье) Шарпантье де Навир (Атлантика)
Помощник марангона . Марангонето Ondertimmerman Scheepstimmer-
mansmaat
Помощник плотника Помощник Шарпантье

В Италия отвечал за правильную и безопасную погрузку груза на борт.Его обязанности, должно быть, были только оперативными, так как мы никогда не сталкивались с тем, чтобы кого-то из них привлекали к суду за плохое хранение груза, в то время как с капитанами судились по этой причине.

 

В Соединенных провинциях комиссы отвечали за погрузку груза на борт. Эта роль, по-видимому, присутствовала не всегда, и слово само по себе используется редко. Лицо, отвечающее за товары от имени грузового судна, часто называется таковым, без указания ему конкретного термина.

 

На английских кораблях эту роль выполняли либо капитан, его помощники, либо боцман.

 

В Франция кажется, что портовые рабочие отвечали за погрузку судов с помощью матросов и контролировались писцом и капитаном/капитаном.

Пенезе/Пеннезе  Коммис/Коммис    

В Италия бомбардир был частью экипажа, и ему платил капитан/капитан.

 

В Соединенных провинциях конштабель (или конштабель) был надзирателем за вооружением, хотя и не обязательно стрелял из него сам. Моряки, специально предназначенные для стрельбы из орудий, назывались Busschieters.

 

Роли наводчика в английском и канонира во французском были сравнимы с итальянским бомбардиром.  

Бомбардье Бусшитерс Стрелок Канонье

Готовил для всех на борту, хотя обычно офицеры и экипаж питались разной едой и в отдельном помещении.

 

В Соединенных провинциях, повар готовил еду. Также может быть боттельер (стюард), отвечающий за бутылки и, следовательно, за напитки. Последний иногда также заведовал запасом еды и сдавал еду повару.

 

В Англии, повар выполнял ту же роль, в то время как в Франции повар , похоже, пользовался более высоким статусом, чем моряки.

Куого/скалько Кок Повар Кузинье

Это термин, которым обычно называют «способных моряков» в итальянских источниках. Им платили более фанти (см. ниже), и они обычно были «карьерными» моряками.

 

В фрахтовых контрактах Голландии членов экипажа часто называют «хорошими людьми». Наиболее распространенные термины: bootsgezel, matroos и varensgezel. За них отвечал (хуч)бункер . В некоторых случаях большое количество присутствующих «bootsmannnen» дает понять, что этот термин может также относиться к обычным морякам, хотя это технически неверно.

 

Английская терминология в этот период не очень точна, и хотя несомненно были моряки разного опыта и статуса, эти термины кажутся взаимозаменяемыми.

 

В Франции в Средиземноморье и Атлантике использовалось разных слова.

Маринари/ Маринери/ Уомини Bootsgezel – Bootsgezellen
Matroos – Matrozen
Zeeman – Zeelui, Zeelieden
Varensgezel – Varensgezellen
(Bootsman – Bootsmannen)
Моряки Моряки «Простые моряки» «Простые люди» «Люди на фок-мачте» Маринье (?Средиземное море) Марин (Атлантика) Мателот (Атлантика)

В Венеции это был нижний уровень моряков, ниже маринари и выше моцци.

 

В Соединенных провинциях существовала роль между обычным моряком и юнгой, так называемый путгер. Возможно, его происхождение связано с обращением с корабельными насосами. Его более низкий статус иногда также отражается в определении 1740 года «тот, кто делает самую грязную работу на борту». Слово, возможно, происходит от пут, деревянное ведро, относящееся к обязанностям по уборке корабля.

 

В Франции, в средиземноморском судоходстве мы находим, что фадаринье был самым низким матросом на борту, но он был старше «мальчиков».

Фанти Пуггер   Фадаринье (Средиземноморье)

Фрегаты наполеоновских войн

Это важное новое исследование демонстрирует растущую зрелость военно-морской истории, поскольку, хотя на первый взгляд может показаться, что оно предназначено для специализированной аудитории, оно умело использует мастерство в специфике, чтобы улучшить наше понимание общего. Давно существует тенденция писать историю кораблей, индивидуально и коллективно, таким образом, что, по крайней мере, подразумевается, что артефакт занимает центральное место, а человеческий вклад — второстепенный, путая то, что поддается количественному измерению, с тем, что важно.Напротив, это образцовое исследование, лучшее в своем роде, помещает фрегат в стратегический контекст долгой войны с Францией и более короткой, хотя и более тревожной войны 1812 года. Гардинер демонстрирует, как работал процесс проектирования, какие факторы влияние на ключевых лиц, принимающих решения, и то, как морской опыт повлиял на процесс создания наиболее эффективных кораблей. Корабли оцениваются с использованием умелого сочетания доказательств, взятых из строительных чертежей, отчетов о плавании и других современных свидетельств.Корабли, описанные в этой книге, тесно связаны с их проектировщиками, строителями и экипажем. Влияние личности проявляется повсюду.

 

Две предыдущие книги и ряд важных статей Роберта Гардинера уже сделали его ведущим авторитетом в области проектирования и разработки британских фрегатов восемнадцатого века. Эта книга завершает выдающийся вклад в военно-морскую историю, объединяя изучение корабля с широкими темами, которые обеспечивают контекст.Поскольку Королевский флот основывал свою стратегию на поддержании эффективной морской и коммерческой блокады, его кораблям приходилось находиться в море в течение длительного времени при любой погоде. Следовательно, предпочтительные конструкции британских фрегатов были прочными и долговечными. Их корпуса были тяжелее, чем у аналогичных французских кораблей, имели большую вместимость и, как правило, были менее качественными в оконечностях. Гардинер показывает, как основные направления британской политики в отношении фрегатов были определены Адмиралтейским советом лорда Спенсера в 1790-х годах, который приказал заметно увеличить размеры.Несмотря на кратковременный возврат графа Сент-Винсента и лорда Бархэма к более мелким и старым рисункам между 1803 и 1805 годами, это были три дизайна, созданные при режиме Спенсера, которые были воспроизведены в больших количествах с 1805 до середины 1820-х годов. Эти хорошо сбалансированные и эффективные корабли в руках опытных офицеров и экипажа были более чем равны любому иностранному кораблю аналогичной скорости.

 

Диапазон ролей, в которых использовались фрегаты, рассматривается в последней главе и подчеркивается в превосходной таблице, показывающей распределение кораблей с интервалами на протяжении всей войны с 1794 по 1813 год.Эти обязанности включали службу на флоте, ведение стратегической и тактической разведки, патрулирование береговой блокады и боевые функции, начиная от присоединения к линии фронта и заканчивая ведением береговых бомбардировок и десантных операций. Торговая защита, конвоирование, плавание в стратегических точках и постоянное давление прибрежных работ, которые были такой особенностью морской войны после того, как Трафальгар также тренировал фрегат. Чтобы соответствовать этим требованиям, корабли улучшались за счет конструкции и модификации, в то время как офицеры и матросы становились более профессиональными, в то время как лучшие офицеры, как правило, достигали высшего командования, что является отражением профессионализма Адмиралтейства и системы, которая вознаграждала умение, смелость. , инициатива, а также капелька заслуженной удачи.Лучшие капитаны фрегатов того времени, Генри Блэквуд, Уильям Паркер, Томас Кокрейн, Уильям Хост и Филип Брок, использовали свои корабли как можно лучше, но корабли были достаточно хорошо спроектированы и построены, чтобы менее выдающиеся офицеры без труда выполняли свой долг перед флотом. удовлетворение нации и флота. Как заключает Гардинер, если корабли были хороши, то и люди были лучше.

 

Старая утка о том, что французские корабли лучше, потому что они лучше «сконструированы», получает окончательное и всестороннее опровержение.Французские корабли были предназначены для самых разных целей, где скорость в идеальных условиях ценилась выше мореходных качеств, прочности конструкции и способности нести припасы и воду для длительного плавания. Иногда французская премия оказывалась полезной, хотя бы для того, чтобы показать, что более крупные корабли имели некоторые преимущества, но они были дорогостоящими в обслуживании, недолговечными, и хотя французские разработки повлияли на дизайн класса Leda , лучших британских фрегатов того периода, Lively класса были полностью отечественной разработки. Гардинер демонстрирует, что британские конструкции того же размера отвечали британским требованиям лучше, чем любой французский аналог. Французские конструкторы лучше разбирались в теории конструкции кораблей, но теория имела ограниченную полезность применительно к деревянным кораблям, управляемым парусом. Большой морской опыт, которым обладали британские конструкторы, позволил им производить более качественные корабли.

 

Описывая политический фон, Гардинер подчеркивает цену длительных войн, огромную утечку основных ресурсов, особенно моряков, верфей и древесины, а также постоянное стремление к экономии при их использовании.Чтобы более эффективно использовать малочисленных моряков, нужно было просто уменьшить размер и уровень квалификации экипажа до такой степени, что американские фрегаты такого же размера отправились на войну в 1812 году с на четверть большим количеством людей на борту и гораздо большей пропорцией. умелых рук. Такой небольшой экипаж делал почти невозможным для британских капитанов управлять своим кораблем под парусами и одновременно сражаться с орудиями, что ограничивало их тактические возможности. Против все более неопытных французских кораблей, запертых в гавани, возникающая в результате спешка вести бой в ближнем бою, где успех обеспечивала превосходная скорострельность, была приемлемой, но против гораздо более крупных американских кораблей с более мощными орудиями и более умелыми командирами это оказалось фатальным.Тем не менее, в единственном равном матче войны 1812 года HMS Shannon потребовалось всего одиннадцать минут, чтобы захватить аналогичный USS Chesapeake , что стало лучшим из когда-либо сражавшихся одиночных кораблей. За эти одиннадцать минут блестящий капитан Шеннона Филип Брок заложил основы современной военно-морской службы. Чтобы получить максимальную отдачу от своего корабля и его оружия, он научил своих людей прицеливаться, попадать в цель и выполнять свой долг в тишине. Такие требования могли быть удовлетворены только рейтингами добровольцев с длительным сроком службы, и система обучения артиллерийскому делу, которую он вдохновил, действовала к 1830 году, что в конечном итоге привело к созданию новой профессии военно-морского рейтинга.

 

При изучении истории проектирования этого важного класса военных кораблей большое внимание обязательно уделяется современной военно-морской политике, области, в которую эта книга вносит большой вклад. В то время как стратегический выбор оказал большое влияние на решения о закупках, также была необходимость распределить бремя строительства по как можно более широкой базе, задействовав небольшие региональные верфи, чтобы усилить усилия Королевских верфей и больших верфей Темсайда. до сих пор строилась основная часть военных кораблей Королевского флота.Строительство также распространилось на Индию, чтобы расширить базу лесных ресурсов и предоставить новые корабли, подходящие для службы в восточной дуге Империи. Такое распределение помогало поддерживать флот на необходимом уровне, но ничто не было в этом отношении столь эффективным, как захват вражеских кораблей. Между 1803 и 1813 годами Королевский флот захватил более 50 больших фрегатов, более 1/3 от общего числа приобретенных за этот период и еще большую долю тех, что были доступны до 1810 года. В этот период было заказано чуть менее 100 новых кораблей, хотя не все были завершены до окончания войны.Некоторые новые корабли намеренно медленно строились на Королевских верфях из превосходного английского дуба, чтобы обеспечить долговечность, в то время как другие быстро собирались из пихты и других низкокачественных бревен на коммерческих верфях, чтобы удовлетворить чрезвычайные обстоятельства момента. Нигде это не было более очевидным, чем в ответ на шокирующую потерю трех фрегатов американцами в 1812 году. Возможности британского кораблестроения были таковы, что одна верфь в Блэкуолле могла произвести десять фрегатов в 1813 году, включая шесть очень больших кораблей вместо трех новых. конструкции.Эти новые конструкции продемонстрировали, что Королевский флот вполне способен строить фрегаты более мощного типа, но до 1812 года не было необходимости в таких дорогостоящих подразделениях, которые жертвовали гибкостью и вездесущностью ради индивидуальной мощи. Даже после 1812 года корабли стандартного класса продолжали строиться в больших количествах, вплоть до конца 1820-х годов, потому что глобальная морская империя, основанная на безопасном движении торговли, не могла позволить себе строить, укомплектовывать персоналом или развертывать целый флот американского типа. — фрегаты.Тот же урок будет повторяться в последующих поколениях, особенно в межвоенных дебатах о крейсерах Вашингтонского договора.

 

Этот императив политики нашел отражение в реакции на новые технологии. С 1803 года конструкторы кораблей стремились найти еще более экономичные способы использования древесины, заменяя ее более мелкими деталями или железом, где это было возможно. Эти усилия были централизованы, и успешные новаторы были хорошо вознаграждены, в частности, финансовыми грантами и медалями Королевского общества Копли.Кульминацией этого процесса стала фундаментальная реформа конструкции корабля, проведенная геодезистом сэром Робертом Сеппингсом, и, хотя эта работа была жизненно важна для послевоенного увеличения количества военных кораблей и внедрения паровых двигателей, на самом деле она была вызвана необходимостью экономить древесину без жертвуя прочностью конструкции. Этот процесс, которому никогда еще не уделялось столь ясного и убедительного внимания, будет представлять особый интерес для историков техники. И это не единственная область, где промышленные и технические разработки того времени повлияли на фрегат.Ричард Тревитик впервые изобрел железные резервуары для воды в 1808 году, заменив старые громоздкие, негерметичные и негигиеничные деревянные бочки. После того, как производственный процесс был освоен Генри Модслеем, резервуар для воды произвел революцию в условиях жизни, улучшив время хранения воды, количество, которое можно было хранить, удалив старый, грязный щебеночный балласт, используемый для укладки бочек, и сэкономив деньги. . К 1814 году на флоте использовалось более 3500 больших железных резервуаров для воды. Вместе с чугунным балластом эти цистерны позволяли легче перемещать укладки на корабле, что заметно повлияло на мореходные качества.

 

Это большой и красиво оформленный иллюстрированный том, который может привести небрежного наблюдателя к выводу, что он подходит только для «журнального столика». Нет ничего более далекого от правды; иллюстрации необходимы, учитывая тему и качество обработки. Основными источниками для этого исследования являются архивы, не только множество письменных свидетельств, но и почти полное собрание оригинальных строительных чертежей и служебных профилей, в которых подробно описаны все аспекты проектирования, постройки британских кораблей, а также их модификации и захваченных иностранных судов.Воспроизведено большое количество этих рисунков, хранящихся в Национальном морском музее. Часто запятнанные водой, сильно измененные и измененные, они обеспечивают жизненно важный контакт с процессом проектирования. Они фиксируют методы работы, с помощью которых практичные люди решали насущные проблемы во время чрезвычайного положения в стране. Рисунки дополняются тщательно подобранными современными изображениями, и оба источника интегрированы в текст и используются для его расширения: как таковые они вносят существенный вклад в общий успех книги.Другими современными источниками являются два уцелевших британских парусных фрегата: HMS Trincomalee в Хартлпуле и HMS Unicorn в Данди. Эти замечательные корабли, все еще находящиеся на плаву, несмотря на то, что им почти двести лет, теперь можно рассматривать в контексте.

 

Историки наполеоновских войн, военно-морской политики, технологий и дизайна кораблей — все в долгу перед Робертом Гардинером. Это работа особой важности.

Автор рад принять рецензию и не будет давать дальнейших комментариев из-за невыполненных обязательств.

Фрегат XVII века без парусов, 1/800 (6JZBFRNAF) Nomadier

© 2008 — 2022 Shapeways, Inc.

Афганистан Албания Алжир американское Самоа Андорра Ангола Ангилья Антигуа и Барбуда Аргентина Армения Аруба Австралия Австрия Азербайджан Багамы Бахрейн Бангладеш Барбадос Беларусь Бельгия Белиз Бенин Бермуды Бутан Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Бруней-Даруссалам Болгария Буркина-Фасо Бурунди Камбоджа Камерун Канада Кабо-Верде Каймановы острова Центрально-Африканская Республика Чад Чили Китай Колумбия Коморы Конго Конго, Демократическая Республика Острова Кука Коста-Рика Хорватия Кипр Чешская Республика Дания Джибути Доминика Доминиканская Респблика Эквадор Египет Сальвадор Эстония Эфиопия Фарерские острова Фиджи Финляндия Франция Французская Гвиана Французская Полинезия Габон Гамбия Грузия Германия Гана Гибралтар Греция Гренландия Гренада Гваделупа Гуам Гватемала Гернси Гвинея Гвинея-Бисау Гайана Гаити Гондурас Гонконг Венгрия Исландия Индия Индонезия Ирак Ирландия Израиль Италия Кот-д’Ивуар Ямайка Япония Джерси Иордания Казахстан Кения Кирибати Южная Корея) Кувейт Кыргызстан Лаос Латвия Ливан Лесото Либерия Ливийская арабская джамахирия Лихтенштейн Литва Люксембург Макао Македония, Бывшая Югославская Республика Мадагаскар Малави Малайзия Мальдивы Мали Мальта Маршалловы острова Мартиника Мавритания Маврикий Мексика Микронезия Молдова, Республика Монако Монголия Черногория Монтсеррат Марокко Мозамбик Намибия Непал Нидерланды Нидерландские Антильские острова Новая Каледония Новая Зеландия Никарагуа Нигер Нигерия Остров Норфолк Северные Марианские острова Норвегия Оман Пакистан Палау Палестинская территория, оккупированная Панама Папуа — Новая Гвинея Парагвай Перу Филиппины Польша Португалия Пуэрто-Рико Катар Реюньон Румыния Российская Федерация Руанда Сент-Китс и Невис Сент-Люсия Святой Винсент и Гренадины Самоа Сан-Марино Саудовская Аравия Сенегал Сербия Сейшелы Сьерра-Леоне Сингапур Словакия Словения Соломоновы острова Южная Африка Испания Шри-Ланка Суринам Шпицберген и Ян-Майен Свазиленд Швеция Швейцария Тайвань, Китайская Республика Таджикистан Танзания, Объединенная Республика Таиланд Тимор-Лешти Идти Тонга Тринидад и Тобаго Тунис Турция острова Теркс и Кайкос Тувалу Уганда Украина Объединенные Арабские Эмираты Соединенное Королевство Соединенные Штаты Малые отдаленные острова США Уругвай Узбекистан Вануату Город-государство Ватикан Венесуэла Вьетнам Виргинские острова, Британские Виргинские острова, Ю. С. Уоллис и Футуна Йемен Замбия Зимбабве $ USD€ EUR$ AUD$ CAD£ GBP

Фрегат — Оксфордский номер

Первоначально один из пяти основных типов корпусов торговых кораблей до того, как парусные суда стали идентифицировать по их оснащению. В 18 веке это слово стало обозначать трехмачтовое судно с квадратным вооружением на каждой мачте, а затем превратилось в описание класса военных кораблей, входивших в состав всех военно-морских сил. Обычно они были вооружены от 24 до 44 орудий на одной артиллерийской палубе.Во флотах, где корабли оценивались в соответствии с количеством имевшихся на них орудий, они были кораблями пятого или шестого ранга, и поэтому от них не ожидалось, что они будут стоять на боевом пути. Обладая превосходными мореходными качествами по сравнению с более крупными линейными кораблями, они использовались флотом в качестве дозорных, а в бою — как повторяющиеся корабли для передачи сигналов адмирала, чтобы другие корабли в линии, которые могли быть защищены от адмирала дым выстрелов, мог читать его сигналы. В качестве альтернативы фрегаты работали независимо от флота, курсируя в поисках каперов или в качестве кораблей сопровождения конвоев, и в этом случае им обычно давали общее название крейсеров.

Во времена парусного флота существовало соглашение, согласно которому более крупные корабли не вступали в бой с фрегатами во время флотских сражений, если только последние не открывали огонь первыми, хотя фрегаты нередко вступали в бой с линейными кораблями. Это соглашение применялось только в фиксированном бою и не действовало, если фрегат встречался в море без сопровождения флота.

Во время наполеоновских войн с Францией (1793–1815) в Великобритании был введен класс 44-пушечных фрегатов четвертого ранга с орудиями на двух палубах.В Королевском флоте они не имели большого успеха как класс, поскольку были слишком малы, чтобы стоять в боевом порядке, и уступали по своим мореходным качествам однопалубным фрегатам. Американцы, с другой стороны, добились значительных успехов со своими кораблями: военный корабль США « Конституция» одержал победы над HMS Guerrière и HMS Java , а военный корабль США « Соединенные Штаты» взял HMS « Македония» .